Содержание

.: Музы

Михаил Юрьевич Лермонтов и его музы.

В своей жизни М. Ю. Лермонтов испытывал сильные чувства к нескольким женщинам. Его вдохновительницы и возмутители его душевного покоя: Лопухина Варвара Александровна, Сушкова Екатерина Александровна, Иванова Наталья Федоровна, Щербатова Мария Алексеевна и Быховец Екатерина Григорьевна.
У многих поэтов есть стихи о любви к своим женщинах. Михаил Юрьевич Лермонтов не стал исключение. За свои 27 лет он влюблялся не один раз, его женщины были его музами которым он посвящал свои стихи . В них он и воспевал свою пламенную любовь, и укоряет, и показывает истинное лицо возлюбленных.


Бахметева, Варвара Александровна (Лопухина) происходила из старинного дворянского рода. Была 7 ребёнком из 8 детей, но из них 4 умерли в детстве. Её старший брат Алексей (1813-72) и сестры Мария (1802-77) и Елизавета (1809-82; мать Н. Н. Трубецкого), были близкими друзьями Михаила Лермонтова с 1828 года, со времён его обучения в Москве.
Сохранилась переписка Марии Лопухиной и Лермонтова. 
Варвара Лопухина познакомилась с поэтом в ноябре 1831 года, когда приехала в Москву из имения. Молодые люди полюбили друг друга. Восемнадцатилетний поэт посвятил возлюбленной множество произведений


Однако, все ее движенья,

Улыбка, речи и черты

Так полны жизни, вдохновенья,

Так полны чудной простоты;

Но голос в душу проникает,

Как вспоминанье лучших дней…

Родные выдали Варвару за богатого и ничтожного человека Бахметьева. Может быть, она любила мужа, была верной женой, хорошей матерью, но она никогда не могла забыть Лермонтова, как и он её.

Хвостова Екатерина Александровна (Сушкова) родилась 18 марта 1812 года в Симбирске. С младенчества была разлучена с родителями и до трёх лет воспитывалась в доме деда ВасилиВ 1820 году родители Екатерины разъехались. Отец, посчитав, что жена больная сердцем не может воспитывать детей, силой забрал их себе и отдал Екатерину и её младшую сестру Елизавету (1815—1883) на воспитание своей сестре.


В богатом доме своей тетки Марии Васильевны Беклешовой (1792—1863) Екатерина жила до замужества. В 1829 году Екатерину стали вывозить в свет, где она имела успех и поклонников. Многие считали Екатерину суетной и слишком светско-пустой девушкой, возможно это мнение составилось вследствие того, что её тетка Беклешова очень любила свет и держала свой дом открытым. У них была вечная сутолка, обеды и балы.я Михайловича Сушкова (1747—1819), бывшего симбирского губернатора. После, до шести лет, проживала с родителями в Пензе, а потом в Москве. Семейная жизнь родителей, Александра Васильевича Сушкова и Анастасии Павловны (1789—1828), урождённой княжны Долгоруковой, не сложилась.

Знакомство с Лермонтовым: 
В доме Верещагиных весной 1830 г. Екатерина Александровна познакомилась с Лермонтовым. Сушкова обращалась с М.Ю. Лермонтовым как с мальчиком, но отдавала должное его уму. Она искала удачного замужества, но Лермонтов в качестве жениха её не привлекал: слишком юн. Сушкова подсмеивалась над Мишелем, как его звали друзья и близкие. А он спорил с ней до слез, доказывая свою правоту. Свои первые стихи Лермонтов посвящает, конечно, Екатерине Александровне. Сушкова постоянно напоминала, что Лермонтов ещё ребёнок, что стихи его – первая и не слишком удачная проба пера.

Расстались мы; но твой портрет

Я на груди моей храню:

Как бледный призрак лучших лет,

Он душу радует мою.

И новым преданный страстям,

Я разлюбить его не мог:

Так храм оставленный – все храм,

Кумир поверженный – все бог!

«Расстались мы…» Обрескова Наталья Фёдоровна (Иванова) (1813—1875) — дочь московского литератора и драматурга Ф. Ф. Иванова; между 1833 и 1836 вышла замуж за Н. М. Обрескова. 
В период знакомства Михаила Лермонтовым и Натальи Ивановой 1830 по 1832 годы , поэтом было написано 40 стихов, данный цикл назвали «ивановский цикл».
Отношения между Н. Ф. Ивановой и М. Ю. Лермонтовым складывались сложно. Ободренный в начале знакомства с Ивановой её приязнью и вниманием, Лермонтов вскоре встретил непонимание и холодность. Их отношения кончились разрывом, который вызвал у поэта не только скорбные настроения и даже жажду смерти, но и чувство оскорбленной гордости. Описывая портрет Натальи, Лермонтов называет её «бесчувственным, холодным божеством».

Когда одни воспоминанья

Когда одни воспоминанья

О днях безумства и страстей

Наместо славного названья

Твой друг оставит меж людей,

Когда с насмешкой ядовитой

Осудят жизнь его порой,

Ты будешь ли его защитой

Перед бесчувственной толпой?

Он жил с людьми как бы с чужими,

И справедлива их вражда,

Но хоть виновен перед ними,

Тебе он верен был всегда.

Одной слезой, одним ответом

Ты можешь смыть их приговор, —

Верь! Не постыден перед светом

Тобой оплаканный позор!

Щербатова Мария Алексеевна. Урожденная Штерич (1820-1879), украинка. Когда они познакомились ей было около 20 лет, Лермонтову – 25. — Она была красивая и образованная, вела в Петербурге светский образ жизни, но предпочитала балам салон Карамзиных. Лермонтов говорил о ней:” Такая, что ни в сказке сказать, ни пером написать”. В феврале 1840 года, явилась одной из причин дуэли между Лермонтовым и с сыном французского посла де Барантом. Поэтический портрет М. Щербатовой дан поэтом в посвященном ей стихотворении «М. А. Щербатовой”. И.С. Тургенев, встретивший М. Щербатову в Москве, где в это время был Лермонтов, заметил в своем дневнике: «Сквозь слезы смеется, любит Лермонтова”.


М. А. Щербатовой

На светские цепи,

На блеск утомительный бала

Цветущие степи

Украйны она променяла,

Но юга родного

На ней сохранилась примета

Среди ледяного,

Среди беспощадного света.

Как ночи Украйны,

В мерцании звезд незакатных,

Исполнены тайны

Слова ее уст ароматных,

Прозрачны и сини,

Как небо тех стран, ее глазки;

Как ветер пустыни

И нежат и жгут ее ласки.

И зреющей сливы

Румянец на щечках пушистых

И солнца отливы

Играют в кудрях золотисты.

И следуя строго

Печальной отчизны примеру,

В надежду на бога

Хранит она детскую веру;

Как племя родное,

У чуждых опоры не просит,

И в гордом покое

Насмешку и зло переносит.

От дерзкого взора

В ней страсти не вспыхнут пожаром,

Полюбит не скоро,

Зато не разлюбит уж даром.

Нет, не тебя так пылко я люблю…

И молодость погибшую мою.

Но не с тобой я сердцем говорю.

Я говорю с подругой юных дней.

В газах огонь, угаснувших очей.

Музыкальность М.Ю. Лермонтова — Государственный Лермонтовский музей-заповедник «Тарханы»

Первыми музыкальными впечатлениями, полученными в Тарханах, М.Ю. Лермонтов обязан матери, Марии Михайловне. В 1830 году поэт писал: «Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал: ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что если б услыхал ее, она бы произвела прежнее действие.

Ее певала мне покойная мать». Песню матери Лермонтов позднее неоднократно вспомнит уже взрослым, сравнивая с ней самые яркие впечатления жизни.

Начальное образование, которое получил М.Ю. Лермонтов в Тарханах, включало в себя и уроки музыки, обязательные в то время для дворянских детей. Здесь же он от крепостных крестьян впервые услышал и русские народные песни: обрядовые, игровые, лирические.


Ransom Fletcher C. The Music Master

Впоследствии варианты русских народных песен М.Ю. Лермонтов включил в свои произведения (роман «Вадим», поэма «Последний сын вольности» и др.). Он высоко ценил песенное народное творчество: «Если захочу вдаться в поэзию народную, то, верно, нигде больше не буду ее искать, как в русских песнях».

М.Ю. Лермонтов обладал не только врожденной музыкальностью, но и музыкальной культурой, и образованностью. Сохранились сведения, что он сочинял музыку.

Систематическое музыкальное обучение М.Ю. Лермонтов начал в Московском пансионе. Его программа включала обучение игре на различных инструментах, сдавались экзамены, на одном из которых, в 1829 году, М.Ю. Лермонтов исполнил на скрипке аллегро из скрипичного концерта Людвига Маурера — произведение, считавшееся сложным по технике исполнения.

Лермонтов играл не только на скрипке, но и на флейте (о чем вспоминал его слуга Саникидзе), а также на фортепиано. «Музыка моего сердца была совсем расстроена нынче. Ни одного звука не мог извлечь из скрипки, из фортепиано, чтобы они не возмутили моего слуха», — писал он. Во многих стихотворениях М.Ю. Лермонтов использует формы и структуру музыкальных жанров песни и романса. Поэт испытал сильное воздействие русского музыкального фольклора, главным образом, песенного. В его стихах звучат мотивы лирической песни с ее задушевной грустью, тоской о воле («Вадим»), слышатся отголоски песен о Степане Разине («Атаман»).

По определению И.Л. Андроникова, в стихах Лермонтова подчеркнута «мелодическая интонационная структура стиха». Н.П. Огарев писал о его стихах: «Они так изящно выражены, что их можно петь да еще на совсем своеобразный лад. Из них каждое, смотря по объему, или песня, или симфония». Творчество Лермонтова привлекало и привлекает до сих пор внимание русских и зарубежных композиторов. Углубленное проникновение музыки в его поэзию началось с романсов М.А. Глинки, А.В. Варламова, А.С. Даргомыжского, А.Г. Рубинштейна. Не ограничиваясь вокальной лирикой, композиторы использовали лермонтовские сюжеты и образы в симфонической и оперной музыке.

На лермонтовские темы написано свыше 2,5 тысяч музыкальных сочинений (800 композиторами), в т.ч. 50 опер, 10 балетов, комическая опера, свыше 50 симфоний, поэм и кантат, а также музыка к спектаклям и кинофильмам.

Тарханская энциклопедия. М., 2013. С. 202 — 203.

Иллюстрации разных эпох


Хруцкий И. В комнатах усадьбы художника И.Ф. Хруцкого «Захарничи». 1855


Francis Davis Millet. A Difficult Duet


Anna Sofie Petersen. En aften hos veninde. Ved lampelys. 1891


Маковский В.Е. Объяснение. 1889-1891


James Whistler. At the Piano

Адресаты любовной лирики М.Ю. Лермонтова. М.Ю. Лермонтов и его Музы

1. Адресаты любовной лирики М.Ю.Лермонтова

2. «Мне грустно, потому что я тебя люблю…»

Любовные адресаты лирики
М.Ю.Лермонтова

3. М.Ю. Лермонтов и его Музы

• В своей жизни М. Ю. Лермонтов
испытывал сильные чувства к
нескольким женщинам. Кто же
они — вдохновительницы и
мучительницы поэта? Это
Лопухина В. А., Сушкова Е. А.,
• У всех поэтов есть стихи о любви и
Иванова Н. Ф., Щербатова М.
женщинах. И М.Ю. Лермонтов не
А. и Быховец Е. Г.
исключение. В его жизни было много
женщин, которых он любил и кому
посвящал стихи . В них он и воспевает,
и укоряет, и показывает истинное
лицо возлюбленных.
• М. Ю. Лермонтов – лирический герой
почти всех своих стихов и
произведений. Он почти всегда писал о
себе – и в то же время всегда
готовился писать не о себе.

4. Варвара Лопухина

• Будучи студентом, Лермонтов
был влюблен в молоденькую,
милую, умную, как день, и в
полном смысле восхитительную
Вареньку Лопухину. Чувство
Лермонтова было к ней
безотчетно, но истинно и сильно,
он едва ли не сохранил его до
самой смерти.
• Родные выдали Вареньку за
богатого и ничтожного человека
Бахметьева. Может быть, она
любила мужа, была верной
женой, хорошей матерью, но она
никогда не могла забыть
Лермонтова, как и он её.
• Первая страсть Мишеля не
исчезла, потому что, когда он
узнал о замужестве Вареньки, то
очень сильно расстроился.
• Он любит ее одну и верен ей
одной. Это была глубокая
привязанность, всю жизнь
сопровождавшая поэта.
Стихи, связанные с В.
Лопухиной, объединяют два
взаимосвязанных мотива:
возвышенность
одухотворенной личности
лирической героини и
самопожертвование героя
ради ее счастья.

5. Она не гордой красотою…

Она не гордой красотою
Прельщает юношей живых,
Она не водит за собою
Толпу вздыхателей немых.
И стан ее- не стан богини,
И грудь волною не встает,
И в ней никто своей святыни,
Припав к земле, не признает.
Однако, все ее движенья,
Улыбка, речи и черты
Так полны жизни, вдохновенья,
Так полны чудной простоты.
Но голос душу проникает,
Как вспоминанье лучших дней,
И сердце любит и страдает,
Почти стыдясь любви своей.

6. Екатерина Сушкова

• Екатерина Александровна
Сушкова, заставившая
юного Лермонтова
испытать всю жестокость
неразделенной любви,
похожей на обман,
родилась 18 марта 1812
года в Симбирске.
Е.А. Сушкова обращалась
с М.Ю. Лермонтовым как
с мальчиком, но отдавала
должное его уму.
• Она искала удачного
замужества, но Лермонтов в
качестве жениха её не
привлекал: слишком юн.
Сушкова подсмеивалась над
Мишелем, как его звали
друзья и близкие.

А он спорил с ней до слез, доказывая свою правоту.
Свои первые стихи Лермонтов посвящает, конечно,
Екатерине Александровне. Сушкова постоянно
напоминала, что Лермонтов ещё ребёнок, что стихи его –
первая и не слишком удачная проба пера.
Это, несомненно, сильно ранило сердце молодого поэта.
Расстались мы; но твой портрет
Я на груди моей храню:
Как бледный призрак лучших лет,
Он душу радует мою.
И новым преданный страстям,
Я разлюбить его не мог:
Так храм оставленный – все храм,
Кумир поверженный – все бог!
«Расстались мы…»

8. Наталья Иванова

• После Сушковой Лермонтов увлекся
Натальей Федоровной Ивановой. Она
– дочь писателя и драматурга Ф.Ф.
Иванова.
• Лермонтов и Иванова познакомились
в 1830 г. И через год поэт испытывает
сильное чувство к Наташе Ивановой.
• Лермонтов посвящает ей
стихотворение «Я не унижусь пред
тобой…»

9. «Я не унижусь пред тобой…»:

…Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил;
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку –
Безумец! – лишний раз пожать!
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала – я тебя не знал!
«Я не унижусь пред
тобой…»:
Лермонтов надеялся, что
Ивановой не так легко будет
его забыть, что он будет
отомщен – хотя бы ценою
раскаяния. Любовь к Ивановой
уходила в нелегкое забвение,
как уходило увлечение
Сушковой.
« Я не унижусь пред тобою…»

10. Мария Щербатова

• М.А. Щербатова – новая
возлюбленная Лермонтова.
Она была высокая, тонкая, с
бронзовым блеском в волосах.
• Зимой 1839 г. поэт был сильно
заинтересован Щербатовой,
молодой вдовой.
• Любила ли она его, он не знал.
Но он, если бы мог, подарил ей
всю землю. Вся теплота любви
сосредоточилась в нем одном.
Лермонтов говорил
Щербатовой: «Мне грустно,
что я вас люблю, и знаю, что за
этот легкий день нам придется
дорого рассчитаться».

11. Отчего Мне грустно, потому что я тебя люблю, И знаю: молодость цветущую твою Не пощадит молвы коварное гоненье. За каждый

светлый день иль сладкое
мгновенье
Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
Мне грустно… потому что весело тебе.
«Печальной отчизны
примеру,
В надеждах на бога
Хранит она детскую веру;
Как племя родное,
У чуждых опоры не просит
И в гордом покое
Насмешку и зло переносит;
От дерзкого взора
В ней страсти не вспыхнут
пожаром.
Полюбит не скоро,
Зато не разлюбит уж даром».

12. Екатерина Быховец

• Последней женщиной в
жизни Лермонтова стала
Е.Г. Быховец- дальняя
родственница Лермонтова.
Бронзовый цвет лица и
черные очи… Она имела
много поклонников из
окружения Лермонтова. Они
встретились, после разлуки,
прямо в день его дуэли,
последней дуэли в его
жизни. Поэтому именно
Быховец? Да поэтому, что
она была похожа на В.
Лопухину.
Екатерина Быховец
• Быховец говорила, что Лермонтов не любил танцевать, но был очень
весел. Веселился он со всеми, но с ней всегда был грустен, только с
ней Лермонтов был настоящим. Быховец была с ним в день его
смерти, прожила с ним последний день в его жизни. Конечно же,
смерть Лермонтова очень расстроила ее.
Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.
Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором,
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.
Я говорю с подругой юных дней.
В чертах твоих ищу черты чужие,
В устах живых, уста давно немые
В газах огонь, угаснувших очей.
«Нет, не тебя
так пылко я люблю…»

14. Вместо заключения…

• К сожалению, ему этого не
• Лермонтов – мечущийся
удалось. Ни с одной женщиной
человек, ищущий ласку и
он не связал жизнь свою
любовь. Он ищет истинную
брачными узами.
любовь, взаимную, но его
• Любовь приносит ему горечь,
чувство остается без
разочарование и страдания!
ответа. М.Ю. Лермонтов
искал женщину, способную
понять и воспринимать его
таким, какой он есть; ищет
родную душу, ту
единственную, которая
будет ему помогать в
нелегкие минуты, будет
понимать, и уважать его.

В организации выставки «Поэты и музы» приняли участие более 50 музеев

«Любовь, что движет солнце и светила…»

3 июня под эгидой Ассоциации литературных музеев Союза музеев России в Государственном музее А. С. Пушкина открылся масштабный межмузейный выставочный проект «Поэты и музы». Государственный музей истории российской литературы имени В. И. Даля — один из 54 литературных музеев России, участвующих в выставке, которая стала очередной вехой консолидации и выдающимся примером координации научной и экспозиционной работы множества отечественных культурных организаций.

«Никакая пандемия не может нам помешать любить русскую литературу. Я очень рад, что в этой выставке впервые объединились более 50 музеев из нашей Ассоциации литературных музеев. Надеюсь, скоро будут так же офлайн открываться и другие выставки с ее участием», — сказал директор ГМИРЛИ имени В. И. Даля Дмитрий Бак на открытии выставки «Поэты и музы».

Как заметил на вернисаже директор Государственного музея А. С. Пушкина Евгений Богатырев, на выставке каждый музей получил право голоса, о каждом из писателей, вдохновленных любовью, рассказано по-разному. Выбранные биографические фрагменты собираются в общее повествование.

Внук писателя Михаила Шолохова, депутат Государственной думы Александр Шолохов сказал, что у каждого, не только у поэтов, должна быть своя муза и надежда. «Надеюсь, что эта выставка даст всем заряд оптимизма», — заявил он. На выставке представлена трогательная любовная записка нобелевского лауреата жене Марии Петровне, переданная через медсестру, когда жена буквально на полчаса вышла из палаты: «скучаю и спокойной ночи».

Начальник Управления музейно-выставочной работы Правительства Москвы Антон Горянов также уверен, что муза нужна не только поэтам, но всем людям, даже чиновникам. По его словам, выставка получилась очень современной и актуальной.

Представляя поэта, искусствоведа, лауреата Новой Пушкинской премии Юрия Михайловича Кублановского, Евгений Богатырев сказал: «Юрий — наш человек, я помню, как вручал ему здесь премию, а женат он на внучке Поленова, директоре Государственного мемориального историко-художественного и природного музея-заповедникаВ. Д. Поленова». И неудивительно, что именно Кублановский, по просьбе Е. А. Богатырева, написал вступительную статью к каталогу выставки: «Я знаю, что значит любовь для поэта. И для поэзии любовь — основная тема, это редкое сочетание соборного начала с интимным. Стихи, как известно, накрывают с головой каждый раз неожиданно. Одним обдуманным сочинительством не обойтись. Внезапность вдохновения заставляет сжиматься сердце от ликования. Но тут же следом за несказанной радостью — беспокойство, вдруг все сорвется».

На выставке «Поэты и музы» можно увидеть личные вещи, рукописи и живописные портреты едва ли не всех крупнейших русских литераторов от Державина и Пушкина до Шукшина и Высоцкого. И все они объединены одним — любовью к женщине. И не столь важно, кем она была: матерью, женой, мимолетным виденьем, важнее, что она стала первопричиной гениальных произведений.

Государственный музей истории российской литературы имени В. И. Даля предоставил на выставку двадцать предметов из своих коллекций, связывающих Музу и поэтов. Среди них портреты Е. А. Карамзиной, Е. А. Хвостовой (урожденной Сушковой) — музы М. Ю. Лермонтова, портрет и эпистолярное наследие А. И. Герцена, портрет А. Н. Достоевской и письма к ней Ф. М. Достоевского, портреты А. П. Чехова, Б. Л. Пастернака, О. В. Ивинской, З. Н. Пастернак, А. Н. Толстого, В. Я. Брюсова, М. М. Пришвина.

Фото: © пресс-служба Государственного музея А. С. Пушкина

Возврат к списку



Елена Арсеньева — Муза мести (Екатерина Сушкова — Михаил Лермонтов) читать онлайн

Елена Арсеньева

Муза мести

(Екатерина Сушкова — Михаил Лермонтов)

Их глаза глядят со страниц романов, их смех звенит в строках стихов… Они вдохновляли поэтов и романистов. Их любили или ненавидели (такое тоже бывало!) до такой степени, что эту любовь или ненависть просто невозможно было удержать в сердце, ее непременно нужно было сделать общим достоянием. Благодаря им болезнь любви или ненависти заражала читателей. Их мало волновало, конечно, чьи коварные очи презираемы Лермонтовым, кого ревнует Пушкин, чьими страстями упивается Достоевский, чьим первым поцелуем украдкой любуется Толстой, кого всю жизнь нежно обожает Тютчев и к чьим ногам слагают сердца герои Тургенева… Главное — глубина чувств, тайна, а не праздное любопытство!

Ну что ж, а мы — мы полюбопытствуем и заглянем в эту глубину, приподнимем покров этой тайны: любви или ненависти творцов К своим музам.

Однажды в некий дом, где жила девушка, бывшая, как говорится, на выданье, принесли письмо. Оно пришло по городской почте, и лакей подал его этой девушке, потому что на конверте стояло ее „имя. Она взглянула на почерк — он показался смутно знаком. Она начала читать — и в глазах у нее потемнело.

Вот письмо от слова до слова:

«Милостивая государыня Екатерина Александровна!

Позвольте человеку, глубоко вам сочувствующему, уважающему вас и умеющему ценить ваше сердце и благородство, предупредить вас, что вы стоите на краю пропасти, что любовь ваша к нему (известная всему Петербургу, кроме родных ваших) погубит вас. Вы и теперь уже много потеряли во мнении света — оттого, что не умеете и даже не хотите скрывать вашей страсти к нему.

Поверьте, он недостоин вас. Для него нет ничего святого, он никого не любит. Его господствующая страсть: господствовать над всеми и не щадить никого для удовлетворения своего самолюбия.

Я знал его прежде, чем вы. Он был тогда и моложе, и неопытнее, что, однако, не помешало ему погубить девушку, во всем равную вам и по уму, и по красоте. Он увез ее от семейства и, натешившись ею, бросил.

Опомнитесь, придите в себя, уверьтесь, что и вас ожидает такая же участь. На вас вчуже жаль смотреть. О, зачем, зачем вы его так полюбили? Зачем принесли в его жертву сердце, преданное вам и достойное вас ?

Одно участие побудило меня писать к вам; авось еще не поздно! Я ничего не имею против него, кроме презрения, которого он вполне заслуживает. Он не женится на вас, поверьте мне; покажите ему это письмо, он прикинется невинным, обиженным, забросает вас страстными уверениями, потом объявит вам, что бабушка не дает ему согласия на брак; в заключение прочтет вам длинную проповедь или просто признается, что он притворялся, да еще посмеется над вами, и — это лучший исход, которого вы можете надеяться и которого вам от души желает вам неизвестный, но преданный вам друг NN»[1]

Читая эти ужасные слова, сокрушавшие все ее надежды, девушка — ее и в самом деле звали Екатерина, Екатерина Сушкова, — так изменилась в лице, что дядюшка, мирно игравший в карты с гостями, почуял неладное. Он вскочил, выхватил письмо из рук племянницы и принялся читать его вслух, ничего не понимая, не осознавая, что позорит племянницу перед гостями, которые слушали его с жадным любопытством и уже мерили девушку презрительными и даже подозрительными взорами. Дядюшка — он был человек не злой, да вот беда — умом недалекий, — только удивлялся, с чего это какой-то аноним так заботится о судьбе племянницы.

— А кто это — погубленное сердце? — вопрошал он с видом туповатым. — А кто таков этот злодей коварный? А кого он погубил? А кто такой NN?

Гости втихомолку потешались. Наконец они разошлись, и тут к Екатерине подступила разгневанная тетушка Марья Васильевна. Она была гораздо умнее и язвительнее своего супруга, а уж позлонравничать над племянницей, жившей у нее в доме на положении бедной родственницы, ей всегда было в радость, хлебом не корми! Сколько раз она измывалась над Екатериной по самым ничтожным выдуманным поводам, ну а тут дала себе волю. Что была принуждена вытерпеть Екатерина — брань, колкости, унижения!

Девушка защищалась как могла, уверяла, что знать не знает и понимать не понимает, о чем может идти речь.

— Вероятно, письмо это написал какой-нибудь отверженный поклонник, чтобы навлечь на меня неприятность! — воскликнула она наконец. — Но за что ж меня бранить?!

Тетушка слегка поумерила пыл — мысль показалась ей вполне вразумительной. И тут вдруг младшая сестра Екатерины, Лиза, существо тихое, но весьма приметливое, проговорила с видом совершенно невинным и даже немного глуповатым:

— Ой, мне кажется, я знаю, о ком пишет этот NN…

Екатерина похолодела. Конечно-же, она тоже знала всех персонажей анонимного послания, но от этого ей было не легче. Слишком тяжелые обвинения возводились на того, кого она любила до безумия, любила смертельно, и ей ничего так не хотелось, как развеять подозрения родственников, остаться одной и обдумать полученное письмо. Вернее, уверить себя, что все в нем — грязная клевета на кумира ее сердца. Неужели Лиза ее выдаст? Она ведь и впрямь знает, кому Екатерина недавно отказала и в кого она влюблена!

Да, Лиза не пощадила сестру. С тем же наивным видом она рассказала, что человек, которому отказала Екатерина, чем и разбила его сердце, это Алексей Лопухин, ну, тот самый, который то и дело езживал к ним прошлым годом, да и месяц назад был в Петербурге, а потом исчез, бесследно пропал. Ну а злонравный искуситель — не кто иной, как молодой Лермонтов, ну этот стихоплет, забавный юнец, Мишель! Сделала ли Лиза свое признание по глупости или потому, что завидовала прекрасным черным глазам старшей сестры и ее успехам в свете, — это теперь не суть важно.

Боже ты мой, что началось после ее рассказа! Открыли стол Екатерины, перешарили все в ее шкатулке, перелистали все ее книги и тетради… Ничего не нашли и от этого разгневались еще пуще. Дядюшка с тетушкой поочередно допрашивали всех лакеев, всех девушек: не была ли Екатерина в переписке с Лермонтовым, не целовалась ли с ним, не имела ли с ним тайного свидания? Екатерина то краснела от стыда, то вскипала от ярости, потому что родственники чернили боготворимого ею человека, возводили на него позорную напраслину и совершенно не желали слушать о том, что их с Лермонтовым помыслы были чисты, чисты, чисты!

— Дыма без огня не бывает, — только и твердили они, и взгляды тетушки уже стали такими пронзительными, словно она желала проникнуть под платье племянницы и проверить, а не располнела ли она в талии.

Читать дальше

ПРОСТО БИБЛИОБЛОГ: В помощь библиотекарю

К 205-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова

Уважаемые коллеги!

Продолжаю выкладывать в блог материалы к юбилею М. Лермонтова. Предлагаю вашему вниманию названия и формы мероприятий, а также интересные и полезные ссылочки, посвященные Лермонтову. 

100 заголовков к мероприятиям, посвященным М. Ю. Лермонтову

«А он встаёт над волнами забвенья…»

Великий сын России

Величие Лермонтова

Венок Лермонтову

Взгляд  на творчество М.Ю. Лермонтова

Все дышит им… 

Вспоминая Лермонтова

Высокое назначение

Герой не нашего времени?

Герой своего времени

Дороги поэта

Дух горы

Есть имена – как солнце

Жемчужина страданья

Живая память о поэте

Жизнь и смерть Михаила Лермонтова

Загадочная судьба М.Ю.Лермонтова

Знаете ли вы М.Ю.Лермонтова?

Картины русской природы в лирике М. Ю.Лермонтова

Книга в жизни и творчестве Лермонтова

Лермонтов — наша гордость

Лермонтов — поэт, писатель, драматург

Лермонтов в настоящем и будущем

Лермонтов в споре с судьбой

Лермонтов и его эпоха

Лермонтов и наше время

Лермонтов. Поэт сверхчеловечества

Лермонтов: знакомый и незнакомый

Лермонтовиана

Лермонтовская карта России

Лермонтовские вершины

Лермонтовские места на карте Родины

Лермонтовские места России

Лермонтовское наследие

Лермонтовское созвездие

Личность и судьба поэта

Любовь в жизни Лермонтова

М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников

М.Ю. Лермонтов — наша гордость

М.Ю. Лермонтов: жизнь и судьба

М.Ю. Лермонтов: ожившие страницы

Многогранность поэтического таланта

Моё любимое лермонтовское стихотворение

Мой Лермонтов

Музы Лермонтова

Музыка его сердца

Мятежное сердце поэта

Мятежный гений

Мятежный гений вдохновенья

Мятежный парус Лермонтова

Над Лермонтовской строкой

Нам дороги его творенья

Наследие великого поэта

Настигая своенравный гений

Не угаснет свет его стихов

Неведомый избранник

Невольник неба

Невольник чести

Недопетая песня России

Неповторимый мир

Память о Лермонтове

Певец свободы

Перед лицом природы и судьбы

Перечитывая Лермонтова

Пленник Кавказа

По лермонтовским местам

По следам великого поэта

Постижение Лермонтова

Поэзии чудесный гений

Поэзия тревожной мысли

Поэт гордой и мятежной юности

Поэт трагической судьбы

Поэт, драматург, офицер

Природа в стихах Лермонтова

Ранняя зрелость души

Родник судьбы поэта

Светлое имя поэта

Своенравный гений 

Слово о Лермонтове

Современен ли Лермонтов сегодня

Страницы жизни русского поэта

Страницы книг М. Ю.Лермонтова

Страницы мятежной жизни

Страницы прошлого читая…

Странная судьба Лермонтова

Судьба и творчество поэта

Судьба поэта

Сын Отечества

Сын русской вечности

Тайна гибели  Лермонтова 

Тайна жизни и гибели Лермонтова

Тайна Лермонтова

Там, где бывал Лермонтов

Тарханская пора

Тарханские дали

Тарханы: отзвуки детства

Тропа к  Лермонтову 

Что значит Лермонтов для нас?

Что мы знаем о Лермонтове

Этюды о Лермонтове

М. Ю. Лермонтов: заголовки выставок и мероприятий

«…И память их жива поныне» (лермонтовские места)

«…И перед злом ты гордым не поник челом»

«…Покуда я живу»

«…Любить необходимо мне, и я любил…»

«А Лермонтов есть Лермонтов навеки…»

«А Лермонтов… Он полон света…»

«А он мятежный просит бури…»

«А парус все белеет»

«Ангел полуночи, или Лермонтов между жизнью и смертью»

«Бессмертны те, кто Отечество спас, бессмертен тот, кто Отечество воспел»

«Бог нашей драмой коротает вечность»

«Боюсь не смерти я, о нет!.

«В веселом вихре бала…»

«В уме своем он создал мир иной…»

«Весь Лермонтов — с гусарством и отвагой»

«Взгляни на этот лик: М. Ю. Лермонтов»

«Во всем дойти до совершенства»

«Все было подвластно ему»

«Все сердце грело там…» (Тарханы)

«Всегда кипит и зреет что-нибудь в моем уме…»

«Высшее водит моей рукой»

«Выхожу один я на дорогу…»

«Глубокий и могучий дух»

«Гляжу на будущность с боязнью…»

«Гонимый миром странник, но с русскою душой»

«Душа уставшая моя»

«Железный стих, облитый горечью и злостью»

«Жизнь, зачем ты мне дана?..»

«Земле я отдал дань земную «

«Земле я отдал дань земную любви, надежд, добра и зла…»

«И вижу я себя ребенком…»

«И мы тебя, поэт, не разгадали…»

«И не забыт умру я»

«И тихую песню он пел…»

«И толковала чернь тупая, зачем так звучно он поет…»

«И царствует в душе какой-то холод тайный, когда огонь кипит в крови»

«Из пламя и света рожденное слово»

«Имени его столетья не сотрут…»

«Исповедь поэта…»

«Историю страстей и дел хранят потомки»

«К нам Лермонтов сходит, презрев времена. ..»

«Как пройти к Лермонтову?» (лермонтовские места)

«Как сладкую песню Отчизны моей, люблю я Кавказ…»

«Когда строку диктует чувство»

«Когда я был отроком честным и нежным»

«Кругом родные все места»

«Лермонтов – поэт сверхчеловечества»

«Лермонтов глядит из дали дальней»

«Лишь верь одной моей любви»

«Любви, надежд, добра и зла…»

«Люблю отчизну я…»

«М.Ю.Лермонтов: он как жизнь,, и глубок, и велик»

«Мир символов, пророчества и грез»

«Мне жизнь все как-то коротка…»

«Мой гений века пролетит…»

«Мой дом – приволье звездной дали…»

«Мой дом везде, где есть небесный свод»

«Москва, Москва! Люблю тебя как сын»

«Мятежный гений вдохновенья» 

«Над Москвой великой, златоглавою…»

«Наедине с тобою, брат…»

«Не угасает свет его стихов»

«Недаром помнит вся Россия, про день Бородина»!

«Нет, я не Байрон, я другой…»

«Нет, я не Байрон…»

«Но людям я не делал зла…»

«Но я люблю —  за что, не знаю сам»

«Один я в тишине ночной…»

«Он больше, чем поэт…»

«Он был источник дерзновенный…»

«Он, как жизнь, и глубок, и велик»

«Отзыв мыслей благородных»

«Парус одинокий: быть собой или как все»

«Печально я гляжу на наше поколенье»

«Погиб поэт!» — стихи восстали…»

«Поклонник юности и красоты»

«Послушай! Вспомни обо мне…»

«Поэзию сердца никто не может отменить»

«Прекрасны вы, поля земли родной. ..»

«Приветствую тебя, Кавказ седой»

«Принимают образ эти звуки…»

«Проблеснуть блестящим метеором…»

«Пускай историю страстей и дел моих хранят далекие потомки…»

«Свободы витязь молодой»

«Своенравный гений»

«Сердце осталось покорно рассудку»

«Страницы прошлого читая…»

«Странник с русскою душою…»

«Ты для вселенной стал поэзии сокровищем любимым»

«Ты сам на свете был гоним»

«Это страсть сильнейшая!»

«Я грудью шел вперед, я жертвовал собой…»

«Я здесь рожден, но не здешний душою»

«Я рассказать хотел о нем…»

«Я с тобою говорю»

«Я сердцем твой, всегда и всюду твой»

Бессмертие поэта

Библейские мотивы в творчестве Лермонтова

Блуждающая комета

Великий русский поэт

Названия и формы мероприятий  (придуманные и собранные из разных мест)

Вечер любовной лирики  «ТРАГИЧЕСКАЯ МУЗА ЛЮБВИ МИХАИЛА ЛЕРМОНТОВА»

Час лермонтоведения «Лермонтов в жизни: свидетельства современников»

«Мой гений веки пролетит…».   К 205-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова: воспоминания, критика, суждения

Час поэзии Лермонтова «Погибших лет святые звуки»

Литературный вечер-портрет  «Земле я отдал дань земную любви, надежд, добра и зла…»: К 205-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова

Литературно-музыкальный вечер  «Лермонтов и музыка».

Лермонтовский день в библиотеке «Уходят лучшие, не спев последних песен…»

Вечер-элегия «Музыка моего сердца…» 

Литературный альманах-загадка  «Он миру чужд был. Все в нем было тайной…». К 205-летию Михаила Юрьевича Лермонтова

День информации «Страницы жизни русского поэта», посвященный 205 – летию со дня рождения М.Ю. Лермонтова.

Неисчерпаемый мир Лермонтова: Литературный дилижанс по страницам жизни и творчества поэта

Информационный буклет «Он больше, чем поэт» (представлены интересные факты из жизни М.Ю. Лермонтова).

Книжная выставка-портрет «Мятежный гений вдохновенья»: Михаил Лермонтов

Обзор литературы «Есть мысли, есть слова, и есть душа»: Жизнь и творчество М. Лермонтова.

Литературно-поэтическая гостиная «М.Ю. Лермонтов: ожившие страницы», посвященная 205-летию со дня рождения великого русского поэта.

Михаил Юрьевич Лермонтов: личность поэта и его произведения

Лермонтов: жизнь, личность и творчество

«И звезды слушают меня, лучами радостно играя…».

Стихотворения о любви « Светись, светись, далекая звезда…»

Стихотворения о Родине, природе. «Прекрасны вы, поля земли родной»…

Стихотворения о Кавказе «Как сладкую песню отчизны моей, люблю я Кавказ…»-

« Он оборвал на взлете голос свой…» (К 205-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова)

Литературно-музыкальная композиция «Как сладкую песню Отчизны моей, люблю я Кавказ»

«И мир не пощадил его, и Бог не спас…»

Литературный вечер «Душа уставшая моя»: Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова

Литературное путешествие «Бессмертен тот, кто Отечество воспел»

Литературная гостиная   «Недопетая песня России»

Литературный   журнал  «Где цветут моих предков  поля…»: Михаил Лермонтов

Литературный вечер «Бог нашей драмой коротает вечность»: Лермонтов и вера

Литературный час, час поэзии, час лермонтовской поэзии  «Нам дороги его творенья»

Эколого-литературный альманах «Природа в стихах М. Ю. Лермонтова»

Литературный вечер-дайвинг  «Михаил Юрьевич Лермонтов: ожившие страницы»

Электронная выставка  «Лермонтов – поэт, писатель, драматург»

Поэтический конкурс «Молодежь читает Лермонтова»

Час-размышления  «С тех пор, как вечный судия мне дал всеведенье пророка…»

Лекция «Лермонтов и его эпоха»

Конкурс  чтецов  «Я вновь читаю лермонтовские строки» 

Тематический вечер  «Лермонтов — поэт, прозаик, драматург, художник, офицер»

Конкурс рисунков  «Мое любимое стихотворение М. Лермонтова»

Конкурс чтецов, фотоконкурс, литературный вечер  «И вновь душа поэзией полна…»: Прикасаясь к поэзии Лермонтова»

Культурно-просветительская акция  «Живая память о поэте»: Михаил Лермонтов»

Литературный марафон по творчеству Лермонтова  «Живу – как неба властелин – В прекрасном мире, но один»

Интеллектуальный марафон  «Страницы жизни  и творчества русского поэта: Знаете ли Вы М. Ю. Лермонтова?»

Читательско-зрительская конференция «Герой нашего времени»

Читательско-поэтическая конференция «Над Лермонтовской строкой»

Литературная гостиная  «И дум высокого стремления…»: Михаил Лермонтов

Литературно-музыкальная гостиная «Лермонтов и музыка»

Поэтический салон  «Он был источник дерзновенный…»: М. Лермонтов и его окружение

Вечер-исповедь  «И счастье я могу постигнуть на земле…»: Любовь в жизни Лермонтова»

Лермонтовский бал  «Гений и надежда России»

Литературно-музыкальный вечер «Поэтический мир Лермонтова»

Литературно-музыкальная  гостиная  «А он встает над волнами забвенья…»: Лермонтов в памяти современников»

Литературная гостиная «Поэт трагической судьбы»: Михаил Юрьевич Лермонтов

Виртуальные экскурсии по памятным Лермонтовским  местам  «Мой дом везде, где есть небесный  свод…»

Интерактивное путешествие «Лермонтовские места на карте Родины»

Виртуальная экскурсия  «По Лермонтовским местам и музеям»

Виртуальное путешествие  «Наследие великого поэта» : Мир  Лермонтова»

Виртуальное литературное  путешествие  «Лермонтовские места России»

Лермонтовские путешествия в мир природы  «Когда волнуется желтеющая нива…»

Час литературной славы поэта  «Он «выше и похвал, и славы, и людей!. ..»: Михаил Лермонтов»

Вечер-память «Не угаснет свет его стихов»: Творчество Лермонтова»

Литературно-этнографический вечер  «Приветствую тебя, седой Кавказ!»: Лермонтов и Кавказ»

Час-дискуссии, обсуждения  «Лермонтов в споре с судьбой»

Вечер-признание  «Будет помнить вся Россия»: М. Лермонтов»

Литературный вечер  «Но я люблю – за что, не знаю сам..»: Тема Родины в творчестве Лермонтова»

Час искренности и исповедальности  «Поэзия страдающей совести…» М. Лермонтов

Михаил Лермонтов – гордость и слава России

Михаил Лермонтов. Мистический гений

Вечер-загадка «Неизвестный Лермонтов»

Литературная гостиная «Пророк и воин с нежною  душой…»: М. Лермонтов»

Литературно-исторический вечер для старшеклассников «Бессмертны те, кто Отечество спас, бессмертен тот, кто Отечество воспел» (по произведениям поэта об Отечественной войне 1812 г.)

Интересные и полезные ссылки

МЕТОД. и БИБЛИОГР.  ПОСОБИЯ

(2006 – 2012 гг)

СЦЕНАРИИ

Несколько цитат…

Не просто, не в тиши, не мирною кончиной, —

Но преждевременно, противника рукой –

Поэты русские свершают жребий свой,

Не кончив песни лебединой…

Меняют русла и теченья реки,

Меняются названья городов,

А Лермонтов есть Лермонтов навеки –

Ровесник новых и былых годов.

Павел Дружинин

Боюсь ли смерти я? О, нет!

Боюсь исчезнуть совершенно.

Хочу, чтоб труд мой  вдохновенный

Когда – нибудь увидел свет…

М. Лермонтов

Отворите мне темницу,

Дайте мне сиянье дня,

Черноглазую девицу,

Черногривого коня.

Я красавицу младую

Прежде сладко поцелую,

На коня потом вскочу,

В степь, как ветер, улечу.

М. Лермонтов

Так повелось. По юбилейным датам

Мы громко славим гениев своих.

Хотя о них всегда мы помним свято:

Века, года и каждый час и миг.

К живому — да, к живому! —

не к портрету

Наш взор сегодня обращён к тебе,

Соратнику по духу и борьбе,

Мятежному и нежному поэту.

В. Подкопаев.

Не смейся над моей

пророческой тоскою;

Я знал: удар судьбы меня не обойдет;

Я знал, что голова, любимая тобою,

С твоей груди на плаху перейдет;

Я говорил тебе: ни счастия, ни славы

Мне в мире не найти; —

настанет час кровавый,

И я паду…

М. Ю. Лермонтов «Не смейся над моей пророческой тоскою…»

Первая любовь Михаила Лермонтова — Год Литературы

Текст: Светлана Максимова

Текст предоставлен в рамках информационного партнерства «Российской газеты» с изданием «Пензенская правда» (Пенза)

Пласт любовной лирики в творчестве М. Ю. Лермонтова очень внушительный. Нельзя не заметить, что отношение к женщинам наполнено не только нежностью и боготворением, но и окрашено некоторым трагизмом.

Ангел изменил…

Думается, причина этого – в первой большой влюбленности, или даже любви, которая оказалась несчастливой, оставив рану на сердце поэта и сформировав определенное отношение к женщинам вообще:

  • …Отныне стану наслаждаться
  • И в страсти стану клясться всем;
  • Со всеми буду я смеяться,
  • А плакать не хочу ни с кем;
  • Начну обманывать безбожно,
  • Чтоб не любить, как я любил, —
  • Иль женщин уважать возможно,
  • Когда мне ангел изменил?
  • Я был готов на смерть и муку
  • И целый мир на битву звать,
  • Чтобы твою младую руку —
  • Безумец! — лишний раз пожать!
  • Не знав коварную измену,
  • Тебе я душу отдавал;
  • Такой души ты знала ль цену? —
  • Ты знала — я тебя не знал!

Это одно из 30 стихотворений, посвященных в период с 1830 по 1832 год девушке, имя которой он скрывал под инициалами Н. Ф. И. Стихотворение последнее, прощальное – оно говорит о разрыве, измене, разочаровании и боли. Что же произошло между юношей с душою мудреца и загадочной Н. Ф. И., которую он считал ангелом своей жизни?

Загадка Н. Ф. И.

Их знакомство состоялось в конце 1830 года в Москве. Лермонтов увлекся семнадцатилетней красавицей, когда ему самому было шестнадцать лет. В начале знакомства девушка принимала ухаживания юного поэта, отвечала взаимностью. Он же открылся ей в своих нежнейших лирических посланиях. С нею мысленно разговаривал и доверял сокровенные мечтанья и тайны души. В расцвете чувства Лермонтов писал:

  • Когда я буду прах, мои мечты,
  • Хоть не поймет их, удивленный свет
  • Благословит; и ты, мой ангел, ты
  • Со мною не умрешь: моя любовь
  • Тебя отдаст бессмертной жизни вновь;
  • С моим названьем станут повторять
  • Твое: на что им мертвых разлучать?

Поэт настолько бережно относится к возлюбленной, что ни разу не назвал ее имени, чем обрек несколько поколений любителей поэзии ломать голову над загадкой Н. Ф. И.

Правда, в 1914 году издатель В.В. Каллаш предположил, что это Наталья, дочь драматурга Ф.Ф. Иванова, известного московского хлебосола, весельчака и театрала.

Но лермонтоведам, видимо, эта информация была неизвестна, даже Павлу Александровичу Висковатому, собравшему и издавшему в 1891 году первое собрание сочинений Лермонтова в шести томах с первой (!) научной биографией поэта. Хотя он пользовался сведениями от людей, знавших Лермонтова.

Советский писатель, литературовед Ираклий Андроников, взявшийся за поиски Н. Ф. И. более полувека спустя, пишет: «Я не знаю, почему за сто лет эту загадку не удалось разгадать ни одному биографу Лермонтова».

Сам Андроников провел огромную и уникальную работу, о чем со свойственным ему талантом написал в небольшой повести «Загадка Н. Ф. И.», опубликованной в сборнике «Я хочу рассказать вам» (Издательство «Советский писатель», М., 1962).

Ему удалось отыскать внучку музы Лермонтова Наталью Сергеевну Маклакову, с помощью которой он обнаружил портрет Натальи Федоровны Ивановой и восстановил историю ее жизни.

Предпочла другого…

Наталья Сергеевна Маклакова рассказала, что «все стихи, которые Лермонтов посвящал моей бабушке, Наталии Федоровне, все его письма, которые со стихами вместе хранились в ее шкатулке, давно уже сожжены. Их уничтожил еще мой дед Николай Михайлович Обресков из ревности к Михаилу Юрьевичу».

Ираклий Луарсабович спросил: почему же семья молчала о связи Натальи Федоровны с Лермонтовым? Наталья Сергеевна ответила:

— А для чего нам было сообщать в печать имя бабушки? Чем нам гордиться? Тем, что бабушка… предпочла дедушку?

Резонно… Ну а кем же был этот самый дедушка? О, приготовьтесь к разочарованию. Вот что установил Ираклий Андроников.

Николай Обресков родился в 1802 году в семье генерала и по окончании Пажеского корпуса служил в конно-егерском Арзамасском полку, который квартировал в городке, расположенном невдалеке от Воронежа. Обресков часто бывал в доме воронежского гражданского губернатора, с женой которого состоял в дальнем родстве. Во время одного из балов он украл из спальни своей родственницы драгоценности!

Скоро был уличен и лишен военным судом чинов, дворянского звания и выписан в солдаты на семь лет. Потом ему вернули чин (правда, самый низкий – коллежского регистратора), он выхлопотал себе и возвращение дворянства.

Андроников подмечает: в тот год, когда Обрескову вернули чин, он уже год как был женат на Наталье Федоровне. И восклицает: «Что побудило ее выйти замуж за этого опозоренного человека, для которого навсегда были закрыты все пути служебного и общественного преуспеяния? Этого, конечно, мы никогда не узнаем».

В последнее утверждение не хотелось бы верить. Вдруг да найдется человек, который сумеет понять и мотивы ее выбора. Мало ли какие обстоятельст­ва могли диктовать поступки человека!

Впереди у Лермонтова были новые встречи и большая любовь к Вареньке Лопухиной. Но нотка печали и разочарования, возникшая в отношениях с Н. Ф. И., оставалась всегда. И поначалу было даже желание мстить женщинам.

  • Начну обманывать безбожно,
  • Чтоб не любить, как я любил…

С возрастом он пережил эти чувства, трансформировал их в светлую печаль и пронзительную нежность к тем, кого любил.

  • Я, матерь божия, ныне с молитвою
  • Пред твоим образом, ярким сиянием,
  • Не о спасении, не перед битвою,
  • Не с благодарностью иль покаянием,
  • Не за свою молю душу пустынную,
  • За душу странника в свете безродного;
  • Но я вручить хочу деву невинную
  • Теплой заступнице мира холодного.
  • Окружи счастием душу достойную;
  • Дай ей сопутников, полных внимания,
  • Молодость светлую, старость покойную,
  • Сердцу незлобному мир упования.
  • Срок ли приблизится часу прощальному,
  • В утро ли шумное, в ночь ли безгласную,
  • Ты восприять пошли к ложу печальному
  • Лучшего ангела душу прекрасную.

Оригинальный материал: «Пензенская правда»

Project MUSE — Стать Михаилом Лермонтовым: Иронии романтического индивидуализма в России Николая I Дэвида Пауэлстока (рецензия)

РЕЗУЛЬТАТЫ 521 историографии (в форме Леопольда фон Ранке) на «открыто экспериментальный подход Пушкина к историческому письму, его католический диапазон источников и его интерес как к частному, так и к общественному измерению прошлого» (стр. 122). Михаил Гронас и Уильям Миллс Тодд III также вносят свой вклад в расширение пушкинского контекста, сосредоточив внимание на «субканонических» жанрах письма и литературной критики.Во всех этих очерках Пушкин не предстает ни невольной жертвой исторических сил, ни одиноким гением, единолично устанавливающим будущий ход русской литературы; скорее его деятельность основана на ряде вмешательств и переговоров с быстро развивающейся социальной средой. Четыре главы, составляющие вторую часть компаньона, посвящены «Пушкинской традиции». Возможно, руководствуясь заявлением Кана о том, что «возможно, он стал по-настоящему популярным писателем только в советский период» (с. 6) Пушкин представлен в самых разных ипостасях ХХ века; напротив, известные и формирующие реакции таких деятелей девятнадцатого века, как Достоевский, Григорьев или Писарев, рассматриваются лишь вскользь. Программная статья Бориса Гаспарова о «Пушкине в музыке» справедливо избегает обсуждения адаптации с точки зрения верности, предпочитая видеть, что «между словами и музыкой существует внутреннее противоречие» (с. 169) и что музыка может иллюстрировать поэзию «хотя бы в качестве отрицательного примера». ‘ (п.172). Резюме Роберта Хьюза о Пушкине в воображении русских эмигрантов между 1924 и 1937 годами изображает поэта в терминах пророчества и свободы, терминах, унаследованных от Серебряного века и прямо противоречащих советской канонизации его как «национального» поэта. Советский (и постсоветский) контекст исследуют Стефани Сандлер (с особой ссылкой на кинематографическую традицию) и Евгений Добренко. Где Сандлер обсуждает явление, сформированное «уверенностью в том, что публика в России достаточно хорошо знает произведения Пушкина, чтобы уловить как мимолетные аллюзии, так и полноценную аллегорию» (с. 188), Добренко фиксирует долгожданную традицию сопротивления пушкинскому мифу (а также ряд более предсказуемых ответов, будь то со стороны советского государства или литературной интеллигенции), начиная с футуристов и находя более позднее выражение в Синявский и концептуалисты. В кратком приложении подробно описаны стихотворные формы и упоминаются англоязычные ответы Пушкину Джона Сталлуорти и Викрама Сета: возможно, жаль, что не была использована возможность изучить традиции рецепции в англоязычном мире, учитывая, скажем, вопросы перевода (особенно остро в случае пушкинской лирики) и мешающее присутствие опер Чайковского.Однако это небольшое замечание о книге, которая была написана и отредактирована с редкой последовательностью и умом. Колледж Уодхем, Оксфорд, Филип Росс Буллок, Пауэлсток, Дэвид. Стать Михаилом Лермонтовым: иронии романтической личности Николая Ф. Россия. Исследования по русской литературе и теории. Издательство Северо-западного университета, Эванстон, Иллинойс, 2005. xii + 583 стр. Приложение. Примечания. Индексы. 99,96 долларов США. Проблема со «становлением» в данном случае состоит в том, что Михаил Лермонтов едва избегает становиться профессором Пауэлстоком, таков плотный интерпретативный фокус, направленный на его работу.В подходе есть безжалостность, которая буквально душит жизнь Лермонтова и может заставить читателя задохнуться. Не то чтобы это было ненаучным или в каком-то смысле тривиальным исследованием. Она эрудирована, хорошо и глубоко проработана, обильно аннотирована (увы, без библиографии), часто поучительна и провокационна, но главным препятствием на пути ее эффективности как ценного вклада в понимание Лермонтова является академическая претенциозность, проявляющаяся главным образом в чрезмерном многословии и случайных умозаключениях. — ошеломляющая неизвестность.В целом поэзия Лермонтова, а не его проза или драматургия, получает самое полное и самое полезное внимание. Если читатель может с трудом воспринимать такие лапидарные утверждения, как: «Поскольку романтический индивидуализм Лермонтова ставит всю ценность осмысленного индивидуального существования на онтологическую напряженность между бытием и репрезентацией, неудивительно, что смерть играет столь заметную роль в его героических изображениях». (стр. 31; надо сказать, мягкий пример того, что можно встретить страницу за страницей), то читатель, о котором идет речь, может успешно провести через некоторые из ранних стихотворений….

В.Б. Йейтс и музы

Модернизм / Современность 9.3 (2002) 389-405 Культуралистские чтения, анализирующие, как социальные дебаты и смыслы вписаны в произведения искусства и вспомогательные тексты, не должны — и не должны — терять формальную специфичность или упускать из виду нюансированную, приятную текстовость текстов. Задача чтения поэзии двадцатого века по отношению к современности состоит в том, чтобы найти метод опосредования между тем, что сказано в поэзии, и тем, что сказано как поэзия, метод, который обращает внимание на взаимозависимую сетку социальных и эстетических аспектов текста.В противном случае поэтический текст следует рассматривать редуктивно как причудливый выбор системы доставки сообщений для идей — что-то необъяснимо причудливое и гораздо менее эффективное, чем написание полемики или «отправка телеграммы». Перефразируемое значение — это едва ли все, что ищет читатель, и авторские утверждения о том, что имеется в виду, не могут осветить всю территорию текста или его последствия. Следовательно, нужно использовать постформалистическую стратегию чтения, желая смотреть на глубокие формальные механизмы литературных текстов с некоторой «новокритической» осторожностью, но связывая формальные движения с проблемами, отвергаемыми пуристской новой критикой: социальной субстанцией, биографическими следами, конструкциями. субъективности, исторических споров и идеологических слоев.Моя позиция, показанная особым образом в моей недавней книге о современной поэзии, состоит в том, что выбор языка, формы и создание поэтических артефактов можно рассматривать в связи с субъективностью, культурной идеологией и социальными обстоятельствами, повторяя Сьюзан Вольфсон. Я назвал этот вид культуралистского внимательного чтения социальной филологией. Кроме того, одно конкретное активистское направление культурной критики, внесшее свой вклад в новые модернистские исследования, то есть гендерные исследования или феминистская критика, в рамках своей «реполитизации эстетической сферы» настаивает на изучении гендерных материалов в аппарате. поэзии.Это означает не только рассмотрение институтов, связанных с поэзией (покровительство, публикация, рецепция, тенденции канонизации, кружковые группы, поэтическая карьера), но и анализ культурных условностей и институционализированных топосов внутри поэзии, имеющих гендерный крутящий момент. Одной из частей поэтического аппарата является отношение гендерной музы к поэту. Это особенно опасное место, потому что оно включает в себя культурные условности, биографические материалы, литературные представления и их переосмысление в каждом конкретном случае.То есть такие субъектные позиции, как «муза» или «вдохновленный музой», по-разному проявляются в поэтической традиции как образы и в реальной жизни как биографические выборы и действия, идеологически и культурно доступные людям, занимающим место в карьере. Другие гендерные материалы в аппарате поэзии включают в себя субъектные позиции поэта, поэтессы и гения, то, что разыгрывается в каждом из них, и то, как эти интерактивные позы возникают внутри текстов и во вспомогательных ситуациях в исторически определенные моменты времени. Эти субъектные позиции культурно институционализированы и личностно, хотя и неравномерно, интернализованы — как показано в работе Светланы Бойм о тропах женственности в «смерти поэтессы», в которой ее характер исследуется как смесь избытка и недостатка, и в работе Барбары Джонсон. о «мужской привилегии [поэта] как праве играть женственность». Эти позиции могут выступать в текстах как повторяющиеся, но изменчивые мотивы, топосы, которые обязательно поддаются какому-то ситуативному прочтению из-за смешения сконденсированного в них социального, идеологического и даже исторического материала.Взгляд на однокадровые карикатуры, будь то в The New Yorker или где-либо еще, убедит любого в идеологической стойкости мотивов муз (часто фигурирующих в отношении художников-визуалов): в самом банальном виде это благодетельный, прекрасный, благородный, и святая женская фигура, которая вдохновляет художника-мужчину, но которая может капризно и необъяснимо или педагогически отказываться от милостей, вызывая творческую блокировку или дальнейший рост. Есть также пародийные и сатирические использования мотивов музы, которые зависят от нашего чувства условности.Взаимодействие между пассивностью и активностью, инициатором и реципиентом, кажется, противоречит гендерному стереотипу, поднимая вопрос о том, что — в своего рода диннерштейновской исторической психологии — муза имеет свое психологическое происхождение в отпечатке могущественной матери на нуждающемся ребенке. Рассматривая музу в своем произведении 1994 года «Гендеризация музы», Джед Расула предложил эту фигуру как воплощение надежды на преодоление собственных ограничений, тем самым признавая творческое «я» гибридом — гендерным гибридом. Он строит мифопоэтический аргумент о том, что мы…

Русская литература и ее демоны

Под редакцией Памелы Дэвидсон

548 страниц, 18 иллюстраций, библиография, индекс

ISBN  978-1-57181-758-7 179,00 долл. США/132,00 фунтов стерлингов / Hb / Опубликовано (ноябрь 2000 г.)

ISBN 978-1-84545-757-0 $39,95/£31,95 / Pb / Опубликовано (ноябрь 2010 г. )


ГБ Купить печатную книгу Hb Pb Купить печатную книгу Pb Просмотр корзиныВаша страна: Россия — изменить Рекомендовать в свою библиотеку Доступно в ГОБИ®

Отзывы

«В целом том читается как цельная книга… и поддерживает высокий уровень стипендий во всем. Исследователи русского литературного демонизма в будущем наверняка захотят ознакомиться с этим прекрасным трудом».   · Русское обозрение

«… этот сборник демонстрирует степень взаимного сотрудничества, а также неизменно высокое качество, превосходящее качество большинства сборников эссе … в нем есть что похвалить, но мало что порицать».   · Славянское обозрение

«Он станет ценным справочником для студентов и аспирантов в области славянского и сравнительного литературоведения.»   · Австралийские и восточноевропейские исследования

«Учебное совершенство индивидуальных вкладов и высокий стандарт, который отмечает составные статьи без исключения . .. этот объем хорошо продуман в концепции, и все усилия, по-видимому, были сделаны редактором, чтобы дать ему методологическую сплоченность. Без сомнения, это станет ценный справочник для студентов и аспирантов в области славянского и сравнительного литературоведения».   · Австралийские славянские и восточноевропейские исследования

Описание

Смелое утверждение Мережковского о том, что «вся русская литература есть до известной степени борьба с искушением демонизма», несомненно, оправдано.И все же, несмотря на его очевидную центральную роль в русской культуре, уникальному и увлекательному феномену русского литературного демонизма до сих пор уделялось мало внимания критиков. Эта существенная коллекция заполняет пробел. За обширным аналитическим введением редактора следует серия из четырнадцати эссе, написанных выдающимися учеными в своих областях. В первой части исследуются основные формирующие контексты литературного демонизма: русская православная и народная традиция, демонизация исторических личностей и взгляды на искусство как на внутренне демоническое. Во второй части прослеживается развитие литературной традиции демонизма в творчестве авторов от Пушкина и Лермонтова, Гоголя и Достоевского до поэтов и прозаиков модернизма (в том числе Блока, Ахматовой, Белого, Сологуба, Розанова, Замятина). , и до конца 20 в.

Памела Дэвидсон — профессор русской литературы в Школе славянских и восточноевропейских исследований Университетского колледжа в Лондоне.

Предмет: Литературоведение
Район: Центральная/Восточная Европа Тематические коды

ЛК: PG2987.D45 R87 2000

BL: YC.20015.A.14678

BISAC:
LIT004240 Литературная критика / Русский и бывший Советский Союз

BIC:
DS Литература: История и критика;
Культурология JFC

Содержимое

Развернуть оглавление

Список иллюстраций
Заметки об участниках
Предисловие

Введение: Русская литература и ее демоны: вводное эссе
Памела Дэвидсон

ЧАСТЬ I: ТРАДИЦИИ И КОНТЕКСТЫ

Глава 1. Ностальгия по аду: русский литературный демонизм и православная традиция
Саймон Франклин

Глава 2. Русский народный дьявол и его литературные размышления
Вера Вигзелл

Глава 3. Антихрист на троне: демонические видения российских правителей
Кевин Платт

Глава 4. Богослужение или идолопоклонство? Русские взгляды на искусство как на демоническое
Памела Дэвидсон

ЧАСТЬ II: ЛИТЕРАТУРНЫЕ ДЕМОНЫ

Глава 5. Муза и Демон в поэзии Пушкина, Лермонтова и Блока
Памела Дэвидсон

Глава 6. Лермонтов Демон : Идентичность и аксиология
Роберт Рид

Глава 7. Дьявол в мелочах: ​​демонические черты гоголевского Петербурга
Джулиан Граффи

Глава 8. Водевиль «Бесы»: «Расшифровка» бесовского у Достоевского Бесы
В. Дж. Лезербарроу

Глава 9. Розанов и его литературные демоны
Лиза Димблби

Глава 10. Демон. Мифопоэтическая модель мира в творчестве Лермонтова, Врубеля, Блока
Аврил Пайман

Глава 11. Демономания колдунов: сатанизм в русском символистском романе
Адам Вайнер

Глава 12. Символистские черти и акмеистические превращения: Гумилев, демонизм и отсутствующий герой в поэме Ахматовой Без героя
Майкл Баскер

Глава 13. Игра Адвоката Дьявола: Парадокс и Пародия в «Замятине» Чудо Пепельной Среды »
Филип Кавендиш

Глава 14. Литературные представления о Сталине и сталинизме как демоническом
Розалинда Марш

Индекс

Наверх

Михаил Врубель.Муза. Описание картины Шедевры русской живописи

   Галерея Танаис   

В

Михаил Врубель. Муза.
1896. Холст, масло.
Третьяковская галерея, Москва, Россия.

«Цель поэзии — найти образ музы, выразив в ее образе мирское единство вселенской истины.Цель религии — воплотить это единство. Поэтому искусство есть кратчайший путь к религии; здесь человечество, осознающее свою сущность, сливается с единством Вечной Женственности: когда искусство завершено, оно превращается в религиозное искусство теургии» (Андрей Белый, «Апокалипсис в русской поэзии», Весы, 1905, № 4, стр. 11-28).

Врубель, как и движение русского символизма, которое возвестило его творчество, чувствовал близость к эстетическому культу мистической женской сущности. В его творчестве эта тема выражена разнообразно, перекликаясь с поэтическим пониманием Вечной Женственности пророчеств Владимира Соловьева и произведений поэтов-символистов (Александра Блока, Андрея Белого и Вячеслава Иванова).Символисты воспринимали женскую сущность как душу мира, средство познания тайн, творческая личность которых раскрывает божественную красоту. Метод художника, который он развивал, рисуя как живые модели, так и фигуры своего воображения, типично видит нечто «особенное», по выражению Константина Коровина, в реальном образе своих натурщиц. В период, когда Врубель заново изобретал свой художественный язык и исследовал новые формы духовно-художественного синтеза, его поиски приобрели особую окраску — открытие новой, таинственной Музы, появлявшейся в самых разных образах.Это напрямую связано с природой символа; она «многолика, многозначна и темна в своей предельной глубине» (Вячеслав Иванов).

Этюд Врубеля « Обнаженная в ренессансной обстановке » (1883, Киевский музей русского искусства) часто рассматривается как пролог к ​​этой теме. В ней художник пытался передать «подробнейшие живые впечатления от [своей] модели», при этом оставляя центральную фигуру незаконченной. В академический период Врубель использовал литературные отсылки для исследования темы, сначала «Гамлет» (« Гамлет и Офелия », 1884, ГРМ; «Гамлет и Офелия» , 1888, ГТГ), а затем Тамара в иллюстрациях. к Михаил Лермонтов поэма Демон и Маргарита в декоративном панно по мотивам гетевского Фауста.В первом эскизе ( Гамлет и Офелия , 1884, ГРМ) Офелия помещена на пьедестал ; она — предмет поэтического созерцания героя. Ее профиль рябит, неопределенный в лунном свете.

В

В киевский период Врубеля его поиски женского идеала приобрели два полярных аспекта. Первой была его работа с фигурой Богородицы. Образ, возникший в незавершенном этюде «Женская голова » (Эмилия Прахова) (1884-1885, ГТГ), отмечен духовной возвышенностью и сугубо индивидуальными чертами; его отождествляют с Эмилией Львовной Праховой, к которой в то время тянулся Врубель.Второй аспект — поиск своей музы (картина «Портрет девушки на фоне персидского ковра », 1886, Киевский музей русского искусства), отразившая тенденцию восточной стилизации. Это первая работа Врубеля с использованием азиатских мотивов; здесь юная модель подобна драгоценной жемчужине в показной оправе. Любопытно, что в том же году Валентин Серов написал картину «Девушка с персиками» (1887, ГТГ). Образы маленьких детей стояли у истоков как модерна, так и импрессионизма.В московский период творчества Врубеля конца 1880-х и 1890-х годов, когда он был поглощен образом Демона, Савва Мамонтов нанял его для работы над новой концепцией своего театра. Его Муза переместилась в воображаемое пространство театра, где сталкиваются многие эпохи. Фантомный силуэт Музы проскользнул через эскизов сценических занавесов и аллегорических композиций , обретая стилизованность в образе античной фигуры, держащей лиру ( Муза , Государственный художественный музей им. Радищева в Саратове; Италия, Ночь в Неаполе , 1891, ГТГ; Пегас и три музы , 1890-е, ГТГ).

«Гадалка » (1895, ГТГ) — переломный момент в трактовке художником темы. Отсюда Врубель начал мыслить категориями символизма. Начиная с этой картины, его женские фигуры перекликаются с темой Демона. Врубель отказался от ассоциаций и внешней экзотики; вместо этого его интерес обратился к мистическому лицу судьбы, которое просачивается сквозь внешность его субъекта. Ее лицо подобно священной маске, излучающей как Свет, так и Тьму.Она носит на себе печать высшей тайны бытия, замаскированного под азартную игру.

Знакомство Врубеля с певицей Надеждой Забелой завершает его поиски Прекрасной Дамы; она становится его женой и настоящей музой. Врубель восхищался ее актерским талантом: «Все певицы поют, как птицы, а Надя поет, как человек». Ее лицо вызывается во врубелевских изображениях женщин конца 1890-х — начала 1900-х годов, к которым, конечно же, относится «Портрет Надежды Забелы-Врубель » (1898, ГТГ), а также произведения, где ее образ претерпевает сложные метаморфозы, представляя как отражение визионерского опыта художника в Портрет Надежды Забелы-Врубель (1904, ГРМ), перекликающееся с образом Шестикрылого Серафима (1904, ГРМ), или удивляющее зрителя аналитическим Веризм в Дама в сирени.Портрет актрисы Надежды Забелы-Врубель (ок. 1900, ГРМ).

Врубель начал этот период монументальными панно «Принцесса грез» (1896, ГТГ) для Нижегородской выставки и центральным панно на тему «Фауст, Маргарита» (1896, ГТГ) для Готической гостиной Александра Морозова. особняк в Москве. Оба панно написаны в год женитьбы Врубеля.Стиль и образность панно, продолжающих исследования прерафаэлитов в Англии, также ориентированы на центральную тему этой группы, тему мистической любви как высшего акта духовного героизма, совершить который можно только ритуальным путем. жертва, страдания и смерть. Тамара в гробу (1890-1891, ГТГ), иллюстрация к лермонтовскому «Демону», считается предшественницей этой темы в творчестве Врубеля. В это время образы принцессы Мелизанды и Маргариты занимали большое внимание Врубеля; с одной стороны, они намекают на перевоплощения жены в театре, а с другой — на последовательное исследование Врубелем темы Вечной Красоты. Эти образы представляют собой наиболее тесный контакт Врубеля с поэзией русского символизма. Акварель Primavera (ГРМ) органично вписывается в круг этих работ. Портреты жены Врубеля, которые он видел как символы единства земной и небесной любви, составляют в его творчестве целую серию, линию внутреннего диалога конца 1890-х — начала 1900-х годов. Первый и завершающий этапы этого пути отмечены такими шедеврами, как «Портрет Надежды Забелы-Врубель » (1898, ГТГ) и незаконченным портретом «После концерта». Художник (1905, ГТГ).

Первая поражает зрителя нетипичной для Врубеля непосредственностью позы модели и светлой палитрой, которая служит усилению загадочности образа. Здесь почти слышны строки стихотворения Владимира Соловьева:

Мой дорогой друг, разве ты не видишь
что все видимое нам
просто отражение, тень
того, чего не видят глаза

В последнем, незаконченном портрете жены Врубель попытался запечатлеть трагедию своего творческого таланта, обратившись к состоянию художника, творящему театральное перевоплощение. Растворение материальной формы модели открывает призрачный свет души. Врубель был очарован трактовкой этой темы в фольклоре. Образы фантастических сказочных существ, навеянные частями опер Римского-Корсакова « Царевна Волхова » (1897–1898, ГРМ) и « Царевна-Лебедь » (1900, ГТГ) в исполнении Надежды Забелы-Врубель а также изображения стихийных духов природы в нескольких вариациях работ на тему ( Сирень (Сирена) , Жемчуг ).

В своем увлечении миром сказочных героинь Врубель вышел за пределы плоской плоскости полотна, обратившись к скульптуре и прикладному искусству. В них он создал театральные портреты жены, но это еще не все. Его тянуло к героическим образам двойственной природы, олицетворявшим природные стихии; создавая их, художник стремился уловить момент преображения, воплощение хрупкости и трагизма появления в мире чистой красоты.

Екатерина Середнякова
Государственная Третьяковская галерея



Михаил Лермонтов Трехбуквенная загадка потомкам

Михаил Лермонтов загадка на три буквы потомкам

Дилшан Боанге

Культурное и литературное богатство царской России до образования СССР, олицетворяли несколько выдающихся литературных фигуры, среди которых великий русский поэт Михаил Лермонтов.

Поэты, как и любые другие великие художники, уходят через наследие их работа вопросы без ответов, которые загадывают поколения, которые становятся очарованы их работой и гениальностью и желают полностью понять разум, и даже жизнь поэта через свои произведения. Эта статья мельком взглянуть на одну из таких загадок, оставленную Лермонтовым, которая была решена советским литературоведом более чем через столетие после смерть великого поэта.

Загадка N.F.I

Отчет о приключениях, текстологический и архивный исследования и путешествия, предпринятые для поиска материала, который мог бы предоставить решение головоломки можно найти в книге, изданной Progress Publishers. под названием «Его безымянная любовь: портреты русских писателей» (1974). То журналистский трактат, в котором рассказывается об исследовании, называется The N.F.I. Загадка. Это пишет сам исследователь Ираклий Андроников; а также аккредитован как английский перевод с русского Кэтрин Юдельсон.

Исследователь

Андроников предстает перед читателем как литературовед специалист по современному литературоведению, доктор филологических наук с репутацией автора увлекательных исследований о литературных таких деятелей, как Александр Пушкин и Михаил Лермонтов.

Разносторонне одаренный деятель, актер, историк, литературовед. критик в предисловии говорит следующее об Андроникове в связь с его деятельностью как литературоведа Ираклия Андроникова. создатель литературно-исследовательской повести, в которой представлены охоты в архивы как приключения вполне наравне с охотой за золотом в Джеке Лондонские истории Клондайка.

Сборник стихов о любви

Эссе, написанное от первого лица, представляет собой захватывающее чтение, которое начинается с того момента, когда писатель поиски личности дамы, которой Лермонтов посвятил пару стихотворений.

Единственным ключом к тому, кому были посвящены стихи, были три инициалы Н. Ф. И. Это сложилось в тот момент, когда писатель Андроников участвовал в подготовке нового издания Лермонтовых. полные работы.

Эти любовные стихи ясно показали, что русский поэт был печальная, но довольно частая жертва безответной любви. Хотя в начале стихотворений было всего четыре, последующее исследование показало, что всего было тридцать стихотворений, написанных Лермонтовым подростком семнадцать лет.

Само сочинение Андроникова начинается стихотворением из шести строк из эта коллекция, которая производится следующим образом

Итак, я не могу произнести ваше имя.

Писать это даже запрещено.
В своих знакомых звуках скрыт
И полуугасшая скорбь вспыхивает пламенем.
Судите тогда сами…как это тяжело
Услышать это имя на чужих устах.

Влюбленный Лермонтов

Этот эпиграфический элемент в трактате весьма увлекательно задает восприятие читателями темы не только с точки зрения ее тематическая направленность материала, оставленного поэтом для потомство расшифровать, но и сентиментальное состояние, охватившее Лермонтов в образе влюбленного юноши.

Исследования, за которые берется Андроников, не просто часть его официальная работа, как показывает повествование, но ревностный труд, движимый его страсть историка литературы.

Просеивание материала

Автор сообщает следующее о своем первом этапе работать над этим вопросом Ночь за ночью я сидел за своим столом сжигая полуночное масло, когда я переливал том Лермонтова юношеские стихи.Я читаю каждый с дотошным уходом, сравнивая отдельные линии, как я пошел.

Первая точка сужения вниз какой материал для исследования и расшифровать некоторые подсказки удалось, определив, что написал Лермонтов. в период 1831 года.

Одно из произведений Лермонтова, которое Андроников взялся изучать для подсказки была игра, написанная летом 1831 года под названием Странный человек.

Это свидетельствует о том, что исследователь исходил из того, что как писатель Лермонтов учитывая эмоциональное состояние, в котором он находился, может дать ключ к разгадке загадки в сочинения, кроме того, что было посвящено его любовному интересу, которые были стихи.

можно, увидев эту линию расследования, вывести, что писатель очень, скорее всего, нарисовал свой собственный жизненный опыт, чтобы поделиться его творческие сочинения и тем самым текстовое исследование куска творческое письмо автора может позволить проницательности расшифровать биографические элементы, которые автор может даже сознательно шифровать в художественное произведение.

игра была огромная ценность в Андроников, который говорит, что Главный герой в пьесе предается его любви, которая позже узнала отразить то, что произошло с его любовным увлечением Н.Ф. И.

Лермонтов становится забытым

Она поначалу проявляла некоторый интерес к Лермонтову, которому был год моложе ее, но позже, увлекшись ее любовью к кто-то совсем забыл о нем. Интересно Андроников говорит что это было после того, как Лермонтов узнал, что его отверг Н. Ф. I, начинается написание пьесы.

Этими выводами исследователь приходит к заключению, что определенное стихотворение под названием «Одиннадцатый день июня 1831 г. » стихотворение, посвященное его безымянной любви.Красивый семистрочный стих течет таким образом

Когда я прах, пораженное общество,
Хотя он их не понимает, благословит
Мои сны; и ты разделишь мое бессмертие,
Мой Ангел: за мою любовь обязательно отдам
Вы живете заново; и мы с тобой будем жить:
Твое имя и мое, произнесенные на одном дыхании…
Ибо зачем им разлучаться даже после смерти?

Последнее открытие

Увлекательные поиски, подогреваемые страстью Андроникова к открытиям аспект жизни и творчества Лермонтова, ускользнувший от историков побуждает ученого к интенсивному исследованию жизни великого русского поэт и его круги общения, посетить музейные архивы, поискать по карточке указатели фамилий древнерусского дворянства и, наконец, приходим к обнаружив неопубликованные стихи Лермонтова, уцелевшие в старом альбом с автографами, принадлежащий некой Марии Жедринской, ставший окончательные убедительные доказательства для установления личности, обозначенной тремя инициалы. Имя безымянной барышни, ставшей любовным увлечением Лермонтова и побудил его сочинить не менее тридцати стихотворений на в ней раскрывается Наталья Федоровна Иванова, дочь семейства по имени Иванов, которые были друзьями семьи Лермонтовых. У нее был позже вышла замуж за человека по имени Николай Обресков, который был награжден военный деятель, а позже в своей карьере поступил на государственную службу в канцелярия губернатора местечка Курского.

Одной из основных проблем, с которой пришлось столкнуться Андроникову, была лавировка справа Наталья Федоровна Иванова в рассказе исследователя так звали не одну даму из сходного социального положения. положение и в подобных кругах привилегированного общества. То настойчивость и самоотверженная решимость Ираклия Андроникова наконец сделали разгадать загадку, оставленную Лермонтовым, выявив точную идентифицировать свою тайную любовь как Наталью Федоровну Иванову, а также В результате появилось несколько стихотворений, которые в то время не были опубликованы. найти свое место в канонах русской литературы.

Загадка разгадана, имя увековечено

Труды любви Лермонтова были доведены, несомненно, с ход времени, назидание его любви к Н. Ф. I, через его стихотворные выражения. Но сам Лермонтов в финальном стихотворении сочиненный ей после того, как разочаровался в том, как его любовь к ней пожинает никакого результата, спрашивает ее, единственное, что он выиграл от своего трудов было стать сочинителем красивых стихов и тем самым снискать себе славу? Эта часть поэмы представлена ​​в виде следующего отрывка

.

Быть может мгновенья упущены
У твоих ног служил, но отдалялся
Я от Музы.А что, интересно,
Ты дал мне взамен?
Может быть, в мощной поэзии
Я мог бы написать чудесный стих
И так обрел бессмертие?

Награды настоящих художников

Слова поэтов, стихи которых хранят поколениями красота и глубина, которыми они обладают, действительно вдохновляют и питают чувства читатели, далекие от времени и среды поэтов самих себя, поэтому они действительно обретают бессмертие намного позже своего физические существа оказались смертными. Так можно сказать о любом художнике чье истинное стремление состоит в том, чтобы уловить правду о его эмоциях и красота чувствовала тем самым, что тот, кто завещает красоту миру, наследует бессмертие.

Ина Канчева | Официальный сайт

Полина вошла в мою жизнь пятнадцать лет назад, когда я был совсем юным певцом, когда меня постоянно интриговали великие мастера бельканто, такие как Паста, Малибран, Виардо, Каллас. Однако несколько лет назад, когда мы все друзья-музыканты собрались вместе для совместного творчества, мы открыли для себя Виардо-композиторшу и ее разнообразную палитру приемов и эмоций — с тех пор мы всячески пытались расширить понятие Полины как женщины-композитора.Мы дали несколько камерных концертов, которые имели большой эмоциональный успех и привели к явному общему желанию «БОЛЬШЕ» со стороны Полины и всех ее «львов», например, Гуно, Брамса, Шопена, Сен-Санса и многих других, писавших для нее и с ней.

Мы надеемся пробудить интерес к Полине и в вас, чтобы вместе заново открыть для себя исключительную артистку, чей музыкальный салон в Париже прославился как самая престижная сцена дебюта и трибуна для смелых романтиков.

В очередной раз мы все больше убеждаемся, что в пространстве и времени существуют параллельные пути, где люди собираются вместе, чтобы творить для других, ведомые своей верой и безусловной любовью к искусству.

С бесшабашной смелостью, но и с большим энтузиазмом, в надежде взять нужную ноту, вибрации которой вызовут интерес окружающих, мы создали небольшой музыкальный спектакль об исключительной и многогранной женщине Полине Виардо — певице, объекте любви, музе, композитор.

Мы видим один важный аспект в ее биографии, тему единственной настоящей любви Ивана Тургенева: Полину Виардо. Важным моментом — нет, скорее периодом — в жизни Тургенева было его знакомство с ней и ее семьей в 1843 году, когда итальянская опера посетила Петербург.Петербург. Сама Полина Виардо была исключительно одаренной. Ее талант вдохновлял многих поэтов и композиторов. Упомянем лишь некоторых, в том числе Гуно (он написал для нее оперу «Сафо»), Листа (ее учителя игры на фортепиано), Вагнера (по его настоянию они вместе спели дуэт из «Тристана и Изольды»), Глинку, Берлиоза, Шопен (двенадцать соавторских мазурок) и многие другие. Вот что писал о ней Альфред де Мюссе: «Да, гениальность — божественный дар. Она льется из Полины Виардо, как вино из переполненной чаши.Она была прототипом Жорж Санд, на основе которого был создан образ Консуэлы. В Петербурге Полина Виардо исполнила партию Розины в «Севильском цирюльнике» (Россини написал оперу для отца Полины, Мануэля Гарсии, отца-основателя бел песня). Она имела такой успех, что восторженные зрители сочли свои овации в зале недостаточными, высыпали на улицу и засыпали ее карету цветами. Все любители искусства были пленены ее талантом. Тургенев был покорен и глубоко влюблен в Полину Виардо.В письме Белинский пишет о Тургеневе: «Он сошел с ума, он теперь весь погружен в итальянскую оперу и, как всякий энтузиаст, очень мил и очень забавен». Даже мать писателя, Варвара Петровна, побывавшая на одном из концертов французской певицы, сказала вслух, как бы разговаривая сама с собой: «Должна признаться, эта чертова цыганка хорошо поет!» Неудивительно, что Полина и ее искусство стали судьбой Тургенева. Когда итальянская опера уехала из Петербурга, вместе с ней уехал и Тургенев. Можно сказать, что большую часть своей жизни после этого он провел в Европе, лишь время от времени возвращаясь в Россию.Но я хотел бы подчеркнуть другое — с одной стороны, сильные чувства к Полине Виардо, которые он испытывал на протяжении всей своей жизни, заставившие его следовать за ней по ее пути, а с другой стороны, предоставленную ею возможность стать знаком с культурными достижениями Европы. Тургенев был близким другом величайших западных писателей, в том числе Виктора Гюго, Жорж Санд, Мопассана и других. В то же время он знал и общался с Белинским и Некрасовым, Герценом, Гончаровым, Достоевским, Львом Толстым.Он также встретился с Жуковским, Гоголем, Михаилом Лермонтовым, Кольцовым — то есть величайших писателей из предыдущей эпохи. По этой причине вряд ли может быть еще один российский писатель, который видел столько же в своей жизни или встретился с таким количеством светильников российской и западной европейской интеллигенции, как Тургенев. Жаль, что он никогда не писал свои воспоминания — они, безусловно, были бы исключительно богатыми и бесконечно интересными. Тургенев умер в Буживале, под Парижем, недалеко от имения Полины Виардо, где также был дом, который он оставил дочери Полины.Большая часть его архивов осталась у Полины, а после ее смерти осталась у ее наследников. Опубликовано не все, особенно его переписка с ней, но большая ее часть…

Музыкальные проекты в нескольких формах, такие как:

Музыкальный вечер Инны Канчевой и Людмила Ангелова;

Музыка, история и биографическое введение с Иной Канчевой, Людмилом Ангеловым и профессором Беатрикс Боршар;

Музыкальный спектакль с участием Ины Канчевой, Людмила Ангелова и актера

Чайковский и его поэты, 14 октября 2021 г., 20:00 по восточноевропейскому времени (Концерты из Библиотеки Конгресса, 2021–2022 гг.)

ЧЕТВЕРГ, 14 ОКТЯБРЯ 2021 ГОДА

Беседа с художниками

{ mediaObjectId: 'D0FE8C33F830C9CEE053CAE7938CF24D', DetailUrl: 'https://www. loc.gov/item/webcast-10086/', медиаТип: 'V', }

 

Tchaikovsky & Его поэты Концертное видео больше не доступно.

Элис Кут
Фото: Джиян Чен

Christian Blackshaw
Photo Credit: Herbie Knott

Ralph Fiennes
Фото кредит: Brigitte Lacombe

ЧАЙКОВСКИЙ

«Мой гений, мой ангел, мой друг»

Лермонтов
.

«Я выхожу на улицу, чтобы найти дорогу»

ЧАЙКОВСКИЙ

«Благословляю вас, леса», соч.47/5

ПУШКИН

«Поэт»

ЧАЙКОВСКИЙ

«Никто, кроме одинокого сердца», соч. 6/6

ПУШКИН

«Поэт и толпа»

ЧАЙКОВСКИЙ

«На балу», соч. 38/3
Письмо Модесту Чайковскому, 19 января 1877 г., Москва
«Властвует ли день», соч. 47/6

ПУШКИН

«Ночь»

ЧАЙКОВСКИЙ

«Не верь, друг мой», соч. 6/1

ФЕТ

«И я проснулся»

ЧАЙКОВСКИЙ

«Смерть», соч. 57/5
Письмо Модесту Чайковскому, 10 марта 1879 г., Париж
«Почему?» соч. 6/5
Письмо Н. фон Мекку, 3 июля 1877 г., Каменка
«Забыть так скоро»

ПУШКИН

«Я изжил желания»

ЧАЙКОВСКИЙ

«Ни слова, о друг мой (Ни слова, друг мой)», соч. 6/2
Письмо к А.Глазунов, 30 января 1890 г., Флоренция
«Мягкие звезды сияли для нас», соч. 60/12

ПУШКИН

«Пророк» (перевод Хьюза)

ЧАЙКОВСКИЙ

«Любовь мертвеца», соч. 38/5

ФЕТ

«Ни слова не скажу»

ЧАЙКОВСКИЙ

«Опять, как прежде, в одиночестве», соч. 73/6

Изучите связанные коллекции и ресурсы

Все осенние мероприятия сезона Концертов от Библиотеки Конгресса 2021-2022 гг. будут представлены виртуально.
Не забудьте проверить эту страницу на наличие дополнительного контента, включая беседы с художниками, программные заметки, ссылки на ресурсы библиотеки и многое другое!

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.