Содержание

“Особенности лирики Лермонтова” очень нужно!!! 🤓 [Есть ответ]

Особенности лирики Лермонтова заключаются в том, что поэт вместил в своем творчестве практические все «вечные вопросы» человеческого бытия. Он пишет о любви, о глубине и значении этого чувства, пишет о смерти и жизни, вере в высшие силы, о свободе человеческой личности, праве человека избирать свою судьбу, о неприятии личности в обществе, о судьбе поэта в мире людей.

Лермонтов как поэт романтизма

В творчестве Лермонтова, особенно в ранний период, много черт от романтического стиля.

Для этого стиля характерен прием двоемирия, когда в своей душе лирический герой рисует идеальный образ, а на деле сталкивается с жестокой действительностью.

Все это есть в поэзии Лермонтова. Проанализируем одно из его любовных стихотворений «Нет, не тебя так пылко я люблю…». Стихотворение короткое, вмещающее в себя всего три четверостишья:

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.

Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором:
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.

Я говорю с подругой юных дней,
В твоих чертах ищу черты другие,
В устах живых уста давно немые,
В глазах огонь угаснувших очей.

В этом стихотворении лирический герой признается, что влюблен не в ту земную женщину, которую видит перед собой, а в далекий и призрачный идеал женщины, которую создало его воображение. При этом идеал гораздо дороже оригинала.

Как это и свойственно романтизму, герой лирики Лермонтова часто одинок, он ищет лучшей доли в мире людей, но обретает чувство гармонии только в единении с природой.

Этот мотив ясно проглядывается в стихотворении «Для чего я не родился?»:

Для чего я не родился
Этой синею волной?
Как бы шумно я катился

Под серебряной луной,
О! как страстно я лобзал бы
Золотистый мой песок,
Как надменно презирал бы
Недоверчивый челнок…

Здесь лирический герой стремится слиться с природой, чтобы оставить свою человеческую сущность и обрести покой и забвение.

Черты лирики Лермонтова пронизаны духом романтизма, это мятущийся тревожный порыв к настоящей свободе, познанию истинного счастья и любви.

Лермонтов как поэт реализма

Однако гений Лермонтова заключил в себя не только популярный в его годы романтический стиль, но и стиль реализма. Поэтому в некоторых своих произведениях поэт предстает как состоявшийся реалист, верный наследник А.С. Пушкина.

Образцом реалистического стиля в поэзии Лермонтова является «Казачья колыбельная песня». Начинается она доброй картиной: мать склонилась у колыбели своего сына и убаюкивает его:

Спи, младенец мой прекрасный,

Баюшки-баю.
Тихо смотрит месяц ясный
В колыбель твою.
Стану сказывать я сказки,
Песенку спою;
Ты ж дремли, закрывши глазки,
Баюшки-баю.

Мать рассказывает сыну о его будущей непростой судьбе – судьбе воина, она говорит, что будет молиться за него и ждать его домой с войны:

Дам тебе я на дорогу
Образок святой:
Ты его, моляся Богу,
Ставь перед собой;
Да, готовясь в бой опасный,
Помни мать свою…
Спи, младенец мой прекрасный,
Баюшки-баю.

В этом бесхитростном, на первый взгляд, стихотворении выражена и любовь к своей Родине, и восхищение перед подвигом материнства, и вся суть человеческой жизни.

То же самое обращение к судьбе простого человека на фоне грандиозных исторических событий мы видим в стихотворении «Бородино». В этом стихотворении от лица простого русского солдата рассказывается о победе над французскими захватчиками во главе с императором Наполеоном.

Героизм солдат и офицеров исходит из их глубочайшей любви к Родине, все это сугубо просто и реалистично, как будто сами читатели являются живыми свидетелями этого сражения:

Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам…
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.
И молвил он, сверкнув очами:
“Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте же под Москвой,
Как наши братья умирали!”
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Недаром В. Г. Белинский называл М.Ю. Лермонтова «поэтом беспощадной мысли истины», поэтом-реалистом, в конце своего творческого пути ставшем гениальным художником слова.

Необычность лирики Лермонтова как раз и заключается в сочетании романтических и реалистических мотивов: каждый читатель найдет в произведениях поэта то, что ему по душе: и тоску мятущейся одинокой молодости, и живое описание жизни своего народа.

Анализ лирики Лермонтова Михаила Юрьевича

По характеру дарования Лермонтов, как и Пушкин, был прежде всего поэтом-лириком с рано сформировавшимся обостренным чувством личности. Лирические стихотворения занимают центральное место в его литературном наследии как по числу произведений, так и по их особой значимости для лермонтовского эпоса (поэмы, роман «Герой нашего времени») и драматургии («Маскарад»).

 

Именно в лирике наиболее полно отразились основные творческие интересы писателя, его идейные и художественные искания, факты личной биографии и «биографии» его поколения. Лермонтов, в отличие от многих русских писателей, не писал критических статей, рецензий и теоретических работ. Его представления о поэте и поэзии выражены в лирических стихотворениях.

Замыслы ряда крупных произведений Лермонтова складывались в лирическом творчестве. Например, работе над поэмой «Демон» предшествовало стихотворение «Мой демон» (1829), из «Думы» (1838) вырос «Герой нашего времени», многие эпизоды «кавказских» поэм возникли из предварительных поэтических «заготовок» в ранней лирике. Иногда Лермонтов целиком вводил тексты стихотворений в другие произведения. Находки, сделанные в ранней лирике, становились своеобразным «строительным материалом» и для позднейших стихотворений, и для поэм. Основой некоторых стихотворений, написанных в 1837-1840 гг., — «Узник», «Сосед», «Памяти А.И. Достоевского», «Договор» и др. — стали образы, строфы или отдельные строки ранних стихотворений. Самоповторения и автоцитаты — важнейшая особенность лермонтовского творчества, связанная с беспримерной для русской поэзии первой половины XIX в. привязанностью Лермонтова к ключевым темам и мотивам. Они варьировались во многих произведениях, отражая нюансы его идейно-эстетической позиции на разных этапах художественного развития. Самоповторения возникали не только в различных редакциях одного стихотворения, но и в ряде стихотворений, так как поэт добивался наиболее точного словесного выражения своих мыслей.

Основная особенность лермонтовской лирики — ее протестующий, бунтарский и одновременно трагический характер. Источники трагического бунтарства — признание безграничных прав личности, оказавшейся в конфликте с обществом, эпохой, утратившей цельность и гармоничность восприятия мира, кризис веры в возможность осуществления общественных идеалов, острое осознание распавшейся «связи времен», ощущение исторического «промежутка», который обессмысливает любое действие, делает любую мечту несбыточной.

В ранней лирике 1828-1832 гг. личность романтика противопоставлена «целому миру». Конфликт с миром означал не только противостояние обществу, но и мятеж против «неба», Бога и мироздания.

Романтическая антитеза «человек—мир» побуждала лирического героя Лермонтова остро ощущать собственное избранничество. Лирическое «я» — могущественная личность, способная единолично разрешить коренные вопросы общественного и нравственного устройства мира, который кажется ей абсолютно несовершенным, лишенным гармонии, а нередко и смысла. Герой ранней лирики был «избранником неба», убежденным в том, что его ожидает прекрасная и трагическая судьба. И хотя в стихотворениях Лермонтова не говорилось о конкретном содержании жизненного пути героя, смысл его был вполне ясен: это не жизнь среди толпы посредственностей, а высокая миссия — личная, гражданская и поэтическая:


Настанет день — и миром осужденный.
Чужой в родном краю,
На месте казни — гордый, хоть презренный —
Я кончу жизнь мою…


Лирический герой словно перебирает варианты своей судьбы, не останавливаясь ни на одном. В каждом из них — конфликт с миром, противоречие между его ролью мессии и отчуждением от людей:


За дело общее, быть может, я паду
Иль жизнь в изгнании бесплодно проведу;
Быть может, клеветой лукавой пораженный,
Пред миром и тобой врагами униженный,
Я не снесу стыдом сплетаемый венец
И сам себе сыщу безвременный конец. ..
(«Из Андрея Шенье», 1830-1831).


Лермонтов-лирик, убежденный- в своем избранничестве, пророчил себе судьбу странника, скитальца, вечного юноши с грузом «надежд разбитых» в душе. Один из самых выразительных поэтических манифестов раннего Лермонтова — стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой…» (1832) — завершается «лирической дерзостью»: только он сам, «неведомый избранник», или пославший его на землю Бог могут рассказать толпе об «угрюмом океане» его души:


Кто может, океан угрюмый,
Твои изведать тайны? кто
Толпе мои расскажет думы?
Я — или Бог — или никто!


Юный Лермонтов отказывается от привычных жизненных ценностей: он не верит в счастье, не ценит покой и окружающую его гармонию. Смысл своего «плавания» по бурному «морю» жизни романтический бунтарь, побуждаемый духом протеста и мятежа, видит не в достижении счастья, не в бегстве от него, а в самом движении. В коротком стихотворении «Парус» (1832) по существу представлена целая программа жизни романтика с мятежной душой, который покою предпочитает бурю, с презрением относится к любому «берегу», ограничивающему его свободу. Гармония в природе раздражает его, ведь она не соответствует его собственной жажде бури и мятежа. Одинокий романтик «просит бури» — только она способна примирить его с миром.

Стремление выработать собственную программу «жизне-строения», то есть романтического переустройства мира, — главная особенность романтического героя ранней лирики Лермонтова. Поэт-романтик отрекается от своей прозаически-будничной биографии, вбрасывающей его в круг «низкой» реальности. Его чувства предельно гиперболизированы. Лишенные эмоциональных полутонов и оттенков, они становятся всепоглощающими страстями, не похожими на обычные человеческие чувства. Лирический герой бросает вызов и «земле», и «небу». И земное, и небесное вызывают в нем настроения глубокой тоски, отчаяния, острого скептицизма. Он осознает неразрешимое противоречие между своими героическими порывами, нравственным максимализмом и ненужностью его подвигов ни обществу, ни мирозданию. Покой и гармония в окружающем мире приводят его к мысли, что он «чужд всему».

Его протест — это жажда расшевелить мир, ценой самопожертвования заставить его преодолеть косность, инерцию и «спокойствия туман»:


Я жить хочу! хочу печали
Любви и счастию назло; 
Они мой ум избаловали
И слишком сгладили чело.
Пора, пора насмешкам света
Прогнать спокойствия туман;
Что без страданий жизнь поэта?
И что без бури океан?
Он хочет жить ценою муки,
Ценой томительных забот.
Он покупает неба звуки,
Он даром славы не берет.
(«Я жить хочу! хочу печали…», 1832)


Важная особенность ранней лирики Лермонтова — ее камерность. Поэт писал не для публики, а для себя. Несмотря на то, что многие стихотворения представляют собой лирические манифесты, они не рассчитаны на посторонних читателей. У многих из них всего один «адресат» — сам поэт. Легенда о юноше-избраннике, воплощенная в лирике 1828-1832 гг., была необходима Лермонтову не для огласки, не для молвы, а для самопознания. Ранние стихотворения — своеобразный лирический «документ», дневник самопознания, в котором на первом плане оказался внутренний опыт самого поэта. Словесные формы этого дневника далеки от совершенства: ведь его не волновали ни мнения читателей, ни оценки критиков и поэтов-современников. Пророчества о своей судьбе Лермонтов облекал в «одежды» общедоступных и традиционных мотивов и образов романтизма. «Ученическая» поэтическая форма и лирическая «автобиография», вдохновленная ранней духовной зрелостью поэта, образовали неповторимый сплав.

Ранние стихотворения Лермонтова — лирический «дневник», в котором лирические размышления были составной частью становления личности. Главный мотив творчества — внутренняя жизнь поэта, его мысли и мечты. Новизна слов и образов была несущественной, к ней Лермонтов в эти годы поразительно равнодушен. Он созидал свою судьбу, а в стихах выразил то, чем питалась его душа, видя в них неизбежных спутников своей юности, способных запечатлеть «невыразимое», не вмещавшееся в узкие рамки привычного «прозаического» слова. Герой ранней лермонтовской лирики, по мироощущению тождественный самому Лермонтову, жил ожиданием «славных» или «ужасных» дел, которые он совершит на поприще, вдохновленном или Богом, или Демоном. Поэта интересовал не нравственный смысл его будущих деяний, а сама «высота» цели, которую он будет штурмовать. Он был убежден, что не в словах, а в действии заключен истинный смысл его жизни.

В 1833-1835 гг. лирическая струя в творчестве Лермонтова почти иссякает: за четыре года написано лишь несколько стихотворений. Поэт теряет интерес к закрытому от посторонних лирическому комментированию собственной судьбы. «Возрождение» лирики началось на новом витке лермонтовской творческой «спирали». В 1836 г. было написано несколько стихотворений, но резкие изменения в характере лирического творчества произошли в 1837 г.

К середине 1830-х гг. Лермонтов осознал, что будущее, о котором он мечтал в ранней лирике, стало его несбывшейся судьбой: «жизнестроительная» утопия романтика рухнула. Широкий общественный резонанс, вызванный стихотворением «Смерть Поэта», открыл новую возможность — превратить несбывшуюся судьбу в новую общественную и эстетическую роль. Это роль поэта-пророка, не только дерзко бросающего вызов обществу и мирозданию, но и подводящего предварительные итоги своей жизни и жизни своего поколения.

Этапное стихотворение, в котором выражена новая позиция Лермонтова-лирика, — «Дума» (1838). Впервые поэт включил свое лирическое «я» в «мы» современников. Не отождествляя себя со своим поколением, он считает себя его частью: «Печально я гляжу на наше поколенье!», но «Богаты мы, едва из колыбели…», «Мы иссушили ум наукою бесплодной…» Только одно позволяет Лермонтову отделить себя от современников: то, что он поэт, имеющий право судить этих людей, которые в остальном не отличаются от него самого. Поэт должен сказать горькую правду о своем поколении. В этом теперь он видит свой долг, ожидая от своего слова действия.

С 1837г. Лермонтов, считая себя поэтом-пророком, совестью своего поколения, хотел, чтобы его слышали: он писал стихи уже не для себя, а для публики. Делом его жизни стала поэзия. Сознание высоты своей поэтической миссии придало ему силы и в то же время заставило пристально всматриваться в собственную душу, находить в самом себе те же нравственные и психологические качества, что и в современниках. Он верил в свою правоту и одновременно сомневался в своих силах, в успехе своей миссии поэта-пророка. В 1838 г. было написано стихотворение «Поэт», в котором Лермонтов выразил свои представления об идеале поэта-пророка, назвав современного поэта «осмеянным пророком». «Думы» о поколении и размышления о сути и смысле творчества шли, таким образом, рука об руку.

Лермонтовское представление о поэте коренным образом отличается от пушкинского. Для Пушкина одиночество поэта — непременное условие творчества, воздействие на современников он не рассматривал в качестве главной цели поэтического труда. Для Лермонтова именно задача, сформулированная в пушкинском «Пророке», — «глаголом жги сердца людей» — единственный подлинный критерий поэта и поэзии. Творческий процесс в понимании Лермонтова, в отличие от Пушкина, не уединенный поиск «союза высоких звуков, чувств и дум», а публичное действо, которое способно захватить, воодушевить публику или вызвать у нее злобный смех. Не для «звуков сладких и молитв» рожден поэт, по мнению Лермонтова, а для того, чтобы «провозглашать любви и правды чистые ученья». Цель поэта — не движение к гармонии, а порыв к правде, обнажающей «приличьем скрашенный порок».

В программном стихотворении «Журналист, читатель и писатель» (1840) создана яркая картина творчества романтического поэта-пророка, пишущего под «диктовку» совести и «сердитого» ума:


Бывают тягостные ночи:
Без сна, горят и плачут очи,
На сердце — жадная тоска;
Дрожа, холодная рука

Подушку жаркую объемлет;
Невольный страх власы подъемлет;
Болезненный, безумный крик
Из груди рвется — и язык
Лепечет громко, без сознанья
Давно забытые названья…
Тогда пишу. Диктует совесть,
Пером сердитый водит ум:
То соблазнительная повесть
Сокрытых дел и тайных дум;
Судья безвестный и случайный,
Не дорожа чужою тайной,
Приличьем скрашенный порок
Я смело предаю позору;
Неумолим я и жесток…


Нравственный максимализм, бескомпромиссность — отличительные черты лермонтовского поэта-пророка. Он не похож на человека, одержимого вдохновением — предвестием будущей гармонии, напротив, в нем бушует хаос, рожденный миром дисгармонии и страданий. Поэт должен быть «больше, чем поэтом», — судьей, выставляющим на всеобщее обозрение («позор») тайные пороки людей. Поэту мучительно горько от непонимания толпы, он сомневается в необходимости своих слов:


К чему толпы неблагодарной

Мне злость и ненависть навлечь,

Чтоб бранью назвали коварной

Мою пророческую речь?


В стихотворении «Поэт» Лермонтов тоже обращался к «осмеянному пророку» с вопросом:


Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!
Иль никогда на голос мщенья

Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,

Покрытый ржавчиной презренья?..


Это уже не вопрос о жизненном предназначении, который так любил задавать самому себе Лермонтов в ранней лирике. Здесь речь идет о действенности слова, о возвращении поэту той власти, «которой свет / Внимал в немом благоговенье». В лирике последних лет Лермонтов воссоздает духовный облик современников и требует от них самих сопереживания и мгновенного отклика.

Поэт понимал трагическую разобщенность «осмеянного пророка» и общества, которое отвечает на слова правды бранью, презрением и насмешками. Судьба современного поэта показана в стихотворении «Пророк» (1841). В нем Лермонтов как бы отвечает на вопрос, заданный им в последней строфе «Поэта». В «Пророке» воплощен сложный эмоциональный комплекс, в котором переплелись страстная жажда воздействия поэтического слова на умы и сердца людей и беспощадная самоирония, обличение самодовольной толпы и осознание слабости самого поэта-пророка. Изгнанный людьми, он утешается бессмысленной проповедью в пустыне:


Завет предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная;
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.

Пророк лишен былого величия, ведь он по существу не смог выполнить свою миссию. Бог послал его к людям, но до их сердец «осмеянный пророк» не смог достучаться, ему не поверили («Глупец, хотел уверить нас, / Что Бог гласит его устами!»). В жалкой участи пророка в равной степени виновны и люди, и он сам, не сумевший разглядеть в них ничего, кроме «злобы и порока», удовлетворившийся тем, что не люди, а бессловесная «тварь земная» внемлет его проповеди. Печальна судьба современного поэта, он не способен исполнить волю Бога: своим словом «глаголом жечь сердца людей» — такова основная мысль Лермонтова.

Однако сам Лермонтов не отрекался от миссии поэта-пророка. Он говорил с современниками вопреки их желанию слышать от него только похвальные слова («морщины прятать под румяны»). Лирические монологи поэта обращены к людям. Он убежден, что его стих, как в давние времена, должен, «как Божий дух», носиться над толпой, быть «отзывом мыслей благородных». В стихотворениях «Смерть Поэта», «Поэт», «Дума», «Последнее новоселье» звучат ораторские интонации: ведь Лермонтов ведет честный и беспощадный разговор с несовершенным миром. Именно он, поэт, должен высказать людям всю правду о них.

Звучащее слово господствует в стихотворениях «Бородино», «Казачья колыбельная песня», «Завещание», «Журналист, читатель и писатель», «Спор». Преобладающими формами лирики Лермонтова становятся прямое высказывание и диалог. В стихотворениях-диалогах, наряду с голосом лирического героя, который выражает уже не только миросозерцание самого поэта, но и духовный облик многих современников, звучат другие голоса: в них Лермонтов передает мысли и думы «простых людей», не разъеденных мучительной рефлексией и скептицизмом.

 

Опора на звучащее слово была столь важной для Лермонтова, что меняла облик ранних стихотворений, написанных на те же темы. Например, предшественником знаменитого стихотворения «Бородино» (1837) было «Поле Бородина», написанное в 1831 г. Если в раннем произведении «рассказчиком» был романтический оратор-декламатор, вспоминавший, как накануне битвы «шумела буря до рассвета» и в этой «песне непогоды» ему слышались звуки другой, «дикой» песни — «песни свободы», то в «Бородино» о сражении повествует старый солдат, «дядя». Он с гордостью, но без всякой патетики говорит о людях своего времени. Стихотворение начинается как диалог, перерастая затем в монолог старого солдата, который не скупится на реалистические детали, стараясь передать масштаб Бородинской битвы и мужество русских солдат.

Лирический герой поздних стихотворений Лермонтова перестает быть условной романтической фигурой. В нем нет гиперболизма чувств, кипения страстей — их сменяет холодный скептицизм или внешняя бесстрастность. Лермонтов-лирик использует различные художественно-стилевые формы, но все они подчинены в конечном счете одной задаче — созданию емкого и многогранного образа «лермонтовского человека», сына своего времени, представителя своего поколения. Этот человек горд и непреклонен в своем неприятии сложившихся условий жизни, мужественно переживает свою судьбу. Лирический герой — динамическая, развивающаяся личность. Непостоянство, изменчивость его оценок и настроений передается сменой стилей и интонаций поэтической речи. Острая наблюдательность, точная фиксация деталей внешнего мира и глубокое понимание лирическим героем собственной дисгармоничной, изнемогающей от неразрешимых вопросов души — все это находит отражение в многоголосии стилевой палитры лирики Лермонтова.

В последние годы жизни Лермонтов написал немало стихотворных аллегорий («Три пальмы», «Утес», «На севере диком…»), в которых предметные образы-аллегории скрывают бурю страстей в душе лирического героя. Другая грань лирики обнаруживается в таких стихотворениях, как «Завещание», «Валерик» , «Памяти А. И.О<доевско>го». Если в ранних стихотворениях господствовала экспрессивная образность, то в поздней лирике на смену ей приходят «неукрашенные», иногда даже прозаически-сниженные слова и обороты

Устойчивый мотив лермонтовской поэзии — мотив предчувствия собственной гибели — звучит совершенно иначе, чем в пророчески-мессианских ранних стихотворениях. Удивительная простота, безыскусность и вместе с тем пронзительная человечность отличают, например, стихотворения «Завещание» и «Сон», абсолютно не похожие на образцы «высокой» романтической лирики, каких немало и у позднего Лермонтова. В его поэтическом даровании открылись грани, позволившие ему раскрыть необычайную психологическую значительность и глубину в обыденном, « прозаическом ». Сама смерть, всегда тревожившая сознание поэта, предстает в этих стихотворениях как щемяще-тревожное расставание человека с миром, который ему так не хочется покидать, несмотря на то, что этот мир был неласков или равнодушен к нему:


<. ..> Да что? Моей судьбой,
Сказать по правде, очень
Никто не озабочен.
А если спросит кто-нибудь…
Ну, кто бы ни спросил,
Скажи им, что навылет в грудь
Я пулей ранен был;
Что умер честно за царя,
Что плохи наши лекаря
И что родному краю
Поклон я посылаю.


Сдерживаемая лирическая мощь прорывается в стихотворениях «Ветка Палестины» (1837), «И скучно и грустно…» (1840), «Выхожу один я на дорогу…» (1841). В них голос лирического героя звучит открыто, как и в ранней лирике. Он беспощаден к самому себе, к жизни, «пустой и глупой шутке», к гармонии мироздания, которая не способна унять его душевных страданий.

Кажется, нигде так ярко не проявился скептицизм Лермонтова, как в стихотворении «И скучно и грустно». Все традиционные жизненные ценности — дружба, любовь, желания, радости и страдания, чувства и страсти — не только подвергнуты сомнению, но и отвергнуты, побеждены холодным, рассудочным анализом. Но это печальная победа, ведь лирический герой страдает оттого, что «некому руку подать / В минуту душевной невзгоды», что «вечно любить невозможно». Ему горько от мысли, что ни в отношениях между людьми, ни в самом себе он не может найти ничего, что примирило бы его с жизнью. К жизни, объявленной «пустой и глупой шуткой», лирический герой подходит как максималист, не желающий довольствоваться малым. Его не устраивает видимость дружбы, не выдерживающей испытания невзгодами, несбыточные желания, любовь «на время», «ничтожные» радости и муки.

За скептическим монологом одинокого «лермонтовского человека» скрывается не внутренняя пустота, а горькое убеждение в трагизме своего существования, в невозможности достигнуть гармонии между человеком и равнодушным к нему миром. Стихотворение, несмотря на его «персональность», полную открытость лирического «я», имеет огромный обобщающий смысл: ведь в нем выражен не только индивидуальный опыт Лермонтова — это итог раздумий всего лермонтовского поколения. В горьком личном опыте сконцентрирован опыт многих людей. « И скучно и грустно» — монолог-исповедь одного из тех людей, о которых Лермонтов написал в стихотворении «Дума» (1838), представляющем собой очерк исторической судьбы и социально-психологический портрет поколения.

«Дума» — сгусток мыслей и чувств Лермонтова, развитых в его поздней лирике, поэмах и романе «Герой нашего времени». В стихотворении говорится обо всех важных сторонах жизни современников: об их месте в обществе, о нравственном облике и психологии. Однако лирический герой «Думы» — отнюдь не равнодушный и бесстрастный судья. Важная особенность стихотворения в том, что размышления о современниках — это и процесс осознания лирическим героем своего истинного положения в мире. Его мысль движется от элегических интонаций печального раздумья к мрачному, трагическому обобщению, от высокой романтической ноты к скорбной и горькой иронии. Лирический герой осознает, что его личная судьба тождественна судьбе поколения. Поэт судит свое поколение, но одновременно и о самом себе говорит в тоне сурового самоосуждения и самоиронии.

Лермонтов не только оценивает свое поколение, но и вспоминает о предшествующем — «отцах», которые не смогли ничего оставить своим детям, отказавшись от своих прежних убеждений, посчитав их « ошибками ». Поэт говорит и о будущем поколении — «потомках», которые с горечью и презрением будут вспоминать об «отцах»:


И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.


Но главное внимание Лермонтов уделил, естественно, духовному облику современников. Он подчеркнул бесцельность и бессмысленность существования людей, чья жизнь — «ровный путь без цели», «пир на празднике чужом». Это люди без будущего, которые пройдут над миром без «шума и следа»: после них не останется ни новых идей, ни новых дел. Грядущее для этих людей «иль пусто, иль темно». Лермонтов говорит о своем поколении как о «толпе угрюмой и скоро позабытой», не способной радоваться жизни, смеющейся над прошлым и не верящей в будущее.

 

Главное в общественной характеристике поколения — отчужденность людей друг от друга. Каждый человек одинок, замкнут, равнодушен к тому, что происходит в обществе:


К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно-малодушны,
И перед властию — презренные рабы.


Эти люди не могут открыто протестовать, а тем более бороться с существующим миропорядком. Лермонтов показывает равнодушие своих современников к нравственности. Они не различают добра и зла, что сам поэт считает «позорным». Отбросив фальшивую мораль большинства, они полагают, что нравственности вообще не существует.

В «Думе» дана замечательная характеристика психологии современного поколения. Прежде всего, Лермонтов пишет о том, что это поколение рационалистов. Тяга к знаниям и сомнение — двигатель познания — всегда были благом для людей, но поэт подчеркивает, что для его современников это уже не благо, а зло. Ведь практического значения их размышления о мире и людях не имеют. Ум современников иссушен «наукою бесплодной». Они не доверяют своим чувствам, видя в них только « зарытый скупостью и бесполезный клад», изнемогают «под бременем познанья и сомненья».

Лермонтовское поколение не способно на глубокие чувства. Ни ненависть, ни любовь не могут по-настоящему овладеть душой этих людей. В их крови «огонь кипит», но в душах — «холод тайный », так как истинные чувства для них закрыты. Поэтому ни поэзия, ни искусство не в состоянии расшевелить их ум «восторгом сладостным».

В «Думе» поэт не ограничился беспощадными и горькими оценками современников. Он показал, что не только они виноватые бесцельности их жизни. «Дума» — это обвинительный акт обществу, превратившему умных людей, интеллектуальную элиту страны в подобие манекенов, которым скучно в жизни, скучно с самими собой.

Только в мечтах, да и то на короткое время, они могут уйти от ненавистной жизни. Об этом Лермонтов написал в стихотворении «Как часто, пестрою толпою окружен…» (1840). Лирический герой стихотворения одинок в « пестрой толпе », где вместо живых людей мелькают «приличьем стянутые маски». Он внешне ничем не выделяется из этой толпы, но, «наружно погружась в их блеск и суету», вспоминает о детстве, о деревне, о настоящей любви. Здесь мы видим тот «остаток чувства», который еще есть в современном человеке. Однако мысли и мечты о прежней жизни мимолетны, их спугивает «шум толпы людской». В душе героя рождается протест, но, как истинный сын своего времени, он не способен открыто высказать окружающим свою злость и горечь.

Во многих стихотворениях 1838-1839 гг. легко обнаружить комплекс идей и настроений, близкий к тому, который отражен в «Думе». Тема современного поколения для Лермонтова была поистине неисчерпаемой. Например, в стихотворении «Не верь себе» (1839) создан яркий образ толпы, идущей «дорогою привычной». Среди нее затерялся «мечтатель молодой», вызывающий у людей только смех:


Поверь: для них смешон твой плач и твой укор,
С своим напевом заученным,
Как разрумяненный трагический актер,
Махающий мечом своим картонным…


В горьких строках этого стихотворения слышится и суровое осуждение «толпы», и трагическое осознание ненужности любой правды о современниках. Ведь, обращаясь к тем, кто еще верит в нее, в том числе и к поэту, самодовольная толпа провозглашает:


Но скучен нам простой и гордый твой язык, —
Нас тешат блестки и обманы;
Как ветхая краса, наш ветхий мир привык
Морщины прятать под румяны. ..
(«Поэт», 1838).


К каким же решениям подводит Лермонтов своего лирического героя? Видит ли он возможность преодолеть трагический разлад между личностью «мечтателя», искателя истины, поэта-пророка и миром равнодушных, безжизненных современников? Индивидуалистическая самоизоляция — только один из путей лирического героя, намеченных и отвергнутых Лермонтовым. Другой путь — обращение к Родине, впервые открывающейся перед ним не в автобиографическом пространстве дворянской усадьбы, как было в ранней лирике, а в ее подлинном, суровом и прекрасном, «мужицком» обличье (стихотворение «Родина», 1841). Еще один путь, уводящий лирического героя от толпы современников, — верность своей судьбе, вера в новую жизнь, которая способна взорвать привычное существование (этот особый путь осмыслен в другом стихотворении, также написанном в 1841 г., — «Выхожу один я на дорогу…»).

Два лирических шедевра Лермонтова, созданные в последние полгода его жизни, завершили размышления поэта о жизненном пути современного человека, который должен преодолеть свое отчаяние, разлад с миром и найти свою дорогу. Она может быть либо «проселочным путем», затерявшимся на просторах родины, вдали от ненавистной цивилизации, от широкого тракта, по которому мчатся толпы современников-пошляков, либо «кремнистым путем», уводящим его от горестей несостоявшейся жизни к гармоническому слиянию с вечностью и мирозданием. «Родина» и «Выхожу один я на дорогу…» — два варианта судьбы лирического героя, которые, при всем своем внешнем различии, внутренне близки. И «странная любовь» к родине, и «свобода и покой», которых ищет герой стихотворения «Выхожу один я на дорогу…» вне привычной жизни, способны умиротворить его душу, дать ему возможность ощутить вместо опостылевшего разлада с миром близость к вечным ценностям: природе, любви, чувство радости жизни. Если в «Родине» Лермонтов еще среди современников, полемизирует с ними, то в стихотворении «Выхожу один я на дорогу…» он уже среди потомков, которым оставляет свое поэтическое завещание, как бы свой «проект» «памятника нерукотворного».

Лирический герой «Родины» — путешественник, проезжающий проселочными дорогами по просторам степной России. Он говорит о любви к «неофициальной» России, скрытой за фасадом официального патриотизма, признающего только «славу, купленную кровью» и «полный гордого доверия покой», и восторгами «квасных» патриотов, которые ценят «темной старины заветные преданья». Лирический герой ясно видит, что нужно отбросить, что не может быть предметом его любви, даже если это кажется «странным» его современникам. Четыре раза поэт подчеркивает необычность своего патриотизма: «Люблю отчизну я, но странною любовью!», «Не победит ее рассудок мой», «Но я люблю — за что не знаю сам…», «С отрадой многим незнакомой…» Лирическая исповедь героя, который в этом стихотворении особенно близок к Лермонтову, приобретает острый публицистический оттенок.

Настоящий патриотизм — это любовь к России народной, которая открывается лирическому герою как необозримая страна, увиденная словно с высоты птичьего полета, и как страна простых людей, занятых своими повседневными заботами. Композиция стихотворения подчинена идее приближения лирического героя к главному — образам русских мужиков, олицетворяющих не государство с его жандармскими «мундирами голубыми» (см. стихотворение «Прощай, немытая Россия…», 1841), а подлинную Россию, страну, живущую своей жизнью, и ее народ, поющий и пляшущий по-своему, а не по указке всесильных, казалось бы, «пашей» из Петербурга:


С отрадой многим незнакомой
Я вижу полное гумно,

Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.


В лирико-философской исповеди «Выхожу один я на дорогу…» голос поэта обращен к самому себе. Стихотворение — акт его философского самосознания. В нем развернуты две важнейшие лирические темы: тема пути, заявленная в первой строфе, и тема будущего, предстающая как принципиально новая для Лермонтова поэтическая утопия «свободы и покоя». В начале стихотворения звучит один из ведущих мотивов лермонтовской лирики — мотив одинокого странничества по жизни, «кремнистому пути», уводящему в будущее. Земная жизнь осмыслена как «пустыня», место уединенной встречи лирического героя со вселенной. Земля не противостоит небу: «пустыня внемлет Богу». Это отражение небесного согласия, божественной гармонии мироздания. Но величественное зрелище ночи («В небесах торжественно и чудно! / Спит земля в сиянье голубом…») резко противопоставлено дисгармонии и разладу в душе лирического героя («Что же мне так больно и так трудно? / Жду ль чего? жалею ли о чем?»). Сталкиваются гармония космоса и хаос души героя, гордо сопоставившего себя с мирозданием. Вселенная для него — только часть мучительной жизни, лишенной воспоминаний о прошлом и надежд на будущее. Неразрешимый конфликт с жизнью не устраняется, а преодолевается — ценой отречения от жизни, устремлением лирического героя к фантастической грёзе о полужизни-полусне-полузабытьи:


Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!
Но не тем холодным сном могилы…
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб дыша вздымалась тихо грудь…


Только с этой несбыточной мечтой он связывает возможность преодолеть время, слиться с природой, найти желанную гармонию с миром:


Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб вечно зеленея
Темный дуб склонялся и шумел.

 

Лермонтов не снимает противоречий в самой реальности. Они по-прежнему тревожат лирического героя: он никуда не может уйти от них и от мучительного разлада в собственной душе. Хаосу и дисгармонии противостоит романтическая программа «жизнестроения », развернутая в финале стихотворения. Это новая реальность, содержание которой — неувядающая, «вечная» жизнь и полная реализация духовных сил человека: он мечтает не о смерти, а о подлинном существовании — в гармонии с мирозданием и самим собой.

Основные мотивы лирики М.Ю. Лермонтова Стихотворения Лермонтов М.Ю. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Стихотворения / Основные мотивы лирики М.Ю. Лермонтова

    Поэтическое наследие М. Ю. Лермонтова уникально. Самобытен стиль этого художника, идейно-художественное особенности лирики, авторский взгляд на поставленные проблемы.
    Для Лермонтова, как и для многих других поэтов и писателей того времени, времени реакции, основной ценностью были свобода и воля. Неудивительно, что именно эта проблема встает и перед лирическим героем поэта.
    Недовольство окружающей действительностью, лицемерие и безвольность высшего света делают героя лирики Лермонтова глубоко несчастным. В поисках душевной свободы он попадает на Кавказ. Так, в стихотворении «Прощай, немытая Россия» лирический герой повествует о своей внутренней неприязни к «стране рабов, стране господ». Он ищет душевного спокойствия и равновесия, которое надеется найти только на Кавказе:
    Быть может, за стеной Кавказа
    Сокроюсь от твоих пашей,
    От их всевидящего глаза,
    От их всеслышащих ушей.
    Герой разочарован в современном мире. Его мысли передает Печорин, персонаж романа «Герой нашего времени»: «Мы неспособны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного нашего счастья». Эти мысли приводят лирического героя Лермонтова к скуке и равнодушию. А состояние апатии, хандры влечет за собой одиночество, от которого некуда скрыться. Оно полностью поглощает человека. Самому Лермонтову было знакомо это чувство.
    В большой мере это проявляется в его стихотворении «И скучно, и грустно…» В нем лирический герой говорит о бессмысленности человеческих ценностей в современном ему мире. Он не хочет любить, ибо «на время – не стоит труда, а вечно любить невозможно». В душе лирического героя «и радость, и муки, и все так ничтожно». Он не находит утешения даже в мечтах и желаниях, так как они, по его мнению, бессмысленны. Вся жизнь постепенно становится никчемной и глупой:
    Что страсти? – ведь рано иль поздно их сладкий недуг
    Исчезнет при слове рассудка;
    И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг. –
    Такая пустая и глупая шутка…
    Неизбежная скука порождает неверие в любовь и дружбу. В лирике Лермонтова очень часто встречаются стихи о бессмысленности и жестокости любви и дружбы. В одном из известных лирических произведений поэта, которое называется «Тучи», говорится о жестокости мира, где ценность — «зависть темная», «злоба открытая», «или друзей клевета ядовитая». Лирический герой не может принять такую действительность.
    Для Лермонтова любовь – это трагедия, душевная боль и вечное страдание. В стихотворении «Благодарность» поэт благодарит Бога за «томные мучения страстей», «за горечь слез, отраву поцелуя, за месть врагов и клевету друзей». Но при этом заставляют задуматься последние строки стихотворения:
    Устрой лишь так, чтобы тебя отныне
    Недолго я еще благодарил.
    Именно в последних словах, на мой взгляд, проявляется истинное отношение лирического героя к жизни.
    В образе героя Лермонтова перед нами возникает человек, который был типичен для того времени. Он сформировался в ту эпоху, когда нравственные ценности стали терять свою значимость. В стихотворении «Дума» Лермонтов обращается к современному для него поколению и приходит к следующему выводу:
    И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
    Потомок оскорбит презрительным стихом,
    Насмешкой горькою обманутого сына
    Над промотавшимся отцом.
    Лермонтова всегда волновал вопрос, в чем же смысл существования поэта или писателя. Он всегда соглашался с Пушкиным в том, что художник, подобно пророку, должен «глаголом жечь сердца людей». Но при этом поэт осознает, что правда всегда колит глаза. Именно поэтому в стихотворении «Пророк» он говорит:
    Провозглашать я стал любви
    И правды чистые ученья, —
    В меня все ближние мои
    Бросали бешено каменья.
    Но, несмотря на всю жизненную несправедливость, истинный художник все же следует своему призванию.
    Таким образом, тематика лирик Лермонтова традиционна. Он рассматривает проблемы любви и дружбы, смысла жизни, затрагивает общественно-политические вопросы, проблему назначения поэта и поэзии. Но решает все эти вопросы Лермонтов по-своему. Его лирика наполнена разочарованием, скепсисом, неверием, душевной болью, стремлением к недостижимому идеалу.


0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Стихотворения / Основные мотивы лирики М.Ю. Лермонтова


Смотрите также по произведению «Стихотворения»:


Молитва как жанр в лирике Лермонтова. Творчество Лермонтова. Своеобразие лирики Лермонтова

Уже в уходящем, 2014 году, литературный мир праздновал 200-летие великого русского поэта и прозаика — Михаила Юрьевича Лермонтова. Он, безусловно, знаковая фигура в русской литературе. Его богатое творчество, созданное за короткую жизнь, оказало немалое влияние на других знаменитых русских поэтов и писателей как ХІХ, так и ХХ века. Здесь мы рассмотрим основные мотивы в творчестве Лермонтова, а также скажем о своеобразии лирики поэта.

О происхождении рода Лермонтовых и воспитании поэта

Прежде чем мы приступим к рассмотрению творчества Михаила Юрьевича, необходимо написать несколько предложений о том, откуда же взялся в России в начале ХІХ века поэт с такой необычной для тогдашнего русского уха фамилией. Итак, по всей вероятности, предки Лермонтова происходили из Шотландии и вели своё начало от Томаса Лермонта, легендарного кельтского барда, жившего в Шотландии в ХІІІ веке. Забегая вперёд, укажем одну интересную деталь: великий английский поэт Джордж Байрон, столь уважаемый Лермонтовым, также причислял себя к потомкам Томаса Лермонта, благодаря тому, что один из предков Байрона был женат на женщине из рода Лермонтов. Так вот, один из представителей этой фамилии в начале 17-го века был взят в русский плен, поступил на военную службу, принял православие и стал родоначальником русской фамилии Лермонтовых. Однако стоит заметить, что сам Михаил Юрьевич свою фамилию ассоциировал поначалу с Франсиско Гомесом Лермой, испанским государственным деятелем 16-го века. Это отражено в написанной Лермонтовым драме «Испанцы». А вот своим шотландским корням поэт посвятил строки из стихотворения «Желание». Детство Лермонтова прошло в усадьбе Тарханы Пензенской губернии. Воспитывала поэта в основном его бабушка, Елизавета Алексеевна Арсеньева, до безумия любившая внука. Маленький Миша не отличался крепким здоровьем и болел золотухой. По причине своего слабого здоровья и этой болезни Миша не мог проводить детство так, как его проводили многие его сверстники, и поэтому главной «игрушкой» для него стало его собственное воображение. Но никто из окружающих и родных даже не замечал ни внутреннего состояния поэта, ни его мечтаний и блужданий по «своим, иным мирам». Именно тогда Миша и почувствовал в себе те самые одинокость, угрюмость и — со стороны других людей — непонимание, которые будут сопровождать его на протяжении всей оставшейся жизни.

Литературное наследие Лермонтова

Творческий путь Лермонтова, как и его жизнь, был очень коротким, однако чрезвычайно продуктивным. Вся его осознанная литературная деятельность — от самых первых ученических проб пера до написания вершины его прозы, романа «Герой нашего времени» — продолжалась немногим более двенадцати лет. И за это время поэт Лермонтов успел написать четыреста с лишним стихотворений, приблизительно тридцать поэм и шесть драм, а прозаик Лермонтов — ещё и три романа. Всё творчество писателя исследователями принято подразделять на два периода: ранний и зрелый. Границей между этими периодами обычно является вторая половина 1835 и первая половина 1836 года. Но будем иметь в виду, что на протяжении всего своего творческого пути Лермонтов сохранял верность своим идеям, литературным и жизненным принципам, сформировавшимся ещё на самом начальном этапе становления его как поэта, как человека. Решающую роль в творческом становлении Михаила Юрьевича сыграли два великих поэта: Пушкин и Байрон. Характерное для байроновских стихов тяготение к романтическому индивидуализму, к изображению глубочайших душевных страстей, к лирической экспрессии, к типу героя, который находится в конфликте с окружающими людьми, а порой и всем обществом, проявляется особенно ярко в ранней лирике поэта. Но влияние Байрона на своё творчество поэт Лермонтов всё же преодолевает, о чём он и пишет в своём стихе «Нет, я не Байрон, я другой…», в то время как Пушкин был и оставался для него неизменным литературным ориентиром на протяжении всей жизни. И если изначально Лермонтов непосредственно подражал Пушкину, то уже в зрелом периоде своего творчества он последовательно начал развивать пушкинские идеи и традиции, подчас будто вступая с ним в некую творческую полемику. В позднем своем творчестве Лермонтов, мы видим, полностью разочаровался в жизни, он уже перестаёт изображать свой внутренний мир как нечто исключительное, а напротив, начинает переходить к обыденным чувствам. Однако разрешить свой извечный вопрос, терзавший его душу с юности, он так и не сумел. Или не успел.

Лирика Лермонтова

Творчество Лермонтова невозможно представить без его лирики. Все мы читали его стихотворения. Лирика М.Ю. Лермонтова во многом автобиографична: она опирается на искренние душевные переживания поэта, обусловленные событиями личной жизни и терзаниями. Однако стоит заметить, что эта автобиография не просто из реальной жизни поэта, а самая что ни на есть литературная, то есть творчески преображённая и интерпретируемая самим Лермонтовым через призму его восприятия мира и самого себя. Тематика стихотворений Михаила Юрьевича необычайно широка. Основные мотивы лирики Лермонтова — философские, патриотические, любовные, религиозные. Он писал о дружбе, о природе, о поисках смысла жизни. И когда читаешь эти стихи, то невольно возникает удивительное чувство — светлое чувство глубочайшей горести и печали… Но какое же оно светлое — это чувство! А теперь мы подробнее остановимся на этих мотивах и покажем, в чём же всё-таки своеобразие лирики Лермонтова.

Одиночество и поиск смысла жизни

Лирика Лермонтова, стихи его, особенно ранние, почти все пронизаны переживанием печального одиночества. Уже первые стихотворения проявляют в себе настроение отрицания и уныния. Хотя уже довольно быстро эти настроения, где в лице лирического героя виден сам поэт, меняются на открытый монолог, а в нём речь идёт уже о людях, которым дела нет до таланта и внутреннего мира человеческой души. В «Монологе» Лермонтов говорит уже не о человеке, а о людях, то есть, по сути, личное «я» уступает более широкому «мы». Так складывается образ пустого поколения, испорченного этим миром. Образ «чаши жизни» весьма распространён для «раннего» Лермонтова; он достигает своей кульминации в одноимённом стихотворении «Чаша жизни». И не зря сам поэт говорил о себе как о вечно страдающем человеке. Образ вечных странников даёт ключ и разгадку ко всему стихотворению «Тучи», поскольку судьба описываемых поэтом туч становится сближенной с судьбой и самого поэта. Как и самому Лермонтову, тучам приходится покинуть родной край. Но фокус в том, что эти самые тучи никто не гонит, они становятся странниками по своей воле. Это противопоставление двух мировоззрений, то есть свобода, избавляющая человека от его привязанностей, от любви, от других людей, — отрицается. Да, я свободен в страданиях и гонениях, и своём выборе, но я не свободен, потому что страдаю, потому что не забыты собственные идеалы, принципы и Родина.

Политичекие мотивы в творчестве Лермонтова

Лирика Лермонтова, стихи — это завещание поэта потомкам. А завещал он служить лучшим человеческим идеалам, воплотив их в вечных художественных произведениях. Многие стихотворения Лермонтова вошли в сердца соотечественников именно в дни национального российского траура, например, в дни гибели гения Пушкина, когда страна скорбела, лишившись своего лучшего поэта. Автор стиха «На смерть поэта» потряс друзей Пушкина и привёл в замешательство его недругов, вызвав тем самым у последних ненависть. Враги Пушкина, поэтического гения, стали и врагами Лермонтова. И такая борьба русской поэзии со своими врагами, душителями и угнетателями любимой Родины продолжилась уже усилиями Лермонтова. И какой бы трудной эта борьба ни была, победа всё равно осталась за русской литературой — одной из величайших мировых литератур. До Лермонтова практически не было случая, чтобы поэт вот так просто «бросал» в лицо правительству стихи столь сильные и откровенные, что они моментально вызывали в обществе определённый резонанс: волнение и тревогу. Таковым стало стихотворение Лермонтова «На смерть поэта» и несколько других. Стихотворение это прозвучало не только голосом гнева и скорби, но прежде всего — возмездия. В нём отражена трагедия передовой мыслящей личности в России первой половины ХІХ века.

Тема любви в лирике Лермонтова

Своеобразие лирики Лермонтова подчёркивается в его стихах о любви. В любовной лирике у Лермонтова почти всегда звучит печаль, пронизывая весь стих. В раннем периоде творчества поэта в его любовной лирике мы едва ли можем найти светлые, радостные эмоции. И это отличает его от Пушкина. В лермонтовских стихах раннего периода речь идёт прежде всего о неразделённой любви, о женских изменах, когда женщина не может оценить возвышенные чувства поэта, своего друга. Однако в стихах Лермонтов часто находит в себе силы, исходя из своих же нравственных принципов, отказаться от личного счастья и притязаний в угоду любимой женщине. Женские образы, обрисованные в стихах Лермонтовым, серьёзны и обаятельны. Даже в самое малое по размеру любовное стихотворение поэт вкладывал всю свою сердечность, все свои чувства к возлюбленной. Это стихи, которые, без сомнения, рождались и были вызваны исключительно любовью. Любовью объективной, христианской, «правильной», не эгоистичной, несмотря на сильнейшую досаду, выраженную в колких рифмованных строках. Однако Лермонтов не был меланхоликом, он был трагическим поэтом… Хотя он был исключительно требователен к людям и к жизни, смотря на всё с высоты бесспорного гениального дарования. Но с каждым годом вера поэта в дружбу и любовь только крепла. Он искал и даже находил то, что мог назвать «родной душой». В поздней лирике поэта всё реже можно встретить тему неразделённой, одинокой любви, Михаил Юрьевич всё чаще начинает писать о возможности и необходимости взаимопонимания между близкими по духу людьми; всё чаще пишет он о преданности и верности. Любовная лирика М.Ю. Лермонтова последних лет почти что свободна от безысходного душевного надрыва, что так часто мучил поэта раньше. Он стал другим. Любить и дружить, как считал «поздний» Лермонтов, значит — желать добра ближнему своему, прощать все мелкие обиды.

Философские стихи поэта

Философские мотивы в лирике Лермонтова, равно как и всё его творчество, по восприятию и эмоциям, являют в большинстве своём трагичность. Но это ни в коем случае не вина самого поэта, а просто он так видел окружающий мир, свою жизнь, наполненную несправедливостью и страданиями. Он постоянно ищет, но практически всегда не находит в жизни гармонии и выхода для своих страстей. Бунтующее и пылкое сердце поэта беспрестанно стремится на волю из этой своей жизненной «темницы». В нашем несправедливом мире, согласно лермонтовской философской лирике, могут уживаться лишь зло, равнодушие, бездеятельность, приспособленчество. Все эти темы Лермонтова волнуют особенно в уже упомянутом нами стихотворении «Монолог». Там мы видим его тяжёлые, горькие раздумья о собственном предназначении, своей судьбе, о смысле жизни, о душе. Философские мотивы в лирике Лермонтова подчинены той мысли, что поэт в этом мире не находит столь нужных его душе настоящей свободы, искренности чувств, подлинных бурь и волнений в душах и сердцах других людей, а находит вместо тех бурь равнодушие. Лермонтов, рассуждая о собственной жизни, в которой преобладает неизгладимая извечная тоска, стремится уподобиться то синей волне, шумно катящей свои воды, то белому парусу, мчащемуся вдаль в поисках бурь и страстей. Но он не находит этого ни на родной земле, ни в чужих краях. Михаил Юрьевич иронично сознаёт всю трагическую быстротечность земной жизни. Человек живёт и ищет счастья, но умирает, не найдя его на земле. Но в некоторых стихах мы видим, что Лермонтов не верит и в счастье после смерти, в загробной жизни, в которую он, будучи православным христианином, безусловно верил. Оттого во многих его философских стихах мы с лёгкостью можем отыскать скептические строки. Для Лермонтова жизнь — это постоянная борьба, непрерывное противостояние двух начал, стремление к добру и свету, к Богу. Литературной квинтэссенцией его концепции мира и человека становится одно из самых известных стихотворений — «Парус».

Молитва как особый жанр в стихах Лермонтова

Рассмотрим ещё один пласт ститворений поэта. Тема молитвы в лирике Лермонтова играет значительную, если не сказать больше, роль. Рассмотрим подробнее. Молитва в лирике Лермонтова, пожалуй, даже может обознать и особый своеобразный «жанр». У воспитанного в православии Михаила Юрьевича есть несколько стихотворений, которые имеют название «Молитва». По тематике с ними похоже и стихотворение «Благодарность». Однако отношение самого поэта к Богу противоречиво. Молитва как жанр в лирике Лермонтова постоянно развивается. С 1829 по 1832 года лермонтовские «молитвы» построены, можно сказать, по определённому, привычному для всех принципу, и лирическое «я» действительно взывает к Богу и просит у Него защиты и помощи, относясь к вере с надеждой, а также сочувствием. Но если брать более поздний период, то мы можем наблюдать в молитвенных стихах поэта уже некое противление воле Всевышнего, подкреплённое иронией, дерзостью и порою просьбами о смерти. Оно, кстати, просматривается частично и в ранних стихах, хотя бы в «Не обвиняй меня, Всесильный. ..». Такой поворот в лирике может быть связан с бурным и бунтующим характером Лермонтова, перепадами в его поведении и настроении, о чем говорят и знакомые поэта, и биографы. Может быть, ни у кого больше — ни до, ни после Лермонтова — если изучать русскую поэзию, мы не найдём столь «молитвенных» стихов, как у Михаила Юрьевича, но, что очень важно, молитва как жанр в лирике Лермонтова почти обязательно имеет характер некоего таинства. Наиболее яркое стихотворение «Не обвиняй меня, Всесильный…», где поэт наиболее подробно и точно обрисовывает свою личность, которая рождена для творчества. А ведь написал он его в 15 лет. Ощущение и осознание поэтом данного ему дара настолько точны и понятны в этом ярком стихе, а слова к Богу настолько искренние и самобытные, что даже неискушённый читатель чувствует это сразу. Лермонтов разоблачает противоречивость своей души, да и человеческой натуры в целом. С одной стороны она твёрдо прикована к этой земной угрюмости и страданиям, а с другой стороны она стремится к Богу и понимает высшие заветные ценности. Молитва как жанр в лирике Лермонтова часто начинается неким покаянным обращением ко Всевышнему, который может и обвинить, и покарать. Но одновременно с этим покаянием в строфах упомянутого стиха читатель также чувствует, как проскальзывают и запрещённые для любой молитвы нотки оправдания самого себя. В быстрой смене состояний присутствует внутреннее «я» человека, противопоставленное воле Бога, и из этого противоборства, покаяния и ропота, растёт чувство тревоги, нарушается связь между человеком и Богом. Молитва как жанр в лирике Лермонтова это стих, где просьба о прощении, как правило, приглушена оправданием своих безудержных страстей и поступков.

Лирика Лермонтова в школьной программе

В наше время лирику Лермонтова активно изучают по обязательной программе на уроках литературы, начиная с младших и заканчивая выпускными классами. Изучаются прежде всего стихи, в которых чётко прослеживаются основные мотивы лирики Лермонтова. Школьники в начальной школе знакомятся с творчеством Михаила Юрьевича, и только в старших классах изучается «взрослая» лирика Лермонтова (10 класс). Десятиклассники не просто изучают отдельные его стихотворения, а определяют основные мотивы поэзии Лермонтова в целом, учатся понимать поэтические тексты.

Проза М.Ю. Лермонтова

И в лермонтовской прозе установка на самоанализ нашла плодотворное воплощение, где она трансформировалась в опыт создания обобщённого психологического портрета «героя своего времени», вбирающего в себя черты всего поколения и вместе с тем сохраняющего как своё индивидуальное лицо, так и экстраординарность собственной натуры. Лермонтовская проза вырастает на романтической почве, однако романтические принципы в ней функционально изменены и переподчинены задачам реалистического письма.

Творчество Лермонтова — это большая ценность для каждого человека. Благодаря ему каждый из нас задумывается о философских проблемах, представленных в романах и драмах. А стихотворения Лермонтова, хотя бы одно или два, знает наизусть, наверное, каждый человек.

Жизненный путь и лирика М.Ю. Лермонтова

 

Дом не сохранился, на его месте — одна из «сталинских высоток». Источник фото — сообщество «Интересная Москва». 


Сквозь вечереющий пушкинский день таинственно мерцает Лермонтов, как первая звезда.
Д.С. Мережковский  
Лермонтов никуда не приходит, а только уходит. Вы его вечно видите со спины. "Прощайте, ухожу!" - сущность всей поэзии Лермонтова.
В.В. Розанов

 

Обычно говорят, что становление Лермонтова как поэта прошло под знаком Пушкина. Действительно, ранняя лирика Лермонтова создавалась под влиянием пушкинского поэтического гения, однако не следует забывать о 15-летней разнице в возрасте двух крупнейших поэтов 19 века. Сознание юного Пушкина формировалось в эпоху небывалого подъёма национального духа, в эпоху надежд на лучшее будущее. Юность же Лермонтова пришлась на период горьких разочарований, помноженных к тому же на сложную личную судьбу поэта. На фоне поэзии современников Пушкина лирика Лермонтова выглядит мрачнее и трагичнее.

Русский поэт, прозаик, драматург и художник-пейзажист М. Ю. Лермонтов родился в дворянской семье в Москве 15 октября 1814 года. Детство будущего поэта прошло в Тарханах Пензенской губернии, в имении бабушки по материнской линии. Его мать, Мария Михайловна (1795-1817), умерла в неполные 22 года, а отца, Юрия Петровича (1787-1831), подозреваемого в изменах и ставшего таким образом косвенной причиной ранней смерти жены, бабушка Лермонтова, Елизавета Алексеевна Арсеньева (1773-1845) отправила в его родовое имение в Тульской губернии. Так бабушка стала единственным воспитателем юного поэта. 

Лермонтов — человек с беспрецедентно рано развившимися личностными качествами, что обычно называют «ранним взрослением». Сквозной мотив лермонтовского творчества — одиночество. Он связывает лирического героя, героев поэм и романа; это и душевное состояние самого поэта, сопровождавшее его всю недолгую жизнь. Преобладающее настроение лермонтовской лирики — минорное. 

Одной из особенностей поэзии Лермонтова является чётко выраженный образ лирического героя, субъекта поэтического высказывания. Поэтому почти все лермонтовские стихотворения независимо от тематической направленности носят подчёркнуто философский характер, а преобладающим жанром лирики Лермонтова является элегия

Уже в ранней лирике герой ощущает себя странником, гонимым пророком, противостоящим остальным людям. Например, в стихотворении «Парус» (1832) заглавный образ символизирует одинокую, жаждущую бурь душу человека, а море — традиционный для романтиков символ жизни — огромной, непредсказуемой, непостоянной.

Лермонтовский пророк в одноимённом стихотворении (1841), в отличие от пушкинского, не идёт к людям, а бежит от них: провозглашаемые им «любви и правды чистые ученья» оказываются невостребованными, пророка гонят и презирают, показывают в назидание детям. В лирике более позднего периода герой ещё острее чувствует одиночество; у него есть мечта, которой сбыться не суждено:

  • «Тучи» (1840)
  • «И скучно и грустно» (1840)
  • «Листок» (январь 1841)
  • «Сосна» (1841)
  • «Утёс» (апрель 1841)
  • «Выхожу один я на дорогу. ..» (июнь 1841)

Особый характер носит любовная лирика Лермонтова. Его первые любовные переживания относятся к 1825 году, когда 10-летний Лермонтов во время поездки с бабушкой на Кавказ влюбился в 9-летнюю девочку. Впоследствии он посвятит этому чувству стихотворение «К Гению» (1829). 

 Екатерина Сушкова

Знакомство с Екатериной Александровной Сушковой (1812-1868) состоялось весной 1830 года, когда Лермонтову было 15 лет. Стройная, черноглазая, остроумная Екатерина произвела на поэта сильное впечатление. Их отношения продлились несколько месяцев — до осени 1830-го. В 1834 году они встретились вновь, но от любви поэта к ней уже не осталось и следа. Он пишет: «Эта женщина — летучая мышь, крылья которой цепляются за всё, что они встречают! — было время, когда она мне нравилась, теперь она почти принуждает меня ухаживать за нею… но, я не знаю, есть что-то такое в её манерах, в её голосе, что-то жёсткое, неровное, сломанное, что отталкивает…». Тем не менее, Лермонтов некоторое время изображает влюблённость и даже расстраивает её брак с Лопухиным. Сам Лермонтов отозвался об этой интриге так: «Но мы всё-таки ещё не рассчитались: она заставила страдать сердце ребёнка, а я только помучил самолюбие старой кокетки». 

Сушковой посвящены стихотворения «К Сушковой» (1830), «Нищий» (1830), «Зови надежду сновиденьем…» (1831). Через три года после разрыва с Лермонтовым Екатерина выйдет замуж за Александра Хвостова, директора дипмиссии в Тифлисе. 

 Наталья Иванова

С 1829 по 1832 годы Лермонтова связывали отношения с Натальей Фёдоровной Ивановой (в замужестве — Обресковой, 1813-1875). Взаимность со стороны Ивановой вскоре сменилась неприязнью и холодностью. Разрыв с ней Лермонтов переживал тяжело, чувствуя себя оскорблённым. Ей посвящены стихотворения «Любил с начала жизни я…» (1829), «Н. Ф.И. — Дай Бог, чтоб вечно вы не знали…» (1831), «Романс к Ивановой — Когда я унесу в чужбину…» (1831), «Я не унижусь пред тобою…» (1832). 

 Варвара Лопухина

Самой сильной любовью поэта оказалась Варвара Александровна Лопухина (в замужестве Бахметева; 1815-1851). Они познакомились в Москве в 1831 году и сразу полюбили друг друга. Они готовы были пожениться, но против брака категорически высказался отец Лопухиной, Александр Николаевич. Потрясением для поэта стала новость о внезапном замужестве Варвары Александровны. По свидетельству её внучатой племянницы, 20-летняя Лопухина случайно столкнулась на лестнице во время одного из московских балов с действительным статским советником 37-летним Николаем Фёдоровичем Бахметевым: её бальный шар зацепился за пуговицу его фрака. Бахметев, решив, что это знак свыше, сделал ей предложение, и она почему-то согласилась. Ревнивый муж запретил ей даже упоминать имя Лермонтова.

Поэт посвятил Лопухиной одну из редакций поэмы «Демон», драму «Испанцы» и вывел её в образе Веры в романе «Герой нашего времени».  Сама Лопухина-Бахметева, узнав в 1841 году о гибели Лермонтова, тяжело заболела и отказывалась от лечения, так как, по свидетельству её сестры Марии, не видела смысла жить. Умерла она в 1851 году в возрасте 36 лет. 

В социально-политической лирике ощущается удивительный сплав субъективного и общечеловеческого начал. Например, в стихотворении «Дума» звучит голос поэта, драма поколения которого стала его личной драмой. То же наблюдается и в стихотворении «Родина», в котором Лермонтов признаётся в «странной» любви к России, «стране рабов, стране господ». И здесь судьба поэта оказывается неразрывно связанной с судьбой родины. 

Особую роль в лермонтовской судьбе сыграло стихотворение «Смерть Поэта», написанное сразу после дуэли Пушкина с Дантесом. Стихотворение, распространявшееся тайно, но тем не менее дошедшее до николаевского двора, послужило поводом для отправки Лермонтова в ссылку на Кавказ. Это стихотворение не только о гибели Пушкина, но и скорбной судьбе всей русской поэзии. Оно стало в известном смысле пророческим и для самого Лермонтова, который 27 июля 1841 года был убит на дуэли Николаем Мартыновым при до конца не выясненных обстоятельствах. 

Задания по произведениям М.Ю. Лермонтова

Курсовая работа «Основные мотивы любовной лирики М.Ю.Лермонтова»

 

 

 

 

                               КУРСОВАЯ РАБОТА

 

 

 

         ОСНОВНЫЕ МОТИВЫ ЛЮБОВНОЙ ЛИРИКИ   

   

                             М.Ю.ЛЕРМОНТОВА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                 СОДЕРЖАНИЕ

                                                                                                                            

 

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………. 3

Глава 1. Особенности творчества М.Ю.Лермонтова

1.1.    Отражение пушкинской лирики в творчестве М.Ю.Лермонтова …7

Глава 2. Тема любви в лирике Лермонтова

2.1. Любовь в понимании поэта………………………………………

      2.2.  Основные мотивы любовной  лирики…………………

      2.3. Цикл стихотворений к Н.Ф.И.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………33

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………………25

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                            ВВЕДЕНИЕ

 

Любовь. Неисчерпаемость этой темы очевидна. Во все времена, судя по дошедшим до нас сказаниям и преданиям разных народов, она волновала сердца и умы людей. Любовь – это самая сложная, таинственная и парадоксальная реальность, с которой сталкивается человек. И не потому, как обычно считается, что от любви до ненависти всего один шаг, а потому, что «ни просчитать, ни вычислить» любовь нельзя! В любви невозможно быть мелочным и бездарным – здесь требуются щедрость и талантливость, зоркость сердца, широта души, добрый, тонкий ум и многое-многое другое, чем в изобилии наделила нас природа, и что неразумно мы растрачиваем и притупляем в нашей суетной жизни. Поэты и писатели, философы и мистики, художники и композиторы разных эпох обращались к этой вечной теме, пытаясь средствами своего жанра выразить очарование, гармонию, драматизм любви, постичь ее тайну. Сегодня человечество располагает колоссальным историко-литературным материалом для осмысления феномена любви.

М.Ю. Лермонтов – очень сложное явление в истории литературной жизни России. Поэт, проживший всего 26,5 лет и оставивший относительно небольшое литературное наследство, до сих пор остается неразгаданной и до конца не понятой личностью. В литературной критике творчества Лермонтова, начиная с прижизненных публикаций и кончая сегодняшним днем, можно наблюдать острую борьбу мнений, подчас полностью противоположных, искусственные выпрямления, идейные затемнения и неизбежное проявление исторической ограниченности – черты, в которых отразился ход развития русской истории и русской культуры со всеми его противоречиями.

Гоголь, со слов Жуковского, определил существо лермонтовской поэзии словом «безочарование». Люди различных эпох, различного душевного строя, умственных сил, религиозных устремлений сходились в общем «безочаровании» от Лермонтова.

Тема любви – одна из вечных тем поэзии. Некоторые поэты (художники, музыканты, да и просто не связанные с творчеством люди) посвящали всю свою жизнь, чтобы воспеть это прекрасное чувство, другие обращались к этой теме лишь в моменты угасания или подъема страсти к своей возлюбленной. Так или иначе, любовная тема затрагивала (и будет затрагивать на протяжении времени, пока жив человек) всех.

Большое значение тема любви имела и в лирике Лермонтова. Этой теме Лермонтов посвятил более трети своих стихотворений.

Традиции русской любовной поэзии богаты и многообразны. «Важным признаком большинства произведений этой поэзии, который был связан с ее внутренним единством, чистотой и высокостью, но также и с относительной ее «неполнотой», являлась ярко выраженная сосредоточенность ее в пределах своей прямой темы. Любовь, будучи предметом поэтического изображения, как бы стремилась отдалиться в этих стихах от того, с чем она соприкасалась в человеческом общежитии, в реальной судьбе и в сознании любящего, и обособиться в свою собственную область» [14, с. 41]. Образ возлюбленной лишался (или почти лишался) индивидуальности. Поэты превращали образ героини в абстракцию, в идеальную точку приложения любви или наделяли его заменяющими конкретную индивидуальность безличными ангелоподобными чертами и мадригальными эпитетами.

Личность героя любовных стихотворений сводилась к роли «носителя любви». Особенности его характера или его мировоззрения, могущие повлиять на его чувства, выявлялись далеко не всегда. Внешние обстоятельства, с которыми была связана любовная ситуация и которые воздействовали на нее, привлекали внимание авторов стихотворений лишь в редких случаях.   

Любовь выступает всегда как разрыв. Невозможность в любви вырваться за грань непонимания создавала рядом с трагической – реальной – любовь идеальную, любовь-стремление, в которой объект ни в коей мере не мог наделяться чертами самостоятельной личности: это было не другое «я», а дополнение к моему «я» — «анти-я». Оно наделялось чертами, противоположными «я»: лирическое «я» трагично и разорвано – объект его любви гармоничен, «я» зол и эгоистичен – «она» добра, «я» безобразен – «она» прекрасна, «я» демон – «она» ангел, пери, чистая дева.

Будучи полностью противоположен «я», этот образ, однако, как бы составлен из других букв того же алфавита, что и «я», — это мое дополнение, мое идеальное инобытие, противоположное, но связанное. Это не человек, а направление моего движения. Поэтому любовь совершенно освобождается от окраски физического влечения мужчины к женщине.

Идеал соединения возможен лишь in abstrato, и поэтому всякая реальная любовь – всегда противоречие между стремлением к идеальному инобытию «моего» духа, слияние с которым и означало бы прорыв за пределы индивидуальности, из мира оборванных связей в мир всеобщего понимания, и конечным земным воплощением этого идеала в земном предмете страсти поэта.

Так возникает романтическая интерпретация подмены: любя свою возлюбленную, поэт любит в ней нечто другое. При этом функционально активен именно акт замены: важно утверждение, что любишь не того, кого любишь. Это может быть замена женщины другой женщиной, реальной женщины несбыточной мечтой, иллюзиями прошлых лет, замена женщины ее подарком или портретом и т. п., например:

Расстались мы; но твой портрет

Я на груди моей храню:

Как бледный признак лучших лет,

Он душу радует мою.

И новым преданный страстям

Я разлюбить его не мог:

Так храм оставленный – все храм,

Кумир поверженный – все бог! [12, с. 162].

Любовная лирика занимает одно из главных мест в творчестве поэта, но степень ее изученности невелика. Монографических трудов по этой теме нет, частично она раскрывается в работах Ю.М.Лотмана, Б.М.Эйхенбаума, И.В.Золотаревой, Т.И.Михайловой. С.И.Кормилов, С.В.Иванов, С.А.Леонов говорят о ней как о необходимом составляющем творчества. Некоторые авторы (И.П.Золотусский и другие) сопоставляют любовную тему в творчестве сразу нескольких поэтов, охарактеризовывая некоторые общие черты. Современники ассоциируют любовные мотивы с возлюбленными М.Ю.Лермонтова, описывая лишь отношения, их зарождение, развитие, разрыв. В учебниках тема любви раскрывается в кратком анализе нескольких любовных стихотворений, ограничивается их перечнем.

Данная работа представляет собой попытку обозначить любовные мотивы в творчестве поэта.

Целью данной работы является анализ особенностей раскрытия темы любви в лирике М.Ю.Лермонтова. Для достижения этой цели в работе ставятся и решаются следующие задачи:

1.   Проследить, как отразилась пушкинская любовная лирика в творчестве Лермонтова.

2.   Показать раскрытие темы любви в лирике Лермонтова, роль идеала и памяти в понимании М.Ю. Лермонтовым любви.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Глава 1.  Особенности творчества М.Ю.Лермонтова.    

1.1.           Отражение пушкинской лирики в творчестве Лермонтова.

Известно, что путь Лермонтова к Пушкину не был прямолинеен. Начав в 1829-1830 годах с подражания романтическим поэмам и вольнолюбивой лирике Пушкина, Лермонтов в середине 1830 года обратился к Байрону, к поэтическим опытам русских поэтов-любомудров, увлекающихся философией, в первую очередь Шеллингом[1].

В соответствии с задачами, стоящими перед ним, В.Г. Белинский заострил внимание на различиях Пушкина и Лермонтова, тем самым выступая против истолкования Лермонтова как подражателя Пушкина и других поэтов. Критик также стремился новый период русской литературы не связывать с именем Пушкина[2].

Эти тенденции были в дальнейшем абсолютизированы во многих историко-литературных работах. Различия были преувеличены: Пушкин – реалист, гармоническая натура, объективный поэт, его любовные стихи проникнуты гуманностью; Лермонтов – романтик, субъективист, поэт мысли, болезненная натура, порою чрезмерно жестокий и злой в любовной лирике.

Литературные позиции Лермонтова сблизились с пушкинскими, не потеряв своих особенностей, своего характера мировосприятия. Бо́льшая сосредоточенность на внутреннем мире личности, новый шаг в понимании человека во всей его цельности – в его связи с историей, обществом, природой и вселенной – лишь укрепляли связь Лермонтова с поэзией Пушкина, развивали многие проблемы, поставленные его предшественниками.

Вслед за Пушкиным Лермонтов – поэт полноты жизни, со всеми ее радостями и страданиями. Можно возразить, что поэзия Лермонтова печальна и драматична. Но разве не были трагичны многие произведения Пушкина 1830-х годов?

Отношение Пушкина к любви, его гуманность, выраженные, например, в стихотворении «Я вас любил: любовь еще, быть может…», обычно противопоставляют любовной лирике Лермонтова. Юношеские стихи Лермонтова, обращенные к Е.А. Сушковой и особенно к Н.Ф. Ивановой написаны в годы, когда Лермонтов увлекался поэзией Байрона, и имеют мало общего с Пушкиным. Поэтика романтизма ставила в центр образ поэта, его переживания, страдания и размышления. В зрелой любовной лирике Лермонтов следует за Пушкиным и совершает новый шаг – он стремится запечатлеть образ женщины, ее душевное состояние, внутренний мир. Вершина в этом отношении – образ Нины в поэме «Сказка для детей» Лермонтова[3].

Поэты – единомышленники в главном: любовь величайшая жизненная ценность. Они создали шедевры любовной лирики в русской и мировой поэзии.

Поскольку любовь так много значит, за нее можно заплатить жизнью. Этот пушкинский мотив «Каменного гостя», монолога Клеопатры в «Египетских ночах» своеобразно повторен Лермонтовым в балладе «Тамара» (грузинском варианте Клеопатры).

Близки оба поэта и в другом аспекте этой темы: смерть не властна над любовью: «Заклинание», «Для берегов отчизны дальной» Пушкина; «Любовь мертвеца», заключительная строка стихотворения «Графине Е.П. Ростопчиной»: «…и ласки вечные твои».

Лермонтовское «отрицание» любви: это не отрицание, а скорее проявление лермонтовского максимализма, мечты о настоящей (вечной) любви. Образцом высокой любовной лирики остаются монологи Демона, обращенные к Тамаре. Здесь несомненен лирический подтекст. Это подтверждает посвящение кавказской редакции поэмы Варваре Александровне Лопухиной, к ней Лермонтов испытывал серьезное чувство до конца жизни. С Лопухиной связано и его последнее стихотворение «Нет, не тебя так пылко я люблю», варьирующее сюжетный мотив Пушкина (стихотворение «Дориде»). Тема судьбы, рока постоянно присутствует в творчестве Пушкина и Лермонтова; она во многом сходно осмыслена. Признавая власть судьбы над человеком, оба поэта не были фаталистами. Сделан парадоксальный вывод: неизбежное течение обстоятельств не должно мешать активным действиям героев, их вмешательству в ход жизни, умению вести борьбу. Пожалуй, самые «лермонтовские» строки Пушкина:

Есть упоение в бою

И бездны мрачной на краю. (Т. 2, с. 39).

В стихотворении «Сонет» поэт пишет: «Я памятью живу с увядшими мечтами, виденья прежних лет толпятся предо мной, и образ твой меж них, как месяц в час ночной, между бродящими блистает облаками.» Поэт пытается противопоставить унылой действительности свои идеальные воззрения. В этом отличие любовной лирики Лермонтова от любовной лирики Пушкина. У Пушкина любовь, как божественный дар, радостна и светла. Он не привносит неразрешимого трагизма в свои лирические стихи, у него любовь – всего лишь миг прекрасного, чарующего, возвышенного. Он более реалистичен и жизнерадостен в своих стихах, хотя и у него порой проступают пессимистические нотки. В стихотворениях Лермонтова любовь – чувство высокое, светлое, поэтическое, но всегда неразделенное или утраченное.

«Герой нашего времени» заканчивается «Фаталистом» – единственной новеллой, где Печорин оказывается подлинным героем: он обезоруживает убийцу, спасая от гибели других людей. Печорин записал в своем дневнике, что «вздумал испытать судьбу», и заметил: «…я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает».

Всем очевидна зависимость «Героя нашего времени» от «Евгения Онегина».

Животрепещущий вопрос о реализации своей жизни, самоосуществлении поставлен Лермонтовым еще резче, чем в «Евгении Онегине»: состояние общества определяется степенью раскрытия возможностей человека.

Начало романа — путешествие по военно-грузинской дороге — напоминает «Путешествие в Арзрум» хотя бы потому, что очерк Пушкина открыл новые стилистические (повествовательные) перспективы для русской литературы, которые развил Лермонтов (наблюдение Б. М. Эйхенбаума)[4].

Лермонтов-прозаик в «Герое нашего времени» продолжил роль Пушкина – основателя русской литературы.

Если Пушкин открыл пути для современной поэзии, то Лермонтов (это убедительно показал академик В.В. Виноградов) осуществил в своем романе синтез достижений стиховой и прозаической речи. Он соединил также достижения русской публицистики, научно-философского языка. Завоевания романтической культуры слова Лермонтов использовал как художественное средство для психологического изображения личности во всей ее противоречивости.

При этом Лермонтов не забывал о прелести быстрой, динамической и точной манеры пушкинской прозы, учитывал сатиру Гоголя, в известной степени светскую повесть В.Ф. Одоевского. Ограничиваясь «крупным планом», не касаясь множества сопоставлений, творческой полемики Лермонтова с Пушкиным, завершим тему еще несколькими соображениями.

Подобно Пушкину, Лермонтов не только стремился в зрелом творчестве объяснить характер героя обстоятельствами, но и возвышал, поднимал многих героев над средой, над условиями жизни – таков центральный герой лермонтовской лирики, образы Арбенина, Печорина, Нины (в «Сказке для детей»). Многожанровость Лермонтова также идет от Пушкина. Она связана с тем, чтобы более полно охватить жизнь, вернее раскрыть сложную натуру человека. Эту же цель преследует разнообразие художественных форм, в частности обращение к символу, заключающее огромные возможности для реалистического искусства. В биографическом плане заметим, что Лермонтов в последний год жизни хотел следовать Пушкину – полностью посвятить себя профессиональной деятельности писателя, издавать свой журнал.

Еще никому неведомый поэт привносил в русскую литературу принципиально новый тип лирического героя. В отличие от лирических героев Жуковского, Батюшкова, Давыдова, поэтов-декабристов, поэтов-любомудров, отличавшихся большей или меньшей односторонностью, преобладанием характерной доминанты (элегичность, эпикурейство, „гусарство», гражданственность, философичность), лирический герой Лермонтова выступал как целостная личность. В этом Лермонтов наиболее близок Пушкину. Однако личность поэта у Пушкина в лирике, как правило, не объект изображения, а призма, сквозь которую воспринимается мир. Лирический герой Лермонтова – это именно художественно-обобщенный характер поэта, воспроизводимый лирическими средствами. Резко очерченная индивидуальность лирического героя, наделенного устойчивыми психологическими, биографическими, личностными чертами как определенного характера, облегчала ранний переход Лермонтова от лирики к поэмам, драмам и затем к роману.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 2. Тема любви в лирике М.Ю.Лермонтова

2.1. Любовь в понимании поэта.

     «Люблю, люблю» — постоянный рефрен лермонтовской лирики. «Никто не мог тебя любить, как я, так пламенно и так чистосердечно» [12, с. 173], — скажет он в элегии «Смерть», чтобы вновь и вновь повторять: «Я не могу другой любить» [12, с. 112], «Я все тебя любил и все любил так нежно» [12, с. 113].

В.Соловьев замечает, что в лермонтовской лирике «почти всегда не выражается любовь в настоящем, в тот момент, когда она захватывает душу и наполняет жизнь. У Лермонтова она уже прошла, не владеет сердцем, прелесть его любовных стихов – прелесть миража» [15,с. 386].

Лермонтовская любовь – это приговоренность, осужденность на вечность, она превыше всего: «Образ твой всегда повсюду я носить с собою осужден» [12, с. 93]. И пусть любящего ожидают несчастье, жертвы и сама смерть – все равно они не отменяют и не разрушают любви. Любовь, — по Лермонтову, — чувство первичное, рождающееся с человеком, несоотносимое и несоизмеримое. Оно соизмерят все, но его не измерить ничем. Вот почему поэт писал:

Кто жил одной любовью, погубил

Все в жизни для нее, а все любил [12, с. 111].

Любовь, способная все существование человека «пересилить» «в единый миг» [12, с. 110], «в однообразном северном краю все» в «новый блеск одеть» [12, с. 110], любовь, заключающая в себе весь смысл жизни человека и, как таковая, равная человеческому, протипоставляется Лермонтовым небесному и божественному, — он готов нарушить «все клятвы, кроме клятв любви» [12, с. 98]. И принося свою клятву верности, Лермонтов говорит о ней, как о единственном, чему только и можно верить:

Зови надежду – сновиденьем,

Неправду – истиной зови,

Не верь хвалам и увереньям,

Но верь, о, верь моей любви! [12, с. 111].

Любовь – абсолютный закон бытия, отвергающий все небесное и противопоставленный ему.

Поэт очень рано отвергает божественное в своих мечтаниях, его идеал родился на земле, и несет земное как истинное свое достояние:

Не для земли ты создана,

И я могу ль тебя любить? [12, с. 193].

Земля, земное – вот истинное название лермонтовской любви, принимаемое во всем богатстве и во всей бесконечности своих определений. Лермонтовское земное – земное в его огромности, в нем все грани человеческого я, все проявления жизни человека. Эта любовь не изолирует человека от мира, а возвращает мир человеку и человека миру. Здесь нет и не может быть бегства от любви, она везде, она во всем, она – сам человек.

Но, возведя любовь в перл человеческого, поэт очень рано ощутил бесчеловечность (иначе говоря – «безлюбовность») общественных отношений, в которых протекает жизнь человека. Лермонтовская поэзия любви не могла не привести к острому конфликту поэта с окружающим его обществом. Вот почему тема любви у Лермонтова сразу стала и трагической и героической и приняла общественно-политическую форму выражения и направленности. Интимная лирика была лирикой философской, политической.

Философия любви есть философия страдания. Но философия страдания не есть философия любви. В перемене мест членов уравнения равенство рушится. Любовь, пройдя стадию страдания, чтобы сохранить свою деятельную силу, должна превратить в себе – другое, в ненависть. И ненависть была порождена оскорбленной любовью. Романтическая антиномичность порождает противопоставление любви и ненависти, причем если уж это ненависть, то ко всему миру:

И целый мир возненавидел,

Чтобы тебя любить сильней [12, с. 53].

Мир здесь вызывает ненависть не сам по себе, не «автоматически», поэт предполагает, что мог бы получить от мира бессмертие за «дар чудесный», которого он не дал миру, ибо любовное чувство целиком охватило его.

Один из современников Лермонтова отметил, что  его любовь зла и мстительна:

Страшись любви: она пройдет,

Она мечтой твой ум встревожит,

Тоска по ней тебя убьет,

Ничто воскреснуть не поможет … [12, с. 37].

В лермонтовской поэзии любви была вся полнота любовной стихии: мужество, самоотречение, величие и благородство. Но им трагически недоставало ответного чувства родственной души. Так родилась лирика страданий, изломов, сетований и проклятий. Но за которыми вы явно ощущаете первородное мужество потрясенного и негодующего сердца.

В стихотворении «Всевышний произнес свой приговор» изначальные благородные порывы человеческой души до неузнаваемости изуродованы глумлением и насмешками над святостью любви. Лермонтовские стихи – крик поруганной любви о мщении. Но в этом мщении, в этих приговорах свету живет любовь, живет живой жизнью. Она не мирится с насилием над ней. В этом суть лермонтовской философии мщения, порожденного любовью. Ненависть – это активность поруганной любви. В ненависти любовь стремится к своему возрождению, борется за себя. Вне ненависти она смиряется и погибает:

Всевышний произнес свой приговор,

Его ничто не переменит;

Меж нами руку мести он простер

И беспристрастно все оценит.

Он знает, и ему лишь можно знать,

Как нежно, пламенно любил я,

Как безответно все, что мог отдать,

Тебе на жертву приносил я [12, с. 81].

В ненависти любовь сохраняет свою активность лишь тогда, когда эта ненависть имеет своим предметом не частность, а общее.

Любовные мотивы лирики Лермонтова переплетаются с богоборческими. В отличие от религиозно-философских систем, объявляющих, что бог есть любовь, лейтмотивом поэзии Лермонтова является мысль о том, что божество враждебно любви, а любовь враждебна божеству, она греховна, она наказуема. Бог не прощает любви, и за любовь прощения у бога не просят, ибо прощение можно получить только ценой отказа от любви.

Бог враждебен любви. Поэтому в стихотворении «Покаяние» в любви согрешившая дева не хочет «пред небесным о спасеньи слезы лить» [12, с. 23]. Ее «покаяние» не было раскаянием. Она пришла на исповедь не для раскаяния, а для того, чтобы не умертвить с собою все, что любила в жизни. «Если таешь ты в страданье, если дух твой изнемог, но не молишься в покаянье: не простит великий бог!..» — ответил ей поп, и этим «Не простит» заканчивается стихотворение [12, с. 24].

Таким образом, тема любви – одна из главных тем в творчестве М.Ю.Лермонтова. Он обращался к ней на протяжении всей своей жизни: в ранний юношеский период, в более зрелые годы, воспевал это чувство в стихотворениях, поэмах, в прозаических произведениях.

Любовь, по Лермонтову, очень сильное чувство, чувство первичное, рождающееся с человеком, несоотносимое и несоизмеримое. Это приговоренность, осужденность на вечность, она превыше всего. Любовь враждебна божеству, она греховна, она наказуема. Любовь никогда не может существовать без ненависти, эти два  противоположные чувства у Лермонтова всегда вместе как одно неразделимое целое; и если одно из них не проявится, то и другое не сможет проявить себя в полной мере и в скором времени исчезнет.

Любовь, по Лермонтову, чувство, испытывая которое, человек должен избавиться от одиночества. Но этого не происходит, потому что героиня никогда не поймет влюбленного в нее героя, никогда не сможет быть с ним вместе. Поэтому любовь и одиночество всегда сопровождают друг друга.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2.2.          Основные мотивы любовной лирики.

Любовной лирике М.Ю.Лермонтова характерны тенденции к «заземлению», биографизму и стихийному стремлению к циклизации.

Стихи Лермонтова о любви, если брать их в целом, ближе к подлинной биографии поэта, точнее отражают ее реальные факты, чем его лирические произведения на другие темы. Отсюда широта содержания этих стихов, выходящих за пределы своей главной любовной темы и отражающих всю полноту внутренней жизни героя:

Счастливцы, мнил я, не поймут

Того, что сам не разберу я,

И черных дум не унесут

Ни радость дружеских минут,

Ни страстный пламень поцелуя.

Мои неясные мечты

Я выразить хотел стихами,

Чтобы, прочтя сии листы,

Меня бы примирила ты

С людьми и с буйными страстями;

Но взор спокойный, чистый твой

В меня вперился изумленный,

Ты покачала головой,

 Сказав, что болен разум мой,

Желаньем вздорным ослепленный [12, с. 38].

Отсюда же – психологизация изображения и, в более редких случаях, воспроизведение внешней обстановки:

Я видел юношу: он был верхом

На серой борзой лошади – и мчался

Вдоль берега крутого Клязьмы. Вечер

Погас уж на багряном небосклоне,

И месяц в облаках блистал и в волнах;

Но юный всадник не боялся, видно,

Ни ночи, ни росы холодной; жарко

Пылали его ланиты … [12, с. 86].

Циклы любовных стихотворений Лермонтова не выделены им самим, не вполне ясны по своему составу, но, тем не менее, очень для него характерны. Любовные стихи молодого Лермонтова были посвящены: Анне Столыпиной, Екатерине Сушковой, Наталье Ивановой (по мнению Д. Е.Максимова, самый обширный цикл) и Варваре Лопухиной (с точки зрения С.В.Иванова, именно этот цикл стихотворений составляет главнейшую часть любовной лирики поэта). Стихотворения некоторых из этих циклов дают возможность проследить не только какой-либо отдельный момент любовных переживаний, но и фазу общего развития его отношений с возлюблено, например, возникновение его чувства, ее «измену», нарастание его скорби, вызванное «изменой», охлаждение и так далее (стихи к Н.Ивановой).

В этих стихах преобладают ходячие, условные обозначения женской красоты («прелестный взор», «чудные глаза», сравнение с мадонной Рафаэля и т. п.), но сквозь эти штампы просвечивают и живые, индивидуализированные образы героинь.

В стихах, адресованных Е.Сушковой, пунктирно намечается ее светский облик: «притворное вниманье», «острота речей», насмешливое отношение с героем, бездушие (стихотворение «Благодарю!»):

Благодарю!.. вчера мое признанье

И стих мой ты без смеха приняла;

Хоть ты страстей моих не поняла,

Но за твое притворное вниманье

                                                      Благодарю!

В другом краю ты некогда пленяла,

 Твой чудный взор и острота речей

Останутся навек в душе моей,

Но не хочу, чтобы ты мне сказала:

                                                       Благодарю! [12, с. 64].

 И обида от этой неразделенной любви пробуждает в герое чувство гордости и вызывает его на борьбу со своей любовью и с любимой, которую он не склонен извинять («Взгляни, как мой спокоен взор»):

Смеялась надо мною ты,

И я с презреньем отвечал –

С тех пор сердечной пустоты

Я уж ничем не заменял.

Ничто не сблизит больше нас,

Ничто мне не отдаст покой …

Хоть в сердце шепчет чудный глас:

Я не могу любить другой.

Я жертвовал другим страстям,

Но если первые мечты

Служить не могут снова нам, —

Но чем же их заменишь ты?..

Чем успокоишь жизнь мою,

Когда уж обратила в прах

Мои надежды в сем краю,

А может быть, и в небесах?.. [12, с. 67].

В цикле, связанном с Н.Ивановой, — более серьезном и глубоком, — женский образ разработан психологически:

Ты не коварна, как змея,

Лишь часто новым впечатленьям

Душа вверяется твоя.

Она увлечена мгновеньем;

Ей милы многие, вполне

Еще никто; но это мне

Служить не может утешеньем [12, с. 153].

Этот образ, так же как и в стихах, обращенных к Е.Сушковой, окружен легкими светскими ассоциациями, но не сопровождается отрицательной характеристикой. Героиня не понимает героя и в конце концов «изменяет» ему. Но герой не мстит ей презреньем, пытается подняться над своей обидой и проанализировать причину своего неуспеха («Всевышний произнес свой приговор»):

Я знал: то не любовь – и перенес;

Но отгадать не мог я тоже,

Что всех моих надежд, и мук, и слез

Веселый миг тебе дороже!

Будь счастлива несчастием моим

И, услыхав, что я страдаю,

Ты не томись раскаяньем пустым.

Прости! – вот все, что я желаю …

Чем заслужил я, чтоб твоих очей

Затмился свежий блеск слезами?

Ко смеху приучать себя нужней:

Ведь жизнь смеется же над нами! [12, с. 81-82].

Этот цикл характерен, наряду с чисто лермонтовским психологическим анализом, трагической тональностью. И, что особенно важно, в этом цикле есть намеки на то, что причиной любовной трагедии являются некоторые особенности героини, сближающие ее с духом светского общества, и само светское общество («… и мук и слез веселый миг тебе дороже», «… и слишком ты любезна, чтоб любить», «мы с тобой разлучены злословием людским» и так далее).

По мнению же С.И.Кормилова, «Н.Ф.Иванова действительно явилась причиной не слишком благородного «донжуанства» Лермонтова» [8, с. 45]. В доказательство приводится стихотворение «К ***», которое содержит программу дальнейшего поведения поэта с женщинами, недостойными уважения, и которое является не любовной лирикой, а декларацией романтического самоутверждения:

Отныне стану наслаждаться

И в страсти стану клясться всем;

Со всеми буду я смеяться,

А плакать не хочу ни с кем;

Начну обманывать безбожно,

Чтоб не любить, как я любил, —

Иль женщин уважать возможно,

Когда мне ангел изменил? [12, с. 160].

Иную характеристику получает женский образ в стихах, относящихся к В.Лопухиной. В героине этого цикла не только не отмечены черты, обычные для своего светского круга, но, наоборот, она с ее «чудной простотой» и неспособностью лицемерить скорее противопоставлена идеалу светской красавицы («Она не гордой красотою…»):

Она не гордой красотою

Прельщает юношей живых,

Она не водит за собою

Толпу вздыхателей немых.

И стан ее – не стан богини,

И грудь волною не встает,

И в ней никто своей святыни,

Припав к земле, не признает.

Однако все ее движенья,

Улыбки, речи и черты

Так полны жизни, вдохновенья,

Так полны чудной простоты.

Но голос душу проникает,

Как вспоминанье лучших дней,

И сердце любит и страдает,

Почти стыдясь любви своей [12, с. 140].

Герой цикла не случайно называет ее своим товарищем, «лучом- путеводителем («Мы случайно сведены судьбою …») и своей мадонной – эпитеты, которые трудно было применить к Е.Сушковой и к Н.Ивановой. В связи с этим и чувство, рассказанное в стихах к Варваре Лопухиной, — разделенное и просветленное, — в корне отличалось от скорбной и бесплотной страсти, окрасившей собой предшествующие любовные циклы Лермонтова.

Я рожден, чтоб целый мир был зритель

Торжества иль гибели моей,

Но с тобой, мой луч-путеводитель,

Что хвала иль гордый смех людей! [12, с. 133].

Принцип индивидуализации, обозначившийся в ранних стихах Лермонтова о любви, с особенной силой проявился в лирической характеристике их героя. Выявление внутреннего мира этого героя не сводится к демонстрации его чувства. Любовь для него не замыкается в своих собственных пределах или в пределах «нейтрального» сознания. Герой любовной лирики Лермонтова обладает всей сложностью характера и мировоззрения «лермонтовского человека», отмечен его «пятном тоски в уме», наделен его сомнениями, идеалами и мечтами о своем высоком назначении. Мысли о любви смешиваются с его заветными мыслями о себе и обо всем. При этом одной из главных индивидуальных особенностей лермонтовской поэзии является связанная с нею надежда (почти всегда не сбывающаяся) на то, что любовь должна привести к преодолению одиночества.

Количество любовных стихотворений у Лермонтова в зрелый период меньше, чем в предыдущий. Стихотворения о любви не циклизируются уже, как прежде, в любовные «новеллы», но часто содержат в себе – каждое порознь – скрытый новеллистический сюжет («Оправдание», «Договор», «Сон» и другие):

 Расстались мы; но твой портрет

Я на груди моей храню:

Как бледный призрак лучших лет,

Он душу радует мою.

И, новым преданный страстям,

Я разлюбить его не мог:

Так храм оставленный – все храм,

Кумир поверженный – все бог! [12, с. 162].

В этих стихотворениях нет напряжения и подъема большой любви, а только легкие и благоговейные прикосновения к ней. Она не ослепляет поэта своим сверканием, силой и славой. В те годы любовь является у Лермонтова чаще всего как воспоминание о прошлом («1-е января», «Нет, не тебя так пылко я люблю»):

О грезах юности томим воспоминаньем,

С отрадой тайною и тайным содроганьем … [12, с. 78];

Как мелькнувшая надежда на будущее («Из-под таинственной холодной полумаски …»):

И создал я тогда в моем воображенье

По легким признакам красавицу мою;

И с той поры бесплотное виденье

Ношу в душе моей, ласкаю и люблю.

И все мне кажется: живые эти речи

В года минувшие слыхал когда-то я;

И кто-то шепчет мне, что после этой встречи

Мы вновь увидимся, как старые друзья [12, с. 99];

или как мечта, которая создает объективные образы, не имеющие прямого отношения к поэтической биографии автора. Нередко Лермонтов как бы останавливается на полдороге к любви, ограничиваясь любезностью («Графиня Эмилия», «К портрету», «А.О.Смирновой»):

Без вас хочу сказать вам много,

При вас я слушать вас хочу;

Но молча вы глядите строго,

И я в смущении молчу.

Что ж делать?.. Речью неискусной

Занять ваш ум мне не дано …

Все это было бы смешно,

Когда бы не было так грустно … [12, с. 80].

В некоторых лермонтовских стихотворениях затаены намеки на какие-то неотвратимые, коренящиеся в эпохе причины неустроенности любовных отношений. Он находит в любви современных людей господство случая («Дума»):

И ненавидим мы, и любим мы случайно

Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви … [12, с. 41].

В послании «Валерик», как и в ранних стихотворениях Лермонтова, говорится о том, что «забавы света» мешают героине понять рассказчика, автора послания. В стихотворении «Отчего» судьба возлюбленной и ее счастье целиком связываются с воздействием враждебной среды:

Мне грустно, потому что я тебя люблю,

И знаю: молодость цветущую твою

Не пощадит молвы коварное гоненье.

За каждый светлый день иль сладкое мгновенье

Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.

Мне грустно … потому что весело тебе [12, с. 75].

При этом лермонтовский герой не всегда довольствуется ролью внутренне непримиренной жертвы общественных условий, препятствующих его любви, но иногда и восстает против этих условий («Договор»):

Пускай толпа клеймит презреньем

Наш неразгаданный союз,

Пускай людским предубежденьем

Ты лишена семейных уз.

Но перед идолами света

Не гну колени я мои;

Как ты, не знаю в нем предмета

Ни сильной злобы, ни любви.

Как ты, кружусь в веселье шумном,

Не отличая никого:

Делюся с умным и безумным,

Живу для сердца своего [12, с. 213].

Не отличается в этом и героиня Лермонтова в таких стихотворениях, как «Прелестница», «Оправдание»:

И будешь спать в земле безгласно

То сердце, где кипела кровь,

Где так безумно, так напрасно

С враждой боролося любовь,

Когда пред общим приговором

Ты смолкнешь, голову склоняя,

И будет для тебя позором Любовь безгрешная твоя, —

Того, кто страстью и пороком

Затмил твои младые дни,

Молю: язвительным упреком

Ты в оный час не помяни [12, с. 92].

В этих стихотворениях Лермонтов создает образ вольной, «беззаконной» подруги героя.

Для новой стадии развития лирики Лермонтова, так или иначе связанной с темой любви, характерно также появление женских образов, раскрываемых вне прямой зависимости от чувства, которое внушали или могли внушить эти женщины поэту. Лермонтов освобождает здесь образы своих героинь от крепостного гнета любви героя. В лирической группе, о которой идет речь, эти героини уже не объекты страсти или влюбленности, а предмет широкого человеческого интереса и сочувствия. Именно так повернуты портретно-психологические стихотворения Лермонтова «Слепец, страданьем вдохновленный» («А.Г.Хомутовой»), «На светские цепи» (М.А.Щербатовой) и «Как мальчик кудрявый резва» (А.К.Воронцовой-Дашковай).

Перекликается с ними и стихотворение «Молитва» («Я, матерь божия, ныне с молитвою …»), в основании которого лежит не религиозный мотив, заданный в заглавии, а горячее, проникновенное и бескорыстное сочувствие женщине-человеку:

Я, матерь божия, ныне с молитвою

Пред твоим образом, ярким сиянием,

Не о спасении, не перед битвою,

Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную,

За душу странника в свете безродного;

Но я вручить хочу деву невинную

Теплой заступнице мира холодного.

Окружи счастием душу достойную;

Дай ей сопутников, полных внимания,

Молодость светлую, старость спокойную,

Сердцу незлобному мир упования.

Срок ли приблизится часу прощальному

В утро ли шумное, в ночь ли безгласную,

Ты восприять пошли к ложу печальному

Лучшего ангела душу прекрасную [12, с. 162].

Таким образом, в любовной лирике М.Ю.Лермонтова можно выделить несколько мотивов. Одним из них является мотив любви к светской женщине. Он, в свою очередь, распадается на две составляющие: любовь к женщине — светской львице и женщине, которая хоть и подвержена влиянию «света», но еще не утратила таких качеств, как душевность, человечность.      

Вторым мотивом любовной лирики Лермонтова в силу осложненности и обогащенности философским и политическим содержанием было величайшее уважение к женщине – другу, товарищу.

Последний мотив, который можно выделить, есть проникновенная и горячая любовь к женщине-человеку.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

         2.3. Цикл стихотворений к Н.Ф.И.

Среди юношеской лирики Лермонтова уже давно обращал на себя внимание ряд стихотворений 1830-1832 годов, объединенных темой любви и измены. Четыре стихотворения этого цикла озаглавлены инициалами какой-то Н.Ф.И.

Первое из этих стихотворений, обозначенное буквами «Н.Ф. И…вой», относится к 1830 году. «Любил с начала жизни я угрюмое уединенье», – признается Лермонтов вдохновительнице этого задушевного обращения и делится с ней сомнениями, которые прежде бережно таил от других:

Счастливцы, мнил я, не поймут

Того, что сам не разберу я,

И черных дум не унесут

Ни радость дружеских минут,

Ни страстный пламень поцелуя.

Мои неясные мечты

Я выразить хотел стихами,

Чтобы, прочтя сии листы,

Меня бы примирила ты

С людьми и с буйными страстями… (Т. 1, с. 78)

Видно, что отношение Лермонтова к той, которая побудила его написать это стихотворение, было искренним и серьезным.

В стихотворении 1831 года «Романс к И.» молодой поэт снова обращается к этой же девушке, как к верному своему другу, который сумеет, по его мысли, защитить и оправдать его в глазах «бесчувственной» светской толпы:

Когда я унесу в чужбину

Под небо южной стороны

Мою жестокую кручину,

Мои обманчивые сны,

И люди с злобой ядовитой

Осудят жизнь мою порой,

Ты будешь ли моей защитой

Пород бесчувственной толпой? (Т. 1, с. 187)

Но уже из текста стихотворения, написанного летом 1831 года и адресованного Лермонтовым «К Н.И.», видно, что в их отношениях наступил трагический перелом. Новое посвящение начинается с горестного упрека:

Я не достоин, может быть,

Твоей любви: но мне судить;

Но ты обманом наградила

Мои надежды и мечты,

И я всегда скажу, что ты

Несправедливо поступила.

Уязвленный изменой любимой девушки, Лермонтов вспоминает в этом стихотворении о прежнем:

В те дни, когда, любим тобой,

Я мог доволен быть судьбой,

Прощальный поцелуй однажды

Я сорвал с ножных уст твоих;

Но в зной, среди степей сухих,

Не утоляет капля жажды.

Дай бог, чтоб ты нашла опять,

Что не боялась потерять;

Но… женщина забыть не может

Того, кто так любил, как я;

И в час блаженнейший тебя

Воспоминание встревожит!

Тебя раскаянье кольнет,

Когда с насмешкой проклянет

Ничтожный мир мое названье!

И побоишься защитить,

Чтобы в преступном состраданье

Вновь обвиняемой не быть! (Т. 1, с. 209 – 210)

О прощальном поцелуе снова говорится в стихотворении с утаенным обращением «К»:

Я помню, сорвал я обманом раз

Цветок, хранивший яд страданья,—

С невинных уст твоих в прощальный час

Непринужденное лобзанье (Т. 1, с. 190).

Речь здесь идет все о том же роковом разрыве с Н. Ф. И.

Всевышний произнес свой приговор,

Его ничто не переменит;

Меж нами руку мести он простер

И беспристрастно все оценит.

Во зло употребила ты права,

Приобретенные над мною,

И, мне польстив любовию сперва,

Ты изменила — бог с тобою! (Т. 1, с. 190).

Тема измены и неизбежной разлуки составляет содержание еще одного стихотворения, относящегося к 1831 году, в заглавии которого снова стоит посвящение «К***»:

Не ты, но судьба виновата была,

Что скоро ты мне изменила,

Она тебе прелести женшин дала,

Но женское сердце вложила. (Т. 1, с. 299)

При внимательном чтении лирики 1831 года видно, что Лермонтов продолжал жестоко страдать от любви и ревности.

Я не хочу, чтоб сновиденье

Являло мне ее черты, –

пишет он в стихотворении «Ночь».

Я в силах перенесть мученье

Глубоких дум, сердечных ран,

Все,— только не ее обман. (Т. 1, с. 300)

Глубокое и чистое чувство, отравленное горечью несбывшихся надежд, проходит сквозь длинный ряд стихотворений 1831 года.

Печалью вдохновенный, я пою

О ней одной,—

признается поэт в стихотворении «Я видел тень блаженства» (Т. 1, с. 225). Действительно, прочитанные в новой связи, стихотворения эти раскрывают целую историю любви. В продолжение 1831 – 1832 годов Лермонтов постоянно обращается к этому драматическому эпизоду и посвящает ему «Виденье», «К***» («О, не скрывай, ты плакала о нем»), «Стансы» («Не могу на родине томиться»), «Гость. Быль. (Посвящается…)», «К***» («Я не унижусь пред тобою»), «Измученный тоскою и недугом», «Когда последнее мгновенье», «Сонет» («Я памятью живу с увядшими мечтами») и целый ряд других. Получается стихотворный дневник, в котором Лермонтов отмечает основные события этого горестного романа.

Обращаясь в стихотворении, помеченном датой «Сентября 28», все к той же Н.Ф.И., Лермонтов вопрошает ее о своем счастливом сопернике:

Встречал ли он с молчаньем и слезами

Привет холодный твой,

И лучшими ль он жертвовал годами

Мгновениям с тобой? (Т. 1, с. 214)

Около двух лет мучило Лермонтова неразделенное чувство к Н.Ф.И. И только в одном из последних стихотворений, к ней обращенных, он с упреком напомнил ей о своих «лучших годах», которыми ради нее жертвовал.

Стихотворениями, написанными весною 1832 года, заканчивается история юношеской любви, вдохновившей Лермонтова на создание этого «лирического дневника», посвященного неведомой нам Н.Ф.И.

История отношений с ней оказывается, таким образом, одной из центральных тем лирики 1831-1832 годов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Любовь занимает большое место в поэзии Лермонтова. Позднее Тургенев скажет: «По тому, как может любить человек, мы можем судить о его внутренней зрелости»[5]. Лермонтов как личность сформировался очень рано. В пятнадцать лет у него были глубокие, философские стихи о любви, о родине, о тайне человеческого бытия. Он пишет: «Мне жизнь все как-то коротка, и все боюсь, что не успею свершить чего-то». Идеалы Лермонтова беспредельны: он жаждет не простого улучшения жизни, а «полного блаженства», изменения несовершенной человеческой природы, абсолютного разрешения всех противоречий бытия. Существовать вечно — на меньшее поэт не согласен.

Любовь в творчестве Лермонтова носит трагический отпечаток из-за его единственной, настоящей, неразделенной любви к другу юности – Вареньке Лопухиной. Он видит невозможность любви и окружает себя мученическим ореолом, ставя себя вне мира и жизни. Лермонтов грустит о потерянном счастье:

Душа моя должна прожить в земной неволе

Не долго.

Может быть, я не увижу боле

Твой взор,

Твой милый взор, столь нежный для других. (Т. 2, с. 133).

Лермонтов подчеркивает свою отчужденность от всего мирского: «Чего б то ни было земного, но я не сделаюсь рабом». В понятии Лермонтова любовь должна быть вечной, поэта не удовлетворяют «обычные», скоротечные страсти, и если он иногда увлекается и отходит в сторону, то его строки – это не плод больной фантазии, а всего лишь минута слабости:

У ног других не забывал я взор твоих очей.

Любя других, я лишь страдал

Любовъю прежних дней. (Т. 2, с. 134).

Человеческая, земная любовь кажется помехой для поэта на его пути к высшим идеалам. В стихотворении «Я не унижусь пред тобою» он говорит, что вдохновение для него дороже ненужных страстей, которые способны кинуть человеческую душу в бездну. Любовь в лирике Лермонтова носит роковой характер. Он пишет: «Меня спасало вдохновенье от мелочных сует, но от своей души спасенья и в самом счастье нет.» Бабушка Лермонтова говорила: «Странный Мишель, пока одни подыскивают себе невест и устраивают свои материальные дела, он все витает в облаках, грезит о неземной любви»[6].

В стихотворении «Валерик» любовная часть, ставшая впоследствии романсом, передает горькое чувство утраты связи с возлюбленной.

Безумно ждать любви заочной?

В наш век все чувства лишь на срок;

но я вас помню…», – пишет поэт.

Традиционным в творчестве Лермонтова, связанным с его личным опытом, стал мотив неверной возлюбленной, недостойной великого чувства или не выдержавшей испытания временем. Разлад между мечтой и действительностью проникает в это прекрасное чувство, любовь Лермонтову приносит не радость, а грусть и страдание: Мне грустно, потому что я тебя люблю.

Поэт раздумывает над вопросом жизни и смерти. Он грустит о скоротечности жизни и хочет успеть сделать как можно больше за тот небольшой срок, который отведен ему на земле. Ему «жизнь ненавистна, но и смерть страшна». Лирические стихи Лермонтова отражают глубину его восприятия окружающей жизни, в них сосредоточены душевные переживания поэта, богатство его внутреннего мира. Он повсюду ищет гармонию, его мысли о вечной свободе, о любви неразрывно связаны с думами о несовершенстве мира к отдельной человеческой личности.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

1.          Архипов, В.А. М.Ю.Лермонтов. Поэзия познания и действия. – М.: Московский рабочий, 1965. – 471 с.

2.          Афанасьев, В.В. Лермонтов. – М.: Художественная литература, 1991. – 221 с.

3.          Висковатов, Р.А. М.Ю.Лермонтов. Жизнь и творчество. – М.: Современник, 1987. – 494 с.

4.          Влащенко, В.Д. Я иду на урок литературы. – М.: Дрофа, 2001. – 544 с.

5.          Золотарева, И.В., Михайлова, Т.И. Поурочные разработки по русской литературе первой половины XIX века. 10 класс 1-е полугодие. – М.: ВАКО, 2003. – 367 с.

6.          Золотусский, И.П. Гоголь. Лермонтов. Жуковский. – М.: Правда, 1986. – 48 с.

7.          Иванов, С.В. М.Ю.Лермонтов. Жизнь и творчество. Пособие для учителя. – М.: Просвещение, 1964. – 398 с.

8.          Кормилов, С.И. Поэзия М.Ю.Лермонтова. – М.: Изд-во МГУ, 1997. – 128 с.

9.          Кузнецова, А.В. Концепт счастье в семантическом пространстве лирической поэзии М. Ю.Лермонтова // Русская словесность. – 2003. — №7. – С. 28-32.

10.      Леонов, С.А. К изучению поэзии М.Ю.Лермонтова в IX и X классах // Литература в школе. – 1999. — №7. – С. 5-14.

11.      Лермонтов М.Ю. в воспоминаниях современников. – М.: Художественная литература, 1989. – 672 с.

12.      Лермонтов, М.Ю. Сочинения: в 2 т. – М.: Правда, 1988. – 1 т. – 719 с.

13.      Лотман, Ю.М. «Расстались мы; но твой портрет …» / Лотман, Ю.М. О поэзии и поэтах. – СПб.: Искусство-СПБ, 1996. – С. 163-173.

14.      Максимов, Д.Е. Поэзия Лермонтова. – М. – Л.: Наука, 1964. – 266 с.

15.      Соловьев, В.С. Философия искусства и литературная критика. – М.: Наука, 1991. – С. 386.

16.      Справочные материалы. М.Ю.Лермонтов. Лирика. – М.: Дрофа, 1998. – 190 с.

17.      Удодов, Б.Т. Художественная индивидуальность и творческие процессы. – Воронеж, 1973. — 198 с.

18.      Федоров, А.В. Лермонтов и литература его времени. —  Л.: Художественная литература, 1967. – 326 с.

19.      Шанский, Н.М. Непосланное послание // Литература в школе. — №8. – С. 16-17.

20.      Эйхенбаум, Б.М. Статьи о Лермонтове. М.: Наука, 1961. – 231 с.


21.      Скачано с www.znanio.ru

1.2 Отражение пушкинской лирики в творчестве Лермонтова. Особенности раскрытия темы любви в лирике М.Ю. Лермонтова

Похожие главы из других работ:

Библейские мотивы в творчестве М.Ю.Лермонтова

2. Апокалипсис, его основные мотивы в творчестве Лермонтова

Из всех новозаветных книг в творчестве Лермонтова наиболее заметный след оставил Апокалипсис. А если говорить точнее — два мотива, издавна питавшие народное воображение. Во-первых…

Биографические мотивы в лирике М.Ю. Лермонтова

1 Отражение личности отца Ю. П. Лермонтова в лирике поэта

Документальных свидетельств Лермонтова об отце — дневников, устных упоминаний в передаче третьих лиц — почти не существует. Мы сосредоточимся на его лирике. В этом случае нашей целью будет не характеристика личности Ю.П.Лермонтова, а выяснение…

Изображение Кавказа в творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова

4. Легенды Кавказа в творчестве М.Ю. Лермонтова

Как отмечает в своей книге И.Л. Андроников, в творчестве М.Ю. Лермонтова можно легко найти элементы фольклора народов Кавказа. В поэме «Демон», рассказывающей о духе, полюбившем земную девушку, а также хорошо прослеживается его влияние…

Кавказская лексика в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

1.1 Кавказская тема в художественном творчестве М.Ю. Лермонтова

Восток, и в частности Кавказ занимал в жизни и творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова исключительное место. «Юный поэт заплатил полную дань волшебной стране, поразившей лучшими, благороднейшими впечатлениями его поэтическую душу…

Лирика Лермонтова

Основные мотивы лирики Лермонтова

Вхождение Лермонтова в литературу было стремительным. Лермонтов рано начал пробовать свои силы в различных родах и жанрах. Но основанием его художественного мира явилась лирика. Ранняя лирика поэта имела подражательный характер…

М.Ю. Лермонтов как восприемник пушкинского миропонимания и пушкинской эстетики

2.1 Романтические образы и мотивы в творчестве Пушкина и Лермонтова. Поэма Пушкина «Цыганы» и драма Лермонтова «Маскарад»

По мнению исследователей, русский романтизм в целом самобытен. Полагается, что опираясь в своих идейно-эстетических исканиях на традиции Западной Европы, он их развивает и обогащает применительно к потребностям своей страны и своего времени…

Образ «маленького человека» в произведениях русских классиков

2.3. Тема «маленького человека» в творчестве М.Ю. Лермонтова

М.Ю.Лермонтов, в отличие от многих других писателей, ставил перед собой цель изобразить незаурядную личность, страдающую от бездействия. Он одним из первых русских прозаиков затронул тему «маленького человека». ..

Образ Наполеона в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

Раздел I. Общие параллели в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

Образ Наполеона в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

1.2 Отечественная война 1812 г. в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

Отечественная война 1812 года и А.С. Пушкин — два крупнейших явления великой истории России, навеки останутся в благодарной памяти народной. Они в определенной мере взаимосвязаны…

Образ Наполеона в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

1.3 Романтический герой в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

В романтической поэзии Пушкина периода южной ссылки также одним из самых животрепещущих вопросов остаётся тема свободы. В 1822 году поэт пишет стихотворение «Узник». Лирический герой произведения — заключённый человек…

Образы кавказцев в произведении М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»

1.
3 Роль Кавказа в жизни и творчестве М.Ю. Лермонтова

Невозможно до конца понять роль Кавказа в творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова, не зная, какую роль Восток играл в его жизни. Поэтому хотелось бы сначала обратиться к биографии поэта…

Особенности раскрытия темы любви в лирике М.Ю. Лермонтова

1.1 Поэтическая традиция в творчестве М.Ю. Лермонтова

Исследователи отмечали, что Лермонтов был, пожалуй, первым крупным русским поэтом, в чьем творчестве почти полностью исчезла античность, и не только как общеевропейский арсенал поэтической образности, но и как та культурная традиция, мера…

Творчество М.Ю. Лермонтова

1. Романтизм в творчестве М.Ю. Лермонтова

Творчество М.Ю. Лермонтова

1.2 Воплощение принципов романтизма в творчестве М.Ю. Лермонтова

В ранней поэзии Лермонтов ярко воплотил принципы романтизма. Основные темы юношеских стихов Лермонтова: природа, дружба, любовь, взаимоотношения людей, социально-политическая борьба, жизнь и смерть, человек и мироздание. ..

Творчество М.Ю. Лермонтова

2. Реализм в творчестве М.Ю. Лермонтова

Лермонтов — последний представитель революционно-дворянского романтизма и создатель социально-психологического течения критического реализма. А. В. Луначарский, характеризуя сущность творчества Лермонтова…

задач, тем и художественных приемов

Особенности творчества Лермонтова изучаются в средней школе. Сначала ученики сдают только стихи поэта, затем, в 8 классе, роман «Герой нашего времени», а в 10 классе повторяют материал. Конечно, полностью понять творчество этого гениального поэта и прозаика можно только в более зрелом возрасте. Не каждый может глубоко проникнуть в психологию его произведений. Творчество Михаила Лермонтова — также плодотворное поле для творчества литературоведов.Ведь в нем много разных тонкостей.

Периодизация творчества М.Ю. Лермонтова

Можно сказать, что творчество поэта довольно целостное. Сложно выделить какие-то периоды, изменения мировоззрения. Однако в творчестве Лермонтова принято выделять ранний и поздний периоды. Граница — написанное им стихотворение, посвященное смерти Пушкина, «Смерть поэта». Вообще смерть Александра Пушкина стала переломным моментом для Лермонтова. Теперь он начал чувствовать всю ответственность, которая возлагается на него как на преемника первого поэта страны.Итак, все, что написал Михаил Юрьевич до 1837 года, — это ранняя лирика, а то, что после, — поздно.

Особенности творчества Лермонтова раннего периода

Поэт начал писать довольно рано. Если Пушкин говорил о надеждах, лицейское творчество было полно стремлений, то Лермонтов начинал с разочарования. Ведь дело декабристов было напрасно, их приговорили к каторжным работам или расстреляли. Недовольство реальностью, окружающей поэта, пропитывает все его творчество и проявляется в ранних стихотворениях.Несомненно, произведениям более ранних лет придается юношеский максимализм. В раннем искусстве такое направление реализовано в литературе как романтизм. В произведениях Лермонтова мы видим характерное для романтиков разделение действительности на мир земли, реальный и мир сновидений, идеал, в который хотел бы войти лирический герой. Особенности проблематики творчества Лермонтова заключаются в том, что у поэта практически отсутствуют гражданские и политические проблемы. Он не ставит вопрос о крепостном праве, он не говорит о произволе власти.Но о его недовольстве можно догадаться по стихам, посвященным русской деревне или теме поэта и поэзии. Тем не менее основные проблемы творчества Лермонтова — психологические. С первых же стихов отчетливо звучит мотив одиночества, который со временем усиливается и трансформируется.

Образ демона в ранней лирике

В начале пути Лермонтов делает ставку на творчество английских романтиков, в частности Джорджа Байрона.Английский поэт также проявил образ демона. Творчество ассоциируется с такой романтикой не как подарок, а как проклятие. Молодой поэт Лермонтов (и его лирический герой) уверен, что ему, как демону, никогда не найти места в этой вселенной. В конце концов, демон был низвергнут с небес, а на земле люди этого не принимают. Теперь он обречен скитаться между двумя мирами, приговоренный к вечному одиночеству. Образ демона тесно связан с таким поэтическим образом, как буря.Ведь демон, стихия которого «собирает зло», любит смертельные бури и страсти. В этом проявляются особенности творчества Лермонтова: обычно лирические герои, страдающие и ищущие, стремятся к миру, спокойной и мирной жизни. Это не герой Лермонтова: он хочет жить, чтобы «думать и страдать». Тихое отрицание не для него, жизнь только там, где бушуют страсти. Пример такого мировоззрения дает нам стихотворение «Парус»: «И он, непокорный, просит штормов, как будто в штормах отдыхает».

Поздняя лирика Лермонтова

Творчество Михаила Юрьевича Лермонтова необходимо рассматривать комплексно, не пропуская ни одной из точек. В поздней лирике происходит смена поэтической перспективы. Если раньше Лермонтов винил в своих бедах весь мир, страдал от непонимания и одиночества, не терпел того, что ему не нравилось, то теперь он более степенный. А его стихи наполнены грустью и тоской, они стали более психологичными, выверенными. Мотив одиночества очень похож на мотив странности и поиска места в жизни.Однако эти странствия ничем не заканчиваются.

Философские стихи

Подобные проблемы всегда интересовали поэта. Но для него философия и психология всегда были неделимы. Свое отношение к этому миру и к жизни Лермонтов изображает своеобразно. Он почти всегда делает это с помощью изображений природы. В качестве примера можно привести стихотворение «Когда желтеет поле». В лирическом произведении нашли место очень яркие поэтические образы. Поэт сравнивает растения с живыми существами, он ощущает с ними неразрывную связь, чего, к сожалению, не ощущает в общении с людьми.В природе Лермонтов находит утешение, начинает ощущать в себе гармонию. Более того, ему открываются высшие истины («И на небесах я вижу Бога»).

Похожая проблема — одно из последних стихотворений — «Я уезжаю один в дорогу». Здесь тоже гармонично изображена природа, это не отдельно существующие элементы, а целая вселенная, где «говорит звезда со звездой». Но в этот момент поэт чувствует себя не в своей тарелке. Ему больно и тяжело. Пожалуй, впервые во всем своем творчестве он выражает стремление к миру.Но тот отдых, о котором говорит Лермонтов, отличается от привычного представления. Ведь поэт хочет навсегда увидеть цветущую природу, почувствовать движение ветра и услышать о любви.

Тема поэта и поэзии

Особенности творчества М.Ю. Лермонтова нельзя рассматривать в отрыве от такой темы, как стихи. Именно в стихах, говорящих о творчестве, писательском даре, реализуются основные принципы мировоззрения поэта. Яркий тому пример — стихотворение «Пророк».В нем поэт ведет своеобразный диалог с Пушкиным. Свое стихотворение он начинает с того момента, когда Пушкин остановился: «Бог дал поэту всеведение пророка, но если Пушкин надеялся, что он« горит глаголом сердца народа », Лермонтов, напротив, чувствует себя отчужденным: он видит в людях только зло и порок, как Пушкин, хочет дотянуться до людей, но он не сможет этого сделать, потому что люди (непонимающая толпа) обвиняют его в самоуверенности и гордости ». Противостояние поэта а толпа — одна из главных черт поэзии Лермонтова.

Анализ стихотворения «Мцыри»

В этом стихотворении отражены, прежде всего, романтические принципы поэзии. Но есть в нем и своеобразные черты творчества Лермонтова. Вкратце история такова: молодой человек, воспитанный в монастыре, хотел выйти на свободу, но день на свободе обернулся для него гибелью. Мцыри — непосвященный монах — всю жизнь чувствовал себя в заточении. Он типичный романтический герой, для которого мир, в котором он живет, невыносим. Мцыри хотел почувствовать жизнь, узнать все ее проявления.Он восхищался красотой природы и любил гулять по лесу. Особое впечатление на него произвел голос молодого грузина. Услышав это, Мцыри понял, что свободен. В лесу он наткнулся на леопарда — олицетворение силы и отваги. В этом же бою леопард погиб, Мцыри также получает смертельное ранение. Поэма ярко демонстрирует любовь Лермонтова к природе Кавказа. Очень ярко и колоритно поэт описывает местные пейзажи. В стихотворении наиболее полно воплощены художественные особенности творчества Лермонтова.Образ природы в нем соотносится с картинами, которые писал сам поэт, путешествуя по югу России и Кавказу.

Роман «Герой нашего времени»

Прозаическое произведение, в котором ярко представлены и особенности творчества Лермонтова. Роман очень полемический. Различные трактовки характера главного героя — Печорина. Спорят исследователи и о том, как он относился к своему герою Лермонтову и можно ли назвать Печорина двойником самого поэта.Конечно, как и все произведения М. Лермонтова, у этого романа автобиографическая подоплека. Сходство героя с писателем лично: он служит на Кавказе, он одинок, противопоставляет себя другим людям. Однако в Печорине слишком много черт демонического и особенно отрицательного, благодаря чему мы понимаем, что для автора Печорин явно не герой в полном смысле этого слова.

В романе реализованы навыки писателя-психолога. С одной стороны, Печорин вызывает у читателя симпатию, но с другой — нельзя сказать, что он хороший человек. Он обманывает девушек, презирает людей и даже убивает Грушницкого на дуэли. Но он умен, он честен, принципиален. Лермонтов использует такой художественный метод психологии как деталь. Негативные стороны характера Печорина проявляются в мельчайших деталях: в движениях, говорящих о его скрытности, в его поведении с Максимом Максимычем, что говорит о его холодности и равнодушии к людям, даже в его слезах, не порожденных горем. , но от раненой гордости. Кроме того, в романе можно найти примеры психологического параллелизма.

Роман с полной уверенностью можно назвать философским. В нем автор рассуждает и о дружбе, и о любви, и о судьбе. Все действие построено на центральном персонаже — Печорине, и все сюжетные линии сводятся к нему. Однако роман скучным не получился: настолько многогранна и сложна личность Печорина.

Общие выводы

Итак, основные темы в творчестве Лермонтова.

  1. Тема природы.Обычно это связано с философскими вопросами.
  2. Тема одиночества. В некоторых стихотворениях мотив необычности усложнен.
  3. Тема поэта и поэзии. Что такое поэтический дар, для чего нужны стихи, каково его значение в современном мире.
  4. Тема любви. Она тоже написана у Лермонтова мрачными красками, любовная лирика входит в тематическую группу стихов об одиночестве.

Творчество Михаила Юрьевича Лермонтова насквозь пронизано глубокими переживаниями.Возможно, его лирика так привлекательна именно потому, что он вложил в нее душу, потому что его лирический герой практически неотделим от автора. Безусловно, талант Лермонтова проявляется не только на уровне содержания, но и на уровне формы. Многие стихи поэта (особенно в более поздних произведениях) совсем небольшие по объему, но очень глубокие и емкие.

p>

Лирический герой Лермонтова. Романтический герой в стихах Лермонтова

Юбилей Лермонтова повысил интерес к его творчеству.В большинстве случаев читателя интересуют психология автора, манера письма, особенности лирического героя. Для лирики Лермонтова этот вопрос особенно актуален, потому что до сих пор ведутся споры о том, насколько героическая лирика Лермонтова автобиографична, списанная с самого автора. На самом деле Лермонтов, как никто из других поэтов, осознает принцип автобиографии. Поэтому практически не ошибкой считается такое сравнение «автор» — «лирический герой»

Истоки творчества Лермонтова

Многие исследователи отмечают, что корни и проблемы творчества Лермонтова следует искать в его детстве.Он не знал материнской любви, его воспитывала строгая бабушка, отсюда и такие проблемы в творчестве писателя, как непонимание и одиночество. Этот мотив еще более усиливается благодаря увлечению автора творчеством писателей-романтиков. Если В.А. Жуковский опирался на немецкий романтизм, то Лермонтова больше интересовал английский романтизм, главным образом в лице поэта Байрона. Лирический герой Лермонтова в чем-то похож на Байрона: он такой же одинокий, ищущий, стремящийся уйти из мира действительности.

Специфика романтизма в творчестве Лермонтова

Романтизм как литературное направление возникает на основе разочарования во Французской революции. Люди, стремящиеся к свободе, равенству и братству, не достигли того, чего хотели. Вот почему герои романтических произведений не в восторге.

Романтический герой Лермонтова имеет свою специфику. Как правило, он герой-бунтарь, не желает мириться со своим положением. Однако, чтобы сбежать из реального мира, никогда не удастся попасть в идеальный мир.Поэтому часто лирический герой Лермонтова увлекался мечтами. Это мы видим в стихотворении «Как часто бывает в окружении колоритной толпы». Это яркий образец романтического творчества поэта. Здесь герой практически неотделим от автора. Он в обществе, в котором лежит ложь и притворство, все это ему не нравится, мысли героя уходят в его детство. Как мы понимаем, что стихотворение автобиографично? Прежде всего, на последних строчках, в которых Лермонтов хочет бросить свой «железный стих, покрытый горечью и гневом» в лицо лицемерным людям, — это единственное оружие поэта.

Эволюция творчества и лирика героя

Лермонтов считается одним из самых статичных писателей. Действительно, в его карьере сложно выделить периоды. Традиционно искусство М.Ю. Лермонтов делится на раннего и позднего. Границей между двумя этапами является поэма «Смерть поэта», из-за которой он был отправлен в ссылку. Как известно, Лермонтов начал писать стихи довольно рано. Поэтому в первый период творческого пути лирический герой отличается неким юношеским максимализмом.Он не приемлет полумер, ему нужно все или ничего. Герой произведений Лермонтова не готов мириться с недостатками. Это мы видим в стихах любой тематики: любви, пейзаже, посвященной поэзии. Конечно, герой Лермонтова одинок, но, прежде всего, одинок потому, что он сам этого хочет, из-за того, что не понимается людьми, не ценится. В более поздних работах усиливается мотив одиночества. Однако стихотворение уже не имеет той проблемы, которая была в ранних текстах.Герой тихий, спокойный, бесконечно несчастный и одинокий. Яркий тому пример — стихотворение «Скала».

Анализ стихотворения «Скала»

Почему Лермонтов выбрал именно этот образ? Потому что обрыв крепкий и крепкий. Над ним не властны стихии, он силен. А поскольку скала не связана с горной цепью, она уединенная, выделяется на фоне общего ландшафта. А потом облако провело ночь у него на груди. Она дала ему надежду на дружбу, но уехала утром.И этот могучий великан продолжал плакать в бескрайней пустыне. В стихотворении нет ярких метафор, сравнений, оно совсем небольшое по объему, но наиболее ярко воплотило поэтический дар Лермонтова.

Еще один пример поздней лирики — стихотворение «Лист». И снова автобиографический лирический герой. В лирике Лермонтова более поздних лет больше аллегорий, теперь он не говорит прямо, а использует такие яркие образы, как лист, скала, сосна, пальмы. Лист, оторвавшись от родной ветви, отправился в путешествие по миру, но нигде не мог найти себе дома.

Анализ стихотворения «Парус»

О романтическом творчестве поэта ничего не скажешь, не говоря уже о его программном стихотворении «Парус». В нем нашли отражение все основные мотивы творчества Лермонтова: странствия и странствия, одиночество, ссылка. Но в основном в этом стихотворении отчетливо просматривается мотив Двойрии, столь характерный для поэтов-романтиков. Из реального мира, в котором лирический герой ничего не ожидает, в котором у него ничего не было, герой попадает в мир, в котором, по его мнению, ему будет лучше.Он ищет «бури». Вообще, гроза — один из любимых поэтических образов поэта. Ведь лирический герой Лермонтова не готов жить в мире, где мир и согласие, ему нужен мир, где бушуют страсти, где он будет чувствовать, что живет. И пусть страдает, но страдания это будут искренние.

«Выхожу один в дорогу»

Одно из последних стихотворений поэта. Он глубоко философичен и, в отличие от ранних произведений, гармоничен. Именно в нем автор смог отразить все свои жизненные установки и мировоззрение.Теперь он просит не шторма, а отдыха. Но не «холодным сном могилы», он хочет жить, чувствовать, смотреть на природу, наслаждаться ее красотой и чувствовать любовь к себе, возможно, ту, которой ему не хватало в реальной жизни. Стихотворение написано очень красиво, автор использует яркие эпитеты и персонификации. Природа изображается им как идеальная и гармоничная вселенная, созданная всемогущим Богом.

Романтический герой Лермонтова в поэме «Мцыри»

Рассказать о лирическом герое Лермонтова невозможно, не упомянув его стихотворение.Например, стихотворение «Мцыри». Герои М.Ю. Лермонтовская жажда свободы (в прямом и переносном смысле). Их изгоняют люди, они не могут найти общий язык с другими. Мцыри, пожалуй, настоящий романтический герой Лермонтова. Он был в монастыре еще младенцем. Он вырос в неволе, мечтая о родителях и друзьях. Я не ладил со сверстниками. Это выводит Мцыри на уровень героя романтика, то есть героя исключительного, недовольного обычной жизнью.И жажда свободы заставляет его бежать. Один день, проведенный в Мцыри на природе, по его мнению, был более насыщенным, чем вся его жизнь. Он увидел грузинскую девушку, его мысли полетели к счастливой жизни, которая, к сожалению, ему недоступна.

Ключевой этап — битва с леопардом, олицетворяющим волю, силу и свободу. Следовательно, он не в состоянии победить Мцыри, в котором живут самые жестокие силы. Финальное стихотворение подтверждает, что убежать Лермонтовскому герою из реального мира не удастся, потому что Мцыри погибает.Почему Лермонтов выбирает Грузию местом действия? Во-первых, он услышал эту историю, проходя мимо одного из грузинских монастырей, а во-вторых, потому что природа Кавказа и быт кавказских людей очень его впечатлили. В кавказцах Лермонтова привлекала жажда жизни и свободы, сила характера.

Образ демона

Для раннего творчества Лермонтова актуален демонический мотив. Образ демона возникает довольно часто, в каждом из стихотворений на эту тему Лермонтов ассоциирует себя со злым духом, а свой дар — с какой-то навязчивой идеей.Это неудивительно, ведь демон — изгнанник, его осуждают люди, небеса его тоже не принимают. Так чувствовал себя поэт. Примером могут служить стихотворение «Демон», стихотворение «Мой демон». В одном из ранних стихотворений Лермонтов пишет, что он создан не для неба, что его удел — думать и страдать.

Лирический герой в стихах о любви

Безусловно, тема любви — одна из центральных в творчестве любого поэта. Любовь Лермонтова тоже окрашена в мрачные краски.В лирике Лермонтова раннего периода лирический герой испытывал чувство к возлюбленной, нечто среднее между любовью и ненавистью. Он обвиняет ее в непонимании, в жестокости, неумении любить. У Лермонтова было много предметов, которым он посвящал свои стихи.

Одно из самых популярных стихотворений — «Нищий», посвященное Е. Сушковой. Первая часть работы нестандартна. Лермонтов говорит о нищем, которому вместо милостыни подарили камень, только в последней строчке видно, что это стихотворение о любви.Чувства поэта к Сушковой были обмануты. На самом деле, она шутила над молодым Лермонтовым, играла с его чувствами.

Специфика любовной лирики меняется после знакомства Лермонтова с Варварой Лопухиной. Это были настоящие взаимные чувства. Но родственники Лопухиной были против ее брака с молодым и бедным стигоплетом. Теперь в стихах не было упреков и обвинений, только разочарование и мысль, что любовь — это трагедия.

Печорин

Вершиной творчества поэта стал роман «Герой времени».Истинный романтический герой Григорий Печорин полностью соотносится с лирическим персонажем Лермонтова. Он тоже одинок, непонятен, но характер его очень многогранен и сложен. Герой романа Лермонтов страдает из-за своей гордости и честолюбия. Он одновременно вызывает симпатию и неприязнь. И если герой лирики не вызывает вопросов, то о характере Печорина и по сей день продолжаются дискуссии среди литературоведов.

Одинокие герои Лермонтова не могут не вызывать сочувствия и симпатии.У каждого из людей периодически возникают мысли об одиночестве. Просто чувство Лермонтова особенно обострилось. Конечно, всему этому было разумное объяснение: его работа не была признана властями, в личной жизни он не был счастлив. Его идеальный мир был найден в творчестве, литературной службе. Герой произведений Лермонтова (как и сам автор) живет, чтобы «думать и страдать», потому что без страдания нет жизни, и ему не нужно такое тихое, гармоничное, спокойное существование.

p >>

Самоидентификация лирического сюжета в русской поэзии (черновая типология)

Бальмонт, Константин. Горячие здания. Лирика современной души. Лирика современной души. М .: Типография лит. товарищчества И.Н. Кушнерев и Ко, 1900.

Бальмонт, Константин. Стихотворения. Л .: Советский писатель, 1969. 239.

.

Баскер, Майкл. «Актеон» Гумилева: Забытый манифест акмеизма. СПб: Изд-во Русского христианского гуманитарного института, 2000.

Белый Андрей. Символизм как миропонимание. М .: Республика, 1994. 420.

.

Богомолов Николай. Русская литература начала ХХ века и оккультизм. М .: НЛО, 1999. 113–144.

Бройтман, Самсон. Русская лирика начала XIX — начала XX века в свете исторической поэтики (Сюжетно-образная структура). Москва: РГГУ, 1997.

.

Чуковский, Корней. Александр Блок как человек и поэт. М .: Русский путь, 2010.

.

Давыдов, Денис. Стихотворения. Л .: Молодая гвардия, 1984.

.

Державин, Гаврила. Соч. [Oeuvres], Санкт-Петербург: Академический проект, 2002.

.

Державин, Гаврила. Соч. [Сочинения]. СПб: Типография Императорской Академии наук, 1880.Vol. 8. 298.

Эткинд, Ефим. Поэтическая личность Лермонтова («Диалектика души» в лирике), Михаил Лермонтов 1814–1989. (Симпозиумы Колби по русской литературе и культуре, Том 3.), Нортфилд; Санкт-Петербург, Русская школа Норвичского университета, 1992. 11–39.

Эванс, Гарет. Разновидности ссылок, Oxford: Clarendon Press, 1982.

Фаустов Андрей.Язык переживания русской литературы, Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1998. 87–113.

Фаустов Андрей, Савинков Сергей. Игры воображения: Историческая семантика характера в русской литературе. Воронеж: Научная книга, 2013. 8–31.

Фаустов Андрей. Имя собственное в структуре литературного характера // Opera Slavica.Neue Folge, Vol. 57, Wiesbaden, 2013. 103–126.

Фет, Афанасий. Вечерние огни. М .: Наука, 1981. 208.

.

Фрайзе, Матиас. «Не верь себе — кому же жэ верит?» (Ораторская лирика Лермонтова [«Не верь себе — а кому тогда верить?» (Заявительные слова Лермонтова)] // Русская литература, № V. XXXVIII, 1995. 259–272.

Гинзбург, Лидия. Пушкин и лирический герой русского романтизма // Пушкин: Исследования и материалы, Москва; Ленинград, т.4 (1962), 140–153.

Гинзбург, Лидия. Творческий путь Лермонтова. Л .: Художественная литература, 1940.

.

Гуковский, Григорий [1946]: Пушкин и русские романтики, М .: Художественная литература, 1965.

Гуковский, Григорий. К вопросу о творческом методе Блока (1946) // Литературное наследство.92 (1980).

Гумилев Николай. Стихотворения и поэмы. М .: Современник, 1989. 338–339.

Гамбургер, Кете. Die Logik der Dichtung, Штутгарт: Ernst Klett Verlag, 1968.

Hühn, Peter, Schönert, Jörg. Zur narratologischen Analyze von Lyrik, in: Poetica, Vol. 34 (2002) 287–305.

Изер, Вольфганг. «Figurationen des lyrischen Subjekts» // Poetik und Hermeneutik, München: Fink, 1976.Vol. VIII, 746–749.

Йенс Эдер / Фотис Джаннидис / Ральф Шнайдер (ред.), Персонажи вымышленных миров, Берлин; Нью-Йорк: Де Грюйтер, 2010. 208–231.

Кольцов Алексей. Стихотворения. Л .: Советский писатель, 1958.

.

Коневской, Иван. Стихи и проза. М .: Скорпион, 1904. 147.

.

Корман, Борис (1964): Лирика Н.А. Некрасова [Слова Некрасова], Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1964.

Корман Борис. К вопросу о формировании лирического стиля Н.А.Некрасова // Учён. зап. Борисоглебского гос. пед. ин-та, Выпуск 1 (1956), 81–98.

Козюра Евгений. Поэтика и эстетика Константина Вагинова в русском литературном контексте. Воронеж: Научная книга, 2011. 28–42.

Кюхельбекер, Вильгельм.Путешествие. Дневник. Статий [Путешествие. Дневник. Статьи. Л .: Наука, 1979.

.

Лермонтов Михаил. Соч .: в 6 т. [Сочинения: в шести томах], Москва; Ленинград: Изд-во АН СССР, 1954–1957.

Максимов Дмитрий. Олирике Лермонтова [О лирике Лермонтова] // Литературная учёба. № 4 (1939). 7–33.

Мандельштам, Осип. Соч .: В 2 т. [Сочинения: в двух томах]. М .: Художественная литература, 1990. Вып. 2.

Новое в зарубежной лингвистике, 11, Москва, 1982.Эд. XIII. Логика и лингвистика (справочные задачи), 55–86, 109–133.

Архив Остафьева. Санкт-Петербург: Типография М.М. Стасюлевича, 1899, т. 1. 382.

Писатели символистского круга. Писатели-символисты. Новые материалы. СПб .: Д. Буланин, 2003. 188–189.

Постутенко Кирилл. «Йа, йа, йа. Что за дикое слово… »[« Я, я, я. Какое странное слово… »]: Деконструкция личного местоимения от первого лица Владислава Ходасевича // Новозеландский славянский журнал (2002) 225–235.

Пушкин Александр. Полн. собр. соч .: в 19 т. [Полное собрание сочинений: В 19 томах]. М .: Воскресенье, 1995. Т. 3.

Рыбникова Мария. Блок — Гамлет [Блок — Гамлет]. М .: Светлана, 1923.

Рылеев, Кондраты. Полн. собр. стихотворений. Л .: Советский писатель, 1971.

.

Савинков Сергей. Буря против покой: о поэтике ‘рокировки’ в творчестве Лермонтова.Штиль: Поэтика «перетасовки» в лирике Лермонтова // Лермонтовские чтения, 2009. СПб: Лики России, 2010. 90–96.

Schönert, Jörg. «Empirischer Autor, Impliziter Autor und Lyrisches Ich» // Rückkehr des Autors. Zur Erneuerung eines umstrittenen Begriffs, Tübingen: Niemeyer, 1999. 289–294.

Серман, Илья. Судьба поэтического «я» в творчестве Лермонтова // Михаил Лермонтов 1814–1989.(Симпозиумы Колби по русской литературе и культуре, Том 3.), Нортфилд; Санкт-Петербург: Русская школа Норвичского университета, 1992. 35–52.

Sławiński, Janusz. Über die Kategorie des lyrischen Subjekts // Русская литература, Vol. XVIII (1985), 311–320.

Смирнова-Россетта, Александра. Записки. М .: Захаров, 2003. 404.

.

Сологуб, Федор. Стихотворения. СПб .: Академический проект, 2000.

Spinner, Каспар Х. (1975): Zur Struktur des lyrischen Ich, Франкфурт-на-Майне; Ужаревич, Йосип. Лирический камуфляж // Studia Russica, Budapest, Vol. XIX (2001), 290–294.

Тынянов, Юрий: Поэтика. История литературы. Кино [Поэтика. История литературы. Кино. М .: Наука, 1977. 118–124.

Удодов Борис. К вопросу о лирическом герое Лермонтова // Вопросы поэтики литературы и фольклора. Воронеж, Исд-во Воронежского университета, 1974.73–90.

Вяземский, Петр. Стихотворения. Л .: Советский писатель, 1986.

.

Westseijn, Виллем Г. Лирический субъект в поэзии русского авангарда // Русская литература, № V. XXIV (1988), 235–258.

Архив Языкова. Санкт-Петербург, 1913 г., вып. № 1.

Судьба поколения в лирике Лермонтова. Сюжеты и мотивы лирики Лермонтова

Сочетание имен Пушкин и Лермонтов хорошо знакомо всем читателям, любящим и знающим русскую литературу.Между тем, это совсем разные поэты. Сюжеты и мотивы лирики Лермонтова оригинальны и неповторимы, чтобы говорить о сходстве этих творцов. Каждый поэт остается индивидуальностью в своем творчестве.

Одно из самых известных произведений

Поэтическая биография Михаила Юрьевича началась в то время, когда Александра Сергеевича больше не было. Буквально через несколько дней после смерти гения, в трагическом январе тысяча восемьсот тридцать седьмой год, руки начали ходить по листьям со стихотворением Лермонтова, которое называлось «Насмерть поэта».«Эта дата стала отправной точкой в ​​поэтической биографии Михаила Юрьевича.

В сорок первом году он сам погибает на дуэли. Таким образом, его литературный путь оказался трагически малым. Прошло чуть больше четырех лет. И насколько этот термин несоразмерен значению этого творца в русской литературе.

Лермонтов написал много стихотворений, но очень небольшая часть при жизни стала известна читателю. На это были причины. Дело в том, что Михаил Юрьевич не принадлежал к литературному кругу. Этот поэт держал в стороне всю свою жизнь.

Безумная тяга к творчеству, но не к славе

Учился в благородном пансионе при Московском университете, затем некоторое время в университете и, переехав в Петербург, поступил в школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских курсантов. Все эти учреждения были центром литературного общения.

Но Лермонтов какое-то время даже не думал о том, чтобы сделать карьеру в этой сфере, несмотря на то, что в этот период он пишет увлеченно и страстно.Были созданы сотни стихов, стихотворений и драматических произведений, которые Михаил Юрьевич даже не пытался опубликовать.

Разносторонний и талантливый поэт и прозаик

Михаил Юрьевич был очень одаренным человеком. Есть много его картин и замечательных рисунков. Он был одарен и музыкален. Он блестяще играл на фортепиано, скрипке, флейте, пел восхитительные романсы и даже сам сочинял музыку. И многие мотивы лирики Лермонтова часто отражают его талант художника и музыканта.

Рассматривая причудливую паутину набросков, сделанных пером поэта на страницах рукописи, можно увидеть образы, которые его преследуют. Эти рисунки, как и все темы и мотивы лирики Лермонтова, показывают, как сталкиваются земное и небесное, ангельское и демоническое, святое и порочное. В этом мире потрясенная душа творца ищет гармонию счастья, но не находит ее. А по-человечески Михаил Юрьевич был глубоко несчастен.

Смена эпох и основные мотивы лирики Лермонтова

Время тысячи восемьсот тридцать три связано с отходом от романтизма.Такие стихи ушли в прошлое, а Михаил Юрьевич как творец появился в неподходящую эпоху. Романтические направления лирики Лермонтова воспринимались как нечто устаревшее. На смену одной эпохе пришла другая.

В это непростое время читатели узнали о творчестве этого поэта. Его стихи воспринимались по-разному. На это были причины. Михаил Юрьевич не только в жизни, но и в творчестве человека, придерживающегося крайних, радикальных взглядов. Взять, к примеру, «Смерть поэта.«Изображенный в нем образ мученика принадлежит герою, у которого нет шанса выжить на этой земле. Поэт, призванный на бескомпромиссную борьбу со всем миром.

Но это не так. К середине своего творчества Александр Сергеевич старается обращать внимание не на крайности, а найти золотую середину. Сюжеты лирики Лермонтова выражают недовольство собой и миром, отчаянное горе, бегство, борьбу и невозможность гармонии. А основная тональность произведений Пушкина — «легкая грусть.«

Муки творческой личности

Основная характеристика лирики Лермонтова — элемент отрицания, который присутствует почти во всех произведениях Михаила Юрьевича. Перед читателем постоянно появляется образ человека, не согласного ни на какие гармонии или половинчатые решения, ставящего под сомнение абсолютно все основания для существования.

Судьба поколения в лирике Лермонтова занимает значительное место. Работы с таким мотивом полны особых мучений.Тревога главного героя вечна. И все эти чувства преследуемого одинокого человека, для которого нет и не может быть никакой позитивной цели в жизни, поэт передает всему современному отпрыску.

Здесь необходимо вспомнить стих «Дума», описывающий поколение, не сумевшее приобщиться к настоящему делу. Работа «И скучно, и грустно». В центре — мужчина, который рад протянуть руку ближнему, но он один, и причины этого одиночества кроются в состоянии покоя, каким он является с точки зрения героя.Так выражена судьба поколения в лирике Лермонтова. Жизнь полна суматохи, одиночества и изгнания.

Разница между двумя поколениями творцов

Дух лермонтовского поколения резко отличался от пушкинского. Между ними лежало восстание декабристов, которое произошло в 1849 году. После его поражения царила совсем другая атмосфера. Исчезли люди, принадлежавшие к предыдущей оппозиции, появилась новая, постулаты которой нашли отражение в творчестве Михаила Юрьевича.

Это был также юноша, в основном гвардия, который был очень свободолюбив, но не надеялся на немедленное хорошее преобразование. Это оппозиционеры другого типа — отражающие герои. И судьба поколения в лирике Лермонтова раскрывается именно с помощью таких образов. Например, Печорина знают все. Он герой, который все время защищает себя, он не видит гармонии в мире, а ищет ее и страстно к ней стремится.

Борьба с ложными чувствами и ненавистническим отношением к лжи

Но, помимо эпохального и национального, судьба поколения в лирике Лермонтова имеет вечное и универсальное значение.А в одном из стихотворений Михаила Юрьевича есть такие слова: «В сердце человека есть чувство истины, святое зерно вечности …». Если подумать о том, чем этот великий поэт и прозаик дорог русской литературе, то, конечно, это то, что он сумел передать новому поколению чувство правды.

Страстная жажда правды, ненависть ко всей лжи, мучительное чувство одиночества, скептицизм и одновременно безумное стремление к жизни, гармонии, неподражаемому отражению в характерах и судьбах героев поэта и прозаика.Любые сюжеты лирики Лермонтова полны образов, стремящихся вобрать в себя весь мир, перейти грань между жизнью и смертью.

Образы в известных произведениях

Герой драмы «Маскарад» жаждет духовной свободы и человеческого участия. Но безграничное неверие в жизнь и людей превращает его в убийцу. Сам убивает его. Умирает и главный образ поэмы «Мцыри», готовый к раю и вечности на свободу.

«Герой нашего времени» — первый социально-психологический роман в русской прозе? Рассуждая о свободе как о главной ценности, Печорин спрашивает себя: «Почему я так ценю ее?» Он ищет ответы, вторгаясь в чужую жизнь, сеет вокруг себя смерть и страдания.Он обвиняет себя в трагическом одиночестве и холодной озлобленности.

Фаталист сознательно переживает судьбу и остается живым. Но это лишь временная передышка. А «Песенка про купца Калашникова»? Герой этого стихотворения своей смертью утверждает честь и достоинство человека. Обращаясь к народным источникам поэзии, Лермонтов страстно искал ответы на кардинальные вопросы жизни и смерти.

Все, что связано с памятью Михаила Юрьевича Лермонтова, является бесценным достоянием не только русской, но и всей мировой культуры. Память о гении никогда не умрет в душах потомков. Он служит неиссякаемым источником вдохновения, веры в жизнь и любви к родному краю.

The Lyric — Женщины-поэты

Последний и самый всеобъемлющий поэтический жанр, или «вид», который следует обсудить, — это романтическая лирика. Первоначально лирика относилась к одному из трех литературных жанров — музыкальному, воспеваемому на лире, в отличие от эпоса и драмы. В этом смысле баллада и элегия являются жанрами лирики.Однако с эпохи Возрождения лирика стала считаться жанром — стихотворение с такими характеристиками, как «краткость, метрическая согласованность, субъективность, страсть» (New Princeton Encyclopedia of Poetry и

Поэтика, 714). В период романтизма лирика была центральным поэтическим жанром; один ученый отмечает, что романтики приравнивали лирику к поэзии в целом (Fowler, Kinds of Literature, 235).

Русский ученый Лидия Гинзбург связывает развитие русской лирики XIX века с распадом жанровой системы неоклассической поэзии. «В восемнадцатом и начале девятнадцатого века, — пишет она, поэты не создавали сюжет своих стихотворений, а, скорее, выбирали поэтический жанр: оду, элегию, послание, сатиру» (О лирике, 53). Сюжет и настроение стихотворения были заложены в его жанре53. Однако ко времени Лермонтова лирическим субъектом стал сам поэт. Отличительной чертой лирики, утверждает Гинзбург, является то, что поэт, помимо того, что является автором и субъектом, также «включен в эстетику. структура произведения как его активный элемент »(« в качестве действенного ее элемента ») (О лирике, 7).В поэзии Фета, например, поэт не фигурирует как лирический субъект, но, тем не менее, присутствует. В начале девятнадцатого века лирика мысли — ода — слилась с лирикой чувства — элегией54. После 1820 года, продолжает Гинзбург, среди поэтов-декабристов возникла потребность в «поэзии мысли», «Любоми». мудры »(« Любители мудрости », группа московских писателей, изучавших и обсуждавших философию Шеллинга), а также Белинского и его окружения. В это время центральными вопросами романтической лирики стал образ поэта, поэтического вдохновения, гения и «толпы» (91–92).

М. Х. Абрамс, писавший в 1970-е годы, как и Гинзбург, также назвал мысль центральным элементом английской и немецкой романтической поэзии. Для Абрамса определяющей характеристикой романтической поэзии является ее тесная связь с философией того времени: озабоченность как поэтов-романтиков, так и философов-романтиков (Шеллинг, Фихте, Гегель) полярностями, антитезами, утраченным и восстановленным единством, «падением с изначального». единство к саморазделению, внутреннему противоречию и конфликту с самим собой », а также круговой или спиральный поиск, закончившийся« любящим союзом с женским другим.«55

Более поздние исследования, однако, начали подвергать сомнению эти и другие предположения о романтизме и романтической лирике. Один ученый отмечает, что романтизм как общий термин для европейской поэзии первой половины девятнадцатого века был впервые введен только в 1860-х годах; поэты, которых мы теперь называем романтиками, не относились к себе подобным образом. Он также предполагает, что значение романтизма меняется с изменением «романтических» канонов каждого поколения56. Как отмечалось во введении, во время «романтического» периода поэты-мужчины и женщины занимались разными проблемами.Недавние ученые показали, что, хотя мужчины-поэты писали о субъективном идеализме (архетип поэта, эгоизм, бегство от реальности), литературном примитивизме (барды, менестрели, баллады и романсы) и возвращении к природе — и, можно добавить, поиск нации — женщины-поэты больше интересовались женским героизмом; женское желание; домашние привязанности; дом, семья и сообщество; женское детство; образование; материнство; и карьеры (Вольфсон, «Романтизм и гендер», 385–96). Если романтизм описывает только заботы мужчин, то, возможно, не имеет смысла говорить о женщинах-поэтах-романтиках — если мы не расширим наше определение романтизма.

Это не означает, что эти женщины-поэты не писали текстов на романтические темы поэта, природы и народа, а также любовные тексты. Мы видели в главе 2, что они это сделали, хотя обычно с их собственной точки зрения. Я бы предположил, однако, что, поскольку работа женщин-поэтов не соответствует гендерным нормам романтической поэзии — например, стремление мужчины воссоединиться с другим женским, — их работа была маргинализована или считалась недостаточно интеллектуальной. философский, или «универсальный».»Конечно, женщины среднего и высшего классов, чья жизнь характеризовалась физическими, юридическими и часто психологическими ограничениями, финансовой зависимостью и ожидаемым подчинением мужчинам, не сочли бы подходящей метафору поиска даже для мужчины. Другое. Немецкое философское стремление к идеализированной, но сексуализированной «вечной женственности» не могло служить прочной основой для их поэзии. Кроме того, мифология, доступная мужчинам-поэтам, не могла помочь им описать женский опыт. Недавнее исследование романтизма включает в себя главы. о мужских архетипах Вертера, Фауста, Прометея, Наполеона, денди и Дона Жуана. 57 Единственный обсуждаемый женский романтический архетип — это La Belle Dame Sans Merci, бездушный, разрушающий мужчин персонаж, имеющий много общего с архетипом, который Долорес Барракано Шмидт называет «Великой американской сукой» («Великая американская сука», 900- 905).

Как и их европейские коллеги, эти русские женщины-поэты в своих текстах не только переосмыслили мужские романтические темы, но и затронули только что упомянутые «женские темы». Образы женского героизма, например, появляются в стихах Кульмана о Коринне и Сафо, Павловой «Жанна д’Арк» (1839), «Как любят женщины-щины: предсмертная дума Шарлоты Стиглиц» Ростопчиной. мысли Шарлотты Штиглиц, 1841), Бакуниной «Легенда в стихах» о раннехристианской мученице Юлиании Никомидийской (1849) и в «Основании города Казани» Фукса (1837).Тема женского желания присутствует в лирике почти всех этих женщин-поэтов, но без порнографического подтекста, который часто сопровождает описания мужских деяний в мужских текстах. Эти женщины-поэты также писали стихи о «домашних привязанностях» (то есть стихи для матерей, сестер, братьев), женском детстве и образовании, материнстве и женской старости58.

Другие темы, часто встречающиеся в лирике этих женщин, но редко в текстах их современников-мужчин, касаются более темной стороны их женского опыта, например, принудительных браков.59 В их стихах часто говорится о скуке, изоляции и вынужденном, а не об избранном одиночестве, которое испытывали многие женщины из высшего и среднего класса в девятнадцатом (и двадцатом) веке60. Некоторые из этих стихов производят впечатление брошенных через тюремную стену; во многих из них говорящий сидит у открытого окна, часто по ночам, как бы желая сбежать.61 Многие стихотворения выражают депрессию, чувство тщетности или уныния. Слово напрасно (напрасно) встречается в некоторых из этих женских стихотворений, как, например, в Хвощинской:

H b hohb rny6oKyro, He 3Haa CHa,

HanpacHo He6o nph4LiBana

(И глубокой ночью, не зная сна

Напрасно я взывал к небу.Хо-хо, ХанпачО:

HeT eH 3ByKoB, HeT eH cnoB

(Но бесплодно, но напрасно:

Нет звуков, нет слов для нее [души]).

(«Шепот грустный говор тайный», 1839 г.)

ByflTO Bee HanpacHO, Mto mh npoeHM CTpaCTHO

(Как будто все, о чем мы страстно просим, ​​было напрасно.)

Слово «напрасно» реже встречается в мужской поэзии.62 В некоторых стихах смерть изображается как желанная цель или средство преодоления.63 Такие темы редко встречаются, если вообще встречаются, в поэзии их современников-мужчин.

Читать здесь: Приемная

Была ли эта статья полезной?

Русская лирическая поэзия (MLR2016), описание модуля — Современные языки

MLR1001 / MLR1030 (или эквивалент, или уровень владения носителем языка)
Персонал Профессор Кэтрин Ходжсон — руководитель
Кредитная стоимость 15
Стоимость ECTS 7,5
Нормальный уровень
Сопутствующие реквизиты Обычно MLR2001
Продолжительность модуля Срок 2: 11 недель;

Цели модуля

Этот модуль призван дать вам навыки, необходимые для анализа русской поэзии, включая знакомство с ключевыми элементами русского стихосложения (размер, ритм, рифма). Вы обретете уверенность в изучении способов взаимосвязи поэтической формы и смысла. Внимательное чтение в классе поможет вам развить большую критическую и аналитическую осведомленность, а также предоставит группе возможность поделиться интерпретациями, изучая идеи друг друга. Чтение стихов дает вам возможность познакомиться с русским языком, когда он работает изо всех сил: все аспекты слова, а не только его значение, могут играть роль в общении.

МОТ: Навыки, связанные с конкретным модулем

  • 1.в текстах, предназначенных для изучения в этом модуле, чтобы правильно определить особенности русского стихосложения, такие как разные виды, счетчик. рифма и строфа.
  • 2. Применять эти знания стихосложения в комментариях к конкретному тексту или при сравнении текстов, объясняя, как выявленные формальные аспекты усиливают эффект стихотворения

МОТ: Навыки, связанные с конкретной дисциплиной

  • 3. Развивать, представлять и защищать подробные и аналитические аргументы, как в письменной, так и в устной форме, под руководством преподавателя курса
  • 4. изучить и использовать в аналитических комментариях данные внимательного чтения русских текстов

МОТ: личные и ключевые навыки

  • Введение Русский стихосложение: основные сведения о размере, ритме и рифме; чем поэзия отличается от прозы.
  • Анализ одноклассного чтения стихотворения Пушкина «Зимний вечер».
  • Пушкин на групповом чтении поэтов «Пророк», «Арион», «Поэт»;
  • Небо и земля Лермонтова групповое прочтение «Ангела», «Тучи»
  • Лермонтов: два подхода к состоянию человека «Я скучно и грустно», «Выхожу один и на дорогу».
  • Поэты и их демоны «Демон» Пушкин и «Мой демон» Лермонтова
  • Свобода и плен Пушкин — «Узник», Лермонтов — «Желание» ;
  • Загадочные вселенные Тютчева — «Silentium!», «День и ночь»
  • Сверхъестественный Пушкин — «Бесы»; Тютчев — «О чем ты воешь, ветер ночи?»
  • Природная поэзия Пушкина — «Зимнее утро»; Лермонтов — «Когда волна желтеющая нива»; Тютчев — «Есть в осени первой. .. ‘
  • Запрошенная и безответная любовь Пушкина — «Я вас любил …»; Лермонтов — «Нет, не тебе так пылько я любовь …»; Тютчев «Я очи знал, — о эти очи !;
  • Россия и патриотизм Пушкин — «К Чаадаеву»; Лермонтов — «Родина»; Тютчев — «Эти бедные селения»

Учебная деятельность и методы обучения (в часах учебного времени)

вводная лекция
Категория Часы занятий Описание
Семинары 14 групповое обсуждение текстов, прочитанных перед семинаром
Лекции 1 версификация
Учебники 1 обратная связь по формирующему оцениванию; подготовка и отзывы по заданию оценки 1
Управляемое независимое исследование 94 Чтение и подготовка к семинарам и презентациям
Управляемое независимое исследование 40 завершение формирующих и итоговых заданий по оценке

Формирующая оценка

Форма оценки Размер оценки (например, продолжительность / продолжительность) Оценка МОТ Метод обратной связи
Практический комментарий 750 слов 1-5 письменный и устный отзыв преподавателя курса

Суммарная оценка (% кредита)

Курсовая работа Письменные экзамены Практические экзамены
100 0 0

Детали итоговой оценки

Форма оценки % кредита Размер оценки (например, продолжительность / продолжительность) Оценка МОТ Метод обратной связи
Эссе 50 1,500 слов 1-5 письменный и устный отзыв преподавателя курса
Эссе 50 1500 слов 1-5 письменный и устный отзыв преподавателя курса

Подробная информация о повторной оценке (где требуется направление или отсрочка)

Исходная форма оценки Форма повторной оценки Повторная оценка МОТ График повторной оценки
2 учебных задания по 1500 слов 2-часовой экзамен 1-5 Август ref / def Период

Примечания к переоценке

100% Экзамен

Ориентировочные учебные ресурсы — Базовое чтение

Книга русских стихов о пингвинах под редакцией Дмитрия Оболенского (Penguin: Harmondsworth, 1962)

Борис Унбегаун, Русская версия (Oxford: Clarendon Press, 1956)

ELE — Колледж для предоставления гиперссылки на соответствующие страницы

Интернет-ресурсы и электронные ресурсы:

Русская поэзия от концов до начала: двуязычная антология русских стихов (включает записи читаемых стихов, а также тексты, а также информацию о поэтах)

http: // макс. mmlc.northwestern.edu/~mdenner/Demo/index.html

У модуля есть активная страница ELE?

Есть

Доступно как дистанционное обучение?

Дата происхождения

11.04.2003

Дата последней ревизии

02.04.2013

Поиск по ключевым словам

Русская лирика 19 век

Парус — Михаил Юрьевич Лермонтов. Лермонтов Михаил

ПАРУС

Белый парус одинок
В тумане синего моря! ..
Что ищете в далекой стране?
Что он кинул в край родной ? ..
Играть волнами — ветер поднимается,
А мачта гнется и прячется
Увы! он счастья не ищет
И не от счастья бежит!
Под ним струя легкой лени,
Над ним луч солнца золота
И он, мятежный, спрашивает бурю,
Как будто в буре ei am light lazuries,
Над ним луч солнца золота . ..
И он, непокорный, просит бурю,
удар!


Анализ произведения «Парус»

М.Ю.Лермонтов начал писать необычно рано. Знаменитый «парус» — творение семнадцатилетнего поэта.
Образы шторма, моря и паруса характерны для ранней лирики Лермонтова, где свобода поэтически связана с одиночеством, бунтарской стихией.
«Парус» — стихотворение с глубоким подтекстом. Развитие поэтической мысли в нем своеобразно и отражается в особой композиции произведения: читатель видит морской пейзаж с парусом и размышляющего о них автора.Более того, в первых двух местах каждого четверостиший возникает картина меняющегося моря, а в последних двух передается вызванное им чувство. В композиции «Паруса» отчетливо показано разделение парусов и лирическое стихотворение героя.
Центральным изображением стихотворения также являются два плана: это настоящий парус, который «бело в морском тумане синее», и одновременно человек с определенной судьбой и характером.
В композиции чувствуется двойное движение: парус углублен в просторы морской стихии.Это внешний сюжет стихотворения. Другое движение связано с нашим пониманием тайны Парусов: от строфы вопросов 1 к сочувствующим восклицаниям второй, от них к признанию самых страстных и заветных желаний Парусов и оценке этого желания.
В «1 упорстве» взгляд поэта останавливается на покрытом швом тумане, с одиноким парусом, который белеет, не сливаясь с морем. Сколько людей видели в своей жизни такой пейзаж, но у Лермонтова есть поэтическая медитация с ним.Возникают вопросы:
Что ищет в далекой стране
Что его забросило в край родной?
Антитезис ищет — бросил, дальний — родной вносит контраст в стихотворение, которое служит основой композиции в этом произведении.
Стих звучит легко и плавно, обилие звуков l, r, n, m и прохождение одних и тех же акцентов в первых двух строках перешло через легкую полосу морской волны во время штиля.
Но море меняется. Порыв ветра поднял волны, и они вроде бы готовы минимизировать парус, «мачта приблизилась и поползла. «Свист ветра и шум моря передаются в новую звуковую гамму: преобладающими становятся C, T, H, Sh. Ощущение смутной тревоги при виде этой картины переходит в печальную безысходность сознания, что там было нет счастья для паруса и это счастье ему вообще невозможно:
Увы! Он не ищет счастья
И не от счастья бежит.
Одиночество и космос не несут освобождения от мучительных вопросов, встреча с бурей не дает счастье.Шторм не спасает парус от тотальности существования, но шторм все же предпочтительнее умиротворения и гармонии. Эта идея звучит в последней строфе стихотворения.
И снова утихают голуби над морем, светит солнышко. Но эта радостная картина глаз успокаивает надолго. Мысль автора контрастирует с ней по настроению и звучит вызовом всему спокойствию:
И он, непокорный, спрашивает бурю,
Как будто в бурях мир!
Резкие переходы из одного состояния в другое, смена контрастных пейзажей подчеркивает время событий, непохожих друг на друга.Однако парус во всех случаях противопоставляется окружающей среде. Контрасты пейзажей раскрывают противостояние парусов любому окружению, раскрывают его бунтаря, неутомимость его движения, вечное несогласие парусов с миром.
Природа в «парусе», как и во многих стихах поэта, живописна. Здесь целая палитра ярких и радостных красок: голубой (туман), лазурный (море), золотой (лучи солнца), белый (парус).
Главный герой стихотворения характеризует два эпитета: «одинокий» и «мятежный».Для Лермонтова одиночество ассоциируется с невозможностью счастья, отсюда и легкая грусть в самом начале стихотворения. Но парус не боится штормов, силен духом и неудобной судьбы — непокорный!
Для многих поколений поэма «Парус» стала не только поэтическим признанием Лермонтова, но и символом трепетного избегания, вечных поисков, мужественного противостояния высокой души ничтожному миру.

В чем смысл жизни? Ни один философ не задумывался над этим риторическим вопросом, ни один писатель и поэт.Последний, а именно Михаил Юрьевич Лермонтов, кое-как прогуливаясь по берегу Финского залива, сочинил удивительное стихотворение «Парус» — философское размышление о смысле жизни, творческой миссии каждого человека. Произошло это в 1832 году в северной столице России, когда великому русскому поэту было всего семнадцать лет. Он только покинул стены Московского университета и навсегда распространился с мечтой стать филологом. Впереди, по просьбе бабушки, поступление в юнкерскую школу И туманное будущее: «Что ищешь в далекой стране?» Прочитать стих «Парус» Лермонтова Михаила Юрьевича можно полностью онлайн на нашем сайте.

В оригинальной версии стихотворения «Парус» первая строка звучала иначе. Вместо привычного всем эпитета «Одинокий» Лермонтов употребил слово «далекий». Однако, часто черпая вдохновение в АА, Поэт Бестумева и Марлинский на этот раз обратился к тексту поэмы «Андрей, князь Переяславский», а в окончательной редакции произведения использовал его образное выражение — «Парус одинокий». Не должно быть в точности суть самого поэта — его бунтарь и в то же время бесконечное одиночество среди необъятного океана жизни.

Сложная работа состоит из трех выходов. Первые две строчки каждой строфы описываются самим парусом и изменяющимся морским пейзажем, а также двумя последующими внутренними переживаниями лирического героя, который наблюдает за происходящим со стороны и персонифицируется белыми глазами. Не зря поэт повторяется, точнее, шесть раз употребляет местоимение «он» вместо существительного «парус». В целом автор создал очень емкие, яркие и запоминающиеся аллегорические изображения моря и парусов.Под первым прячется жизненный Путь, иногда туманный или бурный, полный перипетий, а иногда тихий, мирный, безветренный. А парус — это сам человек, его блуждающая душа, которая крайне ищет покоя, но обретает себя, только пройдя через жестокую бурю. Но всегда ли шторм чище? Автор утверждает, что нет. Счастье заключено внутри нас. Со стороны они не ищут ни друга, ни врага. Ни одно, ни другое не помогают обрести внутреннюю гармонию. Человеку суждено сломаться одному.Только он позволяет заглянуть внутрь и обрести долгожданный покой. Выучить текст стихотворения Лермонтова «Парус» и подготовиться к уроку литературы в классе теперь легко. На нашем сайте вы можете скачать этот товар абсолютно бесплатно.

В стихах Лермонтова неизменно присутствуют «вопросы о судьбе и правах человеческой личности» Лермонтов постоянно искал ответы на вопросы, касающиеся человека, пытался добраться до своей цели и смысла. Поэт был уверен, что есть смысл жизни, какая-то цель бытия, пусть не будет.Поэтому парус, казалось бы, бесцельно блуждающий по морю, найдет джентльмена среди суеты жизни и рано или поздно обнаружит бегство своего существа. И важно не столько выйти победительницей в схватке с неизбежной судьбой, сколько иметь смелость бросить ей вызов.

Белый парус одинок
В тумане синего моря! ..
Что ищете в далекой стране?
Что его бросило в край родной? ..

Играть волнами — ветер поднимается,
А мачта гнется и прячется…
Увы! он счастья не ищет
И не от счастья бежит!

Под ним струя легкой лени,
Над ним луч солнца Золотой …
И он, непокорный, бурю спрашивает,
Как будто в бурях мир!

М.Ю. Лермонтов начал писать необычно рано. Знаменитый «парус» — творение семнадцатилетнего поэта. Образы шторма, моря и паруса характерны для ранней лирики Лермонтова, где свобода поэтически связана с одиночеством, бунтарской стихией.
«Парус» — стихотворение с глубоким подтекстом. Развитие поэтической мысли в нем своеобразно и отражается в особой композиции произведения: читатель видит морской пейзаж с парусом и размышляющего о них автора. Более того, в первых двух местах каждого четверостиший возникает картина меняющегося моря, а в последних двух передается вызванное им чувство. В композиции «Паруса» отчетливо видно разделение паруса и лирического героя стихотворения.

Дата выступления: 1832

Читает Царев Михаил Иванович
Царев Михаил Иванович (18 ноября 1903 г., Тверь — 10 ноября 1987 г., Москва) — советский актер театра и кино, театральный режиссер, мэтр слова (чтец) .Народный артист СССР (1949). Герой Социалистического Труда (1973).

В массовом сознании читателя произведение классическое, а тем более дорогое, оно синонимично произведениям безупречности.

В нем все безупречно, и это явно не подвергается критике, что кажется кощунственным посягательством на святое.

К тем, кто видит пятна и на солнце, я отношусь. В то же время такие пятна не умаляют моей любви к жизненному светильнику.

Это доплата, а сказка состоит в том, что чудесный лермонтовский «парус» стал чем-то издеваться надо мной.

Хотел понять, что именно. Не раз и не два внимательно перечитываю знаменитое стихотворение. И заметил, что все написано в настоящее время, автор говорит, что видит «здесь и сейчас».

В каждой катране первые два стиха представляют собой описание моря и погоды на море.

Вот начало первого катро:

Белый парус одинок
В тумане синего моря! ..

Какая погода? Я вижу летний день и спокойное море, скорее всего штиль.

В то же время во второй катре бушует буря:

Играть волнами — ветер поднимается,
И мачта закусывает и прячется.

Здесь жизни поистине статичны:

Увы, счастья не ищет
И не от счастья бежит.

В третьем катране все еще длится удивительное затишье из первого имита:

Под ним струя легкой ленивости,
Над ним луч солнца золотой

но стоицизм там, где все заменяется: он заменяет совершенно иное духовное устремление:

И он, непокорный, спрашивает бурю,
Как будто мир в бурях!

Перед нами яркий образец романтической поэзии. Похоже, Лермонтов — байронист? ..

О нет! Это слишком поверхностное суждение: дело в том, что сама природа русского поэта относительно близка Natura Bairon.

Однако вернемся к содержанию стихов. Почему парусник в третьей катрене спрашивает шторм, если он уже бушует во втором ?! Здесь очевидное логическое противоречие, явно художественная несостоятельность.

Эта вторая катрена вносит семантическую путаницу, и я хотел провести мысленный эксперимент, удалив это катро на минуту.

Получилось восемьсот:

Парус

Белый Парус Одинокий
В тумане море синее! ..
Что ищете в далекой стране?
Что его бросило в край родной? ..

Под ним струя легкой лени,
Над ним луч солнца Золотой …
И он, мятежный, спрашивает бурю,
Как будто в бурях мир.

Теперь стихотворения безупречны, в них нет художественной и смысловой противоречивости, а трагическая парадоксальность раскрывается гораздо контрастнее и ярче.

И тем не менее … Я сам мысленно возвращаюсь к стихотворению Лермонтова с его тремя кацинами. В душе именно она, а не «Моя» безупречная восьмиручная.

Чем это можно объяснить? Не могу дать однозначного ответа:

Может быть привычка?

Может, для композиции требуется не два, а три четверостиший?

Может, в моем подсознании скрывается целостный подтекст «паруса», суть которого — стремление из надежной родины к ненадежному опасному морю?

А может дело в колдовстве таких музыкальных стихов Лермонтова?

Вот она, «необоснованная сила искусства»!

Белый парус одинок
В тумане синего моря! ..
Что ищете в далекой стране?
Что его бросило в край родной? ..

Играть волнами — ветер поднимается,
А мачта гнется и прячется …
Увы! он счастья не ищет
И не от счастья бежит!

Под ним струя легкой лени,
Над ним луч солнца Золотой …
И он, мятежный, просит бурю,
Как будто в бурях мир!

Послушаем, как Михаил Юрьевич Лермонтова Дмитрий Бурлаков читает стихотворение «Парус».

Анализ стихотворения «Парус» М.Ю. Лермонтова

Лирическое произведение написано в романтических традициях. В стихотворении прослеживаются параллельный образ предмета — паруса и чувства лирического героя. Проведенная автором параллель запечатлела смену пейзажа и внутреннее состояние героя. В произведении отражены размышления о смысле жизни и будущем, которые были актуальны для молодого поэта на момент написания произведения. Ведь стих написан Лермонтовым за 18 лет до его поступления в юнкерскую школу.Незадолго до этого автор расстался с мечтой получить филологическое образование, и его настроение отразилось в этих строках.

Композиция и жанр

На изделии три пятна. В каждом из них лирическое изложение внутренних мыслей и героя сопровождается описанием паруса в море. Детиши эти две линии точек, выражающие общее настроение идей автора.

Поэт постепенно переходит от образа тихого морского пейзажа к буре чувств лирического героя.Если первым строкам присущ созерцательный характер, то в середине начинается легкая буря, начинают играть волны, а стих завершает желание бури, настоящую стихию. Причем это чувство присуще герою, в отличие от безмятежной картины штиля, в которой центральная фигура выполняет парус.

Если первый удар прослеживается в первой строфе и герой в смысле одиночества, то они противостоят. Спокойствие вокруг паруса противоположно внутреннему метанию героя, стремлению окунуться в стихию, прожить настоящую жизнь, наполнить чувствами и авантюрными приключениями.

Жанр произведения — пейзаж-символическая лирика, лирический роман. Потому что в работе через изображение пейзажа проявляется глубокий философский смысл: в жизни стихии каждый человек подобен парусу, который по сути одинок, а вся жизнь посвящена попыткам плыть, выбраться из-под земли. бурная повседневная перипетия.

Написано стихотворением четырехниточной ямбой, рифма — крестиком.

Образы и аллегории

Главный образ в произведении — это сам автор, его экзистенциальная сущность.Корм у него необычный, кажется, из-за морского пейзажа. Читатель может почувствовать это в хвостатой сказке автора о белоснежном парусе. Лирика «Я» скрыта, как паруса, покачивающиеся на морских волнах. Таким образом поэт выразил неуверенность своей юной жизни, внутренние поиски своего призвания и неуверенность в завтрашнем дне.

Парус аллегорический, через него показана внутренняя жизнь героя. Точно так же через изображение бушующего моря передается понимание жизни как изменчивой стихии, с которой необходимо бороться и преодолевать трудности.В парус заключены две важнейшие для аллегории Лермонтова аллегории — одиночество и свобода. Для автора эти понятия были синонимами. Поэтому в конце автор решает найти внутреннюю гармонию в отверстии.

Выбор путей зависит от общей символики произведения. Скрытый смысл наполняет пейзаж олицетворения: волны играют, ветер трепещет, просит шторм.

Стих насыщен глаголами, что придает некую динамику образу героя, при этом пейзаж преимущественно статичен, а положение героя якобы созерцательное.

Что ищете в далекой стране? Что бросило его в край родного? .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.