Содержание

Полтава, описание боя (Пушкин) 🤓 [Есть ответ]

Поэму «Полтава» А. С. Пушкин написал в 1828 г. Эпизод «Полтавский бой», занимающий ключевое место в поэме, находится в «Песни третьей». Он начинается со слов «Горит восток зарею новой…». Эти слова можно понимать по-разному. Бой действительно начался утром, с зарей, но есть и скрытый подтекст. Россия расположена восточнее Швеции, эти слова можно понимать, что Россию ждет новое будущее.

Описание полтавского боя отличается динамичностью, картины быстро сменяют друг друга. Для этого Пушкин использует большое количество глаголов. Читатель ощущает стремительность событий, напряженность момента. От этой битвы зависит будущее России.

В кустах рассыпались стрелки.

Катятся ядра, свищут пули;

Нависли хладные штыки.

Сыны любимые победы,

Сквозь огнь окопов рвутся шведы;

Волнуясь, конница летит;

Пехота движется за нею

И тяжкой твердостью своею

Ее стремление крепит.

И битвы поле роковое

Гремит, пылает здесь и там,

Но явно счастье боевое

Служить уж начинает нам.

И по контрасту с «зарею новой» появляется метафора «темнеет слава их знамен». На востоке наступает новая эра для Российской империи, на западе темнеет, меркнет слава шведского королевства.

Рассказчик ведет повествование от первого лица. Он представляется непосредственным участником событий, патриотом, который осознает себя в единстве с родным государством.

Образы Петра I и Карла XII занимают центральное место в эпизоде. Автор использует прием антитезы, изображая характер каждого из них. Петр – это воплощение силы, величия, красоты. Он возбужден происходящими событиями, движения его стремительны, глаза сияют, лик ужасен. Пушкин сравнивает его с Божией грозой, он прекрасен внутренне и внешне. Его намерения благие, он борется за честь и могущество своего государства. Он уверен в своей правоте и победе, он призывает на помощь Бога: «За дело, с богом!». Силы Петру придает присутствие верных товарищей:

За ним вослед неслись толпой

Сии птенцы гнезда Петрова —

В пременах жребия земного,

В трудах державства и войны

Его товарищи, сыны…

Петр своим видом вдохновляет войска, когда появляется перед полками. Он могуч и «радостен, как бой».

Образ Карла во всем противоположен: он слаб, бледен, недвижим. Такой король не может вдохновить войско. Разные у них с Петром и цели: Карл воюет ради своей славы, а не ради государства. Карл недоумевает, он удивляется тому, что шведы отступают. Он привык побеждать и недооценил противника.

Завершает фрагмент сцена победного пира. Петр ясен, горд, глаза сияют славой. Он поднимает кубок за противников, которых Пушкин называет его учителями.

Описание полтавской битвы в поэме. Полтавский бой (отрывок из поэмы А.С. Пушкина «Полтава»). Грохочут пушки. Дым багровый

Полтавский бой — крупнейшее Северной войны между русскими и шведскими войсками. Русской армией командовал царь Петра 1, а шведской армия командовал Карла 12. Бой начался ранним утром 27 июня 1709 года, недалеко от города Полтава (Украина). Бой длился почти весь день, картина боя менялась несколько раз, но в конце концов шведская армия пустилась в бегство. В 1828 году А.

С. Пушкиным была написана поэма «Полтава», фрагмент которой мы предлагаем прочесть.

И он промчался пред полками,
Могущ и радостен, как бой.
Он поле пожирал очами.
За ним вослед неслись толпой
Сии птенцы гнезда Петрова —
В пременах жребия земного,
В трудах державства и войны
Его товарищи, сыны:

И Шереметев благородный,
И Брюс, и Боур, и Репнин,
И, счастья баловень безродный,
Полудержавный властелин.

И перед синими рядами
Своих воинственных дружин,
Несомый верными слугами,
В качалке, бледен, недвижим,
Страдая раной, Карл явился.

Вожди героя шли за ним.
Он в думу тихо погрузился.
Смущенный взор изобразил
Необычайное волненье.
Казалось, Карла приводил
Желанный бой в недоуменье…
Вдруг слабым манием руки
На русских двинул он полки.

И с ними царские дружины
Сошлись в дыму среди равнины:
И грянул бой, Полтавский бой!
В огне, под градом раскаленным,
Стеной живою отраженным,
Над падшим строем свежий строй
Штыки смыкает. Тяжкой тучей
Отряды конницы летучей,
Браздами, саблями звуча,
Сшибаясь, рубятся с плеча.
Бросая груды тел на груду,
Шары чугунные повсюду
Меж ними прыгают, разят,
Прах роют и в крови шипят.
Швед, русский — колет, рубит, режет.
Бой барабанный, клики, скрежет,
Гром пушек, топот, ржанье, стон,
И смерть и ад со всех сторон.

Но близок, близок миг победы.

Ура! мы ломим; гнутся шведы.
О славный час! о славный вид!
Еще напор — и враг бежит.
И следом конница пустилась,
Убийством тупятся мечи,
И падшими вся степь покрылась,
Как роем черной саранчи.

Пирует Петр. И горд, и ясен
И славы полон взор его.
И царской пир его прекрасен.
При кликах войска своего,
В шатре своем он угощает
Своих вождей, вождей чужих,
И славных пленников ласкает,
И за учителей своих
Заздравный кубок подымает.

Украинская ночь

Тиха украинская ночь.
Прозрачно небо. Звезды блещут.
Своей дремоты превозмочь
Не хочет воздух. Чуть трепещут
Серебристых тополей листы.
Луна спокойно с высоты
Над Белой Церковью сияет
И пышных гетманов сады
И старый за́мок озаряет.
И тихо, тихо всё кругом;
Но в за́мке шепот и смятенье.
В одной из башен, под окном,
В глубоком, тяжком размышленье,

Окован, Кочубей сидит
И мрачно на небо глядит.

Знакомое с детства: Горит восток зарёю новой открывает описание самой Полтавской битвы в поэме А.С. Пушкина ПОЛТАВА

Давайте же присмотримся к этому классическому описанию сражения!

Здесь я привожу вначале полное пофрагментное разбиение этого описания в поэме.

Поэма цитируется по Интернет — изданию (текст сверен мною с изданием 1986 года (А.С. Пушкин, Сочинения в трех томах, том второй, Москва, изд-во Худ.литература с.88-127)

Интернет библиотека Алексея Комарова

1 фрагмент: 15 строк (57, 331, 402)

Горит восток зарею новой.

Уж на равнине, по холмам

Грохочут пушки. Дым багровый

Кругами всходит к небесам

Навстречу утренним лучам.

Полки ряды свои сомкнули.

В кустах рассыпались стрелки.

Катятся ядра, свищут пули;

Нависли хладные штыки.

Сыны любимые победы,

Сквозь огнь окопов рвутся шведы;

Волнуясь, конница летит;

Пехота движется за нею

И тяжкой твердостью своею

Ее стремление крепит.

2 фрагмент: 12 строк (49, 262, 322)

И битвы поле роковое

Гремит, пылает здесь и там,

Но явно счастье боевое

Служить уж начинает нам.

Пальбой отбитые дружины,

Мешаясь, падают во прах.

Уходит Розен сквозь теснины;

Сдается пылкой Шлипенбах.

Тесним мы шведов рать за ратью;

Темнеет слава их знамен,

И бога браней благодатью

Наш каждый шаг запечатлен.

3 фрагмент: 14 строк (57, 313, 382)

Тогда-то свыше вдохновенный

Раздался звучный глас Петра:

«За дело, с богом!» Из шатра,

Толпой любимцев окруженный,

Выходит Петр. Его глаза

Сияют. Лик его ужасен.

Движенья быстры. Он прекрасен,

Он весь, как божия гроза.

Идет. Ему коня подводят.

Ретив и смирен верный конь.

Почуя роковой огонь,

Дрожит. Глазами косо водит

И мчится в прахе боевом,

Гордясь могущим седоком.

4 фрагмент: 8 строк (30, 177, 215)

Уж близок полдень. Жар пылает.

Как пахарь, битва отдыхает.

Кой-где гарцуют казаки.

Ровняясь строятся полки.

Молчит музыка боевая.

На холмах пушки, присмирев

Прервали свой голодный рев.

И се — равнину оглашая

5 фрагмент: 14 строк (56, 302, 370)

Далече грянуло ура:

Полки увидели Петра.

И он промчался пред полками,

Могущ и радостен, как бой.

Он поле пожирал очами.

За ним вослед неслись толпой

Сии птенцы гнезда Петрова —

В пременах жребия земного,

В трудах державства и войны

Его товарищи, сыны:

И Шереметев благородный,

И Брюс, и Боур, и Репнин,

И, счастья баловень безродный,

Полудержавный властелин.

6 фрагмент: 15 строк (59, 332, 404)

И перед синими рядами

Своих воинственных дружин,

Несомый верными слугами,

В качалке, бледен, недвижим,

Страдая раной, Карл явился.

Вожди героя шли за ним.

Он в думу тихо погрузился.

Смущенный взор изобразил

Необычайное волненье.

Казалось, Карла приводил

Желанный бой в недоуменье…

Вдруг слабым манием руки

На русских двинул он полки.

И с ними царские дружины

Сошлись в дыму среди равнины:

7 фрагмент: 16 строк (71, 383, 470)

И грянул бой, Полтавский бой!

В огне, под градом раскаленным,

Стеной живою отраженным,

Над падшим строем свежий строй

Штыки смыкает. Тяжкой тучей

Отряды конницы летучей,

Браздами, саблями звуча,

Сшибаясь, рубятся с плеча.

Бросая груды тел на груду,

Шары чугунные повсюду

Меж ними прыгают, разят,

Прах роют и в крови шипят.

Швед, русский — колет, рубит, режет.

Бой барабанный, клики, скрежет,

Гром пушек, топот, ржанье, стон,

И смерть и ад со всех сторон.

8 фрагмент: 16 строк (66, 340, 421)

Среди тревоги и волненья

На битву взором вдохновенья

Вожди спокойные глядят,

Движенья ратные следят,

Предвидят гибель и победу

И в тишине ведут беседу.

Но близ московского царя

Кто воин сей под сединами?

Двумя поддержан казаками,

Сердечной ревностью горя,

Он оком опытным героя

Взирает на волненье боя.

Уж на коня не вскочит он,

Одрях, в изгнанье сиротея,

И казаки на клич Палея

Не налетят со всех сторон!

9 фрагмент: 12 строк (50, 269, 329)

Но что ж его сверкнули очи,

И гневом, будто мглою ночи,

Покрылось старое чело?

Что возмутить его могло?

Иль он, сквозь бранный дым, увидел

Врага Мазепу, и в сей миг

Свои лета возненавидел

Обезоруженный старик?

Мазепа, в думу погруженный,

Взирал на битву, окруженный

Толпой мятежных казаков,

Родных, старшин и сердюков.

10 фрагмент: 18 строк (80, 407, 503)

Вдруг выстрел. Старец обратился.

У Войнаровского в руках

Мушкетный ствол еще дымился.

Сраженный в нескольких шагах,

Младой казак в крови валялся,

А конь, весь в пене и пыли,

Почуя волю, дико мчался,

Скрываясь в огненной дали.

Казак на гетмана стремился

Сквозь битву с саблею в руках,

С безумной яростью в очах.

Старик, подъехав, обратился

К нему с вопросом. Но казак

Уж умирал. Потухший зрак

Еще грозил врагу России;

Был мрачен помертвелый лик,

И имя нежное Марии

Чуть лепетал еще язык.

11 фрагмент: 17 строк (78, 383, 477)

Но близок, близок миг победы.

Ура! мы ломим; гнутся шведы.

О славный час! о славный вид!

Еще напор — и враг бежит. 32

И следом конница пустилась,

Убийством тупятся мечи,

И падшими вся степь покрылась,

Как роем черной саранчи.

Пирует Петр. И горд, и ясен

И славы полон взор его.

И царской пир его прекрасен.

При кликах войска своего,

В шатре своем он угощает

Своих вождей, вождей чужих,

И славных пленников ласкает,

И за учителей своих

Заздравный кубок подымает.

Легко заметить, что фрагменты 8-10 и вторая половина 11-го (Пирует Петр) к описанию самого сражения прямого отношения не имеют.

Таким образом эти фрагменты, как и фрагменты 3 и 5 описывающие выход Петра Первого и его демарш перед войсками мы можем из описания самого сражения исключить. Поскольку в этих фрагментах собственно описываются некие внешние к самой битве моменты.

Конечно можно возразить: Петр Первый продемонстрировал своим войскам личное присутствие и тем самым воодушевил их на победное наступление. Над полем боя, как учил нас Лев Николаевич Толстой в ВОЙНЕ И МИРЕ, витает ДУХ. Таким образом выход Петра Первого — этио появление того самого ДУХА… Спорить с таким подходом я не стану. Укажу лишь, что по-прежнему это к собственно вооружененому столкновению никак не относится. Если бы одного только духа было достаточно, то зачем вообще все эти вооруженные силы?

Эпизод с казаком целившемся в Мазепу также не относится собственно к сражению. Некий влюбленный казак мстит успешному сопернику в то время, как его товарищи ведут кровопролитный бой. Ни на саму картину боя, ни на ход сражения этот поэтический эпизод никак не влияет. Собственно содержание Полтавской битвы в этом эпизоде никак не раскрывается.

Оставшийся в нашем распоряжении материал я выкладываю ниже, дабы читатель мог лично рассмотреть картину Полтавской битвы по поэме Полтава.

Горит восток зарею новой.

Уж на равнине, по холмам

Грохочут пушки. Дым багровый

Кругами всходит к небесам

Навстречу утренним лучам.

Полки ряды свои сомкнули.

В кустах рассыпались стрелки.

Катятся ядра, свищут пули;

Нависли хладные штыки.

Сыны любимые победы,

Волнуясь, конница летит;

Пехота движется за нею

И тяжкой твердостью своею

Ее стремление крепит.

И битвы поле роковое

Гремит, пылает здесь и там,

Но явно счастье боевое

Служить уж начинает нам.

Пальбой отбитые дружины,

Мешаясь, падают во прах.

Уходит Розен сквозь теснины;

Сдается пылкой Шлипенбах.

Темнеет слава их знамен,

И бога браней благодатью

Наш каждый шаг запечатлен.

«За дело, с богом!» Из шатра,

Толпой любимцев окруженный,

Выходит Петр. Его глаза

Сияют. Лик его ужасен.

Движенья быстры. Он прекрасен,

Он весь, как божия гроза.

Идет. Ему коня подводят.

Ретив и смирен верный конь.

Почуя роковой огонь,

Дрожит. Глазами косо водит

И мчится в прахе боевом,

Гордясь могущим седоком.

Уж близок полдень. Жар пылает.

Как пахарь, битва отдыхает.

Кой-где гарцуют казаки.

Ровняясь строятся полки.

Молчит музыка боевая.

На холмах пушки, присмирев

Прервали свой голодный рев.

И се — равнину оглашая

Далече грянуло ура:

Полки увидели Петра.

И он промчался пред полками,

Могущ и радостен, как бой.

Он поле пожирал очами.

За ним вослед неслись толпой

Сии птенцы гнезда Петрова —

В пременах жребия земного,

В трудах державства и войны

Его товарищи, сыны:

И Шереметев благородный,

И Брюс, и Боур, и Репнин,

И, счастья баловень безродный,

Полудержавный властелин.

И перед синими рядами

Своих воинственных дружин,

Несомый верными слугами,

В качалке, бледен, недвижим,

Страдая раной, Карл явился.

Вожди героя шли за ним.

Он в думу тихо погрузился.

Смущенный взор изобразил

Необычайное волненье.

Казалось, Карла приводил

Желанный бой в недоуменье…

Вдруг слабым манием руки

На русских двинул он полки.

И с ними царские дружины

Сошлись в дыму среди равнины:

Стеной живою отраженным,

Штыки смыкает. Тяжкой тучей

Отряды конницы летучей,

Браздами, саблями звуча,

Сшибаясь, рубятся с плеча.

Бросая груды тел на груду,

Шары чугунные повсюду

Меж ними прыгают, разят,

Прах роют и в крови шипят.

Но близок, близок миг победы.

Ура! мы ломим; гнутся шведы.

О славный час! о славный вид!

Еще напор — и враг бежит.

И следом конница пустилась,

Убийством тупятся мечи,

И падшими вся степь покрылась,

Как роем черной саранчи.

Легко убедиться, что Александр Сергеевич скуп на описание сражения.

Дав некоторое общее представление о картине боя как бы из облаков, он подробно останавливается на том, как ядра летят в живой строй людей. Но позвольте! Все это имело место быть на Сенатской площади и во время восстания Черниговского полка!

Собственно о том, что мы читаем описание именно полтавского боя говорят лишь специальные вставки. Их немного:

Полностью фрагмент шестой — пятнадцать строк

И еще вот эти замечательные строки:

Сыны любимые победы,

Сквозь огнь окопов рвутся шведы;

Уходит Розен сквозь теснины;

Сдается пылкой Шлипенбах.

Тесним мы шведов рать за ратью;

И грянул бой, Полтавский бой!

Швед, русский — колет, рубит, режет.

Ура! мы ломим; гнутся шведы.

Теперь нам остается выделить те строки, которые непосредственно описывают бой.

И грянул бой, Полтавский бой!

В огне, под градом раскаленным,

Стеной живою отраженным,

Над падшим строем свежий строй

Штыки смыкает. Тяжкой тучей

Отряды конницы летучей,

Браздами, саблями звуча,

Сшибаясь, рубятся с плеча.

Бросая груды тел на груду,

Шары чугунные повсюду

Меж ними прыгают, разят,

Прах роют и в крови шипят.

Швед, русский — колет, рубит, режет.

Бой барабанный, клики, скрежет,

Гром пушек, топот, ржанье, стон,

И смерть и ад со всех сторон.

Александр Сергеевич Пушкин позаботился о нас.

Вам достаточно прочесть вот эти ядерные (у всякой программы должно быть ЯДРО!) шестнадцать строк. Это, вне всяких сомнений выдающееся произведение Александра Сергеевича известно каждому советскому школьнику с младых ногтей.

Если бы Вас попросили рассказать о Полтавской битве, как экскурсовода или историка, смогли бы Вы использовать это описание?

Скорее это передача ощущений одного из очевидцев и непосредственных участников битвы. Остается только узнать, чем принципиально отличается эта битва от десятков других сражений при участии артиллерии, конницы и пехоты.

У меня нет претензий к автору Полтавы. Он гениально отобразил ощущения человека от ужасной картины сражения. Но самого сражения, увы, и это совершенно очевидно, Александр Сергеевич не отобразил. Вернее будет сказать даже так: он отобразил НЕКОЕ сражение, и был вынужден вставить в описание НАЗВАНИЕ, чтобы читатель не сомневался в том, о каком именно бое идет речь. Отсюда и строка: И грянул бой.Полтавский бой!

Продолжение следует.

Горит восток зарею новой
Уж на равнине, по холмам
Грохочут пушки. Дым багровый
Кругами всходит к небесам
Навстречу утренним лучам.
Полки ряды свои сомкнули.
В кустах рассыпались стрелки.
Катятся ядра, свищут пули;
Нависли хладные штыки.
Сыны любимые победы,
Сквозь огнь окопов рвутся шведы;
Волнуясь, конница летит;
Пехота движется за нею
И тяжкой твердостью своею
Ее стремление крепит.
И битвы поле роковое
Гремит, пылает здесь и там,
Но явно счастье боевое
Служить уж начинает нам.


Полтавская баталия 27 июня 1709 г. Гравюра Н. Ларнессена по оригиналу П.Д. Мартена-Младшего. Париж. 1725 г. ГИМ

Пальбой отбитые дружины,
Мешаясь, падают во прах.
Уходит Розен сквозь теснины;
Сдается пылкой Шлипенбах.
Тесним мы шведов рать за ратью;
Темнеет слава их знамен,
И бога браней благодатью
Наш каждый шаг запечатлен.
Тогда-то свыше вдохновенный
Раздался звучный глас Петра:

«За дело, с богом!» Из шатра,
Толпой любимцев окруженный,
Выходит Петр. Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен,
Он весь, как божия гроза.
Идет. Ему коня подводят.
Ретив и смирен верный конь.
Почуя роковой огонь,
Дрожит. Глазами косо водит
И мчится в прахе боевом,
Гордясь могущим седоком.


А. Белли. Портрет Петра I.
Копия с оригинала Годфри Неллера. Англия 1698 г.


Петр в Полтавской битве. Русский музей

Уж близок полдень. Жар пылает.
Как пахарь, битва отдыхает.
Кой-где гарцуют казаки.
Ровняясь строятся полки.
Молчит музыка боевая.
На холмах пушки присмирев
Прервали свой голодный рев.
И се — равнину оглашая
Далече грянуло ура:
Полки увидели Петра.
И он промчался пред полками,
Могущ и радостен как бой.
Он поле пожирал очами.
За ним вослед неслись толпой
Сии птенцы гнезда Петрова —
В пременах жребия земного
В трудах державства и войны
Его товарищи, сыны;
И Шереметев благородный,
И Брюс, и Боур, и Репнин,
И, счастья баловень безродный
Полудержавный властелин.

И перед синими рядами
Своих воинственных дружин,
Несомый верными слугами,
В качалке, бледен, недвижим,
Страдая раной, Карл явился.
Вожди героя шли за ним.
Он в думу тихо погрузился
Смущенный взор изобразил
Необычайное волненье.
Казалось, Карла приводил
Желанный бой в недоуменье…
Вдруг слабым манием руки
На русских двинул он полки.
И с ними царские дружины
Сошлись в дыму среди равнины:

И грянул бой, Полтавской бой!
В огне, под градом раскаленным,
Стеной живою отраженным,
Над падшим строем свежий строй
Штыки смыкает. Тяжкой тучей
Отряды конницы летучей,
Браздами, саблями звуча,
Сшибаясь, рубятся с плеча.
Бросая груды тел на груду,
Шары чугунные повсюду
Меж ними прыгают, разят,
Прах роют и в крови шипят.
Швед, русский — колет, рубит, режет.
Бой барабанный, клики, скрежет,
Гром пушек, топот, ржанье, стон,
И смерть и ад со всех сторон.

Л. Каравак. «Пётр I в Полтавской битве» (1718)

Среди тревоги и волненья
На битву взором вдохновенья
Вожди спокойные глядят,
Движенья ратные следят,
Предвидят гибель и победу
И в тишине ведут беседу.
Но близ московского царя
Кто воин сей под сединами?
Двумя поддержан казаками,
Сердечной ревностью горя,
Он оком опытным героя
Взирает на волненье боя.
Уж на коня не вскочит он,
Одрях в изгнанье сиротея,
И казаки на клич Палея
Не налетят со всех сторон!
Но что ж его сверкнули очи,
И гневом, будто мглою ночи,
Покрылось старое чело?
Что возмутить его могло?
Иль он, сквозь бранный дым, увидел
Врага Мазепу, и в сей миг
Свои лета возненавидел
Обезоруженный старик?

Мазепа, в думу погруженный,
Взирал на битву, окруженный
Толпой мятежных казаков,
Родных, старшин и сердюков.
Вдруг выстрел. Старец обратился
У Войнаровского в руках
Мушкетный ствол еще дымился.
Сраженный в нескольких шагах,
Младой казак в крови валялся,
А конь, весь в пене и пыли,
Почуя волю, дико мчался,
Скрываясь в огненной дали.
Казак на гетмана стремился
Сквозь битву с саблею в руках,
С безумной яростью в очах.
Старик, подъехав, обратился
К нему с вопросом. Но казак
Уж умирал. Потухший зрак
Еще грозил врагу России;
Был мрачен помертвелый лик,
И имя нежное Марии
Чуть лепетал еще язык.

Но близок, близок миг победы.
Ура! мы ломим; гнутся шведы.
О славный час! о славный вид!
Еще напор — и враг бежит.
И следом конница пустилась,
Убийством тупятся мечи,
И падшими вся степь покрылась
Как роем черной саранчи.

Пирует Петр. И горд и ясен
И славы полон взор его.
И царской пир его прекрасен.
При кликах войска своего,
В шатре своем он угощает
Своих вождей, вождей чужих,
И славных пленников ласкает,
И за учителей своих
Заздравный кубок подымает.


А. Е. Коцебу. «Полтавская победа».

Но где же первый, званый гость?
Где первый, грозный наш учитель,
Чью долговременную злость
Смирил полтавский победитель?
И где ж Мазепа? где злодей?
Куда бежал Иуда в страхе?
Зачем король не меж гостей?
Зачем изменник не на плахе?

Верхом, в глуши степей нагих,
Король и гетман мчатся оба.
Бегут. Судьба связала их.
Опасность близкая и злоба
Даруют силу королю.
Он рану тяжкую свою
Забыл. Поникнув головою,
Он скачет, русскими гоним,
И слуги верные толпою
Чуть могут следовать за ним.

Карл XII и гетман Мазепа после Полтавской битвы

Души глубокая печаль Стремиться дерзновенно вдаль Вождю Украйны не мешает. Твердея в умысле своем, Он с гордым шведским королем Свои сношенья продолжает. Меж тем, чтоб обмануть верней Глаза враждебного сомненья, Он, окружась толпой врачей, На ложе мнимого мученья, Стоная, молит исцеленья. Плоды страстей, войны, трудов, Болезни, дряхлость и печали, Предтечи смерти, приковали Его к одру. Уже готов Он скоро бренный мир оставить; Святой обряд он хочет править, Он архипастыря зовет К одру сомнительной кончины: И на коварные седины Елей таинственный течет. Но время шло. Москва напрасно К себе гостей ждала всечасно, Средь старых вражеских могил Готовя шведам тризну тайну. Незапно Карл поворотил И перенес войну в Украйну. И день настал. Встает с одра Мазепа, сей страдалец хилый, Сей труп живой, еще вчера Стонавший слабо над могилой. Теперь он мощный враг Петра. Теперь он, бодрый, пред полками Сверкает гордыми очами И саблей машет — и к Десне Проворно мчится на коне. Согбенный тяжко жизнью старой, Так оный хитрый кардинал, Венчавшись римскою тиарой, И прям, и здрав, и молод стал. И весть на крыльях полетела. Украйна смутно зашумела: «Он перешел, он изменил, К ногам он Карлу положил Бунчук покорный». Пламя пышет, Встает кровавая заря Войны народной. Кто опишет Негодованье, гнев царя? 26 Гремит анафема в соборах; Мазепы лик терзает кат. 27 На шумной раде, в вольных спорах Другого гетмана творят. С брегов пустынных Енисея Семейства Искры, Кочубея Поспешно призваны Петром. Он с ними слезы проливает. Он их, лаская, осыпает И новой честью, и добром. Мазепы враг, наездник пылкий, Старик Палей из мрака ссылки В Украйну едет в царский стан. Трепещет бунт осиротелый. На плахе гибнет Чечель 28 смелый И запорожский атаман. И ты, любовник бранной славы, Для шлема кинувший венец, Твой близок день, ты вал Полтавы Вдали завидел наконец. И царь туда ж помчал дружины. Они, как буря, притекли — И оба стана средь равнины Друг друга хитро облегли: Не раз избитый в схватке смелой, Заране кровью опьянелый, С бойцом желанным наконец Так грозный сходится боец. И, злобясь, видит Карл могучий Уж не расстроенные тучи Несчастных нарвских беглецов, А нить полков блестящих, стройных, Послушных, быстрых и спокойных И ряд незыблемый штыков. Но он решил: заутра бой. Глубокий сон во стане шведа. Лишь под палаткою одной Ведется шепотом беседа. «Нет, вижу я, нет, Орлик мой, Поторопились мы некстати: Расчет и дерзкий, и плохой, И в нем не будет благодати. Пропала, видно, цель моя. Что делать? дал я промах важный: Ошибся в этом Карле я. Он мальчик бойкий и отважный; Два-три сраженья разыграть, Конечно, может он с успехом, К врагу на ужин прискакать, 29 Ответствовать на бомбу смехом; 30 Не хуже русского стрелка Прокрасться в ночь ко вражью стану; Свалить, как нынче, казака И обменять на рану рану; 31 Но не ему вести борьбу С самодержавным великаном: Как полк, вертеться он судьбу Принудить хочет барабаном; Он слеп, упрям, нетерпелив, И легкомыслен, и кичлив, Бог весть, какому счастью верит; Он силы новые врага Успехом прошлым только мерит — Сломить ему свои рога. Стыжусь: воинственным бродягой Увлекся я на старость лет; Был ослеплен его отвагой И беглым счастием побед, Как дева робкая». Орлик Сраженья Дождемся. Время не ушло С Петром опять войти в сношенья: Еще поправить можно зло. Разбитый нами, нет сомненья, Царь не отвергнет примиренья. Мазепа Нет, поздно. Русскому царю Со мной мириться невозможно. Давно решилась непреложно Моя судьба. Давно горю Стесненной злобой. Под Азовом Однажды я с царем суровым Во ставке ночью пировал: Полны вином кипели чаши, Кипели с ними речи наши. Я слово смелое сказал. Смутились гости молодые — Царь, вспыхнув, чашу уронил И за усы мои седые Меня с угрозой ухватил. Тогда, смирясь в бессильном гневе, Отмстить себе я клятву дал; Носил ее — как мать во чреве Младенца носит. Срок настал. Так, обо мне воспоминанье Хранить он будет до конца. Петру я послан в наказанье; Я терн в листах его венца: Он дал бы грады родовые И жизни лучшие часы, Чтоб снова, как во дни былые, Держать Мазепу за усы. Но есть еще для нас надежды: Кому бежать, решит заря. Умолк и закрывает вежды Изменник русского царя. Горит восток зарею новой. Уж на равнине, по холмам Грохочут пушки. Дым багровый Кругами всходит к небесам Навстречу утренним лучам. Полки ряды свои сомкнули. В кустах рассыпались стрелки. Катятся ядра, свищут пули; Нависли хладные штыки. Сыны любимые победы, Сквозь огнь окопов рвутся шведы; Волнуясь, конница летит; Пехота движется за нею И тяжкой твердостью своею Ее стремление крепит. И битвы поле роковое Гремит, пылает здесь и там; Но явно счастье боевое Служить уж начинает нам. Пальбой отбитые дружины, Мешаясь, падают во прах. Уходит Розен сквозь теснины; Сдается пылкий Шлипенбах. Тесним мы шведов рать за ратью; Темнеет слава их знамен, И бога браней благодатью Наш каждый шаг запечатлен. Тогда-то свыше вдохновенный Раздался звучный глас Петра: «За дело, с богом!» Из шатра, Толпой любимцев окруженный, Выходит Петр. Его глаза Сияют. Лик его ужасен. Движенья быстры. Он прекрасен, Он весь, как божия гроза. Идет. Ему коня подводят. Ретив и смирен верный конь. Почуя роковой огонь, Дрожит. Глазами косо водит И мчится в прахе боевом, Гордясь могущим седоком. Уж близок полдень. Жар пылает. Как пахарь, битва отдыхает, Кой-где гарцуют казаки. Равняясь, строятся полки. Молчит музыка боевая. На холмах пушки, присмирев, Прервали свой голодный рев. И се — равнину оглашая, Далече грянуло ура: Полки увидели Петра. И он промчался пред полками, Могущ и радостен, как бой. Он поле пожирал очами. За ним вослед неслись толпой Сии птенцы гнезда Петрова — В пременах жребия земного, В трудах державства и войны Его товарищи, сыны: И Шереметев благородный, И Брюс, и Боур, и Репнин, И, счастья баловень безродный, Полудержавный властелин. И перед синими рядами Своих воинственных дружин, Несомый верными слугами, В качалке, бледен, недвижим, Страдая раной, Карл явился. Вожди героя шли за ним. Он в думу тихо погрузился. Смущенный взор изобразил Необычайное волненье. Казалось, Карла приводил Желанный бой в недоуменье… Вдруг слабым манием руки На русских двинул он полки. И с ними царские дружины Сошлись в дыму среди равнины: И грянул бой, Полтавский бой! В огне, под градом раскаленным, Стеной живою отраженным, Над падшим строем свежий строй Штыки смыкает. Тяжкой тучей Отряды конницы летучей, Браздами, саблями звуча, Сшибаясь, рубятся сплеча. Бросая груды тел на груду, Шары чугунные повсюду Меж ними прыгают, разят, Прах роют и в крови шипят. Швед, русский — колет, рубит, режет. Бой барабанный, клики, скрежет, Гром пушек, топот, ржанье, стон, И смерть и ад со всех сторон. Среди тревоги и волненья На битву взором вдохновенья Вожди спокойные глядят, Движенья ратные следят, Предвидят гибель и победу И в тишине ведут беседу. Но близ московского царя Кто воин сей под сединами? Двумя поддержан казаками, Сердечной ревностью горя, Он оком опытным героя Взирает на волненье боя. Уж на коня не вскочит он, Одрях, в изгнанье сиротея, И казаки на клич Палея Не налетят со всех сторон! Но что ж его сверкнули очи, И гневом, будто мглою ночи, Покрылось старое чело? Что возмутить его могло? Иль он, сквозь бранный дым, увидел Врага Мазепу, и в сей миг Свои лета возненавидел Обезоруженный старик? Мазепа, в думу погруженный, Взирал на битву, окруженный Толпой мятежных казаков, Родных, старшин и сердюков. Вдруг выстрел. Старец обратился. У Войнаровского в руках Мушкетный ствол еще дымился. Сраженный в нескольких шагах, Младой казак в крови валялся, А конь, весь в пене и пыли, Почуя волю, дико мчался, Скрываясь в огненной дали. Казак на гетмана стремился Сквозь битву с саблею в руках, С безумной яростью в очах. Старик, подъехав, обратился К нему с вопросом. Но казак Уж умирал. Потухший зрак Еще грозил врагу России; Был мрачен помертвелый лик, И имя нежное Марии Чуть лепетал еще язык. Но близок, близок миг победы. Ура! мы ломим; гнутся шведы. О славный час! о славный вид! Еще напор — и враг бежит: 32 И следом конница пустилась, Убийством тупятся мечи, И падшими вся степь покрылась, Как роем черной саранчи. Пирует Петр. И горд, и ясен, И славы полон взор его. И царский пир его прекрасен. При кликах войска своего, В шатре своем он угощает Своих вождей, вождей чужих, И славных пленников ласкает, И за учителей своих Заздравный кубок подымает. Но где же первый, званый гость? Где первый, грозный наш учитель, Чью долговременную злость Смирил полтавский победитель? И где ж Мазепа? где злодей? Куда бежал Иуда в страхе? Зачем король не меж гостей? Зачем изменник не на плахе? 33 Верхом, в глуши степей нагих, Король и гетман мчатся оба. Бегут. Судьба связала их. Опасность близкая и злоба Даруют силу королю. Он рану тяжкую свою Забыл. Поникнув головою, Он скачет, русскими гоним, И слуги верные толпою Чуть могут следовать за ним. Обозревая зорким взглядом Степей широкий полукруг, С ним старый гетман скачет рядом. Пред ними хутор… Что же вдруг Мазепа будто испугался? Что мимо хутора помчался Он стороной во весь опор? Иль этот запустелый двор, И дом, и сад уединенный, И в поле отпертая дверь Какой-нибудь рассказ забвенный Ему напомнили теперь? Святой невинности губитель! Узнал ли ты сию обитель, Сей дом, веселый прежде дом, Где ты, вином разгоряченный, Семьей счастливой окруженный, Шутил, бывало, за столом? Узнал ли ты приют укромный, Где мирный ангел обитал, И сад, откуда ночью тёмной Ты вывел в степь… Узнал, узнал! Ночные тени степь объемлют. На бреге синего Днепра Между скалами чутко дремлют Враги России и Петра. Щадят мечты покой героя, Урон Полтавы он забыл. Но сон Мазепы смутен был. В нем мрачный дух не знал покоя. И вдруг в безмолвии ночном Его зовут. Он пробудился. Глядит: над ним, грозя перстом, Тихонько кто-то наклонился. Он вздрогнул, как под топором… Пред ним с развитыми власами, Сверкая впалыми глазами, Вся в рубище, худа, бледна, Стоит, луной освещена… «Иль это сон?.. Мария.. ты ли?» Мария Ах, тише, тише, Друг!.. Сейчас Отец и мать глаза закрыли… Постой… услышать могут нас. Мазепа Мария, бедная Мария! Опомнись! Боже!.. Что с тобой? Мария Послушай: хитрости какие! Что за рассказ у них смешной? Она за тайну мне сказала, Что умер бедный мой отец, И мне тихонько показала Седую голову — творец! Куда бежать нам от злоречья? Подумай: эта голова Была совсем не человечья, А волчья — видишь: какова! Чем обмануть меня хотела! Не стыдно ль ей меня пугать? И для чего? чтоб я не смела С тобой сегодня убежать! Возможно ль? С горестью глубокой Любовник ей внимал жестокий. Но, вихрю мыслей предана, «Однако ж, — говорит она, — Я помню поле… праздник шумный.. И чернь… и мертвые тела… На праздник мать меня вела… Но где ж ты был?.. С тобою розно Зачем в ночи скитаюсь я? Пойдем домой. Скорей… уж поздно. Ах, вижу, голова моя Полна волнения пустого: Я принимала за другого Тебя, старик. Оставь меня. Твой взор насмешлив и ужасен. Ты безобразен. Он прекрасен: В его глазах блестит любовь, В его речах такая нега! Его усы белее снега, А на твоих засохла кровь!..» И с диким смехом завизжала, И легче серны молодой Она вспрыгнула, побежала И скрылась в темноте ночной. Редела тень. Восток алел. Огонь казачий пламенел. Пшеницу казаки варили; Драбанты у брегу Днепра Коней расседланных поили. Проснулся Карл. «Ого! пора! Вставай, Мазепа. Рассветает». Но гетман уж не спит давно. Тоска, тоска его снедает; В груди дыханье стеснено. И молча он коня седлает, И скачет с беглым королем, И страшно взор его сверкает, С родным прощаясь рубежом. ________ Прошло сто лет — и что ж осталось От сильных, гордых сих мужей, Столь полных волею страстей? Их поколенье миновалось — И с ним исчез кровавый след Усилий, бедствий и побед. В гражданстве северной державы, В ее воинственной судьбе, Лишь ты воздвиг, герой Полтавы, Огромный памятник себе. В стране — где мельниц ряд крылатый Оградой мирной обступил Бендер пустынные раскаты, Где бродят буйволы рогаты Вокруг воинственных могил, — Останки разоренной сени, Три углубленные в земле И мхом поросшие ступени Гласят о шведском короле. С них отражал герой безумный, Один в толпе домашних слуг, Турецкой рати приступ шумный, И бросил шпагу под бунчук; И тщетно там пришлец унылый Искал бы гетманской могилы: Забыт Мазепа с давних пор; Лишь в торжествующей святыне Раз в год анафемой доныне, Грозя, гремит о нем собор. Но сохранилася могила, Где двух страдальцев прах почил: Меж древних праведных могил Их мирно церковь приютила. 34 Цветет в Диканьке древний ряд Дубов, друзьями насажденных; Они о праотцах казненных Доныне внукам говорят. Но дочь преступница… преданья Об ней молчат. Ее страданья, Ее судьба, ее конец Непроницаемою тьмою От нас закрыты. Лишь порою Слепой украинский певец, Когда в селе перед народом Он песни гетмана бренчит, О грешной деве мимоходом Казачкам юным говорит.
Песнь третия

Души глубокая печаль
Стремиться дерзновенно в даль
Вождю Украйны не мешает.
Твердея в умысле своем,
Он с гордым шведским королем
Свои сношенья продолжает.
Меж тем, чтоб обмануть верней
Глаза враждебного сомненья,
Он, окружась толпой врачей,
На ложе мнимого мученья
Стоная молит исцеленья.
Плоды страстей, войны, трудов,
Болезни, дряхлость и печали,
Предтечи смерти, приковали
Его к одру. Уже готов
Он скоро бренный мир оставить;
Святой обряд он хочет править,
Он архипастыря зовет
К одру сомнительной кончины,
И на коварные седины
Елей таинственный течет.

Но время шло. Москва напрасно
К себе гостей ждала всечасно,
Средь старых, вражеских могил
Готовя шведам тризну тайну.
Незапно Карл поворотил
И перенес войну в Украйну.

И день настал. Встает с одра
Мазепа, сей страдалец хилый,
Сей труп живой, еще вчера
Стонавший слабо над могилой.
Теперь он мощный враг Петра.
Теперь он, бодрый, пред полками
Сверкает гордыми очами
И саблей машет — и к Десне
Проворно мчится на коне.
Согбенный тяжко жизнью старой,
Так оный хитрый кардинал,
Венчавшись римскою тиарой,
И прям, и здрав, и молод стал.

И весть на крыльях полетела.
Украйна смутно зашумела:
«Он перешел, он изменил,
К ногам он Карлу положил
Бунчук покорный». Пламя пышет,
Встает кровавая заря
Войны народной.

Кто опишет
Негодованье, гнев царя?
Гремит анафема в соборах;
Мазепы лик терзает кат.
На шумной раде, в вольных спорах
Другого гетмана творят.
С брегов пустынных Енисея
Семейства Искры, Кочубея
Поспешно призваны Петром.
Он с ними слезы проливает.
Он их, лаская, осыпает
И новой честью и добром.
Мазепы враг, наездник пылкий,
Старик Палей из мрака ссылки
В Украйну едет в царский стан.
Трепещет бунт осиротелый.
На плахе гибнет Чечель смелый
И запорожский атаман.
И ты, любовник бранной славы,
Для шлема кинувший венец,
Твой близок день, ты вал Полтавы
Вдали завидел наконец.

И царь туда ж помчал дружины.
Они как буря притекли —
И оба стана средь равнины
Друг друга хитро облегли.
Не раз избитый в схватке смелой,
Заране кровью опьянелый,
С бойцом желанным наконец
Так грозный сходится боец.
И злобясь видит Карл могучий
Уж не расстроенные тучи
Несчастных нарвских беглецов,
А нить полков блестящих, стройных,
Послушных, быстрых и спокойных,
И ряд незыблемый штыков.

Но он решил: заутра бой.
Глубокой сон во стане шведа.
Лишь под палаткою одной
Ведется шепотом беседа.

«Нет, вижу я, нет, Орлик мой,
Поторопились мы некстати:
Расчет и дерзкой и плохой,
И в нем не будет благодати.
Пропала, видно, цель моя.
Что делать? Дал я промах важный:
Ошибся в этом Карле я.
Он мальчик бойкой и отважный;
Два-три сраженья разыграть,
Конечно, может он с успехом,
К врагу на ужин прискакать,
Ответствовать на бомбу смехом;
Не хуже русского стрелка
Прокрасться в ночь ко вражью стану;
Свалить как нынче казака
И обменять на рану рану;
Но не ему вести борьбу
С самодержавным великаном:
Как полк, вертеться он судьбу
Принудить хочет барабаном;
Он слеп, упрям, нетерпелив,
И легкомыслен, и кичлив,
Бог весть какому счастью верит;
Он силы новые врага
Успехом прошлым только мерит —
Сломить ему свои рога.
Стыжусь: воинственным бродягой
Увлекся я на старость лет;
Был ослеплен его отвагой
И беглым счастием побед,
Как дева робкая».

Орлик

Сраженья
Дождемся. Время не ушло
С Петром опять войти в сношенья:
Еще поправить можно зло.
Разбитый нами, нет сомненья,
Царь не отвергнет примиренья.

Мазепа

Нет, поздно. Русскому царю
Со мной мириться невозможно.
Давно решилась непреложно
Моя судьба. Давно горю
Стесненной злобой. Под Азовом
Однажды я с царем суровым
Во ставке ночью пировал:
Полны вином кипели чаши,
Кипели с ними речи наши.
Я слово смелое сказал.
Смутились гости молодые…
Царь, вспыхнув, чашу уронил
И за усы мои седые
Меня с угрозой ухватил.
Тогда, смирясь в бессильном гневе,
Отмстить себе я клятву дал;
Носил ее — как мать во чреве
Младенца носит. Срок настал.
Так, обо мне воспоминанье
Хранить он будет до конца.
Петру я послан в наказанье;
Я терн в листах его венца:
Он дал бы грады родовые
И жизни лучшие часы,
Чтоб снова как во дни былые
Держать Мазепу за усы.
Но есть еще для нас надежды:
Кому бежать, решит заря.
Умолк и закрывает вежды
Изменник русского царя.

Горит восток зарею новой.
Уж на равнине, по холмам
Грохочут пушки. Дым багровый
Кругами всходит к небесам
Навстречу утренним лучам.
Полки ряды свои сомкнули.
В кустах рассыпались стрелки.
Катятся ядра, свищут пули;
Нависли хладные штыки.
Сыны любимые победы,
Сквозь огнь окопов рвутся шведы;
Волнуясь, конница летит;
Пехота движется за нею
И тяжкой твердостью своею
Ее стремление крепит.
И битвы поле роковое
Гремит, пылает здесь и там,
Но явно счастье боевое
Служить уж начинает нам.
Пальбой отбитые дружины,
Мешаясь, падают во прах.
Уходит Розен сквозь теснины;
Сдается пылкой Шлипенбах.
Тесним мы шведов рать за ратью;
Темнеет слава их знамен,
И бога браней благодатью
Наш каждый шаг запечатлен.
Тогда-то свыше вдохновенный
Раздался звучный глас Петра:
«За дело, с богом!» Из шатра,
Толпой любимцев окруженный,
Выходит Петр. Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен,
Он весь, как божия гроза.
Идет. Ему коня подводят.
Ретив и смирен верный конь.
Почуя роковой огонь,
Дрожит. Глазами косо водит
И мчится в прахе боевом,
Гордясь могущим седоком.

Уж близок полдень. Жар пылает.
Как пахарь, битва отдыхает.
Кой-где гарцуют казаки.
Ровняясь строятся полки.
Молчит музыка боевая.
На холмах пушки, присмирев
Прервали свой голодный рев.
И се — равнину оглашая
Далече грянуло ура:
Полки увидели Петра.

И он промчался пред полками,
Могущ и радостен, как бой.
Он поле пожирал очами.
За ним вослед неслись толпой
Сии птенцы гнезда Петрова —
В пременах жребия земного,
В трудах державства и войны
Его товарищи, сыны:
И Шереметев благородный,
И Брюс, и Боур, и Репнин,
И, счастья баловень безродный,
Полудержавный властелин.

И перед синими рядами
Своих воинственных дружин,
Несомый верными слугами,
В качалке, бледен, недвижим,
Страдая раной, Карл явился.
Вожди героя шли за ним.
Он в думу тихо погрузился.
Смущенный взор изобразил
Необычайное волненье.
Казалось, Карла приводил
Желанный бой в недоуменье…
Вдруг слабым манием руки
На русских двинул он полки.

И с ними царские дружины
Сошлись в дыму среди равнины:
И грянул бой, Полтавский бой!
В огне, под градом раскаленным,
Стеной живою отраженным,
Над падшим строем свежий строй
Штыки смыкает. Тяжкой тучей
Отряды конницы летучей,
Браздами, саблями звуча,
Сшибаясь, рубятся с плеча.
Бросая груды тел на груду,
Шары чугунные повсюду
Меж ними прыгают, разят,
Прах роют и в крови шипят.
Швед, русский — колет, рубит, режет.
Бой барабанный, клики, скрежет,
Гром пушек, топот, ржанье, стон,
И смерть и ад со всех сторон.

Среди тревоги и волненья
На битву взором вдохновенья
Вожди спокойные глядят,
Движенья ратные следят,
Предвидят гибель и победу
И в тишине ведут беседу.
Но близ московского царя
Кто воин сей под сединами?
Двумя поддержан казаками,
Сердечной ревностью горя,
Он оком опытным героя
Взирает на волненье боя.
Уж на коня не вскочит он,
Одрях, в изгнанье сиротея,
И казаки на клич Палея
Не налетят со всех сторон!
Но что ж его сверкнули очи,
И гневом, будто мглою ночи,
Покрылось старое чело?
Что возмутить его могло?
Иль он, сквозь бранный дым, увидел
Врага Мазепу, и в сей миг
Свои лета возненавидел
Обезоруженный старик?

Мазепа, в думу погруженный,
Взирал на битву, окруженный
Толпой мятежных казаков,
Родных, старшин и сердюков.
Вдруг выстрел. Старец обратился.
У Войнаровского в руках
Мушкетный ствол еще дымился.
Сраженный в нескольких шагах,
Младой казак в крови валялся,
А конь, весь в пене и пыли,
Почуя волю, дико мчался,
Скрываясь в огненной дали.
Казак на гетмана стремился
Сквозь битву с саблею в руках,
С безумной яростью в очах.
Старик, подъехав, обратился
К нему с вопросом. Но казак
Уж умирал. Потухший зрак
Еще грозил врагу России;
Был мрачен помертвелый лик,
И имя нежное Марии
Чуть лепетал еще язык.

Но близок, близок миг победы.
Ура! мы ломим; гнутся шведы.
О славный час! о славный вид!
Еще напор — и враг бежит.
И следом конница пустилась,
Убийством тупятся мечи,
И падшими вся степь покрылась,
Как роем черной саранчи.

Пирует Петр. И горд, и ясен
И славы полон взор его.
И царской пир его прекрасен.
При кликах войска своего,
В шатре своем он угощает
Своих вождей, вождей чужих,
И славных пленников ласкает,
И за учителей своих
Заздравный кубок подымает.

Но где же первый, званый гость?
Где первый, грозный наш учитель,
Чью долговременную злость
Смирил полтавский победитель?
И где ж Мазепа? где злодей?
Куда бежал Иуда в страхе?
Зачем король не меж гостей?
Зачем изменник не на плахе?

Верхом, в глуши степей нагих,
Король и гетман мчатся оба.
Бегут. Судьба связала их.
Опасность близкая и злоба
Даруют силу королю.
Он рану тяжкую свою
Забыл. Поникнув головою,
Он скачет, русскими гоним,
И слуги верные толпою
Чуть могут следовать за ним.

Обозревая зорким взглядом
Степей широкой полукруг,
С ним старый гетман скачет рядом.
Пред ними хутор… Что же вдруг
Мазепа будто испугался?
Что мимо хутора помчался
Он стороной во весь опор?
Иль этот запустелый двор,
И дом, и сад уединенный,
И в поле отпертая дверь
Какой-нибудь рассказ забвенный
Ему напомнили теперь?
Святой невинности губитель!
Узнал ли ты сию обитель,
Сей дом, веселый прежде дом,
Где ты, вином разгоряченный,
Семьей счастливой окруженный,
Шутил, бывало, за столом?
Узнал ли ты приют укромный,
Где мирный ангел обитал,
И сад, откуда ночью тёмной
Ты вывел в степь… Узнал, узнал!

Ночные тени степь объемлют.
На бреге синего Днепра
Между скалами чутко дремлют
Враги России и Петра.
Щадят мечты покой героя,
Урон Полтавы он забыл.
Но сон Мазепы смутен был.
В нем мрачный дух не знал покоя.
И вдруг в безмолвии ночном
Его зовут. Он пробудился.
Глядит: над ним, грозя перстом,
Тихонько кто-то наклонился.
Он вздрогнул как под топором…
Пред ним с развитыми власами,
Сверкая впалыми глазами,
Вся в рубище, худа, бледна,
Стоит, луной освещена…
«Иль это сон?.. Мария… ты ли?»

Мария

Ах, тише, тише, друг!.. Сейчас
Отец и мать глаза закрыли…
Постой… услышать могут нас.

Мазепа

Мария, бедная Мария!
Опомнись! Боже!.. Что с тобой?

Мария

Послушай: хитрости какие!
Что за рассказ у них смешной?
Она за тайну мне сказала,
Что умер бедный мой отец,
И мне тихонько показала
Седую голову — творец!
Куда бежать нам от злоречья?
Подумай: эта голова
Была совсем не человечья,
А волчья — видишь: какова!
Чем обмануть меня хотела!
Не стыдно ль ей меня пугать?
И для чего? чтоб я не смела
С тобой сегодня убежать!
Возможно ль?
С горестью глубокой
Любовник ей внимал жестокий.
Но, вихрю мыслей предана,
«Однако ж, — говорит она, —
Я помню поле. .. праздник шумный…
И чернь… и мертвые тела…
На праздник мать меня вела…
Но где ж ты был?… С тобою розно
Зачем в ночи скитаюсь я?
Пойдем домой. Скорей… уж поздно.
Ах, вижу, голова моя
Полна волнения пустого:
Я принимала за другого
Тебя, старик. Оставь меня.
Твой взор насмешлив и ужасен.
Ты безобразен. Он прекрасен:
В его глазах блестит любовь,
В его речах такая нега!
Его усы белее снега,
А на твоих засохла кровь!..»
И с диким смехом завизжала,
И легче серны молодой
Она вспрыгнула, побежала
И скрылась в темноте ночной.

Редела тень. Восток алел.
Огонь казачий пламенел.
Пшеницу казаки варили;
Драбанты у брегу Днепра
Коней расседланных поили.
Проснулся Карл.«Ого! пора!
Вставай, Мазепа. Рассветает.»
Но гетман уж не спит давно.
Тоска, тоска его снедает;
В груди дыханье стеснено.
И молча он коня седлает,
И скачет с беглым королем,
И страшно взор его сверкает,
С родным прощаясь рубежом.
____

Прошло сто лет — и что ж осталось
От сильных, гордых сих мужей,
Столь полных волею страстей?
Их поколенье миновалось —
И с ним исчез кровавый след
Усилий, бедствий и побед.
В гражданстве северной державы,
В ее воинственной судьбе,
Лишь ты воздвиг, герой Полтавы,
Огромный памятник себе.
В стране — где мельниц ряд крылатый
Оградой мирной обступил
Бендер пустынные раскаты,
Где бродят буйволы рогаты
Вокруг воинственных могил, —
Останки разоренной сени,
Три углубленные в земле
И мхом поросшие ступени
Гласят о шведском короле.
С них отражал герой безумный,
Один в толпе домашних слуг,
Турецкой рати приступ шумный,
И бросил шпагу под бунчук;
И тщетно там пришлец унылый
Искал бы гетманской могилы:
Забыт Мазепа с давних пор!
Лишь в торжествующей святыне
Раз в год анафемой доныне,
Грозя, гремит о нем собор.
Но сохранилася могила,
Где двух страдальцев прах почил:
Меж древних праведных могил
Их мирно церковь приютила.
Цветет в Диканьке древний ряд
Дубов, друзьями насажденных;
Они о праотцах казненных
Доныне внукам говорят.
Но дочь преступница… преданья
Об ней молчат. Ее страданья,
Ее судьба, ее конец
Непроницаемою тьмою
От нас закрыты. Лишь порою
Слепой украинский певец,
Когда в селе перед народом
Он песни гетмана бренчит,
О грешной деве мимоходом
Казачкам юным говорит.

Изучение поэмы А. С. Пушкина «Полтава» – Часть 3. Готовые сочинения и рефераты

Урок II. «И грянул бой, Полтавский бой!»

Словесные портреты Мазепы, Карла, Петра. Их поведение в бою и после него. Анализ сцены Полтавского боя.

Ученики, опираясь на текст, рассказывают о героях, читают отрывки наизусть. Заучивание отрывков из «Полтавы», отдельных цитат мы считаем необходимым элементом работы с текстом. Емкость, точность, краткость пушкинской обрисовки персонажей помогают учащимся построить в воображении яркий, запоминающийся образ. В процессе заучивания развивается речь. Работа проходит устно. В заключение просим ребят самостоятельно подобрать к каждому персонажу один емкий эпитет, в котором бы точно сконцентрировался нарисованный автором образ. Выделив в характере Мазепы такие качества, как зависть, злоба, жестокость, мстительность, учащиеся определяют его как коварного.

Жажда славы, слабость, ребячество, игра в геройство, недальновидность, легкомысленность — все эти качества Карла ассоциируются у ребят с мыслью о том, что главным мотивом поступков Карла является желание добиться славы. Помогаем ученикам найти точное слово, определяющее мотивы поведения героя, — тщеславие. Чтобы активизировать языковое чутье, сначала проводим словарную работу: тщеславие — тщетная слава, то есть пустая, бесполезная, слава ради славы, а не ради высоких идеалов, целей, слава ради насыщения собственного самолюбия. Затем даем словарное толкование: тщеславие — высокомерное стремление к славе, к почитанию; тщеславный — любящий славу и кичливо выставляющий свои достоинства (Словарь С. И. Ожегова).

Выбирая «доминанту» в характеристике образа Петра, обращаем внимание ребят на то, как автор рисует его портрет: «Его глаза сияют. Лик его ужасен. Движенья быстры. Он прекрасен»), на сравнения, которые использует поэт: «как Божия гроза», «могущ и радостен, как бой». Короткие отрывочные предложения, обилие кратких прилагательных подчеркивают стремительность, дерзость, величие образа и напряженность момента. В портретной характеристике Петра нет ничего лишнего, так же как и все действия Петра устремлены только на победу. Вдохновенное, сияющее предчувствием победы лицо Петра можно сравнить только с ужасной, но несущей очищение и потому прекрасной грозой. Оксюморон «прекрасен — ужасен», выбранный Пушкиным для описания героя, не только эффектен, но и точен по смыслу.

Петр, «толпой любимцев окруженный», появляется как былинный герой, богатырь:

Идет. Ему коня подводят.

Ретив и смирен верный конь.

Почуя роковой огонь,

Дрожит. Глазами косо водит

И мчится в прахе боевом,

Гордясь могучим седоком. Царь вызывает у войска восторг и воодушевляет его на подвиг: «…Далече грянуло ура: полки увидели Петра». Ликованием встречает поэт приближение победы: «Ура! мы ломим; гнутся шведы!». Местоимение «мы» вызвано живым участием, переживанием происходящего и включает не только автора, но и читателя в переживание происходящего, наполняет сердце всякого истинно русского человека чувством гордости за храбрость русского войска и гений Петра.

Составляем ассоциативный ряд: Петр — натиск, напор, дерзость, стремительность, гром, гроза, ужас, победа, Бог. Замечаем, что Пушкин не только рисует Петра как бесстрашного полководца, мощного властелина, но и показывает его благородство, великодушие. Великодушный — щедрый, умеющий прощать, умеющий воздать должное сильному сопернику, не помнящий зла: «В шатре своем он угощает / Своих вождей, вождей чужих…» Даем словарное толкование: великодушный — обладающий высокими душевными качествами, снисходительный к другим до готовности бескорыстно жертвовать другими интересами (словарь С. И. Ожегова). Великого Петра не занимает слава как таковая, важна сама победа, торжество не личное, а торжество России. Ассоциативный ряд дополняем словами великодушие, благородство. Появление Петра встречено восторженным ликованием, и сам герой «могущ и радостен», поэтому образ воспринимается читателем как светлый, радостный.

Вместе с учениками подбираем слово, объединяющее в себе перечисленные качества: талантливый, гениальный, божественный, великий… Великий — превосходящий общую меру, выдающийся. Так доминантой образной характеристики Петра может стать определение великий, объединяющее в своем значении данный ассоциативно-смысловой ряд.

Анализ сцены Полтавского боя не раз давался в методической литературе, поэтому обозначим лишь общий контур анализа эпизода. Предварим анализ небольшим комментарием, в котором обратимся к реальным историческим фактам, дадим толкование слов и выражений, вызывающих у ребят затруднение.

Для подробного анализа выберем один из фрагментов эпизода. Покажем эту работу на примере отрывка, описывающего самый разгар сражения (от слов «И грянул бой, Полтавский бой» до слов «И смерть и ад со всех сторон»). Учитель выразительно читает отрывок (или учащиеся прослушают актерское исполнение в записи).

Какие чувства вызывает описание боя? Что поражает в описании сражения?

Ужас, величие, ощущение непримиримости обеих сторон — такие чувства рождает нарисованная картина рукопашного боя. Особенно удачно здесь может быть использован прием составления киносценария, помогающий ученикам развернуть в воображении стремительно сменяющиеся картины, озвучить их «музыкой сраженья». Работу проводим устно.

Какие языковые средства использует автор для передачи напряженности, динамичности, масштабности происходящих событий? Составим глагольный ряд. Обратим внимание на деепричастия, благодаря которым действие передается предельно конкретно, отчетливо, динамично: «Сшибаясь, рубятся сплеча…». Сравним черновой вариант: «Слетаясь, рубятся сплеча. ..» «Вялое» слово заменяется более динамичным. Чтобы показать, как Пушкин работал над созданием картины боя, предложим сравнить черновой и окончательный варианты текста:

Везде штык колет, сабля режет,

Бой барабанный, стон и скрежет.

Гром пушек, топот, ярый стон —

И ад и смерть со всех сторон.

Окончательный вариант:

Швед, русский — колет, рубит, режет,

Бой барабанный, клики, скрежет.

Гром пушек, топот, ржанье, стон,

И смерть и ад со всех сторон.

В окончательном варианте исчезли «лишние» слова: везде, эпитет ярый. Увеличился глагольный ряд, передающий неразбериху рукопашного боя, в котором все смешалось. В грозную музыку сражения (бой барабанов, гром пушек, топот, стон) влилось дикое ржанье лошадей. Перестановка слов ад и смерть, хотя и не изменила ритм строки, внесла смысловую точность в перечисление («И смерть и ад со всех сторон») и создала иное, более динамичное, резкое, акустическое звучание.

Употребляя глаголы в настоящем времени в рассказе о событиях давно прошедших, автор как бы приближает к нам историю, создает иллюзию реальности происходящего, и это рождает эффект участия.

Выбор глагола (грянул), определяющего начало сражения, у Пушкина, как всегда, не случаен. Глагол грянул мгновенно рождает в сознании бытовую ассоциацию «гром» и литературную «грянуло ура». После коварства, измены, подлости, после всей драмы страстей как очистительная гроза — Полтавская битва, грандиозное событие русской истории, сражение не за частные интересы и личные амбиции, а за святое дело — за судьбу Отечества.

В ходе работы обращаем внимание учащихся на поведение героев во время битвы и после нее, опираемся на вопросы учебника. На дом даем задание выучить наизусть понравившиеся отрывки из поэмы и подумать над вопросом: «Кто из героев поэмы и почему остается в истории и памяти народной?»

Урок III. Герой Полтавы

Размышление Пушкина о причинах исторического бессмертия — своеобразие художественного видения поэта. Испытание ценности человека временем. Анализ композиции. Иллюстрации к поэме.

Урок начинается словом учителя, в котором кратко напоминаются выводы, к которым пришли учащиеся в течение двух уроков работы над поэмой, и выразительным чтением понравившихся отрывков из произведения. Главный проблемный вопрос урока: «Чем заслужил Петр свою великую судьбу? Какова цена исторического бессмертия и памяти народной?»

Чтение эпилога поэмы. Размышление над тем, почему именно Петр становится героем поэмы. Как Пушкин относится к Петру? В чем смысл названия поэмы? Как композиция отражает идею произведения?

Прошло сто лет — такова временная дистанция между описываемыми событиями и их оценкой. Судьбы всех героев проверены временем.

В поэме Пушкин стремился быть верным исторической правде. Поэт создает не романтизированный образ влюбленного старца (Байрон) и не народного заступника (Рылеев), а образ человека коварного, злого, мстительного. Мазепа как историческая личность дискредитируется Пушкиным посредством частного сюжета. Жажда власти оказывается в нем сильнее любви. Движимый одним стремлением — «воздвигнуть трон», Мазепа предает друзей, царя, родину, поэтому «нет отчизны для него».

Повествование о Кочубее дано Пушкиным в фольклорном ключе (описание богатств Кочубея, размышление героя о трех кладах, сцена казни). Этот образ будет потом перекликаться с героем лермонтовской «Песни».

Кочубей отважен и смел, на протяжении всего повествования автор подчеркивает силу и страстность его натуры. Но движимый отцовской любовью к дочери и «святой местью» к злодею-обидчику Мазепе, Кочубей забывает об интересах отечества. Месть становится смыслом его жизни. Даже перед смертью Кочубей жалеет только о том, что ему не удалось отомстить Мазепе:

Больше сочинений по этой теме
Больше рефератов этого автора

«Полтава» – анализ, главные герои

Поэма «Полтава» явилась результатом интереса Пушкина к Петру Великому и малороссийским преданиям, с которыми познакомился он во время пребывания своего в имении Раевских в «Каменке». Сам Пушкин и его друзья придавали этому произведению большое художественное значение, усматривая в нем много литературных достоинств.

В поэме нет единства содержания, здесь развертываются две темы: 1) любовь, связавшая гетмана-предателя Мазепу с Марией, и 2) столкновение Петра в Северной войне с Карлом XII шведским. Обе темы связаны только личностью Мазепы.

 

Пушкин. Полтава. Краткое содержание. Иллюстрированная аудиокнига

 

 

Мазепа в «Полтаве»

Мазепа в отношениях к Марии и Петру представлен эгоистом, который ради своих личных радостей и личного счастья, готов жертвовать другими. Мария, и Петр оттеняют собою этот эгоизм Мазепы – Мария своей самоотверженной любовью, а Петр своим пониманием общего блага и неизменным служением этому благу. Потомство расплатилось с хищным эгоизмом Мазепы, его потом проклинали в церквах, тогда как трогательный образ загубленной им девушки сделался предметом народных песен, а в честь Петра воздвигся монумент.

В обрисовке характера Мазепы Пушкин не пожалел мрачных красок. «Однако ж, какой отвратительный предмет! – восклицает он, всматриваясь в образ этого героя поэму. – Ни одного доброго, благосклонного чувства! ни одной утешительной черты! Соблазн, вражда, измена, лукавство, малодушие, свирепость!» У Пушкина это единственный образ, для которого поэт не нашел ни одной симпатичной черты. Объясняется это, быть может, тем, что он не всматривался долго в душу Мазепы, а написал ее под влиянием «дум» Рылеева («Войнаровский», «Мазепа», «Палей» и др.), где Мазепа представлен беспросветным злодеем-титаном. И это увлекло Пушкина. «Сильные характеры и глубокая трагическая тень, набросанные на все эти ужасы, вот, что увлекло меня, – говорит Пушкин. – «Полтаву» написал я в несколько дней, далее не мог бы ею заниматься и бросил бы все!»

Последние слова очень характерны, они свидетельствуют о том, что долго в героев «Полтавы» Пушкин не вдумывался, не изучал их, что написаны они «порывом», вероятно, под влиянием Рылеева. Если бы поэт сам подошел к этому образу, он, конечно, избежал бы слишком неопределенных и, в то же время, сплошь темных красок в описании Мазепы. Поэт не обрисовал бы героя такими общими чертами:

 

…он не ведает святыни,
…он не помнит благостыни,
…он не любит ничего!
…кровь готов он лить, как воду,
…презирает он свободу,
…нет отчизны для него».

 

Повторяя характеристики, сделанные Рылеевым, Пушкин называет Мазепу «неукротимым», «стариком надменным», «дерзким хищником», «губителем», «Иудой», «злодеем», «скрытным», с душой «коварной», «мятежной», «ненасытной»… Следуя за Рылеевым, он рассказывает о «черных думах» Мазепы, об его «злой воле», об «угрызеньях его змеиной совести», об его терзаньях какой-то страшной пустотой, о том «кипучем яде», который переполняет его сердце. В описании наружности этого героя Пушкин не щадит таких же красок: у Мазепы «блестящий», «впалый взор». Он «суров», «бледен», «угрюм», он «молча скрежетал», у него «коварные седины», он «сверкает очами». Стремительность его неукротимого духа и у Рылеева, и у Пушкина выражается в том, что Мазепа постоянно то «мчится», то «несется» на коне. Одним словом, в лице Мазепы Пушкин изобразил довольно шаблонного романтического злодея; только прекрасная сцена разговора его с Марией смягчает этот напыщенный и неестественный образ.

 

Петр Великий в «Полтаве»

Неизмеримо выше в художественном отношении обрисован образ другого героя «Полтавы» – Петра I, выношенный в душе поэта, давно им любимый, им изученный и понятый… Чтобы обрисовать Петра, ему не пришлось обременять его образ громкими эпитетами, он нарисовал только два момента в его настроениях 1) на поле полтавской битвы и 2) пирующим после победы. В первом случае перед нами замечательное описание внешнего облика императора. Это описание реально, правдиво, и, в то же время, оно полно божественной красоты. Десятки эпитетов, которыми Пушкин наделил Мазепу, желая представить его титаном зла, бледнеют перед следующими немногими строками:

 

…Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры.
Он прекрасен.
Он весь как Божия гроза.. .

…И он промчался пред полками
Могущ и радостен, как бой!
Он поле пожирал очами…

 

В этих словах Пушкину удалось представить Петра «полубогом», создать ему апофеоз, не прибегая к искусственным романтическим эффектам.

Другой момент в настроениях Петра – ликование его по поводу полтавской победы:

 

Пирует Петр.
И горд, и ясен,
И славы полон взор его,
И царский пир его прекрасен.

 

Это торжество великого человека, празднующего не свою личную удачу, а новую эру в исторических судьбах своего народа. Оттого таким величием и спокойствием полна его радость. Здесь нет места мелкому тщеславию, эгоизму, злорадству. Оттого в своем шатре он угощает не только своих вождей, но и чужих

 

И славных пленников ласкает
И за учителей своих
Заздравный кубок поднимает.

 

 

Сравнение образов Петра, Карла и Мазепы

Перед этим величием государя, постигшего дух своего народа и прозревшего его великие задачи, жалкими кажутся эгоистическое тщеславие и честолюбие Карла XII и Мазепы. .. И судьба покарала их за то, что они служили прежде всего себе, своим желаниям… Из царского шатра, в котором царит чисто олимпийское величие и радость, поэт ведет нас в «глушь степей нагих». Там

 

Король и гетман мчатся оба.
Бегут. Судьба связала их.

 

Они бегут, «поникнув головою», бегут навстречу смерти и неведомым могилам в чужом краю…

 

Смысл поэмы «Полтава»

Весь смысл поэмы раскрывается в эпилоге:

 

Прошло сто лет и что ж осталось
От сильных, гордых сих мужей,
Столь полных волею страстей?
Их поколенье миновалось
И с них исчез кровавый след
Насилий, бедствий и побед.
Остатки разоренной сени,
Три углубленные в земле
И мхом поросшие ступени
Гласят о шведском короле.

 

Такова судьба великих людей, которые в истории преследуют свои маленькие, личные цели. Между тем

 

В гражданстве северной державы,
В её воинственной судьбе,
Лишь ты воздвиг, герой Полтавы,
Огромный памятник себе!

 

это награда от благодарного потомства великому слуге своего народа.

Таким образом, «Полтава», как «Цыганы», как «Евгений Онегин», как, отчасти, «Борис Годунов» есть развенчивание личного эгоизма.

 

Художественные красоты «Полтавы» и её источники

Поэма «Полтава», имеющая некоторые недочеты в «построении», отличается обилием отдельных сцен и картин, написанных гениально. Таковы, например, сцены разговоров Мазепы с Марией, Орлика с Кочубеем, появление сумасшедшей Марии, описание украинской ночи и Полтавской битвы.

Как уже было указано, поэма отразила на себе 1) давно зревший у Пушкина интерес к личности Петра и 2) влияние «дум» Рылеева. В них Рылеев раньше Пушкина начал ходить вокруг того художественного замысла, который воплощен «в Полтаве». В «думах» его выведены почти все лица, которые повторяются потом в Полтаве. Кроме того, некоторые отдельные картины и даже стихи Рылеева повторены в «Полтаве» (черты характера Мазепы, картина привала утомленных беглецов Карла и Мазепы, пророческие видения Мазепы, анафематствование в церкви, казнь Кочубея, появление Марии – у Пушкина развившиеся в целые картины, прощанье с родной землей). Все это, заимствованное Пушкиным, им перерабатывается и достигает высокой степени совершенства, 3) многие факты из жизни Мазепы взяты Пушкиным из его «жизнеописания», приложенного к «думе» Рылеева «Войнаровский», и принадлежащего перу Корниловича.

 

Полтавская битва | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

И с ними царские дружины

Сошлись в дыму среди равнины —

И грянул бой, Полтавский бой!..

Швед, русский — колет, рубит, режет;

Бой барабанный, клики, скрежет,

Гром пушек, топот, ржанье стон —

И смерть, и ад со всех сторон.

А. С. Пушкин. Полтава.

 

27 июня (8 июля) 1709 г. в шести верстах от города Полтава в Малороссии (Левобережная Украина) произошло крупнейшее сражение Северной войны между русскими и шведскими войсками, завершившееся разгромом шведской армии Карла XII.

В апреле 1709 г. шведские войска осадили город Полтаву, которую защищал небольшой гарнизон под командованием полковника А.  С. Келина. Шведы ежедневно предпринимали нападения на крепость. В случае взятия города создавалась угроза Воронежу — ключевой базе снабжения и формирования русской армии.

В конце мая 1709 г. в район Полтавы подошли главные силы русской армии под командованием Петра I. Русская армия, насчитывающая 42 тыс. человек и 72 орудия, расположилась в созданном ею укреплённом лагере в 5 км севернее Полтавы. Учитывая опыт битвы при Лесной, русская армия избрала небольшое пересечённое пространство, окружённое лесом, чтобы затруднить маневры противника. Командование первой дивизией Пётр взял на себя, а прочие дивизии распределил между генералами. Кавалерия была поручена А. Д. Меншикову, командование артиллерией было возложено на Брюса.

В битве со шведской стороны участвовало около 20 тыс. человек и 4 орудия (28 орудий остались в обозе без боеприпасов). Остальные войска (до 10 тыс. человек), в том числе выступавшие на стороне Швеции запорожцы и украинские казаки, руководимые гетманом И.  С. Мазепой, находились в резерве. Шведской армией, из-за ранения Карла XII, командовал фельдмаршал Реншильд. Пехотой и конницей командовали генералы Левенгаупт и Крейц.

В два часа ночи 27 июня (8 июля) шведская пехота четырьмя колоннами двинулась на русские редуты, за ней следовали шесть конных колонн. После упорного двухчасового боя шведам удалось овладеть только двумя передовыми редутами. Реншильд, стремясь обойти русские редуты слева, произвёл перегруппировку войск. При этом шесть правофланговых батальонов и несколько эскадронов генералов Шлиппенбаха и Росса оторвались от главных сил шведов, отошли в лес севернее Полтавы, где были разгромлены кавалерией Меншикова.

Прорвавшись через редуты, основная часть шведов попала под сильный артиллерийский и ружейный огонь из русского лагеря, и в беспорядке отошла в Будищенский лес.

В девять часов начался рукопашный бой. Под натиском превосходящих сил шведы начали отступление, которое вскоре превратилось в беспорядочное бегство. В погоню за отступающими был отправлен отряд А. Д. Меншикова, который на следующий день настиг неприятеля у Переволочны на Днепре и вынудил остатки шведской армии (16 тыс.) под командованием А. Д. Левенгаупта капитулировать. Шведский король Карл XII и украинский гетман Мазепа с небольшим отрядом бежали на территорию Османской империи.

В ходе Полтавского сражения шведы потеряли свыше 9 тыс. убитыми и свыше 18 тыс. пленными, потери же русских были значительно меньше — 1 тыс. 345 человек убитых и 3 тыс. 290 раненых.

Русские первыми в военной науке той эпохи применили полевые земляные укрепления, а также быстро перемещающуюся конную артиллерию. Решительная победа русской армии в Полтавской битве привела к перелому в Северной войне в пользу России и положила конец господству Швеции как главной военной силы в Европе. К России отошли старинные русские земли, и она прочно укрепилась на берегах Балтийского моря.

Лит.: Ассанович П. Л. Император Пётр Великий : Полтава. СПб., 1909; Богданович П. Н. Полтавская виктория. Буэнос Айрес, 1959; Борисов В. Е., Балтийский А. А., Носков А. А., Полтавская битва. 1709 — 27 июня 1909. Сб. ст. СПб., 1909; Дядиченко В. А. Полтавська битва. Киïв, 1962; Злаин А. И. Полтавская битва. М., 1988; Полтава. К 250-летию Полтавского сражения. Сб. ст. М., 1959; Тельпуховский Б. С. Северная война 1700—1721 гг. М., 1946; Государственный историко-культурный заповедник «Поле Полтавской битвы»: сайт. Б. д. URL: http://www.battle-poltava.org/rus/.

См. также в Президентской библиотеке:

Бодянский П. И. Достопримечательности Полтавы. Полтава, 1850;

Михеев С. П. История Русской армии. М., 1910. Вып. 1;

Павловский И. Ф. Полтавская битва и её памятники. Полтава, 1895;

Память России: В Коломенском построят храм в честь Полтавской победы // Новости. 14 мая;

Погоский А. Ф. Нарва и Полтава. СПб., 1899;

Щеглов В. Ф. Поле Полтавской битвы и её исторические памятники. М., 1895;

Эварницкий Д.  И. История запорожских казаков. СПб., 1897. Т. 3.

Ирина Панова — «И грянул бой, Полтавский бой!»

Победу русских войск воспевали многие поэты, ей посвятил поэму Александр Сергеевич Пушкин. «Полтава» — крупнейшая после «Руслана и Людмилы» поэма Пушкина. В центре — образ Петра Великого, героя Полтавской битвы, великого преобразователя, смелого и решительного, сумевшего угадать закономерность исторического развития России, радевшего об укреплении Отечества.

Сила России в её многонациональности, все нации должны поддерживать русского Царя; путь славянства — развитие под державной рукой Императора; измена приводит к трагическим последствиям — вот почему так жалка участь изменника Мазепы.

Каждый исторический факт в поэме Пушкин документирует, снабжая текст подробными примечаниями. В «Полтаве» упоминаются исторические личности: Пётр Великий, гетман Украины Мазепа, генеральный судия Василий Леонтьевич Кочубей, «птенцы гнезда Петрова»: Шереметев, Брюс, князь Меншиков, сыгравший важную роль в Полтавской победе; кошевой атаман Гордеенко, Самойлович, Палей, товарищ Кочубея Искра, Орлик, Иван Скоропадский, шведский генерал Реншильд.

Хорошо показана подготовка бунта, имевшего целью отделение Украины от России: население, особенно молодёжь, мутят иезуит Заленский, княгиня Дульская, некий болгарский архиепископ, изгнанный из своего отечества и ходивший под видом нищего из Польши в Украину и обратно (конечно, для передачи указаний Мазепе). Как тут не вспомнить «майдан», оранжевых?.. Вообще, в поэме много аналогий с нынешним временем.

«Полтава» — с детства нам дорогое, хрестоматийное произведение. У всех нас в памяти отдельные её картины: битва, образ Петра Великого, описание украинской ночи, сцена казни Кочубея и Искры, думы Кочубея перед казнью (молитва), его монолог о трёх кладах.

В.А.Жуковский в своей знаменитой поэме «Певец во стане русских воинов» (1812) воздал хвалу герою Полтавы Петру Великому, разгромившему орды пришельца Карла XII. Обращаясь к шведскому королю, называя его хищником, губителем собственного войска («Твой след — костей громады…»), поэт не забывает и о Мазепе:
Беги! И стыд и страх сокрой
В лесу с твоим сарматом;
Отчизны враг сопутник твой;
Злодей владыке братом.

В этой характеристике врагов Руси Пушкин, автор «Полтавы», — последователь Жуковского:
Но где же первый, званый гость?
Где первый, грозный наш учитель,
Чью долговременную злость
Спирт полтавский победитель?
И где ж Мазепа? где злодей?
Куда бежал Иуда в страхе?
Зачем король не меж гостей?
Зачем изменник не на плахе?
Верхам, в глуши степей нагих,
Король и гептан мчатся оба.
Бегут, судьба связала их.

А вот героический образ Петра Великого:
Выходит Петр. Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен.
Он весь, как Божия гроза.
М он промчался пред полками,
Могущ и радостен, как бой.
Он поле пожирал очами.
…Пирует Петр. И горд, и ясен,
И славы полон взор его,
И царский пир его прекрасен.

Поэт подчёркивает решающее значение Полтавской битвы для укрепления «державства» России, её самоутверждения, подъёма патриотизма народа, «Сильные характеры и глубокая, трагическая тень, набросанная на все эти ужасы, вот что увлекло меня», — писая он.

В поэме много малороссийских реалий. Кроме самой Полтавы, упоминаются Белая Церковь, Бендеры, Диканька; местный колорит подчёркивают такие слова, как кат (палач), в примечаниях поэт приводит надпись, высеченную над гробом Кочубея и Искры в Киево-Печерской Лавре: «Кто еси мимо грядый о нась неведущий…»

Известно, что Пушкин увлекался украинским фольклором, хотел написать Историю Малороссии, собирал материал для книги.

Пушкин даёт настоящий поэтический гимн прекрасному пейзажу благословенного малороссийского края:
Тиха украинская ночь.
Прозрачно небо. Звёзды блещут.
Своей дремоты превозмочь
Не хочет воздух. Чуть трепещут
Сребристых тополей листы.
Луна спокойно с высоты
Над Белой Церковью сияет
И пышных гетманов сады
И старый замок озаряет.

Ирина Георгиевна ПАНОВА

Вопросы и ответы к поэме А. С. Пушкина “Полтава” 📕

Попробуйте по прочитанному отрывку воссоздать образ русского воинства, дать ему характеристику. Какое настроение владеет бойцами? Как оно выражено?

Русские воины рвутся в бой, следуя воинскому долгу, вдохновленные чувством любви к России и верой в Петра I. Армия приветствует императора криками: “Ура!”, безоговорочно верит ему, идет за ним. Солдаты показывают в смертельном бою храбрость и стойкость, способность выдержать тяжелейшие испытания. В этом и есть истинная причина победы России.

Объясните значение таких слов и выражений,

как “сыны любимые победы”, “битвы поле роковое”, “темнеет слава их знамен”, “бога браней благодатью”, “счастья баловень безродный, полудержавный властелин”.

Выражение “сыны любимые победы” обращено к шведам, которые во многих сражениях одерживали победу. “Битвы поле роковое” – поле битвы несет гибель многим сражающимся на нем. “Темнеет слава их знамен” – эти слова говорят, что слава побед шведского войска меркнет, они проигрывают сражение. Фраза “Бога браней благодатью” означает, что бог войны поддерживает русских воинов. Выражение “счастья баловень

безродный, полудержавный властелин” характеризует князя Александра Меншикова, ближайшего соратника Петра, человека простого происхождения, но обласканного и поднятого императором, достигшего при нем больших высот, власти и богатства.

Выпишите в тетрадь из текста различные виды тропов, назовите их и раскройте значение художественных средств для выражения чувств и настроений автора.

Возьмем, к примеру, описание Полтавского сражения. Картина боя нарисована яркими красками, эмоционально, психологически достоверно, очень образно и зримо. Пушкинское описание разных фрагментов боя с успехом может быть воспроизведено живописцами: это и начало боя, появление Петра со своими сподвижниками, и кульминация сражения.

Такому восприятию батальной сцены способствуют художественные средства, используемые поэтом.

Эпитеты: дым багровый, тяжкая твердость, поле роковое, счастье боевое, музыка боевая, голодный рев, воинственные дружины, желанный бой, град раскаленный, конница летучая.

Метафоры: горит восток зарею новой; свищут пули; битвы поле роковое гремит, пылает; счастье боевое служить уж начинает нам; темнеет слава их знамен; жар пылает; поле пожирал очами; тяжкой тучей отряды конницы летучей… рубятся сплеча; шары чугунные… прыгают, разят… шипят.

Сравнения: как пахарь, битва отдыхает; могущ и радостен, как бой; и падшими вся степь покрылась, как роем черной саранчи.

Важную роль в картине боя играет звукоподражание.

Как обрисован в поэме Петр I? Какими художественными средствами выражено отношение поэта к Петру как императору и воину? Сопоставьте изображение Петра перед боем, во время боя и во время празднования победы. Что объединяет и что отличает эти описания?

На протяжении всего своего творчества Пушкин был увлечен фигурой Петра I: поэт стремился осознать и оценить роль этого выдающегося деятеля в истории России. Мужество Петра, его страстная увлеченность делом, стремления, направленные на благо России, желание познавать новое не могли не импонировать Пушкину.

В “Полтаве” образ Петра романтизирован, император воспринимается как полубог, вершитель исторических судеб России.

Выходит Петр. Его глаза Сияют. Лик его ужасен.

Движенья быстры. Он прекрасен, Он весь, как Божия гроза.

Сочетание ужасного и прекрасного в образе Петра подчеркивает его сверхчеловеческие черты: он и восхищает, и внушает ужас своим величием. Его появление вдохновило войско, приблизило к победе, удесятерило силы. Воины с восторгом приветствуют появление своего императора, его присутствие придает им силы, вдохновляет на трудный бой. Петр был очень популярен среди солдат и офицеров, потому что всегда находился на поле боя, принимал участие в сражениях, делил со всеми походные трудности.

Его увлеченность передавалась воинам, они уважали Петра за силу, стойкость, мужество, его преданность России. Пушкин любуется Петром и на поле брани, и после битвы, когда облик царя совсем другой: он спокоен и горд славной победой.

Пирует Петр. И горд, и ясен, И славы полон взор его.

Прекрасен, благороден этот государь, победивший Карла и не возгордившийся успехом, умеющий по-царски отнестись к своей победе.

В шатре своем он угощает Своих вождей, вождей чужих, И славных пленников ласкает, И за учителей своих Заздравный кубок поднимает. Сопоставьте описания Петра и Карла. Какой прием использует Пушкин в создании образов? В чем, по-вашему, значение этого приема?

Как вы думаете, сравнение императоров только лишь отражает реальные события Полтавского боя или в этом скрывается нечто большее, характеризующее замысел автора?

Описания Петра и Карла, шведского короля, контрастны, в основу этих описаний положен прием антитезы – противопоставления. Описание Петра динамично: с горящим взором он вихрем проносится перед полками, могучий, красивый, в нетерпении от предстоящего сражения, готовый ринуться в бой. Карл предстает неподвижным, задумчивым, он страдает от раны, его смущенный взор выражает волнение.

Боевой клич Петра контрастирует со слабым движением руки Карла. Пушкин хочет показать, что ни Карл, ни его войско ни верят в победу, в отличие от русской армии и ее славного полководца, которых ведет в бой высокое чувство патриотизма.

Отметьте особенности звукописи и их роль в описании Полтавского боя. Какое впечатление производит на слушателей сочетание различных согласных звуков, как они передают настроение самих участников и свидетелей событий?

Художественный прием звукописи представляет собой намеренное повторение гласных или согласных звуков для усиления образного и эмоционального впечатления от изображаемого. Описание Полтавского боя построено на повторении звуков р, ш, ж, с, б для создания картины сражения, настоящего огненного ада, когда все вокруг скрежещет, шипит и свистит.

Швед, русский – колет, рубит, режет, Бой барабанный, крики, скрежет, Гром пушек, топот, ржанье, стон, И смерть и ад со всех сторон. Прочитайте вступительный и заключительный отрывки, приведенные в хрестоматии. Отличаются ли они в интонационно-стилистическом отношении от. описания боя, если да, то в чем?

Какие мысли и чувства преобладают в них?

Повествование вступительного отрывка спокойное и размеренное. Размышления Пушкина о трудной судьбе России, ее испытаниях и роли Петра в них сменяются эмоциональным накалом в описании боя, который затем уступает место прославлению великой победы русского императора, его мужества и благородства.

Gale Apps — Технические трудности

Технические трудности

Приложение, к которому вы пытаетесь получить доступ, в настоящее время недоступно. Приносим свои извинения за доставленные неудобства. Пожалуйста, попробуйте еще раз через несколько секунд.

Если проблемы с доступом не исчезнут, обратитесь за помощью в наш отдел технического обслуживания по телефону 1-800-877-4253. Еще раз спасибо за выбор Gale, обучающей компании Cengage.

org.springframework.remoting.RemoteAccessException: невозможно получить доступ к удаленной службе [authorizationService @ theBLISAuthorizationService]; вложенное исключение — Ice.UnknownException unknown = «java.lang.IndexOutOfBoundsException: Индекс 0 выходит за границы для длины 0 в java.base / jdk.internal.util.Preconditions.outOfBounds (Предварительные условия.java: 64) в java.base / jdk.internal.util.Preconditions.outOfBoundsCheckIndex (Preconditions.java:70) в java.base / jdk.internal.util.Preconditions.checkIndex (Preconditions.java:248) в java.base / java.util.Objects.checkIndex (Objects.java:372) в java.base / java.util.ArrayList.get (ArrayList.java:458) в com.gale.blis.data.subscription. dao.LazyUserSessionDataLoaderStoredProcedure.populateSessionProperties (LazyUserSessionDataLoaderStoredProcedure.java: 60) в com.gale.blis.data.subscription.dao.LazyUserSessionDataLoaderStoredProcedure.reQuery (LazyUserSessionDataLoaderStoredProcedure.java:53) в com.gale.blis.data.model.session.UserGroupEntitlementsManager.reinitializeUserGroupEntitlements (UserGroupEntitlementsManager.java:30) в com.gale.blis.data.model.session.UserGroupSessionManager.getUserGroupEntitlements (UserGroupSessionManager.java:17) на com.gale.blis.api.authorize.contentmodulefetchers.CrossSearchProductContentModuleFetcher.getProductSubscriptionCriteria (CrossSearchProductContentModuleFetcher.java:244) в com.gale.blis.api.authorize.contentmodulefetchers.CrossSearchProductContentModuleFetcher.getSubscribedCrossSearchProductsForUser (CrossSearchProductContentModuleFetcher.java:71) в com.gale.blis.api.authorize.contentmodulefetchers. CrossSearchProductContentModuleFetcher.getAvailableContentModulesForProduct (CrossSearchProductContentModuleFetcher.java:52) на ком.gale.blis.api.authorize.strategy.productentry.strategy.AbstractProductEntryAuthorizer.getContentModules (AbstractProductEntryAuthorizer.java:130) на com.gale.blis.api.authorize.strategy.productentry.strategy.CrossSearchProductEntryAuthorizer.isAuthorized (CrossSearchProductEntryAuthorizer.java:82) в com.gale.blis.api.authorize.strategy.productentry.strategy.CrossSearchProductEntryAuthorizer.authorizeProductEntry (CrossSearchProductEntryAuthorizer.java:44) на ком.gale.blis.api.authorize.strategy.ProductEntryAuthorizer.authorize (ProductEntryAuthorizer.java:31) в com.gale.blis.api.BLISAuthorizationServiceImpl.authorize_aroundBody0 (BLISAuthorizationServiceImpl.java:57) в com.gale.blis.api.BLISAuthorizationServiceImpl.authorize_aroundBody1 $ advice (BLISAuthorizationServiceImpl. java:61) в com.gale.blis.api.BLISAuthorizationServiceImpl.authorize (BLISAuthorizationServiceImpl.java:1) на com.gale.blis.auth._AuthorizationServiceDisp._iceD_authorize (_AuthorizationServiceDisp.java:141) в com.gale.blis.auth._AuthorizationServiceDisp._iceDispatch (_AuthorizationServiceDisp.java:359) в IceInternal.Incoming.invoke (Incoming.java:209) в Ice.ConnectionI.invokeAll (ConnectionI.java:2800) в Ice.ConnectionI.dispatch (ConnectionI.java:1385) в Ice.ConnectionI.message (ConnectionI.java:1296) в IceInternal.ThreadPool.запустить (ThreadPool.java:396) в IceInternal.ThreadPool.access 500 долларов (ThreadPool.java:7) в IceInternal.ThreadPool $ EventHandlerThread.run (ThreadPool.java:765) в java.base / java.lang.Thread.run (Thread.java:834) » org.springframework.remoting. ice.IceClientInterceptor.convertIceAccessException (IceClientInterceptor.java:365) org.springframework.remoting.ice.IceClientInterceptor.invoke (IceClientInterceptor.java:327) org.springframework.remoting.ice.MonitoringIceProxyFactoryBean.invoke (MonitoringIceProxyFactoryBean.java:71) org.springframework.aop.framework.ReflectiveMethodInvocation.proceed (ReflectiveMethodInvocation.java:186) org.springframework.aop.framework.JdkDynamicAopProxy.invoke (JdkDynamicAopProxy.java:212) com.sun.proxy. $ Proxy130.authorize (Неизвестный источник) com.gale.auth.service.BlisService.getAuthorizationResponse (BlisService.java:61) com.gale.apps.service.impl.MetadataResolverService.resolveMetadata (MetadataResolverService.java:65) com.gale.apps.controllers.DiscoveryController.resolveDocument (DiscoveryController.java:57) com.gale.apps.controllers.DocumentController.redirectToDocument (DocumentController.java:22) jdk.internal.reflect.GeneratedMethodAccessor280.invoke (неизвестный источник) Ява. base / jdk.internal.reflect.DelegatingMethodAccessorImpl.invoke (DelegatingMethodAccessorImpl.java:43) java.base / java.lang.reflect.Method.invoke (Method.java:566) org.springframework.web.method.support.InvocableHandlerMethod.doInvoke (InvocableHandlerMethod.java:215) org.springframework.web.method.support.InvocableHandlerMethod.invokeForRequest (InvocableHandlerMethod.java:142) org.springframework.web.servlet.mvc.method.annotation.ServletInvocableHandlerMethod.invokeAndHandle (ServletInvocableHandlerMethod.java:102) org.springframework.web.servlet.mvc.method.annotation.RequestMappingHandlerAdapter.invokeHandlerMethod (RequestMappingHandlerAdapter.java:895) org.springframework.web.servlet.mvc.method.annotation.RequestMappingHandlerAdapter.handleInternal (RequestMappingHandlerAdapter.java:800) org.springframework.web.servlet.mvc.method.AbstractHandlerMethodAdapter.дескриптор (AbstractHandlerMethodAdapter.java:87) org.springframework.web.servlet.DispatcherServlet.doDispatch (DispatcherServlet. java:1038) org.springframework.web.servlet.DispatcherServlet.doService (DispatcherServlet.java:942) org.springframework.web.servlet.FrameworkServlet.processRequest (FrameworkServlet.java:998) org.springframework.web.servlet.FrameworkServlet.doGet (FrameworkServlet.java:890) javax.servlet.http.HttpServlet.service (HttpServlet.java:626) org.springframework.web.servlet.FrameworkServlet.service (FrameworkServlet.java:875) javax.servlet.http.HttpServlet.service (HttpServlet.java:733) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:227) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) орг.apache.tomcat.websocket.server.WsFilter.doFilter (WsFilter.java:53) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.apache.catalina.filters.HttpHeaderSecurityFilter. doFilter (HttpHeaderSecurityFilter.java:126) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java: 189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.servlet.resource.ResourceUrlEncodingFilter.doFilter (ResourceUrlEncodingFilter.java:63) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) орг.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter (OncePerRequestFilter.java:101) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter (OncePerRequestFilter.java:101) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain. java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter (OncePerRequestFilter.java:101) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java: 162) org.springframework.boot.web.servlet.support.ErrorPageFilter.doFilter (ErrorPageFilter.java:130) org.springframework.boot.web.servlet.support.ErrorPageFilter.access $ 000 (ErrorPageFilter.java:66) org.springframework.boot.web.servlet.support.ErrorPageFilter $ 1.doFilterInternal (ErrorPageFilter.java:105) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter (OncePerRequestFilter.java:107) орг.springframework.boot.web.servlet.support.ErrorPageFilter.doFilter (ErrorPageFilter.java:123) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache. catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.boot.actuate.web.trace.servlet.HttpTraceFilter.doFilterInternal (HttpTraceFilter.java:90) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter (OncePerRequestFilter.java:107) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.RequestContextFilter.doFilterInternal (RequestContextFilter.java:99) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter (OncePerRequestFilter.java:107) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.FormContentFilter.doFilterInternal (FormContentFilter.java:92) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter. doFilter (OncePerRequestFilter.java:107) орг.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.HiddenHttpMethodFilter.doFilterInternal (HiddenHttpMethodFilter.java:93) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter (OncePerRequestFilter.java:107) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.boot.actuate.metrics.web.servlet.WebMvcMetricsFilter.filterAndRecordMetrics (WebMvcMetricsFilter.java:154) org.springframework.boot.actuate.metrics.web.servlet.WebMvcMetricsFilter.filterAndRecordMetrics (WebMvcMetricsFilter.java:122) org.springframework.boot.actuate.metrics.web.servlet.WebMvcMetricsFilter.doFilterInternal (WebMvcMetricsFilter.java:107) org. springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter (OncePerRequestFilter.java:107) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.springframework.web.filter.CharacterEncodingFilter.doFilterInternal (CharacterEncodingFilter.java:200) org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter (OncePerRequestFilter.java:107) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter (ApplicationFilterChain.java:189) org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter (ApplicationFilterChain.java:162) org.apache.catalina.core.StandardWrapperValve.invoke (StandardWrapperValve.java: 202) org.apache.catalina.core.StandardContextValve.invoke (StandardContextValve.java:97) org.apache.catalina.authenticator.AuthenticatorBase.invoke (AuthenticatorBase.java:542) org.apache.catalina.core.StandardHostValve.invoke (StandardHostValve. java:143) org.apache.catalina.valves.ErrorReportValve.invoke (ErrorReportValve.java:92) org.apache.catalina.valves.AbstractAccessLogValve.invoke (AbstractAccessLogValve.java: 687) org.apache.catalina.core.StandardEngineValve.invoke (StandardEngineValve.java:78) org.apache.catalina.connector.CoyoteAdapter.service (CoyoteAdapter.java:357) org.apache.coyote.http11.Http11Processor.service (Http11Processor.java:374) org.apache.coyote.AbstractProcessorLight.process (AbstractProcessorLight.java:65) org.apache.coyote.AbstractProtocol $ ConnectionHandler.process (AbstractProtocol.java: 893) org.apache.tomcat.util.net.NioEndpoint $ SocketProcessor.doRun (NioEndpoint.java:1707) org.apache.tomcat.util.net.SocketProcessorBase.run (SocketProcessorBase.java:49) java.base / java.util.concurrent.ThreadPoolExecutor.runWorker (ThreadPoolExecutor.java:1128) java.base / java.util.concurrent.ThreadPoolExecutor $ Worker.run (ThreadPoolExecutor.java:628) org.apache.tomcat.util.threads.TaskThread $ WrappingRunnable. запустить (TaskThread.java:61) java.base / java.lang.Thread.run (Thread.java:834)

Карл XII | король Швеции

Карл XII , (родился 17 июня 1682 г., Стокгольм — умер 30 ноября 1718 г., Фредриксхальд, Норвегия), король Швеции (1697–1718 гг.), Абсолютный монарх, который защищал свою страну 18 лет во время Великой Отечественной войны. Северная война и способствовали значительным внутренним реформам. Он совершил катастрофическое вторжение в Россию (1707–09), в результате которого шведские армии потеряли статус великой державы.Однако он был также правителем эпохи раннего Просвещения, проводя важные внутренние реформы.

Ранние годы

Принц Чарльз был вторым ребенком и старшим (и единственным выжившим) сыном Карла XI из Швеции и Ульрики Элеоноры из Дании. Его раннее детство было счастливым и безопасным, но тесный семейный круг был разорван смертью его матери в 1693 году. Главным утешением Карла XI было близкое общение с его наследником, и с этого времени принц Чарльз сопровождал своего отца в инспекционных и других поездках. всевозможные официальные мероприятия.После смерти своего отца в апреле 1697 года Карлу XII пришлось взять на себя бремя абсолютного королевства — он был первым и единственным шведским королем, рожденным в духе абсолютизма, — когда ему едва исполнилось 15 лет. Карл XI назначил регентство, но регенты очень хотели получить согласие нового короля на все решения, и риксдаг, созванный в ноябре 1697 года, объявил его совершеннолетним.

Британская викторина

История: факт или вымысел?

Погрузитесь в историю, поскольку эта викторина разбирает прошлое.Узнайте, кто на самом деле изобрел подвижный шрифт, кого Уинстон Черчилль назвал «мамой» и когда раздался первый звуковой удар.

Карл XII был тщательно подготовлен к выполнению своей задачи превосходными наставниками и правителями. Однако он обладал исключительно сильной волей и неоднократно доказывал свое упорное следование тем стандартам, которые он принимал из религиозных и нравственных учений своей семьи и своих правителей. В подростковом возрасте личная программа по укреплению телосложения — в частности, его бесстрашное мастерство верховой езды и склонность к риску — беспокоила старых и уравновешенных придворных.Он был открыт и откровенен; но после того, как он унаследовал корону, он стал вести себя уклончиво на публике, хотя в частной жизни он находился под сильным влиянием инструкций, которые его отец оставил своему политическому руководству, и советов его советников.

После того, как по инициативе Дании начались переговоры о браке Карла с датским двоюродным братом, дочерью Кристиана V, советники Карла сдерживались, пока не стал известен исход переговоров Дании с другими державами. Эти переговоры фактически привели к созданию коалиции между Данией, Саксонией и Россией, которая, напав на Швецию весной 1700 года, начала Великую Северную войну. Быстрый успех, на который надеялись три союзные державы, не материализовался, и слухи о восстании шведской знати против абсолютистской монархии в случае войны оказались ложными.

Военное руководство, 1700–09

Ранние кампании — высадка на Зеландию (август 1700 г.), которая вынудила Данию выйти из войны; Нарвская битва (ноябрь 1700 г.), изгнавшая русских из шведских забалтийских провинций; и переход через реку Западная Двина (1701 г.), разбросавший войска Августа II (курфюрста Саксонии и короля Польши), — все это было запланировано и направлено офицерами, которых Карл унаследовал от своего отца; но король, развивая свои военные навыки, оказал ценную помощь в укреплении морального духа своей храбростью, своим религиозно окрашенным оптимизмом и своей верой в дело Швеции как жертвы согласованного нападения.

Ответственность Чарльза за планирование и проведение вооруженных операций постоянно возрастала, так что с 1702 года он стал начальником большинства своих офицеров. Также с 1702 года он начал принимать более активное участие в принятии политических решений, его старшие советники умерли или вышли на пенсию из-за плохого здоровья. Самым значительным из этих личных решений было решение сражаться с Августом II в Польше и превратить Польшу из разделенной страны, где у Августа были как партизаны, так и противники, в союзника и базу для последней кампании против России.Это преобразование должно было быть достигнуто путем свержения Августа с престола и замены его королем польского происхождения, готовым сотрудничать со шведами. К тому времени, когда эта программа увенчалась успехом и Станислав Лещинский был избран королем Польши — Август был вынужден принять соглашение из-за шведского вторжения в Саксонию в сентябре 1706 года — Карл XII созрел и как генерал, и как государственный деятель.

Чарльз не забывал о роли Швеции в Центральной и Западной Европе; его поддержка силезских протестантов против католического императора Габсбургов была твердо основана на шведской гарантии Вестфальского мира, и он продолжал политику «балансирующей роли» между великими западными коалициями, к которой с 1660 года относились шведские правители и государственные деятели. стремился достичь престижа и территории с помощью вооруженного посредничества при подходящих обстоятельствах.Однако его первой необходимостью в 1706 году было закрепить позицию Швеции по отношению к России, которая, при Петре I Великом, с 1703 года успешно использовала кампании Карла XII в Польше, чтобы обучить свою армию и предпринять частичное завоевание страны. Шведские восточно-балтийские провинции. Войска Карла покинули Саксонию, чтобы вторгнуться в Россию поздней осенью 1707 года. Они выиграли битву при Головчине в июле 1708 года, но русская тактика выжженной земли вынудила Карла отказаться от пути в Москву и вместо этого повернуть на Украину.После этого русские успешно вмешались в коммуникации шведов, и к лету 1709 года у Карла XII не было выбора между принятием сражения с русскими или повторным отступлением в Польшу. Несмотря на ранение в ногу и неспособность лично возглавить армию, Карл предпочел сражение и 8 июля (27 июня по старому стилю; 28 июня по шведскому стилю) атаковал русский укрепленный лагерь под Полтавой. Атака не удалась, и через три дня основная часть шведской армии сдалась русским в Переволочне.К тому времени Карл уже был на пути к контролируемой турками территории, где надеялся найти союзников.

Полтавская битва — Блог Bellew

Вчера вечером нас около двадцати сели на поезд до Полтавы. Я не слышал о таком месте, которое раскрывает мое невежество. Я тоже не слышал об опере Чайковского « Мазепа »; есть связь.

В среду вечером в оперном театре Киева Шла Мадам Баттерфляй , и несколько наблюдателей пошли. Mazeppa — это отдельная история.

«Мазепа — это кровожадный рассказ о безумной любви, похищениях, политических преследованиях, казнях и мстительных убийствах. Действие происходит в Украине в начале 18 века. Главные герои — исторические личности Иван Степанович Мазепа (ок. 1640–1709), гетман украинского казачества, и Василий Леонтьевич Кочубей (ок. 1640–1708), очень зажиточный украинский дворянин и государственный деятель ». (Википедия)

В начале III действия есть оркестровая интерлюдия, описывающая Полтавскую битву (1709), в которой Петр Великий победил Карла XII Швеции.Карла значительно меньше численности, но он заручился поддержкой казаков во главе с Мазепой. Эта решающая битва знаменует конец экспансионистских амбиций Швеции, а также обрекает Украину на подчинение России почти на 300 лет.

Где Чайковский придумал эту оперу, которую непременно стоит поставить в Уэксфорде? Все пути ведут к Пушкину, а именно к его повествовательной поэме Полтава . Поскольку это повествовательное стихотворение, его слишком много для цитирования здесь, поэтому, как часто говорят лекторы и армейские офицеры, делайте это в удобное для вас время.

Полезный совет читателям, планирующим поездку в Полтаву; остановиться в Палаццо Полтава. Поскольку карты выпадают, я должен неохотно упаковать чемодан сегодня утром и отправиться в свою Зону наблюдения. Я вернусь в Палаццо в понедельник на одну ночь . .

анализ стихотворения

Его второе по величине стихотворение было написано в рекордно короткие сроки Пушкин. «Полтава» была задумана весной 1828 года, но работы над ней как-то не пошли, и Александр Сергеевич отложил эту работу до осени.Именно тогда к писателю пришло вдохновение, и он написал стихотворение за несколько дней. Пушкин писал дни напролет, отвлекаясь только на утоление голода, стихи ему снились даже по ночам. Поэт в спешке записывал все, что приходило ему в голову, иногда даже прозу, а потом поправлял.

Отношение критиков к поэме «Полтава»

Своим новаторским творчеством в свое время отличился сам Пушкин. «Полтаву» не поняли ни современники, ни будущие поколения критиков. Есть много разных мнений о том, что поэт хотел показать в своем стихотворении. При поверхностном взгляде на произведение можно понять, что Александр Сергеевич из Петры сделал героя, а из Мазепы — злодея и предателя, то есть все именно так, как было принято во времена Пушкина.

Многие исследователи творчества поэта не могут согласиться с такой трактовкой, зная отношение Александра Сергеевича к Петру, трудно представить, чтобы он мог похвалить его по собственному желанию.В девятнадцатом веке нельзя было свободно раскрывать свои мысли, поэтому поэт должен был возвысить Петра и заклеймить Мазепу до неизвестного рассказчика, а почерк автора прослеживается в «Записках», из которых становится ясно, на чьей стороне Пушкин. . Поэма «Полтава» и сегодня вызывает много споров среди писателей.

Основные темы затронуты в стихотворении

Александр добился успеха в Полтаварии на три темы. Первая тема касается судьбы России и всего русского народа, отношений с другими европейскими государствами. Пушкин еще не забыл о памятной битве с Наполеоном, поэтому с патриотизмом и гордостью за Родину воссоздал борьбу Петра и Карла XII. Хоть враг был могучим, а победа была тяжелой, но все же русский народ смог устоять, проявить внутреннюю силу и справиться с нашествием, защитить свою территорию.

Многонациональность государства также показана в произведении Пушкин. «Полтава» характеризует писателя как государственного мыслителя, размышляющего о сплочении разных народов в рамках одной страны.В качестве примера Александр Сергеевич приводит Украину, которую Мазепа хочет оторвать от России с помощью вражеских войск. Тема частного человека, попавшего в колесо истории, также осветила Пушкина. «Полтава» показала не только борьбу за территорию на уровне правителей, но и судьбы простых людей, ставших участниками страшных событий.

Историческое описание сражений

Александр Сергеевич придавал большое значение достоверности описания исторических событий.Стихотворение сопровождается примечаниями, а также списком исторических документов, свидетельствующих о правдивости событий, которые Пушкин описал в своем произведении. «Полтава» (отрывок «Полтавская битва» — самый яркий, запоминающийся и патриотичный) написана в приподнятом настроении, некоторыми чертами стихотворение напоминает стилистику украинских дум, народных песен или исторических легенд.

Что означает полтава — Определение полтавы

Примеры использования слова «poltava».

Васильевич Гоголь родился 1 апреля 1809 года в селе Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской области на Украине, также известной как Малороссия.

Никита, который каждые две недели ходил на рынок Полтава и отпускал такие шутки, что хорошие люди держались от смеха.

Он умер в декабре 1921 г. в г. Полтава , которая в течение последних нескольких лет его жизни неоднократно бралась и отбивалась различными сторонами гражданской войны.

Как только нас установили, мы с другим бронепоездом отправились в Харол, в 100 км к западу от , Полтава , где потренировались в стрельбе, чтобы познакомиться с нашими новыми орудиями.

Харьков отбит, застрял в грязи за пределами Полтавы , в ста пятидесяти километрах.

Имя славного гетмана, едва не уничтожившего Петра Великого в битве при Полтаве г. , блестело золотыми буквами на небесно-голубом шелковом штандарте.

С тех пор, как это было подписано, я видел, что русские даже пытаются отобрать ваши аэродромы, которые находятся на , Полтава, и в других местах за их линией.

За степями, которые охватывают все южное побережье России, от Азофского моря до Дуная, далеко вглубь материка простирается плодородная область, охватывающая все или часть Правительств Подолии, Полтава , Харкоф, Киев, Вороней , Донское казачество пр.

Таким образом,

Одесса была превращена в торговую область к западу от последней названной реки, потеряв область Полтавскую , Харьковскую, Курскую, Орловскую, Екатеринославскую и т. Д.

Отец управлял имением богатого помещика в г. Полтава и жил отдельно от семьи.

Шведский король чествовал в Украине 300 лет спустя после знаменательной битвы

Шведский скульптор Бернхард Инглунд на прошлой неделе посетил Полтаву на Украине, чтобы доставить бюст бывшего шведского короля в музей в украинском городе. Карл XII повел шведскую армию в битву, в которой ее превосходил численностью и переигрывал российский Петр Великий.

Для многих украинцев, ориентированных на Запад, шведский король рассматривается как положительная сила в борьбе с российским экспансионизмом в лице Петра I, сообщает шведская ежедневная газета Dagens Nyheter.

Но когда Украина в субботу отмечает 300-летнюю годовщину ключевой битвы на ее земле между имперской Россией и Швецией, именно роль казачьего командира дает новый источник раздражения между Россией и Украиной.

Полтавская битва, произошедшая 27 июня 1709 года в центральной Украине, рассматривается как решающая победа России в ее двухдесятилетней борьбе с Карлом XII.

Это было записано в учебниках советской эпохи, когда Россия — при Петре Великом — сменила Швецию в качестве доминирующей державы в Восточной Европе.

Но в условиях столкновения великих держав роль одного из украинских командиров, Ивана Мазепы, подпитывает споры о приверженности Киева в перетягивании каната между прозападными и пророссийскими политиками страны.

Лидер украинских казаков — националист-реформатор, фигурирующий на 10-гривневых банкнотах страны — лоялисты из Москвы вспоминают как предателя, но как героя украинские националисты, ориентированные на запад.

Мазепа, формально находясь в союзе с Петром Великим, перешел на другую сторону и сражался бок о бок со шведскими войсками, якобы возмущенный вторжением России в автономию Украины и неспособностью царя защитить ее от нападений Польши.

Президент Украины Виктор Ющенко назвал в этом году «затяжную истерию» российские обвинения в «так называемом предательстве» Мазепы и учредил новую национальную награду во имя этого скандального героя.

«Иван Мазепа не предатель, потому что он не предал украинский народ», — сказал Ющенко.

«У него была только одна цель: сохранить независимость украинского государства».

Но пророссийские оппоненты президента нанесли ответный удар.

«Ющенко прославляет такие фигуры, чтобы сделать из России врага, и мы этого не допустим», — сказал Валерий Коновалюк, депутат от Партии регионов Украины.

«С помощью интриг и предательств Мазепа добился своей личной независимости, а не украинского народа».

Между тем Украинская народная партия пожаловалась на то, что мэр Полтавы запретил ей марш памяти украинских казаков, погибших в битве, одновременно одобрив крестный ход во имя победы России.

Мазепа был поношен Россией после битвы 1709 года. Петр Великий приказал предать его анафеме православной церковью, а в произведениях русского поэта Александра Пушкина и композитора Петра Чайковского он был изображен как предатель.

В мае Россия раскритиковала подготовку Украины к празднованию 300-летия, в том числе планы по установке памятника Мазепе.

Это попытки «искусственной, надуманной конфронтации с Россией», — говорится в заявлении МИД.

«Мы хотели бы напомнить руководству Украины, что игры с историей, особенно со скрытыми националистическими мотивами, никогда не приводили ни к чему хорошему», — добавили в нем.

Москва все чаще выражает гнев по поводу попыток Украины и других постсоветских государств реабилитировать националистических героев, отстраненных советскими историками.

Пожалуй, самые ожесточенные столкновения происходят из-за памяти о Второй мировой войне. Россия считает свою роль в победе над нацистской Германией неоспоримой, но многие постсоветские государства рассматривают наступление советского фронта на свои территории не как освобождение, а как оккупацию.

В прошлом месяце президент России Дмитрий Медведев приказал создать комиссию для защиты России от исторических «фальсификаций», что подчеркнуло споры по поводу истории, возникшие после распада Советского Союза в 1991 году.

Положение Мазепы среди украинцев, между тем, отражает культурный и языковой раскол, существующий между русскоязычной восточной частью страны и западной Украиной.

Около 30 процентов населения считают Мазепу «человеком, который боролся за независимость Украины», в то время как 28 процентов считают его «перебежчиком, вступившим в ряды врага», согласно апрельскому опросу, проведенному независимым украинским социологическим агентством «Исследования и исследования». Группа брендинга.

ДРАМА ПОЛТАВСКОЙ БИТВЫ — НОВОСТИ

ДРАМА ПОЛТАВСКОЙ БИТВЫ
Можно ли соединить правду Мазепы и «правду» Петра I?

Семен Цвилиюк, профессор
Кафедра истории государства Украины Одесского юридического института.
Еженедельный дайджест The Day # 25, Киев, Украина, вторник, 11 сентября 2007 г.

До 300-летия Полтавской битвы (27 июня 1709 г. по старому стилю)
еще далеко. Тем не менее подготовка уже ведется в России
, где уже публикуются
традиционно ориентированные исторические статьи, основанные на принципах великодержавной империалистической идеологии.Было бы неплохо,
, взглянуть на события, связанные с этой исторической битвой
, под другим углом.

Затяжной конфликт за контроль над Балтийским побережьем между Россией и
Швецией в конце 17 века и в начале 18 века, известный как Великая Северная война
, стал одним из самых драматических периодов в истории Украины
.

Экспедиционный корпус под командованием молодого шведского короля и
выдающегося военачальника Карла XII одержал ряд впечатляющих побед
, разгромив армию Петра I под Нарвой (1700 г.) и войска
польского короля Августа II Сильного ( 1702 г.), завоевание Саксонии (1706 г. ) и
г. вторжение в Россию в 1708 г.

Гетман Иван Мазепа решил воспользоваться ситуацией и освободить
Украину от московского ига. Однако на этот раз судьба повернулась спиной к
талантливому шведскому полководцу и украинскому гетману.

Из-за ряда трагических ошибок и просчетов шведская армия
потерпела поражение в Полтавской битве, а Карл XII и его союзник гетман
Мазепа были вынуждены бежать в Османскую империю.

Петр I воспользовался этим поворотным моментом в войне, которая была в пользу России
, и «изменой» Мазепы, чтобы установить свое правление на всей территории Украины,
установив суровый режим оккупационного террора и насилия против
украинского народа. .Уникальная казацко-гетманская республика была преобразована в
г. в Малороссию, которая впоследствии стала юго-восточной провинцией Российской империи
г.
ЧТО ОРУЖИЕ ПОБЕЖИЛО НА ПОЛТАВЕ?
Да здравствует русское оружие!
Петр I


Как ни странно,
меня этот вопрос увлекал уже давно — еще со студенческой скамьи. Не помню, был ли я в
году на втором или третьем курсе исторического факультета
государственного университета им. Мечникова в Одессе.Пришлось писать курсовую по Полтавской битве.

Это была обычная академическая тема, ничего особенного в ней, так что
я не ожидал каких-либо проблем. Как исторические, так и литературные источники рисуют
ясную картину: русские войска одержали блестящую победу, шведская армия Карла
XII потерпела поражение, и в то же время битва
годов ознаменовала бесславный конец украинского гетмана Ивана Мазепы.

Помню, что куратор моего проекта посоветовал мне
сконцентрироваться именно на Мазепе.Во-первых, я должен был продемонстрировать, что Мазепа получил
гетмана незаконно, потому что тогда было установлено, что
русский князь Голицын получил от него крупную взятку. (Этот факт
так или иначе упоминался почти во всех литературных источниках по Мазепе и Полтаве
.)

Во-вторых, я должен был показать, как этот «коварный» гетман повел Петра I,
нося более чем 20 лет, и только накануне Полтавской битвы
г. он показал свое истинное лицо.В-третьих, я должен был подчеркнуть
, что Мазепа был заклятым врагом украинского народа, потому что он
хотел отделить его от братского русского народа.

Я придерживался этих правил, изучил соответствующие источники и тщательно использовал все клише. Естественно, процитировать длинную повествовательную поэму Пушкина
«Полтава» было необходимо. (Все ученики знали это стихотворение
на сердце, особенно части, касающиеся Петра I и Мазепы.) Все
помнили, что Петр I был «великолепен, грозен, как божественная гроза
», и что Мазепа был непревзойденным мерзавцем и злодеем. .

Осталась лишь формальность защиты курсовой работы.

В ходе этой стандартной процедуры возникли непредвиденные проблемы. Декан
нашего факультета, покойный Кирилл Михал (мы его прозвали западником, потому что он
недавно приехал в Одессу с западной Украины, из Львова, если я правильно помню
; свои лекции он читал только на украинском, что было почти знак
оппозиции режиму, существовавшему в послевоенные годы при Сталине
), который сидел в классе и молча слушал, как студенты
защищают свои курсовые работы, внезапно проявил интерес к моей скромной презентации
и засыпал меня вопросами.

На большинство из них я не ответил. Теперь я знаю, что эти вопросы были

и адресованы не мне лично.

Другие присутствовавшие лекторы пытались прийти мне на помощь, отстаивая официальную точку зрения
по этому вопросу. После этого состоялась дискуссия с
значимыми намёками, ссылками на малоизвестных авторов и
литературных источника. Среди прочего мы слышали о необычной книге «История
Русов», а также о работах
запрещенных историков.

Студенты обменивались недоуменными взглядами; мы не поняли, о чем они говорили. Для нас все было очевидно: русская армия одержала
победы под Полтавой. Этот факт упоминался в каждом учебнике советской истории
, и Пушкин особо подчеркивал это в своем стихотворении:

Могучий Карл в ярости,
Видит не разгоняющиеся толпы
Из убогих беглецов Нарвы,
Но сияющие полки,
Все там. тонкий и совершенно правильный,
Со смертоносными штыками
Держится сплошной линией высоко. ..

Но эти «аргументы» явно не удовлетворили нашего декана. И только позже,
, я понял, почему, после знакомства с историческими источниками
, которые предлагали убедительно иной взгляд на драму Полтавы 1709 года. В исторической литературе о Полтавской битве
я заметил почти полное отсутствие сведений о ее героях,
офицерах, командующих всеми этими «сияющими полками» и «рядами из
непоколебимых штыков».«Имена русских генералов, командовавших своими
войсками во время битвы, не упоминаются.

Но что касается Бородинского сражения, то история зафиксировала не только
его главных фигур — Кутузова, Барклая де Толли и Багратиона — но и имена
почти всех генералов, полковников и многих других офицеров нижнего ранга
, которые защищали флеши Багратиона и редуты Шевардина, которые
эффективно контратаковали врага и проявили некоторую степень храбрости
под огнем противника.

Нам известны имена всех, кто «прославил русское оружие у села
Бородино» (Михаил Кутузов). Среди них командиры армий,

корпусов и

дивизий: генералы З. Олсуфьев, М. Тучков, П. Строганов, А.
Бахметьев, Н. Лавров, И. Дорохов, М. Раевский, М. Платов, И. Паскевич, И.
Васильчиков, Д. Неверовский, М. Воронцов, А. Кутайсов, И. Панчулидзе, Г.
Эмануэль, И. Марков, М. Лебедев, А. Горчаков, П. Коновницын; полковники
Д.Давыдов, А. Чернышов и др. Список известных героев Бородино
можно продолжить.

Можно найти примеры других сражений. В исторических источниках записаны имена
тех, кто командовал полками, которые сражались в Грюнвальдской битве
(1410 г.) под знаменами, украшенными золотым львом на темном
и светло-синем фоне, разгромивших тевтонских рыцарей, или в Куликовская битва
г. (1380 г.), в которой Мамай потерпел поражение.

Опять же, практически нет сведений о тех, кто
победил в битве против «могучего Карла» в июле 1709 года на
берегу реки Ворскла под Полтавой.Почему авторы многочисленных произведений
о Петре I и его возрасте загадочным образом умалчивают о героях его
«великой битвы»?

Даже такое специализированное и фундаментальное издание, как многотомная Советская историческая энциклопедия
, в довольно обширной статье о Полтавской битве
года неопределенно упоминает только два-три имени, кроме Петра
I и его ближайшего соратника и друга, бывшего уличный торговец булочками
с начинкой из гороха — будущий генералиссимус Александр Меньшиков.

Не многочисленны и образы Пушкина в его стихотворении о Полтаве: кроме «благородного Шереметева» он упоминает только Брюса, Бура и Репнина —
«птенцов из петровского гнезда … / Его друзей и сыновей».

Некоторый свет на загадку той «большой битвы» проливают документальные и
литературные источники, такие как «История Малороссии» Д. Бантыш-Каменского, «История Малороссии» М.
Маркевича и «История Русова», написанная А.
Казачий офицер и летописец Григорий Грабянка.

Фактически, украинские полки, которые остались верными русскому царю и
находились под командованием закаленного в боях полководца Семена Палия,
сыграли решающую роль в Полтавской битве и в разгроме
армии Карла XII.

Полковники Павел Полуботок, Иван Скоропадский, Даниил Апостол и другие
отважных казачьих вождя были теми, кого Журнал Петра Великого
назвал «непобедимыми шведскими господами», которые вскоре показали «свою спину»
, когда вся армия врага была полностью захвачены нашими войсками. «

» Это сражение, как сообщает «История русского народа», было начато шведами
на рассвете, когда их конница атаковала регулярную русскую конницу и
заставила ее отступить за свои окопы.

Однако казачий командир Палей [sic] со своими казаками атаковал
шведских флангов и линию фронта, пробился через бреши, таким образом сформировав
, и победил их копьями и ружьями; противник запаниковал и
бросился к полевым укреплениям, потеряв генерала Шлиппенбаха, попавшего в плен.

Казаки преследовали шведов до их укреплений, уступая дорогу
сильной колонне русской пехоты под командованием генерала Меньщикова
[так в оригинале].

Шведы, не имея артиллерии и понесшие тяжелые потери от рук русских, оставили огромные бреши в своей линии фронта, и Палей,
заметив это, прорвался через эти бреши со своими казаками и вызвал массу беспорядков. в рядах врага. Подавленные казаками, шведы пошли по пятам.«

Таким образом, казачьи полки Семена Палия, Ивана Скоропадского и других
героев той битвы заставили шведов« показать свою спину ». Если бы они
отсутствовали на поле боя, то это были бы Петр и Меньшиков.
, чем Карл и Мазепа, которым пришлось бы бежать из Полтавы.

Но воины 20-тысячного украинского казачьего корпуса никогда не были
известны своим боевым подвигом. и хвалите их как героев.

Напротив, Полтавская битва обернулась для
Украины настоящей трагедией. Разгневанный Мазепой, царь решил отомстить всему украинскому народу.

Не только тысячи сподвижников Мазепы были расстреляны, повешены и заколоты,
но и вся казачья община подверглась царскому гневу. Запорожская Сечь
была разграблена и разграблена.

Физически уничтожив лучшие силы Украины и разрушив материальное
благосостояние украинской нации, русский царь истощил ее
силы, так что она никогда больше не сможет противостоять России.

История Русов продолжает: «Славная и решительная победа над шведами
обычно отмечалась благодарственными богослужениями и пирами, на которые были приглашены все
захваченных шведских генерала и министра. Им было возвращено
своих мечей и встречено царем. … После этого было произведено
повышения по службе генералов и офицеров, и мужчинам дали дополнительную оплату.
малороссов и их войска были единственными … кому было отказано в
наградах и благодарностях.

Петр I использовал измену Мазепы как нельзя лучше, чтобы «взять в руки
Украину» (его собственные слова). Вместо благодарности украинцы подверглись беспрецедентной степени притеснения
. Петр Полуботок, исполняющий обязанности гетмана
Украина (полковник Черниговского полка, он был среди сторонников русского царя
и один из четырех казачьих полковников, воевавших на стороне России
в Полтавской битве), написал гневное письмо, которое читалось на part:

«Вместо благодарности все, что мы получили, — это неуважение и плохое обращение;
мы оказались в абсолютном рабстве, мы платим возмутительную и невыносимую дань
, мы должны строить стены и рыть каналы, осушать
непроходимых болота , покрывая их гноящимися трупами наших
человек, тысячи жертв усталости, голода и нездорового воздуха; все эти
несчастья и это жестокое обращение при нынешнем порядке умножились; нами правят
московских чиновников, они не знают наши права и обычаи
, и они практически неграмотны; все, что они знают, это то, что
они могут обращаться с нами, как им заблагорассудится.
ВРАГ РОССИИ И ПЕТР
Проф. Александр Оглоблин, известный мазеповед, убедительно доказывает, что
хотя «враг России и Петра» — это то, как Пушкин называет Мазепу в своем стихотворении

«Полтава», повторяя это.
Мазепа не был ни русофилом, ни русофобом.

Он считал, что Украина может сосуществовать с Россией на условиях и условиях
Переяславского мирного договора Богдана Хмельницкого, так как
была реальная ситуация, в которой он находился. унаследовал от предшественников.В этих условиях
Мазепа сделал все возможное, чтобы помочь развитию своей страны, ее культуры и украинского национального духа.

Что заставило Мазепу оставить одного правителя и перейти под эгиду другого? Почему в
году фаворит Петра, который был самым преданным слугой царя более
20 лет, вдруг стал «предателем» и его «непримиримым врагом»?

Конечно, решение Мазепы было принято не спонтанно.
Беспристрастные украинские историки ищут ответы на этот и другие
вопросы, прежде всего, анализируя Realpolitik Московского государства,
который последовательно был направлен на полное уничтожение
национального суверенитета и исключительной государственности Украины и ее постепенное присоединение
к России.

Установлен факт, что этот процесс начался сразу после 1654 г.,
г., когда Хмельницкий поставил украинскую казачью общину в иго

«православного царя».

К концу 17 века московское правительство начало
сокращать круг вопросов, находящихся в ведении гетманских властей,
— в первую очередь, право устанавливать и поддерживать отношения с
иностранными правительствами.

Также, контроль москвичей над внутриполитическими усилиями
украинских властей, налоговой политикой Украины и т. Д., был улучшен. Ряд
полномочий, первоначально находившихся в ведении гетмана и его правительства, были переданы особым московским ведомствам.

Утрата автономии гетманского государства стала особенно заметной в
начале 18 века, при Петре I. Для него и его преемников Украина
и ее народ не были автономным государством или нацией, а были лишь строительным материалом для подъема
строительство Российской империи еще выше.

Чем больше Петр I грубо вмешивался во внутренние дела Украины, тем больше было экономическое бремя на ее население, которое должно было содержать
российских гарнизона, платить большие налоги в бюджет России и так далее.

Оплата содержания многочисленных русских гарнизонов, расквартированных в гетманском государстве
, была особенно обременительной для украинского народа. Было
раза, когда численность российских войск, дислоцированных на Украине, достигала

100 000 офицеров и солдат.

В результате пострадало население, особенно в сельской местности, где
крестьянина были вынуждены поставлять конные телеги, дрова, корм для лошадей, а
крестьянина выполняли другие обязанности.

Для содержания российских войск на Украине командование реквизировало
сотни тысяч голов крупного и другого скота, а также
голов хлеба и других продуктов.Сельское хозяйство Украины сократилось на
результата. Именно тогда украинские сельчане произнесли эти горькие юмористические строки:

Москвичи, соколы,
Вы всех наших быков съели;
Если потом будешь здорова,
Ты съешь последних коров, которые у нас есть.

Украинские казачьи войска использовались в качестве пушечного мяса во многих войнах

Россия вела на юге и в Прибалтике, где они участвовали в
самых кровопролитных битвах.

Однако наибольшее унижение произошло, когда Петр I приказал казачьим полкам построить новую столицу России, Санкт-Петербург.Десятки
тысячи украинцев погибли во время строительства, их
скелета остались на всех болотах Балтики.

Нет точных данных о количестве украинских казаков,
крестьян и ремесленников, погибших при строительстве
укреплений и каналов, а также при осушении болот.

Однако смертность и травматизм можно оценить по статистике
: 13000 казаков погибло при строительстве Ладожского канала
в 1721-1725 гг.Полковник Черняк представил в российский Сенат
отчет о ходе работ в 1722 году. В нем, в частности, говорится:

«На участке Ладожского канала
находится большое количество больных и трупов, особенно на участках раскопок; высокое лихорадка и опухшие ноги
— самые распространенные болезни, и люди умирают от этого.Леонтьев, бригадир, бьют их безжалостно,
работают — хотя работают не только днем ​​и ночью, но и по воскресеньям и
праздничным дням. Поэтому я опасаюсь, что эти казаки будут уничтожены, как
в прошлом году, когда домой добралась лишь треть искалеченных … »

В своей книге Владимир Раевский (часть популярного советского сериала« ЖЗЛ »
посвящен истории жизни выдающихся личностей, опубликованные в Москве
в 1987 году), русский писатель Фока Бурлачук рассказывает о строительстве
«Северной Пальмиры», которая должна была открыть окно для России в
остальную Европу: «Десять тысяч Казаков согнали на стройку
только из Черниговской губернии.Никто из них не вернулся домой. Нашему народу пришлось
заплатить очень высокую цену за это «окно»!

Тарас Шевченко набрасывается на Петра I за жестокое обращение с украинскими казаками
, называя его закоренелым мучителем Украины. В стихотворении «Сон
» «патриотический гетман Полуботок проклинает неистового русского царя:

Господи милосердный, дух мой поник!
? Царь жадный и ненасытный!
? злой властитель, что ты,
? змей, которого вся земля должна сторониться,
Что тебе до моего? Казаки натворили?
Ибо ты все эти болота перенасыщен
костями благородными! Чтобы накормить свои пышности,
Ты воздвиг свою сияющую столицу
На измученных трупах их всех. ..

Эта тема затронута и в «Книгах Бытия украинского народа
», программе действий Кирилло-Мефодиевского братства. Параграф
90 гласит, что казаки оказались в «длительной неволе»
руками московского царя, который оставил «сотни тысяч трупов в
рвах и построил свою столицу на их костях».

Так и военачальники, псы Петра,
Разорвали ее на части и прогрызли окровавленные кости ….
Как их бедных братьев загнали на болота
Чтобы построить столицу …

Вот почему Мазепа решил сделать свою трагическую попытку избавить Украину от господства России
и восстановить ее национальную независимость.

В конце октября 1708 года он направил письмо полковнику Стародубского полка
Ивану Скоропадскому, в котором подробно изложил причины своего перехода на сторону шведского короля
Карла XII: «Московский властитель давно вынашивал
всевозможных намерений против нас.В последнее время они начали захватывать украинские города
и ставить их под свой контроль, изгоняя своих жителей, которые были разграблены и доведены до нищеты
, заменяя их своими войсками.

Мои друзья тайно предупреждали меня — и теперь я вижу это сам, — что
враг хочет взять в свои руки всех нас, гетмана, полковников и все военное командование
, и подчинить [нас] своим тираническое иго; они хотят, чтобы
навсегда стерло запорожское имя и превратило всех в драгунов и
солдат, а весь украинский народ заключил в вечную неволу.

Узнав об этом, я понял, что
московский властитель ступил на нашу землю не для того, чтобы защитить нас от шведов, а для того, чтобы уничтожить нас огнем,
грабежами и убийствами. Итак, с ведома и согласия офицеров,
мы решили подчиниться защите шведского короля в надежде
, что он защитит нас от тиранического ига московитов и восстановит наши
свободы … »

Полтавская драма 1709 года и карательные операции
русских войск принесли Украине новые страдания.Экономическое и политическое насилие
против украинского народа было усилено его духовным опустошением
после того, как Москва взяла курс на ассимиляцию украинцев
путем русификации.

В 1720 году Петр I издал распоряжение о запрете на издание
каких-либо книг в Украине, кроме церковных произведений. Но
религиозных изданий можно было напечатать только после объединения с русскими книгами.

В украинских офисах теперь царил русский бюрократический язык.

то же самое относилось и к образованию. Украинцы даже потеряли свое имя, будучи

превратившимися в

«малороссами».

Реализуя свою политику, направленную на ликвидацию украинской казачьей гетманской республики
, Петр I последовательно искоренял все остатки украинской государственности
, систематически ослабляя и физически уничтожая
ее население, разрушая его благосостояние и истощая его силы.

Автор «Истории Русов» имел все основания сравнивать русского царя
с азиатскими тиранами и упрекать его за жестокое обращение с Украиной:
«Закрепление целого народа и владение рабами и крепостными приличествует
азиатскому тирану, а не тирану. Христианский монарх… »
ВЗЛОМНЫЙ АНГЕЛ УКРАИНЫ
Здесь уместно прояснить отношения между Иваном Мазепой и шведским королем
. История Русова утверждает, что Карл XII гарантировал Украине статус
независимой казачьей республики от своего имени и от имени других
страны Европы.

В послании к украинскому народу он пишет: «Я знаю, что московский царь
, будучи закоренелым врагом всех народов и желая
завоевать их, снова поставил казачество под свое исключительное право
рабство, игнорирование, отрицание и аннулирование всех наших прав и свобод, изложенных в
во всех тех договорах и соглашениях, торжественно провозглашенных и подписанных…

«Поэтому я обещаю — и торжественно клянусь хранить это перед всем миром
— вернуть землю казаков, или землю русов, в ее первоначальное независимое состояние
и не зависящее от какой-либо другой страны. »

Автор «Истории Русов» красноречиво доказывает отношение русских и
шведских войск к украинцам. «Я слуга царя. Я
служу моему Господу и моему царю на благо всего христианского мира.
Цыплята, гуси и девушки наши по солдатскому праву и по нашим
офицерским приказам», русский — нагло заявляли солдаты. Напротив,
шведов ничего не требовали и ничего не отбирали у бюргеров силой

. Они покупали то, что им было нужно, и платили наличными ».

Прискорбно, что нашему народу не суждено было воспользоваться
благородными намерениями этого выдающегося европейского полководца, который также
потерпел поражение и попал в очень тяжелое положение.Историки
до сих пор пытаются выяснить причины той драматической ситуации в отношении
шведов, и особенно украинцев.

Одни обвиняют Карла XII в его просчетах и ​​плохих планах военной кампании
, другие обвиняют Мазепу.

Прусский король Фридрих Великий писал: «Карла XII обвиняют в том, что он дал
года обещаниям Мазепы. Однако казацкий гетман не предал его;

напротив, сам Мазепа был обманут неожиданным ходом событий
, то, чего он не мог ни предвидеть, ни избежать. «

Ученые называют ряд трагических обстоятельств и тактических просчетов
, которых можно было избежать, в результате чего трагедия под Полтавой
никогда бы не произошла.

Тогда шведская империя существовала бы на северо-востоке, а Россия
пришлось бы обойтись без этого «балтийского окна», так же как и
без Босфора и Дарданелл, хотя империя стремилась к этому
многие столетия. Характеризуя величественную фигуру гетмана Ивана Мазепы и его роль в
украинской истории, каждый беспристрастный украинец должен задуматься о том, есть ли
хоть малейшие основания считать предателем государственного деятеля, который
стремился избавить свой народ от социальной и национальной угнетение.

Мог ли лидер нации, для которой судьба его родины имела наибольшее значение
и которого иностранные дипломаты описывали как политика,
разделяющего «все черты своего народа», быть предателем этого самого народа?

Можем ли мы, украинцы, считать его деятельность предательской, учитывая, что
он действовал вдохновенно и самоотверженно в таких сферах, как защита интересов своего государства,
развитие национального образования, культуры и национального духа, и построение
национального духа. десятки церквей?

Александр Брукнер, русский историк второй половины XIX в. Димитрием Кантемиром из Молдовы и русским царем Петром Великим
против турецкого султана.«

Следовательно» политику гетмана Мазепы следует рассматривать как ein
Meisterstuck [шедевр], а его попытку избавить Украину от господства
тогдашней империи с низким культурным уровнем — как героический акт
. «

В истории многих народов лидеры, осмелившиеся совершить аналогичные подвиги
, увековечены как величайшие и наиболее уважаемые национальные герои. В их честь названы столицы
города и даже страны.

Такие почести были удостоены таких почестей. первый президент США Джордж
Вашингтон, который «предал» Великобританию, возглавив армию колонистов в
войне за национальную независимость; Симон Боливар, который возглавил борьбу
южноамериканских народов (Венесуэла, Колумбия, Перу) против испанцев. правило.

В это число входят герои наших соседей: поляк Фаддей
Костюшко (кстати, украинского происхождения), венгр Шандор
Петефи и многие другие выдающиеся деятели национально-освободительной борьбы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.