Содержание

1648 год — в Москве начался Соляной бунт — EADaily, 11 июня 2017 — История

11 июня 1648 года в Москве началось крупнейшее городское восстание XVII века. Это массовое стихийное выступление низших и средних слоёв посадского населения, городских ремесленников, стрельцов и дворовых вошло в историю как «Соляной бунт». Мятеж был спровоцирован налоговой политикой правительства царя Алексея Михайловича, которая вынуждала людей резко сокращать потребление основных продуктов, особенно соли.

Данное восстание стало реакцией низших и средних слоев населения на политику правительства бояр Бориса Морозова и Ивана Милославского, которые при юном царе Алексея Романове фактического руководили страной. Стремясь поправить сложное экономическое положение государства, боярское правительство в 1646 году обложило дополнительной пошлиной активно использующиеся в быту товары. В том числе налогом была обложена и соль, что вызвало её подорожание с пяти копеек до двух гривен с пуда. Это привело к резкому сокращению её потребления и росту недовольства населения, так как соль в те период была основным консервантом.

Датой начала восстания считается 11 июня 1648 года, когда москвичи направили делегацию к царю. Во время возвращения Алексея Михайловича с богомолья из Троице-Сергиева монастыря, большая толпа народа на Сретенке остановила лошадь царя и подала ему челобитную, направленную против влиятельных сановников. Одним из главных пунктов челобитной было требование созыва Земского Собора и утверждения на нём новых законодательных актов.

Боярин Морозов приказал стрельцам разогнать толпу. В ответ, как писал очевидец «народ схватился за камни и палки и стал бросать их в стрельцов, так что даже отчасти пострадали и получили раны лица, сопровождавшие супругу его величества». На следующий день горожане ворвались в Кремль и, не поддаваясь уговорам бояр, патриарха и царя, вновь пытались вручить челобитную, но бояре, разорвав челобитную в клочья, бросили её в толпу горожан.

После этого в Москве «учинилась большая смута», город оказался во власти разъярённых горожан. Толпа громила и убивала «изменников» бояр. Положение стало и вовсе критическим, когда 12 июня на сторону горожан перешла большая часть стрельцов. Народ ворвался в Кремль, требуя выдачи начальника Земского приказа Леонтия Плещеева, ведавшего управлением и полицейской службой Москвы, думного дьяка Назария Чистого — инициатора соляного налога, боярина Морозова и его шурина окольничего Петра Траханиотова.

Восставшие подожгли Белый город и Китай-город, разгромили дворы наиболее ненавистных бояр, окольничих, дьяков и купцов. 12 июня был убит Чистой. А 14 июня царю чтобы спасти собственную жизнь пришлось пожертвовать Плещеевым, который был выведен палачом на Красную площадь и растерзан толпой. Петр Траханиотов бежал из Москвы, однако был по дороге пойман, возвращен в столицу и по приказу царя казнен в угоду разъяренной толпе.

Боярину Морозову удалось выжить, однако царь отстранил от власти и отправил в ссылку в Кирилло-Белозерский монастырь. В 1648 году аналогичные восстания произошли также в Козлове, Курске, Сольвычегодске и других городах. Волнения охватили все царство Московское и продолжались до февраля 1649 года.

22 июня царь специальным указом отсрочил взимание недоимок и тем самым внёс некоторое успокоение в среду восставших. Видные бояре звали стрельцов себе на обеды с целью загладить бывшие конфликты. Выдав стрельцам двойное денежное и хлебное жалованье, правительство раскололо ряды своих противников и получило возможность провести широкие репрессии по отношению к вожакам и наиболее активным участникам восстания, многие из которых были казнены.

Осенью 1648 года Морозов вернулся в Москву и вновь присоединился к правительству, однако столь большой роли в управлении государством он уже не играл. Его казненный шурин Петр Траханиотов был позже, что называется реабилитирован — царское правительство признало, что он был казнен «без вины».

: История международных отношений: 1648–1945

Предлагаемое учебное пособие посвящено истории международных отношений в период между подписанием Вестфальского мира (1648) и окончанием Второй мировой войны (1945).  Учебных пособий по данному периоду очень мало: «Вестфальское трехсотлетие» рассматривается или как часть общей истории международных отношений до настоящего времени, или фрагментарно (например, история международных отношений в Новое время или в ХХ в.). В предлагаемом пособии предпринята попытка заполнить эту лакуну в фундаментальном курсе «История международных отношений» для студентов, обучающихся по образовательным программам «Международные отношения» (031900), «Политология» (030200), «Конфликтология» (034000).

Предисловие
Введение. Становление системы национальных государств в Европе

Раздел I ВЕСТФАЛЬСКИЙ ПОРЯДОК (1648-1815)
Глава 1. Первая попытка установления гегемонии Франции
Глава 2. Крах гегемонистской политики Швеции
Глава 3. Вторая попытка установления гегемонии Франции
Глава 4. Утверждение российской гегемонии в Восточной Европе
Глава 5. Разрушение британской гегемонии в Северной Америке
Глава 6. Третья попытка установления гегемонии Франции
Глава 7. Распад Вестфальского порядка

Раздел II ВЕНСКИЙ ПОРЯДОК (1815-1918)
Глава 8. Становление системы баланса сил
Глава 9. Система баланса сил в «Восточном вопросе»
Глава 10. Распад Священного союза

Глава 11. Согласованная ревизия Венского порядка
Глава 12. Разложение системы баланса сил
Глава 13. «Большая игра» на Среднем Востоке
Глава 14. Подключение Восточной Азии к Венскому порядку
Глава 15. Становление американского лидерства в Западном полушарии
Глава 16. Колониальный фактор в структуре Венского порядка
Глава 17. Переход Венского порядка в период империализма
Глава 18. Формирование коалиционного баланса в Европе
Глава 19. Балканские кризисы и самоисчерпание Венского порядка
Глава 20. Распад Венского порядка

Раздел III ВЕРСАЛЬСКО-ВАШИНГТОНСКИЙ ПОРЯДОК (1919-1945)
Глава 21. Создание Версальско-Вашингтонского порядка
Глава 22. Становление идеологической многополярности
Глава 23. Формирование политической карты Ближнего Востока

Глава 24. «Вторая Большая игра» в Азии
Глава 25. Попытка стабилизации Версальско-Вашингтонского порядка
Глава 26. Усложнение идеологической многополярности в период Великой депрессии
Глава 27. Попытки создания системы коллективной безопасности
Глава 28. Кризис Вашингтонского порядка в Восточной Азии
Глава 29. Кризис Версальского порядка в Европе
Глава 30. Версальский порядок на начальном этапе Второй мировой войны
Глава 31. Распад Версальско-Вашингтонского порядка
Глава 32. Становление и деятельность антигитлеровской коалиции
Глава 33. Формирование Ялтинско-Потсдамского порядка

Заключение
Хронологическая таблица

Приказ Минкультуры России от 21.

12.2012 N 1648 «Об утверждении предмета охраны объекта культурного наследия федерального значения «Дом Трубецкого Сергея Петровича» (г. Иркутск) и его регистрации в едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации»

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРИКАЗ

от 21 декабря 2012 г. N 1648

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРЕДМЕТА ОХРАНЫ ОБЪЕКТА КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ «ДОМ ТРУБЕЦКОГО СЕРГЕЯ ПЕТРОВИЧА»

(Г. ИРКУТСК) И ЕГО РЕГИСТРАЦИИ В ЕДИНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ

РЕЕСТРЕ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ (ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ

И КУЛЬТУРЫ) НАРОДОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В соответствии с Федеральным законом от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», пунктами 5.3.6 и 5.4.3 Положения о Министерстве культуры Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 июля 2011 г.

N 590, пунктом 7 Положения о едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, утвержденного Приказом Минкультуры России от 3 октября 2011 г. N 954, приказываю:

1. Утвердить предмет охраны объекта культурного наследия федерального значения «Дом Трубецкого Сергея Петровича» (далее — памятник), расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Дзержинского, д. 64, принятого на государственную охрану Постановлением Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 г. N 1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР», границы территории и правовые режимы земельных участков в границах территории которого утверждены распоряжением Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области от 9 апреля 2012 г. N 52а-спр «Об утверждении границ территории объекта культурного наследия», согласно приложению (не приводится).

2. Зарегистрировать памятник в едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации и присвоить ему регистрационный номер 411210004730006.

3. Департаменту управления имуществом и инвестиционной политики (Г.У. Пирумов) обеспечить внесение сведений о памятнике в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации и их опубликование.

4. Контроль за исполнением настоящего Приказа оставляю за собой.

Заместитель Министра

А.Е.БУСЫГИН


Открыть полный текст документа

История — Главная | О регионе | История

Древнейшая история Вологодской земли теряется в глубине веков.

История освоения края, по данным археологов, началась более 25 тыс. лет назад. В 1983 г. найдена стоянка близ с.Нюксеницы. Находки, обнаруженные на глубине 7 метров, позволяют ученым отнести ее к эпохе верхнего палеолита — древнего каменного века — и подтверждают возможность проникновения первых коллективов охотников на территорию края в периоды межледниковья.

Археологическое исследование погребений более позднего периода — мезолита (VII-V тыс. до н.э.), найденных на берегу озера Лаче, свидетельствует о принадлежности населения к древнеевропеоидной группе.

В это же время происходило освоение бассейнов рек Мологи и Сухоны. В первые века новой эры местным населением была весь, обитавшая в районе Белого озера, и “чудь заволочская”, проживавшая к востоку от Кубенского озера. Отдаленными потомками летописной веси являются современные вепсы. Ныне на территории области в Бабаевском и Вытегорском районах проживает около тысячи представителей этой народности.

В V-VII веках н. э. начинается освоение края славянским населением, что повлекло за собой ассимиляцию финно-угорских племен. Колонизация Русского Севера происходила как с запада (словенами), так и с юга (кривичскими племенами). Представители княжеской администрации шли по следам колонистов: собирали дань на вновь освоенных землях, устраивали погосты, начинали строительство городов. Так возникли Белоозеро, Великий Устюг, Вологда.

В эпоху раннего средневековья проходила христианская колонизация. Обнаруженные археологами кресты и образки, датируемые ХII-ХIII вв., свидетельствуют о принятии христианства местным населением. Основание монастырей на Европейском Севере означало дальнейшее распространение и утверждение православия. В XII—XV вв. в крае создается большая сеть православных обителей: Троице-Гледенский, Михайло-Архангельский в Великом Устюге; Корнилиево-Комельский, Арсениево-Комельский, Павло-Обнорский, Спасо-Прилуцкий — вокруг Вологды; Кириллов и Ферапонтов — в Белозерье; Дионисиев Глушицкий, Спасо-Каменный — в Кубеноозерье; Спасо-Суморин, Николо-Маркушевский — в Тотемских землях.

Первое упоминание о наиболее древнем городе Белоозере относится к 862 году. В 1238 году край выделился из Ростовского княжества в самостоятельное Белозерское княжество. В XIV столетии оно попадает под власть Москвы и становится уездом единого Русского государства.

Великий Устюг возник около середины XII века. Свое название он получил в связи с размещением близ устья реки Юг. Более раннее селище находилось на высоком холме, носившем название Гледен (позднее здесь основан Троице-Гледенский монастырь). Гледенское поселение в виде крепости продолжало существовать до 1438 года. Точная дата основания Устюга неизвестна, первое летописное упоминание относится к 1207 году.

Нахождение Устюга в составе Московского государства, выгодное экономическое и географическое положение способствовали расивету города. Неслучайно в XVI-XVII вв. в названии появляется приставка Великий.

Современный Устюг красив и величествен. На высоком берегу Сухоны расположились белокаменные храмы XVI—XVIII вв., сверкают в небе позолоченные кресты и купола многочисленных церквей. Официальной датой основания Вологды считается 1147 год.

В середине XV века Вологда послужила убежищем московскому низложенному князю Василию II Темному. Поддержка торгово-ремесленной Вологды и крупных северных монастырей помогла Василию II вновь укрепиться на великокняжеском престоле.

Вологодские земли имели немаловажное значение в политике Ивана IV. Ряд северных городов был включен в состав опричнины. Значительное место в планах Ивана Грозного занимала Вологда, являвшаяся своеобразными “воротами” на пути к Белому морю, в Зауралье, Западную Сибирь, Европу.

С именем царя Ивана Грозного связано строительство в Вологде “каменного города” — государева детинца, начатое в 1565 г. Предполагалось, что Вологодский кремль станет новой резиденцией царя, стремящегося оставить смутную Москву и обезопасить себя от возможного заговора бояр.

На рубеже ХVII-ХVIII вв. на Русский Север особое внимание обратил Петр I. Решая практические вопросы государственного значения, царь-реформатор неоднократно останавливался в Вологде.

25 января 1789 года указом Екатерины II было образовано Вологодское наместничество, состоящее из трех провинций — Архангелогородской, Вологодской и Великоустюгской. В 1796 году Вологда становится губернским центром. Большая часть городов современной Вологодской области была образована в период екатерининской административной реформы: Вытегра в 1773 г. , Кириллов в 1776 г., Череповец в 1777 г., Грязовец, Кадников и Никольск в 1780 г.

Природные особенности региона определили традиционную хозяйственную деятельность жителей края. Издревле население Европейского Севера занималось охотой, рыболовством, добычей соли из соляных источников, гонкой смолы, дегтя и воска. Значительные залежи железной руды в заболоченных лесах Устюженской земли определили значение Устюжны Железопольской, как одного из значительных перерабатывающих центров кузнечных промыслов и оружейного дела. Вплоть до начала XX века славились тотемские соляные промыслы. На солеваренных заводах Строгановых вываривали в значительных количествах соль, снабжая ею весь Европейский Север и даже Москву. Благоприятные почвенно-климатические условия Вологодской губернии способствовали выращиванию льна, культивировавшегося на Севере еще с XII века, высокого качества. Частично сырье, в основном из восточных уездов, поступало на знаменитую в губернии мануфактуру, основанную предприимчивым никольским купцом Яковым Грибановым в селе Красавино Устюгского уезда. В настоящем, Красавинский льнокомбинат стал одним из крупных предприятий текстильной промышленности на Вологодчине.

Леса покрывают более половины территории края, поэтому не случайно наиболее распространены были занятия, связанные с заготовкой и переработкой древесины.

Лес сплавлялся по основным рекам, продавался на лесных ярмарках, оттуда попадал потребителям: крупным лесоторговцам и лесопромышленникам Вологды, Архангельска, Петербурга, южных губерний России, а также за границу. Центры переработки древесины в Вологодской губернии были расположены на местах пересечения сплавных рек с железными дорогами. В конце XIX в. в поселке Сокол была построена бумажная фабрика, а у разъезда Печаткино — целлюлозный завод. Сейчас это основные производители целлюлозы и бумаги — Сокольский и Сухонскии целлюлозо-бумажные комбинаты. Продукцию лесоперерабатываюшей промышленности: фанеру, круглые пиломатериалы, сборные дома, древесно-стружечную и древесно-волокнистую плиту, канифоль, скипидар, краски, столярные изделия используют как местные, так и зарубежные потребители.

Никогда не бывавший в нашем крае человек слово Вологда связывает со словами “вологодское масло” и “вологодское кружево”. Разнотравье заливных лугов Присухонской и Молого-Шекснинской низменностей способствовало получению сливочного масла с неповторимым нежно-ореховым вкусом. Традиции маслоделия продолжают крупные предприятия пищевой промышленности Вологды, Грязовца, Череповца, Сокола.

Особая технология плетения, использование многообразного орнамента, творчески осмысленные традиции сформировали своеобразный стиль вологодского кружева. Сегодня центром уникального, приобретающего все большую известность в стране и за рубежом промысла стало вологодское производственное объединение “Снежинка”. Знамениты и другие изделия народных промыслов Вологодчины: великоустюжское чернение по серебру, шемогодская резьба по бересте, чернолощенная керамика. Современные работы мастеров Русского Севера — факт “второго” рождения бытовавшего здесь народного искусства.

В XVI-XVII вв. Вологда занимала особое место в установлении торговых отношений с заграницей. Являясь удобным перевалочным пунктом, она привлекала внимание голландских, английских торговцев. Неслучайно, первым русским послом в Англии 1533 г. был вологжанин — купец Осип Григорьевич Непея. Купечество Вологды, Тотьмы, Устюга вело активную торговлю с Голландией, Германией, Сибирью, Китаем. Благодаря своему удачному расположению на пересечении транспортных путей Вологодская губерния установила широкие коммерческие связи внутри страны. Вологодские купцы и промышленники отправляли в различные регионы лен, деготь, сливочное масло, рыбу, кожу, дичь, пушнину, зерно. На территории губернии проводились ежегодные сезонные ярмарки.

Во главе экспедиций, открывавших и исследовавших отдаленные территории Сибири и Дальнего Востока, Тихоокеанского побережья стояли наши земляки: устюжане С.Дежнев, Е.Хабаров, В.Атласов, тотьмич И.Кусков, основавший русскую крепость Росс в Калифорнии.

В 1918 г. на 5 месяцев Вологда стала “дипломатической столицей России”, местом где находились посольства и миссии 11 крупнейших государств мира.

Старинные архитектурные ансамбли городов вологодского края в сочетании с таинственностью и утонченностью северной природы формируют неповторимый облик севера России. Изысканная палитра фресок Дионисия в Ферапонтовом монастыре, изящность рисунка и цветовая насыщенность росписей Спасо-Суморина монастыря в Тотьме, шедевры древнерусской иконописи, ныне хранящиеся в музеях области, привлекают тысячи людей со всех уголков света, стремящихся прикоснуться к духовной сокровищнице земли Вологодской.

Александр Быков, кандидат исторических наук,    
директор Центра краеведческих исследований “Пава”

Первооткрыватели и землепроходцы

Развитие всероссийского рынка обусловило большой интерес к освоению природных богатств Сибири, Дальнего Востока, побережья Тихого океана.

Устюжанин Семен Иванович Дежнев в 1648 году со своими товарищами на небольших судах — «кочах» вышел в экспедицию с целью проплыть морским путем из Колымы на Анадырь, обошел водой Чукотский полуостров и первым в мире доказал наличие пролива между Азией и Америкой. Имя этого отважного исследователя носит крайняя северо-восточная точка Азии — мыс Дежнева.

Мореплаватель не сознавал величия своего подвига. А ведь его путешествие фактически закончилось открытием пролива, отделяющего Азию от Америки. Позднее на основании архивных документов было установлено, что Беринг лишь повторил то, что было сделано нашим земляком на восемьдесят лет раньше.

«И шли мы все в гору, сами пути себе не знаем, холодны и голодны, наги и босы… И попали на Анадырь-реку близко к морю и рыбы добыть не могли, лесу нет и с голоду мы, бедные, врозь разбрелись…»

С.И. Дежнев

Обследовав Чукотку и основав Анадырский острог, Семен Дежнев возвратился в Москву. Государь всея Руси высоко оценил заслуги мореплавателя, который был поверстан в атаманы и получил вознаграждение за все годы службы в войске.

Один из крупнейших городов российского Дальнего Востока Хабаровск назван в честь устюжанина Ерофея Павловича Хабарова, который в 1648 году на свои средства снарядил и возглавил экспедицию, с которой прошел кратчайшим путем из Якутска на Амур, проплыл по этой великой реке до моря и первым составил карту Амура, подробное описание края, его населения.

Устюжанину Владимиру Атласову принадлежит честь первооткрывателя Камчатки, он прошел ее в 1697-1699 годах, оставил описание этой отдаленной земли, открыв тем период интенсивного исследования берегов и островов Тихого океана.

Традиционные связи Устюга Великого с Сибирью не прекращались и в последующие столетия. Михаил Наводчиков, «серебряник из Устюга», в 1741 году плавал с Берингом, а впоследствии самостоятельно побывал на Алеутских островах. Василий Шипов, каменный особняк которого и сегодня стоит в Устюге на улице Шипова, в 1764 году впервые составил карту Алеутских островов, активно участвовал в их освоении.

Широко известно имя тотьмича Ивана Александровича Кускова. В 1789 году во главе партии промысловиков он отправился на поиски новых земель, переплыл Тихий океан и достиг берегов Америки. Более тридцати лет И. А. Кусков посвятил изучению и освоению тогда еще малоисследованной Аляски и Северной Калифорнии. Под его руководством вблизи cовременного города Сан-Франциско было основано русское поселение и построена довольно значительная по тому времени крепость Росс.

Биография царя Алексея Михайловича Романова

 В 1645 году, в 16 лет, потеряв вначале отца, а вскоре и мать, Алексей Михайлович вступил на престол.

По своему характеру Алексей Михайлович был спокойным, рассудительным, добрым и уступчивым. В истории за ним сохранилось прозвище «Тишайший».

Первые годы правления Алексея Михайловича были ознаменованы созывом Боярской думы. Финансовая политика правительства Алексея Михайловича была ориентирована на увеличение налогов и пополнение за их счет казны. Установление в 1645 году высокой пошлины на соль привело к народным волнениям — соляному бунту в Москве в 1648 году. Восставший народ требовал «выдачи» боярина Бориса Морозова. Своего «дядьку» и родственника (Морозов был женат на сестре царицы) Алексею Михайловичу удалось спасти, отправив в Кириллов монастырь. Пошлина на соль была отменена. Во главе правительства был поставлен боярин Никита Одоевский, распорядившийся увеличить жалованье войску (стрельцам), которые подавили восстание.

Под руководством князей Одоевского, Федора Волконского и Семена Прозоровского Алексей Михайлович подписал в начале 1649 года текст Соборного уложения — новых основ законодательства России. Документ утверждал принцип централизованного государства с авторитарной властью царя.

Закрепленная Соборным уложением отмена «урочных лет» для сыска беглых крестьян укрепила позиции дворян. Существенно изменилось и положение посадских низов: все городские слободы были отныне «поверстаны в тягло», то есть должны были нести полное налоговое бремя. 

Ответом на эти изменения в системе налогообложения были восстания 1650 году в Пскове и Новгороде. Их подавлением руководил новгородский митрополит Никон, ранее заслуживший доверие царя. Еще в 1646 году, будучи игуменом Кожеезерского монастыря, приехав за сбором милостыни в Москву, он поразил Алексея Михайловича духовностью и обширными познаниями. Молодой царь назначил его сначала архимандритом Ново Спасского монастыря в Москве, где была родовая усыпальница Романовых, а затем новгородским митрополитом. В 1652 году Никон был посвящен в патриархи. В 1650 х   1660 х годах проводилась церковная реформа, которую на первых порах возглавлял патриарх Никон, приведшая к расколу Русской православной церкви и отлучению старообрядцев. В 1658 году в результате конфликта с царем Никон оставил патриаршество. В 1666 году по инициативе Алексея Михайловича был созван церковный Собор, на котором Никон был низложен и отправлен в ссылку.

По распоряжению Алексея Михайловича было проведено государственное реформирование — учреждены новые центральные приказы (органы центрального управления): Тайных дел (1648), Монастырский (1648), Малороссийский (1649), Рейтарский (1651), Счетный (1657), Литовский (1656) и Хлебный (1663). При Алексее Михайловиче началось первое в XVII веке реформирование русской армии — введение наемных «полков нового строя».

Особое внимание Алексей Михайлович уделял внешней политике государства. Крупным достижением русской дипломатии во времена его правления было воссоединение Украины с Россией. 8 января 1654 года Переяславская Рада утвердила присоединение ряда украинских земель к России.

В 1667 году победоносно закончилась 13 летняя война с Польшей, и России были возвращены Смоленск, Киев и вся левобережная Украина. При этом Алексей Михайлович лично участвовал во многих из военных походов, руководил дипломатическими переговорами, контролировал деятельность русских послов.

На востоке страны трудами русских первопроходцев Семена Дежнева и Василия Пояркова к России были присоединены земли Сибири. Были основаны города Нерчинск (1656), Иркутск (1659), Селенгинск (1666).Успешно велась при Алексее Михайловиче борьба за безопасность южных границ России с турками и татарами. 

В экономической политике правительство Алексея Михайловича поощряло промышленную деятельность, покровительствовало отечественной торговле, защищая ее от конкуренции иностранных товаров. Этим целям служили Таможенный (1663) и Новоторговый (1667) уставы, содействовавшие росту и внешней торговли.

Просчеты в финансовой политике — выпуск медных денег, приравненных к серебряным, что обесценило рубль, — вызвали недовольство населения, переросшее в 1662 году в Медный бунт. Бунт был подавлен стрельцами, а медные деньги отменены. Вскоре после Медного бунта в Соловецком монастыре вспыхнуло восстание недовольных церковными реформами (1666). На юге России возникли народные волнения под предводительством донского казака Степана Разина (1670-1671).

В 1648 году царь заключил брак с Марией Милославской.

До самой ее смерти царь был примерным семьянином, у них родились 13 детей, среди которых будущие цари Федор и Иван, а также царевна правительница Софья. После смерти Марии Милославской Алексей Михайлович в 1671 году женился на Наталье Нарышкиной, родственнице дворянина Артамона Матвеева, который стал оказывать большое влияние на монарха. Молодая жена родила царю троих детей и, в частности, будущего императора Петра I. 

Алексей Михайлович скончался 8 февраля (29 января по старому стилю) 1676 года в возрасте 46 лет и был похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. По завещательным документам 1674 года наследником престола был назначен его старший сын от брака с Марией Милославской Федор.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

Документ государственной важности. Соборное уложение царя Алексея Михайловича

Информация о материале
Опубликовано: 29 мая 2020
Просмотров: 15916

Рассказом о Соборном уложении 1649 года мы продолжаем серию «Документ государственной важности», в которой представляем материалы, вошедшие в проект «100 раритетов российской государственности», размещённый на сайте Федерального архивного агентства.

Соборное уложение 1649 года – это кодекс законов, регламентировавший государственное, административное, гражданское и уголовное право в России. Таким образом, документ стал новым сводом законов Русского государства. Уложение было разработано комиссией во главе с боярином князем Никитой Ивановичем Одоевским после Соляного бунта 1648 года в Москве и ряда восстаний в других городах. Принято 29 января (8 февраля) 1649 года на Земском соборе, в том же году опубликовано общим тиражом 2,4 тыс. экземпляров. Источниками Соборного уложения стали Судебник 1550 года, Стоглав 1551 года, царские указы, собранные в указные книги ряда приказов, коллективные челобитные московских и провинциальных дворян, посадских людей и прочих, а также Кормчая книга и, как предполагают исследователи, 3-й Литовский статут 1588 года и др.

Уложение 1649 года состоит из предисловия, оглавления и 25 глав, которые разделены на 967 статей. По правилам делопроизводства того времени оно было написано на «столбце» (свитке, склеенном из 959 листов бумаги, длина которого составила 317 м). Первые главы посвящены охране государственности и особы государя. В Уложение были включены устав о военной службе и вместе с ним специальное военно-уголовное уложение, законы о выкупе пленных, уставы по судоустройству и судопроизводству. Документ ввёл понятие государственного преступления (действие, направленное прежде всего против личности монарха и представителей царской власти): выступление «скопом и заговором» каралось смертной казнью. Кроме того, документ защищал Русскую церковь от действий «мятежников», определял порядок организации вооружённых сил страны, регулировал вопросы землевладения. Уложение окончательно оформило крепостное право: был введен бессрочный сыск беглых (за их приём установлен высокий штраф), бессрочное и личнопотомственное прикрепление всех частновладельческих крестьян и бобылей к земле. Уложение ликвидировало «белые» слободы в интересах посадских людей и объявило их монополией занятие торгово-ремесленной деятельностью, вместе с тем запретило переходы посадских людей из одного посада в другой. Соборное уложение разработало понятие преднамеренного преступления, подробно регламентировало порядок следствия, судопроизводства и наказания за уголовные преступления, решения спорных имущественных дел и пр.

Соборное уложение дополнялось и изменялось Новоуказными статьями 1669, 1676 и 1677 годов, Артикулом воинским 1715 года и др. Оно применялось вплоть до ввода в действие «Свода законов Российской империи». Сегодня хранится в Российском государственном архиве древних актов в позолоченном ковчеге, изготовленном в 1767 году по повелению императрицы Екатерины II в связи с подготовкой созыва Комиссии о сочинении проекта нового Уложения 1767 года.

Текст: Вера Марунова

На основании материалов проекта «100 раритетов российской государственности»
и «Большой российской энциклопедии».

Он сам пришел: как Богдан Хмельницкий спас Украину | Статьи

Мало есть событий в отечественной истории, которые имели бы такую сложную судьбу. Как только в России или Украине происходили какие-либо политические перемены, это незамедлительно отражалось и на вариантах трактовки состоявшейся 18 января 1654 года Переяславской рады: от великого акта добровольного воссоединения двух братских народов до незначительного договора о совместной военной операции, который русский правитель подписал с ватагой казаков. В день 365-летия исторического заседания под началом гетмана Богдана Хмельницкого «Известия» отделяют зерна от плевел.

В политическом тумане

Как известно, существует две истории. Первая — это серьезная наука, которая опирается на разнообразные, но непременно подвергнутые критике источники и старается избежать однозначных трактовок. Ученые идут от частного к общему, предпочитая создавать серьезную фактологическую базу, которая сможет прояснить локальные нюансы, а уже потом, если это возможно, пытаются построить точную последовательность событий и понять их взаимосвязь. Здесь всегда много вопросов и мало ответов. Но есть другая история, которую условно можно назвать учебным предметом. Здесь доказательствам уделяется минимум внимания, зато даются точные оценки и делаются уверенные глобальные выводы о причинах событий, их значении или последствиях. Это совершенно разные истории, хотя они и имеют одинаковое название и объект изучения.

Переяславская рада. 1654 год

Фото: Getty Images/Fine Art Images/Heritage Images

Так вот, если говорить о Переяславской раде с точки зрения исторической науки, то принципиальных расхождений относительно хода событий здесь не так много. Все письменные и иные источники давно известны и опубликованы, появление новых данных принципиально изменить ситуацию вряд ли сможет. В распоряжении историков есть летописные тексты, дипломатическая переписка, архивы Посольского приказа, церковные книги и огромный пласт сохранившихся воспоминаний. Дискуссии ведутся лишь вокруг степени достоверности и правдивости некоторых источников.

Однако как только дело доходит до трактовки, в дело неизбежно вступают политика и национальные пристрастия — русские, польские, украинские. Так происходило начиная с XVIII века, а сегодня, когда отношения между Россией и Украиной далеки от дружеских, реальные исторические факты всё дальше отходят на второй план, уступая место их проекции на дела текущие. И всё же попробуем избежать оценок (хотя это не просто) и сосредоточиться на фактах.

Казаки-разбойники

Начнем с заинтересованных сторон и главных участников событий. Прежде всего, это Речь Посполитая — однозначно самое сильное государство Восточной Европы тех лет. Возникло оно после подписания Люблинской унии 1569 года и включало территорию современных Польши, Литвы, Белоруссии, Украины, а в XVII веке и западные области России со Смоленском. На престоле король Владислав IV Ваза — тот самый, который в Смутное время успел даже побывать царем московским. В дальнейшем он выиграл много битв, в том числе во время победоносной для него Смоленской войны с Россией, и считался видным полководцем. В соответствии с польскими традициями власть монарха была серьезно ограничена сеймом — представительным органом магнатов и шляхты, польского дворянства. Король тяготился этим, но поделать ничего не мог.

Второе действующее лицо — это украинское казачество, делившееся на две части: находившихся на службе польского короля «реестровых» казаков и вольное воинство Запорожской Сечи. Первые получали жалование из королевской казны, за что должны были охранять границы и участвовать в войнах короны. По статусу они были приравнены к безгербовой шляхте, то есть низшему служилому сословию, не имеющему политических прав. Еще в 1618 году поляк Пальчовский написал книгу с характерным названием «О козаках — уничтожить их или нет?», где доказывал, что полезно иметь «официальных» казаков, против постоянно появляющихся новых. Что, собственно, и происходило. Количество «реестровых» казаков в разные годы менялось, но к 40-м годам XVII века оно составляло 6 тысяч человек, разделенных на шесть полков. Впрочем, в случае больших походов, например, во время уже упоминавшейся Смоленской войны, объявляли дополнительный набор.

Современные украинские историки сходятся на том, что общая численность людей, считавших себя «официальными» казаками, составляла примерно 50–60 тысяч

Фото: Depositphotos

Современные украинские историки сходятся на том, что общая численность людей, считавших себя «официальными» казаками, составляла примерно 50–60 тысяч. Свободные от службы польскому королю, то есть не попавшие в реестр, казаки готовы были присоединиться к любой заварушке. Например, казаки участвовали в Ливонской войне, Смуте, порой нанимались в европейские армии или ходили с запорожцами в грабительские походы.

Кроме «реестровых» существовали и вольные «незарегистрированные» казаки, которые жили на границах Причерноморских степей (Поля) за днепровскими порогами. История запорожского казачества сложна и многообразна, национальный состав его был разношерстным и весьма подвижным. Согласно имеющимся источникам, к середине XVII века славяне (русские, поляки, хорваты, словаки, украинцы, белорусы) составляли примерно 35% казачества, турки, ногайцы и татары — около 27%, выходцы с Кавказа (армяне, горцы и др.) — округленно 17%, евреи, греки и прочие — 21% (В. Семененко, Л. Радченко «История Украины». Харьков, 1999, стр.105). Семей запорожцы не имели, так что пополнение шло извне, за счет крепостных крестьян с севера и беглых рабов с юга. Кстати, холопов (крепостных) в Сечь старались не брать, дабы не осложнять отношения с магнатами, но во время частых восстаний на это закрывали глаза.

Сечевая республика жила своей «пиратской» жизнью, подчинялась устоявшимся традициям и законам, постоянно находясь в некотором взаимодействии с соседними Польшей и Крымским ханством. Временами лихой народ совершал на них набеги, а порой соседи объединялись и ходили в походы вместе. Численность сечевых запорожцев, из которых состояла основа вольного казачества, разными исследователями оценивается от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч человек. Видимо, вокруг казацких кошей было много желающих влиться в войско, и в случае необходимости из них черпали пополнение.

Польская шляхта и казачество друг друга, мягко говоря, недолюбливали. Причем противостояние это нарастало. В XVI веке владения магнатов далеко отстояли от казацких земель, но поляки постоянно продвигались на юг, присоединяя новые территории. Естественно, возникали конфликты, казаки поднимались защищать свои права. В 1625 году произошло восстание под началом Жмайло, в 1630-м — Федоровича, в 1635-м — Сулимы, в 1637 году — восстание Павлюка, а в 1638-м — Остряницы и Гуни. В некоторых участвовали только «реестровые» казаки, в некоторых они выступали вместе с запорожцами. Нельзя не отметить и параллельно нараставший религиозный раскол. Изначально Речь Посполитая была многоконфессиональной страной: поляки исповедовали католицизм, литовцы — католицизм и протестантизм, русские и украинцы — православие. Были также иудеи и мусульмане (татары). Но в 1596 году была принята Брестская уния, после которой значительная часть клира перешла в подчинение Риму. Оставшиеся верными православию оказались фактически изгоями, к тому же они лишились иерархического руководства, поскольку митрополит Киевский Михаил Рогоза тоже примкнул к греко-католикам.

Изначально Речь Посполитая была многоконфессиональной страной: поляки исповедовали католицизм, литовцы — католицизм и протестантизм, русские и украинцы — православие. Кадр из художественного фильма «Богдан Хмельницкий» (1941)

Фото: РИА Новости

Лишь в 1620 году православная киевская митрополия была восстановлена, а в 1633 году выдающемуся церковному деятелю Петру Могиле удалось добиться официального признания православия. Понятно, что эти перипетии сопровождались разного рода насильственными действиями по отношению к неканоническим с точки зрения короны конфессиям и вбивали еще один клин между католическими (в основном) магнатами и православным простонародьем. Казаки, тоже в основном православные, стали выступать еще и защитниками веры отцов.

К 1638 году конфронтация дошла до апогея, что вылилось в казацкое восстание под руководством гетмана Якова Острянина. Польская армия разгромила повстанцев, после чего сейм утвердил «ординацию», согласно которой упразднялись должность гетмана, выборность есаулов и полковников и т.д. «Реестровое» казачество переходило под управление назначаемого сеймом комиссара и обязывалось подавлять любые выступления против польской власти. Представители «реестрового» казачества вынуждены были подписать эти условия. С этого времени вплоть до 1648 года установилось затишье, вошедшее в польскую историю как «десятилетие золотого покоя».

Частная война Богдана Хмельницкого

В числе подписавших «ординацию» был разжалованный с должности войскового писаря в сотники Богдан Хмельницкий. Отец его был служилым шляхтичем, но православным, а мать вроде бы происходила из казаков. Сведения сохранились только косвенные, сам же будущий гетман, похоже, сознательно запутывал семейную историю. Достоверно известно, что его отец Михаил служил у гетмана Станислава Жолкевского и за верную службу получил местечко Суботов, где и родился его сын Зиновий, нареченный по деду вторым именем Богдан.

В 1620 году Хмельницкий-старший погиб в битве с турками. Богдан учился в иезуитском коллегиуме во Львове, но в католичество не перешел. В битве под Цецорой, где погиб его отец, Богдан попал в турецкий плен, в котором провел два года, прежде чем был выкуплен родственниками. Числился «реестровым» казаком, но ходил с запорожцами на Константинополь. Воевал под Смоленском против России в рядах польской армии, даже получил золотую саблю за храбрость. Согласно одному из источников, он спас короля Владислава от плена. Будучи войсковым писарем во время восстания гетмана Павлюка, своей рукой подписал текст капитуляции, а потом и «ординации».

Богдан Хмельницкий

Фото: commons.wikimedia.org/history-ua.org

Пока полковник отсутствовал, польский магнат Даниэль Чаплинский силой захватил его отчину Суботов. Как он считал — по закону. Но вроде бы люди Чаплинского увезли близкую Хмельницкому женщину Гелену и крепко избили младшего сына, после чего тот скончался. Впрочем, не исключено, что это легенда, — точных данных не сохранилось, разночтения есть даже в отношении имени сына. Богдан поехал искать защиты у короля, но бумаг на право собственности у Хмельницкого не оказалось, и Владислав не стал из-за него ссориться с родовитыми магнатами. Закончилось тем, что буйного на язык Хмельницкого обвинили в смуте и даже отправили остыть в темницу. Правда, ненадолго.

И тогда в январе 1648 года Хмельницкий обратился за помощью к запорожцам. Долго уговаривать буйных сечевиков нужды не было, но удивительно, что Хмельницкого поддержали также и «реестровые» казаки. То ли обида, ему нанесенная, так задела всех за живое, то ли вседозволенность шляхты стала невыносимой. Казаки уничтожили польские гарнизоны и подняли восстание. Хмельницкий отправился к крымскому хану и получил в помощь конный отряд Тугай-бея. Это было особенно полезно, поскольку на тот момент своей конницы у казаков практически не было. В течение весны посланные против казаков войска двух коронных (королевских) гетманов были разбиты под Желтыми водами и Корсунем, возглавлявшие их военачальники Потоцкий и Калиновский попали в плен и были отданы татарам.

Когда восстали крестьяне

Эти довольно неожиданные успехи в корне изменили ситуацию. Поднялась вся Украина — крестьяне, мещане, казаки. Вскоре восстание перекинулось на Белоруссию. Резали не успевших сбежать панов, грабили купцов, а заодно евреев и прочих иноверцев. Хмельницкий и его окружение не в состоянии были контролировать «освобожденные» ими территории, да и не старались делать этого — казаки с презрением относились к восставшим холопам, а татары грабеж местного населения считали платой за службу. В итоге убийства и беззакония приняли чудовищные масштабы. Хмельницкий и казаки оказались заложниками ситуации, ведь изначально они рассчитывали в какой-то момент договориться с Владиславом на своих условиях. Но именно в этот решительный момент Владислав Ваза умер.

Фото: commons.wikipedia.org/Wawel Castle

Портрет Владислава Вазы, 1624 год

Через две недели после этого, 8 июня 1648 года Хмельницкий из Черкас пишет письмо русскому царю Алексею Михайловичу.

Автор цитаты

«…Зичили бихмо соби самодержца господаря такого в своей земли, яко ваша царская велможност православний хрестиянский цар, азали би предвичное пророчество от Христа Бога нашего исполнилося, што все в руках его святое милости. В чом упевняем ваше царское величество, если би била на то воля Божая, а поспех твуй царский зараз, не бавячися, на панство тое наступати, а ми зо всим Войском Запорозким услужить вашой царской велможности готовисмо, до которогосмо з найнижшими услугами своими яко найпилне ся отдаемо.

 

А меновите будет то вашому царскому величеству слишно, если ляхи знову на нас схотят наступати, в тот же час чим боржей поспешайся и з своей сторони на их наступати, а ми их за Божею помощу отсул возмем. И да исправит Бог з давних виков ознаймленное пророчество, которому ми сами себе полецевши, до милостивих нуг вашему царскому величеству, яко найуниженей, покорне отдаемо.

Дат с Черкас, июня 8, 1648.

 

Вашему царскому величеству найнизши слуги. Богдан Хмельницкий, гетман з Войском его королевской милости Запорозким».

(цитата по изданию: ЦГАДА, фонд Посольского приказа, Малороссийские грамоты, дело № 28)

Подобные письма посылались восставшими казаками в Москву и ранее, еще с XVI века, однако ответа на них обычно не следовало. Русь не готова была ввязываться в западные проблемы — ей хватало своих. Едва оправившись от Смуты, Москва попыталась вернуть Смоленск, но война завершилась унизительным пленением почти всей русской армии польским войском 16 февраля 1634 года.

Фото: РГАДА

Письмо Гетмана Богдана Хмельницкого царю Алексею Михайловичу с сообщением о победах над польскими войсками и желании запорожских казаков вступить в русское подданство. Черкасы, 1648, 8 июня

Письмо Хмельницкого фактически было приглашением к войне с Польшей. А союзником гетман выглядел весьма ненадежным, как и крымский хан. Естественно, боярам и девятнадцатилетнему государю Алексею Михайловичу было над чем задуматься.

Между тем войско Хмельницкого одержало еще несколько побед над польскими отрядами и в декабре гетман вступил в Киев. В том же месяце в Польше был избран новый король Ян Казимир — младший брат Владислава Вазы. Обе стороны готовы были к переговорам, и они состоялись, правда, предъявленный Хмельницким ультиматум принят не был. В 1649 году война возобновилась.

Удача постепенно отворачивалась от гетмана. Магнаты умерили спесь и объединили силы, а шляхетское войско было усилено набранными в Европе наемниками. В решающей битве под Зборовым восставшие имели шанс победить, но в последний момент поляки с помощью богатых посулов склонили крымского хана к выходу из войны. Стратегически ситуация стала клониться на сторону королевских войск. Это сделало Хмельницкого более сговорчивым, и в августе 1649 года был подписан Зборовский мир.

Войско Хмельницкого одержало несколько побед над польскими отрядами, и в декабре гетман вступил в Киев

Фото: Getty Images/Fine Art Images/Heritage Images

Это был мир короля с казаками, при полном предательстве интересов примкнувших к ним крестьян. Казаки получали автономию со столицей в Чигирине, где они жили по своим законам и понятиям — сами выбирали гетмана и Раду. «Реестр» увеличивался до 40 тысяч. Запорожская сечь получала фактическую независимость и имела право выбирать своего гетмана. А вот крестьяне должны были вернуться в прежнее состояние. По сути, казаки добились того, что они стали местной шляхтой вместо изгнанных поляков, но теперь им нужно было принудить к порядку своих недавних собратьев по оружию.

Следующий год стороны собирались с силами, а затем снова перешли к активному противостоянию. Удача склонялась то на одну, то на другую сторону. Противники были истощены, численность армий падала, резервов становилось всё меньше, начались голод и эпидемии. Победа любой из сторон казалась всё более призрачной, как и последующее мирное сосуществование в рамках одного государства — доверия друг к другу у шляхты и казачества не было. И тогда Хмельницкий снова обращается в Москву.

Совет да любовь

Ситуация для Москвы изменилась — теперь Польша была существенно ослаблена, а Хмельницкий практически не имел иных вариантов, кроме союза с Россией. Это делало перспективу вступления в украинский конфликт более обнадеживающей. Желание же смыть смоленский позор никуда не делось.

А еще у Богдана в Москве появился влиятельный союзник — новый патриарх Никон, избранный в 1652 году. Известно, что посланники Хмельницкого Кондратий Бурляй и Силуян Мужиловский перед визитом к государю были у Святейшего на приеме, просили о помощи и получили ее. В архиве сохранилось письмо Никона к гетману, где упоминается не дошедшее до нас первоначальное обращение Хмельницкого к патриарху. Переговоры шли летом 1653 года, тогда же государь принял решение о союзе с гетманом («принятии под свою руку»), но ему требовалось утверждение Земским собором.

Фото: музей «Новый Иерусалим»

Патриарх Никон

Торжественное заседание собора было созвано 1 октября в Грановитой палате. На этом собрании присутствовали патриарх Никон, все иерархи, бояре и прочие члены Боярской думы, московские дворяне, представители провинциального дворянства (дворяне городовые), оптовые купцы (гости), члены двух основных купеческих корпораций (гостиной и суконной сотен), представители простых горожан (черных сотен), мелкого купечества и стрельцов. Единогласно постановили переговоры с Польшей прервать, просьбу украинских казаков удовлетворить. Посольство в составе боярина Василия Васильевича Бутурлина, окольничьего Ивана Васильевича Олферова (или Алферова) и дьяка Лариона Лопухина со многими сопровождающими людьми засобиралось на юг.

Существует легенда о том, что 18 января на тайной (закрытой) Раде Богдан обратился к старшинам с речью: мол, есть четыре государя — турецкий, крымский, польский и московский — какого хотите? И старшины дружно крикнули «хотим московского царя». Впервые этот сюжет появляется в отчете Бутурлина о переговорах и, видимо, имеет иносказательный характер. Понятно, что к моменту приезда посольства все основные моменты уже были улажены и особого выбора у старшин не было. Кстати, без сюрпризов не обошлось: русские послы отказались подписывать документ от имени царя. Это понятно исходя из московской бюрократической системы того времени, но таким образом документ стал односторонним: казаки подписали свои обязательства, русские послы — нет. Это один из самых дискуссионных моментов, позволяющий именовать Переяславские договоренности как договором, так и присягой на верность. Смысл в таком случае меняется.

От имени царя Бутурлин передал гетману символы его власти — знамя и булаву, а также богатый костюм (ферязь) и меховую шапку в московском стиле. Обильные дары были преподнесены писарю Выговскому и всем старшинам. Послы еще посетили Киев, подчеркивая преемственность древнерусских традиций, после чего вернулись в Москву.

Фото: Getty Images/Fine Art Images/Heritage Images

Богдан Хмельницкий

А дальше была война. Возможно, самая жестокая и кровопролитная в русской истории. Она длилась 13 лет и стоила всем участникам колоссальных жертв. По подсчетам современных белорусских историков население Белоруссии за эти годы уменьшилось вдвое! Города по несколько раз переходили из рук в руки, что сопровождалось грабежами и почти полным истреблением жителей. Союз с казаками оказался непрочным, и многие из недавних друзей снова перешли на строну врага. За поляков воевал и ставший гетманом после смерти отца Юрий Хмельницкий. По сути, война перечеркнула все переяславские договоренности.

Тем не менее Переяславская рада останется в истории России и Украины как первый шаг к совместной государственности. Этот путь будет долгим и трудным, но он даст Украине в составе Российской империи, а затем и СССР возможность в последующие столетия достичь таких успехов, которые «под поляком» вряд ли могли быть возможны. И сегодня хороший повод об этом вспомнить.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Обучение московскому восстанию 1648 года в 2020 году

Э. Томас Юинг, Технологический институт Вирджинии

Примечание редактора: эта статья впервые появилась в выпуске NewsNet за август 2021 года.

Летом 2020 года я столкнулся с двумя проблемами, готовясь преподавать курс истории России Петру Великому в осеннем семестре: во-первых, необходимость преобразовать курс, который обычно преподается в классе, в виртуальный формат во время Covid-19. 19, и, во-вторых, необходимость реагировать на растущие протесты против расовой несправедливости летом 2020 года.Мое решение состояло в том, чтобы построить свой курс по ранней русской истории вокруг московского восстания 1648 года как на примере того, как народные волнения реагируют на критические моменты в истории, но также формируют их.

Отвечая на первый вызов, я опирался на свой опыт экстренного поворота к онлайн-обучению в марте 2020 года, когда Технологический институт Вирджинии, как и многие другие университеты, приостановил все занятия в классе и перешел на виртуальное обучение. Из своего весеннего опыта я знал, что формат Zoom не подходит для моего обычного педагогического подхода, который сочетает в себе некоторые лекции с обширными обсуждениями и занятиями в классе, такими как структурированные дебаты или ролевые игры.Я решил, что мой класс воспользуется преимуществами гибкости виртуальной платформы для совместных проектов, в которых учащиеся смогут работать над общими документами, общаясь друг с другом в комнатах отдыха.

Далее мне предстояло выбрать направление и формат совместных проектов. Курс, охватывающий почти тысячелетнюю историю России — от легендарного основания Руси в девятом веке до провозглашения империи Петром I в начале восемнадцатого века, — дает студентам мало возможностей заниматься обычной формой научной работы. .Мне также нужна была тема, которая соответствовала бы хронологически и тематически другим частям курса. Решение этой дилеммы пришло ко мне, когда я также боролся с острой необходимостью отреагировать на протесты за расовую справедливость летом 2020 года после убийства Джорджа Флойда. Хотя было бы неправильным планировать курс, в котором не учитывались бы эти вопросы, я не был уверен, как обращаться к этим темам в курсе, который, казалось бы, так далеко как хронологически, так и географически от Соединенных Штатов и двадцать первого века.Однако, размышляя о содержании этого курса истории России, я определил общую тему изучения усилий по расширению участия общественности в политическом процессе посредством протестов, демонстраций и восстаний.

Восстание в Москве в июне 1648 года, таким образом, стало центральной темой курса, структурировав возможности для совместной работы студентов, а также выделив общие вопросы о том, как начинаются протесты, кто поддерживает народные движения, как реагируют правительства и что окончание протестов означает для участников. и общество в целом.Московское восстание началось 1 июня 1648 года, когда была сорвана мирная попытка подать челобитную царю Алексею Михайловичу, приведшая к почти двухнедельным протестам, жестокому подавлению, возникновению многочисленных пожаров и, в конечном итоге, к гибели сотен людей. , в том числе несколько ведущих членов правящей элиты. С точки зрения преподавания Московское восстание — одна из немногих тем, изучаемых в курсе истории допетровской России, где учащиеся имеют доступ к переведенным первоисточникам, необходимым для изучения конкурирующих точек зрения, реконструкции нарративов и интерпретации исторической значимости.Историографические дебаты о восстании 1648 года затрагивают более широкие темы русской истории, включая формирование общин, лидерство отдельных лиц, роль женщин, положение России в Евразии и развитие политической культуры.

Я представил эту тему в начале курса, задав статью профессора Валери А. Кивельсон «Дьявол украл его разум: Царь и Московское восстание 1648 года». Назначение этой статьи в первую неделю потребовало существенного скачка в хронологии, поскольку мы резко перешли от Киевской Руси в девятом веке к династии Романовых в семнадцатом веке.Прочитав эту статью, студенты по отдельности собрались в своих секционных группах, чтобы определить важные поворотные моменты и соответствующие связи с текущими протестами. В последующем обсуждении я провел студентов через аргумент Кивельсона о политической культуре как «комплексе убеждений, ожиданий и практик», который «устанавливает границы того, что было политически мыслимым» в Московской России. Когда профессор Кивелсон посетила класс через Zoom позже в этом семестре, она подробно остановилась на этой интерпретации политической культуры, а также размышляла о том, как изменилось изучение беспорядков, протестов и восстаний за последние десятилетия.

Учащиеся завершили четыре совместных проекта, что составило почти половину их оцениваемой работы. Для первого проекта каждая группа прочитала несколько первоисточников о восстании 1648 года, а затем создала временную шкалу, определила ключевых участников и написала краткий анализ. Этот проект был разработан, чтобы помочь учащимся осознать, что первоисточники часто имеют конкурирующие точки зрения и предлагают неполные отчеты об одном и том же событии. Таким образом, задача исторического анализа состоит в том, чтобы сплести воедино повествование, включающее различия и в то же время объясняющее, кто что сделал, когда, где и почему.

Вопрос о конкурирующих интерпретациях также был центральным в обсуждении в классе самой известной иллюстрации восстания 1648 года — картины, выставленной в 1938 году советским художником Эрнестом Лисснером. В лекции я описал, как картина вобрала в себя ключевые моменты из первоисточников, а также разработала собственную интерпретацию этого события. Я объяснил, почему советские художники в конце 1930-х обратились к более ранним этапам российской истории, чтобы придать легитимность формирующейся сталинской системе государственной власти (эта мысль была дополнительно проиллюстрирована, когда класс смотрел фильмы сталинской эпохи « Александр Невский » и « Иван Великий»). Ужасно ).Мы также обсудили, почему картина не является первоисточником (учитывая, что она была создана почти через три столетия после события), но все же дает полезный способ понять историческое значение. Наконец, я сослался на два разных названия этой картины: «Соляной бунт» ( Соляной бунт ) или «Восстание в Москве» ( Восстание в Москве ), чтобы исследовать последствия названия события «бунтом» или «бунтом». восстание».

 

Во втором проекте учащимся было предложено подумать о том, как российские историки интерпретировали это событие на разных этапах, от позднеимперского периода до современности.Среди чтений были выдержки ведущих историков Ключевского, Платонова и Вернадского, главы из учебника сталинской эпохи и недавние онлайн-публикации российских историков, предназначенные для широкой аудитории. Каждая группа подготовила презентацию, в которой рассматривались интерпретации восстания 1648 года в контексте, в котором они были написаны. Виртуальный визит профессора Кивелсона в класс был приурочен к просмотру презентаций и комментированию меняющихся интерпретаций восстания 1648 года.

В третьем проекте студентам предлагалось сравнительно подумать о значении протестов, восстаний и демонстраций в исторических контекстах, отличных от Московской России.Это задание вернулось к моей цели связать протесты за расовую справедливость с содержанием курса. Я назначил чтения, которые использовали более теоретический, сравнительный и политический подход к объяснению разрозненного ряда инцидентов: продовольственных бунтов в Англии и Франции восемнадцатого века , бостонское чаепитие , уличные протесты во время русской революции , и городское восстание в Детройте в 1960-х годах. Каждая группа написала короткое аналитическое эссе, в котором исследовала трехстороннее сравнение между Москвой 1648 года, событием, рассматриваемым в заданном им эссе, и протестами за расовую справедливость.

Преподавание истории России осенью 2020 года сделало возможной неожиданную связь с продемократическими протестами в Беларуси, которые возникли в конце лета и привлекли международное внимание в начале семестра. Многие занятия я начинал с того, что связывал новости из Беларуси с темами из истории России. 31 августа 2020 года, например, лекция началась с изображения мужчины и женщины на площади в Минске. Я указал на то, что два очевидных признака текущего исторического контекста (мужчина, делающий селфи, а также в маске против Covid) противопоставлены наследию советской эпохи (здание, в котором доминирует массивное обозначение: «Минск — город героев»). »).Двумя неделями позже, 14 сентября, фотография протестующих, стоящих перед линией бронированных сил безопасности, иллюстрирует эскалацию силы, используемой в ответ на растущие протесты, что позволило провести эффективное сравнение с хронологией московского восстания 1648 года. В последнюю неделю семестра я представил отрывки из эссе Washington Post лидера протеста Светланы Тихоновской, призывающей мир поддержать демократические движения. На последнем занятии я сказал студентам, что лозунг белорусских протестов: «Верим! Мы можем! Мы победим!» показался мне подтверждением надежды в мрачном году.

Такой подход к соединению исторических и современных примеров также позволил исследовать более конкретные темы. На одной из презентаций была представлена ​​замечательная фотография безоружной женщины, облаченной в красно-белые цвета Беларуси, стоящей на коленях перед хорошо вооруженными силами безопасности. Я использовал это изображение, чтобы напомнить классу об аналогичных моментах во время американских и глобальных протестов за расовую справедливость летом 2020 года, когда невооруженные протестующие преклоняли колени перед вооруженными силами безопасности.Ссылаясь на более раннее обсуждение того, как картина Лисснера связывает сталинское искусство с московскими протестами столетия назад, я показал классу потрясающий образ, созданный художницей Анной Редько , на котором изображен лидер протеста Мария Колесникова с паспортом , который она порвала, а не грозит депортация. В мою презентацию вошли две графические работы рядом: изображение Колесниковой Редько и плакат 1941 года, мобилизующий советский народ на борьбу с немецкими захватчиками.В текст плаката Редько внесено очень небольшое изменение со значительным подтекстом: «Родина зовет тебя» ( Родина-мать зовет ) в 1941 г. стала «Родина зовет тебя, Мария» ( Родина, Маш, зовет ) в 2020. Учитывая, что класс уже обсуждал мифическую фигуру княгини Ольги, роли женщин в сводах законов России и символическое присутствие женщин в героических сказках, эти образы протеста иллюстрировали темы женского лидерства и самопожертвования на разных этапах российской истории, связь десятого века с современностью.

Последний проект был промежуточной адаптацией к изменяющимся обстоятельствам. Первоначально я планировал провести критический анализ того, как историки переоценивают восстание 1648 года, в рамках более широких дебатов о политике, идентичности и обществе. Однако по мере того, как семестр продолжался, и я наблюдал совокупный эффект эпидемии, дистанционного обучения и проживания, а также чрезвычайно напряженного года выборов, я решил, что финальный проект должен быть чем-то более увлекательным. Задание для каждой группы состояло в том, чтобы снять короткометражный фильм продолжительностью не более шести минут, исследующий все стороны восстания 1648 года.Учитывая эту широту, результаты были творческими, развлекательными и научными в самых разных жанрах: комедийная пародия, новостной репортаж, анимационный мультфильм, эпическая поэма и инсценированный судебный процесс. В ролике, признанном классом лучшим в целом, учащийся (работающий соло) исполнил оригинальную народную песню о восстании.

Как студенты отреагировали на такой подход? Данные оценок студентов были неоднозначными. Некоторые студенты положительно отозвались о возможностях совместной работы и связи исторического содержания с современными проблемами; другие жаловались, что одному событию уделялось слишком много времени, и они мало узнали о других периодах истории.Размышляя над этим курсом, я обнаружил, что самооценка, представленная после каждого совместного задания, дает лучшее представление о том, что работает (эти комментарии не были анонимными, поскольку они были частью оцениваемой работы). В ответ на вопрос: «Что вы помните об изучении восстания 1648 года во время Covid 2020 года?» студенты прокомментировали актуальность этой темы в год, когда социальная ткань Америки, казалось, изнашивалась, жизненно важный урок для лидеров обращать внимание на недовольство своих подданных, ценность сотрудничества с различными командами в виртуальной рабочей среде и важность критического мышления и чуткого понимания при изучении прошлого.

6 января 2021 года я с шоком, ужасом и глубокой тревогой наблюдал, как митинг в поддержку побежденного президента превратился в организованный штурм Капитолия США с целью сорвать удостоверение голосов коллегии выборщиков Конгрессом. В тот день и в последующие дни, когда появилось еще больше шокирующего видео, я часто думал о картине Лисснера, изображающей жестокое восстание у ворот Кремля. Если бы это событие произошло во время моего преподавания в этом классе, я бы подчеркнул важный контраст между протестом, направленным на то, чтобы заставить авторитарное государство признать волю маргинализированного населения (1648 г. ), и нападением, направленным на срыв предусмотренного конституцией шага. в демократическом процессе сторонниками авторитарного лидера, потерпевшего поражение на честных выборах (2021 г.).

Моя память о преподавании допетровской России осенью 2020 года всегда будет связана с пандемией Covid-19, протестами Black Lives Matter и штурмом Капитолия США. Я надеюсь, что один конкретный момент последней недели также станет частью этого воспоминания. Как упоминалось выше, в одном видео студент поет оригинальную композицию о восстании 1648 года в стиле Боба Дилана. Когда я смотрел выступление с классом, я увидел свет в одной из коробок Zoom, что я подумал, что это техническая неисправность.Однако, присмотревшись повнимательнее, я понял, что студент держал в руках сотовый телефон с включенным фонариком, воссоздавая концертный опыт, когда зрители обычно держали в руках зажигалки. Этот спонтанный момент, имитирующий дань уважения двадцатому веку с использованием технологии двадцать первого века о восстании семнадцатого века, безусловно, является подходящим способом вспомнить этот педагогический эксперимент, проведенный в самый знаменательный год.

Долгая история российского империализма, формирующего путинскую войну

Путин понимает постсоветский глобальный порядок через призму долгой истории России.И эта история неразрывно связана с динамичной имперской миссией России как в прошлом, так и сегодня.

История продолжается под рекламой

Первое «русское» государство было основано на территории современного Киева в IX веке. Но Киевская Русь пришла в упадок с монгольским завоеванием в 13 веке, превратившись в децентрализованную группу княжеств, каждое из которых было обязано верности и дани монгольским ханам.

Однако к концу 15 века Московское княжество во главе с великим князем Иваном III сыграло против монголов фортуну.Иван, известный в истории как Иван Великий, отказался от подчинения своей земли монголам и провозгласил суверенитет России. Затем Иван подчинил себе соседей, присоединил их территорию и централизовал власть Москвы.

Иван Великий пришел к власти менее чем через десять лет после османского завоевания Константинополя в 1453 году. Укрепляя свое имперское положение женитьбой на племяннице последнего византийского императора, Иван заявил права на наследие Византии для Московской Руси и принял титул царя. для него самого.Как царь, он утвердил международное влияние и статус России, установив дипломатические отношения с иностранными державами и построив Кремль, который служил архитектурным проявлением новой имперской мощи России.

История продолжается под рекламой

К началу 16 века русские цари прочно представляли свою землю как великую империю. Для них Москва была Третьим Римом — наследником Римской и Византийской империй. Хотя империи их имперских предшественников пали, русские цари решили сохранить абсолютную власть, чтобы обеспечить динамичное и постоянное расширение своей империи.

В 1550-х годах царь, впоследствии известный как Иван Грозный, расширил территорию своей страны вдоль южной Волги до Каспийского моря. Двадцать пять лет спустя Иван спонсировал экспедиции, которые положили начало нескольким десятилетиям завоевания и колонизации Сибири и больших участков Центральной Азии.

К 1648 году Россия пересекла континент и достигла побережья Тихого океана, превратившись в огромное государство с непревзойденной территорией. Это было полноценное колониальное предприятие.

История продолжается под рекламой

В 1654 году царь Алексей захватил территорию, лежавшую между Россией и рекой Днепр.Это включало большую часть современной Украины, включая Киев. В то время как владения вокруг Москвы были известны как Великая Россия или просто Россия, большая часть территории современной Украины считалась Малороссией, что явным образом отражало ее периферийный, колонизированный статус.

Сын Алексея Петр Великий поднял империалистическую миссию России на новую высоту. С обновленной армией и вновь созданным флотом Петр Великий победил Швецию и расширил свою империю во всех направлениях. В знак признания своих военных побед и территориальных завоеваний Петр в 1721 году объявил Россию империей, а себя — ее императором.

Несколько десятилетий спустя другая великая императрица, императрица Екатерина, раздвинула границы империи дальше на запад через разделы Польши. Екатерина также воспользовалась ослаблением власти Османской империи, чтобы расширить Россию на юг и создать регион Новороссия, в который вошли южные части современной Украины. Затем она укрепила позиции России на Черном море, аннексировав Крым в 1783 году.В 1818 году, когда русские войска попытались завоевать Северный Кавказ, они столкнулись с населением, которое отказывалось подчиняться. В ответ на партизанскую войну, которую коренное население развязало против захватчиков, Россия сжигала деревни дотла, испепеляла леса и брала мирных жителей в заложники. Хотя к 1864 году Россия включила этот регион в состав своей империи, этническая и религиозная напряженность просачивалась и вылилась в новую волну насилия более чем столетие спустя, во время чеченских войн в 1990-х годах.

Убежденные, что статус России как мировой державы зависит от ее обширной империи, русские цари, жившие в безопасности в своих петербургских дворцах, тратили огромные суммы денег и жизни молодых русских солдат, чтобы сохранить имперскую славу. Территория была куплена жизнями как армий-завоевателей, так и их противников, в то время как русские правители преобразовывали города метрополии памятниками, воздвигнутыми в честь имперских побед и экспансии.

Когда в 1917 году в России вспыхнула революция, империя рухнула.Первоначально большевики выражали антипатию к империализму. Действительно, они утверждали, что такие регионы, как Украина, объявившие о своей независимости, будут свободны от тяжести империи. Но разруха, наступившая с окончанием Первой мировой войны, не принесла всемирной социалистической революции, на которую рассчитывал Владимир Ленин. Как социалистический остров в море глобального капитализма Российская империя была возрождена Лениным и большевиками в рамках федеративного устройства Советского Союза. В течение следующих 70 лет традиционная имперская миссия России переплеталась с экспансионистскими целями коммунизма.

История продолжается под рекламой

Чтобы противостоять растущей экономической и военной мощи Соединенных Штатов, Советский Союз в конце 1940-х годов создал государства-сателлиты по всей Восточной Европе с коммунистическими правительствами, контролируемыми Москвой. Используя танки, артиллерию и репрессии, Советы удерживали коммунистический блок до 1980-х годов, когда Михаил Горбачев больше не мог использовать военную силу для удержания власти. Имперский проект Советов оказался в опасности.

Эти освободительные порывы вызвали волновой эффект внутри самого Советского Союза, когда страны Балтии и Кавказа призвали к независимости от Москвы. К концу 1991 года националистические настроения в ряде наций, которые Советский Союз унаследовал от царского империалистического государства, привели к требованиям автономии и означали конец СССР

Когда Путин сменил Бориса Ельцина на посту президента Российской Федерации в В 1999 году он заявил, что его страна имеет право оказывать привилегированное влияние на постсоветские государства. Тем не менее, многие из этих стран возражали против местного кумовства и коррупции, которые, казалось, были связаны с продолжающимся влиянием Москвы.В начале 2000-х годов народные восстания в Грузии, Украине и Киргизии — все вместе названные «цветными революциями» — продемонстрировали дух независимости этих стран и, таким образом, пределы контроля России и Путина над регионом.

Продолжение истории под рекламой

Для Путина это приравнивалось к бесславному отсутствию престижа и власти. Украинская Революция Достоинства, свергнувшая сторонника Путина, президента Виктора Януковича, в 2014 году только усилила это восприятие. Решение российского президента перебраться на восток Украины и аннексировать Крым стало первым залпом, направленным на восстановление власти, подорванной империалистическим провалом.

Помимо экономических санкций, Путин столкнулся с незначительными последствиями этой силовой игры 2014 года, и его геополитические махинации резко возросли. Вмешательство России в президентские выборы в США в 2016 году и последующее высмеивание НАТО Дональдом Трампом, вероятно, убедили Путина в его способности расширить глобальное влияние России без существенных препятствий.

За последние несколько лет, когда Путин все больше ограничивал российское гражданское общество, ограничивал независимые средства массовой информации и источники новостей в своей стране и заключал в тюрьму лидеров отечественной оппозиции, он расширил свои возможности для беспрепятственного достижения своих целей. Возродив империалистические мечты своих царских предков, Путин решил вернуть себе империю, которая, по его мнению, была несправедливо украдена у России.

История продолжается под рекламой

Но решительное сопротивление украинского народа российской агрессии продемонстрировало безумие путинского видения возрожденного имперского величия.Обретя независимость от Москвы в годы после 1991 года, украинцы не имеют никакого желания возвращаться к своему прежнему колониальному статусу. Несмотря на военное превосходство России, украинский народ отстоял свой суверенитет и свою свободу, заслужив поддержку и уважение во всем мире.

Завоевание и слава до сих пор ускользали от Путина и его сил. Вместо того, чтобы обрести новый престиж благодаря глобальному порядку, Путин оказывается в изоляции и осуждении, а его версия российского империализма 21-го века скорее очерняется и поносится, чем отстаивается.

Россия и придворная Европа: Ритуал и культура дипломатии, 1648-1725

В дополнение к растущему академическому интересу к досовременному дипломатическому церемониалу Ян Хеннингс в своей книге « Россия и придворная Европа » исследует отношения между Россией и Европой за рамками традиционного изображения политической несовместимости и столкновения культур от Вестфальского мира (1648 г. ) до Конец царствования Петра I в 1725 году. В монографии рассматривается место России в более широком, транскультурном развитии дипломатии раннего Нового времени через призму прямых дипломатических встреч, церемониальных конфликтов и ссор, записей ритуалов и церемоний.Его цель — продемонстрировать, что в контексте дипломатических ритуалов и церемоний вопрос о том, кто принадлежит к обществу князей, выходит за рамки современных представлений о Европе как о географически определенной и единой культурной сфере. В широком смысле он рассматривает, как династическая конкуренция и представления о чести и престиже препятствовали или ускоряли стандартизацию дипломатических правил и процедур за пределами национальных границ.

Место России в международном порядке государств-систем, преобладающее в дипломатических формах после Вестфальского мира, и ее интеграция в европейскую систему прецедента рассматриваются в первой главе.Отклоняясь от этнографической неопределенности литературы о путешествиях и ее беспокойства о том, была ли Россия цивилизованной или варварской, Хеннингс исследует научные и юридические тексты об иерархии суверенов и отмечает, что они демонстрируют явные тенденции причислять русского царя к могущественным европейским правителям. Например, в книге Бальтазара Сигизмунда фон Стоша « Von dem Praecedentz-Oder Vorder-Recht » (1677 г.) император Священной Римской империи был первым светским правителем, последовавшим за папой, за которым последовал (хотя и неожиданно) русский царь (или московский император). по терминологии Стоша).Стош оправдывает превосходство России над другими европейскими королями, подчеркивая огромное богатство, земли и власть царя. Хеннингс также отмечает, что отсутствие в списке Стоха османского султана или китайского императора ставит русского царя в один ряд с европейскими государями, а не с «другими» правителями. Напротив, Захариас Цванциг в Theatrum Praecedentiae (1706 г.) интерпретировал титул «царь» как обозначающий короля, а не императора, и Цванциг утверждал, что русские правители пришли к выводу, что их титул превосходит статус других правителей, хотя «все Европейские короли издревле обладали королевским достоинством задолго до того, как Москва возвысилась до имперского статуса» (с. 52). Однако русский царь по-прежнему имел место в княжеском обществе Цванцига и причислялся к коронованным особам и государям Европы. Тексты также подразумевают, что великолепие и обрядность были частью одного и того же континуума как для Европы, так и для России. Таким образом, как периферийный христианский правитель, русский царь был интегрирован в понятие наследия христианского государства, а негативные образы России и ее некультурности не проникали в трактаты суверенной иерархии. Ближе к концу главы Хеннингс призывает читателя задуматься о преимуществах изучения личных встреч по сравнению с простыми представлениями о русском варварстве, преобладающими в путевых заметках; он призывает историков вернуться к истокам международных отношений как академической дисциплины и изучить прецедентные ссоры и церемониальные конфликты.

Перед рассмотрением избранных тематических исследований дипломатических контактов России и Европы во второй главе предлагается сравнительный обзор администрирования дипломатических процедур в Европе и России. В главе основное внимание уделяется роли Посольского приказа (Посольской канцелярии русских царей), приказа , понятиям дипломатического представительства и назначению церемониальных документов, производимых аппаратом дипломатического протокола.Цель этой главы — проиллюстрировать, что различия в практической организации дипломатической практики и церемоний между Россией и Европой возникли не из-за желания русских оставаться в стороне от Европы, а скорее из-за того, что Россия полагалась на свою архивную коллекцию церемониальных документов и свое географическое положение. расстояние, которое часто делало невозможным прямое вмешательство из Москвы и вынуждало российских дипломатов придерживаться более жестких дипломатических церемоний, основанных на прецеденте, в отличие от их европейских коллег.Более того, несмотря на некоторые практические расхождения, российский и западноевропейский дипломатический церемониал оперировал общими нормами и символическими правилами. Сходство в рангах дипломатических представителей, например, вероятно, было отражением западных изменений в российской дипломатической практике. Точно так же Церемониймейстер и его русский эквивалент пристав разделяли схожие обязанности, как и роль и функции Посольского приказа . Как отмечает Хеннингс, «вытекающие из этого церемониальные трудности с ранжированием и присущими ему привилегиями нельзя объяснить культурными или идеологическими различиями» между Россией и Европой, вместо этого они «просто демонстрируют, что Россия только начинала в полной мере участвовать в процессе стандартизации». (п.111). Изменения и адаптация требуют времени, прежде чем их можно будет воплотить в жизнь.

Следующие две главы посвящены прямым дипломатическим контактам между Россией и Западной Европой. В третьей главе исследуется англо-русское взаимодействие во второй половине XVII века, и в центре внимания находятся споры о церемониях, цели дипломатических ритуалов и последствиях символических столкновений. Сосредоточив внимание на пяти посольствах России и Англии, отправленных в Лондон и Москву, и случаях церемониальных столкновений (в том числе тупиковой ситуации между графом Карлайлом и русским приставом , из-за которого дипломатический представитель должен был первым выйти из своих саней), глава демонстрирует, что не культурная несовместимость России и Англии и не личные качества самих дипломатов приводили к церемониальным ссорам. Конфликты вокруг церемоний возникали «из-за растущих притязаний на статус» и «непредсказуемости и случайности личного общения» (стр. 159). Например, в 1655 году во время публичной аудиенции дипломатического представителя парламента в Москве Вильяма Придо русский царь не встал, спрашивая о здоровье Оливера Кромвеля, а лишь немного отошел от трона. Как указывает Хеннингс, это было явным признаком того, что, хотя русский двор был готов принять Придо как представителя второстепенной державы, русские не считали Кромвеля законной властью английского государства.Хотя движение тела царя можно рассматривать как «политически незначимое», Хеннингс подчеркивает, что этот жест означал, что «русский двор отказал Кромвелю в королевских или суверенных почестях» (стр. 126), поскольку для того, чтобы Придо был признан посланником английского государства, царь должен был стоять, произнося имя лорда-протектора. Англичане также признали влияние этого жеста, и Придо решил опустить эту деталь в своем отчете. Таким образом, дипломатический ритуал позволял «правителям мириться с необратимыми реалиями» (стр. 127), но гибкость и тонкость дипломатических церемоний также позволяли правителям выражать свои протесты, отрицая «законность необоснованных юридических утверждений» (стр. 127). Таким образом, прием представителя парламента не означал признания Россией легитимности правительства Кромвеля.

Отойдя от англо-русских встреч, в четвертой главе исследуется Великое посольство Петра Великого в Вене в 1698 году и его визит в Париж в 1717 году. с театральностью дипломатического диалога в частной обстановке и способами, которыми церемония и придворная сфера ограничивали и облегчали политическую коммуникацию.Оба раза Петр I путешествовал инкогнито. Хотя это скрывало его монархическую идентичность и решало вопросы о приоритете и статусе, это не деритуализировало дипломатическую практику, поскольку ожидалось, что императорский (а позже и французский двор) устроит подходящую программу развлечений для царя. Напротив, стратегии пониженной формальности и встречи без церемонии усложнили ритуальные процедуры, которые по-прежнему должны были решать вопросы ранга, чести и престижа, сохраняя при этом царскую маскировку. Во-вторых, в главе также исследуется дипломатический ритуал в рамках частных встреч и тайных переговоров. В то время как публичная аудитория была озабочена проблемами иерархического порядка и статуса, а также церемониальными столкновениями из-за чести и престижа, физическая дистанция личных встреч и отсутствие прямой аудитории позволяли правителям символически признавать свой равный статус ради представлять сильную личную связь. На частной встрече с Леопольдом I Петр настоял на том, чтобы снять шляпу, жест, который заставил императора ответить взаимностью.Оба мужчины должны были носить шляпы, чтобы показать, что ни одному из них не нужно признавать более высокий статус другого, но в этом случае, хотя знак равенства «противоречил притязаниям [Леопольда] на первенство, означаемое на публичных церемониях, здесь, наедине, соревнование за статус было облегчено символическим паритетом» (стр. 180). Кроме того, в главе также исследуется вопрос о том, насколько обязательными были переговоры, которые проводились в частном порядке, в отличие от переговоров на публичных аудиенциях. В главе подчеркивается, что международная политика раннего Нового времени была личными делами между правителями, а не бизнесом между национальными государствами, а союзы представляли собой межличностные отношения.Таким образом, хотя Петр I мог бы избежать этикета и нарушить церемониальный порядок, приоритет и связанные с ним ожидания не были неизбежны; дипломатический протокол не утратил своего значения из-за предпочтения Петром тайных переговоров и визитов инкогнито. Как заключает Хеннингс, «неформальность позволяла современникам уравновешивать унаследованные притязания на ранги с сосуществующими концепциями государственного равенства» (стр. 201).

За два десятилетия визита Петра I в Вену Россия превратилась в крупную военную державу и влилась в европейскую систему союзов; его дипломатическая практика и подход к церемониям и организации также стали свидетелями периода реформ и преобразований.Характер этих изменений и вопросы их отклонения или продолжения от существовавшей допетровской дипломатической практики рассматриваются в главе пятой. Хеннингс отмечает, что общий консенсус петровской дипломатии — это радикальная «культурная революция» (стр. 204), которая заменила русский прецедент новой политической культурой, созданной по образцу западноевропейского архетипа. Хеннингс, однако, отмечает, что петровские реформы вместо того, чтобы инициировать радикальное изменение, были переходным периодом, в котором «проницательно смешались» старые и новые элементы русского дипломатического ритуала, чтобы укрепить место России в европейском княжеском обществе.Создание постоянных российских резиденций за границей, например, способствовало изменениям в дипломатических отчетах, так как стат. дипломатический ритуал. Однако основные понятия старшинства и ранга сохранились. Петр I мог принять титул «император», но ему было отказано в церемониях, демонстрирующих претензии на имперское превосходство, а Россия не была признана империей другими европейскими дворами.Как отмечает Хеннингс, «царь стал императором без одежды» (стр. 246).

Благодаря сравнительному подходу и обширному материалу, почерпнутому из британских, российских, австрийских и французских архивов, Россия и придворная Европа прослеживает место России в международных отношениях раннего Нового времени с точки зрения языка, используемого современниками для описания суверенитета и власти, языка чести. и престиж. В отличие от предположений о непримиримых различиях политических культур России и Западной Европы, Хеннингс утверждает, что дипломатическая практика развивалась в рамках «транскультурного политического пространства» (с.247) общих церемониальных норм, которые интегрировали, казалось бы, иностранного русского царя через постепенно стандартизированные кодексы поведения и общения. Однако это не означает, что существовал универсализм церемониальных норм. Примеры прямых столкновений Хеннингса демонстрируют, как расхождения в практической организации приводили к столкновениям, конфликтам и дипломатическим разветвлениям. Тем не менее, в конечном счете приверженность царей ритуальным демонстрациям была отражением их признанного места в европейской системе старшинства раннего Нового времени.

После размышления Россия и придворная Европа побуждает читателя задуматься о более широких концепциях политики, международных отношений, династического представительства, понятиях статуса и чести, а также о практических аспектах дипломатических церемоний и ритуалов раннего Нового времени. Хотя в книге поднимается несколько важных вопросов о характере дипломатического взаимодействия России с Западной Европой и его более широком значении для историографии досовременной дипломатии, основные вопросы, возникающие в ходе дискуссии Хеннингса, заключаются в следующем.Во-первых, в некотором роде географическая и геополитическая изоляция России от большинства западноевропейских государств предполагает, что европейские правители могли поддерживать более отдаленные дипломатические отношения (и более гибкий дипломатический ритуал) с русским царем, чем с русским царем. своих европейских соседей. Было ли отношение Леопольда к визиту Петра отражением особой имперской дипломатии и ритуала по отношению к русским, или, например, французский король, вероятно, получил подобную программу развлечений, если бы он решил посетить Вену инкогнито? Во-вторых, в книге вскользь упоминается влияние православия на допетровский дипломатический церемониал, и это заставляет задаться вопросом, насколько значительным было влияние религии (и не только православия) на дипломатический ритуал? Был ли вопрос религии отложен для практических целей дипломатии или различия в религии препятствовали дипломатическим церемониям? Какова роль религии в предлагаемом понятии транскультурного политического пространства общих церемониальных норм? Наконец, имелись более широкие последствия того, что с точки зрения дипломатических устремлений России русские цари были заинтересованы только в приобретении западноевропейских технологических, медицинских, военных, научных и культурных идей и инноваций, но не в западноевропейских политических идеях. Относится ли это утверждение к российской дипломатии, обсуждаемой в книге, или есть примеры того, что русские цари были открыты для включения элементов европейских политических идей?

Наконец, Россия и придворная Европа предлагает новый взгляд на сложные отношения и прямые встречи в мире княжеских дворов. Это показывает, что Россия, несмотря на ее кажущуюся культурную несовместимость, была активным участником широких транскультурных событий ранней современной дипломатии.Россия также обеспечивает прекрасную точку зрения для изучения ранней современной дипломатии в глобальном масштабе, и Хеннингс предлагает распространить свое исследование на дипломатические конфликты России с Востоком, включая Османскую империю, чтобы «посредничать между «европейскими» и «неевропейскими странами». «практики» (стр. 254) и историографические традиции. Исследование было бы долгожданным дополнением, и его с нетерпением ждут.

Автор благодарит Татьяну Жукову за отзыв и содержательные предложения и не желает больше отвечать.

Путин говорит, что части Украины были русскими с «незапамятных времен». Это односторонний взгляд на историю.

Россия признала независимость двух восточных областей Украины и вслед за этим отправила российские войска через украинскую границу. То, что западные лидеры назвали серьезным нарушением международного права, президент России Владимир Путин назвал концом ошибочного раздела земли, имевшего место более века назад.

«С незапамятных времен народ, живущий на юго-западе исторической земли Российской, называл себя русскими и православными христианами», — сказал Путин.21 в речи, оправдывающей признание Россией провинций. «Современную Украину целиком создала Россия, точнее, большевистская, коммунистическая Россия. Этот процесс начался практически сразу после революции 1917 года, и Ленин и его соратники сделали это чрезвычайно жестким по отношению к России способом — отделив, оторвав исторически русскую землю».

В нескольких кратких строчках Путин упростил растянувшуюся многовековую историю региона, завуалировав силы, формировавшие украинскую идентичность. На самом деле путинское видение единого народа, связанного общим наследием и религией, многое игнорирует. В нем упущены как военная сила, которую Российская империя применила к Украине в XIX веке, так и зачастую несчастливые десятилетия Украины в составе Советского Союза в ХХ веке.

Комментарии Путина «интерпретируют Украину как общество без «настоящей» истории, созданное Советским Союзом и существующее сейчас только как марионетка Запада», — сказал Эрик С. Херрон, политолог из Университета Западной Вирджинии, специализирующийся на изучает Восточную Европу.

Но Херрон сказал, что эта интерпретация сомнительна: «Украинцы продемонстрировали чувство гражданской идентификации с Украиной, которое выходит за рамки языка и этнической принадлежности».

На самом деле территория современной Украины «раньше принадлежала нескольким империям или государствам, поэтому некоторые версии украинской идентичности вообще не имеют ничего общего с Россией», — сказал Юджин Финкель, доцент Университета Джона Хопкинса. Школа перспективных международных исследований, изучающая Восточную Европу.

В конечном счете, говорят историки, история Украины — это не история непрерывного братства с русскими, а затяжное перетягивание каната за религию, язык и политический контроль.

В начале 1600-х годов Украина представляла собой группу провинций, находившихся под контролем Польши. Религиозные трения были неизбежны: Польша была в основном католической, а люди в регионе Украины были в основном православными. В 1648 году восстание украинских казаков оторвало часть украинских земель от Польши.

«До 1654 года украинцы и русские жили в двух отдельных государствах, — говорит Фрэнк Сысин, историк и директор торонтского офиса Канадского института украинистики Университета Альберты. «Почти 400 лет, с 13 по 17 века, они не находились в одном политическом строе и жили под разными религиозными влияниями».

Не все ученые согласны с этим, но некоторые считают, что украинские крестьяне играют центральную роль в развитии Украины.

«Украинская идентичность изначально вращалась вокруг крестьянской культуры и определялась против польской знати, которая оставалась доминирующей региональной силой, и евреев, которых крестьяне считали как национальными, так и классовыми врагами», — сказала Фейт Хиллис, историк из Чикагского университета и автор книги «Дети Руси: Правобережная Украина и изобретение русской нации».

Сопротивление польскому владычеству исходило от казаков, группы исторически непрозрачного этнического происхождения. В 1654 году они объединились с Россией, чтобы создать территорию под своим контролем, названную Гетманщиной; это была ранняя форма того, что впоследствии стало Украиной, и она включала в себя современную столицу Украины Киев. Картографы того времени называли казачьи территории Украиной.

В своем выступлении Путин говорил о регионе, объединенном русской идентичностью и общей религией. Однако история казаков свидетельствует о том, что мировоззрение со временем менялось.

«Они считали себя отдельным от Московского государства», — сказал политолог Университета Рутгерса Александр Мотыль. (Московия была ядром того, что стало Российской империей.)

Чтобы противостоять полякам, казаки полагались на русских лидеров, таких как царь Петр Великий.

После 1654 г. казаки меньше беспокоились о поляках, но главной целью оставалась независимость. В 1708 году, когда шведская армия стремилась вытеснить русских с Украины, к шведам присоединился казачий вождь Иван Мазепа.Русские разгромили своих противников, с этого момента сковав независимое казачье государство.

Казацкое влияние в Украине живет и сегодня в словах украинского парламента (рады) и площади (майдана), которые имеют казачье происхождение, сказал Ричард Арнольд, политолог из Университета Маскингам и автор книги «Русский национализм и этническое насилие». : символическое насилие, линчевание, погром и резня».

Командир казачьей части на действительной службе в Харьковской области Украины на фото без даты наблюдает за продвижением своих войск.(AP Photo)

Украина стала регионом, разделенным конкурирующими империями. Западные провинции, первоначально находившиеся под властью Польши, позже находились под управлением Австро-Венгерской империи. К середине 19 века большая часть территории Украины находилась под властью России.

Это правило могло быть суровым, и чувство обиды начало укреплять украинскую национальную идентичность. Украинский язык формировался веками. К 1800-м годам появилась стандартная форма.

У жителей Украины был «общий язык с востока на запад», — сказал канадский историк Сисин.«Они начинают думать обо всех украинских землях как об общем пространстве или стране со своими традициями».

Идея доминирующей российской идентичности начала уступать место более тонкой мозаике родственных людей.

«Украинские авторы стали высказывать мнение, что разные «русские» не только говорят на разных языках, но и принадлежат к разным этническим группам, — пишет гарвардский историк Сергей Плохий в книге «Линия фронта: очерки прошлого и настоящего Украины».

К середине 1800-х годов эти писатели начали издавать украинские буквари и расширять преподавание языка в школах.

Это зашло слишком далеко для российских надзирателей Украины. В 1876 году имперские чиновники приказали изъять украинские книги из школ. Они также заменили учителей и запретили украинский язык в спектаклях и развлечениях.

Распад царской империи и большевистская революция 1917 года оказались ключевым поворотным моментом для Украины.

Украина провозгласила независимость в 1918 году и сохраняла этот статус до 1921 года, сказал Мотыль.

Тем не менее, это был неспокойный период: только в 1919 году правительство в Киеве переходило из рук в руки пять раз.Большевики воспользовались беспорядками, сосредоточив свое внимание на подрыве украинского национального самосознания.

«Когда они захватили Киев в начале 1918 года, они нацелились на сайты, которые были частью украинской идентичности», — сказал Сысин. «Они обстреляли Украинский музей, созданный главой украинского государства Михаилом Грушевским. Людей, пойманных на улицах Киева говорящими по-украински, расстреливали».

Независимое правительство в Киеве провозгласило восточные провинции частью новой нации, но это породило собственную напряженность.Хотя в Донбассе преобладают украинцы, «многие этнические русские въехали туда», — сказал Сысин. Была попытка создать отдельную пророссийскую Донецко-Криворожскую советскую республику, что предвещало борьбу столетие спустя в восточных частях Украины.

Столкнувшись с давлением украинского партизанского сопротивления, Владимир Ленин и Иосиф Сталин договорились о создании украинского образования в составе Советского Союза в 1922 году. Украина имела некоторую юрисдикцию над своими внутренними делами, но внешняя политика, оборона и торговля находились в руках Москвы. .

Президент Украины Владимир Зеленский с супругой Еленой посещают памятник жертвам Голодомора во время церемонии поминовения, посвященной 88-й годовщине Великого голода 1932-1933 годов, в котором от голода погибли миллионы людей, в Киеве, Украина, суббота, 27 ноября , 2021. (Пресс-служба президента Украины через AP)

После периода поддержки украинского языка и культуры в 1920-х годах советское государство при Сталине приобрело более централизованный и русский характер, что сопровождалось усилением репрессий. Чем дольше Украина была частью Советского Союза, тем больше росло ее антагонизм по отношению к России.

Украинцы разделяют чувство жертвы как Советского Союза, так и России, сказал Херрон. Ключевые события включают голод (или Голодомор) при Сталине, в результате которого погибло около 4 миллионов или более украинцев, а также ядерная катастрофа 1986 года в Чернобыле (или, по мнению украинцев, Чернобыль), которая произошла примерно в 60 милях к северу от Киева.

«Голодомор — один из самых содержательных нарративов в современной Украине, и в Киеве есть памятники его жертвам», — сказал Арнольд, политолог Университета Маскингама.

Это не означает, что украинцы выражали только отвращение к России; для многих отношения были сложными.

«Украинцы сыграли решающую роль в истории России, от основания Российской империи (идеолог Петра Великого Феофан Прокопович был родом из Украины) до создания Советского Союза (из Украины приехали Лев Троцкий и Леонид Брежнев), — сказал Хиллис.

Финкель сказал, что советская идентичность имела определенное значение для некоторых украинцев, сравнивая ее с тем, как американские евреи могут одновременно чувствовать себя евреями и американцами в разных контекстах.

Но Советского Союза больше нет — и в постсоветскую эпоху отношение украинцев к России только ухудшалось, особенно после оккупации ею Крыма в 2014 году и последующей аннексии.

Положительное отношение украинцев к России превышало 90% в 2010 году, но упало примерно до 30% к 2014 году, когда Крым был захвачен, согласно данным опроса Киевского международного института социологии. К 2019 году эта цифра снова поднялась до 50, но в последнем опросе, проведенном в ноябре 2021 года, упала ниже 40%.

Этот сдвиг усугубляется тем фактом, что многие из наиболее пророссийски настроенных украинцев уехали или умерли от старости.

«Ошибка Путина заключается в его настойчивом стремлении превратить сложную, запутанную историю двух стран в упрощенную моральную сказку, которая служит его собственным интересам», — сказал Хиллис.

Первоначально эта статья была опубликована изданием PolitiFact, которое является частью Института Пойнтера. Публикуется здесь с разрешения.См. источники здесь и другие их проверки фактов здесь.

Ян Хеннингс | CEU People

Работа Яна Хеннингса посвящена российско-европейским дипломатическим контактам в период раннего Нового времени. В настоящее время он работает над монографическим исследованием русско-османских отношений в начале восемнадцатого века, исследуя жизнь и должность первого российского посла-резидента в Стамбуле Петра А. Толстого.

Ян Хеннингс окончил Кембриджский университет со степенью доктора исторических наук.Прежде чем поступить на факультет CEU, он получил стипендию младшего научного сотрудника в колледже Святого Иоанна в Оксфорде и преподавал историю в качестве приглашенного профессора и научного сотрудника Герды Хенкель в университете Сабанчи в Стамбуле. Он предлагает курсы, посвященные сравнительным подходам к истории дипломатии и империй раннего Нового времени, а также по более широким темам европейской истории, России и Османского мира. Он является помощником редактора Jahrbücher für Geschichte Osteuropas и членом редколлегии Diplomatica: A Journal of Diplomacy and Society. Он также координирует консорциум исследований Раннего Нового времени CEU. Он только что вернулся из годичного стажировки в Шведской коллегии перспективных исследований (SCAS) и сейчас работает заведующим кафедрой истории.

Ян Хеннингс приветствует запросы от будущих студентов, заинтересованных в работе:

  • Ранняя современная Европа
  • Московия и имперская Россия
  • История дипломатии и международных отношений
  • Русско-османские отношения
  • Туристическая литература и культурные встречи

    Основные публикации 

    Книга

    Россия и придворная Европа: Ритуал и культура дипломатии, 1648–1725 гг. Новые исследования европейской истории (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2016 г. Переиздано в мягкой обложке, 2018 г. ).

    Отредактированный том

    Практика дипломатии в раннем современном мире c. 14:10-18:00. Routledge Research in Early Modern History (Лондон и Нью-Йорк: Routledge, 2017. Переиздано в мягкой обложке, 2019). Совместно с Т. Соуэрби.

    Последние статьи

    «Константинополь как «окно в Европу»: посол Петра Великого и дипломатические иерархи при султанском дворе», Век Просвещения / Le Siècle des Lumières , vol.7, изд. С. Карп и др. (Москва, 2021), 54-73.

    «Эндрю Марвелл в России: секретари, риторика и публичная дипломатия», Journal of Medieval and Early Modern Studies , 50 (2020), 565-586. В соавторстве с Э. Холбертоном.

    «Rang und Kultur: Vergleiche in der Geschichte russisch-europäischer Beziehungen», в  Rang oder Ranking? Dynamiken und Grenzen des Vergleichs in der Vormoderne, ed. Ф.-Дж. Арлингхаус, П. Шустер (Констанц, 2020 г.), 17–36.

    «Информация и путаница: российская резидентская дипломатия и Питер А. Прибытие Толстого в Османскую империю (1702–1703 гг.), « International History Review , 41 (2019), 1003–1019. Россия (1568–1569 гг.)», в «Культуры дипломатии и литературного письма в раннем современном мире », изд. Т. Соуэрби, Дж. Крейгвуд (Оксфорд, 2019 г.), 175–189.

    «Баланс сил и театра». Praecedentiae: Russland im Spiegel der Zeremonialliteratur des 17.und 18. Jahrhunderts», in Die Flucht des Thronfolgers Алексей: Krise in der «Balance of Power» und den österreichisch-russischen Beziehungen am Anfang des 18.  Jahrhunderts , изд. И. Шварц (Берлин, Вена, 2019 г.) , 11-24. для славянских, восточноевропейских и евразийских исследований (ASEEES)

    Премия Хедвиг Хинтце 2012.Награда за лучшую диссертацию Немецкой исторической ассоциации

    Премия Фрица Теодора Эпштейна 2012 г. Награда за лучшую диссертацию Ассоциации историков восточноевропейской истории (Германия)

    Стипендии

    Шведская коллегия перспективных исследований (SCAS), член-резидент , 2020-21

    Junge Akademie в Берлинско-Бранденбургской академии наук и гуманитарных наук (BBAW) и Национальной академии наук Германии Леопольдина (по выбору), 2016-21

    Фонд Герды Хенкель, научный сотрудник и приглашенный профессор, Сабанчи Стамбульский университет, 2013–15

    Колледж Святого Иоанна (Оксфордский университет), младший научный сотрудник, 2009–13

    Преподавание
    Докторантура

    «Набор столов для дипломатов» Польско-литовские дипломатические отношения, 1674–1696», Эвелина Сикора (текущая)

    (с Ласло Контлером) «Переосмысление человечества: гуманист Агентство и раннесовременный европейский дискурс о человечестве и естественных правах», Оана Аврам (в настоящее время)

    «Классическая традиция и формирование мифов о происхождении в Восточной и Центральной Европе раннего Нового времени», Алексей Руденко (в настоящее время, совместное руководство с Матиасом Riedl)

    Магистерские диссертации студентов, которые работали с Яном, включают (выборка):

    Курсы, преподаваемые в предыдущие годы: 

    • Идеальный посол? Международные отношения и истоки дипломатии, 1500-1800 гг.
    • Глобальные сравнения: Россия и Османская империя, 1453-1839 гг. (совместно с Тияной Крстич)
    • Большие дебаты по истории России и Евразии (совместно с Чарльзом Шоу)
    • Междисциплинарные методы сравнительной истории
    • Варвары, неверные и благородные дикари: стереотипы и межкультурное восприятие в период раннего Нового времени и позже

    Д-р.Мэтью Романьелло

    Области исследований и обучения

    • История России и Восточной Европы
    • История медицины
    • Товары/материальная культура
    • Всемирная история

    Градусов

    • Бакалавриат, Университет Брауна (1995)
    • MA, Университет штата Огайо (1998)
    • Доктор философии, Университет штата Огайо (2003 г.)

    Курсы

    • HIST Всемирная история с 1500 г. до 1500 г.
    • HIST 1510 Всемирная история с 1500 г. по настоящее время
    • HIST 1620 американских учреждений: опыт ЛГБТК
    • HIST 3530 Редактирование истории
    • HIST 4240 Абсолютизм, Просвещение и революция: Европа, 1660-1815 гг.
    • HIST 4310 Царская Россия
    • HIST 4320 Советский эксперимент
    • HIST 4440 Империи Восточной Европы
    • HIST 4450 Варшавский договор
    • HIST 4490 Изучение истории Преподавание
    • HIST 4610 История Африки
    • HIST 4730 Гендер и сексуальность в мировой истории

    Биография

    Мэтт Романьелло получил докторскую степень.Д. из штата Огайо в 2003 г. с полями кандидатур в России и Восточной Европе, Средневековой Европе и Гендере и сексуальности. Он является автором книг Предприимчивые империи: Россия и Британия в восемнадцатом веке (2019) и Неуловимая империя: Казань и создание России, 1552-1671 (2012). В настоящее время он пишет две книги. Одним из них является исследование здоровья и болезней в Российской империи, Интервенционистская империя: политика тела в России восемнадцатого века , изучение государственного регулирования колониальных органов. Второй — исследование товаров раннего Нового времени, которым не удалось перейти в современную эпоху, Незапланированное устаревание: современность и утрата естественного мира . В настоящее время он является редактором Journal of World History и был бывшим редактором Sibirica: Междисциплинарный журнал сибирских исследований. Он был заместителем директора Making the History of 1989, , образовательного ресурса для предоставления материалов о падении коммунизма в Восточной Европе, и время от времени является автором блога российской истории.Его последний отредактированный том « Жизненный цикл русских вещей: от рыбьих кишок до Фаберже » занял второе место в номинации «Самое странное название книги года» в номинации « Bookseller / Diagram Prize» 2021 года.

    Публикации

    Книги

    • Предприимчивые империи: Россия и Великобритания в Евразии восемнадцатого века (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2019)
    • Неуловимая империя: Казань и создание России, 1552-1671 (Мэдисон: University of Wisconsin Press, 2012)

    Отредактированные тома

    • Жизненный цикл русских вещей: от рыбьих кишок до Фаберже, с 1600 г. по настоящее время , под редакцией Элисон К.Смит и Триша Старкс (Лондон: Bloomsbury Academic, 2021 г.)
    • Россия в Азии: воображение, взаимодействие и реальность , под редакцией Джейн Ф. Хакинг и Джеффри С. Харди (Нью-Йорк: Routledge, 2020)
    • Российская история через чувства: с 1700 года до наших дней , под редакцией Триши Старкс (Лондон: Bloomsbury Academic, 2016)
    • Оспариваемые дворянские владения в Европе раннего Нового времени , под редакцией Чарльза Липпа (Фарнхэм, Суррей: Ashgate, 2011)
    • Табак в русской истории и культуре: от семнадцатого века до наших дней , под редакцией Триши Старкс (Нью-Йорк: Routledge, 2009)

    Специальные выпуски журнала

    Журнальные статьи

    • «Табак! Табак!» Экспорт новых привычек в Сибирь и Русскую Америку», Sibirica 16:2 (2017): 1-26
    • «Православные общины на границах России», Canadian-American Slavic Studies 50:1 (2017): 137-41
    • «Настоящий ревень? Торговля евразийскими ботаническими и медицинскими знаниями в восемнадцатом веке», The Journal of Global History 11:1 (2016): 3-23
    • «Русские женщины и православные идеалы на рубеже раннего Нового времени», Журнал пограничных исследований №. 3 (2016): 18-37
    • «Утраченное прошение Москвы, 2 июня 1648 г.», История России 41:1 (2014): 119-25
    • «Кто должен курить? Табак и гуморальное тело в Англии раннего Нового времени», Социальная история алкоголя и наркотиков 27:2 (2013): 156-73
    • «Россия сталкивается с исламом: рассказы купцов и глобальная экономика раннего Нового времени», World History Connected  10:1 (2013)
    • «Через табачный фильтр: ограничения мировой торговли в раннем современном мире», Сравнительные исследования общества и истории 49:4 (2007): 914-37
    • «Миссия отложена: Русская Православная Церковь после завоевания Казани», История Церкви 76:3 (2007): 511-40
    • «Этническая принадлежность как социальный ранг: управление, право и империя в Московской России», Nationalities Papers 33:4 (2006): 447-69
    • «Мотив прибыли: региональное экономическое развитие в Московии после завоевания Казани», Journal of European Economic History 33:3 (2004): 663-85
    • «Контроль над границей: монастыри и инфраструктура в Поволжье, 1552-1682», Обзор Центральной Азии  19:3-4 (2000): 429-43

    Главы книги

    • «Превращение рыбьих кишок в стекло и клей», в Жизненный цикл русских вещей: от рыбьих кишок до Фаберже, с 1600 г. по настоящее время (Лондон: Bloombsury Academic, 2021), 71-85
    • «Все это дело следует держать в строжайшей тайне»: Английские табачные мастерские в Москве, в Коммерческий космополитизм? Межкультурные объекты, пространства и институты в раннем современном мире , изд.Фелиция Готтманн (Лондон: Routledge, 2021), 92-107
    • «Астрахань и Оренбург: азиатская торговля России в семнадцатом и восемнадцатом веках», в Oxford Research Encyclopedia of Asian Commercial History , изд. Дэвид Ладден (Оксфорд: Oxford University Press, 2020)
    • «Величие и зрелище: одежда, торговля и капитал в России раннего Нового времени», в Право на одежду: законодательство о роскоши в сравнительном и глобальном контекстах , под редакцией Улинки Рублэк и Джорджио Риелло (Кембридж: издательство Кембриджского университета). , 2019), 375-92
    • «Трансрегиональная торговля в Евразии раннего Нового времени», Oxford Research Encyclopedia of Asian History , изд. Дэвид Ладден (Оксфорд: Oxford University Press, 2017)
    • «Гуморальные органы в холодном климате», в Российская история через органы чувств: с 1700 г. по настоящее время (Лондон: Bloomsbury Academic, 2016), 23-43
    • «Обычаи и потребление: глобальные табачные привычки России в семнадцатом и восемнадцатом веках», в Глобальная жизнь вещей: материальность, материальная культура и товары в первую глобальную эпоху , изд. Энн Герритсен и Джорджио Риелло (Лондон: Routledge, 2016), 183–97
    • .
    • «Торговля и глобальная экономика», в Oxford Handbook of Early New European History, c.1350-1750 , изд. Хэмиш Скотт (Оксфорд: Oxford University Press, 2016), II: 307-33
    • «Фасад порядка: притязания на имперское пространство в России раннего Нового времени», в «Пределы империи: европейские имперские формации в мировой истории раннего Нового времени», , изд. Тонио Андраде и Уильям Регер (Фарнхэм, Суррей: Ашгейт, 2012), 183-204
    • «Чрезвычайный запрет на табак в Московии», в Табак в русской истории и культуре: с семнадцатого века до наших дней (Нью-Йорк: Routledge, 2009), 9-25
    • «Предоставление, урегулирование, переговоры: военная служба в Среднем Поволжье», в Население российской периферии: приграничная колонизация в истории Евразии , изд. Николас Брейфогл, Эбби Шредер и Уиллард Сандерленд (Нью-Йорк: Рутледж, 2007 г.), 61–77 

    Отзывы

    Более 40 рецензий на книги опубликованы в The American Historical Review , The English Historical Review , Slavic Review , Russian Review , Slavonic and East European Review , Ab Imperio 3 Canadian Slavic 0 Studies, , Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas , Russian History/Histoire Russe , Журнал всемирной истории , Журнал междисциплинарной истории , Предприятие и общество, Журнал ранней современной истории 909004 , 3 и  Историк

    Переговоры