Содержание

Тукай Габдулла Мухамедгарифович — биография поэта, личная жизнь, фото, портреты, стихи, книги

Татарский поэт Габдулла Тукай прожил недолго: всего 26 лет. Но за это время он издал около 30 томов стихов, одним из первых в Казани стал писать для детей и выпустил несколько трудов о татарском фольклоре. Благодаря Тукаю жители Татарстана познакомились с творчеством Пушкина, Лермонтова и других русских поэтов, многие его произведения стали основой для песен, а балет по поэме «Шурале» ставили на сцене Мариинского и Большого театров.

Детские годы

Рушан Шамсутдинов. Габдулла Тукай. Детство. 2010. Литературный музей Габдуллы Тукая, Казань, Республика Татарстан

Харис Якупов. Тукай и его сестра Газиза в Уральске. 1971. Литературный музей Габдуллы Тукая, Казань, Республика Татарстан

Рушан Шамсутдинов. Габдулла Тукай. Зрелость. 2010. Литературный музей Габдуллы Тукая, Казань, Республика Татарстан

Габдулла Тукай родился в Татарстане, в деревне Кушлауч недалеко от Казани. Мальчику было пять месяцев, когда умер его отец, а через три года умерла и мать. Сначала будущего поэта передали в семью деда по материнской линии. Там еще одному ребенку были не рады. «Плакал — некому было утешить, — вспоминал позже поэт, — норовил приласкаться — некому было приголубить, хотел поесть, попить — некому пожалеть — все отталкивали да отпихивали». Дед с бабушкой не раз пытались устроить мальчика в приемную семью. В шесть лет Габдуллу забрал крестьянин из соседней деревни. Новая семья приняла мальчика хорошо, здесь его любили и растили как родного, обучили грамоте. Через три года его отыскала сестра отца, Газиза Усманова, и увезла к себе в Уральск.

В Уральске Габдуллу Тукая отдали в школу при мечети медресе «Мутыгия». Преподавал в нем имам и просветитель Мутыгулла Тухватуллин. Его дети, с которыми подружился Тукай, были воспитаны на европейский манер, одевались по светской моде и знали несколько языков. Их примеру последовал и Тукай — вскоре он владел арабским, персидским и турецким, изучил и русский, познакомился с западноевропейскими языками. В доме имама была богатая библиотека, причем духовник собирал не только богословские книги, но и художественную литературу, научные публикации. Вместе с учениками он выпускал рукописные газеты и журналы.

Революционные стихи Тукая

Когда произошла революция 1905 года, Тукаю было 19 лет. Он работал наборщиком в типографии своего друга, сына имама Камиля Тухватуллина. Вместе они начали выпускать первые в Уральске газеты и журналы на татарском языке: «Фикер» («Мысль»), «Уралец». На страницах этих газет появились первые революционные стихи Тукая.

Татарин, русский ли — взгляни:
Теперь права у всех одни.
Зипун и фартук в наши дни
Узнали вкус свободы.
Закрыт цензурный комитет,
Чернилам красным сбыта нет,
И обанкротились вослед
Чернильные заводы.

Поэт, охваченный социалистическими настроениями, часто принимал участие в уличных демонстрациях, публиковал политические статьи и эссе. В фельетоне «Условия» Тукай писал: «Пока не рухнет капиталистический строй и на земле не начнется жизнь социалистическая; пока капитал не перестанет на каждом шагу заслонять собой правду, я не вижу никакого смысла в том, чтобы мы назывались мусульманами».

В этом же году Тукай стал редактором журналов, которые выходили в типографии Камиля Тухватуллина, — «Эль-гаср-эль-джадида» («Новый век») и сатирического «Уклар» («Стрелы»). Тукай размещал на страницах новых изданий собственные произведения, переводы на татарский язык басен Ивана Крылова и стихов русских поэтов: Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Алексея Кольцова. Вскоре о Габдулле Тукае узнали в Казани и Оренбурге.

Тукай в Казани

Виктор Федоров. Отъезд Тукая из Училе в Кырлай. 1975. Литературный музей Габдуллы Тукая, Казань, Республика Татарстан

Ефим Симбирин. Поэт Габдулла Тукай. 1976. Литературный музей Габдуллы Тукая, Казань, Республика Татарстан

Харис Якупов. Габдулла Тукай и Камиль Мотыги в Уральске. 1976. Литературный музей Габдуллы Тукая, Казань, Республика Татарстан

В 1907 году Тукай закончил медресе «Мутыгия» и отправился в Казань. В столице Татарстана поэт продолжил выступать в газетах с эссе и фельетонами на актуальные темы — о важности образования, о национальной идее, отношениях с другими народами, о войнах, казнокрадстве чиновников и борьбе простых людей за свои права.

Габдулла Тукай выступал за реформу образования, говорил, что во всех медресе нужно давать светское образование, и оно должно быть доступно и мальчикам, и девочкам.

Учение самое острое, самое нужное оружие для победы правды над ложью, света над тьмой, чистоты над пороком.

В 1907 году вышел в свет первый сборник поэта — «Стихотворения Габдуллы Тукая». Среди опубликованных произведений было стихотворение «Пара лошадей» о возвращении из Уральска в Казань, ода образованию «О перо!» и «Шурале» об Али-Батыре, девушке-птице Сюимбике и злом лесном духе Шурале.

В Казани Тукай увлекся устным народным творчеством. Ему удалось собрать и опубликовать четыре тома фольклорных произведений и народных эпосов. За три года жизни в Казани он издал больше 10 томов собственных стихов и 13 сборников произведений для детей: сказок, рассказов и стихотворений. До него в Татарстане детскую литературу не издавали так массово, изредка появлялись стихи отдельно для девочек, отдельно для мальчиков.

Последнее путешествие

В 1911 году Тукай отправился в путешествие в Санкт-Петербург. По пути он описывал жизнь городов Самары, Уфы, сравнивал цены, дороги, транспорт и обычаи. «Уфа, — писал Тукай, — хотя и намного хуже Казани в отношении архитектуры, но природой своей превосходит многие города. Прежде всего, она на горе. Это означает и летом, и зимой чистый воздух. Она расположена на берегу воспетой во многих наших песнях Агидели (река Белая. — Прим. ред.). В городе больше деревьев, чем домов. Как это важно в летние дни! На первый взгляд и народ в Уфе кажется трезвым и чистым».

В самом Петербурге поэт пробыл 18 дней. Его, жителя российской глубинки, впечатлила городская архитектура, транспорт, мощеные мостовые, но главное — образованные жители.

Петербург — место просвещения. И улицы, где расположены учебные заведения, так же красивы и ухожены. В любой час дня, вечером, ночью в разных местах самые разные лекции, занятия…

В Петербурге Тукай впервые услышал оперу — «Евгения Онегина» в грамзаписи. «Впервые в жизни хочу начать ходить в оперу. Я открыл для себя новый мир», — вспоминал поэт. Однако в театр он так и не попал. Врачи диагностировали у него туберкулез и рекомендовали сменить климат ехать на юг, в степь. Несколько месяцев Тукай лечился в Башкирии, но особых успехов это не принесло.

В августе 1912 года Тукай вернулся в Казань и до последних дней работал в типографии. Поэта не стало 15 апреля 1913 года. Его похоронили на Татарском кладбище Ново-Татарской слободы в Казани. В день похорон были приостановлены занятия в городских медресе, закрыты магазины, а в татарских газетах беспрерывно печатали соболезнования и некрологи. Петербургская газета «День» назвала Тукая «татарским Пушкиным», статью о поэте и его стихотворение «Пара лошадей» опубликовал эмигрантский журнал The Russian Review в Лондоне.

Память о поэте

Рушан Шамсутдинов. Портрет Габдуллы Тукая. 2010. Литературный музей Габдуллы Тукая, Казань, Республика Татарстан

Виктор Куделькин. Габдулла Тукай в Кырлае. 1979. Литературный музей Габдуллы Тукая, Казань, Республика Татарстан

Станислав Слесарский. Портрет Габдуллы Тукая. 1986. Литературный музей Габдуллы Тукая, Казань, Республика Татарстан

Еще при жизни Тукая многие его стихотворения татарские композиторы переложили на музыку: это «Родной язык», «Колыбельная», «Пара лошадей» и другие. По мотивам поэмы «Шурале» балетмейстеры Леонид Жуков и Гай Тагиров поставили балет. Премьера прошла на сцене Татарского театра оперы и балета в 1945 году. В 1950 году балет под названием «Али-Батыр» вошел в репертуар Мариинского театра, а в 1955 году — Большого театра. В разные годы главные роли в спектакле сыграли прославленные примы-балерины и премьеры: Наталья Дудинская, Аскольд Макаров, Майя Плисецкая, Владимир Васильев. В 1959 году Большой театр показывал «Шурале» во время гастролей в США.

Памятники Габдулле Тукаю установлены в Москве, Санкт-Петербурге, Казани. С 1946 года имя поэта носит Татарская государственная филармония в Казани.

Интересные факты о жизни и творчестве Габдуллы Тукая

1. За всю жизнь Габдулла Тукай сменил восемь приемных семей.

2. Тукай был самым высокооплачиваемым поэтом в Казани. Ему платили по 50 копеек за строчку: за эти деньги можно было снять меблированную комнату на сутки. Гонорары поэт тратил на книги и обучение, у него часто занимали деньги знакомые. Перед смертью Тукай завещал оставшиеся средства учебным заведениям на стипендии для одаренных детей.

3. Поэт мало заботился о своем внешнем виде: не носил галстуков, популярных в то время воротничков, мог купить костюм на два размера больше. Молодых людей, которые одевались по моде, Тукай называл «манекенами» и быть похожими на них не желал. Однажды поэт заявился в редакцию в широкой рубашке с женским поясом и, несмотря на замечания, проходил так все лето.

4. Тукай был убежденным холостяком и намеренно не завел семью, несмотря на многократные попытки друзей женить молодого поэта.

5. На памятниках Габдуллу Тукая изображают в тюбетейке, но в жизни он ходил с непокрытой головой, как русские поэты, а одно время даже надевал свободную рубашку на манер Льва Толстого. Шапочку, в которой Тукай запечатлен на одной из немногих сохранившихся фотографий, ему дал хозяин фотосалона, где сделали этот снимок.

Габдулла Тукай – биография, книги, отзывы, цитаты

Габдулла Тукай (тат. Габдулла Тукай, Ğabdulla Tuqay, عبدالله توقاي‎; паспортное имя Габдулла Мухамедгарифович Тукаев, тат. Габдулла Мөхәммәтгариф улы Тукаев, Ğabdulla Mөxəmmətğərif uğlı Tuqayev; 14 апреля (26 апреля) 1886, деревня Кушлауч, Казанский уезд, Казанская губерния — 2 апреля (15 апреля) 1913, Казань) — выдающийся татарский народный поэт, литературный критик, публицист и переводчик.

Тукай происходил из семьи простого муллы. Когда ему исполнилось четыре месяца, он лишился отца, а в возрасте четырёх лет стал круглым сиротой. В 1892—1895 гг. его жизнь проходит в семье крестьянина Сагди в деревне Кырлай, недалеко от Кушлауч. Здесь Габдулла начал приобщаться к трудовой крестьянской…

Габдулла Тукай (тат. Габдулла Тукай, Ğabdulla Tuqay, عبدالله توقاي‎; паспортное имя Габдулла Мухамедгарифович Тукаев, тат. Габдулла Мөхәммәтгариф улы Тукаев, Ğabdulla Mөxəmmətğərif uğlı Tuqayev; 14 апреля (26 апреля) 1886, деревня Кушлауч, Казанский уезд, Казанская губерния — 2 апреля (15 апреля) 1913, Казань) — выдающийся татарский народный поэт, литературный критик, публицист и переводчик.

Тукай происходил из семьи простого муллы. Когда ему исполнилось четыре месяца, он лишился отца, а в возрасте четырёх лет стал круглым сиротой. В 1892—1895 гг. его жизнь проходит в семье крестьянина Сагди в деревне Кырлай, недалеко от Кушлауч. Здесь Габдулла начал приобщаться к трудовой крестьянской жизни, испытал её радости и горечи, стал учиться и, как он сам потом признавался в своих воспоминаниях, Кырлай открыла ему глаза на жизнь. Действительно, впечатления кырлайского периода оставили в памяти и творчестве поэта неизгладимый след любви к родной земле и её простым чистосердечным людям (действие поэмы «Шурале» происходит именно в этой деревне).

В дальнейшем детство Габдуллы продолжалось в городе Уральске. Будучи взятым туда в семью купца Галиаскара Усманова, где была хозяйкой его тетя по линии отца, он учился в медресе прогрессивно настроенной семьи меценатов Тухватуллиных, одновременно посещая русский класс и проявляя высокую одарённость в учёбе. Первые литературные опыты Тукая частично запечатлелись в рукописном журнале «Аль-Гасраль-джадид» («Новый век») за 1904 год. В этот же период он переводит на татарский язык басни Крылова и предлагает их к изданию. Увлекается поэзией Пушкина и Лермонтова. Его первым замечательным поэтическим созданием на чисто татарском языке был перевод стихотворения А. Кольцова «Что ты спишь, мужичок?», опубликованный в 1905 году под названием «Сон мужика».
После начала революции 1905 года в Уральске появились первые татарские газеты и журналы «Фикер» (Мысль), «Аль-гаср аль-джадид» (Новый век), «Уклар» (Стрелы). Тукай сотрудничает в них и выступает с многочисленными стихами и статьями на темы, поднятые революцией. Он участвует в прошедших волной по городу демонстрациях.
В начале 1907 года Тукай покидает медресе «Мутыгия» (Тухватуллиных). Начинается его «вольная жизнь». Третьеиюньский переворот 1907 года означал решительное наступление реакции на демократию. Боевым откликом на это было тукаевское стихотворение «Не уйдём!», в ярких строках которого прозвучал голос борца, зовущего до конца стоять за честь Родины и демократии. Строки этого стихотворения как нельзя более точно характеризуют настроения татарской интеллигенции в переломный момент истории, когда в обществе активно муссировалась идея эмиграции в Турцию в ответ на усиление национального гнёта со стороны самодержавия. Такие стихотворения Тукая, как «Шурале», «Пара лошадей», «Родной земле», написанные одновременно с «Не уйдём!», были посвящены теме Родины. Осенью 1907 года Тукай приезжает в Казань, чтобы посвятить свою деятельность новым творческим задачам. Здесь он быстро входит в литературные круги и сближается с молодежью, группировавшейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа») — Фатих Амирхан и др. Все свои творческие возможности Тукай в этот период посвящает сатирико-юмористическим журналам «Яшен» («Молния»), «Ялт-юлт» («Зарница»).
К 1908 году в творчестве Тукая возникает целый цикл замечательных поэтических и очерково-публицистических произведений, в которых исчерпывающе ясно выражено отношение к народу. Такие его стихотворения, как «Осенние ветры», «Гнёт», «Дача» (1911), «Чего не хватает сельскому люду?» (1912), «Надежды народа…» (1913), его близкая дружба с Хусаином Ямашевым (1882—1912) и стихотворение, посвященное его памяти («Светлой памяти Хусаина», 1912), ярко свидетельствуют о том, что поэт питал искреннее сочувствие к своим современникам — борцам за народное дело и благоговел перед их неподкупной человеческой совестью и духовным благородством.
Стихотворения «Светлой памяти Хусаина» и «Татарская молодежь» (1912) пронизаны чувством исторического оптимизма. Большинство его стихотворений и путевых очерков, опубликованных в 1911—1912 гг., написано под впечатлениями посещения им деревень Заказанья — своей малой Родины. В них запечатлена реальная действительность, оцененная с позиции заступника народа. Отвергая пресловутую «деревенскую идиллию», Тукай трезво смотрел на сельскую реальность, стремясь охватить социальные контрасты её будней («Чего не хватает сельскому люду?», «Гнет», «Возвращение в Казань»).
Несмотря на резкое ухудшение здоровья, в 1911—1912 гг. он совершает путешествия, имевшие для него большое значение. В начале мая 1911 года Тукай пароходом приезжает в Астрахань, по пути знакомясь с жизнью Поволжья («Дача», очерк «Маленькое путешествие»). Здесь Тукай остаётся в гостях у своего друга поэта Сагита Рамиева. В Астрахани он встречается с азербайджанским общественным деятелем и писателем Нариманом Наримановым, сосланным туда за революционную деятельность в родном краю.
Весной 1912 года Тукай решается на более значительное путешествие по маршруту Казань-Уфа-Петербург. В Уфе он встречается с М.Гафури. Эта встреча оставляет глубокий след в жизни обоих народных писателей, укрепляет их симпатии друг к другу. В Петербурге Тукай встречается с Муллануром Вахитовым, впоследствии видным революционером.
Прожив в Петербурге 13 дней, 6 (19) мая, Тукай покидает столицу и отправляется в Троицк, а затем в казахскую степь — пить кумыс, надеясь этим поправить свое здоровье. В Казань возвращается в начале августа. В столице Тукай работает в удушливой атмосфере типографии и, несмотря на плохое самочувствие, продолжает писать.
Последние годы жизни и деятельности Тукая свидетельствуют о том, что писатель, всё ближе постигая народную действительность, резко ощущал разлад с враждебным народу обществом и беспощадно осуждал все то, что могло бы лечь тенью на его гражданскую совесть («Первое мое дело после пробуждения», «По случаю юбилея» и др.).
2 (15) апреля 1913 года в 20 часов 15 минут Габдуллы Тукая не стало. Он ушёл из жизни в расцвете своего таланта. «Татары в лице Тукаева потеряли величайшего национального поэта» — писали казанские русскоязычные газеты. Тукаевские традиции стали одним из решающих идейно-эстетических факторов и животворных источников для дальнейшего развития татарской литературы под знаменем реализма и народности.
Габдулла Тукай был похоронен на Татарском кладбище Ново-татарской слободы (Казань).

Габдулла Тукай (1886-1913) | Габдулла Тукай

Мухаммат Магдеев

Колыбель поэта
(1886-1894)

 

Хоть рано вас покинул, сердцу милые края…

Прошлое этого края полно страданий безземельных крестьян, их борьбой за землю, за волю и наездами царских карателей. История народа отразилась в задумчивых мелодиях, баитах, в песнях и сказках, несущих в себе народную мудрость.

Родные места поэта — Заказанье. Безземелье было настоящим бичом. Здесь нет ни больших рек, ни бескрайних лугов, ни скалистых гор. Красота Заказанья — в его дремучих лесах с их сказочным хозяином — Шурале; тихих прудах с нависающими над водой густыми ивами, под которыми лунными ночами расчесывает мокрые косы водяная — Су анасы; в ветряках, выcтупающих из-за горизонта, точно Алып-батыр, размахивающий ручищами; ручейках, тихо журчащих по низинам, словно бы радуясь жизни и людям.

В этом краю сложены знаменитые поэмы девятнадцатого столетия «Тахир и Зухра», «Буз-джигит», ходило по рукам «Сказание о Йусуфе», много раз переписываемое местными каллиграфами.

Здесь, в Кушлавыче, в семье муллы Мухамметгарифа и родилcя 26 (14) апреля 1886 г. мальчик, будущий поэт Габдулла Тукай. Не прошло и пяти месяцев, как вдруг скончался его отец. Овдовевшая мать его, Мамдуда, была выдана замуж за муллу деревни Сосна. А маленького Габдуллу временно поручают на воспитание бедной старушке Шарифе. Тут и настигли мальчишку нескончаемые удары и лишения сиротской доли. На свете, пожалуй, не было ни одного поэта, которому уже с малых лет довелось бы называть «мамой» семерых, а возможно, и восьмерых чужих женщин. Именно такая участь выпала на долю Габдуллы.

Маленький Габдулла у Шарифы не видел ни ухода, ни заботы — терпел одни обиды. Но вот мать забрала сыночка к себе, в Сосну. Читая об этом в автобиографическом очерке Тукая «Что я помню о себе», облегченно вздыхаешь: наконец-то он у родной своей матери! Но это счастье длилось недолго: умирает мать Габдуллы — мальчик оказывается круглым сиротой. Соснинский мулла отсылает его в деревушку Училе, к деду по матери. Но и здесь родной бабушки уже не было в живых, семья многодетная. «Среди шести голубков не родной бабушки я был единственным галчонком: плакал — некому было утешить, норовил приласкаться — некому было приголубить, хотел поесть-попить — некому пожалеть — все толкали да обижали меня…»

Это уже четвертая семья, где очутился Габдулла. Он был здесь не только не обласкан, но еще и голодал. Дед был вынужден побираться по соседним деревням, нести домой черствые куски, спасая кучу детей от голодной смерти. Судьба прогнала Габдуллу и из этого дома. Посадили его одному ямщику в сани и отправили в неведомый путь. А в Казани, на Сенном базаре, тот ямщик ходил в толпе и выкрикивал: «Отдаю мальчика на усыновление! Бери, кому надо!» Подошел из толпы мужчина — он и увел мальчика к себе. Так ремесленник из Новотатарской слободы Мухамметвали с его женой Газизой обрели себе сына. Это уже пятый дом, куда ступил Габдулла. Года два прожил Габдулла в этой семье, но… вдруг он опять оказывается лишним. Оба враз захворали приемные родители: «На чьих же руках останется малыш, если мы вдруг помрем… Вернемка его лучше обратно в деревню…» — проводили они его обратно в Училе. «Можно представить себе, как восприняли мое возвращение в семье дедушки, где были уверены, что избавились от меня навсегда». Отсюда, приложив немало усилий, спровадили сироту в деревню Кырлай, в сыновья к Сагди-абзый — для Габдуллы это был уже шестой дом… В Кырлае судьба отнеслась к мальчику благосклоннее. Во-первых, здесь он задержался подольше и начал учиться в медресе. Во-вторых, жизнь в Кырлае дала ему обилие таких впечатлений, которые позже щедро питали его творчество.

Говорят, чтобы понять поэта, нужно побывать на его родине. Правда, за сто лет здешняя природа претерпела немало изменений. Пролегли асфальтовые дороги, появились дворцы культуры, музей. Но во времена Тукая близ Кырлая дремучие леса еще были. И маленький Габдулла ходил с мальчишками в ночное стеречь лошадей. Вокруг до небес высились величественно стройные ели и, вне всякого сомнения, откуда-нибудь из чащобы тихонько наблюдал за мальчишками сам Шурале — все это навсегда западало в чуткую душу Габдуллы.

До чего же своеобычен труд крестьянский! Сколько требует он терпенья, мучительных усилий. Зато сколько доставляет этот труд истинного удовольствия, сколько в нем поэзии! Чего стоит освежиться в знойный полдень в пруду, под ивами, поплавать, спустившись с поля на обед… А после жаркой работы усладить душу айраном, намешав катыку в родниковой воде… Много разных чувств пробуждается в чуткой душе Габдуллы, много скапливается впечатлений. А вечерние улицы Кырлая! Как развернет тальянку какая-нибудь отчаянная головушка, да как заслышатся деревенские песни — и откуда они только берутся, эти хватающие за сердце мелодии, эта светлая, зовущая неведомо куда тоска?. . Только в Заказанье они и могли родиться…

Заказанье, в особенности Кырлай — благодатная почва, где в маленьком Габдулле зародился великий Тукай. Навсегда сохранился в его благодарной памяти Сагди-абзый в белом переднике, холщовых рукавицах и круглой татарской шапке — как образец трудолюбия, прилежности и мягкости в обхождении. А окрестности Кырлая с их дремучими лесами, прудами, родниками, да и сама деревня с ее песнями и игрищами, обычаями и образом жизни дали ему такое обилие духовной пищи, которого поэту хватило на всю творческую жизнь.

Я постиг, что все священно: и овин твой, и ручей,
И гумно твое, и степи, и дороги средь полей,

И весна твоя, и осень, лето знойное, зима,
Белые чулки, да лапти, да онучи, да сума.

И собаки, и бараны — вся родная сторона.
Любо мне и то, что плохо, даже то, чем ты бедна, —

так писал Тукай об этих же местах, наведавшись в Заказанье после долгого пребывания в иных краях.

Но вот забирают Габдуллу из Кырлая в Кушлавыч, чтобы отправить его к родственникам по отцу, в далекий Уральск. Но к тому времени юнец уже всей душой успел проникнуться сельской жизнью — ее трудами, ее поэзией. «Потом мать выкрикнула мне вслед свой последний наказ: «Не забывай нас, не забывай! Нас позабудешь — станешь головешкой в адском пекле!» — так оставили мы пределы Кырлая».

Позади остался край, где маленький Габдулла полной мерой испил муки сиротства, — край, одаривший его целым миром волшебных впечатлений. Но что ожидало его впереди — это еще не знали ни сам мальчик-сирота, ни обходительный ямщик по прозвищу Алты-биш Сапый, который увез его в своих крытых санях… А впереди был пестрый городишко Уральск с его ремесленниками и торговцами, церквами и мечетями, школами и медресе.
Прощай, Заказанье!.. 

Крылья крепнут
(1894-1907)

Уральск расположен у слияния реки Чагана с Уралом. Год основания города — 1613 — совпадает с началом царствования в России династии Романовых. А в 1913 г., в дни 300-летия царствующей династии, — Тукай напишет стихотворение «Надежды народа в связи с великим юбилеем», отмеченное зрелым интернационализмом, политической остротой.

До 1775 г. Уральск назывался Яицким городком — по названию реки Урал — Яик. Императрица Екатерина II решила на веки веков вытравить из памяти народов России название города-крепости, служившей верной опорой Пугачевского восстания, потрясшего Российскую империю. Впрочем, простонародье в своем обиходе так и продолжало называть его Яицким городком. Уральск был городом ремесленников и торговцев. А для государства Российского он являлся воротами в Среднюю Азию. Эта казачья крепость служила для царизма опорой в проведении своей политики среди инородцев. Национальный состав населения здесь был чрезвычайно пестр: русские, казахи, булгаро-татары, украинцы, киргизы, узбеки, еврей… Будучи важнейшим связующим звеном между Внутренней Россией и Средней Азией, оживленным пунктом на пути торгово-экономических сношений, Уральск стал также культурным центром. Ведущая роль в скупке сырья в бескрайних степях среди казахов и киргизов принадлежала татарам, которые могли с ними свободно общаться. Первыми появились среди степняков булгаро-татары Заказанья. Позже, в конце XIX столетия, с ухудшением экономического положения, булгаро-татары Заказанья целыми семьями потянулись в Уральск и Троицк. Это они представляли здесь бойкое сословие торговцев и ремесленников — Кожевников и мясников, портняжных и меховых дел мастеров. Выходцами Заказанья были и тетя Тукая по отцу Газиза с ее мужем Галиасгаром Усмановым, в чей дом приехал Тукай.

В Уральске было три медресе: «Мутыйгия», «Ракибия» и «Гайния». Галиасгар Усманов отвел Габдуллу в первое — «Мутыйгия». Здешняя жизнь благотворно повлияла на новичка. Среди шакирдов был силен интерес к литературе, поэзии. В доме хозяина медресе Мутыгуллы-хазрета звучали музыка, пение. Габдулла быстро сдружился с его сыном Ками¬лем, а Камиль получил европейское воспитание, хорошо пел, одевался по последней моде, прилично знал русский, арабский, мог наизусть читать Коран…

Жадный до знаний Габдулла одновременно посещает и трехгодичный русский класс. Отлично усвоивший арабский, персидский и турецкий языки, он вскоре открывает для себя богатейший мир русской и западноевропейской литератур. Причудливо сплетение творческих судеб. В первой четверти XIX столетия сын казачьего войскового атамана Уральска Мартемьяна Бородина Давид вызвал из Италии архитектора Дельмедино, и тот воздвиг в городе прекрасное здание. Позже Давид продал свой дворец властям. Здание это оказалось поблизости от медресе, где учился Тукай, а знаменитые гости его спустя много лет чудесным образом оказали вдохновляющее влияние на Тукая. Например, в сентябре 1833 г. русский писатель, лексикограф и диалектолог В.И.Даль привозит сюда Пушкина, изучавшего историю Пугачевского восстания. Побывал здесь и поэт В.А.Жуковский. А сын одного графа, жившего в Уральске, имел счастье сдружиться на царской службе с молодым Толстым, и Лев Николаевич, уже признанным писателем, в 1862 г. наведался в Уральск, в гости к другу юных лет. Вскоре в честь пребывания Толстого в Уральске, в городском саду была построена ротонда. Жуковский, Пушкин, Толстой стали наставниками татарского поэта Тукая.

Тукаю было девятнадцать, когда до Уральска докатились волны революции 1905 г. Впервые в истории города народ, не таясь полиции, хлынул на маевку. Революционные выступления происходили и летом, и осенью 1905 г. По воспоминаниям современников, однажды при разгоне демонстрации нагайка жандармского офицера обожгла и Тукая. Поэт не случайно вспомнил об этом двумя годами позже когда министры-черносотенцы с трибуны Думы бросили в адрес мусульман провокационный вызов: «Не нравится вам в России — убирайтесь вон в Турцию!» — в своем стихотворении «Не уйдем!» он писал:

И там такие же каратели — казаки, как у нас,
У них нагайки те же, — разнятся лишь фесками как раз!

Воспользовавшись отвоеванной революцией «свободой печати», Камиль Мутыги покупает типографию и приобретает право на издание газеты «Уралец». В жизни Тукая начинаетея новый этап: он поступает в типографию наборщиком. Большевики Уральска пользуются типографией «Уральца для распространения революционных листовок. Надо думать, под их влиянием писал он в 1905—1907 г. свои страстные публицистические статьи, беспощадно разоблачая истинное лицо защитников отживающего мира. «Пока не рухнет капиталистический строй и на земле не начнется жизнь социалистическая; пока капитал не перестанет на каждом шагу заслонять собой правду, я не вижу никакого смысла в том, чтобы мы назывались мусульманами», — писал он в статье «Условия».

В Уральске Тукай сформировался как поэт и журналист. Уже в сентябре 1905 г. в рекламном сборнике будущего журнала «Эль-гаср-эль-джадид» (Новый век) появляются первые его стихи. В ноябре начинает издаваться газета «Фикер» (Мысль). Вскоре выходит и первый номер «Эль-гаср-эль-джадида», фактическим редактором которого становится Тукай. Он уже мечтает о сатирическом журнале. В июне 1906 г. появляется и сатирический иллюстрированный журнал «Уклар» (Стрелы) — на деле Тукай и здесь занимает роль редактора. Журналистика становится для него родной стихией. Он днюет и ночует в типографии за сочинением стихов, статей, за переводами для каждого очередного номера. Его имя обретает известность не только в Уральске, но и в Казани, Оренбурге, Петербурге.

…Поэта давно тянуло в родные края. В своих мечтах он на «Паре лошадей» уже совершает путь в Казань. Город, покинутый им восьмилетним мальчишкой, теперь представляется ему пределом мечты: центром просвещения и культуры.

И осенью 1907 года по улицам, устланным палой листвой, Тукай на извозчике въезжает в Казань. О годы! Как преобразили они Габдуллу. Мальцом уехал он отсюда в неведомый городок на Урале-реке, а обратно возвращался уже зрелым журналистом, поэтом, неистовым публицистом, сатириком, общественным деятелем.

Вернулся на родину признанный поэт и публицист, великолепно владеющий, помимо родного татарского, русским, арабским, персидским и турецким.

Здравствуй, Казань! 

Лучезарная Казань…
(1907-1913)

Итак, я теперь в Казани. В той самой Казани, куда, будучи в Уральске, так мечтал попасть, которой заранее посвящал восторженные стихи, само название которой не сходило с уст моих…
1907 г. , из письма Г. Кариеву

С осени 1907 г. начинается казанский, наиболее плодотворный период в жизни Тукая, составляющий около пяти с половиной лет вдохновенного служения своему народу, своей Родине. Что же собой представляла тогда Казань? Казанский университет с его математической и химической школами — один из важнейших центров научной мысли во всей России. Большую роль в просвещении татар, а также народов Средней Азии и Казахстана, играла типография Казанского университета, распространяя огромную массу книжной продукции, в том числе и учебно-педагогической. На восточном факультете университета работали такие крупные демократически настроенные ученые, как Готвальд, Катанов. Сотрудничая с Ш.Марджани, К.Насыри, они изучили историю Булгарии, устное народное творчество.

В Казани Тукай начинает сотрудничать в газете «Эль-ислах» (Реформа) и в журнале «Яшен» (Молния). У него появляются новые друзья: Ф.Амирхан, Х.Ямашев, К.Бакир, В.Бахтияров, Г.Камал, С.Рахманкулый, Г.Кулахметов, а позже — С. Сунчелей. Он с головой уходит в творческие, журналистские будни.

Совместная работа в «Эль-ислахе» навсегда скрепила дружбу двух замечательных людей — Тукая с Фатихом Амирханом. Европейски образованный Ф.Амирхан, конечно же, оказал самое глубокое влияние на развитие взглядов и совершенствование поэтического таланта Тукая. В Казани до приезда Тукая вопросы народной и детской литератур еще ни разу не ставились в качестве особо важных проблем. Правда, в народе имели распространение книги К.Насыри, Г.Рахманкулова, Т.Яхина и отдельные хрестоматийные сборники. Были в Казани и свои молодые, признанные таланты: Г.Камал, Ф.Амирхан, Г.Кулахметов и др. Примечательно, что Тукай из множества идейно-творческих задач выделяет для себя в качестве главных две: возвысить значение устного народного творчества и создать новую литературу для детей.

Тукай в Казани положил начало изучению народной литературы, ее пропаганде, а также развитию литературы для детей. За свою недолгую жизнь в Казани он выпустил тринадцать книг для детей школьного возраста, четыре книги по изучению устного народного творчества, а всего более тридцати книг. Творческая энергия Тукая нуждалась в широком поле деятельности. В 1910 г. под редакцией журналиста Ахмета Урманчеева начинает выходить сатирический журнал «Ялт-юлт» (Зарница), которому Тукай отдавал много сил. Там опубликовал он большинство своих сатирических произведений. Совместно с Г.Кулахметовым, Ф.Амирханом, Ф.Агеевым, С.Рахманкуловым и др. писателями и журналистами Тукай проводит литературные вечера, концерты, лекции. Огромное впечатление на молодежь производит Тукай своей лекцией «Народная литература». Подлинный расцвет поэзии Тукая падает на казанский период. Книгоиздатели заранее стараются заручиться в том, что именно им поручит поэт издание своих новых произведений. Даже газеты и журналы либерального толка «Шура» (Совет), «Вакыт» (Время) в Оренбурге и «Юлдуз» (Звезда) в Казани с готовностью публикуют любую новую вещь Тукая. Возможно, этому поспособствовал Г.Камал, работавший в либеральной газете «Юлдуз», но именно в ней были впервые напечатаны такие наиболее острого социального содержания стихи Тукая, как «Светлой памяти Хусаина» и «Осенние ветры». Тукай возымел такое высокое общественное признание, что даже журнал «Шура», издававшийся на средства оренбургских баев-миллионеров, и тот пошел на публикацию одного из наиболее острой социальной направленности стихотворения Тукая «Дача».

Тукай придавал огромное значение становлению татарского национального театра. Виднейшую роль в создании татарского театра играл друг юности Тукая по Уральску Габдулла Кариев. Г.Камал, признанный позже одним из основателей татарской драматургии, писал свои знаменитые комедии, а нередко и сам исполнял роли в спектаклях.

Надо сказать, как раз театру посвятил Тукай одно из первых своих стихотворений по возвращении в Казань («Театр»). Общественное значение театра Тукай видит не только в нравственном отношении, но гораздо глубже, в социальном. И в «Булгаре», и в «Амуре» номер Тукая никогда не пустовал. А уж где интеллигенция, там и тайная агентура жандармерии и полиции. И возле Тукая отирались подозрительные типы. От пустозвонов и клеветников поэт старался избавиться. Зато минуты, когда входил к нему революционер-большевик Хусаин Ямашев, были для него самыми светлыми и незабываемыми:

Считаюсь друзьями я гостеприимным певцом —
Бедняк и сынок богача были в доме моем.
Когда же ко мне благородный мой друг приходил —
Казалось, луна в полнолунье спускалась в мой дом.

К сожалению, окружение Тукая составляли не только Хусаины, Амирханы, Кулахметовы и Камалы. Казань поражала своей пестротой. Здесь были и пролетарий, и большевик-марксист, и ученый профессор, и прожженный торгаш, и татарский бай с напускной важностью, и поп-академик, и шакирд, шаркающий войлочными ботами, и студент в синем картузе, и мальчики на побегушках, и интеллигент в белых манжетах, и полуголодный журналист. Среди этой пестроты подымали свой голос рьяные защитники старых устоев. Ими буквально кишел Сенной базар почти под самыми окнами номеров «Булгар» и «Амур».

Сенной базар?.. Это еще что такое? Но мы же говорим о Казани не сегодняшней, а начала XX столетия. А тогда в слободах, считай, в каждом дворе держали корову, разводили коз, овец. Слободские татары имели лошадей. Словом, Казань тогда не могла обойтись без Сенного базара. Сено возили из окрестных деревень. А продав сено, сельский люд тут же, на Сенном, накупал всякого товару. Здесь было все, начиная от рыболовных удочек и кончая кумганами и молитвенными ковриками. Бойко вели торговлю хозяева, выставляя напоказ свое мусульманство и именем аллаха клянясь в добротности своего товара. Здесь же крутились байские угодники, крикливые фанатики от ислама, ярые противники всякого новшества — изучения русского языка, европейской моды, театра и концертов. Тут же шныряли сыщики, аферисты. Кое-кто с Сенного базара запросто заглядывал к Тукаю в номер. А у поэта уже от одного духа Сенного базара спирало дыхание — в этом базаре видел он отвратительный исток всякого мракобесия и фанатизма. Но и Сенной базар сослужил службу творчеству Тукая: дал повод создать непревзойденный образец татарской сатирической поэзии — поэму «Сенной базар, или Новый Кисекбаш». В ней поэт с беспощадной правдивостью срывает покров святости с мракобесов и реакционеров. Прочтя поэму в клубе «Купеческого собрания», Тукай вызвал среди публики бурю восторгов. Братья Шараф — издатели — расторопно договариваются с автором и уже дней через десять выпускают ее в свет.

Жизнь в Казани на многое раскрыла глаза Тукаю. Меняется настроение его духа. Вдохновенное творческое горение сменяется в дни разгула черносотенной реакции хандрой, душевным надломом, а в десятые годы в нем снова оживают светлые надежды на новый революционный подъем…

Иногда он пускается в путешествие, желая хоть на время избавиться от удручающей атмосферы Казани. Побывал на Макарьевской ярмарке в Нижнем Новгороде, съездил в Гурьевку Симбирской губернии, погостил в Астрахани у поэта С.Рамиева. В Казани он всегда в движении: то выступает в «Восточном клубе» на концерте, то встречается с шакирдами, то знакомится с заводом Крестовниковых. Конец 1911 и первые месяцы 1912 гг. проводит в Училе, где пишет о тяжелой жизни многострадального народа. Со дня на день усиливается у поэта запущенная болезнь — туберкулез легких. В марте 1912 г. он тяжело переживает внезапную смерть Хусаина Ямашева, замечательного сына татарского народа. Двумя стихотворениями отозвался Тукай на эту огромную для передовой татарской молодежи потерю. После смерти Хусаина жизнь для Тукая делается малоинтересной, постылой. Он пускается в путешествие: едет в Уфу, потом в Петербург и снова в Уфу, потом — в казахскую степь, на кумыс, лечиться. Впечатления от этих поездок вылились в цикл ярких, красочных путевых заметок.

Тукай уже чувствовал, что жить ему остается считанные месяцы. Он старается воспользоваться каждой минутой, чтобы успеть высказать народу свои последние слова. Летом 1912 г. Тукай с Ф.Амирханом принимают решение издавать новый литературно-художественный журнал. Издателем его уговаривают стать Ахметгарая Хасани, человека просвещенного и передовых взглядов. На даче Хасани у Лебяжьего озера договариваются назвать журнал «Анг» (Сознание). В своем стихотворении, опубликованном в первом номере «Анг», Тукай пишет:

Друзья, как бы ни было там — навеки развеялась тьма.
За дело! Нам ясность нужна: глаз ясность и ясность ума.

В начале 1913 г. здоровье Тукая резко ухудшилось. Однако он не перестает писать. Произведения последних месяцев жизни поэта еще полнее раскрывают его как великого патриота, гражданина, глубоко осмысливающего исторические судьбы родины. Снова и снова обращается он в своих стихах к Толстому, воспевает заслуги ученого и мыслителя Ш.Марджани. Его публицистические статьи «Первое дело по пробуждении», «По случаю юбилея», «Два напоминания», стихотворения «Надежды народа в связи с великим юбилеем», «Мороз» — это подлинные шедевры. В поэтическом переводе коранической суры «Наср» Тукай выражает свое преклонение перед Всевышним и искреннюю приверженность исламу. Поэт как бы подводит итоги своему творчеству, высказывает свои заветные мысли.

Отправляясь из гостиницы «Амур» в Клячкинскую больницу, Тукай сознает, что для него это — последнее «путешествие». Накануне он зашел проститься к Ф.Амирхану, снимавшему номер по соседству. Фатих сказал ему:

— Выздоравливай скорей, чтобы нам с тобой поскорей свидеться!

Тукай ответил ему:

— Ты уж не спеши свидеться со мной, живика подольше.

15 (2) апреля Тукая не стало.

Такой многолюдной процессии Казань еще не знала. В день похорон Тукая во всех городских и сельских медресе были прерваны занятия. Редакции газет и журналов были завалены телеграммами соболезнования и скорби. Об этом же свидетельствует периодика Петербурга и Москвы. Особенно много места уделяет трауру по Тукаю «Мусульманская газета». Помимо телеграмм она публикует и русские стихи, посвященные памяти великого поэта. Большой интерес к личности и творчеству Тукая начинает проявлять русская и зарубежная печать. Петербургская газета «День» публикует солидную статью о Тукае, называя его «татарским Пуш¬киным». Академический «Восточный сборник» по-мещает биографию поэта и русский перевод его стихотворений. «Тһе Russian Review» (Русский журнал) в Лондоне в 1914 г. дает сведения о жизни и творчестве Тукая и публикует английский перевод его стихотворения «Пара лошадей». Много места уделяет памяти Тукая также турецкая пресса.

От больницы на перекрестке улиц, которые ныне носят имена Островского и Кави Наджми, про¬цессия двигается к татарскому кладбищу в Ново-Татарской слободе. В одном из своих стихотворений 1912 г. Тукай писал:

Лишь значительные темы славу вечную приносят —
Только так я обессмертил имя скромное свое.

 

Путь в бессмертие

«…Каждая минута моей жизни стоит вечности…»
1911 г., из письма С.Сунчелею

Для нас имя Тукая означает целую эпоху в духовном развитии татарского народа, в становлении его литературы, искусства, культуры в целом. Поэт навсегда остался жить в благодарной памяти народа.

За годы, прошедшие со дня смерти Тукая, его произведения издавались множество раз. Одно из солидных изданий его произведений увидело свет даже в тяжелые годы Великой Отечественной войны (1943), стихи Тукая вместе с отважными воинами, сыновьями Татарстана сражались с гитлеровскими захватчиками и под Москвой, и на Курской дуге, и при штурме Берлина. И ныне творчество Тукая не теряет своей действенной силы. Да почему? Потому, что оно является составной частью мирового культурного наследия. Татарский национальный балет «Шурале», созданный композитором Ф.Яруллиным на основе поэмы-сказки великого Тукая, выйдя за пределы нашей страны, обошел многие страны Запада и всюду встречал самый восторженный прием. Песни на слова Тукая в исполнении артистов Татарской государственной филармонии им. Г.Тукая звучали со сцен Италии, Мальты и стран далекой Африки. В Финляндии уже многие годы один из отделов общества культурных связей с Россией составляет «Общество Тукая». Примечательно, что творчество Тукая питает, обогащает все отрасли искусства, стимулирует их расцвет. Свидетельством тому являются балеты «Шурале» Ф.Яруллина, «Кисекбаш» Р.Губайдуллина, «Водяная» А. Бакирова. симфония «Кырлай» Н.Жиганова, скульптурные и живописные произведения Б.Урманче, И.Казакова. Б.Альменова, Ф.Аминова и др.

Живет и здравствует Тукай и на театральной сцене, и в исторических романах. За лучшие произведения литературы и искусства учреждены в Татарстане ежегодные Государственные премии имени Габдуллы Тукая. Центральная площадь и одна из улиц древней Казани названы именем Тукая. Со дня открытия в столице Литературного музея Габдуллы Тукая прошло уже 20 лет.

Имя великого поэта присвоено также бывшему Челнинскому району Татарстана. Имя Тукая носят улицы городов Уральска Казахстана, столицы Узбекистана Ташкента. Горячо, празднично выражает народ любовь к своему великому сыну весной, в апреле, в месяц его рождения. Каждый год 26 апреля проводится праздник поэзии в память о крупнейшей фигуре национальной поэзии нового времени. Писатели группами выезжают в Тукай-Кырлай, Арск, в Тукаевский район, где они проводят литературные встречи с населением. Такие же торжества проводятся в Нижнекамске, Н.Челнах, Альметьевске и др. городах и районных центрах Татарстана на празднике поэзии, кульминацией которого являются торжества у здания Татарского государственного академического театра им. Г.Камала. Здесь казанцы знакомятся с новыми лауреатами Государственных премий Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая.

Произведения Тукая большими тиражами издаются на русском и многих других национальных языках страны. Поэт продолжает жить вместе со своим народом, вместе с народами всей многонациональной России.

Его путь, путь к бессмертию и славе продолжается…

Основные даты жизни и творчества11. Тукай

Основные даты жизни и творчества11

1886. 14 апреля — В деревне Кушлауч (ныне Арского района Татарской АССР), в семье указного муллы Мухаметгарифа родился сын Габдулла.

29 августа. — Смерть отца Мухаметгарифа.

1890. 18 января. — Смерть матери Мэмдуде.

1890 — 1892. — Габдулла в бездетной семье кустаря Мухаметвали из Новотатарской слободы в Казани.

1892. Июнь. — Приезд в село Кырлай в качестве приемного сына крестьянина Сагди.

Октябрь. — Начало учебы в медресе.

1894. Декабрь. — Отъезд в город Уральск и начало учебы в медресе «Мутыйгия».

1896—1899. — Учеба в трехгодичном «русском классе».

1900. Осень. — Переезд на постоянное жительство в медресе.

1905. Лето. — Наборщик в типографии газеты «Уралец».

Сентябрь. — Первые стихи опубликованы в рекламном сборнике будущего журнала «Эль-гаср эль-дшадид» («Новый век»).

27 ноября. — Выход первого номера газеты «Фикер» («Мысль»).

1906. Январь. — Выход первого номера журнала «Эль-гаср эль-джадид», фактическим редактором которого становится Г. Тукай.

Июнь. — Выход первого номера сатирического журнала «Уклар» («Стрелы»). Фактический редактор — Г. Тукай.

20 июля. — Первый вольный перевод из А. С. Пушкина опубликован в журнале «Эль-гаср эль-дшадид».

1906. Декабрь. — Переселение в гостиницу «Казань».

1907. Начало февраля. — Увольнение из редакции.

Лето. — Работа над поэмой «Шурале».

Начало октября. — Возвращение в Казань.

24—27 октября. — Прохождение призывной комиссии.

С ноября. — Тукай — сотрудник газеты «Эль-ислах» («Реформа»).

15 декабря. — В цензуру поступают экземпляры первого сборника «Стихотворения Габдуллы Тукая».

1908. Март. — Корректор и экспедитор книжного издательства «Китай» («Книга»).

21 мая. — Первый отзыв о лирике Тукая в русской печати (газета «Волжско-камская речь»).

Август. — Выход первого номера сатирического журнала «Яшен» («Молния»), фактическим редактором которого становится Тукай.

Поездка на Макарьевскую ярмарку в Нижний Новгород.

Начало октября. — Завершение работы над сатирической поэмой «Сенной базар, или Новый Кисекбаш».

14 октября. — Читает поэму на литературно-музыкальном вечере.

22 октября. — Выход из печати поэмы «Сенной базар, или Новый Кисекбаш».

1909. 1 января. — Выход в свет книги «Диван» (сборник Г. Тукая).

Лето. — Поездка в поселок Гурьевка Симбирской губернии (ныне Ульяновская область) к братьям Акчурпньш — владельцам суконной фабрики.

3 сентября. — Опубликована книга «Новое чтение», составленная Г. Тукаевым из своих произведений в помощь учителям родного языка.

Конец октября. — Выход в свет сборника стихотворений «Литература».

12 ноября. — Выход первого номера сатирического журнала «Ялт-юлт», ответственным секретарем и фактическим редактором которого становится Тукай.

15 апреля. — Выступает в татарском клубе «Шарык» («Восток») с лекцией об устном народном творчестве.

20 июня. — В цензурный комитет поступают экземпляры книги «Народная литература».

1911. Конец марта. — Увидел свет сборник стихотворений «Плоды души».

25 или 26 апреля. — Приезд в Астрахань к поэту Сагиту Рамиеву.

6 июня. — Отъезд из Астрахани.

12 июня. — Опубликована поэма «Мяубике».

Сентябрь. — Выходит из печати хрестоматия «Уроки национальной литературы в школе», составленная Тукаем.

1911. Конец декабря. — Отъезд в деревню Училе (ныне Арского района Татарской АССР).

1912. 12 февраля. — Выход в свет сборника сатирических и юмористических стихотворений «Грозовые камни».

Конец февраля. — Возвращение в Казань.

13 марта. — Смерть Хусаина Ямашева — первого татарского большевика.

12 апреля. — Тукай отправляется в последнее путешествие.

14—18 апреля. — Тукай в Уфе.

20 апреля. — Тукай в Петербурге.

5 мая. — Тукай снова в Уфе.

Середина мая. — Тукай в казахской степи близ города Троицка.

Ноябрь. — Выход в свет сборника стихотворений «Пища духовная».

1913. Январь — февраль. — Сотрудничает в газете «Кояш» («Солнце») п журнале «Анг» («Сознание»). Приступает к подготовке однотомника. Обострение болезни.

26 февраля. — Тукай в Клячкинской больнице.

Март. — Продолжение работы над однотомником. Последние стихи и фельетоны. Пишет свое поэтическое завещание — статью «Первое дело после пробуждения».

2 апреля, 20.15. — Смерть Тукая.

Краткая биография Габдуллы Тукая: жизнь и творчество

Габдулла Тукай – известный татарский писатель, поэт, критик и переводчик. Он является основоположником новой поэзии нации, высоко поднимает чувство патриотизма. Тукай создал школу поэзии, под полезным влиянием которой выросло большое поколение не только татарских, но и других писателей.

Габдулла Тукай: биография

Писатель родился 26.04.1886 г. в деревне Кушлавыч. Отец его – Мухамедгариф — родом из Казанской губернии. Дед писателя был муллой. Когда Габдулле было 4,5 месяца, у него погиб отец, а в три года он потерял и мать. Некоторое время он жил в семье деда Зиннатуллы, после попал в Казань в семью бездетного Мухамметвали, где прожил примерно 2 года.

Биография Габдуллы Тукая рассказывает, что приемные родители его заболели, и мальчик попал в семью крестьянина Сагди в деревню Кырлай, где прожил три года. Крестьянская жизнь далась ему нелегко. Здесь много работал, учился и познавал жизнь Габдулла Тукай. Краткая биография далее рассказывает о его дальнейшем детстве, которое проходило в г. Уральске. Его взял в свою семью купец Галиаскар Усманов, там хозяйкой была его тетя. Учился будущий писатель в медресе семьи Тухватуллиных, параллельно посещал русский класс, в учебе проявилась его большая природная одаренность.

К 16 годам сформировались основные убеждения и черты поэта. Биография Габдуллы Тукая подтверждает, что юноша был очень образованным: хорошо знал европейскую, русскую, восточную культуры, несколько языков и много сказок, которые интересно рассказывал.

У него был хороший слух, и он неплохо пел, хотя его голос не был особенно красивым, однако юноша умел приукрасить нотки мелодии.

Сотрудничество с изданиями

Первые литературные произведения Тукая частично сохранились в журнале «Аль-Гаср аль-джадид» (1904 г.). В этом же году он перевел на родной язык Крыловские басни и предложил их издать. Интересовался произведениями Лермонтова и Пушкина. Его первой работой в поэзии был перевод произведения А.Кольцова «Что ты спишь, мужичок?», опубликованный в 1905 г.


Биография Габдуллы Тукая рассказывает, что после того, как началась революция 1905 г., в Уральске появились первые журналы и газеты «Аль-гаср аль-джадид», «Фикер». Тукай сотрудничал с ними и печатал много стихов на темы, которые преподнесла революция. Также писатель участвовал в многочисленных городских демонстрациях.

В 1907 г. Тукай ушел из медресе Тухватуллиных. Так началась его свободная жизнь.

Третьеиюньский переворот, который случился в том же году, подтолкнул писателя на создание стиха «Не уйдем!». Биография Габдуллы Тукая рассказывает, что в этом произведении звучал голос борца, зовущий до конца стоять за честь родного края и демократии. Такие поэмы Тукая, как «Пара лошадей», «Шурале», написанные в начале 20 века, посвящены теме родного края.

Творчество Тукая

Много разных жанров охватил Габдулла Тукай. Биография творчество его определяет как народное и реалистическое.

Осенью 1907 г. писатель приехал в Казань, чтобы там заниматься любимым делом. Литературные круги принимают его с легкостью, он сближается с молодыми писателями, которые группируются вокруг издания «Аль-Ислах».

В это время все свои литературные возможности Тукай направлял на сатирико-юмористические журналы «Ялт-юлт», «Яшен». К 1908 г. у писателя собрался цикл интересных поэтических и публицистических очерков. Стихотворения «Светлой памяти Хусаина» и «Татарская молодежь» наполнены чувствами исторического оптимизма.


За 1909-10 гг. писатель создал сто стихов, две сказки, очерк в автобиографическом стиле «Что я помню о себе», статью о татарском творчестве, 30 рецензий и фельетонов, опубликовал 12 книг. Много лет Тукай собирал народные песни. В 1910 г. писатель опубликовал некоторые собранные песни в книге «Национальные мелодии».

Габдулла Тукай: биография для детей

В то же время Тукай начал сочинять поэзию и прозу для детей. Поэмы «Коза и баран», «Шурале» и 50 стихов, примерно 100 переводных басен он создал за пять лет. Большое место в литературе имели творения «Призыв к труду», поэма «Шурале» и «Веселые странички», написанные по мотивам народных сказок. Тукай создал 2 хрестоматии по татарской литературе для школы. Поэта признали основоположником татарской литературы для детей.

Путешествия писателя

Большая часть стихов Тукая и очерков написаны под впечатлением поездок в деревни Заказанья. В них описана реальность, оцененная заступником народа.

Несмотря на плохое здоровье, в 1911-12 годах Габдулла совершил путешествия, которые имели для него большое значение. В 1911 г. Тукай приехал пароходом в Астрахань, по дороге он познакомился с Поволжьем («Маленькое путешествие», «Дача»). Здесь писатель пробыл в гостях у друга Сагита Рамиева. В Астрахани он встретил азербайджанского общественного деятеля Наримана Нариманова, которого сослали туда за революционную деятельность.


Весной 1912 г. писатель решил отправиться в Казань, Уфу и Петербург. Он прожил в Петербурге тринадцать дней, после этого поехал в Троицк, а затем в степь казахскую пить кумыс в надежде поправить здоровье. В августе Тукай вернулся в Казань. Работал в типографии и, несмотря на плохое состояние здоровья, продолжал заниматься творчеством.

2(15).04. 1913 г. Габдулла Тукай умер. Он погиб в расцвете таланта. Традиции Тукая стали решающими идейно-эстетическими факторами и животворными источниками для развития татарской литературы в дальнейшем под знаменем народности и реализма.

Габдуллу Тукая похоронили на Татарском кладбище в Казани.

Память о поэте

В честь писателя названы: казанская площадь, метро, улицы в Уфе, селе Даутово в Челябинской обл.

Также Тукаю были установлены памятники в Уральске, Санк-Петрбурге и Москве.

Открыты музеи Габдуллы Тукая: Литературный музей в Казани, литературно-мемориальный комплекс Габдуллы Тукая в селе Новый Кырлай.

Именем писателя также назвали премию искусства в Татарстане.

Габдулла тукай биография. Татарский народный поэт Габдулла Мухамедгарифович Тукай

Тукай Габдулла
Родился: 14 (26) апреля 1886 года.
Умер: 2 (15) апреля 1913 (26 лет) года.

Габдулла Тукай — татарский народный поэт, литературный критик, публицист, общественный деятель и переводчик.

Детство

Габдулла Тукай родился 26 апреля 1886 года в деревне Кушлавыч. Отец — Мухамедгариф Мухамедгалимов (1843-1886), уроженец деревни Кушлавыч Казанского уезда, Казанской губернии, с 1864 года «указной» мулла в родной деревне. Мать — Мэмдудэ (1864-1890). Дед Габдуллы по отцовской линии — Мухамедгалим, также был муллой. А дед Габдуллы по материнской линии — Зиннатулла Амиров (1829-1909) — башкир по происхождению[нет в источнике], уроженец села Казмакты Гайнинской волости Осинского уезда Пермской губернии, обучался в Султанаевском медресе, служил муэдзином в Кушлавыч, а позже по просьбе жителей Училе пошел муллой к ним. Сестры поэта — Саджида (Бибисаджида) (1877-1956), Газиза.

Когда Габдулле было около пяти месяцев, он лишился отца. Позднее мать оставила ребёнка на воспитание бедной старушке, а потом — забрала обратно, однако вскоре умерла и в возрасте четырёх лет Габдулла стал круглым сиротой. После кратковременного пребывания в семье деда Зиннатуллы, он оказывается в Казани, в семье бездетного жителя Ново-Татарской слободы по имени Мухамметвали, где провел около 2 лет. Его приемные родители заболели и вынуждены были вернуть Габдуллу в Учили. В 1892-1895 годах его жизнь проходит в семье крестьянина Сагди в деревне Кырлай, недалеко от Кушлавыча.

Уральск

В дальнейшем детство Габдуллы продолжалось в городе Уральске. Будучи взятым туда в семью купца Галиаскара Усманова, где была хозяйкой его тетя по линии отца, он учился в медресе прогрессивно настроенной семьи меценатов Тухватуллиных, одновременно посещая русский класс и проявляя высокую одарённость в учёбе. Первые литературные опыты Тукая частично запечатлелись в рукописном журнале «Аль-Гаср аль-джадид» («Новый век») за 1904 год. В этот же период он переводит на татарский язык басни Крылова и предлагает их к изданию. Увлекается поэзией Пушкина и Лермонтова. Его первым замечательным поэтическим созданием на чисто татарском языке был перевод стихотворения А.Кольцова «Что ты спишь, мужичок?», опубликованный в 1905 году под названием «Сон мужика».

Молодой Тукай (справа) вместе с Камилем Мутыгием-Тухватуллиным (примерно 1905 год) После начала революции 1905 года в Уральске появились первые татарские газеты и журналы «Фике́р» (Мысль), «Аль-гаср аль-джадид» (Новый век), «Укла́р» (Стрелы). Тукай сотрудничает в них и выступает с многочисленными стихами и статьями на темы, поднятые революцией. Он участвует в прошедших волной по городу демонстрациях.

В начале 1907 года Тукай покидает медресе «Муты́гия» (Тухватуллиных). Начинается его «вольная жизнь». Третьеиюньский переворот 1907 года означал решительное наступление реакции на демократию. Боевым откликом на это было тукаевское стихотворение «Не уйдём!», в ярких строках которого прозвучал голос борца, зовущего до конца стоять за честь Родины и демократии. Такие стихотворения Тукая, как «Шурале», «Пара лошадей», «Родной земле», написанные одновременно с «Не уйдём!», были посвящены теме Родины.

Казань

Осенью 1907 года Тукай приезжает (по сути, возвращается) в Казань, чтобы посвятить свою деятельность творчеству. Здесь он быстро входит в литературные круги и сближается с молодежью, группировавшейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа») — Фатих Амирхан и др. Все свои творческие возможности Тукай в этот период посвящает сатирико-юмористическим журналам «Яшен» («Молния»), «Ялт-юлт» («Зарница»).

К 1908 году в творчестве Тукая возникает целый цикл поэтических и очерково-публицистических произведений. Такие его стихотворения, как «Осенние ветры», «Гнёт», «Дача» (1911), «Чего не хватает сельскому люду?» (1912), «Надежды народа…» (1913), его близкая дружба с Хусаином Ямашевым (1882-1912) и стихотворение, посвященное его памяти («Светлой памяти Хусаина», 1912), свидетельствуют о том, что поэт питал искреннее сочувствие к своим современникам — борцам за народное дело и благоговел перед их неподкупной человеческой совестью и духовным благородством. Стихотворения «Светлой памяти Хусаина» и «Татарская молодежь» (1912) пронизаны чувством исторического оптимизма. Большинство его стихотворений и путевых очерков, опубликованных в 1911-1912 гг., написано под впечатлениями посещения им деревень Заказанья — своей малой Родины. В них запечатлена реальная действительность, оцененная с позиции заступника народа. Отвергая пресловутую «деревенскую идиллию», Тукай трезво смотрел на сельскую реальность, стремясь охватить социальные контрасты её будней («Чего не хватает сельскому люду?», «Гнет», «Возвращение в Казань»).

Несмотря на резкое ухудшение здоровья, в 1911-1912 гг. он совершает путешествия, имевшие для него большое значение. В начале мая 1911 года Тукай пароходом приезжает в Астрахань, по пути знакомясь с жизнью Поволжья («Дача», очерк «Маленькое путешествие»). Здесь Тукай остаётся в гостях у своего друга поэта Сагита Рамиева. В Астрахани он встречается с азербайджанским общественным деятелем и писателем Нариманом Наримановым, сосланным туда за революционную деятельность в родном краю. Весной 1912 года Тукай решается на более значительное путешествие по маршруту Казань — Уфа — Петербург. В Уфе он встречается с М. Гафури. Эта встреча оставляет глубокий след в жизни обоих народных писателей, укрепляет их симпатии друг к другу. В Петербурге Тукай встречается с Муллануром Вахитовым , впоследствии видным революционером.

Прожив в Петербурге 13 дней, 6 (19) мая, Тукай покидает столицу и отправляется в Троицк, а затем в казахскую степь — пить кумыс, надеясь этим поправить свое здоровье. В Казань возвращается в начале августа. В столице Тукай работает в удушливой атмосфере типографии и, несмотря на плохое самочувствие, продолжает писать.

Габдулла Тукай в больнице, 1913 год
Последние годы жизни и деятельности Тукая свидетельствуют о том, что писатель, всё ближе постигая народную действительность, резко ощущал разлад с враждебным народу обществом и беспощадно осуждал все то, что могло бы лечь тенью на его гражданскую совесть («Первое мое дело после пробуждения», «По случаю юбилея» и др. ).

2 (15) апреля 1913 года в 20 часов 15 минут Габдуллы Тукая не стало, как писал Горький, «от голода и чахотки». «Татары в лице Тукаева потеряли величайшего национального поэта», — писали казанские русскоязычные газеты. Тукаевские традиции стали одним из решающих идейно-эстетических факторов и животворных источников для дальнейшего развития татарской литературы под знаменем реализма и народности.

Габдулла Тукай был похоронен на Татарском кладбище Ново-татарской слободы (Казань).

Творчество

Семён Израилевич Липкин пишет:
Поэтом в подлинном смысле этого слова сделала первая русская революция 1905 года… Революция дала настоящее содержание его стихам, и он нашел простую, задушевную форму.

После революции последует реакция, Г. Тукай крайне тяжело переживал происходившие события

В это время начинают раздаваться в прессе и среди бюрократов призывы к переселению многих мусульманских народов в Турцию. Им Г. Тукай дает достойный ответ:
Нам предлагают подлецы, мы слышим чёрный их совет
К султану Вы должны уйти, а здесь для вас дороги нет…
Мы не уйдем туда: уйти не могут города и реки, здесь пережитые века пребудут с нами, здесь навеки

Несмотря на споры в татарском обществе, Г. Тукай придерживался точки зрения о единстве народа и его культуры
: « Хочу разумным быть, чистосердечным.
Душа живет стремленьем к свету вечным.
Мне счастие татар дороже жизни, Дождусь ли я для них хорошей жизни?
До срока думой тяжкой состарен, Я сам татарин, истинный татарин
Я дал народу обещаний много, Исполню ль их — известно только Богу »

Г. Тукай считается одним из основоположников татарского языка, он один из первых написал о его выдающейся роли:
« Родной язык — святой язык, отца и матери язык
Как ты прекрасен! Целый мир в твоем богатстве я постиг!
Качая колыбель, тебя мне в песне открывала мать. И сказки бабушки я научился понимать.
Родной язык, Родной язык, с тобою смело шел я вдаль, Ты радость возвышал мою, ты просветлял мою печаль.
Родной язык, с тобой вдвоем я в первый раз молил Творца: » О боже, мать мою прости, прости меня, прости отца»

Проблема переводов Г. Тукая

Переводы на русский и другие языки нередко расходятся с оригиналом. В источниках и переводах от 1930 годов указывалось, что причиной стихотворения «Не уйдём!» было: «Строки этого стихотворения как нельзя более точно характеризуют настроения татарской интеллигенции в переломный момент истории, когда в обществе активно муссировалась идея эмиграции в Турцию в ответ на усиление национального гнёта со стороны самодержавия». Также подчёркивалось, что за этим стояло мусульманское духовенство и буржуазия.

Семён Израилевич Липкин отмечал, что сама структура стихотворения направлена не против татарской интеллигенции, а против черносотенцев, выделяя тот факт, что последняя строчка написана на русском:
К единой цели мы идем, свободной мы хотим России, Ответ наш ясный и простой запомнить просим навсегда: Вам лучше в Турции? Туда пожалте сами, господа!

Сегодня есть другие переводы: «Самая высокая цель наша — вольная страна, свободная Россия! Нас не просто сдвинуть отсюда, о черносотенная толпа». Оригинал:

Иң бөек максат безем:
хөр мәмләкәт — хөр Русия!
Тиз генә кузгалмыйбыз без, и гөруһе ру сияһ!
Ап-ачык бу бер җаваптыр, сүздә түгел, басмада:
— Если лучше вам, Туда сами пожалте, господа!

В действительности история появления этих строк такова: Известный политический деятель предреволюционной поры В. М. Пуришкевич, во время выступления с думской трибуны депутата от Уфимской губернии Калимуллы Хасанова, потребовавшего участия государства в финансировании мусульманских образовательных учреждений, так же, как оно финансирует русские образовательные учреждения, закричал с места: «Езжайте в Турцию, будут там вам мусульманские школы!». Этот случай получил широкую известность, и Тукай откликнулся своим «Не уйдём» («Kitmibez»)

Память

В честь Габдуллы Тукая назван ряд площадей и улиц: центральная площадь и по ней станция метро, прилегающий к площади сквер, улица в Старо-Татарской слободе в Казани, улицы в селе Новый Кырлай Арского района и ряде других городов и сёл Татарстана, в Уфе и селе Шаранбаш-Князево Шаранского района в Башкортостане, в Челябинске и в селе Даутово городского округа Верхний Уфалей Челябинской области, в Алматы и Уральске (Казахстан), в Ташкенте и Нукусе (Узбекистан), а также улица в Анкаре и парк в Стамбуле (Турция).

Памятники поэту установлены:

памятник в сквере Тукая
на Театральной улице у театра оперы и балета
на могиле поэта на старом Татарском кладбище в Казани
в ряде других городов и сёл Татарстана — памятники и бюсты
на Звери́нской улице неподалёку от бывшей татарской слободы в Санкт-Петербурге
в сквере детско-юношеской библиотеки им. Х. Есенжанова у улицы Тукая в Уральске
памятник в сквере на перекрёстке улицы Новокузнецкая и Малого Татарского переулка (Замоскворечье) в Москве (монумент установлен 26 апреля 2011 года к 125-летию со дня рождения Тукая)
на улице Тукая в Анкаре (монумент установлен в мае 2011 года к 125-летию со дня рождения Тукая)
памятник в сквере им. Габдуллы Тукая на ул. Адмирала Нахимова/Александрова в Астрахани (установлен 27 мая 2013 года).

Существует три музея Габдуллы Тукая:

Литературный музей
Отдел Национального музея Республики Татарстан в Казани
Литературно-мемориальный комплекс — в селе Новый Кырлай Арского района Татарстана и музей Габдуллы Тукая в Уральске (Казахстан). В честь поэта назван один из районов республики Татарстан.

Имя поэта присвоено Татарской государственной филармонии в Казани, типографии в Уральске, колхозу в Черемшанском районе Татарстана. Государственная премия в области искусства Татарстана также названа в честь Тукая. В странах-участницах Международной организации тюркской культуры (ТЮРКСОЙ) 2011 год объявлен «Годом Тукая».

В Казани в честь Тукая проводятся ежегодные праздники: в день рождения поэта — у памятника на Театральной улице и в день Республики (30 августа) — у памятника в сквере Тукая. Существует круизный теплоход проекта 305м, курсирующий по рекам Волго-Камского бассейна и называющийся «Поэт Габдулла Тукай».

Габдулла Тукай был рожден 26 апреля 1886 года в деревне Кушлауч Атнинского района. Настоящее имя — Тукаев Габдулла Мухаммедгарифович. Его отец был обычным приходским муллой. В пятимесячном возрасте мальчик лишился отца, а в четыре года остался круглой сиротой. Его судьба зависела исключительно от милости людей, проявивших к нему благосклонные чувства.

С 1892 по 1895 год жизнь Габдуллы проходила в семье обычного крестьянина Сагди, жившего в деревне Кырлай. Именно он и принял решение усыновить мальчика. В это время будущий писатель начал приобщаться к трудовым крестьянским будням, испытывая радости и горести. Как он сам признался позже, жизнь в деревне показала ему новые грани жизни. Впечатления о жизни в деревне оставили в памяти и, как следствие, в творчестве поэта чувство любви к простым чистосердечным людям.

Следующий жизненный период Габдуллы был связан с городом Уральск. Он был взят туда купцом Усмановым. В этой семье хозяйкой была сестра его отца. В то время он учился в медресе Тухватуллиных «Мутыгия», которые отличались прогрессивной настроенностью. Кроме того, был учеником русского класса, где проявлял высокую одаренность.

Революция 1905 года коснулась и такого небольшого городка, как Уральск. Появляется первые татарская периодика, среди подобных газет и журналов «Фикер», «Уклар», «Аль-Гасральджадид» и многие другие. Биография Тукай Габдуллы начинает быть тесно взаимосвязана с этими периодическими изданиями. Он сотрудничает с ними, выступая с многочисленными стихотворениями и статьями на революционную тематику.

В начале 1907 года молодой писатель покидает медресе Тухватуллиных. С началом его самостоятельной жизни возникает немало трудностей. Как раз в этот период революция шла на спад и вместе с тем, выходит запрет на ту татарскую периодику, в которой печатался Тукай.

Осенью того же года, он принимает решение переехать в Казань, для того чтобы именно здесь начать свою новую творческую деятельность. Ему быстро удается найти свой круг общения и сблизиться с творческой молодежью, связанной с изданием газеты «Аль-Ислах» («Реформа»). Однако его не покидали мысли о продолжении его национально-сатирического уклона прозы, без которого ему трудно было представить дальнейшее развитие собственного творчества и татарской литературы в целом.

Можно сказать, что частично его планы осуществились посредством работы в сатирико-юмористических журналах «Яшен» («Молния») и «Ялт-Юлт» («Зарница»). Свои творческие возможности он всецело отдавал именно этим изданиям. С их помощью он пытался бороться с любого рода проявлениями реакционной политики. Этот, еще ранний период творчества писателя, был охарактеризован страстным рвением к бескорыстному служению народу, при этом еще чувствовалось веяние любви к нации. Все глубже и глубже он проникал в народную реальность, быстро отойдя от просветительской романтики. Немного позже, находясь в условиях жесткой реакции, он с горестью отмечал факт того, как бесчинно зло подтачивает народную душу.

В творчестве Габдуллы Тукая проявляется целый цикл великолепных поэтических и очерково-публицистических произведений, в которых абсолютно понятно его отношение к народу. Его стихотворения «Осенние ветры», «Дача», «Гнет», написанные в 1911 году, а также стихотворение «Чего не хватает сельскому люду?» (1912) являются типичными образцами классической социальной лирики, в которой сквозь призму реализма раскрыта боль народных масс.

В основе поэзии Тукая лежит не столько разговорная, сколько напевная интонация. Поэт утверждал, что дело не в форме, размерах или ритмике, сама суть заключается в смысле и в умении донести этот самый смысл.

В годы реакции здоровье поэта было очень сильно подорвано. Его материальное положение оказалось весьма плачевным. Здесь сыграло роль коммерческое отношение издателей к произведением Тукая, а также, что несомненно, незаинтересованность самого автора в своем материальном благополучии. Свое нищенское существование он коротал в холодных гостиничных номерах.

Во времена нового революционного подъема жизнь поэта значительно меняется. Несмотря на то, что его здоровье резко ухудшилось, в 1911-1912 годах он решается совершить путешествия, которые в корне меняют его жизнь. В середине 1911 года он приехал в Астрахань, по пути познакомившись с жизнью Поволжья (ему он посвящает очерк «Маленькое путешествие»). Здесь он остановился у своего приятеля поэта С. Рамиева, а позднее встретился с писателем и азербайджанским общественным деятелем Нариманом Наримановым, который был сослан сюда за революционную деятельность на своей родине.

Весной следующего года писатель отважился на более серьезное путешествие, маршрут которого проходил через Казань, Уфу и Петербург. В Уфе Тукай встречает М. Гафури. Эта встреча оставляет глубокий неизгладимый след в жизни двух народных писателей и еще более укрепляет их симпатию друг к другу.

А вот в Петербурге Габдулле Тукаю уже не удается встретить людей, подобных Гафури. Несмотря на это, петербургская передовая интеллигенция хоть и узнала о визите Тукая несвоевременно, все равно пыталась оказать ему максимум своего внимания. В Петербурге он задержался на тринадцать дней, после писатель отправился в Троицк, а затем и в казанскую степь. Проведя незабываемое лето под степным солнцем, попивая кумыс, в надежде улучшить состояние своего здоровья, в августе Тукай все же возвращается в Казань. Здесь он работал в душной типографии, и, не обращая внимания на дурное самочувствие, продолжал литературную деятельность.

В последние годы жизни и вместе с тем творческой деятельности Тукай все ближе постигал народную действительность, к тому же все более резко воспринимал противостояние народа и общества («Первое мое дело после пробуждения», «По случаю юбилея» и прочие). Писатель бесконечно вел непримиримую борьбу не только с действительностью, но и со своим собственными ошибками и иллюзиями, которые возникали в процессе поиска справедливости и истины.

15 апреля 1913 года Габдулла Тукай скончался. Он покинул этот мир в самом расцвете своего таланта.

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Тукая Габдуллы представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.

Габдулла Мухамедгарифович Тукаев (1886-1913) — выдающийся татарский народный поэт, литературный критик, публицист и переводчик.
Габдулла Тукай родился 26 апреля 1886 года в деревне Кушлауч. Отец — Мухамедгариф Мухамедгалимов, уроженец деревни Кушлавыч Казанского уезда, Казанской губернии. Дед Мухамедгалим был муллой. Мать — Мэмдудэ, отец которой Зиннатулла сын Зайнельбашира так же, как и Гариф-мулла, учился в Кышкарском медресе. Зиннатулла служил муэдзином Кушлауче, а позже по просьбе жителей деревни Училе пошел к ним муллой.
Когда Габдулле исполнилось четыре с половиной месяца, он лишился отца, а в возрасте трёх лет стал круглым сиротой. После кратковременного пребывания в семье деда Зиннатуллы, он оказался в Казани, в семье бездетного жителя Ново-Татарской слободы по имени Мухамметвали, где провел около 2 лет. Его приемные родители заболели и вынуждены были вернуть Габдуллу в Училе. В 1892-1895 годах его жизнь проходила в семье крестьянина Сагди в деревне Кырлай, недалеко от Кушлауч. Здесь Габдулла начал приобщаться к трудовой крестьянской жизни, испытал её радости и горечи, стал учиться и, как он сам потом писал в своих воспоминаниях, Кырлай открыл ему глаза на жизнь.
В дальнейшем детство Габдуллы продолжалось в городе Уральске. Будучи взятым туда в семью купца Галиаскара Усманова, где была хозяйкой его тетя по линии отца, он учился в медресе прогрессивно настроенной семьи меценатов Тухватуллиных, одновременно посещая русский класс и проявляя высокую одарённость в учёбе. Первые литературные опыты Тукая частично запечатлились в рукописном журнале «Аль-Гаср аль-джадид» («Новый век») за 1904 год. В этот же период он перевел на татарский язык басни Крылова и предложил их к изданию. Увлекся поэзией Пушкина и Лермонтова . Его первым замечательным поэтическим созданием на чисто татарском языке был перевод стихотворения А. Кольцова «Что ты спишь, мужичок?», опубликованный в 1905 году под названием «Сон мужика».
После начала революции 1905 года в Уральске появились первые татарские газеты и журналы «Фикер» (Мысль), «Аль-гаср аль-джадид» (Новый век), «Уклар» (Стрелы). Тукай сотрудничал в них и выступал с многочисленными стихами и статьями на темы, поднятые революцией. Он участвовал в прошедших волной по городу демонстрациях.
В начале 1907 года Тукай покинул медресе «Мутыгия» (Тухватуллиных). Началась его «вольная жизнь». Третьеиюньский переворот 1907 года означал решительное наступление реакции на демократию. Боевым откликом на это было тукаевское стихотворение «Не уйдём!», в ярких строках которого прозвучал голос борца, зовущего до конца стоять за честь Родины и демократии. Такие стихотворения Тукая, как «Шурале», «Пара лошадей», «Родной земле», написанные одновременно с «Не уйдём!», были посвящены теме Родины. Осенью 1907 года Тукай приезжает (по сути, возвращается) в Казань, чтобы посвятить свою деятельность творчеству. Здесь он быстро входит в литературные круги и сближается с молодежью, группировавшейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа») — Фатих Амирхан и др. Все свои творческие возможности Тукай в этот период посвящает сатирико-юмористическим журналам «Яшен» («Молния»), «Ялт-юлт» («Зарница»).
К 1908 году в творчестве Тукая возник целый цикл замечательных поэтических и очерково-публицистических произведений. Стихотворения «Светлой памяти Хусаина» и «Татарская молодежь» (1912) пронизаны чувством исторического оптимизма. Большинство его стихотворений и путевых очерков, опубликованных в 1911-1912 гг., написано под впечатлениями посещения им деревень Заказанья — своей малой Родины. В них запечатлена реальная действительность, оцененная с позиции заступника народа.
Несмотря на резкое ухудшение здоровья, в 1911-1912 гг. он совершил путешествия, имевшие для него большое значение. В начале мая 1911 года Тукай пароходом приехал в Астрахань, по пути знакомясь с жизнью Поволжья («Дача», очерк «Маленькое путешествие»). Здесь Тукай остался в гостях у своего друга поэта Сагита Рамиева. В Астрахани он встретился с азербайджанским общественным деятелем и писателем Нариманом Наримановым, сосланным туда за революционную деятельность в родном краю. Весной 1912 года Тукай решился на более значительное путешествие по маршруту Казань — Уфа — Петербург. В Уфе он встретился с М. Гафури, в Петербурге — с Муллануром Вахитовым, впоследствии видным революционером.
Прожив в Петербурге 13 дней, 6 (19) мая, Тукай покинул столицу и отправился в Троицк, а затем в казахскую степь — пить кумыс, надеясь этим поправить свое здоровье. В Казань вернулся в начале августа. В столице Тукай работал в удушливой атмосфере типографии и, несмотря на плохое самочувствие, продолжал писать.
2 (15) апреля 1913 года Габдуллы Тукая не стало. Он ушёл из жизни в расцвете своего таланта. «Татары в лице Тукаева потеряли величайшего национального поэта»,- писали казанские русскоязычные газеты. Тукаевские традиции стали одним из решающих идейно-эстетических факторов и животворных источников для дальнейшего развития татарской литературы под знаменем реализма и народности.
Габдулла Тукай был похоронен на Татарском кладбище Ново-татарской слободы (Казань).

Биография и эпизоды жизни Габдуллы Тукая. Когда родился и умер Габдулла Тукай, памятные места и даты важных событий его жизни. Цитаты поэта,фото и видео.

Годы жизни Габдуллы Тукая:

родился 26 апреля 1886, умер 15 апреля 1913

Эпитафия

«Мы уйдем, когда за нами вдаль уйдут и города,
Цепь лихих тысячелетий, наши горькие года.
От рожденья до кончины за родной живя чертой,
Мы срослись навеки плотью с почвой родины святой!»
Из стихотворения Габдуллы Тукая

Биография

Имя Габдуллы Тукая олицетворяет целую эпоху в духовном развитии татарского народа. Это замечательный классик татарской поэзии, знаменитый далеко за пределами своей родины. Тукая называют основателем литературного татарского языка, поэтом-революционером, чья биография буквально иссечена шрамами от страданий целого народа. По сей день творческое наследие поэта восхищает современников, по сей день его исторический вклад вдохновляет новых художников на познание истины, коей Тукай был верен до последнего вздоха.

Родился Габдулладжан Тукаев (настоящее имя поэта) в деревне Кушлавыч Казанской губернии. Будучи сыном религиозного учителя, он, увы, так и не успел познать родительскую любовь: уже в четыре года мальчик остался круглым сиротой. Детство Габдуллы прошло в скитаниях от одних родственников к другим, но ни дома, ни семьи он так и не обрел. Зато дух странствий и поисков сопровождал его на протяжении всей жизни.


Первые стихи Габдуллы Тукая были написаны в городе Уральск, где проходила юность поэта. Там он посещал мусульманскую школу и, в частности, русский ее класс. Одаренность Тукая была очевидной, что неоднократно подчеркивали все учителя. И вот уже восемнадцатилетний Тукай держит в руках журнал «Новый век». Именно в этом рукописном издании были запечатлены его первые поэтические строки, первые переводы на татарский. Литературные кумиры юного Габдуллы — Лермонтов и Пушкин. Но поэт еще не знает, что за будущий вклад в литературу своего народа его вознесут на один пьедестал с величайшими корифеями искусства.


Габдулла Тукай был всецело поглощен переменами, которые принесла революция 1905 года. Правые депутаты предлагали татарам выселиться за пределы Российской империи, на что Тукай решительно ответил стихотворением «Не уйдем». С тех пор он был тверд в своих позициях, а тематика национального освобождения стала основополагающей в его творчестве. Он участвовал в демонстрациях, с характерной юношеской энергией писал в газеты многочисленные стихи и статьи, заводил контакты со сторонниками оппозиционного движения и, несмотря на слабое здоровье, не позволял себе сдаваться.

Смерть Габдуллы Тукая пришлась на 15 апреля 1913 года. Скончался поэт в больнице от, как упоминал Максим Горький, «голода и чахотки», которые и стали причиной смерти Тукая. Татарские газеты запестрили заголовками, что из жизни ушел их величайший национальный поэт, а на похоронах Тукая собрались тысячные толпы неравнодушных. Похороны Габдуллы Тукая состоялись на Татарском кладбище Ново-татарской слободы в Казани. Ныне на могиле Тукая установлен красивый памятник с рельефным портретом великого татарского поэта.

Линия жизни

26 апреля 1886 г. Дата рождения Габдуллы Тукая.
1892 г. Переезд в деревню Кырлай и поселение в семью Сагди.
1904 г. Первые публикации Тукая в журнале «Новый век».
1907 г. Переезд в Казань. Активизация творчества.
1908 г. Создание цикла стихотворений о крестьянах и о своей малой родине.
1911 г. Путешествие по Поволжью.
1912 г. Путешествие в Петербург. Обострение туберкулеза легких.
15 апреля 1913 г. Дата смерти Габдуллы Тукая.
17 апреля 1913 г. Дата похорон Тукая.

Памятные места

1. Деревня Кошлауч (Республика Татарстан), где родился Тукай Габдулла.
2. Город Уральск (Казахстан), где прошла юность поэта.
3. Город Казань, где жил и творил Тукай.
4. Музей Габдуллы Тукая в Казани.
5. Памятник Тукаю в Санкт-Петербурге.
6. Памятник Габдулле Тукаю в Москве.
7. Сквер Габдуллы Тукая в Астрахани, где установлен памятник поэту.
8. Татарское кладбище в Казани, где похоронен Габдулла Тукай.

Эпизоды жизни

В детстве Габдулле Тукаю довелось сменить восемь семей. Нередко его просто сажали в сани и отправляли в далекий путь, обрекая на полнейшую неопределенность. Так, например, в Казани Тукая предлагали на усыновление прямо на Сенном рынке.

За свою недолгую жизнь (а прожил он неполных 27 лет) Тукай издал более тридцати книг. Подавляющая часть из них — сборники для детей школьного возраста, поэзия революционной тематики, книги по изучению устного народного творчества.

Завет

«С кем только жизнь в злой распре не бывала?
В борьбе ты ей не уступай нимало!»

Документальный фильм «Пять мгновений любви», посвященный памяти Габдуллы Тукая

Соболезнования

«Габдулла Тукай был и есть самый великий татарин во всей татарской истории».
Мустай Карим, поэт

«Я движим чувствами признательности к таланту и наследию Тукая, ибо Тукай принадлежит не только татарскому народу, география принадлежности его неизмеримо шире».
Чингиз Айтматов, писатель

«Любите Тукая, любите красоту его души, его поэзию, — в ней и весна, и глубокая человеческая мудрость».
Сахип Джамал, писатель

«Тукай — величина духовная, нравственная, художественная, просто неизмеримая. Такая величина не может принадлежать одному народу. Тукай, как Пушкин, как Лермонтов, как Шекспир, как Гейне, принадлежит всему человечеству».
Игорь Ряхин, поэт

«Тукай — великий поэт татарского народа. Его творчество давно стало близким и родным всем народам нашей страны».
Павел Тычина, поэт

Габдулла Тукай вошел в историю татарской литературы как великий народный поэт, заложивший основу национальной поэзии и создавший ее классический стиль. Уже при своей жизни он был признан певцом чаяний обездоленных масс. Один из его современников и близких друзей, известный писатель Ф. Амирхан писал: «Даже личные враги Тукая не могли отрицать народного духа, народной гармонии, народной музыки в его стихотворениях, ибо это выглядело бы просто нарочитым упрямством: народ признал его своим, знал его стихи наизусть».

Трудно найти в татарской литературе ХХ века другого писателя, для которого понятия «народ» и «поэт» были столь же неотделимы друг от друга, как для Тукая.

Габдулла Тукай – из тех художников слова, которые открывали новые горизонты и новые перспективы перед национальной литературой. В многогранном творческом наследии Тукая непреходящие художественно-эстетические ценности содержатся прежде всего и больше всего в его поэзии.

В истории татарской культуры имя Тукая занимает особое место, сопоставимое со значением Пушкина для русской культуры.

Детство

Габдулла Тукай (Тукай Габдулла Мухамедгарифович) родился 14 (26) апреля 1886 года в деревне Кушлауч Казанской губернии (ныне Арского района Республики Татарстан) в семье приходского муллы. Когда ему было пять месяцев, умер отец. Позднее мать, оставив трехлетнего мальчика бедной старушке на воспитание, вышла замуж и переехала в другую деревню. Через некоторое время мать взяла малыша к себе, но вскоре умерла, и четырехлетний Габдулла остался круглым сиротой. Так началась горькая жизнь «в людях».

Сначала мальчика приютил дед по материнской линии, Зиннатулла, в многодетной и полуголодной семье которого Габдулла оказался просто лишним ртом. В конце концов дед отправил его в Казань, где на Сенном базаре Габдуллу взял на воспитание кустарь Мухаммедвали. В его семье впервые улыбнулось мальчику счастье. Однако вскоре грянула беда: новые родители заболели и потому решили вернуть сироту в деревню Училе к деду, которому через некоторое время удалось отдать Габдуллу крестьянину Сагди из соседней деревни Кырлай.

В 1892-1895 годы жизнь его проходит в семье Сагди, где не было нужды в куске хлеба. Здесь Габдулла начал приобщаться к крестьянскому труду. Именно в кырлайский период он впервые осознал чувство любви к народу и родной земле. «Деревня Кырлай открыла мне глаза на жизнь», — писал поэт потом в своих воспоминаниях («Что я помню о себе», 1909). Впечатления кырлайской поры оставили в его творчестве неизгладимый след.

В Кырлае Габдулла начал учиться. Однако и тут ему было суждено пережить тяжелые дни. Взрослые дочери Сагди умерли от разных болезней, а сам хозяин неожиданно стал калекой. Его суеверная жена все эти несчастья связывала с пребыванием в своем доме сироты. Когда у нее родился сын, ее отношение к приемышу вовсе ухудшилось. К счастью для мальчика, в начале зимы 1895 года он был взят в семью сестры своего родного отца, Газизы Забировой (Усмановой), в Уральск. Здесь Габдулла продолжал учиться в медресе «Мутыгия», одновременно посещая русский класс при нем. Хотя медресе было учебным заведением старого типа, но шакирдская молодежь не бездействовала. Ей была здесь предоставлена относительная свобода. Шакирдам разрешалось знакомиться с периодической литературой на восточных языках и обучаться русскому. Под влиянием национального просветительского движения учащаяся молодежь требует обновления учебных программ и стремится к светским знаниям.

Первые шаги к творчеству

Тукай-шакирд всем сердцем возненавидел схоластическую учебу. «Тукай эфенди в медресе считался самым образованным, бойким и сметливым шакирдом », — говорится в воспоминаниях знаменитого артиста Г. Кариева, близкого друга поэта. Несомненно, Тукай обладал сильной волей и большим врожденным талантом. Новые веяния, предвещавшие подъем революционного движения, оказывали на него заметное влияние в условиях медресе. При активном непосредственном участии Тукая выпускается рукописный журнал «Эль-гаср-эль-джадид» («Новый век»), в котором он публикует свои первые ученические стихи и статьи. Он переводит басни Крылова и предлагает их к изданию. Впервые они были опубликованы в прозаическом переводе в 1906-1907 годах в журнале «Эль-гаср-эль-джадид» под названием «Энже бертеклэре» («Жемчужины»). 77 басен, больше половины которых переведено из Крылова.

Начавшаяся в стране революция 1905 года всколыхнула жизнь и в Уральске. Здесь появились первые татарские газеты и журналы: «Фикер» («Мысль»), «Эль-гаср-эль-джадид», «Уклар» («Стрелы») и др. В них Тукай сотрудничает и выступает с многочисленными стихами и статьями на темы, поднятые и поставленные революцией, участвует в демонстрациях, волной прошедших по городу. Все его творчество пронизывается боевым духом возвеличения и защиты демократических идеалов. В том же 1905 г. Тукай публикует свои уже не подражательные, а оригинальные стихотворения «О свободе», «Одно слово друзьям», в которых выступает защитником прогресса и равноправия народов.

В начале 1907 года Тукай покинул медресе «Мутыгия». Началась его «вольная жизнь». Стихотворение «Что рассказывают шакирды…» (январь 1907) явилось декларацией поэта, призывавшей молодежь идти в жизнь, на помощь народу, наперекор фанатизму и реакции. Немало трудностей лежало на его пути. Революция шла на убыль. В начале 1907 года власти запретили издания органов татарской печати, в которых сотрудничал и работал Тукай. Третьиюньский переворот 1907 года означал решительное наступление реакции на демократию. Боевым откликом на это стало стихотворение Тукая «Не уйдем!» В его ярких строках прозвучал голос поэта-борца, зовущего до конца стоять за честь Родины и торжество демократии.

Казань в судьбе поэта

Осенью 1907 года Тукай приехал в Казань – колыбель национальной культуры и истории, чтобы посвятить свою деятельность новым общественным и творческим задачам.

«Светозарная Казань» притягивала своей богатой и необходимой поэту культурной средой – газетами, книжными издательствами, театром, кругом людей, родственных Тукаю по мысли и духу. Здесь он сблизился с первым татарским большевиком Х. Ямашевым, вошел в среду писателей-демократов, сдружился с молодежью, группировавшейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа»), которая выходила по инициативе писателя Ф. Амирхана и являлась одним из самых прогрессивных печатных органов. Казань стала временем расцвета его таланта, временем его человеческой зрелости, временем его славы. Здесь он состоялся как поэт, как журналист, как общественный деятель.

Появление Тукая в Казани и его первые стихотворные сборники «Габдулла Тукаев тигырьлэре» («Стихотворения Габдуллы Тукаева», I и II части) были встречены демократической интеллигенцией с большим сочувствием. Поэт входит в литературные круги и сближается с молодежью, группировавшейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа»). В Казани он с большим воодушевлением отдался творческой работе. Его никогда не покидался мысль о необходимости продолжить традиции свободной национальной печати, служащей «своей любимой идее». Частично это осуществлялось в издании сатирических журналов, сперва «Яшен» («Молния»), затем «Ялт-йолт» («Зарница»). Все свои творческие возможности Тукай посвятил этим журналам. Печатаясь в них, он яростно боролся со всевозможными проявлениями реакции. Его главным девизом стало:

С кем только жизнь в злой распре не бывала?

В борьбе ты ей не уступай нимало!

(«Жизнь», 1908).

Эти строки, можно сказать, являются своего рода эпиграфом к творческой деятельности поэта в условиях реакции.

Уже ранний период творчества Тукая был отмечен страстной проповедью служения народу, хотя при этом у него преобладала еще риторика любви к нации. Поэт быстро перерос просветительскую романтику, все глубже проникая в реальный и духовный мир народа.

Совместно с Г. Камалом Тукай в 1908-1909 гг. издает сатирический журнал «Яшен» («Молния»), а с 1910 г. работает в журнале «Ялт-юлт» («Зарница»), фактическим руководителем которого он являлся до конца жизни. В эти годы свободолюбивые мотивы в творчестве Тукая приобретают особую глубину.

В пореволюционном творчестве Тукая возникает целый цикл высокохудожественных поэтических и очерково-публицистических произведений, в которых исчерпывающе ясно и глубоко выражено отношение поэта к народу. Такие его стихотворения, как «Осенние ветры» (1911), «Гнет» (1911), «Дача» (1911), «Чего же не хватает сельскому люду?» (1912), «Надежды народа …» (1913) и др., являются классическими образцами гражданской и социальной лирики, в которых с потрясающей силой реализма раскрыта трагедия народных масс в капиталистическом обществе независимо от их национальной принадлежности. Мир обездоленных предстал в его творениях во всей страшной правде.

Татарский поэт был весьма далек от слепой идеализации народа. Любя его, он не хотел прощать ему темноты, невежества, духовной подавленности, покорности судьбе, не мог пройти мимо этих вековых болезней («Гнет», «Религия и народ», «Рассказ с печки» и др. ). В умении различать и оценивать сильные и слабые стороны в народном сознании сказалось революционно-демократическое отношение к народу.

Путешествия по России

В пору нового революционного подъема происходят значительные изменения в жизни поэта. Несмотря на резкое ухудшение здоровья, в 1911-1912 годах он совершает путешествия, имевшие для него большое значение. В начале мая 1911 года пароходом едет в Астрахань, по пути знакомясь с жизнью Поволжья («Дача», очерк «Маленькое путешествие»). Здесь он был гостем своего друга – поэта С. Рамиева, встретился с азербайджанским общественным деятелем и писателем Нариманом Наримановым, сосланным сюда за революционную деятельность в родном краю, и принял участие в маевке, где с речью о празднике 1 Мая выступил Нариманов.

Весной 1912 года Тукай решается на более значительные путешествия по маршруту Уфа – Петербург. В Уфе он встречается с Мажитом Гафури. Они еще раз убедились в своей идейной и творческой близости.

Петербург встречает Тукая холодно. Здесь он не находит людей, подобных Гафури. Становилось очевидным, что петербургские «национальные интеллигенты» пригласили его лишь как «модную знаменитость» и вовсе не интересуются изданием новых татарских газет и журналов.

Разумеется, передовая национальная интеллигенция Петербурга не осталась равнодушной к приезду любимого поэта. Узнав о нем с опозданием, она стремилась окружить поэта своим вниманием. Среди демократической молодежи был, видимо, и Мулланур Вахитов , тогда студент, впоследствии видный революционер. Надо полагать, что стихотворение «Татарская молодежь» написано Тукаем под впечатлением встречи с такими представителями национальной демократической молодежи. Именно в этих кругах он увидел, как молодым людям дороги память и образ Ямашева, убедился в том, что они верны его заветам.

Прожив в Петербурге 13 дней, 6 (19) мая Тукай покинул столицу и отправился в Троицк, в середине июня он очутился в казахской степи, где надеялся поправить кумысом свое здоровье.

Последний год жизни

Из поездки поэт вернулся в Казань в начале августа 1912 г. Даже будучи тяжело больным, он продолжал работать в типографии, дыша воздухом, насыщенным свинцовыми испарениями, и писать несмотря ни на что.

Срочно нужна краткая биография Габдулла Тукая на русском языке!!!

Светило науки — 2 ответа — 0 раз оказано помощи

Габдулла Тукай
Габдулла Мухамедгарифович Тукаев (1886-1913) — выдающийся татарский народный поэт, литературный критик, публицист и переводчик.
Габдулла Тукай родился 26 апреля 1886 года в деревне Кушлауч. Отец — Мухамедгариф Мухамедгалимов, уроженец деревни Кушлавыч Казанского уезда, Казанской губернии. Дед Мухамедгалим был муллой. Мать — Мэмдудэ, отец которой Зиннатулла сын Зайнельбашира так же, как и Гариф-мулла, учился в Кышкарском медресе. Зиннатулла служил муэдзином Кушлауче, а позже по просьбе жителей деревни Училе пошел к ним муллой.
Когда Габдулле исполнилось четыре с половиной месяца, он лишился отца, а в возрасте трёх лет стал круглым сиротой. После кратковременного пребывания в семье деда Зиннатуллы, он оказался в Казани, в семье бездетного жителя Ново-Татарской слободы по имени Мухамметвали, где провел около 2 лет. Его приемные родители заболели и вынуждены были вернуть Габдуллу в Училе. В 1892—1895 годах его жизнь проходила в семье крестьянина Сагди в деревне Кырлай, недалеко от Кушлауч. Здесь Габдулла начал приобщаться к трудовой крестьянской жизни, испытал её радости и горечи, стал учиться и, как он сам потом писал в своих воспоминаниях, Кырлай открыл ему глаза на жизнь.
В дальнейшем детство Габдуллы продолжалось в городе Уральске. Будучи взятым туда в семью купца Галиаскара Усманова, где была хозяйкой его тетя по линии отца, он учился в медресе прогрессивно настроенной семьи меценатов Тухватуллиных, одновременно посещая русский класс и проявляя высокую одарённость в учёбе. Первые литературные опыты Тукая частично запечатлились в рукописном журнале «Аль-Гаср аль-джадид» («Новый век») за 1904 год. В этот же период он перевел на татарский язык басни Крылова и предложил их к изданию. Увлекся поэзией Пушкина и Лермонтова. Его первым замечательным поэтическим созданием на чисто татарском языке был перевод стихотворения А. Кольцова «Что ты спишь, мужичок?», опубликованный в 1905 году под названием «Сон мужика».
После начала революции 1905 года в Уральске появились первые татарские газеты и журналы «Фикер» (Мысль), «Аль-гаср аль-джадид» (Новый век), «Уклар» (Стрелы). Тукай сотрудничал в них и выступал с многочисленными стихами и статьями на темы, поднятые революцией. Он участвовал в прошедших волной по городу демонстрациях.

Габдулла Тукай (1886-1913) | Габдулла Тукай

Национальный поэт

Габдулла Тукай (Тукаев Габдулла) вошел в историю как великий национальный татарский поэт и считается основоположником национальной поэзии и ее классического стиля. Он стал считаться национальным поэтом еще при жизни. «Даже личные враги Тукая не могли отрицать его национальную гармонию и национальную музыку в стихах, потому что это выглядело как упрямство: народ признал его своим поэтом, знал его стихи наизусть», — писал Фатих Амирхан, известный писатель, один из Современники Тукая и его близкие друзья. Трудно найти в татарской литературе ХХ века другого писателя, для которого понятия «народ» и «поэт» были бы так же неотделимы друг от друга, как для Тукая.

Габдулла Тукай представлял собой своего рода литераторов, открывших новые перспективы для национальной литературы. Его многогранное творчество содержит в себе очень высокие художественные и эстетические ценности. В первую очередь это касается поэзии Г.Тукая.

Имя Тукая играет в татарской культуре огромную роль, которую можно сравнить с ролью Пушкина в русской культуре.

 

Детство

Габдулла Тукай родился 14 (26) апреля 1886 года в семье муллы в селе Кушлавич Казанской губернии (ныне Арский район, Татарстан). Его отец умер, когда Тукаю было пять месяцев. Потом его мать вышла замуж и оставила трехлетнего мальчика бедной старушке. Через несколько раз она забрала его обратно, однако умерла, когда Габдулле было четыре года. С этого возраста у мальчика не было ни отца, ни матери, и началась его несчастливая жизнь.

Во-первых, мальчика перевезли к его бедному дедушке Зинатулле.В своей семье Габдулла был бесполезным ртом. В конце концов дед отправил его в Казань, где на базаре Габдуллу забрал ремесленник Мухаммедвали. В своей семье мальчик впервые почувствовал себя счастливым. Однако через некоторое время его приемные родители заболели и решили вернуть мальчика обратно к дедушке. Дед, в свою очередь, отдал Габдуллу Сагды, крестьянину из соседнего села Кырлай.

Маленький Тукай жил в достаточно обеспеченной семье Сагды в 1982-1895 годах.Живя в Кырлае, Тукай начал свое знакомство с плугом и понял всю красоту родины и ее народа. «Кырлай оживил меня», — писал Тукай в своих воспоминаниях («Что я помню о себе», 1909). Период жизни в Кырлае во многом повлиял на его творчество.

Начал учиться в Кырлае. Однако ему снова пришлось пережить тяжелые времена в своей жизни. Дочери Сагды умерли, а сам Сагды внезапно стал инвалидом. Его суеверная жена связала все эти беды с сиротой.Ее обращение с Тукаем ухудшилось после рождения собственного сына. К счастью, в начале зимы 1895 года его увезли в семью своей тети Газизы Забировой (Усмановой) в Уральск. Там он учился в медресе Мутыгия и одновременно посещал уроки русского языка. Медресе было основано на старой системе образования, однако шакирды действовали достаточно активно. Они имели свободу и возможность читать периодическую литературу, написанную на восточных языках, и изучать русский язык. Студенты стали требовать освоения новых образовательных программ и стремились к высоким знаниям.

Первые шаги в литературе

К 16 годам Тукай-шакирд возненавидел школьное образование. «Тукая считали самым образованным, решительным и остроумным шакирдом, — вспоминал в своих воспоминаниях известный актер и близкий друг поэта Г. Кариев. Несомненно, Тукай обладал очень сильной волей и большим врожденным талантом. Большое влияние на него оказали новые веяния, предсказавшие подъем революционного движения. Тукай принимал активное участие в издании рукописного журнала «Ал-гасрул-джадид» («Новый век»), где опубликовал свои первые стихи и статьи. Он также переводил басни Крылова и печатался в журнале. Впервые они были опубликованы в прозаическом переводе в 1906-1907 годах в «Ал-гасрул-джадид» и назывались «Эндге бертеклере» («Жемчужины»). В переводе Тукая 77 басен, большая часть которых написана Крыловым.

Революция, начавшаяся в стране в 1905 году, потрясла уклад жизни в Уральске. Начали издаваться первая татарская газета «Фикер» («Мысль») и журналы «Ал-гасрул-джадид» («Новый век») и «Уклар» («Стрелы»).Тукай активно работал там и опубликовал много стихов и статей на тему революции. Он также участвовал в демонстрациях, захвативших город. Боевой дух прославления и защиты демократических идеалов пронизывает все его творчество. В том же 1905 году Тукай опубликовал не подражательные стихи, как раньше, а собственные оригинальные, такие как «О свободе», «Одно слово друзьям», в которых он защищает прогресс и равенство народов.

Тукай покинул медресе Мутыгия в конце 1907 года и началась его самостоятельная жизнь.Стихотворение «Что рассказывают шакиры…», написанное в январе 1907 года, стало декларацией поэта, призывающей молодежь идти по жизни, помогать народу, протестовать против фанатизма и реакции. На пути поэта было немало трудностей. Революция уменьшилась. Правительство запретило выпуск татарских изданий, над которыми работал Тукай, в начале 1907 г. Переворот 3 июня 1907 г. означал сильный удар реакции на демократию. Стихотворение «Мы не уйдем!» стал боевым ответом на него.В пламенных строках поэмы прозвучал голос поэта-борца, призывавшего стоять до конца за честь Родины и торжество демократии.

 
Казань в жизни поэта

Осенью 1907 года Тукай приехал в Казань, колыбель национальной татарской культуры и истории. Он хотел посвятить свою деятельность новым общественным и творческим задачам.

«Светлая Казань» привлекала его богатой культурной средой, необходимой поэту. Были газеты, книжные издательства, театр, жили люди, близкие Тукаю по своим идеям и духу.Там он сблизился с Хусаеном Ямашевым, первым татарским большевиком, вступил в общество писателей-демократов, стал другом молодежи, группировавшейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа»). Инициатором издания этой газеты был известный писатель Ф.Амирхан. В то время это было одно из самых прогрессивных печатных изданий. Период жизни в Казани стал для Тукая золотым веком его таланта, временем его славы. Там он прославился как поэт, журналист и общественный деятель.

В Казани Тукая и его первые сборники стихов «Габдулла Тукаев тигирларе» («Стихотворения Габдуллы Тукаева», I и II части) были встречены демократической интеллигенцией с большим сочувствием. Поэт вошел в литературные круги и подружился с молодежью, группировавшейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа»). В Казани он с большим энтузиазмом погрузился в свое творчество. Он никогда не оставлял идеи продолжения традиций свободной национальной печати. Частично ему удалось осуществить эту идею, когда он редактировал сатирические журналы, сначала «Яшен» («Молния»), затем «Ялт-йолт» («Тепловая молния»).Этим журналам Тукай отдавал все свои творческие возможности. Публикуясь там, он яростно боролся со всевозможными проявлениями реакции. Его главным девизом стало:

.

Кому только жизни в злостном конфликте не было?
В своей борьбе ему ни в коем случае не уступайте!

(«Жизнь», 1908).

Можно сказать, что эти строки являются своего рода эпиграфом к его творчеству в условиях реакции.

В 1908-1909 годах Тукай и Галиасгар Камаль издавали сатирический журнал «Яшен» («Молния»), а с 1910 года работал в журнале «Ялт-йолт» («Тепловая молния»).Фактически он был ее редактором до конца жизни. В эти годы особенно усилились свободолюбивые мотивы в творчестве Тукая.

После революции в творчестве Тукая появился целый цикл высокохудожественных поэтических и публицистических произведений. В них ярко выразилось отношение поэта к народу. Такие стихотворения, как «Осенние ветры» (1911), «Гнёт» (1911), «Дача» (1911), «Чего не хватает деревенским людям?» (1912), «Надежды народа…» (1913) и др., стали классическими образцами гражданской и социальной лирики, в которых с огромной силой реализма описывалась трагедия бедняков. Мир несчастных людей проиллюстрирован его литературными произведениями со всей страшной правдой.

Татарский поэт был весьма далек от слепой идеализации нации. Любя ее, он не хотел упускать из виду отсталость, невежество, отсутствие мужества, слепое подчинение судьбе. Он не позволял себе оставить без внимания болезни века и писал о них в своих произведениях «Гнездо», «Религия и люди», «Повесть с печи» и др.Его умение различать и оценивать сильные и слабые стороны в национальном сознании свидетельствовало о его революционно-демократическом отношении к народу.

 

 
Путешествия Тукая по России

Во время нового революционного подъема в жизни поэта произошли значительные перемены. В 1911-1912 годах, несмотря на резкое ухудшение здоровья, он совершил несколько очень важных для себя путешествий. В начале мая 1911 года он отплыл в Астрахань на пароходе. По дороге знакомился с бытом поволжских городов («Дача», очерк «Маленькое путешествие»). Он посетил своего друга, поэта Сагита Рамиева, познакомился с азербайджанским общественным деятелем и писателем Нариманом Наримановым, сосланным в Поволжье из родных мест за революционную деятельность. Тукай принял участие в Маевке, манифестации солидарности трудящихся, где Нариманов выступил с речью о празднике 1 мая.

Весной 1912 года Тукай решил предпринять более значительное путешествие по маршруту Уфа — Санкт-Петербург. В Уфе он познакомился с поэтом Маджитом Гафури. Они еще раз убедились в своем идейном и творческом сходстве.

В Петербурге Тукая встретили холодно. Людей, похожих на Гафури, он там не нашел. Стало очевидно, что петербургские «национальные интеллигенты» приглашали его только как «модную знаменитость» и совершенно не интересовались изданием новых татарских газет и журналов.

Безусловно, петербургская передовая национальная интеллигенция не осталась равнодушной к приезду любимого поэта. Узнав о нем с опозданием, они старались уделять ему большое внимание. Вероятно, среди демократической молодежи был Мулланур Вахитов, студент, впоследствии выдающийся революционер. Можно предположить, что поэма «Татарская молодежь» была написана Тукаем под впечатлением встречи с такого рода представителями национально-демократической молодежи. Именно в этих кругах он видел, как молодежь хранила память о Ямашеве, следовала его заветам.

После тринадцати дней, проведенных в Петербурге, 6 (19) мая Тукай выехал из столицы в Троицк, в середине июня приехал в казахскую степь, где надеялся поправить здоровье кумысом.

Последний год жизни поэта

В начале августа 1912 года поэт вернулся в Казань из путешествия. Несмотря на тяжелую болезнь, он продолжал работать в типографии, где дышал воздухом, насыщенным свинцовыми испарениями, но писал, несмотря ни на что. 2 (15) апреля 1913 года в 20 часов 15 минут Габдулла Тукай скончался в возрасте 27 лет.

Мухаммат Магдеев Путь к бессмертию: Габдулла Тукай

 
Колыбель поэта

(1886-1894)

  Несмотря на то, что я покинул вас, мои прекрасные земли…

Прошлое этой земли наполнено страданиями безземельных крестьян, их борьбой за землю и волю и наездами царских карателей. История народа отразилась в задумчивых мелодиях, песнях и сказках, таящих в себе народную мудрость.

Заказанье – родина поэта. Настоящим бичом для людей стало отсутствие пахотных земель. Здесь не было ни больших рек, ни бескрайних лугов, ни скалистых гор. Красота Заказанья отражается в диких лесах со сказочным хозяином Шурале; в безмолвных прудах с нависшими над водой ивами, где Су анасы расчесывала мокрые волосы; в виднеющихся на горизонте ветряках; и в крошечных ручьях, которые тихо журчали, как будто жизнь и люди радовали их.

Край стал родиной таких известных поэм ХХ века, как «Тахир и Зухра», «Бузджигит». «История Юсуфа», многократно переписанная местными каллиграфами, переходила из рук в руки.

26 (14) апреля 1886 года в семье муллы Мухамметгарифа в Кушлавичах родился будущий поэт Габдулла Тукай. Ему было пять месяцев, когда умер его отец. Его мать Мамдуда вышла замуж за муллу из села Сосна. Маленький Габдулла был оставлен Шарифе, бедной старухе.Это было началом бесконечных драк и лишений мальчика. Нет ни одного поэта в мире, которому приходилось называть «матерью» семь, а может быть, и восемь неизвестных женщин. Таким поэтом стал Габдулла.

Маленькому Габдулле не было ни заботы, ни заботы в доме Шарифы. Обида была единственным, что он должен был чувствовать. Однако через некоторое время мать забрала его обратно. Читая об этом факте в его автобиографическом очерке «Что я помню о себе», вздыхаешь с облегчением, думая: «Наконец-то ребенок живет с мамой!» Однако счастье длилось недолго.Мать Габдуллы умерла, и он остался сиротой. Мулла из Сосны отправил мальчика к деду по материнской линии, который жил в маленьком селе Училе. Однако родной бабушки ребенка уже не было в живых, а в семье было много детей. «Я был единственным бесполезным ртом среди шести прекрасных детей. Некому было утешить меня, когда я плакала, некому было приласкать меня, когда я хотела, чтобы меня прижали, некому было меня пожалеть, некому было накормить и напоить, когда я был голоден и хотел пить. Семья меня только толкала и ругала…»

Это была четвертая семья, в которой жил Габдулла. О нем там не заботились и голодали. Его дедушке приходилось просить в соседних деревнях сухие куски хлеба, чтобы дети не умирали. Габдулле не повезло в этой семье. Его отправили с кучером в Казань. Кучер отправился на Сенной рынок и предложил народу взять мальчика на воспитание. Какой-то мужчина вышел из толпы и взял его. Так, у ремесленника Мухамметвали и его жены Газизы, живших в Новотатарской слободе, родился сын. Это была пятая семья, куда забрали Габдуллу.Габдулла прожил там два года, но снова стал ненужным. Оба родителя заболели. «Кто позаботится о ребенке, если мы умрем? Вернем его в деревню… — подумали они и отправили его обратно в Училе. «Вы можете себе представить, как меня встретила семья деда, надеявшаяся навсегда избавиться от меня». Сделав все, что было в их силах, члены семьи отправили сироту в Сагды, жившую в Кырлае. Она стала шестой семьей Габдуллы. Там к нему относились благосклонно. Во-первых, он прожил там дольше, чем в предыдущих семьях, и начал учиться в медресе.Во-вторых, время, проведенное в Кырлае, дало ему массу впечатлений, которые во многом обогатили его творчество. Говорят, что нужно побывать на родине поэта, чтобы понять его произведения. Однако природа тех мест сильно изменилась за сотни лет. Построены дороги, основаны места культуры и музей. Дикие леса существовали возле Кырлая во времена, когда там жил Тукай. Маленький Габдулла и его друзья отправились на ночную вахту лошадей. Высокие ели тянулись к небу, и Шурале казалось, что наблюдает за ними откуда-то из гущи.Будучи чувствительным, Габдулла был очень впечатлен этим.

Какой своеобразный крестьянский труд! Сколько терпения и усилий для этого нужно! Однако сколько истинного удовольствия это доставляет! Сколько в нем поэзии! Освежиться в пруду под ивой в знойный полдень, искупаться после полевых работ… И порадовать душу айраном, смешав катык с родниковой водой… Много разных чувств возникло в чуткой душе Габдуллы, появилось море впечатлений. в его жизни. И вечерние улицы Кырлая! Его песни, которые трогают сердце и тоска, зовущая куда-то… Откуда они берутся?… Именно Заказанье может быть местом их возникновения…

Заказанье, особенно земли Кырлая, стали благодатной почвой, где маленький Габдулла стал великим Тукаем. Образ Сагды абыя в белом фартуке, льняных рукавицах и круглой татарской шапке навсегда остался в его памяти как пример трудолюбия и кротости. Окрестности Кырлая с их дикими лесами, прудами, родниками, песнями, играми, традициями и бытом давали ему столько духовной пищи, сколько хватило для всей его будущей деятельности.

‘Я знал, что все священно: или твой амбар, или твой ручей,
Или твой амбар, или степь, и твои межполевые дороги.
То ли твоя весна, то ли твоя осень и жаркое лето и зима,
И чулки белые, и лапти, и онуча, и кисет.
То ли собаки, то ли овцы — все родное.
Мне нравятся даже твои плохие вещи, даже то, что ты беден,

(дословный перевод)

Тукай писал о том, что Заказанья там давно нет.

Однако вскоре Габдуллу отвезли в Кушлавич к родственникам по линии отца, жившим в Уральске. К тому времени мальчик проникся деревенской жизнью, ее бесконечными трудами и поэзией. «Вдруг мама закричала мне: „Не забывай нас! Не забывайте! Если забудешь, станешь головней в аду!» Услышав эти слова, мы покинули деревню.

Позади осталась земля, где маленький Габдулла, будучи сиротой, испил чашу горя и которая наделила его миром волшебных впечатлений. Никто не знал, что будет в будущем; ни сирота, ни очень приятный кучер Алты-биш Сапый, увозивший его… Впереди был Уральск с его ремесленниками и торговцами, церквями и мечетями, школами и медресе. Заказаные, до свидания!

Крылья становятся сильнее
(1894-1907)

Уральск расположен на слиянии рек Чаган и Урал.Он был основан в 1613 году, когда Романовы начали свое правление в России. В 1913 году, в дни 300-летия царствования, Тукай написал стихотворение «Надежды народа…», полное интернационализма и политических ремарок.

Уральск первоначально назывался Яицком по реке Яик до 1775 года. Императрица Екатерина II решила стереть из народной памяти название города, служившего убежищем во время восстания Пугачева. Однако в простонародье его продолжали называть Яицким. Уральск был городом ремесленников и торговцев.Он также служил воротами в Среднюю Азию для Российской империи. Казачья крепость служила опорой царизму для проведения своей политики среди нерусских. Этнический состав населения был очень пестрым. Русские, казахи, булгаро-татары, украинцы, узбеки, евреи… Являясь важнейшим связующим звеном между Россией и Средней Азией, оживленным ареалом торгово-экономического сотрудничества, Ураск стал и культурным центром. Ведущую роль в процессе освоения материалов в бескрайних степях играли татары, которые легко могли разговаривать с казахами и киргизами.Булгары-татары Заказанья первыми расселились среди жителей степных районов. В конце XIX века, когда экономическое положение ухудшилось, целые семьи булгар-татар Заказанья переселились в Уральск и Троицк. Именно они представляли самый заметный сословие торговцев и ремесленников. Среди них были кожевники, мясники, представители портняжного и скорняжного дела. Газиза, тетка Тукая по отцовской линии, и Галиаскар Усманов, ее муж, тоже родом из Заказанья. Тукай пошел к ним домой.

В Уральске были медресе Мутыгия, Рацибия и Гайния. Галиаскар Усманов отправил Габдуллу в первую. Его образ жизни благотворно подействовал на мальчика. Шакирды очень интересовались литературой и поэзией. В доме Мутыгулла-хазрета, владельца медресе, часто звучала музыка и пение. Габдулла быстро подружился со своим сыном Камилем, который получил европейское воспитание, хорошо пел, одевался по последней моде, говорил по-русски и по-арабски, умел читать Коран наизусть…

Габдулла очень хотел учиться и параллельно учился на трехгодичных курсах русского языка.Хорошо изучив арабский, персидский и турецкий языки, он открыл для себя богатейший мир русской и западноевропейской литературы. Здесь интересно сочетание судеб. В начале XIX века Давид, сын казачьего войскового атамана Уральского Мартемьяна Бородина, позвал итальянского архитектора Дельмедино, который воздвиг выдающийся дворец. Позже Дэвид продал его властям. Однако дворец стоял недалеко от медресе, где учился Тукай. Его знаменитые посетители очень вдохновили Тукая.В сентябре 1833 г. русский писатель, лексикограф и диалектолог В. И. Даль привез сюда Пушкина, интересовавшегося историей Пугачевского бунта. Посетил его и поэт В.А.Жуковский. Сыну какого-то графа, жившего в Уральске, посчастливилось подружиться с юным Толстым. Будучи уже известным писателем, Лев Николаевич в 1862 году отправился в Уральск, чтобы встретиться со своим другом. Вскоре в городском саду была устроена ротонда в честь приезда Толстого в Уральск. Жуковский, Пушкин, Толстой стали наставниками татарского поэта Тукая.

Волны революции 1905 года докатились до Уральска, когда Тукаю было девятнадцать. Впервые в Маевку хлынули люди, не скрываясь от милиции. Революционные действия происходили то ли летом, то ли осенью 1905 года. По свидетельству современников, Тукая однажды тоже задел кнут жандармского офицера. Об этом поэт вспомнил два года спустя, когда министры-члены вооруженной монархической антисемитской группы бросили вызов мусульманам: «Если вам не нравится жизнь в России, то убирайтесь в Турцию!», — писал Тукай в своем стихотворении. «Мы не уходим!»:

У них, казаков, такие же каратели, как и у нас,
У них такие же нагайки, но отличаются фески.

(дословный перевод)

Камиль Мутыгин купил типографию и получил право издавать газету «Уральский житель» после принятия свободы печати. Новый период в жизни Тукая начался после того, как он начал работать наборщиком в типографии. Большевики использовали «Уральского жителя» для распространения революционных листовок. Находясь под их влиянием, он писал в 1905-1907 гг. страстные публицистические статьи, в которых беспощадно разоблачал защитников прежней политики.Он писал в газете «Условия»: «Социализм не начнется, пока не будет существовать капиталистический строй; Не вижу смысла называться мусульманами, пока столица скрывает правду на каждом шагу».

Тукай развивался как поэт и журналист в Уральске. В сентябре 1905 года его первые стихи были опубликованы в рекламном сборнике будущего журнала под названием «Ал-гасрул-джадид» («Новый век»). В ноябре начала выходить газета «Фикер» («Мысль»). Вскоре свет увидел первый номер «Аль-гасрул-джадид».Собственно Тукай и стал ее редактором. Однако он мечтал о создании сатирического журнала. В июне 1906 г. издавался сатирический иллюстрированный журнал «Уклар» («Стрелы»). Тукай считался ее редактором. Он был в своей стихии, будучи журналистом. Сочиняя стихи, статьи и переводя каждый номер журнала, он дни и ночи проводил в типографии. Его имя стало известно не только в Уральске, но и в Казани, Оренбурге, Петербурге.

…Однако поэт тосковал по родным краям.Он уже возвращался в Казань на «Паре лошадей» в своих мечтах. Он покинул его в восьмилетнем возрасте, и теперь образовательно-культурный центр казался ему выше самых смелых мечтаний.
Осенью 1907 года Тукай въехал в Казань, полную опавших листьев. Сколько времени прошло! Как это изменило Габдуллу! Он ушел из нее маленьким мальчиком, а вернулся уже зрелым журналистом, поэтом, активным публицистом, сатириком, общественным деятелем.

Известный поэт и публицист, говорящий на татарском, русском, арабском, персидском и турецком языках, вернулся на родину.

Здравствуй, Казань!

Казань лучистая…
(1907-1913)

  Итак, я сейчас в Казани. В Казани, о которой я мечтал, в Уральске, которой я посвящал восторженные стихи, имя которой не сходило с моих уст…

Из письма Г.Каримову, 1907 г.

Новый плодотворный казанский период жизни Тукая начался осенью 1907 года. Он длился около пяти с половиной лет, ставших годами вдохновенного служения своему народу, Отечеству.

Какой была Казань? Казанский университет с его математической и химической школами был одним из важнейших научных центров России. Типография Казанского университета сыграла значительную роль в процессе просвещения татар и народов Средней Азии, распространяя большое количество книг, в том числе учебно-педагогических. На Восточном факультете работали такие выдающиеся и демократически настроенные ученые, как Готвальд и Катанов. Они изучали историю Болгарии, ее фольклор в сотрудничестве с Ш.Марджаны и К.Насыри.

Тукай начал сотрудничество с газетой «Аль-Ислах» («Реформа») и журналом «Яшен» («Молния») в Казани. Он подружился с Ф.Амирханом, Х.Ямашевым, К.Бакиром, В.Бахтияровым, Г.Камалом, С.Рахманкулы, Г.Кулахметовым, а позже и с С.Сунчелеем. Он полностью погрузился в творческую и публицистическую работу.

Тогда сотрудничество Габдуллы Тукая и Фатиха Амирхана в газете «Аль-Ислах» переросло в дружбу. Ф. Амирхан, получивший европейское образование, оказал глубокое влияние на взгляды Тукая и усовершенствовал его поэтический талант.Вопросы национальной и детской литературы не считались важными в Казани до приезда сюда Тукая. Однако в народе были популярны книги К.Насыри, Г.Рахманкулова, Т.Яхина, некоторые классические читальные книги. В Казани были свои молодые ценные таланты, такие как Г.Камал, Ф.Амирхан, Г.Кулахметов и другие. Интересно, что среди всех целей, существовавших в творчестве, Тукай выделял две главные: поднять значение фольклора и основать новый род детской литературы.

В Казани Тукай положил начало исследовательской работе в области национальной литературы, ее популяризации, а также играет значительную роль в развитии детской литературы. За не очень долгий период своей жизни в Казани он издал более тридцати книг, в том числе тринадцать книг для детей школьного возраста, четыре книги по фольклорно-исследовательской работе. Творческая энергия Тукая нуждалась в широком использовании. В 1910 году начал издаваться новый сатирический журнал «Ялт-йолт» («Тепловая молния») под редакцией Ахмета Урманче.Тукай там много работал. Он опубликовал большинство своих сатирических произведений в журнале. В сотрудничестве с Г.Кулахметовым, Ф.Амирханом, Ф.Агеевым, С.Рахманкуловым и другими писателями и журналистами проводил литературные вечера, концерты, лекции. Его лекция «Национальная литература» оказала большое влияние на молодежь.

Период жизни Тукая в Казани считается самым плодотворным. Издатели пытались заранее получить его согласие на публикацию его новых книг. Даже газеты и журналы либерального характера, такие как «Шура» («Совет»), «Вакыт» («Время») в Оренбурге и «Иолдыз» («Звезда») в Казани были готовы опубликовать любое новое произведение. Тукая. Г.Камал, работавший в «Иолдыз», скорее всего, благосклонно относился к этому. Однако это была первая газета, в которой были опубликованы остросоциальные поэмы Тукая «Светлой памяти Хусейну» и «Осенние ветры». Тукай получил столь высокое общественное признание, что спонсируемый оренбургскими миллионерами журнал «Шура» принял и опубликовал его стихотворение «Огород», имевшее острейший социальный характер.

Тукай делал упор на создание татарского театра. Друг Тукая Габдулла Кариев сыграл большую роль в процессе создания Татарского театра. Г. Камал, признанный в дальнейшем основоположником татарской драматургии, писал свои знаменитые комедии, часто играл роли в спектаклях.

Надо сказать, что одно из первых своих казанских стихотворений Тукай посвятил театру («Театр»). Тукай считал, что оно имеет не только моральное, но и социальное значение. Его комнаты в «Булгаре» и «Амуре» никогда не пустовали.Однако интеллигенция всегда находилась под негласным надзором жандармерии и полиции. Тукай не был исключением. Он старался избавиться от пенных ораторов и клеветников. Однако самыми светлыми и незабываемыми в его жизни показались минуты встреч с Хусаином Ямашевым, революционером, большевиком:

Я считался гостеприимным певцом
Бедные и богатые посещали мой дом.
Но в момент, когда мой благородный друг пришел ко мне –
Луна как будто зашла в мой дом.

(дословный перевод)

К сожалению, окружение Тукая состояло не только из Хусаина, Амирхана, Кулахметова и Камалова. Казань поразила своим неоднозначным характером. Пролетарии, большевики, марксисты, профессора, торгаши, татарские баи, пытающиеся выглядеть важными, попы-академики, студенты в синих шапочках, собачники, интеллигенты в белых манжетах и ​​полуголодные журналисты. Среди всех них восклицали активные сторонники старой политики. Ими кишел Сенной рынок, расположенный возле гостиниц «Булгар» и «Амур».

Сенной рынок?… Что это? Это одно из самых важных мест в Казани начала XX века. В то время в каждой ферме была корова, разводили коз и овец. У татар, живших в предместьях Казани, были лошади. Таким образом, Сенной рынок был очень нужен Казани. Сено брали из соседних деревень. Продав сено, селяне тут же купили разные вещи. Было все от удочек до кумганов и молитвенных ковриков. Те, кто демонстрировал свою преданность исламу и доказывал качество товаров, клянясь Аллахом, очень хорошо вели торговлю.Он также был полон баевских угодников, крикливых фанатиков ислама и ярых противников любых нововведений, таких как изучение русского языка и внедрение европейской моды, театров и концертов. Там же бродили люди в штатском и спекулянты. Некоторые посетители Сенного базара бесцеремонно звали Тукая. Однако от одного ее запаха у Тукая перехватило дыхание. Он думал, что это рассадник всякого мракобесия и фанатизма. Однако образ Сенного базара Тукай использовал в своем творчестве.Именно стихотворение «Печан Базары, йахуд яна кисекбаш» стало образцом татарской сатирической поэзии. Поэт беспощадно обличал в поэме мракобесов и реакционеров. Тукай вызвал настоящее восхищение публики, прочитав его в «Купеческом собрании». Братья Шараф – редакторы – сразу же договорились с автором и через десять дней опубликовали стихотворение.

Казань сильно повлияла на Тукая. Его творческое горение во времена черносотенной реакции сменилось хандрой, но в 10-х годах XX века в нем возродились светлые надежды на новый революционный подъем…

Иногда путешествовал, пытаясь избавиться от угнетающей атмосферы Казани.Он посетил Макарьевскую ярмарку в Нижнем Новгороде, ездил в Гурьевку Симбирской губернии, был в гостях у поэта С.Рамиева. В Казани он всегда был занят работой: выступал в Восточном клубе, встречался с шакирдами, посещал завод братьев Крестовниковых.

Конец 1911 и первые месяцы 1912 года Тукай провел в Училе, где писал о нелегкой жизни многострадального народа. Однако прогрессирующая стадия его туберкулеза легких с каждым днем ​​шла на спад.В марте 1912 года он тяжело воспринял неожиданную смерть Хусаина Ямашева. Тукай откликнулся на такую ​​большую утрату для прогрессивной молодежи двумя стихотворениями. После смерти Хусейна Тукая жизнь стала скучной и одиозной. Он начал путешествовать. Сначала он отправился в Уфу, потом в Петербург, а потом обратно в Уфу, откуда отправился в казахскую степь лечиться кумысом. Впечатления от поездки отразились в цикле ярких маршрутов.

Тукай уже чувствовал, что его жизнь будет не очень долгой, поэтому он старался использовать каждое мгновение, чтобы сказать своему народу последние слова.Летом 1912 года Ф.Амирхан и Тукай решили издавать новый литературный журнал. Они уговорили Ахметгарая Хасаны, образованного и прогрессивного человека, стать редактором. Договорились назвать его «Анг» («Сознание») на даче Хасаны у Лебяжьего озера. Тукай написал в стихотворении, опубликованном в первом номере «Анг»:

.

Друзья мои, как бы там ни было, но тьма рассеялась навсегда.

Работаем! Нам нужна ясность: ясность глаз и ясность ума.

(дословный перевод)

В начале 1913 года здоровье Тукая резко ухудшилось. Однако он не переставал писать. Произведения последних месяцев жизни показали его как великого патриота, а еще лучше гражданина, глубоко осмыслившего историческую судьбу родного края. Снова и снова он обращался к Толстому в своих стихах, воспевал заслуги ученого и мыслителя Ш.Марджаны. Настоящими шедеврами считались обзорные статьи «Первое дело по пробуждении», «По случаю юбилея», стихотворения «Надежды народа…», «Мороз».Свое преклонение перед Всевышним и искреннюю преданность Исламу Тукай выразил в поэтическом переводе суры «Наср». Поэт как-то резюмировал им свое творчество.

Выезжая из гостиницы «Амур» в Клячкинскую больницу, Тукай прекрасно понимал, что это его последняя «путешествие». Накануне он посетил Ф.Амирхана, проживающего в соседней комнате, чтобы попрощаться с ним. «Выздоравливайте как можно быстрее! Мы должны скоро встретиться, — сказал ему Фатих. «Не спешите встречать меня. Вам жить дальше, — ответил ему Тукай.

Тукай перешел Стикс 15(2) апреля.

Такого переполненного траурного поезда в Казани еще не было. Все городские и сельские медресе в день похорон не работали. Редакторы газет и журналов засыпали телеграммами соболезнования и скорби. Такая же ситуация была в периодической печати Москвы и Петербурга. Наибольшее внимание трауру уделяла «Мусульманская газета». В нем публиковались не только телеграммы, но и русские стихи, посвященные Габдулле Тукаю. Личность и творчество Габдуллы Тукая очень заинтересовали российскую и зарубежную прессу.В петербургской газете «День» была опубликована респектабельная статья, где Тукая называли «татарским Пушкиным». «Восточный сборник» опубликовал биографию поэта и русские переводы его стихов. «Русское обозрение» в Лондоне рассказало о жизни и творчестве Тукая и опубликовало английский перевод поэмы «Пара лошадей». Турецкая пресса также уделяла много внимания Тукаю после его смерти.

Поезд двинулся от больницы, расположенной на пересечении ныне улиц Островского и Кавы Наджмы, к Татарскому кладбищу в Ново-Татарской слободе.В 1912 году Тукай написал в одном из своих стихотворений:

Только значимые предметы могут принести честь –
Только с их помощью мне удалось увековечить свое скромное имя.

(дословный перевод)

Путь к бессмертию…

«…Каждое мгновение моей жизни стоит вечности…»
1911, из письма С.Сунчелей

Имя Тукая означает целую эпоху в интеллектуальном развитии татарского народа, его литературы, искусства и всей культуры.Поэт навсегда живет в благодарной памяти народа.

Произведения Тукая много раз публиковались со дня его смерти. Некоторые его респектабельные стихи были даже опубликованы в трудные годы Великой Отечественной войны (1943 г.). Стихи Тукая сражались с гитлеровскими захватчиками под Москвой, в Курской битве, в битве за Берлин с мужественными татарскими воинами. Творчество Тукая до сих пор не теряет своей силы. Но в чем причина этого? Это элемент мирового культурного наследия.Татарский национальный балет «Шурале», написанный Фаридом Яруллиным по мотивам поэмы-сказки великого Тукая, был принят в странах Европы. Песни, написанные на стихи Тукая, звучали на сценах Италии, Мальты, стран Африки. «Общество Тукая» давно работает в одном из отделений общества культурного сотрудничества с Россией в Финляндии. Интересно, что все произведения Тукая обогащают разные области искусства, стимулируют его расцвет. балеты «Шурале» Ф.Яруллина, «Кысекбаш» Р.Губайдуллина, «Водяная» А.Бакирова, симфония «Кырлай» Н.Жиганова, скульптурно-живописные произведения Б.Урманче, И.Казакова, Б.Альменьева, Ф.Аминова, и другие тому подтверждение.

Тукай живет то ли на театральной сцене, то ли в исторических романах. Государственная премия Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая присуждается за лучшие произведения искусства и литературы. Центральная площадь древней Казани носит имя Габдуллы Тукая.Литературный музей Габдуллы Тукая существует в Казани уже двадцать лет.

Имя великого поэта присвоено бывшему Челнинскому району Татарстана. Именем Тукая также названы улицы Уральска (Казахстан), Ташкента (Узбекистан). Каждый апрель люди горячо выражают восхищение их великим сыном. 21 апреля проходит Фестиваль поэзии, посвященный самому значимому человеку в национальной поэзии нового времени. Писатели выезжают в Кырлай, Арск, Тукаевский район, чтобы принять участие в литературных встречах с населением.Подобные фестивали проходят также в Нижнекамске, Набережных Челнах, Альметьевске и других городах и районных центрах Татарстана. Кульминацией Фестиваля поэзии стали торжества, прошедшие возле Камаловского государственного академического театра. На Фестивале вручается Государственная премия Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая.

произведения Тукая издаются на русском и многих других национальных языках страны большими тиражами. Поэт продолжает жить со своим народом и с народом всей многонациональной России.

Его путь к бессмертию и славе продолжается…

краткая биография. Казань в судьбе поэта

Габдулла Тукай (Тукай Габдулла Мухамедгарифович) родился 26 апреля 1886 года в селе Кушлауч Казанской губернии (сейчас эта территория входит в состав Арской области Татарстана). Отец будущего писателя был приходским муллой. Он умер, когда его сыну было всего пять месяцев. Через несколько лет умерла и мать Габдуллы. Мальчик начал скитаться по приемным семьям.Учиться будущий писатель начал в период 1892-1895 годов, когда жил в семье крестьянина Сагди. Из селения Кырлай он уехал в Уральск, который в то время был столицей Уральского казачьего войска и входил в состав Оренбургской губернии (сегодня город находится в западном Казахстане). В этом городе мальчика взяла к себе семья его тети по отцовской линии.

Семья купца Галиаскара Усманова, приютившая Габдуллу, отправила юношу учиться в медресе прогрессивно настроенных покровителей Тухватуллиных.В то же время он посещал русский класс, где начал читать стихи Пушкина и Лермонтова. Уже в то время педагоги стали отмечать яркий талант Тукая, попробовавшего себя в литературе. Сочинения Тукая были впервые опубликованы в 1904 году. Они появились на страницах рукописного издания «Аль-Гаср аль-Джадид» («Новый век»). Параллельно молодой писатель переводит на татарский язык басни Крылова и стихи Кольцова. Революционные события 1905 года нашли отражение и в творчестве Тукая. Активно публиковал стихи соответствующего содержания в издании «Фикер». Осенью 1907 года Тукай приехал в Казань, решив всецело посвятить себя творчеству. Молодой талантливый автор смог быстро войти в литературные круги, сблизившись с молодежью, объединившейся вокруг газеты «Аль-Ислах» («Реформа»). В этот период произведения Тукая публиковались в сатирических изданиях «Яшен» («Молния») и «Ялт-Юлт» («Зарница»). В последующие годы Тукай все чаще обращается к очеркам, в его публицистике исторический оптимизм постепенно сменяется трезвыми оценками сельской действительности того времени, стремлением отразить резкие социальные контрасты.В это время поэт также написал такие стихотворные произведения, как «Осенние ветры», «Гнездо», «Надежды народа…». В период 1911-1912 годов здоровье Тукая резко ухудшилось. Однако он отправился путешествовать, побывав сначала в Астрахани. В гостях у поэта Сагита Рамиева писатель познакомился с азербайджанским общественным деятелем и писателем Нариманом Наримановым, сосланным за революционную деятельность. Тогда Тукай решает посетить Уфу и Петербург, где встретится с Муллануром Вахитовым, который в будущем станет революционером.Из-за проблем со здоровьем писатель вынужден отправиться в Троицк, а затем в Казахстан. Вернувшись в Казань, несмотря на плохое самочувствие, Тукай не переставал писать до самой смерти. Сердце двадцатишестилетнего татарского поэта остановилось 15 апреля 1913 года. Максим Горький тогда писал, что писатель умер «от голода и чахотки». В опубликованных казанскими газетами некрологах говорилось, что в лице Габдуллы Тукая татары «потеряли величайшего национального поэта». Похоронен писатель в Казани, его могила находится на Татарском кладбище Ново-Татарской слободы.

Биография и эпизоды жизни Габдуллы Тукая . Когда родился и умер Габдулла Тукай, памятные места и даты важных событий его жизни. цитаты поэта, Фото и видео.

Годы жизни Габдуллы Тукая:

родился 26 апреля 1886 г., умер 15 апреля 1913 г.

Эпитафия

«Мы уйдем, когда города последуют за нами вдаль,
Цепь лихих тысячелетий, наших горьких лет.
От рождения до смерти живя за родной чертой,
Мы срослись навеки во плоти с почвой святой отчизны!
Из стихотворения Габдуллы Тукая

Биография

Имя Габдуллы Тукая олицетворяет целую эпоху в духовном развитии татарского народа. Это замечательный классик татарской поэзии, известный далеко за пределами своей родины. Тукая называют основоположником литературного татарского языка, поэтом-революционером, биография которого буквально изрезана шрамами от страданий целого народа.По сей день творческое наследие поэта восхищает современников, по сей день его исторический вклад вдохновляет новых художников на познание истины, которой Тукай был верен до последнего вздоха.

Габдулладжан Тукаев (настоящее имя поэта) родился в селе Кушлавичи Казанской губернии. Будучи сыном религиозного учителя, он, увы, не успел познать родительской любви: в четыре года мальчик остался сиротой. Детство Габдуллы прошло в скитаниях от одного родственника к другому, но ни дома, ни семьи он так и не нашел. Но дух странствий и поисков сопровождал его всю жизнь.


Первые стихи Габдуллы Тукая были написаны в городе Уральске, где поэт провел свою юность. Там он посещал мусульманскую школу и, в частности, ее русский класс. Одаренность Тукая была очевидна, что неоднократно подчеркивалось всеми преподавателями. И вот восемнадцатилетний Тукай держит в руках журнал «Новый век». Именно в этом рукописном издании запечатлены его первые поэтические строки, первые переводы на татарский язык.Литературные кумиры юного Габдуллы — Лермонтов и Пушкин. Но поэт еще не знает, какой будущий вклад в литературу своего народа поставит его на один пьедестал с величайшими светилами искусства.


Габдулла Тукай был полностью поглощен переменами, которые принесла революция 1905 года. Правые депутаты предложили татарам переселиться за пределы Российской империи, на что Тукай решительно ответил стихотворением «Мы не уйдем». С тех пор он тверд в своих позициях, и тема национального освобождения стала основной в его творчестве. Он участвовал в демонстрациях, со свойственной юношеской энергией писал многочисленные стихи и статьи в газеты, налаживал контакты со сторонниками оппозиционного движения и, несмотря на слабое здоровье, не позволял себе сдаваться.

Габдулла Тукай скончался 15 апреля 1913 года. Поэт скончался в больнице от, как упоминал Максим Горький, «голода и чахотки», ставших причиной смерти Тукая. Татарские газеты пестрели заголовками о том, что их величайший национальный поэт ушел из жизни, а на похороны Тукая собрались тысячи неравнодушных людей.Похороны Габдуллы Тукая состоялись на Татарском кладбище Ново-Татарской слободы в Казани. Сегодня на могиле Тукая установлен красивый памятник с рельефным портретом великого татарского поэта.

линия жизни

26 апреля 1886 года Дата рождения Габдуллы Тукая.
1892 Переезд в село Кырлай и поселение в семье Сагди.
1904 Первые публикации Тукая в журнале «Новый век».
1907 Переезд в Казань. Активация творчества.
1908 Создание цикла стихов о крестьянах и их малой родине.
1911 Путешествие по Волге.
1912 Поездка в Петербург. Обострение туберкулеза легких.
15 апреля 1913 г. Дата смерти Габдуллы Тукая.
17 апреля 1913 г. Дата похорон Тукая.

Памятные места

1. Село Кошлауч (Республика Татарстан), где родился Тукай Габдулла.
2. Город Уральск (Казахстан), где прошла юность поэта.
3. Город Казань, где жил и работал Тукай.
4. Музей Габдуллы Тукая в Казани.
5. Памятник Тукаю в Санкт-Петербурге.
6. Памятник Габдулле Тукаю в Москве.
7. Сквер Габдуллы Тукая в Астрахани, где установлен памятник поэту.
8. Татарское кладбище в Казани, где похоронен Габдулла Тукай.

Эпизоды из жизни

В детстве Габдулле Тукаю довелось сменить восемь семей.Часто его просто сажали в сани и отправляли в дальний путь, обрекая на полную неизвестность. Так, например, в Казани Тукая предлагали к усыновлению прямо на Сенном рынке.

За свою недолгую жизнь (а прожил он менее 27 лет) Тукай издал более тридцати книг. Подавляющее большинство из них – это коллекции для детей. школьный возраст, поэзия революционной тематики, книги по изучению устного народного творчества.

Завет

«С кем не была жизнь в злой брани?
В бою ты ей ничуть не уступаешь!

Документальный фильм «Пять мгновений любви», посвященный памяти Габдуллы Тукая

соболезнования

«Габдулла Тукай был и есть величайший татарин во всей татарской истории.
Мустай Карим, поэт

«Я тронут чувством благодарности за талант и наследие Тукая, потому что Тукай принадлежит не только к татарскому народу, география его принадлежности неизмеримо шире».
Чингиз Айтматов, писатель

«Любите Тукая, любите красоту его души, его поэзию — в ней есть и весна, и глубокая человеческая мудрость».
Сахип Джамал, писатель

«Тукай – это духовная, нравственная, художественная ценность, просто неизмеримая. Такая ценность не может принадлежать одному народу. Тукай, как Пушкин, как Лермонтов, как Шекспир, как Гейне, принадлежит всему человечеству».
Игорь Ряхин, поэт

«Тукай — великий поэт татарского народа. Его творчество давно стало близким и родным всем народам нашей страны.
Павел Тычина, поэт

Габдулла Тукай – известный татарский писатель, поэт, критик и переводчик. Он основоположник новой поэзии нации, высоко поднимает чувство патриотизма.Тукай создал поэтическую школу, под благотворным влиянием которой выросло большое поколение не только татарских, но и других писателей.

Габдулла Тукай: биография

Писатель родился 26 апреля 1886 года в селе Кушлавичи. Его отец — Мухамедгариф — родом из Казанской губернии. Дед писателя был муллой. Когда Габдулле было 4,5 месяца, умер его отец, а в возрасте трех лет он потерял и мать. Некоторое время жил в семье деда Зиннатуллы, затем оказался в Казани в семье бездетного Мухамметвали, где прожил около 2 лет.

Биография Габдуллы Тукая говорит о том, что его приемные родители заболели, и мальчик попал в семью крестьянина Сагди в селе Кырлай, где прожил три года. Крестьянская жизнь давалась ему нелегко. Здесь он много работал, учился и узнавал жизнь Габдуллы Тукая. краткая биография далее повествует о его дальнейшем детстве, прошедшем в городе Уральске. Его взял в свою семью купец Галиаскар Усманов, где его тетка была любовницей.Будущий писатель учился в медресе семьи Тухватуллиных, параллельно посещал русский класс, в учебе проявился его большой природный талант.

К 16 годам сформировались основные убеждения и черты поэта. Биография Габдуллы Тукая подтверждает, что юноша был очень образованным: хорошо знал европейскую, русскую, восточную культуры, несколько языков и множество сказок, которые интересно рассказывал.

У него был хороший слух, и он хорошо пел, хотя голос его не отличался особой красотой, но юноша умел приукрасить ноты мелодии.

Сотрудничество с изданиями

Первые литературные произведения Тукая частично сохранились в журнале «Аль-Гаср аль-Джадид» (1904 г. ). В том же году он перевел басни Крылова на родной язык и предложил их опубликовать. Его интересовали произведения Лермонтова и Пушкина. Первым его произведением в поэзии стал перевод произведения А. Кольцова «Что ты спишь, человечек?», изданный в 1905 году.


в Уральске появились журналы и газеты «Аль-гаср аль-джадид», «Фикер».Тукай сотрудничал с ними и опубликовал множество стихов на темы, которые представила революция. Писатель также участвовал в многочисленных городских демонстрациях.

В 1907 году Тукай покинул медресе Тухватуллиных. Так началась его свободная жизнь.

Произошедшее в том же году, натолкнуло писателя на создание стихотворения «Мы не уйдем!». Биография Габдуллы Тукая говорит о том, что в этом произведении прозвучал голос борца, призывающий до конца стоять за честь родной земли и демократии.Теме родного края посвящены такие стихотворения Тукая, как «Пара лошадей», «Шурале», написанные в начале 20 века.

Творчество Тукая

Габдулла Тукай охватил множество жанров. Биография определяет его творчество как народное и реалистическое.

Осенью 1907 года писатель приехал в Казань заниматься любимым делом. Литературные круги принимают его с легкостью, он сближается с молодыми писателями, которые группируются вокруг издания «Аль-Ислах».

В это время Тукай все свои литературные способности направил на сатирические и юмористические журналы «Ялт-юлт», «Яшен». К 1908 году писатель собрал ряд интересных поэтических и публицистических очерков. Стихи «Светлой памяти Хусаина» и «Татарская юность» наполнены чувством исторического оптимизма.


За 1909-10 годы писатель создал сто стихотворений, две сказки, очерк в автобиографическом стиле «Что я помню о себе», статью о татарском творчестве, 30 рецензий и фельетонов, издал 12 книг.Тукай много лет собирал народные песни. В 1910 году писатель опубликовал некоторые из собранных песен в сборнике «Национальные мелодии».

Габдулла Тукай: биография для детей

В это же время Тукай начал писать стихи и прозу для детей. Поэмы «Коза и овца», «Шурале» и 50 стихотворений, около 100 переводных басен он создал за пять лет. Большое место в литературе заняли произведения «Призыв к труду», поэмы «Шурале» и «Весёлые странички», написанные по мотивам народных сказок.Тукай создал для школы 2 хрестоматии по татарской литературе. Поэт был признан основоположником татарской литературы для детей.

Путешествия писателя

Большинство стихов и эссе Тукая написано под влиянием поездок в деревни Заказаны. Они описывают реальность, оцененную защитником людей.

Несмотря на слабое здоровье, в 1911-1912 годах Габдулла совершал путешествия, имевшие для него большое значение. В 1911 году Тукай прибыл на пароходе в Астрахань, по пути знакомясь с Поволжьем («Маленькое путешествие», «Дача»).Здесь писатель остановился у своего друга Сагита Рамиева. В Астрахани он познакомился с азербайджанским общественным деятелем Нариманом Наримановым, сосланным туда за свою революционную деятельность.


Весной 1912 года писатель решил поехать в Казань, Уфу и Петербург. Он прожил в Петербурге тринадцать дней, после чего отправился в Троицк, а затем в казахскую степь пить кумыс в надежде поправить здоровье. В августе Тукай вернулся в Казань. Он работал в типографии и, несмотря на слабое здоровье, продолжал заниматься творчеством.

2(15).04. В 1913 году умер Габдулла Тукай. Он умер в расцвете своего таланта. Традиции Тукая стали решающими идейно-эстетическими факторами и живительными источниками развития татарской литературы в будущем под знаменем народности и реализма.

Габдулла Тукай похоронен на Татарском кладбище в Казани.

памяти поэта

В честь писателя названы: Казанская площадь, метро, ​​улицы г. Уфы, д. Даутово Челябинской области.

Тукаю также были установлены памятники в Уральске, Санкт-Петербурге и Москве.

Открыты музеи Габдуллы Тукая: Литературный музей в Казани, литературно-мемориальный комплекс Габдуллы Тукая в поселке Новый Кырлай.

Художественная премия Татарстана также была названа в честь писателя.

Полная научная биография Тоуки нет. Возможно, белые пятна в истории его судьбы заполнит энциклопедия Тукая, готовящаяся к изданию.Соответствуют ли легенды и мифы о поэте правде, «АиФ-Казань» выясняло с помощью Гузель Тухватовой, заведующей литературным музеем Г. Тукая.

Тукай — не настоящее имя поэта?

Тукай родился в 1886 году в селе Кушлавич (ныне Арский район Республики Татарстан). В метрической книге имя отца будущего поэта записано как Мухамметгариф Мухамедгалимов. Но в народе он был сокращенно Гариф, Гарифулла.Поэтому по отцу фамилия Тукая Гарифов. Трудно с уверенностью сказать, откуда пошла фамилия Тукай.

Книги Тукая выходили с написанием его имени Габдулла, реже — Абдулла, потому что арабское имя Абдулла в переводе на татарский звучит как Габдулла. А еще Тукая звали Апушем — по одной из версий, это сокращенный вариант от Александра Пушкина.

Фоторепродукция картины «Маленький Тукай» Х.Казаков предоставлен музеем Г. Тукая

Был ли Тукай потомственным поэтом?

Отец Тукая был муллой, он умер, когда будущему поэту было 4,5 месяца. Мать повторно вышла замуж за муллу из соседнего села. В автобиографическом рассказе «Что я помню о себе» Тукай писал, что, женившись, мать отдала его на попечение старухе Шарифе.

«Говорят, что зимними вечерами, босиком, в одной рубахе, я выходил на двор и потом возвращался к двери, чтобы войти в избу.Я не мог открыть дверь, поэтому стоял и ждал, когда откроют, пока ноги не заледенели», — вспоминал поэт. Однако ряд ученых пришли к выводу, что воспоминания поэта не соответствуют действительности. В деревне была только одна женщина по имени Шарифа, которая умерла до рождения Тукая.

Мать поэта ушла из жизни, когда Тукаю было 3,5 года. Дед поэта Зиннатулла, который был муллой, написал стихи на смерть дочери. В музее есть автограф этого стихотворения.

На базаре нашли приемных родителей Тукайю?

Есть версия, что мачеха, вторая жена деда Тукая по материнской линии, имевшая шестерых детей, не захотела содержать внука мужа. Она договорилась с казанским купцом, что пошлет к нему на воспитание маленького Тукая.

По другой версии, бабушка была родной. Шестеро ее детей приходились дядями и тетями будущему поэту. Хотя дед был муллой, семья жила впроголодь.Чтобы маленький Тукай не умер с голоду, его отправили на воспитание в Казань. Кучер привел мальчика в дом людей, которые хотели взять его на руки. Однако дома их не было. После этого ребенка привезли на Сенной базар. Там его приняла семья мелкого ремесленника. Он шил национальную обувь, а жена шила тюбетейки, калфаки. Все это семья продавала на Сенном базаре. Вместе с приемными родителями Тукай ходил по домам богатых людей, куда доставляли выполненные заказы.

Тукай никогда не был в доме Шамиля, где его музей?

Дело в том, что имам Шамиль (вождь кавказских горцев, воевавших с Россией в 19 веке) жил в особняке по ул. Екатерининская (ныне ул. Тукая) и женился на дочери Ибрагима Апакова, говорится во многих путеводителях по Казани. На самом деле этот дом был построен по заказу купца И. Апакова. В 1884 году, когда его дочь вышла замуж за Шамиля, своего среднего сына, он подарил этот дом дочери.

Фото: АиФ / Предоставлено музеем Г. Тукая

Особняк казанцы стали называть домом Шамиля, но по документам он принадлежал госпоже Шамиль. Напротив дома Шамиля по ул. Екатерининская, 63, располагалась редакция газеты «Аль-Ислах». Когда Тукай приехал из города Уральска, редакция этой газеты располагалась в комнатах Булгара, а затем переехала в дом на Екатерининской. Вполне возможно, что поэт часто бывал у Шамиля дома — в книжном магазине, расположенном на первом этаже.

В доме Шамиля есть подземный ход?

Старожилы Старо-Татарской слободы рассказывают о ее существовании. По их мнению, слобожане могли прорыть такой проход к озеру Кабан, чтобы избежать насильственной христианизации. Сейчас здание музея готовится к реконструкции. Строители осматривают здание, но пока не нашли подземного перехода.

Всегда ли Тукай носил тюбетейку?

Тукай обычно не носил головного убора, стараясь быть похожим на русских поэтов.Одно время он носил ту же рубашку, что и Лев Толстой. В тюбетейке он фотографировался для сборника стихов. Поэт пришел в фотостудию, но тюбетейки с собой не было. Издатель Г. Шараф вынул из кармана тюбетейку и отдал Тукаю. По воспоминаниям друзей, Тукай не придавал большого значения одежде. Однажды я купила на рынке куртку на два размера больше, которую носила довольно долго.

Всю жизнь Тукай жил в нищете?

Приехав в 1907 году в Казань, поэт работал в редакции газеты «Аль-Ислах», сотрудничал с другими изданиями, работал экспедитором в книжном магазине, где получал жалованье в 40 рублей.Это были хорошие деньги, потому что в то время мастерице платили 15 копеек за один вышитый калфак. Гонорары Тукая были выше, чем у других поэтов. Тукай приказал после своей смерти учредить стипендию для одаренных детей, оставив для этого 500 рублей.

Фото: АиФ/Алия Шарафутдинова

Свечи с портретом Тукая в Казани делали?

Ученый Ибрагим Нуруллин писал, что после смерти популярного поэта в Казани стали выпускать сладости, свечи, мыло, на этикетках которых был изображен Тукай. Свечи и мыло не сохранились. Были ли они, достоверно неизвестно. В музее хранится только этикетка конфет с портретом поэта. Фабрика «Альфа», производившая их, располагалась в доме Шамиля, из-за чего его еще называли «кондитерским замком».

Мусульманки совершили подвиг ради Тукая?

Похороны поэта 4 апреля 1913 года превратились в многотысячное шествие. В знак траура не работали магазины, казанские заводы, фабрики объявили о неполном рабочем дне.Занятия в школах и медресе были отменены. Основатель Татарской женской гимназии Фатиха Аитова разрешила своим ученицам прийти на похороны Тукая с цветами. Для того времени это был очень смелый шаг, почти подвиг. Ведь по законам шариата женщинам до сих пор запрещено ходить на кладбище.

Биография Габдуллы Тукая кратко и интересные факты из жизни татарского поэта вы узнаете в этой статье.

Габдулла Тукай биография краткая

Габдулла Тукай (Тукай Габдулла Мухамедгарифович) родился 14 (26) апреля 1886 года в селе Кушлауч Казанской губернии (ныне Республика Татарстан) в семье приходского муллы. Вскоре умер его отец. А в 4 года Габдулла остался сиротой.

Его воспитывали его многочисленные бедные родственники, которые считали его лишним в своих семьях и, разумеется, относились к нему соответственно. Он не знал ласки и любви близких и нуждался во внимании. Неудивительно, что в детстве он сильно болел.

Сначала маленький Габдулла учился в мусульманской школе, затем тетя отвезла его в Уральск, где он пошел в русский класс и познакомился с произведениями русских поэтов Лермонтова и Пушкина.Во время обучения Габдулла проявлял высокие способности почти по всем предметам. В медресе он считался самым образованным, сообразительным и бойким.

Габдулла был одаренным мальчиком и в 16 лет написал свои первые стихи, затем начал переводить стихи и басни на татарский язык.

В 1907 году Тукай окончил учебу и начал свободную жизнь поэта.

Осенью 1907 года Габдулла уехал в Казань, где сразу же влился в ряды передовой молодежи, вступил в литературные кружки и начал сотрудничество с издательствами.

В 1908-1909 годах поэт путешествовал по своей малой родине — деревням Ордена. Под впечатлением от этой поездки он написал много стихов и путевых заметок.

К сожалению, в этот период здоровье Тукая начало резко ухудшаться. Он испытывал финансовые трудности, положение его было бедственным, почти нищенским, поэт прозябал в дешевых и холодных гостиничных номерах.

Несмотря на плохое самочувствие, совершил еще одно грандиозное путешествие, весной 1911 года отплыл на пароходе в Астрахань, поэт знакомится с жизнью Поволжья.А в 1912 году он отправился в еще более дальнее путешествие — из Уфы в Петербург. Здесь Габдуллу встретили довольно холодно, в Петербурге он провел всего 13 дней, оттуда отправился в Троицк. А потом уехал в казахские степи, где прожил почти два месяца, надеясь поправить здоровье, там поэт постоянно употреблял кумыс.

Из поездки поэт вернулся в Казань в начале августа 1912 года. Даже будучи тяжело больным, он продолжал работать в типографии, дыша воздухом, насыщенным парами свинца, и писать, несмотря ни на что.

2 (15) апреля 1913 года в 20 часов 15 минут умер Габдулла Тукай. Он умер очень молодым, прожив неполных 27 лет.

Габдулла Тукай интересные факты

Тукай обычно не носил головного убора, стараясь быть похожим на русских поэтов. Одно время он носил ту же рубашку, что и Лев Толстой. Тукай не придавал особого значения одежде. Однажды я купила на рынке куртку на два размера больше, которую носила довольно долго.

Габдулла Тукай получал по 50 копеек серебром или золотом за каждую написанную им строчку, что делало его самым высокооплачиваемым поэтом своего времени.Тукай жил бедно, хотя сам достаточно зарабатывал. Но он часто одалживал деньги друзьям, учредил две именные стипендии по 500 рублей для обучения талантливых мусульман в российском учебном заведении.

Несмотря на большую популярность у противоположного пола, Тукай старался избегать отношений с девушками, потому что считал это некрасивым.

Габдулла Тукай знал 5 языков — татарский, арабский, персидский, турецкий и русский.

Менее чем за 8 лет творческой жизни Габдулла Тукай написал 9 поэм, более 400 поэм, а также 350 рассказов, очерков и воспоминаний.

Поэт умер от туберкулеза.

Похороны поэта 4 апреля 1913 года превратились в многотысячное шествие. В знак траура не работали магазины, казанские заводы, фабрики объявили о неполном рабочем дне. Занятия в школах и медресе были отменены. Основатель Татарской женской гимназии Фатиха Аитова разрешила своим ученицам прийти на похороны Тукая с цветами. Для того времени это был очень смелый шаг, почти подвиг. Ведь по законам шариата женщинам до сих пор запрещено ходить на кладбище.

татар в истории и в современном мире : Республика Татарстан

Татары в истории и в современном мире


«Народы подобны птицам, которые при сильном ветре срываются с привычных нам мест и взлетают высоко в небо, сияя своим мастерством и мощью; когда подует ветер прогресса, порхая, они приходят вместе, и представитель каждого народа избавляется от бремени наболевшего, как птицы, летящие ввысь, они демонстрируют свои способности, дары и величие своего духа.

Г. Тукай. Фото 1912 года. Книги от G.tukay Опубликовано в своей жизни.

Gabdulla Tukay (1886 -1913)

«в небе поэзии , есть целая плеяда поэтов, имена которых не стереть из народной памяти ни пламенем войн, ни прахом веков. На Востоке это Рудаки, Хаям, Хафиз, Низами, Руставели, Навои и Кул Гали (Кашани)… На Западе — Данте, Гёте, Гейне, Байрон, Пушкин.Их имена с течением времени сияют еще ярче.

Есть еще плеяда демократических поэтов: Шевченко, Бернс, Петофи, Некрасов, Абай, среди которых горит светоносная звезда нашего юного Тукая». К 800-летию -го -летия основоположника булгаро-татарской литературы поэта Кул Гали Его стихотворение Кысса-и Юсуф (Сага о Юсуфе), переходя из поколения в поколение, дошло до современных читателей как одно из лучшие произведения искусства 13 века, составляющие золотой фонд мировой эпической поэзии.

Кул Шариф

Кул Шариф — великий поэт 16 века, дипломат, религиозный и культурный деятель. Когда-то он был сеидом , т.е. верховным жрецом Казанского ханства. В период последнего ханства он вел дипломатические переговоры между Казанью и Москвой. Именно он вручил в 1551 году челобитную Ивану IV Грозному в Москву и грамоту о мирном разрешении конфликта на Свияжском острове в 1552 году. отмечен общественностью во время Второго Всемирного конгресса татар как видный представитель татарской литературы 15 — 16 вв.

Каюм Насыри (1825-1902)

Заслуженный просветитель 19 века, о Каюме Насыри по праву говорят как о художнике, иллюстраторе, мастере книжного искусства. Он был философом, историком, писателем (автор книг «Повесть о сорока визирях», 1868 г., «Абугалисина», 1872 г.), теоретиком в области этики, эстетики и исследователем фольклора. Он был практикующим учителем, и первая школа для обучения детей-мусульман русскому языку, открытая им в Казани в 1871 году, явилась значительным прогрессивным шагом.

Салих Сайдашев (1900-1954)

В истории татарской профессиональной музыки велика роль Салиха Сайдашева, талантливого композитора, творческая зрелость которого пришлась на 20-е годы и дальнейшее творчество которого открыло новую эру в Эволюция татарской музыки.

Баки Урманче (1897 — 1990)

«Баки Урманче — патриарх нашей графики. Когда нас спрашивают, кто является основоположником татарской поэзии и музыки, мы отвечаем: Габдулла Тукай и Салих Сайдаш.Когда нас спрашивают, кто является основоположником татарского изобразительного искусства, мы отвечаем: Баки ага Урманче».

Наки Исанбет. герой антифашистского подполья

Губайдуллина Софья (1931 г.р.)

Губайдуллина Софья — композитор, имя которого известно во всем мире.Ее музыку называют музыкой свободной от оков…

«…По сути, как дочь двух миров, я живу душой в музыке Востока и Запада одновременно. И все же музыковеды, кажется, слышат преобладание татарских мелодий в моих произведениях».

Губайдуллина Софья. советник Правительства Российской Федерации

«…Наш народ имеет право гордиться своими защитниками.Тот факт, что среди двух тысяч генералов в этой стране к началу 90-х годов было более 80 генералов и адмиралов татарского происхождения, говорит сам за себя, — сказал в интервью Расим Акчурин, — Отношение к татарам на определенном уровне меняется. В 1982 году Военный совет ПВО рассматривал меня как кандидата на должность командующего армией ПВО. Мою кандидатуру везде поддержали, но назначение провалено. Как потом выяснилось, тогдашний первый секретарь Ленинградского обкома партии Г.Романова, вмешались слова: «Неужели, кроме татарина, у вас нет кандидатур в сиделки Октябрьской революции?»

Как Президент татарской национально-культурной автономии, Татарской общины Москвы и Московской области Р.С.Акчурин считает, что «российскому обществу необходимо правильно осознать, что мы, татары, все-таки другие люди, у нас другой менталитет, что татарский народ желает жить как равный среди равных, без деления на «старших и младших» в русской многонациональной семье».

Акчурин Ренат Сергеевич, член-корреспондент РАМН. Кардиохирург Ренат Сергеевич Акчурин войдет в историю медицины и в историю России в целом не только как первоклассный хирург милостью Аллаха, но и как специалист, оперировавший на сердце Президента России Б.Ельцина.

«Помимо Москвы, моя команда в ближайшее время планирует работать в поликлиниках и больницах Казани, Томска, Тюмени, Альметьевска… в столице нефтяной промышленности Татарстана Альметьевске, где работают нефтяные предприятия вместе с Американские специалисты строят специализированную больницу.Это, я считаю, действительно рациональное вложение. Так что при желании местные руководители вместе с бизнесменами могут решить многие проблемы медицины.»

Примечательно, что многие инструменты, разработанные известным хирургом, производятся в Казани.

Братья Сагдеевы

Роальд З Сагдеев (р. 1932), доктор физико-математических наук, академик РАН, член Национальной академии США и Королевской научной академии Швеции. В 1973-1988 годах работал директором Института космических исследований АН СССР. Возглавлял международные космические проекты «Венера-Галлея» («Вега»), проекты «Пилот» и «Фобос». Автор работ по физике плазмы и магнитогидродинамике. Ленинская премия (1984). В 1990 году, женившись на Сьюзан Эйзенхауэр, он переехал в США. Профессор Университета штата Мэриленд.

Ренад З. Сагдеев (1941 г.р.), доктор химических наук, академик РАН. В 1965 -1993 годах работал в Сибирском отделении РАН (стажер — младший научный сотрудник, заведующий лабораторией, заместитель директора).С 1993 года занимает должность директора Международного центра томографии в Новосибирске. Ленинская премия (1986 г.) и Государственная премия (1994 г.).

Исламская религия и культура жителей города Казани

Исламская религия и культура татар — горожан Казани

Исламская религия и культура народа подвергались гонениям на протяжении более двух с половиной столетий. После завоевания 1552 года все мечетей в городе Казани были снесены.

Одна из городских мечетей Казани

Позднее религиозная нетерпимость побудила татарскую аристократию , которая уже два столетия породнилась с русской аристократией , принять крещение, чтобы сохранить свои привилегии. У многих русских дворянских родов татарская кровь текла в жилах. предков татар встречаются в родословных Н. Карамзина, М. Лермонтова, Д. Менделеева, А. Скрябина.

г. Казань Культура татар

Таким образом, на протяжении столетий, вопреки официальной государственной политике, древняя булгарская казанская культура не только соприкасалась с русской культурой , но и временами соединялась с ней. Имперская политика принесла много трагических испытаний, но даже при драматическом сведении счетов между русским и татарским народами никогда не существовало расовой ненависти . Еще в 1593 г. г. архиепископ Казанский Гермоген г. писал: «Многие русы-пленники и непленники живут с татарами, и черемисами и с ними пьют и едят из одной чаши и 31 женаты на них».

г. Казань Культура татар

Сообщения такого рода привели к новым гонениям, но татарский народ сохранил свою этническую и культурную идентичность , несмотря на то, что хотя и имел тысячелетнюю литературу .До 1905 года им было запрещено иметь свои газеты и журналы .

г. Казань Культура татар

После изгнания из города Казани гонимые татары нашли пристанище в глухих деревнях и двух близлежащих к городу слободах, где, наряду с деревянными , а позднее каменными мечетями , были построены школы. Здесь работали и преподавали такие ученые, как Курсави, Насыри и Марджам, известные на весь мусульманский мир своей обширной ученостью.

г. Казань Культура татар

Здесь родились великих поэтов Утыз Имьяни, Гали Чокры, Кандалы, Габдулла Тукай . Здесь сохранялась историческая правда и переписывались старинные книги и рукописи, чудом уцелевшие при пожаре. Здесь казанские татары сохранили то, за что цеплялись их предки под угрозой смерти и страшных лишений: длинные поэмы и образцы каллиграфии булгарских и старых казанских времен , свой быт, свои узоры и орнаменты, свои песни .

г. Казань — столица Ислама России

Для получения дополнительной информации о России вы можете посетить следующий путеводитель по городам и регионам России

© 2007—2012 Грачев Алексей, Козин Сергей. Все права защищены. Политика в отношении авторских прав/ИС.

Высшая школа национальной культуры и образования имени Габдуллы Тукая

Декан Высшей школы — Мирзагитов Рамиль Х., кандидат педагогических наук, доцент

Высшая школа национальной культуры и образования им. Габдуллы Тукая готовит студентов к бакалавриату, магистратуре и другим степеням, связанным с татарским и другими тюркскими языками, литературой и культурными ценностями татарского и тюркского народов, а также двуязычным образованием.Выпускники трудоустроены в сфере высшего, среднего, начального и дошкольного образования. Работают в научно-исследовательских организациях, центрах тюркологии, государственных учреждениях, СМИ, переводческих и туристических агентствах и т. д.

Профессорско-преподавательский состав Высшей школы активно проводит исследования в области татарского языкознания и литературоведения, тюрко-татарской лингвистической культурологии, тюркологии, культурологии, искусствоведения и дизайна. На факультете изучаются вопросы ономастики, лексикографии, лингвистических методов, фольклорного языкознания, краеведческого литературоведения, театроведения, фольклора Татарстана и Поволжья, графического дизайна и издательского дела.Высшая школа реализует проекты, способствующие сохранению родных и традиционных языков, в том числе Институт Каюма Насыри, Международный центр тестирования татарского языка, онлайн-школу татарского языка «Ана Теле», сайт «Экстренная лингвистическая помощь».

С 2013 года международный академический журнал «Татарика» издается на трех языках: английском, татарском и русском. Цель журнала — предоставить международным ученым, академикам и исследователям платформу для обмена последними идеями в области языка, литературы и искусства.Выпуски журнала распространяются среди ведущих академических библиотек, университетов и научных центров мира. В 2015 году «Татарика» вошла в крупнейшую глобальную базу данных EBSCO, что делает ее доступной для исследователей со всего мира.

ППС Высшей школы являются членами союзов писателей, композиторов, художников, дизайнеров Российской Федерации и Республики Татарстан. Среди выдающихся выпускников — поэт Муса Джалиль, Герой Советского Союза, лауреат Ленинской премии; поэтесса Юлдуз Миннуллина, лауреат российско-итальянской премии Беллы Ахмадуллиной; поэт Ленар Шаехов, лауреат Евразийской международной премии «За вклад в литературу XXI века»; Народный артист Республики Татарстан Рамиль Тухватуллин; Народный артист Республики Башкортостан и Республики Татарстан Айдар Галимов и другие.

Стихотворение Шурале на русском языке. Музейный комплекс Габдуллы Тукая. Анализ стихотворения «Шурале» Габдуллы Тукая

Составил и прислал Анатолий Кайдалов.
_____________________

Под Казанью есть аул Кырлай.
Даже куры в том Кырлае умеют петь… Прекрасная земля!

Я хоть и не оттуда, но любовь к нему сохранила,
Он работал на своей земле — сеял, жал и бороновал.

У него репутация большого аула? Нет, наоборот, она маленькая,
А река, гордость народа, всего лишь маленький родник.

Эта сторона леса навсегда останется в памяти.
Трава стелется бархатным покрывалом.

Там люди никогда не знали ни холода, ни жары:
В свою очередь подует ветер, а в свою очередь пойдет дождь
.

Из малины, земляники, все в лесу пестрое, пестрое,
Полное ведро ягод наберешь в миг.

Часто я лежал на траве и смотрел в небо.
Бескрайние леса показались мне грозной армией.

Как воины стояли сосны, липы и дубы,
Под сосной — щавель и мята, под березой — грибы.

Сколько там синих, желтых, красных цветов
переплелись
И от них благоухание лилось в сладком воздухе.

Мотыльки улетели, прилетели и приземлились,
Как будто лепестки спорили и мирились с ними.

Щебетание птиц, звонкий лепет раздались в тишине
И наполнили мою душу пронзительной радостью.

Здесь и музыка, и танцы, и певцы, и циркачи,
Здесь и бульвары, и театры, и борцы, и скрипачи!

Этот душистый лес шире моря, выше облаков,
Как войско Чингисхана, шумное и могучее.

И взошла предо мною слава дедовских имён,
И жестокость, и насилие, и межплеменная рознь.

Я изобразил летний лес — мой стих еще не спет
Наша осень, наша зима и юные красавицы,

И веселье наших гуляний, и весенний сабантуй…
О мой стих, не волнуй мой душа с памятью!

Но подождите, я помечтал… Вот бумага на столе. ..
Ведь я собирался рассказать вам о хитростях шурале.

Сейчас начну, читатель, не вини меня:
Я теряю рассудок, только Кырлай вспоминаю.

Конечно же, что в этом удивительном лесу
Вы встретите и волка, и медведя, и коварную лису.

Здесь охотники часто видели белок,
То заяц серый мчится, то рогатый лось мелькает.
Говорят, здесь много тайных путей и сокровищ.
Говорят, здесь много ужасных зверей и монстров.

Много сказок и поверий гуляет по родному краю
И про джиннов, и про пери, и про страшных шуралов.

Это правда? Бескрайний, как небо, древний лес,
И не меньше, чем в небе, может быть, в лесу чудес.

Об одном из них я начну свой рассказ,
И — таков мой обычай — я буду петь стихи.

Как-то ночью, когда, сияя, луна скользит в облаках,
Джигит пошел из аула в лес за дровами.

Быстро поехал на телеге, сразу взялся за топор,
Стук-тук, он деревья рубит, а кругом дремучий лес.

Как часто бывает летом, ночь была свежей и влажной.
По мере того, как птицы спали, нарастала тишина.

Лесоруб занят работой, знай, он стучит для себя, стучит,
На мгновение заколдованный всадник забылся.

Чу! Вдалеке слышится какой-то страшный крик.
И топор остановился в взмахе руки.

И наш проворный дровосек застыл в изумлении.
Он смотрит и не верит своим глазам. Это кто? Человек?

Джинн, мошенник или призрак этого извращенного уродца?
Какой он уродливый, невольно берет страх.

Нос изогнут как рыболовный крючок
Руки, ноги — как ветки, они напугают даже смельчака.

Глаза злобно сверкают, горят в черных полостях.
Даже днем, не то что ночью, этот взгляд будет пугать.

Он похож на человека, очень худого и голого,
Узкий лоб украшает рог размером с наш палец.
У него поларшина пальцев на руках кривых, —
Десять пальцев безобразных, острых, длинных
и прямых.

И глядя в глаза урода, загоревшиеся, как два огня,
Дровосек дерзко спросил: «Что ты хочешь от меня?»

«Юный всадник, не бойся, разбой меня не прельщает,
Но хоть я и не разбойник, но я не святой праведник.

Почему, увидев тебя, я радостно вскрикнул?
Потому что я привык щекотать людей.

Каждый палец приспособлен для более злобной щекотки,
Я убиваю человека, заставляя его смеяться.

Ну, пальчиками, брат мой, шевелись,
Сыграй со мной щекоткой и рассмеши меня!
— Ладно, поиграю, — ответил ему дровосек.
Только при одном условии… Ты согласен или нет?

«Говори, человечек, будь смелее,
Я приму все условия, но давай скорее играть!

«Если так — послушай меня, как ты решишь — мне все равно.
Видишь толстое, большое и тяжелое бревно?

Лесной дух! Сначала поработаем вместе
Вместе с тобой переложим бревно в телегу.

Вы заметили большой зазор на другом конце бревна?
Вот, держи бревно покрепче, нужна вся твоя сила! ..

Шурале прищурился на указанное место.
И, не возражая всаднику, шурале согласился. простой трюк дровосека?

Клин, предварительно вбитый, выбивает топором,
Выбивая, хитроумный план выполняет тайком. умные изобретения человека.

Так со свистом вылетел толстый клин, скрылся в темноте…
Пальцы Шурале зажали и остались в щели.

Шурале обман увидел, шурале вопит, вопит.
Он зовет на помощь братьев, зовет лесных людей.

С покаянной молитвой говорит джигиту:
«Пожалей, пожалей меня! Отпусти меня, джигит!

Я никогда не обижу тебя, джигит, или моего сына.
Я никогда не трону всю твою семью , О человек!

Я никому не причиню вреда! Хочешь, я принесу клятву?
Я всем скажу: «Я друг всадника.Пусть гуляет в лесу!»

У меня болят пальцы! Дай мне свободу! Дайте мне жить на земле!
Чего ты хочешь, джигит, за прибыль от мучений шурале?

Бедняга плачет, мечется, скулит, воет, он не в себе.
Дровосек его не слышит, идет домой.

«Неужели крик страдальца не смягчит эту душу?
Кто ты, кто ты, бессердечный? Как тебя зовут, джигит?

Завтра, если доживу до брата нашего,
На вопрос: «Кто твой обидчик?» — чье имя мне назвать?

«Да будет так, говорю, брат. Не забудь это имя:
Меня прозвали «Богомыслящий»… А теперь мне пора идти.

Шурале кричит и воет, хочет показать силу,
Он хочет сбежать из плена, наказать дровосека.

«Я умру. Лесные духи, помогите мне скорее!
Я ущипнул Вгодуминувшего, злодей меня погубил!

А утром шурале набежало со всех сторон.
«Что с тобой? Вы с ума сошли? Чего ты возмущаешься, дурак?

Успокойся! Замолчи! Мы терпеть не можем кричать.
Ущемленный в прошлом году, почему ты плачешь в этом году?

Сказка «Шурале» татарского писателя Габдуллы Тукая (1886–1913) создана на фольклорном материале, богатом поэтическими образами. Народное творчество щедро питало вдохновение поэта на протяжении всей его недолгой творческой деятельности.
В сказках Тукая много чудес и забавных историй. Водяные ведьмы населяют озера, в дремучем лесу лесную нежить легко и вольно, готовя козни на неосторожного человека. Но все его шуралы, джины и прочие лесные духи не имеют характера таинственной силы, омрачающей жизнь людей; скорее, это наивные и доверчивые лесные существа, при столкновении с которыми человек всегда выходит победителем.
В послесловии к первому изданию «Шурале» Тукай писал:
«…надо надеяться, что среди нас появятся талантливые художники и нарисуют нос кривой, длинные пальцы, голову с ужасными рогами, покажут, как пальцы шурале щипали, рисовали картины лесов, где жил леший…»
Семьдесят лет прошло со дня смерти замечательного татарского поэта, с тех пор многие художники стремились осуществить его мечту.
Художник Файзрахман Абдрахманович Аминов долго и увлеченно работал над иллюстрациями к Шурале, стараясь выразить в них художественную насыщенность и национальный характер сказки.
Родившийся в 1908 году под Пермью, художник с детства слышал и любил сказки Тукая, которые, как и сказки А. С. Пушкина, глубоко живут в народе.
Для иллюстраций художник выделил наиболее яркие и характерные места в тексте и ведет зрителя по увлекательной сказке от листа к листу.
Вот село Кырлай. Знающий человек сразу увидит, что он не простой и избушки там какие-то необычные — вроде бы прячутся под деревьями, но от кого? Травы на окраинах пышные и высокие. В такой деревне всякое бывает, и лес рядом…
Так сразу, с первого листа, начинается фантастический мир сказки. Все детали иллюстраций тщательно продуманы, художник настойчиво ищет собственный творческий почерк, а события волшебного повествования вплетены в тончайшие кружева его изобразительного языка.
Вечером едет в лес молодой джигит, и он как будто его ждет, сырая мгла поднимается ему навстречу, над юношей уже тянутся сучковатые ветки-руки, но он спокойно едет и дремлет.
Лес на иллюстрациях Аминова — это не просто лес, а именно та непроходимая, фантастическая чаща, наделенная колдовской силой, где непременно должен находиться леший. Деревья то принимают форму человека, то тянутся к путнику искривленными ветвями, усиливая впечатление неслыханной вещи.
Особое место в иллюстрациях занимают травы и цветы, которых не существует в природе, они созданы воображением художника.С какой заботой сделан каждый цветок! Однако аккуратное «сделано» не мешает восприятию картины в целом. В этом кропотливом произведении автор раскрывает свою большую любовь к природе, свое личное, трепетное отношение к ней.
От листа к листу нарастает интенсивность событий; странный голос с дерева зовет всадника, и вот оно стоит перед ним, как древний изогнутый корень, поросший мхом — шурале. Он тут же заявляет, что пришел защекотать его до смерти своими ужасными пальцами.Но человек перехитрил, и теперь доверчивый шурале наполняет лес криками о помощи.
Очень интересна композиция этого листа: темный силуэт шурале, вынесенный на открытое пространство, прекрасно читается и в то же время органично сливается с лесом. Пожалуй, именно в этом листе наиболее полно выражен найденный автором графический стиль.
А вот и последний лист, в нем уж точно проявилась любовь художника к смешной шутке. С каким юмором изображено каждое шурале!
… Раннее утро, туман стирает очертания деревьев, но верхушки леса уже позолочены восходящим солнцем. Лесные люди бежали под крики шурале. Старый лесничий назидательно поднял изогнутый палец, два других открыто радуются чужой беде. Для «раненых» — шуралиха с шуралятами, шуралята еще маленькие, всего боятся, а так интересно посмотреть! А вот и озорной лесник: чтобы лучше видеть, он вешается на сук — и как трогательна беспомощность в этом «ужасном» шурале!
Цвет играет большую роль в иллюстрациях.Выполненные в технике акварели, они с большим вкусом оформлены светло-серебристыми красками различной тональности. Ясность композиции, красивый реалистический язык делают работы художника Аминова очень оригинальными и интересными.

Под Казанью есть аул Кырлай.
Даже куры в том Кырлае умеют петь… Чудесный край!
Я хоть и не оттуда, но любовь к нему сохранила,
Он на своей земле работал — сеял, жал и бороновал.
Он слывет большим аулом? Нет, наоборот, она маленькая,
А река, гордость народа, всего лишь маленький родник.
Эта сторона леса навсегда останется в памяти.
Трава стелется бархатным покрывалом.
Там никогда не знали люди ни холода, ни зноя:
В свою очередь будет дуть ветер, а в свою очередь падать дождь.
Из малины, земляники, все в лесу пестрое, пестрое,
Ведро, полное ягод, наберешь в миг,
Часто я лежал на траве и смотрел в небеса.
Грозным воинством казались мне бескрайние леса,
Словно воины стояли сосны, липы и дубы,
Под сосной — щавель и мята, под березой — грибы.
Сколько синих, желтых, красных цветов переплелось там,
И от них благоухание лилось в сладком воздухе,
Мотыльки улетали, прилетали и садились,
Словно лепестки спорили и мирились с ними.
Щебетанье птиц, звонкий лепет раздались в тишине
И наполнили мою душу пронзительной радостью.
Здесь и музыка, и танцы, и певцы, и циркачи,
Здесь и бульвары, и театры, и борцы, и скрипачи!
Этот ароматный лес шире моря, выше облаков,
Как войско Чингисхана, шумное и могучее.
И взошла предо мною слава дедовских имен,
И жестокость, и насилие, и межплеменная рознь.
Я изобразил летний лес — мой стих еще не спет
Наша осень, наша зима и юные красавицы,
И веселье наших гуляний, и весенний сабантуй. ..
О мой стих, не волнуй мою душу память!
Но подождите, я помечтал… Вот бумага на столе…
Ведь я собирался рассказать вам о хитростях шурале.
Сейчас начну, читатель, не вини меня:
Я теряю разум, только Кырлая вспоминаю.
Конечно же, что в этом удивительном лесу
Вы встретите и волка, и медведя, и коварную лису.
Здесь охотники часто видели белок,
То заяц серый мчится, то рогатый лось мелькает.
Говорят, здесь много тайных путей и сокровищ.
Говорят, здесь много ужасных зверей и монстров.
Много сказок и поверий гуляет по родному краю
И про джиннов, и про пери, и про страшных шуралов.
Это правда? Бескрайний, как небо, древний лес,
И не меньше, чем в небе, может быть, в лесу чудес.
Об одном из них я начну свой рассказ,
И — таков мой обычай — я буду петь стихи.
Как-то ночью, когда, сияя, луна скользит по облакам,
Джигит пошел из аула в лес за дровами.
Быстро поехал на телеге, тотчас же взялся за топор,
Стук-тук, он деревья рубит, а кругом дремучий лес.
Как часто бывает летом, ночь была свежая, влажная,
Птицы спали, тишина нарастала.
Лесоруб занят работой, знай, он стучит для себя, стучит,
На мгновение забылся заколдованный всадник.
Чу! Страшный крик раздается вдали.
И топор остановился в взмахе руки.
И наш проворный дровосек застыл в изумлении.
Он смотрит и не верит своим глазам. Это кто? Человек?
Джинн, мошенник или призрак этого извращенного уродца?
Какой он уродливый, невольно берет страх.
Иос согнут, как рыболовный крючок,
Руки, ноги — как ветки, они испугают даже смельчака.
Глаза гневно сверкают, горят в черных полостях.
Даже днем, не то что ночью, этот взгляд будет пугать.
Он похож на человека, очень худого и голого,
Узкий лоб украшает рог размером с наш палец.
У него поларшина пальцы на руках кривые, —
Десять пальцев некрасивых, острых, длинных и прямых.
И глядя в глаза урода, загоревшиеся, как два огня,
Дровосек дерзко спросил: «Что ты хочешь от меня?»
«Юный всадник, не бойся, разбой меня не прельщает,
Но хоть я и не разбойник, но я не святой праведник.
Почему, увидев тебя, я весело вскрикнул?
Потому что я привык щекотать людей.
Каждый палец приспособлен щекотать сильнее,
Я убиваю человека, заставляя его смеяться.
Ну, пальчиками, брат мой, шевельни,
Сыграй со мной в щекотку и рассмеши меня!
— Ладно, поиграю, — ответил ему дровосек.
Только при одном условии… Ты согласен или нет?»
«Говори, человечек, будь смелее,
Я приму все условия, но давай скорее играть!
«Если так — послушайте меня, как решить —
мне все равно.Видите толстое, большое и тяжелое бревно?
Лесной дух! Давайте сначала поработаем вместе.
Вместе с вами мы перенесем бревно в тележку.
Вы заметили большой зазор на другом конце бревна?
Вот, держи бревно покрепче, нужна вся твоя сила! ..»
Шурале прищурился на указанное место.
И, не возражая всаднику, согласился шурале.
Пальцы у него длинные, прямые, он вложил ом в устье бревна…
Мудрецы! простой трюк дровосека?
Клин, предварительно забитый, выбивает топором,
Выбивая, тайно выполняет хитрый план.
Шурале не двинется, не двинется рукой,
Он стоит, не понимая умных вымыслов человека.
Так со свистом вылетел толстый клин, скрылся во мраке…
Пальцы Шурале зажали и остались в щели.
Я видел обман шурале, шурале орет, орет.
Он зовет на помощь братьев, зовет лесных людей.
С покаянной молитвой он говорит джигиту:
«Пожалей, пожалей меня! Отпусти меня, джигит!
Я никогда не обижу тебя, джигит, или моего сына.
Я никогда не трону всю твою семью, О человек!
Я никому не причиню вреда! Хочешь, я принесу присягу?
Всем скажу: «Я друг всадника. Пусть гуляет в лесу!»
У меня болят пальцы! Дай мне свободу! дай мне жить
на земле! Чего ты хочешь, джигит, за прибыль от мучений шурале?
Бедняга плачет, мечется, скулит, воет, он не в себе. ;
Дровосек его не слышит, идет домой.
«Неужели крик страдальца не смягчит эту душу?
Кто ты, кто ты, бессердечный? Как тебя зовут, джигит?
Завтра, если доживу до брата нашего,
На вопрос: «Кто твой обидчик?» — чье имя мне назвать?
– Так и быть, говорю, брат. Не забудь это имя:
Меня прозвали «Богомыслящий»… А теперь мне пора идти.
Шурале кричит и воет, хочет проявить силу,
Он хочет сбежать из плена, наказать дровосека.
«Я умру. Лесные духи, помогите мне скорее!
Я ущипнул Вгодуминувшего, злодей меня погубил!
А утром шурале набежало со всех сторон.
«Что с тобой? Вы с ума сошли? Чего ты возмущаешься, дурак?
Успокойся! Замолчи! Мы терпеть не можем кричать.
Зажатый в прошлом году, что ты делаешь в этом году плачешь? »

Лето. Жаркая погода. Прыгнуть в реку — благодать!
Люблю нырять и плавать, бодаться головой по воде!
Так играю, так и ныряю на час, а то и на полтора.
Ну, теперь я освежился, мне пора одеваться.
Вышел на берег и оделся. Везде тихо, ни души.
Невольный страх ползет по этой солнечной глуши.
На мостах, почему — не знаю, с тоской огляделся…
Ведьма, водная ведьма появилась на доске!
Растрепанные косы чешет над водой ведьма,
И в руке сверкает яркий золотой гребень.
Я стою, дрожа от страха, прячась в ивах,
И смотрю на чудный гребешок, что горит в руке,
Водяная баба расчесала мокрые косы,
Она прыгнула в реку, нырнула, исчезла в глубине струя.
Тихонько поднимаюсь по мостикам, выныривая из густой листвы.
Что это? Ведьма забыла свой чудесный золотой гребешок!
Огляделся: пусто, глухо на реке, на берегу.
Расческа — хватаю и прямо в дом бегу сломя голову.
Ну, я лечу, не чувствуя ног, ну, я мчусь, как быстрая лошадь.
Я весь в холодном поту, я в огне.
Я оглянулся через плечо… О, беда, спасения нет:
Ведьма, водяная ведьма гонится за мной!
— Не беги! — кричит демон. — Подожди, вор! Останавливаться!
Зачем ты украл мой гребешок, чудесный золотой гребешок?
Я бегу, а ведьма следует за мной. Ведьма следует за мной, я бегу.
Мужик на помощь! .. Тихо, глухо кругом.
По ямам, оврагам мы дошли до поселка.
Тогда все собаки поднялись к ведьме и насыпались.
Гав! Гав! Гав! — не устал, собаки лают, щенки визжат,
Водяной испугался, быстро бежит назад.
Перевел дух, подумал: «Значит, беда прошла!
Водяная ведьма, ты навсегда потеряла свой гребень!
Я вошел в дом: — Мама, я нашел чудесный золотой гребень.
Дайте попить, я быстро побежал, я торопился домой.
Золотой волшебный гребешок молча принимает мать,
Но она сама дрожит, боится, а что — не поймешь.
Солнце зашло. Ладно, я иду спать.
День прошел.
И в избу вошел прохладный и сенный вечерний дух.
Лежу под одеялом, мне приятно, мне тепло.
Стук-стук. Кто-то стучит в наше оконное стекло.
Мне лень скидывать одеяло, лень подходить к окну.
Мать, услышав, вздрогнула, очнулась ото сна.
— Кто стучит в такой темноте! Выходи, давай!
Что с тобой случилось ночью? Ты потерялся!
— Кто я? Водяная ведьма! Где мой золотой гребень?
Только что твой сын, твой вор, украл мой гребешок!
Я раскрыл одеяло. Лунный луч светит в окно.
О, что со мной будет! Ах, куда мне идти!
Стук-стук. Уходи, бес, чтоб тебя черт унес!
И вода — слышу — льется с длинных и седых волос.
Видно, мне не суждено владеть славной добычей:
Мать бросила ведьме гребень и захлопнула окно.
Мы избавились от ведьмы, но не могли уснуть.
Ой, ругала, ругала, ах, мама меня ругала!
Вспоминая зловещий стук, я сгораю от стыда.
И я навсегда перестал трогать чужие вещи.

Жил-был в старину мужчина, и с ним жила его жена.
Их крестьянская жизнь всегда была бедна.
Вот все их хозяйство: один баран с козой.
Баран был очень худой, коза была худая.
Однажды мужчина говорит: «Посмотри, жена,
Сено на рынке подорожало.
Баран с козой только нас с тобой съест,
Пусть идут, куда глаза глядят. козел уходит со двора,
Не время кормить бездельников.
Что сделает баран Что сделает коза
Можно ли спорить с хозяином в глаза
Сшить один большой мешок на двоих
А баран с козой пойдут бродить по полям
Пошли. иди в поля.Идут, идут.
Здесь они не видят ни белого, ни черного.
Как долго, как недолго они должны были идти, —
Вдруг на пути встречается голова волка.
При виде этого друзья вдруг испугались.
Трудно угадать, чей страх был больше.
Дрожа, они вместе стоят у изголовья
И шепчут: «Постой, мы возьмем в мешок».
Козел сказал: «Бей, баран! Ты сильнее.»
Баран ответил: «Бей, ты, борода, смелее.
Хоть сдвинулись с места, но в руки брать боятся,
Откуда мужество им обоим взять?
Баран и козел долго стоят,
Но головы не трогай.
Потом, взяв его голову за кончики ушей,
Ее кладут в большой мешок.
Баран и говорит: «Нам пора отдыхать.
Аида, коза, иди за мной, давай спать до утра!:
Волки не придут на этот свет,
Не догадаются, что мы здесь уснули.
Так сошлись друзья.
Козел сказал: «Аида, баран, за мной!»
Но только приблизились к свету
Бедные бродяги, вот что нашли поблизости:
Пять-шесть больших волков сели аккуратно в ряд
И усердно варят кашу на костре.
Ни живые, ни мертвые теперь не друзья,
Им страшно, мне за них страшно.
Все говорят волкам: «Здорово, господа!»
(Как будто в них и следа робости нет.)
И волки им рады, находка где угодно —
Для волков баран с козой вкусная еда.
«Съедим их, говорят, коль сами к нам пришли..
Тут случайно мясо на кашу нашли!
Коза говорит: «Чего унывать?
Теперь мы готовы дать вам много мяса.
Что, черт возьми, ты смотришь? Не жалей ничего
И вытащи волчью голову из мешка!
Точно баран все исполнил без дальних слов
И сразу всех волков догнал:
Так волчья голова страшна для волков!
Коза сердится, стучит копытами.
Коза кричит: «Мики-ке-ке, мики-ке-ке!
У нас двенадцать спрятанных голов в мешке.
Как не ругать тебя, невежественный дурак,
Достань из мешка большую голову!»
В одно мгновение мой козлиный вымысел узнает мой баран
И второй раз дает ту же голову.
Сейчас пять или шесть волков совсем напуганы,
Глаза устали, ничего не двигать.
Им, пятерым или шести волкам, думать о каше?
Все хотят убежать в другие места.
Но как им сбежать? И какой выход?
Вот о чем сейчас думают пять или шесть волков.
Встает самый старый волк и говорит им,
Бывалым и седым, видящим иной смысл:
«Пойду на время за родниковой водой,
Боюсь, что каша не станет сухой.
Волк ушел в воду Нет волка Нет воды
Что-то случилось?
От старшего волка ни духа, ни следа
Напрасно волки ждут: он ушел навсегда
Сейчас среди волки, страх еще сильнее:
Их самый старый волк исчез в густых кустах.
За ним другой встает, идет за водой:
«Я найду старца и принесу с собой!»
Понятно, что он, как и прежний, сбежит
Неудивительно, что он выглядит таким трусливым.
Четыре волка ждут, час за часом идет.
И ни один из волков хвостом не пошевелит.
Потом, сорвавшись с мест, бегут друг за другом
И волков у костра нет совсем.
Так умные друзья прогнали волков.
Теперь все счастливы: и коза, и баран, и я.
Теперь баран с козой подошли поближе к огню
И едят кашу, вкусно готовят.
На мягкой траве ложись спать.
Их никто не тронет: в лесу и тихо и ровно.
А на рассвете, друзья, рассветало немного,
С мешком и головою, Вновь отправились на свет.
Храбрый был козёл, молодец баран,
Всё шло хорошо, и на этом сказка кончилась.

Горжусь нашей молодежью: какая смелая и какая умная!
Кажется, что он светится просветлением и знанием.
Всей душой стремящийся к прогрессу, полный новой мудрости,
Ныряльщики морского дна — такие нам нужны!
Пусть хмурятся над нами тучи — грянет гром, прольются дожди,
И мечты юности падут на нашу землю.
На вершинах, на долинах зашумят потоки воды.
Битва за свободу продолжается! сотрясая небо.
Пусть крепко верует народ наш всей измученной душой:
Скоро засияют кинжалы, близок день подвига святого.
И с пустой оправой пусть не носит кольцо:
Настоящие бриллианты — наши верные сердца!

Однажды проснулись мы на пятом году, встречая зарю
И кто-то нас позвал: труд, святый завет исполняющий!
Увидев, как низко горит звезда на утреннем небе,
Мы поняли: ночь кончилась, пришли муки дня.
Мы были чисты душой, светла наша вера,
Но мы были еще слепы, грязь еще не сходила с наших лиц.
Поэтому мы не могли отличить друзей от врагов,
Сатана часто казался нам достойным сыном земли.
Без умысла каждый из нас иногда делал плохие вещи,
Откроем путь к восьмому небесному своду
Джабраил. Друзья, как бы там ни было — навсегда развеян
мрак. Приступить к делам! Нам нужна ясность: ясность глаз и ясность ума.

Если солнце взойдет с запада, нам конец —
Так предсказал мудрец в священных книгах.
Солнце ясной науки взошло на Западе.
Что медлит Восток, что брови в сомнении хмурятся?

(Из стихотворения «Надежды народа в связи с великим юбилеем»)
Мы проложили тропу на Русской земле,
Мы чистое зеркало прошлых лет.
Мы пели песни с народом России,
Есть что-то общее в нашей жизни и нравах,
Годы прошли друг за другом,
Мы шутили, мы всегда работали вместе.

Никогда не рви нашу дружбу.
Мы связаны одной нитью.
Как тигры, мы воюем, ноша нам не в тягость,
Как лошади, мы работаем в мирное время.
Мы верные дети единой страны,
Разве мы должны быть бессильны?

Здесь городская чайхана,
Она сыновья Бая
Полно, полно, полно, полно.

Широко ходят
Пиво пьют, в очко режут, —
На счет отцов кутить легко!
Кому, как не мне, страдать?
Вот с Дюшес сигареты
Курит компания висит,
Вселил в них демон разврата
Кому, как не мне, страдать?
Их невежеству нет конца,
Журналов они не знают света,
Объяли свою мечту цветом лет.
Кому, как не мне, страдать?
Я ушел.
А мне его все равно жаль
Сто раз жаль, и тысячу раз жаль его.
А я в метель шла своим путем,
Оставив ему только доброе слово…

О, перо!
Да погибнет горе, светом радости воссияй!
Помогите, мы пойдем с вами по правильному пути!
Нас, погрязших в невежестве, нас, лентяев давно,
Веди к разумной цели — наш долгий позор тяжел!
Вы подняли Европу до небесных высот,
Почему вы, несчастные, низко пали?
Неужели мы навеки обречены быть такими
И в ненавистном унижении должны они жизнь свою тянуть?
Зовите людей к учебе, пусть горят ваши лучи!
Объясните дуракам, как вреден черный яд без просветления!
Сделай так, чтобы черное считалось у нас черным!
Чтобы белое признавалось только белым — без прикрас!
Презирайте оскорбления глупцов, презирайте их проклятия!
Думай о благе людей, думай о своих друзьях!
Слава наших грядущих дней, опен, твой дар.
И, удвоив силу зрения, мы пойдем с тобой вперед.
Пусть не продлятся наши годы в царстве инерции и тьмы!
Да выйдем мы из тьмы преисподней в царство света!
Мусульмане всех земель стонут из года в год, —
О, за что народ наш наказан черной судьбой?
О перо, будь нашей опорой и нашим величием!
Пусть нищета и горе исчезнут безвозвратно!

Мне нравится изгиб твоих тонких бровей
Кудри — непослушные темные кудри.
Наши тихие речи, влекущие сердце,
Твои глаза прозрачны, как изумруд.
Твои уста, что слаще небесного кавсара,
Чья улыбка — живой сладкий дар.
Люблю твою стройность, красоту движений, —
Без корсета, любой тонкий в поясе.
А особенно груди — они такие нежные,
Как два весенних солнца, две яркие луны.
Люблю обнимать тебя за белые шеи,
В твоих юных объятьях Люблю замерзать.
Ах, как трогателен этот «Джим», этот «Мим»
В твоем сладком лепете: «пыльным» и «джаным»!
Ты не менее добр ко мне, чем красота,
Целомудрие гордое и чистота.
А твой парчовый калфак мне так дорог,
Только посмотри на него — и иду не сам.
Так если ишан иль блаженный хазрет
Прямо в рай когда-нибудь даст мне билет,
Но если, гурия, выйдя навстречу тебе,
Не украсит голову калфаком
И не скажет мне: “ Привет, Джаним! — Я не приду в
В этот рай, дай мне упасть в бездну ада!
Только невежество твое меня не радует,
Что держит тебя в подворотне, во мраке, в тишине.
Жены мулл я тоже совсем не люблю,
Вы так ловко умеете обманывать.
Они будут любить тебя, если ты будешь нянчить их детей,
Ну, помой полы — они будут любить тебя больше.
Из невежества вы все извлекаете урок.
Жизнь во тьме — это учения, которыми мы пользуемся!
Твоя школа с телятами рядом, в углу.
Ты сидишь, бормоча «Джек», на полу.
По своей природе ты золото, цены тебе нет.
Но они обречены погрязнуть в неведении.
В слепоте ты проводишь свою жизнь, и — увы! —
Ваши дочери так же несчастны, как и вы.
Ты как ходовой товар на земле,
Ты бродишь, как стадо, послушное мулле,
Но ты не овца! Поверь мне, я прав
Что ты достоин всех человеческих прав!
Не пора ли сбросить эти оковы!
Не пора ли тебе выбраться из этого тиска!
И не верьте Сайдашу, он пьян от гнева,
Он невежда, над всеми невеждами хан.

Театр и зрелище, и школа для народа,
Пробуждать сердца людей — такова его природа!
На пути неправедных он не дает свернуть,
Он ведет нас к свету, открывая нам верный путь.
Захватывая и смешивая, он снова заставляет
Размышлять о прошлом и значении опыта.
Увидев свое истинное лицо на сцене,
Вы будете смеяться и плакать над собой.
Ты узнаешь: жизнь твоя светла или непроницаема,
Это правда в ней, но это в ней неправильно.
Вы хотите развить в себе достойные черты, —
Так вы обогатитесь новой мудростью.
А если ты хороший, то станешь только лучше
А если ты дикарь, то восстань из тьмы.
В театре нет званий, это так:
Хозяин ты или раб — театру все равно!
Он чист и величественен, он влечет к светлым высотам.
Свободный и широкий, он святой и независимый.
Он благочинный храм, он дворец знаний,
Наставник умов, целитель сердец.
Но он должен соблюдать одно условие:
Родных людей учить с терпением и любовью,
И с древа мудрости срывать потом только плоды,
Когда он обретет красоту и зрелость.

В этом мире есть две дороги:
если идти первой
Будете счастливы, а второй —
обретете только знания.
Все в твоих руках: будь мудрым, но живи,
злом раздавленным
А когда счастья захочешь —
будь невеждой, будь ослом!

Родной язык — святой язык, отец и родной язык,
Как ты прекрасна! Я постиг весь мир в твоем богатстве!
Качая колыбель, мама открыла мне тебя в песне,
И тогда я научился понимать бабушкины сказки.
Родной язык, родной язык, с тобой я смело шел вдаль,
ты возвысил мою радость, ты просветил мою печаль.
Родной язык, вместе с тобой в первый раз Я молился создателю:
— О Боже, прости мою мать, прости меня, прости моего отца.

Дети! Вам скучно в школе?
Быть может, ты томишься в неволе?
Сам я в детстве скучал по
Мысль моя звала к свободе.
Я вырос. Мечты сбываются, смотри
Вот я взрослый, сам себе хозяин!
Выйду я в путь — без конца, без края
Легкая жизнь, веселая игра.
Я буду шутить, шалить, смеяться:
Я большой, мне некого бояться!
Так решив, я с надеждой вступил в жизнь.
К сожалению, я оказался несведущим.
В пути нет свободы
Нет счастья, ноги устали ходить.
Долго я бродил в поисках веселья,
Только теперь я увидел цель жизни.
Жизненная цель — высокий трудолюбие.
Лень, безделье — худшие пороки.
Выполняя свой долг перед людьми,
Это добро есть святая цель жизни!
Если вдруг я чувствую усталость,
Видя — мне многое предстоит пройти,
Я мечтаю вернуться в школу
Я тоскую по своей «кабале»;
Я говорю: «Почему я теперь взрослая
И покинула святыню школы?
Почему я никого не ласкаю?
Меня зовут не Апуш, а Тукай?»

Ребёнок так любил читать, так жадно всё хотел.Знай,
Что трудно было оценить успех простой оценкой «пять»,
Все, что было приказано, я писал, читал стихи из разных книг,
Этот ученик получил благодарность.
И если мальчик с детства доволен учебой и доволен книгами,
Он тоже заработает много наград в своей жизни.

Габдулла Тукай

Рядом с Казанью есть аул Кырлай.
Даже куры в том Кырлае умеют петь… Чудесный край!

Я хоть и не оттуда, но любовь к нему сохранила,
Он работал на своей земле — сеял, жал и бороновал.

Он слывет большим аулом? Нет, наоборот, она маленькая,
А река, гордость народа, всего лишь маленький родник.

Эта лесная сторона навсегда останется в памяти.
Трава стелется бархатным покрывалом.

Там никогда не знали люди ни холода, ни жары:
В свою очередь подует ветер, а в свою очередь пойдет дождь.

Из малины, земляники, все в лесу пестрое, пестрое,
Ведро полное ягод наберешь в миг!

Часто я лежал на траве и смотрел в небо.
Бескрайние леса показались мне грозной армией.

Словно воины стояли сосны, липы и дубы,
Под сосной — щавель и мята, под березой — грибы.

Сколько синих, желтых, красных цветов переплелось там,
И от них благоухание лилось в сладком воздухе.

Мотыльки улетели, прилетели и приземлились,
Как будто лепестки спорили и мирились с ними.

Щебетание птиц, звонкий лепет раздались в тишине,
И наполнили мою душу пронзительной радостью.

Я изобразил летний лес — мой стих еще не спет
Наша осень, наша зима, и молодые красавицы,

И веселье наших гуляний, и весенний Сабан-туй…
О мой стих , не волнуй мою душу воспоминанием!

Но подождите, я замечтался… вот бумага на столе…
Ведь я собирался рассказать вам о хитростях шурале!

Сейчас начну, читатель, не вини меня:
Я теряю разум, только Кырлай вспоминаю!

Конечно же, что в этом удивительном лесу
Вы встретите и волка, и медведя, и коварную лису.

Много сказок и поверий ходит в родном краю
И про джинов, и про пери, и про страшных шуралов.

Это правда? Бескрайний, как небо, древний лес,
И не меньше, чем в небе, быть может, в лесу чудес.

Об одном из них я начну свой рассказ,
И — таков мой обычай — я буду петь стихи.

Как-то ночью, когда, сияя, луна скользит в облаках,
Джигит пошел из аула в лес за дровами.

Быстро поехал на телеге, сразу взялся за топор,
Стук-тук, он деревья рубит, а кругом дремучий лес.

Как это часто бывает летом, ночь была свежая и влажная;
По мере того, как птицы спали, нарастала тишина.

Дровосек занят работой, знаете ли, стучит, стучит,
На мгновение заколдованный всадник забылся!

Чу! Какой-то страшный крик слышится вдалеке,
И топор остановился в взмахе руки.

И наш проворный дровосек застыл в изумлении.
Он смотрит и не верит своим глазам. Кто этот человек?

Джинн, мошенник или призрак, этот извращенный урод?
Какой он уродливый, невольно берет страх!

Нос изогнут как рыболовный крючок
Руки, ноги — как ветки, они напугают даже смельчака!

Злобно сверкают глаза, горят в черных полостях.
Даже днем, не то что ночью, этот взгляд будет пугать!

Он похож на человека, очень худого и голого,
Узкий лоб украшает рог размером с наш палец.

У него поларшина пальцы на руках кривые,
Десять пальцев некрасивых, острых, длинных и прямых!

И, глядя в глаза урода, загоревшиеся, как два огня,
Дровосек дерзко спросил: «Что ты хочешь от меня?»

«Юный всадник, не бойся, разбой меня не прельщает,
Но хоть я и не разбойник, но я не святой праведник.

Почему, увидев тебя, я радостно вскрикнул? —
Потому что я привык щекотать людей!

Каждый палец приспособлен для более злобной щекотки,
Я убиваю человека, заставляя его смеяться!

Ну, двигай пальцами, брат мой,
Поиграй со мной щекоткой и рассмеши меня!»

«Хорошо, я поиграю», — ответил ему дровосек.
Только при одном условии… ты согласен или нет?»

«Говори, человечек, будь смелее,
Я приму все условия, но давай скорее играть!

«Если да, то послушай меня, как ты решишь — мне все равно.
Видишь толстое, большое и тяжелое бревно?

Лесной дух. Лесная овца. Давайте работать вместе.
Вместе с вами мы перенесем бревно в тележку.

Вы заметите большую щель на другом конце бревна,
Вот, держите бревно крепче, нужна вся ваша сила!

Шурале прищурился на указанное место,
И, не возражая всаднику, шурале согласился.

Его пальцы длинные и прямые, он сунул их в устье бревна.
Мудрецы! Видишь простой трюк лесоруба?

Клин, предварительно забитый, выбивает топором,
Выбивая, выполняет хитрый план тайно.

Шурале не шевелится, не шевелится рукой,
Он стоит, не понимая умных вымыслов человека.

Так со свистом вылетел толстый клин, скрылся в темноте…
Пальцы Шурале зажали и остались в щели!

Шурале обман увидел, шурале кричит, кричит,
Братьев на помощь зовет, лесных людей зовет.

С покаянной молитвой говорит джигиту:
«Пожалей, пожалей меня, отпусти меня, джигит!

Я никогда не обижу тебя, джигит, или моего сына,
Я никогда не трону всю твою семью, О человек!

Я никому не причиню вреда, ты хочешь, чтобы я дал клятву?
Я всем скажу: «Я друг всадника, пусть гуляет в лесу!»

У меня болят пальцы! Дай мне свободу, позволь мне жить на земле
Чего ты хочешь, джигит, за прибыль от мучений шурале?

Бедняга плачет, мечется, скулит, воет, он не в себе,
Дровосек его не слышит, идет домой.

«Неужели крик страдальца не смягчит эту душу?
Кто ты, кто ты, бессердечный? Как тебя зовут, джигит?

Завтра, если доживу до брата нашего,
На вопрос: «Кто твой обидчик?» — чье имя мне назвать?
«Да будет так, говорю, брат, не забудь это имя:
Меня прозвали «Богомыслием»… А теперь мне пора идти.

Шурале кричит и воет, хочет показать силу,
Он хочет сбежать из плена, наказать дровосека.

«Я умру! Лесные духи, помогите мне скорее
Я ущипнул Вгодуминувшего, злодей меня погубил!

А утром шурале набежало со всех сторон.
«Что с тобой? Вы с ума сошли? Чего ты возмущаешься, дурак?

Успокойся, заткнись, мы не выносим крика.
Ущемленный в прошлом году, почему ты плачешь в этом году?

Сказка «Шурале» татарского писателя Габдуллы Тукая (1886–1913) создана на фольклорном материале, богатом поэтическими образами.Народное творчество щедро питало вдохновение поэта на протяжении всей его недолгой творческой деятельности.

В сказках Тукая много чудес и забавных историй. Водяные ведьмы населяют озера, в дремучем лесу легко и вольно лесу нежити, готовя козни на неосторожного человека. Но все его шуралы, джины и прочие лесные духи не имеют характера таинственной силы, омрачающей жизнь людей; скорее, это наивные и доверчивые лесные существа, при столкновении с которыми человек всегда выходит победителем.

В послесловии к первому изданию «Шурале» Тукай писал:

«…надо надеяться, что среди нас появятся талантливые художники и нарисуют кривой нос, длинные пальцы, голову с ужасными рогами, покажут, как пальцы шурале зажали, рисуй картины лесов, где жил леший…»

Семьдесят лет прошло со дня смерти замечательного татарского поэта, с тех пор многие художники стремились осуществить его мечту.

«

Шурале» Габдуллы Тукая — одна из наших любимых книг.Дети любят всякие страшилки, нечисть пощекотать нервы. А тут еще и сам текст так и просится, чтобы его читали вслух, нараспев и с удовольствием, и удивительные картины художника Файзрахмана Габдрахмановича Аминова.

Этот художник еще не появлялся на страницах сообщества, поэтому с удовольствием покажу эту книгу, т.к. Я очень люблю Аминова-иллюстратора и Аминова-художника.

Итак, Г. Тукая «Шурале». Художник Ф. Аминов. «Советская Россия», Москва, 1975 год. Перевод с татарского С. Липкина.

Статья о художнике и иллюстрации:

«Сказка «Шурале» татарского писателя Габдуллы Тукая (1886-1913) написана на фольклорном материале, богатом поэтическими образами. Народное творчество щедро питало вдохновение поэта на всем протяжении его недолгая творческая деятельность.

В сказках Тукая много чудес и смешных историй.Водяные ведьмы населяют озера, в дремучем лесу легко и вольно лесу нежити, готовя козни для беспечного человека.Но все его шуралы, джины и прочие лесные духи не имеют характера таинственной силы, омрачающей жизнь людей; скорее, это наивные и доверчивые лесные существа, при столкновении с которыми человек всегда выходит победителем.

В послесловии к первому изданию «Шурале» Тукай писал: «…есть надежда, что среди нас появятся талантливые художники и нарисуют кривой нос, длинные пальцы, голову с ужасными рогами, покажут, как щипали пальцы шурале , раскрасьте леса, где были лешие…»

Семьдесят лет прошло со дня смерти замечательного татарского поэта, с тех пор многие художники стремились осуществить его мечту.

Художник Файзрахман Абдрахманович Аминов долго и увлеченно работал над иллюстрациями к Шурале, стараясь выразить в них художественное богатство и национальный характер сказки

Родившийся в 1908 году под Пермью, художник с детства слышал и любил сказки Тукая, которые, как и сказки А. С. Пушкина, глубоко живут в народе.

Для иллюстраций художник выделил наиболее яркие и характерные места в тексте и ведет зрителя по увлекательной сказке от листа к листу.

Вот село Кырлай. Знающий человек сразу увидит, что он не простой и избушки там какие-то необычные — вроде бы прячутся под деревьями, но от кого? Травы на окраинах пышные и высокие. В такой деревне всякое бывает, и лес рядом…

Так сразу, с первого листа, начинается фантастический мир сказки. Все детали иллюстраций тщательно продуманы, художник настойчиво ищет собственный творческий почерк, а события волшебного повествования вплетены в тончайшие кружева его изобразительного языка.

Едет вечером в лес молодой джигит, и он как будто ждет его, сырая мгла поднимается ему навстречу, над юношей уже тянутся сучковатые ветки-руки, но он спокойно едет и дремлет.

Лес на иллюстрациях Аминова — это не просто лес, а именно та непроходимая, фантастическая чаща, наделенная колдовской силой, где непременно должен находиться леший. Деревья то принимают форму человека, то тянутся к путнику искривленными ветвями, усиливая впечатление неслыханной вещи.

Особое место в иллюстрациях занимают травы и цветы, которых нет в природе, они созданы воображением художника.С какой заботой сделан каждый цветок! Однако аккуратное «сделано» не мешает восприятию картины в целом. В этом кропотливом произведении автор раскрывает свою большую любовь к природе, свое личное, трепетное отношение к ней.

От листа к листу нарастает напряжение событий; странный голос с дерева зовет всадника, и вот оно стоит перед ним, как древний изогнутый корень, поросший мхом — шурале. Он тут же заявляет, что пришел защекотать его до смерти своими ужасными пальцами.Но человек перехитрил, и теперь доверчивый шурале наполняет лес криками о помощи.

Композиция этого листа очень интересна: темный силуэт шурале, вынесенный на открытое пространство, прекрасно читается и в то же время органично сливается с лесом. Пожалуй, именно в этом листе наиболее полно выражен найденный автором графический стиль.

А вот и последний лист, в нем уж точно проявилась любовь художника к смешной шутке. С каким юмором изображено каждое шурале!

Раннее утро, туман стирает очертания деревьев, но верхушки леса уже позолочены восходящим солнцем.Лесные люди бежали под крики шурале. Старый лесничий назидательно поднял изогнутый палец, два других открыто радуются чужой беде. Для «раненых» — шуралиха с шуралятами, шуралята еще маленькие, всего боятся, а так интересно посмотреть! А вот и озорной лесник: чтобы лучше видеть, он вешается на сук — и как трогательна беспомощность в этом «ужасном» шурале!

Цвет играет большую роль в иллюстрациях.Выполненные в технике акварели, они с большим вкусом выдержаны в светло-серебристой гамме различных тональностей. Ясность композиции, красивый реалистический язык делают работы художника Аминова очень оригинальными и интересными.

Под Казанью есть аул Кырлай.
Даже куры в том Кырлае умеют петь… Чудесный край!
Я хоть и не оттуда, но любовь к нему сохранила,
Он на своей земле работал — сеял, жал и бороновал.
Он слывет большим аулом? Нет, наоборот, она маленькая,
А река, гордость народа, всего лишь маленький родник.
Эта сторона леса навсегда останется в памяти.
Трава стелется бархатным покрывалом.
Там никогда не знали люди ни холода, ни зноя:
В свою очередь будет дуть ветер, а в свою очередь падать дождь.
Из малины, земляники, все в лесу пестрое, пестрое,
Полное ведро ягод наберешь в миг.
Часто я лежал на траве и смотрел в небо.
Бескрайние леса показались мне грозной армией.
Словно воины стояли сосны, липы и дубы,
Под сосной — щавель и мята, под березой — грибы.
Сколько синих, желтых, красных цветов переплелось там,
И от них благоухание лилось в сладком воздухе.
Мотыльки улетели, прилетели и приземлились,
Как будто лепестки спорили и мирились с ними.
Щебетанье птиц, звонкий лепет раздались в тишине
И наполнили мою душу пронзительной радостью.
Здесь и музыка, и танцы, и певцы, и циркачи,
Здесь и бульвары, и театры, и борцы, и скрипачи!
Этот ароматный лес шире моря, выше облаков,
Как войско Чингисхана, шумное и могучее.
И взошла предо мною слава дедовских имен,
И жестокость, и насилие, и межплеменная рознь.

Я изобразил летний лес — мой стих еще не спелся
Наша осень, наша зима, и юные красавицы,
И веселье наших гуляний, и весенний сабантуй…
О мой стих, не волнуй мою душу с памятью!
Но подождите, я помечтал… Вот бумага на столе…
Ведь я собирался рассказать вам о хитростях шурале.
Сейчас начну, читатель, не вини меня:
Я теряю разум, только Кырлая вспоминаю.

Конечно же, что в этом удивительном лесу
Вы встретите и волка, и медведя, и коварную лису.
Здесь охотники часто видели белок,
То заяц серый мчится, то рогатый лось мелькает.
Говорят, здесь много тайных путей и сокровищ.
Говорят, здесь много ужасных зверей и монстров.
Много сказок и поверий ходит в родном краю
И про джинов, и про пери, и про страшных шуралов.
Это правда? Бескрайний, как небо, древний лес,
И не меньше, чем в небе, может быть, в лесу чудес.

Об одном из них я начну свой рассказ,
И — таков мой обычай — я буду петь стихи.
Как-то в ночи, когда сияя, в облаках скользит луна,
Джигит пошел из аула в лес за дровами.
Быстро поехал на телеге, тотчас же взялся за топор,
Стук-тук, он деревья рубит, а кругом дремучий лес.
Как это часто бывает летом, ночь была свежей и влажной.
По мере того, как птицы спали, нарастала тишина.
Дровосек занят работой, знай, стучит для себя, стучит.
На мгновение заколдованный всадник забыл.
Чу! Какой-то страшный крик слышится вдалеке,
И топор остановился в взмахе руки.
И наш проворный дровосек застыл в изумлении.
Он смотрит и не верит своим глазам. Что это? Человек?
Джинн, мошенник или призрак, что это за кривый урод?
Какой он уродливый, невольно берет страх!
Нос изогнут как рыболовный крючок
Руки, ноги — как ветки, они напугают даже смельчака.
Злобно вспыхивая, глаза в черных впадинах горят,
Даже днем, не то что ночью, этот взгляд будет пугать.
Он похож на человека, очень худого и голого,
Узкий лоб украшает рог размером с наш палец.
У него поларшина пальцы на руках кривые, —
Десять пальцев некрасивых, острых, длинных и прямых.

И глядя в глаза урода, загоревшиеся, как два огня,
Дровосек дерзко спросил: «Что ты хочешь от меня?»
«Молодой джигит, не бойся, грабеж меня не прельщает.
Но хоть я и не разбойник, но и не святой праведник.
Почему, увидев тебя, я весело вскрикнул?
Потому что я привык щекотать людей.
Каждый палец приспособлен щекотать сильнее,
Я убиваю человека, заставляя его смеяться.
Ну, двигай пальцами, брат мой,
Поиграй со мной в щекотку и рассмеши меня!
— Ладно, поиграю, — ответил ему дровосек. —
Только при одном условии… Согласен или нет?
— Говори, человечек, будь смелее,
Я приму все условия, но дай скорее поиграть!
— Если так — послушайте меня, как вы решите — мне все равно.
Видишь толстое, большое и тяжелое бревно?
Лесной дух! Давайте сначала поработаем вместе.
Вместе с вами мы перенесем бревно в тележку.
Вы заметили большой зазор на другом конце бревна?
Держи крепче бревно, нужна вся твоя сила! ..
Шурале прищурился на указанное место
И, не возражая всаднику, шурале согласился.
Пальцы у него длинные и прямые, он сунул их в устье бревна…
Мудрецы! Видишь простой трюк лесоруба?
Клин, предварительно забитый, выбивает топором,
Выбивая, тайком выполняет хитрый план.
Шурале не шевельнется, не шевельнется рукой,
Он стоит, не понимая умных вымыслов человека.
Так со свистом вылетел толстый клин, скрылся во мраке…
Пальцы Шурале зажали и остались в щели.
Шурале обман увидел, шурале вопит, вопит.
Он зовет на помощь братьев, зовет лесных людей.
С покаянной молитвой говорит джигиту:
«Пожалей, пожалей меня!» Отпусти меня, джигит!
Я никогда не обижу ни тебя, джигит, ни сына.
Я никогда не трону всю твою семью, О человек!
Я никому не причиню вреда! Хочешь, я принесу присягу?
Всем скажу: «Я друг всадника. Пусть гуляет в лесу!»
У меня болят пальцы! Дай мне свободу! Дайте мне жить на земле!
Чего ты хочешь, жигит, за прибыль от мучений шурале?
Бедняга плачет, мечется, скулит, воет, он не в себе.
Дровосек его не слышит, идет домой.
«Не смягчит ли крик страдальца эту душу?»
Кто ты, кто ты, бессердечный? Как тебя зовут, джигит?
Завтра, если доживу до брата нашего,
На вопрос: «Кто твой обидчик?» — Чье имя я должен назвать?
«Да будет так, говорю брат.Не забудь это имя:
Меня прозвали «Богомыслящий»… А теперь — мне пора идти.
Шурале кричит и воет, хочет проявить силу,
Он хочет сбежать из плена, наказать дровосека.
— Я умру! Лесные духи, помогите скорей
Я Вгодуминувшего ущипнул, злодей меня погубил!
А утром шурале набежало со всех сторон.
— Что с тобой? Вы с ума сошли? Чего ты возмущаешься, дурак?
Успокойся! Заткнись, мы терпеть не можем кричать.
Зажал в прошлом году, почему ты плачешь в этом году

Перевод: Липкин С.

Анализ стихотворения «Шурале» Габдуллы Тукая

Учебное стихотворение «Шурале» Габдуллы Тукая является примером литературная сказка, навеянная богатством национального фольклора.

Произведение датируется 1907 годом. К этому времени молодой поэт все больше писал гражданскую лирику, включался в борьбу за облегчение участи народа, вел просветительскую работу, активно публиковался.Затем он переехал в Казань, в центр отечественной литературной и политической жизни. По жанру — поэма, сказка. Паровая рифма. Один из самых ярких переводов сказки на русский язык принадлежит перу С. Липкина. Интонация рассказчика песенная, сказочная, просторная. Он начинает подробно, с географической привязки места, где произошла история. Как говорится, любой может зайти и убедиться, поспрашивать у стариков. Кырлай – село, где был счастлив, хоть и недолго, маленький Г. Тукай.Там он увлекся чтением, полюбил природу и пытался сочинять. Далее в строках расцветает народный юмор: «даже куры умеют петь». Редкая добродетель в наше время. Далее следует признание в любви к этой благодатной земле, навеянное благодарной памятью детства. Во второй части автор с беззаботной пушкинской интонацией извиняется перед читателями за лирическое отступление от обещанного рассказа.

Древний лес — кормилец и источник суеверного страха.Молодой джигит среди ночи самоотверженно рубит дрова. Естественно, его ловит на этом занятии «кривый урод», злой и глупый дух. Портрет монстра дан очень подробно. Оказывается, он из тех уродов, которые привыкли «щекотать убивать». Врожденная народная смекалка и здесь выручила полуночного джигита. Шурале остается с носом, вернее, без шаловливых когтистых пальчиков, прищемленных бревном. Дровосек неутомим (кто бы поверил раскаянию нечистого духа!), легко отбивает попытки узнать его имя.Шуралы, прибежавшие на вой брата, смеются над прищемленным «Богоумом». Россыпь эпитетов в стихе: страшный крик, душистый лес (тоже инверсия). Анафоры: здесь много. Эпифора: говорят. Перечисления, цветное письмо и звуковое письмо. Сравнения: как войско Чингисхана, как небо, как воины, как два огня. красочные диалоги. Парентеза (обращения и вступительные слова): бессердечный, дурак, брат, конечно. Инверсия: Нарастала тишина.Детали ландшафта (флора и фауна). Апостроф: о мой стих. Глаголы, придающие динамичность сюжету. Восклицательные знаки, вопросы, междометия. Повторяет: пожалей, дай мне, кто ты. Лексика живая, разговорная.

«Шурале» Г. Тукая — сказка о победе стойкого сердца татарского народа как над жизненными невзгодами, так и над проделками злых духов.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.