Содержание

Иван Бунин — Волки читать онлайн

Бунин Иван Алексеевич

Волки

Иван Бунин

Волки

Тьма теплой августовской ночи, еле видны тусклые звезды, кое-где мерцающие в облачном небе Мягкая, неслышная от глубокой пыли дорога в поле, по которой катится тележка с двумя молодыми седоками — мелкопоместной барышней и юношей гимназистом. Пасмурные зарницы освещают иногда пару ровно бегущих рабочих лошадей со спутанными гривами, в простой упряжи, и картуз и плечи малого в замашной рубахе на козлах, на мгновение открывают впереди поля, опустевшие после рабочей поры, и дальний печальный лесок. Вчера вечером на деревне был шум, крик, трусливый лай и визг собак: с удивительной дерзостью, когда по избам уже ужинали, волк зарезал в одном дворе овцу и едва не унес ее — вовремя выскочили на собачий гам мужики с дубинами и отбили ее, уже околевшую, с разорванным боком. Теперь барышня нервно хохочет, зажигает и бросает в темноту спички, весело крича.

— Волков боюсь!

Спички освещают удлиненное, грубоватое лицо юноши и ее возбужденное широкоскулое личико.

Она кругло, по-малорусски, повязана красным платочком, свободный вырез красного ситцевого платья открывает ее круглую крепкую шею. Качаясь на бегу тележки, она жжет и бросает в темноту спички, будто не замечая, что гимназист обнимает ее и целует то в шею, то в щеку, ищет ее губы Она отодвигает его локтем, он намеренно громко и просто, имея в виду малого на козлах, говорит ей:

— Отдайте спички. Мне закурить нечем будет.

— Сейчас, сейчас! — кричит она, и опять вспыхивает спичка, потом зарница, и тьма еще гуще слепит теплой чернотой, в которой все кажется, что тележка катится назад. Наконец, она уступает ему долгим поцелуем в губы, как вдруг, толчком мотнув их обоих, тележка точно натыкается на что-то — малый круто осаживает лошадей.

— Волки! — вскрикивает он.

В глаза бьет зарево пожара в дали направо. Тележка стоит против того леска, что открывался при зарницах. Лесок от зарева стал теперь черным и весь зыбко дрожит, как дрожит и все поле перед ним в сумрачно-красном трепете от того жадно несущегося в небе пламени, которое, несмотря на даль, полыхает с бегущими в нем тенями дыма точно в версте от тележки, разъяряется все жарче и грознее, охватывает горизонт все выше и шире, — кажется, что жар его уже доходит до лица, до рук, виден даже над чернотой земли красный переплет какой-то сгоревшей крыши. А под стеной леса стоят, багрово серея, три больших волка, и в глазах у них мелькает то сквозной зеленый блеск, то красный, — прозрачный и яркий, как горячий сироп варенья из красной смородины. И лошади, шумно всхрапнув, вдруг диким галопом ударяют вбок, влево, по пашне, малый, на вожжах, валится назад, а тележка, со стуком и треском, мотаясь, бьется по взметам…

Где-то над оврагом лошади еще раз взметнулись, но она, вскочив, успела вырвать вожжи из рук ошалевшего малого. Тут она с размаху полетела в козлы и рассекла щеку об что-то железное. Так и остался на всю жизнь легкий шрам в уголке ее губ, и, когда у ней спрашивали, отчего это, она с удовольствием улыбалась.

— Дела давно минувших дней! — говорила она, вспоминая то давнее лето, августовские сухие дни и темные ночи, молотьбу на гумне, ометы новой пахучей соломы и небритого гимназиста, с которым она лежала в них вечерами, глядя на ярко-мгновенные дуги падающих звезд. — Волки испугали, лошади понесли, — говорила она. — А я была горячая, отчаянная, бросилась останавливать их. ..

Те, кого она еще не раз любила в жизни, говорили, что нет ничего милее этого шрама, похожего на тонкую постоянную улыбку

7. 10. 40.

Шукшин «Волки» – краткое содержание

Рассказ Василия Шукшина «Волки» представляет собой короткую, живую зарисовку напряжённого жизненного момента, где опасность ярко выявляет суть двух разных человеческих характеров: мелкого, корыстного – и широкого, смелого.

Иван Дегтярёв и его тесть, нудный, хлопотливый стяжатель Наум Кречетов, воскресным зимним утром отправляются на двух запряжённых санях в лес за дровами. Отъехав уже далеко от деревни, они внезапно видят на пригорке пять волков, поджидающих добычу. Наума охватывает страшная паника. Он разворачивает своего коня и с криками «Грабю-ут!» пускается наутёк. Волки с горы бросаются догонять людей и лошадей.

Василий Шукшин, автор рассказа «Волки»

 

Молодой, неопытный конь Ивана чуть мешкает и отстаёт. Волки быстро приближаются к саням Дегтярёва. Ивану грозит верная гибель, но он сохраняет самообладание. Вожак волчьей стаи, страшный и лютый, с палёной мордой, уже почти настигает его. Иван начинает стегать волка кнутом.

Оба приготовленных для рубки дров топора лежат в санях у тестя. С их помощью можно отбиться от волков, но Наум, не заботясь о зяте, спешит спасать собственную жизнь. «Дай топор!» – несколько раз кричит ему Иван, которого волки уже обходят с обеих сторон. Откликнувшись, наконец, на громкие призывы зятя, Кречетов выбрасывает один топор на обочину дороги, но сам продолжает удирать. Иван выпрыгивает из саней и хватает топор, оказываясь один среди голодных хищников. Но как раз в этот момент вожак стаи кидается на его лошадь и задирает её. Остальные волки тоже подбегают рвать и пожирать внутренности коня. Спеша насыщаться, они обращают мало внимания на человека, и это спасает Ивану жизнь.

Дегтярёв пешком уходит от них по лесной дороге. За поворотом он встречает тестя, который бросил его на растерзание волкам. Иван чувствует страшную ярость. Чтобы как-то освободиться от неё, он бросается было бить предателя. Дегтярёв хочет в лесу сорвать справедливую злобу на тесте и потом никому не рассказывать про его подлый поступок. Однако Наум, нахлёстывая коня, уезжает в деревню, ещё и стыдя Ивана тем, что он, «чёртов оглоед», «голый» пролез в их богатую родню.

Вернувшись домой один, Иван выпивает стакан водки и идёт к Кречетовым разбираться. Тесть, теща и жена уже ждут его с милиционером. Иван бранит Наума, едва сдерживаясь, чтобы не броситься на него. Но суетливый Кречетов ничуть не раскаивается, он наоборот при милиционере обвиняет зятя в намерении «недовольство своё показывать и людей возбуждать». Милиционер уже знает всю случившуюся в лесу историю. Желая помочь Ивану, он уводит его из дома Кречетовых – от греха подальше. Чтобы Дегтярёв на пьяную голову сам не вернулся туда и не устроил драки, милиционер предлагает ему сесть на ночь в сельскую кутузку, где они вдвоём сыграют в шахматишки.

 

Автор текста

«Волки!», анализ рассказа Шукшина

Жанровые особенности

«Волки!» Шукшина — рассказ-характер. Характеры тестя и зятя проявляются не только через столкновение друг с другом, но и через столкновение со стихией – волками.

Проблематика

Нравственная проблематика рассказа связана с тем, каким должен быть человек. Проверку на человечность не проходит ни Иван, ни Наум, хотя и по разным причинам. Наум готов на любую подлость, а Иван – на применение грубой силы, лишь бы добиться своего и победить (на словах или на деле) «врага» — человека.

Герои рассказа

Наум Кречетов — мужик хитрый и обаятельный, расторопный, ещё не старый. Наум терпел Ивана, «жалеючи дочь», договорился о дровах. Он всё подмечает, например, что Иван с похмелья. Попадая в экстремальную ситуацию, Наум утрачивает всю разумность.

Когда мужики встретились с волками, Наум так испугался, что стал кричать «грабют» и убегать на своих санях. Четыре раза Иван просил Наума придержать свою лошадь, но Наум заботился, прежде всего, о своей жизни. Он видел, что Ивану грозит смертельная опасность, но не только не остановился, чтобы помочь, но даже отвернулся.

За поворотом, в безопасном месте, он дождался зятя, потому что «на совести у него всё-таки было нелегко».

Наум радуется тому, что Иван живой, но боится, что Иван будет его бить, поэтому снова стегает лошадь, а Иван пешком не может его догнать. Хитрый Наум придумывает, как не быть битым. Пока Иван добирается до дома тестя, тот зовёт дочь и милиционера.

Иван недаром считает тестя бесчеловечным. Поняв, что его поступок низкий, Наум вместо оправдания начинает обвинять Ивана во всех грехах. И в том, что Иван пришёл в дом на всё готовенькое, и в том, что хотел бы жить в городе, и даже в том, что Иван приехал в деревню возбуждать народ против Советской власти. Это было серьёзное обвинение, которое, скажи его Наум при Сталине, могло бы привести к аресту. Но рассказ написан в 1967 году, так что милиционер, приняв сторону Ивана и жалея его, быстро уводит из избы, утешает, обещает сыграть с ним в отделении в шахматы.

Иван Дегтярёв

Это типичный шукшинский герой, руководствующийся не здравым смыслом, а сердечными побуждениями. Иван ленивый, любит выпить. Он мечтает о лёгкой жизни в городе, где можно поработать, а потом отдыхать.

В момент нападения волков Иван видит ситуацию как бы со стороны, страх у него смешивается со жгучим любопытством. Какое-то время Иван насмехается над тестем, который ведёт себя, как сумасшедший, заполошно крича «грабют». Почувствовав страх за свою жизнь, Иван просит Наума бросить ему топор. Он обращается к Науму всё более эмоционально по мере приближения волков:

отец – гад такой – отец, сука.

Иван не склонен уступать волкам. Он сначала идёт на вожака с топором, а потом отступается от убитого коня, сказав: «Ваша взяла. Жрите, сволочи». Ивану жаль коня, он обвиняет тестя в случившемся, называет его гадом ползучим и шкурой, паразитом. Иван жаждет мести, не желая понять, что ситуацию нельзя повернуть вспять. Милиционер вместе с Иваном сожалеет, что тот не догнал тестя в лесу и не побил его наедине, но «теперь нельзя».

Волки

Пятеро волков – полноценные герои рассказа. В отличие от людей, они действуют слаженно. Стая загоняет жертву привычным способом, двигаясь наперерез коню. Иван понимает, что вожака остановит только смерть.

Человек и волк в рассказе стремятся победить, чтобы выжить. В отличие от людей, у волков строгая иерархия. Вожак выравнивает строй, пуская в ход клыки. Каждый из волков знает, какова его роль в охоте. Не так у людей. Тесть с зятем всё время оскорбляют и обижают друг друга, как будто выясняя, кто из них главнее. Наум спасает свою жизнь и не собирается действовать в интересах другого.

Иван занимает место того самого волка, от которого убегал раньше: «Началась другая гонка: человек догонял человека». Но и Наум ведёт себя, как охотник, устраивающий на волка засаду. Шукшин сопоставляет поведение волков, которые убивают, чтобы есть и выживать, и людей, которые уничтожают друг друга для самоутверждения.

Сюжет и композиция

В основе рассказа лежит приключение, связанное с погоней. Сначала волки гонятся за людьми, затем Иван гонится за Наумом, а в конце оказывается пойманным Иван. Через погоню Шукшин отстаивает свою идею: человек не лучше волка, если он безнравственен.

Стилистические особенности

В рассказе важны внесюжетные элементы. Шукшин не даёт портрет героев-людей, но зато подробно описывает внешность волка: крупный, грудастый, с палёной мордой, с круглыми жёлтыми глазами, взгляд которых прям и прост.

В трёх коротких предложениях изображён пейзаж.

Покой и дрёма поездки в санях по тихому зимнему лесу прерываются появлением волков. Шукшин пользуется короткими неполными предложениями без подлежащих. Только в последнем неполном предложении появляются нарушители покоя: «Вышли из леса, стоят, ждут. Волки».

Речь героев – основная их характеристика. Через крик Наума «грабют» передаётся его животный страх, грубые слова мужиков – проявление их эмоций. Житейская мудрость Наума подкрепляется пословицами.

  • «Чудик», анализ рассказа Шукшина
  • «Микроскоп», анализ рассказа Шукшина
  • «Калина красная», анализ повести Шукшина
  • «Сапожки», анализ рассказа Шукшина
  • «Срезал», анализ рассказа Шукшина
  • «Миль пардон, мадам!», анализ рассказа Шукшина
  • «Обида», анализ рассказа Шукшина
  • «Одни», анализ рассказа Шукшина
  • «Сельские жители», анализ рассказа Шукшина
  • «Алёша Бесконвойный», анализ рассказа Шукшина
  • «Критики», анализ рассказа Шукшина
  • «Экзамен», анализ рассказа Шукшина
  • «Верую!», анализ рассказа Шукшина
  • «Горе», анализ рассказа Шукшина
  • «Солнце, старик и девушка», анализ рассказа Шукшина

По произведению: «Волки!»

По писателю: Шукшин Василий Макарович


Сын волка — краткое содержание романа Лондона

Рассказ Сын Волка вошел в сборник произведений Джека Лондона, который принес писателю всемирную известность.

Мужчина в зрелом возрасте закаленный суровым севером, остался один, его супруга скончалась. Только оставшись один, Маккензи осознал тягость одиночества. Он долгое время оставался один, стал грубым и раздражительным, необходимость в женской теплоте, не давала ему покоя. И он решил жениться.

Маккензи снарядил упряжку собак всем необходимым для дальней дороги, и отправился в племя индейцев, искать себе жену. Путь предстоял длинный с множеством опасных мест, но он был человеком не из робкого десятка, привыкший преодолевать любые трудности и препятствия.

Собаки Маккензи были выносливые и быстрые. Прошло три недели, и он добрался до племени стиксов. Племя, увидев его, пришло в недоумение, о них ходила дурная слава, и мало кто из белых людей отважились посетить их. Чтобы завоевать доверие вождя племени Тлинг-Тиннеху, Маккензи  преподнес ему табак и чай. Далее огласил цель своего приезда. Нужно было доказать мужчинам из племени, на сколько он хороший стрелок и охотник, с чем он прекрасно справился.

Заринка девушка из племени сразу приглянулась Маккензи, но приблизиться к ней, чтобы поговорить, не представлялось возможным. Однажды он решил, что пора действовать и пришел в вигвам. Увидев Заринку, он сделал ей предложение выйти замуж, девушка, смущаясь, согласилась и подарила ножны, сделанные из шкуры животного. Осталось, получит согласие вождя.

Маккензи отправился к вождю, и изложил свое желание.  На которое вождь ответил, что рад принимать Сына Волка у себя в гостях, но кета не пара лососю, как волк не пара ворону.

С наружи вигвама послышались громкие голоса, это индейцы собрались, чтобы обсудить тему о замужестве Заринки. Они были против такого союза и настаивали, чтобы девушка осталась в племени. Шаман кричал, что белый человек не только сын Волка, а сын самого дьявола. Молодой индеец по прозвищу Медведь стал бросаться на Маккензи, угрожая расправой.

Макензи обратился к племени, что он пришел с миром, и хочет стать им братом. Шаман, который настраивает племя против Сына Волка, является обманщиком и притворщиком. Все были поражены таким заявлением, но не проявили агрессию против Маккензи. Спокойствие племени, добавило уверенности Маккензи, и он заявил, что все равно возьмет в жены Заринку. А если его убьют, то многочисленные братья Волков придут по следу собак и отомстят за убийство брата.

Медведь и шаман были возмущены таким высказыванием Маккензи и накинулись на него, но он успел увернуться и обоих убил.

Он нежно с любовью посмотрел на Заринку, и, посадив ее в начало упряжки, сам встал на лыжи. Добившись своего желания, Сын Волка и Заринка отправились в дальний путь.

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

Сын волка. Читательский дневник

Советуем почитать

  • Детские годы Багрова-внука — краткое содержание рассказа Аксакова

    Книга начинается с очень ярких, но не очень связанных между собой воспоминаний человека о его детстве, о том, что он пережил, какие чувства и эмоции испытывал, где побывал.

  • Краткое содержание книги Федон Платона

    В основном произведение Платона «Федон» считается драматической работой, где повествуется беседа Сократа с будущим поколением, в последние минуты его жизни. В «Федоне» отражена история, как Сократ

  • Обрыв — краткое содержание романа Гончарова

    В произведении Гончарова «Обрыв» главные события происходят на одном из званых вечеров, проходящих в доме семьи Пахотиных. К главе семейства приходят два гостя – Аянов и Райский.

  • Заяц и еж — краткое содержание сказки Гримм

    Пошёл ёж однажды в поле на брюкву посмотреть. В это время ежиха мыла и одевала ежат. Когда ёж шёл на поле, он повстречал зайца. Ёж поприветствовал зайца, а тот грубо ответил на приветствие.

  • Краткое содержание Тринадцатой сказки Дианы Сеттерфилд

    Рассказ начинается со знакомства читателя и персонажами «Тринадцатой сказки». Из беседы этих героев и будет формироваться дальнейшее развитие литературного сюжета

Рецензия на рассказ И.

А. Бунина «Ворон» Темные аллеи Бунин И.А. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Бунин И.А. / Темные аллеи / Рецензия на рассказ И.А. Бунина «Ворон»

    Энциклопедией любовных драм можно назвать “Темные аллеи” – книгу рассказов о любви, созданную в годы второй мировой войны (1937-1944).
    В годы тяжких испытаний, в годы жестокости и страданий, которые принес человечеству фашизм, Бунин напоминал людям о любви, о самом прекрасном, значительном и высоком, что есть в жизни.
    Писатель показывает нам не только светлые, но и темные стороны любви, что символизирует и само название сборника.
    Рассказ “Ворон”… Главные герои: отец, сын, восьмилетняя сестра Лиля и бедная девушка, дочь одного из мелких подчиненных отца…
    Нет, совсем не бедная… Она столько богатства привнесла в казенную квартиру видного чиновника. “ Точно солнце засияло вдруг в нашей прежде столь мертвой квартире,- всю ее озаряло присутствие юной, легконогой девушки”, — отмечает молодой человек (сын), прибывший на каникулы. Да и отец за обедами неузнаваем стал, вместо тяжелого, угрюмого, молчаливого, холодно-жестокого, грубо-черноволосого, большеносого, совершенного ворона, стал шутить, усмехаться при виде за обедом любезной Елены Николаевны.
    Молодая же девушка была бесконечно счастлива тем, что так хорошо устроилась тотчас после гимназии, появлением в доме сверстника.
    Вскоре молодые люди полюбили, друг друга и не было, не единого дня без ежечасных встреч то в гостиной, то в зале, то в коридоре, даже в кабинете отца – этих коротких встреч и отчаянно-долгих, ненасытных и уже нестерпимых в своей неразрешимости поцелуев…
    Отец, естественно, взаимное влечение сына и служанки почувствовал. Он тоже влюблен в это худенькое, белокурое сокровище. Он уже намекал за обедом, что Леночке весьма бы шло к лицу платье черного атласу с зубчатым, стоячим воротом, унизанным мелкими брильянтами… или шубка темно-синего бархату и венецианский берет. А сыну в то же время пророчил лишение наследства.
    И впрямь “ворон”. Что тут скажешь?
    Трагический намек…
    Но в молодости любящим ничто не помеха. Об этом свидетельствует страстное признание Елены Николаевны: “Боже мой, когда ж это кончится! Скажи же, наконец, ему, что ты любишь меня, что все равно ничто в мире не разлучит нас”.
    “Я прижал ее всю к себе, потянул к дивану,- мог ли я что-нибудь соображать, помнить в ту минуту?”
    Но на пороге кабинета стоял отец и глядел на пылких влюбленных.
    Радоваться бы надо счастью сына!
    Да не тут-то было.
    Срочный вызов в кабинет и высылка в деревню по этапу с предупреждением: “Видеть ее до отъезда никак не надейся. Все, любезный мой, иди”.
    Пришлось подчиниться воле отца…
    А любовь?
    Всякая настоящая любовь – великое счастье, даже если она завершается разлукой.
    Молодой человек не опустился, а осенью поступил в Петербург в министерство иностранных дел и написал отцу, что навсегда отказывается не только от его наследства, но и от всякой помощи.
    Казалось бы, вот и счастью пора состояться. Наш герой умен, независим, любим – да вот отец родной помеха: во фраке, сутулясь, вороном с прелестной молоденькой женой, на шейке у нее огнем сверкал рубиновый крестик… и в платье из пунцового бархата…
    Своровал, как черный ворон добычу, отец счастье у сына, да и у молоденькой Елены Николаевны.
    Вот они “темные”, мрачные и жестокие бунинские аллеи.
    Теперь так о любви не пишут. В современных книгах, по телевизору, в кино все примитивно, грубо. И никакой любви, никакого счастливого замирания сердец…
    Читая Бунина, осознаешь, что даже несчастная любовь есть величайшее счастье. Ведь счастлив же наш герой, увидев ее, свою любовь, в партере Мариинского театра…


14810 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Бунин И.

А. / Темные аллеи / Рецензия на рассказ И.А. Бунина «Ворон»

Смотрите также по произведению «Темные аллеи»:


Краткое содержание Шукшин Волки! за 2 минуты пересказ сюжета

  • Краткие содержания
  • Шукшин
  • Волки!

Ранним, воскресным утром к Ивану пришел тесть Наум и позвал его в лес за дровами. Зять спал и очень не хотел тащиться по морозу. Ваня полежал подумал, что дрова нужны все равно и стал одеваться. Наум был мужик достаточно еще молодой, расторопный, деловой. Между ними завязался разговор о городе, где в воскресный день можно спокойно отдохнуть, а не тащиться не весть куда. По мнению Наума зять бы вообще тогда обленился. Наконец собравшись вышли во двор.

День был прекрасный морозный солнечный. Тесть выпросил по такому случаю две подводы у бригадира, каждый сел в свою и поехали. Не спеша доехали до горы, где невдалеке синел лес. На самой горе увидели почти рядом пять больших волков. Наум с испугу остановил коня и заматерился. У Ивана конь был молодой трусливый начал пятиться, переступил через оглоблю и как только его не тянули вожжами так он не мог больше перешагнуть ее.

Волки почуяв страх людей и животных медленным шагом двинулись к ним. Иван помог коню и прыгнул в сани. Наум был уже далеко. С диким криком «Грабюут!» он уезжал все дальше и дальше. Иван ехал за ним было смешно от того, что кричал тесть. С другой стороны разбирало любопытство какие они волки, он их представлял совсем по другому, как больших овчарок. Но когда волки начали догонять уже не было ни смешно, ни любопытно, а просто страшно. Любую собаку можно остановить, а это зверь который ни пред чем не остановится, только смерть ему может помешать. Иван стал кричать Науму, чтобы тот бросил топор, но тесть толи испугался, толи из вредности бросил топор Ивану в тот момент когда вожак почти настиг коня. Было уже поздно. Стая загрызла животное.

Злоба захлестнула Ивана он кинулся за Наумом с неуемным желанием проучить. Тесть испугался и уехал без зятя.

Дома Ивана ждал милиционер, который забрал его к себе в участок, что бы тот не наломал дров.

Невозможно точно сказать, что Наум струсил или испугался. Судить его за это нельзя. Никто не знает как поступил бы на его месте.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Популярные сегодня пересказы

  • Спеши любить — краткое содержание романа Спаркс
    Юноша Лэндон Картер учился в престижной школе и был всеобщем любимцем девчонок. Красивый, смелый, отважный, он привлекал к себе внимание многих. В него была влюблена дочь местного священника Джейми.
  • Ночь после выпуска — краткое содержание повести Тендрякова
    Прозвенел последний звонок, затихли аккорды выпускного бала. Вчерашние школьники Гена Голиков, Юля Студёнцева, Наташа Быстрова, Вера Жерих, Сократ Онучин, Игорь Проухов, собрались в месте
  • Флаги на башнях — краткое содержание повести Макаренко
    В повести рассказывается о беспризорниках, которые перевоспитывались в колонии Первого мая. С первых страниц перед нами предстает судьба одного из таких мальчишек-12-летнем Ивана Гальченко
  • Отношение автора к главному герою Левше 6 класс
    Лесковым было написано данное великолепное произведение, которое отображает образ русских простых людей, которые жили в те непростые времена. Также, стоит отметить неоднозначное отношение самого писателя к главному герою произведения

Волки!

Нудный старик Наум Кречетов приходит к зятю, чтобы вместе дровами запасаться. Зять, Иван Дягтирев, ворчит, но всё-же собирается, и они вместе отправляются в лес.

Лошадью правит Наум, а Иван дремлет в санях. К ним навстречу из леса выходят пять волков. Тестя охватывает паника, он разворачивает коней и пытается уйти от диких зверей, сохранив скотину. Волки пускаются в погоню.

Перепуганный конь Дягтирева не может поспеть за Кречетовым. Иван принимается стегать волчьего вожака кнутом. Человек понимает, что им грозит неминуемая гибель, так как оба топора лежат в санях у тестя. Иван кричит Науму, чтобы тот кинул ему топор. Кречетов, спасаясь, пытается удрать, но после настойчивых требований дать топор, всё таки выбрасывает один на обочину.

Продолжение после рекламы:

Иван прыгает к топору, но в этот момент вожак стаи убивает коня и начинает пожирать его. Остальные члены стаи присоединяются к кровавому пиршеству, не обращая никакого внимания на Ивана Дягтирева. Это спасает ему жизнь.

Иван пешком уходит от хищников и за поворотом встречается с тестем. Брошенный Наумом на произвол судьбы, он жаждет справедливой мести, хочет побить тестя, но обещает после никому ничего не рассказывать. Наум удирает, напоследок говоря Ивану нелицеприятные вещи — что он «чёртов оглоед, непонятно откуда взявшийся» и что его «голого приняли в чужую семью».

Вернувшись из леса, Иван отправляется к тестю разбираться. Там его уже поджидают с милиционером. Видя, что Иван еле сдерживается, чтобы не напасть на Наума, которому ничуть не стыдно за свой поступок, милиционер уводит мужчину из дома тестя. Боясь, как бы Иван на горячую голову не натворил дел, участковый предлагает сыграть в шахматы. Иван Дягтирев соглашается.

Василий Шукшин — Волки!

Василий Шукшин

Волки!

В воскресенье, рано утром, к Ивану Дегтяреву явился тесть, Наум Кречетов, нестарый еще, расторопный мужик, хитрый и обаятельный. Иван не любил тестя; Наум, жалеючи дочь, терпел Ивана.

– Спишь? – живо заговорил Наум. – Эхха!.. Эдак, Ванечка, можно все царство небесное проспать. Здравствуйте.

– Я туда не сильно хотел. Не устремляюсь.

– Зря. Вставай-ка… Поедем съездим за дровишками. Я у бригадира выпросил две подводы. Конечно, не за «здорово живешь», но черт с ним – дров надо.

Иван полежал, подумал… И стал одеваться.

– Вот ведь почему молодежь в город уходит? – заговорил он. – Да потому, что там отработал норму – иди гуляй. Отдохнуть человеку дают. Здесь – как проклятый: ни дня, ни ночи. Ни воскресенья.

– Што же, без дров сидеть? – спросила Нюра, жена Ивана. – Ему же коня достали, и он еще недовольный.

– Я слыхал: в городе тоже работать надо, – заметил тесть.

– Надо. Я бы с удовольствием лучше водопровод пошел рыть, траншеи: выложился раз, зато потом без горя – и вода, и отопление.

– С одной стороны, конечно, хорошо – водопровод, с другой – беда: ты ба тогда совсем заспался. Ну, хватит, поехали.

– Завтракать будешь? – спросила жена.

Иван отказался – не хотелось.

– С похмелья? – полюбопытствовал Наум.

– Так точно, ваше благородье!

– Да-а… Вот так. А ты говоришь – водопровод… Ну, поехали.

День был солнечный, ясный. Снег ослепительно блестел. В лесу тишина и нездешний покой.

Ехать надо было далеко – верст двадцать: ближе рубить не разрешалось.

Наум ехал впереди и все возмущался:

– Черт-те чего!.. Из лесу в лес – за дровами.

Иван дремал в санях. Мерная езда убаюкивала.

Выехали на просеку, спустились в открытую логовину, стали подыматься в гору. Там, на горе, снова синей стеной вставал лес.

Почти выехали в гору… И тут увидели, недалеко от дороги, – пять штук. Вышли из леса, стоят, ждут. Волки.

Наум остановил коня, негромко, нараспев заматерился:

– Твою в душеньку ма-ать… Голубочки сизые. Выставились.

Конь Ивана, молодой, трусливый, попятился, заступил оглоблю. Иван задержал вожжами, разворачивая его. Конь храпел, бил ногами – не мог перешагнуть оглоблину.

Волки двинулись с горы.

Наум уже развернулся, крикнул:

– Ну, што ты?!

Иван выскочил из саней, насилу втолкал коня в оглобли… Упал в сани. Конь сам развернулся и с места взял в мах. Наум был уже далеко.

– Грабю-ут! – заполошно орал он, нахлестывая коня.

Волки серыми комками податливо катились с горы, наперерез подводам.

– Грабю-ут! – орал Наум.

«Что он, с ума сходит? – невольно подумал Иван. – Кто кого грабит?» Он испугался, но как-то странно: были и страх, и жгучее любопытство, и смех брал над тестем. Скоро, однако, любопытство прошло. И смешно тоже уже не было. Волки достигли дороги метрах в ста позади саней и, вытянувшись цепочкой, стали быстро нагонять. Иван крепко вцепился в передок саней и смотрел на волков.

Впереди отмахивал крупный, грудастый, с паленой мордой… Уже только метров пятнадцать-двадцать отделяло его от саней. Ивана поразило несходство волка с овчаркой. Раньше он волков так близко не видел и считал, что это что-то вроде овчарки, только крупнее. Сейчас понял, что волк – это волк, зверь. Самую лютую собаку еще может в последний миг что-то остановить: страх, ласка, неожиданный окрик человека. Этого, с паленой мордой, могла остановить только смерть. Он не рычал, не пугал… Он догонял жертву. И взгляд его круглых желтых глаз был прям и прост.

Иван оглядел сани – ничего, ни малого прутика. Оба топора в санях тестя. Только клок сена под боком да бич в руке.

– Грабю-ут! – кричал Наум.

Ивана охватил настоящий страх.

Передний, очевидно вожак, стал обходить сани, примериваясь к лошади. Он был в каких-нибудь двух метрах… Иван привстал и, держась левой рукой за отводину саней, огрел вожака бичом. Тот не ждал этого, лязгнул зубами, прыгнул в сторону. Сбился с маха… Сзади налетели другие. Вся стая крутнулась с разгона вокруг вожака. Тот присел на задние лапы, ударил клыками одного, другого… И снова, вырвавшись вперед, легко догнал сани. Иван приготовился, ждал момента… Хотел еще раз достать вожака. Но тот стал обходить сани дальше. И еще один отвалил в сторону от своры и тоже начал обходить сани – с другой стороны. Иван стиснул зубы, сморщился… «Конец. Смерть». Глянул вперед.

– Сто-ой! – заорал он. – Отец!.. Дай топор!

Наум нахлестывал коня. Оглянулся, увидел, как обходят зятя волки, и быстро отвернулся.

– Придержи малость, отец!.. Дай топор! Мы отобьемся!..

– Грабю-ут!

– Придержи, мы отобьемся!.. Придержи малость, гад такой!

– Кидай им чево-нибудь! – крикнул Наум.

Вожак поравнялся с лошадью и выбирал момент, чтоб прыгнуть на нее. Волки, бежавшие сзади, были совсем близко: малейшая задержка, и они с ходу влетят в сани – и конец. Иван кинул клочок сена; волки не обратили на это внимания.

– Отец, сука, придержи, кинь топор!

Наум обернулся.

– Ванька!.. Гляди, кину!..

– Ты придержи!

– Гляди, кидаю! – Наум бросил на обочину дороги топор.

Иван примерился… Прыгнул из саней, схватил топор… Прыгая, он пугнул трех задних волков, они отскочили в сторону, осадили бег, намереваясь броситься на человека. Но в то самое мгновение вожак, почувствовав под собой твердый наст, прыгнул. Конь шарахнулся в сторону, в сугроб… Сани перевернулись: оглобли свернули хомут, он захлестнул коню горло. Конь захрипел, забился в оглоблях. Волк, настигавший жертву с другой стороны, прыгнул под коня и ударом когтистой лапы распустил ему брюхо повдоль. Три отставших волка бросились тоже к жертве.

В последующее мгновение все пять рвали мясо еще дрыгавшей лошади, растаскивали на ослепительно белом снегу дымящиеся клубки сизо-красных кишок, урчали. Вожак дважды прямо глянул своими желтыми круглыми глазами на человека…

Все случилось так чудовищно скоро и просто, что смахивало скорей на сон. Иван стоял с топором в руках, растерянно смотрел на волков. Вожак еще раз глянул на него… И взгляд этот, торжествующий, наглый, обозлил Ивана. Он поднял топор, заорал что было силы и кинулся к волкам. Они нехотя отбежали несколько шагов и остановились, облизывая окровавленные рты. Делали они это так старательно и увлеченно, что, казалось, человек с топором нимало их не занимает. Впрочем, вожак смотрел внимательно и прямо. Иван обругал его самыми страшными словами, какие знал. Взмахнул топором и шагнул к нему… Вожак не двинулся с места. Иван тоже остановился.

– Ваша взяла, – сказал он. – Жрите, сволочи. – И пошел в деревню. На растерзанного коня старался не смотреть. Но не выдержал, глянул… И сердце сжалось от жалости, и злость великая взяла на тестя. Он скорым шагом пошел по дороге.

– Ну погоди!.. Погоди у меня, змей ползучий. Ведь отбились бы – и конь был бы целый. Шкура.

Наум ждал зятя за поворотом. Увидев его, живого и невредимого, искренне обрадовался:

– Живой? Слава те Господи! – На совести у него все-таки было неспокойно.

– Живой! – откликнулся Иван. – А ты тоже живой?

Наум почуял в голосе зятя недоброе. На всякий случай зашагнул к саням.

– Ну, что они там?..

– Поклон тебе передают. Шкура!..

– Чего ты? Лаешься-то?..

– Я тебя бить буду, а не лаяться.

Иван подходил к саням. Наум стегнул лошадь.

– Стой! – крикнул Иван и побежал за санями. – Стой, паразит!

Наум нахлестывал коня… Началась другая гонка: человек догонял человека.

– Стой, тебе говорят! – кричал Иван.

– Заполошный! – кричал в ответ Наум. – Чего ты взъелся-то? С ума, что ли, спятил! Я-то при чем здесь?

– Ни при чем?! Мы бы отбились, а ты предал!..

– Да как отбились?! Ты что!

– Предал, змей! Я тебя проучу! Не уйдешь ты от меня, остановись лучше. Одного отметелю – не так будет позорно. А то при людях отлуплю. И расскажу все… Остановись лучше!

– Сейчас – остановился, держи карман! – Наум нахлестывал коня. – Оглоед чертов… откуда ты взялся на нашу голову!

– Послушай доброго совета: остановись! – Иван стал выдыхаться. – Тебе же лучше: отметелю и никому не скажу.

– Тебя, дьявола, голого в родню приняли, а ты же на меня с топором! Стыд-то есть или нету?

– Вот отметелю, потом про стыд поговорим. Остановись! – Иван бежал медленно, уже отстал. И наконец вовсе бросил догонять. Пошел шагом.

– Найду, никуда не денешься! – крикнул он напоследок тестю.

Дома у себя Иван никого не застал: на двери висел замок. Он отомкнул его, вошел в дом. Поискал в шкафу… Нашел не допитую вчера бутылку водки, налил стакан, выпил и пошел к тестю.

В ограде тестя стояла выпряженная лошадь.

– Дома, – удовлетворенно сказал Иван.

Толкнулся в дверь – не заперто. Он ждал, что будет заперто. Иван вошел в избу… Его ждали: в избе сидели тесть, жена Ивана и милиционер. Милиционер улыбался.

– Ну что, Иван?

– Та-ак… Сбегал уже? – спросил Иван, глядя на тестя.

Краткое содержание

В темноте теплой августовской ночи катилась тележка «с двумя молодыми седоками — мелкопоместной барышней и юношей гимназистом». Вчера вечером деревня всполошилась появлением волка, который нагло и дерзко проник в стойло и зарезал овцу. Он чуть было не унес свою добычу в лес, но на истошный собачий лай вовремя выбежали мужики. Они дубинами отбили у волка овцу, которая к тому времени уже околела.

Теперь же барышня весело хохотала, зажигала и бросала в темноту спички. Она кокетливо призналась юноше, что боится волков. На голове у барышни был повязан красный платок, а свободный вырез красного платья открывал ее крепкую шею. Телега тряслась на ухабах, и девушка делала вид, будто не замечает, что «гимназист обнимает ее и целует то в шею, то в щеку, ищет ее губы». Наконец, барышня уступила настойчивому кавалеру, и на ее устах застыл долгий поцелуй.

Неожиданно тележка остановилась, и мальчик, который управлял лошадьми, испуганно крикнул: «Волки!». В этот миг зарница осветила черное небо, и неподалеку показались «три больших волка». Лошади, почуявшие опасных хищников, в страхе заметались, и понесли тележку, куда глаза глядят. Мальчик на козлах никак не мог с ними справиться, и седоки могли в любой момент разбиться.

Когда лошади в очередной раз взметнулись, девушка «успела вырвать вожжи из рук ошалевшего малого». При этом она ударилась обо что-то железное, и на прекрасном лице «остался на всю жизнь легкий шрам в уголке ее губ». Когда же ее спрашивали, как появился этот шрам, она с неизменной улыбкой отвечала, что это «дела давно минувших дней». При этом в ее памяти всплывали чудесные теплые августовские ночи, пахучие стога сена и тот самый гимназист, «с которым она лежала в них вечерами, глядя на ярко-мгновенные дуги падающих звезд»…

Вариант 2

Рассказ Шукшина волки предлагает читателю рассмотреть людей в тяжелых жизненных обстоятельствах, именно в такой ситуации, когда проявляются качества человека наиболее ярко и наиболее характерно. Тем не менее, рассказ следует рассмотреть последовательно, для того чтобы понять как композиция предлагает увидеть героев как бы в разных ипостасях.

Шукшин делит рассказ на условные три части: сборы, встреча с волками, приход домой.

Начинается история с того как просыпается с похмелья Иван, к которому приходит тесть Наум и зовет ехать за дровами. В образе Ивана явно прослеживаются коннотации сказочного Иванушки, который лежит на печке и ничего не хочет. Иван также хочет быть в городе, где нужно поменьше работать, да и дрова, например, колоть не нужно.

Наум в свою очередь представляет весьма положительного персонажа, но он пренебрежительно отзывается об Иване и является в числе всего остального хитрым. Деталь довольно существенная, которая проявляется во второй части.

Мужчины едут в санях, которые настигают волки, Науму удается уйти вперед, Иван берет в руки топор, собирается отбиться, но в итоге волки забирают коня и вожак волков охраняет собственную стаю, он готовится к натиску Ивана и может броситься, но Иван решает оставить волков в покое и идет домой.

Третья часть условно начинается с диалога между двумя мужчинами в поле. Иван негодует на Наума, он даже хочет его побить, так как, по сути, тот бросил его.

Далее ситуация продолжается в доме, в деревне, куда приходит Иван и видит остальную семью. Они собрались и позвали милиционера, который собирается забрать молодого человека, для того чтобы тот не натворил ничего. При этом семья всячески бранит Ивана по разным поводам, которые, вероятно, являются частыми упреками, когда возникают разногласия.

Иван де пришел на готовое, он не склонен к активному труду и подобное. Мы видим некие эталоны человеческого общества, которые являются аргументами для упреков, тем не менее, когда эти носители как бы человеческих идеалов оказываются в трудных условиях, они ведут себя хуже волков. Вожак стаи волков был готов защищать стаю, Наум, который формально является вожаком своей стаи, старшим в семье, не собирается защищать собственную стаю, проявляет малодушие.

Таким образом Шукшин предлагает посмотреть как обстоятельства меняют людей. Они всегда разные и многое становится понятным только при смене ситуаций. Если Наум упрекает Ивана по самым разным поводам, то в действительно трудной ситуации он становится сам достойным всяческих упреков, а Иван наоборот действует наиболее достойным образом.

Анализ рассказа И.А. Бунина «В Париже»

    Кунчикалиева  Марияна ДИ-лр-4 

    Анализ  рассказа И.А. Бунина «В Париже» 

    Цикл  рассказов «Тёмные аллеи» относится  к позднему периоду творчества писателя, к эмигрантскому периоду жизни. Цикл посвящен теме отношений между мужчиной и женщиной во всем многообразии их проявлений. Название цикла — «Тёмные аллеи» —  некий символ, та тёмная сторона, объединяющее начало всех рассказов из цикла, которым пронизаны истории бунинских героев. 

      В рассказах автор показывает  нам апогей счастья, тот короткий  миг взаимной любви, что так сложно уловить, пока он не затерялся в бесконечности будней, ежедневных проблем, упреков и сцен. Зачастую любовные истории героев «Тёмных аллей» обрываются именно таким моментом, когда все понятно и все решено, влюбленные всегда встречают на своем пути те обстоятельства, что не дадут им быть вместе. Главным препятствием становится смерть, когда уже ничего нельзя исправить.

    В цикле рассказов «Тёмные аллеи» поражает отражены все возможные оттенки любви: поэтического, возвышенного чувства, миг просветления или, наоборот, непреодолимое физическое влечение без духовной близости. Но какой бы она ни была, для Бунина это лишь краткий миг, яркая вспышка в монотонной жизни.  
 

    Рассказ из цикла «Тёмные аллеи» «В Париже», 26 октября 1940 года 

    Героем рассказа является бывший генерал белого движения, участник Великой Отечественной и гражданской войны, холостой писатель-эмигрант  Николай Платоныч. «Когда он был в шляпе и не видно было, что его коротко стриженные красноватые волосы остро серебрятся, по свежести его худого, бритого лица, по прямой выправке худой, высокой фигуры в длинном непромокаемом пальто, ему можно было дать не больше сорока лет». Молодая жена оставила героя рассказа на втором году замужества, променяв  его на «чрезвычайно богатого мальчишку, красавца, гречонка».   Судя по тому, как болезненно Николай Платоныч переносил этот разрыв, свою молодую жену он любил: «нелегко было забыть её, — прежнюю, екатеринодарскую».

    Героиня рассказа – Ольга Александровна, — официантка в небольшой русской столовой в Париже, она такая же эмигрантка, как и герой. Героиня представляет  собой «женщину лет тридцати, с черными волосами на прямой пробор и черными глазами», «руки у нее были очень белые и благородной формы, платье поношение, но, видно, из хорошего дома».

    Базовым в концептуальном пространстве  рассказа  является концепт любви  как духовного единства двух людей, которому противопоставляется концепт одиночества.

    Попробуем выделить ключевые слова для концепта любви:

    «Многие знали, что еще в Константинополе  его бросила жена и что живет он с тех пор с постоянной раной в душе».

    «В  магазине было светло, и его потянуло на этот свет из темного переулка с холодной и точно сальной мостовой».

    «Вдруг  его угол осветился (сел за столик в самом дальнем углу)».

    -Темное, холодное, непроглядное одиночество вдруг начинает отступать перед светлой надеждой героя на «счастливую любовную встречу».

    Говоря  об образах-символах в рамках концепта любви, важно заметить, что действие в рассказе происходит в Париже –  городе любви.   Сам город выступает символом любви с одной стороны,  а с другой стороны, Париж стал прибежищем русских эмигрантов, которые вдали от родины были одиноки. В одном образе-символе  сталкиваются два концепта.

    Герои рассказа – русские эмигранты  в Париже. Сам И. Бунин эмигрировал во Францию в 1920 году, поэтому тема «человек на чужбине» очень ему близка.

    Концепт одиночества, да и само слово «одиночество» часто фигурирует в репликах героев:

    «Ночью, в дождь, страшная тоска. Раскроешь окно – ни души нигде, совсем мертвый город, бог знает где-то внизу один фонарь под дождем».

    «И  главное, полное одиночество. Жена меня еще в Константинополе бросила».

    «Да, вам, верно, очень одиноко, — сказала она».

    В описаниях окружающих предметов, мест: одинокий переулок, скучно зажглась только одна лампочка, один фонарь под дождем.

    В рассказе дождь (холод) и темнота (сумрак, ночь) становятся образами-символами концепта одиночества: один фонарь под дождём,  в одном из тёмных переулков, вышел под дождь на тротуар; ночью, в дождь, страшная тоска; полутемная карета, искристые от дождя стёкла, сыпался дождь на жестяной чан. «Тут лампочки горели ярко, всюду шло тепло от топок, меж тем как по крыше бегло и мерно стучал дождь».

    Обращаясь к денотативному пространству рассказа, важно выделить макротему.   Таковой является тема «поздняя любовь» (встреча мужчины, которому «можно было дать не больше сорока, но который много испытал в жизни», и женщины «лет тридцати»), недолгого, но всё-таки долгожданного,  тихого, осознанного счастья и внезапной утраты.

    В данном рассказе И.Бунин рисует картину  зрелой любви, любви уставших от жизни людей, уставших от одиночества и от тех условий, в которых они вынуждены жить. Бывшая русская интеллигенция заняла «почетное» место в сфере обслуживания (Ольга Александровна – официантка), вынуждена довольствоваться тем, что есть (небольшая квартирка в Пасси у бывшего русского генерала).

    Что касается микротем, которые являются источником развития макротемы, можно выделить первую встречу героев в  русской столовой, где работала Она,  а затем их первое свидание (поход в кино, затем в ресторан, а в итоге дня —   к нему домой),   и начало совместной жизни нашедших друг друга одиноких душ. Именно начало, потому что однажды зимой он  внезапно умер, оставив её доживать свой век в полном одиночестве.

    Переходя  к анализу художественного времени в рассказе, нужно отметить, что события построены в хронологическом порядке,  история любви длится совсем недолго, от «сырого парижского вечера поздней осени» до весеннего дня – «третьего дня Пасхи» (меньше, чем полгода).

    Художественное  пространство  в рассказе едино  – все события происходят в  Париже. Однако важно заметить, что  Париж не показан, как город, открывающий  свои объятия влюбленным,  он показан  с его «тёмной» (параллель с названием  и настроением цикла «Тёмные аллеи») стороны. Тёмные, унылые, холодные улочки со сквозящим со всех щелей одиночеством, особенно для тех, кому город приходится не родиной, а чужбиной.

Эмоциональная тональность текста. Эмотивные смыслы в структуре образа персонажей и автора.

    Повествование в рассказе ведётся от третьего лица, в прошедшем времени.

    Некоторые эмотивные смыслы мы распознаем через  речь рассказчика – автора, например, сочувствие к герою вызывают следующие описания его образа: «держался он, как человек, много испытавший в жизни», «живет он с тех пор с постоянной раной в душе». Мы можем понять, что герой испытывал также эмоцию обиды, когда воспроизводил  мрачные, неприятные французские афоризмы в адрес женского пола: «Нет ничего более трудного, чем распознать хороший арбуз и порядочную женщину» или «Вода портит вино так же, как повозка дорогу и как женщина душу».

    Среди функционально-текстовых эмотивных смыслов можно выделить следующие: «он давно не был так оживлён», «мысль о том, что у этой хорошенькой официантки есть какой-нибудь «состоятельный «ami», вызвала в нем раздражение». «Подошла к нему с легкой улыбкой, уже как к знакомому». «Он с удовольствием подумал, что, значит, дело не  в «ami»», «благодарно взглянул на неё и покраснел», «был растроган и хмурился идя домой», «радостно двинулся к ней навстречу», « с давно не испытанным волнением он вошел за ней в полутемную карету».  

    Изобразительно-жестовые эмотивные смыслы:

    «Он весело приподнялся» (со стула, когда  она подошла к его столику), «посмотрел ей вслед, на то, как она ровно держалась, как колебалось на ходу её черное платье», « невольно поддержал её за талию, почувствовал запах пудры от её щеки, увидал её крупные колени под вечерним черным платьем, блеск черного глаза и полные в красной помаде губы». «Бедный! – сказала она, сжав его руку», «любовно-грустно потянулась к нему лицом». «Он вышел, выпил подряд два бокала ледяного, горького вина и не смог удержать себя, опять пошел в спальню» — здесь, мы видим, как герой испытывает волнение. «Накинув купальный халат, не закрыв налитые груди, белый сильный живот и белые тугие бедра, подошла  и как жена обняла его».

    «Глаза  и губы, с которых она уже  вытерла краску», «через день, оставив  службу, она переехала к нему», «он уговорил её взять на своё имя сейф в Лионском кредите и положить туда всё, что им было заработано»  — свидетельство полного доверия между героями, несмотря на их достаточно короткое знакомство. Так могут себя вести, пожалуй, только  люди, которые уже повидали жизнь и испытали все её тяготы.

    Эмоционально-оценочные  эмотивные смыслы: «Бедный! – сказала  она» 

    Структурная организация текста

    Рассказ «В Париже» членится на два вида абзацев (коммуникативная организация): большие – там, где автор дает описание героев, их эмоций, окружающей обстановки, описание действий,  и маленькие абзацы, вытекающие из диалогов героев с более пространными ответами, рассуждениями, описаниями из жизни. Авторская речь обличена в форму повестования.

    Обращаясь к структурно-смысловому членению рассказа, можно выделить следующие сложные синтаксические целые: описание героя и его путь на встречу судьбе (в русскую столовую), первая встреча героев, зарождение чувства в герое (его примечания о её внешности),  последующие два посещения Николаем Платонычем заведения (обмен информацией друг о друге), первое свидание (объединение, расстановка всех точек над «и», и как результат – переезд героини к Николаю), сожительство,  смерть героя (страдания Ольги).  

    Анализ  связности текста

      Грамматическое время рассказа  – прошедшее, все глалголы имеют совершенный вид, относятся к прошедшему времени. Повествование в одном времени дает возможность придать событиям динамику.

    Семантические связи:

  1. тождественный повтор прилагательного «тёмный» и существительного «одиночество».
  2. частичный лексико-семантический повтор:
    • одиночество, одиноко, одинокий, один;
    • темный, полутемный
  • синонимический повтор:
      • холостой, одинокий
      • тёмный, чёрный, сумрачный
      • радостно, искрящиеся (глаза)
      • одиночество, грусть, тоска, скука, печаль;

    Рассказ имеет ассоциативные связи с циклом «Тёмные аллеи» посредством описаний любви, чувств героев и темы одиночества, которая носит «тёмные» оттенки.  

        Анализ  текстовых доминант, языковых средств  актуализации смысла 

        Употребление  французских афоризмов:

      • «Нет ничего более трудного, чем распознать хороший арбуз и порядочную женщину».
      • «Вода портит вино так же, как повозка дорогу и как женщина душу».
     
    • светлые глаза его смотрели с сухой грустью
    • угол (помещения) осветился
    • мглистое небо над Парижем мутно краснело
    • косо летали и падали в облаках гулко жужжащие распластанные аэропланы
    • мертвый город
    • грустная медицина
    • сидели так, рука с рукой
    • гремел отчаянно-радостный хохот
    • стекла, то и дело загоравшиеся разноцветными алмазами.

    Доступ запрещен

    Доступ запрещен

    Better World Books заблокировал ваш IP-адрес. Если вы считаете, что вас заблокировали по ошибке, свяжитесь с нашей службой поддержки клиентов ([email protected]) и укажите следующие данные:

    .

    Этот веб-сайт использует службу безопасности для защиты от онлайн-атак.

    • Идентификатор луча: 6ea52c1acdcc759b
    • Отметка времени: 2022-03-11 15:02:38 UTC
    • Ваш IP-адрес: 213.87.159.158
    • Запрошенный URL: www.betterworldbooks.com/product/detail/wolves-and-other-love-stories-of-ivan-bunin-0884963039
    • Номер ссылки на ошибку: 1020
    • Идентификатор сервера: FL_87F257
    • User-Agent: Mozilla/5.0 (X11; Linux x86_64; rv:33.0) Gecko/20100101 Firefox/33.0

    Воздействие COVID-19

    Из-за влияния COVID-19 на нашу способность осуществлять международные поставки, в настоящее время мы не можем осуществлять доставку в следующие страны:

    • Ангола
    • Азербайджан
    • Боливия
    • Босния и Герцеговина
    • Ботсвана
    • Бруней
    • Камерун
    • Кабо-Верде
    • Каймановы острова
    • Чад
    • Чили
    • Острова Кука
    • Коста-Рика
    • Куба
    • Демократическая Республика Конго
    • Эквадор
    • Эстония
    • Фиджи
    • Французская Гвиана
    • Французская Полинезия
    • Гамбия
    • Гватемала
    • Гайана
    • Гаити
    • Ирак
    • Кирибати
    • Кыргызстан
    • Лаос
    • Либерия
    • Ливия
    • Мадагаскар
    • Малави
    • Мавритания
    • Маврикий
    • Молдова
    • Черногория
    • Новая Каледония
    • Панама
    • Парагвай
    • Перу
    • Республика Конго
    • Республика Конго
    • Руанда
    • Сейшелы
    • Сьерра-Леоне
    • Южная Африка
    • Южный Судан
    • Судан
    • Таджикистан
    • Танзания
    • Тимор-Лешти
    • Тонга
    • Туркменистан
    • Уганда
    • Уругвай
    • Узбекистан
    • Венесуэла
    • Йемен
    • Зимбабве

    Рассказы русской эмиграции от Бунина до Яновского (Мягкая обложка)

    Это название недоступно.

    Описание


    Знаковая антология, которая впервые познакомит англоязычных читателей со многими выдающимися, неизвестными русскими писателями      

    Бежав из России среди хаоса русской революции и последовавшей за ней Гражданской войны, многие писатели осели в Париже, Берлине и в других местах и ​​заложили новую жизнь в изгнании. Большая часть их последующих работ, опубликованных в русскоязычных журналах и книгах, совершенно неизвестна на Западе и лишь недавно была обнаружена в самой России.Помимо рассказов самых известных писателей-эмигрантов, Владимира Набокова и Ивана Бунина, этот сборник знакомит с многими менее известными голосами: Юрием Фельзеном, известным как «русский Пруст», Надеждой Тэффи, чрезвычайно популярным и забавным автором рассказов, и Георгием Иванова, чье стихотворно-прозаическое произведение «Атом взрывается» — блестящий, запоминающийся отклик на потрясения и травмы эмиграции. Исследуя темы перемещения, ностальгии, утраты и новых начинаний, эта антология изменит представление англоязычного мира о писательстве русской эмиграции в ХХ веке.

    Об авторе


    Брайан Каретник — редактор и переводчик русской литературы. Он изучал русский и японский языки в Эдинбургском университете, впоследствии работал переводчиком на государственной службе. Его недавняя работа сосредоточена в основном на исследованиях русской эмиграции, и его известные переводы Гайто Газданова включают Призрак Александра Вольфа , Возвращение Будды и Полет .

    Хвала за…


    Почетное упоминание, Премия Read Russia за лучший перевод русской литературы на английский язык

    «Блестящая, пронзительная антология.» 
    —Алексис Левитин, Los Angeles Review of Books
     
    «Хорошо переведенный… Брайан Каретник создал самый долгожданный артефакт в наш век плавающего текста: «улучшенную» книгу в мягкой обложке, чьи вымышленные истории полностью укомплектованы. со своими историями. Биографии писателей, историческая хронология, список мест русской эмиграции и хорошо проработанные сноски служат для закрепления каждого повествования в его собственном перипатетическом времени и пространстве».
    — Кэрил Эмерсон, TLS
     
    «Убедительно… Антология Каретника переносит читателя в пеструю жизнь и воображение русской эмиграции в Париже, Берлине и других местах. Настоятельно рекомендуется к прочтению всем, кто увлекается дореволюционной русской культурой, сохранившейся в рядах двух с лишним миллионов белых, составивших первую волну эмиграции из большевистской России».
    —Анна Гунин, Клепальщица
     
    «Мощное напоминание о травме гражданской войны и невзгодах перемещения… Истории вызывают в памяти затерянный мир с сопутствующей ностальгией, печалью, страхом и гневом… Редко термин «несправедливо пренебрегаемый» звучит так правдоподобно».
    Country Life

    «Богатая антология. . . Редактор и ведущий переводчик Брайан Каретник проделал замечательную работу по подбору авторов и произведений, чтобы представить краткий обзор очень большого литературного творчества эмиграции. . . . Переводы . . . поддерживать высокий стандарт литературного качества и точности. Превосходно снабженная биографическими и пояснительными примечаниями, эта антология впервые представляет англоязычному читателю единое представление авторов и разрозненных, но взаимосвязанных культурных контекстов русской эмиграции первой волны.— Оценка судей, Приз Read Russia (почетное упоминание)


    Подробнее о продукте
    ISBN: 9780241299739 9780241299739 9012 ISBN-10: 024129973x
  • 0241211993x
  • Penguin Classics
    Дата публикации: 11 июля 2017
    страниц: 464
    Язык: Русский
    Категории:

    Русский Эмигрантские рассказы от Бунина до Яновского, Брайан Каретник (Под редакцией) Брайан Каретник (Под редакцией)

    Рекламная информация

    Знаменательная антология, которая представит много необычных, неизвестных русских писателей англоязычной аудитории для первый раз.

    Об авторе

    Брайан Каретник — редактор и переводчик русской литературы. Он читал русский и японский языки в Эдинбургском университете, впоследствии работал переводчиком на государственной службе. Его недавняя работа сосредоточена в основном на исследованиях русской эмиграции, и его известные переводы Гайто Газданова включают «Призрак Александр Вольф, Возвращение Будды и Полет.

    Отзывы

    Блестящая, пронзительная антология — Алексей Левитин * Лос-Анджелес Обзор книг *
    Богатая антология… Редактор и ведущий переводчик Брайан Каретник проделали замечательную работу … Переводы поддерживают высокий уровень литературного качества и точности. Превосходно оборудованный биографические и пояснительные заметки, эта антология представляет Англоязычный ридер, впервые единое представление авторы и разрозненные, но взаимосвязанные культурные контексты Первая волна русской эмиграции — Судьи, премия Read Russia 2018
    Убедительно… Антология Каретника переносит читателя в пестрые жизни и фантазии русских эмигрантов в Париже, Берлине и не только. Настоятельно рекомендуется к прочтению всем, кто увлекается дореволюционной русской культуры, сохранившейся в рядах два с лишним миллиона белых, которые сформировали первую волну эмиграции из большевистской России. — Анна Гунин * Клепальщица *
    Умело переведенный … Брайан Каретник произвел это самое долгожданное Артефакт нашего века плавающего текста: «улучшенная» книга в мягкой обложке чьи вымышленные истории полностью снабжены их историями. Биографии писателей, историческая хронология, список русских эмигрантских площадок, а тщательно проработанные сноски служат для закрепления каждого повествование в своем собственном перипатетическом времени и пространстве — Кэрил Эмерсон * Times Literary Supplement *
    Мощное напоминание о травме гражданской войны и тяготах смещение … Истории напоминают о затерянном мире с сопровождающими ностальгии, печали, страха и гнева… Термин «несправедливо пренебрегаемый’ звонить более верно * Country Life *
    Блестяще переведено Брайаном Каретником . .. Поистине замечательный выбор * Los Angeles Review of Books Radio Hour *

    Рассказы русских эмигрантов от Бунина до Яновского: Очень хорошая книга в мягкой обложке (2017)

    Мы сожалеем; эта конкретная копия больше не доступна.В AbeBooks миллионы книг. Мы перечислили аналогичные копии ниже.

    Описание:

    Книга прочитана, но в отличном состоянии. Страницы целы, не испорчены пометками и выделениями. Позвоночник остается неповрежденным. Инвентарный номер продавца CIN001026086

    Об этом заголовке:

    Рейтинги книг, предоставленные Goodreads: 4,26 средний рейтинг •

    (47 оценок)

    Синопсис: Знаковая антология, которая впервые познакомит англоязычных читателей со многими выдающимися, неизвестными русскими писателями      

    Бежав из России посреди хаоса русской революции и последовавшей за ней Гражданской войны, многие писатели отправились в поселиться в Париже, Берлине и других местах и ​​начать новую жизнь в изгнании. Большая часть их последующих работ, опубликованных в русскоязычных журналах и книгах, совершенно неизвестна на Западе и лишь недавно была обнаружена в самой России. Помимо рассказов самых известных писателей-эмигрантов, Владимира Набокова и Ивана Бунина, этот сборник знакомит с многими менее известными голосами: Юрием Фельзеном, известным как «русский Пруст», Надеждой Тэффи, чрезвычайно популярным и забавным автором рассказов, и Георгием Иванова, чье стихотворно-прозаическое произведение «Атом взрывается» — блестящий, запоминающийся отклик на потрясения и травмы эмиграции.Исследуя темы перемещения, ностальгии, утраты и новых начинаний, эта антология изменит представление англоязычного мира о письмах русских мигрантов в двадцатом веке.

    Об авторе: Брайан Каретник — редактор и переводчик русской литературы. Он изучал русский и японский языки в Эдинбургском университете, впоследствии работал переводчиком на государственной службе. Его недавняя работа сосредоточена в основном на исследованиях русских мигрантов, и его известные переводы Гайто Газданова включают Призрак Александра Вольфа , Возвращение Будды и Полет .

    «Об этом заголовке» может принадлежать другому изданию этого заглавия.

    основных книг российских авторов, лауреатов Нобелевской премии

    © Culture Trip / Julianna Tetreault

    Хотя Россия давно славится своей литературой, общее число российских авторов, получивших Нобелевскую премию, составляет всего четыре человека.При этом работы, получившие признание, поистине замечательны, они предлагают уникальное представление о русской культуре. Вот ваше окончательное руководство.

    Жизнь Арсеньева — роман с автобиографическими мотивами, прекрасно изображающий жизнь дореволюционной России. В романе рассказывается о жизни Алексея Арсеньева и его невозможной любви к Лике. Роман, как и «» Набокова, «Память », — это летопись России, которой уже нет.

    Иван Бунин в 1901 году | © Courtesy of WIkiCommons

    Иван Бунин был удостоен Нобелевской премии по литературе за свой единственный роман, но в основном он писал короткие рассказы.Его рассказы содержат в себе маленькие вселенные. Они инкапсулируют совершенно небольшие ситуации, которые мы слишком хорошо знаем. Если вы поклонник психологического реализма, то рассказы Бунина заслуживают вашего внимания.

    Джентльмен из Сан-Франциско и другие рассказы Ивана Бунина | © 1922 Virginia Wolf, Richmond, England via WikiCommons

    «Доктор Живаго » — монументальный роман, действие которого происходит во времена Ноябрьской революции, Гражданской войны и раннего советского периода. Это история жизни, раздираемой историей, но это также история любви, ревности и предательства.« Доктор Живаго », удостоенный Нобелевской премии по литературе, — единственный роман Пастернака. За свою жизнь он написал много стихов и рассказов, выполнил множество художественных переводов.

    Доктор Живаго на русском языке | Центральное разведывательное управление / WikiCommons

    Шолохов был единственным сочувствующим советской власти писателем, удостоенным Нобелевской премии по литературе. Известность ему принес роман « И Тихий Дон », описывающий жизнь казаков в период Гражданской войны.Роман был объявлен одним из самых важных романов 20 века. Многие современные критики считали, что Шолоков плагиат романа, но его авторство в конечном итоге было несомненно доказано.

    Страница из рукописи романа Шолохова «Тихий Дон» | © WikiCommons. узник советского исправительно-трудового лагеря.Публикация повести в журнале «Новый мир» стала самым первым случаем открытого распространения отчета о сталинских репрессиях.

    Американское издание «Один день Ивана Денисовича» | © New American Library / WikiCommons

    «Архипелаг ГУЛАГ » — самая важная и самая монументальная работа Солженицына. В нем подробно показана жизнь в советской колонии строгого режима. Солженицын основывал роман не только на собственном личном лагерном опыте, но и на тщательных исследованиях.

    Первое издание «Архипелага ГУЛАГ» | © WikiCommons

    В кругу первом — это роман, в котором рассказывается об особом виде лагерей принудительного труда: лагерях для интеллектуалов и инженеров, которых заставляли использовать свои таланты для нужд Советской империи. Условия в этих лагерях считались значительно лучше, чем в других, поэтому заключенные называли их «первым кругом» по аналогии с первым кругом ада в «Божественной комедии» Данте . В первом круге рисует еще более полную картину реальности советских исправительно-трудовых лагерей.

    Александр Солженицын в 1974 году | © Bert Verhoeff, Anefo / WikiCommons

    Драгинья Рамадански. Литературный журнал «Кардинальные точки»

    Переводчики максимизируют то, что вы ищете, то есть то, что вы находите, имеет тысячу значений, поэтому я собираюсь поделиться с вами случайным эпизодом, относящимся к явлениям, которые переводчики хранят в тайне, а не хвастаются.
    Недавно мне звонил редактор литературного журнала, который дорожит рубрикой о любви, и просил русский перевод, но рассказ должен быть не больше одной страницы.
    Подумав, я потянулся к (старому, советскому) изданию нобелевского лауреата Ивана Бунина, обязательно найдя там то, что мне было нужно. Дискретная, но довольно интенсивная эротика его рассказов заслуживает устойчивой репутации классики жанра.
    Читая, я пренебрегал сроками и яснее, чем когда-либо прежде, понимал, что рассказы Бунина действительно довольно однообразны: он (реже она) после какого-то случайного порыва восстанавливает подробности первой любви.
    Особенно это касается книги «Темные аллеи», написанной в Париже в 1937–1944 годах, настоящей энциклопедии драм первой любви. В книге была короткая новелла «Волки», которая подходила мне по объему. Я начал переводить, как участник свидания вслепую. Просто набирать перевод, читая оригинал, не заняло много времени. Меньше получаса.
    Однако результат разочаровал. Передо мной был беспомощный набор деталей, какая-то смутная пастораль, полная белых, красных и черных хроматических пятен, без отчетливо оформленного эроса речи.Основное повествовательное напряжение сводилось к двум юнцам, едущим в телеге ночью, и страху девушек перед волками, который на самом деле появился в конце, посреди внезапного лесного пожара. Девушка взяла поводья и успешно маневрировала через засаду огня и зверей, но она была ранена и навсегда покрыта шрамами.
    Возможно ли, чтобы лауреат Нобелевской премии (рассказ был написан в 1940 году) мог написать такую ​​путаницу на странице? Затем снова зазвонил телефон. На этот раз редактор детского журнала попросил короткую русскую историю.Недолго думая, я отправил ему этот укороченный перевод (который, кстати, вскоре появился с красивой иллюстрацией). Кажется, все мы вели себя согласно предубеждению, что мир детей упрощен и запутан. Если хорошая взрослая книга не годится для ребенка (Юстейн Гордер), плохая может сослужить хорошую службу. ..
    И тут я вернулся к исходному. Я достал из внутреннего кармана совсем другие интерактивные очки. И вдруг, словно под микроскопом, бунинская проза начинает кишеть разными формами выразительности и весьма аллюзивной символикой.
    Считается, что при переводе прозы звуковая картина не обязательно находится на первом плане, но на самом деле это не так. Проза Бунина звучала в своих глухих ритмах, умело передавших подавленное. Как и в настоящей поэзии, просодические компоненты разбавляли концентрацию деталей на скудном пространстве…
    Оказавшись в центре неповторимого благоухающего события, захваченного полифоническим водоворотом, я ловлю бегунов намекаемых смыслов, общаюсь с непереводимым остатком, доступным только во вдохновенном, восхищенном чтении, а вовсе не в исполнении повседневного рутина.Восприятие художественного сообщения (как в переводе, так и в оригинале) у разных людей неодинаково; более того, в разное время один и тот же человек может реагировать по-разному. Мое настроение существенно влияет на сообщение!
    Прочитав, наконец, по-взрослому, я спокойно отправила перевод, без всяких изменений, и в малоизвестную взрослую колонку. Надеюсь, читателям понравился его эротический заряд. Не всегда обязательно знать, для кого мы переводим, но это предполагаемое эхо необходимо, даже если оно апостериорное.Именно переводчик не только получает, но и отправляет сообщение, так что он может также ожидать сложных реакций, ограниченных компетенцией авторов.
    По поводу некоторых обратных сигналов об этом двойном переводе с суровым эротическим показом привожу острый комментарий поэта Радивоя Сайтинаца, который прислал мне слово: Спасибо за Бунина. Вы хорошо зашнуровали. Первую, подростковую версию он читал, обремененный угрызениями совести переводчиков. Комментарий Сайтинача, представляющий как опытного читателя, так и писателя, и, прежде всего, бескорыстного человека в личном общении, побудил меня поделиться с вами этим эпизодом.Кажется, от истинного читателя ничего не скроешь
    Чтение — это факт, освобождающий текст от словесной материи и выводящий его в текущую жизнь (старый добрый Х. Р. Яус). Особенно, когда речь идет о рематериализованном чтении переводчиков, результатом которого может стать изменение замысла текста (запуск жесткого Бунина в детский журнал).
    Этот эпизод (не делающий чести переводчикам) свидетельствует о том, что отношение к получателю — не просто опрос его желаний, а необдуманный жест, не всегда отвечающий интересам читателя.Переводчик — это тот, кто пойман как негодный получатель. Переводчик — это тот, кто перешагнул порог действия переводчика, сохранив первоначальную форму, но угрожая читательской выгоде. Я покраснел от стыда перед оскверненной невинностью детей. Проверка макияжа переадресации текста была облегчением. После некоторого промедления я почувствовал себя способным открыть поэзию бунинской прозы.
    Угрожающая атмосфера неопределенности, выходящая из-под контроля.Разве само название «Волки» и эпизод с овцой не полны зловещих предсказаний? Матчи как имитация управляемого огня, флирт вместо страсти, и все это как символ разрушительного огня чувственной силы, нависшей со всех сторон. Видно, что это Красная Шапочка и Волк из Ее неопытности, соединенной с предельной смелостью, а также из Его териоморфного портрета (худощавое, костлявое лицо старшеклассника). Ландшафтная конфигурация поддерживает роли принимаемых партнеров.Лейтмотив волков подтверждает предположение Бунина о том, что мир четко делится на тех, кто грабит, и тех, кто жаден. Если первые находятся под знаком естественности и невинности, то вторые опасны своей неискренностью (подобно горячему сиропу из красной смородины). Волк становится геральдическим хранителем первобытного эмоционального сценария. Через этого призрачного вестника был установлен диалог с мифологическим текстом, длящийся с незапамятных времен.Обгоревшая крыша по сравнению с обложками книг направляет нас к большому кодексу, в котором каждый выигрывает по заслугам…
    Немного мифологизируя, Бунин подводит нас к близости архетипической психологии. Механизмы бессознательного уравниваются с принципами мифологического осмысления действительности, не лишенного узнаваемой фольклорной обрядности.
    Любовь, однако, не остается ни в сильных женских, ни в слабых мужских руках. Вот почему каждый рассказ Буниных — это история смерти любви, в прямом и переносном смысле. Он просто не дает своим героям возможности бороться за свой отдых и комфорт, совмещать любовь и повседневность. Всю жизнь нас сопровождают чувственные, физиологические, израненные воспоминания о любви как о высшем судье человеческих отношений. Упоминая моменты излияния такого воспоминания, с цветком меланхолического прозрения, Бунин ненавязчиво благоприятствует эвфемизму утраты целомудрия. История «Волки» посвящена созданию такого преображенного, яркого, ностальгического воспоминания о том, что случается лишь раз в жизни.И потому автор может сказать, что для тех, кого она много раз в жизни любила, не было ничего дороже этого шрама, напоминавшего постоянную кроткую улыбку.
    Чтобы сделать эту сноску переводчиков более полной, я поделюсь с вами продолжением моего танца с волками: в моем почтовом ящике было стихотворение, только что написанное Ириной Машинской, под названием Волк
    Мне показалось методически целесообразным сравнить одну и ту же метафору в двух текстах, формирующих последовательность одного и того же мифопоэтического события. Имея впечатление найти дополнение к лирической прозе Бунина, я тоже перевел стихотворение, на этот раз сразу, но не торопясь, как это часто бывает при переводе (и написании?) стихов, когда звуковая картина и есть та, которая направляет связку. возможных, часто отдаленных, ассоциированных значений.
    Есть еще одна версия той же истории, о вечной любви-ненависти. Представим себе одинокого героя, который бродит по негостеприимной местности, в лающем спондее шагов-ходов русской орфоэпии (саг сах), с невротическим рефлексом преследуемого зверя.Если она делает блестящие ходы, почему всегда существует угроза мата, как будто героиня недоумевает. Извилистый бег выглядит как планомерное преследование и бегство, но мат затягивается очень далеко, так как волк просто неуловим *…
    Эта метафора теперь используется для любимого мужчины; эмоциональная примета совершенно противоположная по отношению к Буниным Волкам ! Агрессия и инертность, жадина и добыча меняются местами, на этот раз на фоне мифемы об Адаме и Еве.
    Мы находимся на самой границе самоотождествления, достигая изначальной целостности, предшествовавшей сотворению Евы с ее первородным грехом. Не случайно эта ремифологизация волка была реализована в инфантильном, наивном визуальном стиле Анри Руссо, с контурной аурой ночи и лунного света. Вся гравюра на дереве содержит лед, а также прозрачность и свечение и резкость темных вод, похожих на слои обсидиана . Трещина ребристой пружины лежит под внутренним зарядом сложных, по существу антагонистических, мучительных чувств.Стихотворение Машинского невольно воспевает моральный кодекс (суров закон, слишком много букв) кочевой, неустроенной, безродной мужественности. В возвращении героини к такому родному шраму (чистому близнецу, оси-щетине моей жизни) — новаторское, не дарвинистское и не библейское, эволюция-творение.

    Предположительно импульс возвращения к себе, к своему Анимусу. Ибо: действительно ли так прекрасно адамическое, мужественное одиночество, отмеченное как женское? Если мы говорим о волке, то это о нас (или Анимусе), а если о лисе, то о Другом, или Аниме? В синтаксисе этого стихотворения об этом свидетельствует разрозненное зерно высвободившихся местоимений первого лица единственного числа, не подчиненных нормативной грамматике.

    Игра в загонщика и преследуемого закончена, пора вернуться к первородству собственной души, к чему-то ужасно одинокому, страшному и одинокому .

    Это стихотворение на самую личную и потому самую общую тему, как это всегда бывает в настоящей литературе. Драгоценнейшая смесь, с которой талантливые люди сразу добиваются успеха. Тем не менее, автор был удивлен моим чтением. Ее волк носил свое крестильное мужское имя, стихотворение создавалось как талантливое выражение женской обиды.Обменявшись показаниями, мы пришли к некоему соревнованию. Каждый из нас непримиримо придерживался своего мнения, за чем последовали обязательные комплименты. Ваше стихотворение чудесно. Ваш перевод в порядке.

    Вправе ли, следовательно, переводчик быть неверным первоначальному замыслу, развивать иной потенциал текста, иначе расставлять акценты, быть пристрастным к собственному заложенному смыслу? У отправителя (автора) обязательно есть коммуникативная интенция, но она может быть и у вторичного отправителя (переводчика). Замена исходного языка целевым языком иногда является заменой исходных намерений целевыми намерениями. Речь идет о моменте, когда интерпретация переводчика переходит к полуинтенциональной, придающей смысл независимо от намерений первичного отправителя, и для которого смысл имеет основу в самом тексте. Может ли переводчик произвольно освободить оригинал от его основных инстинктов, аннулировав фундаментальную (не)определенность оригинала? Или оригинал безошибочно находит адресата, несмотря на эти усилия соавторов?

    В моменты искренней самообольщающей экзальтации переводчику хочется верить, что не все потеряно, что в переводе есть что найти.В то время как читательская ориентация заключается прежде всего в получении и добыче, неужели переводчик, взяв, немедленно возвращает свой долг литературе, иногда под богатые проценты? Условимся в следующем: материализация следующего за авторами чтения полна бесчисленных не только опасных, но и спасительных может быть

    * Авторы эпистолярных автокомментариев выделены курсивом

    Рассказы русского зарубежья от Бунина до Яновского Брайана Каретника, Мягкая обложка, 9780241299739

    ««Блестящая, пронзительная антология. » —Алексис Левитин, Los Angeles Review of Books «Хорошо переведенный… Брайан Каретник создал самый долгожданный артефакт в наш век плавающего текста: «улучшенную» книгу в мягкой обложке, чьи вымышленные рассказы полностью снабжены своими историями. Биографии писателей, историческая хронология, список мест русской миграции и тщательно проработанные сноски служат для закрепления каждого повествования в его собственном перипатетическом времени и пространстве». —Кэрил Эмерсон, TLS «Убедительно… пестрая жизнь и воображение русских эмигрантов в Париже, Берлине и за их пределами.Настоятельно рекомендуется к прочтению всем, кто увлечен дореволюционной русской культурой, сохранившейся в рядах двух с лишним миллионов белых, составивших первую волну эмиграции из большевистской России. война и невзгоды перемещения… Истории вызывают воспоминания о затерянном мире с сопутствующей ностальгией, печалью, страхом и гневом… Редко термин «несправедливо забытый» звучит так правдоподобно.» — Country Life”

    Брайан Каретник. .. Поистине замечательная подборка Los Angeles Review of Books Radio Hour Мощное напоминание о травме гражданской войны и невзгодах перемещения … Истории вызывают воспоминания о затерянном мире с сопутствующей ностальгией, печалью, страхом и гневом … Редко Country Life Грамотно переведенный термин «несправедливо забытый» звучит более правдоподобно… Брайан Каретник создал самый желанный артефакт в наш век плавающего текста: «улучшенную» книгу в мягкой обложке, чьи вымышленные истории полностью снабжены своими историями.Биографии писателей, историческая хронология, список мест русской эмиграции и хорошо проработанные сноски служат для закрепления каждого повествования в его собственном перипатетическом времени и пространстве — Кэрил Эмерсон Times Literary Supplement Убедительно… Антология Каретника переносит читателя в пестрая жизнь и воображение русских эмигрантов в Париже, Берлине и за их пределами. Настоятельно рекомендуется к прочтению всем, кто увлекается дореволюционной русской культурой, сохранившейся в рядах двух с лишним миллионов белых, составивших первую волну эмиграции из большевистской России. — Анна Гунин Клепальщик Богатая антология… Редактор и ведущий переводчик Брайан Каретник проделал изумительную работу… Переводы соответствуют высоким стандартам литературного качества и точности. Превосходно снабженная биографическими и пояснительными примечаниями, эта антология впервые представляет англоязычному читателю единое представление авторов и разрозненных, но взаимосвязанных культурных контекстов русской эмиграции первой волны — Judges, Read Russia Prize 2018 Блестящая , пронзительная антология — Алексис Левитин Los Angeles Review of Books

    .
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.