Содержание

«Сейчас рок-оперу я бы не стал писать» — Реальное время

Фото: Олег Тихонов

Побывавший в студии «Реального времени» на online-конференции композитор Алексей Рыбников рассказал, почему, по его мнению, рок утратил свои философские и социальные функции, что нужно, чтобы музыкальное произведение осталось в веках, и каким образом он стал кинорежиссером. И, главное, объяснил, чем же его привлек ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля, с которым он планирует сотрудничать.

«Надеюсь на премьеру в Казани в 2020 году»

— Алексей Львович, каким ветром вас занесло в Казань?

— Я в Казани уже не первый раз. ГСО РТ исполнял мою пятую симфонию, виолончельный концерт, более того, он записывался здесь. Впервые же в Казани я был в 1964 году. Мне тогда было 19 лет, я приезжал в оперный театр со своим балетом, мы договорились, что его будут ставить. Но Министерство культуры в Москве тогда не одобрило эту идею. Не получилось. Тем не менее с Казанью связаны самые светлые страницы моей жизни, здесь прекрасно исполняют мою музыку. Сейчас я приехал в ваш город, чтобы открыть для себя ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля. Я был на первом спектакле Шаляпинского фестиваля, на премьере оперы «Набукко». И это для меня настоящее открытие. Великолепный оркестр, великолепный хор. Вообще, это достижение культуры не только Татарстана, но всей нашей страны. Все, что делается на сцене казанской оперы, а я еще посмотрел записи по интернету, — это высокий мировой уровень. Все это соответствует ожиданиям самой требовательной публики.

— Очевидно, вы приехали не только как зритель, но и планируете какое-то сотрудничество с нашим театром?

— Конечно! Мы сейчас делаем первые робкие шаги и думаем, как нам начать сотрудничать. Есть предмет для этого сотрудничества, будем еще встречаться, продолжать обсуждение наших планов. Загадывать сложно, но, возможно, на 2020 год мы запланируем в Казани мою премьеру.

— Иногда наш театр упрекают в том, что он работает в академическом ключе и не идет на сногсшибательные эксперименты. Как вы вообще относитесь к экспериментам в области музыкального театра?

— Сейчас работать в традиционном ключе — это и есть смертельный эксперимент. Сейчас стоят на ушах, ставят произведение из XVll века, перенося его в XXlll век, чего только не делают, лишь бы не сделать так, как написал автор. А автор — это святое. И если сейчас молодежь знакомится с произведениями, она должна знать, что автор написал, а не что придумал режиссер, который сегодня есть, а завтра нет. И все. А у народа ощущение будет отравлено, они будут думать, что это Верди или Моцарт так написали. Поэтому обязательно должна быть точка отсчета, должны быть классические постановки. Эксперименты тоже должны быть, пожалуйста, но если нет классики, то эксперимент теряет свое значение. Поэтому сохранение традиций — это главное, что помогло устоять, удержаться казанской опере. И этот театр выстоит, он мужественно выдерживает противостояние.

Сейчас стоят на ушах, ставят произведение из семнадцатого
века, перенося его в двадцать третий век, чего только не делают, лишь бы не сделать так, как написал автор

«Мой театр открылся в 1992 году»

— У вас в Москве есть свой театр. Что такое театр Алексея Рыбникова?

— Театр открылся в 1992 году. Причина его появления была простая в России тогда не было музыкальных театров, которые могли бы ставить спектакли в том жанре, в котором я пишу. Рок-оперы, музыкальные мистерии, такие смешанные музыкальные жанры, где и драма, и опера, и балет, все вместе. Синтетический музыкальный театр. И мне пришлось делать такой театр самому, в подвале собственного дома на Поварской, где я тогда жил.

— То есть 1992 год, страна в кризисе…

— Да, вот именно. В жутком состоянии был подвал, мы его отремонтировали, создали синтетический театр, непохожий на другие. У нас с самого начала был заложен принцип киномонтажа — гасился свет, через несколько секунд зажигался, и уже была другая картинка. До сих пор никто такого театра не сделал. И вот представьте себе, идет 1993 год, и к нам приходит человек из очень богатой организации, которому все у нас нравится, и он в нас вкладывает деньги, мы создаем зал уже на 400 человек. И, самое главное, нас приглашают на гастроли в Америку. До этого мы играли спектакли в Москве и не продавали билеты, у нас все это не было юридически оформлено. А в Америке, во Флориде, состоялся первый платный спектакль в зале на полторы тысячи мест. Мы играли «Литургию оглашенных», собственно, ради этого все и затевалось. Потом мы были в Америке 3 месяца, для труппы это был подарок, потому что мы намучились в подвале. Я вывез туда шестьдесят человек и 18 тонн оборудования. Такое же количество оборудования было у Дэвида Копперфильда, он выезжал из Америки, а мы въезжали.

— Только у него, наверняка, были другие финансовые условия.

— Да, конечно. Представьте себе, это середина девяностых годов! Композиторы в это время все разъехались: Максим Дунаевский в Америке, Зацепин во Франции, Тухманов в Германии, страна была не приспособлена для творчества. Все выживали как могли. А мы выживали вот так. Бог помогал. И после всего этого была замечательная пресса. Хотя, конечно, нам мешали, без этого не бывает. Потом спонсор наш не мог нам помогать, его организация прекратила существование, и театр прекратил свое существование. Все это продолжалось до двухтысячных годов, когда мы стали театром государственным.

— То есть сейчас у вас государственное финансирование?

— Да, нас поддержали и сейчас у нас много спектаклей, мы на хорошем счету в департаменте культуры, все требования мы выполняем.

Я родился в семье православных верующих, меня сразу же крестили, водили в церковь, причащали, это было для меня абсолютно естественно

«Вера в Бога для меня естественна»

— Вы написали книгу с необычным названием «Коридор для слонов». О чем она?

— Действие начинается в тот момент, когда я закончил писать «Юнону и Авось» и никто не берет ее для постановки. Проходит год. Представляете мое состояние? Что делать, стреляться что ли? И дальше начинается история, как это произведение прорастало в жизнь. Совсем не через Ленком, совершенно другими путями, там было столько приключений. И со мной были приключения, и создание моего театра, как мы в Америку ездили. Вот про это моя книга.

— По сути, это приключенческий роман.

— Да, но описаны реальные события.

— Читатели активно присылали для вас вопросы в редакцию. Вот один из них спрашивает: «Все мы знаем, как трудно было воцерковляться в советское время. Помогала ли вам в этом музыка? Общались ли вы с отцом Александром Менем?»

— Что касается Александра Меня — и да, и нет. Впервые я приехал на его похороны. На них съехалась вся Москва, я не мог туда не поехать.

— То есть его духовым чадом вы не были?

— Я не был с ним знаком, хотя очень внимательно слушал его проповеди. Читал его книги. Он очень сильно влиял на всех и на меня тоже. Что касается воцерковления, то я воцерковился с рождения. Я родился в семье православных верующих, меня сразу же крестили, водили в церковь, причащали, это было для меня абсолютно естественно. В молодости, конечно, ветер в голове гулял, было другое, а потом все вернулось. Я начал писать «Юнону и Авось», потому что писал музыку на тексты православных молитв. И к этому мы с Андреем Вознесенским искали сюжет, это не просто так было, молитвы были первичны.

— Андрей Вознесенский был воцерковленным человеком?

— Не знаю, мы на эти темы с ним не говорили. Я думаю, он проходил через разные этапы осмысления мира. Повторюсь, мы с ним об этом не говорили, это слишком личное. Раскрыть душу можно только при определенных обстоятельствах, говорить про веру, про Бога я не могу, сразу же замыкаюсь.

«Я начал писать «Юнону и Авось», потому что писал музыку на тексты православных молитв. И к этому мы с Андреем Вознесенским искали сюжет, это не просто так было, молитвы были первичны». Фото vk.com/rybnikovtheater

«Рок утратил свою общественную функцию»

— Спасибо за ответ. Вот еще один вопрос нашего читателя: «Вам не кажется, что жанр рок-оперы в России развивается не слишком бурными темпами?».

— Рок-опера это жанр очень строптивый. Не поддающийся абы кому и абы как. Там очень важен сюжет, драматический, трагический, это не развлекательный сюжет мюзикла. Написать рок-оперу «Моя прекрасная леди» невозможно. Должна быть настоящая рок-музыка, какой она была в семидесятые годы очень жесткая, лишенная розовой водички. Рок-опера это очень жесткое искусство. И нужно уметь писать очень яркие мелодии, темы, и тексты тоже очень важны. Для рок-музыки текст имеет колоссальное значение. И вообще, рок возник не совсем как музыкальное движение, это было движение социальное, философские. И еще важно понять, что это сейчас уже ушло. Это все-таки осталось в XX веке. Рок в нынешнем веке в каких-то перепевах, малоинтересных формах, все, что сейчас делается, малоинтересно с точки зрения музыкальной. Потому что рок был открытием, но открытия прекратились, а то, что открыли раньше, стали использовать. Рок потерял свою свежесть, ему на смену пришли другие течения. Я, например, сейчас рок-оперу не стал бы писать. Время другое.

— Композитор Владимир Матецкий как-то мне сказал: «Я рок отыграл, как в армии отслужил, нас за него из комсомола исключали. А сейчас рокеры на этой музыке хорошо срубают деньги».

— Конечно, сейчас рок это чистой воды коммерция. Как бы ни пытались делать «Рок против наркотиков» или еще что-то, но это уже не протестное направление, а продюсерские проекты.

«В музыке важен образ»

— Одна наша читательница задает очень серьезный вопрос: «В одном из интервью вы сказали, что серьезная музыка сейчас испытывает кризис. Почему?». Я не могу сказать, что в Казани мы это ощущаем, у нас залы заполняются.

— Ну, у Казани вообще репутация города духовно открытого, духовно насыщенного. Города, жители которого открыты разным религиям. Это уникальное явление. Для меня и для людей, которые занимаются серьезной музыкой, все открытия все же были сделаны раньше. Открытие новых музыкальных средств, нового музыкального языка, музыкальных систем. Все это было сделано в начале XX века, много открытий было сделано во второй половине прошлого века. А потом вдруг все, открытия закончились. И идет эксплуатация того, что сделано раньше. А музыкальный талант заключается в том, чтобы создать яркий музыкальный образ. И этих образов сейчас большой дефицит. Ты слушаешь музыку, а образ потом с тобой не остается, все как-то рассеивается. И, я думаю, что дело не в том, что люди не могут создать образы — просто от них это не требуется. А ведь жизнь показывает, что в истории остается только та музыка, в которой есть эти образы. Образ может быть не очень развернутым, он, как в пятой симфонии Бетховена, может состоять из нескольких нот. Вот я посмотрел «Набукко» в Казани, в этой опере идет поток проходной музыки, и вдруг звучит знаменитый хор иудеев, и он остался в веках. Хочется, чтобы и наше время оставило что-то, что будет исполняться и жить дальше. В этой проблеме, я считаю, сейчас и есть кризис. Я сейчас как председатель совета Союза композиторов по должности обязан мобилизовать композиторов на создание такой образной музыки.

— А это реально просто мобилизовать? Или все же нужен энергетический поток с небес?

— Если не ставить перед композиторами таких требований, то они расслабляются. Профессионализм позволяет создавать музыку очень быстро и спокойно, не затрачиваясь. А вот создать настоящий музыкальный образ — это колоссальные энергетические затраты. Это муки. Я хочу создать, а у меня не получается. Это иногда к трагедиям приводит. Мне хочется обратиться к композиторам и призвать их искать яркие музыкальные образы, мелодии, которые бы остались, которые были бы вашими. А не просто перепевы и среднеарифметическую музыку.

Духовная борьба сейчас упростилась: есть враги свет и тьма. И каждый человек может выбрать, на чью сторону ему встать. В этом есть и что-то положительное, потому что размытость опасна

«Теперь мы на баррикадах»

— Один из читателей прислал философский вопрос: «Я понимаю, что ваша музыка это путь от тьмы к свету. Как вы полагаете, каковы сейчас главные духовные проблемы нашего общества?».

— Если раньше в нашем обществе были полутона, были серые оттенки в определении того, что хорошо, а что плохо, все было завуалировано, то теперь построены баррикады, и одни по одну сторону баррикад, другие по другую. Одни проповедуют антибожественные идеи, издеваются над церковью, все это делают в открытую. Проповедуют идеи, в которых нет ни папы, ни мамы, говорят, что если ребенок воспитывается в религиозной семье, это насилие над ним, надо его отдать в интернат, где ему предложат: «Кем ты хочешь быть? Мальчиком или девочкой?». И так далее. Идет покушение на основы человеческого бытия. Это по одну сторону баррикад. А по другую сторону — те ценности, которые были нам даны тысячелетиями: папа, мама, семья, любовь, дети. То, что нам нужно как воздух. Духовная борьба сейчас упростилась: есть враги свет и тьма. И каждый человек может выбрать, на чью сторону ему встать. В этом есть и что-то положительное, потому что размытость опасна.

— Может быть, мы движемся к Апокалипсису?

— К чему мы движемся, написано в откровении святого Иоанна Богослова. К другому мы двигаться не можем.

— Возможно, этот час приближается.

— Думаю, что нет, пока еще репетиция идет. Хочу верить, что на данном этапе свет победит, люди с ужасом отпрянут от этой перспективы, слишком уж она непривлекательна. И поживем еще в русле традиционных ценностей нашего мировоззрения.

— Как я понимаю, вы четко находитесь в рамках и традициях русской культуры, для которой важна свеча в конце пути, как это было у Достоевского, и нет полной тьмы. Человеку всегда надо дать луч надежды?

— Полной тьмы не может быть, когда существует Бог, ангелы существуют — там целое воинство света. Какая полная тьма? Нет и нет! Бог из тьмы сделал свет. В каждом человеке есть этот свет, причем его много.

— Но и тьма в каждом из нас есть.

— А как же? Это наша человеческая природа. В этой борьбе света и тьмы приходится проводить свою жизнь.

«Мне было очень важно зафиксировать мою музыкальную мистерию «Литургию оглашенных» и «Хоакина» так, как я их представляю». Фото ru.hellomagazine.com

«Хочется еще музыку пописать»

— Читатели интересуются вашей новой профессией вы освоили кинорежиссуру. Хотелось бы узнать подробнее о ваших фильмах.

— Мы сейчас заканчиваем постпродакшн «Литургии оглашенных». Делается озвучание, компьютерная графика. И очень хочется в мае фильм показать. Первый фильм, «Дух Соноры», который сделан по рок-опере «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», уже закончен, но его пока никуда не двигаю, потому что нет времени.

Я не только режиссер, но еще и продюсер.

— Как вы так резко перешли в другую профессию?

— Это было очень близко к тому, как я создавал свой театр. Я в свое время занимался всем производственным процессом создания театра. Но в кино гораздо более жесткие требования. Ставка была очень высока. В отличие от театра, который может развалиться, то, что сделано в кино, остается. Это зафиксировано. Мне было очень важно зафиксировать мою музыкальную мистерию «Литургию оглашенных» и «Хоакина» так, как я их представляю. До меня композиторы не снимали кино, не занимались этим тяжелым процессом, хотя сейчас цифровая техника намного его упростила. Мы снимаем, и здесь же у меня монтаж, сразу смотрим, можно оперативно принимать решения.

Конечно, у кинорежиссера должно быть особое видение, но не только видение, нужно еще и производственную составляющую представлять. Что сделать, чтобы на экране возникла нужная тебе картинка? Нафантазировать ее многие могут, но как ее производственно обеспечить? Надо учитывать многие мелочи, которые профессионально известны только кинематографистам.

Вот это мне пришлось освоить. На ходу, в процессе работы. Учись плавать «по дороге» — выплывешь, значит, выплывешь. А не выплывешь, значит, не снимаешь фильм, под который дали государственные деньги.

— На фильм дали грант?

— Нет, это было государственное финансирование. В минимальных объемах, которые полагаются дебютантам, дал Минкульт. Смета была очень небольшая. Я же отвечал за бюджетные деньги, а сейчас мы видим много примеров того, что происходит с людьми, если они не сумеют за них ответить. Поэтому всегда висит дамоклов меч. Не успеем в смену снять столько-то минут — дальше идет перерасход. Это очень тяжелый моральный момент. Я не мог, как Чарли Чаплин, откладывать съемки на 6 месяцев, если у меня что-то не получалось. У нас творчество жестко подчинено производственному процессу.

— Как же вы справлялись?

— Передо мной на съемках стояли часы. Я должен был в срок заканчивать смену. Не знаю, какое-то чудо происходило, когда все начинали работать в едином порыве. И все получалось. Это незабываемые моменты. Но каждый раз был смертельный риск.

— Вы будете продолжать работу в кино? Или первый опыт охладил ваш пыл?

— Нет, не охладил. Вдохновил. Но дальше. Не знаю. Если дальше будем снимать, не буду режиссером ни в коем случае. Сопродюсером буду обязательно, чтобы контролировать процесс. Если бы были режиссеры, которые могли бы снять «Литургию оглашенных», я бы не подумал сам снимать эту картину. Но режиссеры за такие ленты не берутся. А если берутся, получается не так, как надо. Жизнь покажет, что будет дальше. Но хочется музыку пописать.

Татьяна Мамаева

Справка

Алексей Рыбников родился в Москве. Окончил Московскую государственную консерваторию. Основоположник жанра рок-оперы в России; его рок-опера «Юнона и Авось» триумфально исполняется по всему миру, сочинения композитора играют топовые музыканты. Рыбников — автор шести симфоний, трех инструментальных концертов, квартетов и сонат. Художественный руководитель собственного театра, автор саундтреков более чем к 150 фильмам. Народный артист РФ, лауреат Госпремии РФ.

МероприятияOnline-конференцииОбществоКультура

Водитель скорой: «Пора бы уже писать мемуары» — Новости муниципалитетов Свердловской области

Владимир Михайлович Куклин за рулём скорой помощи 35 лет. Сколько километров намотано за эти годы, сколько эмоций и жутких историй! Сейчас он в шутку говорит, что ко многому привык и пора писать мемуары.

На «службу» скорой Владимир Михайлович заступил в 1986 году. Сам местный, после армии пять лет осваивал Север, а перебравшись домой, согласился работать по специальности и параллельно преподавал в автошколе: был инструктором.

Почти как в Чикаго

Работу водителем начинал в Калье (пункт скорой был организован в 1984 году), и шутка ли – выезжал на вызовы два десятка лет. Бригада была сильной: доктор Н.Сундукова, фельдшер Г.Горбунова, водители А.Денисов, В.Буторин. Кальинская скорая торопилась и к жителям Третьего Северного.

В то время часто видел смерть. Старшее поколение до сих пор помнит, как в Третьем Северном всем заправлял Владимир Колупайло (известный как «Северёнок»). Это было настоящее криминальное чтиво.

Пивная с любителями покуражиться, беспощадные разборки, поножовщина, пик самоубийств – «кино» не для слабонервных. Каждый день в рабочем посёлке что-нибудь происходило.

На срочном вызове нужно было не растеряться, бросить машину и помогать медикам. Получается, водитель – как врач. Владимир Куклин признаётся, что поначалу каждую проблему пропускал через себя, тяжело было психологически. Со временем кровь и слёзы стал воспринимать как обыденность, а ответственность осталась.

Честно о работе

Последние 15 лет Владимир Михайлович трудится в городской службе. График по 12 часов день-ночь – два выходных.

Хоть те времена и прошли, но и сейчас всё складывается не так гладко.

– Раньше проще: три машины в городе, одна в Калье, ещё одна в Черёмухове. Дальше Волчанска не выезжали, а сейчас маршруты в Карпинск, Краснотурьинск, Серов, Нижний Тагил, бывает, больных и беременных в Екатеринбург везём. Плюсом все посёлки наши, вплоть до Всеволодска. Пандемия будто испытывает на прочность: больных становится всё больше, а машин всего четыре, – откровенничает он.

Среди основных проблем – дворы. Зимой машины «скорой» застревают на нечищеных дорогах, тогда драгоценное время приходится тратить на то, чтобы вырваться из снежного плена. Летом мешают разросшиеся ветки деревьев. Хотелось, чтобы коммунальные службы обратили на это внимание.

Вопрос доступности дворов тоже в числе острых, некоторые «заботливо» перекрыты столбиками, плитами. Это каким надо быть виртуозом, чтобы выискивать лазейки!

– К примеру, во дворе по Комсомольской,9 – только вход, выхода нет, приходится пятиться назад, что тоже отнимает время.

Непонятная ситуация возникает из-за отвратительной парковки автовладельцев или неуважения к машине спецслужб.

– Встанешь около подъезда, люди не понимают, возмущаются: «Что ты здесь стоишь, мне проехать надо».

Михалыч – это по-нашему

Владимира Михайловича ласково называют Михалыч. Его ценят на работе: внимательный, неконфликтный, аккуратный, за любое дело болеет душой и сердцем, с прекрасным чувством юмора.

– Михалыч – настоящий мужик и просто Человек. В горячую избу войдёт, и чемодан, и носилки схватит, всегда поможет, ни о чём просить не надо. Работать с ним одно удовольствие, – отзываются о нашем герое коллеги.

Коллектив скорой как одна большая семья (кстати, там 20 водителей), друг друга поддерживают, помогают: ведь на работе приходится проводить большую часть времени.

Он охотно учит молодых, советует, подсказывает. А так как у Владимира Куклина большой опыт инструктора ДОСААФ, то те, кто учится в автошколе, первым делом идут к нему. Понятно, что потом все успешно сдают экзамены.

Всегда на высоте

День автомобилиста для Владимира Михайловича – двойной праздник.

Ежегодно он принимает участие в городских соревнованиях по фигурному вождению.

Не упустит момент показать своё мастерство и в областных конкурсах профмастерства среди бригад скорой помощи, оттуда также привозит кубки за первые и вторые места.

Дети Владимира хорошие автомобилисты, дочь Екатерина – постоянный участник водительских конкурсов. Кстати, внук Иван недавно стал счастливым обладателем водительских прав.

Владимир Михайлович – отличный семьянин (супруга Елена тоже медик), мастер на все руки, души не чает в своих внуках. Как знать, может и они пойдут по стопам деда.

Анна КРАСНОВА. Фото автора.

Программировать во что бы то ни стало

Interviews Teams

Read this post in other languages:
English

Алина Комиссарова, координатор образовательных проектов JetBrains в Новосибирске, поговорила со своим коллегой, тоже сибиряком, Тагиром Валеевым, техлидом команды Java в проекте IntelliJ IDEA, о том, как живет и работает человек, у которого есть нескончаемый drive to develop, большое желание выступать и делиться своими знаниями, а еще изучать японский — тоже на пользу дела.

Тагир Валеев, техлид команды Java в проекте IntelliJ IDEA в JetBrains

Давай начнем с самого начала и даже чуть-чуть раньше. Расскажи, где ты работал до JetBrains, чем занимался, было ли это как-то связано с твоей кандидатской диссертацией?

Мой трудовой путь начался в 2004 году, когда я стал программировать за деньги, а не за идею. Я заканчивал магистратуру, учился на физфаке НГУ, на отделении физико-технической информатики. Предполагалось, что счастливые выпускники должны идти автоматизировать какие-нибудь коллайдеры, детекторы элементарных частиц. Это все действительно делают мои одногруппники, которые в ЦЕРНе работают. Но я шел на факультет все-таки за программированием, а не за физикой. Товарищ, с которым мы вместе играли в бридж, пригласил меня в компанию, в которой они занимались биоинформатикой. Им нужны были программисты, которые могли что-то на плюсах пилить, и я пошел к ним. Компания базировалась в Институте систем информатики. Я там же поступил в аспирантуру и стал заниматься проектом, основная задача которого — построение модели генной регуляции.

Расскажи, что это за задача?

Известно, что у человека порядка 20 тысяч генов. И они, во-первых, одинаковы в каждой клетке, а во-вторых, они одинаковы на протяжении всей жизни. Но понятно, что глаз отличается от печенки, больная клетка отличается от здоровой и т. д. Основная идея в том, что эти гены по-разному работают, то есть какие-то включаются, какие-то выключаются. Механизм включения-выключения — это генная регуляция, то есть у генов есть некоторые сигнатуры в промоторном регионе, такие сайты связывания. Можно считать, это как сигнатура файла. И если в данной клетке собирается определенный набор белков, они как бы мэтчатся, поставляют эту сигнатуру. И если сопоставление белка с сигнатурой проходит успешно, то соответственно ген включается и начинает работать. Это не дискретно, по типу «да и нет». Ген может плохо работать, то есть мало производить за единицу времени, или наоборот, с него может белок строгаться вообще с огромной скоростью. Из-за этого в разных клетках либо в разных жизненных ситуациях происходят разные вещи.

Сейчас этот процесс гораздо больше изучен, и уже появились первые экспериментальные платформы. Например, можно закинуть кусок ткани в специальный прибор и узнать, каких генов много в ней работает, а каких мало. Буквально незадолго до этого был опубликован полный геном человека. Можно было для каждого гена смотреть, что там у него в промоторе написано, и пытаться понять, как это вообще взаимосвязано с тем, что ген включился или выключился. На основании этого строили более высокоуровневые модели и пытались их оптимизировать.

Я использовал, как ни странно, генетический алгоритм для того, чтобы решить генетическую задачку, и была программка на плюсах, которая умела использовать экспериментальные данные, типа последовательности генов, наличия на промоторах каких-то определенных участков. Она пыталась предсказать, какая в этой клетке, например, генная ситуация, какие конкретно белки, транскрипционные факторы влияют на то, что там происходит. В том числе этому была посвящена моя кандидатская диссертация, которую я защитил в 2006.

Быстро! За два года, получается.

Да, я решил не тянуть с этим делом. Думаю, это зависело не только от меня, но и от института. Есть институты, где будь ты хоть трижды гений, десять лет не защитишься. А у нас многие за два-три года аспирантуры защищались.
Потом это дело вылилось в целую платформу, в которую можно было сразу загружать данные, фильтровать списки генов, сортировать их, разделять по группам. Туда же встроили анализ, который я защищал на диссертации, и еще кучу других алгоритмов. В принципе получилась прикольная система. Где-то в 2008-2009 годах у компании начались некоторые сложности, наступили кризисные времена. Но при Конструкторско-технологическом институте вычислительной техники была лаборатория биоинформатики. Там работали другие люди, но тоже мне знакомые — меня туда аккуратно передали. Они делали другую штуку — уже на Java. Так я познакомился с языком Java и стал активно программировать на нем с 2009 года.

А когда ты заинтересовался статическим анализом? Я так понимаю, у тебя еще до работы в JetBrains были свои проекты в этой области.

Это произошло тоже довольно случайно. Мне всегда было интересно рассматривать программу как предмет исследования, а не просто как инструмент, который выполнил операцию и ладно. В какой-то момент я стал заботиться о качестве нашего кода. Узнал, что есть статические анализаторы и, в частности, FindBugs для Java. Тогда он еще не совсем морально устарел. Плюс восьмая Java еще не вышла (это был 2013 год). Я его поставил, проанализировал наш проект, который уже был довольно крупный — 10 тысяч классов — и нашел много интересных вещей, что называется facepalm. Тогда мы писали в Eclipse, а в нем встроенный статический анализ был слабоват: помимо обязательных предупреждений компиляции не очень много чего сверху было. Поэтому я очень удивился, что можно вот так взять и найти в коде ошибки, и начал исправлять то, что FindBugs находил в нашем коде.

В какой-то момент в работе FindBugs начали обнаруживаться проблемы. Он чего-то не видел либо репортил то, что не надо. Я нашел, где на SourceForge тогда еще был проект. Стал предлагать: давайте вот это поправим, давайте то. Сперва я просто сообщал о багах, а потом патчи стал кидать. Но тот проект двигался в сторону своего заката, его создатель Билл Пью уже стал отходить от дел.

А я стал контрибьютить сперва по чуть-чуть, потом уже начал какие-то серьезные штуки делать. Например, сделал анализ целочисленных диапазонов. В FindBugs вообще такого не было. Он действительно находит интересные баги. Например, если ты проверишь икс больше нуля, а потом внутри этой ветки икс сравнишь с минус один, то он тебе скажет, что здесь этого не может быть, потому что мы уже знаем, что икс больше нуля. Это было уже солидное улучшение. Потом я стал понимать, что FindBugs — дорога в никуда. Дело даже не в том, что авторы теряют к нему интерес, а в том, что у него совершенно невменяемая архитектура с кучей глобальных переменных. Из-за этого его нормально не сделаешь многопоточным, например.

У тебя появился свой форк?

У меня даже не форк появился. Я просто в какой-то момент подумал, что мог бы написать свой статический анализатор. FindBugs анализирует байт-код, он не анализирует исходники. При этом FindBugs очень низкоуровневый, то есть он обычно работает с отдельными инструкциями байт-кода, и, если ты пытаешься сделать что-то нетривиальное, это адище. У тебя нет глобальной модели кода, а есть просто цепочка инструкций. Я сперва пытался сам сделать такую модель, но понял, что это задача не на пять минут и стал искать что-то готовое. Было два интересных движка: джетбрейновский Fernflower и Procyon.

Я выбрал Procyon. В основном потому, что JetBrains не сильно заботилась, чтобы Fernflower был как отдельный продукт. Не знаю, как сейчас, но тогда не было даже Maven-артефактов. Пришлось бы его еще собирать дополнительно.

А Procyon нормальный, его можно было использовать как библиотеку. Внутри он строил очень высокоуровневую модель кода по байт-коду, в которой уже можно было структуру видеть, вложенность циклов, условий и т. д. Еще он умел по возможности восстанавливать generic-типы по байт-коду после erasure, и у него очень неплохо это выходило. На этом уровне мне было вполне приятно писать статический анализатор. Я сделал свой, назвал его HuntBugs и какое-то время довольно активно его пилил. У меня было больше ста разных типов проверок. Я пытался повторить большую часть функциональности FindBugs и добавить что-то свое. В FindBugs на тот момент было около 400 инспекций (диагностик). Я, наверное, процентов 30 успел покрыть, пока у меня был запал.

А какова его судьба в итоге?

Он полностью заброшен, но сыграл важную роль в моем трудоустройстве в JetBrains. Я его как раз писал перед тем, как у JetBrains открылся офис в Новосибирске. Естественно, когда компания объявила, что собирается провести JetBrains Night и там будут собеседования, я решил, что это знак. Я смогу заниматься тем, что мне интересно, но при этом за деньги, а не за просто так.

Я сделал еще такой ход конем: взял IntelliJ IDEA Community, там самый большой JAR: в lib/idea. jar мегабайт 100, наверное, кода — и прогнал его через HuntBugs. Понятно, он много чего выдал, где-то был мусор, но были интересные штуки, корявый странный непонятный код. Я про это все написал статью на Хабре: вот, смотрите, у меня есть клевый анализатор HuntBugs, чтобы вы поняли, что это не поделка, а более-менее серьезная вещь. Я проверил IntelliJ IDEA Community Edition, у которой вообще-то свой довольно сильный статический анализ, то есть предполагалось, что ее авторы, наверное, следят за качеством кода. Но тем не менее мне что-то удалось найти.

То есть ты написал статью уже зная, что офис открывают?

По-моему, это было до моего собеседования. Но я уже на него записался. Это был сознательный ход, чтобы люди обо мне узнали со стороны.

У тебя на тот момент помимо своего статического анализатора был довольно большой рейтинг на Stack Overflow, статьи на Хабре, Twitter. Это тебе тоже как-то помогло при устройстве на работу, или все-таки та статья сыграла наибольшую роль?

Была параллельно еще история со стримами (Java Stream API), которые появились в Java 8. Что-то я на них запал. Сначала был энтузиазм в духе «ух-ты, как здорово и легко можно сделать сложные вещи», а потом я начал понимать, что на стримах каких-то вещей сделать нельзя. Я начал пилить свою библиотеку StreamEx, выложил ее на GitHub и написал на Хабре вводную статью, где показал, что там можно делать.

Но у Хабра довольно ограниченная аудитория и в первую очередь русскоязычная. Я стал думать, как еще можно пропиарить библиотеку, и мне пришел в голову Stack Overflow. Я стал смотреть, что вообще люди спрашивают про стримы. Во-первых, иногда из каких-то вопросов могла родиться новая фича StreamEx, во-вторых, я мог человеку ответить: «Стандартным Stream API этого сделать нельзя, либо будет очень некрасиво. Но если вы возьмете мою библиотеку, которая, кстати, бесплатная и опенсорсная, то вы очень красиво и легко решите свою задачу». По правилам Stack Overflow это разрешено.

Нехорошо, если человек прямо в вопросе пишет, мол, я не хочу использовать third-party solution, но если он так не пишет, то ему можно посоветовать. И в какой-то момент меня это затянуло. Это стало больше, чем просто поддержка StreamEx. У Stack Overflow очень хорошо построена геймификация: рейтинги, бейджи, графики. В итоге я примерно год отвечал довольно активно. В основном про стримы, но иногда и какие-то смежные темы затрагивал. Там же я увидел людей из Oracle: Брайан Гетц, Стюарт Маркс иногда отвечали. Я нашел какой-то баг прямо в стримах и зарепортил его в виде вопроса на Stack Overflow.

Они тебе ответили?

Да, Брайaн отреагировал. Они завели тикет в трекере OpenJDK и исправили в каком-то обновлении Java 8. Но я все же понял, что Stack Overflow не лучший способ для репорта багов: там далеко не всегда достучишься до людей. Лучше в мейлинг-листе общаться. Раньше я вообще не знал, как устроено развитие Java и что многие вещи происходят вполне открыто, в мейлинг-листах. Тогда я подписался и стал участвовать в обсуждениях, а потом потихонечку и контрибьютить. Я стал контрибьютором, потом автором и коммитером в OpenJDK.

Когда я устраивался в JetBrains, то указал, что у меня есть вот этот опенсорсный проект StreamEx, но в основном мы разговаривали про HuntBugs. Благодаря тому, что я указал эти два опенсорсных проекта, мне не стали давать тестовое задание. Люди, которые меня собеседовали, смотрели на мой код и спрашивали, почему я выбрал такое-то решение, почему сделал так, а не иначе. Действительно, можно понять, как человек программирует, глядя на его код.

Твой такой заметный след в интернете как-то продолжает влиять на твою жизнь? Тебе пишут, зовут в чем-нибудь участвовать или на работу, например?

Помимо этого я еще в конференциях участвую. Это способствует тому, что меня постоянно пытаются куда-то пригласить, чтобы я лекцию прочитал или доклад сделал. Я очень часто отказываюсь, потому что некогда и ресурсов мало. Я не люблю один и тот же доклад несколько раз читать, а готовить новый — большие затраты времени и энергии.

Ты говоришь, что отказываешься, но все равно много выступаешь, а еще преподаешь. Тебе нравится работать с аудиторией?

Мне интересно делиться знаниями. Мне кажется, что, когда я что-то такое прикольное знаю, очень здорово про это рассказать другим. Доклады и лекции отнимают кучу времени, потому что нужно все подготовить, отрепетировать. Иногда даже возникает мысль, а не бросить ли все это. Но когда доклад все-таки состоялся, становится просто приятно. Людям было интересно, они тебя слушали, задавали вопросы. Ты понимаешь, что принес пользу. Они что-то узнали и при этом не зевали. Мне кажется, у меня получается интересно рассказывать.

Я слушала твои лекции, мне было интересно. Написание статей преследует примерно ту же цель — поделиться знаниями. Но ты чаще выбираешь именно выступать. Почему?

Мне кажется, это немного другой формат. Мой первый доклад был на конференции Joker в 2015 году. Я тогда начал интересоваться, как Java что-то компилирует, и выяснил, что иногда происходят какие-то совершенно невероятные оптимизации. Сперва начал статью на Хабре писать про это дело, но получалось как-то серо и уныло. Там история такая немножко детективная: вот мы это делаем, но тут вот так получается и какая-то загадка необъяснимая, надо разбираться. И в какой-то момент просто пришло осознание, что если сделать доклад, должно получиться интереснее, чем сухой текст, потому что можно будет что-то обыграть, драматические паузы в нужные места вставить. Я так и сделал, и мне понравилось.

Ты работаешь в новосибирском офисе, хотя у нас в JetBrains есть программа релокации и ты мог бы переехать в другой город или страну. Почему ты остаешься здесь?

Я не вижу больших преимуществ в том, чтобы куда-то переезжать. Есть плюсы и минусы, и они друг друга уравновешивают, поэтому куда-то двигаться большого смысла нет. Например, климат. Тут бабушка надвое сказала, учитывая глобальное потепление. Может оказаться, что Новосибирск будет лучшим вариантом. Если переезжать в другую страну, то сразу языковой барьер, сложности с социальной адаптацией детей, отсутствие знакомых, друзей, которые есть здесь, родственников. В целом многие вещи придется делать с нуля. Я по натуре домосед. Бросать все и неизвестно куда перебираться мне не очень нравится.

Учитывая характер работы, нет большой разницы в том, откуда человек работает. Ты смотришь в тот же самый монитор. Неважно, где конкретно он расположен. По сравнению с Москвой или Питером в Новосибирске все дешевле. Здесь можно особо не считать деньги, потому что все что захочешь, в принципе можешь себе позволить. Особенно это касается сферы услуг. Устроить ребенка в частный садик, сходить к любому специалисту, например к врачу.

Может быть, тут еще есть момент патриотизма. Я всю жизнь прожил в Сибири, и почему бы не пытаться сделать Сибирь лучше. Например, проводить те же конференции, чтобы регион воспринимался как интересное место, где тоже хочется жить, а не уезжать туда, где и так много чего происходит. Все-таки земной шар большой, и зачем сосредотачиваться всем в одних и тех же местах, можно распределиться немножко.

Давай про удаленку поговорим, про работу, про команду. Команда у тебя распределенная, и в Новосибирске 4 часа разницы с Москвой и Питером, с Мюнхеном вообще 5-6 часов в зависимости от времени года. Сказался ли на вашей работе переход на удаленку?

Перед тем как мы ушли на самоизоляцию, в Новосибирске у нас было три человека из команды Java, которые сидели в одной комнате. Мы могли рабочие вопросы обсуждать вживую. Были задачи, которые мы вместе решали, то есть садились рядышком и было а-ля парное программирование. Сейчас этого нет, но так как все равно часть команды была в Питере, а часть в Мюнхене, в принципе не так страшно. Но скучаешь по тем временам, когда можно было человека о чем-то спросить через стол. Люди стали больше вариться в собственном соку и меньше знать, что происходит. Конечно, у нас есть еженедельные митинги в команде, созвоны one-to-one. Плюс я стараюсь появляться на виртуальных стендапах каждый день.

Еще есть новый формат виртуальной «чашки чая». Можно созвониться в определенное время всей командой и говорить не о работе. Иногда люди о жизни рассказывают, как дела, чем занимаются. Это даже больше сблизило нас с теми коллегами, которые не в Новосибирске.

В JetBrains есть такая штука как 20-процентный проект, во время которого можно заниматься чем-то, не связанным с основной работой. Ты используешь такую возможность?

В работе я довольно импульсивный человек. Когда мне приходит в голову идея сделать какую-то фичу, я все бросаю и начинаю ее пилить. Поэтому спланировать свой режим настолько, чтобы 20% времени каждую неделю специально заниматься чем-то другим, не мой вариант. Например, я никогда не участвовал в хакатонах: не чувствую, что это мой формат. Если у меня есть хорошая идея, я лучше буду над ней работать прямо сейчас. А если хорошей идеи нет, она не появится во время хакатона.

Тем не менее часть рабочего времени я действительно трачу на вещи, которые напрямую не связаны с моей работой. Иногда это деятельность, связанная с Java в целом. Мне очень нравится влиять на будущее языка. Я состою в экспертной группе проекта Amber, через который проходят все новые фичи языка Java, всякие records, pattern matching, switch expressions и т. д. Я довольно активно участвую в обсуждениях, вычитываю черновики спецификаций и иногда делаю патчи. Я не считаю, сколько времени на это трачу. Наверное, меньше 20%.

Когда ты только пришел, ты был старшим разработчиком и техническим руководителем стал уже вот в процессе. Как у тебя изменились задачи, нагрузка?

Меня стали чаще звать на разные митинги и на обязательный митинг для руководителей. Со мной стали в целом больше обсуждать межкомандные вопросы, плюс больше времени стало уходить на менторинг. Это все я считаю правильным, но я не хотел бы уходить совсем в менеджмент. Это не мое. Я считаю себя программистом и, конечно, стараюсь программировать во что бы то ни стало.

Как вы в команде обсуждаете какие-то вещи и принимаете решения? Расскажи об этом, есть ли у тебя свой подход?

Далеко не каждую вещь в принципе нужно обсуждать. Если перед человеком стоит задача, он сам поймет, как ее решать: у нас сотрудники все достаточно квалифицированы. Нет такого, что я как техлид должен сверху сказать, вот ты делай так, а не так. В любом случае у человека всегда есть право голоса, как конкретно ему что-то делать, и его голос часто оказывается решающим.

Иногда решения не просто связаны с кодом, а от них зависит user experience. Допустим, кто-то просит сделать новую инспекцию или новый warning. Во-первых, надо решить, в принципе будем мы это делать или нет. Потому что это может быть не очень важная штука, может быть, там будет очень много false positive срабатываний. Может быть, это связано с какой-то сторонней библиотекой, и мы вообще не хотим заниматься ее поддержкой. Такое решение мы стараемся обсудить, у нас есть даже документ, который мы год или полтора назад написали, о том, как такие запросы обрабатывать. Хотим мы делать новую инспекцию или нет? Лучше сделать совсем новую инспекцию или включить в существующую?

Если каждый раз делать новую инспекцию, их становится слишком много и люди начинают возмущаться, что все это в голове не уложить. С другой стороны, если новое предупреждение сделать частью существующей инспекции, его нельзя будет отключить отдельно от остальных, которые эта инспекция выдает. Такие решения мы принимаем коллегиально: все желающие высказывают свое мнение во внутреннем Slack-чате.

Бывает, мое мнение оказывается неправильным. В принципе считается, что лучше всего знает тот, кто уже с этим работал, не важно какая у этого человека роль в команде. Если ты более опытный, то чаще всего этот человек ты, потому что ты уже этот код ковырял. С другой стороны, если новичок взялся за какую-то подсистему и месяц в ней ковыряется, он автоматически становится главным экспертом в этой системе, несмотря на то, что в целом у него опыта меньше. Здесь мы прислушаемся к его мнению.

Как ты любишь проводить свободное время, чем увлекаешься? Я слышала, что у тебя была сертификация на предпоследнюю ступень владения японским.

В последнее время с увлечениями в обычном понимании становится все сложнее, все больше свободного времени уходит на семью. Но я считаю увлечениями какие-то околорабочие вещи, например участие в конференциях и в развитии Java.

Когда я готовлю доклад на выходных, дети спрашивают: «Папа, ты работаешь?». Я говорю: «Нет, я развлекаюсь». Потому что вроде бы нехорошо работать на выходных, когда и поразвлекаться можно. Раньше у меня были какие-то увлечения, более далекие от программирования: я действительно довольно долго изучал японский — лет шесть — и сдал экзамен «Нихонго Нореку Сикэн». По-английски он называется Japanese Language Proficiency Test, и это второй уровень. Максимальный был первый. Это было еще в 2006 году, очень давно.

Почему японский?

Я аниме смотрел. Это пошло с покемонов, потому что они мне очень понравились. Сперва в дубляже смотришь, потом в оригинале. Пытаешься понять, о чем вообще люди говорят. В принципе у меня есть интерес к языкам, и я считаю, у меня неплохо получается. Или память хорошая, или еще что-то. Вот и японский мне понравился. Он красиво устроен, у него интересная грамматика, при этом очень простая фонетика, такая приятная, нет вообще никаких проблем, как в английском — этого миллиона гласных, непонятно чем отличающихся друг от друга.

Но зато он сложный в плане написания, у них же там три азбуки, иероглифы…

Это как-то меня не сильно запарило. Ты визуально эти иероглифы запоминаешь. То, что сейчас люди пишут половину текста в эмодзи, это же все из Японии пошло, даже само слово «эмодзи» японское. Они действительно разговаривают картинками, у них головы что ли так устроены, и иероглифы — это по сути картинки. Ты просто запоминаешь их смысл. И даже если ты не знаешь слово из двух иероглифов, но один из них тебе знаком, можно догадаться, что это означает. Плюс их все-таки не запредельное количество.

Я выучил около 1000 иероглифов. Может 1100, плюс две азбуки, обе по 50 символов. 1100-1200 символов — это на самом деле реалистичный объем. Английский не сильно далеко ушел, потому что английские слова в некотором смысле тоже иероглифы. Когда видишь английское слово, если ты начинающий, ты часто не знаешь, как оно будет читаться. Тебе все равно нужно знать, как слово выглядит, как оно читается и что оно значит, это три разные штуки.

В японском в принципе то же самое, ты запоминаешь, как иероглиф выглядит, как читается и что значит. Со временем ты видишь закономерности и можешь даже незнакомый иероглиф прочитать — просто догадаться. В общем, мне нравится японский язык. Но, к сожалению, для меня он ушел на второй план. Хотя сейчас у нас большой проект по локализации IntelliJ IDEA, и я решил вернуться к былому и поставил себе локализованную версию, хотя это, конечно, несколько замедляет работу.

В смысле прямо в японской IntelliJ IDEA работаешь?

Да, она полностью локализована. Бывает, что я хочу что-то найти и не понимаю. Самое сложное — это, например, найти инспекцию, название которой я знаю по-английски. У меня есть список из 2000 инспекций и нужно догадаться, как они называются по-японски. А так в принципе работать вполне можно, я стал что-то вспоминать, и это такое приятное чувство ностальгии.

Это скорее тренировка, но если я замечаю, что что-то неправильно переведено, то сообщаю нашим переводчикам, они исправляют. Несколько десятков ошибок уже нашел, то есть это вполне приносит пользу компании.

Алина Комиссарова, координатор образовательных проектов JetBrains в Новосибирске

Как написать тезисы на конференцию

Весна — традиционное время проведения студенческих конференций. Как правило, организаторы просят от выступающих прислать тезисы выступления, либо тезисы для публикации в сборники конференции, либо и то, и другое. Своими соображениями о том, как написать тезисы на конференцию поделился кандидат исторических наук, доцент кафедры политических наук и международных отношений историко-филологического факультета Челябинского государственного университета Иван Михайлович Нохрин, который сейчас оттачивает навыки академического письма в Университете Эдинбурга.

Для начала надо сказать, что при написании тезисов на конференцию существуют 3 важных правила:

Правило 1. Пишите с чистого листа.

Хотя и существует большое искушение сделать тезисы из главы курсовой или дипломной работы, либо даже параграфа, путем сокращения текста до нужного объема, так поступать категорически не стоит. Таким «методом» вряд ли получится сохранить логику изложения материала и передать весь смысл доклада. В худшем случае получится набор разорванных мыслей, которые слушатели вряд ли смогут собрать в единую картину. Поэтому прежде, чем писать тезисы, сведите вместе свои идеи по теме доклада, чётко представьте, что хотите сказать слушателям, и пишите с чистого листа так, словно пишете статью в газету или заметку в журнал, но на полностью научном уровне. Почему? Смотрите следующее правило:

Правило 2. Тезисы должны быть самодостаточны и понятны.

После первых черновых набросков прочитайте тезисы и подумайте, будут ли они понятны вашим слушателям и читателям. Представьте, поняли бы их ваши одногруппники? Видна ли логика повествования от начала и до конца? Все ли утверждения аргументированны? Присутствуют ли связи между предложениями и абзацами? Имейте в виду, хорошее исследование всегда отличается научной новизной, а это значит, что никто не разбирается в вашей теме так же хорошо, как вы сами. Это ещё значит, что очевидные для вас вещи могут оказаться не столь понятны для других. Попробуйте взглянуть на своё черновик как бы чужими глазами, например, студента с другой кафедры вашего же факультета: понял бы он ваш рассказ? Правило самодостаточности означает, что читатели или слушатели ваших тезисов должны понять, в итоге, ровно то, что вы хотели сказать, а не вполовину или в десять раз меньше того. Как этого добиться? Смотрите следующее правило:

Правило 3. Пишите только самое важное.

При подготовке тезисов следует избегать цитат, длинных перечислений имен собственных, сложных предложений более, чем на 2 строчки, ухода в смежные темы, подробных пояснений и всего, что не относится напрямую к поставленной цели. Таким образом мы подходим к самой важной части.

1. Название.

Название соответствует цели работы, из него должно быть понятно, о чем вы хотите рассказать. Обычно название доклада и тезисов на конференцию совпадают.

2. Актуальность.

2-3 предложения о том, почему вы разрабатываете свою тему. Актуальность выводится с научной точки зрения, а не общественно-политической или повседневной. Иными словами, актуальность тезисов — это их востребованность на современном этапе развития науки. Подумайте, чем ваша работа помогает в развитии выбранной вами научной области? Что вы принесли нового? Почему это может быть интересно и полезно ученым?

3. Степень научной разработанности проблемы.

3-4 предложения о самых важных для изучения вашей темы научных работах. Следует написать, чем они оказались полезны для вас и развития интересующей вас научной проблематики.

4. Цель.

Необходимо четко обозначить замысел исследования, т.е. обозначить, что вы хотели сделать. Цель не может заключаться в самой работе: изучить, рассмотреть, прочитать — это не цель, а процесс самой работы! Целью настоящего исследования может быть определение, выявление, раскрытие закономерностей чего-либо и т. п.

5. Источниковая (эмпирическая) база исследования.

2-3 предложения для характеристики источников, которыми вы пользовались. Источники (эмпирическая база) и исследовательская литература — это совершенно разные вещи!

6. Основная часть — тезисы.

Тезис — это краткое изложение мысли в одном предложении. От обычного текста тезисы отличаются меньшим количеством аргументации, пояснений, дополнений — всё это как бы остается за текстом. Иными словами, тезисы — это набор утверждений, каждое из которых было получено, доказано и проверено в ходе вашей исследовательской работы, но сам процесс исследования в тексте не отражается, остаются только результаты. Если кого-либо из слушателей заинтересуют подробности, он сможет задать вопросы после выступления автора. По этой же причине в тезисах обычно не используются сноску, только дается библиографический список в конце.

7. Заключение — ответ на поставленную цель.

Выводы — главная отличительная черта качественно сделанного исследования. Выводы должны быть содержательны (постарайтесь обойтись без вводных слов вроде «таким образом», «можно сказать» и других малозначимых частей речи), соответствовать поставленной цели, подводить итог сказанному, но не повторять уже приведенный материал. Иными словами, заключение — это как бы тезисы из тезисов, несколько ваших мыслей, обобщающих все вышесказанное. Оно не должно быть большим — 5-7 строк, 1 абзац.

8. Список литературы.

Оформление списка литературы смотрите здесь.

  • Объем тезисов обычно небольшой: 1-2 страницы, поэтому не выбирайте слишком обширных и сложных тем. Лучше взять небольшую тему, но качественно и обстоятельно её раскрыть, чем пытаться в двух словах объяснить сложнейшие процессы или явления и так и не успеть сказать чего-то действительно нового.
  • Писать тезисы лучше по уже имеющемуся материалу, чем проводить исследование непосредственно в процессе написания. Тезисы — это итог вашей работы, они, хоть и небольшие по объему, но очень информативны по содержанию. Написать их будет не так-то просто, поэтому лучше отталкиваться от уже наработанной базы.
  • После завершения тезисов «проверьте» их на своих однокурсниках или других студентах с вашего факультета. Понятно ли им, о чём вы хотели сказать? Много ли у них возникло вопросов? Было ли им интересно?
  • Если тезисы получились слишком сложными для восприятия, попробуйте использовать нумерованые списки (по цифрам или знакам вроде точек и тире), выделение жирным или курсивом, либо подчёркивание, как сделано в этой статье. Но не злоупотребляйте техническими инструментами. Списка в тезисах может быть максимум 2, выделений — не более 3 на весь текст.
  • Не рекомендуется писать тезисы в последний день или, тем более, ночь перед отправкой. После завершения работы лучше дать материалу «олежаться» неделю или хотя бы 3-5 дней. Затем следует «свежим взглядом» проверить написанное, подумать, что еще можно добавить, а что следует убрать. Обычно в ходе работы взгляд исследователя «устаёт» и пропускает важные нюансы.

Прежде, чем отправить тезисы на конференцию, обязательно согласуйте окончательный вариант с научным руководителем.

доцент кафедры политических наук и международных отношений

историко-филологического факультета ЧелГУ

Иван Михайлович Нохрин.

«Я мог бы писать и простую музыку. И поп-песни. Но их же пишут все» – Архив

  • — В одной из ваших книг есть такой пассаж: «Когда даешь интервью журналистам, надо помнить, что они с удовольствием слышат дерзкие выражения: провокационные лозунги в газете выглядят отлично».

— Я действительно такое написал?! Не помню… Впрочем, это верно — мне нравится вас развлекать, странно было бы все время говорить только скучные вещи.

  • — Ну, вас в этом упрекнуть было бы сложно. В ваших книгах тоже полно всяческих дерзких выпадов. Например, о Стравинском: «Ранние работы гения ни в чем не уступают поздним. Пусть развиваются бедняги вроде Бетховена». О Цемлинском: «Очень хороший композитор, гораздо лучше Малера». О Малере: «Коллеге следовало сочинять оперы». Вы все это всерьез?

— Вполне. Более того, удачная провокация достигает цели, если сказана всерьез, заставляет людей задуматься. Особенно интересно с Малером. Я уверен, что всякий настоящий любитель музыки немедленно согласится с тем, что Малер — прирожденный оперный композитор. Вопрос в том, почему он не писал опер, хотя много ими дирижировал. Впрочем, у меня на него ответа нет — я не думаю о Малере, не люблю его и нахожу скучным. Мне кажется, он считал себя слишком важной персоной, чтобы писать для театра. Ведь театр и тогда, и даже во времена Дягилева считался чем-то неглубоким, на уровне балагана. Теперь-то мы знаем, что театр — один из самых выразительных видов искусства наряду с литературой. В нем нет ничего поверхностного, это очень глубокая вещь — мы ведь все время от времени актерствуем, изображая других людей.

  • — Вы приехали в Москву, чтобы представить первое российское исполнение своей ключевой вещи «Государство». Это первый ваш визит в город?

— Да. До этого я приезжал только в Петербург и в Прибалтику. Но ментально я много раз бывал в России — благодаря литературе. Думаю также, что я единственный голландский композитор, целиком прочитавший дневники Прокофьева. Меня они страшно захватывают. Я вообще поклонник вашей великой традиции, которая идет от Гоголя через другие великие имена к Набокову. То, что я делаю, с точки зрения идеологии во многом восходит к русской литературе.

  • — Вы также посвятили пьесу «Мавзолей» Михаилу Бакунину, сказав: «Для меня анархизм был и остается идеальным способом мыслить об обществе, в котором никому не позволено властвовать над другими». Вы и сейчас его поклонник?

— Отчасти. Конечно, в конце семидесятых, когда был написан «Мавзолей», мной в большой мере владел восторг неофита. На Западе в это время были очень популярны так называемые левые идеи — интеллектуалы вроде меня вдруг озаботились проблемами глобального потепления, здоровой пищи и так далее; нам хотелось изучать марксистскую теорию по первоисточникам. Я, в частности, обнаружил, что Маркс отлично писал, особенно в молодости. Разумеется, многие люди не видят никакой связи между тем, с чего начинался марксизм, и его последствиями. А ведь это была весьма авангардная теория изменения мира. И для нашего поколения в Европе и в Америке она оказалась очень важна — то был своего рода цайтгайст, как отлично говорят немцы. Хотя Бакунин, конечно, совсем не был марксистом, они с Марксом все время спорили. В своих анархических сочинениях он мыслил свободно, скорее как художник, а не как философ.

«Государство» — одно из самых знаменитых сочинений Андриссена, российская премьера которого состоялась почти через сорок лет после мировой (то есть на прошлой неделе). В нем композитор размышляет об исполнении музыки как о социальном явлении

  • — Понятно, чем притягивает вас Петербург: это город Стравинского. Есть ли для вас подобные центры притяжения в Москве?

— Возможность прогуляться маршрутами молодого Стравинского — это было грандиозно. Я был глубоко тронут, когда попал на репетицию в Мариинский театр, где пел его отец и где сам он слушал «Бориса Годунова». В свое время все мое поколение было без ума от позднего Скрябина. Мне говорили, что в Москве я должен посетить его дом, но времени на это нет, к сожалению. В Москве жил и Бакунин, хотя не думаю, что он был типичным русским, учитывая его дикий космополитизм… Возможно, более типичным русским как раз был Стравинский — он был одержим тем, чтобы сочинять музыку, отличную от той, что звучала вокруг него.

  • — Для вас это может звучать смешно, но сегодня вы, несомненно, живой классик и историческая личность. Влияет ли это ощущение на вашу работу?

— Скажу так. В начале ноября произошло событие, ставшее результатом очень непростого решения. После семи лет переговоров я наконец решился принять заказ от оркестра Консертгебау (ведущий симфонический оркестр Нидерландов, основанный в 1888 году. — Прим. ред.). Меня долго уговаривали, я отказывался: не люблю сам институт симфонических оркестров в культурно-историческом смысле — если вы читали мои книги, вы это знаете. А затем по ряду причин все же сказал «да». Вспомнил отца (композитор Хендрик Андриссен (1892–1981). — Прим. ред.), у которого есть несколько красивых сочинений, их Консертгебау играл еще 80 лет назад… И написал пьесу «Мистерии» под впечатлением от текстов фламандского монаха Фомы Кемпийского. Пьеса имела большой успех у публики, что меня не так уж удивило. Но сам оркестр Консертгебау по-прежнему весьма консервативен. Лишь несколько духовиков подошли и сказали, как нравится им мое сочинение. А в прессе стали нападать на Консертгебау за то, что они не повезли это сочинение в тур по России и Китаю. Из-за этого у меня появилось чувство, что писать для них, возможно, не стоило. Другое дело, что, может быть, я писал с иронией? Хотя мне самому трудно ответить на этот вопрос.

  • — В 1969 году возглавили «Акцию Щелкунчиков», когда привели 40 человек на концерт в Консертгебау и устроили шум, потребовав пересмотра репертуара; вас тогда еще полиция выдворила. Как вы вспоминаете эту ситуацию теперь, когда сами для них пишете?

— Ну вот я поэтому и отказывался изначально от заказа Консертгебау. Тогда мы хотели, чтобы музыканты имели больше возможностей, чтобы институтами музыкальной жизни были не только квартет или оркестр, чтобы было больше трио, квинтетов, октетов, тентетов, маленьких составов, больших, любых! Что меня удивило — мы преуспели: за 5–10 лет в стране появилось 2–3 десятка ансамблей самого разного рода. Музыкальная жизнь буквально расцвела, закипела… Не без моего участия, хотя поначалу меня восприняли просто как хулигана. Начинать с нуля всегда очень трудно: цветы, которые только начали расти, легче обрезать, чем те, что растут уже давно.

  • — Расскажите о «Мистериях», вашем сочинении для Консертгебау, подробнее, пожалуйста.

— Оно длится полчаса и делится на шесть частей, которые я назвал фресками. Очень темное по колориту, в меру серьезное, напоминает мои самые масштабные вещи… Только его не должен играть симфонический оркестр! Они понятия не имеют о нужной артикуляции, о том, как по-настоящему играть вместе, как роялям и арфам делать действительно острые акценты. Вообще, мне премьера не понравилась. Однако кое-что было ново и для меня, и для публики: я использовал четвертитоны. Чтобы уже сказать моим коллегам: «Вот они, пожалуйста!» А то сейчас многие мои друзья пишут очень странную музыку, активно их используя. На мой вкус — звучит как фальшивые ноты, не более того. У меня в конце третьей части, в самой середине сочинения, перед цитатой из музыки отца, есть очень тихий эпизод, где четвертитоны можно расслышать! Чем я очень горжусь.

«Мистерии» — последнее на данный момент сочинение Андриссена. Запись первого — и пока единственного — исполнения, состоявшегося 3 ноября 2013 года. К основным музыкантам Консертгебау тут по требованию композитора добавлены еще 9 человек, играющих на инструментах, в составе оркестра отсутствующих

  • — В вашей книге о Стравинском вы призываете относиться осторожно к его прямой речи, не принимать ее на веру. Насколько вообще можно доверять словам композиторов о себе, в том числе вашим?

— В первую очередь вы должны любить композитора и его музыку. И если вы ее любите, у вас есть счастливая возможность понять, что он имел в виду под тем или иным бонмо или one-liner, как говорят американцы. Вот вы сказали, что мои заявления о Малере провокационны. Но правда ведь, почему Малер не писал опер? Ему не хотелось? Он был слишком рационален для этого? При этом в последней части «Песни о земле», которая длится столько же, сколько все остальные вместе взятые, разворачивается драма, но на вид практически ничего не происходит — то, к чему гораздо позже пришли Арво Пярт в музыке и Роберт Уилсон в театре. Это потрясающе, для меня это как настоящий современный театр. А ведь написано больше ста лет назад.

  • — Здесь нельзя не вспомнить другие ваши слова: «Всем присущ страх смерти, но нельзя требовать от музыки, чтобы она что-либо подобное выражала. Смерть любимой женщины невыносима, и нечего грузить ею музыку. Я первым брошу камень в того, кто сочинит кантату про Анну Франк». Но ведь тема смерти всегда была важна для композиторов, чему идеальный пример — финал «Песни о земле».

— Не думаю, что Малер взял бы для своей музыки историю Анны Франк, это было бы как-то мелкобуржуазно. Да и слишком умен он был для этого. Но я не доверяю композиторам, которые брались за эту тему в 1960–1970-х, когда книга была очень популярна. Они оправдывались тем, что тема волнует каждого, что каждый испытывает чувство вины по поводу холокоста… Но дело-то в том, что «кантата про Анну Франк» гарантировала полный зал, а уж если там прозвучит хотя бы одна короткая еврейская мелодия, успех обеспечен окончательно. А это не лучшая причина браться за новое сочинение. Меня не раз спрашивали: «Ну зачем же вы такое пишете, почему вам не написать несколько узнаваемых поп-песен?» Но их же пишут все, лучше я сделаю что-нибудь другое. Хотя я мог бы писать и самую простую музыку. И поп-песни тоже. Мне доводилось писать песни протеста для социалистических демонстраций, не вопрос. Но Анна Франк в Голландии — это икона. Слишком икона. И тема смерти не пробуждает во мне вдохновения.

  • — Вы сказали, что на вас произвели большое впечатление дневники Прокофьева. Что именно вы из них почерпнули?

— Прокофьев был в хорошем смысле безумным. Он, например, одно время зарабатывал игрой в бридж и в шахматы. К тому же постоянно читал. И был в отличной пианистической форме. Когда все это вы складываете вместе, то понимаете: гений. У него даже серьезные вещи иронически окрашены, он не хочет видеть их слишком серьезными. Во многих отношениях он был лучше Стравинского, и вот вам еще одно бонмо: если бы Стравинский не покинул Россию, его место в истории занял бы Прокофьев. Для меня это очевидно, он ведь шел схожим путем. Как Дягилев угадал в авторе Фантастического скерцо будущего создателя «Весны священной», так же он разглядел на старте и Прокофьева.

Концерт, посвященный 70-летию Луи Андриссена. Пьесу «Ricercare» его отца, Хендрика Андриссена, исполняет оркестр Консертгебау под управлением Рейнберта де Леу. Луи Андриссен в зале — видно, как он взволнован

  • — Не знаю, известно ли вам имя Владимира Мартынова, но его теория может оказаться вам близка. Она состоит в том, что время композиторов кончилось: интересной музыки больше не пишут, современную музыку невозможно слушать. А новый Чайковский, если и появится, никого не заинтересует, для этого нет контекста. Вы согласны?

— Звучит очень интересно. Это, наверное, 1920-е годы?

  • — Нет, он наш современник.

— Ага! Тут есть о чем поговорить. Во-первых, музыка никогда не привлекала так мало внимания публики, как теперь. Думаю, дело в появлении кино и телевидения. Картинка заменила людям звук. Дети стремятся за компьютер, вместо того чтобы учиться игре на фортепиано, как прежде. Правда, все мальчики рвутся играть на гитаре. Что они там играют — уже другой вопрос. А современная композиторская музыка живет своей отдельной жизнью. Концерты Стива Райха все еще собирают полные залы, сочинители прикладной музыки по полной программе воруют у Арво Пярта и у всех подряд. Но я никому не собираюсь читать по этому поводу мораль. И насчет будущего музыки не особенно переживаю.

— Да, ничуть. Вчера, когда мы ждали в ресторане, пока нам подадут обед, я сел к роялю и сыграл четыре двухголосных дуэта Баха — никогда не слышал об этой музыке прежде! Очень странная музыка, я и представить себе такой не мог. Ее никто не знает, по-моему. А ей ведь почти четыре столетия. Так что и в прошлом возможны открытия.

  • — В чем, по-вашему, разница между статусом композитора в обществе полвека назад и сейчас?

— Она очевидна: трудом композитора больше не проживешь, сочинение возможно только как хобби. Заказов нет. Я не о себе — я достаточно известен, у меня много заказов вне Голландии. Но композитор моложе меня, который напишет сочинение для ансамбля человек из двадцати, едва ли найдет возможность его исполнить. И будет вынужден ждать, пока блок-флейтист закажет пьесу для блок-флейты соло. Насколько я могу судить, у нас ситуация хуже, чем в Германии или Франции, исключительно неблагоприятная для композиторов. Мы страдаем от недостатка финансирования, от так называемых политиков правого крыла, по преимуществу бизнесменов или их ставленников. Искусство их не интересует, только торговля. Практически все ансамбли, возникшие на памяти моего поколения, крупные или маленькие, умевшие играть все, исчезают — нет денег. Им остались концерты в маленьких залах для ограниченной аудитории — элиты вроде меня или вас. Впрочем, это не так уж плохо. Наверное, что-то изменится со временем, но уже после моей смерти. А сейчас, если вы ставите вопрос о важности роли композитора в обществе, вы уже почти коммунист. Шутка.

Фрагмент сочинения «M is for Man, Music, Mozart: The Alphabet Song» для джаз-певицы, ансамбля и видео; первая совместная работа Андриссена и режиссера Питера Гринуэя, которую композитор называет «моя вульгарная половина»

  • — При всем при том для ваших сочинений всегда играла важную роль если не эстрадная музыка, то по крайней мере джаз и рок.

— Пикассо говорил: «Плохие художники копируют, хорошие крадут», и я с ним согласен. Действительно, я краду довольно много и поп-музыку люблю всей душой, хотя и не настолько, чтобы ее изучать. Особенно некоторых афроамериканских исполнителей, например Арету Франклин. Мы говорим сейчас о поп-музыке, не о джазе: на нем я вырос, и это был бы бесконечный разговор. Очень люблю The Supremes, это поп-музыка в лучшем смысле слова. А знаете, откуда взялось название моей пьесы «Мистерии»? Оно навеяно песней «Mystery» Аниты Бейкер. Еще я знаю все, что делали Майлс Дэвис и Чарли Паркер. Не говоря уже про биг-бенды Каунта Бейси, Стэна Кентона…

  • — Да, вы же как-то просили играть ваше сочинение не как Брукнера или Малера, но как Каунта Бейси и Стэна Кентона. Что вы имели в виду?

— Мне посчастливилось много работать с ансамблем Asko, основу их репертуара составляли сочинения Яниса Ксенакиса, Эллиотта Картера, Жерара Гризе. С другой стороны, существовал ансамбль Шенберга, репертуар которого начинался со Стравинского и Новой венской школы. Мое очередное сочинение требовало большого состава, и мы решили объединить силы двух ансамблей. Что было трудно, люди там разные: музыканты в ансамбле Шенберга более академичны, в Asko — более молоды и готовы к самой сумасшедшей музыке. В том числе там были музыканты с опытом исполнения джаза — например, тромбонист, которому мне ничего не требовалось объяснять. В общем, когда удалось добиться того звука, о котором вы говорите, уже не хотелось никакого другого. Если я просил сыграть как у Булеза, они понимали сразу. А когда я прошу сыграть как Каунт Бейси, то имею в виду артикуляцию. Для оркестра Консертгебау, например, это практически невыполнимо.

  • — Что же такое академическая музыка сегодня, если даже ваш московский концерт с такой нефилармонической вещью, как «Государство», хотим мы того или нет, имеет вид вполне академический?

— Этого я изменить никак не могу. Надеюсь лишь на то, что моя музыка скажет сама за себя: никакой я не академист.

Опубликована инструкция, как правильно писать и оформлять «воровские прогоны»

https://www. znak.com/2022-01-14/opublikovana_instrukciya_kak_pravilno_pisat_i_oformlyat_vorovskie_progony

2022.01.14

В рунете на сайте, «замаскированном» под сайт ФСИН, обнаружилась инструкция по написанию так называемого «воровского прогона». Публикация сделана на сайте Fsin-pismo-gid.ru. 

Дарья Козинова / Znak.com

Сначала в заметке дается описание понятия «воровской прогон» (письменное обращение «воров в законе» к массам заключенных), а также виды таких прогонов. 

К примеру, сказано, что письма могут быть просто приветственными, также «прогон» может быть сделан в связи с каким-либо знаменательным или нетипичным событием в криминальном мере. Кроме того, «прогон» может представлять из себя разъяснения и указания относительно общего уклада арестантской жизни или положения в конкретном пенитенциарном учреждении.

Как сказано в инструкции, послание всегда начинается со слов приветствия и добрых пожеланий: «Например, „Мира и благополучия дому нашему общему“». Далее уже описывается суть «прогона».  

Отдельно внимание уделяется правилам оформления письма. В частности, сказано, что имена упоминаемых «порядочных арестантов», а также все, о чем говорится в положительном контексте, подчеркивается одной чертой. Двойной чертой подчеркиваются слова «вор» и производные от него, тремя чертами — слова «Бог», «Всевышний» и т. д. Волнистой линией подчеркиваются имена совершивших неприемлемые в преступном мире поступки, а сами имена таких людей пишутся со строчной буквы. «Отдельные камеры тюрьмы обозначаются следующим образом: х70, х26, х309 и т. д. Например, „х309“ значит „хата № 309“».

Закончить послание, как гласит инструкция, можно также добрыми пожеланиями и наставлениями общего характера. Кроме того, можно указать ответственных за распространение «прогона». Затем в качестве подписи нужно указать имя автора или авторов послания. 

Также иногда в «прогонах» используются иллюстрации: небольшие изображения с принятой в криминальном мире символикой. 

Поскольку преступный мир — это довольно замкнутая система, то «воровские прогоны» нечасто привлекают внимание широкой общественности. Тем не менее в середине декабря минувшего года широко обсуждалось якобы распространенное по российским тюрьмам письмо воров в законе, касающееся отношения к заключенным, подвергнутым сексуальному насилию со стороны силовиков. 

Распространил «прогон» телеграм-канал Baza, а подлинность письма подтвердила член Общественной наблюдательной комиссии Ева Меркачева. В «прогоне» воры призывают с пониманием и сочувствием относиться к заключенным, подвергнутым пыткам и унижению. Обращаясь к зекам, прошедшим через пытки, воры призывают рассказывать сразу об этом другим арестантам и не «ломать» других заключенных. Таким образом воры надеются противостоять «мусорскому беспределу». 

До этого правозащитный проект Gulagu.net опубликовал серию видео о пытках и изнасилованиях заключенных в туберкулезной больнице ФСИН № 1 в Саратове, белгородской ИК № 4, камчатской ИК № 6 и иркутском СИЗО № 1. Ролики из секретного архива ФСБ и ФСИН вызвали огромный резонанс, были возбуждены уголовные дела.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak. com

Как писать хорошо: что делает письмо хорошим? — Видео и стенограмма урока

Великие идеи (контент)

Великое письмо начинается с сильных идей. Это означает проведение мозгового штурма в поисках веских примеров, поиск внутри себя, чтобы выяснить, что вы думаете или чувствуете по этой теме, и изложение этих идей на бумаге, чтобы увидеть, какие из них наиболее логичны, какие наиболее убедительны и какие, по вашему мнению, повлияют на вашего читателя. большинство.

Пытаясь придумать хороший аргумент, не соглашайтесь на первое, что приходит на ум.Вместо этого попытайтесь копнуть глубже и придумать что-то, что вы считаете правдой, о чем никто не говорил раньше. Во многих заданиях учителя читают одни и те же аргументы (то, о которых все думают в первую очередь), то есть в итоге он или она читает 80 вариантов на одном и том же листе бумаги. Если вы хотите заработать очки, постарайтесь быть тем, кто пойдет по менее проторенной дороге и найдет новый угол; это то, что делает письмо хорошим и запоминающимся, и это то, что поможет вам заработать этот A.

Пример схемы организации письма

Конечно, мы не все гениальны каждый раз, когда садимся писать статью, поэтому, если вы не можете придумать ничего оригинального, убедитесь, что выбранная вами точка зрения является надежной и полной. сильных конкретных примеров.Это подводит нас к нашей следующей теме.

Конкретные примеры

Написание эссе означает рассказ очень специфической истории. За исключением неформального, личного эссе, в котором вы опираетесь исключительно на свой личный опыт, большинство эссе потребует добавления внешних фактов и ваших собственных мыслей. Независимо от того, пишете ли вы убедительное эссе, сравнительный анализ или даже научное описательное эссе (только факты!), вы должны быть конкретными и конкретными в примерах, которые вы используете, чтобы донести свою историю.

Кто-то может возразить, что описательное эссе (это то научное эссе, о котором мы говорим, исследовательская работа) вовсе не повествование, но они лгут. Любое письмо рассказывает историю. Даже если это очень, очень скучно.

В любом случае главное не бродить. Чем конкретнее вы будете, тем лучше будет ваш аргумент и тем сильнее будет ваша история; таким образом, тем лучше ваше письмо.

Организация и ясность (форма)

После того, как вы сформулировали блестящую идею и спрятали примеры, вы должны подумать о форме своего письма.Это включает в себя как предложения, так и абзацы, и именно здесь план может быть полезен, чтобы убедиться, что ваше письмо имеет смысл. Цель здесь — ясность. Как максимально четко и эффективно донести свою точку зрения? Если вы пишете убедительное эссе о том, почему Гамлет в пьесе Шекспира, например, полный придурок, вы, вероятно, не захотите тратить один длинный абзац на то, как Гамлет разговаривает с призраком своего отца, а затем три предложения о том, почему он ненавидит свою девушку. . Вы хотите построить свое эссе от самых легких примеров до самых сильных, чтобы закончить на высокой ноте. Более того, читатель должен иметь возможность проследить ваши аргументы по прямой линии от вашего тезиса до вашего заключения, надеясь, что он узнает что-то по ходу дела.

Структура важна. Лучшее сочинение имеет единство содержания и формы, а это означает, что структура произведения отражает аргументы, которые вы пытаетесь привести, или историю, которую вы пытаетесь рассказать. Например, смешное, саркастическое личное эссе может использовать разговорные слова и изрядную долю личных примеров и, таким образом, иметь свободную структуру предложений и абзацев — «свадьба в Лас-Вегасе» единства и формы.Ваши более традиционные, формальные документы подойдут лучше всего, если их структура будет относительно жесткой, выбор слов будет профессиональным и продуманным, а примеры расположены в хронологическом порядке или, по крайней мере, разумно упорядочены — другими словами, «Первая встреча с родителями вашего парня».

Стиль и тембр

Ваши аргументы должны логически вести читателя от введения к заключению.

То, что я только что сказал о выборе слов и структуре предложения, сильно влияет на стиль и голос вашего произведения.Хороший текст, как вы могли заметить, почти всегда имеет последовательный и четкий тон. В большинстве эссе, которые вам предстоит написать, этот голос должен быть уверенным и авторитетным, потому что ваша задача состоит в том, чтобы убедить читателя в правильности вашего анализа, аргумента или интерпретации.

Ваш стиль и голос будут уникальными для вас, но в целом вы должны использовать активные глаголы везде, где можете, избегать пассивного залога, кроме случаев, когда это необходимо, варьировать длину предложения короткими и длинными предложениями (по вашему усмотрению) и не не бойтесь писать так, как вы говорите, если вы обещаете редактировать так же, как читаете.

Позвольте мне немного рассказать об этом. У меня часто были студенты, которые говорили мне, что они знали, как они относятся к тому или иному аргументу или концепции, но им было трудно изложить это на бумаге и заставить звучать так же, как они говорили мне. Например, предположим, что в подсказке для эссе вас просят высказать свое мнение о том, считаете ли вы, что оценки полезны для учащихся или они приносят больше вреда, чем пользы. Если бы у нас был разговор, и я спросил бы вас, что вы думаете об этом, Джон Т.Студент колледжа может ответить так:

«Я не знаю. Я ненавижу беспокоиться об оценках, особенно с родителями. Но… если бы у нас не было оценок, как бы мы узнали, смогу ли я перейти в следующий класс или получить степень? Мне они не нравятся, но они могут понадобиться.

Как человек, студент, у вас есть четкие мысли и мнения, но по какой-то причине эти идеи иногда отбрасываются на пути к странице. Если вы хотите, чтобы ваш голос прозвучал — дайте ему это! Но отредактируйте его, чтобы сделать его более формальным и уверенным.Таким образом, это последнее утверждение может звучать так:

«Оценки — огромный источник как личного, так и родительского стресса. Но оценки также являются необходимым злом. Без них как бы мы узнали, кто переходит в следующий класс или кто заканчивает обучение?

Часть ДНК оригинального разговорного стиля присутствует здесь, как и весь контент. Это всего лишь один из подходов, который вы можете использовать при разработке своего письма.

Свобода от отвлекающих факторов

Вы же не думали, что я пройду весь урок без упоминания орфографии, грамматики и пунктуации, не так ли? В этом курсе композиции колледжа вы узнаете много нового о том, что делает предложение правильным или неправильным с точки зрения грамматики и пунктуации, и эти особенности важны, но они не важны сами по себе.Они важны, потому что каждая ошибка, которую вы совершаете, немного ослабляет ваше письмо. Почему? Потому что ошибки отвлекают! Хуже того, если вы пытаетесь привести убедительный аргумент, эти ошибки подорвут доверие к вам.

Это общая картина. Немногие люди получают удовольствие от изучения того, как правильно использовать запятую, но это важно сделать, потому что это даст вашему письму лучший шанс быть лучшим, каким он может быть. Орфографические, пунктуационные и грамматические ошибки подобны маленьким осколкам криптонита: относительно безвредны сами по себе, но вместе взятые они могут сделать ваш непобедимый текст намного более уязвимым.

Обзор урока

Хотите знать, хорошо ли вы пишете? Вот краткий контрольный список для редактирования. Если вы можете ответить «да» на все эти вопросы, у вас все получится.

  1. Все мои идеи интересны и достойны обсуждения.
  2. Мои примеры конкретны, и ни один из них не отвлекает.
  3. Читателю ясна цель моего письма, и он может проследить аргументацию от начала до конца.
  4. Мое письмо хорошо организовано и не требует случайных обходных путей.
  5. У моего письма узнаваемый голос, который не меняется.
  6. Работа не содержит орфографических и грамматических ошибок.

Цель урока

После просмотра этого урока вы сможете определить, что делает ваше письмо «хорошим», основываясь на содержании, форме, стиле и голосе.

10 простых приемов, которые стоит попробовать сегодня

Что бы вы ни писали, вы хотите излагать свои мысли ясно и эффективно — это первое, что вам нужно знать о том, как улучшить навыки письма.

Если вы писатель, вы не хотите, чтобы неловкий выбор слов или повторяющиеся структуры предложений отвлекали ваших читателей от истории.

Как фрилансер, вы не хотите, чтобы ваша работа казалась небрежной или плохо отредактированной.

Когда вы ведете блог, вы не хотите, чтобы читатели отключились, потому что вы слишком многословны.

Хотите хороших новостей? Даже если ваши навыки письма не так сильны, как вам хотелось бы, есть множество простых приемов, которые вы можете использовать для их улучшения.

Вот несколько советов, как писать лучше.

Как улучшить навыки письма: 10 новых способов очистить текст

Каким бы экспертом вы ни были, все писатели могут воспользоваться несколькими советами, чтобы научиться писать лучше. Точно так же, как написанное никогда не бывает «законченным» во время редактирования ( всегда что-то), работа по улучшению ваших навыков не заканчивается.

Пишите ли вы статьи, блоги, копии для социальных сетей или исследовательские работы, вот 10 методов, которые помогут вам написать что-нибудь хорошо.

1. Вырезать ненужные слова

Вот два абзаца, которые говорят об одном и том же. Какой из них сильнее?

Пример 1 : По моему мнению, большинству фрилансеров, вероятно, следует избегать работы бесплатно (или за символическую сумму), если только они не находятся на очень ранней стадии своей карьеры и пока еще не имеют никаких работ для своего портфолио. .

Пример 2: Фрилансеры не должны работать бесплатно, если они только не начинают свою деятельность и у них нет работ для портфолио.

Второй явно указывает на более сильный падеж, тем более что он доходит до сути с меньшим количеством ненужных слов, которые вам не нужны в предложении .

Если вы напишете сообщение в блоге, большинство читателей посчитают, что оно выражает ваше мнение, поэтому вам не нужно это заявлять. Освоение краткости — это простой способ улучшить навыки письма. Просто будьте ясны, тверды и прямолинейны .

2. Избегайте заезженных фраз

Некоторые фразы настолько знакомы, что потеряли свое значение: они стали клише.

Например, «По моему мнению» из предыдущего примера — это фраза, которую всегда можно вырезать. Вот еще несколько:

  • Как украсть конфету у ребенка…
  • Для всех целей и задач… (иногда ошибочно пишут «для всех интенсивных целей!»)
  • Выпустить кота из мешка…

Может быть сложно обнаружить их в своем собственном письме, поэтому бегло просмотрите этот огромный список клише, которых следует избегать здесь, на сайте Be a Better Writer .

Когда вы редактируете, вам не нужно вырезать каждое клише … но проверьте, не будет ли лучше перефразировать.

В диалоге или в повествовании от первого лица клише могут быть полезным способом охарактеризовать чью-то речь или образ мыслей, но если вы хотите улучшить свои навыки письма, убедитесь, что вы осторожны и осмотрительны.

3. Пишите напрямую на «вам» (в документальной литературе)

Хотя это не подходит для каждой формы документальной литературы, блоггеры и фрилансеры часто пишут непосредственно читателю как «вы.

Это отличный способ сделать ваше письмо лучше, прямолинейнее, разговорнее и сильнее.

Сообщения в блогах и статьи довольно часто используют слова «вы» или «ваш» в самом начале, в заголовке и/или введении. Например, этот пост на The Write Life:

Внештатный или полный рабочий день: какой путь журналистики вам подходит?

Хотите работать в медиаиндустрии писателем?

У вас обычно есть два варианта: Вы можете искать работу в качестве сотрудника публикации или искать возможности написания статей внештатным сотрудником.

(выделено мной)

Или это про форматирование книги: 

Как отформатировать книгу: 10 советов, которые ваш редактор хочет, чтобы вы знали

Если вы не предпочитаете, чтобы ваши друзья были любителями историй или теми, кто склонен к обсессивно-компульсивным тенденциям, когда дело доходит до грамматики, вам не обязательно стремиться подружиться со своим редактором.

Как и в этих примерах, используйте единственного числа «вы» и избегайте таких фраз, как «Некоторые из вас могут знать».Да, у вас (надеюсь!) больше одного читателя, но каждый читатель воспринимает ваше произведение индивидуально.

Вы также можете использовать «я», где это уместно (например, чтобы привести пример из своей жизни) — хотя, как правило, лучше сосредоточить внимание на читателе.

4. Варьировать структуру предложения

Что не так с этим абзацем?

Пишите регулярно (не обязательно ежедневно). Вы должны стремиться писать по крайней мере один или два раза в неделю (я рекомендую в общей сложности 3-4 часа в неделю).Поначалу вам может быть трудно продолжать в том же духе (особенно если вы раньше мало писали).

Нет никаких сомнений в том, что советы, которыми он делится, здравы и разумны. Кроме того, нет ничего плохого в используемых словах. Тем не менее структура каждого из трех предложений очень похожа: каждое из них начинается с «ты», затем модального глагола («следует»/«может») и заканчивается фразой в скобках.

Когда у вас есть несколько предложений подряд, которые следуют одному и тому же шаблону, они выделяются… в плохом смысле.

Иногда уместно строить предложения таким образом — например, в маркированном списке — но в обычных абзацах это часто непреднамеренно со стороны автора, и это кажется читателю бесхитростным и плохо отредактированным.

Чтобы получить дополнительную информацию о структуре предложения, ознакомьтесь с «Это было лучшее из предложений, это было худшее из предложений: руководство для писателя по составлению убийственных предложений , » Джун Касагранде.

5. Используйте подзаголовки как указатели

Если вы пишете сообщения для блога, статьи или коммерческие тексты, подзаголовки имеют решающее значение.

Они разбивают длинные фрагменты и помогают читателям сосредоточиться; они также предлагают «указатели» для читателей, которые могут просмотреть конкретную информацию.

При создании подзаголовков подумайте, как:

  • Сделайте их четкими и прямыми (точно так же, как названия/заголовки) – Не пытайтесь умничать!
  • Держите их короткими   – Подзаголовки имеют более крупный шрифт, чем обычный текст, и обычно выглядят не очень хорошо, когда они обтекают конец строки.
  • Соблюдайте структуру . Например, каждый подзаголовок может начинаться с повелительного глагола (как в этом посте).

6. Говорите прямо и прямо

Редко вам захочется написать что-то намеренно косвенное! Это было бы напротив лучшего письма. Вместо этого вам нужно, чтобы ваши слова казались читателю ясными и сильными.

Это означает избегать пассивного залога как чумы — совет, который большинство писателей слышали раньше, когда учатся улучшать свои навыки письма.Если вам нужно подвести итоги, вот краткое изложение:

Активный голос: Джон бросил мяч. ➜ Кратко и ясно.

Пассивный залог: Мяч был брошен Джоном. ➜ Более многословный и менее прямой.

Пассивный залог полностью исключает агента (лицо, которое выполняет действие) из предложения: Мяч был брошен . Видеть?

Эта маленькая деталь может быть полезна во многих отношениях, чтобы сделать ваше письмо лучше; например, вы можете написать о чем-то, где агент не имеет значения, или где вы хотите скрыть агент. («Были сделаны ошибки» — классический пример здесь.)

Хорошее эмпирическое правило — всегда писать прямо и прямо.

Сделайте так, чтобы читатели могли максимально легко взаимодействовать с вашими идеями или историей.

7. Читать вслух (или редактировать на бумаге)

Ни у кого первый набросок не идеален, и приведенные выше шесть советов помогут вам переработать свой.

Часто бывает полезно прочитать текст медленно и методично — многие писатели считают, что это помогает читать вслух, поскольку это подчеркивает ритм ваших слов.

Если вы предпочитаете не читать вслух (или если ваши коллеги, семья или кошка будут забавно смотреть на вас, если вы попытаетесь это сделать), распечатайте свой черновик, чтобы вы могли отредактировать его на бумаге.

Используйте другой формат, чтобы облегчить обнаружение опечаток и повторяющихся фраз.

Иногда, когда печатать нецелесообразно, я также считаю полезным преобразовать мой черновик в цифровую форму: это может означать, что я преобразовываю документ Word в . pdf, помещаю новую рукопись на свой Kindle или предварительно просматриваю сообщение в блоге. так что я могу приблизиться к опыту читателя.

Уверенное, мощное письмо поможет вашему сообщению (или вашей истории) оказать полное влияние на вашего читателя.

8. Используйте средство проверки грамматики

Если у вас есть серьезное желание научиться писать лучше и у вас нет доступа к личному редактору, рассмотрите возможность использования инструмента для проверки грамматики .

Это поможет вам исправить грамматику и заменить распространенные слова более уникальными вариантами. Некоторые инструменты даже сообщают вам почему вам следует внести определенные изменения, что является дополнительным бонусом, поскольку помогает вам лучше учиться и улучшать свои навыки письма .

(Но помните, не пишите и не редактируйте одновременно!)

9. Оживите свое письмо описательными глаголами

Наречия — это надоедливые части речи, которые бывает сложно исключить из вашего письма.

Поскольку это описательные слова, изменяющие глаголы, наречия, оканчивающиеся на -ly, постоянно возвращаются в предложения. Поскольку люди используют их так часто, им удается незаметно влиять на наш словарный запас.

Вы заметили все ненужные наречия? Я мог бы написать это предложение по-другому:

.

… наречия, оканчивающиеся на -ly, всегда возвращаются в предложения.Их легко использовать в разговоре, поэтому наречия хитры в том, как они влияют на наш словарный запас.

Чтобы улучшить свои навыки письма, затяните копию и очистите свой блог, роман или статью от наречий на -ly, которые вы можете заменить более описательными глаголами. Первый способ написания предложения не является неправильным, но второй вариант менее многословен и сложен по сравнению с ним. Кроме того, в нем меньше пуха.

Вместо того, чтобы писать «Она быстро ехала по улице», сосредоточьтесь на действии, чтобы помочь читателю: Что делает водитель? Ускорение, чтобы можно было написать: «Она мчалась по улице с молниеносной скоростью.

Небольшое изменение — заменить наречия, но эффект огромен, когда вы сделаете это, чтобы улучшить свое письмо с помощью мощных глаголов и меньше пуха.

10. Сделайте ваши предложения плавными

Ваша удивительная история не дойдет до ваших читателей, если она не будет составлена ​​из предложений с хорошим темпом, с правильной пунктуацией и яркими деталями, чтобы улучшить впечатления читателя.

Если кому-то приходится читать ваши предложения более одного раза, чтобы понять основную мысль, это означает, что вашему письму не хватает плавности.

Чтобы улучшить свое письмо и сделать его более плавным, включите этот контрольный список элементов структуры предложения в свою программу письма:

  • Сокращения — Несмотря на старые советы, отсутствие сокращений — не, не может, не было — притупляет ваше письмо жесткой неформальностью. Плавные плавные предложения требуют использования сокращений, чтобы сделать их менее напряженными, а также сделать ваш текст более разговорным, представительным и более легким для понимания.
  • Пунктуация . Рискуйте, расставляя знаки препинания, чтобы добавить ритма письму.Без точек с запятой, длинных тире, апострофов, точек и многого другого наши истории не имели бы разнообразия в тоне, ритме и чувстве. Например, вы можете использовать многоточие, чтобы добавить загадочности… Или намекнуть на мрачный тон более короткими предложениями; виды, которые создают напряжение в вашей истории, одно слово за словом.  
  • Изображения – Нарисуйте картинку для ваших читателей, которая заманит их страницу за страницей или прокрутку за прокруткой. Вы можете сделать скучные предложения еще более захватывающими с помощью ярких деталей, которые создают визуальные эффекты, достаточно сильные, чтобы разжечь воображение вашего читателя.Не переусердствуйте и не рисуйте всю картину — ровно столько, чтобы они продолжали работать.

Помимо этих 10 эффективных советов, которые помогут вам стать лучшим писателем и улучшить свои навыки, вам нужно еще и писать. (Тогда не останавливайтесь.)

Это обновленная версия ранее опубликованной истории. Мы обновляем наши публикации как можно чаще, чтобы они были полезны нашим читателям.

Фото через Алису Кумарову / Shutterstock

50 советов, как писать хорошо

Марк Никол

Содержание этого сообщения представляет собой алфавитный порядок двух списков, которые циркулируют среди писателей и редакторов в течение многих лет.Если вы пропустили все это время, я делюсь здесь остроумием и мудростью покойного знатока языка New York Times Уильяма Сафира и рекламного менеджера и копирайтера Фрэнка ЛаПоста Виско.

1. Писатель не должен менять вашу точку зрения.
2. Всегда выбирайте правильную идиому.
3. Аналогии в письме подобны перьям змеи.
4. Всегда обязательно заканчивайте то, что
5. Избегайте аллитераций.Всегда.
6. Избегайте устаревших написаний.
7. Избегайте клише, как чумы. (Это старая шляпа.)
8. Избегайте модных выражений, которые звучат странно.
9. Будьте более или менее конкретными.
10. Сравнения так же плохи, как клише.
11. Схватки не нужны.
12. Не используйте гиперболу; ни один из миллиона не может сделать это эффективно.
13. Не увлекайтесь полуторными лексикологическими конструкциями.
14. Никогда не используйте двойное отрицание.
15. Не злоупотребляйте восклицательными знаками!!
16. Не повторяйтесь и не говорите снова то, что вы сказали раньше.
17. Не используйте запятые, которые не нужны.
18. Не быть лишним; не используйте больше слов, чем необходимо; это сильно лишнее.
19. Исключить цитаты. Как однажды сказал Ральф Уолдо Эмерсон: «Я ненавижу цитаты. Расскажи мне, что ты знаешь.”
20. Используйте местный язык.
21. Избегайте амперсандов, аббревиатур и т. д.
22. Избегайте запутывания.
23. Даже если поет смешанная метафора, она должна быть сорвана.
24. Каждый должен быть осторожен в использовании местоимения в единственном числе с существительными в единственном числе в письме.
25. Преувеличение в миллиард раз хуже преуменьшения.
26. Иностранные слова и выражения неуместны.
27. Обойдите амбар в полдень, чтобы избежать разговорных выражений.
28. Надеюсь, вы будете использовать слова правильно, независимо от того, как их используют другие.
29. Если какое-либо слово в конце предложения является неправильным, используется глагол-связка.
30. Если вы перечитаете свою работу, вы обнаружите, что при перечитывании большого количества повторений можно избежать путем перечитывания и редактирования.
31. Вам следует избегать архаичных выражений.
32. Никогда нельзя разделять инфинитив.
33. Никогда не используйте громких слов, когда достаточно уменьшительной альтернативы.
34. Нет фрагментов предложения.
35. Никогда нельзя обобщать.
36. Предложения из одного слова? Устранять.
37. Примечания в скобках (какими бы важными они ни были) излишни.
38. Слова в скобках должны быть заключены в запятые.
39. Ставьте местоимения как можно ближе, особенно в длинных предложениях, состоящих из десяти и более слов, к их предшественникам.
40. Ставить запятую между подлежащим и сказуемым неправильно.
41. Внимательно прочтите, чтобы увидеть, не выпали ли слова.
42. Предлоги не являются словами для окончания предложения.
43. Ненормативная лексика отстой.
44. Подлежащее и глагол всегда должны согласовываться.
45. Возьмите быка за руку и избегайте смешивания метафор.
46. Наречие всегда следует за глаголом.
47. Следует избегать пассивного залога.
48. Преуменьшение всегда лучше.
49. Используйте апостроф в надлежащем месте и опускайте его, когда он не нужен.
50. Используйте программу проверки орфографии, чтобы избежать опечаток и опечаток.
51. Кому нужны риторические вопросы?
52. Пишите осторожно, следует избегать оборванных причастий.

Да, и позвольте мне добавить один совет: если ваша статья состоит из списка, а заголовок относится к количеству элементов в списке, внимательно посчитайте количество элементов в списке.

Хотите улучшить свой английский за пять минут в день? Оформите подписку и начните ежедневно получать наши советы по письму и упражнения!

Продолжай учиться! Просмотрите категорию «Основы письма», ознакомьтесь с нашими популярными публикациями или выберите похожую публикацию ниже:

Хватит делать эти неловкие ошибки! Подпишитесь на ежедневные советы по письму сегодня!

  • Вы гарантированно улучшите свой английский всего за 5 минут в день!
  • подписчиков получают доступ к нашему архиву с более чем 800 интерактивными упражнениями!
  • Вы также получите три бонусные электронные книги совершенно бесплатно!
Попробуйте бесплатно прямо сейчас

Мне нравится писать или мне нравится писать? Какой из них правильный?

Мне нравится писать и Мне нравится писать оба имеют разные грамматические значения.

Конечно, слово , как и , имеет лексическое значение. Это значит найти приятное.

Когда вы думаете о значении, вы обычно бежите к словарю, чтобы найти слово. Но задумываетесь ли вы о грамматическом значении в своем письме?

Если да, то как найти грамматическое значение?

Значение в грамматике

Словарь не поможет вам найти определение полного предложения или предложения.

Единственный способ узнать смысл — воспользоваться хорошим справочником по английской грамматике.

Для носителей английского языка основные правила грамматики английского языка укоренились и являются рефлекторным действием.

Но как часто вы сомневаетесь в своих рефлексах, когда начинаете писать?

Многие люди склонны писать так, как говорят. Но мы не всегда говорим грамматически правильными фразами.

Все мы делаем маленькие или большие привычные ошибки, когда говорим.

Однако в письменной речи такие мелочи, как разделение инфинитива, окончание предложения предлогом или использование порядка подлежащее-глагол в вопросе, являются грамматическими ошибками, которые могут очень сильно выделяться.

Мы также склонны говорить короткими, неполными предложениями или частями, в отличие от письменной речи, где мы гораздо чаще используем длинные, полные предложения.

Проверка значений частей речи, что, собственно, и является грамматикой, требует времени и терпения.

 

Еще раз изучите грамматику для письма

Существуют основные правила, например те, которые применяются к согласованию глаголов в единственном и множественном числе, неисчисляемым и исчисляемым существительным, использованию объектных, притяжательных или личных местоимений.

Они редко вызывают проблемы у авторов при использовании или значении.

Однако вернемся к названию этой статьи и нескольким простым словам, которые могут вызвать недоумение у новых писателей.

Правильное употребление герундия и инфинитива с глаголами предпочтения — одна из грамматических форм, которая может вызвать настоящие проблемы у неопытных писателей.

Хотя вам может казаться, что смысл написанного вами предложения ясен и прекрасно чувствуется, это не всегда так.

Я вижу очень много биографий авторов с одной из этих двух коротких фраз.Таким образом, это идеальный пример. Но что они означают?

Давайте посмотрим на возможные значения этих двух примеров ниже.

Я люблю писать.
Мне нравится писать.

Есть ли разница в значении между этими двумя простыми предложениями? Определенно, да.

 

Использование герундия

Почти все глаголы предпочтения или прилагательные и предложения предпочтения используют герундий.

Это потому, что герундий — отглагольное существительное, которое всегда может заменить существительное.

Следовательно, оно выражает предпочтение чему-либо. Подумайте о герундии, подумайте о шоколаде, потому что они взаимозаменяемы. Я люблю шоколад, и мне нравится, что надписи имеют тот же смысл.

Глаголы, такие как обожать, ненавидеть, не любить, наслаждаться, не возражать и ненавидеть, или такие слова, как увлеченный, терпеть не могу, без ума от или любящий, всегда используют герундий, похожий на существительное.

Мне нравится писать.
Я люблю вино.

Я обожаю читать.
Обожаю шоколад.

Терпеть не могу работать по выходным.
Терпеть не могу опаздывающие поезда.

Я не против подождать тебя.
Я не против зимы.

Использование герундия или существительного после глагола предпочтения или предложения всегда будет иметь грамматическое значение чего-то или действия, которое вам нравится или нравится, или которое вы ненавидите, или предпочитаете не иметь или делать.

Вы также используете герундий в причастных оборотах.

 

Использование инфинитива слегка меняет смысл

Зачем ты пишешь?
Чтобы продавать книги и зарабатывать деньги.

Когда вы используете инфинитив после определенных глаголов предпочтения, значение меняется на смысл ответа выше. Вместо предпочтения теперь у нас есть причина.

Для трех глаголов предпочтения, нравится, любит и ненавидит , инфинитив может следовать за ними, чтобы выразить причину , почему мы что-то делаем .

Не может заменить существительное, как в случае с герундием.

Помните слово шоколад, которое я упоминал ранее, которое может заменить герундий? Ну нельзя инфинитив заменить и сказать, я люблю шоколад.

 

Мне нравится писать, и мне нравится писать разные

Вот несколько примеров разницы в значении.

 

Мне нравится писать. Значение: я делаю это со страстью. Я люблю это. Не могу и дня не писать.

Я люблю писать. Значение: потому что это снимает напряжение. Потому что я могу закрыть дверь и сказать своим детям, чтобы они молчали.

Потому что это единственный способ уйти от реальности.Потому что я продаю книги и зарабатываю деньги.

 

С расширением фраз различные значения становятся еще более очевидными.

Я люблю писать рано утром. Значение: здесь тихо и спокойно, и мне нравится слушать пение птиц.

Люблю писать по утрам. Значение: потому что я должен начать работу в девять, так что это мой единственный шанс написать.

 

С двумя глаголами любить и ненавидеть также существует аналогичная разница в значении.

Ненавижу гладить. Значение: Вы бы предпочли этого не делать.

Не хочу тебе это говорить, но у тебя неприятный запах. Значение: мне жаль, что я должен это сказать.

Я люблю шоколад! Значение: Вы хотите все больше и больше.

Я люблю иметь выбор в жизни. Значение: потому что это дает вам больше свободы.

 

Что вы предпочитаете?

Наконец, есть один глагол предпочтения, который принимает как герундий, так и инфинитив, но без изменения значения.

Поскольку глагол предпочитать имеет особое значение выражения предпочтения, его значение никогда не меняется.

Я предпочитаю писать поздно ночью.
Я предпочитаю писать поздно ночью.

Эти два предложения имеют одинаковое грамматическое значение выражения предпочтения. Глагол предпочесть не может выражать причину.

 

Что бы вы хотели сделать?

Однако никогда не путайте упомянутые выше глаголы предпочтения, когда они используются с добавлением модального глагола, would.

Слово изменит грамматическое значение на , чтобы выразить желание, надежду, страх или желание.

Как только вы добавили бы, инфинитив всегда используется для всех глаголов предпочтения.

Я хочу написать книгу.
Не хотелось бы, чтобы меня арестовали.
Я бы хотел, чтобы меня опубликовали.

 

Как принять правильное грамматическое решение

Со всеми глаголами предпочтения почти всегда лучше следовать с герундием.

Это будет означать, что это что-то, доставляющее удовольствие, приятное или не приятное. Подумайте о шоколаде, если вы когда-нибудь сомневаетесь.

Если вы пишете статьи, вы обычно используете форму герундия.

Единственные случаи, когда вы должны рассмотреть возможность использования инфинитива, это когда вы хотите прямо указать причину своего предпочтения, и то только с подобным, любовью или ненавистью.

Поэтому ответа на заголовок этой статьи нет, я люблю писать. Именно мне нравится писать!

 

Исследуйте и проявляйте любопытство к грамматике

Что касается других частей речи и грамматических форм, необходимо принять решение относительно точного значения пункта или предложения.

Часто возникает некоторая путаница в отношении того, когда использовать простое прошедшее или настоящее совершенное время. Или какую будущую форму использовать.

В качестве небольшой головоломки, можете ли вы найти грамматическую разницу и тонкие изменения значения в этих нескольких предложениях ниже?

Какая грамматическая структура здесь используется?

Я рекомендовал ему пройти курс грамматики.
Я предложил ему пройти курс грамматики.
Совершенно необходимо, чтобы он прошел курс грамматики.
Я думаю он берет курс грамматики.
Я настоял чтобы он прошел курс грамматики.
Я не знаю, он посещает курс грамматики.

В трех приведенных выше предложениях используется сослагательное наклонение.

Часто используется для выражения сомнения, желания, сожаления, просьбы, требования или предложения.

 

Понимание грамматики

Единственный способ понять, как работает грамматика, — это взять хороший справочник по грамматике и начать читать и учиться.

Одна из моих любимых книг — «Практическое использование английского языка» Майкла Свона, потому что она написана легким для чтения простым английским языком, а грамматические темы расположены в алфавитном порядке.

Прочтите его, а затем примените новые знания к своему письму.

Если вы предпочитаете учиться в Интернете, есть много очень хороших средств проверки грамматики , которые также могут помочь вам исправить распространенные грамматические ошибки, предоставив объяснение найденных ошибок.

В заключение никогда не верьте, что то, как вы говорите, может быть полностью перенесено в то, как вы пишете.

Перепроверка или исследование вашей грамматики никогда не будет пустой тратой времени.

Также следует обратить внимание на слабые слова, которые вы можете использовать по привычке.

Если вы считаете, что писать — это весело, то вы также должны освежить свои знания грамматики. Это поможет вам писать лучшие посты в блогах и книги.

Если вы это сделаете, вы станете намного лучшим писателем.

12 вещей, о которых стоит написать, когда у вас закончились идеи

Трудно придумать вдохновение для письма, когда вы чувствуете что угодно, только не вдохновение.Когда вы отчаянно нуждаетесь в искре идеи, вылетевшей из творческого эфира, вы, скорее всего, обнаружите, что бездна смотрит назад. Вот двенадцать вещей, о которых можно написать, когда вы не разговариваете со своей музой.

Мы рассмотрим некоторые идеи для написания художественной литературы, а также источники вдохновения для статей и сообщений в блогах.

Вымышленные вещи, о которых можно написать

Если вы ищете короткий рассказ, фантастическую фантастику или даже роман, эти тематические идеи вызовут поток слов.

1 Вдохновитесь песней.

Вы когда-нибудь задумывались об истории песни? Напиши об этом. Выберите песню, которая вас заинтриговала, послушайте ее и вникните в слова. Какие персонажи стоят за этими текстами? Каково их положение? С какими проблемами они сталкиваются? Не пытайтесь воссоздать песню в прозе; попытайтесь представить людей и обстоятельства, стоящие за этим.

2 Переосмыслите детское воспоминание.

Подумайте о ключевом моменте детства — о чем-то, что каким-то образом сформировало ваше будущее.А теперь представьте, что все пошло по-другому. Вместо того, чтобы проиграть этот конкурс, вы выиграли. Вместо того, чтобы над вами издевались на детской площадке, вы были хулиганом. Вместо того, чтобы уйти от своей девушки-подростка или парня на втором курсе, вы остались. Чем отличается жизнь? Что осталось прежним?

3 Напишите о человеке, которого вы видите каждый день, но на самом деле не знаете.

Придумайте историю для человека, с которым вы сталкиваетесь в повседневной жизни. Напишите предысторию бариста, который всегда рисует кривое сердце в пене вашего соевого латте.Представьте себе жизнь человека, который водит городской автобус.

4 Если бы ваш питомец был человеком. . .

У нас есть естественная склонность антропоморфизировать животных, воображая или предполагая, что они обладают человеческими характеристиками, так что доведите это до крайности. Напишите о том, какой была бы ваша собака, если бы она была человеком. Как бы ваша кошка провела насмешливую деловую встречу, если бы она была генеральным директором? Ваш шарообразный питон теперь продавец подержанных автомобилей. Идти!

5 Напишите о том, кем вы хотели стать, когда вырастете.

Я почти всегда хотел быть писателем и стал им. Но на короткое детское мгновение, прежде чем я открыл для себя магию слов, я хотел стать ветеринаром. Кем ты хотел стать, когда вырастешь? Напишите о том, что могло бы произойти, если бы вы преследовали другую мечту.

6 Возьмите письменную подсказку, чтобы идти.

Интернет полон подсказок для людей, которым нужно вдохновение. Некоторые источники лучше других, но если вы изо всех сил пытаетесь понять, о чем писать, социальные сети — отличное место для начала.

О чем писать в блогах и статьях

Иногда вам просто нужно написать сообщение в блоге или конкретизировать календарь публикации контента. К сожалению, творческий колодец может иссякнуть, и письменные подсказки могут не помочь. Вот несколько способов придумать темы, когда вы находитесь в кризисе.

7 Используйте Google, чтобы найти связанные темы.

Если вы знаете, что есть тема, о которой хотите написать, но не знаете, с какой точки зрения подойти к ней, отправляйтесь в Google. Откройте окно в режиме инкогнито (чтобы история просмотров не повлияла на ваш поиск), перейдите в Google и введите несколько ключевых слов, связанных с вашей темой.Функция автозаполнения Google начнет показывать вам популярные поисковые запросы, и это может подтолкнуть вас к идее.

Вот совет: Используйте в поиске популярные фразы из заголовков статей, такие как «Что делать» или «Как сделать», чтобы улучшить результаты.

8 Сосредоточьтесь на детали.

Возможно, вы уже подробно рассмотрели такую ​​тему, как «Как написать сообщение в блоге». Взгляните на некоторые из ваших постов с крупными фотографиями и отточите конкретную деталь. В этом случае вы можете написать что-то вроде «Как написать отличный заголовок» или «Как создать начальный хук».

9 Спросите своих читателей.

Используйте свой список рассылки и такой инструмент, как Survey Monkey, чтобы создать опрос и спросить своих читателей, о чем у них есть вопросы. Если у вас есть активный канал в социальных сетях, это тоже работает.

Мы думаем, что ты красиво пишешь.

Вот почему мы создали новый редактор грамматики — чтобы соответствовать фантастическому письму наших пользователей.

Вы уже пробовали? #чистое письмоhttps://t.co/GxkYT3RONA

— Grammarly (@Grammarly) 21 мая 2018 г.

10 Отправляйтесь в Твиттер.

Найдите в Твиттере релевантное ключевое слово или хэштег и посмотрите, какими комментариями, вопросами и статьями делятся люди. Скорее всего, вы найдете вдохновение.

11 Напишите о случае, когда вы потерпели неудачу.

Никто не добивается успеха в сто процентов случаев. Ослабьте бдительность и расскажите своим читателям о том, как вы потерпели неудачу. Они найдут вашу борьбу родственной, и они будут вдохновлены вашей историей о том, как вы преодолели неудачу и извлекли из нее уроки.

12 Пишите на популярные темы под другим углом.

Каковы ваши самые высокие посты? Трафик — хороший показатель того, что вы затронули тему, о которой ваши читатели хотят узнать больше. Можете ли вы осветить эту тему под новым углом или предложить другую информацию? Нет причин, по которым вы не можете осветить существующую тему, используя новый подход.

Есть ли у вас советы по генерации идей для письма? Дайте нам знать об этом в комментариях.

Обучение студентов письму по вашей дисциплине — Центр письма Университета Луисвилля

Преподавателю может быть неприятно составлять письменное задание, а затем получать работы от некоторых студентов, которые не соответствуют вашим ожиданиям.Иногда кажется, что некоторые учащиеся не понимают условностей задания, другие, кажется, неправильно поняли задание, а третьи допустили очевидные ошибки стиля или грамматики. «Почему эти студенты не могут писать?» некоторые профессора жалуются. «Разве они не брали первокурсников? Разве они не посещали Писательский центр?

Реальность такова, что причины, по которым студенты иногда могут быть неудовлетворительными, более сложны, чем опыт, который студенты получают на уроках письма или в Университетском центре письма. Обучение письму — это непрерывный процесс обучения и практики, который происходит на протяжении всей академической карьеры студента, и преподаватели дисциплин играют важную роль в этом процессе. Ниже приведены три мысли о том, как учащиеся пишут по дисциплинам, а также стратегии и ссылки, которые помогут учащимся научиться писать по вашей дисциплине.

Научиться писать — это не прививка.

Обучение письму — нелинейный процесс, и все письма разные.Тот факт, что человек учится писать для одной аудитории, в одном жанре и стиле (то, что мы называем «риторическим контекстом»), не означает, что такие подходы к письму будут работать в следующем риторическом контексте. Биологу, которого попросят написать сонет, или поэту, который попросит написать и получить грант NIH, вероятно, придется сделать паузу и обратиться за советом и примерами, прежде чем выполнить задание. Аналогичным образом, опыт письма студентов бакалавриата часто требует от них писать в новых риторических контекстах, и они перемещаются между разными дисциплинами и между разными преподавателями.

Курсы письма на первом курсе — это не прививки. Они не могут научить студентов, как писать в каждом риторическом контексте. Вместо этого курсы сосредоточены на обучении более широким правилам академического письма и тому, как вести переговоры в незнакомых риторических контекстах. Ниже вы найдете несколько быстрых и простых способов помочь учащимся понять риторический контекст вашей дисциплины.

Жанровые условности являются ключом к обучению письму по дисциплинам.

Изучение правил письма в конкретной дисциплине — не только содержания, но и организации, тона, того, что считается свидетельством, новых терминов, стиля цитирования и т. д. — может быть сложным процессом.Студенты в ваших классах могут все еще изучать жанр, аудиторию и стилистические условности вашей дисциплины или даже впервые сталкиваться с ними. Исследования писательского мастерства показали, что люди, сталкивающиеся с письмом в новом жанре, первым делом пытаются использовать знакомые им жанровые условности (мы называем это «предшествующими жанрами»). Однако использование им предшествующих жанровых условностей может не соответствовать новому контексту, и вместо этого первоначальные попытки студента могут привести к странным гибридам различных дисциплинарных условностей.Студенты понимают концепцию жанров и условностей — просто попросите их классифицировать свои любимые музыкальные фильмы по жанрам — они просто уже знакомы с жанрами в вашей дисциплине.

Формальные ошибки увеличиваются, когда люди пишут в новых жанрах.

Исследования в области письма показали, что при написании в новом жанре формальные ошибки, такие как орфография и проблемы с синтаксисом, увеличиваются в ранних черновиках. Это просто вопрос когнитивной перегрузки, когда писатель пытается освоить новый жанр.То же исследование показывает, что, когда писатель чувствует себя более комфортно в жанре, количество ошибок уменьшается.

Стратегии преподавания условностей жанра в ваших дисциплинах.

 

Укажите учащимся на условности жанра в чтениях, которые они читают для класса.

Несмотря на то, что содержание книг и статей является основной причиной, по которой вы назначаете материалы для чтения в своем классе, потратьте несколько минут, чтобы указать учащимся, как и почему письмо в вашей области организовано и написано таким образом, чтобы помочь им понять и принять жанровые условности в собственном сочинении.Это не должно занимать много времени на любом занятии. Например, всего пять минут, чтобы указать, как построено введение статьи для представления аргумента или как в обзоре литературы используются источники, могут помочь учащимся определить такие особенности в текстах, которые они будут читать в будущем.

Четко указывайте жанровые условности в своих заданиях.

Иногда, когда вы пытаетесь научить людей писать в незнакомых жанрах, вы должны быть более откровенными в своих ожиданиях, чем вы могли ожидать.Подробное описание конкретных правил организации, стиля или использования источников, которые, как вы ожидаете, студенты должны принять в конкретном письменном задании, может помочь им более четко понять ожидания от вашей дисциплины. Такая деталь также дает им полезную информацию, если они работают с консультантом в университетском письменном центре. Это также помогает объяснить учащимся, почему письмо по вашей дисциплине следует определенным жанровым соглашениям, которые могут не встречаться в других жанрах — например, важность раздела методов в научных статьях, которые не существуют в той же форме в статьях по гуманитарным наукам. .

Предоставьте учащимся модели письма, в которых используются жанровые соглашения, которые вы хотите, чтобы они выучили.

Большинство писателей, сталкиваясь с незнакомым жанром, пытаются найти модели этого жанра — например, заявку на получение гранта — которые они могут использовать в качестве руководства в своем письме. Студенты извлекают выгоду из моделей при написании в новых академических жанрах. Есть много способов предоставить модели, от указания на тексты, назначенные для класса, которые моделируют определенный тип письма, до предоставления ссылок на типовые статьи или главы. Йельский центр письма также публикует отмеченные наградами студенческие работы по различным дисциплинам.

Поощряйте студентов посещать Университетский письменный центр.

Работа со студентами над пониманием условностей различных академических дисциплин является одной из центральных задач Университетского письменного центра. Мы работаем со студентами, чтобы помочь им распознать условности жанра в различных риторических контекстах, а затем понять, как включить свои идеи в письмо в этом жанре.Поощряйте их говорить с нами, когда они получат задание и закончат черновик. Если они не могут прийти в Письменный центр, учащиеся могут найти помощь в Интернете в разделе «Общие ситуации с письмом».

Дополнительные идеи о том, как обучать учащихся дисциплинарным жанровым соглашениям, см. по ссылкам ниже:

 

Полезные ресурсы на веб-сайте Университетского центра письма, включая советы по следующим жанрам письма:

Аннотированные библиографии
Сопроводительные письма
Биографические справки
Обзоры литературы
Личные заявления

 

Другие полезные ресурсы включают:

Ссылки на руководства по письму для разных дисциплин — Центр письма Юго-Западного университета

«Каждый должен учить письму» — Эллен Голдбергер, Inside Higher Ed.

«Образец студенческих работ по дисциплинам» — Йельский писательский центр

«Условия обучения письму по вашей дисциплине» — Университет Висконсина — Центр письма Мэдисона

«Письмо в дисциплинах STEM» — Центр обмена информацией WAC

«Книги и статьи о письме по дисциплинам» — Университет Торонто

 

 

Как написать диссертацию

Ссылки 

  • цитируйте все идеи, концепции, тексты, данные, которые не являются вашими собственный
  • если делаете заявление, подкрепите его своими данными или номер
  • должны быть указаны все ссылки в тексте
  • цитируют одиночные авторские ссылки по фамилии автора (с указанием даты публикации в скобки)
    • … согласно Hays (1994)
    • … прирост населения является одним из самых больших экологические проблемы, стоящие перед будущими поколениями (Хейс, 1994).
  • цитировать двойные авторские ссылки по фамилиям обоих авторов (с указанием даты публикации в скобки)
    • напр. Симпсон и Хейс (1994)
  • цитируют более двух авторов по фамилии первого автора, за которым последовали и др.а потом дата публикации
    • напр. Пфирман, Симпсон и Хейс будут:
    • .
    • Пфирман и др. (1994)
  • не использовать сноски
  • список всех ссылок, цитируемых в тексте, в алфавитном порядке заказать, используя следующий формат для различных типов материал:
    • Хант, С.(1966) Углеводы и аминокислоты состав яйцеклеток трубача. Природа , 210, 436-437.
    • Национальное управление океанических и атмосферных исследований (1997) Часто задаваемые вопросы об озоне. http://www.noaa.gov/public-affairs/grounders/ozo1.html, 27.09.97.
    • Пфирман, С. Л., М. Стьют, Х. Дж. Симпсон и Дж.Хейс (1996) Исследования бакалавриата в Барнарде и Колумбии, Журнал исследований , 11, 213-214.
    • Печеник Ю.А. (1987) Краткое руководство по написанию биология. Издательство Harper Collins Publishers, Нью-Йорк, 194 стр.
    • Пителька Д.Р. и Ф.М. Ребенок (1964) Обзор строение и функции ресничек. В: Биохимия и физиология простейших , Vol.3 (С. Х. Хатнер, редактор), Academic Press, Нью-Йорк, 131–198.
    • Sambrotto, R. (1997) конспекты лекций, Окружающая среда Анализ данных, Барнард-колледж, 2 октября 1997 г.
    • .
    • Stute, M., J.F. Clark, P. Schlosser, W.S. Брокер, и Г.

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован.