Содержание

Собака Павлова

Количество просмотров: 921

Иван Петрович Павлов неразрывно ассоциируется в нашем сознании с собакой, как Ньютон – с яблоком, а Пржевальский – с лошадью. Выражение «собака Павлова» давно стало символом кроткой и беззащитной жертвы жестоких экспериментов. Но так ли это на самом деле? Павлов проводил эксперименты на прооперированной, но выздоровевшей собаке. До него физиологи просто делали надрезы на теле обездвиженного животного и смотрели, как работает нужный орган. Иван Петрович же считал, что этот метод не только жесток, но и мало пригоден для изучения естественного течения жизненных процессов: травма и боль их искажают. После завершения экспериментов собаки еще подолгу жили у ученого, получая заслуженный паек. От изучения пищеварительной системы, за работу над которой учёный первым в России получил Нобелевскую премию, Павлов переключился на исследование психики и работы коры больших полушарий мозга.

В этой области ему удалось создать одну из самых глубоких теорий которая во многом определила дальнейшие направления исследований. Он первым стал изучать условный рефлекс, выбрав для работы рефлекс выделения слюны. Во время операции Иван Петрович вывел у собаки наружу проток слюнной железы – сделал фистулу и прикрепил к ней пробирку. Это позволило определить точно, при каких условиях выделяется слюна: во время приема пищи – это безусловный рефлекс. Но если к пище добавить раздражитель, например, свет, то постепенно этот стимул свяжется у собаки с едой, и слюна начнет выделяться на один этот стимул, даже если нет никакой еды. Это и есть условный, или приобретенный рефлекс. В знак любви и уважения к своим подопытным Павлов установил памятник «Неизвестной собаке от благодарного человечества», у здания Института экспериментальной медицины (ныне Санкт-Петербургский Государственный Медицинский Университет). Он был создан в 1935 году в Петербурге скульптором И. Ф. Беспаловым.
Чучела собак, прооперированных по методу Ивана Петровича Павлова можно увидеть в нескольких музеях: в Музее гигиены в Петербурге — это один из самых старых экспонатов, впервые его показали на Всероссийской гигиенической выставке 1913 года, в Доме науки рядом с домом-музеем Павлова в Рязани – чучело с фистулой желудка, и наконец, в Государственном биологическом музее им. Тимирязева в Москве. Собака из биологического музея жила в Москве в 1930-е годы. Собаке по кличке Рыжик были приделаны через фистулы небольшие колбы, в которых накапливались слюна и желудочный сок. Животное не испытывало боли, ведь иначе все органы функционировали бы ненормально и результаты исследований были бы ложными. Рыжик был живым экспонатам на занятиях по пищеварению. Спустя годы «ученый пёс» умер от старости, и теперь его чучело можно увидеть в экспозиции музея. Но многие ученые ценят Ивана Петровича Павлова не только за его открытия, а за создание научной школы. Его организаторский талант развернулся в полную силу в Институте экспериментальной медицины, где он открыл «физиологическую фабрику», в которой множество опытов шло параллельно.
Для работы он привлекал простых врачей, желающих защитить докторскую диссертацию (что давало существенные карьерные преимущества). За два года такой практикант мог провести самостоятельное исследование по предложенной ему теме. Открытая атмосфера в лаборатории, постоянные обсуждения происходящего и руководство Павлова позволяли сохранять общее направление исследований, уточнять и развивать результаты. Всего под его руководством было защищено 296 диссертаций.

Поделиться
в Фейсбуке

Поделиться
в Твиттер

Поделиться
в ВКонтакте

Поделиться
в Одноклассники

Собака Павлова — не то, чем кажется

Однако современные представления о социальном поведении собак позволяют трактовать результаты опытов иначе. И дело здесь вовсе не в ограниченных когнитивных способностях собак или их необъяснимо противоестественном поведении. Вероятнее всего, так же как и ранее, собака интерпретировала ситуацию в контексте социальных взаимоотношений с человеком, а не просто факта физического контакта с объектом, причиняющим боль. В действительности в ситуации, когда доминирующий пес атакует своего более слабого собрата, у того есть единственный шанс не получить последний укус, который может стать фатальным: оставаться неподвижным, всеми силами демонстрируя покорность. Можно предположить, что собака связывала причиняемую ей боль с действием сотрудников лаборатории, которых она признавала доминирующими. Заметим, что стратегия собаки была вовсе не настолько «звериной», как полагали экспериментаторы, и вполне могла бы оказаться успешной, если бы собаке удалось вызвать у ученых чувство сострадания. Но собаки не могли знать, что имеют дело с бихевиористами, то есть людьми равнодушными, способными удостоить подопытное животное разве что холодным взглядом.

Короче говоря, подвергая своих собак испытаниям и свято веря в объективность и непогрешимость научного подхода, павловцы и бихевиористы просто не замечали, что оказывались втянуты в социальные и эмоциональные отношения с собаками. Надежды, возлагаемые на полное отстранение от животного, не оправдались: выводы, сделанные по результатам опытов, были искажены. Так кто же из этой пары — животное и экспериментатор — больше был похож на «собаку Павлова», а кто был истинным автором опыта?

Описанные опыты служат примером ошибок, к которым могут привести научные подходы, предлагающие рассматривать животное как машину, которой управляют одни лишь условные рефлексы. Поведение такой машины можно изучать в лабораториях, разбирая ее на части, подобно тому как разбирают в мастерских механические устройства. Ошибки экспериментов со всей очевидностью доказывают, что главный недостаток подобного рода подходов кроется вовсе не в том, что они выдвигают слишком осторожные гипотезы или предъявляют слишком строгие требования к постановке опытов. Тот факт, что такие опыты дают довольно скудные результаты, также не будет определяющим. Концепция бихевиоризма по сути своей неприменима к собаке, которую нельзя рассматривать как вещь, лишенную субъектности. На самом деле собака представляет собой активный субъект, для которого социальные отношения имеют наивысшую ценность.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Опыты И.П. Павлова — 4 Марта 2019 — Публикации, статьи учащихся

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ «РОСТОВСКИЙ БАЗОВЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ КОЛЛЕДЖ»

Тема: «Опыты И.П. Павлова»

студентка 1-го курса
Орлова Наталья Геннадьевна

Введение
В представленной работе рассматриваются исследования И. П. Павлова о высшей нервной деятельности, в частности, подробно разбираются его опыты с человекоподобными обезьянами — шимпанзе – Розой и Рафаэлем в колтушском приматологическом центре.
Целью данной работы является описание опытов с антропоидами, для детального изучения физиологических процессов высшей нервной деятельности, на основании научных изысканий И.

П. Павлова.

1. Краткая биография и основные вехи научного пути И.П. Павлова
История мировой физиологии богата именами блистательных ученых. Но вряд ли среди них можно найти такого, кто сыграл столь выдающуюся роль в становлении и развитии физиологии, как Иван Петрович Павлов.
Иван Павлов – один из самых ярких научных авторитетов России, да и что там говорить, всего мира. Будучи весьма талантливым ученым, на протяжении своей жизни он сумел внести внушительный вклад в развитие психологии и физиологии. Именно Павлова считают основателем науки о высшей нервной деятельности человека. Ученый создал крупнейшую в России физиологическую школу и сделал ряд весомых открытий в области регуляции пищеварения.
Иван Петрович Павлов родился 27 сентября 1849 года в Рязани в семье священника. Семи лет его начали учить грамоте, а в 11 лет, соответственно традициям духовенства, его отдали в духовное училище. В 1870 г. Павлов уезжает в Петербург и поступает в Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета.

На третьем курсе Иван Петрович решает вопрос о своей специальности. Он избирает основной специальностью физиологию животных. Кафедра медико-хирургической академии, которой длительное время руководил Сеченов, после вынужденного переезда ученого в Одессу перешла под руководство Ильи Циона. Именно у него Павлов перенял виртуозную технику оперативного вмешательства.
В 1883 году Павлов защитил докторскую диссертацию на тему центробежных сердечных нервов. На протяжении нескольких следующих лет он работал в лабораториях Бреслау и Лейпцига, которыми руководили Р. Гейденгайн и К. Людвиг.
В 1890-м Павлов занимает должности заведующего кафедры фармакологии ВМА и руководителя физиологической лаборатории при Институте экспериментальной медицины. В 1896 году под его опеку попадает кафедра физиологии ВМА, где он проработал до 1924 года.
Отличительной особенностью методики исследований академика Павлова являлось то, что он связывал физиологическую деятельность организма с психическими процессами. Эту связь подтверждали результаты многочисленных исследований. Работы ученого, описывающие механизмы пищеварения, послужили толчком к возникновению нового направления – физиологии высшей нервной деятельности. Именно этой области Павлов посвятил более 35 лет своей научной работы. Его уму принадлежит идея создания метода условных рефлексов.
В 1923 году Павлов выдает первое издание своего труда, в котором он детально описывает более чем двадцатилетний опыт изучения высшей нервной деятельности животных. В 1926 году под Ленинградом советское правительство построило Биологическую станцию, где Павлов развернул исследования в области генетики поведения и высшей нервной деятельности антропоидов. Еще в 1918 году ученый проводил исследования в российских психиатрических клиниках, и уже в 1931-м по его инициативе была создана клиническая база исследований поведения животных.
Следует отметить, что в области познания функций мозга Павлову принадлежит едва ли не самый серьезный вклад за всю историю. Применение его научных методов позволило приоткрыть завесу тайны душевных заболеваний и наметить возможные пути их успешного лечения. Располагая поддержкой советского правительства, академик имел доступ ко всем необходимым для науки ресурсам, что позволило ему проводить революционные исследования, результаты которых были поистине ошеломляющими.
В 1904 году Павлов получает Нобелевскую премию за успешные исследования физиологии пищеварительных механизмов. До самой смерти в 1936-м ученый занимал должность ректора Института физиологии АН СССР.

2. Из истории колтушского приматологического центра
Среди многих ученых, изучающих поведение животных, утвердилось мнение, что имя И. П. Павлова, создателя условно-рефлекторной теории, связано в основном с экспериментальной работой на собаках.
Павловым была предложена программа для изучения филогенеза высшей нервной деятельности антропоидов. Филогенез — это происхождение и, в более широком смысле, эволюция видов или другой формы животных или растений; их эволюционная история.
На запрос Академии наук о целесообразности устройства биостанции И. П. Павлов ответил со всей убежденностью, что «существование питомника для обезьян, несомненно, имеет большой биологический интерес». Как показали исследования сотрудников павловского физиологического отдела биостанции, мнение их учителя в дальнейшем полностью подтвердилось.
Физиологические параметры высшей нервной деятельности антропоидов (шимпанзе, орангутанг) и низших обезьян разных видов существенным образом отличались от тех, что были установлены на собаках.

Качественно новое проникновение в проблему высшей нервной деятельности обезьян начинается с 1933 г., когда в Колтуши были доставлены из Франции два подростка шимпанзе (Роза и Рафаэль), ставшие впоследствии знаменитыми в научных кругах.
Из многочисленных работ по высшей нервной деятельности животных и человека, по выступлениям Павлова, отчетливо видно, что он был убежденным дарвинистом. Он считал, что «возбудителем и вдохновителем современного сравнительного изучения высших проявлений жизни животных по всей справедливости надо считать Чарлза Дарвина» и что его «гипотеза происхождения человека от животных придала захватывающий интерес изучению высших проявлений жизни животных».
Надо ли уточнять, что под «высшими проявлениями жизни» Павлов понимал высшую нервную, психическую деятельность животных и человека в их планетарном значении.
Интереснейшие исследования и опыты И. П. Павлова продолжались без малого три года, в течение которых был получен большой оригинальный материал.
Эксперименты с шимпанзе Розой и Рафаэлем поражают простотой технической стороны опытов с глубокой продуманностью их биологической адекватности.
До начала опытов обезьяны приучались в новой обстановке: к гигиеническим правилам еды, купанию, приобретению различных бытовых навыков, изучению предметов, даваемых им в вольер — палки, пеналы, пластилин, бутылки с водой, чашки и прочие детали, входящие позже в опыт.
Отправным пунктом в исследовании высшей нервной деятельности антропоидов явилась условно рефлекторная теория.
Из большого экспериментального материала, полученного за более чем трехлетнюю работу И. П. Павлова и его сотрудников.
Остановимся здесь на некоторых опытах, относящихся к анализаторно — синтетической функции коры больших полушарий мозга антропоидов.

3. Опыты с геометрическими формами

Сотрудниками лаборатории был сконструирован ящик — аппарат, крышка которого имела отверстие и могла произвольно меняться. В каждой крышке имелось отверстие определенной геометрической формы — треугольное, круглое или квадратное. Внизу ящика была дверца, открывающаяся в случае погружения в отверстие крышки ящика бруска соответствующей формы. Бруски являлись ключами для открытия этого аппарата. За дверцу в ящик при обезьяне помещались фрукты. Рядом располагалось 15 брусков, соответствующих форме отверстий, имеющихся в крышках ящика.
В первый раз, когда был внесен этот аппарат к обезьянам (Рафаэль и Роза были вместе), они обнаружили самую обычную ориентировочную и исследовательскую реакцию, как всегда особенно резко выраженную у антропоидов.
У Рафаэля эта реакция доходила до бурных попыток разрушить аппарат. Обезьяна его вращала, рассматривала со всех сторон, пыталась просунуть руку в отверстие, затем ударяла об пол, грызла зубами. Рафаэль сам не обратился к брускам даже тогда, когда экспериментатор, желая ему помочь, вложил брусок в отверстие.
Когда подвели Розу к аппарату, то и она применила опять-таки самый примитивный разрушительный прием и, ничего не получив, попыталась просунуть руку в отверстие крышки, но рука не пролезла, тогда она обратилась к бруску, напала на правильный брусок — отверстие в крышке было круглое — и сразу открыла аппарат. В этом варианте опыте Роза и в дальнейшем всегда брала круглый брусок; даже тогда, когда убирался круглый брусок, она не обращалась к квадратному по форме и просто не работала. Достаточно было придвинуть круглый брусок, она сразу же брала его и открывала дверцу.
После этого пришлось Рафаэлю помочь вставлять брусок. Круглый брусок он вставлял, а граненый не мог. На следующей стадии Рафаэль перестал смотреть на крышку и сразу брал брусок за бруском, причем в том порядке, как они лежали. Пришлось как-то детерминировать выбор. Тогда давали 15 брусков — по 5 каждой формы, или 14 брусков было ложных и один адекватный.
Приведу первый опыт, проведенный с 15 брусками. Поставлена крышка с квадратным отверстием. Обезьяна берет бруски в том же порядке, как они лежат и, в конце концов, нападает на квадратный брусок — крышка открывается, обезьяна получает подкрепление.
Оказывается этого недостаточно, чтобы обезьяна сразу выбрала квадратный брусок, снова идет выбор. Взяв случайно брусок, соответствующий отверстию, обезьяна не может его вставить и переходит к следующему. Наконец, на девятый раз Рафаэль брал сразу же квадратный брусок, открывал дверцу и брал еду.
При анализе этого явления можно было убедиться в том, что потребовалось несколько сочетаний с пищевым подкреплением, чтобы обезьяна начала брать правильный брусок. Экспериментатор менял крышку и видел, что Рафаэль берет квадратный брусок, причем брал он их по два раза. Затем, он переходил на треугольные бруски. Затем снова на квадратные. И снова — на треугольные, вставляя их в крышку.
Образовывалась временная связь с элементами формы брусков, но затем эта связь разрушалась, и только с восьмого раза обезьяна брала круглый брусок, т. е. соответствующий отверстию.
В этом же опыте была сменена крышка — поставлена с треугольным отверстием. Сначала Рафаэль берет брусок тот, что был до этого, т. е. круглый. Потом переходит на квадратный, доходит до треугольного бруска, наконец, происходит такое же дифференцирование этих брусков…
Как понимать весь этот процесс? Ясно, что обезьяна начинает работу с проб и ошибок. Если, например, брусок не подходит, обезьяна пробует его поставить другим концом, затем отдельные элементы приводят к удаче, эти отдельные элементы связываются.
Что в этих опытах важно? Вначале обезьяна не руководствуется отверстием, а только элементом формы брусков; когда меняется крышка, она не смотрит на крышку, а продолжает брать бруски квадратной формы, когда же осуществляется выбор — переходит на треугольную форму.
После 18 опытов характер работы был следующий. Вначале Рафаэль берет случайно треугольник — не подходит, затем работает по способу «проб и ошибок» и, наконец, дифференцирует — берет круглый брусок, берет два раза правильно, затем снова правильно.
Ставится крышка с квадратным отверстием, опять такая же картина — сначала берет круглый, а затем квадратный брусок. Тот факт, что обезьяна треугольник не дифференцирует с квадратом, возможно понять так, что эти формы слишком близки и зрительно и тактильно. В процессе дальнейшей работы Рафаэль начал прекрасно отличать квадратные и круглые бруски. Если обезьяна несет круглый брусок и видит, что отверстие квадратное, то она его бросает и берет квадратный.
Уже на 15-м опыте было замечено, что Рафаэль руководствуется отверстием — сначала посмотрит, потом берет брусок. При быстрой смене крышки только один раз обезьяна допустила ошибку и взяла не тот брусок.
Физиологически весь ход процесса различения форм представляется следующим образом. Первое действие обезьяны перед аппаратом — это исследовательская реакция. Она сменяется затем примитивной формой реакции, направленной на разрушение аппарата и овладение пищей. Когда же эти действия не приводят к положительному результату, обезьяна пытается достать ее брусками, что свидетельствует уже об использовании корковых связей, образовавшихся в результате прежнего индивидуального опыта. Эти действия имеют хаотический характер, так как обезьяна не руководствуется еще ни формой брусков, ни отверстием крышки.
Некоторые из этих действий приводят к выбору правильного бруска и открытию при его помощи дверцы аппарата, большинство других остаются безрезультатными.
Первые закрепляются нервной системой, вторые постепенно исчезают в результате процесса угасания. Закрепление адекватных действий происходит вначале в результате образования корковых связей между центрами, воспринимающими зрительные и тактильные раздражения, идущие от бруска и от формы отверстия, и центрами проприоцептивных раздражений от двигательного аппарата, имеющих место при совершении этих действий. Эти связи постепенно упрочиваются в силу постоянного совпадения с пищевым подкреплением. Все другие возможные связи, не сопровождающиеся подкреплением, постепенно тормозятся. Условным сигналом к выбору правильного бруска в этой фазе опыта служат зрительные и тактильные раздражения, идущие от соответствующих брусков.
В следующей фазе процесса в связь вступают также зрительные элементы отверстия крышки, причем элементы соответствующих форм брусков для соответствующих отверстий закрепляются, а другие тормозятся на том же основании.
Конечным результатом всего этого процесса является точное дифференцирование форм брусков в соответствии с формами отверстий, а благодаря этому, и правильное их употребление.
Аналогичные опыты были поставлены с другой обезьяной — Розой, при этом были получены точно такие же результаты.
Разница здесь была только в организации опыта.
Первая обезьяна — Рафаэль — работала только на пищевом стимуле, вторая же — Роза — на основе пищевого стимула работала плохо. У нее в качестве стимула было применено получение «свободы».
Обезьяна должна была отпереть дверь клетки при помощи таких же брусков. Единственное различие, заслуживающее внимания, заключалось в более быстрой выработке дифференцировки на формы брусков и более быстром образовании связей между брусками и формой отверстия. У второй обезьяны быстрее происходит угасание и быстрее вырабатывается постоянная дифференцировка и, наконец, значительно скорее образуется связь формы брусков с отверстием. Так у первой обезьяны эта связь выработалась на 18-м опыте, а у второй — уже на 5-м.
Разницу в работе между двумя обезьянами стоит отнести частично за счет большей подвижности нервных процессов второй обезьяны.
Наблюдение И. П. Павлова за работой Рафаэля с открыванием дверцы ящика при помощи брусков различной геометрической формы обсуждалось на одной из «сред», 16 мая 1934 г., где были сделаны выводы о сложной аналитико-синтетической работе коры больших полушарий обезьян.

4. Опыты с огнем

Первоначально была создана в ящике зона огня из свечей и внутрь положен мандарин. Обнаружилось, что Роза с огнем работать не могла, она просто боялась огня, даже на зажженную лаборантами в первый раз спичку реагировала слишком бурно.
Рафаэль же реагировал совершенно иначе. Он остался сидеть около свечей, проявив ориентировочно-исследовательскую реакцию.
Вначале он обжегся, начал у огня махать руками, прыгать и, увидев, что пламя уходит, он стал еще сильнее махать ногой, но колебания воздуха были недостаточны для того, чтобы потушить свечи. Один раз он осмелился все-таки опустить руку через зону огня и достать мандарин, но действие было неудачным, обезьяна подпалила волосы. В следующий раз он расшатал ящик, и мандарин выкатился.
В дальнейшем опыты ставились в зимней вольере, в которой не было никаких орудий. Как только начался опыт, обезьяна вынула изо рта гвоздь. Специалисты решили не менять ход событий и наблюдать, как у Рафаэля проявится исследовательская реакция на огонь. Он стал погружать гвоздь в стеарин, приближая его к фитильку. Однажды, повернув гвоздь шляпкой к свече, придавил фитилек и потушил огонь. После этого он быстро таким же образом потушил еще три свечи и взял мандарин.
Это единственный опыт, когда одна случайность, только одно сочетание привело к положительному результату. Этот навык сохранился. Когда после этого Рафаэлю дали молоток, он металлическую часть его погружал в стеарин, тушил несколько свечей и брал плод.
В дальнейшем был сконструирован новый аппарат для тушения огня водой.
Технически аппарат был сделан так, что в ящике внизу был горящий фитиль, за которым находился фрукт; в верхней части аппарата был сосуд с водой, которая могла вытекать из крана.
Оказалось, что обезьяна вначале к крану не обращалась. В порядке исследовательской реакции обезьяна случайно повернула ручку крана, вода полилась, получился сильный треск спирта, обезьяна отскочила; увидев, что вода уничтожила огонь, обезьяна достала фрукт. Таким образом, перед обезьяной проходило явление — вода тушит огонь, после этого обезьяна уже быстро обращалась к крану, поворачивала его, тушила огонь и доставала фрукты.
После 5—6 сочетаний, обстановка опыта была изменена: вода из бака убиралась, а вместо этого обезьяне ставилась чашка с водой. Если у обезьяны образуется связь между огнем и водой, то она использует воду из чашки для тушения. Вначале Рафаэль выливал воду и начинал пустой чашкой бить по огню, т. е. чашку использовал как орудие.
На 42-й раз было подмечено, что обезьяна слишком долго манипулировала с краном, хотя воды в баке не было. Можно было думать, что у Рафаэля образовалась связь не вода — огонь, а именно только поворачивание крана — огонь. Но в этот момент обезьяна сразу подошла к аппарату и вылила воду из чашки на огонь.
Так у обезьяны выработался навык брать любой сосуд с водой и выливать воду на огонь.
Затем опыт был усложнен: резервуар из аппарата удалили и поставили отдельно бак с водой и чашку: В первое время обезьяна долго применяла старые приемы, но потом обратилась к баку, подвезла весь бак к аппарату и даже опрокинула его, а затем просто открыла кран и потушила огонь. По совету И. П. Павлова, для того чтобы Рафаэль начал наливать воду из бака в чашку, поставили последнюю под кран. Бак был сделан так, что вода капала, и, когда чашка наполнилась водой, он ею воспользовался. После этого уже образовалась связь, обеспечивающая наливание воды в чашку и тушение огня из нее. Когда чашку у обезьяны отобрали, она набирала воду из крана в рот и тут же выливала в огонь.
В этих опытах с огнем был исследован общий принцип деятельности больших полушарий, когда первичное звено объединенного нервного процесса последовательно подготовляло, «проторивало» протекание вторичного последующего процесса.
Синтез этого поведения — тушения водой огня — Рафаэлем достигался вследствие связывания в одну цепь более элементарных условных рефлексов, в результате чего наблюдалась сложная целостная деятельность.
Сначала поведение начиналось по принципу «проб и ошибок», а затем в процессе исследовательской реакции обезьяна наталкивалась на отдельные элементы правильного решения задачи, между этими элементами образовывалась связь, в данном случае огонь — вода.

5. Опыты с ящиками

Эти опыты были начаты по настоянию И. П. Павлова. Было решено повторить опыты, проводившиеся научным деятелем Келером на обезьянах ранее, чтобы взглянуть на факты глазами российского физиолога.
Ивана Петровича поражало то, что Келер не желал анализировать способ «проб и ошибок», находя, что важен тот момент, когда обезьяна, отказавшись от «проб и ошибок», некоторое время сидит, потом подходит к ящикам и сразу же решает задачу. Момент сидения обезьяны Келер объясняет тем, что обезьяна в этот момент «думает».
Картина первых опытов с ящиками следующая. Приманка подвешена высоко над землей, на земле в разных местах лежат два ящика. Выпускаются Рафаэль и Роза, они сразу бегут к ящикам, осматривают их, трогают руками. Роза, увидев подвешенную пищу, подходит ближе, пристально смотрит на нее. Рафаэль продолжает возиться с ящиками. После длительного и безрезультатного передвижения ящиков с места на место, в вольеру были брошены два длинных шеста, Рафаэль сразу берет один из них, несет его к подвешенным фруктам, ставит в вертикальное положение, делает прыжок и достигает «цели».
В дальнейшем, когда шест из опыта был исключен, Рафаэль взял попавший под руку кирпич, влез с ним на ящик, пробовал применить его, как применял шест. После неоднократного подкрепления моторного навыка ставить «что-то на что-то» для обезьян не представляло особых затруднений поставить ящик на ящик. Но еще долго до образования указанного навыка у Рафаэля проявлялась первичная генерализованная связь поднимать предметы и ставить друг на друга, независимо от конкретных условий.
В опыте от 7 /IX /1934, проходившем в присутствии И. П. Павлова, после неудачной попытки достать плод с двух поставленных один на другой ящика, Рафаэль взял третий ящик и поставил себе на голову.
Это указывает на конкретность образования этих связей. Очевидно, связь образуется не с ящиками вообще, а именно с данными ящиками.
После длительного ведения опытов, Рафаэль мог манипулировать большим числом ящиков: сначала тремя, потом четырьмя и т. д. В опыт были введены ящики разносторонние, т. е. если обезьяна будет ставить ящик на высокую сторону, то для доставания фрукта потребуется три ящика, а если поставит другой стороной, то их понадобится только два.
У Рафаэля был выработан и остался прием переворачивания ящиков. Если он не может достичь «цели», то переворачивает ящик на соответствующую сторону, чтобы ящик был выше. В результате образуются ассоциации.
Опыты Павлова отличались от опытов Келера тем, что обезьяне давалось 5—6 ящиков кубической формы и, в случае составления в правильной последовательности, давалось подкрепление пищей.
Обезьяне «прощалось», если она путала номер первый со вторым или четвертый с пятым, но, в конце концов, добивались того, чтобы ящики составлялись в строгой последовательности. Эта задача для обезьяны была необычайно трудной.
Были такие опыты, в которых за 4 часа Рафаэль 35 раз принимался составлять пирамиду и уходил с площадки ни разу не достав пищи. Сначала эта работа шла по способу «проб и ошибок». Применялся то маленький, то большой ящик. Это приводило к тому, что башня строилась неустойчиво. После того как Рафаэль несколько раз упал с такой неустойчивой башни, он пробовал сооружение на устойчивость: поставит один ящик на другой, залезет и начнет раскачивать. После долгих попыток Рафаэль приобрел навык ставить ящики правильно, образовывая так лесенку, по которой можно было залезть и достать приманку.
В результате многократного повторения правильного решения и подкрепления его получением приманки, поведение обезьяны автоматизировалось и протекало по типу цепного условного рефлекса, где каждое предшествующее звено являлось условным сигналом к следующему.
Трактуя опыты с ящиками на Рафаэле, И. П. Павлов на одной из «сред» высказал критическое суждение по поводу келеровских опытов, на основании которых автор сделал вывод о наличии интеллектуальной, разумной деятельности у обезьян.

6. Опыты с составлением пирамиды

Рафаэлю давалось 20 ящиков одного размера, с тем, чтобы он сначала поставил 6, потом сверху 4 ящика и т. д., составив из них пирамиду.
Решение этой задачи для обезьяны оказалось невозможным. Ассоциации на соединение одного предмета из двух предметов у обезьяны не образовалось. Поэтому решено было сделать пирамиду, для того чтобы обезьяна поработала над соединением элементов. Были сделаны фигуры, отличающиеся по форме одна от другой. Соединение отдельных частей должно идти в определенной последовательности. Фигуры имели ножки соответствующей формы, каждая последующая фигура была подогнана к пазам предшествующей, в которую должна вставляться.
Сначала дали только две первые фигуры, одну погрузили в землю, другую дали обезьяне. Рафаэль громоздил фигуры в какой угодно плоскости, но фигур не мог вставить и, в конце концов, от работы совсем отказался.
Тогда опыт повели следующим образом. Обезьяна была убрана с площадки, а сам экспериментатор вставил и скрепил фигуры в той комбинации, когда они находятся по вертикали. Когда впустили Рафаэля, то он взобрался на пирамиду и достал приманку. После подкрепления он сразу же начал придавать этой фигуре то положение, при котором он достал пищу, правда, в первый раз с нашей помощью, потому что было треугольное отверстие. Но позже, когда ему давали эти фигуры, Рафаэль сразу же вставлял в отверстие одной фигуры вторую.
Обезьяна никогда не разрушала раз сделанную башню из ящиков. Если башню поставить с другой стороны, она двигала всю башню. Но, конечно, башня рушилась, и тогда обезьяна начинала ее собирать снова. Рафаэль старался удержать ее, не давал ей падать и, если пирамида все же падала на него, прилагал все силы, чтобы удержать ее в таком положении. Нужно было создать условия, при которых обезьяна разрушила бы башню: прибили на полу рейку, дойдя до которой башня должна была разрушиться. Обезьяна доходила до рейки, первый ящик упирался в рейку и башня рушилась. Далее обезьяна до рейки не доходила и в нескольких метрах от нее сама начинала разрушать башню. Так создавалась ассоциация на разрушение.
Над собиранием фигуры Рафаэль мог работать в течение 1—2 часов, собирая фигуры по 10— 12 раз; при постановке же опыта с разрушением пирамиды, в том случае, если он ее собирал и должен был разрушить, эту работу он мог проделать максимум два раза.
7. Опыты с сочетанием брусков, огня, воды и ящиков

Задача заключалась в следующем: обезьяна при помощи ключа (бруска) должна войти в кабину, где лежит приманка; когда она входит в кабину, фрукты из этой кабины удаляются в окно, в окне загорается спирт.
Рафаэль должен потушить огонь, потушив и выйдя из кабины, должен направиться к фруктам, поднимающимся все выше и выше, достать их, составив ящики.
После соответствующей работы Рафаэль быстро входил в кабину и быстро тушил огонь, затем отдыхал на ящиках. Если он в кабине задерживался и отдыхал, а потом тушил огонь, то он сразу же начинал составлять ящики.
И. П. Павлов видел в этом умственный труд, сложность этих ассоциаций, которые обезьяне было трудно удержать, помимо того, что была затрачена и физическая сила.

8. Опыты с аппаратом на последовательность ассоциаций

Был сконструирован аппарат для совместной работы Рафаэля и Розы. Ящик, крышка которого находилась на двух пружинах, открывался при помощи троса. Одна из обезьян должна была открыть крышку, а другая взять фрукты. Оказалось, что Рафаэль, завладев тросом и ручкой, сначала дергал крышку, Роза никогда к крышке не подходила. Если же крышку открывал экспериментатор, то Роза подходила, но Рафаэль всячески не допускал ее к ручке. Совместная работа не состоялась.
Этот аппарат в дальнейшем был использован для индивидуальной работы обезьян.
В начале работы Рафаэль применил разрушительный прием и при помощи его однажды пришел к цели. Позже пришлось затратить много времени, чтобы угасить этот прием. Рафаэль с этим аппаратом работал таким образом, что брал в руку трос, натягивал его, а другой рукой старался задержать крышку аппарата, т. е. соединить эти элементы.
Несмотря на все старания вытянуться и задержать крышку, этот прием к успеху не приводил. Позже он задержал трос ногой, а рукой дотянулся до крышки. Это была первая фаза решения задачи.
В дальнейшем была удлинена трубка, в которой находился трос, и прием, применяемый ранее Рафаэлем для решения задачи, был бесполезен. Поставив обезьяну в другие условия, необходимо было изменить и ситуацию. Обезьяне была дана обычная конопляная веревка. Не достигая решения задачи, Рафаэль обращается к веревке и пытается ее использовать, но неправильно.
Процесс использования веревки показывает, что новая исследовательская реакция, как новый элемент поведения, вовлекается в опыт. Рафаэль пытался применить веревку везде и в результате он разорвал ее на мелкие кусочки и втиснул в трубку.
В следующем опыте обезьяне дали электрический шнур. Она применила его хаотически, по способу «проб и ошибок», пытаясь связывать шнур с ручкой аппарата.
На седьмой раз применения шнура обезьяне это удалось — образовалась ассоциация. В процессе работы Рафаэль удержал конец шнура, зафиксировал его и, в конце концов, достал еду.

9. Опыты на воде

Чрезвычайно высокое развитие исследовательского рефлекса у обезьян, наблюдаемое Павловым в течение все усложняющейся работы, поведение их в опытах с различной пространственной ситуацией, различными предметами и прочими решениями сложных задач были упрочены в результате подкрепления; образовался ряд условных рефлексов и цепь детерминированных ассоциаций.
Это позволило создать новый сложный комплекс условных связей, включая в эту новую систему ранее выработанные условные связи.
На озере в Колтушах был сооружен плот и поставлен на определенном расстоянии от берега — пристани.
На берегу находилась приманка — фрукты. Обезьяну в клетке поместили на плот, поставленный на определенном расстоянии от пристани. Рафаэль должен был перебраться с плота через воду на пристань (условия, в которых он никогда не находился).
Вначале он боялся воды и старался сидеть в клетке, демонстрируя проявление инстинкта биологической осторожности. Затем Рафаэль начал спускаться к воде, опускал руку, он быстро убегал. Обезьяне был дан шест, при помощи которого он мог переправиться с плота на пристань. Рафаэль бросал шест, который, ударяясь о воду, пугал его. Наконец, обезьяна приучилась к воде, но шестом не пользовалась, не делала попыток положить его, чтобы перейти к приманке и даже не погружала в воду.
Тогда обезьяне был дан тот шест, при помощи которого она прыгала на земле. Рафаэль быстро поставил шест в воду на дно озера. Он стал применять этот шест, для того чтобы перепрыгнуть водное пространство, т. е. повторял уже существующий закрепленный прием — прыжок на земле; попыток перекладывать шест не было. Если Рафаэль ставил шест и отталкивался, он не достигал пристани. Решение было найдено в том, что он, закрепив шест, отталкивался и в тот момент, когда шест находился в вертикальном положении, взбирался на верхушку его и таким образом попадал на пристань. Этот прием упорно удерживался у обезьяны. Пришлось изменить ситуацию — уйти на глубокое место, чтобы Рафаэль не мог закреплять шест на дне и при помощи его перепрыгивать на пристань. В результате долгих попыток решение осуществилось таким образом, что в порядке «проб и ошибок» шест попал на рейку пристани. Шест достаточно хорошо фиксировался, и Рафаэль по нему переходил на пристань. Этот прием перехода у Рафаэля закрепился.
Заключение

Исходя из вышеизложенного, хочется заключить, что исследования и опыты И. П. Павлова стали эпохальной главой в развитии физиологии и медицины. Они выдвинули учёного в ряды классиков естествознания, сделали фигурой, равной Ньютону, Дарвину, Менделееву.
Идеи Павлова вышли за рамки физиологии и проникли в различные области медицины, в психологию, педагогику, кибернетику. Созданное Павловым учение о высшей нервной деятельности — одно из величайших достижений современного естествознания и медицины.
Павлов был многогранным талантливым ученым. В разные периоды своего шестидесятилетнего творчества он охватывал разнообразные области физиологии, оставляя в каждой из них глубокий след.
Современный этап развития учения Павлова об условных рефлексах знаменуется подлинным триумфом идей нашего выдающегося физиолога и характеризуется обширным масштабом исследовательской работой по экспериментальной и теоретической разработке его учения.
При тщательном изучении этих антропоидов были предусмотрены и осуществлены все условия для длительной их жизни, полноценного развития и работоспособности в опытах, создан режим содержания, гигиены, строгая ритмика дня, сна, работы в опытах, уход. Но все же обезьяны подвергались заболеваниям (воспаление легких, грипп). В 1936 г. Рафаэль и Роза заболели дизентерией, что послужило причиной смерти Розы.
В итоге, сущность сложного поведения антропоидов Павлов рассматривал вначале как анализ всех явлений, разложение их на части, а в дальнейшем синтезирование этих частей. Анализ и синтез осуществляются через фазы торможения с выработкой и тренировкой этого процесса до упрочения его.
Приведенный фактический материал характеризует аналитико-синтетическую деятельность головного мозга шимпанзе и иллюстрирует общий методологический подход И. П. Павлова к изучению сложного поведения антропоидов.
Я считаю, что поистине Павлов стал символом эпохи и путеводной звездой в изучении функций мозга и физиологии в общем.

(PDF) Почему Иван Петрович Павлов не стал дважды лауреатом Нобелевской премии

852

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 84 № 9 2014

НОЗДРАЧЁВ и др.

дробно изложил своё отрицательное отношение к

результатам опытов по наследованию условных

рефлексов. Более того, по инициативе Кольцова в

зоопсихологическом отделе Института экспери

ментальной биологии в Москве Садовниковой

Кольцовой был проведён целый ряд эксперимен

тов с обучением крыс проходить через лабиринт.

Итогом наблюдений явился вывод, который и

предвидел Кольцов: обучение крыс в лабиринте

не влияло на способность к обучению их потом

ства.

Недоразумение с опытами Студенцова окон

чательно разъяснилось. Спустя некоторое время,

13 мая 1927 г., в “Правде” была опубликована ста

тья, в которой приводилась выдержка из письма

Павлова: “Первоначальные опыты с наслед

ственной передачей условных рефлексов у белых

мышей при улучшении методики и при более

строгом контроле до сих пор

не подтверждаются

,

так что

я не должен причисляться к авторам, сто%

ящим за эту передачу

” (выделено авт.

А.Н., Е.П.,

С.В.

). По времени эта публикация совпала с под

готовкой к изданию павловской книги “Лекции о

работе больших полушарий головного мозга”

(Оксфорд, 1927). Иван Петрович срочно отпра

вил в Лондон письмо о непременном включении

в набор следующего примечания: “Опыты по на

следованию предрасположенности к образова

нию условных рефлексов у мышей, о которых бы

ло вкратце сообщено на Эдинбургском конгрессе

физиологов (1923 г.), ныне оценены нами как

крайне недостоверные… Пока что вопрос о на

следственной передаче условных рефлексов или

наследственной предрасположенности к их при

обретению должен оставаться совершенно от

крытым” [12].

Мог ли тогда великий учёный предположить, к

каким негативным последствиям приведёт то его

(пускай, и временное) заблуждение, которое,

кстати, разделялось и некоторыми другими учё

ными? Между тем именно вопрос о наследовании

приобретённых организмом свойств стал ключе

вым в идеологической кампании, позже развя

занной сторонниками Т. Д. Лысенко против сто

ронников научной классической генетики.

Оценивая печальное происшествие со студен

цовскими “мышиными результатами”, можно

сказать, что это был, пожалуй, единственный слу

чай в многолетней экспериментальной деятель

ности Павлова, когда он должен был покаяться в

методической ошибке. Несомненно, “незадача” с

наследованием условных рефлексов отрицатель

ным образом повлияла на судьбу номинации

Ивана Петровича на вторую Нобелевскую пре

мию, а может, и сыграла роковую роль в решении

Нобелевского комитета, хотя нельзя исключить и

другие, пусть менее значимые обстоятельства.

В 1925 г. у Павлова были два номинатора –

фармаколог Д.А. Каменский и патологоанатом и

судебный медик Ф.Я. Чистович. Нобелевскую

премию тогда не получил никто.

В 1927 г. Павлова выдвинул один номинатор,

но зато какой! – Э. Абдергальден, биохимик, фар

маколог, профессор университета Галле (Герма

ния). Спустя два года номинаций стало три. Но

минаторами были профессора невролог Л.В. Блу

менау, хирург и трансфузиолог Э.Р. Гессе, а также

семь профессоров 1го Ленинградского медицин

ского института – Ф.Я. Чистович, невропатолог

Н.Я. Никитин, фармаколог А.А. Лихачёв, бота

ник Г.А. Надсон, биохимик С.С. Салазкин, тера

певт М.В. Черноруцкий и физиолог Л.А. Орбели.

Они представили в Нобелевский комитет коллек

тивное письмо следующего содержания: «В тече

ние 25 лет, которые прошли после его награжде

ния Нобелевской премией (1904–1928 годы), гос

подин профессор И.П. Павлов с большим числом

сотрудников исследовал совершенно новую и

чрезвычайно важную область физиологии, а

именно физиологию высшей нервной деятельно

сти. Блестящие результаты этого исследования он

систематически изложил в 1928 году сначала в

своей книге “Лекции о работе полушарий голов

ного мозга”. Эта книга была одновременно опуб

ликована на 4х языках (русский, немецкий, ан

глийский, французский). В ней приводится чисто

физиологически экспериментально обоснован

ное рассмотрение тех нервных процессов, кото

рые составляют физическое соответствие психи

ческой деятельности и до последнего времени

были почти совершенно не исследованы. Как ве

ликий исследователь природы и истинный эмпи

рик господин профессор Павлов остаётся совер

шенно свободным от метафизических спекуля

ций любого типа».

Можно полагать, что “незадача” с наследова

нием условных рефлексов отрицательным обра

зом повлияла на решение Нобелевского комите

та. Однако нельзя сбрасывать со счётов ещё одну

важную причину. Вопросы высшей нервной дея

тельности, скорее, относились к ведению таких

наук, как, к примеру, психология. А это уже выхо

дило за рамки определения Нобелевского коми

тета, согласно которому Нобелевская премия

присуждалась “лицу, которое совершит важное

открытие в области физиологии или медицины”.

Поэтому не должно удивлять то обстоятельство,

что из длинного списка в 30 имён номинантов на

Нобелевскую премию, чьи работы имели суще

ственное значение для психологии (а среди них

такие фигуры, как З. Фрейд, В.М. Бехтерев,

У. Кеннон и Ч. Ломброзо), ни один не был отме

чен этой наградой. Не составил исключения и

Павлов.

Новости

05.03.2022 Устойчивость экономики и поддержка граждан
В российском парламенте приняли первый пакет мер по поддержанию устойчивости экономики и поддержке граждан. Кредитные каникулы, послабления для бизнеса и вопросы лекарственного обеспечения. Всё главное с заседания Госдумы — в нашем материале.

05.03.2022 Штаб по развитию экономики
Штаб по развитию экономики будет создан в Кузбассе.

05.03.2022 «Алардинская» отмечает 65 лет
Привычка побеждать – в их шахтерской крови. Горняки «Алардинской» отмечают юбилей предприятия. Первые 5 вагонеток «черного золота» подняли из малиновских штолен в далеком 57-ом. Спустя 65 лет шахта сохраняет лидирующие позиции в Распадской угольной компании и преумножает результаты.

05.03.2022 Торжественное собрание в Распадской к 8 марта
Поздравления с восьмым марта получили сотрудницы Распадской угольной компании. Корпоративное торжество прошло в уже привычном формате в Новокузнецком драматическом театре.

05.03.2022 6 марта три ТЦ откроются после 18.00
Внимание жителей и гостей города! Завтра 6 марта торговые центры «Сити Молл», «Континент» и «Глобус» в связи с регламентными работами начнут свою деятельность после 18.00.

05.03.2022 Психолог про ЕГЭ
Не так страшен ЕГЭ, как о нем думают школьники и их родители. У выпускников сейчас горячая пора – подготовка к экзаменам. Как сделать так, чтобы она не привела к перенапряжению, а дала нужный эффект, рассказали психологи на онлайн родительском собрании.

05.03.2022 Протеатр «Крылья» получил звание народного
Хлопай в ладоши и взлетай! Единственный в России протеатр «Крылья» получил звание народного. История создания уникального коллектива, какие они, особенные актеры, о чем мечтают и что сбылось? Почему к ним приходят за новой искренностью? Яна Смирнова продолжит.


Новости 1 — 7 из 37802
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец | Все

Иван Петрович Павлов (1849 — 1936) » Детская энциклопедия (первое издание)

Илья Ильич Мечников (1845 — 1916) Николай Федорович Гамалея (1859 — 1949)

Иван Петрович Павлов.

Ни один физиолог мира не был так знаменит, как Иван Петрович Павлов — творец учения о высшей нервной деятельности. Это учение имеет огромное практическое значение. В медицине и педагогике, в философии и психологии, в спорте, труде, в любой деятельности человека — всюду оно служит основой и отправной точкой.

Иван Петрович Павлов учился в духовном училище, потом — в рязанской духовной семинарии. Его отец — рязанский священник — надеялся, что сын пойдет его путем. Он мечтал даже, что Иван окончит духовную академию и станет не обычным священником «из семинаристов», а ученым священником «из академиков». Отец ошибся: Иван пошел другой дорогой и не окончил семинарии, в которую поступил в 1864 г. То были годы Н. А. Добролюбова и А. И. Герцена, Д. И. Писарева и Н. Г. Чернышевского. Молодежь с нетерпением ждала очередных номеров передовых журналов «Современник» и «Русское слово»; в них печатались и статьи по естествознанию. «Рефлексы головного мозга» Сеченова читали с неменьшим увлечением, чем роман «Отцы и дети» Тургенева и «Что делать?» Чернышевского.

Статьи Писарева, книги Сеченова и популярная книга Д. Льюиса «Физиология обыденной жизни», идеи революционных демократов, споры в кружках рязанской молодежи сделали свое. Иван Павлов ушел из семинарии, уехал в Петербург и поступил в университет. Окончив его, он не перестал учиться: теперь бородатого студента увидели аудитории и клиники Медико-хирургической академии. Здесь он учился и работал лаборантом в лаборатории физиологии. Еще студентом университета за свои научные исследования Павлов получил золотую медаль. Вторая золотая медаль была наградой за студенческие работы в Медико-хирургической академии.

В 1883 г. И. П. Павлов защитил диссертацию на степень доктора медицины, а в 1890 г. стал профессором в академии, теперь уже называвшейся Военно-медицинской. Потом десятки лет работы в лабораториях и на кафедре, Нобелевская премия, звание академика, мировое имя… И все же крупнейшему ученому нелегко жилось в царской России: он не мог похвастаться особым уважением министерских чиновников. В Советской стране жизнь И. П. Павлова стала иной: партия и правительство окружили ученого вниманием.

В 1921 г. В. И. Ленин подписал декрет о создании условий, обеспечивающих научную работу Павлова. Позже была построена Биологическая станция в Колтушах, под Ленинградом, — мировой центр по изучению высшей нервной деятельности.

В начале своей научной деятельности Павлов занимался преимущественно изучением сердца и кровеносных сосудов. Он установил, что особые нервные волокна усиливают работу сердца. Этот «усиливающий нерв» оказывает свое действие на сердце, влияя на обмен веществ в сердечной мышце. Так было заложено начало павловского учения о трофической нервной системе: особых нервных волокнах, регулирующих процессы питания в тканях, обмен веществ в них и тем самым воздействующих на работу органов и тканей.

Процессы пищеварения изучали и задолго до Павлова. Но ни один физиолог не узнал того, что сумел узнать И. П. Павлов. Искусный хирург, он разработал новые приемы изучения процессов, протекающих в организме.

В работе столь важного органа, как поджелудочная железа, было много неизвестного. Как и почему выделяется ее сок, всегда ли он одинаков, или его свойства изменяются в зависимости от условий пищеварения? Павлов делает сложную операцию: выводит наружу проток поджелудочной железы, создает постоянную фистулу. Он вырезал у собаки небольшой кусок стенки двенадцатиперстной кишки: как раз тот участок, где в кишку впадает проток поджелудочной железы. Затем зашил разрез в кишке, а вырезанный кусочек вшил в кожу живота. Теперь, когда собака ела и из поджелудочной железы выделялся сок, он попадал не в кишку, а капал наружу, в подставленный стаканчик. Можно было определить количество сока, его состав и свойства, проследить, как они изменяются при разной пище и в разные моменты пищеварения.

Желудочный сок… Снова фистула, теперь желудочная, но не только она. Павлов перерезал пищевод собаки и оба конца его вшил в кожу. Когда собака ела, пища тут же вываливалась из пищевода наружу и в желудок ничего не попадало. Чтобы накормить такую собаку, нужно было вводить ей пищу в другой конец пищевода, в тот, который вел к желудку.

Что давал такой опыт? Собака ела, но желудок ее оставался пустым. В пустом желудке все же выделялся желудочный сок: ведь пища побывала во рту, собака жевала и глотала ее, нервные раздражения были налицо. Капающий в стакан желудочный сок можно было собрать и исследовать.

Однако собранный в стаканчик желудочный сок все же не давал полного ответа, которого добивался ученый. Павлов разработал новую операцию: устроил у собаки два желудка. Из желудка он выкроил небольшой лоскут и из него сделал, словно мешочек, маленький (второй) желудок. Эти два желудка между собой не сообщались, и пища в маленький желудок не попадала. Но так как лоскут не был отрезан полностью, то оба желудка связывали кровеносные сосуды, нервы. Наружные края маленького желудка ученый вшил в кожу. Это была очень нелегкая операция; десятка три собак понадобилось Павлову, за те полгода когда он учился этому тонкому делу.

Оперированная собака ела, пища попадала в большой желудок, его стенки начинали выделять сок. Но точно такой же сок выделяли и стенки маленького желудка: связанный с большим желудком общими кровеносными сосудами и нервами, он работал так, словно и не был отделен. Теперь уже можно было открыть все тайны желудочного сока.

Метод фистул, разработанный Павловым, был крупнейшим достижением. Он позволял исследовать работу желез при разных условиях, при разном составе пищи. Операция не нарушала нормальных связей организма со средой и в то же время позволяла делать длительные наблюдения. Павловские методы давали возможность производить анализ физиологических процессов, не калеча животное. Этот анализ неразрывно сочетался с синтезом: полученные результаты обобщались. А цель синтеза, писал Павлов, такова: «Оценить значение каждого органа с его истинной и жизненной стороны…»

В своей книге «Лекции о работе главных пищеварительных желез» Павлов рассказал о своих опытах и наблюдениях, о приемах работы. За этот труд он получил в 1904 г. Нобелевскую премию.

Изучая деятельность сердца, проводя опыты по исследованию работы пищеварительных желез, Павлов неизбежно встречался с воздействием внешних условий, со связью организма с окружающей его средой. Это привело ученого к исследованиям, создавшим новый раздел в физиологии и обессмертившим его имя. Высшая нервная деятельность — вот над изучением чего начал работать Павлов и работал до конца своей жизни.

Изучая работу слюнных желез, И. П. Павлов заметил, что собака выделяет слюну не только при виде пищи, но и если услышит шаги человека, несущего ей пищу. Что означало это? Выделение слюны на попавшую в рот пищу — ответ организма на определенное раздражение. Это выделение происходит «само собой» и проявляется всегда. Шаги человека, несущего в известный час еду, сигнализировали: «еда». И у собаки в коре мозга выработалась условная связь: шаги — еда. Слюна начинала выделяться не только при виде еды, но и при звуках, сигнализирующих о ее приближении. И. И. Павлов занялся изучением условных связей.

Для возникновения условного рефлекса необходимо, чтобы в коре головного мозга образовалась связь между двумя раздражениями — условным и безусловным. На пищу выделяется слюна. Если, давая пищу (безусловный раздражитель), одновременно звонить колокольчиком (условный раздражитель) и проделать это много раз, то появится связь между звуком и едой: возникнет новая рефлекторная дуга, образуется новая связь между различными участками мозговой коры. В результате при звуке звонка у собаки начинает выделяться слюна.

Раздражителем могут сделаться самые разнообразные воздействия: свет и темнота, звуки и запахи, тепло и холод, укол и щекотка… Даже боль и та вызывает выделение слюны: стоит лишь использовать ее как условный раздражитель.

У собаки выделяется слюна на звонок: у нее выработался условный рефлекс. Если перед звонком зажигать лампочку, то выработается новый условный рефлекс на свет лампочки. Так, надстраивая этаж за этажом, можно далеко уйти от исходного безусловного рефлекса, получить новые сложные комбинации.

Но рефлекс может исчезнуть, затормозиться. Торможение имеет огромное значение в жизни организма. Благодаря ему происходит как бы сортировка раздражений: организм отвечает не на любое условное раздражение. Но торможение не только сортирует раздражения, оно же охраняет нервные клетки от истощения, вызванного чрезмерной работой. Торможение способно как бы растекаться, захватывать все новые и новые участки коры головного мозга. Именно оно лежит в основе сна.

Возбуждение и торможение — две формы, две стороны проявления нервного процесса, и они накрепко связаны между собой. В основе работы мозга, даже самой сложной, лежат разнообразные комбинации возбуждения и торможения.

Всевозможные раздражения, воспринимаемые органами чувств, — это сигналы внешней среды, окружающей организм. Такая система сигналов — первая сигнальная система — имеется у животных; есть она и у человека. Но человек обладает еще одной системой сигнализации, более сложной и более совершенной. Она выработалась у него на тысячелетних путях его исторического развития, и именно с ней связаны коренные различия между высшей нервной деятельностью человека и любого животного.

И. П. Павлов назвал эту систему второй сигнальной системой. Она возникла у людей в связи с общественным трудом и связана с речью.

Павловские методы работы, павловское учение о высшей нервной деятельности, павловская вторая сигнальная система — это не просто блестящие страницы, вписанные в историю науки: И. П. Павлов — целая эпоха в науке, с ним пришла «новая физиология». Он создал обширную «павловскую» школу в СССР, его учение оказало огромное влияние и на работы физиологов всего мира.

И. М. Сеченов старался показать, что в основе всех сознательных и бессознательных действий лежат рефлексы.

И. П. Павлов своим учением об условных рефлексах доказал правильность утверждений Сеченова. Учение И. П. Павлова объяснило законы работы больших полушарий головного мозга, и оно же до конца раскрыло тайну сказочной «души».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Илья Ильич Мечников (1845 — 1916) Николай Федорович Гамалея (1859 — 1949)

Ученые предложили гипотезу о том, как Земля стала пригодной для жизни

Идея ученых охватывает огромный исторический период: начиная с самых ранних лет существования Земли, когда появились породы, взаимодействовавшие с морской водой таким образом, чтобы подтолкнуть биологическую материю к существованию.

Большинство ученых ранее выдвигали идею о том, что на Земле изначально возникла атмосфера, похожая на атмосферу Венеры: уровень углекислого газа был выше нынешнего в 100000 раз. Жизнь не смогла бы зародиться и долгое время существовать в таких условиях.
«Каким-то образом огромное количество атмосферного углерода должно было быть удалено. Поскольку не сохранилось никаких горных пород, относящихся к ранней Земле, мы решили построить теоретическую модель очень ранней Земли с нуля», – отметили авторы.
Чтобы построить модель, ученым пришлось объедини аспекты термодинамики, механики жидкости и физики атмосферы. Исследователи выдвинули предположение о том, что ранняя Земля была покрыта необычными породами, которые в настоящее время не существуют на планете. Эти породы были обогащены минералом под названием пироксен и магнием. По словам ученых, богатые магнием минералы реагируют с углекислым газом и образуют карбонаты, играя тем самым ключевую роль в регулировании уровня атмосферного углерода. Гипотеза ученых связана с тем, что мантия Земли активно конвектировала. В дальнейшем сочетание влажной мантии и высокомагниевых пироксенитов ускорило процесс выведения углекислого газа из атмосферы.

Ученые также предполагают, что именно эти исчезнувшие породы на ранней Земле при реакции с морской водой генерировали большой поток водорода, который необходим для создания биомолекул. Таким образом, идея, предложенная учеными, решает вопрос не только о том, как Земля стала пригодной для жизни, но и о том, почему на ней возникла жизнь. Исследование появилось в журнале Nature.

Фото: Simone Marchi, Southwest Research Institute

Как упорство Павлова привело к прорыву в психологии

Приближается 171-я годовщина (26 сентября) со дня рождения известного русского физиолога Ивана Петровича Павлова (1849-1936). Павлов провел новаторскую работу по выяснению механизма переваривания пищи, за что в 1904 году был удостоен Нобелевской премии по физиологии и медицине.

Но более широко его помнят за его открытие «условного рефлекса», работу, которая сильно повлияла на развитие бихевиоризма в психологии.Работа Павлова увлекательно описана Джорджем Джонсоном в книге «Десять самых красивых экспериментов» (The Folio Society, 2008).

Иван Павлов, сын русского православного священника, учился на священника в конце 1860-х годов. Однако, движимый глубоким интересом к биологическому миру и воодушевленный книгой Дарвина «О происхождении видов», в 1870 году он оставил семинарию и поступил в Санкт-Петербургский университет, чтобы изучать химию. Он сосредоточился на физиологии, получив степень доктора медицины в 1879 году.

В 1891 г. Павлов был назначен главой физиологии в новом Институте экспериментальной медицины. Здесь он использовал сложные хирургические методы для изучения того, как пища переваривается и усваивается организмом. Павлов отдавал предпочтение «хроническому» подходу в своих физиологических исследованиях, когда животному, обычно собаке, под анестезией манипулировали желудком, пищеводом или слюнной железой, чтобы обеспечить сбор и анализ жидкости.

Наблюдения и измерения начались, когда животное полностью оправилось от этой операции.При распространенном «остром» подходе в физиологических экспериментах животное оперировали, чтобы увидеть некий биологический процесс в действии, после чего животное умерщвляли.

Для сбора и анализа слюны Павлов переместил отверстие протока, ведущего к слюнной железе, наружу щеки, закрепив его там швом.Слюна начала течь, когда еда была помещена на язык собаки, смазывая пищу, чтобы облегчить ее прохождение в желудок.

Здесь, а затем в двенадцатиперстной кишке нервные датчики анализируют пищу, сигнализируя организму о необходимости выделения соответствующих пищеварительных жидкостей, необходимых для переваривания всего, что съела собака. После получения Нобелевской премии за эту работу в 1904 году Павлов перешел от пищеварения к изучению «высших отделов нервной системы».

В своих исследованиях пищеварения Павлов отметил несколько моментов, которые побудили его двигаться дальше. Например, у собак начиналось выделение слюны при приближении Павлова и до того, как ему клали еду на язык. Кроме того, если собаке давали что-то неприятное, например, горчичное масло, слюна все еще текла, но состояла в основном из воды, чтобы смыть неприятный агент, и не было желудочных выделений. Слюноотделение и деятельность желудка были тесно связаны с рефлексами вегетативной нервной системы.

Павлов хотел посмотреть, могут ли внешние сигналы повлиять на этот процесс. Он звучал под метроном, когда давал собачьему корму. Через некоторое время у собаки выделялось слюноотделение при звуке метронома, даже когда не было еды – раньше у собаки выделялось слюноотделение только при виде и/или поедании пищи. Павлов назвал это «условным рефлексом», чтобы отличить его от «врожденного рефлекса», такого как выделение слюны при виде еды или отдергивание руки от огня.

Обусловливание

Врожденные рефлексы запрограммированы, тогда как условный рефлекс необходимо выучить.Павлов назвал это обучение «обусловливанием». Он также обнаружил, что условный рефлекс подавляется, если он постоянно дает неверный результат — если метроном постоянно звучит, но еда не появляется, у собаки в конце концов прекращается слюноотделение при звуке.

Павлов считал, что условные рефлексы объясняют поведение психотических людей — они удаляются от мира, потому что связывают все раздражители с возможной травмой. Открытия Павлова открыли путь к адаптированной модификации поведения и сыграли большую роль в бихевиористской теории психологии, представленной в Америке Джоном Уотсоном в 1913 году.

Бихевиоризм считает, что все ментальное можно свести к стимулам и реакциям. В настоящее время признано, что он дает лишь частичное описание человеческого поведения, но внес значительный вклад в психологию, например, в терапию модификации поведения для лечения определенных фобий.

Ленин пришел к власти в 1917 году в России. Павлов не верил в коммунизм и был откровенен: «Для такого социального эксперимента, который вы ставите, я бы не пожертвовал лягушачьими задними лапами.Однако его мировая известность защитила его от преследований, и он работал в своей лаборатории до самой смерти в возрасте 87 лет.

Уильям Ревиль — заслуженный профессор биохимии UCC

.

Когда мы начали понимать животных

Когда в 1872 году Чарльз Дарвин опубликовал свою книгу Выражение эмоций у человека и животных , многие люди нахмурились: эмоции у животных? Сегодня ученые продолжают исследовать сложный скрытый мир поведения животных, в котором, несомненно, есть два первопроходца, которые оба умерли 27 февраля: русский психолог Иван Петрович Павлов и австрийский зоолог Конрад Лоренц .

Любопытно, что Павлов (26 сентября 1849 г. – 27 февраля 1936 г.) и Лоренц (7 ноября 1903 г. – 27 февраля 1989 г.) не только не отстаивали одни и те же идеи, но и их теории во многом различались. Однако, поскольку они принадлежали к разным поколениям и не имели возможности прямо обсуждать свои взгляды, в некотором смысле можно было бы сказать, что они представляют собой два последовательных этапа в построении науки . И действительно, исследования Павлова были для Лоренца единственным, что стоило спасти от волны, охватившей творчество русских.

Опыты Павлова хорошо известны. Собаки, у которых выделяется слюна просто при звуке колокольчика, объявляющего о том, что они едят, теперь являются частью популярной культуры. Однако, когда все сказано и сделано, ни в коем случае не ясно, что исследователь действительно использовал звонок, а скорее использовал метрономов и зуммеров . Менее известно, однако, что это было случайное открытие, поскольку намерением Павлова было изучение не поведения, а скорее пищеварения.

Собаки Павлова

В 1884 году, имея в кармане докторскую степень по физиологии, Павлов начал исследования пищеварительной функции у собак.У животных выделялось слюноотделение, когда им предлагали пищу, но, изучая это, физиолог сделал любопытное наблюдение: как только собаки научились узнавать своих опекунов, они выделяли слюну, просто глядя на них.

Иван Павлов. Источник: Викимедиа

Таким образом, он вскоре обнаружил, что животные могут ассоциировать нейтральный раздражитель , такой как звук, с безусловным раздражителем , пищей, так что первый становится условным раздражителем, способным провоцировать то же самое. реакция как еда.Павлов называл эту реакцию «психическими выделениями», которые вырабатывались в виде «условного рефлекса» (нынешний условный рефлекс). В 1904 году Павлов получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине за исследования пищеварительных желез. Но годом ранее он представил на медицинском конгрессе в Мадриде работу над тем, что сейчас называется классическим обусловливанием , что действительно сделало его известной фигурой для потомков.

Примерно в то же время в Соединенных Штатах зародилась новая школа психологии: бихевиоризм.Бихевиористы отвергли психологию, которую нельзя было измерить или предсказать. По этой причине они разработали систематическую методологию, которая позволила им перенести изучение поведения в лабораторию с помощью контролируемых условий и наблюдаемых реакций. Для бихевиористов поведение учится на стимулах окружающей среды; разум при рождении был чистым листом, без врожденных шаблонов. Когда бихевиористы узнали о работе Павлова, они восприняли ее как откровение, хотя вскоре возникли разногласия.

Лоренц и животные инстинкты

В 1930-е годы, на подъеме бихевиоризма, австрийский зоолог, изучавший инстинкты животных, считал, что лабораторные эксперименты слишком редукционистские, чтобы понять поведение; Когда бихевиористы помещали голубей в непрозрачные ящики для изучения изолированной реакции, сказал он, они делали это потому, что боялись, что животные могут делать другие вещи, которые ослабили бы их упрощенные теории. Сегодня Лоренц известен, прежде всего, своими исследованиями , запечатлевших , связи цыплят с первым большим движущимся объектом, который они увидят; но его видение поведения как сложного изучения набора врожденных паттернов, где рефлексы являются еще одним элементом, возвысило его как одного из отцов этологии , биологии поведения животных.

Конрад Лоренц. Credit: Max Planck Gesellschaft

Но точно так же, как отношение Лоренца к бихевиористам проистекало из его отказа участвовать в ожесточенном споре, вместо этого он с уважением относился к идеям Павлова; он ценил его физиологический подход к поведению, что не интересовало бихевиористов. Этолог считал, что эксперименты русского выявили гораздо больше, чем он заключил, и что эти выводы подтверждают его собственную теорию.«Я далек от того, чтобы смеяться над Павловым, — писал он однажды. Через шестьдесят девять лет после Павлова имя Лоренца также будет внесено в список лауреатов Нобелевской премии.

Хавьер Янес

@yanes68

Иван Павлов и классическое обусловливание: теория, эксперименты и вклад в психологию — видео и стенограмма урока

Классическое кондиционирование

Люди, которые кормили собак Павлова, были одеты в лабораторные халаты.Павлов заметил, что собаки начинали пускать слюни всякий раз, когда видели лабораторные халаты, даже если в поле зрения не было еды. Павлов недоумевал, почему у собак выделяется слюна на лабораторные халаты, а не только на еду. Он провел исследование, в котором звонил в колокольчик каждый раз, когда кормил собак. Довольно скоро от простого звонка у собак текла слюна.

Павлов сказал, что собаки демонстрировали классическую кондицию . Он резюмировал это так: есть нейтральный раздражитель (звонок), который сам по себе не вызовет реакции, вроде слюноотделения.Есть также ненейтральный или безусловный стимул (еда), который вызывает безусловную реакцию (слюноотделение). Но если вы предъявляете нейтральный раздражитель и безусловный раздражитель вместе, в конце концов собака научится их ассоциировать. Через некоторое время нейтральный раздражитель сам по себе вызовет ту же реакцию, что и безусловный раздражитель, подобно тому, как собаки пускают слюни, услышав звонок. Это называется условной реакцией . Думайте о безусловной реакции как о совершенно естественной, а об условной реакции как о чем-то, чему мы учимся.

Классическое кондиционирование

Классическая обусловленность у людей: эксперимент с Маленьким Альбертом

Павлов продемонстрировал обусловленность на собаках, но американский психолог Джон Уотсон хотел доказать, что это происходит и у людей. Он взял 9-месячного мальчика по имени Альберт и показал ему несколько предметов, в том числе белую крысу. Альберт, похоже, никого из них не боялся.

Маленький Альберт

В следующий раз, когда Ватсон показал Альберту белую крысу, он издал громкий звук, ударив молотком по металлу.Пораженный и напуганный, Альберт заплакал. После множества совмещений громкого шума с крысой Альберту показали крысу без шума. Маленький Альберт заплакал. Он научился ассоциировать белую крысу с громким шумом и имел условную реакцию на крысу.

Вклад Павлова в психологию

Классическая теория обусловленности Павлова оказала глубокое влияние на то, как психологи рассматривали человеческое поведение. Но у Павлова был и другой важный вклад в психологию.До Павлова психология в основном заключалась в том, чтобы спрашивать людей об их мыслях и чувствах. Не было никакого научного наблюдения, потому что невозможно наблюдать за мыслями и чувствами. После его исследования психологи, такие как Джон Ватсон, начали понимать, что изучение человеческого поведения важно. Благодаря Павлову исследования, основанные на наблюдении за человеческим поведением, стали центральной частью психологии.

Резюме урока

Иван Павлов изучал поведение собак и разработал теорию классического обусловливания , которая объясняет, как люди связывают в уме два стимула и реагируют на один из них так, как если бы это был другой.Благодаря ему психологи не только поняли классическую обусловленность, но и осознали ценность изучения поведения людей.

Результаты обучения

После завершения этого урока вы должны уметь:

  • Описывать эксперименты Ивана Павлова с собаками и эксперимент Джона Ватсона с Маленьким Альбертом
  • Объясните классическую теорию обусловливания Павлова
  • Определить вклад Павлова в психологию

MBL History Project — Люди Лаборатории: С Днем Рождения, Иван Павлов!

(Исторический проект Image MBL)

Познакомьтесь с Томасом Хантом Морганом .Морган изучал все, от плодовых мушек до эмбриологии. Он получил докторскую степень в 1890 году в Университете Джона Хопкинса, изучая эмбрионы морских пауков. Проработав несколько лет в Италии, Морган в 1904 году приехал в Колумбию для изучения наследственности, половой дифференциации и развития плодовых мушек. Его лаборатория стала известна как комната мух в Колумбии, известная своими генетическими исследованиями. В 1933 году Морган получил первую Нобелевскую премию в области генетики за «открытия, касающиеся роли хромосомы в наследственности». ” 

(Пикник в Вудс-Хоул, Морган в центре. Image MBL History Project)

Морган в MBL . Почти каждое лето с 1890 по 1942 год Морган проводил в Вудс-Хоул в Морской биологической лаборатории. Именно в MBL он первоначально собирал морских пауков для своей дипломной работы, а когда он начал изучать плодовых мух, Drosophila melanogaster, , в 1900-х годах, он привез своих мух из Нью-Йорк — Вудс-Хоул. Он решил проводить исследования в MBL, потому что атмосфера для обмен идеями был таким захватывающим.В MBL и других местах Морган выступал за экспериментальные подходы к научным вопросам. Морган также был попечителем MBL с 1897 года до своей смерти в 1945 году. Морган был первым лауреатом Нобелевской премии, связанным с MBL. На сегодняшний день более 50 филиалов MBL получили Нобелевские премии. В 2012 году семья Моргана пожертвовала его Нобелевскую премию MBL, которая сейчас хранится в специальной комнате для коллекций.Мемориальная доска в здании Лилли увековечивает время, проведенное там Морганом. Дом Вудс-Хоул, построенный Морганом в 1906 году, до сих пор занимает его семья.

(Морган (в центре) в комнате для мух, Колумбия, изображение MBL History Project)

Чтобы узнать больше о Моргане, ознакомьтесь с нашим сестринским проектом, биографической статьей проекта «Эмбрион» и этой статьей о его значении для Колумбии. Лауреаты Нобелевской премии Лаборатории постов призваны пролить свет на невероятных исследователей в MBL! С помощью фотографий и рассказов лауреаты Нобелевской премии из лаборатории черпают информацию из архивов MBL, чтобы нарисовать более четкую картину науки в истории.

(Image MBL History Project)

Найдите больше архивных материалов, таких как фотографии, оцифрованные записные книжки, онлайн-выставки и многое другое на нашем веб-сайте: http://history.archives.mbl.edu/ и свяжитесь с нами на Facebook и Twitter. @MBLHistory

(MBL Trustees 1940, Морган сидит 4-й слева, изображение MBL History Project)

Мы всегда рядом с тем, где мы были


Изображение из галереи Blue Diamond / Creative commons


Под редакцией Мэтью А. Макинтош / 26.02.2018
Историк
Brewminate Главный редактор


1.1 – Определение обучения

Обучение включает изменение поведения или знаний, возникающее в результате опыта.

1.1.1 – Что такое обучение?

Обучение — это адаптивная функция, посредством которой наша нервная система изменяется по отношению к раздражителям в окружающей среде, тем самым изменяя наши поведенческие реакции и позволяя нам функционировать в окружающей среде.Этот процесс первоначально происходит в нашей нервной системе в ответ на внешние раздражители. Нейронные пути можно укрепить, обрезать, активировать или перенаправить, и все это вызывает изменения в наших поведенческих реакциях.

Инстинкты и рефлексы являются врожденными формами поведения — они возникают естественным образом и не требуют обучения. Напротив, обучение — это изменение поведения или знаний, возникающее в результате опыта. Область поведенческой психологии в основном фокусируется на измеримом поведении, которое изучается, а не на попытках понять внутренние состояния, такие как эмоции и отношения.

1.1.2 – Виды обучения

Существует три основных типа обучения: классическое обусловливание, оперантное обусловливание и наблюдательное обучение. Как классическое, так и оперантное обусловливание являются формами ассоциативного научения, при котором ассоциации создаются между событиями, происходящими вместе. Обучение через наблюдение, как оно и звучит: обучение через наблюдений за другими.

1.1.3 – Классическое кондиционирование

Классическое обусловливание — это процесс, посредством которого мы учимся связывать события или стимулы, которые часто происходят вместе; в результате этого мы учимся предвосхищать события.Иван Павлов провел известное исследование с участием собак, в ходе которого он обучил (или приучил ) собак ассоциировать звук колокольчика с присутствием куска мяса. Кондиционирование достигается, когда звук колокольчика сам по себе заставляет собаку выделять слюну в ожидании мяса.

1.1.4 – Оперантное обусловливание

Оперантное обусловливание — это процесс обучения, посредством которого поведение подкрепляется или наказывается, таким образом усиливая или подавляя реакцию.Эдвард Торндайк ввел термин «закон эффекта», согласно которому поведение, за которым следуют удовлетворяющие организм последствия, с большей вероятностью повторятся, а поведение, за которым следуют неприятные последствия, повторится с меньшей вероятностью. Б. Ф. Скиннер исследовал оперантное обусловливание, проводя эксперименты с крысами в так называемом «ящике Скиннера». Со временем крысы узнали, что нажатие на рычаг напрямую вызывает выброс пищи, демонстрируя, что на поведение могут влиять награды или наказания.Он различал положительное и отрицательное подкрепление, а также исследовал концепцию угасания.

1.1.5 – Обучение через наблюдение

Обучение через наблюдение происходит путем наблюдения за поведением других и имитации этого поведения, даже если в это время нет подкрепления. Альберт Бандура заметил, что дети часто учатся, подражая взрослым, и проверил свою теорию, используя знаменитый эксперимент с куклой Бобо. В ходе этого эксперимента Бандура узнал, что дети будут нападать на куклу Бобо после того, как увидят, как взрослые бьют куклу.

2.1 – Основные принципы классического обусловливания: Павлов

2.1.1 – Обзор

Иван Павлов (1849–1936) был русским ученым, чьи работы с собаками повлияли на понимание того, как происходит обучение. Благодаря своим исследованиям он создал теорию классической обусловленности.

Исследования Ивана Павлова по классическому обусловливанию глубоко повлияли на психологию обучения и область бихевиоризма.

2.1.2 – Основные принципы

Иван Павлов: Павлов известен своими исследованиями в области классической обусловленности, которые оказали влияние на понимание обучения.

Классическое обусловливание — это форма обучения, при которой условный стимул (CS) связывается с несвязанным безусловным стимулом (US) , чтобы вызвать поведенческую реакцию, известную как условная реакция (CR). Условная реакция — это выученная реакция на ранее нейтральный раздражитель. Безусловным раздражителем обычно является биологически значимый раздражитель, такой как пища или боль, который с самого начала вызывает безусловную реакцию (УР) .Условный раздражитель обычно нейтрален и сначала не вызывает особой реакции, но после обусловливания вызывает условную реакцию.

Угашение  это снижение условной реакции, когда безусловный раздражитель больше не предъявляется вместе с условным раздражителем. При предъявлении одного условного раздражителя человек будет демонстрировать все более и более слабую реакцию и, наконец, не будет никакой реакции. В терминах классической обусловленности происходит постепенное ослабление и исчезновение условной реакции.В связи с этим, спонтанное восстановление относится к возвращению ранее погашенной условной реакции после периода отдыха. Исследования показали, что при повторяющихся циклах угашения/восстановления условная реакция становится менее интенсивной с каждым периодом восстановления.

2.1.3 – Знаменитый этюд Павлова

Классическое обусловливание: Перед обусловливанием безусловный раздражитель (пища) вызывает безусловную реакцию (слюноотделение), а нейтральный раздражитель (звонок) не оказывает эффекта.Во время обусловливания безусловный раздражитель (еда) предъявляется повторно сразу после предъявления нейтрального раздражителя (звонка). После обусловливания нейтральный раздражитель сам по себе вызывает условную реакцию (слюноотделение), становясь, таким образом, условным раздражителем.

Самый известный из экспериментов Павлова связан с изучением слюноотделения собак. Первоначально Павлов изучал слюну собак, связанную с пищеварением, но, проводя свои исследования, он заметил, что у собак начиналось выделение слюны каждый раз, когда он входил в комнату, даже если у него не было еды.Собаки ассоциировали его вход в комнату с кормлением. Это побудило Павлова разработать серию экспериментов, в которых он использовал различные звуковые объекты, такие как зуммер, для условий реакции слюноотделения у собак.

Он начал с того, что включал зуммер каждый раз, когда собакам давали еду, и обнаружил, что у собак начинается слюноотделение сразу после того, как они слышат зуммер — даже до , когда они видят еду. Через некоторое время Павлов начал бить зуммером, вообще не давая еды, и обнаружил, что у собак продолжало выделяться слюноотделение при звуке зуммера даже в отсутствие еды.Они научились ассоциировать звук зуммера с кормлением.

Если мы посмотрим на эксперимент Павлова, мы сможем определить четыре фактора классической обусловленности в действии:

  • безусловная реакция представляла собой естественное слюноотделение собак в ответ на то, что они увидели или понюхали пищу.
  • Безусловным раздражителем был вид или запах самой пищи.
  • Условным раздражителем был звон колокольчика, ранее не имевший связи с пищей.
  • Условной реакцией , следовательно, было слюноотделение собак в ответ на звон колокольчика, даже когда пищи не было.

Павлов успешно связал безусловную реакцию (естественное слюноотделение в ответ на пищу) с условным раздражителем (зуммер), в конечном итоге создав условный ответ (слюноотделение в ответ на зуммер). Этими результатами Павлов создал свою теорию классической обусловленности.

2.1.4 – Неврологическая реакция на обусловливание

Рассмотрим, как в мозгу возникает условная реакция. Когда собака видит еду, визуальные и обонятельные стимулы посылают информацию в мозг через соответствующие нервные пути, в конечном итоге активируя слюнные железы для выделения слюны. Эта реакция является естественным биологическим процессом, так как слюна помогает перевариванию пищи. Когда собака слышит зуммер и в то же время видит еду, слуховой стимул активирует соответствующие нервные пути.Однако, поскольку эти пути активируются одновременно с другими нервными путями, между слуховым стимулом и поведенческим ответом возникают слабые синаптические реакции. Со временем эти синапсы укрепляются, так что достаточно звука зуммера (или звонка), чтобы активировать путь, ведущий к слюноотделению.

2.1.5 – Бихевиоризм и другие исследования

Исследования Павлова способствовали развитию других исследований и теорий бихевиоризма, который представляет собой подход к психологии, заинтересованный в наблюдаемом поведении, а не во внутренней работе разума.Философ Бертран Рассел утверждал, что работа Павлова была важным вкладом в философию разума. Исследования Павлова также внесли свой вклад в теорию личности Ганса Айзенха об интроверсии и экстраверсии. Айзенч опирался на исследования Павлова на собаках, выдвинув гипотезу о том, что различия в возбуждении, проявляемые собаками, были обусловлены врожденными генетическими различиями. Затем Айзенч распространил исследование на черты личности человека.

Исследования Павлова в дальнейшем привели к разработке важных техник поведенческой терапии, таких как флуд и десенсибилизация, для людей, которые борются со страхом и тревогой. Десенсибилизация — это своего рода обратное обусловливание, при котором человек неоднократно подвергается воздействию того, что вызывает тревогу. Наводнение  похоже на то, что оно подвергает человека воздействию вещи, вызывающей беспокойство, но делает это более интенсивно и продолжительно.

2.2 – Применение классического обусловливания к человеческому поведению

Исследования продемонстрировали эффективность классического обусловливания в изменении человеческого поведения.

После первых экспериментов Ивана Павлова во многих исследованиях изучалось применение классического обусловливания к человеческому поведению.

2.2.1 – Эксперимент Ватсона «Маленький Альберт»

Эксперимент с Маленьким Альбертом. Благодаря обобщению стимулов Маленький Альберт начал бояться пушистых вещей, в том числе Ватсона в маске Санта-Клауса.

В начале 1900-х годов Джон Б. Уотсон провел спорный классический эксперимент по формированию условного рефлекса над младенцем по имени «Маленький Альберт». Уотсону было интересно изучить влияние обусловливания на реакцию страха у людей, и он познакомил Маленького Альберта с рядом предметов, таких как белая крыса, кролик и собака.Первоначально Альберт не боялся ни одного из предметов. Затем Ватсон позволил Альберту поиграть с крысой, но когда Альберт играл, Ватсон внезапно ударил молотком по металлическому стержню. Звук испугал Альберта и заставил его плакать. Каждый раз, когда Альберт прикасался к крысе, Ватсон снова стучал молотком по стойке. Уотсон смог успешно научить Альберта бояться крысы из-за ее связи с громким шумом. В конце концов, Альберт стал бояться других подобных пушистых предметов, таких как кролик и даже маска Санта-Клауса.Хотя исследование Уотсона дало новый взгляд на обусловливание, оно было бы сочтено неэтичным в соответствии с текущими этическими стандартами, установленными Американской психологической ассоциацией.

2.2.2 – Классическая обусловленность человека

Влияние классического обусловливания можно увидеть в таких реакциях, как фобии, отвращение, тошнота, гнев и сексуальное возбуждение. Знакомым примером является условная тошнота, при которой вид или запах определенной пищи вызывает тошноту, потому что в прошлом она вызывала расстройство желудка.Точно так же, когда вид собаки ассоциируется с воспоминанием об укусе, результатом может быть условный страх перед собаками.

В качестве адаптивного механизма обусловливание помогает защитить человека от вреда или подготовить его к важным биологическим событиям, таким как сексуальная активность. Таким образом, стимул, возникший до сексуального взаимодействия, вызывает сексуальное возбуждение, которое подготавливает человека к сексуальному контакту. Например, сексуальное возбуждение у людей было обусловлено сочетанием стимула, такого как изображение банки с пенни, с видами эротического видеоклипа.Аналогичные эксперименты с голубыми рыбками-гурами и одомашненными перепелами показали, что такое обусловливание может увеличить количество потомства. Эти результаты показывают, что методы кондиционирования могут помочь повысить уровень фертильности у бесплодных людей и исчезающих видов.

2.2.3 – Поведенческая терапия

Классическое обусловливание использовалось как успешная форма лечения для изменения или модификации поведения, такого как злоупотребление психоактивными веществами и курение. Некоторые методы лечения, связанные с классическим обусловливанием, включают терапию отвращения, систематическую десенсибилизацию и затопление. Терапия отвращением   – это тип поведенческой терапии, предназначенный для поощрения людей к отказу от нежелательных привычек, заставляя их ассоциировать эту привычку с неприятным эффектом. Систематическая десенсибилизация   – это лечение фобий, при котором человека учат расслабляться при воздействии раздражителей, вызывающих все большее беспокойство. Наводнение   – это форма десенсибилизации, при которой используется многократное воздействие очень неприятных раздражителей до тех пор, пока отсутствие подкрепления реакции тревоги не приведет к ее угасанию.

2. 2.4 – Классическая обусловленность в повседневной жизни

Классическое кондиционирование используется не только в терапевтических вмешательствах, но и в повседневной жизни. Менеджеры по рекламе, например, умеют применять принципы ассоциативного обучения. Подумайте о рекламе автомобилей, которую вы видели по телевизору: во многих из них фигурирует привлекательная модель. Ассоциируя модель с рекламируемым автомобилем, вы начинаете воспринимать автомобиль как желанный (Cialdini, 2008).Вы можете спросить себя, действительно ли эта рекламная техника работает? Согласно Cialdini (2008), мужчины, которые смотрели рекламу автомобиля с привлекательной моделью, позже оценили автомобиль как более быстрый, привлекательный и лучше спроектированный, чем мужчины, которые смотрели рекламу того же автомобиля без модели.

3.1 – Основные принципы оперантного обусловливания: закон эффекта Торндайка

3.1.1 – Обзор

Закон эффекта Торндайка гласит, что поведение модифицируется его положительными или отрицательными последствиями.

Оперантное обусловливание — это теория обучения, которая фокусируется на изменениях в наблюдаемом поведении человека. При оперантном обусловливании на новое или продолжающееся поведение влияют новые или продолжающиеся последствия. Исследования этого принципа обучения впервые начались в конце 19 века с Эдварда Л. Торндайка, который установил закон эффекта .

3.1.2 – Эксперименты Торндайка

Коробка-головоломка Торндайка: на этом изображении показан пример коробки-головоломки Торндайка, а также график, демонстрирующий обучение кота внутри коробки.По мере того, как число испытаний увеличивалось, кошки могли быстрее убегать, обучаясь.

В самой известной работе Торндайка коты пытались перемещаться по разным коробкам-головоломкам. В этом эксперименте он поместил голодных кошек в самодельные коробки и зафиксировал время, которое им потребовалось, чтобы выполнить необходимые действия, чтобы сбежать и получить награду в виде еды. Торндайк обнаружил, что при последовательных испытаниях кошки учатся на предыдущем поведении, ограничивают неэффективные действия и быстрее убегают из коробки.Он заметил, что кошки, казалось, научились путем запутанного процесса проб и ошибок, какие действия следует продолжать, а от каких следует отказаться; хорошо обученная кошка могла быстро запомнить и повторно использовать действия, которые привели к побегу к еде.

3.1.3 – Закон Эффекта

Торндайк понял, что не только стимулы и реакции связаны, но и то, что поведение может быть изменено последствиями. Он использовал эти открытия, чтобы опубликовать свою ныне известную теорию «закона эффекта».Согласно закону эффекта, поведение, за которым следуют удовлетворяющие организм последствия, с большей вероятностью будет повторяться, а поведение, за которым следуют неприятные последствия, повторится с меньшей вероятностью. По сути, если организм делает что-то, что приводит к желаемому результату, он, скорее всего, сделает это снова. Если организм делает что-то, что не приводит к желаемому результату, он с меньшей вероятностью сделает это снова.

Закон эффекта: Изначально коты демонстрировали в коробке разное поведение.В последовательных испытаниях действия, которые помогли сбежать из ящика и получить награду в виде еды, воспроизводились и повторялись с большей частотой.

Закон эффекта Торндайка теперь дает большую часть того, что мы знаем об оперантном обусловливании и бихевиоризме. Согласно этому закону, поведение модифицируется его последствиями, и оперантный человек или животное может усвоить эту базовую связь между стимулом и реакцией. Как только установлена ​​связь между поведением и последствиями, реакция усиливается, и эта ассоциация несет исключительную ответственность за возникновение такого поведения.Торндайк утверждал, что обучение — это просто изменение поведения в результате следствия, и что если действие приносит вознаграждение, оно отпечатывается в уме и доступно для последующего припоминания.

С раннего возраста мы узнаем, какие действия полезны, а какие вредны, путем проб и ошибок. Например, маленький ребенок играет со своим другом на детской площадке и игриво сталкивает своего друга с качелей. Ее подруга падает на землю и начинает плакать, а затем отказывается играть с ней до конца дня.Действия ребенка (толкание друга) зависят от их последствий (отказ друга играть с ним), и он учится не повторять это действие, если хочет продолжать играть со своим другом.

Закон эффекта был расширен до различных форм модификации поведения. Поскольку закон следствия является ключевым компонентом бихевиоризма, он не включает никаких ссылок на ненаблюдаемые или внутренние состояния; вместо этого он опирается исключительно на то, что можно наблюдать в человеческом поведении. Хотя эта теория не объясняет все человеческое поведение в целом, она применяется почти ко всем областям человеческой жизни, но особенно к образованию и психологии.

3.2 – Основные принципы оперантного обусловливания: Скиннер

3. 2.1 – Обзор

Б. Ф. Скиннер был психологом-бихевиористом, который расширил область своей деятельности, определив и разработав оперантное обусловливание.

Оперантное обусловливание — это теория бихевиоризма, которая фокусируется на изменениях в наблюдаемом поведении человека. При оперантном обусловливании на новое или продолжающееся поведение влияют новые или продолжающиеся последствия. Исследование этого принципа обучения было впервые проведено Эдвардом Л.Торндайком в конце 1800-х годов, а затем стал популярным благодаря Б. Ф. Скиннеру в середине 1900-х годов. Большая часть этих исследований информирует о современных практиках человеческого поведения и взаимодействия.

3.2.2 – Скиннеровские теории оперантного обусловливания

Почти через полвека после первой публикации Торндайком принципов оперантного обусловливания и закона эффекта Скиннер попытался доказать расширение этой теории — что любое поведение в той или иной степени является результатом оперантного обусловливания. Скиннер предположил, что если за поведением следует подкрепление, такое поведение с большей вероятностью будет повторяться, но если за ним следуют какие-то неприятные стимулы или наказания, оно повторится с меньшей вероятностью. Он также считал, что эта выученная ассоциация может закончиться или исчезнуть, если убрать подкрепление или наказание.

3.2.3 – Эксперименты Скиннера

Б. Ф. Скиннер: Скиннер был ответственным за определение сегмента бихевиоризма, известного как оперантное обусловливание — процесс, посредством которого организм учится в своей физической среде.

Самыми известными исследованиями Скиннера были простые эксперименты с подкреплением, проведенные на лабораторных крысах и домашних голубях, которые продемонстрировали самые основные принципы оперантного обусловливания. Большую часть своих исследований он проводил в специальном накопительном регистраторе, который сейчас называют «ящиком Скиннера», который использовался для анализа поведенческих реакций испытуемых. В этих коробках он предъявлял испытуемым положительное подкрепление, отрицательное подкрепление или аверсивные стимулы в различные временные интервалы (или «расписания»), которые были разработаны для того, чтобы вызвать или подавить определенное целевое поведение.

В своей первой работе с крысами Скиннер помещал крыс в ящик Скиннера с рычагом, прикрепленным к трубке для кормления. Всякий раз, когда крыса нажимала на рычаг, выбрасывалась пища. После многократных испытаний крысы усвоили связь между рычагом и едой и стали проводить больше времени в ящике, добывая пищу, чем выполняя какие-либо другие действия. Именно благодаря этой ранней работе Скиннер начал понимать влияние поведенческих непредвиденных обстоятельств на действия.Он обнаружил, что скорость реакции, а также изменения характеристик реакции зависели от того, что происходило после того, как было выполнено поведение, а не до него. Скиннер назвал эти действия оперантным поведением , потому что они воздействовали на окружающую среду для получения результата. Процесс, с помощью которого можно было упорядочить непредвиденные обстоятельства подкрепления, ответственные за создание определенного поведения, впоследствии стал называться оперантным обусловливанием.

Чтобы доказать свою идею о том, что за все действия отвечает бихевиоризм, он позже создал «суеверного голубя».Он кормил голубя с непрерывными интервалами (каждые 15 секунд) и наблюдал за поведением голубя. Он обнаружил, что действия голубя будут меняться в зависимости от того, что он делал в моменты, предшествующие раздаче еды, независимо от того факта, что эти действия не имели никакого отношения к раздаче еды. Таким образом, он понял, что голубь сфабриковал причинно-следственную связь между своими действиями и вручением награды. Именно это развитие «суеверия» привело Скиннера к мысли, что любое поведение можно объяснить как выученную реакцию на определенные последствия.

В своих экспериментах с оперантным обусловливанием Скиннер часто использовал подход, называемый формированием . Вместо того, чтобы вознаграждать только целевое или желаемое поведение, процесс формирования включает в себя подкрепление последовательных приближений к целевому поведению. Поведенческие аппроксимации — это поведение, которое со временем становится все ближе к действительно желаемой реакции.

Скиннер считал, что любое поведение предопределено прошлыми и настоящими событиями объективного мира.Он не учитывал в своем исследовании такие идеи, как свобода воли или индивидуальный выбор; вместо этого он утверждал, что любое поведение можно объяснить с помощью изученных физических аспектов мира, включая историю жизни и эволюцию. Его работы остаются чрезвычайно влиятельными в области психологии, бихевиоризма и образования.

3.3 – Формование

3.3.1 – Введение

Формирование — это метод оперантного обусловливания, с помощью которого подкрепляются последовательные приближения к целевому поведению.

Выставка собак: Дрессировка собак часто использует формирующий метод оперантного обусловливания.

В своих экспериментах по оперантному обусловливанию Скиннер часто использовал подход, называемый формированием. Вместо того, чтобы вознаграждать только целевое или желаемое поведение, процесс формирования включает в себя подкрепление последовательных приближений к целевому поведению. Этот метод требует, чтобы субъект выполнял действия, которые сначала просто напоминают целевое поведение; посредством подкрепления это поведение постепенно изменяется или формируется , чтобы стимулировать выполнение самого целевого поведения.Формирование полезно, потому что часто маловероятно, что организм будет спонтанно демонстрировать что-либо, кроме простейшего поведения. Это очень полезный инструмент для обучения животных, таких как собаки, выполнению сложных задач.

3.3.2 – Как работает формирование

При формировании поведение разбивается на множество маленьких достижимых шагов. Чтобы проверить этот метод, Б. Ф. Скиннер провел эксперименты по формированию крыс, которых он поместил в устройство (известное как ящик Скиннера), которое следило за их поведением. Целевое поведение крысы состояло в том, чтобы нажать на рычаг, который выпускал пищу. Первоначально вознаграждение дается даже за грубое приближение к целевому поведению — другими словами, даже за шаг в правильном направлении. Затем тренер вознаграждает поведение, которое на один шаг или на одно последовательное приближение ближе к целевому поведению. Например, Скиннер вознаграждал крысу за то, что она сделала шаг к рычагу, встала на задние лапы и коснулась рычага — все это было последовательным приближением к целевому поведению нажатия на рычаг.

По мере того, как субъект проходит каждое испытание поведения, награды за старые, менее приблизительные действия прекращаются, чтобы стимулировать продвижение к желаемому поведению. Например, как только крыса коснулась рычага, Скиннер мог перестать награждать ее за то, что она просто сделала шаг к рычагу. В эксперименте Скиннера каждое вознаграждение приближало крысу к целевому поведению, что в конечном итоге приводило к тому, что крыса нажимала на рычаг и получала пищу. Таким образом, формирование использует принципы оперантного обусловливания для обучения субъекта, поощряя правильное поведение и препятствуя неправильному поведению.

Таким образом, процесс формирования включает следующие этапы:

  • Подкрепляйте любую реакцию, напоминающую целевое поведение.
  • Затем подкрепите реакцию, которая больше похожа на целевое поведение. Вы больше не будете усиливать ранее усиленную реакцию.
  • Затем начните подкреплять реакцию, которая еще больше напоминает целевое поведение. Продолжайте укреплять все более и более близкие приближения к целевому поведению.
  • Наконец, подкрепляйте только целевое поведение.

3.3.3 – Применение формообразования

Этот процесс был воспроизведен с другими животными, включая людей, и теперь является обычной практикой во многих методах дрессировки и обучения. Он обычно используется для обучения собак выполнять словесные команды или ворваться в дом: хотя щенки редко могут автоматически выполнять целевое поведение, их можно сформировать в соответствии с этим поведением, последовательно вознаграждая поведение, которое приближается.

Формирование также является полезным методом обучения человека.Например, если отец хочет, чтобы его дочь научилась убираться в своей комнате, он может использовать шейпинг, чтобы помочь ее хозяину двигаться к цели. Сначала она убирает одну игрушку и получает вознаграждение. Во-вторых, она убирает пять игрушек; затем выбирает, взять ли десять игрушек или убрать книги и одежду; затем убирает все, кроме двух игрушек. Благодаря серии наград она, наконец, учится убирать всю свою комнату.

3.4 – Поощрение и наказание

3.4.1 – Введение

Подкрепление и наказание — это принципы оперантного обусловливания, которые увеличивают или уменьшают вероятность поведения.

Поощрение и наказание — это принципы, используемые в оперантном обусловливании. Подкрепление  означает, что вы усиливаете поведение: это любое последствие или результат, повышающий вероятность определенного поведенческого ответа (и, следовательно, подкрепляющий  поведение). Усиливающий эффект на поведение может проявляться по-разному, включая более высокую частоту, большую продолжительность, большую величину и короткую латентность реакции. Наказание  означает, что вы уменьшаете поведение: это любое последствие или результат, который снижает вероятность поведенческой реакции.

Угасание   в оперантном обусловливании относится к полному угасанию подкрепляемого поведения. Это происходит в какой-то момент после прекращения подкрепления; скорость, с которой это происходит, зависит от графика подкрепления, который более подробно обсуждается в другом разделе.

3.4.2 – Положительное и отрицательное подкрепление и наказание

Как поощрение, так и наказание могут быть положительными или отрицательными. В оперантном обусловливании положительное и отрицательное не означает хорошее или плохое.Вместо этого положительный означает, что вы что-то добавляете, а отрицательный означает, что вы что-то убираете. Все эти методы могут манипулировать поведением субъекта, но каждый работает по-своему.

Оперантное обусловливание: В контексте оперантного обусловливания, независимо от того, подкрепляете ли вы поведение или наказываете его, «положительный» всегда означает, что вы добавляете стимул (не обязательно хороший), а «отрицательный» всегда означает, что вы удаление  раздражителя (не обязательно плохого.См. синий текст и желтый текст выше, которые обозначают положительное и отрицательное значение соответственно. Точно так же подкрепление всегда означает, что вы повышаете  (или поддерживаете) уровень поведения, а наказание всегда означает, что вы снижаете уровень поведения. См. зеленый и красный фон выше, которые обозначают подкрепление и наказание соответственно.

  • Положительные подкрепления добавляют желаемый или приятный стимул для увеличения или поддержания частоты поведения.Например, ребенок убирает свою комнату и получает в награду печенье.
  • Отрицательные подкрепления удаляют неприятный или отталкивающий стимул, чтобы увеличить или сохранить частоту поведения. Например, ребенок убирает свою комнату и получает вознаграждение за то, что ему не нужно мыть посуду в тот вечер.
  • Положительные наказания добавляют неприятный стимул, чтобы уменьшить поведение или реакцию. Например, ребенок отказывается убирать свою комнату, поэтому родители заставляют его мыть посуду в течение недели.
  • Отрицательные наказания удаляют приятный стимул, чтобы уменьшить поведение или реакцию.Например, ребенок отказывается убираться в своей комнате, поэтому ее родители не разрешают ей сегодня днем ​​играть с подругой.

3.4.3 – Первичные и вторичные усилители

Стимул, используемый для подкрепления определенного поведения, может быть как первичным, так и вторичным. Первичное подкрепление, также называемое безусловным подкреплением, — это стимул, обладающий врожденными подкрепляющими свойствами. Эти виды подкрепления не изучаются. Вода, еда, сон, кров, секс, прикосновение и удовольствие — все это примеры первичных подкреплений: организмы не теряют тяги к этим вещам.Некоторые первичные подкрепления, такие как наркотики и алкоголь, просто имитируют эффекты других подкреплений. Для большинства людей прыжок в прохладное озеро в очень жаркий день будет подкрепляющим действием, а прохладное озеро будет подкрепляющим от природы — вода охлаждает человека (физическая потребность), а также доставляет удовольствие.

Вторичное подкрепление, также называемое условным подкреплением, не имеет внутренней ценности и обладает подкрепляющими свойствами только в том случае, если связано или сочетается с первичным подкреплением.До образования пары вторичное подкрепление не оказывает значимого влияния на субъекта. Деньги — один из лучших примеров вторичного подкрепления: они чего-то стоят только потому, что вы можете использовать их для покупки других вещей — либо вещей, удовлетворяющих основные потребности (еда, вода, кров — все первичные подкрепления), либо других вторичных подкреплений.

3.5 – Графики армирования

3.5.1 – Введение

Графики подкрепления определяют, как и когда поведение будет сопровождаться подкреплением.

График подкрепления — это тактика, используемая в оперантном обусловливании, которая влияет на то, как заучивается и поддерживается оперантная реакция. Каждый тип расписания налагает правило или программу, которая пытается определить, как и когда происходит желаемое поведение. Поведение поощряется с помощью подкрепления, обескураживает с помощью наказаний и исчезает при полном устранении стимула. Расписания варьируются от простых расписаний, основанных на соотношениях и интервалах, до более сложных составных расписаний, которые сочетают в себе одну или несколько простых стратегий для управления поведением.

3.5.2 – Непрерывное и прерывистое расписание

Непрерывные графики вознаграждают поведение после каждого выполнения желаемого поведения. Этот график подкрепления — самый быстрый способ научить кого-то поведению, и он особенно эффективен при обучении новому поведению. С другой стороны, простые прерывистые (иногда называемые частичными) расписания поощряют поведение только после определенных соотношений или интервалов ответов.

3.5.3 – Типы прерывистых графиков

Существует несколько различных типов графиков прерывистого подкрепления. Эти графики описываются либо как фиксированные, либо как переменные, а также как интервальные или пропорциональные.

3.5.3.1 – Фиксированный и переменный, соотношение и интервал

Фиксированный означает, что количество ответов между подкреплениями или время между подкреплениями установлено и остается неизменным. Переменная относится к тому, когда количество ответов или количество времени между подкреплениями варьируется или изменяется. Интервал означает, что расписание основано на времени между подкреплениями, а коэффициент означает, что расписание основано на количестве ответов между подкреплениями. Простые прерывистые расписания представляют собой комбинацию этих терминов, создавая следующие четыре типа расписаний:

  • Расписание с фиксированным интервалом   – это когда поведение вознаграждается через определенное время. Такой тип графика существует в платежных системах, когда кому-то платят почасово: сколько бы человек ни сделал за час работы (поведение), ему заплатят столько же (поощрение).
  • С графиком с переменным интервалом субъект получает подкрепление на основе переменного и непредсказуемого количества времени. Люди, которые любят ловить рыбу, испытывают такой тип графика подкрепления: в среднем в одном и том же месте вы, вероятно, поймаете примерно одинаковое количество рыбы за определенный период времени. Однако вы не знаете точно, когда эти уловы произойдут (подкрепление) в течение периода времени, проведенного на рыбалке (поведение).
  • В расписании с фиксированным соотношением существует определенное количество ответов, которые должны произойти, прежде чем поведение будет вознаграждено.Это можно увидеть в оплате такой работы, как сбор фруктов: сборщикам платят определенную сумму (поощрение) в зависимости от суммы, которую они собирают (поведение), что побуждает их собирать быстрее, чтобы заработать больше денег. В другом примере Карла получает комиссию за каждую пару очков, которые она продает в магазине очков. Качество того, что продает Карла, не имеет значения, потому что ее комиссионные не основаны на качестве; это основано только на количестве проданных пар. Это различие в качестве выполнения может помочь определить, какой метод подкрепления наиболее подходит для конкретной ситуации: фиксированные отношения лучше подходят для оптимизации количества выпуска, тогда как фиксированный интервал может привести к более высокому качеству выпуска.
  • В расписании с переменным соотношением количество ответов, необходимых для вознаграждения, варьируется. Это самый мощный тип прерывистого графика подкрепления. На людях этот тип графика используется казино для привлечения игроков: игровой автомат выплачивает среднее соотношение выигрыша — скажем, пять к одному — но не гарантирует, что каждая пятая ставка (поведение) будет вознаграждена (подкреплением) выигрышем. .

Все эти расписания имеют разные преимущества. В целом, пропорциональные графики неизменно вызывают более высокую частоту ответов, чем интервальные графики, из-за их предсказуемости.Например, если вы фабричный рабочий, которому платят за единицу продукции, которую вы производите, вы будете заинтересованы в том, чтобы производить эту продукцию быстро и последовательно. Переменные графики категорически менее предсказуемы, поэтому они, как правило, сопротивляются исчезновению и поощряют постоянное поведение. И игроки, и рыбаки могут понять чувство, что еще одно нажатие на рычаг игрового автомата или еще один час на озере изменит их удачу и принесет соответствующие награды. Таким образом, они продолжают играть и ловить рыбу, несмотря на ранее неудачную обратную связь.

Угасание подкрепляемого поведения происходит в какой-то момент после прекращения подкрепления, и скорость, с которой это происходит, зависит от графика подкрепления. Среди графиков подкрепления переменное соотношение наиболее устойчиво к угасанию, в то время как с фиксированным интервалом его легче всего погасить.

3.5.4 – Простые и составные расписания

Реакции простого графика подкрепления: Четыре графика подкрепления дают разные модели реагирования.График с переменным соотношением непредсказуем и дает высокую и устойчивую скорость реакции с небольшой паузой, если она вообще есть, после подкрепления (например, азартной игры). График с фиксированным соотношением предсказуем и дает высокую скорость реакции с короткой паузой после подкрепления (например, продажи очков). График с переменным интервалом непредсказуем и обеспечивает умеренную, устойчивую скорость реакции (например, рыбалка). График с фиксированным интервалом дает гребешковый паттерн реакции, отражающий значительную паузу после подкрепления (т.г., почасовая занятость).

Все вышеописанные примеры относятся к простым расписаниям. Составные графики объединяют как минимум два простых графика и используют одно и то же поощрение для одного и того же поведения. Составные графики часто встречаются на рабочем месте: например, если вы получаете почасовую оплату (фиксированный интервал), но у вас также есть стимул получать небольшую комиссию за определенные продажи (фиксированный коэффициент), вы подкрепляетесь составной график. Кроме того, если есть бонус в конце года, предоставляемый только трем сотрудникам на основе лотерейной системы, вас будет мотивировать переменный график.

Существует много возможностей для составных расписаний: например, наложенных расписаний используют как минимум два простых расписания одновременно. Параллельные расписания, , с другой стороны, предоставляют два возможных простых расписания одновременно, но позволяют участнику отвечать по любому расписанию по своему желанию. Все комбинации и виды схем подкрепления предназначены для того, чтобы вызвать определенное целевое поведение.

4.1 – Скрытый – Обучение

4.1.1 – Введение

Скрытое обучение происходит без какой-либо явной обусловленности или подкрепления поведения, что свидетельствует о когнитивном компоненте обучения.

Скрытое научение — это форма научения, которая не сразу выражается в явной реакции. Это происходит без какого-либо очевидного подкрепления заученного поведения или ассоциаций. Интерес к этому типу обучения, возглавленному Эдвардом К. Толменом, возник главным образом потому, что это явление, казалось, противоречило широко распространенному мнению о том, что для обучения необходимо подкрепление.Скрытое обучение не всегда очевидно для исследователя, потому что оно не проявляется в поведении до тех пор, пока не будет достаточной мотивации. Этот тип обучения нарушил ограничения бихевиоризма, утверждавшего, что процессы должны быть непосредственно наблюдаемы и что обучение является прямым следствием обусловленности стимулами.

Скрытое обучение подразумевает, что обучение может происходить без непосредственного присутствия каких-либо поведенческих изменений. Это означает, что обучение может быть полностью когнитивным, а не только посредством модификации поведения.Этот когнитивный акцент на обучении сыграл важную роль в развитии когнитивной психологии. Скрытое обучение может быть формой обучения через наблюдение (т. е. обучение, полученное в результате наблюдения за другими людьми или событиями), хотя оно также может происходить независимо от какого-либо наблюдения.

4.1.2 – Ранняя работа со скрытым обучением

Эдвард Толмен: Эдвард Толмен был поведенческим психологом, который впервые продемонстрировал скрытое обучение у крыс. Хотя он был бихевиористом по методу, его работа со скрытым обучением опровергла бихевиористскую идею о том, что обучение является исключительно продуктом обусловленности.

Эдвард Толмен (1886–1959) впервые задокументировал этот тип обучения в исследовании на крысах в 1930 году. Толмен разработал исследование с тремя группами крыс, помещенными в лабиринт. Первая группа не получила награды за финиш, вторая получила награду, а третья не получила награды за первые 10 дней, но затем получила награду за последние восемь дней.

Первая группа постоянно делала ошибки при прохождении лабиринта и показала небольшое улучшение по сравнению с 18-дневным исследованием. Вторая группа показала постоянное улучшение количества допущенных ошибок.Третья группа практически не показала улучшений в течение первых десяти дней, а затем резко улучшилась после того, как была вручена пищевая награда. Интересно, что улучшение в третьей группе было более выраженным, чем во второй группе с «постоянным вознаграждением».

Толмен предположил, что крысы из третьей группы действительно изучали «когнитивную карту» лабиринта в течение первых десяти дней; однако у них не было стимула пройти лабиринт без ошибок. Как только награда была вручена, обучение, которое оставалось латентным , стало полезным, и крысы прошли лабиринт более эффективно.

4.1.3 – Скрытое обучение у людей

В то время как большинство ранних исследований латентного обучения проводились на крысах, более поздние исследования стали включать детей. В одном из таких экспериментов от детей требовалось исследовать ряд предметов, чтобы найти ключ. После нахождения ключа детям предлагалось найти «неключевые» предметы. Дети находили эти предметы быстрее, если они предварительно подвергались их воздействию в первой части эксперимента. Их способность учиться таким образом возрастала по мере взросления (Stevenson, 1954).

Дети также могут учиться, наблюдая за действиями своих родителей, но только демонстрировать это позже, когда выученный материал понадобится. Например, предположим, что отец Рави каждый день отвозит его в школу. Таким образом, Рави узнает дорогу от своего дома до школы, но сам он никогда туда не ездил, поэтому у него не было возможности продемонстрировать, что он выучил дорогу. Однажды утром отцу Рави нужно рано уйти на собрание, поэтому он не может отвезти Рави в школу. Вместо этого Рави следует по тому же маршруту на своем велосипеде, что и его отец на машине.Это свидетельствует о латентном обучении: Рави знал дорогу в школу, но ему не нужно было демонстрировать это знание раньше.

В другом примере, возможно, вы регулярно гуляли по окрестностям и замечали — но никогда не использовали — определенный ярлык. Однажды вы получаете сообщение о том, что в соседнем ресторане есть бесплатная пицца, но только в течение следующих 15 минут. Вы используете ярлык, который вы заметили, потому что вы хотите добраться туда быстро. Хотя вы разработали когнитивную карту области посредством скрытого обучения, вы никогда не демонстрировали поведение, указывающее на то, что вы это сделали, пока от вас не потребовалось.

4.2 – Бандура и обучение наблюдению

4.2.1 – Введение

Обучение через наблюдение происходит путем наблюдения, сохранения и воспроизведения поведения, наблюдаемого на модели.

Обучение через наблюдение, также называемое моделированием или социальным обучением, происходит путем наблюдения, сохранения и воспроизведения поведения, наблюдаемого у других. Индивиды, демонстрирующие имитируемое поведение, называются моделями. Хотя этот тип обучения может иметь место на любом этапе жизни, считается, что он особенно важен в детстве, когда важен авторитет.Исходя из теории социального обучения Альберта Бандуры, обучение через наблюдение позволяет учиться без каких-либо прямых изменений в поведении; из-за этого он использовался в качестве аргумента против строгого бихевиоризма, который утверждает, что для того, чтобы обучение имело место, должно произойти поведение.

Обучение через наблюдение может научить совершенно новому поведению или повлиять на частоту ранее изученного поведения. Этот тип обучения также может поощрять ранее запрещенное поведение. В некоторых случаях наблюдательное обучение может влиять на поведение, похожее на моделируемое, но не идентичное ему.Например, видя, как модель преуспевает в игре на фортепиано, может мотивировать наблюдателя играть на саксофоне. Наблюдательная теория обучения предполагает, что поведение формируется не просто непосредственными последствиями, а, скорее, рассмотрением последствий действия.

4.2.2 – Альберт Бандура и эксперимент с куклой Бобо

Эксперимент с куклой Бобо (Бандура): Эксперимент с куклой Бобо был проведен Альбертом Бандурой в 1961 году и изучал модели поведения, связанные с агрессией.Бандура надеялся, что эксперимент докажет, что агрессию можно хотя бы частично объяснить теорией социального научения. Теория социального научения утверждает, что такому поведению, как агрессия, можно научиться, наблюдая за другими и подражая им.

Одним из первых зарегистрированных случаев обучения через наблюдение в исследованиях было исследование 1961 года, проведенное Альбертом Бандурой. Этот эксперимент продемонстрировал, что дети могут учиться, просто наблюдая за поведением социальной модели, и что наблюдение за подкреплением поведения модели может повлиять на то, будет ли подражать поведению.Бандура считал, что люди являются когнитивными существами, которые, в отличие от животных, (1) склонны думать о связи между своим поведением и его последствиями и (2) более вероятно, что на них повлияет то, что, по их мнению, произойдет, чем реальный опыт.

В своем эксперименте Бандура изучал реакцию детей дошкольного возраста на действия взрослых. Детям был представлен короткометражный фильм, в котором взрослая модель направила агрессию на надувную куклу Бобо. Были включены три основных условия: а) условие поощрения модели, при котором дети видели, как второй взрослый дает агрессивной модели конфеты за «чемпионат»; б) состояние модель-наказание, при котором дети видели, как второй взрослый ругает модель за агрессию; и в) состояние без последствий, при котором дети просто видели, как модель ведет себя агрессивно.

Результаты показали, что после просмотра фильма, когда дети оставались одни в комнате с куклой Бобо и реквизитом, используемым взрослым агрессором, они имитировали действия, свидетелями которых были. Те, кто находился в условиях образцового вознаграждения и отсутствия последствий, были более склонны имитировать агрессивные действия, чем те, кто находился в условиях образцового наказания. Дальнейшее тестирование показало, что дети в каждом состоянии обучались в равной степени, и только фактор мотивации препятствовал тому, чтобы поведение было одинаковым в каждом состоянии

.

4.2.3 – Четыре условия обучения через наблюдение

Согласно теории социального научения Бандуры, четыре условия или шага должны быть выполнены для того, чтобы произошло наблюдательное или социальное научение:

4.2.3.1 – Внимание

Наблюдатели не могут учиться, если не обращают внимания на то, что происходит вокруг них. На этот процесс влияют характеристики модели, а также то, насколько наблюдатель любит модель или идентифицирует себя с ней. На него также влияют характеристики наблюдателя, такие как ожидания наблюдателя или уровень эмоционального возбуждения.

4.2.3.2 – Хранение или память

Наблюдатели должны не только распознавать наблюдаемое поведение, но и запоминать его. Этот процесс зависит от способности наблюдателя кодировать или структурировать информацию так, чтобы ее было легко запомнить.

4.2.3.3 – Инициация или воспроизведение

Наблюдатели должны быть физически и интеллектуально способны произвести действие. Во многих случаях наблюдатель обладает необходимой реакцией, но иногда для воспроизведения наблюдаемых действий могут потребоваться навыки, которых наблюдатель еще не приобрел.Например, вы не сможете стать чемпионом по жонглированию, просто наблюдая, как это делает кто-то другой.

4.2.3.4 – Мотивация

Наблюдатель должен быть мотивирован, чтобы воспроизвести действия, которые он видел. Вам нужно хотеть копировать поведение, а мотивация зависит от того, что случилось с моделью. Если вы увидели, что модель поощряется за ее поведение, у вас будет больше мотивации копировать ее; это известно как заместительное подкрепление. С другой стороны, если бы вы наблюдали, как наказывают модель, у вас было бы меньше мотивации копировать ее; это называется заместительным наказанием.Кроме того, чем больше наблюдатель любит или уважает модель, тем больше вероятность того, что он воспроизведет поведение модели. Мотивация также может исходить из внешнего подкрепления, например, вознаграждения, обещанного экспериментатором.

4.3 – Kohler и Insight Learning

4.3.1 – Введение

Инсайтное обучение происходит, когда новое поведение усваивается посредством когнитивных процессов, а не посредством взаимодействия с внешним миром.

Обучение методом прозрения впервые было исследовано Вольфгангом Колером (1887–1967).Эта теория обучения отличается от предложенных до нее идей метода проб и ошибок. Ключевым аспектом инсайтного обучения является то, что оно достигается за счет когнитивных процессов, а не взаимодействия с внешним миром. Здесь нет постепенного формирования или проб и ошибок; вместо этого внутренние организационные процессы вызывают новое поведение.

4.3.2 – Шимпанзе Султан и проницательное обучение

Шимпанзе решают задачи: посмотрите это видео, чтобы увидеть эксперимент, очень похожий на те, которые проводил Вольфганг Келер.

В самом известном исследовании Келера по изучению инсайта участвовал шимпанзе Султан. Султан был в клетке, и ему подарили палку, которую он мог использовать, чтобы подтянуть фрукт достаточно близко к клетке, чтобы он мог его поднять. После того, как Султан научился использовать палку, чтобы достать фрукт, Колер переместил фрукт за пределы досягаемости короткой палки. Затем он поместил более длинную палку в пределах досягаемости короткой палки. Сначала Султан попытался достать фрукт короткой палкой, но потерпел неудачу.В конце концов, однако, Султан научился использовать короткую палку, чтобы достать длинную палку, а затем использовать длинную палку, чтобы добраться до фруктов. Султан никогда не был приучен использовать одну палку для достижения другой; вместо этого казалось, что у Султана было прозрение. Внутренний процесс, заставляющий Султана использовать палочки таким образом, является основным примером озарения.

4.3.3 – Инсайтное обучение в сравнении с другими теориями обучения

Основное предположение строгого бихевиоризма состоит в том, что изучать можно только то поведение, которое можно увидеть, и что человеческое поведение определяется обусловленностью.Инсайтное обучение предполагает, что мы учимся не только путем обусловливания, но и посредством когнитивных процессов, которые нельзя наблюдать напрямую. Инсайтное обучение — это форма обучения, потому что, как и другие формы, оно предполагает изменение поведения; однако он отличается от других форм тем, что процесс не поддается наблюдению. Это может быть трудно определить, потому что это , а не поведенческая характеристика, которая отличает ее от большинства теорий обучения на протяжении всей истории психологии.

Первоначально считалось, что обучение является результатом репродуктивного мышления.Это означает, что организм воспроизводит реакцию на данную проблему из прошлого опыта. Однако инсайтное обучение не предполагает непосредственного использования прошлого опыта для решения проблемы. Хотя прошлый опыт может помочь процессу, для решения проблемы необходимы озарения или новая идея. Предыдущие знания в таких ситуациях мало помогают.

Вороны учатся через понимание: в другом эксперименте ворона творчески учится сгибать проволоку, чтобы доставать еду из банки.

У людей инсайтное обучение происходит всякий раз, когда мы внезапно видим проблему по-новому, связываем проблему с другой соответствующей проблемой/решением, освобождаемся от прошлого опыта, который блокирует решение, или видим проблему в более широком и последовательном контексте. Когда мы решаем проблему через озарение, у нас часто бывает так называемый момент ага или эврика. Решение появляется внезапно, даже если раньше не было никакого прогресса. Известные примеры этого типа обучения включают открытие Архимедом метода определения плотности объекта («Эврика!») и осознание Исааком Ньютоном того, что падающее яблоко и вращающаяся вокруг Луна притягиваются одной и той же силой.

4.3.4 – Инсайт против эвристики

Insight не следует путать с эвристикой. Эвристика — это умственный ярлык, который позволяет нам отфильтровывать подавляющую информацию и стимулы, чтобы вынести суждение или решение. Эвристика помогает нам уменьшить когнитивную нагрузку процесса принятия решений, исследуя меньший процент информации. Хотя для решения проблем и обработки информации можно использовать как понимание, так и эвристику, эвристика — это упрощенное эмпирическое правило; именно привычное автоматическое мышление освобождает нас от полной и систематической обработки информации.

Озарение — это не ментальный ярлык, а способ прийти к новой идее с помощью когнитивных средств. Вместо того, чтобы быть привычным или автоматическим, инсайт включает в себя выдвижение новой идеи, которая не является результатом прошлого опыта, для решения проблемы. В то время как эвристика постепенно формируется опытом, понимание — нет. Вместо этого внутренние процессы приводят к новому поведению.

5.1 – Привыкание, сенсибилизация и потенцирование

Обучение происходит, когда раздражители в окружающей среде вызывают изменения в нервной системе.Это происходит тремя способами: долговременное потенцирование, привыкание и сенсибилизация.

5.1.1 – Длительное потенцирование

Одним из способов изменения нервной системы является потенциация или усиление нервных синапсов (промежутков между нейронами). Долговременная потенциация (ДП) – это постоянное усиление синапсов, основанное на недавних паттернах активности: оно возникает, когда нейрон демонстрирует повышенную возбудимость с течением времени из-за повторяющегося паттерна, поведения или реакции.Противоположностью LTP является длительная депрессия (LTD), которая вызывает длительное снижение синаптической силы.

Структура нейрона: связь между нейронами происходит, когда нейротрансмиттер высвобождается из аксона одного нейрона, проходит через синапс и поглощается дендритом соседнего нейрона.

Поскольку считается, что память кодируется модификацией синаптической силы, LTP широко считается одним из основных клеточных механизмов, лежащих в основе обучения и памяти.Роль LTP в обучении все еще исследуется, но исследования гиппокампа показали, что LTP возникает во время ассоциативного обучения (такого как классическое обусловливание). LTP основан на принципе Хебба: «клетки, которые активируются вместе, соединяются вместе». Этот принцип пытается объяснить ассоциативное обучение, при котором одновременная активация клеток приводит к выраженному увеличению синаптической силы между этими клетками, и обеспечивает биологическую основу для сочетания стимула и реакции в классическом обусловливании.

5.1.2 – Привыкание

Привыкание к стрессу: Привыкание включает в себя реакцию на раздражители и уменьшение стресса с течением времени — после того, как наш организм изначально сопротивляется раздражителям.

Напомним, что сенсорная адаптация включает в себя постепенное снижение неврологической сенсорной реакции, вызванное повторным применением определенного стимула с течением времени. Привыкание — это «поведенческая версия» сенсорной адаптации, при которой со временем снижается поведенческая реакция на повторяющийся стимул.Другими словами, привыкание — это когда мы учимся не реагировать на стимул, который неоднократно предъявляется без изменений. Поскольку стимул возникает снова и снова (и до тех пор, пока он не связан с какой-либо наградой или наказанием), мы учимся не сосредотачивать на нем свое внимание. Это форма неассоциативного обучения, которая не требует сознательной мотивации или осознания.

Привыкание помогает нам отличать значимую информацию от фона. Например, животное может испугаться, когда услышит громкий шум, но если оно неоднократно подвергается воздействию громких звуков и не испытывает связанных с этим последствий, таких как боль, оно в конечном итоге перестанет пугаться.

5.1.3 – Сенсибилизация

Сенсибилизация – это усиление неврологического ответа на раздражитель вследствие реакции на вторичный раздражитель. Например, если внезапно раздается громкий звук, человек может вздрогнуть от этого звука. Если вслед за звуком нанести удар током, то в следующий раз, когда звук раздастся, человек впоследствии еще сильнее отреагирует на звук. По сути, это преувеличенная реакция испуга, которую часто можно увидеть у переживших травму.Например, звук выхлопа автомобиля может звучать для ветерана войны как выстрел, и ветеран может в ответ упасть на землю, даже если угрозы нет.

5.1.4 – Неврологические различия

Нейронная коммуникация: На этом изображении показано, как два нейрона взаимодействуют посредством высвобождения нейротрансмиттера из аксона через синапс в дендрит другого нейрона.

Неврологически привыкание и сенсибилизация действуют по-разному.При нейронной коммуникации нейротрансмиттер высвобождается из аксона одного нейрона, пересекает синапс и затем подхватывается дендритами соседнего нейрона. Во время привыкания в синапсе высвобождается меньше нейротрансмиттеров. Однако при сенсибилизации пресинаптических нейротрансмиттеров больше, а сам нейрон более возбудим.

6.1 – Применение психологических теорий к жизни студента

6.1.1 – Введение

То, как мы изучаем и усваиваем информацию, напрямую зависит от психологии и является ключевым предметом интереса педагогов-психологов.

Психология в жизни студента: то, как мы изучаем и усваиваем информацию, напрямую зависит от психологии.

Психология играет важную роль в том, что мы делаем изо дня в день, и это особенно верно для студентов. То, как мы изучаем и усваиваем информацию, напрямую зависит от психологии, знаем мы об этом или нет. Педагогическая психология — это изучение того, как люди учатся в образовательных учреждениях, эффективности образовательных вмешательств, психологии обучения и социальной психологии школ как организаций.Он касается того, как учащиеся учатся и развиваются, часто сосредотачиваясь на таких подгруппах, как одаренные дети и дети с определенными ограничениями. Понимание различных теорий обучения, а также вашего личного стиля обучения может помочь вам лучше понять информацию и выработать положительные привычки в учебе.

6.1.2 – Образование и теории обучения

В области психологии существует несколько теорий, помогающих объяснить, как люди учатся.Понимая эти концепции, учащиеся лучше понимают и извлекают выгоду из того, как они приобретают знания в школе. Бихевиоризм основан как на классическом обусловливании (при котором стимул обусловливается для создания реакции), так и на оперантном обусловливании (при котором поведение подкрепляется определенным вознаграждением или наказанием). Например, если вы готовитесь к экзамену по психологии и получаете оценку «А», вы получаете вознаграждение; теоретически это повышает вероятность того, что вы будете готовиться к следующему тесту в будущем.

Когнитивизм — это идея о том, что люди развивают знания и смысл посредством последовательного развития нескольких когнитивных процессов, включая распознавание, отражение, применение и оценку. Например, вы читаете учебник по психологии ( признание ), размышляете о том, что означают идеи ( размышление ), используете идеи в повседневной жизни ( приложение ), а затем проверяете свои знания ( оценка ). Все эти процессы работают вместе, чтобы помочь вам развить предыдущие знания и интегрировать новые концепции.

Конструктивизм  — это концепция конструирования новых идей на основе предыдущих знаний. Например, наш предыдущий опыт в ситуации помогает нам понять новый опыт и информацию. Пиаже наиболее известен своими работами в области конструктивизма, и многие школы Монтессори основаны на конструктивистской школе мысли.

6.1.3 – Типы учащихся

Люди тоже учатся разными способами. Стили обучения обычно сгруппированы в три основные категории: визуальный, аудиальный и кинестетический.Хотя большинство людей представляют собой комбинацию этих трех типов, мы, как правило, обладаем особой силой в одной области. Знание своего самого сильного типа обучения может помочь вам учиться наиболее эффективным способом; в зависимости от вашего стиля обучения, вы захотите настроить свои учебные навыки, чтобы получить максимальную отдачу от своего образования.

  • Визуальные учащиеся обычно используют такие предметы, как карточки, или берут и перечитывают конспекты лекций. Визуальные ученики будут выделять важные отрывки в книгах или рисовать картинки/диаграммы идей, чтобы помочь лучше понять концепции.
  • Аудирование учащиеся лучше всего понимают понятия, слушая; многие записывают лекцию и воспроизводят ее, чтобы лучше понять урок. Многие аудиалы будут читать вслух и, как правило, хорошо сдают устные, а не письменные экзамены.
  • Кинестетические учащиеся (связанные с кинестезией) лучше всего справляются, когда они разыгрывают или повторяют что-то несколько раз. Ролевые игры, эксперименты и практические занятия — отличные способы для кинестетических учащихся понять и запомнить концепции.

6.2 – Неспособность к обучению и специальное образование

6.2.1 – Введение

Программы специального образования разработаны, чтобы помочь детям с ограниченными возможностями получить образование, эквивалентное их сверстникам без инвалидности.

Существуют различные нарушения способности к обучению, которые требуют специальной помощи, чтобы помочь детям эффективно учиться. Специальное образование — это практика обучения учащихся с ограниченными возможностями или особыми потребностями эффективным способом, учитывающим их индивидуальные различия и потребности.В идеале этот процесс включает в себя индивидуально спланированное и систематически контролируемое расположение учебных процедур, адаптированное оборудование и материалы, а также доступные условия. Некоторые формы поддержки включают специализированные классы; помощники учителя; и логопеды, эрготерапевты или физиотерапевты.

Специальные образовательные вмешательства предназначены для того, чтобы помочь учащимся с особыми потребностями достичь более высокого уровня личной самодостаточности и успеха в школе и в своем сообществе, чем это было бы возможно, если бы им был предоставлен доступ только к обычному обучению в классе.Определенные законы и правила разработаны, чтобы помочь детям с ограниченными возможностями обучения получить такое же образование, как и их сверстники, не являющиеся инвалидами.

6.2.2 – Типы нарушений обучаемости
6.2.2.1 – Интеллектуальные нарушения

Умственная отсталость или общая неспособность к обучению — это генерализованное расстройство, появляющееся до достижения совершеннолетия и характеризующееся значительным нарушением когнитивных функций и дефицитом двух или более адаптивных форм поведения (таких как самопомощь, общение или навыки межличностного общения).Умственная отсталость ранее называлась умственной отсталостью (MR) — хотя этот старый термин используется реже — который исторически определялся как коэффициент умственного развития (IQ) ниже 70. Существуют разные степени умственной отсталости, от легкой до умеренной. к тяжелому.

6.2.2.2 – СДВГ

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) считается типом нарушения обучаемости. Эта инвалидность характеризуется трудностями с концентрацией внимания, концентрацией внимания и контролем импульсов.Детям с СДВГ может быть трудно усидеть на своем месте и сосредоточиться на представленном материале, или отвлекающие факторы могут помешать им полностью выучить и понять уроки. Чтобы быть диагностированным в соответствии с Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам, 5-е издание (DSM-5), симптомы должны наблюдаться в нескольких условиях в течение шести или более месяцев и в степени, которая намного больше, чем у других людей того же возраста. Они также должны вызывать проблемы в социальной, академической или трудовой жизни человека.

6.2.2.3 – Расстройство аутистического спектра

Ребенок с аутизмом, складывающий банки: хотя многие дети с РАС демонстрируют нормальный интеллект, им часто требуется особая поддержка из-за других симптомов расстройства.

Расстройство аутистического спектра (РАС) — это нарушение развития нервной системы, характеризующееся ограничениями языковых и социальных навыков. Хотя ранее DSM-5 делился на разные расстройства, теперь термин РАС используется для обозначения аутизма, синдрома Аспергера, детского дезинтегративного расстройства и первазивного расстройства развития, не указанного иначе (PDD-NOS).Речевые трудности, связанные с РАС, иногда мешают ребенку общаться с учителями и сверстниками или самим собой в классе. Дефицит социальных навыков может мешать развитию соответствующих отношений со сверстниками, а повторяющееся поведение может быть навязчивым и мешать ребенку в повседневной деятельности. Хотя многие дети с РАС демонстрируют нормальный интеллект, им может потребоваться особая поддержка из-за других симптомов расстройства.

6.2.2.4 – Дислексия

Дислексия характеризуется трудностями в обучении беглому чтению или письму и точному пониманию, несмотря на нормальный интеллект.Это включает в себя трудности с фонологической осведомленностью, фонологическим декодированием, скоростью обработки, кратковременной слуховой памятью и/или языковыми навыками или вербальным пониманием. Дислексия является наиболее известным расстройством чтения; однако не все нарушения чтения связаны с дислексией.

6.2.3 – Законы о детях-инвалидах
6.2.3.1 – Обзор

Существуют два закона, помогающие гарантировать, что дети с ограниченными возможностями обучения получают тот же уровень образования, что и дети без ограниченных возможностей: IDEA и Раздел 504.

6.2.3.2 – Закон об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA)

Закон об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA) предоставляет штатам федеральное финансирование для удовлетворения образовательных потребностей детей с ограниченными возможностями. IDEA, которая охватывает 13 категорий инвалидности, состоит из двух основных компонентов: бесплатного и надлежащего государственного образования (FAPE) и индивидуальной программы обучения (IEP). В дополнение к инвалидности, перечисленной выше, IDEA покрывает слепоглухоту, глухоту, задержку развития, нарушения слуха, эмоциональные расстройства, ортопедические или другие нарушения здоровья, нарушения речи или языка, черепно-мозговую травму и нарушения зрения (включая слепоту).

Компонент бесплатного и надлежащего государственного образования (FAPE) IDEA обязывает школы предоставлять бесплатное и надлежащее образование всем учащимся, независимо от их интеллектуального уровня и инвалидности. FAPE определяется как образовательная программа, которая индивидуализирована для конкретного ребенка, предназначена для удовлетворения уникальных потребностей этого ребенка и от которой ребенок получает образовательную пользу. Индивидуальная программа обучения (ИПО) разрабатывается для каждого ребенка, получающего специальное образование; каждый план состоит из индивидуальных целей, над достижением которых должен работать ребенок, и эти планы ежегодно пересматриваются.

IDEA также выступает за наименее ограничительную среду (LRE), что означает, что в максимально возможной степени учащийся с инвалидностью должен иметь возможность учиться со сверстниками, не являющимися инвалидами, иметь доступ к общеобразовательной программе. , а также получать дополнительные средства и услуги, необходимые для достижения образовательных целей, если они помещены в среду со сверстниками, не являющимися инвалидами.

6.2.3.3 – Раздел 504

Раздел 504 — это закон о гражданских правах, который защищает людей с ограниченными возможностями от дискриминации.Все учащиеся с ограниченными возможностями защищены разделом 504, даже если они не предусмотрены законом IDEA. Раздел 504 гласит, что школы должны обеспечить, чтобы учащийся с инвалидностью обучался среди сверстников без инвалидности. Перед любыми существенными изменениями в размещении ребенка требуется повторная оценка, и существует процедура подачи жалоб для родителей, которые могут быть не согласны с местом обучения их ребенка.


Первоначально опубликовано Lumen Learning – Boundless Psychology под лицензией Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 Непортированная лицензия.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Комментарии

Комментарии

Продолжить чтение

Настоящий Павлов

Забудьте все, что, как вам казалось, вы знали о нем.

Нил А. Грауэр

Большая часть того, что, как нам кажется, мы знаем об Иване Павлове (1849–1936), культовом русском физиологе, неверна.

Он научил собак выделять слюну при звуке колокольчика.Нет, он никогда не звонил; он использовал метрономы, фисгармонии, удары током или другие стимулы, которые можно было измерить более точно. Различные уровни стимулов были разработаны, чтобы вызвать различные реакции.

Он получил Нобелевскую премию за открытие этого «условного» рефлекса. Нет, он получил ее в 1904 году за свою работу по анализу того, как нервная система контролирует пищеварение, задолго до того, как он начал исследования, захватившие воображение публики.

Он был отстраненным, холодным, аналитическим бихевиористом, интересовавшимся только физическими рефлексами, которые можно было «обусловить».Нет, он страстно пытался определить, что эти рефлексы говорят о работе разума. Для описания реакции собак он даже не использовал русское слово «обусловленность». Вместо этого он использовал слово «условный», которое имеет совершенно другое значение и было неправильно переведено.

Был ли он избалованным любимцем советской иерархии, щедро поддерживаемым, чтобы его можно было выставить как эмблему марксистской науки? Нет, он был ярым и резким критиком советского режима.Это просто оставило его в покое, потому что он был так знаменит.

Эти устойчивые ошибки в значительной степени были связаны с первоначальным, плохим переводом сочинений Павлова, отсутствием последующей учености и последовавшими за этим неправильными представлениями о его истинных научных целях.

В своей новой авторитетной биографии Павлова — поразительно первой в своем роде — Даниэль Тодес , профессор истории медицины, мастерски исправляет ошибки и создает вполне осознанный портрет сложного, изменчивого, своенравного, самоуверенного человека. — сомневающийся, навязчивый «искатель истины, человек с настоящими принципами и в основном хороший человек», — говорит Тодес.

Тодес признает, что такие же ошибочные представления о том, что делал и пытался доказать Павлов, он питал, когда начал свою четвертьвековую работу над биографией.

Погрузившись в огромное количество документов, хранящихся примерно в 27 архивах здесь и за границей, — от дневников и лабораторных заметок до файлов советской тайной полиции, — многоязычный Тодес разрушил мифы и нашел подлинного Павлова во всей его многогранности, противоречивости и увлекательные аспекты.

Среди документов, которые он счел «чрезвычайно полезными», были записи, которые хранил Хорсли Гантт (1892–1980), директор-основатель Павловской лаборатории Джона Хопкинса и близкий коллега и друг Павлова, с которым он познакомился в 1922 году. в Петроградской лаборатории Павлова с 1925 по 1929 год и стал самым важным представителем его теорий в Соединенных Штатах. Он возглавлял лабораторию Джона Хопкинса с момента ее основания в 1929 году до выхода на пенсию в 1958 году. Гантт был также основателем и многолетним президентом Павловского общества Америки, и в 1944 году он получил премию Ласкера за исследования, вдохновленные Павловским принципом. неврозов.

«Гантту было очень интересно узнать Павлова как человека, — говорит Тодес. — Он был достаточно близко, чтобы сделать это.

45.7B: Условное поведение — Биология LibreTexts

  1. Последнее обновление
  2. Сохранить как PDF
  1. Ключевые моменты
  2. Ключевые термины
  3. Обусловленное поведение
  4. Классическое обусловливание
  5. Оперантное обусловливание

В классическом обусловливании поведение сочетается с несвязанным стимулом; в оперантном обусловливании поведение модифицируется последствиями.

Цели обучения

  • Различать классические и оперантные техники обусловливания

Ключевые моменты

  • В классическом обусловливании реакция, называемая условной реакцией, связана со стимулом, с которым она ранее не ассоциировалась, а именно с условным раздражителем; реакция на первоначальный безусловный раздражитель называется безусловной реакцией.
  • Классическое обусловливание является основным принципом бихевиоризма, ветви психологической философии, которая предполагает, что все действия, мысли и эмоции живых существ являются поведением, которое можно лечить путем модификации поведения и изменений в окружающей среде.
  • При оперантном обусловливании условное поведение постепенно модифицируется своими последствиями по мере того, как животное реагирует на стимул.
  • Оперантное обусловливание основано на использовании подкрепления (т. е. вознаграждения) и/или наказания для модификации условного поведения; таким образом, животное приучается ассоциировать тип поведения с наказанием или вознаграждением.

Основные термины

  • классическое обусловливание : использование нейтрального стимула, первоначально соединенного с раздражителем, вызывающим реакцию, для создания условной реакции
  • оперантное обусловливание : техника модификации поведения посредством положительного и отрицательного подкрепления и положительного и отрицательного наказания

Обусловленное поведение

Обусловленное поведение — это тип ассоциативного обучения, при котором стимул ассоциируется со следствием.Два типа методов обусловливания включают классическое и оперантное обусловливание.

Классический кондиционер

В классическом обусловливании реакция, называемая условной реакцией, связана со стимулом, с которым она ранее не ассоциировалась, а именно с условным раздражителем. Реакция на первоначальный безусловный раздражитель называется безусловной реакцией. Наиболее цитируемым примером классического обусловливания являются эксперименты Ивана Павлова с собаками. В опытах Павлова безусловной реакцией было слюноотделение собак в ответ на безусловный раздражитель вида или запаха пищи.Условным стимулом, который исследователи связывали с безусловной реакцией, был звон колокольчика. Во время кондиционирования каждый раз, когда животному давали пищу, звонил колокольчик. Это повторялось в ходе нескольких судебных процессов. Через некоторое время собака научилась ассоциировать звон колокольчика с едой и реагировать слюнотечением. По окончании периода условного рефлекса собака реагировала слюноотделением при звонке в колокольчик, даже если безусловный раздражитель (еда) отсутствовал.Таким образом, условным раздражителем стал звон колокольчика, а условной реакцией — слюноотделение. Хотя некоторые ученые считают, что безусловная и условная реакции идентичны, Павлов обнаружил, что слюна условных собак имеет характерные отличия по сравнению со слюной необусловленных собак.

Рисунок \(\PageIndex{1}\): Классическое обусловливание : В классической павловской реакции собака привыкает ассоциировать звон колокольчика с едой.

Некоторые считают, что этот тип кондиционирования требует многократного воздействия парного стимула и реакции, но теперь известно, что это не обязательно во всех случаях; некоторым условностям можно научиться в одном парном эксперименте. Классическое обусловливание является основным принципом бихевиоризма, ветви психологической философии, которая предполагает, что все действия, мысли и эмоции живых существ являются поведением, которое можно лечить путем модификации поведения и изменений в окружающей среде.

Оперативное обусловливание

При оперантном обусловливании условное поведение постепенно модифицируется его последствиями по мере того, как животное реагирует на стимул.Основным сторонником такого обусловливания был психолог Б. Ф. Скиннер, изобретатель ящика Скиннера. Скиннер поместил крыс в свои ящики, в которых был рычаг, который раздавал пищу крысам, когда они были нажаты. Хотя изначально крыса случайно нажимала на рычаг несколько раз, в конечном итоге она ассоциировала нажатие на рычаг с получением еды. Этот тип обучения является примером оперантного обусловливания. Оперантное научение лежит в основе большей части дрессировки животных: условное поведение постоянно модифицируется положительным или отрицательным подкреплением (например, получением вознаграждения или удалением отрицательного стимула) или положительным или отрицательным наказанием (например, наказанием или лишением свободы). приятный стимул удален).Таким образом, животное приучается ассоциировать тип поведения с наказанием или вознаграждением. Со временем животное можно склонить к поведению, которого оно не сделало бы в дикой природе, например к «трюкам», которые дельфины демонстрируют на представлениях в морском парке развлечений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.