Содержание

С. Есенин «Шаганэ ты моя, Шаганэ…»

 

Формируемые у учащихся  элементы ключевых компетенций:

Коммуникативная компетенция: А 2— умеет выражать свои мысли в устной  и письменной форме, составляя монологические высказывания в пределах  пройденных тем объёмом в 4-5 фраз понимает речь учителя или другого собеседника в объёме изученного, понимает прослушанный текст со значительным преобладанием знакомой лексики, сообщения разговорно- обиходного характера, умеет вести диалог, состоящий из вопросов и ответов по содержанию прочитанного текста;

Информационная компетенция: А 2

— обладает хорошими навыками ознакомительного чтения про себя и извлечения нужной информации в пределах изученного, понимает телепередачи, мультфильмы, кинофильмы детской тематики на русском языке с преобладанием знакомой лексики в пределах изученного,- умеет писать поздравительные открытки.

Компетенция самосовершенствования:  А 2

Стремится изучать русский язык, совершенствовать свои знания и умения, может адекватно оценивать свои  знания и умения на русском языке, — умеет применять  духовно-нравственный опыт, полученный при  изучении произведений в русской  литературы в жизненных ситуациях.

Компетенция социально-гражданской активности:  А2.

-умеет рассказать о своей стране, её достижениях и истории на русском языке в пределах изученного, хорошо понимает роль и значение изучения русского языка как одного из мировых языков, может вести  деятельность в качестве ученика, зрителя, покупателя, потребителя услуг, пассажиров, пешехода, туриста в пределах изученного на русском языке.

Национально — и общекультурная компетенция: А2

-понимает роль  русского языка как формы выражения национальной культуры, взаимосвязи языка и истории народа, национально- культурную специфику русского языка, умеет беречь историческое,духовное и  культурное наследие на русском языке, может следовать морально- нравственным правилам русского речевого этикета в пределах изучаемого.

Математическая  грамотность, осведомлённость о достижениях науки и техники, умение пользоваться ими А2

-хорошо понимает  и воспроизводит информацию о возрасте человека, о времени по часам, о стоимости товаров и услуг, может получать сведения о новостях науки  и техники из адаптированных источников на русском языке в пределах изученного

 

 

 

 

 

План урока:

 

1. Закрепление пройденного материала  (игра «Где логика?»)

2. Выразительное чтение стихотворения «Отговорила роща золотая»

3. Работа по таблице «Да, нет»

4. Осмотр видеоролика (Музей С. Есенина в Ташкенте)

5.     Изложение нового материала

6.     Аудиозапись   стихотворения «Шаганэ ты моя, Шаганэ…»

7.     Закрепление. Выразительное чтение. Игра «Продолжение следует»

8.     Итог урока.

 

 

 

 

 

 

Ход урока:

1.    Орг. момент

А) приветствие;

Б) рапорт дежурного;

В) сообщение целей и задач урока

(Под восточной мелодией в класс входят восточные красавицы)

Слова учителя:

Свет вечерний шафранного края,

тихо розы бегут по полям.

Спой мне песню, моя дорогая,

Ту, которую пел Хаям.

Тихо розы бегут по полям.

Лунным светом Шираз осиянен,

Кружит звезд мотыльковый рой.

Мне не нравится, что персияне

Держат женщин и дев под чадрой.

Лунным светом Шираз осиянен.

Иль они от тепла застыли,

Закрывая телесную медь?

 Или, чтобы их больше любили,

Не желают лицом загореть,

Закрывая телесную медь?

Дорогая, с чадрой не дружись,

Заучи эту заповедь вкратце,

Ведь и так коротка наша жизнь,

Мало счастьем дано любоваться.

Заучи эту заповедь вкратце.

Даже все не красивое в роке

Осеняет своя благодать.

 Потому и прекрасные щеки

Перед миром грешно закрывать,

Коль дала их природа-мать.

Тихо розы бегут по полям.

Сердцу снится страна другая.

Я спою тебе сам, дорогая,

То, что сроду не пел Хаям…

Тихо розы бегут по полям

     1924 г.

2.    Закрепление пройденного материала

Игра «Где   логика?»

( на экране отображаются картинки, связанные с жизнью творчеством С. Есенина, задача учеников, сопоставляя эти картинки, учащиеся должны дать один ответ) 

1.   

 

Ответ

2.                       

ответ

3.      

Ответ

4.     

 

Ответ

5.       

Ответ

6.      

Ответ

 

 Первая книга стихов

Радуница — это религиозный обычай у православных.

      У Есенина же «радуница» — ещё и радость, и радушие, и радуга

7.       

ответ

8.      

Ответ   

9.      

Ответ

10.                     

ответ

11.                     

Ответ   

12.                     

Ответ

13.                   

Ответ

14.                      

Ответ   

 

 

 

 

 

 

 

 

3.     Выразительное чтение стихотворения.

да

Примерные комментарии и мнения

нет

 

В стихотворении изображена зима

нет

да

«Роща золотая» — является словосочетанием

 

 

Строка – березовым, веселым языком – является  олицетворением

 

нет

да

Строка – как дерево роняет тихо листья – является сравнением

 

 

да

Поэт с каждым днем увядал и поэтому себя сравнил «золотой рощей»

 

 

да

В этом стихотворении символом матери-природы предстает дерево

 

 

 

В стихотворении изображены аисты и лебеди

 

нет

4.      Осмотр видеоролика

5.     Новая тема:    «Шаганэ ты моя,    Шаганэ…»

 

 

 

 

Стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» написано в 1924 году. Шаганэ  Нерсесовна Тальян (Тертерян) была учительницей. Пять строк первой строфы становятся по очереди начальными и конечными в следующих строфах.

Имя красивой девушки повторяется в стихотворении неоднократно, как молитва. Видимо, оно очаровало поэта. Но в стихотворении появляется девушка с севера, на нее похожая. Именно ей остается верным герой стихотворения.

(Воспоминания Шаганэ Тетерян):- Как-то в декабре 1924 года я вышла из школы и направилась домой. На углу заметила молодого человека выше  среднего роста, стройного, русоволосого, в мягкой шляпе и в заграничном макинтоше поверх серого костюма.  Бросилась в глаза его необычная внешность, и я подумала, что он приезжий из столицы. В тот же день вечером  Иоффе ворвалась к нам в комнату со словами: «Катра, Катра, известный русский поэт хочет познакомиться  с нашей Шаганэ».

    Уже на третий день знакомства поэт подарил мне стихотворение. Было пасмурно, на море начинался шторм. Мы поздоровались, и Есенин предложил пройтись  по бульвару,  заявив, что не любит такой  погоды и лучше почитает  мне стихи.  Он прочитал

«Шаганэ ты моя, Шаганэ…» и тут же подарил мне два листка клетчатой тетрадочной бумаги, на которых стихотворение было записано.

6.      Аудиозапись стихотворения «Шаганэ ты моя, Шаганэ…»

7.     Выразительное чтение стихотворения учениками.

8.     Закрепление  (игра «Продолжение следует…»; учитель раздает ученикам карточки, которые приготовленные заранее, строки разделены   в разброс. Задача учеников продолжить правильно и оживить стих выразительно. Такая методика работы помогает ученикам быть  ловким, смелым  т. к. учит правильно и быстро произносить следующие строки)

 

Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Потому, что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ. 

Потому, что я с севера, что ли,
Что луна там огромней в сто раз,
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.
Потому, что я с севера, что ли.

Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи,
Если хочешь, на палец вяжи —
Я нисколько не чувствую боли.
Я готов рассказать тебе поле.

Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.

Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Там, на севере, девушка тоже,
На тебя она страшно похожа,
Может, думает обо мне…
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

1924

 

9.     Итог урока: рефлексия, опросно-ответная беседа, подсчет золотых жетонов и определение активных учеников

10.      Д/З.  Успевающим ученикам выучить стихотворение наизусть, слабым – приготовить иллюстрации к стихотворению.

 

Завуч шк: ___________Ахмедова Д. К.

 

 

 

 

 

 

 

Фрагменты из открытого урока

Шаганэ ты моя Шаганэ – анализ стихотворения Есенина

«Шаганэ ты моя, Шаганэ» – необычное стихотворение , в котором переплелись мотивы симпатии к женщине и любви к родному краю. Стихотворение посвящено юной армянке, с которой Есенин сблизился во время пребывания в Батуми.

Сочинение, а также краткий и полный анализ «Шаганэ, ты моя, Шаганэ» можно использовать на уроке литературы в 10–11 классах, чтобы разобраться с тем, как «поэтическому хулигану» удавалось создавать свои шедевры.

Текст стиха «Шаганэ, ты моя, Шаганэ»

Сергей Есенин

Шаганэ, ты моя, Шаганэ

Шаганэ ты моя, Шаганэ!

Потому, что я с севера, что ли,

Я готов рассказать тебе поле,

Про волнистую рожь при луне.

Шаганэ ты моя, Шаганэ.

 

Потому, что я с севера, что ли,

Что луна там огромней в сто раз,

Как бы ни был красив Шираз,

Он не лучше рязанских раздолий.

Потому, что я с севера, что ли.

 

Я готов рассказать тебе поле,

Эти волосы взял я у ржи,

Если хочешь, на палец вяжи –

Я нисколько не чувствую боли.

Я готов рассказать тебе поле.

 

Про волнистую рожь при луне

По кудрям ты моим догадайся.

Дорогая, шути, улыбайся,

Не буди только память во мне

Про волнистую рожь при луне.

 

Шаганэ ты моя, Шаганэ!

Там, на севере, девушка тоже,

На тебя она страшно похожа,

Может, думает обо мне…

Шаганэ ты моя, Шаганэ.

1924 г.

Краткий анализ произведения

«Шаганэ ты моя, Шаганэ!» − настоящая жемчужина цикла «Персидские мотивы», созданного по итогам путешествия Есенина на Кавказ.

  • История создания – произведение было написано в 1924 году во время пребывания Есенина на Кавказе, поэт включил его в цикл «Персидские мотивы».
  • Тема стихотворения – симпатия к женщине, любовь к Родине.
  • Композиция – Стихотворение являет собой монолог-обращение к Шаганэ, который условно можно поделить на две части: нежные слова, адресованные Шаганэ и воспоминания о Родине. Формально стихотворение состоит из пяти пятистиший. Особенность его формы – повторения ключевых строк, обрамляющие строфы.
  • Жанр – любовное послание.
  • Стихотворный размер – трёхстопный анапест, рифмовка кольцевая АВВА и параллельная ААВВ.
  • Метафоры – «я готов рассказать тебе поле», «эти волосы взял я у ржи», «не буди только память во мне».
  • Эпитеты – «красив Шираз», «волнистая рожь».

Лирический монолог, обращённый к красавице Шагане, выполнен в традициях восточной поэзии. Прихотливая вязь строчек вызывает ассоциации с изысканным переплетением узоров персидского ковра.

Мне нравится107Не нравится54

Анализ стиха «Шаганэ, ты моя, Шаганэ»

Это стихотворение вошло в цикл «Персидские мотивы». Написано в 1924‑м году, во время поездки сильно на Кавказ. Он посвятил это произведение молодой армянке-учительнице из Батуми Шаганэ Тальян.

Дальнейшие отношения ничем не увенчались, в скором должен заряжаться домой. На прощание он сказал Шаганэ, что никогда её не забудет. Тема и идея этого стихотворения заключается в любовных мотивах.

Новые впечатления от страны, восхищение красотой восточной женщины, любовные переживания-всё это отобразил Есенин своем стихотворении. Настроение поэта словно одухотворено влюблённостью.

Лирический герой и автор едины. Именно Шаганэ, женщине из далека, он может рассказать о своей родине, подарить ей воспоминания о рязанской земле, поделиться с ней мыслями о девушке, которая осталась на севере. Стихотворение делится на четыре строфы.

В первой строфы говорится о волнистый ржи при луне скобочки Произведение написано трёхстопным анапестом:

Я гото’в рассказа’ть тебе’ по’ле,

Про волни’стую ро’жь при луне’.

Есенин использует кольцевую призму для большей гармонии и плавности звучания:

Про волнистую рожь при луне 

По мои ты кудрям догадайся. 

Дорогая, шути, улыбайся, 

Не буди только память во мне.

Средствами выразительности в стихотворении становится:

  • Эпитеты: «волнистая рожь», «красивый Шираз»,
  • Метафоры: «эти волосы взял я у ржи», «я готов рассказать тебе поле», «не буди только память во мне»,
  • Гипербола: “луна там огромный 100 раз”,
  • Повторение некоторых фраз: “потому, что я с севера, что ли”, “я готов рассказать тебе поле”, “Про волнистую рожь при луне”.

Есенин использует такие знаки препинания: восклицательный знак, вопросительный знак, тире, дефис, точки, запятые, многоточие. Скорее всего, поэт объясняет выбор необходимостью лирической ситуацией. На мой взгляд, это стихотворение написано запоминающими образами, восхищает искренностью чувств и глубокими эмоциями поэта.

Мне нравитсяНе нравится

Подробный анализ стихотворения

История создания

История создания произведения связана с поездкой поэта на Кавказ. Некоторое время исследователи не могли определить, кому посвящено столь нежное творение. Были предположения, что женщина, к которой обращается лирический герой стихотворения, – вымышленный образ.

В конце 1950‑х В. Белоусову удалось разыскать таинственную Шаганэ. Ею оказалась молодая армянка-учительница из города Батуми. Исследователь попросил женщину рассказать об отношениях с Сергеем Александровичем, и она поведала немало интересных фактов.

Встреча Есенина и Шагане Тальян произошла случайно. Женщина возвращалась с работы домой и увидела на улице симпатичного молодого человека, это и был русский поэт. Незнакомка, видимо, сразу понравилась мужчине, так как он разыскал Шаганэ, чтобы познакомиться.

Между молодыми людьми возникла симпатия. Они часто прогуливались. Во время одной из встреч Есенин представил женщине стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ», после которого написал для нее еще несколько произведений.

Теплым отношениям не суждено было развиться во что-то большее. Поэт вскоре должен был возвращаться домой. На прощание он сказал женщине, что никогда ее не забудет. На этом связь между ними оборвалась.

Тема

В анализируемом произведении С. Есенин развивает мотивы, распространенные в русской и мировой литературе. Он сплетает в единое целое две, казалось бы, разные темы. Стихотворение написано от первого лица, поэтому лирический герой максимально сближается с автором.

В первой строфе лирический герой ласково обращается к женщине. На то, что перед читателем не чужие люди указывает местоимение «моя». Герой предается воспоминаниям о родном крае и готов поделиться ими с близким сердцу человеком. О родине лирический герой может говорить много: «Я готов рассказать тебе поле».

Во второй строфе звучит мысль, что отчий край всегда милее, даже если чужбина красивее. Лирический герой сравнивает Шираз и рязанские раздолья. Свои он объясняет просто: «Потому, что я с севера, что ли». Мужчина считает, что внешность дана ему родной природой, поэтому говорит, что кудри свои взял у ржи.

Видно, что что-то гложет сердце героя, так как он просит Шаганэ не шевелить его воспоминания, особенно ему не хочется думать «про волнистую рожь при луне».

В последней строфе узнаем, с чем связаны страдания героя. В родном крае он оставил девушку, теперь надеется, что она вспоминает о нем. Та девушка очень похожа на Шаганэ, из-за чего, видимо, и возникла симпатия к чужой красавице.

Композиция

Во время чтения привлекает внимание кольцевая композиция стихотворения. Стихи разделены на строфы, которые автор обрамляет повторяющимися строками. При помощи повторений подчеркиваются ключевые мысли.

Рефрены приближают ритм стихотворения к песенному. По смыслу стих можно разделить на две части: нежные обращения к Шаганэ и воспоминания о Родине и возлюбленной.

Стихотворный размер – трехстопный анапест. С. Есенин использует два вида рифмовки – параллельную ААВВ и кольцевую. В стихах есть и мужские, и женские рифмы.

Жанр

Жанр произведения – любовное послание, так как автор обращается к Шаганэ, возлюбленной, с ноткой грусти рассказывает он о Родине, предается воспоминаниям.

Средства выразительности

Для раскрытия темы и реализации идеи автор использует художественные средства. Они помогают создать образ лирического героя, передать его переживания.

Главную роль в тексте играет метафора: «я готов рассказать тебе поле», «эти волосы взял я у ржи», «не буди только память во мне». При помощи нее автор реализует идею. Дополняется картина эпитетами: «красив Шираз», «волнистая рожь». Сравнение: «луна там огромней в сто раз».

В некоторых строфах автор играет интонацией, чтобы сделать эмоции лирического героя более выразительными.

Мне нравится36Не нравится11

Сочинение о стихе Шаганэ, ты моя, Шаганэ

Поэт Сергей Есенин всю жизнь мечтал побывать в далекой Персии, образ которой, почерпнутый в сказках, волновал его воображение. Его мечте, увы, так и не суждено было сбыться, однако в 1924 году Есенин побывал на Кавказе, благодаря чему появился на свет очень романтичный и чувственный поэтический цикл «Персидские мотивы».

Одним из ключевых стихотворений, вошедших в этот сборник, стало произведение «Шаганэ ты моя, Шаганэ!..». Его героиня – не вымышленный персонаж, а обычная школьная учительница Шаганэ Тальян, с которой поэт познакомился в Батуми и буквально был сражен ее ослепительной восточной красотой.

Именно эта армянская девушка стала героиней ряда стихотворений, которые вошли в цикл «Персидские мотивы».

С поэтом ее связывали очень теплые дружеские отношения, поэтому в своих воспоминаниях Шаганэ Тальян рассказывает, что была очень удивлена, когда на третий день после знакомства Сергей Есенин посвятил ей знаменитое стихотворений «Шаганэ ты моя, Шаганэ!..» и вручил сборник своих произведений с дарственной надписью.

Дружба Есенина со школьной учительницей из Баку помогла поэту не только узнать характер и мировоззрения восточных женщин, но и дала богатую пищу его творческому воображению.

Поэтому стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» написано в форме любовного послания, в котором автор не только признается в своих чувствах главной героине, которая является прообразом всех восточных женщин, но и рассказывает ей о себе, своих мыслях и желаниях.

Построено это произведение на ярком контрасте Севера и Востока, который автор очень тонко и умело использует для того, чтобы провести грань между двумя мирами, показать их отличия.

Восхищаясь Кавказом и своей любимой Персией, Сергей Есенин осознает, что восточные страны притягивают его своей таинственностью, сказочностью и непредсказуемостью. Однако стоило ему лишь окунуться в незнакомый мир, которым поэт грезил во сне и наяву, как у него появляется чувство тоски по дому, такому далекому и бесконечно дорогому.

Поэтому, обращаясь в своем стихотворении к Шаганэ, Сергей Есенин хочет рассказать ей о своей родине. Подчеркивая, что он родом с Севера, автор не утруждает себя описанием достопримечательностей Востока, считая, что его истинной жемчужиной является робкая и застенчивая Шаганэ.

Однако поэт не жалеет красок на то, чтобы рассказать, какова его родная сторона, потому что «луна там огромней в сто раз», а «волнистая рожь» напоминает цвет его волос.

Как рефреном в стихотворении «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» звучит фраза «я расскажу тебе поле», которая умышленно построена с ошибкой, но при этом очень созвучна с выражением «я распахну тебе душу». Таким образом, поэт словно бы намекает на то, что его славянская душа так же широка и необъятна, как русское поле, и так же щедра, как земля, дающая богатый урожай.

При всем своем восхищении Востоком Сергей Есенин отмечает, что «как бы ни был красив Шираз, он не лучше рязанских раздолий». Но, находясь далеко от дома, поэт просит Шаганэ не волновать его память воспоминаниями, которые причиняют боль.

В финале автор признается, что там, на севере, тоже есть девушка, которая удивительно похожа на Шаганэ и, возможно, в эту минуту думает о поэте. Эта неожиданная мысль наполняет его сердце нежностью и теплотой, которая адресована восточной красавице.

Тем не менее, стихотворение, наполненное острой и какой-то болезненной любовью к России, помогает Сергею Есенину развеять миф о загадочном Востоке. Поэт удовлетворил свое любопытство, и теперь мечтает о том, чтобы вернуться домой, сохранив воспоминания о красоте восточных женщин и сказочном очаровании Кавказа.

Мне нравитсяНе нравится

Читайте также: Анализ стихотворения «» С. Есенина.

Произведение “Шаганэ ты моя, Шаганэ” представляет собой элегию. Есенин грустит о Родине; о женщине, им оставленной. Это особенное стихотворение. В нём гармонично переплетаются дружба с женщиной и любовь к Отчизне.

Краткий анализ произведения

53

Подробный анализ стихотворения

25

Анализ стиха «Шаганэ, ты моя, Шаганэ»

0

Сочинение о стихе Шаганэ, ты моя, Шаганэ

0

«Шаганэ ты моя, Шаганэ…» | Наша среда

ЛИТЕРАТУРА

Сергей Есенин. Москва, 1922 год

«Наша среда online» -Владимир Германович Белоусов, много лет работает над литературным наследством Сергея Есенина. В 1957 г. им была составлена полная библиография всего созданного Есениным и написанного о нем. В 1959 г. он закончил «Летопись жизни и творчества Есенина» (литературную хронику). Эти два капитальных исследования объемом 25 авт. л. еще не изданы. Более пятнадцати лет напряженного труда, надежд и разочарований потребовалось, чтобы из зыбкой колеблющейся трясины домыслов вырвалась, всплыла и надежно утвердилась крепкая документальная гать нелегкой есенинской жизни. Автор отыскал десятки современников Есенина и записал вместе с ними все, что было важно и нужно сохранить для биографии поэта. Им впервые опубликовано около тридцати произведений Есенина, ранее не известных читателю. По инициативе автора на маленьком домике в Батуми, где написана поэма «Анна Снегина», установлена мемориальная доска.

Публикуем главу «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» из книги Владимира Белоусова  «Сергей Есенин» (Москва: Знание, 1965 г.)

Фотография

В 1958 году мне пришлось выехать в отпуск в октябре. Я с трудом оторвался тогда от есенинской «Литературной хроники», которую заканчивал писать, и память упорно и настойчиво возвращала меня к страницам, казавшимся мне недоработанными.

Рассказывая о пребывании Есенина в Батуме в декабре 1924 года — январе 1925 года, рукопись коротко отмечала встречу Есенина с Шаганэ, молодой женщиной, имя которой вошло в стихи поэта. Точных данных не было. Пометка в рукописи основывалась на сообщении журналиста Л. О. Новицкого, сделанном 30 лет спустя.

Достоверным было следующее. 20 декабря 1924 года Сергей Есенин послал из Батума в Москву Галине Бениславской два стихотворения под общим заголовком «Персидские мотивы». Два других, опубликованных 10 декабря 1924 года в газете «Трудовой Батум», имели тот же заголовок. В письме поэт пояснял: «Персидские мотивы» это у меня целая книга в 20 стихотворений. Посылаю Вам еще 2. Отдайте все 4 в журнал «Звезда Востока».

Написать ему удалось 16 стихотворений. В 1925 году 10 стихотворений были изданы отдельной книгой под названием «Персидские мотивы» (с посвящением П. И. Чагину). Позднее, при подготовке «Собрания стихотворений», он отобрал и включил в состав цикла 15 из 16 стихотворений, опубликованных уже в периодической печати под Заголовком «Персидские мотивы».

Стихи, отправленные Есениным 20 декабря 1924 года в Москву, начинались со строк: «Шаганэ ты моя, Шаганэ…», «Ты сказала, что Саади…». Прошло время, «Персидские мотивы» — цикл стихов, в который вошли эти два стихотворения,- запали в сердца людей, ибо выражали красоту чувств их с совершенной простотой.

Кто же была персианка Шаганэ, к которой обращался поэт в своих стихах? Вымышлено ли это имя или девушка с таким именем действительно встретилась Есенину в жизни? Для ответа на эти вопросы в моем распоряжении не было данных. Правда, много лет назад, разбираясь в есенинском архиве, я обнаружил в Государственном литературном музее фотографию девушки (стр. 49). На обороте снимка была надпись: «Шаганэ». Девушка была совсем юной, и в спокойном выражении ее почти детского лица я не находил ничего, что позволяло бы обратиться к ней в духе известных строк: «Ты сказала, что Саади целовал лишь только в грудь…» Потом мне показалось, что сквозь безмятежную невинность ласковых глаз проступает лукавая зрелость женщины. Но тут же отверг это, решив, что достоверность надписи на обороте снимка подлежит проверке. Тогда же я приобрел копию его и, далее, потратил немало усилий на выяснение фамилии неизвестной. Установить, впрочем, ее не удалось. Была ли это действительно Шаганэ или кто-то пошутил, написав на обороте фотографии имя персианки из есенинских стихов? Как попала фотография к Есенину и потом в его архив? Кто сделал загадочную надпись? Все это осталось неизвестным. Но случай с фотографией в чем-то ассоциировался с воспоминаниями Повиц-кого, и все это, вместе взятое, наводило на размышления.

Я приехал в Гагру, где должен был проводить свой отпуск, но и здесь цепкие воспоминания о неясных страницах «Хроники» не отпускали, продолжали тревожить.

«Персидские мотивы» бессмертны. Имя Шаганэ упоминается в шести из шестнадцати стихотворений цикла. Пройдут десятилетия, уйдет из жизни и есенинское и наше поколение, в жизнь будут вступать новые и новые времена, новые и новые люди. И будущий Андроников станет тратить долгие годы на розыски следов исчезнувшей женщины, которая когда-то вдохновила поэта на неописуемо прекрасные стихи, и будет по одной детали, как Кювье, медленно воссоздавать образ и историю неизвестной, следует ли, думал я, давать повод судить о нас, как о людях сухих и нелюбознательных? Почему бы не попытаться найти эту женщину сейчас, когда возможностей для этого значительно больше?

Известно, что Есенин в Персии не бывал. Если Шаганэ реальное лицо, девушка с таким именем должна была жить в дни, когда писались стихи. Начинать искать ее следовало в Батуми.

Прервав отпуск, я выехал в столицу Аджарской республики.

Батумские поиски

На другой день утром я шел по перрону батумского вокзала, направляясь в город. Безоблачное небо заливало его веселым лазоревым светом, пальмы и бананы плыли в сиреневом мареве, синее Черное море было безбрежным и спокойным… Устроиться с жильем тут ничего не стоило, и через короткое время я уже начал ходить по городу в поисках следов пребывания здесь Есенина и Шаганэ.

Времени явно не хватало. Я начинал розыски в 8 часов утра и возвращался в 12 ночи, часа два-три обрабатывал записи, спал три-четыре часа и начинал все сначала. Старожилы называли все новые и новые имена горожан, которые могли быть полезными, в поисках их я пересекал город из конца в конец, число знакомств росло с каждым днем, а решение поставленной задачи не продвигалось ни на шаг.

Шли уже последние дни моего отпуска, когда кто-то направил меня к старейшему батумскому врачу А. П. Туманяну. График посещений привел меня к этому человеку около 10 часов вечера. Туманян не высказал неудовольствия в связи с таким поздним визитом, даже, казалось, не удивился ему, однако сразу же заявил, что знает о Есенине мало.

» — В 1924 году я работал врачом в здешней армянской школе,- рассказал он.- Теперь этого учебного заведения нет. Однажды зимой, после занятий я встретил у порога школы одну из наших учительниц. Она стояла с молодым человеком, оживленно рассказывавшим ей о чем-то. История была, вероятно, забавной, потому что оба весело смеялись. Молодой человек был хорошо сложен, с открытым, располагающим к себе выражением лица, и мне захотелось с ним познакомиться. В те времена я был тоже молод и общителен. Да и предлог был для этого: рядом с ним стояла интересная молодая женщина, которая всем нам нравилась. Я подошел, и мы познакомились. Это и был Сергей Есенин. Потом втроем мы шли вдоль портовой набережной и говорили о стихах. Вот, пожалуй, и все.

— А вы не помните,- спросил я,- как звали ее, эту учительницу?

— Помню, конечно: Шаганэ.

— Шаганэ? — быстро переспросил я.- А фамилия?

— А вот фамилию не помню.

— А где она сейчас?

— Не знаю.

— Нет ли кого-нибудь в Батуми, кто бы мог рассказать об этой учительнице?

— Есть. Елизавета Семеновна Месчан, бывший директор этой школы, заслуженная учительница Аджарской АССР.

— Как ее найти?

— Да всего квартал пройти…»*

* (Запись сделана автором 23 октября 1958 года. )

Это была приятная неожиданность. Прошло почти 35 лет с того времени, как Есенин встречался с Шаганэ. Не было известно, чтобы кто-нибудь попытался найти ее. Она также никак не давала знать о себе. Это говорило либо о большой скромности этой женщины, либо о том, что ее уже нет в живых. И вот сейчас где-то рядом находилась разгадка, были данные, с помощью которых могла быть установлена истина. Вот дойду, решил я, и если есть еще в окнах свет, буду стучать, а если нет света, то приду завтра…

Свет горел. Более того, Е. С. Месчан довольно добродушно отнеслась к неурочному вторжению и терпеливо ответила на вопросы.

» — Школа,- сообщила она,- помещалась на улице Руставели, 36. Я начала работать в этой школе в августе 1925 года и еще застала Шаганэ, хотя через месяц она уже уехала из Батума. В школе, собственно, работали две сестры-армянки: Катя и Шагандухт. Имя последней трудно для произношения, и мы ее звали Шаганэ. Ей было 25 лет, она была замужем и имела сына. Катя была моложе года на два.

— Как выглядела Шаганэ?

— Шатенка. Стройная, очень гибкая и совсем юная.

— Как вы полагали тогда, связаны ли «Персидские мотивы» со встречей Есенина и Шаганэ?

— Мы знали о стихах, написанных Есениным в Батуме для Шаганэ. Это не подлежало сомнению.

— А как найти Шаганэ? Какая у нее была фамилия?

— Фамилию не помню. Позднее она жила в Ереване. Если хотите, я спишусь, узнаю через знакомых о ее судьбе и тогда сообщу Вам»*.

* (Запись сделана автором 23 октября 1958 года. )

Я поблагодарил Елизавету Семеновну и, прощаясь с ней, попытался узнать, нет ли в городе еще старожилов, знавших Шаганэ. Оказалось, что в Батуми есть три женщины, которые даже жили в одном доме с ней. После двух недель бесполезного скитания но улицам Батуми результаты дня и это последнее обнадеживающее известие показались мне, помню, чем-то вроде цепной реакции успеха.

Утром следующего дня я шел по новому адресу. Арнольд и Мария Александровна (р. 1867), Коломейцева Александра Ильинична (р. 1891), Шаняева Мария Дмитриевна (р. 1900) встретили меня радушно.

Они вспомнили о жильцах, населявших дом в 1924-1925 годах, нарисовали планировку комнат и расположение самого дома на перекрестке городских улиц (стр. 41). Здание было снесено в 1932 году; на его месте построен новый трехэтажный жилой корпус (улица Руставели, 11). Схематический план снесенного строения, подтвержденный тремя жительницами, возможно, останется единственным свидетельством, сохраняющим некоторое представление о внутреннем устройстве дома, в котором часто бывал Есенин, когда писал «Персидские мотивы».

У М. Д. Шаняевой сохранились две фотографии. Первая из них (стр. 43) сберегла для нас внешний вид дома, где жила Ша-ганэ. В поле объектива фотоаппарата попала часть балкона и окно комнаты учительниц-армянок. Три женщины на второй фотографии (опубликована в 1965 г.47) — сестры Ашхен, Катя и Шаганэ. История этого снимка следующая. В 1924 году к Кате приехали из Тифлиса погостить сестры Ашхен и Шаганэ с детьми. Тогда-то они и сфотографировались в Батумском парке. Произошло это, как стало известно позднее (см. стр. 50), 6 октября 1924 года, т. е. всего за два месяца до приезда поэта в Батум. Следовательно, на снимке я увидел ту реальную Шаганэ, с которой вскоре встретился Есенин.

Впечатления от встреч с Есениным полнее всех изложила А. И. Коломейцева. Вот что она сообщила:

«Дом № 15/7, в котором мы жили в 1924-1925 годах, находился на пересечении Смекаловской улицы (теперь улица Руставели) и Соборного переулка (теперь Комсомольская улица). Это был привлекательный одноэтажный деревянный домик. В нем проживало несколько семей: сестры Е. А. и М. А. Арнольди, учительницы, и я, воспитанница их; сестры Катя и Шаганэ, учительницы; Е. В. Иоффе, массажистка, и другие.

В 1924 году я собиралась выехать в Москву, чтобы поступить в консерваторию. Усиленно готовилась к предстоящим экзаменам, много играла на рояле и пела. В один из декабрьских дней, после исполнения какой-то арии, которая мне долго не удавалась, я услышала аплодисменты из соседней комнаты, где жили сестры Катя и Шаганэ. В дверях показалась Катя и стала просить меня зайти: у них сейчас поэт Сергей Есенин, который хотел бы познакомиться со мной. Я знала уже стихи Есенина, они мне нравились, но о нем ходили такие странные слухи… Я колебалась. Кроме того, мне вовсе не казались искренними эти горячие аплодисменты. Я расценивала свои способности очень скромно, поэтому наотрез отказалась от приглашения. Через несколько минут в дверях показался Есенин и стал мягко, но настойчиво просить зайти к ним, спеть что-нибудь. В его манере обращения была такая простота и задушевность, что у меня не нашлось уже возражений, и вскоре мы вчетвером сидели за столом в комнате сестер и пили чай. Помню, я спела им «Матушку-голубушку» Гурилева. Потом Есенин рассказывал нам о своих впечатлениях от Кавказа.

…Рассказывал он оживленно, весело, но иногда умолкал, задумывался, и тогда уходил от нас куда-то далеко, далеко. Я помню го отсутствующий, остановившийся, потеявший нас взгляд, окаменевшее, сразу сдавшееся массивным и тяжелым лицо… Потом он возвращался к нам, снова оживлено рассказывал о чем-то…

…Вскоре я уехала в Москву и более с Есениным не виделась. Мне известно, что н часто бывал в нашем доме и после моего отъезда»*.

* (А. И. Коломейцева. Встреча с Сергем Есениным в Батуме. 24 октября 1958 г. Машинопись авторизованная. Воспоминания печатаются частично. Полностью опубликованы в журн. «Дон», Ростов-на-Дону, 1964, № 11. )

Я попытался выяснить судьбу остальных жильцов старого домика, но… успеха уже е имел и в конце октября 1958 года верулся в Москву.

Вспоминания Шаганэ

Месчан выполнила обещание: сообщила адрес Шаганэ. Спустя два месяца автобиография и воспоминания ее лежали на моем сменном столе.

Прежде чем прочесть воспоминания, я накопился с автобиографией. Вот она:

«Родилась в городе Ахалцихе Тифлисской губернии в 1900 году 22 апреля.

Мой отец был вначале педагогом, а после смерти моего деда, священника, стал также священником. Отец, Нерсес Егияевич Амбарцумян, кончил семинарию в Тифлисе. Он владел французским, немецким, латинским, а кроме того, армянским и русским языками. Будучи священником, отец давал частные уроки по иностранным языкам. Умер 50 лет, от тифа (1919 г.).

Мать, Мария Георгиевна Каракашян, была учительницей. Умерла в возрасте 40 лет (1911г.).

Я до 3-го класса училась в Ахалцихе в приходской школе, затем в женской гимназии на станции Михайлово (Хашури). По окончании гимназии в 1919 году поступила на фребелевские курсы и в 1920 году окончила их, после чего в армянских школах вела нулевую группу. В 1921 году вышла замуж за экономиста Тертеряна Степана Рубеновича, жила в Тифлисе. В 1922 году родился сын Рубен (ныне кандидат медицинских наук). Овдовела в 1924 году и выехала в Батум, где преподавала в 4-5-6-х классах арифметику и вела нулевую группу. В 1925/26 учебном году работала в Сочи в армянской школе, а в 1926-1934 годах — в 70-й школе в Тифлисе. В 1930 году вторично вышла замуж за композитора Вардгeca Григорьевича Тальяна, а в 1934 году переехала в Ереван, где уже не работала.

Шаганэ Тальян

  1. 3 февраля. Ереван»*.

* (Ш. Н. Тальян. Автобиография. Подлинник хранится у автора. )

Коротки ее воспоминания. У Тальян не сохранились в памяти многие детали встречи, в записях почти отсутствуют датировки. Тут нет ничего удивительного: прошло 35 лет с тех пор, как миновали эти события. Отсылая воспоминания, Шаганэ Нерсесовна написала мне:

«…Я задумалась над тем, как бы лучше исполнить Вашу просьбу… Я понимаю, как важны даже какие-нибудь незначительные мелочи из жизни великого поэта для тех, кто занимается творчеством и личностью его, и очень была бы рада хотя в малейшей степени быть полезной в этом благородном деле… К сожалению, в свое время я не думала о том, как впоследствии важно будет вспомнить каждый разговор, даже слово; я не вела дневника, что теперь очень затруднило восстановление в памяти содержания наших разговоров, всех деталей его поведения и дат»*.

* (Ш. Н. Тальян. Письмо автору от 29 января 1959 года. )

Трудность написания воспоминаний, по-видимому, состояла еще и в том, что при восстановлении истории дружбы — любви можно было легко впасть в ложную стилизацию, допустить приукрашивание событий.

Известно, что порт давно уже собирался создать цикл стихов о женщине. Нина Осиповна Грацианская, из Ростова, вспоминает, что в 1922 году, когда она упрекнула Есенина в исключении из драматической поэмы «Пугачев» женских ролей, он ответил:

— О женщине еще скажу, это обещаю, обязательно скажу.

В 1923 году он опубликовал цикл стихов «Любовь хулигана». Эти стихи не могли удовлетворить поэта, они примыкали к «Москве кабацкой». Год спустя поэт почувствовал, что оторвался наконец от этой темы, стал писать по-новому. По-иному он хотел написать также и о любви. На Кавказе он приступил к осуществлению этого замысла. Шаганэ, с которой Есенин встретился в этот период, была сначала обычным увлечением поэта. Но она выбрала и отстояла как раз ту форму взаимоотношений, которая всего больше соответствовала взгляду его на женщину: чистому, уважительному, целомудренному. И тогда поэт увидел в ней черты душевной красоты, которые могли бы остаться незамеченными, если бы дело шло тем обычным порядком, когда взаимоотношения между ним и его поклонницами переходили известную грань и конец их становился однообразно повторяющимся. Эти черты соответствовали его представлению о прекрасном, под их впечатлением он и написал знаменитые «Персидские мотивы», обессмертив женщину, ставшую прообразом персианки Шаги.

Душевная чистота, предостерегшая Шаганэ от ложного шага при встрече с Есениным, помогла ей избежать ошибок и при записи воспоминаний.

«Персидским мотивам» жить в веках. Без конца будут припадать люди к этому источнику нежности и красоты и восхищаться женщиной, ставшей прообразом для героини стихов. Но воспоминания Шаги, записанные ею много лет спустя, также скромны и самозабвенны, полны той же душевной чистоты и верности, которые когда-то вдохновили поэта подарить миру необыкновенные строки любви.

Впрочем, пусть судит читатель. Вот эти воспоминания:

«Как-то в декабре 1924 года я вышла из школы и направилась домой. На углу я заметила молодого человека выше среднего роста, стройного, русоволосого, в мягкой шляпе и в заграничном макинтоше поверх серого костюма. Бросилась в глаза его необычная внешность, и я подумала, что он приезжий из столицы.

…В Батуме я снимала одну комнату вместе с сестрой Катей, 23-летней девушкой, тоже учительницей. Нашей непосредственной соседкой была массажистка Елизавета Васильевна Иоффе, которая дружила с нами, особенно с Катей. Она знакома была с Повицким, журналистом.

В тот же день вечером Иоффе ворвалась к нам в комнату со словами: «Катра, Катра, известный русский поэт хочет познакомиться с нашей Шаганэ». Есенин с Повицким были в это время у нее. Мы пошли. От нас и гостей в крохотной комнатке Иоффе стало невозможно тесно. После того как мы познакомились, я предложила всем идти гулять в парк. Больше подробностей этой первой встречи я не могу вспомнить.

На следующий день Есенин с Повицким опять зашли и предложили нам принять участие в литературном вечере, где мы могли бы встретить и других их знакомых. Вечep должен был состояться на квартире Повицкого, в которой жил и Есенин. Мы решили прийти.

…На следующий день, уходя из школы, я опять увидела его на том же углу. Было пасмурно, а море начинался шторм. Мы поздоровались, и Есенин предложил пройтись по бульвару, заявив, что не любит такой погоды и лучше почитает мне стихи. Он прочитал «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» и тут же подарил мне два листка клетчатой тетрадочной бумаги, на которых стихотворение было записано. Под ним подпись: «С. Есенин»*.

* (Автограф утрачен. Как сообщила Ш. Тальян, его попросили, чтобы сфотографировать для работы о Есенине, и не вернули. )

Есенин прочитал еще два стихотворения, которые, как он пояснил, были написаны им в Тифлисе («Улеглась моя былая рана…», «Я спросил сегодня у менялы…»). Конечно, я задала ему тут же вопрос: кто же такая Лала? Он ответил, что это имя вымышленное. Тогда я не поверила, но много лет спустя поняла, что это было правдой.

В одну из последующих наших встреч, которые теперь происходили почти ежедневно, он прочитал новое стихотворение «Tы сказала, что Саади…»

…Когда Есенин встречал меня в обществе других мужчин, например, моих коллег — преподавателей, то подходил сам, знакомился с ними, но уходил обязательно со мной.

Всегда приходил с цветами, иногда с розами, но чаще с фиалками. Цветы сам очень любил.

4 января он принес книжку своих стихов «Москва кабацкая» (Ленинград, 1924 г.), с автографом, написанным карандашом: «Дорогая моя Шаганэ, Вы приятны и милы мне. С. Есенин. 4.1.25 г., Батум» (см. стр. 44,- В. Б.).

Вместе с книжкой он принес фотографию, на которой на берегу моря запечатлены он, Новицкий и еще двое незнакомых мне мужчин, с написанным на обороте стихотворением «Ты сказала, что Саади…». Над стихотворением была надпись: «Милой Шаганэ», а под стихотворением подпись: «С. Есенин»*. Текст стихотворения состоял из четырех строф, как в первой публикации его.

* (Автограф утрачен. Как сообщила Ш. Тальян, его взяли одновременно с автографом стихотворения «Шаганэ ты моя, Шаганэ…», чтобы сфотографировать для работы о Есенине, и не вернули.)

…Есенин интересовался нашей национальной поэзией. Соседи имели «Антологию армянской поэзии» в переводах Брюсова, и Сергей Александрович, бывая у нас, нередко просил принести эту книгу и читал ее. особенно живой интерес проявил он к Чаенцу и, узнав, что последний будет в Батуме, нетерпеливо ждал его и часто спрашивал: «Ну что, не приехал ваш Чаренц?». Но Чаренц прибыл в Батум после отъезда Есенина в Москву.

Есенин был добрым, чутким человеком. Тогда нередко встречались беспризорные, и, бывало, ни одного из них не оставлял без внимания: остановится, станет расспрашивать, откуда, как живет, даст ребенку денег, приласкает. В такие минуты он вспоминал свое детство, говорил, что вот он тоже был когда-то ребенком, беспечно резвился и бегал. Однажды, увидев беспризорных ребятишек, Есенин сказал мне приблизительно так: «Вот, Шаганэ, там и Пушкин, и Лермонтов, и я».

Однажды в конце декабря шел сильный снег — явление очень редкое в Батуме. На второй день Есенин приехал к нам на санях, оживленный, веселый, и мы отправились кататься по Махинджаурской дороге. Мы впервые ехали на санях и, наверное, Есенин хотел показать нам, мне и сестре, всю прелесть этой езды. На полдороге он, извинившись, попросил разрешения сесть на козлы: гнал коня, смеялся, веселясь, как ребенок. Потом говорил, что ему нравятся лошади, запах навоза.

Животных он действительно любил. Увидит бездомную собаку, купит для нее булку, колбасу, накормит и приласкает. Глаза его в это время становились особенно ласковыми и добрыми. У Повицкого была собака, которую Есенин часто ласкал.

 

Шаганэ. 1918 г.

…Сергей Александрович любил приходить по вечерам, пить чай с мандариновым вареньем, очень понравившимся ему. Когда я отсылала его писать стихи, он говорил, что уже достаточно поработал, а теперь отдыхает. Если он не встречался со мною на улице, то непременно приходил к нам домой.

Как-то я заболела, а сестра уходила на службу. Все три дня, пока я болела, Сергей Александрович с утра являлся ко мне, готовил чай, беседовал со мной, читал стихи из «Антологии армянской поэзии». Содержание этих разговоров мне не запомнилось, но можно отметить, что они были простыми, спокойными.

Есенин взял себе на память мою фотографию, причем он сам ее выбрал из числа других.

Это снимок 1919 года. Я снята в гимназической форме. На обороте карточки я своей рукой сделала надпись.

В другой раз он сказал мне, что напечатает «Персидские мотивы» и поместит мою фотографию. Я попросила этого не делать, указав, что его стихи и так прекрасны и моя карточка к ним ничего не прибавит.

…Незадолго до отъезда он все чаще и чаще предавался кутежам и стал бывать у нас реже.

Вечером, накануне отъезда, Сергей Александрович пришел к нам и объявил, что уезжает. Он сказал, что никогда меня не забудет, нежно простился со мною, но не пожелал, чтобы я и сестра его провожали. Писем от него я также не получала.

С. А. Есенин есть и до конца дней будет светлым воспоминанием моей жизни.

Шаганэ Талъян

  1. 29.1. г. Ереван»*.

* (Ш. Н. Тальян. Воспоминания. Подлинник хранится у автора. Печатаются с сокращениями. Полностью опубликованы в журнале «Дон», Ростов-на-Дону, 1964, № 11. )

Еще немного воспоминаний

Образ живой Шаганэ, детали обстановки, в которой состоялась встреча Есенина с ней, постепенно восстанавливались. Мне требовалось, чтобы современники записали лишь то, что наблюдали сами, чтобы отсутствовала взаимная консультация. Если это достигалось и воспоминания сопоставлялись, можно было считаться с их достоверностью.

Таким объективным и, следовательно, нужным стало небольшое фактологическое воспоминание Е. В. Лебедевой (Иоффе), найти которую мне удалось с помощью Повицкого. Она знала о моих батумских поисках не больше того, что требовалось для первой встречи, и, слушая ее короткие рассказы о Есенине и Шаганэ, я имел возможность уточнять и ее воспоминания и те сообщения, которые уже мне были известны. Вот что она пояснила:

«В 1924-1925 годах я работала массажисткой в батумской купальне, брали у меня сеансы и частные лица.

О приезде Есенина я узнала от Повицкого. Он сказал мне как-то, что приехал большой порт и, если я не возражаю, то зайдет с ним как-нибудь. Потом они действительно приехали вдвоем. На Есенине был серый костюм. Великолепные пепельно-золотистые волосы и почти серые глаза поэта производили сильное впечатление.

Я познакомила поэта с Катрой и Шаганэ. Он стал часто у нас бывать. Шаганэ была привлекательна, жизнерадостна и очень нравилась Есенину (больше, чем Катра и я, вместе взятые). К тому же она была сердечна и мила, сильно любила поэта… Часто, указывая на Есенина, она восклицала:

— Какой он чудесный!

Есенин бывал навеселе, приносил с собой грузинское и шоколад. Мне это не нравилось, я говорила ему колкости. А он отшучивался:

— Такая красивая девушка… Меня все любят, а вы только ругаете. Почему, а?

Бывало и так: придет, соберет кучу ребятишек, играет с ними, как равный, потом раздаст им шоколад»*.

* (Запись сделана автором 6 декабря 1958 года.)

Другие воспоминания, с которыми частично тоже познакомится читатель, прислала Е. Н. Кизирян, сестра Ш. Н. Тальян.

Дом, в котором я жила в Батуми,- написала Екатерина Нерсесовна,- находился против собора, окруженного великолепным парком, с красивыми аллеями и роскошными цветочными клумбами. Расположен он был также в живописном уголке, а дворик его являлся сквером в миниатюре, благоухавшим цветами.

Ко мне часто приезжали из Тифлиса сестры. Память о посещении одной из этих сестер, Ашхен,- групповая фотография.

Двое малышей на этой карточке ныне кандидаты медицинских наук, третий — художник (все они — мои племянники).

На 1924/25 учебный год мою сестру пригласили работать групповодом первого класса армянской школы, где я работала уже с 1920 года.

Знакомство с Сергеем Александровичем состоялось для нас с сестрой в один и тот же день, у Иоффе. Часто Есенин с Повицким приглашали нас к себе, и каждый раз порт читал что-нибудь новое из своих произведений. Он говорил нам, что не любит повторять одни и те же стихи несколько раз, так как это отвлекает его от новых образов. Его произведения казались мне такими музыкальными, что я сказала ему:

— Сергей Александрович! Ваши стихи чаруют, как пушкинские.

Он посмотрел на меня, ничего не ответил, но улыбнулся красиво и мягко.

Однажды Есенин показывал нам свои фотографии, сделанные в Батуме. Я попросила подарить одну из них. Он выбрал ту, на которой Повицкий был снят с ним, мечущим камни в море, и тут же написал стихи. Помню, в них говорилось сначала о дождливом дне (в этот день был дождь), потом приблизительно следующее:

А тебе желаю мужа,
Только не поэта,
С чувством, но без дара,
Просто комиссара.

Стихотворение, кажется, начиналось со слова «Скучно». Эта фотография утрачена.

После отъезда Есенина в Батум приезжал Чаренц, был на литературном вечере в нашей армянской школе. За ужином Шаганэ рассказала ему о стихах, подаренных Есениным. От стихотворения «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» Чаренц был в восторге и часто повторял потом:

— Какой изумительный поэт!»*

* (Е. Н. Кизирян. Письмо автору от мая 1959 года.

Е. Н. Кизирян не забыла прислать и план расположения комнат батумского домика. Он полностью совпал с тем вариантом, что был составлен тремя жительницами Батуми. С ее помощью был уточнен также и состав жильцов дома.

Нонпарель Нариньяни

Я рассказал, как была найдена героиня стихов Есенина. Один за другим выступали перед читателем живые свидетели того времени, когда русский поэт Сергей Есенин и армянская учительница Шаганэ Тертерян встречались под зимним батумским небом.

Журналист Повицкий, друг Есенина, живший в то время в одной с ним квартире, врач армянской школы Туманян и директор той же школы Месчан (товарищи Шаганэ по работе), учительница Арнольди, ее воспитанница Коломейцева, их бывшая домработница Шаняева, массажистка Е. В. Иоффе (соседи Шаги по квартире) и, наконец, Кизирян, сестра Тальян, жившая с ней вместе в одной комнате в тот год, рассказали об этой встрече, взаимно дополняя друг друга.

Сообщения их подтверждают и расширяют воспоминания Шаганэ.

Так была установлена встреча Есенина с Шаганэ, которую знал и отличал своим вниманием поэт в дни, когда создавал «Персидские мотивы».

Необходима ли была такая длительная и тщательная проверка? Для статьи о Шаганэ, возможно, не нужна, а для «Литературной хроники» необходима.

Автор должен был позаботиться о полной объективности свидетельств и их взаимной увязке. Как показало будущее, это оказалось не лишним.

В фельетоне «Строчка нонпарели» («Огонек», 1959, № 1) С. Д. Нариньяни рассказал о кичливых претензиях мещан обоего пола на причастность к прототипу образа персианки Шаганэ. Справедливо высмеивая тщеславие обывателя, желающего втиснуться в собрание сочинений хотя бы одной строчкой, пусть даже нонпарелью, Нариньяни возводил вместе с тем в ранг аксиомы весьма спорные доводы. Так, он писал: «Я не знаю, в каком доме жил поэт в 1924 году, когда он работал над персидскими стихами. Что же касается самих стихов, то весь этот цикл, как известно, Есенин посвятил своему близкому товарищу, редактору «Бакинского рабочего» П. И. Чагину. Одно из стихотворений цикла так и начиналось: «Чаганэ ты моя, Чаганэ…». Публикуя стихи, поэт, по просьбе скромного редактора, изменил букву «Ч» на «Ш». Так, собственно, и родилось новое женское имя, которого, кстати, нет ни в одних святцах мира».

Как видите, здесь содержится категорическое отрицание реального прообраза персианки Шаганэ, ибо, по мнению писателя, такого имени нет, оно выдумано.

В архиве Есенина отсутствует автограф стихотворения «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» с правкой, о которой пишет Нариньяни, значит, у последнего нет и основания утверждать, что такая правка была. Могут сказать, что автограф поэта с такой правкой или письмо его, подтверждающее принятую версию, имеются в частном хранении. Но тогда почему же эти документы до сих пор не опубликованы для всеобщего сведения, почему о них не упомянуто в комментариях собрания сочинений Есенина? Может быть, Нариньяни основывается на воспоминаниях, опубликованных после смерти поэта? Но насколько автор смог выяснить из печатных материалов о Есенине, никто и никогда не сообщал то, о чем объявил читателям Нариньяни.

Шаганэ написала мне: «Мое полное имя (по документам) Шагандухт (по-армянски «Շաչադուխտ» ). Армянское «չ», соответствующее латинскому «h», произносится по-русски как «г». Так как имя мое сложное, то дома меня называли сокращенно Шагой. Для благозвучия я добавила «э» (Шаган-э) по аналогии с армянскими именами Каринэ, Маринэ, Гаянэ, Манэ и т. д. Есенин тоже употреблял оба эти имени: Шаганэ и Шага»*.

* (Ш. Н. Тальян. Письмо автору от 3 февраля 1959 года. )

Я не думаю, чтобы имя Шагандухт отсутствовало в святцах армянского католикоса и, следовательно, могло быть лишь у одной армянской женщины, о которой сейчас идет речь. Усечение имени в целях благозвучия распространено в армянских семьях, об этом пишет сам С. Д. Нариньяни. Значит, заявление писателя о том, что такого имени «нет ни в одних святцах мира», также не соответствует действительности. Есть и вторая сторона вопроса. Сказано: мертвые срама не поймут. Но женщина, о которой писал Нариньяни, жива. Фельетон, конечно, не может вычеркнуть Тальян из списка живых. История поручика Киже не повторяется в наше время.

В гостях у Шаганэ

В августе 1959 года я побывал у Шаганэ Нерсесовны Тальян. С волнением подходил я к дому, где жила эта женщина. Прошли годы. «Персидские мотивы» Есенина вошли в галерею шедевров мировой лирики, и имя Шаганэ известно теперь каждому со школьной скамьи так же, как и имена Лауры, Беатриче…

Безликий многоэтажный корпус. Я стоял во дворе, как в каменном колодце, и, откинув голову назад, стремился угадать окна квартиры Шаганэ. Все они были запыленными, темными и не выдавали тайну. Наконец, я решился: быстро взбежал по лестнице и позвонил. Мне тотчас открыли.

Предварительно я писал Тальян о своем приезде, а когда приехал, еще раз условился с ней по телефону о дне и часе встречи. Я знал ее по фотографиям времен Есенина, присланным вместе с воспоминаниями. Теперь я знал ее еще и по голосу. И это было необходимо. Время обращается с человеком безжалостно и нетерпеливо, как ребенок с пластилином. Эту истину я понял до конца, лишь встретившись через тридцать лет с товарищем детских игр: мы оба не узнали друг друга. Шаганэ нужно было назвать сразу, безошибочно, даже если бы при встрече она была окружена другими женщинами ее возраста. Голос ее должен был помочь мне в этом.

Но все эти приготовления оказались излишними. Я узнал Шаганэ Нерсесовну без всяких усилий, лишь только взглянул на женщину, открывшую мне дверь. Правда, время опушило снегом ее каштановые волосы, лицо не сохранило ту безукоризненную свежесть, какой обладают цветы ранним утром. Но лицо это было по-прежнему красивым и правильным, так же, как по-девичьи гибкой и подвижной осталась ее статная фигура. Не посмело время коснуться и ее глаз. Их я узнал сразу: слишком долго преследовали они меня в прошлом.

Шаганэ Нерсесовна протянула мне руку, мы поздоровались. Она познакомила меня также с дочерью, второй и последней обитательницей квартиры. Мы говорили, кажется, о Москве, Ереване, об общих знакомых. Потом пришла Екатерина Нерсесовна.

Мне хотелось взглянуть на книгу с автографом Есенина, хранившуюся у Тальян.

Шаганэ Нерсесовна встала, прошла в соседнюю комнату, вернулась обратно.

— Вот подарок Сергея Александровича,- просто сказала она.

Я открыл книгу. Переплет ее был стар и потому очень изношен. На титульном листе стояло: «Москва кабацкая». Там, где часть листа свободна от печати,- дарственная надпись карандашом. Круглые буквы в строке располагались одиноко, как бы чуждаясь друг друга, и в то же время поддерживая равнение направо. Это был тот автограф Сергея Есенина, фотокопию которого Шаганэ Нерсесовна выслала мне в начале 1959 года:

Перелистал пожелтевшие от времени листы. Третий раздел книги, состоявший из семи стихотворений, назывался «Любовь хулигана». Порт уверял себя и других, что отрекается от скандалов. Это — лейтмотив цикла. Строки любви, тяжкие, как хрип больного, которому не хватает воздуха, проходившие в стихотворениях вторым планом, вызывали болезненное ощущение. Ущербность чувств гиперболизировали сравнения: «Ты целуешь, а губы как жесть…», «Пускай ты выпита другим…», «…глаз осенняя усталость…». Цикл был посвящен артистке Камерного театра Миклашевской. На экземпляре «Москвы кабацкой», подаренном поэтом, значится: «Милой Августе Леонидовне со всеми нежными чувствами, которые выражены в этой книге. С. Есенин. 24.III. 25 г., Москва». Августа Леонидовна Миклашевская — человек редкой физической и душевной красоты. Не ее вина, что стихи так скудно выражали ощущение счастья, которое она вносила в жизнь поэта. Он действительно передал в них самые нежные чувства, какие способен был тогда ощутить. Шел 1923 год. Поэт только что приехал из-за границы, недавно расстался с Дункан. Нелепость этой связи продолжала тревожить. Было ощущение, что только что покинут подвал полуразвалившегося здания и пронизывающая сырость земли все еще леденит сердце*.

* (О поездке Есенина за границу и взаимоотношениях его с Дункан рассказано в очерке автора «Сергей Есенин за границей» («Октябрь», 1958, №5).)

Но проходит год, и он находит новые слова о женщине, любви и счастье. Появляется цикл стихов, который он назвал «Персидские мотивы». Шаганэ он дарит «Москву кабацкую», подчеркивая этим качественный скачок в творчестве, происшедший после издания книги, и то, как далеко теперь ушло вперед его жизнеутверждающее искусство…

— Не рассказывал ли вам Сергей Александрович о своей жизни с Айседорой Дункан? — обращаюсь я к Шаганэ Нерсесовне.

— Вспоминал, конечно. Помню такую деталь. Когда он впервые пришел к Дункан, она лежала на софе; предложила ему сесть у ее ног, стала гладить по голове, сказала, что он очень похож на ее сына. И помню еще, что Есенин говорил о частых ссорах с ней. Говорил о Дункан всегда с горечью, неприязненно, указывая, что она толкала его к пьянству.- «Если бы она,- говорил Сергей Александрович,- любила меня, как человека, как друга, то не позволяла бы мне это делать, оберегала бы от пьянки. А она сама не умела и не хотела обходиться без вина. Я не могу без содрогания вспоминать Это время»,- часто повторял он.

— А о том, как издавалась «Москва кабацкая», Сергей Александрович не вспоминал?

— Очень немногое. Рассказал, что после приезда из-за границы долго и безуспешно пытался издать стихи этого цикла отдельной книгой. И вот однажды, когда он фактически уже ушел от имажинистов, а формально еще входил в их группу, его вызвал к себе Луначарский и предложил официально порвать отношения с этой группой. Есенин воспользовался таким случаем и, соглашаясь, попросил издать книгу «Москва кабацкая». Как утверждал Сергей Александрович, Луначарский согласился с этим условием и только поэтому книга увидела свет*.

* (Запись беседы, состоявшейся 17 августа 1959 года. Машинопись авторизованная (письмо Ш. II. Тальян автору от 19 мая 1963 года). )

Я не встречал еще в воспоминаниях современников сообщений о содействии Луначарского изданию «Москвы кабацкой». Известно, что Есенин придавал исключительное значение выпуску книги в свет. Объяснялось это в первую очередь огромным трудом, внесенным им в создание цикла стихов «Москва кабацкая».

Хотелось мне услышать подробнее и о том, как попала фотография Шаганэ к Есенину. В воспоминаниях Тальян говорится, что Есенин выбрал и взял с собой фотографию 1919 года. Когда я получил от нее вместе с воспоминаниями четыре снимка разных лет и сличил с ними карточку, обнаруженную когда-то в архиве Есенина (см. стр. 49), стало ясно, что последняя относится к 1921 году. Небольшой отрезок времени в два года внес существенное изменение в судьбу Шаганэ: в 1919 году она была еще гимназисткой, а в 1921 году стала уже замужней женщиной. Шаганэ Нерсе-совна еще раз подтвердила, что Есенин взял у нее фотографию 1919 года. Снимок 1921 года он мог получить, думает она, у кого-нибудь из подруг. Как это случилось, она, однако, не знает.

Я попросил Тальян рассказать подробнее о причинах, побудивших ее приехать в 1924 году в Батум.

Шагане

«В начале 1921 года,- пояснила она,- я вышла замуж за С. Р. Тертеряна. Жили мы в Тифлисе. В середине 1924 года он умер. У меня остался сын, Рубен. Нужно было искать работу, чтобы растить сына и жить самой. В июле 1924 года я выехала вместе с сестрой Ашхен в Батум, где она,- Тальян указала на сестру,- помогла мне найти работу в армянской школе. 6 октября 1924 года мы сфотографировались в Батумском парке, а на другой день выехали в Тифлис. Там я оставила сына у сестры Ашхен, а сама вернулась в Батум и приступила к работе в школе. Остальное вы знаете из автобиографии»*.

* (Запись беседы, состоявшейся 17 августа 1959 года. Машинопись авторизованная (письмо Ш. И. Тальян автору от 19 мая 1963 года).)

Конечно, у меня было много вопросов. Не стесняясь, я задавал их. Мне откровенно отвечали. Так пролетели несколько часов. Нужно было возвращаться в гостиницу: через два часа я уезжал из города. На вокзале мы еще раз встретились — Тальян провожала кого-то из друзей — и я мог порадоваться, что вновь увидел легкую походку Этой удивительной женщины.

Вернувшись в Москву, я перечел строку «Литературной хроники» от 18-19 декабря 1924 года о создании стихотворения «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» и внес перед ней запись о встрече поэта с Шаганэ.

Публикуется по: http://s-a-esenin.ru/ «S-A-Esenin. ru: Сергей Александрович Есенин»

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

Творческая история стихотворения С.А. Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ»

Автор презентации: Печказова Светлана Петровна,
учитель русского языка и литературы
МБОУ «Лицей №1» р.п.Чамзинка
Республики Мордовия
Творческая история
стихотворения С.А.Есенина
«Шаганэ ты моя, Шаганэ»
Цель:
познакомить учащихся с творческой историей
стихотворения С.А.Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ»;
помочь понять тему, композицию произведения,
проанализировать изобразительно-выразительные
средства языка
История поэтического цикла
«Персидские мотивы»
Сергей Есенин всю жизнь мечтал побывать в далёкой
Персии, образ которой, почерпнутый в сказках,
волновал его воображение.
История поэтического цикла
«Персидские мотивы»
Почему же поэт выбрал Персию? Вероятно, его
привлекала восточная экзотика: звучные имена и
названия городов, необычная природа, поражающая
жителя среднерусской полосы буйством красок и
цветов, недоступная прелесть сокрытых под чадрой
восточных женщин.
История поэтического цикла
«Персидские мотивы»
Кроме того, Персия издревле считалась родиной
самых мудрых и сладкозвучных поэтов
(Хайяма, Саади, Фирдоуси),
страна поэтического вдохновения
История поэтического цикла
«Персидские мотивы»
Он был глубоко убеждён в том, что глубокое знание
древневосточной классической поэзии необходимо
для совершенствования собственного поэтического
мастерства.
«Я еду учиться, – писал он. – Я хочу проехать даже
в Шираз. Там родились все лучшие персидские
лирики.
История поэтического цикла
«Персидские мотивы»
Мечте, увы, так и не
суждено было сбыться, однако
в 1924 году Есенин побывал на
Кавказе,
благодаря
чему
появился
на
свет
очень
романтичный и чувственный
поэтический цикл «Персидские
мотивы».
Ключевое стихотворение
«Персидских мотивов»
Одним из ключевых стихотворений, вошедших в
этот сборник, стало произведение «Шаганэ ты моя,
Шаганэ…».
Его героиня – не вымышленный персонаж, а
обычная школьная учительница Шаганэ Тальян, с
которой поэт познакомился в Батуми и буквально
был сражён её ослепительной восточной красотой.
Шаганэ Нерсесовна
Тальян
Шаганэ Нерсесовна Тальян – учительница
русского языка и литературы. Есенин познакомился
с 25-летней армянкой в Батуми зимой 1924-1925 гг.
Её звучное восточное имя Есенин ввёл в
несколько стихотворений цикла «Персидские
мотивы». К персиянке Шаганэ поэт обращался в
шести
из
шестнадцати
стихотворений
цикла«Персидские мотивы».
«Шаганэ ты моя, Шаганэ»
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Потому, что я с севера, что ли,
Я хочу рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя Шаганэ!
Потому, что я с севера, что ли,
Что луна там огромней в сто раз,
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий,
Потому, что я с севера, что ли.
Про волнистую рожь при луне,
По кудрям ты моим догадайся,
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне,
Про волнистую рожь при луне.
Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи.
Если хочешь, на палец вяжи –
Я нисколько не чувствую боли.
Я хочу рассказать тебе поле.
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Там на севере девушка тоже.
На тебя она страшно похожа,
Может думает обо мне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Память о Шаганэ Тальян
Есенин часто посещал Шаганэ, будучи в Батуми,
одаривал её цветами и читая стихи. Его любовь к
Тальян была чистой и неподкупной, трепетной и
нежной, радостной и молчаливой.
При расставании, поэт подарил Шаганэ книгу
своих стихов, в которой было написано: «Дорогая
моя Шаганэ, Вы приятны и милы мне».
«Шаганэ ты моя, Шаганэ»
Композиция стихотворения
1. Шаганэ ты моя, Шаганэ!
2. Потому что я с севера, что ли,
3. Я готов рассказать тебе поле,
4. Про волнистую рожь при луне.
5. Шаганэ ты моя, Шагана.
Главное в композиции этого стихотворения то, что его
первая строфа составлена из начальных и заключительных
строк всех строф и содержит в себе все те темы и мотивы,
которые получат развитие в последующих строфах.
6. Потому что я с севера, что ли…
10. Потому что я с севера, что ли…
11. Я готов рассказать тебе поле…
15. Я готов рассказать тебе поле…
16. Про волнистую рожь при луне…
20. Про волнистую рожь при луне…
21. Шаганэ ты моя, Шаганэ!
25. Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Композиция стихотворения
«Шаганэ ты моя, Шаганэ…» называют «венком строф»,
поскольку оно состоит из пяти пятистиший, каждое из
которых построено по принципу кольца (пятый стих точно
повторяет первый). Кроме того, второе пятистишие
обрамлено вторым стихом первого и т. д.
Заключительное, пятое, обрамлено тем же стихом, что и
первое. Так образуется кольцевая композиция всего
стихотворения, замыкающая венок строф.
Такое строение обусловливает особую музыкальность
стихотворения и делает ещё более выразительной сложную
игру чувств и мыслей.
Тема стихотворения
Какие две темы
развиваются в стихотворении
параллельно?
Тема любви. Стихотворение написано в форме
любовного послания, в котором поэт не только признаётся в своих
чувствах главной героине, которая является прообразом всех
восточных женщин, но и рассказывает ей о себе, своих мыслях и
желаниях
Тема родины. Лирический герой рассказывает
возлюбленной о своей родине: о её бескрайних полях, о волнистой
ржи при луне, которая «там огромней в сто раз». Красной нитью
через весь его рассказ проходит тема пронзительной любви к
родному краю. Он невольно сравнивает свою северную и горячую
южную природу. Вывод героя однозначен:
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.
Тема стихотворения
Обращаясь в своём стихотворении к Шаганэ, Сергей
Есенин хочет рассказать ей о своей родине.
Подчеркивая, что он родом с Севера, автор не утруждает себя
описанием достопримечательностей Востока, считая, что его
истинной жемчужиной является робкая и застенчивая Шаганэ.
Однако поэт не жалеет красок на то, чтобы
рассказать, какова его родная сторона, потому что «луна там
огромней в сто раз», а «волнистая рожь» напоминает цвет его
волос. Рефреном в стихотворении «Шаганэ ты моя, Шаганэ…»
звучит фраза «я расскажу тебе поле», которая умышленно
построена с ошибкой, но при этом очень созвучна с выражением
«я распахну тебе душу». Таким образом, поэт словно бы намекает
на то, что его славянская душа так же широка и необъятна, как
русское поле, и так же щедра, как земля, дающая богатый урожай.
Тема стихотворения
При всем своём восхищении Востоком Сергей
Есенин отмечает, что «как бы ни был красив Шираз,
он не лучше рязанских раздолий». Но, находясь далеко от дома,
поэт просит Шаганэ не волновать его память воспоминаниями,
которые причиняют боль. В финале автор признаётся, что там, на
севере, тоже есть девушка, которая удивительно похожа на Шаганэ
и, возможно, в эту минуту думает о поэте.
Эта неожиданная мысль наполняет его сердце
нежностью и теплотой, которая адресована восточной красавице.
Тем не менее, стихотворение, наполненное острой и какой-то
болезненной любовью к России, помогает Сергею Есенину
развеять миф о загадочном Востоке. Поэт удовлетворил своё
любопытство, и теперь мечтает о том, чтобы вернуться домой,
сохранив воспоминания о красоте восточных женщин и сказочном
очаровании Кавказа.
Изобразительные средства
языка
Стихотворение написано
трёхстопным анапестом,
пятистишиями, рифмовка – кольцевая
Поэт использует скромные средства художественной
выразительности:
ЭПИТЕТ
МЕТАФОРА
ОБРАЩЕНИЕ



волнистая рожь
не буди только память
Шаганэ
рязанские раздолья
рассказать тебе поле
дорогая
Изобразительные средства
языка
Какая строфа становится
композиционным центром
произведения?
Исследователи отмечали, что все стихотворение
построено у Есенина на одной развернутой метафоре:
лирический герой сравнивает свои кудри
с «волнистой рожью при луне».
Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи.
Если хочешь, на палец вяжи –
Я нисколько не чувствую боли.
Я хочу рассказать тебе поле.
Проверьте свои знания
В какой сборник входит стихотворение
«Шаганэ ты моя, Шаганэ»?
«Персидские мотивы»
В каком году написано стихотворение? в 1924 г.
В какой форме написано произведение?
в форме любовного послания
Кому поэт посвящает эти поэтические строки?
Шаганэ Нерсесовне Тальян
В скольки стихотворениях поэтического цикла поэт
обращается к этому образу?
в шести из шестнадцати
Какова тема этого стихотворения?
тема любви к родине
Использованный материал:
1.
Википедия — свободная энциклопедия: http://ru.wikipedia
2.
Петрович В.Г., Петрович Н.М. Литература в основной и
профильной школе: книга для учителя. — М.: Творческий центр, 2007.
3.
Северникова Н.М. Учебное пособие по литературе. — М.:
Высшая школа, 2009.
4.
Фадеева Т.М. тематическое и поурочное планирование по
литературе в 11 классе. — М.: Экзамен,2011.
5.
Фотографии Есенина: http://www. eseninsergej.ru/esenin/foto.php
6.
Романс на слова С.А.Есенина: http://mp3tebe.com/audio

«Шаганэ ты моя, Шаганэ!..», анализ стихотворения Есенина, сочинение

Стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ!..» открывает перед читателями мир лирических произведений Сергея Есенина. Оно написано легко и воздушно, сразу привлекает простым языком и особым эмоциональным слогом, очаровывает открытостью. Здесь поэт делится своими мыслями и чувствами с читателями, рассказывает о своей родной земле и любви, передаёт тонкие ощущения, связанные с его прикосновением к другой культуре.

Произведение входит в цикл «Персидские мотивы», который был написан автором после его путешествия по Грузии и Азербайджану. Цикл навеян именно поездками в эти страны, хотя и назван «Персидскими мотивами». В Персии Есенин никогда не был. Но в этом цикле отлично слышны именно эти восточные мотивы тёплой далёкой страны.

Современники отмечают, что романтический образ персиянки из лирического стихотворения тоже был навеян знакомством с реальной женщиной. Сергей Есенин встретился с Шаганэ Нерсесовной Тальян, которая тогда преподавала литературу. Именно общение с этой женщиной и стало своеобразным толчком для создания стихотворения.

«Шаганэ ты моя, Шаганэ!..» представляет собой лирическое стихотворение, где автор и лирический герой едины, что характерно для творчества Сергея Есенина. Поэт делится с нами своими мыслями и чувствами, а адресует монолог загадочной персиянке Шаганэ. Именно ей, женщине из далёкой и прекрасной страны, он может рассказать о своей родине, подарить ей образы рязанской земли, целого поля ржи, даже поделиться с ней мыслями о девушке, которая осталась на севере.

Композиция, сюжет и тема стихотворения

Сюжет стихотворения разворачивается в области образов и психологического восприятия. Для произведения основными приёмами становятся рефрены, повторы. Кольцевая композиция придаёт стихотворению законченность, делает его особенно гармоничным.

В первой строфе герой говорит о волнистой ржи при луне. Он готов «рассказать поле» своей Шаганэ. В следующей строфе поэт уже сравнивает луну своей родной земли с луной Персии. Оказывается, «его» луна огромней в несколько раз. И даже самый прекрасный город Ирана Шираз не лучше рязанских раздолий, что сейчас особенно остро ощущает лирический герой.

В третье строфе поэт ещё резче обозначает своё единство с родной рязанской землёй: «Эти волосы взял я у ржи». В следующей строфе герой предлагает «догадаться» о рязанском поле по его волосам. Он просит отвлечь его от мыслей о Родине. В последней строфе Есенин уже говорит о девушке, которая осталась на севере. Возможно, она думает о нём. Первая и последняя строфы создают кольцевую композицию не только построением, рефренами, но и по смыслу. Сначала герой видит своей любимой прекрасную персидскую девушку, а в конце вновь прямо обращается к теме любви, но романтический ореол уже обретает девушка, оставшаяся на его Родине.

Рифма в стихотворении кольцевая: рифмуются первая, четвёртая и пятая строки, вторая и третья. Написано стихотворение трёхстопным размером, анапестом.

Художественные средства

Основным художественным средством в стихотворении становится рефрен. «Шаганэ ты моя, Шаганэ!..» очень своеобразное произведение. Здесь всё закольцовано, создана удивительно гармоничная художественная ткань, в которую мастерски вплетено каждое слово. Композиция кольцевая, рифма тоже кольцевая. А рефрены создают кольцо в каждой строфе, при этом рефрен в первой и пятой строфе один и тот же. В каждой строфе повторяется первая и пятая строка, из-за чего произведение обретает тонкое лирическое звучание, напоминает романтическую песню.

Рефрены расположены не в случайном порядке. Всё стихотворение – совершенно уникальное «плетение» Сергея Есенина. В первой строфе можно прочесть рефрены для всех пяти строф, при этом они расположены в правильном порядке. Вторая строчка первой строфы стала рефреном для второй строфы, третья строчка является рефреном в третьей строфе.

Используются в произведении и другие средства выразительности. Лирический герой говорит о гигантской луне, которая освещает его родную землю. Он рисует образ волнистой ржи и огромного поля, залитого сиянием луны. Ярким символом в стихотворении становятся волосы лирического героя, «взятые» им у ржи. Это удивительно обозначает единство человека и его Родины.

Стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ!..» написано лёгким слогом, наполнено запоминающимися образами.

  • «Я покинул родимый дом…», анализ стихотворения Есенина
  • «Белая береза», анализ стихотворения Есенина
  • «Письмо к женщине», анализ стихотворения Есенина
  • «Я помню, любимая, помню…», анализ стихотворения Есенина
  • «Не жалею, не зову, не плачу…», анализ стихотворения Есенина
  • «Песнь о собаке», анализ стихотворения Есенина
  • «Чёрный человек», анализ поэмы Есенина
  • «Спит ковыль. Равнина дорогая…», анализ стихотворения Есенина
  • «Пугачёв», анализ поэмы Сергея Есенина
  • «Собаке Качалова», анализ стихотворения Есенина
  • «Поет зима – аукает», анализ стихотворения Есенина
  • «Письмо матери», анализ стихотворения Сергея Есенина
  • «Пороша», анализ стихотворения Есенина
  • «Русь советская», анализ стихотворения Есенина
  • «Край ты мой заброшенный», анализ стихотворения Есенина

По произведению: «Шаганэ ты моя Шаганэ!»

По писателю: Есенин Сергей


Стихотворение С.

А. Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» (восприятие, толкование, оценка). Сергей Есенин — Шаганэ ты моя, Шаганэ: Стих

Шаганэ ты моя, Шаганэ!

Я готов рассказать тебе поле,

Про волнистую рожь при луне.

Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Потому, что я с севера, что ли,

Что луна там огромней в сто раз,

Как бы ни был красив Шираз,

Он не лучше рязанских раздолий.

Потому, что я с севера, что ли.

Я готов рассказать тебе поле,

Эти волосы взял я у ржи,

Если хочешь, на палец вяжи —

Я нисколько не чувствую боли.

Я готов рассказать тебе поле.

Про волнистую рожь при луне

По кудрям ты моим догадайся.

Дорогая, шути, улыбайся,

Не буди только память во мне

Про волнистую рожь при луне.

Шаганэ ты моя, Шаганэ!

Там, на севере, девушка тоже,

На тебя она страшно похожа,

Может, думает обо мне…

Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Эффективная подготовка к ЕГЭ (все предметы) — начать подготовку

Обновлено: 2011-05-09

Посмотрите

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter .
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Историко-биографический материал

История создания и дата написания стихотворения

Произведение было написано Сергеем Есениным на Кавказе в 1924 году, и посвящалось учительнице, в которую он был влюблен – Шаганэ Тальян, жившей в Батуми.

Имя героини стихотворения напоминает о батумской знакомой Есенина Ш. Н. Тальян.

Место стихотворения в творчестве поэта

1924 был весьма плодотворным годом в творчестве Есенина. Результатом его пребывания на Кавказе в это время стало появление лирического цикла «Персидские мотивы», в который входит и данное произведение. Основные мотивы этого цикла: мечта о покое, гармонии, восхищение Востоком и грусть по рязанским просторам.

Главная тема стихотворения

Тема любви, в том числе и к Родине.

Лирический сюжет

Воспоминания о родине пробуждают в душе лирического героя и воспоминания о любви, о недавней разлуке с северной девушкой.

Проблема стихотворения

Разлука с Родиной и с той, что осталась там.

Композиция стихотворения

В первых четырех строфах герой пытается описать природу своего края, в пятой он упоминает о девушке, оставленной им.

Использована глосса. Первая строфа состоит из начальных строк последующих четырех.

Лирический герой

Лирический герой поэт с севера, тоскующий по своей родине даже среди восточных красот. Он пытается рассказать об этом.

Преобладающее настроение, его изменение

Стихотворение очень музыкально, пронизано тихой грустью и нежностью.

Любовная лирика

Состоит из пяти строф, пятистишия.

Основные образы

Доминирующий образ – образ родины героя. Он постоянно держит его в своем сознании. Причем это лишь одна картина – ржаное поле лунной ночью. Остальные образы нисколько не прорисованы. О Ширазе сказано лишь то, что он красив (но луна на родине поэта все же «огромней в сто раз»). Описания Шаганэ мы не видим вообще, только упоминание о том, что она похожа на девушку с севера, но и об ее внешности нам ничего не известно.

Кем была девушка, вдохновившая Есенина на цикл стихотворений «Персидские мотивы»

Долгое время о девушке по имени Шаганэ, упоминавшейся в стихотворном цикле Сергея Есенина «Персидские мотивы», ничего не было известно, биографы даже высказывали предположение о том, что она была вымышленным персонажем.

Однако исследователю творчества Есенина В. Белоусову удалось разыскать девушку, вдохновившую поэта на создание знаменитого стихотворения «Шаганэ ты моя, Шаганэ».

Есенин увлекался восточной поэзией и мечтал увидеть родину персидских лириков. В самой Персии ему побывать не удалось, но в 1924—1925 гг. он совершил поездку на Кавказ. Во время пребывания в Батуми поэт познакомился с молодой армянской учительницей Шаганэ Тальян. У них возникла взаимная симпатия. Есенин подарил ей свой сборник с дарственной надписью, попросил у нее фотографию на память, но после его отъезда из Батуми их общение прекратилось, и он не предпринимал попыток его возобновить. В 1958 г. В. Белоусов разыскал Шаганэ, и она прислала ему автобиографию и воспоминания о Есенине.

Шаганэ Тальян писала о том, что она родилась в семье священника и учительницы. В 1924 г., на момент знакомства с Есениным, девушка преподавала арифметику в армянской школе. Многих деталей общения с поэтом она не смогла восстановить — с той поры прошло почти 35 лет, дневника Шаганэ не вела, и некоторые моменты стерлись из памяти. Но ее воспоминания все же содержат множество интересных фактов.

Шаганэ хорошо помнила, как она впервые увидела Есенина: «Как-то в декабре 1924 года я вышла из школы и направилась домой. На углу я заметила молодого человека выше среднего роста, стройного, русоволосого, в мягкой шляпе и в заграничном макинтоше поверх серого костюма. Бросилась в глаза его необычная внешность, и я подумала, что он приезжий из столицы. В тот же день вечером Иоффе ворвалась к нам в комнату со словами: „Катра, Катра, известный русский поэт хочет познакомиться с нашей Шаганэ“. Есенин с Повицким были в это время у нее. Мы пошли. После того как мы познакомились, я предложила всем идти гулять в парк».

Уже на третий день знакомства поэт подарил девушке стихотворение, ставшее впоследствии самым известным из цикла «Персидские мотивы»: «Было пасмурно, на море начинался шторм. Мы поздоровались, и Есенин предложил пройтись по бульвару, заявив, что не любит такой погоды и лучше почитает мне стихи. Он прочитал „Шаганэ ты моя, Шаганэ…“ и тут же подарил мне два листка клетчатой тетрадочной бумаги, на которых стихотворение было записано. В одну из последующих наших встреч, которые теперь происходили почти ежедневно, он прочитал новое стихотворение „Tы сказала, что Саади…“».

Есенин относился к девушке бережно и внимательно, их общение было нежным и целомудренным: «Когда Есенин встречал меня в обществе других мужчин, например, моих коллег — преподавателей, то подходил сам, знакомился с ними, но уходил обязательно со мной. Всегда приходил с цветами, иногда с розами, но чаще с фиалками. 4 января он принес книжку своих стихов «Москва кабацкая», с автографом, написанным карандашом: «Дорогая моя Шаганэ, Вы приятны и милы мне. С. Есенин. 4.1.25 г., Батум».

Есенин запомнился Шаганэ человеком чутким и отзывчивым: «Тогда нередко встречались беспризорные, и, бывало, ни одного из них не оставлял без внимания: остановится, станет расспрашивать, откуда, как живет, даст ребенку денег. Увидит бездомную собаку, купит для нее булку, колбасу, накормит и приласкает. Как-то я заболела, а сестра уходила на службу. Все три дня, пока я болела, Сергей Александрович с утра являлся ко мне, готовил чай, беседовал со мной, читал стихи из „Антологии армянской поэзии“».

Их общение оборвалось еще до того, как поэт уехал: «Незадолго до отъезда он все чаще и чаще предавался кутежам и стал бывать у нас реже. Вечером, накануне отъезда, Сергей Александрович пришел к нам и объявил, что уезжает. Он сказал, что никогда меня не забудет, нежно простился со мною, но не пожелал, чтобы я и сестра его провожали. Писем от него я также не получала. С. А. Есенин есть и до конца дней будет светлым воспоминанием моей жизни».

«Шаганэ ты моя, Шаганэ» — необычное стихотворение, в котором переплелись мотивы симпатии к женщине и любви к родному краю. Ученики знакомятся с ним в 11 классе. Предлагаем узнать больше, прочитав краткий анализ «Шаганэ ты, моя Шаганэ» по плану.

Краткий анализ

История создания – произведение было написано в 1924 году во время пребывания Есенина на Кавказе, поэт включил его цикл «Персидские мотивы».

Тема стихотворения – симпатия к женщине, любовь к Родине.

Композиция – Стихотворение являет собой монолог-обращение к Шаганэ, который условно можно поделить на две части: нежные слова, адресованные Шаганэ и воспоминания о Родине. Формально стих состоит из пяти пятистиший. Особенность его формы — повторения ключевых строк, обрамляющие строфы.

Жанр – элегия.

Стихотворный размер – трехстопный анапест, рифмовка кольцевая АВВА и параллельная ААВВ.

Метафоры «я готов рассказать тебе поле», «эти волосы взял я у ржи», «не буди только память во мне».

Эпитеты «красив Шираз», «волнистая рожь».

История создания

История создания произведения связана с поездкой поэта на Кавказ. Некоторое время исследователи не могли определить, кому посвящено столь нежное творение. Были предположения, что женщина, к которой обращается лирический герой стиха, — вымышленный образ. В конце 1950-х В. Белоусову удалось разыскать таинственную Шаганэ. Ею оказалась молодая армянка-учительница из города Батуми. Исследователь попросил женщину рассказать об отношениях с Сергеем Александровичем, и она поведала немало интересных фактов.

Встреча Есенина и Шагане Тальян произошла случайно. Женщина возвращалась с работы домой и увидела на улице симпатичного молодого человека, это и был русский поэт. Незнакомка, видимо, сразу понравилась мужчине, так как он разыскал Шаганэ, чтобы познакомиться. Между молодыми людьми возникла симпатия. Они часто прогуливались. Во время одной из встреч Есенин представил женщине стих «Шаганэ ты моя, Шаганэ», после которого написал для нее еще несколько произведений.

Теплым отношениям не суждено было развиться во что-то большее. Поэт вскоре должен был возвращаться домой. На прощанье он сказал женщине, что никогда ее не забудет. На этом связь между ними оборвалась.

Тема

В анализируемом произведении С. Есенин развивает мотивы, распространенные в русской и мировой литературе. Он сплетает в единое целое две, казалось бы, разные темы. Стих написан от первого лица, поэтому лирический герой максимально приближается к автору и читателю.

Во второй строфе звучит идея о том, что отчий край всегда милее, даже если чужбина красивее. Лирический герой сравнивает Шираз и рязанские раздолья. Свои чувства к Родине он объясняет просто: «Потому, что я с севера, что ли» . Мужчина считает, что внешность дана ему родной природой, поэтому говорит, что кудри свои взял у ржи.

Видно, что что-то гложет сердце героя, так как он просит Шаганэ не шевелить его воспоминания, особенно ему не хочется думать «про волнистую рожь при луне ». В последней строфе узнаем, с чем связаны страдания мужчины. В родном крае он оставил девушку, теперь надеется, что она вспоминает о нем. Та девушка очень похожа на Шаганэ, из-за чего, видимо и возникла симпатия к чужой красавице.

Композиция

Во время чтения привлекает внимание кольцевая композиция стихотворения. Стихи разделены на строфы, которые автор обрамляет повторяемыми строками. При помощи повторений подчеркиваются ключевые мысли. Рефрены приближают ритм стихотворения к песенному. По смыслу стихотворение можно разделить на две части: нежные обращения к Шаганэ и воспоминания о Родине и возлюбленной.

Жанр

Жанр произведения — элегия, так как автор с ноткой грусти рассказывает о Родине, предается воспоминаниям. Стихотворный размер — трехстопный анапест. С. Есенин использует два вида рифмовки — параллельную ААВВ и кольцевую. В стихах есть и мужские, и женские рифмы.

Средства выразительности

Главную роль в тексте играет метафора : «я готов рассказать тебе поле», «эти волосы взял я у ржи», «не буди только память во мне». При помощи нее автор реализует идею. Дополняется картина эпитетами : «красив Шираз», «волнистая рожь». Сравнений в тексте нет.

Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Потому, что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Потому, что я с севера, что ли,
Что луна там огромней в сто раз,
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.
Потому, что я с севера, что ли.

Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи,
Если хочешь, на палец вяжи —
Я нисколько не чувствую боли.
Я готов рассказать тебе поле.

Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.

Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Там, на севере, девушка тоже,
На тебя она страшно похожа,
Может, думает обо мне…
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Анализ стихотворения «Шаганэ ты моя, Шаганэ» Есенина

В разнообразной лирике Есенина есть оригинальный цикл – «Персидские мотивы». Он обладает особой уникальностью и своеобразием, так как «народный певец» России обращается к образам Востока. «Крестьянский» поэт сумел блестяще раскрыть «восточную тему». Есенин так и не смог побывать в Персии, но в сер. 20-х гг. совершил ряд поездок в Грузию и Азербайджан. Эти поездки стали источником вдохновения для поэта, особенно ему понравилось на даче П. Чагина, где была сымитирована настоящая персидская иллюзия в виде различных элементов и декоративных украшений в восточном стиле. В цикл входит стихотворение «Шаганэ, ты моя, Шаганэ!..» (1925 г.), созданное Есениным под впечатлением от знакомства с Шаганэ Тальян, преподающей литературу в Батуме.

В большинстве произведений «персидского цикла» Есенин восхищается восточными красотами, подробно останавливается на их описании, использует восточную терминологию. В данном же произведении автор просто разговаривает с красавицей Шаганэ, олицетворяющей собой таинственный Восток. Оно выражает искреннюю тоску поэта по своей родине. Есенин разворачивает перед Шаганэ широкую картину своей незабываемой Руси. Он уверен в ее превосходстве над персидскими красотами. Есенин даже не считает нужным использовать контраст для доказательства своей правоты. Только во второй строфе он утверждает, что на родине «луна… огромней в сто раз». А Шираз (поэтический центр мусульманства) не идет ни в какое сравнение с «рязанскими раздольями».

Центральный образ, который поэт хочет передать собеседнице – «волнистая рожь при луне». Эта фраза становится рефреном, она повторяется несколько раз. Этим образом проникнуто все произведение. Есенин особо выделяет связь с родной землей через свои «волнистые кудри», взятые у ржи.

В конце стихотворения Есенин даже забывает о восточной красавице, которая вызвала воспоминание о «северной девушке». Во время разговора с Шаганэ поэт надеется, что русская красавица в этот момент думает о нем. Эта мысль согревает автора и позволяет справиться с неизбежной тоской по родине.

Произведение «Шаганэ ты моя, Шаганэ» является одним из самых поэтичных в творчестве Есенина. Оно принадлежит к циклу стихотворений под названием «Персидские мотивы». Он был создан поэтом во время его поездки по Грузии и Азербайджану, состоявшейся в 1924-1925 годах. В этом произведении отражена красота восточной природы. Оно написано легким, приятным языком и, несомненно, вызовет интерес у каждого, кто интересуется творчеством Есенина.

Кому посвящено произведение

Анализ стихотворения Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ» учащийся может дополнить информацией о том, кому было посвящено это замечательное произведение. Имя героини указывает на реальную персону. Это женщина по имени Шаганэ Тальян. Таким будет ответ на вопрос, кому Сергей Есенин посвятил стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ». С ней Есенин повстречался во время пребывания в Батуми. Она была обыкновенной учительницей. Однако знакомство с ней помогло поэту лучше понять личность восточной женщины, а также написать стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ», тема которого — любовь к родным краям и нежные чувства к женщине. Эмоции, которые получал Есенин в процессе общения с восточной красавицей, стали толчком для создания нескольких работ. В них передаются те ощущения, которые лирический герой получил через прикосновение к другой культуре.

Основные идеи стихотворения

Анализ стихотворения Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ» показывает: оно построено в виде любовного письма. В его строках поэт выражает все свои переживания, переполняющие его по отношению к восточной красавице Шаганэ. Помимо этого, Есенин описывает и себя самого, особенности своей творческой работы. Поэт пишет, что уже очень давно мечтает побывать в восточной стране, полной загадок. Однако после подобного визита им овладевает тоска по родным краям. Описывая красоты родины, поэт использует прием рефрена, что также можно указать в анализе стихотворения Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ». Данный метод применяется поэтом для сравнения своей русской души с бесконечными просторами родного края. Поэт подчеркивает: насколько бы ни был прекрасен и загадочен Восток, он не может быть лучше родных земель. В конце произведения лирический герой пишет о том, что в родных краях его ждет женщина, которая так же мила его душе, как и прекрасная Шаганэ.

Персия — страна, привлекавшая поэта

В силу того, что по территории России проходит граница между Востоком и Западом, непростая проблема взаимоотношений этих культур всегда была актуальной. Те, кто считал произведение Есенина попыткой отойти от современных ему проблем, ошибались. Поэт никогда не бывал в Персии. Однако можно сделать вывод о том, что реальные события Персии или Ирана все-таки занимали его меньше. В анализе стихотворения Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ» можно указать, что для него первоочередную важность несла поэтическая символика, а не отдельно взятая страна.

Почему же его выбор все-таки пал на Персию? Возможно, Есенина привлекла необычная для русского человека экзотика. Это природа необычной красоты, звучные и красивые имена, недоступная красота женщин, скрытых под чадрой. Помимо всего перечисленного, именно Персия считалась одним из центров восточной мудрости, поэтического вдохновения. Интересно, что Шираз для поэта оказался притягательным своей абстрактной прелестью, в то время как Рязань поэт описывает достаточно конкретно.

Ничто не заменит родной край

Для поэта Россия — это место покоя и бесконечных просторов. В особенности его сыновняя привязанность к родным краям показана в третьей и четвертой строфах стихотворения. В них на какой-то миг лирический герой становится маленькой частичкой ржаного поля. И в финале произведения образ восточной Шаганэ меркнет по сравнению с образом грустящей северянки. Последняя более свободна, и ее переживания бескорыстны. В отличие от нее, восточные девушки вынуждены быть под чадрой, и поэтому их прелесть больше воспринимается как товар.

Стих «Шаганэ ты моя, Шаганэ»: эмоциональная выразительность

Стихотворение написано трехстопным анапестом. Произведение пленяет читателя своей искренностью. В размышлениях лирического героя можно легко узнать переживания самого Есенина. Особую роль в их передаче играет повторение, с помощью которого еще больше усиливается эмоциональная выразительность стихотворения. Например, первая и пятая строфа начинаются и заканчиваются одной и той же строкой, в которой поэт обращается к Шаганэ. Этот прием позволяет не только сделать произведение еще более мелодичным, но и выразить все те переживания, которые наполняют лирического героя произведения по отношению к восточной девушке. Не меньший интерес для читателя представляет трехкратное повторение слов «Потому что я с севера, что ли…». С одной стороны, так передается состояние задумчивости героя. А с другой, эти слова призваны подчеркнуть связь поэта с родными краями.

Художественные приемы: метафора, строфическое кольцо

Используется в стихе «Шаганэ ты моя, Шаганэ» и прием метафоры. Кудри лирического героя сравниваются с «волнистой рожью при луне». Он предлагает догадаться своей восточной собеседнице о том, каким может быть это поле, по его волосам. В особенности становится ощутимым для читателя приближение рассказчика к родным краям во второй и третьей строфе произведения «Шаганэ ты моя, Шаганэ». «Потому что я с севера, что ли…» — делает лирический герой предположение о том, почему ему кажется луна «огромней в сто раз».

Поэт использует также и прием лексического, или строфического кольца. Все пять строф произведения являются одними из самых интересных примеров применения этого способа. Но самое главное в этом произведении все же заключается в том, что его первая строфа содержит в себе начальные и завершающие строки всех последующих строф, а также в ней уже заключаются все мотивы, впоследствии развивающиеся в следующих строфах.

Краткий анализ стихотворения Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» по плану

«Шаганэ ты моя, Шаганэ» – необычное стихотворение, в котором переплелись мотивы симпатии к женщине и любви к родному краю. Ученики знакомятся с ним в 11 классе. Предлагаем узнать больше, прочитав краткий анализ «Шаганэ ты, моя Шаганэ» по плану.

1.История создания

Есенин ценил и уважал культуру востока. Его мечтой было увидеть Персию, которую он представлял как страну поэзии, родину Саади, Фердоуси, Руми, Хафиза.

Увидеть сказочную Персию ему не удалось, зато поэт посетил Грузию и Азербайджан, красота которых навеяла ему поэтический цикл «Персидские мотивы».

Стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ…», ставшее сердцем цикла, было написано в 1924 году на Кавказе.

С первых дней пребывания в Батуми Есенин познакомился с местной учительницей Шаганэ Нерсесовной Тальян. Девушка была обаятельна, умна, начитана — у них завязалась дружба.

Через короткое время Есенин вручил Шаганэ посвящённые ей стихи, чем немало смутил и удивил батумскую знакомую. Образ Шаганэ овеян нежностью и благодарностью, ведь в этой девушке поэт нашёл то, что всегда искал и редко находил в женщинах: душевную чистоту, простоту, достоинство.

Кому посвящено произведение

Анализ стихотворения Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ» учащийся может дополнить информацией о том, кому было посвящено это замечательное произведение. Имя героини указывает на реальную персону. Это женщина по имени Шаганэ Тальян. Таким будет ответ на вопрос, кому Сергей Есенин посвятил стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ». С ней Есенин повстречался во время пребывания в Батуми. Она была обыкновенной учительницей. Однако знакомство с ней помогло поэту лучше понять личность восточной женщины, а также написать стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ», тема которого – любовь к родным краям и нежные чувства к женщине. Эмоции, которые получал Есенин в процессе общения с восточной красавицей, стали толчком для создания нескольких работ. В них передаются те ощущения, которые лирический герой получил через прикосновение к другой культуре.

Система образов

Образы стихотворения контрастны. Север и юг противопоставлены друг другу:

  • у Шаганэ есть двойник – девушка «на севере»,
  • ширазским розам не сравниться с рожью при луне,
  • и «как бы ни был красив Шираз, он не лучше рязанских раздолий».

Гипербола «луна там огромней в сто раз» свидетельствует о силе привязанности поэта к «рязанским раздольям».

Также герой просит девушку шутить, улыбаться, но не «будить память» о родине. Её красота лишь ненадолго отвлекает его от мыслей о тех, кто остался в России, и эти мысли причиняют ему боль.

Русский поэт и восточная красавица

Шаганэ Тальян была вовсе не персиянкой, как можно предположить, читая вдохновенные есенинские строки, а обычной учительницей русского языка и литературы из армянской школы в Батуме. Поэт увидел Шаганэ, когда она выходила из школы, и был просто сражен ее удивительной восточной красотой. 24-летняя девушка могла бы стать очередной победой любвеобильного Есенина. Но, несмотря на то, что за ее плечами уже были короткий брак и раннее вдовство, Шаганэ отличали чистота и целомудрие души, поднявшие их отношения на совершенно иной, гораздо более возвышенный уровень. Шаганэ стала для поэта воплощением всех восточных женщин, их экзотической внешней красоты и еще большей красоты душевной. После неудачного брака с всемирно известной танцовщицей Айседорой Дункан именно эта простая армянская учительница воскресила в душе Есенина веру в женскую преданность и чистоту помыслов. Почти ежедневно они прогуливались вместе по парку, поэт дарил девушке фиалки и розы. Уже на третий день знакомства он, к немалому удивлению своей прекрасной музы, прочитал ей «Шаганэ ты моя, Шаганэ» и вручил 2 клетчатых тетрадных листочка.
Несмотря на то, что стихотворение облечено в форму любовного послания, поэт делится в нем с «прекрасной персиянкой» своими размышлениями о родине. Произведение построено на контрасте Востока и Севера. И хотя Восток сказочно прекрасен, автору милее родные рязанские просторы с их бескрайними полями золотистой ржи.

Центральные персонажи

Центральные персонажи стихотворения:

  • Шаганэ,
  • лирический герой
  • и девушка «на севере».

Поэт смотрит в лицо Шаганэ и, как в зеркале, видит в ней незабвенный образ прошлого.

Среди есениноведов нет однозначного мнения относительно того, какую девушку напоминала Есенину Шаганэ Тальян. В то время он активно переписывался с Галиной Бениславской, что послужило поводом сравнить с грузинской красавицей именно её.

Однако более убедительна гипотеза о том, что северная девушка – это Зинаида Николаевна Райх, бывшая супруга поэта, мать его детей Юрия и Татьяны. К моменту написания стихотворения Зинаида Николаевна уже состояла в другом браке, Есенин же по-прежнему относился к ней с почтительной нежностью и уважением. Фотографическое сходство З. Райх и Шаганэ действительно поражает.

Персия – страна, привлекавшая поэта

В силу того, что по территории России проходит граница между Востоком и Западом, непростая проблема взаимоотношений этих культур всегда была актуальной. Те, кто считал произведение Есенина попыткой отойти от современных ему проблем, ошибались. Поэт никогда не бывал в Персии. Однако можно сделать вывод о том, что реальные события Персии или Ирана все-таки занимали его меньше. В анализе стихотворения Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ» можно указать, что для него первоочередную важность несла поэтическая символика, а не отдельно взятая страна.

Почему же его выбор все-таки пал на Персию? Возможно, Есенина привлекла необычная для русского человека экзотика. Это природа необычной красоты, звучные и красивые имена, недоступная красота женщин, скрытых под чадрой. Помимо всего перечисленного, именно Персия считалась одним из центров восточной мудрости, поэтического вдохновения. Интересно, что Шираз для поэта оказался притягательным своей абстрактной прелестью, в то время как Рязань поэт описывает достаточно конкретно.

Композиция

Композиция произведения кольцевая.

Начиная и заканчивая произведение обращением к Шаганэ, поэт пытается сосредоточиться на моменте настоящего, но память всё время возвращает его в прошлое.

Развитие действия практически отсутствует, так как мысли героя вращаются по одной и той же орбите любовного воспоминания.

Кульминация стихотворения – последняя строфа стихотворения, упоминающая о девушке на севере.

Жанр, направление, размер

  • Жанр этого стихотворения – элегия. Поэт в лирическом произведении передает свои эмоции и чувства, а именно воспоминания о родных краях, о девушке, которая «может, думает обо мне…».
  • Стихотворение написано трехстопным анапестом. Сергей Есенин использует и кольцевую, и параллельную рифмовку.
  • Направление – имажинизм. К этому литературному направлению примыкали поэты Серебряного века, в том числе и Сергей Есенин. Этому направлению присуще создание образов с помощью метафор.

Размер, рифма, строфика

Стихотворение написано трёхстопным анапестом с чередованием мужских и женских рифм.

В стихотворении 5 пятистиший, связанных особой схемой рифмовки: первое пятистишие повторяется построчно во всех последующих пятистишиях. Причем каждая строчка повторяется в первой и в последней строке каждого пятистишия.

Так плетётся венок из цветов, одна строка крепится с другой, удерживая предыдущие и давая разбег последующим. Такое «плетение» характерно для рондо.

Ничто не заменит родной край

Для поэта Россия — это место покоя и бесконечных просторов. В особенности его сыновняя привязанность к родным краям показана в третьей и четвертой строфах стихотворения. В них на какой-то миг лирический герой становится маленькой частичкой ржаного поля. И в финале произведения образ восточной Шаганэ меркнет по сравнению с образом грустящей северянки. Последняя более свободна, и ее переживания бескорыстны. В отличие от нее, восточные девушки вынуждены быть под чадрой, и поэтому их прелесть больше воспринимается как товар.

Средства художественной выразительности

В стихотворении используются следующие тропы:

  • эпитет: «волнистую рожь»;
  • метафора: «про волнистую рожь при луне по кудрям ты моим догадайся»;
  • метонимия: «я готов рассказать тебе поле», «эти волосы взял я у ржи»;
  • гипербола: «луна там огромней в сто раз».

Стихотворение построено на антитезе: Шираз – рязанские раздолья, Шаганэ – девушка с севера.

Аллитерации («ш», «с», «х») передают нежность и задушевность есенинского признания, напоминают шёпот.

Ассонансы («а», «э» в начале и «о», «у» в конце) помогают увидеть, как меняется настроение поэта, когда он вспоминает о родине и начинает тосковать по ней.

«Шаганэ ты моя, Шаганэ. », анализ стихотворения Есенина, сочинение

Стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ. » открывает перед читателями мир лирических произведений Сергея Есенина. Оно написано легко и воздушно, сразу привлекает простым языком и особым эмоциональным слогом, очаровывает открытостью. Здесь поэт делится своими мыслями и чувствами с читателями, рассказывает о своей родной земле и любви, передаёт тонкие ощущения, связанные с его прикосновением к другой культуре.

Произведение входит в цикл «Персидские мотивы», который был написан автором после его путешествия по Грузии и Азербайджану. Цикл навеян именно поездками в эти страны, хотя и назван «Персидскими мотивами». В Персии Есенин никогда не был. Но в этом цикле отлично слышны именно эти восточные мотивы тёплой далёкой страны.

Современники отмечают, что романтический образ персиянки из лирического стихотворения тоже был навеян знакомством с реальной женщиной. Сергей Есенин встретился с Шаганэ Нерсесовной Тальян, которая тогда преподавала литературу. Именно общение с этой женщиной и стало своеобразным толчком для создания стихотворения.

«Шаганэ ты моя, Шаганэ. » представляет собой лирическое стихотворение, где автор и лирический герой едины, что характерно для творчества Сергея Есенина. Поэт делится с нами своими мыслями и чувствами, а адресует монолог загадочной персиянке Шаганэ. Именно ей, женщине из далёкой и прекрасной страны, он может рассказать о своей родине, подарить ей образы рязанской земли, целого поля ржи, даже поделиться с ней мыслями о девушке, которая осталась на севере.

Композиция, сюжет и тема стихотворения

Сюжет стихотворения разворачивается в области образов и психологического восприятия. Для произведения основными приёмами становятся рефрены, повторы. Кольцевая композиция придаёт стихотворению законченность, делает его особенно гармоничным.

В первой строфе герой говорит о волнистой ржи при луне. Он готов «рассказать поле» своей Шаганэ. В следующей строфе поэт уже сравнивает луну своей родной земли с луной Персии. Оказывается, «его» луна огромней в несколько раз. И даже самый прекрасный город Ирана Шираз не лучше рязанских раздолий, что сейчас особенно остро ощущает лирический герой.

В третье строфе поэт ещё резче обозначает своё единство с родной рязанской землёй: «Эти волосы взял я у ржи». В следующей строфе герой предлагает «догадаться» о рязанском поле по его волосам. Он просит отвлечь его от мыслей о Родине. В последней строфе Есенин уже говорит о девушке, которая осталась на севере. Возможно, она думает о нём. Первая и последняя строфы создают кольцевую композицию не только построением, рефренами, но и по смыслу. Сначала герой видит своей любимой прекрасную персидскую девушку, а в конце вновь прямо обращается к теме любви, но романтический ореол уже обретает девушка, оставшаяся на его Родине.

Рифма в стихотворении кольцевая: рифмуются первая, четвёртая и пятая строки, вторая и третья. Написано стихотворение трёхстопным размером, анапестом .

Художественные средства

Основным художественным средством в стихотворении становится рефрен. «Шаганэ ты моя, Шаганэ. » очень своеобразное произведение. Здесь всё закольцовано, создана удивительно гармоничная художественная ткань, в которую мастерски вплетено каждое слово. Композиция кольцевая, рифма тоже кольцевая. А рефрены создают кольцо в каждой строфе, при этом рефрен в первой и пятой строфе один и тот же. В каждой строфе повторяется первая и пятая строка, из-за чего произведение обретает тонкое лирическое звучание, напоминает романтическую песню.

Рефрены расположены не в случайном порядке. Всё стихотворение – совершенно уникальное «плетение» Сергея Есенина. В первой строфе можно прочесть рефрены для всех пяти строф, при этом они расположены в правильном порядке. Вторая строчка первой строфы стала рефреном для второй строфы, третья строчка является рефреном в третьей строфе.

Используются в произведении и другие средства выразительности. Лирический герой говорит о гигантской луне, которая освещает его родную землю. Он рисует образ волнистой ржи и огромного поля, залитого сиянием луны. Ярким символом в стихотворении становятся волосы лирического героя, «взятые» им у ржи. Это удивительно обозначает единство человека и его Родины.

Стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ. » написано лёгким слогом, наполнено запоминающимися образами.

Моё отношение

Стихотворение «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» показалось мне красивым, загадочным и романтичным.

Сначала я порадовался за героиню произведения, ведь поэт обращается к ней с глубокой нежностью. Но потом мне стало грустно, что на самом деле он любит другую и, глядя на Шаганэ, на самом деле вспоминает свою соотечественницу.

Получается, что поэт несчастлив, ведь самое дорогое для него осталось на Родине. А тот, кто несчастлив сам, не может по-настоящему согреть того, кто рядом.

Волосы цвета ржи

Образы природы зачастую Есенин использовал для эмоционального усиления. Повествуя загадочной девушке о своей родине, он говорит о своих волосах цвета ржи. С помощью этого средства выразительности поэт напоминает о своем рязанской происхождении. Часто повторяется слово «поле». И неслучайно. Поэт в стихотворении использует метонимию. Поле в русском языке ассоциируется с чем-то большим, почти бескрайним. Такой была и душа Есенина – широкой, открытой. Используя этот прием, он придает своим словам необыкновенную душевность, искренность.

Анализ стихотворения Сергея Есенина «Ты моя Шаганэ, Шаганэ…. Сергей Александрович Есенин. «Шагане ты моя, Шаганэ…


Долгое время о девушке по имени Шаганэ , упоминаемой в поэтическом цикле Сергея Есенина «Персидские мотивы», ничего не было известно, биографы даже предполагали, что она была вымышленным персонажем. Однако исследователю Есенина В. Белоусову удалось найти девушку, вдохновившую поэта на создание знаменитых стихотворений «Ты моя Шаганэ, Шаганэ» .

Есенин увлекался восточной поэзией и мечтал увидеть родину персидских лириков. Саму Персию ему посетить не удалось, но в 1924-1925 гг. совершил поездку на Кавказ. Во время пребывания в Батуми поэт познакомился с молодой армянской учительницей Шаганэ Талян. У них возникла взаимная симпатия. Есенин дарил ей свою коллекцию с посвящением, просил фото на память, но после его отъезда из Батуми их общение прекратилось, и он не предпринимал попыток возобновить его.В 1958 году В. Белоусов разыскал Шаганэ, и она прислала ему автобиографию и воспоминания о Есенине.

Шаганэ Талян написала, что родилась в семье священника и учителя. В 1924 году, во время знакомства с Есениным, девушка преподавала арифметику в армянской школе. Многие подробности своего общения с поэтом она восстановить не смогла — с тех пор прошло почти 35 лет, Шаганэ не вела дневник, а некоторые моменты стерлись из ее памяти.Но ее воспоминания до сих пор содержат много интересных фактов.

Шаганэ хорошо помнила, как впервые увидела Есенина: «Однажды в декабре 1924 года я вышла из школы и пошла домой. На углу я заметил молодого человека выше среднего роста, стройного, светловолосого, в мягкой шляпе и заморском макинтоше поверх серого костюма. Меня поразил его необычный вид, и я подумал, что это гость из столицы. Вечером того же дня к нам в комнату ворвался Иоффе со словами: «Катра, Катра, известный русский поэт хочет познакомиться с нашим Шагане.» С ней в это время были Есенин и Повицкий. Мы собираемся. После знакомства я пригласил всех на прогулку в парк.»

На третий день знакомства поэт подарил девушке стихотворение, ставшее впоследствии самым известным из цикла «Персидские мотивы»: «Было пасмурно, на море начался шторм. Мы поздоровались, и Есенин предложил пройтись по бульвару, сказав, что ему не нравится такая погода и лучше мне читать стихи. Он прочитал: «Ты мой Шаганэ, Шаганэ…» и тут же подарил мне два листа клетчатой ​​тетрадной бумаги, на которых было написано стихотворение. В одну из наших последующих встреч, которая теперь происходила почти ежедневно, он прочитал новое стихотворение «Вы сказали, что Саади…».

Есенин относился к девушке бережно и внимательно, их общение было нежным и целомудренным: « Когда Есенин встречал меня в компании других мужчин, например, моих коллег-учителей, он подходил сам, знакомился с ними, но непременно уходил со мной.Он всегда приходил с цветами, иногда с розами, но чаще с фиалками. 4 января он принес книгу своих стихов «Московский трактир», с автографом, написанным карандашом: «Дорогой мой Шаганэ, ты мне приятен и дорог. С. Есенин. 4.1.25, Батум».

Есенин вспоминал Шагана как чуткого и отзывчивого человека: «Тогда часто бывали бомжи, и случалось, что он не оставлял ни одного из них без присмотра: останавливался и спрашивал, где, как он жил, и давал ребенку деньги.Он увидит бродячую собаку, купит булку, колбасу, накормит и погладит ее. Однажды я заболела, а сестра уезжала на службу. Все три дня, пока я болела, Сергей Александрович приходил ко мне по утрам, готовил чай, беседовал со мной, читал стихи из Антологии армянской поэзии.

Их общение оборвалось еще до отъезда поэта: «Незадолго до своего отъезда он все чаще предавался кутежам и стал реже бывать у нас. Вечером, накануне отъезда, Сергей Александрович подошел к нам и объявил, что уезжает.Он сказал, что никогда меня не забудет, нежно попрощался со мной, но не хотел, чтобы мы с сестрой его провожали. Я тоже не получал от него писем. С. А. Есенин есть и до конца моих дней будет светлым воспоминанием моей жизни.

Интересные факты о поэте также содержат воспоминания Августы Миклашевской:

Стихотворение «Ты моя Шаганэ, Шаганэ…» было написано С.А.Есениным в 1924 году. Оно вошло в цикл «Персидские мотивы».Произведение можно отнести к любовной лирике. Его жанр — любовное послание. Однако главной темой является ностальгия поэта по родине. Известно, что он очень ценил восточную поэзию, мечтал побывать в Персии. Однако мечте поэта не суждено было сбыться. Его «Персидские мотивы» написаны под впечатлением от поездки на Кавказ. В 1924 году в Батуми Есенин познакомился со школьной учительницей Шаганэ Нерсесовной Тальян и, как она вспоминает, на третий день знакомства принес ей эти стихи.А потом подарил книгу своих стихов с надписью:


Мой дорогой Шаганэ,
Ты мне приятен и мил.

Упоминание о Шагане встречается в шести стихотворениях цикла «Персидские мотивы». Любовь в этом цикле предстает в романтическом ключе.
Композиция поэмы построена на противопоставлении Востока и России. Эта антитеза лежит в основе каждой строфы. Каждая строфа Есенина круговая: пятый стих в точности повторяет первый.Первая строфа является основой. Второй обрамлен вторым куплетом первого, третий — третьим куплетом первого, четвертый — четвертым куплетом первого, пятый — пятым. В итоге имеем кольцевую композицию.
Первая строфа открывается обращением поэта к Шагане, которое перетекает в мысль героя о Родине:


Шаганэ ты моя, Шаганэ,

Я готова рассказать тебе поле
О волнистой ржи в лунном свете,
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Здесь Есенин намеренно нарушает нормы грамматики: «Готов подсказать поле». Как отмечают исследователи, это выражение приближается к выражению поэта «выразить душу». В стихотворении «Несказанная, голубая, нежная…» читаем: «И душа моя бескрайнее поле — Дышит запахом меда и роз».
Во второй строфе получает дальнейшее развитие тема России и Севера. Говоря о Родине, поэт прибегает к гиперболе:

.


Потому что я с севера, что ли,
Что луна там в сто раз больше,
Как ни прекрасен Шираз,
Не лучше рязанского простора.
Потому что я с севера, что ли.

Исследователи отметили, что вся поэма Есенина построена на одной развернутой метафоре: лирический герой сравнивает свои кудри с «волнистой рожью при лунном свете». А композиционным центром произведения становится третья строфа:

.


Я готов рассказать вам поле.
Взял этот волос из ржи,
Хочешь, вяжи на пальце —
Боли совсем не чувствую.
Я готов подарить тебе поле.

Здесь мы видим характерное для поэзии Есенина сближение лирического героя с миром природы.
В предпоследней строфе звучит романтический мотив: лирический герой грустит о Родине:


Про волнистую рожь под луной
Угадай мои кудри.
Милая, шутка, улыбка
Не буди во мне только память
О волнистой ржи в лунном свете.

В этих строках скрыто воспоминание из стихотворения Пушкина «Не пой, красавица, со мной…»:


Не пой, красавица, со мной
Ты грустные песни Грузии:
Напомни мне одну
Другая жизнь и далекий берег

Память о лирическом герое Есенине (как и о пушкинском герое) хранит память о другой девушке, далекой северянке. И ностальгия по Родине сливается в его душе с романтическим чувством:


Шаганэ ты мой, Шаганэ!
Там, на севере, тоже девушка,
Она ужасно похожа на тебя
Может быть, он думает обо мне . ..
Шаганэ ты мой, Шаганэ.

Таким образом, в основе композиции стихотворения лежит особая форма — глянец. Тема развивается по спирали. Как мы отмечали выше, каждая последующая строфа начинается со следующей строки первой строфы. Поэт построил стихотворение «по образцу венка сонетов, в котором последний сонет (из 15), так называемая «магистраль», является ключом ко всем предыдущим… Есенин «прижал» венок из сонетов в пределах одного стихотворения, состоящего из пяти строф — пять куплетов, причем ствол играет первый.И это еще не все. В шедевре Есенина слышны отголоски других поэтических жанров, например, рондо (строки начальной строфы заключают все последующие) и романса, в котором начало повторяется в конце (кольцевая композиция)»

Фото

В октябре 1958 года я должен был уйти в отпуск. С трудом отрывался я от «Литературной хроники» Есенина, которую дописывал, и память настойчиво и настойчиво возвращала меня к казавшимся мне незаконченными страницам.

Рассказывая о пребывании Есенина в Батуме в декабре 1924 — январе 1925 гг., в рукописи кратко отмечается встреча Есенина с Шаганэ, молодой женщиной, чье имя вошло в стихи поэта. Точных данных не было. Знак в рукописи основан на отчете журналиста Л.О. Новицкого, сделанные 30 лет спустя.

Следующее было достоверным. 20 декабря 1924 года Сергей Есенин отправил из Батума в Москву Галине Бениславской два стихотворения под общим названием «Персидские мотивы».Два других, опубликованных 10 декабря 1924 года в газете «Трудовый Батум», имели тот же заголовок. В письме поэт пояснил: «Персидские мотивы» у меня есть целая книга из 20 стихотворений. Посылаю Вам еще 2. Все 4 отдайте в журнал «Звезда Востока».

Ему удалось написать 16 стихотворений. В 1925 г. 10 стихотворений были изданы отдельной книгой под названием «Персидские мотивы» (с посвящением П.И. Чагину). Позднее, при подготовке «Сборника стихотворений», он отобрал и включил в цикл 15 из 16 уже опубликованных в периодической печати стихотворений под рубрикой «Персидские мотивы».

Стихи, отправленные Есениным 20 декабря 1924 года в Москву, начинались строками: «Шагане ты моя, Шаганэ…», «Ты сказал, что Саади…». Прошло время, «Персидские мотивы» — цикл стихов, в который вошли эти два стихотворения, — запали в сердца людей, ибо они с совершенной простотой выражали красоту их чувств.

Кем был перс Шаганэ, к которому поэт обращался в своих стихах? Это вымышленное имя или девушка с таким именем действительно встречалась в жизни с Есениным? У меня не было данных, чтобы ответить на эти вопросы.Правда, много лет назад, просматривая есенинский архив, я нашел в ГЛМ фотографию девушки (стр. 49). На обороте картины была надпись: «Шаганэ». Девушка была очень молода, и в спокойном выражении ее почти детского лица я не нашел ничего, что позволило бы мне обратиться к ней в духе знаменитых строк: «Вы сказали, что Саади целовал только в грудь… «Тогда мне показалось, что сквозь безмятежную невинность ее кротких глаз проступает лукавая зрелость женщины.Но тут же отверг это, решив, что следует проверить достоверность надписи на обороте фотографии. Потом я приобрел его копию и, в дальнейшем, потратил немало усилий, чтобы узнать имя неизвестного. Однако установить это не удалось. Действительно ли это была Шаганэ или кто-то пошутил, написав на обороте фотографии имя персидской женщины из стихов Есенина? Как фото попало к Есенину, а затем в его архив? Кто сделал загадочную надпись? Все это осталось неизвестным.Но случай с фотографией каким-то образом был связан с воспоминаниями Повицкого, и все это, вместе взятое, наводило на размышления.

Я приехал в Гагры, где должен был провести отпуск, но и здесь цепкие воспоминания о малоизвестных страницах Летописи не отпускали, продолжали меня тревожить.

«Персидские мотивы» бессмертны. Имя Шаганэ упоминается в шести из шестнадцати стихотворений цикла. Пройдут десятилетия, уйдет из жизни и Есенин, и наше поколение, в жизнь будут входить новые и новые времена, новые и новые люди.И будущий Андроников долгие годы проведет в поисках следов исчезнувшей женщины, вдохновившей когда-то поэта на написание неописуемо прекрасных стихов, и будет в одной детали, подобно Кювье, медленно воссоздавать образ и историю неведомой, должен ли я, Я подумал, дайте повод судить нас, а как же люди сухие и нелюбопытные? Почему бы не попытаться найти эту женщину сейчас, когда возможностей для этого гораздо больше?

Известно, что Есенин не посещал Персию. Если Шаганэ реальный человек, то девушка с таким именем должна была жить в те времена, когда писались стихи.Они должны были начать искать ее в Батуми.

Прервав свой отпуск, я уехал в столицу Аджарской Республики.

Батуми ищет

На следующее утро я шел по перрону батумского вокзала, направляясь в город. Безоблачное небо заливало его веселым лазурным светом, пальмы и бананы плавали в сиреневой дымке, синее Черное море было бескрайним и спокойным… Ничего не стоило обустроиться с жильем, и через короткое время я начал гулять. город в поисках следов пребывания здесь Есенина и Шагана.

Времени явно не хватило. Я начинал поиски в 8 утра и возвращался в 12 утра, два-три часа обрабатывал записи, спал три-четыре часа и начинал все заново. Старожилы называли все новые и новые имена горожан, которые могли быть полезны, в поисках их я пересек город из конца в конец, количество знакомых росло с каждым днем, а решение задачи не продвинулось ни на шаг.

Уже шли последние дни моего отпуска, когда кто-то направил меня к старейшему врачу Батуми А. П. Туманян. График посещения привел меня к этому человеку около 10 часов вечера. Туманян не выразил недовольства столь поздним визитом, он даже не сделал вид, что удивился ему, а сразу заявил, что мало знает о Есенине.

«- В 1924 году я работал врачом в местной армянской школе», — сказал он. «Сейчас этого учебного заведения не существует. Как-то зимой, после занятий, я встретил одну из наших учительниц на пороге школы. Она стояла с молодым человеком, который рассказывал ей о том, что история была, наверное, забавная, потому что они оба весело рассмеялся.Молодой человек был хорошо сложен, с открытым приятным выражением лица, и мне захотелось познакомиться с ним. В те дни я тоже был молод и общителен. И Предлог для этого был: рядом с ним стояла интересная молодая женщина, которая всем нам нравилась. Я подошел, и мы встретились. Это был Сергей Есенин. Потом мы втроем гуляли по набережной порта и разговаривали о поэзии. Вот пожалуй и все.

Разве ты не помнишь, — спросил я, — как звали ее, эту учительницу?

Помню, конечно: Шаганэ.

Шаганэ? — быстро спросил я. — А имя?

Но фамилию не помню.

Где она сейчас?

Не знаю.

Кто-нибудь в Батуми может рассказать об этом учителе?

Есть. Елизавета Семеновна Мещан, бывший директор этой школы, заслуженный учитель Аджарской АССР.

Как мне ее найти?

Да, всего четверть прохода…» *

Это был приятный сюрприз.Прошло почти 35 лет с тех пор, как Есенин познакомился с Шагане. Неизвестно, пытался ли кто-нибудь ее найти. Она также никому не давала знать о себе. Это указывало либо на большую скромность этой женщины, либо на то, что ее уже нет в живых. И вот теперь где-то рядом была зацепка, были данные, с помощью которых можно было установить истину. Я доберусь, решила я, и если в окнах еще есть свет, я постучу, а если света нет, то приду завтра…

Свет горел. Более того, Е. С. Мещан довольно добродушно отнеслась к неуместному вторжению и терпеливо отвечала на вопросы.

«Школа, — сказала она, — находилась на улице Руставели, 36. Я начал работать в этой школе в августе 1925 года и все-таки нашел Шаганэ, хотя через месяц она уже уехала из Батума. На самом деле в школе работали две армянские сестры. : Катя и Шагандухт. Имя последней труднопроизносимо, и мы назвали ее Шаганэ.Ей было 25 лет, она была замужем и имела сына. Катя была на два года моложе.

Как выглядел Шаганэ?

Шатенка. Стройный, очень гибкий и очень молодой.

Как вы тогда думали, были ли связаны «персидские мотивы» со встречей Есенина и Шагане?

Мы знали о стихах, написанных Есениным в Батуме для Шагана. В этом не было никаких сомнений.

Как найти Шаганэ? Какая у нее была фамилия?

Фамилию не помню.Позже она жила в Ереване. Если хотите, я отпишусь, узнаю через знакомых о ее судьбе и тогда сообщу вам»*.

Я поблагодарил Елизавету Семеновну и, прощаясь с ней, попытался узнать, есть ли еще старожилы в городе,кто знал Шаганэ.Выяснилось,что в Батуми есть три женщины,которые даже жили с ней в одном доме. После двухнедельного бесполезного скитания по улицам Батуми итоги дня и эта последняя обнадёживающая новость казались для меня, я помню, как некая цепная реакция успеха.

На следующее утро я пошел по новому адресу. Тепло встретили меня Арнольд и Мария Александровны (1867 г.р.), Коломейцева Александра Ильинична (1891 г.р.), Шаняева Мария Дмитриевна (1900 г.р.).

Вспомнили жильцов, населявших дом в 1924-1925 гг., нарисовали планировку комнат и расположение самого дома на пересечении городских улиц (с. 41). Здание было снесено в 1932 году; на его месте построен новый трехэтажный жилой дом (ул. Руставели, 11).Схематический план снесенного дома, подтвержденный тремя жильцами, может остаться единственным свидетельством, сохраняющим некоторое представление о внутреннем устройстве дома, в котором Есенин часто бывал, когда писал «Персидские мотивы».

У МД Шаняевой две фотографии. Первый из них (с. 43) сохранил для нас облик домов, где жил Шаганэ. В поле объектива фотоаппарата попала часть балкона и окно комнаты армянских учителей. Три женщины на второй фотографии (опубликованной в 1965 году47) — это сестры Ашхен, Катя и Шаганэ.История этого снимка такова. В 1924 году к Кате из Тифлиса приехали сестры Ашхен и Шаганэ с детьми. Именно тогда их сфотографировали в батумском парке. Произошло это, как стало известно позже (см. стр. 50), 6 октября 1924 года, то есть всего за два месяца до приезда поэта в Батум. Следовательно, на картине я увидел настоящего Шагана, с которым вскоре познакомился Есенин.

А.И. Коломейцева наиболее полно изложила свои впечатления от встреч с Есениным.Вот что она сказала:

«Дом № 15/7, в котором мы жили в 1924-1925 годах, находился на пересечении Смекаловской улицы (ныне улица Руставели) и Соборного переулка (ныне улица Комсомольская). Это был привлекательный одноэтажный деревянный дом… В нем жили несколько семей: сестры Е. А. и М. А. Арнольди, учительницы, и я, их ученица, сестры Катя и Шаганэ, учительницы, Иоффе Е. В., массажистка, и др.

В 1924 г. я собирался уехать в Москву поступать в консерваторию. Я усиленно готовился к предстоящим экзаменам, много играл на фортепиано и пел.В один из декабрьских дней, после исполнения какой-то арии, которая у меня долго не удавалась, я услышал аплодисменты из соседней комнаты, где жили сестры Катя и Шаганэ. В дверях появилась Катя и стала просить меня войти: у них теперь есть поэт Сергей Есенин, который хотел бы со мной познакомиться. Я уже знал стихи Есенина, они мне нравились, но о нем ходили такие странные слухи… Я колебался. Более того, эти теплые аплодисменты показались мне совсем не искренними. Я очень скромно относился к своим способностям, поэтому наотрез отказался от приглашения.Через несколько минут в дверях появился Есенин и стал ласково, но настойчиво просить подойти к ним, спеть что-нибудь. В его обращении была такая простота и искренность, что я не возражал, и вскоре мы вчетвером уже сидели за столом в комнате сестер и пили чай. Помню, я пел им Гурилевскую «Милую мамочку». Затем Есенин рассказал нам о своих впечатлениях от Кавказа.

Говорил он живо, весело, но иногда замолкал, задумчивый, а потом уходил от нас куда-то далеко-далеко.Помню его отсутствующий, остановившийся, вспотевший взгляд, окаменевшее лицо, которое тут же сдалось массивному и тяжелому лицу… Потом он вернулся к нам, опять о чем-то оживленно говоря…

Вскоре я уехал в Москву и не видел снова Есенин. Я знаю, что он часто бывал в нашем доме после моего отъезда» *.

*( А.И. Коломейцева. Встреча с Сергеем Есениным в Батуме. 24 октября 1958 г. Авторская машинопись. Воспоминания напечатаны частично. Полностью опубликованы в журнале.«Дон», Ростов-на-Дону, 1964, вып. 11. )

Я пытался выяснить судьбу остальных жильцов старого дома, но… уже безуспешно и в конце октября 1958 года поверил в Москву.

Воспоминания о Шагане

Мещан сдержала обещание: дала адрес Шагана. Через два месяца ее автобиография и мемуары лежали у меня на переносном столике.

Прежде чем читать мемуары, у меня накопилась автобиография. Вот она:

Мой отец был сначала учителем, а после смерти деда, священника, тоже стал священником.Отец, Нерсес Егияевич Амбарцумян, окончил семинарию в Тифлисе. Он говорил по-французски, по-немецки, по-латыни, а кроме того, по-армянски и по-русски. Будучи священником, отец давал частные уроки иностранных языков… Умер в 50 лет от тифа (1919).

Мать, Мария Георгиевна Каракашьян, была учительницей. Умерла в возрасте 40 лет (1911).

До 3-го класса училась в Ахалцихе в церковно-приходской школе, затем в женской гимназии на станции Михайлово (Хашури).После окончания гимназии в 1919 году она поступила на курсы Фребеля и окончила их в 1920 году, после чего преподавала нулевую группу в армянских школах. В 1921 году вышла замуж за экономиста Степана Рубеновича Тертеряна, жила в Тифлисе. В 1922 году у него родился сын Рубен (ныне кандидат медицинских наук). Она овдовела в 1924 году и уехала в Батум, где преподавала арифметику в 4-5-6 классах и вела нулевую группу. В 1925/26 учебном году работала в Сочи в Армянской школе, а в 1926-1934 годах — в 70-й школе Тифлиса. В 1930 году повторно вышла замуж за композитора Вардге Григорьевича Таляна, а в 1934 году переехала в Ереван, где больше не работала.

Шаганэ Тальян

* ( Ш.Н. Тальян. Автобиография. Оригинал хранится у автора. )

Память короткая. Тальян не сохранил в памяти многих подробностей встречи; датировка почти отсутствует в записях. Здесь нет ничего удивительного: прошло 35 лет с тех пор, как прошли эти события. Присылая свои воспоминания, Шаганэ Нерсесовна написала мне:

»…Я думал о том, как лучше выполнить вашу просьбу… Я понимаю, как важны даже некоторые незначительные мелочи из жизни великого поэта для тех, кто занимается творчеством и его личностью, и был бы очень рад, хотя мало-мальски полезный в этом благородном деле… К сожалению, в свое время я не задумывался о том, как важно потом будет помнить каждый разговор, хотя бы слово; Дневника я не вел, что теперь очень затрудняло припоминание содержания наших разговоров, всех подробностей его поведения и дат»*.

Трудность написания мемуаров, видимо, состояла в том, что при восстановлении истории дружбы — любви можно было легко впасть в ложную стилизацию, допустить приукрашивание событий.

Известно, что Порт давно собирался создать цикл стихов о женщине. Нина Осиповна Грацианская из Ростова вспоминает, что в 1922 году, когда она упрекнула Есенина в исключении женских ролей из драматической поэмы Пугачева, он ответил:

О женщине я еще скажу, обещаю, обязательно скажу.

В 1923 году опубликовал цикл стихов «Любовь хулигана». Эти стихи не могли удовлетворить поэта, они соседствовали с «московским трактиром». Через год поэт почувствовал, что окончательно оторвался от этой темы, стал писать по-новому. Он также хотел написать о любви по-другому. На Кавказе он начал осуществлять этот план. Шаганэ, с которым Есенин познакомился в этот период, поначалу было обычным увлечением поэта. Но она выбрала и отстаивала именно ту форму отношений, которая более всего соответствовала его взгляду на женщину: чистую, уважительную, целомудренную. И тогда поэт увидел в ней черты душевной красоты, которые могли бы остаться незамеченными, если бы все шло в том обычном порядке, когда отношения между ним и его поклонницами переходили определенную черту и их конец становился монотонно повторяющимся. Эти черты соответствовали его представлению о красоте, под их впечатлением он написал знаменитые «Персидские мотивы», увековечив женщину, ставшую прототипом персидской женщины Шаги.

Душевная чистота, предостерегавшая Шаганэ от неверного шага при встрече с Есениным, помогла ей избежать ошибок при записи воспоминаний.

«Персидские мотивы» живут веками. Люди будут бесконечно припадать к этому источнику нежности и красоты и восхищаться женщиной, ставшей прототипом героини стихов. Но воспоминания о Шагах, записанные ею много лет спустя, так же скромны и самоотверженны, полны той же душевной чистоты и верности, которые когда-то вдохновляли поэтессу дарить миру необыкновенные строки любви.

Впрочем, пусть судит читатель. Вот воспоминания:

«Однажды в декабре 1924 года я ушел из школы и направился домой. На углу я заметил молодого человека выше среднего роста, стройного, светловолосого, в мягкой шляпе и в заграничном макинтоше поверх серого костюма. Его необычная внешность привлекла мое внимание, и я подумал, что это гость из столицы.

В Батуме я снимала одну комнату со своей сестрой Катей, девушкой 23 лет, тоже учительницей. Непосредственной нашей соседкой была массажистка Елизавета Васильевна Иоффе, которая дружила с нами, особенно с Катей. Она знала Повицкого, журналиста.

Вечером того же дня Иоффе ворвался в нашу комнату со словами: «Катра, Катра, известный русский поэт хочет познакомиться с нашим Шагане.С ней в это время были Есенин и Повицкий. Мы идем. От нас и гостей в крохотной комнате Иоффе стало невозможно тесно. После знакомства я всех пригласил на прогулку в парк. подробности этой первой встречи

На следующий день Есенин и Повицкий снова пришли и пригласили нас принять участие в литературном вечере, где мы могли бы встретиться с другими их знакомыми.Вечер должен был состояться на квартире Повицкого, в которой Есенин тоже жил. Мы решили прийти.

На следующий день, выходя из школы, я снова увидела его на том же углу. Было пасмурно, и море начинало штормить. Мы поздоровались, и Есенин предложил пройтись по бульвару, сказав, что ему не нравится такая погода и лучше мне читать стихи. Он прочитал «Шагане ты мой, Шаганэ…» и тут же подарил мне два листа тетрадной клетчатой ​​бумаги, на которых было написано стихотворение. Подпись под ним: «С.Есенин»*.

* ( Автограф утерян.Как Ш. Тальян сообщил, что его попросили сфотографироваться для работы над Есениным, и его не вернули. )

Есенин прочел еще два стихотворения, которые, как он пояснил, были написаны им в Тифлисе («Моя старая рана поселилась…», «Спросил сегодня у менялы…»). Я, конечно, сразу задал ему вопрос: кто такая Ляля? Он ответил, что имя вымышленное. Тогда я не поверил, но много лет спустя понял, что это правда.

В одной из наших последующих встреч, которые теперь происходили почти ежедневно, он прочитал новое стихотворение «Ты сказал, что Саади. ..»

Когда Есенин встречал меня в компании других мужчин, например, моих коллег — учителей, он подходил сам, знакомился с ними, но обязательно уходил со мной.

Всегда приходил с цветами, иногда с розы, но чаще с фиалками. Очень любил цветы.

4 января принес книгу своих стихов «Московский трактир» (Ленинград, 1924), с автографом, написанным карандашом: «Дорогой мой Шаганэ, ты мне приятны и дороги. С. Есенин. 4.1.25, Батум» (см.п. 44, — В.Б.).

Вместе с книгой он принес фотографию, на которой запечатлен он, Новицкий и еще двое незнакомых мне мужчин на берегу моря, с написанным на обороте стихотворением «Ты сказал, что Саади…». Над стихотворением была надпись: «Сладкая Шаганэ», а под стихотворением подпись: «С. Есенин»*. Текст стихотворения состоял из четырех строф, как и в первой его публикации.

*( Автограф утерян. Как сообщил Ш. Тальян, он был взят одновременно с автографом стихотворения «Ты моя Шаганэ, Шаганэ…» с целью сфотографировать его для работы о Есенине, так и не вернули. )

Есенин интересовался нашей национальной поэзией. У соседей была «Антология армянской поэзии» в переводе Брюсова, и Сергей Александрович в гостях , часто просил нас принести эту книгу и прочесть ее. Он проявлял особенно живой интерес к Чаенцу и, узнав, что последний будет в Батуме, с нетерпением ждал его и часто спрашивал: «Ну, не приехал ваш Чаренц А ведь Чаренц приехал в Батум уже после того, как Есенин уехал в Москву.

Есенин был добрым, чутким человеком. Потом часто бывали бомжи, и бывало, что ни одного из них он не оставлял без внимания: остановится, расспросит, где, как живет, даст ребенку денег, приласкает. В такие моменты он вспоминал свое детство, говорил, что тоже когда-то был ребенком, беззаботно резвился и бегал. Однажды, увидев беспризорников, Есенин сказал мне примерно так: «Вот, Шаганэ, там и Пушкин, и Лермонтов, и я».

Однажды в конце декабря шел сильный снег — очень редкое явление в Батуме.На второй день к нам на санях приехал Есенин, бойкий, веселый, и мы поехали кататься по Махинджаурской дороге. Мы впервые катались на санях и, наверное, Есенин хотел показать нам, мне и сестре, всю прелесть этой поездки. На полпути он извинился и попросил разрешения сесть на козлы: вел лошадь, смеялся, веселился, как ребенок. Потом он сказал, что ему нравятся лошади, запах навоза.

Он очень любил животных. Он увидит бродячую собаку, купит булку, колбасу, накормит и погладит ее.Глаза его в это время стали особенно нежными и добрыми. У Повицкой была собака, которую Есенин часто ласкал.

Сергей Александрович любил приходить по вечерам, пить чай с мандариновым вареньем, которое он очень любил. Когда я отправила его писать стихи, он сказал, что уже достаточно поработал, а теперь отдыхает. Если он не встречал меня на улице, то обязательно приходил к нам домой.

Однажды я заболела, и сестра уезжала на службу. Все три дня, пока я болел, Сергей Александрович приходил ко мне по утрам, заваривал чай, беседовал со мной, читал стихи из Антологии армянской поэзии.Содержание этих разговоров я не запомнил, но можно отметить, что они были простыми и спокойными.

Есенин взял мою фотографию на память, и сам выбрал ее среди других.

Это снимок 1919 года. Я снимался в гимназической форме. На обратной стороне карты я собственноручно сделал надпись.

В другой раз он сказал мне, что напечатает «Персидские мотивы» и разместит мою фотографию. Я попросил этого не делать, указав, что его стихи и так прекрасны и моя открытка к ним ничего не добавит.

Незадолго до отъезда он все чаще предавался кутежам и стал реже навещать нас.

Вечером, накануне отъезда, к нам пришел Сергей Александрович и сообщил, что уезжает. Он сказал, что никогда меня не забудет, нежно попрощался со мной, но не хотел, чтобы мы с сестрой его провожали. Я тоже не получал от него писем.

С. А. Есенин есть и до конца моих дней будет светлой памятью моей жизни.

Шаганэ Талян

1959.29.1. Ереван»*.

(продолжение следует)

Стихотворение «Ты моя Шаганэ, Шаганэ» — лучший способ познакомить читателей с лирикой Есенина. Ее единодушно считают одним из лучших произведений о любви к Родине, когда-либо написанных поэтом. Поэма вошла в цикл «Персидские мотивы», созданный по мотивам путешествий Есенина по Азербайджану и Грузии. Произведение написано под впечатлением от знакомства с настоящей девушкой Шахане Нерсесовной Талян — учительницей словесности, запавшей в душу юному и пылкому поэту.

Основная тема стихотворения

Основная тема и идея стихотворения — любовные мотивы. Новые впечатления от посещения незнакомой страны, любовные переживания и восхищение красотой восточной женщины – все это здесь переплетается и рисует поистине удивительную картину. Есенин делится своими удивительными впечатлениями от прикосновения к другой культуре, его душа трепещет перед ней и в то же время тяготеет к родному краю.

Лирический герой и автор слиты воедино, читатель догадывается, что все чувства и переживания героя являются эмоциональными мотивами самого автора.Свои проникновенные слова он адресует женщине-армянке, признаваясь при этом в любви к ней, далекой и таинственной, родной и близкой Рязанской земле. Родные поля и просторы в сто раз красивее Шириаза, признает автор. И девушка с севера, которая, быть может, думает о герое, ближе и роднее восточной красавицы.

Структурный анализ стихотворения

Стиль письма мягкий, воздушный, мелодичный. Язык простой, а слог читается легко, стихотворение привлекает своей открытостью и откровенностью в выражении эмоций.Сюжет строится на авторском восприятии окружающей действительности, на воплощении определенных образов и противопоставлении Родины и чужой страны.

Основной прием выразительности – рефрен или постоянное повторение одной и той же фразы. На них строится круговая композиция, которая помогает автору наиболее полно выразить свое мыло, а завершить его тем, что его дом роднее и ближе.

Наличие большого количества метафор помогает автору наиболее полно выразить свое отношение к миру: дома луна в несколько раз больше, а поля огромны.«Я взял этот волос из ржи», — пишет он, тем самым еще раз подчеркивая свои национальные корни. Эта метафора как нельзя лучше характеризует единение поэта с природой. Вся структура стихотворения стройна, гармонична и очень музыкальна. Здесь все переплелось, и мысли, и рифмы, как изысканный русский кружевной платок.

Заключение

И все же любовное письмо, на первый взгляд адресованное Шагане, посвящено вовсе не ей. На контрасте с севером и востоком Есенин выстраивает пылкую любовную исповедь России.Ей одной он был предан до конца, ее одну он так сильно и бессознательно любил всю свою жизнь.

«Ты моя Шаганэ, Шаганэ!..»


«Ты моя Шаганэ, Шаганэ!..» — одно из самых поэтичных стихотворений цикла «Персидские мотивы». Этот цикл был написан во время путешествия С.А.Есенина в Грузию и Азербайджан в 1924-1925 гг. Он воплощает пленительную красоту восточной природы.

Колоритное восточное имя Геронни произведения указывает на Шаганэ Нерсесовну Тальян, с которой поэт познакомился в Батуми зимой 1924/25 года.Однако назвать эту женщину прототипом образа героини точно нельзя, скорее всего, образ был навеян рядом подобных встреч.

Для России, по территории которой проходит граница Европы и Азии, проблема взаимоотношений западной и восточной цивилизаций (культурные традиции, обычаи, религиозные обычаи) всегда была значимой и актуальной, поэтому принявшие обращение С.А. глубоко ошибались. Есенина к восточной теме как отходу от проблем современности.Поэт никогда не был в Персии. Однако очевидно, что его меньше интересовали реальные события истории Персии или жизни современного Ирана. Для него была важна не конкретная страна, а некий поэтический символ прекрасной, но чужой земли.

Почему поэт все-таки выбрал Персию? Вероятно, его привлекала восточная экзотика: звучные названия и названия городов, необычная природа, поражающая жителя среднерусской полосы буйством красок и красок, недоступное очарование восточных женщин, скрытое под вуалью.Кроме того, с древних времен Персия считалась родиной мудрейших и благозвучных поэтов (Хайяма, Саади, Фирдоуси), страной поэтического вдохновения. Примечательно, что Шираз для С. А. Есенина привлекателен абстрактной красотой, тогда как сдержанная красота рязанского поля описана поэтом с подчеркнутой подробностью.

Образ родной России также воссоздан в романтическом ореоле: это край покоя и простора. Сыновняя привязанность к родной природе наиболее ярко подчеркивается в третьей и четвертой строфах, где лирический герой, словно на мгновение, становится частью ржаного поля: «Я взял этот волос от ржи», «О ржи волнистой». в лунном свете Угадай мои локоны».Даже луна дома «в сто раз больше». В конце концов, восточная красавица Шаганэ меркнет перед образом тоскующей северянки. Северянка более свободная, незаинтересованная в своих чувствах. Восточных девушек держат под чадрой, к их красоте относятся как к товару.

Стихотворение интересно своей композицией: пять строф – это пять стихов, рифмованных по схеме «абба», с повторением первой и последней строк каждой строфы. Каждая новая строфа начинается и заканчивается одной из первых строк.Этот принцип поэтической организации обычно называют венком. Здесь своеобразная орнаментика призвана передать тонкость вариаций восточных мелодий.

Необычна и синтаксическая структура поэтического языка. Шаткая грамматическая конструкция «Готов подсказать тебе поле» оказывается устойчивой и глубоко экспрессивной в содержательном аспекте.

При анализе стихотворения необходимо учитывать, что поэтический цикл представляет собой целое произведение, обладающее смысловой завершенностью и единым эстетическим замыслом, поэтому стихотворение «Ты моя, Шаганэ!..» следует рассматривать не отдельно, а в контексте всего цикла «Персидские мотивы».

Шаганэ ты мой наглядный образ. Краткий анализ стихотворения Есенина «шагане ты моя, шаганэ»

Фото

В октябре 1958 года я должен был уйти в отпуск. С трудом отрывался я от «Литературной хроники» Есенина, которую дописывал, и память упрямо и настойчиво возвращала меня к казавшимся мне незаконченными страницам.

Рассказывая о пребывании Есенина в Батуме в декабре 1924 — январе 1925 гг. , в рукописи кратко отмечается встреча Есенина с Шаганэ, молодой женщиной, имя которой вошло в стихи поэта. Точных данных не было. Заметка в рукописи основана на отчете журналиста Л. О. Новицкого, сделанном 30 лет спустя.

Верно следующее. 20 декабря 1924 года Сергей Есенин отправил из Батума в Москву Галине Бениславской два стихотворения под общим заголовком «Персидские мотивы».Два других, опубликованных 10 декабря 1924 г. в газете «Трудовый Батум», имели тот же заголовок. В письме поэт пояснил: «Персидские мотивы» — это целая моя книга из 20 стихотворений. Я посылаю вам еще 2. Отдайте все 4 журналу «Звезда Востока».

Ему удалось написать 16 стихотворений. В 1925 году 10 стихотворений были изданы отдельной книгой под названием «Персидские мотивы» (с посвящением П. И. Чагину). Позднее, при подготовке «Сборника стихотворений», он отобрал и включил в цикл 15 из 16 уже опубликованных в периодической печати стихотворений под рубрикой «Персидские мотивы».

Стихи, отправленные Есениным 20 декабря 1924 года в Москву, начинались строками: «Шагане ты моя, Шаганэ…», «Ты сказал, что Саади…». Прошло время, «Персидские мотивы» — цикл стихов, в который вошли эти два стихотворения, — запали в сердца людей, потому что с совершенной простотой выражали красоту их чувств.

Кем был перс Шаганэ, к которому обращался поэт в своих стихах? Это имя вымышленное или Есенин действительно встречал в жизни девушку с таким именем? У меня не было данных, чтобы ответить на эти вопросы.Правда, много лет назад, перебирая есенинский архив, я нашел в ГЛМ фотографию девушки (стр. 49). На обороте картины была надпись: «Шаганэ». Девушка была очень молода, и в спокойном выражении ее почти детского лица я не нашел ничего, что позволило бы мне обратиться к ней в духе известных строк: «Вы сказали, что Саади целовал только в грудь. ..» Тогда мне показалось, что сквозь безмятежную невинность нежных глаз проглядывает лукавая зрелость женщины.Но тут же отверг ее, решив, что подлинность надписи на обороте картины подлежит проверке. Потом я купил его копию и, в дальнейшем, потратил немало усилий, чтобы узнать имя неизвестного. Однако установить не удалось. Действительно ли это была Шаганэ или кто-то пошутил, написав на обороте фотографии имя персидской женщины из стихов Есенина? Как фото попало к Есенину, а затем в его архив? Кто сделал загадочную надпись? Все это остается неизвестным.Но фотопроисшествие было несколько связано с воспоминаниями Повицкого, и все это вместе взятое наводило на размышления.

Я приехал в Гагры, где должен был провести отпуск, но и здесь цепкие воспоминания о малоизвестных страницах Летописи не отпускали, продолжали тревожить.

«Персидские мотивы» бессмертны. Имя Шагана упоминается в шести из шестнадцати стихотворений цикла. Пройдут десятилетия, уйдут из жизни и Есенин, и наше поколение, в жизнь придут новые и новые времена, новые и новые люди.И будущий Андроников проведет много лет в поисках следов исчезнувшей женщины, вдохновившей когда-то поэта на неописуемо прекрасные стихи, и будет, подобно Кювье, потихоньку воссоздавать образ и историю неведомого один за другим, будь то, думал я , должно давать повод судить о нас как о людях сухих и любознательных? Почему бы не попробовать найти эту женщину сейчас, когда возможностей для этого гораздо больше?

Известно, что Есенин никогда не был в Персии. Если Шаганэ реальный человек, то девушка с таким именем наверняка жила во времена, когда писались стихи.Надо было начинать искать ее в Батуми.

Прервав отпуск, я отправился в столицу Аджарской Республики.

Батуми ищет

На следующий день утром я шел по перрону батумского вокзала, направляясь в город. Безоблачное небо заливало его веселым лазурным светом, пальмы и бананы плавали в сиреневой дымке, синее Черное море было бескрайним и спокойным… Ничего не стоило обустроиться с жильем, и через короткое время я уже начал прогулка по городу в поисках следов пребывания здесь Есенина и Шагана.

Времени явно не хватило. Я начинал поиски в 8 часов утра и возвращался в 12 ночи, два-три часа обрабатывал записи, спал три-четыре часа и начинал все заново. Старожилы называли все новые и новые имена горожан, которые могли быть полезны, в поисках их я пересек город из конца в конец, количество знакомых росло с каждым днем, а решение задачи не продвигалось вперед Единственный шаг.

Уже шли последние дни моего отпуска, когда кто-то направил меня к старейшему врачу Батуми А.П. Туманян. График посещения привел меня к этому человеку около 10 часов вечера. Туманян не выразил недовольства столь поздним визитом, он как бы даже не удивился ему, а сразу заявил, что мало знает о Есенине.

«- В 1924 году я работал врачом в местной армянской школе», — сказал он. «Сейчас этого учебного заведения уже нет. Как-то зимой, после занятий, я встретила одну из наших учительниц на пороге школы. Она стояла с молодым человеком, который оживленно рассказывал ей о том, о чем «Нечто.История, вероятно, была забавной, потому что они оба весело смеялись. Молодой человек был хорошо сложен, с открытым, милым выражением лица, и мне захотелось с ним познакомиться. В те дни я тоже был молод и общителен. Да и повод был для этого: рядом с ним была интересная молодая женщина, которая всем нам нравилась. Я поднялся, и мы познакомились. Это был Сергей Есенин. Потом мы втроем гуляли по набережной порта и разговаривали о поэзии. Вот, пожалуй, и все.

Помнишь, — спросил я, — как звали эту учительницу?

Помню, конечно: Шаганэ.

Шаганэ? — быстро переспросил я. — А фамилия?

Но фамилию не помню.

Где она сейчас?

Не знаю.

Кто-нибудь в Батуми может рассказать об этом учителе?

Есть. Елизавета Семёновна Мещан, бывший директор этой школы, заслуженный учитель Аджарской АССР.

Как найти?

Да, всего квартал…» *

Это был приятный сюрприз. Прошло почти 35 лет с тех пор, как Есенин познакомился с Шагане.Известно, что никто не пытался ее найти. Она также никому не давала знать о себе. Это говорило либо о большой скромности этой женщины, либо о том, что ее уже нет в живых. И вот теперь где-то рядом была зацепка, были данные, с помощью которых можно было установить истину. Вот я иду, решил я, и если в окнах еще есть свет, я постучу, а если света нет, то приду завтра…

Свет горел. К тому же Е. С. Мещан довольно добродушно отнеслась к несвоевременному вторжению и терпеливо отвечала на вопросы.

«Школа, — сказала она, — находилась на улице Руставели, 36. Я начала работать в этой школе в августе 1925 года и все-таки нашла Шаганэ, хотя через месяц она уже уехала из Батума. На самом деле в школе работали две армянские сестры: Катя и Шагандухт. Имя последней труднопроизносимо, и мы назвали ее Шаганэ. Ей было 25 лет, она была замужем и имела сына. Катя была на два года моложе.

Как выглядел Шаганэ?

Каштановые волосы.Стройный, очень гибкий и очень молодой.

Как вы тогда подумали, не связаны ли «персидские мотивы» со встречей Есенина и Шагана?

Мы знали о стихах, написанных Есениным в Батуме для Шагана. Это не вызывало сомнений.

Как найти Шаганэ? Какая у нее была фамилия?

Я не помню свою фамилию. Позже она жила в Ереване. Если хочешь, я тебе напишу, узнаю через друзей о ее судьбе и потом сообщу.

Я поблагодарил Елизавету Семеновну и, прощаясь с ней, попытался узнать, есть ли еще в городе старожилы, знавшие Шагане.Оказалось, что в Батуми есть три женщины, которые даже жили с ней в одном доме. После двух недель бесполезного блуждания по улицам Батуми итоги дня и эта последняя обнадеживающая новость показались мне, помню, чем-то вроде цепной реакции успеха.

На следующее утро я пошел по новому адресу. Меня сердечно встретили Арнольд и Мария Александровны (1867 г.р.), Коломейцева Александра Ильинична (1891 г.р.), Шаняева Мария Дмитриевна (1900 г.р.).

Вспомнили жильцов, населявших дом в 1924-1925 годах, нарисовали планировку комнат и расположение самого дома на пересечении городских улиц (с.41). Здание было снесено в 1932 году; на его месте построен новый трехэтажный жилой дом (ул. Руставели, 11). Схематический план снесенного здания, подтвержденный тремя жильцами, может остаться единственным свидетельством, сохраняющим некоторое представление о внутреннем устройстве дома, в котором Есенин часто бывал, когда писал «Персидские мотивы».

М. Д. Шаняева сохранила две фотографии. Первая из них (с. 43) сохранила для нас облик дома, где жил Ша-гане.В поле зрения камеры попала часть балкона и окно комнаты армянских учителей. Три женщины на втором фото (опубликовано в 1965 году47) — сестры Ашхен, Катя и Шаганэ. История этой картины такова. В 1924 году к Кате из Тифлиса приехали сестры Ашхен и Шаганэ с детьми. Именно тогда их сфотографировали в батумском парке. Произошло это, как стало известно позже (см. стр. 50), 6 октября 1924 года, то есть всего за два месяца до приезда поэта в Батум.Следовательно, на картине я увидел того самого настоящего Шагана, с которым вскоре познакомился Есенин.

Наиболее полно свои впечатления от встреч с Есениным выразила А. И. Коломейцева. Вот что она сообщила:

«Дом № 15/7, где мы жили в 1924-1925 годах, находился на пересечении Смекаловской улицы (ныне улица Руставели) и Соборного переулка (ныне улица Комсомольская). Это был привлекательный одноэтажный деревянный дом, в котором жили несколько семей: сестры Е.А. и М.А. Арнольди, учителя, и я, их ученица, сестры Катя и Шаганэ, учителя, Е.В. Иоффе, массажистка, и другие.

В 1924 году я собирался уехать в Москву поступать в консерваторию. Она усиленно готовилась к предстоящим экзаменам, много играла на фортепиано и пела. В один декабрьский день, спев какую-то арию, которую я давно не могла спеть, я услышала аплодисменты из соседней комнаты, где жили сестры Катя и Шаганэ. В дверях появилась Катя и стала просить меня войти: у них сейчас поэт Сергей Есенин, который хотел бы со мной встретиться. Я уже знал стихи Есенина, они мне нравились, но о нем ходили такие странные слухи… Я колебался. Кроме того, эти теплые аплодисменты мне вовсе не показались искренними. Я очень скромно относился к своим способностям, поэтому наотрез отказался от приглашения. Через несколько минут в дверях появился Есенин и стал ласково, но настойчиво просить войти к ним, спеть что-нибудь. В его обращении была такая простота и искренность, что я не возражал, и вскоре мы вчетвером уже сидели за столом в комнате сестер и пили чай. Помню, я пел им Гурилевскую «Мать-голубку».Затем Есенин рассказал нам о своих впечатлениях от Кавказа.

Говорил он оживленно, весело, но иногда замолкал, думал, а потом уходил от нас куда-то далеко-далеко. Помню его отсутствующий, пристальный, потный взгляд, его окаменевшее лицо, которое тут же сдалось массивному и тяжелому лицу… Потом он вернулся к нам, снова о чем-то оживленно говорил…

Вскоре я уехал в Москву и больше никогда не видел снова Есенин. Я знаю, что он часто посещал наш дом даже после моего отъезда.

* ( Коломейцева А.И. Встреча с Сергеем Есениным в Батуме. 24 октября 1958 г. Авторизованная машинопись. Воспоминания напечатаны частично. Полностью опубликованы в журнале «Дон», Ростов-на-Дону, 1964, № 11. )

Я пытался выяснить судьбу остальных обитателей старого дома, но… успеха не имел и в конце октября 1958 года вернулся в Москву.

Воспоминания о Шагане

Мещан выполнила свое обещание: сообщила адрес Шагана.Два месяца спустя ее автобиография и мемуары лежали у меня на столе.

Прежде чем читать мемуары, у меня накопилась автобиография. Вот она:

Мой отец изначально был учителем, а после смерти деда, священника, тоже стал священником. Отец, Нерсес Егияевич Амбарцумян, окончил семинарию в Тифлисе. Он говорил по-французски, по-немецки, по-латыни, а кроме того, по-армянски и по-русски. Будучи священником, мой отец давал частные уроки иностранных языков.Умер в 50 лет от сыпного тифа (1919).

Мать, Мария Георгиевна Каракашьян, была учительницей. Умерла в возрасте 40 лет (1911).

До 3-го класса училась в Ахалцихе в церковно-приходской школе, затем в женской гимназии на станции Михайлово (Хашури). После окончания гимназии в 1919 году поступила на курсы Фребеля и окончила их в 1920 году, после чего вела нулевую группу в армянских школах. В 1921 году вышла замуж за экономиста Степана Рубеновича Тертеряна и жила в Тифлисе.В 1922 году родился сын Рубен (ныне кандидат медицинских наук). Она овдовела в 1924 году и уехала в Батум, где преподавала арифметику в 4-5-6 классах и вела нулевую группу. В 1925/26 учебном году работала в Сочи в Армянской школе, а в 1926-1934 — в 70-й школе Тифлиса. В 1930 году повторно вышла замуж за композитора Вардгеса Григорьевича Таляна, а в 1934 году переехала в Ереван, где больше не работала.

Шаганэ Тальян

*( Ш. Н. Тальян.Автобиография. Оригинал хранится у автора. )

Ее воспоминания короткие. Тальян не помнил многих подробностей встречи, дат в протоколах почти нет. Здесь нет ничего удивительного: прошло 35 лет с тех пор, как прошли эти события. Отправляя свои воспоминания, Шаганэ Нерсесовна писала мне:

«…Я думала о том, как лучше выполнить вашу просьбу… Я понимаю, как важны даже некоторые незначительные мелочи из жизни великого поэта для тех, кто занимается творчеством и его личностью, и я был бы очень рад, хотя и в том, чтобы быть полезным в этом благородном деле… К сожалению, в свое время я не подумал о том, как важно будет потом помнить каждый разговор, даже слово; Дневника я не вел, что теперь очень затрудняло восстановление в памяти содержания наших разговоров, всех подробностей его поведения и дат»*.

при восстановлении истории дружбы — любви легко можно было впасть в ложную стилизацию, допустить приукрашивание событий.

Известно, что Порт давно собирался создать цикл стихов о женщине. Нина Осиповна Грацианская из Ростова вспоминает, что в 1922 году, когда она упрекнула Есенина в исключении женских ролей из драматической поэмы Пугачева, он ответил:

О женщине я еще скажу, обещаю, непременно скажу.

В 1923 году опубликовал цикл стихов «Любовь хулигана». Эти стихи не могли удовлетворить поэта, они соседствовали с «Московским Трактиром».Через год поэт почувствовал, что окончательно оторвался от этой темы, стал писать по-новому. По-другому он хотел писать и о любви. На Кавказе он приступил к осуществлению этого плана. Шаганэ, с которым Есенин познакомился в этот период, поначалу было обычным увлечением поэта. Но она выбрала и отстаивала именно ту форму отношений, которая более всего соответствовала его взгляду на женщину: чистую, уважительную, целомудренную. И тогда поэт увидел в ней черты душевной красоты, которые могли бы остаться незамеченными, если бы дело пошло так обычно, когда отношения между ним и его поклонниками переходили определенную черту и их конец становился монотонно повторяющимся. Эти черты соответствовали его представлению о красоте, под их впечатлением он написал знаменитые «Персидские мотивы», увековечив женщину, ставшую прототипом персидской Шаги.

Душевная чистота, предостерегшая Шаганэ от неверного шага при встрече с Есениным, помогла ей избежать ошибок при записи воспоминаний.

«Персидские мотивы» живут веками. Люди будут бесконечно припадать к этому источнику нежности и красоты и восхищаться женщиной, ставшей прототипом героини поэзии.Но воспоминания о Ступенях, записанные ею много лет спустя, так же скромны и самоотверженны, полны той же душевной чистоты и верности, которые когда-то вдохновляли поэтессу дарить миру необыкновенные строки любви.

Впрочем, пусть судит читатель. Вот воспоминания:

«Однажды в декабре 1924 года я ушел из школы и направился домой. На углу я заметил молодого человека выше среднего роста, стройного, светловолосого, в мягкой шляпе и заграничном макинтоше поверх серого костюма.Его необычная внешность привлекла мое внимание, и я подумал, что это гость из столицы.

В Батуме я снимала одну комнату со своей сестрой Катей, девушкой 23 лет, тоже учительницей. Непосредственной нашей соседкой была массажистка Елизавета Васильевна Иоффе, которая дружила с нами, особенно с Катей. Она знала Повицкого, журналиста.

В тот же день вечером к нам в комнату ворвался Иоффе со словами: «Катра, Катра, известный русский поэт хочет познакомиться с нашим Шагане». С ней в это время были Есенин и Повицкий.Мы собираемся. От нас и гостей в крохотной комнатке Иоффе стало невозможно тесно. После того, как мы познакомились, я пригласил всех на прогулку в парк. Я не могу вспомнить более подробной информации об этой первой встрече.

На следующий день снова пришли Есенин и Повицкий и пригласили нас на литературный вечер, где мы могли встретиться с другими их знакомыми. Вечер должен был состояться на квартире Повицкого, где жил и Есенин. Мы решили прийти.

На следующий день, выходя из школы, я снова увидела его на том же углу.Было пасмурно, и море начинало штормить. Мы поздоровались, и Есенин предложил пройтись по бульвару, сказав, что не любит такую ​​погоду и лучше почитает мне стихи. Он прочитал «Шагане ты моя, Шаганэ…» и тут же дал мне два листа тетрадной клетчатой ​​бумаги, на которых было написано стихотворение. Под ним подпись: «С.Есенин»*.

*( Автограф утерян. По словам Ш. Таляна, его просили сфотографироваться для работы над Есениным, и не вернули. )

Есенин прочел еще два стихотворения, которые, как он пояснил, были написаны им в Тифлисе («Затихла моя прежняя рана…», «Сегодня у менялы просил…»). Я, конечно, сразу задал ему вопрос: кто такая Ляля? Он ответил, что имя вымышленное. Тогда я не поверил, но много лет спустя понял, что это правда.

В одной из наших последующих встреч, которые теперь происходили почти ежедневно, он прочитал новое стихотворение «Ты сказал, что Саади…»

Когда Есенин встретил меня в компании других мужчин, например, моих коллег-учителей, он подходил ко мне, знакомился с ними, но всегда уходил со мной.

Он всегда приходил с цветами, иногда с розами, но чаще с фиалками. Я очень любил цветы.

4 января принес книгу своих стихов «Московский трактир» (Ленинград, 1924), с автографом, написанным карандашом: «Дорогой мой Шаганэ, ты мне приятен и мил. С. Есенин. 4.1.25 , Батум» (см. с. 44, — В.Б.).

Вместе с книгой он принес фотографию, на которой он, Новицкий и еще двое незнакомых мне мужчин на берегу моря, со стихотворением «Ты сказал, что Саади…» написано на обороте. Над стихотворением была надпись: «Дорогой Шаганэ», а под стихотворением подпись: «С. Есенин»*. Текст стихотворения состоял из четырех строф, как и в первом его издании.

*( Автограф утерян. По словам Ш. Таляна, он был взят вместе с автографом стихотворения «Шагане, ты мой, Шаганэ…», чтобы сфотографировать для произведения о Есенине, и не вернули. )

Есенин интересовался нашей национальной поэзией.У соседей была Антология армянской поэзии в переводе Брюсова, и Сергей Александрович, приезжая к нам, часто просил принести эту книгу и прочесть ее. он проявлял особенно живой интерес к Чаенцу и, узнав, что последний будет в Батуме, с нетерпением ждал его и часто спрашивал: «Ну что, ваш Чаренц не приехал?» Но Чаренц приехал в Батум уже после отъезда Есенина в Москву.

Есенин был добрым, чутким человеком. В то время часто попадались беспризорники, и случалось, что он не оставлял ни одного из них без присмотра: останавливался, начинал расспрашивать, где, как живет, давал ребенку денег, ласкал.В такие моменты он вспоминал свое детство, говорил, что тоже когда-то был ребенком, беззаботно резвился и бегал. Однажды, увидев беспризорников, Есенин сказал мне примерно так: «Вот, Шаганэ, там и Пушкин, и Лермонтов, и я».

Однажды в конце декабря шел сильный снег — очень редкое явление в Батуме. На второй день к нам приехал Есенин на санях, бойкий, веселый, и мы поехали кататься по Махинджаурской дороге. Мы впервые катались на санях и, наверное, Есенин хотел показать нам, мне и сестре, всю прелесть этой езды.На полпути он извинился и попросил разрешения сесть на козлов: вел лошадь, смеялся, веселился, как ребенок. Потом он сказал, что ему нравятся лошади, запах навоза.

Он очень любил животных. Он увидит бездомную собаку, купит ей булочку, колбасу, накормит и приласкает. Глаза его в это время стали особенно ласковыми и добрыми. У Повицкой была собака, которую Есенин часто ласкал.

Сергей Александрович любил приходить по вечерам, пить чай с мандариновым вареньем, которое он очень любил.Когда я отправила его писать стихи, он сказал, что уже достаточно поработал, а теперь отдыхает. Если бы он не встречался со мной на улице, то непременно приходил бы к нам домой.

Однажды я заболела, и сестра пошла на работу. Все три дня, пока я был болен, Сергей Александрович приходил ко мне по утрам, готовил чай, беседовал со мной, читал стихи из Антологии армянской поэзии. Я не помню содержания этих разговоров, но можно отметить, что они были простыми и спокойными.

Есенин взял мое фото на память, и сам выбрал его из числа других.

Это фото 1919 года. Я в школьной форме. На обратной стороне карты я собственноручно сделал надпись.

В другой раз он сказал мне, что напечатает «Персидские мотивы» и включит мою фотографию. Я попросил этого не делать, указав, что его стихи и так прекрасны и моя открытка к ним ничего не добавит.

Незадолго до отъезда он все чаще предавался разгулу и стал реже навещать нас.

Вечером, накануне отъезда, к нам пришел Сергей Александрович и сообщил, что уезжает. Он сказал, что никогда меня не забудет, нежно попрощался со мной, но не хотел, чтобы мы с сестрой его провожали. Я тоже не получал от него писем.

С. А. Есенин есть и до конца дней будет светлой памятью моей жизни.

Шаганэ Талян

1959. 29.1. Ереван» * .

(продолжение следует)

«Шагане ты моя, Шаганэ» — необычное стихотворение, в котором переплетаются мотивы симпатии к женщине и любви к родному краю.Ученики знакомятся с ним в 11 классе. Предлагаем вам узнать больше, прочитав краткий разбор «Шагане ты, моя Шаганэ» по плану.

Краткий анализ

История создания — произведение написано в 1924 году во время пребывания Есенина на Кавказе, поэт включил в свой цикл «Персидские мотивы».

Тема стихотворения — симпатия к женщине, любовь к Родине.

Композиция — Стихотворение-монолог-обращение к Шагане, которое можно условно разделить на две части: нежные слова в адрес Шаганэ и воспоминания о Родине.Формально стих состоит из пяти пяти строк. Особенностью его формы является повторение ключевых строк, обрамляющих строфы.

жанр — элегия.

Стихотворный размер — трехстопный анапест, кольцевая рифма ABBA и параллельная AABB.

Метафоры «Я готов рассказать тебе поле», «Я взял этот волос из ржи», «Только не буди во мне память».

эпитеты «прекрасный Шираз», «волнистая рожь».

История создания

История создания произведения связана с поездкой поэта на Кавказ. Некоторое время исследователи не могли определить, кому посвящено столь тонкое творение. Были предположения, что женщина, к которой обращается лирический герой стиха, является вымышленным образом. В конце 1950-х годов В. Белоусову удалось найти таинственного Шагана. Она была молодой армянской учительницей из города Батуми. Исследователь попросил женщину рассказать о своих отношениях с Сергеем Александровичем, и она рассказала много интересных фактов.

Встреча Есенина и Шаганэ Тальян произошла случайно. Женщина возвращалась домой с работы и увидела на улице красивого молодого человека, это был русский поэт. Незнакомец, по-видимому, сразу понравился мужчине, так как тот разыскал Шаганэ для знакомства. Между молодыми людьми возникла симпатия. Они часто гуляли. Во время одной из встреч Есенин подарил женщине стих «Шагане, ты моя, Шаганэ», после чего написал для нее еще несколько произведений.

Теплым отношениям не суждено было перерасти во что-то большее. Поэт должен был вскоре вернуться домой. На прощание он сказал женщине, что никогда ее не забудет. Это оборвало связь между ними.

Тема

В анализируемом произведении С. Есенин развивает общие для русской и мировой литературы мотивы. Он сплетает две, казалось бы, разные темы в единое целое. Стихотворение написано от первого лица, поэтому лирический герой максимально приближен к автору и читателю.

Во второй строфе мысль о том, что отечество всегда милее, даже если чужбина краше. Лирический герой сравнивает широкие просторы Шираза и Рязани. Свои чувства к Родине он объясняет просто: «Потому что я с севера, что ли». Мужчина считает, что внешность ему дала родная природа, поэтому говорит, что свои кудри он взял от ржи.

Видно, что что-то гложет сердце героя, так как он просит Шаганэ не будоражить его воспоминания, особенно ему не хочется думать о «волнистой ржи при лунном свете».В последней строфе мы узнаем, с чем связаны страдания человека. На родине он оставил девушку, теперь надеется, что она его помнит. Та девушка очень похожа на Шаганэ, из-за чего, видимо, и возникла симпатия к странной красавице.

Состав

При чтении обращает на себя внимание кольцевая композиция стихотворения. Стихи разбиты на строфы, которые автор обрамляет повторяющимися строками. Повторение подчеркивает ключевые идеи. Припевы приближают ритм стихотворения к песне.По смыслу стихотворение можно разделить на две части: нежные обращения к Шагане и воспоминания о Родине и любимом.

жанр

Жанр произведения – элегия, так как автор с оттенком грусти говорит о Родине, вспоминает. Поэтический размер — трехфутовый анапест. С. Есенин использует два вида рифмовки — параллельную ААВВ и кольцевую. Стихи содержат как мужские, так и женские рифмы.

средства выражения

Главную роль в тексте играет метафора : «Готов я тебе поле рассказать», «Я взял этот волос из ржи», «Не буди во мне только память.С помощью него автор реализует идею. Картина завершена эпитета : «прекрасный Шираз», «волнистая рожь». В тексте нет сравнений.

Шаганэ ты мой, Шаганэ!

Готов рассказать поле

Про волнистую рожь в лунном свете.

Шаганэ ты мой, Шаганэ.

Потому что я с севера, что ли,

Что луна там в сто раз больше,

Как ни прекрасен Шираз,

Не лучше рязанских просторов.

Потому что я с севера или типа того.

Я готов подсказать поле

Я взял этот волос из ржи,

Хочешь, вяжи на пальце —

Боли совсем не чувствую.

Я готов рассказать вам поле.

О волнистой ржи в лунном свете

По моим кудрям можно догадаться.

Любимая, шутка, улыбнись

Не буди во мне только память

О волнистой ржи в лунном свете.

Шаганэ ты мой, Шаганэ!

Там, на севере, тоже девушка,

Она очень похожа на тебя

Может быть, он думает обо мне…

Шаганэ ты мой, Шаганэ.

Обновлено: 09.05.2011

смотреть

Внимание!
Если вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter .
Таким образом, вы принесете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Полезный материал по теме

Историко-биографический материал

История создания и дата написания поэмы

Произведение написано Сергеем Есениным на Кавказе в 1924 году и посвящено учителю, с которым он находился в любовь — Шаганэ Тальян, жившая в Батуми.

Имя героини стихотворения напоминает батумскую знакомую Есенина Ш. Н. Тальян.

Место стихотворения в творчестве поэта

1924 год был очень плодотворным в творчестве Есенина. Итогом его пребывания на Кавказе в это время стало появление лирического цикла «Персидские мотивы», в который вошло это произведение. Основные мотивы этого цикла: мечта о мире, согласии, восхищение Востоком и грусть о рязанских просторах.

Основная тема стихотворения

Тема любви, в том числе и к Родине.

Лирический сюжет

В душе лирического героя пробуждаются воспоминания о родине и воспоминания о любви, о недавней разлуке с северной девушкой.

Проблема стихотворения

Разлука с Родиной и с тем, что там осталось.

Состав поэмы

В первых четырех строфах герой пытается описать природу своего края, в пятой упоминает о покинутой им девушке.

Б/у глянец.Первая строфа состоит из начальных строк следующих четырех.

Лирический герой

Лирический герой — поэт с севера, тоскующий по родине даже среди красот востока. Он пытается говорить об этом.

Господствующее настроение, его смена

Стихотворение очень музыкальное, пронизанное тихой грустью и нежностью.

любовная лирика

Состоит из пяти строф, пяти строк.

Основные образы

Доминантным образом является образ родины героя.Он постоянно держит это в уме. И это только одна картина — ржаное поле в лунную ночь. Остальные изображения вообще не рисуются. О Ширазе говорят только, что он прекрасен (но луна на родине поэта все же «во сто крат больше»). Мы вообще не видим описания Шаганэ, только упоминание о том, что она похожа на девушку с севера, но и о ее внешности мы ничего не знаем.

Шаганэ ты мой, Шаганэ!
Потому что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле
О волнистой ржи в лунном свете.
Шаганэ ты мой, Шаганэ.

Потому что я с севера, что ли,
Что луна там во сто раз больше,
Как ни прекрасен Шираз,
Не лучше рязанских просторов.
Потому что я с севера, что ли.

Я готов подсказать тебе поле
Я взял этот волос из ржи,
Хочешь, вяжи на пальце —
Я совсем не чувствую боли.
Я готов подарить тебе поле.

О волнистой ржи в лунном свете
По моим кудрям можно догадаться.
Любимая, шутка, улыбнись
Не буди только память во мне
О волнистой ржи в лунном свете.

Шаганэ ты мой, Шаганэ!
Там, на севере, тоже девушка,
Она очень похожа на тебя
Может быть, он думает обо мне…
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Анализ стихотворения «Шагане ты моя, Шаганэ» Есенина

В разноплановой лирике Есенина есть своеобразный цикл — «Персидские мотивы». Он обладает особой неповторимостью и своеобразием, так как «народный певец» России относится к образам Востока.«Крестьянскому» поэту удалось блестяще раскрыть «восточную тему». Есенин так и не смог побывать в Персии, но в середине. 20-х годов совершил ряд поездок в Грузию и Азербайджан. Эти поездки стали для поэта источником вдохновения, особенно ему нравилась дача П. Чагина, где имитировалась настоящая персидская иллюзия в виде различных элементов и декоративных украшений в восточном стиле. В цикл входит стихотворение «Шагане, ты моя, Шаганэ!..» (1925), созданное Есениным под впечатлением от знакомства с Шагане Таляном, преподающим словесность в Батуме.

В большинстве произведений «персидского цикла» Есенин любуется восточными красотами, подробно останавливается на их описании, использует восточную терминологию. В этом произведении автор просто разговаривает с красавицей Шаганэ, олицетворяющей загадочный Восток. В нем выражается искренняя тоска поэта по родине. Есенин разворачивает перед Шагане широкую картину своей незабвенной России. Он уверен в ее превосходстве над персидскими красавицами. Есенин даже не считает нужным использовать контраст для доказательства своей правоты.Лишь во второй строфе он утверждает, что у него на родине «луна… во сто крат больше». А Шираз (поэтический центр ислама) не идет ни в какое сравнение с «рязанскими просторами».

Центральный образ, который поэт хочет донести до собеседника, – «волнистая рожь в лунном свете». Эта фраза становится припевом, она повторяется несколько раз. Таким образом пронизано все произведение. Связь с родной землей Есенин подчеркивает своими «волнистыми кудрями», взятыми из ржи.

В конце поэмы Есенин даже забывает о восточной красоте, которая вызывала в памяти «северную девушку». Во время разговора с Шагане поэт надеется, что русская красавица думает о нем в этот момент. Эта мысль согревает автора и позволяет ему справиться с неизбежной тоской по дому.

Стихотворение «Шагане ты моя, Шаганэ…» было написано С.А.Есениным в 1924 году. Оно вошло в цикл «Персидские мотивы». Произведение можно отнести к любовной лирике.Жанр — любовное письмо. Однако главная тема – ностальгия поэта по Родине. Известно, что он очень ценил восточную поэзию, мечтал побывать в Персии. Однако мечте поэта не суждено было сбыться. Его «Персидские мотивы» написаны под впечатлением от поездки на Кавказ. В 1924 году в Батуми Есенин познакомился со школьной учительницей Шаганэ Нерсесовной Тальян и, как она вспоминает, на третий день знакомства принес ей эти стихи.А потом подарил книгу своих стихов с надписью:


Мой дорогой Шаганэ,
Ты мне мил и мил.

Упоминание о Шагане встречается в шести стихотворениях цикла «Персидские мотивы». Любовь в этом цикле предстает в романтическом ключе.
Композиция поэмы построена на противопоставлении Востока и России. Эта антитеза лежит в основе каждой строфы. Каждая строфа Есенина круговая: пятый стих в точности повторяет первый.Первая строфа – шоссе. Второй обрамлен вторым куплетом первого, третий — третьим куплетом первого, четвертый — четвертым куплетом первого, пятый — пятым. В итоге имеем кольцевую композицию.
Первая строфа открывается обращением поэта к Шагане, которое перетекает в мысль героя о Родине:


Шаганэ ты моя, Шаганэ,

Я готова рассказать тебе поле
О волнистой ржи в лунном свете,
Шаганэ ты моя, Шаганэ.

Здесь Есенин намеренно нарушает правила грамматики: «Готов подсказать поле». Как отмечают исследователи, это выражение сближается с выражением поэта «выразить душу». В стихотворении «Несказанная, голубая, нежная…» читаем: «И душа моя — бескрайнее поле — Дышит запахом меда и роз».
Во второй строфе получает дальнейшее развитие тема России, севера. Говоря о Родине, поэт прибегает к гиперболе:

.


Потому что я с севера, что ли,
Что луна там в сто раз больше,
Как ни прекрасен Шираз,
Не лучше рязанских просторов.
Потому что я с севера, что ли.

Исследователи отметили, что вся поэма Есенина построена на одной развернутой метафоре: лирический герой сравнивает свои кудри с «волнистой рожей при лунном свете». А композиционным центром произведения становится третья строфа:

.


Я готов подсказать поле.
Взял этот волос из ржи,
Хочешь, вяжи на пальце —
Боли совсем не чувствую.
Я готов подарить тебе поле.

Здесь мы видим характерное для поэзии Есенина сближение лирического героя с миром природы.
В предпоследней строфе звучит романтический мотив: лирический герой грустит о Родине:


О волнистой ржи в лунном свете
По моим кудрям можно догадаться.
Любимая, шутка, улыбнись
Не буди только память во мне
О волнистой ржи в лунном свете.

В этих строках скрыто воспоминание из стихотворения Пушкина «Не пой, красавица, в моем присутствии…»:


Не пой, красавица, со мной
Ты печальные песни Грузии:
Они мне напоминают одну
Другая жизнь и далекий берег

Память о лирическом герое Есенине (как и о герое Пушкина) хранит память о другой девушке, далекой северянке. И ностальгия по Родине сливается в его душе с романтическим чувством:


Шаганэ ты мой, Шаганэ!
Там, на севере, тоже девушка,
Она очень похожа на тебя
Может быть, он думает обо мне…
Шаганэ ты мой, Шаганэ.

Таким образом, в основе композиции стихотворения лежит особая форма — глянец. Развитие темы идет по спирали. Как мы отмечали выше, каждая последующая строфа начинается со следующей строки первой строфы. Поэт построил стихотворение «по образцу венка сонетов, в котором последний сонет (из 15), так называемый «ствол», является ключом ко всем предыдущим… Есенин «сжал» сплетение сонетов внутри одного стихотворения, состоящего из пяти строф – пяти строк, причем роль магистрали играет первая.И это еще не все. В шедевре Есенина слышны отголоски других поэтических жанров, например, рондо (строки начальной строфы заключают все последующие) и романса, в котором начало повторяется в конце (кольцевая композиция)»

«Шагане ты моя, Шаганэ.

» Анализ стихотворения Есенина. История создания

Ни один русский поэт не говорил о родной земле так страстно и искренне, как Сергей Есенин. В 1924 году побывал на Кавказе, где создал полноценный поэтический сборник.Самое известное стихотворение из этого цикла — «Шагане, ты моя, Шаганэ». Анализ стихотворения Есенина — всегда интересный творческий процесс. Талант этого поэта вылился в непревзойденные художественные формы. Они родились сердцем и душой, где главное место занимала Россия.

Он никогда не забывал о своей родине. Эта тема была лейтмотивом в его творчестве. Образ русского пейзажа присутствует даже в поэме, имеющей довольно экзотическое название «Шагане, ты моя, Шаганэ.

История создания

После возвращения домой состояние Есенина можно охарактеризовать следующими словами: опустошение, усталость, разочарование. В Америке он подорвал психическое и физическое здоровье. Для восстановления сил требовалось изменить обстановку. Сделать это ему удалось не сразу, но все же через полгода поэт отправился на Кавказ, где познакомился с местной красавицей Шаганэ Тальян, с которой у Есенина мгновенно завязались теплые дружеские отношения. А через три дня, к великому удивлению нового друга, было написано произведение «Шагане, ты моя, Шаганэ». Анализ поэмы Есенина следует начать с небольшой предыстории.

Есенин давно мечтал о Персии. Посетить страну великой лирики он считал своим долгом. Однако экзотические края оставались для него мечтой. Но у него еще была возможность увидеть красоту грузинских и азербайджанских пейзажей. Они же вдохновили на написание «Персидских мотивов».

Россия и Кавказ

Обилие художественных образов присутствует в одном из лучших лирических произведений русского поэта — «Шагане, ты мой, Шаганэ.Анализ стихотворения Есенина – это, прежде всего, изучение языка и стиля. Автор рассматриваемого произведения был неподражаемым мастером создания разнообразных художественных образов, большинство из которых построено по принципу единения человека и природы Именно с помощью этого поэтического приема Есенин подчеркнул основную мысль поэмы, заключающуюся в противопоставлении южного края живописным русским просторам.

На антитезе произведение «Шаганэ юмы, Шаганэ. Анализ стихотворения Есенина указывает на интересную особенность.Произведение посвящено армянской девушке и создано в далеких южных краях, куда так давно влекло поэта. Но темой стихотворения все же остается русский пейзаж. К южной красавице автор обращается с трогательной нежностью, но уже в первой строфе рассказывает ей о том, как прекрасны бескрайние русские поля, о живописном рязанском просторе. И даже вспоминает девушку, которая ждет его в России.

Сергей Есенин «Шагане» написал в Грузии, однако говорит о Ширазе.Во второй строфе иранский город сравнивается с рязанским простором и, конечно, проигрывает. Кавказские пейзажи создали в душе поэта нужный настрой, но тема поэмы — тоска по дому.

Цвет волос ржаной

Образы природы часто используются Есениным для эмоционального усиления. Рассказывая загадочной девушке о ее родине, он рассказывает о своих волосах ржаного цвета. С помощью этого выразительного средства поэт напоминает о своем рязанском происхождении. Часто повторяется слово «поле».И это не случайно. Поэт использует в стихотворении метонимию. Поле в русском языке ассоциируется с чем-то большим, почти бескрайним. Такой была душа Есенина — широкая, открытая. Используя этот прием, он придает своим словам необычайную искренность, искренность.

Рефрен

В стихотворении есть повторяющиеся фрагменты. Это и обращение к девушке, и желание рассказать ей о бескрайних русских просторах, и о «волнистой ржи под луной».

Девушка

В поэме также используется градация.Волнение автора при воспоминании о своей родине, которую он называет севером, усиливается с каждой строфой. И в последних строках наступает кульминация: он искренне рассказывает восточной девушке о той, о другой, о которой, быть может, теперь он думает, что он далеко в России.

Во время поездки на Кавказ Есенин вел постоянную переписку с Галиной Бениславской. Девушка была, как известно, наполовину грузинкой. Возможно, именно это он и имел в виду в последних строчках этого лирического произведения.

р>>

Кепада Сиапа Сергей Есенин Мендикасикан Пуиси «Ты мой Шаган, Шаган»

Сергей Есенин sepanjang hidupnya yang pendek bermimpi melihat Parsi yang jauh dan hebat.Sayangnya, impiannya tidak pernah menjadi kenyataan, tetapi pada tahun 1924 penyair memutuskan untuk mengunjungi Kaukasus. Di sinilah lahirnya «motif Parsi» romantisnya, yang sebagian besar terinspirasi oleh pertemuannya dengan Shagane kecantikan oriental yang mempesona.

Kepada siapa Сергей Есенин mendedikasikan puisi itu

Penyair Россия и восточный кекантикан

Shagane Talyan sama sekali bukan orang Parsi, seperti yang disangka seseorang ketika membaca baris Yesenin yang diilhami, tetapi seorang gurubias bahasa dan sastera Rusia dari sekolah Armenia di Batum.Penyair melihat Shagane ketika dia meninggalkan sekolah, dan hanya terpesona dengan kecantikan orientalnya yang luarbias. Gadis berusia 24 tahun itu boleh menjadi kemenangan lain bagi Yesenin yang penyayang. Tetapi, terlepas дари kenyataan bahawa dia sudah berkahwin pendek дан janda awal ди belakangnya, Shagane dibezakan oleh kesucian дан kesucian jiwa, ян meningkatkan hubungan mereka ke tahap yang sama sekali berbeza, jauh lebih tinggi.

Shagane menjadi penyair bagi perwujudan semua wanita восточный, kecantikan luaran eksotis mereka dan keindahan rohani yang lebih hebat lagi.Selepas perkahwinan янь tidak berjaya dengan penari terkenal dunia Айседора Дункан, гуру Армения sederhana inilah янь menghidupkan kembali kepercayaan Yesenin dalam pengabdian wanita дан kemurnian pemikiran. Hampir setiap хари mereka berjalan bersama ди таман, penyair memberi gadis itu bunga dan bunga ros. Sudah пада хари ketiga kenalannya, ян mengejutkan муза cantiknya, dia membaca kepadanya «Ты мой Shagane, Shagane» дан menyerahkan 2 helai buku nota kotak-kotak.

Walaupun puisi itu dipakaikan dalam bentuk pesan cinta, penyair berkongsi di dalamnya dengan «Parsi yang indah» bayangannya mengenai tanah airnya.Керджа ини дибина berdasarkan perbezaan антара Тимур дан Утара. Walupun Тимур sangat indah, pengarangnya menyukai kawasan asli Рязань dengan ladang рай emas mereka янг tidak berkesudahan.

Хадия перписахан

Meninggalkan Kaukasus, Сергей Есенин menyampaikan kepada Shagane koleksi puisi barunya «motif Parsi», yang disertakan dengan tulisan: «Shagane sayangku, kamu menyenangkan dan sayang padaku». Puisi-puisi lain ян termasuk ди dalamnya juga dikaitkan dengan gambar wanita Армения ян cantik.Namanya terdengar dalam puisi «Anda mengatakan bahawa Saadi», garis terkenal «Saya tidak pernah ke Bosphorus» didedikasikan untuknya. Dalam puisi «Ada pintu seperti itu di Khorossan», penyair itu lagi merujuk pada Shagane, memanggilnya Shaga. Puisi terakhir kitaran, disemai dengan sensualitas yang halus, «Saya meminta pengurup wang hari ini» juga diilhami oleh gambaran cahaya дари Shagane yang indah.

Nampaknya, suasana cinta bersama yang meresap «мотив парси» sebenarnya hanyalah fiksyen puitis.Namun, hanya beberapa wanita янг ditakdirkan untuk meninggalkan tanda mendalam dalam puisi Есенин sebagai гуру Батуми Шаганэ Талян.

кто была девушкой, вдохновившей Есенина на цикл стихов «Персидские мотивы. Стихотворение С.А.Есенина «Шагане ты моя, Шаганэ…» (восприятие, интерпретация, оценка)

4 879 0

Поэт Сергей Есенин всю жизнь мечтал побывать в далекой Персии, образ которой, почерпнутый из сказок, будоражил его воображение. Мечте его, увы, так и не суждено было сбыться, но в 1924 году Есенин побывал на Кавказе, благодаря чему родился очень романтичный и чувственный поэтический цикл «Персидские мотивы». Одним из ключевых стихотворений, вошедших в этот сборник, стало произведение. Его героиня – не вымышленный персонаж, а обычная школьная учительница Шаганэ Тальян, с которой поэт познакомился в Батуми и был буквально поражен ее ослепительной восточной красотой.

Именно эта армянская девушка стала героиней ряда стихотворений, вошедших в цикл «Персидские мотивы».У нее были очень теплые дружеские отношения с поэтом, поэтому в своих воспоминаниях Шаганэ Талян рассказывает, что была очень удивлена, когда на третий день после знакомства посвятила известные стихи «Шагане ты моя, Шаганэ…» и подарил сборник своих произведений с дарственной надписью.

Дружба Есенина со школьной учительницей из Баку помогла поэту не только узнать характер и мировоззрение восточных женщин, но и дала ему сытную пищу. творческое воображение.Поэтому стихотворение «Шагане ты моя, Шаганэ…» написано в форме любовного письма, в котором автор не только признается в своих чувствах к главной героине, являющейся прототипом всех восточных женщин, но и рассказывает ей о себе, своих мыслях и желаниях. Это произведение построено на ярком контрасте Севера и Востока, который автор очень тонко и умело использует для того, чтобы провести грань между двумя мирами, показать их различия. Любуясь Кавказом и любимой им Персией, Сергей Есенин понимает, что восточные страны влекут его своей таинственностью, сказочностью и непредсказуемостью.Однако, как только он погрузился в незнакомый мир, который приснился поэту во сне и наяву, у него появилось чувство тоски по родине, такой далекой и бесконечно родной.

Поэтому, обращаясь к Шаганэ в своем стихотворении, Сергей Есенин хочет рассказать ей о своей родине. Подчеркивая, что он родом с Севера, автор не утруждает себя описанием достопримечательностей Востока, считая, что его истинная жемчужина — робкий и застенчивый Шаганэ. Однако поэт не жалеет красок, чтобы рассказать, какова его родная сторона, ведь «там луна во сто крат больше», а «волнистая рожь» напоминает цвет его волос.В качестве припева в стихотворении «Шагане ты моя, Шаганэ…» звучит фраза «Готов тебе поле подарить». Таким образом, поэт как бы намекает, что его славянская душа так же широка и необъятна, как русское поле, и так же щедра, как земля, дающая богатый урожай.

При всем своем восхищении Востоком Сергей Есенин отмечает, что «как бы ни был красив Шираз, он ничем не лучше рязанских просторов». Но, находясь далеко от дома, поэт просит Шаганэ не тревожить его память болезненными воспоминаниями.В финале автор признается, что там, на севере, тоже есть девушка, удивительно похожая на Шаганэ и, возможно, в этот момент она думает о поэте. Эта неожиданная мысль наполняет его сердце нежностью и теплотой, адресованной восточной красавице. Тем не менее стихотворение, наполненное острой и какой-то болезненной любовью к России, помогает Сергею Есенину развеять миф о таинственном Востоке. Поэт удовлетворил свое любопытство, и теперь мечтает вернуться домой, сохранив воспоминания о красоте восточных женщин и сказочном очаровании Кавказа.

Фото

В октябре 1958 года я должен был уйти в отпуск. С трудом отрывался я от «Литературной хроники» Есенина, которую дописывал, и память упрямо и настойчиво возвращала меня к казавшимся мне незаконченными страницам.

Рассказывая о пребывании Есенина в Батуме в декабре 1924 — январе 1925 гг., в рукописи кратко отмечается встреча Есенина с Шаганэ, молодой женщиной, имя которой вошло в стихи поэта. Точных данных не было.Заметка в рукописи основана на отчете журналиста Л. О. Новицкого, сделанном 30 лет спустя.

Верно следующее. 20 декабря 1924 года Сергей Есенин отправил из Батума в Москву Галине Бениславской два стихотворения под общим названием «Персидские мотивы». Два других, опубликованных 10 декабря 1924 г. в газете «Трудовый Батум», имели тот же заголовок. В письме поэт пояснил: «Персидские мотивы» — это целая моя книга из 20 стихотворений. Я посылаю вам еще 2. Отдайте все 4 журналу «Звезда Востока».

Ему удалось написать 16 стихотворений. В 1925 году 10 стихотворений были изданы отдельной книгой под названием «Персидские мотивы» (с посвящением П. И. Чагину). Позднее, при подготовке «Сборника стихотворений», он отобрал и включил в цикл 15 из 16 уже опубликованных в периодической печати стихотворений под рубрикой «Персидские мотивы».

Стихи, отправленные Есениным 20 декабря 1924 года в Москву, начинались строками: «Шагане ты моя, Шаганэ…», «Ты сказал, что Саади…». Прошло время, «Персидские мотивы» — цикл стихов, в который вошли эти два стихотворения, — запали в сердца людей, потому что с совершенной простотой выражали красоту их чувств.

Кем был перс Шаганэ, к которому обращался поэт в своих стихах? Это имя вымышленное или Есенин действительно встречал в жизни девушку с таким именем? У меня не было данных, чтобы ответить на эти вопросы. Правда, много лет назад, перебирая есенинский архив, я нашел в ГЛМ фотографию девушки (стр. 49). На обороте картины была надпись: «Шаганэ». Девушка была очень молода, и в ее спокойном выражении почти детского лица я не нашел ничего, что позволило бы мне обратиться к ней в духе известных строк: «Вы сказали, что Саади целовал только в грудь…» Тогда мне показалось, что сквозь безмятежную невинность кротких глаз проступает лукавая зрелость женщины. Но он тут же отверг ее, решив, что подлинность надписи на обороте картины подлежит проверке. Тогда Купил копию и в дальнейшем потратил много сил на выяснение имени неизвестного.Однако установить не удалось.Действительно ли это был Шаган или кто-то пошутил, написав на обратной стороне фото имя персиянка из стихов Есенина?Как фото попало к Есенину и потом в его архив?Кто сделал загадочную надпись?Все это остается неизвестным.Но фотопроисшествие было несколько связано с воспоминаниями Повицкого, и все это вместе взятое наводило на размышления.

Я приехал в Гагры, где должен был провести отпуск, но и здесь цепкие воспоминания о малоизвестных страницах Летописи не отпускали, продолжали тревожить.

«Персидские мотивы» бессмертны. Имя Шагана упоминается в шести из шестнадцати стихотворений цикла. Пройдут десятилетия, уйдут из жизни и Есенин, и наше поколение, в жизнь придут новые и новые времена, новые и новые люди.И будущий Андроников проведет много лет в поисках следов исчезнувшей женщины, вдохновившей когда-то поэта на неописуемо прекрасные стихи, и будет, подобно Кювье, потихоньку воссоздавать образ и историю неведомого один за другим, будь то, думал я , должно давать повод судить о нас как о людях сухих и любознательных? Почему бы не попробовать найти эту женщину сейчас, когда возможностей для этого гораздо больше?

Известно, что Есенин никогда не был в Персии. Если Шаганэ реальный человек, то девушка с таким именем наверняка жила во времена, когда писались стихи.Надо было начинать искать ее в Батуми.

Прервав отпуск, я отправился в столицу Аджарской Республики.

Батуми ищет

На следующий день утром я шел по перрону батумского вокзала, направляясь в город. Безоблачное небо заливало его веселым лазурным светом, пальмы и бананы плавали в сиреневой дымке, синее Черное море было бескрайним и спокойным… Ничего не стоило обустроиться с жильем, и через короткое время я уже начал ходить по городу в поисках следов пребывания здесь Есенина и Шагана.

Времени явно не хватило. Я начинал поиски в 8 часов утра и возвращался в 12 ночи, два-три часа обрабатывал записи, спал три-четыре часа и начинал все заново. Старожилы называли все новые и новые имена горожан, которые могли быть полезны, в поисках их я пересек город из конца в конец, количество знакомых росло с каждым днем, а решение задачи не продвигалось вперед Единственный шаг.

Были уже последние дни моего отпуска, когда кто-то направил меня к старейшему батумскому врачу А.П. Туманян. График посещения привел меня к этому человеку около 10 часов вечера. Туманян не выразил недовольства столь поздним визитом, он как бы даже не удивился ему, а сразу заявил, что мало знает о Есенине.

«- В 1924 году я работал врачом в местной армянской школе», — сказал он. «Сейчас этого учебного заведения нет. Как-то зимой, после школы, я встретил одну из наших учительниц на пороге школы. Она стояла с молодым человеком, который с ней о чем-то оживленно беседовал.История, вероятно, была забавной, потому что оба весело смеялись. Молодой человек был хорошо сложен, с открытым, манящим выражением лица, и мне захотелось с ним познакомиться. В то время я тоже был молод и общителен. Да и повод для этого был: рядом с ним была интересная молодая женщина, которая всем нам нравилась. Я пришел, и мы познакомились. Это был Сергей Есенин. Потом мы втроем гуляли по набережной порта и разговаривали о поэзии. Вот, пожалуй, и все.

Помнишь, — спросил я, — как звали эту учительницу?

Помню, конечно: Шаганэ.

Шаганэ? — быстро переспросил я. — А фамилия?

Но фамилию не помню.

Где она сейчас?

Не знаю.

Кто-нибудь в Батуми может рассказать об этом учителе?

Есть. Елизавета Семёновна Мещан, бывший директор этой школы, заслуженный учитель Аджарской АССР.

Как найти?

Да, всего квартал…» *

Это был приятный сюрприз. Прошло почти 35 лет с тех пор, как Есенин познакомился с Шагане.Известно, что никто не пытался ее найти. Она также никому не давала знать о себе. Это говорило либо о большой скромности этой женщины, либо о том, что ее уже нет в живых. И вот теперь где-то рядом была зацепка, были данные, с помощью которых можно было установить истину. Вот я иду, решил я, и если в окнах еще есть свет, я постучу, а если света нет, то приду завтра…

Свет горел. К тому же Е. С. Мещан довольно добродушно отнеслась к несвоевременному вторжению и терпеливо отвечала на вопросы.

«Школа, — сказала она, — находилась на улице Руставели, 36. Я начала работать в этой школе в августе 1925 года и все-таки нашла Шаганэ, хотя через месяц она уже уехала из Батума. На самом деле в школе работали две армянские сестры: Катя и Шагандухт. Имя последней труднопроизносимо, и мы назвали ее Шаганэ. Ей было 25 лет, она была замужем и имела сына. Катя была на два года моложе.

Как выглядел Шаганэ?

Каштановые волосы.Стройный, очень гибкий и очень молодой.

Как вы тогда подумали, не связаны ли «персидские мотивы» со встречей Есенина и Шагана?

Мы знали о стихах, написанных Есениным в Батуме для Шагана. Это не вызывало сомнений.

Как найти Шаганэ? Какая у нее была фамилия?

Я не помню свою фамилию. Позже она жила в Ереване. Если хочешь, я тебе напишу, узнаю через друзей о ее судьбе и потом сообщу.

Я поблагодарил Елизавету Семеновну и, прощаясь с ней, попытался узнать, есть ли еще в городе старожилы, знавшие Шагане.Оказалось, что в Батуми есть три женщины, которые даже жили с ней в одном доме. После двух недель бесполезного блуждания по улицам Батуми итоги дня и эта последняя обнадеживающая новость показались мне, помню, чем-то вроде цепной реакции успеха.

На следующее утро я пошел по новому адресу. Меня сердечно встретили Арнольд и Мария Александровны (1867 г.р.), Коломейцева Александра Ильинична (1891 г.р.), Шаняева Мария Дмитриевна (1900 г.р.).

Вспомнили жильцов, населявших дом в 1924-1925 годах, нарисовали планировку комнат и расположение самого дома на пересечении городских улиц (с.41). Здание было снесено в 1932 году; на его месте построен новый трехэтажный жилой дом (ул. Руставели, 11). Схематический план снесенного строения, подтвержденный тремя жильцами, может быть единственным свидетельством, сохраняющим некоторое представление о внутреннем устройстве дома, в котором Есенин часто бывал, когда писал «Персидские мотивы».

М. Д. Шаняева сохранила две фотографии. Первая из них (с. 43) сохранила для нас облик дома, где жил Ша-гане. В поле зрения камеры попала часть балкона и окно комнаты армянских учителей.Три женщины на втором фото (опубликовано в 1965 году47) — сестры Ашхен, Катя и Шаганэ. История этой картины такова. В 1924 году к Кате из Тифлиса приехали сестры Ашхен и Шаганэ с детьми. Именно тогда их сфотографировали в батумском парке. Произошло это, как стало известно позже (см. стр. 50), 6 октября 1924 года, то есть всего за два месяца до приезда поэта в Батум. Следовательно, на картине я увидел того самого настоящего Шагана, с которым вскоре познакомился Есенин.

Наиболее полно свои впечатления от встреч с Есениным выразила А. И. Коломейцева. Вот что она сообщила:

«Дом № 15/7, где мы жили в 1924-1925 годах, находился на пересечении Смекаловской улицы (ныне улица Руставели) и Соборного переулка (ныне улица Комсомольская). Это был привлекательный одноэтажный деревянный дом, в котором жили несколько семей: сестры Е. А. и М. А. Арнольди, учительницы, и я, их ученица, сестры Катя и Шаганэ, учительницы, Е. В. Иоффе, массажистка, и другие.

В 1924 году я собирался уехать в Москву поступать в консерваторию. Она усиленно готовилась к предстоящим экзаменам, много играла на фортепиано и пела. В один декабрьский день, спев какую-то арию, которую я давно не могла спеть, я услышала аплодисменты из соседней комнаты, где жили сестры Катя и Шаганэ. В дверях появилась Катя и стала просить меня войти: у них сейчас поэт Сергей Есенин, который хотел бы со мной встретиться. Я уже знал стихи Есенина, они мне нравились, но о нем ходили такие странные слухи… Я колебался. Кроме того, эти теплые аплодисменты мне вовсе не показались искренними. Я очень скромно относился к своим способностям, поэтому наотрез отказался от приглашения. Через несколько минут в дверях появился Есенин и стал ласково, но настойчиво просить войти к ним, спеть что-нибудь. В его обращении была такая простота и искренность, что я не возражал, и вскоре мы вчетвером уже сидели за столом в комнате сестер и пили чай. Помню, я пел им Гурилевскую «Мать-голубку».Затем Есенин рассказал нам о своих впечатлениях от Кавказа.

Говорил он оживленно, весело, но иногда замолкал, думал, а потом уходил от нас куда-то далеко-далеко. Помню его отсутствующий, пристальный, потный взгляд, его окаменевшее лицо, которое тут же сдалось массивному и тяжелому лицу… Потом он вернулся к нам, снова о чем-то оживленно говорил…

Вскоре я уехал в Москву и больше никогда не видел снова Есенин. Я знаю, что он часто посещал наш дом даже после моего отъезда.

* ( Коломейцева А.И. Встреча с Сергеем Есениным в Батуме. 24 октября 1958 г. Авторизованная машинопись. Воспоминания напечатаны частично. Полностью опубликованы в журнале «Дон», Ростов-на-Дону, 1964, № 11. )

Я пытался выяснить судьбу остальных обитателей старого дома, но… успеха не имел и в конце октября 1958 года вернулся в Москву.

Воспоминания о Шагане

Мещан выполнила свое обещание: сообщила адрес Шагана.Два месяца спустя ее автобиография и мемуары лежали у меня на столе.

Прежде чем читать мемуары, у меня накопилась автобиография. Вот она:

Мой отец изначально был учителем, а после смерти деда, священника, тоже стал священником. Отец, Нерсес Егияевич Амбарцумян, окончил семинарию в Тифлисе. Он говорил по-французски, по-немецки, по-латыни, а кроме того, по-армянски и по-русски. Будучи священником, мой отец давал частные уроки иностранных языков.Умер в 50 лет от сыпного тифа (1919).

Мать, Мария Георгиевна Каракашьян, была учительницей. Умерла в возрасте 40 лет (1911).

До 3-го класса училась в Ахалцихе в церковно-приходской школе, затем в женской гимназии на станции Михайлово (Хашури). После окончания гимназии в 1919 году поступила на курсы Фребеля и окончила их в 1920 году, после чего вела нулевую группу в армянских школах. В 1921 году вышла замуж за экономиста Степана Рубеновича Тертеряна и жила в Тифлисе.В 1922 году родился сын Рубен (ныне кандидат медицинских наук). Она овдовела в 1924 году и уехала в Батум, где преподавала арифметику в 4-5-6 классах и вела нулевую группу. В 1925/26 учебном году работала в Сочи в Армянской школе, а в 1926-1934 — в 70-й школе Тифлиса. В 1930 году повторно вышла замуж за композитора Вардгеса Григорьевича Таляна, а в 1934 году переехала в Ереван, где больше не работала.

Шаганэ Тальян

*( Ш. Н. Тальян. Автобиография.Оригинал хранится у автора. )

Ее воспоминания короткие. Тальян не помнил многих подробностей встречи, дат в протоколах почти нет. Здесь нет ничего удивительного: прошло 35 лет с тех пор, как прошли эти события. Отправляя свои воспоминания, Шаганэ Нерсесовна писала мне:

«…Я думала о том, как лучше выполнить вашу просьбу… Я понимаю, как важны даже некоторые незначительные мелочи из жизни великого поэта для тех, кто занимается творчеством и его личностью, и я был бы очень рад, хотя и в том, чтобы быть полезным в этом благородном деле… К сожалению, в свое время я не подумал о том, как важно будет потом помнить каждый разговор, даже слово; Дневника я не вел, что теперь очень затрудняло восстановление в памяти содержания наших разговоров, всех подробностей его поведения и дат»*.

при восстановлении истории дружбы — любви легко можно было впасть в ложную стилизацию, допустить приукрашивание событий.

Известно, что Порт давно собирался создать цикл стихов о женщине. Нина Осиповна Грацианская из Ростова вспоминает, что в 1922 году, когда она упрекнула Есенина в исключении женских ролей из драматической поэмы Пугачева, он ответил:

О женщине я еще скажу, обещаю, непременно скажу.

В 1923 году опубликовал цикл стихов «Любовь хулигана». Эти стихи не могли удовлетворить поэта, они соседствовали с «Московским Трактиром».Через год поэт почувствовал, что окончательно оторвался от этой темы, стал писать по-новому. По-другому он хотел писать и о любви. На Кавказе он приступил к осуществлению этого плана. Шаганэ, с которым Есенин познакомился в этот период, поначалу было обычным увлечением поэта. Но она выбрала и отстаивала именно ту форму отношений, которая более всего соответствовала его взгляду на женщину: чистую, уважительную, целомудренную. И тогда поэт увидел в ней черты душевной красоты, которые могли бы остаться незамеченными, если бы дело пошло так обычно, когда отношения между ним и его поклонниками переходили определенную черту и их конец становился монотонно повторяющимся.Эти черты соответствовали его представлению о красоте, под их впечатлением он написал знаменитые «Персидские мотивы», увековечив женщину, ставшую прототипом персидской Шаги.

Душевная чистота, предостерегшая Шаганэ от неверного шага при встрече с Есениным, помогла ей избежать ошибок при записи воспоминаний.

«Персидские мотивы» живут веками. Люди будут бесконечно припадать к этому источнику нежности и красоты и восхищаться женщиной, ставшей прототипом героини поэзии.Но воспоминания о Ступенях, записанные ею много лет спустя, так же скромны и самоотверженны, полны той же душевной чистоты и верности, которые когда-то вдохновляли поэтессу дарить миру необыкновенные строки любви.

Впрочем, пусть судит читатель. Вот воспоминания:

«Однажды в декабре 1924 года я ушел из школы и направился домой. На углу я заметил молодого человека выше среднего роста, стройного, светловолосого, в мягкой шляпе и заграничном макинтоше поверх серого костюма.Его необычная внешность привлекла мое внимание, и я подумал, что это гость из столицы.

В Батуме я снимала одну комнату со своей сестрой Катей, девушкой 23 лет, тоже учительницей. Непосредственной нашей соседкой была массажистка Елизавета Васильевна Иоффе, которая дружила с нами, особенно с Катей. Она знала Повицкого, журналиста.

В тот же день вечером к нам в комнату ворвался Иоффе со словами: «Катра, Катра, известный русский поэт хочет познакомиться с нашим Шагане». С ней в это время были Есенин и Повицкий.Мы собираемся. От нас и гостей в крохотной комнатке Иоффе стало невозможно тесно. После того, как мы познакомились, я пригласил всех на прогулку в парк. Я не могу вспомнить более подробной информации об этой первой встрече.

На следующий день снова пришли Есенин и Повицкий и пригласили нас на литературный вечер, где мы могли встретиться с другими их знакомыми. Вечер должен был состояться на квартире Повицкого, где жил и Есенин. Мы решили прийти.

На следующий день, выходя из школы, я снова увидела его на том же углу.Было пасмурно, и море начинало штормить. Мы поздоровались, и Есенин предложил пройтись по бульвару, сказав, что не любит такую ​​погоду и лучше почитает мне стихи. Он прочитал «Шагане ты моя, Шаганэ…» и тут же дал мне два листа тетрадной клетчатой ​​бумаги, на которых было написано стихотворение. Под ним подпись: «С.Есенин»*.

*( Автограф утерян. По словам Ш. Таляна, его просили сфотографироваться для работы над Есениным, и не вернули. )

Есенин прочел еще два стихотворения, которые, как он пояснил, были написаны им в Тифлисе («Затихла моя прежняя рана…», «Сегодня у менялы просил…»). Я, конечно, сразу задал ему вопрос: кто такая Ляля? Он ответил, что имя вымышленное. Тогда я не поверил, но много лет спустя понял, что это правда.

В одной из наших последующих встреч, которые теперь происходили почти ежедневно, он прочитал новое стихотворение «Ты сказал, что Саади…»

Когда Есенин встретил меня в компании других мужчин, например, моих коллег-учителей, он подходил ко мне, знакомился с ними, но всегда уходил со мной.

Он всегда приходил с цветами, иногда с розами, но чаще с фиалками. Я очень любил цветы.

4 января принес книгу своих стихов «Московский трактир» (Ленинград, 1924), с автографом, написанным карандашом: «Дорогой мой Шаганэ, ты мне приятен и мил. С. Есенин. 4.1.25 , Батум» (см. с. 44, — В.Б.).

Вместе с книгой он принес фотографию, на которой он, Новицкий и еще двое незнакомых мне мужчин на берегу моря, со стихотворением «Ты сказал, что Саади…» написано на обороте. Над стихотворением была надпись: «Дорогой Шаганэ», а под стихотворением подпись: «С. Есенин»*. Текст стихотворения состоял из четырех строф, как и в первом его издании.

*( Автограф утерян. По словам Ш. Таляна, он был взят вместе с автографом стихотворения «Шагане, ты мой, Шаганэ…», чтобы сфотографировать для произведения о Есенине, и не вернули. )

Есенин интересовался нашей национальной поэзией.У соседей была Антология армянской поэзии в переводе Брюсова, и Сергей Александрович, приезжая к нам, часто просил принести эту книгу и прочесть ее. он проявлял особенно живой интерес к Чаенцу и, узнав, что последний будет в Батуме, с нетерпением ждал его и часто спрашивал: «Ну что, ваш Чаренц не приехал?» Но Чаренц приехал в Батум уже после отъезда Есенина в Москву.

Есенин был добрым, чутким человеком. В то время часто попадались беспризорники, и случалось, что он не оставлял ни одного из них без присмотра: останавливался, начинал расспрашивать, где, как живет, давал ребенку денег, ласкал.В такие моменты он вспоминал свое детство, говорил, что тоже когда-то был ребенком, беззаботно резвился и бегал. Однажды, увидев беспризорников, Есенин сказал мне примерно так: «Вот, Шаганэ, там и Пушкин, и Лермонтов, и я».

Однажды в конце декабря шел сильный снег — очень редкое явление в Батуме. На второй день к нам приехал Есенин на санях, бойкий, веселый, и мы поехали кататься по Махинджаурской дороге. Мы впервые катались на санях и, наверное, Есенин хотел показать нам, мне и сестре, всю прелесть этой езды.На полпути он извинился и попросил разрешения сесть на козлов: вел лошадь, смеялся, веселился, как ребенок. Потом он сказал, что ему нравятся лошади, запах навоза.

Он очень любил животных. Он увидит бездомную собаку, купит ей булочку, колбасу, накормит и приласкает. Глаза его в это время стали особенно ласковыми и добрыми. У Повицкой была собака, которую Есенин часто ласкал.

Сергей Александрович любил приходить по вечерам, пить чай с мандариновым вареньем, которое он очень любил.Когда я отправила его писать стихи, он сказал, что уже достаточно поработал, а теперь отдыхает. Если бы он не встречался со мной на улице, то непременно приходил бы к нам домой.

Однажды я заболела, и сестра пошла на работу. Все три дня, пока я был болен, Сергей Александрович приходил ко мне по утрам, готовил чай, беседовал со мной, читал стихи из Антологии армянской поэзии. Я не помню содержания этих разговоров, но можно отметить, что они были простыми и спокойными.

Есенин взял мое фото на память, и сам выбрал его из числа других.

Это фото 1919 года. Я в школьной форме. На обратной стороне карты я собственноручно сделал надпись.

В другой раз он сказал мне, что напечатает «Персидские мотивы» и включит мою фотографию. Я попросил этого не делать, указав, что его стихи и так прекрасны и моя открытка к ним ничего не добавит.

Незадолго до отъезда он все чаще предавался разгулу и стал реже навещать нас.

Вечером, накануне отъезда, к нам пришел Сергей Александрович и сообщил, что уезжает. Он сказал, что никогда меня не забудет, нежно попрощался со мной, но не хотел, чтобы мы с сестрой его провожали. Я тоже не получал от него писем.

С. А. Есенин есть и до конца дней будет светлой памятью моей жизни.

Шаганэ Талян

1959. 29.1. Ереван» * .

(продолжение следует)

«Шагане ты моя, Шаганэ!».». Есенина С.А.

Поэма « » открывает перед читателями мир лирических произведений Сергея Есенина. Написано легко и воздушно, сразу привлекает простым языком и особым эмоциональным стилем, подкупает открытостью. Здесь поэт делится с читателями своими мыслями и чувствами, рассказывает о родном краю и любви, передает тонкие ощущения, связанные с его прикосновением к другой культуре.

Произведение входит в цикл «Персидские мотивы», написанный автором после путешествия по Грузии и Азербайджану.Цикл навеян именно поездками в эти страны, хотя и называется «Персидские мотивы». Есенин никогда не был в Персии. Но в этом цикле прекрасно слышны именно эти восточные мотивы теплой далекой страны.

Современники отмечают, что романтический образ перса из лирической поэмы тоже был навеян знакомством с реальной женщиной. Сергей Есенин познакомился с Шаганэ Нерсесовной Тальян, которая тогда преподавала литературу. Именно общение с этой женщиной стало своеобразным толчком для создания поэмы.

Композиция, сюжет и тема стихотворения

Сюжет Поэма разворачивается в сфере образов и психологического восприятия. Для работы основными приемами становятся припевы и повторения. Кольцевая композиция придает стихотворению законченность, делает его особенно гармоничным.

В первой строфе герой говорит о волнистой ржи при лунном свете. Он готов «скажи поле» своему Шагане. В следующей строфе поэт уже сравнивает луну своей родины с луной Персии.Оказывается, «своего» Луна в несколько раз больше. И даже красивейший город Ирана Шираз ничем не лучше рязанских просторов, которые сейчас особенно остро чувствует лирический герой.

В третьей строфе поэт еще острее обозначает свое единство с родной рязанской землей: «Я взял этот волос от ржи» . В следующей строфе герой предлагает «угадать» о рязанском поле по его волосам. Он просит отвлечь его от мыслей о Родине.В последней строфе Есенин говорит уже о девушке, оставшейся на севере. Возможно, она думает о нем. Первая и последняя строфы создают круговую композицию не только по построению, припевам, но и по смыслу. Сначала герой видит своей возлюбленной красивую персидскую девушку, а в конце снова напрямую обращается к теме любви, но девушка, оставшаяся на его родине, уже приобретает романтический ореол.

Рифма в стихотворении круговая: рифмуются первая, четвертая и пятая строки, вторая и третья.Стихотворение написано в трехфутовом метре, анапест .

Художественные материалы

Основным художественным средством становится в стихотворении рефрен . «Шагане ты моя, Шаганэ!..» — очень оригинальное произведение. Здесь все зациклено, создана удивительно стройная художественная ткань, в которую искусно вплетено каждое слово. Композиция круговая, рифма тоже круговая. И припевы образуют кольцо в каждой строфе, а припев в первой и пятой строфе одинаков.В каждой строфе повторяются первая и пятая строки, отчего произведение приобретает тонкое лирическое звучание, напоминающее романтическую песню.

Припевы расположены не в случайном порядке. Все стихотворение представляет собой совершенно неповторимое «плетение» Сергея Есенина. В первой строфе можно прочитать припевы ко всем пяти строфам, при этом они расположены в правильном порядке. Вторая строка первой строфы стала припевом второй строфы, третья строка — рефреном третьей строфы.

В работе использованы и другие средства выразительности.Лирический герой говорит о гигантской луне, освещающей его родную землю. Он рисует образ волнистой ржи и обширное поле, залитое лунным светом. Волосы становятся ярким символом в стихотворении. лирический герой, «забрал» их на ржи. Это удивительным образом обозначает единство человека и его родины.

Стихотворение «Шагане ты моя, Шаганэ!..» написано в легком стиле, наполнено запоминающимися образами.

Поэма «Шагане ты моя, Шаганэ!».». открывает перед читателями мир лирических произведений Сергея Есенина. Написано легко и воздушно, сразу привлекает простым языком и особым эмоциональным стилем, подкупает открытостью. Здесь поэт делится с читателями своими мыслями и чувствами, рассказывает о родном краю и любви, передает тонкие ощущения, связанные с его соприкосновением с другой культурой.

Произведение входит в цикл «Персидские мотивы», написанный автором после путешествия по Грузии и Азербайджану.Цикл навеян именно поездками в эти страны, хотя и называется «Персидские мотивы». Есенин никогда не был в Персии. Но в этом цикле прекрасно слышны именно эти восточные мотивы теплой далекой страны.

Современники отмечают, что романтический образ перса из лирической поэмы тоже был навеян знакомством с реальной женщиной. Сергей Есенин познакомился с Шаганэ Нерсесовной Тальян, которая тогда преподавала литературу. Именно общение с этой женщиной стало своеобразным толчком для создания поэмы.

Композиция, сюжет и тема стихотворения

Сюжет Стихотворение разворачивается в сфере образов и психологического восприятия. Для работы основными приемами становятся припевы и повторения. Кольцевая композиция придает стихотворению законченность, делает его особенно гармоничным.

В первой строфе герой говорит о волнистой ржи при лунном свете. Он готов «скажи поле» своему Шагане. В следующей строфе поэт уже сравнивает луну своей родины с луной Персии.Оказывается, «своего» Луна в несколько раз больше. И даже красивейший город Ирана Шираз ничем не лучше рязанских просторов, что сейчас особенно остро чувствует лирический герой.

В третьей строфе поэт еще острее обозначает свое единство с родной рязанской землей: «Я взял этот волос от ржи» . В следующей строфе герой предлагает «угадать» о рязанском поле по его волосам. Он просит отвлечь его от мыслей о Родине.В последней строфе Есенин говорит уже о девушке, оставшейся на севере. Возможно, она думает о нем. Первая и последняя строфы создают круговую композицию не только по построению, припевам, но и по смыслу. Сначала герой видит своей возлюбленной красивую персидскую девушку, а в конце снова напрямую обращается к теме любви, но девушка, оставшаяся на его родине, уже приобретает романтический ореол.

Рифма в стихотворении круговая: рифмуются первая, четвертая и пятая строки, вторая и третья.Стихотворение написано в трехфутовом метре, анапест .

Художественное средство

Основное художественное средство в поэме рефрен . «Шагане ты моя, Шаганэ!..» — очень оригинальное произведение. Здесь все зациклено, создана удивительно стройная художественная ткань, в которую искусно вплетено каждое слово. Композиция круговая, рифма тоже круговая. И припевы образуют кольцо в каждой строфе, а припев в первой и пятой строфе одинаков.В каждой строфе повторяются первая и пятая строки, отчего произведение приобретает тонкое лирическое звучание, напоминающее романтическую песню.

Припевы расположены не в случайном порядке. Все стихотворение представляет собой совершенно неповторимое «плетение» Сергея Есенина. В первой строфе можно прочитать припевы ко всем пяти строфам, при этом они в правильном порядке. Вторая строка первой строфы стала припевом второй строфы, третья строка — рефреном третьей строфы.

В работе использованы и другие средства выразительности.Лирический герой говорит о гигантской луне, освещающей его родную землю. Он рисует образ волнистой ржи и обширное поле, залитое лунным светом. Ярким символом в поэме являются волосы лирического героя, «взятые» ими во ржи. Это удивительным образом обозначает единство человека и его родины.

Стихотворение «Шагане ты моя, Шаганэ!..» написано в легком стиле, наполнено запоминающимися образами.

  • «Я ушел из родного дома…», анализ стихотворения Есенина
  • «Белая береза», разбор стихотворения Есенина

/// Анализ стихотворения Сергея Есенина «Шагане ты моя, Шаганэ…»

После того, как Сергей Есенин совершил поездку на Кавказ, в его творчестве появился новый сборник стихов под названием «Персидские мотивы». В него вошло довольно нежное и романтическое стихотворение «Шагане ты моя, Шаганэ…».

Это поэтическое произведение посвящено реальной женщине, в которую Есенин влюбился во время своего пребывания в Батуми.Она была обычной учительницей, но ее неотразимая и необыкновенно притягательная красота ослепляла автора.Поэтому не одно произведение Сергея Есенину был предан образ этой девушки.

Между двумя людьми завязались теплые, дружеские отношения, и на третий день знакомства поэт удивил девушку, написав красивые поэтические строки, посвященные ее персоне.

Знакомство и общение с простой школьной учительницей помогли поэту изучить личность восточной женщины. Возникшие эмоции стали неким толчком, с помощью которого Есенин создал многие свои замечательные произведения.

Стихотворение «Шагане ты моя, Шаганэ…» имеет структуру любовного письма.В своих строках Сергей Есенин выражает все свои чувства, которые он испытывает к героине.

Также он описывает себя и свою личность в линиях творчества. Автор сравнивает два противоположных мира — Север и Восток. Он пишет, что давно мечтает побывать в таинственной и таинственной стране. Однако после такого визита поэт безумно стал скучать по родным краям. Он описывает красоту родной земли, припевом сравнивает свою широкую душу с бескрайними просторами русского поля.Есенин пишет, что как бы ни был прекрасен Восток, он ничем не лучше родных русских просторов. Автор рассказывает, что на его родине есть женщина, милая его душе и сердцу, как восхитительная Шаганэ.

Удовлетворив свое любопытство и интерес, поэт понимает, что безумно хочет вернуться домой, сохранив все прекрасные впечатления от женщин Востока и Кавказа.

Обновлено: 28.09.2019

103583

Если вы заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

разбор цикла стихов и краткое содержание

Поэзия Есенина в период с 1917 по 1923 годы была самой противоречивой за весь период творчества поэта.Однако в нем особенно заметна ведущая тенденция, главная тенденция. Разочарованный и сомневающийся, Сергей Александрович Есенин внимательно следит за действительностью послереволюционного периода и в конце концов, хотя это для него трудно, осознает необходимость ленинских реформ в стране.

В этом сознании далеко не последнюю роль сыграли чужие впечатления, чувства и мысли, отраженные поэтом в очерке «Железный Миргород» и пьесе «Страна негодяев».

Иностранные впечатления, полученные в Америке и Европе, особенно остро обдумывались в условиях активных трудовых будней, в которых оказался Есенин после возвращения в Россию. Российская действительность, картины жизни страны противопоставлялись в увиденных за границей произведениях и отражали ее анализ.

«Персидские мотивы» (Есенин) относится к последнему периоду творчества поэта. В последние два года его преследовало стремление быть достойным жителем своей страны, а также ориентация на художественное наследие А.С. Пушкин.

«Персидские мотивы» в творчестве поэта

В каждом стихотворении слышны непрекращающиеся поиски утонченной классической формы для отражения нового содержания. Есенин снова и снова возвращается к вечным темам дружбы, любви, размышлениям о назначении искусства. Иными словами, в эти годы звучат и мотивы о скоротечности земной жизни.

Наиболее ярко лирика Сергея Александровича выражена в цикле «Персидские мотивы». Он отражает не только психологическую и мировоззренческую эволюцию поэта, но и некоторые особенности поэтической эволюции.

Оценки современников

Как и другие произведения Есенина 1924-1925 годов, цикл стихов «Персидские мотивы» был неоднозначно оценен критикой того времени. Серьезного критического литературного анализа в то время не производилось. «Персидские мотивы» (Есенин) оценивались главным образом по впечатлениям, производимым беглым знакомством с текстом или чтением его самим поэтом. Зачастую это были во многом субъективные расплывчатые утверждения и заметки. Их можно найти в воспоминаниях и статьях есенинских современников.Однако они не дают исчерпывающего представления об истинном отношении к «персидским стихам» литературных кругов нашей страны. Уже в то время были и другие, более негативные оценки.

Так, В. Маяковский в статье «Рожденные города» противопоставил стихи этого цикла актуальным задачам советской культуры. Однако явно ошибочное и предвзятое отношение этих двух поэтов к лирике друг друга было обусловлено столкновением разных интересов и острой литературной борьбой того времени.Есенин также отрицательно отзывался о произведениях Маяковского, а «персидские мотивы» называл не иначе как «восточными сладостями», экзотикой.

Современная критика

В современной критике и отечественном литературоведении последнего десятилетия высоко оценивается персидский цикл. Ему были посвящены произведения В. Перцова, К. Зелинского, А. Дымшица, Э. Наумова, И. Эвентова, А. Жаворонкова, А. Кулинича, С. Кошечкина, С. Гайсаряна, В. Белоусова и других. Однако специальных произведений, посвященных именно этим стихотворениям, до сих пор очень мало.

Дизайн «Персидские мотивы»

Идея созревает постепенно вместе с поэтом. Сначала Есенин знакомился с лирикой разных восточных авторов в переводах, а также в разное время часто общался с людьми, хорошо знавшими Персию. По свидетельству современников, поэт всегда проявлял большой интерес к Востоку, который привлекал его своей тайной, загадочностью, стройностью духовной жизни, красотой южной природы, глубоко и глубоко выраженными в произведениях Хайяма, Фирдоуси, Саади.Матвей Ройзман, знакомый поэта, пишет в своих воспоминаниях, что Сергей Александрович увлекся восточной лирикой в ​​1920 году.

Предпосылки создания

Интерес к Востоку также был связан с общением с Александром Ширяевым, особенно после его переезда из Средней Азии в Москву, где он жил до 1922 года. Для знакомства с восточной жизнью поэта больше интересовала поэзия, ездил в Ташкент, Баку, Бухару в 1920-1921 гг. Другими словами, не поездка на Кавказ пробудила в Сергее Александровиче интерес к восточной поэзии, а, наоборот, знакомство с ней побудило его поехать туда.

В самой Персии, как уже было доказано, поэт не побывал, хотя эта страна очень стремилась посетить Есенина.

«Персидские мотивы» были написаны поэтом в период с октября 1924 по август 1925 года. Большая часть этих произведений создана до мая 1925 года во время его пребывания на Кавказе.

Есенин «Персидские мотивы»: история создания

Впечатления от чтения восточной поэзии, поездок в Среднюю Азию, жизни и природы Кавказа, а также длительные беседы о Персии позволили Есенину уловить и передать в своем произведении самое значительное краски восточной жизни.

Сергей Есенин «Персидские мотивы» писал не раз, подражая восточным поэтам. Он, чувствуя внутреннюю красоту и глубокий лиризм персидских стихов, передал незабываемое очарование средствами русского языка. В произведениях Сергея Александровича первостепенное значение имеет мир лирических чувств, а также краски и тона, в которых они воплощены.

К началу работы над стихами поэт приобрел душевное равновесие, которое считал главной предпосылкой творческой деятельности.Это состояние выразилось в первых же строках Есенина («Персидские мотивы», сборник): «Затихла моя старая рана — пьяный бред не тревожит мое сердце». Уже в этом созданном в октябре 1924 года стихотворении, открывающем цикл, чувствуется цвет, окрашивающий его в целом. Сергей Александрович хорошо себя чувствует в компании девушки, похожей на «зарю». За одно движение он готов подарить ей шаль и ковер.

От поэзии отходит свойственный более ранним стихам грубый натурализм в освещении любовной темы.Это чувство изображается теперь возвышенно, и в природе Востока, житейской мудрости и обычаях своего народа поэт находит романтику, пронизывающую весь цикл (Сергей Есенин «Персидские мотивы»).

Стихи изначально планировалось издать отдельной книгой, содержащей двадцать стихотворений. Хотя план не был полностью реализован, книга была завершена. В ней показана эволюция новых чувств, переживаемых Есениным.

«Персидские мотивы», стихи живые и эмоциональные, отражают оптимизм, радость жизни, присущие тому периоду Сергею Александровичу.Поэт опьянен другим, «отрезвляя влагой». Вместо алкоголя он употребляет красный чай, и опьянеет от содержащихся в нем душистых ароматов южной природы.

Особенности стихов

Несмотря на то, что поэту не удалось побывать в Персии, Есенин хорошо знал нравы и обычаи этой страны. «Персидские мотивы» от первого куплета «Стиралась старая рана моя» до последнего «Синяя и веселая страна» отражают неповторимый восточный колорит. Поэт достигает его посредством особого построения цикла, описания ситуаций и картин природы, а также использования характерных для Востока слов и выражений.Экзотика представлена ​​загадочными девушками, шепотом садов, шумом волн, цветом роз, пением соловьев и вообще романтическим настроением. Духовностью пропитано буквально все: звуки флейты Хасана, песни Саади, тихий голос пери, взгляд девушки, сравнимый разве что с месяцем, ароматы олеандров, роз и левкоев. Везде тишина и тишина, нарушаемые лишь таинственным шорохом, шепотом и шорохом. Такое настроение создает в своих произведениях Есенин.

«Персидские мотивы», стихи которых содержат сказочные элементы, оттеняют экзотику востока таким образом.

Есенин «Персидские мотивы»: краткое содержание

«Золото холодной луны» начинается с вторжения в мир Шахразады. Обонятельные и зрительные ощущения здесь, как и в других произведениях цикла, сливаются. Мы чувствуем запах разных цветов, видим золото луны. Стихотворение наполнено чувством умиротворения и умиротворения.

Шираз на закате описан в стихе «Свет вечернего шафранового края», где «лунный мотылек» кружится с луной.Безмятежность придает Сергею Александровичу чувство восхищения красотой, которое выражается во всех новых оттенках Есенина.

«Персидские мотивы» часто акцентируют внимание на любовной теме.

Тема любви

Любовь обрамлена нежнейшими оттенками. Автор создает гимн романтическому, чистому чувству. Для ее выражения он выбирает самые нежные слова и образы. Например, поцелуй сравнивается с красными розами, а девушка, несущая радость и чистоту, ассоциируется с белоснежным лебедем («Милые Ручки — пара лебедей»).Девушки в цикле не только внешне красивы, но и полны обаяния, грации, особого очарования, окружены ореолом таинственности.

Физическому, чувственному в «Персидских мотивах» нет места. Прекрасное овладевает им. В этом отношении показателен аят «Ты сказал, что Саади…». Даже розы, символ красоты и свежести, не могут сравниться с прекрасной внешностью девушки.

Центральным изображением является образ Шаганэ. Ей посвящено произведение «Шагане, ты моя, Шаганэ!» Поэт обращается к девушке как к верной подруге, старается рассказать ей много интересного о родной рязанской земле, ее бескрайних лугах, широких полях и просторах.Во многих других стихах цикла встречается имя этого перса, иногда уменьшительное Степ. Ее прототипом является учитель Шаганэ Талян. Образ этой девушки привлекает душевной чистотой и обаянием. С ее именем у поэта связаны самые лучшие воспоминания.

Тема смерти

Тема смерти раскрывается у Есенина («Персидские мотивы») с другой стороны, не так, как в более ранних произведениях. Если раньше это был чуть ли не единственный способ уйти от скучной жизни, то в «Персидских мотивах» в смерти заключена мудрость природы.Так, в произведении «Золото прохладной луны…» упоминается Багдад, в котором жила покойная Шахразада. Смерть противопоставляется вечности жизни. Надгробия окружают удивительно красивый и свежий пейзаж – воздух пропитан ароматом шафрана, повсюду цветут розы. Среди надгробий раздаются оптимистичные слова: «Посмотрите вокруг, как хорошо вокруг».

Противоречия

Однако часть противоречий, присущих всему поэту, отражает цикл «Персидские мотивы» Есенина.Он воображает измену любимой и, в очередной раз разочаровавшись, готов стать бродягой. Но мотивы разочарования и печали не столь отчаянны.

Спокойствие и умиротворение были недолгими и хрупкими. Ближе к концу цикла Есенина все больше тяготит разлука с родной страной, он все меньше верит в преданность и постоянство красавиц Персии.

Поэт на многое смотрит критически, «русскими» глазами. Ему чуждо воровство девушек, он осуждает обычай, по которому они обязаны закрывать лицо покрывалом, отмечает рабское следование традициям и лживость отношений персов.

В целом цикл «Персидские мотивы» Есенина скорее романтический, нежели реалистический. Реализм, провозглашенный в стихотворении «Быть ​​поэтом…», получит развитие и в других произведениях, например в «Анне Снегиной». В «Персидских мотивах» были намечены аспекты, получившие дальнейшее развитие в стихах и лирике этих и последующих лет Сергея Александровича.

«Шахане ты моя, Шаганэ…» Кем была Любовь Есенина Шаганэ Талян? (фото)

Шаганэ (Шахандухт) Биография Таляна:

«Я родился 22 апреля 1900 года в Ахалцихе.Мой отец сначала был лингвистом, а после смерти моего дедушки-пастора стал пастором. Мой отец — Нерсес Амбарцумян, окончил тбилисскую семинарию. Он знал французский, немецкий, латинский, русский и армянский языки. Он также проводил частные языковые курсы. Мой отец умер от тифа в 50 лет (1919 г.).

Моя мама, Мария Каракашян, была учительницей. Умерла в 40 лет (1911). До третьего класса я училась в церковно-приходской школе в Ахалцихе, затем в женской гимназии в Хашури.После окончания гимназии я участвовал в курсах подготовки учителей и в 1920 году, после их окончания, имел нулевые (начальные) классы в армянской школе. В 1921 году я вышла замуж за экономиста Степана Тертеряна и жила в Тбилиси. Мой сын Рубен родился в 1921 году (впоследствии — кандидат медицинских наук). Я овдовела в 1924 году и переехала в Батуми, где преподавала арифметику в 4-5-6 классах, а также была кондуктором нулевого класса. В период 1925-26 гг. я работал в армянской школе Сочи, а в течение 1926-34 гг. — в школе N70 г. Тбилиси.Второй раз вышла замуж в 1930 году за композитора Вардгеса Таляна, затем в 1934 году переехала в Ереван и перестала работать.

Шагане Талян
3 февраля 1959, Ереван».

Воспоминания Шахане Тальян:

«Однажды в декабре 1924 года я вышел из школы и направлялся домой. Я заметил в углу молодого человека, невысокого роста, полного, со светлыми волосами, в тонкой шляпе, а на сером пиджаке был макинтош. Его необычная внешность привлекла мое внимание, и я подумал, что он приехал из столицы.

…Я снимала квартиру в Батуми со своей сестрой Катей, которой было 23 года и она тоже была учительницей. Нашей соседкой была Елизавета Иоффе, массажистка, которая была в близких отношениях, в частности, с Катей. Она знала репортера Повицки.

В тот же день к нам в комнату ворвался Иоффе со словами: «Катя, известная русская поэтесса хочет познакомиться с нашим Шагане». Есенин и Повицкий тогда были в хороших отношениях. И мы пошли. Комната Иоффе была тесновата для нас и гостей. После знакомства я пригласил их на прогулку.

Других подробностей этой первой встречи я не помню. На следующий день Есенин и Повицкий снова посетили нас и пригласили участвовать в литературном вечере, где мы могли встретиться с их знакомыми. Вечер должен был состояться на квартире Повицкой, где жил и Есенин. Мы решили пойти.

…на следующий день, возвращаясь домой, я увидел его в том же углу.

Было пасмурно, и море беспокоило. Мы поприветствовали друг друга, и Есенин предложил быстро перейти улицу, сказав, что ему не нравится такая погода и что лучше бы он почитал мне стихи.Он прочитал «Шаханэ ты моя Шаханэ…» и дал мне 2 тетрадных листа в клетку, на которых было написано стихотворение. Под стихотворением было написано — С.Есенин.

Есенин также прочитал еще два стихотворения, которые, по его словам, были написаны в Тбилиси («Моя жизнь», «Сегодня у менялы просил…»). Конечно, я спросил его, кто такая Лала. Он ответил, что она вымышленный персонаж. Тогда я не поверил, но через несколько лет понял, что он был прав.

Во время одной из наших встреч, которые происходили почти каждый день, он прочитал новое стихотворение — «Ты сказал, что Саади…»

…когда Есенин замечал меня в компании других мужчин, например, моих коллег-учителей, он знакомился с ними, а уходил только со мной.

Он всегда приходил с цветами, иногда с розами, но чаще с фиалками. Он обожал цветы.

4 января он подарил мне книгу своих стихов «Корчменная Москва» (Ленинград, 1924), которая была подписана, а на обложке карандашом было написано: «Дорогая моя Шаганэ, ты мне приятна и мила. ”

Есенин интересовался нашей национальной поэзией. У соседей был «Сборник армянских стихов» с переводом В. Брюсова, и Сергей, бывая у нас, часто просил принести книгу и читал ее.Он особенно восхищался Ю. Чаренцем и, узнав, что тот скоро приедет в Батуми, с нетерпением ждал встречи с ним и часто спрашивал: «Есть новости? А твой Чаренц еще не приехал? однако Чаренц приехал в Батуми уже после отъезда Есенина в Москву.

Есенин был добрым и совестливым. В то время беспризорных детей было довольно много, и он никогда не оставлял их без внимания — останавливал, спрашивал, откуда они, как живут, давал деньги. В эти минуты он вспоминал свое детство.Однажды, заметив беспризорных мальчишек, Есенин сказал: «Посмотри, Шаганэ, ты видишь там Пушкина, Лермонтова и меня».

Был снежный день в конце декабря, что в Батуми большая редкость. На следующий день к нам приехал Есенин с санями, он был веселый, усердный, и мы поехали кататься дальше. Для нас это было впервые, и, может быть, Есенин хотел показать мне и моей сестре все прелести катания на санях. На полпути он извинился и попросил сесть на лошадь. Он смеялся во время езды и был счастлив, как ребенок.Потом он сказал, что любит лошадей, их запах.

Он очень любил животных. Если он замечал уличную собаку, то покупал для нее еду и кормил ее. В этот момент его глаза стали внимательнее и добрее.

Сергей Александрович любил бывать у нас в вечерние часы, пить чай с мандариновым вареньем, который он любил. Когда я отправляла его писать стихи, он говорил, что много работает и отдыхает. Когда он увидит меня на улице, то обязательно придет к нам.

На память он сделал одну из моих фотографий, которую выбрал для себя.Это была фотография 1919 года, где я был в гимназической форме. Я оставил подпись на обратной стороне фотографии.

В следующий раз он сказал, что собирается издать «Персидские мотивы», и моя фотография найдет там свое место. Я попросила его не делать этого, так как стихи у него были блестящие, а моя фотография ничего бы не изменила.

За день до отъезда он пришел и сказал, что уезжает. Он упомянул, что никогда меня не забудет, нежно попрощался со мной, но отказал мне или моей сестре в его проводах.Никаких писем от него я не получал. С.А.Есенин есть и будет светлой памятью моей жизни.

Шаганэ Талян
1959, Ереван».

Размик Мартиросян

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.