Содержание

Статья «Исследование текста романа И. С. Тургенева Отцы и дети»

Исследование текста романа И. С. Тургенева «Отцы и дети».

Культурно-семантические знаки в романе.

Из опыта работы

Наряду с постижением содержания романа «Отцы и дети» современным ученикам необходимо иметь представление о нём как культурном универсуме, научиться истолковывать культурно-семантические знаки художественного текста, помня о том, что жизнь во всех её проявлениях семантизована, знакова. Роман «Отцы и дети» предоставляет широкие возможности для организации такой работы. Европейская образованность Тургенева, его огромная эрудиция, глубокое знание русской жизни рождали в ходе работы над романом множество ассоциаций и образов, восходящих к разным культурным мирам и художественным системам.

Фольклорно-поэтический культурный пласт проявляется и в стихотворениях писателя, изученных в 8 классе («Воробей», «Голуби»), о чём напоминаю ученикам и предлагаю найти подобные знаки в изучаемом романе.

Работая с текстом, ученики наблюдают, как идейный замысел писателя проявляется в мотиве птицы и связанным с ним лейтмотивом «гнезда», отчего дома, семьи как главных семантических знаков романа. Предлагаю вспомнить биографию писателя и подумать, случаен или закономерен этот мотив для Тургенева. Ученики говорят о сложных отношениях писателя с матерью, о неустроенной личной жизни «на краю чужого гнезда». Делаем вывод о том, что в этом знаке – глубинный пласт души самого Тургенева. Образ птицы ученики находят в самом начале романа: Николай Петрович, ожидая на постоялом дворе приезда сына, наблюдает за сизым голубем. В славянской мифологии эта птица символизирует любовь, верность, кротость. В романе голубь ассоциируется и с самим Кирсановым. Интересно, что голубь в данном эпизоде даётся в окружении других семантических знаков – цыплёнка и кошки – символов домашнего тепла и уюта. Далее ученики дают характеристику Николаю Петровичу, в которой подтверждают это скрытое сравнение, говоря о «голубиной кротости», семейственности и домовитости героя.

В XI главе его образ проясняет ещё одна птица – ласточка, которая в славянской мифологии обозначает домовитость, семейственность.

Метафорическим контекстом Аркадия является галка. Базаров предлагает Аркадию в жизни брать пример с галок, поскольку «галка самая почтенная, семейная птица». С галкой в романе связан мотив гнезда. Прощаясь с приятелем, Базаров напутствует его словами: «А ты поскорее женись; да своим гнездом обзаведись, да наделай детей побольше».

Сам Базаров в романе ассоциируется с хищной птицей – соколом. Характер его оппонента Павла Петровича тоже проясняется при помощи птицы – орла, гордого и царственного. На языке ассоциаций это подчёркивает аристократизм героя: «У тебя орлиный взгляд», — говорит своему брату Николай Петрович.

Предлагаю ученикам подумать над вопросом: «У каких птиц и соответствующих им героев открыто будущее, кто оказывается более жизнеспособным?»

Анализируя весь текст романа, ученики приходят к выводу о том, что писатель-реалист Тургенев показал торжество мирного переустройства жизни, любви, тяготеющей к обустройству семейного гнезда. Не случайно роман заканчивается описанием двух свадеб (Николая Петровича и Аркадия) и двух смертей (Базарова – физической и Павла Петровича – духовной). Кроме того, замечаем, что у Базарова и Павла Петровича не осталось детей, а у Николая Петровича есть двое и в перспективе – у Аркадия. Это – авторский приговор нигилизму, эгоизму, гордыне, которая помешала главным героям понять друг друга и, главное, принести пользу отечеству.

В. А. Доманский в статье «Обращаемся к культурно-семантическим знакам произведения» предлагает разработку урока на тему «От Дон Кихота к Гамлету», в которой ссылается на речь Тургенева «Гамлет и Дон Кихот». Автор статьи, опираясь на утверждение писателя о том, что «все люди принадлежат более или менее к одному из этих типов», прослеживает символический путь главного героя. В начале романа Базаров предстаёт перед читателями почти фанатично верящим в свои идеалы человеком и так же, как Дон Кихот, обладает непреклонной волей, ни в чём не сомневается, но выпавшие на его долю испытания подтачивают его незыблемую веру в правоту собственных убеждений. Во второй части романа герой начинает задавать себе «проклятый вопрос» «быть или не быть?» Ученики исследуют по заданию учителя проблему: «На какие же вопросы Базаров не может получить ответ и почему ему не помогают в этом его естественные науки?» В ходе её обсуждения приходим к выводу о том, что прежний антропологический взгляд на человека как неизменную биологическую сущность оказался теперь бессильным перед сложностью человеческого бытия. Ощутив своё ничтожество перед природой, Базаров пересматривает своё отношение к общественному прогрессу, о чём говорит его знаменитая тирада о «лопухе».

Литературную параллель можно развивать и говоря о сцене дуэли, где два рыцаря печального образа, два Дон Кихота сталкиваются друг с другом в поединке из ревности к той, которая покидает их обоих.

Растительно-животная символика романа отражена и в снах Базарова. Группа учеников получает домашнее задание исследовать сны главного героя. Выступая с сообщением на следующем уроке, учащиеся рассказывают о новых находках автора: Фенечка ассоциируется с кошечкой, а Павел Петрович – с большим лесом.

Попутно выясняем, как такие ассоциации дополняют характеристику этих героев.

Дома ученики составляют коллажи, в которых обобщают в аллегорических образах символику романа. Выступления учеников на уроке с комментариями к своим коллажам всегда вызывают в классе интерес и помогают в занимательной форме развивать ассоциативно-метафорическое мышление и воплощать информацию в символические сюжеты.

Систему культурно-семантических знаков романа продолжают антропонимы. В произведении фактически каждое имя характеризует своего носителя. Обращаю на это внимание учеников и прошу дома выяснить значения имён главных героев романа и подумать над вопросом: « Какие ассоциации вызывают их фамилии?» Задание несложное, так как каждый может найти перевод имён на русский язык.

Дисгармония имени и фамилии главного героя сразу бросается в глаза. Ученики сообщают значение имени: Евгений – благородный. Обращаю их внимание на тот факт, что раньше так называли своих детей дворяне и предлагаю вспомнить происхождение Базарова.

Вспоминаем, что мать героя была дворянкой, отец – врачом, а дед «землю пахал». О последнем факте своей биографии Базаров говорит с гордостью и не хочет дружески общаться с аристократами, презирает их. Фамилия Базаров обычно вызывает у учеников негативные ассоциации: она указывает и на его недворянское происхождение по отцу, и на его грубое поведение, и на бесперспективность споров с Павлом Петровичем, к которым герой относится равнодушно, как к базарному разговору. Продолжая анализировать поведение героя, постоянно сталкиваемся с противоречиями, на которые изначально указывали его имя и фамилия. Базаров демонстрирует пренебрежение к правилам этикета: приезжая в гости к Кирсановым, не переоделся перед обедом, грубо разговаривал с Павлом Петровичем. В его словах часто проглядывает цинизм, например, когда герой впервые увидел Одинцову: «Это что за фигура? На остальных баб не похожа».

В других эпизодах он соответствует своему имени: любезен с Фенечкой, целует ей руку. Евгений способен на благородные поступки: ранив Павла Петровича на дуэли, пытается помочь своему противнику, сразу становится «доктором, а не дуэлистом».

Не случайны имена и других героев. Они символически отражают их судьбы и характеры. Имя Аркадий происходит от Аркадии – области в Древней Греции. Аркадия опоэтизирована античными поэтами и стала символом безмятежной, счастливой жизни на лоне природы. Следовательно, имя героя намекает на его мечты о любви, счастье, на его мирный, благодушный нрав. В эпилоге Тургенев повествует о семейной идиллии Аркадия. Имя и фамилия этого героя гармонично сочетаются, и эта гармония есть в его характере: Кирсан – это просторечная форма от имени Хрисанф (от греч. хрисантес – златоцветный). Вспоминаем, что в молодости Николай Петрович и Павел Петрович были счастливы, только счастье их было недолгим, как и цветы.

Имена братьев тоже символичны. Николай – победитель. Предлагаю поразмыслить над этим значением в применении к скромному, ничем не выдающемуся Николаю Петровичу. Это заставляет учеников внимательнее присмотреться к герою, который всегда остаётся в тени на фоне громких спорщиков Базарова и Павла Петровича. Рассказывая историю его жизни, ученики приходят к выводу о том, что Николай Петрович и есть самый настоящий победитель: он немногословен, но свою жизненную миссию выполнил. Он любит и любим, имеет от любимых женщин детей, да и в духовности превосходит остальных героев: играет на виолончели, читает Пушкина, любуется природой. Следовательно, он счастливый человек, у него открыто будущее, чего не скажешь о Павле Петровиче. Ученики замечают, что Павел в переводе обозначает малый. Сравнивая судьбы братьев, ребята видят, что изначально Павлу Петровичу было дано гораздо больше, чем его брату: он был и здоровее, и красивее, и умнее, и удачливее. Как же случилось, что этот человек заживо похоронил себя? Неужели только неудачная любовь к княгине Р. погубила его? Обсуждая эти вопросы, приходим к выводу, что Павел Петрович просто не мог держать жизненные удары, заполнять образовавшиеся в судьбе пустоты.

На этом уроке ученики поняли, что неудачником человек делает себя сам. И в этом случае имя «малый» очень кстати подходит герою: с таким жизненным потенциалом не смог реализовать себя ни в одном направлении. Как не вспомнить слова С. Есенина: «Ведь я мог дать не то, что дал, что мне давалось ради шутки».

Говоря о культурно-семантических знаках романа, невозможно пройти мимо загадочного сфинкса, перечёркнутого крестом. Сфинкс – символ тайны, которую невозможно разгадать, а крест – это судьба человека, несущего испытания. Мы уже говорили о том, что свои испытания Павел Петрович не прошёл и за это был наказан судьбой. Предлагаю ученикам подумать над вопросом: «А как мотив сфинкса, перечёркнутого крестом, связан с образом Базарова?» Основанием для такого вопроса служит тот факт, что Базаров и Павел Петрович не только антиподы, но и во многом зеркальное отражение друг друга, недаром их пути пересекаются, а судьбы имеют одинаковое завершение.

Предлагаю ученикам вспомнить слова Ф. И. Тютчева: «Природа – сфинкс» и поискать в этом выражении разгадку ранней и трагической смерти Базарова. В тексте романа находим, прежде всего, разгадку возрастающего в последних главах пессимизма Базарова. Его всё больше тянет к философии, потому что он перестал находить ответы на свои вопросы в естественных науках. Он всё больше ощущает своё ничтожество перед природой, космосом, пересматривает своё отношение к общественному прогрессу, задумывается над равнодушием природы и краткостью человеческого существования. Самое главное в том, что он стал сомневаться в правильности избранного пути. Об этом свидетельствует его реплика о русском мужике: «Ну, будет он жить в белой избе, а из меня лопух расти будет». В этих словах кроется предпосылка будущей трагической развязки: смерть придёт к герою как наказание за то, что он попытался заглянуть за черту, разгадать загадку сфинкса – природы. Наказание высшими силами бытия ученики находят и в том, что герой своё отрицание простёр до всех святынь: Бога, веры, семьи, любви. С. В. Розенкова в статье «Нравственный масштаб романа И. С. Тургенева «Отцы и дети» раскрывает возможность изучения темы «Природа. Храм или мастерская?» с точки зрения нескольких предметов: литературы, географии, биологии. Автор статьи предлагает рассматривать образ главного героя на фоне экологических проблем, раскрывает нравственные взаимосвязи в цепи: общество – НТП – природа – человек. В этой связи интересна трактовка образа Базарова с таких позиций: сын своих родителей – «сын» тургеневской фантазии – сын своего времени – сын определённого сословия – сын Земли. На уроке звучит вывод о том, что Тургенев не приемлет всего, что разрушает гармоническую связь, дарованную человеку природой, поэтому с беспощадным реализмом говорит о наказуемости героя, бунтующего против основ жизни.

Говоря о наказании Базарова смертью, нельзя не отдать ему должное: он достойно встречает смерть и мужественно ведёт с ней свой последний поединок. Предлагаю учащимся задуматься над вопросом: «Какой смысл заключён в известном высказывании Д. Писарева: «Умереть так, как умер Базаров, — всё равно, что сделать великий подвиг»? Ученики отмечают, что он ни за что не цепляется и его единственная цель – достойно уйти из жизни, остаться самим собой: «А теперь вся задача гиганта – как бы умереть прилично…» Действительно, впервые герой становится самим собой, ведь теперь отпала необходимость скрывать свою любовь, своё великодушие. Он находит поэтические слова для любимой женщины, не стесняется своей большой сыновней любви, трогательно заботится о родителях. Но, к сожалению, настоящим, естественным Базаров стал только перед смертью. В этом и кроется разгадка сфинкса: идеи нигилизма несовместимы с жизнью. Здесь просматривается и позиция самого автора, подписавшего приговор своему герою. Читаем заключительную сцену романа и приходим к выводу: описание сельского кладбища звучит как реквием автора по своему герою, который трагической судьбой искупил свой нигилизм.

Знаковая природа романа просматривается и в его названии. Сообщаю ученикам о том, что проблема «отцов и детей» у Тургенева имеет много значений: семейное, социальное, философское. Комментируя каждое из них, ученики перераспределяют героев по разным лагерям, рассказывают о противостоянии демократов и либералов, об усилении этого конфликта в период перед реформой 1861 года. Обращаем внимание на неоднозначность положения Аркадия в споре «отцов и детей»: по возрасту он относится к «детям», а вот по убеждениям и жизненной позиции принадлежит к лагерю «отцов». Его увлечение «модными» идеями нигилизма и преклонение перед Базаровым со временем рассеивается, как дым, и Аркадий в конце романа, как и его кумир, становится самим собой. Здесь важен и воспитательный момент урока: ученики убеждаются в том, как важно вовремя разобраться в себе, не бояться переоценить прежние ценности и главным авторитетом для себя считать голос своего сердца. К чести Аркадия, он смог это сделать без надрыва, а вот Базарову для такого шага понадобилась смертельно опасная ситуация, когда что-либо изменять в жизни было уже поздно.

Соединительный союз «и», вынесенный в заглавие романа, указывает на необходимость единства отцов и детей, благодаря которому происходит передача родовых и культурных традиций от старшего поколения к младшему.

Таким образом, использование современных инструментариев анализа текста помогает решать главные задачи литературного образования в достаточно экономной форме, обеспечивает более глубокое понимание творчества писателя, формирует литературный вкус и обеспечивает общекультурное развитие школьников.

При анализе культурно-семантических знаков в романе учитывалась специфика урока литературы: он имеет прямое отношение сразу к нескольким наукам и областям человеческого духа. Это искусство, этика, философия, история, психология, литературоведение, языкознание, религия. Возможности и перспективы учителя литературы здесь поистине безграничны, а произведения И. С. Тургенева – интереснейшее поле деятельности для овладения новейшими педагогическими технологиями.

Базаров и аркадий — сравнительная характеристика.  сравнительная характеристика аркадия кирсанова и евгения базарова

Роман “Отцы и дети” создавался в то время, когда был поставлен вопрос об отмене крепостного права, когда были противоречия между либералами и демократами. После выхода романа на него обрушился шквал критических статей.

Как настоящий художник, творец, Тургенев сумел угадать настроение своего времени, появление нового типа, типа демократа-разночинца, который пришел на смену дворянской интеллигенции.

Главная проблема, поставленная писателем в романе, уже звучит в названии “Отцы и дети”. Это название имеет двойной смысл. С одной стороны, это проблема поколений, вечная проблема классической литературы, с другой — конфликт двух социально-политических сил, действовавших в России в 60-е годы XIX века: либералов и демократов. В романе И.С. Тургенева “Отцы и дети” основными героями являются Базаров и Аркадий Кирсанов.

Действующие лица группируются в зависимости от того, к какой из социально-политических группировок мы их отнесем.

Но дело в том, что главный герой Евгений Базаров оказывается единственным представителем лагеря демократов-разночинцев. Все остальные герои находятся в противоположном лагере. Базаров — новый человек, представитель тех молодых деятелей, которые “драться хотят”, “нигилистов”. Он за новую жизнь и до конца остается верен своим убеждениям. Он является основным и единственным выразителем демократической идеологии.

К политическому лагерю “отцов” по своим взглядам на жизнь относится и Аркадий Кирсанов. Правда, он искренне увлекается теорией Базарова, стремится подражать ему и выдает себя за такого же нигилиста, как его приятель. Впрочем, часто забывая о своем “нигилизме”, о своей новой роли, Аркадий обнажает идейное родство с “отцами”. Не случайно он то и дело защищает их: в одной главе он пытается убедить Базарова, что Павел Петрович — “хороший человек”, а Николай Петрович — “золотой человек”.

Базаров — враг отвлеченной науки, оторванной от жизни. Он за науку, которая была бы понятна народу. Над медициной же своего отца Базаров смеется, потому что она отстала от жизни. Базаров — труженик науки, он неутомим в своих экспериментах, всецело поглощен любимой профессией.

Аркадий — совсем другой, мы чувствуем, что этот человек какой-то вялый, слабый, ограниченный. В образе Аркадия раскрывается несостоятельность либералов. Аркадий обнаруживает свое кровное и идейное родство с либералами и в ряде других мест романа.

Тургенев при характеристике героев чаще всего использует диалог и портрет. Диалог — наиболее подходящая форма для передачи сущности политических и философских споров, происходящих в романе.

В необыкновенно остром диалоге раскрывается и основной конфликт Базарова с Аркадием Кирсановым. “Ваш брат дворянин, — говорит Базаров Аркадию, — дальше благородного смирения или благородного кипения дойти не может, а это пустяки. Вы, например, не деретесь — и уж воображаете себя молодцами, — а мы драться хотим”.

С Аркадием он расходится в главном — в представлении о жизни, о назначении человека. Их взаимоотношения нельзя назвать дружбой, потому что дружба невозможна без взаимопонимания, дружба не может быть основана на подчинении одного другому. На протяжении всего романа наблюдается подчинение слабой натуры более сильной: Аркадия — Базарову.

Со временем Аркадий приобретает свое мнение и уже перестает повторять слепо за Базаровым суждения и мнения нигилиста, и выражает свои мысли.

Разница между героями видна в их поведении в “империи” Кирсановых. Базаров занимается работой, изучением природы, а Аркадий бездельничает. Да, действительно, он в любой обстановке, в любом доме занимается делом — естественными науками, изучением природы и проверкой теоретических открытий на практике. Базаров идет в ногу со временем. Аркадий ничем не занимается, из серьезных дел его по-настоящему ни одно не увлекает. Для него главное — уют и покой.

Совершенно разные суждения складываются у них в отношении к искусству. Базаров отрицает Пушкина, причем необоснованно. Аркадий пытается доказать ему величие поэта. Аркадий всегда аккуратен, опрятен, хорошо одет, у него аристократические манеры. Базаров же не считает нужным соблюдать правила хорошего тона, столь важные в дворянском быту. Это сказывается во всех его поступках, привычках, манерах, речах, внешнем виде.

Крупное разногласие возникло между “друзьями” в разговоре о роли природы в жизни человека. Здесь уже видно сопротивление Аркадия взглядам Базарова, постепенно “ученик” выходит из-под власти “учителя”. Базаров ненавидит многих, а у Аркадия нет врагов. “Ты — нежная душа, размазня”, — говорит Базаров, понимая, что Аркадий уже не может быть его сподвижником. “Ученик” не может жить без принципов. Этим он очень близок к своему либеральному отцу и Павлу Петровичу. Аркадий — человек, принадлежащий старому поколению, поколению “отцов”.

“Отношение Базарова к своему товарищу бросает яркую полосу света на его характер; у Базарова нет друга, потому что он не встретил еще человека, который бы не спасовал перед ним. Личность Базарова замыкается в самой себе, потому что вне ее и вокруг нее почти нет вовсе родственных ей элементов” (Д. Писарев) — вот главное в разногласиях героев.

Аркадий хочет быть сыном своего века, пытаясь приспособить для этого идеи Базарова.

Базаров умирает в полном одиночестве. И на “небольшое сельское кладбище” приходят лишь “два уже дряхлые старичка — муж с женою”. Аркадий не становится продолжателем его взглядов, он находит свое душевное успокоение с Катей Одинцовой.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.bobych.spb.ru/


Репетиторство

Нужна помощь по изучению какой-либы темы?

Наши специалисты проконсультируют или окажут репетиторские услуги по интересующей вас тематике.
Отправь заявку с указанием темы прямо сейчас, чтобы узнать о возможности получения консультации.

Роман “Отцы и дети” создавался в то время, когда был поставлен вопрос об отмене крепостного права, когда обострились противоречия между либералами и демократами. Как настоящий художник, творец, Тургенев сумел угадать настроение своего времени, появление нового типа, типа демократа-разночинца, который пришел на смену дворянской интеллигенции.

Главная проблема, поставленная писателем в романе, уже звучит в названии, которое имеет двойной смысл. С одной стороны, это проблема поколений, с другой — конфликт двух социально-политических сил, действовавших в России в 60-е годы XiX века: либералов и демократов. Евгений Базаров и Аркадий Кирсанов в силу возраста должны бы принадлежать к одному лагерю, но это не так.

Базаров — новый человек, представитель тех молодых деятелей, которые “драться хотят”, нигилистов. Он — за новую жизнь и до конца остается верен своим убеждениям. Он является основным и единственным выразителем демократической идеологии. А вот Аркадий по своим взглядам на жизнь безусловно относится к “отцам”, хотя искренне увлекается необычными взглядами своего “учителя”, стремится подражать ему и выдает себя за такого же нигилиста. Впрочем, часто забывая о своем “нигилизме”, о своей новой роли, Аркадий выдает идейное родство со старшим поколением. Не случайно он то и дело защищает их, пытаясь убедить Базарова, что Павел Петрович — хороший, а Николай Петрович — “золотой” человек.

Тургенев при характеристике героев чаще всего использует диалог и портрет. Диалог — наиболее подходящая форма для передачи сущности политических и философских споров, происходящих в романе. В необыкновенно остром диалоге раскрывается и основной конфликт Базарова с Аркадием Кирсановым. “Ваш брат дворянин дальше благородного смирения или благородного кипения дойти не может, а это пустяки. Вы, например, не деретесь — и уж воображаете себя молодцами, — а мы драться хотим”. С Аркадием он расходится в главном — в представлениях о жизни, о назначении человека. Их взаимоотношения нельзя назвать дружбой, потому что дружба невозможна без взаимопонимания, дружба не может быть основана на подчинении одного другому. На протяжении всего романа наблюдается подчинение слабой натуры более сильной: Аркадия — Базарову. Со временем Аркадий приобретает свое мнение, перестает повторять слепо суждения и мнения нигилиста и выражает свои мысли.

Разница между героями видна в их поведении в поместье Кирсановых. Базаров занимается работой, изучением природы, а Аркадий бездельничает. Базаров — враг отвлеченной науки, оторванной от жизни. Он за науку, которая была бы понятна народу. Базаров — труженик науки, он неутомим в своих экспериментах, всецело поглощен любимой профессией. Аркадий — совсем другой, мы чувствуем, что этот человек какой-то вялый, слабый, ограниченный. В образе Аркадия раскрывается несостоятельность либералов. Аркадий ничем не занимается, из серьезных дел его по-настоящему ни одно не увлекает. Для него главное — уют и покой.

Тургенев постепенно раскрывает нам разницу в мировоззрениях приятелей — во взглядах на основополагающие жизненные ценности: любовь, поэзию, природу. Очевидно сопротивление Аркадия взглядам Базарова: постепенно “ученик” выходит из-под власти “учителя”. Суть различий между ними, по-моему, — в отношении к людям. Базаров (по его собственному признанию) ненавидит многих, а у Аркадия нет врагов. Один — чересчур резок, безапелляционен, второй — чересчур мягок, “бесхребетен”. “Ты нежная душа, размазня”, — говорит Базаров, понимая, что Аркадий уже не может быть его сподвижником. “Ученик” не может жить без принципов. Этим он очень близок к своему либеральному отцу и Павлу Петровичу. Аркадий — человек, принадлежащий старому поколению, поколению “отцов”.

Я далек от того, чтобы выносить нравственные оценки “отцам” и “детям”: слишком много в каждом поколении хорошего и плохого, много противоречивого. Суть моего сочинения в другом: являясь представителями одного поколения, Евгений Базаров и Аркадий Кирсанов в итоге не могут найти общего языка. Переломный момент эпохи проходит сложно, делит людей на “отцов” и “детей” независимо от возраста.

«Отцы и дети» — одна из вечных книг русской литературы. Вокруг нее не утихают споры, и, очевидно, не только потому, что новое поколение читателей по-разному воспринимает сложную позицию автора, но и потому, что книга запечатлела вечный и неизбежный для истории момент смены поколений. В романе показана жизнь дворянской семьи Кирсановых. Это лучшие представители дворян-аристократов того времени. Старший из Кирсановых — Николай Петрович — человек добрый, но достаточно ограниченный. Раньше он вращался в свете, но давно растерял все светские связи и поселился в деревне. Вся его деятельность направлена только на то, чтобы хозяйство не прогорело и приносило хоть какой-то доход. Он любит искусство: литературу, музыку, но это всего лишь то, что осталось от его аристократического воспитания. Николай Петрович по идеологическим соображениям выступает в романе противником Базарова. Но для Базарова этот либерал вряд ли представляет собой достойного противника,- поэтому и отношение к нему Базарова соответственное — пренебрежительное, с легкой иронией.

Более упорно защищает свои позиции Павел Петрович — еще один представитель поколения отцов и сторонник дворян. Но его время уже прошло. Все, что у него осталось, — это светский лоск и изысканные манеры, которыми можно было гордиться в аристократических салонах и которые в деревне выглядят просто смешными. Его ухоженные руки с длинными ногтями, английский костюм и лаковые полусапожки также не к месту и только лишний раз указывают на его праздный образ жизни. Даже дуэль, на которую он вызвал Базарова, не более чем дань традиции его прежней светской жизни. Таковы отцы — дворяне 60-х годов XIX века.

Аркадий Кирсанов — представитель молодого поколения. По происхождению аристократ, он перенял те манеры и взгляды, что исповедовали его отец и дядя. Но в романе Аркадий предстает как ученик Базарова. Эти два героя познакомились в университете, где вместе учились. Аркадию нравилась гордая, независимая натура Базарова. Это и стало фундаментом, на котором основывалась их дружба. Аркадию не столько нравились взгляды Базарова, сколько привлекал сам учитель. Аркадий хотел бы стать похожим на своего учителя, но на самом деле эти два молодых человека очень разные. Уже с первого знакомства с ними мы видим, насколько различаются эти люди, и уже тогда удивляемся их странной дружбе.

Приехав погостить к Аркадию, Базаров попал в чуждую ему дворянскую семью. Грубоватость его облика (обветренное лицо, красные руки), простота одежды («длинный балахон с кистями») и далекие от изысканности манеры никак не вязались с утонченными манерами, аккуратностью в одежде, красивой речью Аркадия. Происхождение Базарова тоже отличалось от происхождения Аркадия. Мать Базарова, правда, принадлежала к дворянскому роду, но эта обедневшая дворянка более походила теперь на обыкновенную крестьянскую женщину, чем на светскую даму. Отец Базарова — простой лекарь, живущий за счет своей лечебной практики.

Демократами были в большинстве своем люди не дворянского происхождения. На первое место они ставили практическую деятельность. Поэтому Базаров гордился своими предками по отцовской линии («мой дед землю пахал»). Для Базарова главным делом был труд, самовоспитание. Он не сидел на месте, занимался естественными науками, даже в имении Кирсановых проводил опыты, Это являлось еще одной отличительной чертой Аркадия и Базарова. Аркадий приехал домой отдыхать, ему неинтересно было трудиться подобно Базарову.

В 60-х годах XIX века среди разночинцев-демократов большое внимание уделялось естественным наукам, их ставили гораздо выше всяких красивых размышлений об искусстве. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Базаров отрицательно относится к Пушкину, к поэзии и литературе вообще, музыку считает недостойным занятием для мужчины. А каких взглядов придерживается его ученик? Аркадий любит литературу, поэзию, музыку, что еще раз доказывает их разные позиции. Увлечение Аркадия Базаровым было поверхностным. Он не разделял его взгляды и не понимал до конца своего учителя. Уже в имении мы видим их спор по этому поводу, когда речь заходит о природе. Для Аркадия природа далеко не пустяки, он может любоваться ею, чувствовать ее красоту. Базаров судит о природе как материалист, для него важно только одно — чтобы она приносила практическую пользу. Борясь с преклонением перед природой «романтиков», Базаров противопоставляет ему другой подход — подход естествоиспытателя. «Акация да сирень — ребята добрые, ухода не требуют» — в таком духе смотрит он и на сад в Марьине, и на рощу отца. Взгляд Базарова на природу односторонен. Природа не поражает его своей красотой, он считает, что в ней нет «художественного смысла».

По-разному ведут себя Аркадий и Евгений в любви. Базаров любит Одинцову так же страстно, как и Аркадий Катю. Но Базарову не нравится «рассиропившийся» перед Катей Аркадий. Любовь своего друга Базаров определил кратко: «бланманже». Евгению и не нужны были такие женщины, как Катя. Его привлекали женщины, подобные Одинцовой. Именно Одинцова оказалась способной возбудить в нигилисте Базарове, долгое время отрицавшем любовь, сильное чувство. Но эта любовь для Базарова оказалась неразделенной и трагичной. Холодная и эгоистичная Одинцова не смогла понять Базарова. Да и Базаров, несмотря на свою любовь, боялся «мещанского счастья», которое полностью переменило жизнь Аркадия. Дороги учителя и ученика расходятся. Аркадий полностью отходит от Базарова и идет по пути своих родителей. Он женится, заводит хозяйство и ведет его гораздо успешнее, чем его отец. Аркадия вполне устраивает его тихая, спокойная жизнь. Младший Кирсанов не обладал силой духа и мужеством Базарова. Он не был готов к той борьбе, которая бы предстояла ему, согласись он до конца следовать по пути своего учителя. Порывая с-Ар-кадием, Базаров сказал: «…мы прощаемся навсегда, и ты сам это чувствуешь… Ты славный малый; но ты все-таки мякенький, либеральный барич…»

Базаров остался в одиночестве, ему не на кого опереться. Он одинок у Кирсановых, его отталкивает Одинцова, истинных учеников у него нет, расстаются они и с Аркадием. Это все неизбежные разрывы с «феодалами», но не понят он и народом. В этом и заключается главная причина обреченности Базарова. Перед смертью тургеневский герой сомневается в правоте своих принципов: «Я нужен России… Нет, видно, не нужен. Да и кто нужен?»

«Отцы и дети» — самый значительный по содержанию роман Тургенева, где отразился произошедший в России знаменательный перелом в соотношении социальных сил. Автор показал, что дворянству, все еще занимавшему господствующие позиции в жизни общества, уже неизбежно приходится считаться с новыми, демократическими силами, которые и должны будут прийти на смену дворянам.

В 1862 году Тургенев пишет роман “Отцы и дети”. В этот период намечается окончательный разрыв между двумя общественными лагерями: либеральным и революционно-демократическим. В своем произведении Тургенев показал человека новой эпохи. Это демократ-разночинец Базаров.
На протяжении всего романа рядом с Базаровым находится его друг Аркадий. Они вместе учатся на медицинском факультете университета. Их связывает несколько лет дружбы.
Аркадий попадает под влияние Базарова, хочет быть похожим на него. Он искренне разделяет его взгляды.
Примкнуть к нигилистам Аркадия заставляют “молодая смелость да молодой задор”. Но он не руководствуется идеями Базарова в жизни. Они не становятся органической частью его, поэтому Аркадий так легко впоследствии от них откажется. Революционно-демократический идеал счастья — деятельность на благо народа, несмотря на личные невзгоды. Аркадий не готов к этому, так как он “мяконький либеральный барич”. В “молодом задоре” либералы не идут дальше благородного кипения, а для Базарова это — “пустяки”. Либералы не “дерутся”, а “воображают себя молодцами; революционеры же драться хотят”. Давая оценку Аркадию, Базаров отождествляет его со всем либеральным лагерем. Избалованный жизнью в дворянской усадьбе, Аркадий “невольно любуется собою”, ему приятно “самого себя бранить”. Базарову это скучно, ему “других ломать надо”. Аркадию только хотелось казаться революционером, в нем было много юношеского позерства, а в душе он всегда оставался “либеральным баричем”.
Аркадий ценит Базарова за силу воли, энергичность, умение работать. В имении Кирсановых Базарова принимают радушно. Аркадий просит родных позаботиться о друге. Но революционный демократизм Базарова абсолютно не вяжется с либеральным аристократизмом дома Кирсановых. Он не вписывается в их жизнь, полную праздности. И здесь, в гостях, Базаров продолжает работать. Образ жизни друзей в имении выражен одной фразой: “Аркадий сибаритствовал, Базаров работал”.
Природу Базаров считает не храмом, но мастерской, а человека в ней — работником. Для Аркадия, как и для всех Кирсановых, природа — объект любования, созерцания. Базаров же возражает против молитвенного созерцания природы, барского наслаждения ее красотой. Он требует активного отношения к ней. Сам он относится к природе как заботливый хозяин. Природа радует его тогда, когда он видит плоды активного вмешательства человека в нее.
По-разному относятся друзья и к любви. Базаров тут скептик. Он говорит, что с женщиной только дурак может чувствовать себя свободно. Впрочем, знакомство с Одинцовой меняет его взгляды на любовь. Но Одинцова — барышня-эпикурейка. Покой для нее превыше всего. И она не дает разгореться зарождающемуся в ней чувству к Базарову.
Идеал же Аркадия — как раз в семье, в имении, в чем он еще больше убеждается после знакомства с Катей.
Базаров близок к крепостным людям. Он для них “свой брат, не барин”. Это подтверждает и его речь, в которой много народных пословиц и поговорок. Аркадий же для своих крестьян всегда остается барином, хозяином.
Базаров слишком требователен к себе. Он говорит Аркадию, что “каждый человек сам себя воспитать должен”. Его нигилизм приводит к тому, что он начинает стыдиться естественных человеческих чувств. Он стремится подавить в себе их проявления. Отсюда — сухость Базарова даже по отношению к близким ему людям. Но на вопрос Аркадия, любит ли Базаров своих родителей, он отвечает просто и искренне: “Люблю, Аркадий!”
Базаровский нигилизм приводит к отрицанию старого и нового искусства. Для него “Рафаэль гроша медного не стоит…”. Он полагает, что “в 44 года играть на виолончели глупо”, а Пушкина читать — “никуда не годится”. Искусство он считает формой наживы. Для него “порядочный химик полезней всякого поэта”, а искусство не способно что-то изменить в жизни. И это — крайность базаровского нигилизма. Герой подчеркивает значение ученых для России, так как в науке Россия тогда отставала от Запада.
Аркадий и Базаров как бы противостоят друг другу, и в этом — конфликт романа, выраженный приемом контраста.
Таким образом, разрыв Базарова и Аркадия неизбежен. Аркадий не готов к “терпкой, горькой бобыльной жизни” демократа. И друзья прощаются навсегда. Базаров расстается с Аркадием, не сказав ему ни одного дружеского слова. Он говорит, что у него для Аркадия есть другие слова, но высказать их -для Базарова романтизм.
Базаров умирает, оставшись верным своим убеждениям. Именно перед смертью проверяется их сила. К Аркадию нигилистические убеждения не привились. Он понимает, что жизнь революционного демократа не для него. Базаров умирает нигилистом, а Аркадий остается “либеральным баричем”.

Базаров и Аркадий. Сравнительная характеристика.

В 1862 году Тургенев пишет роман «Отцы и дети». В этот период намечается окончательный разрыв между двумя общественными лагерями: либеральным и революционно-демократическим. В своем романе Тургенев показал человека новой эпохи. Это демократ-разночинец Базаров.

На протяжении всего романа рядом с Базаровым показан его друг Аркадий. По убеждениям и происхождению они принадлежат к разным общественным классам. По своим убеждениям Базаров «демократ до конца ногтей». Друзья вместе учатся на медицинском факультете университета. Их связывает несколько лет дружбы.

Аркадий попадает под влияние Базарова, хочет быть похожим на него. Он искренне разделяет его взгляды.

Примкнуть к нигилистам Аркадия заставляет «молодая смелость да молодой задор». Но он не руководствуется идеями Базарова в жизни. Они не становятся органической частью его, поэтому он так легко впоследствии от них откажется. Базаров говорит Аркадию: «Наша пыль тебе глаза выест, наша грязь тебя замарает.». То есть Аркадий не готов к «терпкой, горькой бобыльной жизни» революционера. Базаров, давая оценку жизни революционера, и прав, и не прав. Ломка сложившихся устоев, традиций, взглядов всегда вызывает яростное сопротивление, и передовым борцам приходится тяжело. Революционно-демократический идеал счастья — революционная деятельность на благо народа, несмотря на личные невзгоды.

Аркадий не готов к этому, так как он «мяконький либеральный барич». В «молодом задоре» либералы не идет дальше благородного кипения, а для Базарова это — «пустяки». Либералы не «дерутся», а «воображают себя молодцами; революционеры же драться хотят». Давая оценку Аркадию, Базаров отождествляет его со всем либеральным лагерем. Избалованный жизнью в дворянской усадьбе, Аркадий «невольно любуется собою», ему приятно «самого себя бранить». Базарову это скучно, ему «других ломать надо». Аркадию только хотелось казаться революционером, в нем было много юношеского подерства, а в душе он всегда оставался «либеральным баричем».

Аркадий ценит Базарова за силу воли, энергичность, умение работать. В имении Кирсановых Базарова принимают радушно. Аркадий просит родных позаботиться о Базарове. Но революционный демократизм Базарова абсолютно не вяжется с либеральным аристократизмом дома Кирсановых. Он не вписывается в их жизнь, полную праздности. И здесь, в гостях, Базаров продолжает работать. Образ жизни друзей в имении выражен фразой: «Аркадий сибаритствовал, Базаров работал.» Базаров проводит опыты читает специальные книги, собирает коллекции, лечит деревенских мужиков. В глазах революционеров труд — необходимое условие жизни. Аркадия же ни разу не видно за работой. Здесь, в имении, раскрывается отношение Базарова и к природе, и к народу.

Природу Базаров считает не храмом а мастерской, а человека в ней — работником. Для Аркадия, как и для всех Кирсановых природа — объект любования, созерцания. Для Базарова это означает барство. Он возражает против молитвенного созерцания природы, барского наслаждения ее красотой. Он требует активного отношения к ней. Сам он относится к природе как заботливый хозяин. Природа радует его тогда, когда он видит плоды активного вмешательства в нее. И тут тоже точки зрения Аркадия и Базарова расходятся, хотя Аркадий об этом не говорит.

Различны отношения Базарова и Аркадия и к любви и к женщине.

Базаров относится к любви скептически. Он говорит, что с женщиной только дурак может чувствовать себя свободно. Но знакомство с Одинцовой меняет его взгляды на любовь. Она производит на Базарова впечатление красотой, обаянием, умением держать себя с достоинством и тактом. Чувство к ней возникает, когда начинается духовное общение. Она умна, способна понять его. Базаров, несмотря на внешний ценизм, обнаруживает в любви и эстетическое чувство, и высокие духовные запросы, и уважение к любимой женщине. Но Одинцова — барышня-эпикурейка. Покой для нее превыше всего. Поэтому она тушит в себе появляющееся к Базарову чувство. И здесь Базаров держит себя с достоинством, не раскисает и продолжает работать. Упоминание о любви к Одинцовой вызывает у Базарова признание в «сломанности», и говорить он об этом не хочет.

Аркадию знакомство с Катей открывает, что его идеал «ближе», то есть в семье, в имении. Он сам говорит, что он «уже не тот заносчивый мальчик», что он до сих пор «задавал себе задачи, которые ему не по силам», то есть Аркадий признается, что жизнь революционера не для него. Да и сама Катя говорит, что Базаров «хищный», а Аркадий — «ручной».

Базаров близок к крепостным людям. Он для них «свой брат, не барин». Это подтверждает и речь Базарова, в которой много народных пословиц и поговорок и его простота. Хотя в его имении крестьяне относятся к Базарову как к барину, во всем романе для народа он «свой». Аркадий для людей остается барином, хозяином.

Базаров слишком требователен к себе. Он говорит Аркадию, что «каждый человек сам себя воспитать должен». Его нигилизм приводит к тому, что он начинает стыдиться естественных человеческих чувств. Он стремится подавить в себе их проявления. Отсюда — сухость Базарова даже к близким ему людям. Но на вопрос Аркадия, любит ли Базаров своих родителей, он отвечает просто и искренне: «Люблю, Аркадий!». Но родители Базарова безнадежно отстали от него. Они не могут идти не только вровень но и вслед за ним.аркадий тоже любит своих близких. Базаров дает меткую, исчерпывающую характеристику родных Аркадия, на что Аркадий ничего не возражает. Этим он как бы выражает точку зрения Базарова, который считает, что нигилист не должен выражать свои чувства.

Базаровский нигилизм приводит к отрицанию старого и нового искусства. Для него «Рафаэль гроша медного не стоит, да и они не лучше его.». Он считает, что «в 44 года играть на виолончели глупо», а Пушкина читать «никуда не годится». Искусство он считает формой наживы денег. Для него «порядочный химик полезней всякого поэта», а искусство не способно что-то изменить в жизни. Это крайность базаровского нигилизма. Базаров подчеркивает значение ученых для России, так как в науке Россия тогда отставала от Запада. Аркадий любит стихи. Он читал бы Пушкина, если бы не Базаров.

Аркадий и Базаров как бы противостоят друг другу, и в этом — конфликтность романа, выраженная приемом контраста.

Таким образом, разрыв Базарова и Аркадия неизбежен. Аркадий не готов к «терпкой, горькой бобыльной жизни» демократа. Базаров и Аркадий прощаются навсегда. Базаров расстается с Аркадием, не сказав ему ни одного дружеского слова. Базаров говорит, что у него для Аркадия другие слова, но высказать их — для Базарова романтизм. Аркадий нашел свой идеал в семье. Базаров умирает, оставшись верным своим мировоззрениям. Именно перед смертью проверяется сила его убеждений. К Аркадию нигилистические убеждения не привились. Он понимает, что жизнь революционного демократа не для него. Базаров умирает нигилистом, а Аркадий остается «либеральным баричем».

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://sochinenia1.narod.ru/

«Цыгане», или романтизма больше нет

1858

      Евгений не любил посещать произвольные летучки студентов у кого-то на квартире. Там собирались интеллектуалы на словах, чтобы поучить вместе латынь или почитать стихи, а на деле, чтобы выпить, поиграть в карты, обсудить мещанских дочерей.       Болтать он тоже не был расположен, поэтому, перекинувшись со старыми знакомыми парой фраз, иногда совершенно непристойными, о достоинствах той или иной леди, просто выпивал и уходил домой.       Однако сегодня в общение навязался некий Аркадий, двадцатипятилетний студент, услышавший его ничего не значащую перепалку с активным романтиком. Оказалось, поэт. Базаров не был удивлён, все поэты — романтики, не знающие, чем занять себя, а потому прожигающие время и жизнь впустую. Ожидал он, что и этот Аркадий окажется романтиком и либералом, ничего не смыслящим в физике. Но юноша поддержал его точку зрения и даже привёл некоторые точные аргументы, будто умение говорить было вложено в него с рождения.       С тех пор Аркадий часто держался Базарова. Позже выяснилось, что фамилия его Кирсанов, и что юноша опьянён свалившимся на голову чувством свободы: отец его не смог приехать жить с ним в этом году, и не было ни одного вечера, чтобы Аркадий не пришёл на собрание какого-нибудь литераторского кружка.       Евгений заметил, что Аркадий легко впитывал любые знания из разных сфер и, в общем-то, был прилежным студентом. Общение с ним не доставляло какого-либо дискомфорта. Базаров принялся вкладывать в его любопытствующий разум комфортные для себя фразы и реплики, рассказывать ему о том, что ему самому было интересно (а именно о медицине и некоторых материалистах), не беспокоясь о том, что собеседник его перебьёт, не дослушав, или задаст грубый вопрос. Аркадий был покладистый человек.       Но однажды разговор, завязавшийся у них за обедом в квартире Аркадия, Базарову совсем не понравился.       — Послушай, Евгений, — начал Аркадий. — Ты же знаешь, что мне интересны твои мысли. Ты рассказал мне о многих важных вещах, но кто поведал о них тебе?       — Никто не ведал, я сам к ним пришёл, — Евгений продолжил есть суп, не обращая внимания на серьёзного Аркадия.       — Но нигилизм в России не распространён. А как можно получить нечто самому без передачи этого нечто от отца к сыну?       — Как-как! — раздражённо ответил Базаров. — Через книги, естественно.       Аркадий, судя по его ненасытному взгляду, совсем не был удовлетворён ответом. Но он промолчал, завершив на этом разговор. Базаров одобрительно улыбнулся и продолжил трапезу. Евгений недоговаривал, потому что эта история слишком длинная и вряд ли понравится восторженному Аркадию. 1849       Евгений Василич спешил поздороваться с Александром Кирюкиным, своим старым другом. Тот поджидал его у сквера, по привычке одевшийся во что попало, несмотря на промозглую погоду.       — Зачем ты позвал меня в такую рань? — спросил Базаров немного обиженно.       — Уже седьмой час, и вовсе не рано! А позвал я тебя по прекрасному, просто прекрасному поводу! — воскликнул Александр и раскрыл руки для объятий. Они коротко и крепко обнялись и направились тихим шагом по дорожке, ведущей через сквер к улице.       — И что за повод такой? — Евгений выглядел уставшим, метаясь от одного дела к другому и не находя того, что бы ему понравилось. Правда, когда выпадала свободная минутка, он раз — купит очередной номер «Современника» и усядется с ним до самой ночи. Больно интересно.       — Приятель мой, я, кажется, влюблён! — радостно и взволновано поведал Александр.       — Да кто же это?       — Лизавета Антоновна, которая живёт неподалёку от твоей квартиры. У её отца неплохой дом в Москве есть, летом там балы… — эта мечтательная интонация вселялась в него каждый раз, стоило ему только заговорить о дамах. — Я же её впервые в Москве встретил! Образована, не то чтобы красива, но голос, голос! Она бесподобна!       — Сам же и признал, что некрасива.       — А зачем же ей быть дивой, чтобы я был в неё влюблён? Ты, парень, меня знаешь: я влюбляюсь и только потом сужу об объекте моей любви. Да разве нужна причина, чтоб влюбиться?       — Да хоть бы и голос, — подлавливает его Базаров. — Или ты был заворожён тем, как она держит спину и перебирает клавиши? Образована, говоришь? Ну, что ж.       — Это всё не важно. Я уже по уши влюблён. И в этот раз намерен жениться!       Новость ошарашила Евгения. Он и не думал, что его друг, поэт Кирюкин, обедневший дворянин без собственности, будет хотя бы пытаться заполучить себе невесту.       — Не слишком ли ты самоуверен, друг мой? — спросил Евгений.       — Может быть, самоуверен. Но я руководствуюсь одним принципом: не попробуешь — не узнаешь. Тем более, чувства — штука тонкая. Она меня полюбит, вот увидишь! — он похлопал Базарова по плечу. — Как же твоя учёба?       — Всё никак, — отвечал Базаров. — Ты же знаешь, не лежит у меня душа к медицине. Но я должен выучиться ради моего отца и моей матушки.       Базаров помолчал немного, а потом продолжил.       — Вот знаешь, я бы хотел быть, как ты — поэтом! Писать в известные журналы свои поэмы, стихотворения, собираться в тайные общества… Ведь знаешь, великие поэты всегда выступали за лучшее благо для России! Великие люди! Столько заложено человеческого смысла в поэзии. В медицине такого нет. В ней только сухость, только навык: как лечить и чем.       — Тоже благо, — примирительно сказал Александр.       — А знаешь, Саша, я уверен, что Лизавета Антоновна тебя полюбит, — сказал Базаров. — Ты у нас поэт, романтик! А девушки любят романтизм.       — Девушки любят романтизм, согласен. Но это не то, что по-настоящему является зерном любви. Сердцу не прикажешь, Евгений. Хоть романтизм, хоть не романтизм — всё равно быстрее бьётся. Не ради книжек она меня полюбит, и не ради стихов.       — Ну а ради чего тогда? — спросил недоумённо Евгений, в глубине души искренне восхищаясь своим другом.       — Просто так. Потому что погода хорошая, потому что я буду улыбаться чаще, и мы с ней будем долго-долго о чём-нибудь беседовать. Ей нравится беседовать, — отметил он, пока они шли по мостовой, сворачивая в переулок, к квартире Базарова. — Прошлым летом мы долго говорили о музыке. И вот теперь, когда мы с ней пересеклись на балу у князя Н., говорили уже о романтизме и о Пушкине, разумеется.       — Получается, просто потому что с ней говоришь именно ты, она тебя полюбит, — Евгений обрадовался так, будто решил сложную задачу.       — Получается, так. Ну, что, учись, студент! — он проводил его до двери. — До встречи!       Они попрощались, и Базаров зашёл в дом, намеренный, закончив с учёбой, ещё чего-нибудь почитать. 1850       Уже около года о Кирюкине ничего не было слышно. Сначала он взял и ни с того ни с сего переехал в Москву, и Базаров понимал, что на это предприятие товарищ потратил свои последние деньги. Он ничего не мог сделать, не зная новый адрес проживания его дорогого друга.       Вскоре ему начали приходить письма. Жизнь наладилась, правда, Евгений не мог рассчитывать на скорый приезд Кирюкина в Санкт-Петербург. Он привык с ним переписываться и читать его стихотворения, неподписанные, но, очевидно, посвящённые Лизавете Антоновне.       В течение года письма всё редели и редели, а их содержание становилось всё мрачнее. Кирюкин не мог добиться расположения Лизы, а финансы всё поджимали. Зарабатывал он скудно, ведь почти не печатался. И вот однажды Базаров с ужасом глядел на выведенные торопливым почерком строчки: «Завтра я назначил дуэль, и этот Барсуков не может не принять её, ведь речь идёт о Лизе! Уверен, за свою клевету он получит по заслугам!»       Всю ночь Базаров не находил себе места, не зная, что делать. Но под утро он решился ехать в Москву, несмотря на неудавшуюся погоду. Он ехал несколько мучительно долгих дней, пока наконец не встретился со своими московскими друзьями, ставшими свидетелями дуэли. Александр был ранен в живот и, истекши кровью, погиб на следующий день.       Барсуков женился на Лизе. Базаров уехал в Петербург.       Сидя в коляске, медленно проезжающей по холодным улицам Петербурга, он думал: «И чем ты, литератор, смог себе помочь? Ты не был бы в силах даже залатать себе рану. Денег не было, дома не было, а умер ради девчонки, которая на тебя плевать хотела. И где же эта настоящая любовь? Где твоя уверенность, Сашка? Нет уж, с меня хватит этих потрясений».

Базаров и его последователи в романе отцы и дети

В романе И. С. Тургенева «Отцы и дети» отражена общественно-политическая борьба между дворянами и разночинцами. Автор ставит перед собой задачу раскрыть образ «нового человека» — нигилиста Евгения Васильевича Базарова. Этой цели подчинена система образов. Идейный оппонент главного героя Павел Петрович Кирсанов, развенчивая несостоятельность взглядов «противного гордеца», заявляет: «Да вспомните, наконец, господа сильные, что вас всего четыре человека с половиною…» Но будущий лекарь спокойно и невозмутимо возражает: «Нас не так мало, как вы полагаете».

Кто же они, эти так называемые последователи Базарова, его идейные собратья? Если не считать юного Аркадия Кирсанова, который сначала боготворит своего «учителя», а затем под влиянием младшей сестры Одинцовой Кати изменяет свои взгляды, то «соратниками» главного герои представлены Виктор Ситников и Авдотья Никитична Кукшина. Можно ли их считать настоящими последователями Базарова? Понаблюдаем, как представлены автором эти герои в романе.

После жаркого идеологического поединка между аристократом Павлом Петровичем и «плебеем» Базаровым обстановка в доме Кирсановых накалилась. Чтобы разрядить атмосферу, сын полкового лекаря предлагает своему другу принять предложение его «знатного родственника» Матвея Ильича Колязина и «прокатиться в город». Возвращаясь от губернатора, друзья встречают Ситникова, который представляется «учеником» Базарова. В портрете «герра» Ситникова подчёркивается его неестественность: «тревожное и тупое выражение… прилизанного лица», «словно вдавленные глаза», «короткий деревянный смех». Эпитет «беспокойно» повторяется дважды: «глаза глядели пристально и беспокойно. Что же так беспокоит «ученика» Базарова, почему он ведёт себя так неестественно?

Ситников стесняется своего отца, о котором с едкой, язвительной иронией напоминает ему самоуверенный нигилист, а затем и вслед за своим «первенствующим» другом и Аркадий. Отец Ситникова – откупщик, то есть он купил у правительства право взимать в свою пользу доходы от продажи спиртных напитков. Неслучайно автор не указывает отчества этого «последователя» Базарова. Он мысленно отрекается от своего отца, стыдясь своего происхождения и занятий отца. Писатель наделяет этого второстепенного героя говорящим именем. Виктор — «победитель». Если судьба Базарова трагична – он умирает от случайного пореза, — то Ситников «блаженствует на свете». Из эпилога мы узнаём, что Ситников «толчётся в Петербурге», уверяя всех, что продолжает «дело» Базарова. Этому герою, олицетворяющему собой торжествующую пошлость, незнакома мировая скорбь. Автор сообщает, что кто-то «побил» Ситникова, но тот в отместку «тиснул» «в одном тёмном журнальце», «что побивший его трус».

Многое о герое может рассказать и его фамилия. «Ситник» — разговорное слово, обозначающее ситный хлеб, изготовленный из муки, просеянной сквозь сито. Существует шутливо-фамильярное обращение «друг мой ситный», что как нельзя лучше передаёт насмешливо – ироническое, бесцеремонное и даже презрительное отношение Базарова к своему «ученику».

Есть две очень важные детали, с помощью которых автор передаёт понятие «мнимость» нигилизма Ситникова. На нём славянофильская венгерка, но в разговоре с Кукшиной он отказывается от своего славянофильства. Визитная карточка, которую оставляет этот «передовой» человек в номере Базарова и Аркадия, заполнена с одной стороны записью на французском языке, а с другой стороны – славянофильской вязью. Как флюгер, он может обернуться и западником, и славянофилом, и нигилистом, в зависимости от того, куда дует политический ветер.

Таким образом, никаких твёрдых убеждений у «герра» Ситникова нет. Он лишь претендует на роль передового человека в обществе, стремится стать значительным, прославиться. Но наш «нигилист» мелок и ничтожен. Примыкая к какому-нибудь делу или идее, он тотчас опошляет и окарикатуривает и «дело», и идею.

То же самое можно сказать и о «прогрессивной» и «эмансипированной» женщине Авдотье Никитичне Кукшиной, о которой с таким восторгом, взахлёб говорит недалёкий и неумный свою Ситников. И у неё, как и у Ситникова, «вечно скребло на душе». Стесняясь своего происхождения, мнимый последователь Базарова стремится компенсировать чувство своей ущербности, неполноценности ролью передового человека. Кукшина под маской «эмансипе» стремится скрыть свою женскую неустроенность: она разъехалась с мужем, у неё нет детей. Интересно, что отчество у этой героини тоже переводится как «победительница». В эпилоге мы узнаём, что «передовая» женщина тоже попала за границу и изучает уже не естественные науки, а архитектуру, по существу, она, как и Ситников, «благоденствует».

В «говорящей» фамилии героини просвечивают три смысла. Во-первых, напрашивается слово «кукиш». Этим словом подчёркивается пустота, ничтожность Авдотьи Никитичны, а также её пародийная принадлежность к нигилизму. Слово «нигил» обозначает «ничего», как и разговорное слово «кукиш». Во-вторых, «кукша» можно переосмыслить как существительное общего рода от глагола «кукситься», что означает «быть в плохом настроении». Автор отмечает, что выражение лица Кукшиной «неприятно действовало на зрителя». «Невольно хотелось спросить у ней: «Что ты, голодна? Или робеешь? Чего ты пружишься?» В «эмасипированной женщине», как в кривом зеркале, пародийно отражаются многие качества Базарова. Например, неряшливость в одежде, интерьере, развязность в общении. Мы видим её «несколько растрёпанную, в шёлковом, но не совсем опрятном платье». В её комнате «запылённые столы», «везде…разбросанные окурки папирос». «Толстые нумера русских журналов, большею частью неразрезанные», свидетельствуют о том, что хозяйка претендует на роль образованной, но ничего не читает. В манерах Кукшиной подчёркивается её неестественность: «она говорила и двигалась очень развязно и в то же время неловко». Авдотья Никитична не без гордости и самодовольства заявляет о себе: «Я ведь тоже практическая» — и рассказывает, что «выдумала одну мастику», «куклы делать, головку, чтобы не ломались». Манера общения «передовой и развитой женщины» свидетельствует и о её неискренности, и о недалёкости. «Госпожа Кукшина роняла свои вопросы один за другим с изнеженною небрежностию, не дожидаясь ответов; избалованные дети так говорят со своими няньками».

А как сам «учитель» относится к своим «ученикам»? Казалось бы, он должен быть заинтересован в том, чтобы у него были последователи. К Кукшиной он идёт только лишь потому, что Ситников обещал шампанское. Добравшись «до последней капли» шампанского, он покидает «высоконравственное явление», не прощаясь с этой «замечательной личностью». На губернском балу ни Базаров, ни Аркадий не обратили на Кукшину никакого внимания, глубоко уязвив её самолюбие. Не лучше относится Базаров и к Ситникову. Самоуверенный нигилист так объясняет своему другу «полезность» Ситниковых: «…Ситниковы нам необходимы… мне нужны подобные олухи. Не богам же, в самом деле, горшки обжигать!» В этот миг Аркадий и открыл для себя «всю бездонную пропасть базаровского самолюбия».

Почему же рядом с главным героем Тургенев изображает его мнимых последователей? С одной стороны, при сопоставлении Базарова с Ситниковым и Кукшиной подчёркивается его значительность. С другой стороны, напротив, в «молодых прогрессистах» заложена возможность пародийного, критического восприятия главного героя. Неслучайно в эпизоде приезда Ситникова в имение Одинцовой, когда там гостили Базаров и Аркадий, говорится, что пошлость «…ослабляет слишком высоко настроенные струны, отрезвляет самоуверенные или самозабывчивые чувства, напоминая им близкое родство с ними…»

Характеристика хариты игнатьевны в пьесе бесприданница
Невский проспект гоголь краткое сочинение

Характеристики персонажей отцы и дети тургенев. «Отцы и дети» (главные герои). История создания романа «Отцы и дети»

Роман Тургенева «Отцы и дети» раскрывает сразу несколько проблем. В одной отражается конфликт поколений и наглядно демонстрируется способ выйти из него, сохранив главное — ценность семьи. Во второй — демонстрируются процессы, происходящие в обществе того времени. Посредством диалогов и умело проработанных образов героев, преподносится едва начавший зарождаться тип общественного деятеля, отрицающий все устои существовавшей государственности и подвергавший насмешкам такие морально-этические ценности, как любовные чувства и искренние привязанности.

Сам Иван Сергеевич в произведении не становится ни на одну из сторон. Как автор он осуждает и дворянство, и представителей новых общественно-политических движений, наглядно показывая, что ценность жизни и искренних привязанностей намного выше бунтарства и политических страстей.

История создания

Из всех произведений Тургенева, роман «Отцы и дети» единственный был написан в краткие сроки. От момента зарождения идеи до первой публикации рукописи прошло всего два года.

Первые мысли относительно новой повести посетили писателя в августе 1860 года во время пребывания его в Англии на острове Уайт. Способствовало этому знакомство Тургенева с провинциальным молодым врачом. Судьба столкнула их в непогоду на железной дроге и под давлением обстоятельств они общались с Иваном Сергеевичем всю ночь. Новым знакомым были выказаны те идеи, которые читатель после мог наблюдать в речах Базарова. Врач и стал прототипом главного героя.

(Имение Кирсановых из к/Ф «Отцы и дети», место съёмок усадьба Фряново, 1983 )

Осенью того же года по возвращению в Париж Тургенев проработал фабулу романа и приступил к написанию глав. В течение полугода половина рукописи была готова, а закончил ее он после приезда в Россию, в середине лета 1861 года.

Вплоть до весны 1862 года, зачитывая свой роман друзьям и отдавая рукопись на прочтение редактору «Русского вестника», Тургенев вносил в произведение правки. В марте этого же года, роман был опубликован. Эта версия немного отличалась от издания, увидевшего свет спустя полгода. В ней Базаров был представлен в более неприглядном свете и образ главного героя был немного отталкивающим.

Анализ произведения

Основной сюжет

Главный герой романа нигилист Базаров вместе с молодым дворянином Аркадием Кирсановым приезжает в имение Кирсановых, где происходит знакомство главного героя с отцом и дядей товарища.

Павел Петрович утонченный аристократ, которому совершенно не нравится ни Базаров, ни выказываемые им идеи и ценности. Базаров в долгу также не остается, и не менее активно и страстно, он высказывается против ценностей и морали стариков.

После этого молодые люди знакомятся с недавно овдовевшей Анной Одинцовой. Они оба влюбляются в нее, но временно скрывают это не только от предмета обожания, но и друг от друга. Главному герою стыдно признать, что он, выступавший яро против романтизма и любовной привязанности, сам теперь страдает от этих чувств.

Молодой дворянин начинает ревновать даму сердца к Базарову, между друзьями происходят недомолвки и, в итоге, Базаров рассказывает о своих чувствах Анне. Одинцова предпочитает ему спокойную жизнь и брак по расчету.

Постепенно отношения между Базаровым и Аркадием портятся, а сам Аркадий увлекается младшей сестрой Анны Екатериной.

Отношения между старшим поколением Кирсановых и Базарова накаляются, дело доходит до дуэли, на которой ранение получает Павел Петрович. Это ставит жирную точку между Аркадием и Базаровым, и главному герою приходится вернуться в отчий дом. Там он заражается смертельной болезнью и погибает на руках у собственных родителей.

В финале романа Анна Сергеевна Одинцова выходит замуж по расчету, женятся Аркадий и Екатерина, а также Фенечка и Николай Петрович. Свои свадьбы они играют в один день. Дядя Аркадия покидает имение и отправляется жить за границу.

Герои тургеневского романа

Евгений Васильевич Базаров

Базаров — студент-медик, по социальному статусу, простой человек, сын военного лекаря. Он серьезно увлекается естественными науками, разделяет убеждения нигилистов и отрицает романтические привязанности. Он уверен в себе, самолюбив, ироничен и насмешлив. Много говорить Базаров не любит.

Помимо любви главный герой не разделяет восхищение искусством, мало верует в медицину, невзирая на получаемое им образование. Не относя себя к романтичным натурам, Базаров любит красивых женщин и, одновременно, презирает их.

Самый интересный момент в романе — это когда герой сам начинает испытывать те чувства, существование которых он отрицал и высмеивал. Тургеневым наглядно демонстрируется внутриличностный конфликт, в тот момент, когда чувства и убеждения человека расходятся.

Аркадий Николаевич Кирсанов

Один из центральных героев тургеневского романа — это молодой и образованный дворянин. Ему всего 23 года и он едва закончил университет. В силу своей юности и склада характера, он наивен и легко попадает под влияние Базарова. Внешне он разделяет убеждения нигилистов, но в душе, и далее по сюжету это видно, он предстает великодушным, мягким и очень сентиментальным молодым человеком. Со временем герой и сам понимает это.

В отличие от Базарова, Аркадий любит много и красиво говорить, он эмоционален, жизнерадостен и дорожит привязанностями. Он верит в брак. Невзирая на демонстрируемый вначале романа конфликт между отцами и детьми, Аркадий любит и дядю, и своего отца.

Одинцова Анна Сергеевна — рано овдовевшая богатая особа, которая в свое время замуж вышла не по любви, а по расчету, чтобы уберечь себя от бедности. Одна из главных героинь романа любит покой и собственную независимость. Она никогда никого не любила и ни к кому не привязывалась.

Для главных героев она выглядит красивой и недоступной, поскольку взаимностью не отвечает никому. Даже после смерти героя, замуж она выходит повторно, и опять-таки по расчету.

Младшая сестра вдовы Одинцовой, Катя, совсем юна. Ей всего 20 лет. Екатерина является одним из самых милых и приятных персонажей романа. Она добра, общительна, наблюдательна и при этом демонстрирует самостоятельность и упертость, которые только красят молодую особу. Она из семьи небогатых дворян. Родители ее погибли, когда ей было всего 12 лет. С тех пор она воспитывалась старшей сестрой Анной. Ее Екатерина побаивается и под взглядами Одинцовой чувствует себя неловко.

Девушка любит природу, много размышляет, она прямая и не кокетливая.

Отец Аркадия (брат Павла Петровича Кирсанова). Вдовец. Ему 44 года, он совершенно безобидный человек и нетребовательный хозяин. Он мягкий, добрый, привязанный к сыну. По своей натуре он романтик, ему нравится музыка, природа, поэзия. Николай Петрович любит тихую, спокойную, размеренную жизнь в деревенской глуши.

В свое время он женился по любви и жил в браке счастливо до тех пор, пока его жена не умерла. В течение долгих лет не мог прийти в себя после смерти возлюбленной, но с годами нашел любовь вновь и ей стала Фенечка, простая и бедная девушка.

Утонченный аристократ, 45 лет от роду, дядя Аркадия. В свое время он служил офицером гвардии, но из-за княгини Р. его жизнь изменилась. Светский лев в прошлом, сердцеед, который легко завоевывал любовь женщин. Всю свою жизнь он строил в английском стиле, читал газеты на иностранном языке, вел дела и быт.

Кирсанов явный приверженец либеральных взглядов и человек с принципами. Он самоуверенный, гордый и насмешливый. Любовь в свое время его подкосила, и из любителя шумных компаний, он стал ярым мизантропом, который всяческим образом избегал общества людей. В душе герой несчастлив и в конце романа он оказывается далеко от своих близких.

Анализ сюжета романа

Основным сюжетом, ставшего классическим, романа Тургенева, является конфликт Базарова с обществом, в котором он волей судьбы оказался. Обществом, которое не поддерживает его взглядов и идеалов.

Условной завязкой сюжета становится появление главного героя в доме Кирсановых. В ходе общения с другими героями демонстрируются конфликты и столкновения взглядов, которые проверяют убеждения Евгения на стойкость. Происходит это и в рамках главной любовной линии — во взаимоотношениях Базарова с Одинцовой.

Противопоставление — это главный прием, который автор использовал при написании романа. Он отражается не только в его заглавии и демонстрируется в конфликте, но и отражен в повторении маршрута главного героя. Базаров дважды оказывается в имении Кирсановых, дважды бывает у Одинцовой и также дважды возвращается в родительский дом.

Развязкой сюжета становится смерть главного героя, которой писатель хотел продемонстрировать крах высказываемых героем на протяжении романа мыслей.

В своем произведении Тургенев наглядно показал, что в круговороте всех идеологий и политических споров есть большая, сложная и многообразная жизнь, где всегда одерживают победу традиционные ценности, природа, искусство, любовь и искренние, глубокие привязанности.

В 1862 году Тургенев пишет роман «Отцы и дети». В этот период намечается окончательный разрыв между двумя общественными лагерями: либеральным и революционно-демократическим. В своем произведении Тургенев показал человека новой эпохи. Это демократ-разночинец Базаров. На протяжении почти всего романа Базарова сопровождает его друг Аркадий. По происхождению, да и по общественному положению, они принадлежат к разным общественным классам. По своим убеждениям Базаров «демократ до конца ногтей». Друзья вместе учатся в университете, и их связывает несколько лет дружбы.

Поначалу Аркадий попадает под влияние Базарова, он хочет быть похожим на Евгения и при этом он искренне разделяет взгляды старшего и более авторитетного товарища. Примкнуть к нигилистам Аркадия заставляет «молодая смелость да молодой задор». Но он не руководствуется идеями Базарова в жизни. Они не становятся органической частью его, поэтому он так легко впоследствии от них откажется. В дальнейшем Базаров говорит Аркадию: «Наша пыль тебе глаза выест, наша грязь тебя замарает». То есть Аркадий не готов к «терпкой, горькой бобыльной жизни» революционера.

Базаров, давая оценку жизни революционера, и прав, и не прав. Ломка сложившихся устоев, традиций, взглядов всегда вызывает яростное сопротивление старого мира, и передовым борцам приходится тяжело. Революционно-демократический идеал счастья — революционная деятельность на благо народа, несмотря на личные невзгоды.

Аркадий, разумеется, не готов к этому, так как он, по выражению Евгения, «мяконький либеральный барич». В «молодом задоре» либералы не идут дальше благородного кипения, а для Базарова это — «пустяки». Либералы не «дерутся», а «воображают себя молодцами; революционеры же драться хотят». Давая оценку Аркадию, Базаров отождествляет его со всем либеральным лагерем. Избалованный жизнью в дворянской усадьбе, Аркадий «невольно любуется собою», ему приятно «самого себя бранить». Базарову это скучно, ему «других ломать надо». Аркадию только хотелось казаться революционером, в нем было много юношеского позерства, а в душе он всегда оставался «либеральным баричем».

Но Аркадий пока что этого не понимает. Самого себя он до поры до времени считает «борцом» и ценит Базарова за силу воли, энергичность, умение работать. В имении Кирсановых Базарова поначалу принимают радушно. Аркадий просит родных позаботиться о Базарове. Но революционный демократизм Базарова абсолютно не вяжется с либеральным аристократизмом дома Кирсановых. Он не вписывается в их жизнь, пол ную праздности. И здесь, в гостях, Базаров продолжает работать. Образ жизни друзей в имении выражен фразой автора: «Аркадий сибаритствовал, Базаров работал». Базаров проводит опыты, читает специальные книги, собирает коллекции, лечит деревенских мужиков, По убеждениям Базарова, труд — необходимое условие жизни. Аркадий же ни разу не показан за работой. Здесь, в имении, также раскрывается отношение Базарова и к природе, и к народу.

Природу Базаров считает не храмом, а мастерской, а человека в ней — работником. Для Аркадия, как и для остальных Кирсановых, природа — объект любования, созерцания. Для Базарова такое отношение означает барство. Он возражает против молитвенного созерцания природы, бессмысленного с его точки зрения наслаждения ее красотой. Он требует активного отношения к природе, к окружающему миру. Сам он. относится к природе как заботливый хозяин. Природа радует его тогда, когда он видит плоды активного вмешательства в нее. И тут тоже точки зрения Аркадия и Базарова расходятся, хотя Аркадий об этом пока еще не говорит.

Различно отношение Базарова и Аркадия и к любви, и к женщине. Базаров относится к любви скептически. Он говорит, что с женщиной только дурак может чувствовать себя свободно. Но знакомство с Одинцовой меняет его взгляды на любовь. Она производит на Базарова впечатление своей красотой, обаянием, умением держать себя с достоинством и тактом. Чувство к ней у него возникает, когда между ними начинается духовное общение.

Одинцова умна, способна понять неординарность Базарова. Евгений же, несмотря на внешний цинизм, обнаруживает в любви и эстетическое чувство, и высокие духовные запросы, и уважение к любимой женщине. Но Одинцова по сути своей — барыня-эпикурейка. Покой для нее превыше всего. Поэтому она гасит в себе появляющееся чувство к Базарову. И в этой ситуации Базаров держит себя с достоинством, не раскисает и продолжает работать, Упоминание о любви к Одинцовой вызывает у Базарова признание в «сломанности», и говорить он об этом не хочет,

Аркадию знакомство с Катей, младшей сестрой Одинцовой, открывает, что его идеал «ближе», то есть он в семье, в имении. Аркадий понял, что он «уже не тот заносчивый мальчик», что он до сих пор «задавал себе задачи, которые ему не по силам», то есть Аркадий признается, что жизнь революционера не для него. Да и сама Катя говорит, что Базаров «хищный», а Аркадий — «ручной».

Базаров близок крепостным людям. Он для них «свой брат, не барин». Это подтверждает и речь Базарова, в которой много народных пословиц и поговорок, и его простота в общении с простым народом. Хотя в имении его отца крестьяне относятся к Базарову, как к барину, во всех остальных эпизодах романа для народа он более «свой», чем любой из Кирсановых. Аркадий в большей степени остается для людей барином, хозяином. Правда, бывает и так, что какой-нибудь незнакомый мужик принимал Базарова за чудака, когда тот хотел «поговорить с народом». Но это случалось нечасто.

К тому же Базаров требователен, можно даже сказать, слишком требователен, к себе. Он говорит Аркадию, что «каждый человек сам себя воспитать должен». Его приверженность нигилизму приводит к тому, что он начинает стыдиться естественных человеческих чувств. Он стремится подавить в себе их проявления. Отсюда некоторая сухость Базарова, даже по отношению к самым близким людям. Но на вопрос Аркадия, любит ли Базаров своих родителей, он отвечает просто и искренне: «Люблю, Аркадий!»,

Однако следует отметить, что родители Базарова безнадежно «отстали» от своего сына. Они не могут идти не только вровень, но и вслед за ним. Правда, эта «отсталость» стариков Базаровых не заслуживает не совсем почтительного, а иногда — и попросту наплевательского — отношения к ним Енюшки. Разве можно требовать от стариков, чтобы они думали и действовали, как молодые люди? Разве не благодаря стараниям родителей Базаров получает образование? В этом случае максимализм Базарова выглядит весьма неприглядно, Аркадий любит своих близких, но, похоже, стесняется этой любви. Базаров дает меткую, исчерпывающую, но при этом достаточно злую характеристику отцу и дяде Аркадия, на что Аркадий возражает, но как-то вяло. Этим он как бы поддерживает точку зрения Базарова, который считает, что нигилист не должен выражать свои чувства. Аркадий вспылил лишь тогда, когда Базаров за глаза обозвал его дядю «идиотом». Возможно, именно в этот момент в отношениях друзей обозначилась первая серьезная трещина.

Следует отметить, что базаровский нигилизм, к сожалению, приводит к отрицанию старого и нового искусства. Для него «Рафаэль гроша медного не стоит, да и они (то есть новые художники) не лучше его». Он заявляет, что «в сорок четыре года играть на виолончели глупо», а Пушкина читать и вообще «никуда не годится». Искусство Базаров считает формой наживы. Для него «порядочный химик полезней всякого поэта», а искусство не способно что-то изменить в жизни. Это крайность базаровского нигилизма. Базаров подчеркивает значение ученых для России, так как в науке Россия в то время отставала от Запада. Но Аркадий-то на самом деле любит стихи, и он читал бы Пушкина, если бы Базарова не было рядом.

Аркадий и Базаров как бы противостоят друг другу; сначала это противостояние совсем незаметно, но постепенно, по ходу развития действия, оно усиливается и доходит до открытого конфликта и разрыва дружеских отношений. В этом проявляется один из аспектов конфликтности романа, выраженной приемом контраста. Заметим, что в данном случае конфликтуют уже не «отцы» и «дети», а, если можно так выразиться, «дети» с «детьми». Таким образом, разрыв Базарова и Аркадия неизбежен.

Аркадий не готов к «терпкой, горькой бобыльной жизни» революционера. Базаров и Аркадий прощаются навсегда. Евгений расстается с Аркадием, не сказав ему ни одного дружеского слова, а высказывать их для Базарова — «романтизм»,

Аркадий находит идеал жизни в семье. Базаров умирает, оставшись верным своим воззрениям. Именно перед смертью проверяется сила его убеждений. Аркадию же нигилистические убеждения не привились. Он понимает, что жизнь революционного демократа не для него. Базаров умирает нигилистом, а Аркадий остается «либеральным баричем». И в конце романа Аркадий отказывается помянуть своего бывшего друга за общим столом.

Герои второго плана. Сатирические образы. «Когда умер такой человек, как Базаров , произнесен приговор над целым направлением идей, стоит ли следить за судьбою людей, подобных Аркадию, Николаю Петровичу, Ситникову?..» – вопрошает Писарев в своей статье. Ответ для него очевиден. Но мы попробуем внимательнее присмотреться к названным героям, авось подскажут что-то, что поможет понять Базарова.

Николай Петрович – первый, с кем мы знакомимся на страницах романа. Автор представляет его человеком «седым, пухленьким и немного сгорбленным». Рядом с ним возникает как своеобразный двойник «толстый сизый голубь». При поверхностном понимании легко принять «базаровский взгляд» на Николая Петровича: «человек отставной, его песенка спета». И вслед за Базаровым иронически отнестись к его попыткам научиться играть на виолончели – «в сорок четыре года».

Дадим слово самому герою. В разговоре с братом Николай Петрович горько сетует: «Кажется, я все делаю, чтобы не отстать от века: читаю, учусь, вообще стараюсь стать в уровень с временными требованиями». Автор подтверждает правдивость слов Николая Петровича. Рядом с сыном он провел три зимы в столице, прислушиваясь к «кипучим речам» молодежи и даже пытался участвовать в дискуссиях. Мало того. Великие идеи века, обсуждаемые в студенческих аудиториях, провинциальный помещик смело вводит в практику. Из дальнейшей речи мы узнаем, как Николай Петрович «крестьян устроил, ферму завел, так что даже меня во всей губернии красным величают…». Вспомним, по романному календарю 1859 год, официально же «эмансипация» началась в 1861! Скромный помещик опережает реформы в государственном масштабе без малого на два года!

Причем реформы осуществляются вполне бескорыстно. Недаром автор уделяет столько места описанию новой усадьбы Кирсанова, под которую отведено «десятины четыре ровного и голого поля», к тому же – бесплодного. Где не держится вода в прудах, где плохо всходит необходимый поместью парк. Надо ли говорить, что владелец имения мог при размежевании твердить за собой самую лучшую землю (что и происходило сплошь и рядом во время общегосударственной «эмансипации»). Множеством внешне мимолетных черт автор стремится подчеркнуть невиданный для своего времени демократизм Николая Петровича. Помещик стыдится называть себя владельцем двухсот крепостных душ. Старший Кирсанов признает себя имеющим власть лишь над десятинами земли, а имение, не без гордости, называет «фермой». Своего слугу он называет «Петром», а не «Петрушкой», как сделало бы на его месте большинство помещиков. В сцене приезда Петр «в качестве новейшего слуги» издали поклонился господам, а не припал к ручке. Далее, когда экипаж Кирсановых подкатывает к крыльцу, «толпа дворовых не высыпала на крыльцо встречать господ». Николай Петрович, очевидно, не терпит картины фальшивого подобострастия. Писатель не хочет скрывать обратную сторону происходящего. Перестройки в Марьино, как всякие начинания, не обходятся без трудностей. Тяжело господину, непривычно мужику: «Недавно заведенное на новый лад хозяйство скрипело, как немазаное колесо…», «все сбегалось , лезло к барину, часто с избитыми рожами, в пьяном виде и требовало суда и расправы». Эти ошибки, это нестроение только что начатого дела становятся предметом злорадного удовольствия Базарова: «…И добрые мужички надуют твоего отца…» Ему хочется, чтобы помещик «изведал на деле» и убедился в необходимости всеобщей ломки, а не постепенных изменений. Кроме того, у мягкого Николая Петровича нет не только «прынципов» – даже «принсипов». Зато есть гуманность и терпение. В своем следующем романе «Дым», говоря о реформах, Тургенев скажет: «Терпение требовалось прежде всего, и терпение не страдательное, а деятельное, настойчивое, не без сноровки, не без хитрости подчас…» Таким терпением наделен скромный Николай Петрович, пользующийся мудрой поговоркой: «Перемелется – мука будет».

Среди таких хозяйственных забот герой находит время заниматься музыкой. Отыскивает минуты для общения с классикой, и его лирические пассажи отнюдь не бездарны: «…Играл с чувством, хотя и неопытною рукою «Ожидание» Шуберта, и медом разливалась по воздуху сладостная мелодия». Глазами Николая Петровича мы видим поэтическую картину летнего заката, которая сама по себе способна опровергнуть любые попытки провозгласить природу лишь «мастерской», а не «храмом». Почему же он не протестует, когда сын с «соболезнующей улыбкой» вручает вместо любимого Пушкина «Материю и силу»? Почему не выступает против Базарова? Можно сказать, что Николай Петрович по-человечески мудр. Той мудростью, которую Петр Иваныч Адуев («Обыкновенная история») постигает только в финале жизненного пути. Он понимает, что невозможно заставить полюбить музыку, природу, искусство. Нельзя логически объяснить красоту окружающего мира.

Герой оказывает смягчающее, примиряющее воздействие на брата и Базарова, но при этом не боится сказать брату горькую для него правду: «Базаров умен и знающ». Николаю Петровичу в высшей степени свойственны совестливость и деликатность. Он долго отказывается от заветного желания – брака с Фенечкой, боясь оскорбить в глазах сына память матери и стеснить того же Павла Петровича. «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю». Эти библейские слова невольно приходят на ум при чтении заключительных страниц. Кирсановское «гнездо не вышло из рода»: подрастает Митя, родился Коля. Между поколениями в кирсановской усадьбе не противостояние, а сотрудничество. Когда сообща занялись «отец с сыном», «дела их начинают поправляться». «Аркадий сделался рьяным хозяином, и «ферма» уже приносит значительный доход». Так, по мысли писателя, и должно быть. В этом сотрудничестве поколений, мудрости и опыта с одной стороны, молодой энергии с другой, заключается, по мысли Тургенева, залог успеха всех реформ.

Об Аркадии говорит само его имя (счастливый). Аркадий действительно имеет талант быть счастливым настоящим. Подобно отцу, он от природы деликатен. Эта его деликатность доставила много приятных минут старичкам Базаровым, которым он отчасти заменил своими рассказами холодного и неприступного сына. Из уст Аркадия мы узнаем многое о Базарове; не менее важна его роль в композиционном сцеплении произведения: он привозит Базарова в усадьбу родителей, он своими рассказами о друге пробуждает любопытство Одинцовой, благодаря ему Базаров и Анна Сергеевна вновь встречаются (второе и третье свидания). При внешней мягкости, незаметности, его роль своеобразного оруженосца при друге очень важна для понимания главного героя.

В начале романа он весь под властью своего старшего друга. Павел Петрович, рассуждая о том, «чему покоряются неопытные сердца», с возмущением указывает Базарову на племянника: «Вот, поглядите, один из них рядом с вами сидит, ведь он чуть не молится на вас, полюбуйтесь». Преклонение его носит характер искренний и наивный, иногда до смешного. На предложение Базарова поехать в город он «лениво» согласился. «Он в душе очень обрадовался предложению своего приятеля, – комментирует Тургенев, – но почел обязанностию скрыть свое чувство. Недаром же он был нигилист!» Наивность Аркадия ярче оттеняет серьезность чувств и подлинную суровость Базарова. Но есть в Базарове черта, которая инстинктивно отталкивает его «ученика». Хоть он и согласился, по его совету, отобрать у отца «ненужную» книгу, но когда Базаров начал «хохотать» над Николаем Петровичем «Аркадий, как ни благоговел перед своим учителем, на этот раз даже не улыбнулся». Ученик 10-го класса в сочинении «Евгений Базаров и Аркадий Кирсанов – сыновья своих отцов» проницательно замечает, что «холодное отношение Аркадия к Николаю Петровичу только показное. Это отношение появляется под «нигилистическим» влиянием Базарова. Но Аркадий пытается как бы оправдаться перед отцом, и его «нигилистическое» отношение проявляется неискренно». Он так же пытается смягчить категоричные оценки Базаровым своего дяди, рассказав историю княгини Р. Впоследствии дело доходит до стычек Базарова со своим «учеником»:

– Как ты назвал Павла Петровича?

– Я его назвал как следует, – идиотом.

– Это, однако, нестерпимо!– воскликнул Аркадий.

Базаров склонен объяснять поведение Аркадия остатками устарелого, в его глазах, «родственного чувства». Аркадий справедливо возражает: в нем говорит «простое чувство справедливости». «Чувство справедливости» потрясено в Аркадии и отношением Базарова со своими собственными родителями. Он от души хвалит и Василия Ивановича, и Арину Власьевну; наконец, задает прямой вопрос: любит ли Базаров родителей? «Они тебя так любят». В душе мягкосердечного Аркадия скрыт своего рода нравственный ориентир, безошибочно показывающий, когда суровость Базарова переходит в жестокость. Аркадий – ученик, преданный поклонник. Но не раб. Он мягко, но окончательно высвобождается из-под власти друга, почуяв в их отношениях намек на деспотизм, грубость. Мы даже знаем, когда именно это происходит – все в той же сцене под стогом. «О друг мой, Аркадий Николаич!.. об одном прошу тебя: не говори красиво», – обращается к Аркадию раздраженный Базаров. «Я говорю, как умею… Да и наконец это деспотизм. Мне пришла мысль в голову; отчего ее не высказать?» – справедливо возмущается Аркадий обыкновением Базарова подчинять себе поступки людей. Снова Тургенев повторяет мысль о том, что каждый человек по-своему интересен и самоценен.

Узнав о помолвке Аркадия и Кати, Базаров иронически поздравляет его. И тут же рвет с человеком, с которым ему теперь не по дороге. «Для нашей горькой, терпкой, бобыльей жизни ты не создан, – справедливо замечает Базаров. – Наша пыль тебе глаза выест, наша грязь тебя замарает, да ты и не дорос до нас…» Внимательный читатель заметит, что этим монологом базаров «казнит» не только друга, но всех «либеральных баричей». Герой признается, что у него «есть другие слова»; он очевидно хотел бы расстаться со старым другом более тепло – «только я их не выскажу, потому что это романтизм, – это значит: рассыропиться». В решении Аркадия своя сила и слабость. Да, он выбрал другой путь в жизни, более легкий, чем его друг. Но это его путь. Никто, ничья власть не заставит Аркадия покориться.

То же можно сказать про Катю, «девушку лет восемнадцати, черноволосую и смуглую, с несколько круглым, но приятным лицом, с небольшими темными глазами». Катя обладает качествами, которые мы привыкли видеть, которые и придают очарование тургеневской девушке. При первом появлении она «держала корзину, наполненную цветами», дружит с «красивой борзой собакой с голубым ошейником». Девушка добра по отношению к тетке: «Катя поставила ей скамейку под ноги», хотя злая старуха «даже не взглянула на нее». Катя любит музыку Моцарта: «Она играла очень хорошо , крепко стиснув зубы.., и только к концу сонаты лицо ее разгорелось и маленькая прядь развившихся волос упала на темную бровь». Как Аркадий, она испытала влияние сильной натуры и даже немного «запугана» сестрой; она робеет и боится, когда Анна Сергеевна «приласкала» ее. В Кате нет светскости, она «не кокетка», не мечтает о новых ботинках. «Просто, не стыдясь и не рисуясь», говорит она Аркадию, что материально зависит от сестры. Девушка вовсе не безвольна. В ней есть и характер, и гордость. «Иная барышня только оттого и слывет умною, что умно вздыхает; а твоя за себя постоит…» – замечает Базаров. Она не согласится, подобно сестре, продать себя в замужество с богачом, «оттого, что в песне про неровнюшку поется».

Катю можно назвать тургеневской девушкой с некоторыми оговорками. В ней нет стремления к самопожертвованию, мечты уйти «на трудный подвиг», как в Наталье или Асе. Спокойно и отчасти деловито готовит она себя к главному труду жизни: замужеству и воспитанию детей. Аркадий, как и предсказывал Базаров, скоро попадает под ее влияние; но это влияние для него благотворно. Он оставляет привычку «сибаритничать» и «рьяно принимается за дело» – то дело, к которому лежит его душа. Не меньше, чем вожди, нужны миру простые труженики, скромные деятели. Людьми нельзя манипулировать.

Важнейшая черта удивительного таланта И.С. Тургенева – острое чувство своего времени, которое является лучшим испытанием для художника. Созданные им образы продолжают жить, но уже в ином мире, имя которому – благодарная память потомков, научившихся у писателя любви, мечте и мудрости.

Столкновение двух политических сил, дворян-либералов и революционеров-разночинцев, нашло художественное воплощение в новом произведении, которое создается в сложный период общественного противостояния.

Замысел «Отцов и детей» – результат общения с коллективом журнала «Современник», где писатель долгое время работал. Писатель тяжело переживал уход из журнала, ведь с ним была связана память о Белинском. Статьи Добролюбова, с которым постоянно спорил Иван Сергеевич и порой не соглашался, послужили реальной основой для изображения идеологических разногласий. Радикально настроенный молодой человек был не на стороне постепенных реформ, как автор «Отцов и детей», а свято верил в путь революционного преображения России. Редактор журнала, Николай Некрасов, поддержал эту точку зрения, поэтому из редакции ушли классики художественной литературы — Толстой и Тургенев.

Первые наброски к будущему роману были сделаны в конце июля 1860 года на английском острове Уайт. Образ Базарова был определен автором, как характер человека самоуверенного, работящего, нигилиста, не признающего компромиссов и авторитетов. Работая над романом, Тургенев невольно проникается симпатией к своему персонажу. В этом ему помогает дневник главного героя, который ведет сам писатель.

В мае 1861 года писатель возвращается из Парижа в своё имение Спасское и делает последнюю запись в рукописях. В феврале 1862 года роман публикуется в «Русском вестнике».

Основные проблемы

Прочитав роман, понимаешь истинную его ценность, созданную «гением меры» (Д. Мережковский). Что Тургенев любил? В чём сомневался? О чём мечтал?

  1. Центральными в книге является нравственная проблема взаимоотношений поколений. «Отцы» или «дети»? Судьба каждого связана с поиском ответа на вопрос: в чём смысл жизни? Для новых людей он заключается в труде, но старая гвардия видит его в рассуждении и созерцании, ведь на них работают толпы крестьян. В этой принципиальной позиции и находится место непримиримому конфликту: отцы и дети живут по-разному. В этом расхождении мы усматриваем проблему недопонимания противоположностей. Антагонисты не могут и не хотят принимать друг друга, особенно этот тупик прослеживается во взаимоотношениях Павла Кирсанова и Евгения Базарова.
  2. Так же остро стоит проблема нравственного выбора: на чьей стороне правда? Тургенев полагал, что нельзя отрицать прошлое, ведь только благодаря ему строится будущее. В образе Базарова он выразил необходимость сохранения преемственности поколений. Герой несчастен, потому что одинок и понят, ведь сам ни к кому не стремился и не хотел понять. Однако изменения, нравится это людям прошлого или нет, все равно придут, и к ним надо быть готовым. Об этом говорит иронический образ Павла Кирсанова, который потерял чувство реальности, надевая в деревне парадные фраки. Писатель призывает чутко реагировать на перемены и пытаться понять их, а не огульно охаивать, как дядя Аркадия. Таким образом, решение проблемы – в толерантном отношении разных людей друг другу и попытке познания противоположной жизненной концепции. В этом смысле победила позиция Николая Кирсанова, который терпимо относился к новым веяниям и никогда не спешил их судить. Его сын тоже нашел компромиссное решение.
  3. Однако автор дал понять, что за трагедией Базарова стоит высокое предназначение. Именно такие отчаянные и самоуверенные первооткрыватели прокладывают миру дорогу вперед, поэтому проблема признания этой миссии в обществе тоже занимает важное место. Евгений кается на смертном одре, что чувствует себя ненужным, это осознание и губит его, а ведь он мог стать великим ученым или искусным врачом. Но жестокие нравы консервативного мира вытесняют его, так как чувствуют в нем угрозу.
  4. Проблемы «новых» людей, разночинной интеллигенции, непростых взаимоотношений в обществе, с родителями, в семье тоже очевидны. Разночинцы не обладают доходными имениями и положением в обществе, поэтому вынуждены трудиться и ожесточаются, видя социальную несправедливость: они ради куска хлеба упорно работают, а дворяне, глупые и бездарные, ничего не делают и занимают все верхние этажи общественной иерархии, куда лифт просто не доходит. Отсюда и революционные настроения, и нравственный кризис целого поколения.
  5. Проблемы вечных человеческих ценностей: любви, дружбы, искусства, отношения к природе. Тургенев умел раскрывать в любви глубины человеческого характера, проверять истинную сущность человека любовью. Но не все проходят эту проверку, пример тому Базаров, который ломается под натиском чувства.
  6. Все интересы и замыслы писателя всецело были сосредоточены на важнейших задачах времени, шли навстречу самым жгучим проблемам повседневности.

    Характеристика героев романа

    Евгений Васильевич Базаров – выходец из народа. Сын полкового лекаря. Дед со стороны отца «землю пахал». Евгений сам пробивает себе дорогу в жизни, получает хорошее образование. Поэтому герой небрежен в одежде и манерах, его никто не воспитывал. Базаров — представитель нового революционно-демократического поколения, задача которого — разрушить старый уклад жизни, бороться против тех, кто тормозит общественное развитие. Человек сложный, сомневающийся, но гордый и непреклонный. Как исправить общество, Евгений Васильевич представляет весьма неопределённо. Отрицает старый мир, принимает только то, что подтверждено практикой.

  • Писатель отобразил в Базарове тип молодого человека, верящего исключительно в научную деятельность и отрицающего религию. Герой испытывает глубокий интерес к естественным наукам. С детства родители привили ему любовь к труду.
  • Осуждает народ за неграмотность и невежество, но гордится своим происхождением. Взгляды и убеждения Базарова не находят единомышленников. Ситников, болтун и фразёр, и «эмансипированная» Кукшина – никчёмные «последователи».
  • В Евгении Васильевиче мечется неведомая ему душа. Что делать с ней физиологу и анатому? Её же не видно под микроскопом. Но душа болит, хотя её – научный факт – нет!
  • Тургенев большую часть романа исследует «искушения» своего героя. Он терзает его любовью стариков — родителей – как же быть с ними? А любовь к Одинцовой? Принципы никак не совмещаются с жизнью, с живыми движениями людей. Что же остаётся Базарову? Только умереть. Смерть – его последнее испытание. Он принимает её героически, не утешает себя заклинаниями материалиста, а зовёт возлюбленную.
  • Дух побеждает взбесившийся разум, преодолевает заблуждения схем и постулатов нового учения.
  • Павел Петрович Кирсанов — носитель дворянской культуры. Базарову претят «накрахмаленные воротнички», «длинные ногти» Павла Петровича. Но аристократические манеры героя являются внутренней слабостью, тайным сознанием своей неполноценности.

    • Кирсанов считает, что уважать себя – значит следить за своей внешностью и никогда не терять своего достоинства, даже в деревне. Свой распорядок дня он составляет на английский манер.
    • Павел Петрович вышел в отставку, предавшись любовным переживаниям. Это его решение стало «отставкой» от жизни. Любовь не приносит человеку радости, если он живёт только её интересами и капризами.
    • Герой руководствуется принципами, принятыми «на веру», отвечающими его положению барина — крепостника. Чтит русский народ за патриархальность и за повиновение.
    • В отношении к женщине проявляются сила и страстность чувства, но он их не понимает.
    • Павел Петрович равнодушен к природе. Отрицание её красоты говорит о его духовной ограниченности.
    • Этот человек глубоко несчастен.

    Николай Петрович Кирсанов — отец Аркадия и родной брат Павла Петровича. Сделать военную карьеру не удалось, но он не отчаялся и поступил в университет. После смерти жены посвятил себя сыну и благоустройству поместья.

    • Характерные черты персонажа — незлобивость, покорность. Интеллигентность героя вызывает симпатию и уважение. Николай Петрович — романтик в душе, любит музыку, декламирует стихи.
    • Он противник нигилизма, любые назревающие разногласия пытается сгладить. Живёт в согласии со своим сердцем и совестью.

    Аркадий Николаевич Кирсанов – человек несамостоятельный, лишен своих жизненных принципов. Он полностью подчиняется другу. Примкнул к Базарову только по молодому задору, так как не имел своих взглядов, поэтому в финале между ними произошёл разрыв.

    • Впоследствии стал рачительным хозяином и обзавёлся семьёй.
    • «Славный малый», но «мякенький, либеральный барич», — говорит о нём Базаров.
    • Все Кирсановы «больше дети событий, чем отцы собственных поступков».

    Одинцова Анна Сергеевна — «родственный» личности Базарова «элемент». На основании чего можно сделать такой вывод? Твёрдость взгляда на жизнь, «гордое одиночество, ум – делают ее «близкой» главному герою романа. Она, как и Евгений, принесла в жертву личное счастье, поэтому сердце ее холодно и боязливо относится к чувствам. Она сама попрала их, выйдя замуж по расчету.

    Конфликт «отцов» и «детей»

    Конфликт – «столкновение», «серьёзное разногласие», «спор». Говорить о том, что эти понятия имеют только «негативный оттенок» — значит совершенно не понимать процессов развития общества. «Истина рождается в споре» — эту аксиому можно считать «ключиком», приоткрывающим завесу над проблемами, поставленными Тургеневым в романе.

    Споры – основной композиционный приём, позволяющий читателю определить свою точку зрения и занять определённую позицию во взглядах на то или иное общественное явление, область развития, природу, искусство, нравственные понятия. Используя «приём споров» между «молодостью» и «старостью», автор утверждает мысль, что жизнь не стоит на месте, она многогранна и многолика.

    Конфликт между «отцами» и «детьми» никогда не разрешится, его можно обозначить как «константу». Однако именно конфликт поколений является двигателем развития всего земного. На страницах романа ведётся жгучая полемика, вызванная борьбой революционно-демократических сил с либеральным дворянством.

    Главные темы

    Тургенев сумел насытить роман прогрессивной мыслью: протест против насилия, ненависть к узаконенному рабству, боль за страдание народа, желание основать его счастье.

    Главные темы в романе «Отцы и дети» :

  1. Идейные противоречия интеллигенции в период подготовки реформы об отмене крепостного права;
  2. «Отцы» и «дети»: взаимоотношения поколений и тема семьи;
  3. «Новый» тип человека на переломе двух эпох;
  4. Безмерная любовь к родине, родителям, женщине;
  5. Человек и природа. Окружающий мир: мастерская или храм?

В чём смысл книги?

Произведение Тургенева звучит тревожным набатом над всей Россией, призывающим сограждан к объединению, здравомыслию, плодотворной деятельности во благо Родины.

Книга объясняет нам не только прошлое, но и день сегодняшний, напоминает о вечных ценностях. Название романа означает не старшее и младшее поколения, не семейные отношения, а людей новых и старых взглядов. «Отцы и дети» ценны не столько как иллюстрация к истории, в произведении затронуто много нравственных проблем.

Основой существования рода людского является семья, где у каждого – свои обязанности: старшие («отцы») опекают младших («детей»), передают им накопленный предками опыт, традиции, воспитывают в них нравственные чувства; младшие – чтят взрослых, перенимают у них всё важное и лучшее, что необходимо для формирования человека новой формации. Однако их задача – это еще и создание принципиальных новшеств, невозможное без некоторого отрицания прошлых заблуждений. Гармония миропорядка состоит в том, чтобы эти «связи» не рвались, но не в том, чтобы все оставалось по старинке.

Книга имеет большое воспитательное значение. Прочитать её в пору формирования своего характера — значит задуматься над важными жизненными проблемами. «Отцы и дети» учат серьёзному отношению к миру, активной позиции, патриотизму. Учат смолоду вырабатывать твёрдые принципы, занимаясь самовоспитанием, но при этом чтить память предков, даже если она не всегда оказывается правой.

Критика о романе

  • После опубликования «Отцов и детей» разгорелась ожесточённая полемика. М.А Антонович в журнале «Современник» истолковал роман как «беспощадную» и «разрушительную критику молодого поколения».
  • Д. Писарев в «Русском слове» высоко оценил произведение и созданный мастером образ нигилиста. Критик подчеркнул трагизм характера и отметил твердость человека, не отступающего перед испытаниями. Он соглашается с другими авторами критических статей в том, что «новые» люди могут вызывать негодование, но отказать им в «искренности» невозможно. Появление Базарова в русской литературе — это новый шаг в освещении социально — общественной жизни страны.

Во всём ли можно согласиться с критиком? Возможно, нет. Павла Петровича он называет «Печориным маленьких размеров». Но спор двух персонажей даёт повод в этом усомниться. Писарев утверждает, что Тургенев ни одному из своих героев не сочувствует. Писатель же считает Базарова «любимым детищем».

Что такое «нигилизм»?

Впервые слово «нигилист» звучит в романе из уст Аркадия и сразу притягивает к себе внимание. Однако понятие «нигилист» никоим образом с Кирсановым младшим не связано.

Слово «нигилист» было взято Тургеневым из рецензии Н. Добролюбова на книгу казанского философа, консервативно настроенного профессора В. Берви. Однако Добролюбов истолковал его в положительном смысле и закрепил за молодым поколением. В широкий обиход слово ввёл Иван Сергеевич, что стало синонимом слова «революционер».

«Нигилистом» в романе является Базаров, не признающий авторитетов и все отрицающий. Писатель не принимал крайностей нигилизма, окарикатурив Кукшину и Ситникова, но симпатизировал главному герою.

Евгений Васильевич Базаров и поныне учит нас своей судьбой. Любой человек имеет неповторимый духовный образ, будь он нигилист или простой обыватель. Уважение и почтение к другому человеку складывается из почтения к тому, что в нём есть то же тайное мерцание живой души, что и в тебе.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!
Евгений Базаров Анна Одинцова Павел Кирсанов Николай Кирсанов
Внешность Продолговатое лицо, широкий лоб, огромные зеленоватые глаза, нос, плоский сверху и заостренный снизу. Русые длинные волосы, бакенбарды песочного цвета, самоуверенная улыбка на тонких губах. Обнаженные красные руки Благородная осанка, стройный стан, высокий рост, красивые покатые плечи. Светлые глаза, блестящие волосы, чуть заметная улыбка. 28 лет Среднего роста, породистый, лет 45. Модный, по-юношески

стройный и изящный. Седые волосы с темным блеском коротко острижены. Лицо желчное правильной формы без морщинок. Замечательно красив, глаза черного цвета.

Пухленький, слегка сгорбленный, чуть более 40 лет. Мягкие жидкие седые волосы, небольшие грустные глаза черного цвета
Происхождение Сын военного лекаря с крестьянскими корнями. Разночинец Аристократка. Отец – аферист и игрок. Мать – из княжеского рода Дворянин, аристократ, офицерский сын
Воспитание Домашнее, свободное Блестящее воспитание, полученное в Петербурге Домашнее, а затем в пажеском корпусе
Образование Студент Петербургского университета, медицинский факультет Военная служба Петербургский университет
Черты характера Добрый и чуткий, желающий казаться безразличным циником. Резкий и непреклонный в суждениях. Труженик, самоуверенный, энергичный, смелый. Любит людей, но по-своему, независим, не отличается вежливостью, порой ведет себя вызывающе Умна, горда, свободна в суждениях, рассудительна. Неспособна к увлечениям, равнодушна, эгоистична, холодна Гордый, самоуверенный, безукоризненно честен. Интеллектуал, проницательный, благородный, принципиальный. Англичане вызывают у него восхищение. Волевой характер Тонкий человек. Эстет, романтик, мечтателен и сентиментален, наивен. Идеалист, чересчур скромный и благодушный. Слабовольный, непрактичный, но добрый, гостеприимный, любящий свою семью
Общественно-политические взгляды Демократ-нигилист (отрицает все, кроме науки) Демократические Либерал-консерватор Либерал
Жизненные цели Нигилисты не принимали “ничегонеделание”, они стремились к деятельности. Главные цели молодежи – обличать и разрушать, кто-то другой должен был заниматься строительством нового мира на расчищенном месте. Хочет полюбить Базарова, но не может. Очень ценит состояние комфорта, боится потерять внутреннюю гармонию, поэтому героиня не готова отдаться чувствам. Человеческая сущность такова, что без любви существовать просто не может. При отсутствии любви исчезает жизненная цель, человек, рано устает и стареет от горя Аристократы – это главная сила, влияющая на развитие общества. “Английская свобода” или конституционная монархия – это идеал аристократии. Прогресс, гласность и реформы – пути для достижения идеала Герой пытается установить новые отношения с крепостными, ищет духовную опору в искусстве, а счастье в любви
Отношения с окружающими С крестьянами разговаривает как с равными себе. С аристократами постоянно спорит Героиня свободна от всяческих предрассудков, имеет собственное мнение, не стремится что-то кому-либо доказывать. Живет по правилам, которые ей по душе, при этом и отвергая, и равнодушно принимая жизненную пошлость Типичный гордый аристократ, который смотрит на окружающих свысока. Новейшие технологии, достижения науки и медицины он е принимает. Хоть герой и выказывает восхищение перед русскими мужиками, но разговаривать с ними не умеет, только морщится и нюхает одеколон. К Базарову жесток, поскольку тот не может похвастаться дворянским происхождением Доброжелательный и деликатный со всеми людьми, независимо от их происхождения

Другие работы по этой теме:

  1. Фенечка Фенечка – является одним из главных женских персонажей в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети”. Она обычная крестьянская девушка, рано оставшаяся сиротой. Мать…
  2. ОТЦЫ И ДЕТИ (Роман, 1862) Кирсанов Павел Петрович – дядя Аркадия Кирсанова, антагонист Евгения Базарова, аристократ, англоман, умеренный либерал” Наделен эффектной биографической предысторией: блестящая карьера…
  3. Самые замечательные произведения русской литературы XIX века отличаются постановкой важнейших социальных, философских, этических вопросов своего времени. Богатство проблематики составляет одно из главных качеств, характерных для. ..
  4. Имя героя Как попал “на дно” Особенности речи, характерные реплики О чем мечтает Бубнов В прошлом он владел красильной мастерской. Обстоятельства заставили его уйти, чтобы…
  5. Павел Петрович Кирсанов – брат Николая Петровича, дядя Аркадия Кирсанова, аристократ-либерал, который, так же, как и брат, является представителем многовековой дворянской культуры. Для своих сорока…
  6. С первых же страниц романа “Отцы и дети” мы убеждаемся, что И. С. Тургенев – истинный художник-портретист: он немногословно, но метко схватывает самую суть персонажа,…
  7. Герой Краткая характеристика Павел Афанасьевич Фамусов Фамилия “Фамусов” проис­ходит от латинского слова “фама”, что значит “молва”: этим Грибоедов хотел под­черкнуть, что Фамусов боится молвы, общественного…
  8. Петр Гринев Мария Миронова Алексей Швабрин Савелич Емельян Пугачев Капитан Миронов Василиса Егоровна Внешность Молодой, статный, собирательный образ русского человека Миловидная, Румяная, круглолицая, с светло-русыми. ..
  9. Как и было принято в классицизме, герои комедии “Недоросль” четко делятся на отрицательных и положительных. Однако наиболее запоминающимися, яркими являются все же отрицательные персонажи, несмотря…

8. Роман «Отцы и дети» . Православие и русская литература в 6 частях. Часть 3 (II том)

Есть в истории русской литературы книги с особой судьбою: при самом появлении своём они вдруг привлекали к себе всеобщее внимание, взбудораживали общественные страсти, возбуждали ярость полемики, отчётливо выявляли непримиримость идейных позиций внутри общества. Они становились сенсацией, модой, предметом восхищения и безжалостного отрицания. Не было лишь одного — равнодушия. Немногим, даже истинно великим произведениям выпадала такая доля.

Среди русских писателей Тургенев и всегда выделялся особым чутьём к важнейшим проблемам общественного бытия; в большинстве случаев, отметим это ещё раз, именно он ранее других угадывал то, что назревало в недрах народной жизни, первым отображал в своих романах лишь смутно ощущаемое другими. Но в целой серии его «точных попаданий» роман «Отцы и дети» выделяется заметнее всех иных. «Я не запомню, чтобы какое-нибудь литературное произведение наделало столько шуму и возбудило столько разговоров, как повесть Тургенева «Отцы и дети». Можно положительно сказать, что «Отцы и дети» были прочитаны такими людьми, которые со школьной скамьи не брали книги в руки»89, — это свидетельство А.Я.Панаевой, находившейся в те годы очень близко к одному из центров общественного движения в России, имеет особую цену. В страстной полемике вокруг романа столкнулись крупнейшие деятели культуры, критики, публицисты. Оценки давались с крайней категоричностью. Роман и решительно превозносился, и столь же безапелляционно отрицался. В самой неистовости споров отразились, конечно, не просто противоположные эстетические взгляды — тут вышли на борьбу различные идеологии, политические стремления, тут противоборствовали мировоззрения. Во многом прав был Писарев, в некоторой запальчивости утверждавший тогда, что «публике не было никакого дела ни до Тургенева, ни до его романа. Она хотела знать, что такое Базаров, и этот вопрос имел для неё самое жизненное значение»90.

В конце концов, это был горячий спор о будущем России. Уже сам интерес к Базарову опровергал мнение, будто «серьёзного в нём нет ровно ничего». С удивлением узнаёшь, что так думал Салтыков-Щедрин. Сходную мысль высказывал и Герцен («Время, тип — всё было выбрано неудачно»91), и некоторые другие революционные демократы. Справедливости ради нужно сказать, что многие из критиков романа, отказывавшие ему в жизненности и правдивости, позднее изменили своё мнение. На первых порах сказывались, конечно, и полемический задор, и острая злободневность проблемы.

В то же время среди сторонников Тургенева можно назвать Достоевского и Тютчева. Последний уверенно утверждал о романе: «Жизнь взята во всей её истине»92. А жизнь-то была взята на переломе судьбы России. Страна переживала коренную ломку социальных, политических, этических, правовых, имущественных, даже бытовых норм и отношений. «Эпохой великих реформ» назвали 60-е годы XIX века русские люди. Снова, в который раз, Россия подымалась на дыбы, как над какой-то неведомой пропастью, и будущее её для одних озарялось надеждой, для других меркло в ужасе неизвестности. В такие времена и любое произведение на злобу дня пользуется пристальным вниманием публики. Художественное совершенство придаёт такому созданию особую силу. Однако злободневность для произведения искусства — достоинство неоднозначное: злоба дня привязана к одному частному моменту истории, жёстко включена в ограниченные рамки. Проходит день — и то, что волновало тысячи и сотни тысяч, становится предметом интереса весьма немногих. Тургеневский роман такого недостатка лишён. Разумеется, автор поставил проблемы на современном ему материале, но проблемы-то он ставил вечные, всечеловеческие — и только ленивые умом откажутся сравнить свои мысли и сомнения с опытом, постижениями и ошибками прошлого. Проблема отцов и детей, так ясно и смело обозначенная писателем в названии романа, есть проблема на все времена — потому, прежде всего, что связана она с важнейшим вопросом всего земного бытия: с вопросом о смысле жизни человека. Собственно, проблема отцов и детей есть проблема переосмысления жизненных ценностей поколения предшествующего поколением, приходящим ему на смену, проблема ломки устоявшихся понятий и стереотипов. Не всякая смена поколений сопровождается таким переосмыслением и такой ломкой. В большинстве случаев новое поколение принимает понимание смысла жизни, какое утвердилось в сознании отцов. Дети— кто покорно, кто убеждённо — следуют за отцами, хотя какие-то внешние приметы жизни, чаще всего на уровне бытовом, несомненно, меняются. Но стоит возникнуть сомнению в некоторых глубинных принципиальных основах — и проблема отцов и детей предстаёт перед обществом, принимая то более, то менее серьёзный облик, иной раз оборачиваясь и трагической своей стороной, приводя то к примирению, компромиссу, а порой и к расколу, к противостоянию поколений.

Разумеется, правота не всегда принадлежит новому поколению, отвергающему устоявшуюся систему ценностей. Да в большинстве случаев оно и не сознаёт, но лишь смутно ощущает нежелание жить жизнью отцов. Но как жить по-новому, не знает и само, часто ограничивается вспышками бездумного разрушительства и экстравагантными формами поведения в быту. Проходит время, страсти утихают, всё возвращается на круги своя, вчерашние бунтари становятся добропорядочными гражданами, снисходительно оглядываясь на грехи собственной молодости.

Но не такова конечная судьба конфликта, когда он совершается на уровне коренных идей в осмыслении бытия. Идейный конфликт, возникающий, в те редкие моменты, когда дети вырабатывают для себя чёткую сознательную программу, намечают определённую серьёзную цель на жизненном пути (скажем также, что и эта цель может оказаться ошибочной, но то уж иной вопрос), — такой конфликт, такое столкновение поколений примирением разрешиться не может. Идейное противостояние ведёт к полному разрыву — к нарушению связи времён. Трагическую природу подобного конфликта раскрыл Тургенев в своём романе.

Такой конфликт всегда трагичен, ибо в нём всегда, явно или неявно, происходит отвержениеотечества, а всякое отечество на небесах и на земле именуется от Отца Господа нашего Иисуса Христа (Еф. 3, 14–15).

Правда, Тургенев этот уровень конфликта не сознавал: писатель видел здесь противостояние прежде всего социальное. Проблема отцов и детей не была новою для русской литературы к тому моменту, когда появился роман с таким названием: её, каждый по-своему, решали и Грибоедов, и Пушкин, и Лермонтов…, Тургеневым же впервые было показано не просто столкновение «века нынешнего и века минувшего», но поколений, принадлежавших к различным социальным слоям общества.

Отцы для писателя — это дворяне. «Вся моя повесть направлена против дворянства как передового класса» (12, 340), — писал он К.Случевскому в апреле 1862 года, вскоре после выхода романа в журнале «Русский вестник». Дворянство — преимущественная тема всей русской литературы первой половины XIX столетия. С каких только сторон ни изображали русскую жизнь! какие споры не порождала она! Теперь, в новую эпоху, Тургенев с суровой прямотой вынес беспощадный приговор поколению отцов, утверждая мысль о разложении, вырождении, общественной несостоятельности дворянства. Эта идея связана в романе с образами братьев Кирсановых, Павла Петровича и Николая Петровича.

Нужно заметить, что писатель выбрал для её доказательства способ очень непростой. Действительно, если ни у кого не может возникнуть сомнения в деградации Иудушки Головлёва («Господа Головлёвы» Салтыкова-Щедрина) или Последыша («Кому на Руси жить хорошо» Некрасова), то братья Кирсановы — люди вполне достойные уважения или хотя бы симпатии со стороны читателя, и на первый взгляд, ни о каком вырождении речи быть не может. Но автор сознательно решил раскрыть свою мысль на примере лучших и достойнейших образцов дворянства. За внешней привлекательностью Кирсановых — «слабость и вялость или ограниченность», полная их непригодность к жизни. «Эстетическое чувство, — писал сам Тургенев, — заставило меня взять именно хороших представителей дворянства, чтобы тем вернее доказать мою тему: если сливки плохи, что же молоко?» (12, 340). Да, подобный способ сложнее, но доказательнее.

Николай Петрович и вся его хозяйственная деятельность — своеобразная иллюстрация экономической несостоятельности дворянства. Ранее, на протяжении долгого периода крепостного права, этот класс был поставлен в исключительное положение: дворяне имели возможность и право не заниматься никаким трудом — средства к существованию и вообще все жизненные блага доставляли им крестьяне. Обломов мог смиренно полёживать на диване, потому что Захар и ещё триста Захаров не давали ему помереть с голоду. И вот теперь готовящаяся реформа (а действие романа относится к 1859 году) обрекла дворянина-помещика на тяжкие думы о куске хлеба, на труд, пусть не физический, а умственный, от которого он был прежде избавлен. Очень скоро услышит помещик обращённый к нему призыв (об этом напишет Некрасов):

Проснись, помещик заспанный!

Вставай! — учись! трудись!

Помещик Оболт-Оболдуев, один из персонажей поэмы «Кому на Руси жить хорошо», недоумённо отвечает на этот призыв:

Трудись! Кому вы вздумали

Читать такую проповедь!

Я не крестьянин-лапотник—

Я Божиею милостью

Российский дворянин!

Но помещик всё же должен теперь заняться трудом, а от этого он был отучен и собственною своей жизнью, и долгим опытом предшествующих поколений. Реформа оборачивалась для многих дворян трагической стороной. И всё же лучшие и наиболее дальновидные из помещиков в предвидении идущих жизненных перемен принимались за нелёгкое и необычное для себя дело: они начинали хозяйствовать. К числу их относится и Николай Петрович Кирсанов. Он подлинно передовой человек своего времени, который «всё делает, чтобы не отстать от века»; его даже «красным» за это по всей губернии величают. Проведя в своём имении размежевание (то есть раздел земли) с крестьянами, он ещё до реформы заводит у себя хозяйство на новый образец: он пользуется теперь — невиданное дело! — трудом не крепостных крестьян, а наёмных работников. Николай Петрович следит за всеми достижениями сельскохозяйственной науки, выписывает новейшие машины, но… «Недавно заведённое на новый лад хозяйство скрипело, как немазаное колесо, трещало, как домоделанная мебель из сырого дерева» (3, 197). И это у лучшего из дворян. А что же худшие, «что же молоко?» А они продолжают жить по-прежнему, будучи порою не в состоянии постигнуть надвигающейся на них катастрофы, не понимая, что многих из них ждёт разорение и нищета. По сути, автор «Отцов и детей» предсказал тот долгий и мучительный процесс «оскудения дворянства», который начался после реформы 1861 года. Закономерный итог многих дворянских судеб — положение горьковского Барона из пьесы «На дне».

Павел Петрович Кирсанов в своих рассуждениях обнаруживает крах дворянской идеологии. По его мысли, дворяне (и прежде всего лучшие из дворян — аристократы) являются носителями высоких нравственных принципов, на которых основана незыблемость жизни всего общества. «Без чувства собственного достоинства, без уважения к самому себе, — говорит он, — нет никакого прочного основания общественному… bien public… общественному зданию» (3, 212). Сама по себе мысль справедлива, и с Павлом Петровичем нельзя не согласиться. Однако тургеневский герой ошибается в ином: эти принципы он ограничивает узкими сословными рамками, он связывает «чувство собственного достоинства» исключительно с дворянством, вернее, ещё уже: с аристократией. И вот обнаруживается: достоинство человека оказывается лишённым единственно возможной основы — религиозной— и тем обесцененным. Ибо если во Христе «нет раба, ни свободного» (Гал. 3, 28), то это означает лишь одно: достоинство во Христе не зависит от сословных рамок, устанавливающий же эти рамки кощунствует. Но более того: обезбоженные, эти принципы в дворянской среде утрачивают и социальное своё содержание. Базаров остроумно замечает в споре с Кирсановым: «Вот вы уважаете себя и сидите сложа руки; какая ж от этого польза для bien public? Вы бы не уважали себя и то же бы делали» (3, 213). Базаров тут не просто смеётся над своим оппонентом — он отвергает притязания Павла Петровича на общественную значимость принципов аристократизма. Сидящий сложа руки Кирсанов может уважать или не уважать себя — для общественной жизни он безразличен. Заметим попутно, что индивидуалистическая замкнутость — гамлетовщина, — которую постоянно исследовал в своём творчестве Тургенев, приобретает в «Отцах и детях» впервые вполне определённый социальный характер. Павел Петрович, без сомнения, благородный человек, в высшей степени обладающий чувством собственного достоинства, но самые благородные и верные идеи, не утверждённые действием, нередко полностью обесцениваются в сознании тех, к кому они обращены, — это едва ли не закон человеческого бытия. Собственно, это главная причина любого конфликта отцов и детей. Когда слова отцов становятся лишь пустым сотрясением воздуха, дети с безжалостной решительностью молодости объявляют все благие рассуждения лицемерием и, не раздумывая, отвергают все основные их ценности. Они и правы и неправы при этом. Но вина в их неправоте — в значительной мере ложится на отцов. Ведь если «древо познаётся по плоду своему» (Лк. 6, 44), то здесь плодов вовсе не видно.

Тургенев зло посмеялся над Кирсановым, введя в роман сцену дуэли Павла Петровича с Базаровым. Нельзя забывать, что дуэль — не только обязанность дворянина защищать свою честь, но и его высокое и исключительное право. Признание права на дуэль равнозначно в этих узких сословных рамках признанию чести и достоинства человека. И наоборот. Но в романе высокое содержание и трагическая торжественность дуэли разрушается её поистине пародийным характером, прежде всего комической фигурой «секунданта»— лакея Петра, нелепость которого признаёт, в конце концов, и сам Павел Петрович. Благородный герой дуэли — каким желал бы выглядеть Кирсанов — низведён здесь до уровня презираемой им черни.

Символичны слова автора по отношению к своему герою, сказанные вскоре после описания дуэли: «Да он и был мертвец» (3, 332). Мёртв, конечно, не человек Павел Петрович — мёртв дворянин Кирсанов. И это лучший из дворян. Действительный аристократ, джентльмен, человек несомненного внутреннего достоинства. И мертвец. Ибо и на этом уровне справедлива апостольская мудрость: «Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе» (Иак. 2, 17). Эти люди имели свою веру: в «принсипы», но дел по вере не имели.

Но «если сливки плохи, то что же молоко»? А «молоко»— это люди, давно растерявшие былые высокие принципы и подменившие их пустым лицемерием. Мертво всё дворянство. Самое большее, на что оно способно, — лишь на благие порывы, осуществить которые у него нет ни сил, ни энергии. Лучшее доказательство тому — судьба Аркадия Кирсанова, вначале очарованного идеями своего друга, Базарова, но перешедшего постепенно в лагерь отцов, хотя по возрасту и по незрелости мысли он ещё совершенное дитя. Но ведь в данном случае отцы и дети— понятия не возрастные, а мировоззренческие. По остроумному замечанию Писарева, Аркадий «находится в переходном состоянии из отрочества в старость». Этот молодой человек, к слову сказать, обнаруживает обычную слабость обыденного самоутверждения: горделиво отвергая все авторитеты, он подпадает в рабскую зависимость от авторитета, тяготеющего над ним авторитета Базарова. С самоутверждающимися индивидами — и всегда так. Аркадий прикрывает нигилизмом, на стороне заимствованным, собственную никчёмность: явление опять-таки банальное. Павел Петрович, конечно, прав в своём утверждении:

«Прежде молодым людям приходилось учиться; не хотелось им прослыть за невежд, так они поневоле трудились. А теперь им стоит сказать: всё на свете вздор! — и дело в шляпе. Молодые люди обрадовались. И в самом деле, прежде они были просто болваны, а теперь они вдруг стали нигилисты» (3, 218). Истина на все времена: с годами лишь конкретные ярлыки меняются, суть же всегда неизменна.

«Ваш брат дворянин дальше <…> благородного кипения дойти не может, а это пустяки» (3, 349), — такой приговор выносит и Аркадию, и всем отцам вообще нигилист Базаров, принадлежащий к поколению детей — поколению революционеров-разночинцев. Но это же приговор и самого автора, как бы окончательно расквитавшегося с теми, в ком усматривал он носителей ненавистного ему деспотического начала. И с теми, кому гамлетовское бездействие, по его убеждению, было искони присуще. Тургенев радостно вслушивается в слова своего героя, с ожиданием и надеждою: «…Мы догадались, что болтать, всё только болтать о наших язвах не стоит труда, что это ведёт только к пошлости и доктринёрству; мы увидели, что и умники наши, так называемые передовые люди и обличители, никуда не годятся, что мы занимаемся вздором, толкуем о каком-то искусстве, бессознательном творчестве, о парламентаризме, адвокатуре <…>, когда дело идёт о насущном хлебе, когда грубейшее суеверие нас душит…» (3, 216), — жестоко, но справедливо упрекает Базаров современное ему общественное устройство.

И всё же: как ни запятнали себя отцы, но в отрицании коренных основ общественной жизни есть немалая доля вины и младшего поколения. Базаровская правота ограничена его временем и становится грубой неправотою, лишь только рассуждения героя приобретают характер обобщений. Все отрицательные рассуждения Базарова строятся, по сути, на элементарно ошибочном силлогизме: если такие-то принципы обнаруживают свою несостоятельность в данное время и в среде данных людей, то эти принципы не верны нигде и никогда. Поэтому, к примеру, Базаров просто не заметил глубокой и по социальному значению мысли Павла Петровича:

«Личность… — вот главное; человеческая личность должна быть крепка, как скала, ибо на ней всё строится» (3, 212). Время многократно подтвердило правоту тургеневского героя — разрушение личности ведёт к расшатыванию устоев общества. Отрицание подобных истин всегда губительно сказывается на всяком социальном организме. Заметим лишь ещё раз, что справедливость этой мысли может основываться лишь на религиозном понимании личности, ибо вне связи с Творцом личность утрачивает свою внутреннюю устойчивость, обезличивается — и общественное здание начинает возводиться на песке. Но если это не вполне сознаёт Кирсанов (из-за социальной ограниченности своего мировоззрения), то для Базарова подобные рассуждения и вовсе бессмысленны. Для детей— по ограниченности их опыта — понятия отцов представляются нередко слишком отвлечёнными от жизни, идеальными, тогда как понимание действительности у вступающих в неё всегда тяготеет к конкретности. Базаров демонстрирует это весьма откровенно: «Да на что нам эта логика? Мы и без неё обходимся. <…> Вы, я надеюсь, не нуждаетесь в логике, для того чтобы положить себе кусок хлеба в рот, когда вы голодны. Куда нам до этих отвлечённостей!» (3, 213).

Так подготавливается почва для нигилизма— для новой идеологии, системы, надо признать, целостной, стройной, логически завершённой, при всём презрении нигилиста к логике.

Это невиданное дотоле явление русской жизни — революционера-нигилиста — Тургенев первым среди русских писателей угадал своим поразительным художественным чутьём. Явление было настолько новым, что даже и сам создатель Базарова начинал временами сомневаться: «…Я, на первых порах, — признавался он позднее, — сам не мог хорошенько отдать себе в нём отчёта — и напряжённо прислушивался и приглядывался ко всему, что меня окружало, как бы желая проверить правдивость собственных ощущений. Меня смущал следующий факт: ни в одном произведении нашей литературы я даже намёка не встречал на то, что мне чудилось повсюду; поневоле возникало сомнение: уж не за призраком ли я гоняюсь?» (10, 346–347).

Это уже после, исследуя логику явления, многие русские писатели— И.А.Гончаров, А.Ф.Писемский, Н.С.Лесков и др. — вывели нигилиста на страницы своих произведений. Возник своего рода литературный жанр — антинигилистический роман, вершиной которого стали гениальные «Бесы» Достоевского. Однако Тургенев не только первым обнаружил нигилизм в жизни, но и в совершенной художественной форме вывел такой характер, в котором как в зерне было заключено всё, что так изобильно произросло затем на ниве общественного бытия. Поняв Базарова, мы поймём не только особенности общественной борьбы того уже далёкого от нас времени, но немало откроется и в нынешнем окружающем нас мире. «…Если он называется нигилистом, то надо читать: революционером» (12, 339), — настойчиво подчёркивал Тургенев, говоря о Базарове. Само отрицание, беспощадное отрицание Базаровым многих сторон действительности — революционно по своей сути. Не упустим из памяти глубокую мысль Тютчева: революция направлена прежде всего против христианства.

Базаров признаётся в том без обиняков — прислушаемся к его спору с Кирсановым: «—…В теперешнее время полезнее всего отрицание — мы отрицаем.

— Всё?

— Всё.

— Как? не только искусство, поэзию… но и… страшно вымолвить…

— Всё, — с невыразимым спокойствием повторил Базаров» (3, 313).

Во взглядах этого революционера всё тесно взаимосвязано, здесь одно вытекает из другого, здесь нельзя отобрать одно как нечто ценное, отбрасывая другое за ненадобностью. Герой Тургенева жизнью заплатил за эту цельность. И мировоззрение его можно либо принимать полностью, либо отвергнуть именно как систему.

Слово нигилист происходит от латинского nihil— ничто. Ничто не принимать на веру — вот credo нигилизма. (Вот снова явило себя в новом обличье давнее противостояние между верою и рассудком.) Тургенев не сам придумал это слово, но, можно сказать, что он создал его: именно после выхода «Отцов и детей» слово вошло в общее употребление и приобрело именно то значение, какое придал ему писатель. И странно: не успел появиться роман Тургенева, как вдруг оказалось, что нигилистов в русской действительности — хоть пруд пруди. Сам исторический момент был таков, что многие ринулись в отрицание — сущностного или второстепенного, но в отрицание. Фигура нигилиста стала символом этого времени.

Но сам-то Базаров мало кого удовлетворил. Тургенева вообще покрывали бранью со всех сторон. «Ну и досталось же ему за Базарова, беспокойного и тоскующего Базарова (признак великого сердца), несмотря на весь его нигилизм»93, — писал Достоевский по горячим следам полемики вокруг «Отцов и детей». «Упрёки из обоих лагерей», говоря словами самого Тургенева, так и «посыпались» (12, 502) на писателя, и за всё сразу, и за отцов и за детей. Базаров же — в центре всех споров. Обвинений было более чем достаточно: и «клевета» на молодое поколение, и «карикатура на молодёжь», и «безнравственность», и «цинизм»… И уж совсем несправедливое:

«пасквиль на Добролюбова». С противоположной стороны раздавался противоположный же и упрёк: отрицатель-нигилист «возведён в апофеозу» (М.Н.Катков). Слишком уж за живое задел всех Базаров. Для одних он был непонятная, но страшная сила, для других — предостережение, для третьих — справедливый укор, для четвёртых — восхваление врага, для пятых — клевета на друга…

На упрёки в предвзятости (и в «предвзятости симпатии», и в «предвзятой неприязни») можно ответить словами Тургенева из его письма Фету в апреле 1862 года: «Хотел ли я обругать Базарова или его превознести? Я этого сам не знаю, ибо я не знаю, люблю ли я его, или ненавижу! Вот тебе и тенденция!. .Скажу Вам одно, что я все эти лица рисовал, как бы я рисовал грибы, листья, деревья; намозолили мне глаза — я и принялся чертить. А освобождаться от собственных впечатлений потому только, что они похожи на тенденции, было бы странно и смешно» (12, 338). И уж если говорить об авторском отношении, то это было скорее доброжелательство: «…я честно, и не только без предубежденья, но даже с сочувствием отнёсся к выведенному мною типу» (10, 347–348). Однако, по свидетельству современников, радикальная молодёжь вошла в подлинную ярость. Тургенев сумел указать на самое больное место нигилизма, так что нельзя было не отшатнуться в ужасе от страшного пророчества, возглашенного в романе, — но ужаса того никто явно не сознал, бессознательно подменив его на поверхности откровенной неприязнью к Базарову.

Новизна и вообще нередко принимается с нерасположением. Базаров же — не только для русской жизни, но и для литературы фигура новая, во всём необычная. Даже внешним обликом своим. Читатель привык встречать изящных, с иголочки и по последней моде одетых благородных героев — Онегина, Печорина, Бельтова… А тут — в странной «одёженке», с большими красными руками без перчаток, с грубыми чертами лица, нелепыми бакенбардами, с несколько грубоватыми манерами, курящий отвратительные вонючие сигарки — Евгений Базаров. «…От сурового труда грубеют руки, грубеют манеры, грубеют чувства»94, — пояснит позднее Писарев читающей публике. Базаров необычен внешне, он, как главный герой, и в ином необычен. «Мой дед землю пахал» (3, 215), — «с надменной гордостью» заявляет он дворянам Кирсановым. Прежде этого могли только стыдиться. Кстати, он и представляется не по-дворянски, а по-крестьянски, произнося отчество на манер фамилии: «Евгений Васильев».

Разумеется, сам по себе разночинец — не такая уж новость для русской литературы, он известен с более ранних времён. Евгений из «Медного всадника», Самсон Вырин в пушкинском же «Станционном смотрителе», а потом Башмачкин Гоголя, Макар Девушкин Достоевского… По отношению к ним, как мы помним, даже особое название сложилось: «маленькие люди». Маленькие, забитые судьбою, вечные страдальцы, несчастные, от всего зависимые — они стали символом социального угнетения, всяческих бед и лишений. Покупка шинели могла стать величайшим событием их «маленькой» жизни, апофеозом всей их человеческой деятельности. Базаров же — не «маленький» человек. Силу его натуры признают все, даже ненавидящий его Павел Петрович Кирсанов. Да и сам он себя гигантом именует: «Ведь я гигант!» (3, 364).

Прежние герои русской литературы из дворян, даже если и были щедро одарены природою, неизменно попадали, в конце концов, в разряд «лишних людей», чего поначалу никак нельзя сказать о Базарове: он пришёл в жизнь как работник, имеющий перед собою ясную цель. Он не станет оглядываться на своё воспитание или ссылаться на неблагоприятное время, как это делают многие, пытаясь объяснить свою судьбу, — или судьбу тех же Онегина или Печорина. «Всякий человек сам себя воспитывать должен — ну хоть как я, например… А что касается до времени — отчего я от него зависеть буду? Пускай же лучше оно зависит от меня» (3, 197), — и в этом он необычен. Базаров внешне заурядный студент-медик, «лекаришка», как презрительно морщится Павел Петрович. Но все чувствуют и понимают: судьба простого уездного лекаря — не для Базарова. Аркадий Кирсанов прямо утверждает в разговоре с отцом Базарова, что сын его прославится, но не медицина явится главным его поприщем. В Базарове без сомнения угадывается общественный деятель. Революционер.

Автор вместе со всеми своими героями признаёт необычайную силу и оригинальность натуры Базарова. И всё же отношение Тургенева к увиденному им в жизни и отображённому в романе нигилисту оказалось внутренне противоречивым — и определило трагическую окраску образа Базарова. «Я хотел сделать из него лицо трагическое» (12, 339), — признавался сам Тургенев Случевскому. И одновременно Достоевскому: «…я попытался в нём представить трагическое лицо» (3, 343). Писарев как будто подслушал признания автора: «Ни один из подобных ему героев не находится в таком трагическом положении, в каком мы видим Базарова»95.

Трагизм Базарова внутренне определён отчасти самой силою его натуры. Парадоксально, но к Базарову применимы слова, сказанные по поводу судьбы совершенно иного героя: «Силы этой богатой натуры остались без приложения, жизнь без смысла, а роман без конца»96. Так писал Белинский о Евгении Онегине, о первом «лишнем человеке», и это знаменательно. Базаров в романе бездействует. Такое утверждение может показаться странным, да и как не вспомнить известную фразу из самого романа: «Жизнь в Марьине текла своим порядком: Аркадий сибаритствовал, Базаров работал» (3, 207). Но что значит в данном случае — работал? Лягушек резал, делал препараты, разглядывал их в микроскоп и т. п. Некоторые критики даже иронизировали по поводу столь ничтожных занятий: что это за «гигант», который всего-то и делает, что лягушек режет? Конечно, лягушки — лишь условность в данном случае. Символ, если угодно. Базаров занят научными исследованиями, медициной — а это уж занятие не вовсе ничтожное. Но мы ведь помним: не медицина главное его предназначение. Что же делает он на главном? Ровным счетом ничего. Он именно бездействует. Автор не дал «русскому Инсарову» никакого реального дела на общественном поприще, потому-то и не нашлось приложения силам этой богатой натуры и жизнь осталась без смысла. Тургенев оставляет Базарова бездействующим не случайно. Писатель не увидел в жизни и потому не показал в романе положительной цели у нового поколения революционеров.

«Сперва нужно место расчистить» (3, 214), — заявляет Базаров, но подобная цель вызывает справедливое недоверие, подозрение: а что же будет построено на этом «расчищенном месте»? да и будет что построено вообще? Базаров же лишь талдычит: «В теперешнее время полезнее всего отрицание — мы отрицаем» (3, 213). А Тургенев в отрицании видел, как помнится, силу опасную, даже страшную: «Но в отрицании, как в огне, есть истребляющая сила — и как удержать эту силу в границах, как указать ей, где именно остановиться, когда то, что она должна истребить, и то, что ей следует пощадить, часто слито и связано неразрывно?» («Гамлет и Дон Кихот»; 11, 179).

После выхода романа во множестве стали раздаваться упрёки автору за то, что он не смог увидеть созидательной цели у революционных демократов. Герцен, например, полушутя-полусерьёзно укорял Тургенева: зачем-де не послал своего героя к нему в Лондон — уж какое-нибудь дело да нашлось бы. Правда, и Герцен совершал дело разрушительное, так что в Лондоне ли, в российской ли глуши — разницы никакой. Но так или иначе, а факт остаётся фактом: Базаров попадает в положение «лишнего человека», он лишь говорит и никак не действует. И сила, не нашедшая себе достойного применения, надломила натуру её обладателя. Такое решение проблемы русского Инсарова, скажем, забегая вперёд, оказалось совершенно неприемлемым для революционных демократов. Не прошло и двух лет со времени выхода «Отцов и детей», а в камере Петропавловской крепости Чернышевский пишет свой знаменитый роман «Что делать?»— своеобразный ответ на вопрос, поставленный, но не разрешённый, по разумению реальных нигилистов, Тургеневым: кто же они, эти «новые люди», чего они хотят, к чему стремятся, только ли отрицают? Рахметов, герой Чернышевского, это и продолжение Базарова, и полемика с ним. Он в избытке наделён всеми сильными сторонами характера Базарова, но начисто лишён его недостатков. Нужно признать, что как литературный тип Рахметов оказался ближе Инсарову, чем Базаров. На месте же, которое Базаров собирался лишь расчистить, «новые люди» вознамерились воздвигнуть «хрустальные дворцы» будущего.

Достоевский в письме Каткову (апрель 1866 г.) заметил о том:

«…нигилисты и сами по себе на всё способны. Учение «встряхнуть всё <…>, чтоб, по крайней мере была tabula rasa (чистая доска) для действия», — корней не требует. Все нигилисты суть социалисты. Социализм (а особенно в русской переделке) — именно требует отрезания всех связей. Ведь они совершенно уверены, что на tabula rasa они тотчас выстроют рай»97.

Хороши ли окажутся «дворцы» в вожделенном раю — речь о том в своём месте. Православный человек знает: сама идея такого «рая» не просто утопия, но ересь. Однако не безбожникам же было то понять.

Фигура Базарова трагична и одиночеством его. Правда, сам он заявляет Кирсанову: «Нас не так мало, как вы полагаете» (3, 217), — однако в романе у него нет ни одного единомышленника. Лишь карикатурные Ситников да Кукшина, «эта прогрессивная вошь, которую вычесал Тургенев из русской действительности» (Достоевский), да ещё Аркадий, временный и случайный попутчик. О Ситникове и Кукшиной прислушаемся также ко мнению Писарева: «…у нас… не перечтёшь того несметного количества разнокалиберной сволочи, которая тешится прогрессивными фразами, как модною вещицею, или драпируется в них, чтобы скрыть свои пошленькие поползновения»98. Стремлением к бездумному и безудержному «прогрессу» они примазываются к любому движению, и в конце концов монополизируют право на любой прогресс. Эта либеральная чернь весьма деспотична ко всякому несогласию с нею, стремясь опорочить, задавить, уничтожить то, что встаёт на пути её разрушительной бесовской деятельности. Именно о них сказал Вяземский: «Свободной жизни коноводы восточным деспотам сродни». «Свобода» же их есть лишь новое рабство — «рабство у передовых идеек», как метко определил Достоевский. Однако сами «передовые идейки»— лишь отражение комплекса идей, сфабрикованных мощным умом Базарова и ему подобных. Господство голого практицизма, идеал единообразия, выдвижение арифметической премудрости в роли высшей истины, отрицание высших духовных потребностей человека, пренебрежение красотою — всё это некрепкие умом ситниковы и кукшины измыслили отнюдь не самостоятельно, их способностей хватает лишь на то, чтобы ещё более упростить и вульгаризировать продиктованное им.

Базаров одинок и в личной жизни. Старики-родители чуть ли не боятся его, он с ними скучает. И ведь понимает же, что «таких людей в… большом свете днём с огнём не сыскать» (3, 364), но преодолеть возникшего между ним и стариками отчуждения не в состоянии.

Базаров терпит крах и в отношениях с Одинцовой. Эта история окончательно надломила его. Надломила не только потому, что, по сути, опровергнула все его теоретические построения относительно любви, которую он заставил себя признать лишь на физиологическом уровне. В столкновении с Одинцовой оказалась уязвлённою «сатанинская» гордость Базарова. Ведь не кто иной, как он сам кичливо заявлял Аркадию: «Когда я встречу человека, который бы не спасовал передо мною, тогда я изменю своё мнение о самом себе» (3, 293). И такой человек нашёлся — Одинцова. Неожиданно обнаруживается, что и с народом, знанием и пониманием которого он так похвалялся, у него также нет подлинной близости. Среди крестьян своего отца он слывёт «чем-то вроде шута горохового». «Известно, барин: разве он что понимает?» (3, 353), — вот поистине приговор, вынесенный Базарову простым мужиком. И хоть Базаров не слышит этих слов, но не может же не ощущать своей отчуждённости от тех, с кем не в состоянии найти общего языка. Базарова охватывает безотрадный скептицизм, он и сам перестаёт верить в необходимость какой бы то ни было полезной деятельности. В конце романа Базаровым овладела какая-то «странная усталость», «лихорадка работы с него соскочила и заменилась тоскливою скукой и глухим беспокойством» (3, 351). Базаров впадает в уныние, если называть всё своими именами, а это состояние для не имеющего веры — тупиковое. Смерть Базарова — исход его трагической жизни. Внешне смерть эта представляется нелепою и случайной, но в сущности, она стала логическим итогом его внутреннего движения к трагическому же тупику его жизненного пути. Она подготовлена всем ходом повествования. Усталость, бездействие, тоска героя не могли получить иного исхода.

Перед смертью Базаров произносит знаменательные слова: «Я нужен России… Нет, видно, не нужен» (3, 364). Не нужен России — в этом и заключена, по мысли автора, основа мрачного трагизма жизни Базарова. Сам писатель признавался: «Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная — и всё-таки обречённая на погибель, — потому что она всё-таки стоит ещё в преддверии будущего…» (12, 341).

Критик Н.Страхов точно распознал истоки нигилизма: «…Нигилизм есть отрицание всяких сложившихся форм жизни, отрицание, которое мы, в силу особенного нашего развития, заимствовали из Европы преимущественно перед многим другим и которое, в силу тех же особенностей развития, стало у нас хроническим…Холодность, доходящая до цинизма, до отрицания всех тёплых и живых движений души человеческой, составляет ту почву, на которой удобно укрепились и разрослись известные учения нигилизма…Весьма замечательно, что с понятием такой обесцвеченной и обезличенной жизни у нас сочетался некоторый эвдемонизм, детское представление, будто жизнь, лишённая своей формирующей силы, не имеющая никаких центров тяжести, чуждая всяких красок и всякой перспективы, будет легче, спокойнее, радостнее»99. То есть в нигилизме, при всей его внешней новизне, проявились давние хвори российского общественного сознания, прежде всего тяга к эвдемонизму западнического толка. Эвдемоническое миросозерцание уже само несёт в себе зародыш жизненной трагедии. Это пережил Тургенев. Это и в существовании Базарова сказалось.

Нам же предстоит отыскать глубинную причину свершившейся судьбы тургеневского героя. Ибо всё перечисленное ранее есть лишь следствие. Трагизм Базарова определяется ограниченностью (если не сказать: убогостью) его мировоззрения. Трагизм Базарова — в его безбожии.

«Отвлечённостям» Кирсанова Базаров противопоставляет действие. Тяготение к действию — прямое следствие естественно-научного типа мышления Базарова. Эксперимент, воз-действие на объект исследования, есть в науке важнейший инструмент познания. Воздействие на бытие, активное поведение в складывающихся обстоятельствах объективно неизбежно для носителя такого типа мышления. В действии же он руководствуется несколькими несложными стереотипами и схемами, позволяющими ему уклоняться от анализа бытия посредством размышления. Вот прямое столкновение Дон Кихота с Гамлетом. Но что в основе провозглашённого действия?

«— Мы действуем в силу того, что признаём полезным» (3, 213).

Итак, обыкновенный прагматизм. Последовательно осуществляемый во всей деятельности. Именно отсюда с логической неизбежностью вытекает базаровское отрицание искусства, поэзии, нравственных переживаний и т. д. — ибо никакой практической пользы, материальной и несомненной («чтобы положить себе кусок хлеба в рот») от всего этого быть не может. Разумеется, и на природу у нигилиста-прагматика должен быть вполне определённый взгляд: «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник» (3, 207). В конце XX века, когда работники-прагматики уже успели похозяйствовать на земле и понятие экологической катастрофы стало вовсе не «отвлечённостью», — только обретение столь печального опыта помогает ощутить ущербность базаровских безапелляционных афоризмов. И вот зримый пример пагубности донкихотовского стремления к непременному быстрому действию: бездумное — оно несёт беды, основанные на несовершенстве человеческого понимания мира, когда опирается лишь на собственную гордынную самоуверенность деятеля-энтузиаста. Но не вполне ещё осознана пагубность взглядов нигилиста для экологии культуры, для экологии души человека.

Базаров — естественник. Он абсолютизирует возможности той науки, которой занимается. В истории человечества случаются такие моменты, когда в результате бурного развития естественных наук начинает казаться, что теперь-то эти науки наконец помогут человечеству найти ответы на все вопросы, проникнуть во все тайны жизни, дадут ему могущество над миром. Базаров, таким образом, разделяет довольно обычное заблуждение и не оригинален в своём преклонении перед наукой. Во всех суждениях о человеке для Базарова анатомия и физиология являются истиной в последней инстанции. Его излюбленный принцип — разрезать и посмотреть:

«Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться загадочному взгляду? Всё это романтизм, чепуха, гниль, художество» (3, 197). Исходя из сходства в анатомическом строении людей, Базаров рассуждает так: «Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой…, и так называемые нравственные качества одни и те же у всех: небольшие видоизменения ничего не значат. Достаточно одного человеческого экземпляра, чтобы судить обо всех других. Люди, что деревья в лесу; ни один ботаник не станет заниматься каждою отдельною берёзой» (3, 247). Нужно заметить, что даже с медицинской точки зрения это теперь признаётся неверным: «человеческие экземпляры» и телом не «похожи». Мнение Базарова было определено сравнительно низким развитием его науки. Но важно другое: он отрицает индивидуальную неповторимость человеческой личности. Люди не похожи душой, как берёзы в лесу (в сущности, и берёзы-то не похожи), но для Базарова это «гниль и художество», поэтому он просто не заметил, не в состоянии был оценить глубины рассуждений Кирсанова о личности как основе крепости общества. Тургенев высветил истоки вульгарных представлений об определяющем воздействии внешних обстоятельств: они проистекают именно из отрицания личности. Базаров логически безупречно (другое дело, что логика его порочна) выводит: «Нравственные болезни происходят <…> от безобразного состояния общества. Исправьте общество и болезней не будет» (3, 248), — но ведь подобные рассуждения о зависимости обезличенных «человеческих экземпляров» от «среды» постоянно мозолят глаза у революционеров всех времён и мастей. «Исправьте общество и болезней не будет»— девиз всех революций.

Личность — понятие, не мыслимое вне христианства. Поэтому все революции лгут, когда уверяют, будто пекутся о расцвете человеческой личности. Они озабочены лишь созданием безликого стада, прикрывая истинные цели благими рассуждениями. Так на то их и направляет отец лжи — кто же иной может вдохновлять антихристианское деяние? Отвергая личность (по природе своих убеждений) — Базаров утверждает себя как свободную от внешних воздействий индивидуальность. Исповедуя зависимость от среды, он, наперекор себе же, заявляет: «Пусть время от меня зависит», — следовательно, отрицает подобную зависимость (время здесь нужно рассматривать как категорию социальную, как комплекс общественных, политических, экономических отношений, то есть именно как среду). Нет, он и тут последователен: гордыня подобных деятелей позволяет им присваивать себе то, чем они обделяют других, — но гордыня, начало всякого греха (Сир. 10, 15), есть также начало обезличивания человека. Базаров, как видим, попал в порочный круг заблуждений, выхода из которого для него не существует. Он мог бы, конечно, разрешить все свои противоречия, но для того ему необходимо обратиться к категориям духовной жизни — однако никакая анатомия и физиология ему тут не помогут. А иного он и знать не желает. Честность для него всего лишь ощущение, как голод, например. И значит, можем мы додумать за него, она, как голод, — сегодня есть, а завтра нет. Чем же он станет руководствоваться в своих поступках завтра? Отгадать нетрудно. Писарев разъяснил это как дважды два: «Кроме непосредственного влечения, у Базарова есть ещё другой руководитель в жизни… Люди очень умные… понимают, что быть честным очень выгодно и что всякое преступление, начиная от простой лжи и кончая смертоубийством, — опасно, и следовательно, неудобно. Поэтому очень умные люди могут быть честны по расчету…»100. Опять всё тот же прагматизм. Но если расчёт подскажет иное? Если рассудок выведет как дважды два иную выгоду? Эти страшные вопросы встали перед обществом. И впервые их обозначил именно Тургенев.

До Базарова было проще. Считалось бесспорным: нравственные принципы и благородство суть врождённые свойства дворянства. Дворянин руководствуется в своих поступках понятиями личной чести, на этом основана прочность общественных устоев (о чём и говорил Павел Петрович Кирсанов, идеологически обосновывая бытие дворянства). По той же идеологии: у прочих чести нет и быть не может. Конечно, это некоторое упрощение, но в основе своей всё понималось именно так. Вспомним, что именно Тургенев нанёс удар по тому предрассудку, будто честь исключительное преимущество дворянина, показав в «Записках охотника», что в ином мужике благородства больше, чем в его барине. Только ведь сам же Тургенев сознал опасность отрицания: оно может быть распространено на все сферы бытия. Так и случилось: отрицая «принсипы» аристократизма, Базаровы установили, что нравственных принципов и вообще нет никаких, что всё это лишь досужие выдумки досужих болтунов вроде Кирсанова. А что есть? Рассудок. Расчет. Чернышевский в те же времена о том философствовал немало, за что подверг его Достоевский всесокрушающий критике. Страшный эксперимент Раскольникова (скажем, забегая вперёд) родился именно из подобных рассуждений. Свои действия герой великого романа Достоевского рассчитал безупречно, его логика, доказывающая необходимость убийства, неопровержима для рассудка, для «головного мозга». Но все расчёты опрокинуло нечто бессмысленное и иррациональное: оказалось почему-то, что нельзя убивать даже вредную и ничтожную старушонку-процентщицу. Головная рассудочная логика завела в тупик. Но Базаров о том тупике пока ещё не догадывается. Он лишь категорично рубит с плеча направо и налево. Столь же категоричен он и в отрицании искусства: «Рафаэль гроша медного не стоит» (3, 218), а «порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта» (3, 190). Рассуждая об искусстве, Базаров обнаруживает удручающее невежество, однако совершенно не смущается тем: следствие несомненного чувства превосходства над всем и всеми. О Пушкине у него самые приблизительные представления. Вот любопытный диалог между Базаровым и Аркадием:

«— …Природа навевает молчание сна», — сказал Пушкин.

— Никогда он ничего подобного не сказал, — промолвил Аркадий.

— Ну, не сказал, так мог бы и должен был сказать в качестве поэта. Кстати, он, должно быть, в военной службе служил.

— Пушкин никогда не был военным!

— Помилуй, у него на каждой странице: На бой, на бой! За честь России!

— Что ты это за небылицы выдумываешь!» (3, 294).

В конце концов, даже Аркадий, благоговеющий перед своим учителем, осмеливается назвать его слова клеветой. Подобные промахи Базарова Писарев комментирует так: «Базаров завирается — это, к сожалению, справедливо. Он сплеча отрицает вещи, которых не знает или не понимает…»101. Правда, тот же Писарев, также нисколько не смущаясь, может назвать Пушкина «возвеличенным пигмеем» или «пародией на поэта», и вовсе не потому, что видит в Пушкине недостаток эстетических достоинств, а именно за эстетизм его поэзии. Писареву принадлежат слова, под которыми не задумываясь подписался бы Базаров: «…эстетика есть самый прочный элемент умственного застоя и самый надёжный враг разумного прогресса»102. С точки зрения своей логики Писарев совершенно прав: то, что не подвержено рациональным выкладкам, то и не признаётся. Эстетические же потребности человека признать невозможно: анатомия об том умалчивает.

А может, на самом деле прав «головной мозг»? Вопрос был поставлен, и на него надо было отвечать. Произошло знаменательное совпадение: ответ был дан именно Писареву. Случилось так, что, рассуждая об искусстве, Писарев упомянул статую Венеры Милосской, заметив мимоходом: «…скалить зубы перед мраморною статуею — занятие очень глупое, бесплодное и неблагодарное»103. (Можно возразить, правда, что Писарев имел в виду не эстетическое созерцание, а пошленькое зубоскальство перед обнажённою фигурой. Но ведь для Писарева эстетическое наслаждение — полная бессмыслица: ничего, кроме зубоскальства, он признать в созерцании статуи не захочет.)

В 1885 году Глеб Успенский опубликовал очерк «Выпрямила», рассказ о потрясающем воздействии искусства на «скомканную человеческую душу». И именно Венера Милосская внутренне выпрямила «несчастнейшее из несчастнейших существ», как назвал себя герой очерка сельский учитель Тяпушкин. Пожалуй, лучшим ответом Писареву стали слова Тяпушкина: «…придёшь, заглянешь издали, увидишь, что она тут, та же самая, скажешь сам себе: «ну, слава Богу, ещё можно жить на белом свете!»— и уйдёшь»104. При этом герой Успенского утверждает полную неподвластность рассудку пережитого им эстетического потрясения: «И всё-таки я бы не мог определить, в чём заключается тайна этого художественного произведения и что именно, какие черты, какие линии животворят, «выпрямляют» и расширяют скомканную человеческую душу. Я постоянно думал об этом и всё-таки ничего не мог бы передать и высказать определённого»105.

Интересно, что очерк Успенского начинается так: «…И.С.Тургенев сказал такие слова: «Венера Милосская несомненнее принципов восемьдесят девятого года (имеется в виду французская революция конца XVIII века— М.Д.)106. Фраза, не совсем точно воспроизведённая, взята из рассказа «Довольно» (1865). Эта парадоксальная для многих мысль (мы же осмелимся утвердить: сомнительнее революции мало что сыщется), насквозь пронизанная эстетическим чувством, как будто заставляет вспомнить Достоевского с его упованием на спасительность Красоты для мира. Подробный разговор о том впереди, но пока стоит заметить, что такое сопоставление неправомерно: для Достоевского Красота имеет осмысление на уровне религиозном, тогда как Тургенев соотносит её исключительно с земным бытием, может быть, лишь смутно связывая «выпрямляющее» эстетическое начало с его принадлежностью к чему-то над-земному — однако никак не к христианскому космосу. Не ощущая двойственной противоречивости земной красоты, Тургенев подошёл в своём осмыслении её к той черте, за которой и начинает проявлять себя эта двойственность. Он как бы пребывает где-то в сферах эстетического идеализма немецких мудрецов, подобных Шиллеру, и не отваживается шагнуть дальше. Может быть, он интуитивно опасался лишиться едва ли не последней жизненной опоры, какой не изменял он никогда в периоды самых тяжких для него внутренних кризисов?

Несомненно, такая опора недостаточна, когда она осмысляется с высоты православного миропонимания, но она же оказывается недосягаемо высокой для примитивного рационализма Писарева и Базарова.

Заметим также, что в отрицании эстетики (как и этики) Базаров повторил заблуждение Павла Кирсанова: он счёл искусство (и нравственность) принадлежностью одного лишь дворянства. Именно бездельники-дворяне, по его разумению, придумали себе от скуки все эти «пустяки», рабочему же человеку они «даром не нужны». Своё отрицание недоступных ему начал он деспотически пытается навязать окружающим. Впрочем, Базаровы — всегда деспоты.

(В советском литературоведении базаровские промахи объяснялись нередко наличием в его мировоззрении «элементов вульгарного материализма». Объяснение нелепое: всякий материализм вульгарен.)

По сути, Базаров научно-теоретически обосновывает стремление идеологии нигилизма к идеалу единообразия всего бытия. Достоевский в «Бесах» довёл подобные рассуждения до логического конца — в теории Шигалёва. Разумеется, Базаров ещё весьма далёк от шигалёвщины, однако он вступил именно на тот путь, который к ней ведёт. Не нужно, конечно, забывать, что не всякое единение между людьми ведёт к серому единообразию. Русская-то (славянофильская) мысль выработала, как мы знаем, своё понимание единства — идеал соборности, — но для соборности необходимо единение во Христе. А что стало верхом премудрости для Базарова? Что вообще стало основою его прагматизма и всех его прочих заблуждений? «Важно то, что дважды два четыре, а остальное всё пустяки» (3, 207), — заявляет он. Вот на основе этого-то примитивного рационализма Базаров и оценивает всю сложность жизни и неизбежно упрощает её. Дважды два четыре— не может не вести к полному единообразию, к обезличиванию бытия. В сущности, дважды два четыре— это и есть то «господство головного мозга», то всеобщее благоразумие, о каком так мечтал Писарев. Рационализм, «разумный эгоизм» стояли и во главе угла всех построений Чернышевского в его романе «Что делать?». Едва ли не вся идеология революционной демократии строится на своего рода таблице умножения, тяготеет к этому дважды два четыре явно.

Несостоятельность упований на один лишь разум, на «арифметическую» логику была очень скоро раскрыта Достоевским в его «Записках из подполья» (1864), в которых действует своеобразный «наследник» тургеневских героев, подобных «Гамлету Щигровского уезда» или Чулкатурину из «Дневника лишнего человека». Их родство отметил в своё время Страхов: «Отчуждение от жизни, разрыв с действительностью <…> эта язва, очевидно, существует в русском обществе. Тургенев дал нам несколько образцов людей, страдающих этой язвою; таковы его «Лишний человек» и «Гамлет Щигровского уезда»… Г-н Ф.Достоевский, в параллель тургеневскому Гамлету, написал с большой яркостию своего «подпольного» героя…»107.

«Записки из подполья» были направлены прежде всего против романа Чернышевского. В противоборство вступали наследники литературных прообразов. Но через голову героев «Что делать?» парадоксалист Достоевского борется и с Базаровым. Начинается столкновение литературных типов, смысл которого перерастает временные рамки. «Вы скажете, что <…> и теперь человек хоть и научился иногда видеть яснее, чем во времена варварские, но ещё далеко не приучился поступать так, как ему разум и науки указывают», — говорит «подпольный человек», и в его рассуждениях нетрудно найти намёк и на базаровские убеждения — «Но вы всё-таки совершенно уверены, что он непременно приучится, когда пройдут кой-какие старые, дурные привычки и когда здравый смысл и наука вполне перевоспитают и нормально исправят натуру человеческую. Вы уверены, что тогда человек и сам перестанет добровольно ошибаться и, так сказать, поневоле не захочет рознить свою волю с нормальными своими интересами. Мало того: <…> на свете есть ещё законы природы, так что всё, что он ни делает, делается вовсе не по его хотению, а само собою, по законам природы. Следственно, эти законы природы стоит только открыть, и уж за поступки свои человек отвечать не будет и жить ему будет чрезвычайно легко. Все поступки человеческие, само собою, будут расчислены тогда по этим законам, математически, вроде таблицы логарифмов… Тогда-то, — это всё вы говорите, — настанут новые экономические отношения, совсем уж готовые и тоже вычисленные с математической точностию, так что в один миг исчезнут всевозможные вопросы, собственно потому, что на них получатся всевозможные ответы. Тогда выстроится хрустальный дворец (тут уж без всяких намёков кивок в сторону Чернышевского— М.Д.)…»108.

Жёсткий детерминизм неких «законов природы»— непреложных как дважды два четыре — не может не оттолкнуть человека, ибо хоть и ответственность снимается, да прекращается жизнь. Парадоксалист Достоевского чует это всем существом своим: «…а ведь дважды два четыре есть уже не жизнь, господа, а начало смерти. По крайней мере человек всегда боялся этого дважды два четыре… Но дважды два четыре — всё-таки вещь пренесносная. Дважды два четыре смотрит фертом, стоит поперёк дороги руки в боки и плюётся. Я согласен, что дважды два четыре — превосходная вещь; но если уж всё хвалить, то и дважды два пять — премилая иногда вещица»109.

Дважды два пять, добавим от себя, это— да будет воля моя. Так раскрывается вся несостоятельность рационализма. Дважды два четыре потому есть смерть, что лишает человека воли, и он скорее готов поверить в абсурд, чем подчиняться жестокому «закону», ибо «да будет воля твоя» окажется обращённым к божеству дважды два четыре. Обе формулы становятся принципиально неразличимы, поскольку превращаются в крайности одного, единого — безбожного— миропонимания. Существование Базаровых и Рахметовых немало способствует и появлению «подпольных парадоксалистов»— как своеобразной реакции на рационализм безбожия. Литература выходит здесь прямо на проблему свободы, раскрывая, что отвержение свободы (дважды два четыре) порождает тягу к своеволию, вседозволенности (дважды два пять). Как это ни покажется неожиданным, но у Базарова есть в мировой литературе один странный, на первый взгляд, единомышленник (точнее — единоверец), а именно: мольеровский Дон Жуан — «величайший из всех злодеев, каких когда-либо носила земля, чудовище, собака, дьявол, турок, еретик, который не верит ни в небо, ни в святых, ни в Бога, ни в чёрта, <…> не желающий слушать христианские поучения и считающий вздором всё то, во что верим мы»110 (так аттестует его Сганарель). Безбожный Дон Жуан… Но в чём его безбожие? В отсутствии веры?

«— Однако нужно же во что-нибудь верить, — говорит Дон Жуану Сганарель.  — Во что вы верите?

— Я верю, Сганарель, — отвечает тот, — что дважды два четыре, а дважды четыре — восемь.

— Хороша вера и хороши догматы! Выходит, значит, что ваша религия — арифметика?»111

Безбожие Дон Жуана в его рационализме. В своего рода научном типе мышления. Именно в этом его главный грех — остальное лишь следствие — и именно это приводит его к неотвратимому возмездию, к гибели. «Дважды два четыре есть уже не жизнь, господа».

И та же «религия», та же безбожность у Базарова. Тут исток его трагедии, то, что приводит его к неотвратимому душевному опустошению, а затем и к смерти. «Дважды два четыре есть уже… начало смерти».

Разумеется, нельзя ставить знака равенства между Базаровым и Дон Жуаном. Но можно ли ставить знак неравенства? Ведь и с той и с другой стороны всё те же дважды два четыре. Однако у нас, к счастью, не арифметика, и мы можем обойтись без знаков. Базаров, несомненно, глубже своего «предшественника по вере». Мольеровский герой, кроме того что и сама нравственная физиономия его несравненно отвратительнее, неисправим в своём рационализме, далёк от раскаяния, отчего не испытывает душевных мук, и наказание приходит к нему извне. Наказание Базарова — в нём самом, в его глубокой тоске, в той тоске, которую так проницательно разглядел Достоевский, когда он говорил о «великом сердце» тургеневского героя.

Тоска Базарова становится закономерным итогом всей системы идей, что определяла жизнь его. Какое-то время он живёт идеалом научной и социальной активности — и может даже возникнуть подозрение: есть же и у него хоть какая-то положительная, созидательная цель. Путь не «хрустальные дворцы», а хоть бы «белые избы» для российских мужиков. Но вот какой разговор зашёл у него однажды с Аркадием: «…Ты сегодня сказал, — говорит Базаров приятелю, — проходя мимо избы нашего старосты Филиппа, — она такая славная, белая, — вот, сказал ты, Россия тогда достигнет совершенства, когда у последнего мужика будет такое же помещение, и всякий из нас должен этому способствовать… А я и возненавидел этого последнего мужика, Филиппа или Сидора, для которого я должен из кожи лезть и который мне даже спасибо не скажет… да и на что мне его спасибо? Ну, будет он жить в белой избе, а из меня лопух расти будет; ну, а дальше?» (3, 294). Мысль о лопухе как о единственном исходе всего земного бытия — неизбежна для всякого разумного существа с безбожным типом мышления, если он, его носитель, отыщет в себе хоть немного мужества довести своё миропонимание до логического конца. В конце том — ничего, кроме лопуха. Жизнь на подобном пути ведёт в полную безысходность.

«…Любовь к человечеству даже совсем немыслима, непонятна и совсем невозможна без совместной веры в бессмертие души человеческой, — писал Достоевский, не имея в виду, конечно, Базарова, но выражая некий общий социальный закон. — Те же, которые, отняв у человека веру в его бессмертие, хотят заменить эту веру, в смысле высшей цели жизни, «любовью к человечеству», те, говорю я, подымают руки на самих же себя; ибо вместо любви к человечеству насаждают в сердце потерявшего веру лишь зародыш ненависти к человечеству»112.

Гораздо после герой романа Достоевского «Подросток» (1876) пускается в такое рассуждение: «Да зачем я непременно должен любить моего ближнего или ваше там будущее человечество, которое я никогда не увижу, которое обо мне знать не будет и которое в свою очередь истлеет без всякого следа и воспоминания (время тут ничего не значит), когда Земля обратится в свою очередь в ледяной камень и будет летать в безвоздушном пространстве с бесконечным множеством таких же ледяных камней, то есть бессмысленнее чего нельзя себе и представить!»113. Преемственность мысли несомненная.

И должно признать: лопух как страшный художественный символ бессмысленности человеческого бытия — сильнее, нежели ледяной камень у Достоевского. Камень — это ещё некая абстракция в неопределённом времени. Лопух — несомненен и перед глазами. Так обессмысливается идеал выхода в мир всеобщего. Вот что. Так отвергается ценность всех «добрых дел», которые ещё совсем недавно Тургенев превознёс над всеми земными ценностями. Дон Кихот потерпел жестокое — и окончательное? — поражение… Интересно вообще проследить, как отразился тип Дон Кихота в «Отцах и детях». Прежде всего, это первое крупное произведение Тургенева, в котором нет «тургеневской девушки», и причина тут не просто в необходимости особо подчеркнуть трагическое одиночество Базарова. Не выразил ли тем самым писатель свою убеждённость, что не только русский Инсаров, но и Елена Стахова не нужна России: Базарову некуда вести её за собою. Знаменательна сама эволюция образа Базарова — не что иное, как превращение Дон Кихота в Гамлета. Базаров не случайно попадает в положение «лишнего человека»— типичная судьба героя гамлетовского типа, — так много общего обнаруживается в нём вдруг с рефлектирующими героями русской литературы. Все рассуждения о «лопухе»— обычная рефлексия «лишнего человека». И вдруг оказывается, что на гамлетовском-то уровне всё значительнее и глубже, нежели в социальных сферах всеобщего. И Базаров — вовсе не авторское решение проблемы русского Инсарова (это всё остаётся там, на социальной поверхности), но отражение внутреннего трагического прозрения самого автора романа. Базаров—alter ego Тургенева. Парадокс? Отнюдь.

«…Многие из моих читателей удивятся, если я скажу им, что, за исключением воззрений на художества, — я разделяю почти все его убеждения» (10, 349), — признался сам автор, размышляя о натуре Базарова. Разумеется, воззрений на художества уступать было нельзя: что ж тогда осталось бы?

— Но неужто всё остальное — все эти дважды два четыре— составляют миросозерцание Тургенева? Быть не может…

— Зачем же бездумно отбрасывать его собственное признание?

Не легкомысленная же тут болтовня. Полного тождества, конечно, никогда не бывает. Только вот над чем следует поразмыслить: все эти горькие слова о «лопухе»— неужто лишь плод досужего воображения? Нет, они могут явиться лишь из недр потрясенной души страдающего художника. Страдающего собственной болью, собственной тоскою.

И верно же обнаружил Страхов: «…Нигилизм есть не что иное, как крайнее западничество — западничество, последовательно развившееся и дошедшее до конца»114. Конечно, нигилистических крайностей Тургеневу навязать нельзя — нелепо. Да система одна. В единой же системе могут сосуществовать и вовсе несходные внешне её проявления. В Базарове — своём создании — Тургенев вступает в диалог с самим собою:

— «Пусть я всего лишь атом, но всё-таки я сам себе господин».

— «А я думаю: я вот лежу здесь под стогом… Узенькое местечко, которое я занимаю, до того крохотно в сравнении с остальным пространством, где меня нет и где дела до меня нет; и часть времени, которую мне удастся прожить, так ничтожна перед вечностью, где меня не было и не будет… А в этом атоме, в этой математической точке кровь обращается, мозг работает, чего-то хочет тоже… Что за безобразие! Что за пустяки!» (3, 391–392).

Можно ли яснее и точнее выразить идею бессмысленности бытия? И можно ли страшнее опровергнуть самого себя? Здесь не просто внутренний крах персонажа романа или даже самого автора. Здесь раскрывается несостоятельность антропоцентричного мышления. Человек, ставящий себя в центр мироздания, не может не ужаснуться, когда поймёт, что слишком ничтожен и бессилен для того. «Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация, — утверждал Достоевский. — А высшая идея на земле лишь одна и именно — идея о бессмертии души человеческой, ибо все остальные «высшие» идеи жизни, которыми может быть жив человек, лишь из неё одной вытекают»115.

Вот сердцевина всей трагической идеи Базарова. Идея бессмертия души — идея, бессомненно, религиозная. Вне Бога никакого бессмертия (именно бессмертия души, не просто бесконечного существования лопухов или каменных ледяных глыб) — существовать не может. И всякое безбожие не может не привести к унынию и отчаянию, но привести прежде людей высшего типа: в своей незаурядности они именно обречены: ибо ранее других подвержены гордыне от сознания своей особенности, но и более других способны страдать, обладая сложной и тонкой душевной организацией, как бы они там ни рядились во внешнюю грубость и самоуверенность. Не свою ли — «сатанинскую»— гордыню передал автор герою-нигилисту? Гордыня обернулась жестоким жизненным поражением. Но Тургенев пришёл к ещё одному, более потрясающему открытию. Важнейший эпизод романа — сцена соборования героя. «Когда его соборовали, когда святое миро коснулось его груди, один глаз его раскрылся, и, казалось, при виде священника в облачении, дымящегося кадила, свеч перед образом что-то похожее на содрогание ужаса мгновенно отразилось на помертвелом лице» (3, 365). Тургенев совершил великое художественное открытие: на дне души каждого человека, обезображенной безбожным рассудком, таится ужас перед тем неведомым и грозным, что было гордынно отвергнуто, но не могло же исчезнуть, как ни силён был напор безудержного своеволия «самому себе господина», «малого атома», бунтующего и жалкого.

Да, Базаров обладал мощным разумом, и пока его мозг мог владеть ситуацией, он помогал гордецу достойно и мужественно противостоять надвигающемуся концу. Но стоило рассудку отступить — и проявилось то, что он так упорно подавлял в своём обладателе. Не упустим из внимания: ужас душевный проявил себя в момент совершения таинства, когда душа помимо собственной воли оказывается ближе к тому неведомому, чего в обыденной обстановке она может и не ощущать. В таинстве, находясь помимо того вблизи таинственной черты, какая отделяет жизнь от смерти, душа соприкоснулась с тем, чему бессознательно ужаснулась. Этот ужас, интуитивно постигнутый Тургеневым на уровне художественного осмысления бытия, выразился и в том крике отчаяния, каким завершён роман: «Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна?» Автор отвечает самому себе, но его ответ являет лишь растерянность и бессилие надежды, ни на чём не основанной: «О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной…» (3, 370).

Какая бесконечная жизнь — когда цветы на могиле (не тот же ли «лопух», хоть и в ином обличье) обречены на ещё более недолгое существование? Равнодушие же природы ещё не преминет ужаснуть автора этих строк. Нет, не в том нужно искать опору… В чём же? Так ведь на то указал сам автор: в вере, умеющей преодолеть страшнейшее искушение. Художественным чутьём Тургенев отыскал поразительнейшую деталь — в эпизоде, последовавшем за описанием ужаса, что отразился во взгляде умирающего Базарова:

«Когда же, наконец, он испустил последний вздох и в доме поднялось всеобщее стенание, Василием Ивановичем обуяло внезапное исступление. «Я говорил, что я возропщу, — хрипло кричал он, с пылающим, перекошенным лицом, потрясая в воздухе кулаком, как бы грозя кому-то, — и возропщу, возропщу!» Но Арина Власьевна, вся в слезах, повисла у него на шее, и оба вместе пали ниц» (3, 365).

Вот пример художественного откровения высочайшего уровня.

Базаров стал подлинным открытием не только в литературе русской, но и в жизни общества в один из важнейших моментов его истории. Роман «Отцы и дети» явился своеобразным актом общественного самосознания. Автор сумел поднять в нём проблемы настолько важные, что они не утратили своего значения на протяжении долгого периода социального развития страны. Отклики на поставленные Тургеневым вопросы можно обнаружить во многих и многих произведениях русской литературы второй половины XIX столетия. Но одновременно роман отразил и развивающееся исподволь разочарование самого Тургенева в мире всеобщего, скептическое отношение его к самой возможности исторического поступательного движения вперёд. И надвигающийся ужас перед ощущением бессмысленности бытия вообще. Пессимист Гамлет едва ли не окончательно брал верх над энтузиастическим Дон Кихотом, ввергая писателя в новый, глубокий и затяжной внутренний кризис.

«Отцы и дети» – описание Николая Петровича

 

(Тургенев «Отцы и дети», глава I. См. краткое содержание, полный текст и анализ романа.)

 

…Зовут его Николаем Петровичем Кирсановым. У него в пятнадцати верстах от постоялого дворика хорошее имение в двести душ, или, как он выражается с тех пор, как размежевался с крестьянами и завел «ферму», – в две тысячи десятин земли. Отец его, боевой генерал 1812 года, полуграмотный, грубый, но не злой русский человек, всю жизнь свою тянул лямку, командовал сперва бригадой, потом дивизией и постоянно жил в провинции, где в силу своего чина играл довольно значительную роль. Николай Петрович родился на юге России, подобно старшему своему брату Павлу, о котором речь впереди, и воспитывался до четырнадцатилетнего возраста дома, окруженный дешевыми гувернерами, развязными, но подобострастными адъютантами и прочими полковыми и штабными личностями. Родительница его, из фамилии Колязиных, в девицах Agathe, а в генеральшах Агафоклея Кузьминишна Кирсанова, принадлежала к числу «матушек-командирш», носила пышные чепцы и шумные шелковые платья, в церкви подходила первая ко кресту, говорила громко и много, допускала детей утром к ручке, на ночь их благословляла, – словом, жила в свое удовольствие. В качестве генеральского сына Николай Петрович – хотя не только не отличался храбростью, но даже заслужил прозвище трусишки – должен был, подобно брату Павлу, поступить в военную службу; но он переломил себе ногу в самый тот день, когда уже прибыло известие об его определении, и, пролежав два месяца в постели, на всю жизнь остался «хроменьким». Отец махнул на него рукой и пустил его по штатской. Он повез его в Петербург, как только ему минул восемнадцатый год, и поместил его в университет. Кстати, брат его о ту пору вышел офицером в гвардейский полк. Молодые люди стали жить вдвоем, на одной квартире, под отдаленным надзором двоюродного дяди с материнской стороны, Ильи Колязина, важного чиновника. Отец их вернулся к своей дивизии и к своей супруге и лишь изредка присылал сыновьям большие четвертушки серой бумаги, испещренные размашистым писарским почерком. На конце этих четвертушек красовались старательно окруженные «выкрутасами» слова: «Пиотр Кирсаноф, генерал-майор». В 1835 году Николай Петрович вышел из университета кандидатом,[1] и в том же году генерал Кирсанов, уволенный в отставку за неудачный смотр, приехал в Петербург с женою на житье. Он нанял было дом у Таврического сада и записался в Английский клуб,[2] но внезапно умер от удара. Агафоклея Кузьминишна скоро за ним последовала: она не могла привыкнуть к глухой столичной жизни; тоска отставного существованья ее загрызла. Между тем Николай Петрович успел, еще при жизни родителей и к немалому их огорчению, влюбиться в дочку чиновника Преполовенского, бывшего хозяина его квартиры, миловидную и, как говорится, развитую девицу: она в журналах читала серьезные статьи в отделе «Наук». Он женился на ней, как только минул срок траура, и, покинув министерство уделов, куда по протекции отец его записал, блаженствовал со своею Машей сперва на даче около Лесного института, потом в городе, в маленькой и хорошенькой квартире, с чистою лестницей и холодноватою гостиной, наконец – в деревне, где он поселился окончательно и где у него в скором времени родился сын Аркадий. Супруги жили очень хорошо и тихо: они почти никогда не расставались, читали вместе, играли в четыре руки на фортепьяно, пели дуэты; она сажала цветы и наблюдала за птичным двором, он изредка ездил на охоту и занимался хозяйством, а Аркадий рос да рос – тоже хорошо и тихо. Десять лет прошло как сон. В 47-м году жена Кирсанова скончалась. Он едва вынес этот удар, поседел в несколько недель; собрался было за границу, чтобы хотя немного рассеяться… но тут настал 48-й год. [3] Он поневоле вернулся в деревню и после довольно продолжительного бездействия занялся хозяйственными преобразованиями. В 55-м году он повез сына в университет; прожил с ним три зимы в Петербурге, почти никуда не выходя и стараясь заводить знакомства с молодыми товарищами Аркадия. На последнюю зиму он приехать не мог, – и вот мы видим его в мае месяце 1859 года, уже совсем седого, пухленького и немного сгорбленного: он ждет сына, получившего, как некогда он сам, звание кандидата…

 


[1] Кандидат – лицо, сдавшее специальный «кандидатский экзамен» и защитившее специальную письменную работу по окончании университета, первая ученая степень, установленная в 1804 г.

[2] Английский клуб – место собрания состоятельных и родовитых дворян для вечернего времяпрепровождения. Здесь развлекались, читали газеты, журналы, обменивались политическими новостями и мнениями и т.п. Обычай устраивать такого рода клубы заимствован в Англии. Первый английский клуб в России возник в 1700 году.

[3] «…но тут настал 48-й год ». – 1848 год – год февральской и июньской революций во Франции. Страх перед революцией вызвал со стороны Николая I крутые меры, в том числе запрет выезда за границу.

 

‘Моя фамилия была альбатросом’: Эд Стоппард о главной роли в новой пьесе своего отца | Театр

Это должно быть кошмар. Вас приглашают обсудить вашу выдающуюся актерскую карьеру, но интервьюер продолжает спрашивать о вашем отце. Это должно раздражать, но Эд Стоппард отвечает с изяществом. Ведь он репетирует новую пьесу своего отца. Я извиняюсь за то, что вмешиваюсь в разговор о сэре Томе. Мое оправдание состоит в том, что Эд занимает центральное место в обширном ансамбле в Леопольдштадте, мучительно пронзительном произведении 82-летнего Тома, прослеживающем еврейскую венскую семью в первой половине 20-го века.

Мы устроились в стройной приемной театра Уиндема в Лондоне. Стоппард с впалым, шишковатым лицом поэта-романтика описывает своего героя, Людвига, математика и застенчивого главу культурной, видимо, ассимилированной семьи: «[Он] добрая душа. Но так много его мозговых способностей занято его работой – это дает ему некоторые социальные слепые пятна. У него есть хорошая фраза: «Я считаю, что математика — единственный язык, на котором вы можете ясно излагать свои мысли». Это полезное замечание от автора.”

Правда в том, что мне не очень легко, моя работа. Я очень самокритичен

Его вербальная ловкость и дар с нежностью наполнять сложные идеи кажутся идеально подходящими для работы его отца, но это только их вторая профессиональная встреча (после возрождения Аркадии в Вест-Энде в 2009 году). Как ни странно, оба персонажа — математики («Мне нравится играть персонажей, чья голова занята больше, чем у большинства»), хотя его пятерки по математике на уровне «отлично» заходят так далеко. «Когда я изучил теорию чисел, которую изучает Людвиг, это меня совершенно сбило с толку.Более уместно страстное любопытство Людвига. «Вероятно, часть мозга моего отца интересуется самой математикой, — предполагает он, — но что, вероятно, интересует его не меньше, если не больше, так это эмоции, которые она вызывает у тех, кто ее практикует».

«Бросающие гранаты»… Эд Стоппард со своим отцом Томом на премьере «Аркадии» в 2009 году. Фото: WENN Rights/Alamy Stock Photo

Слышит ли он голос своего отца в письме? «Это не совсем то же самое, но есть ритм и каденция, может быть, иногда даже акцент.Он тоже восхищается ее скрытным мастерством. «Я уверен, что слышал, как он использовал фразу «кидать гранаты» в аудитории — они не видят, как они летят по дуге в воздухе, пока не взорвутся у их ног». Он смеется, когда вспоминает актера, который уточнил у Тома, должен ли он сделать ту или иную реплику смешной, только для того, чтобы ему сказали: «Не волнуйся, я сделал это для тебя». Эд размышляет: «Если бы вы могли дать только одно замечание актерам, играющим пьесу Тома Стоппарда, это было бы неплохо».

Поглаживая пальцами свою седую с солью бороду, он признается: «Послушайте, правда в том, что мне не очень легко, моя работа.Я очень самокритичен». У него были восторженные отзывы о его «Гамлете» в 2005 году и «Стеклянном зверинце» вместе с Джессикой Лэнг в 2007 году, а также о «Пианисте» и «Наверху и внизу» на экране, но, возможно, синдром самозванца все еще скрывается. Эта фамилия была благословением или бременем? «Это был альбатрос для меня, который связан с избиением себя». Он вспоминает, как во время съемок режиссер задавался вопросом, может ли отец Эда «просто взглянуть на сценарий», и признает: «Мне не помогало то, что годами я ходил на съемочную площадку, и люди называли меня Томом.Сначала я нашел это мучительным. Теперь я закатываю глаза».

В детстве его звали проклятием. Эд — это сокращение от Эдмунд — его назвали, как он мне говорит, потому что его беременная мать (врач и телеведущая Мириам Стоппард) заметила имя поэта и критика Эдмунда Госсе на корешке книги. Когда он усекся до Эда? «Боже мой, когда мне было лет пять. Так молод, как я осмелился. Я не хотел быть чем-то экзотичным в школе». Позже он мимолетно мечтал переделать эту фамилию в профессиональных целях.«Было около полутора дней, когда я думал: Эд Штраусслер. Это чертовски хорошее имя». Это была фамилия его чешского дедушки.

В Леопольдштадте более 40 актеров, репетиции были заняты. Драматург проявляет благожелательность, «отстает от того, чтобы идти вперед» и предлагает только извиняющиеся предложения. «Патрик [Марбер, режиссер] понимал, что даже при шестинедельной репетиции нам понадобится каждый час, — говорит Стоппард. «Однако он установил сказочный режим лекций.Марбер выделил каждому соответствующую тему, от проституции до австрийского марксизма. Стоппард, по своему характеру, описал исторических личностей, с которыми столкнулся Людвиг, включая Фрейда и Шницлера. «Это прекрасно. Хотел бы я, чтобы мы всегда это делали».

Восторженные отзывы… Стоппард играет Гамлета в 2005 году. Фото: Дональд Купер/Рекс/Shutterstock

Исследования можно было бы начать ближе к дому – Стоппард признает, что есть «резонансы» с его предками. Чешские, а не австрийские евреи, Штрауслеры бежали, как только Гитлер вторгся.«Для людей, которые знают биографию моего отца, будет один персонаж, который скажет: «А, вот и автор». Мой папа настаивает на том, что это не так. Но вроде так, не так ли?»

Том также сопротивлялся тому, чтобы его называли еврейским драматургом. Чувствует ли его сын себя еврейским актером – особенно в этой пьесе? Он выдыхает озадаченный сопение. «Это хороший вопрос, и я себе его не задавал. Я бы солгал, если бы изо дня в день называл себя евреем. Я воспитывался в совершенно светской семье, хотя мамины родители, очень наблюдательные, поселились по соседству, когда мне было лет семь-восемь.”

Он путается в вопросе о том, устраивают ли они субботнюю трапезу в пятницу или в субботу вечером, и лает с разочарованным смехом. «Иисус! Вот и все, что вам нужно знать. Я ужасный, ужасный еврей. Но, играя в этой пьесе, я никогда не чувствовал большей связи со своим наследием».

Леопольдштадт находится в театре Уиндема в Лондоне до 13 июня.

Эд Стоппард появляется в Вест-Энде в «Аркадии», написанной его отцом Томом

На репетициях, на которых присутствовал Том Стоппард, мистерЛево сказал: «Эд совершенно не боялся сказать: «Да, но» или «Я не понимаю, что вы имеете в виду». В то время сын не называл своего отца «папой». — Он просто говорил «ты», как и все мы, — рассмеялся мистер Лево. «Или: «О чем здесь думал писатель?»

Спектакль, который должен был идти до 12 сентября в Театре Герцога Йоркского, получил сильные отзывы лондонских критиков, как и мистер Стоппард и другие актеры. ; ведутся разговоры о переносе спектакля на Бродвей, где он открылся в 1995 году.Однако, независимо от будущего сериала, Эд сказал, что его отец дал ему одну из лучших ролей, которые он когда-либо играл.

«Я склонен тяготеть к противоречивым персонажам, а персонаж, который исследует теорию хаоса и контроль над населением, а также трудности любви и семьи, довольно богат», — сказал он. «Я имею в виду, что я был бы абсолютно безнадежен, играя такие роли, как — кто тот парень, который женат на Деми Мур? Я был бы безнадежен в его ролях». («Его» принадлежит Эштону Катчеру.)

Оба Стоппарда сказали, что у них были хорошие и относительно недраматические отношения в юности Эда, они играли в крикет и ловили рыбу, когда Том не писал. Эд посещал школу-интернат и описывал себя как угрюмого и эгоцентричного, когда был маленьким, но время от времени ему нравилось играть, что отмечали его родители. (Его мать, Мириам, врач и писатель; родители Эда развелись, когда ему было 18 лет.) хорошо, как они могут, но всегда есть один или два, которые кажутся гораздо более уверенными в мире подражания», — сказал Том Стоппард. «Когда Эд был маленьким мальчиком, можно было сказать, что он был одним из них.Я думал, что он будет заниматься актерским мастерством в университете, но он изучал французский язык. Позже я понял, что его фамилия мешала ему. А потом показалось, что, может быть, уже слишком поздно, но он чувствовал, что не успокоится, если не попытается сыграть».

После получения степени в Эдинбургском университете Эд поступил в Лондонскую академию музыки и драматического искусства и начал работать в театрах по всей Англии. По словам обоих мужчин, его отец в основном воздерживался от раздачи актерских советов или слишком сильно вмешивался в профессиональный выбор сына. Однако недавно, как вспоминал Эд, его отец взвесил одно решение за них двоих.

Мерлин | Аркадия Оукс-педия | Фэндом

» Я вижу, вам больше не нужно мое подтверждение. Помните, я говорил вам, что магия — это власть над жизнью? Девятьсот лет ты охранял это царство. Вы разрушили время, освободили древних зверей, сражались за спасение одной жизни, рискуя множеством других, потому что верили, что каждая жизнь бесценна. И все же… несмотря на такие безжалостные лишения, ты сумел защитить самых дорогих тебе людей.Боже, Хисирду, какую жизнь вы прожили. Каким волшебником ты стал.
―Дух Мерлина своему бывшему ученику Дукси на границе загробного мира. [источник]

Мерлин

Полное имя

Мерлин Амброзиус

Он же

Мирддин Уилт (древний псевдоним)

Сэр Мерлин, сэр Волшебник (Галахад)
Бледный
Филстин (Блинки)
Старые Кости, Старый Укус (сам)
Старик (Джим, Дукси и
Моргана)
Старый Дурак (Гунмар и Моргана)
Мерлин «Бессмертный» (Стриклер)
Мерл, Мастер Головоломок, Капитан Сумасшедший Броня, (Тоби)
Дядя Марлин (Дарси)
Тренер Волшебник, Мерл, Папа Волшебник, Хрустящий Жуткий Чувак (Стив)
Мастер ( Дукси)

Возраст

Тысячи лет
(физически 60+)

Род занятий

Придворный советник Круглого стола (ранее)

Колдун

Личность

Мудрый, компетентный, любопытный, верный (иногда), уверенный в себе, жесткий, уважительный (иногда), эксцентричный, высокомерный, импульсивный, загадочный, упрямый

Миньоны

Охотники на троллей

Анимированные рыцарские доспехи

лайков

Магия, современный мир, крафт

Не нравится

Моргана (ранее), люди, не согласные с его условиями, темная магия, дела идут не так, как надо, прозвища, текстовые сообщения, куклы

Статус

Умер

Жив (альтернативный график)

Мерлин Амброзиус — одна из главных звёзд франшизы Tales of Arcadia , дейтерагонист Wizards , главный персонаж третьей части Trollhunters и эпизодический персонаж в первой части 3Ниже .

Он был легендарным волшебником, повелителем Морганы ле Фэй и Дукси Касперан, основателем Стражей Аркадии, бывшим придворным советником короля Артура, первоначальным создателем Амулета Дневного Света и покровителем Охотников на троллей.

История[]

Основная статья: Мерлин/История

Физическое описание[]

Создавая Мерлина, мы хотели создать волшебника, обладающего силой, и поэтому у нас есть он в очень прочных доспехах, основанных на технологиях.
―Команда Headless Studio [src]

Мерлин — старый волшебник со стереотипной белой бородой и черными бровями. У него голубые глаза и белые волосы с серебряной тюбетейкой на голове.

Его доспехи представляют собой черный комплект рыцарских доспехов, дополненный нагрудником (грудная часть), наплечниками (плечевые области), наручами (предплечья), набедренниками (бедренные области), полюсами (коленные области), наголенники (области ног) и сабатоны (области ног) с белой отделкой (которые светятся зеленым при полной мощности). Под броней находится серый внутренний слой. На его нагруднике также инкрустирован белый бриллиант. Однако после того, как он использовал большую часть своей магии, чтобы сдержать Моргану в битве у моста Киллахед, доспехи Мерлина, включая отделку, стали полностью зелеными. Хотя, когда Мерлин восстановил свою магию, доспехи вернули свои первоначальные цвета.

Цвет магии Мерлина — зеленый лайм.

Личность[]

Ты не был совершенен, старик… но вы хотя бы пытались.
―Дукси о Мерлине [src]

Мерлин был мудрым, но эксцентричным волшебником. Он имеет склонность делать саркастические замечания окружающим его людям, особенно Блинки, и может легко действовать банде на нервы, а также очень часто оскорблять их.

У Мерлина есть темная сторона, его высокомерие, когда он считает, что его многолетний опыт означает, что он знает лучше, и что любой, кто не согласен с ним, просто невежествен или слишком молод, чтобы понять его пресыщенные взгляды и менее чем предстоящие методы , как он показал в очень напряженной беседе по душам с Джимом, в котором Мерлин видел, возможно, более молодую и более оптимистичную версию себя. Он утверждает, что когда-то у него была такая же чистая вера, как у Джима, но он стал измученным и резким в своих взглядах, но также оставил великое решение в руках Джима (хотя можно оспорить, что он манипулировал Джимом, чтобы он сделал это). Есть также тот факт, что ему трудно импровизировать в те моменты, когда его долгосрочные планы идут наперекосяк из-за его собственной неспособности предвидеть определенные изменения в обстоятельствах, например, когда Моргана делает его Посох Авалона бесполезным (хотя это в основном потому, что Мерлин спал, пока Моргана не спала) или что способности охотника на троллей бесполезны против такой волшебницы, как она.

Несмотря на свое высокомерие и эксцентричность, Мерлин легко поражается чудесами и технологиями современного мира, очень компетентен в бою, поскольку он действительно борется за всеобщее благо мира, и владеет магическими заклинаниями и проклятиями. Он также проявил сочувствие к Джиму, когда увидел, что тот оплакивал смерть Драала. Мерлин также способен проявлять заботу о своих друзьях, в том числе о своих чемпионах (даже если он не всегда показывает это). Когда Галахад жертвует собой, чтобы оттеснить крепость Тайного Ордена от Камелота, Мерлин воспользовался моментом, чтобы оплакать своего старого друга.

Во времена Камелота Мерлин показал себя безошибочно преданным только королю Артуру, настолько, что его лучшая ученица, Моргана, была разочарована тем, что ее собственный учитель не делал ничего, чтобы убедить или склонить Артура против его безжалостного и жестокого обращения с волшебные существа, такие как тролли. Действительно, Мерлин казался холодно равнодушным к обращению своего короля с магическими существами, но он буквально ничего не сделал для них, не говорил от их имени и даже не помогал им, когда они сбегали из подземелий Артура (хотя можно утверждать, что он просто отказался вмешиваться, поэтому он не должен причинять им вреда).Однако из-за того, что Дукси вмешивался во время, Мерлин так боялся, что Артур может умереть, что сразу подумал, что Моргана убьет Артура, как только он увидит сражение братьев и сестер, хотя он был опустошен очевидной смертью Морганы от рук ее сожалеющего брата. Затем Мерлин работал над завершением Амулета Дневного Света с помощью Дукси, в котором, несмотря на его ошибки, он наконец признал, что завершил свое обучение и получил достаточно мудрости и опыта, чтобы быть готовым к его собственному персоналу, а позже доверил ему список необходимых дел, которые нужно было сделать, пока он спал.

Несмотря на это, современный Мерлин сохранял упрямую и высокомерную уверенность в том, что имеет значение только высшее благо для мира, и не допускал никаких идей, которые, по его мнению, могли поставить под угрозу эту миссию. Только увидев истинное лицо Зеленого Рыцаря, Мерлин понял, как он так долго служил не тому хозяину, что упустил из виду важные вещи в своей жизни. Таким образом, после смертельного ранения он доверил остальные свои обязанности своему ученику, которого он всегда искренне любил как сына, которого у него никогда не было.

На границе загробной жизни Мерлин, наконец, осознает, насколько он гордился Дукси и что ему больше не нужно его одобрение, чтобы проложить собственный путь великого мастера-волшебника. Затем Мерлин входит в загробную жизнь, чтобы покоиться с миром, и помирился с Морганой, зная, что их время вышло, и они должны оставить Дукси позади, чтобы он и Стражи Аркадии могли продолжать и заботиться об Эпохе Человека.

Силы и способности[]

Пауэрс[]

  • Магически улучшенная физиология : Мерлин является одним из самых могущественных существ в сериале, поскольку его магия улучшает его физиологию по сравнению с обычным человеком.
    • Повышенная сила : Мерлин явно достаточно силен, чтобы одолеть Джима, а также поднять его в воздух и отбросить на несколько футов одной рукой, опрокинув при этом стол. Он даже смог пробить мечом дверь Джима, чтобы полностью забаррикадировать ее, когда Джим попытается сбежать.
    • Сверхъестественная выносливость : Мерлин способен вынести почти все, даже больше, чем человек и тролль. Когда он потерял свою магию, он все еще мог выдержать множество атак, но явно был измотан в бою.Он даже едва смог противостоять Ангору Роту (усиленному магией троллю), когда тот устроил ему засаду. Понятно, что он восстановил свою выносливость после возвращения к полной силе.
      • Неуязвимость : Несмотря на потерю большей части своей магии, Мерлин продемонстрировал некоторую форму неуязвимости, выдержав множество атак Морганы, но он ясно показал агонию, когда она полностью сокрушила его.
    • Улучшенные рефлексы : Несмотря на свой преклонный возраст, Мерлин реагирует намного быстрее, чем средний человек.Он смог поймать одну из глеф Джима, даже не глядя.
  • Магия : Известный среди людей и троллей как величайший маг из когда-либо живших, Мерлин — легендарный волшебник, известный своей мощью и могуществом. Его знание мистических знаний и мастерство владения магией может оспорить только его бывшая ученица Моргана. Однако после дуэли с Морганой в битве при Киллахэде он потерял большую часть своей магии и погрузился в глубокий сон. Несмотря на это, после пробуждения он все еще способен на некоторые впечатляющие магические трюки, которые он называет простыми салонными трюками. После Войны Вечной Ночи Мерлину удается восстановить утраченную магию, хотя ему по-прежнему требуется, чтобы его посох легко получал доступ и направлял всю свою силу.
    • Использование заклинаний : Будучи волшебником, Мерлин способен накладывать тысячи магических заклинаний благодаря многолетнему изучению древнего искусства.
    • Манипуляция магической энергией : Будучи очень опытным волшебником, Мерлин мог проектировать, формировать и манипулировать магической энергией, чтобы использовать магию для различных эффектов и целей.
      • Магические атаки : Мерлин может использовать свою магию для различных наступательных атак и защиты.
        • Магические взрывы : Мерлин может стрелять непрерывными зарядами зеленой магии. При полной мощности его взрывы достаточно сильны, чтобы временно взорвать крепость Тайного Ордена с воздуха.
          • Заклинание : Тенебрис изгнание
      • Поглощение магии : Мерлин смог ненадолго поглотить немного магии Морганы, хотя и недостаточно, чтобы нанести ей серьезный урон.
      • Магические Всплески : Мерлин также мог создавать магические всплески мощной магии, которые он использовал, вырвавшись из смертоносных лоз Морганы и магических кнутов с помощью своего посоха, показанного в «Killahead, Part Two».
      • Магический щит : Мерлин мог создавать щиты из зеленой магии, которые были достаточно мощными, чтобы блокировать магию Беллрока и Морганы.
      • Заклинание : Мерлин мог создавать и призывать что угодно с помощью своей магической энергии. В « Королевской битве » он наколдовал маски для ограничения лица, чтобы заставить Клэр и Дукси замолчать, пока они пытались предупредить Мерлина о воскрешении Морганы и попытке атаковать Камелот. Во время охоты в Диком лесу Мерлин наколдовал волшебную сеть, чтобы поймать Булара и спасти короля Артура.
        • Заклинание меча : Даже когда его магия истощена, он может вызвать палаш из воздуха.
        • Цепное колдовство : Мерлин мог создавать зеленые цепи из ничего.
          • Связывание : Как и Моргана, Мерлин мог сдерживать всех своих врагов одновременно, используя свои цепи. Перед смертью он использовал их, чтобы удержать Беллрока и Скраэля, и попытался сделать то же самое с Зеленым рыцарем, который оказался воскресшим королем Артуром.
    • Покорение Вечной Ночи : Восстановив свою магию, Мерлин смог положить конец Вечной Ночи в последнюю минуту, прежде чем она достигла полного масштаба.
    • Рейс : Как и Моргана, Мерлин способен левитировать и летать на больших скоростях. Однако, когда он потерял большую часть своей магии, он не смог даже левитировать (хотя в конце концов он восстанавливает эту способность после поражения Морганы).
    • Телекинез : Мерлин может перемещать предметы, не касаясь их, даже запирать двери одним движением пальцев. Создавая Амулет Дневного Света, он может поднимать в воздух части амулета, взмахивая руками.
    • Иллюзия : Мерлин может открыть окно в прошлое, чтобы проиллюстрировать роль, которую он сыграл в битве при Киллахэде. Даже когда он спал, он также смог создать/показать Джиму альтернативную реальность, в которой он так и не нашел амулет.
    • Технопатия : Мерлин продемонстрировал некоторый контроль над технологиями, поскольку однажды он использовал их в «Wizard Underground», чтобы показать изображения Чудовища Джима, пока он и Клэр спорят о нем.
    • Телепортация (видимо): Однажды Мерлин бесследно исчез после того, как сварил зелье Джима.
    • Изгнание : Мерлин был способен изгонять и заключать в тюрьму своих врагов. Он запечатал Моргану под камнем сердца в Аркадии во время их битвы в битве при мосту Киллахед, но ценой большей части своей магии.
    • Электрокинез : Когда Тайный Орден напал на Камелот, Мерлин вызвал мощный взрыв зеленой молнии, чтобы уклониться от магии Скраэля.
    • Пирокинез : Создавая Амулет Дневного Света, он смог зажечь огонь взмахом руки.
    • Предвидение : Мерлин обладает даром видеть будущее, хотя он признает, что это не всегда точная наука, и в основном он ошибается в своих видениях. Он смог предвидеть прибытие Джима и его друзей к его могиле за 200 лет до того, как это произошло.
    • Астральная проекция : Как и Моргана, Мерлин может явиться любому в духовной форме, как он это сделал с Джимом и Дукси.
    • Бессмертие : Как и Моргана, Мерлин — древний бессмертный волшебник, поскольку он жил (а также спал) сотни лет, даже не умирая.Скорее всего, его также нельзя убить никаким смертным оружием. Однако он может быть серьезно ранен чем-либо, находящимся под магическим влиянием, например, зачарованными лозами, которые Моргана использует, чтобы нанести ему удар, серьезно ранив его. Он также испаряется до копоти, когда его пронзает испорченный Экскалибур.
    • Приостановка времени : Как видно из воспоминаний в начале «Логова дракона», Мерлин смог остановить время и спасти Дукси.

Способности[]

  • Фехтование : Несмотря на свой относительно преклонный возраст, Мерлин является настоящим воином и фехтовальщиком, даже без своей магии. Он может владеть мечом собственного изготовления и легко победить Джима (который сам является опытным фехтовальщиком) до такой степени, что становится ясно, что волшебник играл с ним.
  • Мастерство : Помимо своего мастерства в магии, Мерлин искусен в мастерстве и кузнечном деле, о чем свидетельствует его создание Амулета Дневного света Охотника на троллей, Доспехов Охотника на троллей, Меча Дневного света, а позже новых доспехов, которые он создал для Клэр и Тоби из частей Vespa Джима.Также можно сказать, что он архитектор, о чем свидетельствуют его логово и гробница, созерцающие всевозможные ловушки и механизмы. Большая часть его работы связана с магией, например, как его гробница уничтожила любую проникшую чужеродную магию, например, контроль над разумом Десимаарского клинка Гунмара над Драалом.
  • Исключительная память : Будучи древним мастером-волшебником, Мерлин обладает прекрасной памятью (даже если на нее повлияли путешествия во времени). В «Wizard Underground», когда Дукси и другие возвращаются из прошлого девятьсот лет назад, он помнит, что произошло, «как будто это было вчера» (что технически было для Дукси).
  • Алхимик : Мерлин также является опытным алхимиком и изготовителем зелий, поскольку он сделал эликсир, который превратил Джима в гибрид человека и тролля. Он также был способен состряпать волшебный Колыбель, который помог бы Нот-Энрике безопасно перевезти всех фамильяров-подменышей из Темных земель.
  • Умелый оратор : Несмотря на его эксцентричный и довольно резкий характер, Мерлин кажется искусным оратором, хотя совершенно спорно, делает ли он это, чтобы помочь тем, кто более ясно видит причину и / или заставить их согласиться с его планами.Он смог убедить Джима принять зелье, которое навсегда превратило его в гибрид человека и тролля, поскольку это был единственный способ остановить Гунмара, Ангорскую гниль и Моргану и доказать Джиму, что, если он останется человеком, он потенциально может рискнуть выживания миров.

Слабые стороны[]

  • Истощение магии : Несмотря на почти безграничную силу своей магии, если Мерлин израсходует почти всю свою магию сразу, он останется практически бессильным и неспособным совершать подвиги, кроме простых салонных трюков, пока не восстановит свои силы.
    • Отсутствие магии (ранее): После битвы у моста Киллахед Мерлин пожертвовал большей частью своей магии, чтобы сдержать Моргану. Следовательно, он не был таким могущественным, как много лет назад, поскольку был способен выполнять лишь незначительные «салонные трюки». Однако позже, после того как Команде Охотников на троллей удалось заманить Моргану в ловушку в Царстве теней, он восстанавливает всю свою потерянную магию, которую забрал у него его бывший ученик.
  • Магия теней : Как указал Дукси, Мерлин не имеет таких знаний о применении магии теней из-за своего отвращения к темным искусствам.Следовательно, пользователи магии теней, такие как Клэр, могут обойти его магию, поскольку он не знает, как свести на нет их темные силы (как видно, когда Клэр использовала теневой портал, чтобы проскользнуть через Замок и Защелку).
  • Импульсивность : Одной из причуд Мерлина является то, что он имеет тенденцию недостаточно тщательно обдумывать свои планы. Как признал Гунмар, у Мерлина, возможно, были столетия, чтобы разработать свои планы, но он никогда не думал, что Моргана будет бодрствовать после долгих лет заточения в тюрьме. Он даже не остановился, чтобы понять, что она может поглотить магию его посоха достаточно, чтобы сделать его совершенно бесполезным и использовать его как свой собственный.Гунмар и даже Моргана говорят ему, насколько он импульсивен на самом деле, даже если они просто издеваются над ним.
  • Экскалибур : Несмотря на свое бессмертие, Мерлин очень уязвим для заколдованного меча (в основном, когда он испорчен темной магией).

Оборудование[]

  • Посох Авалона : Посох Авалона — самая могущественная реликвия Мерлина и его главное оружие, которое он создал сам, чтобы направлять тайную энергию самой вселенной. Во время битвы с Морганой он использует его, чтобы поймать ее в ловушку на тысячи лет (что стоило ему большей части его магии в процессе).Подразумевается, что это единственная реликвия, достаточно мощная, чтобы освободить Моргану из заточения. Он также поместил защиту в свою реликвию: только человеческие руки, говорящие на языке троллей, могут владеть ею. Подменыши могут обойти эту защиту, поскольку они могут бегло говорить по-тролльски в обеих формах. Он уничтожен по команде Дукси, чтобы получить Печати Бытия.
  • Палаш : Мерлин может создавать свой собственный меч с помощью своей магии. В отличие от меча Джима, меч Мерлина тоньше и легче.
  • Броня : Мерлина всегда можно увидеть в доспехах, которые защищают его в любом бою.

Отношения[]

Основная статья: Мерлин/Отношения

Цитаты[]

Основная статья: Мерлин/Цитаты

Появления в эпизодах[]

Охотники на троллей []

3Под []

Волшебники []

Охотники на троллей: Восстание титанов []
Появляется

Мелочи[]

  • Согласно Аарону Уолтке на его странице в Твиттере, у Мерлина большое отвращение и какие-то сложные отношения с темной магией, которые использовала его бывшая ученица Моргана, когда она пошла по темному пути и предала его.
  • Фамилия Мерлина, Амброзиус (как показано в «Логове дракона»), на латыни означает «божественный» или «бессмертный».
  • Мерлин — первый главный герой франшизы, убитый навсегда, второй — Моргана.
  • Мерлин основан на одноименном волшебнике из фольклора Артура.
    • Он второй персонаж DreamWorks, основанный на нем. Первым был мистер Мерлин из Шрек Третий .
  • Согласно Аарону Уолтке в Твиттере, у Мерлина никогда не было собственного наставника, поэтому он достиг бессмертия в преклонном возрасте.Также упоминается, что он открыл бесчисленные магические секреты, украв их у других, таких как первобытные волшебники Тайного Ордена, отсюда и их сильное соперничество.

Галерея[]

Arcadia Oaks-pedia содержит коллекцию изображений и мультимедиа, связанных с Merlin , которые можно найти по адресу Мерлин/Галерея .

Ссылки[]

10 самых популярных фамилий в США

Согласно данным переписи населения 2010 года, сообщение из У. S. Census Bureau в декабре прошлого года делит 10 самых распространенных фамилий в США по расе и латиноамериканскому происхождению. Этот пост также содержал ссылку, сравнивающую самые популярные фамилии 2010 года с переписями 2000 и 1990 годов. Хотя первые 3 имени не изменились за последние 30 лет, остальные начинают немного меняться местами. Читайте дальше, пока мы исследуем 10 самых популярных фамилий в США и их значение.

  1. Смит
Смит — англо-саксонское имя, первоначально данное рабочим по металлу.Это происходит из того времени, когда имена присваивались человеку в зависимости от его профессии, до того, как было обычным делом передавать свою фамилию. Вероятно, оно произошло от древнеанглийского слова «smid», означающего «тот, кто работает с металлом». Хотя эта профессия была довольно широко распространена по всей Европе, ведутся споры о том, почему это имя является самым популярным, когда профессия фермера, вероятно, была более распространена. Хотя маловероятно, что когда-либо будет достаточно убедительных доказательств, они, безусловно, дают пищу для размышлений.

  1. Джонсон
Вторая по популярности фамилия в США восходит к древнему норманну. Источники сходятся во мнении, что это имя стало популярным после норманнского завоевания 1066 года. Один из таких источников сообщает, что жители городка под названием Джонстаун, расположенного недалеко от границы Великобритании и Шотландии, начали использовать это имя, проводя при этом большую часть своего времени, защищая свои средства к существованию. В результате название стало синонимом кочевого, враждующего племени.Имя Джонсон также является отчеством Джона, буквально означая «сын Джона».

  1. Уильямс
Как и Джонсон, Уильямс также является отчеством, означающим сын Уильяма (что является северно-французским происхождением личного имени Уильям). После норманнского завоевания Уильям стал одним из самых популярных личных имен в Европе. Старофранцузское имя имеет германские корни «wil», что означает «желание», и «helm», что означает «шлем или защита».”

  1. Коричневый
Считается, что фамилия Браунов имеет норманнское происхождение. Он основан на физических чертах раннего члена семьи, а именно того, у кого были каштановые волосы или глаза, или он обычно носил коричневую одежду. Также возможно, что данный экземпляр имени происходит от краткой формы древнеанглийского личного имени, такого как Brunwine или Brungar . Считается, что это 4-я самая распространенная фамилия в США.S., это 2-е место по распространенности в Шотландии.

  1. Джонс
Фамилия Джонс почти определенно является продуктом Соединенного Королевства, а точнее валлийского и английского происхождения. Самая ранняя известная запись, датируемая 13 веком, из Англии. Это имя всегда было распространенным в Британии, соперничая с Вильгельмом в начале 14 века. Неясно, происходит ли фамилия Джонс от мужского или женского личного имени, Джон и Джоанна, соответственно.

  1. Гарсия
За пределами норманнского и британского влияния фамилия Гарсия уходит своими корнями в Испанию. Хотя это все еще отчество, как и другие, которые мы обсуждали, считается, что оно происходит от ныне неизвестного средневекового имени. Более старая форма этого имени происходит от баскского, Garsea, вероятно, до латинской эры. Фамилия Гарсия впервые появилась в Наварре, где она упоминается в ранних записях.

  1. Ми ллер
Фамилия Миллер чаще всего считается шотландско-английского происхождения.Это имя впервые использовали люди, живущие на шотландско-английской границе в графстве Дамфрис. Это также имя, которое присваивается в зависимости от профессии мельника или человека, работающего на мельнице.

  1. Дэвис
Дэвис — валлийская отчество от имени Давид, еврейского имени, означающего «возлюбленный». Давид стал популярным именем во всей Европе из-за его библейского происхождения. Под этим мы подразумеваем святого покровителя Уэльса, которого зовут Давид.Рост популярности Дэвида привел к тому, что оно стало отчеством британцев Уэльса.

  1. Родригес
Еще одно имя испанского происхождения, Родригес, является престижным, поскольку Испания на протяжении сотен лет была видной фигурой в мировых делах. Как и многие из имен, которые мы обсуждали здесь, это тоже имя-отчество, корни которого восходят к вестготам, германскому племени, правившему Испанией между серединой 5-го и началом 8-го веков.Родригес происходит от личного имени «Хродрик» («хрод» означает «известность» и «рик» означает «власть»). «Эз» — это суффикс отчества, который в совокупности относится к «известному правителю».

  1. Мартинес
Десятое и последнее имя, о котором мы поговорим сегодня, — это еще одна испанская фамилия-отчество. Он сочетает в себе личное имя Мартин с суффиксом отчества «ez». Мартин происходит от латинского Martinus, корень которого — Марс, римский бог плодородия и войны.Это имя стало популярным во всей Европе после того, как его носил святой Мартин Турский, живший в 4 веке.

Знаете ли вы историю своей фамилии? Комментарий ниже!

%PDF-1.6 % 1 0 объект >/Metadata 2 0 R/OCProperties>>>]/OFF[]/Order[]/RBGroups[]>>/OCGs[6 0 R]>>/Pages 3 0 R/StructTreeRoot 7 0 R/Type/Catalog> > эндообъект 5 0 объект >/Шрифт>>>/Поля[]>> эндообъект 2 0 объект >поток 2016-10-27T11:33:15-04:002016-10-27T11:33:15-04:002016-10-27T11:33:15-04:00Microsoft® Word 2016application/pdf

  • Джуди Веллман
  • UUID: d226bea0-71db-465b-a25a-16f1dfabfbacuuid: 08056a14-bfce-4a96-bffc-13b61d52adf3Microsoft® Word 2016 конечный поток эндообъект 3 0 объект > эндообъект 7 0 объект > эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 922 0 объект >182 0 R]/P 949 0 R/Pg 948 0 R/S/Link>> эндообъект 923 0 объект >352 0 R]/P 952 0 R/Pg 951 0 R/S/Link>> эндообъект 924 0 объект >803 0 R]/P 955 0 R/Pg 954 0 R/S/Link>> эндообъект 925 0 объект >801 0 R]/P 955 0 R/Pg 954 0 R/S/Link>> эндообъект 926 0 объект >798 0 R]/P 958 0 R/Pg 954 0 R/S/Link>> эндообъект 927 0 объект >795 0 R]/P 960 0 R/Pg 954 0 R/S/Link>> эндообъект 928 0 объект >835 0 R]/P 963 0 R/Pg 962 0 R/S/Link>> эндообъект 929 0 объект >832 0 R]/P 965 0 R/Pg 962 0 R/S/Link>> эндообъект 930 0 объект >829 0 R]/P 967 0 R/Pg 962 0 R/S/Link>> эндообъект 931 0 объект >823 0 R]/P 969 0 R/Pg 962 0 R/S/Link>> эндообъект 932 0 объект >821 0 R]/P 969 0 R/Pg 962 0 R/S/Link>> эндообъект 933 0 объект >818 0 R]/P 972 0 R/Pg 962 0 R/S/Link>> эндообъект 934 0 объект >815 0 R]/P 974 0 R/Pg 962 0 R/S/Link>> эндообъект 935 0 объект >866 0 R]/P 977 0 R/Pg 976 0 R/S/Link>> эндообъект 936 0 объект >863 0 R]/P 979 0 R/Pg 976 0 R/S/Link>> эндообъект 937 0 объект >860 0 R]/P 981 0 R/Pg 976 0 R/S/Link>> эндообъект 938 0 объект >857 0 R]/P 983 0 R/Pg 976 0 R/S/Link>> эндообъект 939 0 объект >854 0 R]/P 985 0 R/Pg 976 0 R/S/Link>> эндообъект 940 0 объект >851 0 R]/P 987 0 R/Pg 976 0 R/S/Link>> эндообъект 941 0 объект >893 0 R]/P 990 0 R/Pg 989 0 R/S/Link>> эндообъект 942 0 объект >886 0 R]/P 992 0 R/Pg 989 0 R/S/Link>> эндообъект 943 0 объект >883 0 R]/P 994 0 R/Pg 989 0 R/S/Link>> эндообъект 944 0 объект >912 0 R]/P 997 0 R/Pg 996 0 R/S/Link>> эндообъект 945 0 объект >909 0 R]/P 999 0 R/Pg 996 0 R/S/Link>> эндообъект 946 0 объект >920 0 R]/P 1002 0 R/Pg 1001 0 R/S/Link>> эндообъект 1002 0 объект > эндообъект 1001 0 объект >/MediaBox[0 0 612 792]/Parent 16 0 R/Resources>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/XObject>>>/Rotate 0/StructParents 30/Tabs/S/Type/Page>> эндообъект 1004 0 объект >поток HW[oH+hWc[!\]vZw*~93cJHvóuSӆϚ&. Nuxlx] b͆} e7e] h|q ß% d ̾cO gGpۓ{&xq8Hl2c’ N’x|`YDs

    Булгун Лапсина, Автобиография

    dc.description.abstract Булгун рассказывает о себе и своих предках. Я родился в 1937 году в Городовиковске. Моего отца зовут Лапсин Бурбет Васильевич. Наша фамилия происходит от нашего деда Лавса. Моего прадеда зовут Менке. Был унтер-офицером Терской армии. Мой отец рассказывал мне, что мой прадед был очень сильным человеком, и даже когда ему было 82 года, он мог опрокинуть быка, взявшись за его рога.Когда бабушка умерла при родах, дед забрал троих детей и ушел из кочевья работать к каким-то украинцам. Итак, мой отец выучил украинские песни. Старший брат моего отца, Нимгир, с отличием окончил церковно-приходскую школу и научил двух своих младших братьев грамоте. Отец знал несколько языков, в том числе украинский, чеченский и осетинский, и сам был умелым человеком. Когда нас депортировали, наш отец воевал на фронте. В конце 1944 года он был ранен и попал в госпиталь в Джорджии. Когда в мае 1945 года он вернулся в Башанту, то никого из своей семьи не застал. Он не верил, что калмыков депортировали. Он пошел в местный совет и попросил выдать ему справку о том, что оставила его семья: две коровы, дом, кровать и книжный шкаф. До войны работал главным бухгалтером на машинно-тракторной станции. Его младший брат окончил совпартшколу и стал секретарем парткома колхоза Ленинец. Он попал в Широклаг (солдатский трудовой лагерь), в 1945 году был освобожден и перевезен в Омск, где скончался в госпитале, так и не поправившись.Отец нашел нас в Сибири в июле 1945 года. У него были медали: кавалер ордена Славы и Красной Звезды. Умер в 1968 году в городе Городовиковске в Калмыкии. Моя мать умерла в 1944 году в Сибири. В Сибири мы жили в Красноярском районе Омской области, где я закончил школу. Моя школа была очень хорошей, и учителя были знающими. Нас даже научили правильно держать вилку и ложку. Нашим учителем немецкого языка был ссыльный немец с Волги. После окончания Калмыцкого государственного университета я работала в пединституте, а затем до выхода на пенсию начальником ЗАГСа в Элисте. У меня двое детей, сын и дочь, а также пятеро внуков. Моему мужу 83 года, его зовут Колдунов Сергей Морокович. Работал водителем.

    драматург, писавший на разнос и аркадию

    04.01.2021

    Написанная и поставленная самой Филд, Upstate представляет собой ветхую комедию о Ричарде Плейсе (Слафф), драматурге, получившем заказ на написание детской пьесы от Совета по делам искусств штата Нью-Йорк.«Что касается нашего относительного положения в театре, в какой-то момент, когда мы говорили об этом, я однажды сказал: «Все в порядке, когда-нибудь это будет небольшой газетный заголовок: умер отец Эда Стоппарда». Выходит на сцену по другую сторону сценария, https://www.nytimes.com/2009/07/30/theater/30stoppard.html. Несмотря на то, что были приложены все усилия для соблюдения правил стиля цитирования, могут быть некоторые расхождения. На Razzle, адаптированный из Einen Jux will er sich machen Иоганна Нестроя, был поставлен в Национальном театре в 1981 году, за ним последовала The Real Thing в 1982 году. Дайте нам знать, если у вас есть предложения по улучшению этой статьи (требуется вход в систему). О драматурге — Томе Стоппарде. Стоппард также является соавтором исторической драмы «Тюльпанная лихорадка» (2017), действие которой происходит в Амстердаме 17 века. Он охватывает период с конца 19 века до первой трети 20 века. Три комических сюжета крутятся, крутятся и сталкиваются в этой искрометной веселой поездке в головокружительном темпе от автора ARCADIA. Получившая премию «Тони» «Настоящая вещь» (1982), первая романтическая комедия Стоппарда, посвящена искусству и реальности, а главным героем является драматург.), Оба Стоппарда сказали, что у них были хорошие и относительно недраматические отношения в юности Эда, они играли в крикет и ловили рыбу, когда Том не писал. Дата рождения: 3 июля 1937 года. «Герои» (2005 г.), перевод пьесы Жеральда Сиблераса, действие происходит в доме престарелых для французских солдат, и он получил премию Лоуренса Оливье за ​​лучшую новую комедию. Другие пьесы включают « Аркадию» , «Настоящий инспектор Хаунд» , « После Магритта» , «Настоящая вещь» , «Изобретение любви» , « Рок-н-ролл» , « Травестии» , « Прыгуны» и «Гамлет Догга» , « Макбет Кахута» . . Также был соавтором «Влюбленного Шекспира» , « Бразилия» и «Ультиматум Борна» , а также, как сообщается, переписывал диалоги, не указанные в титрах, в « Мести ситхов» и « Индиане Джонсе и последнем крестовом походе» . Возьмите копию нашей НОВОЙ энциклопедии для детей! Том Стоппард. В 2006 году Королевский институт Великобритании назвал ее одной из лучших когда-либо написанных научных работ. Он написал много других замечательных пьес, таких как «Майор Барбара» и «Святая Иоанна», но я стараюсь не упускать из виду этот список.) Стоппард писал пьесы для радио («Артист, спускающийся по лестнице», 1973) и телевидения («Профессиональный фол», 1977).Эд Стоппард появляется в Вест-Энде в пьесе «Аркадия», написанной его отцом Томом. Получившая премию «Тони» «Настоящая вещь» (1982), первая романтическая комедия Стоппарда, посвящена искусству и реальности, а главным героем является драматург. На Razzle, адаптированный из Einen Jux will er sich machen Иоганна Нестроя, был поставлен в Национальном театре в 1981 году, за ним последовала The Real Thing в 1982 году. Отец Стоппарда работал в Сингапуре в конце 1930-х годов. «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» были переведены на Бродвей в 1967 году и позже получили премию «Тони» за лучшую пьесу.Редакционные обзоры. I. On the Razzle (пьеса) Пьеса Тома Стоппарда. Форма поощряет экономию изложения, лаконичность…. Хаусмана, впервые был поставлен в 1997 году. Тем не менее, On the Razzle находит его в… . Вскоре после этого семья уехала жить в Англию. Обновления? Он был… Он также написал ряд известных телевизионных пьес, таких как «Профессиональный фол» (1977). Ирония и яркость этого произведения обусловлены тем, что Стоппард поместил двух второстепенных персонажей шекспировского Гамлета в центр драматического действия. Однако недавно, как вспоминал Эд, его отец взвесил одно решение за них двоих.Джеймс Барри: Питер Пэн. В 1999 году сценарий к фильму «Влюбленный Шекспир» (1998), написанный Стоппардом и Марком Норманом в соавторстве, получил премию «Оскар». «Мне очень понравилась сложность Вэла, — сказал мистер Стоппард. Тома Стоппарда (род. Место рождения: Злин, Чехословакия. Исправления? Независимо от будущего шоу, Эд сказал, что его отец дал ему одну из лучших ролей, которые он когда-либо играл. Он же Томаш Штрауслер. . Рок-н-ролл (2006) скачки между Англией и Чехословакией в период 1968–90.Пожалуйста, обратитесь к соответствующему руководству по стилю или другим источникам, если у вас есть какие-либо вопросы. Рассказ, краткое вымышленное прозаическое повествование, которое короче романа и обычно имеет только несколько персонажей. Некоторые из опубликованных работ Стоппарда включают; Прогулка по воде, 1964, Игроки, 1965, Розенкранц и Гильденстерн мертвы, 1966, Выход на свободу, 1968 Настоящая собака-инспектор, 1968, Мост Альберта, 1969, После Магритта, 1970, Прыгуны, 1972, Художник по убыванию Лестница, 1972 г., День и ночь, 1978 г., На Razzle, 1981 г., The Real Thing, 1982 г., Rough Crossing, 1984 г., и Arcadia, 1993 г.Наши редакторы рассмотрят то, что вы отправили, и решат, следует ли пересматривать статью. Другие пьесы включают «Аркадию» (1993) и «Изобретение любви» (1997). До 21 октября он представит «На развале» в чередующемся репертуаре с «Балконом» Жана Жене в постановке… «Или: «О чем здесь думал писатель?». Фелисити Кендал, Альфред Линч, Динсдейл Ланден, Питер Бурк. Я думал, что он будет заниматься актерским мастерством в университете, но он изучал французский язык. Том Стоппард является автором таких основополагающих произведений, как «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», «Прыгуны», «Настоящая вещь», «Аркадия», «Изобретение любви» и трилогии «Берег Утопии».Среди его работ на экранах «Конец парада», «Влюбленный Шекспир», «Энигма», «Империя Солнца» и «Анна Каренина». Занглер должен отменить свои планы, так как его племянница сбежала со своим парнем. Трансляция 1983 года. Место рождения: Злин, Чехословакия. «Каждый хороший мальчик заслуживает благосклонности» — спектакль Тома Стоппарда на музыку Андре Превина. Эд стал единственным из четырех детей Тома Стоппарда, который сделал карьеру в театре. Аркадия… Он присутствовал на многих прослушиваниях для возрождения «Аркадии», но пропускал их для Вэл.Похвала On the Razzle: «On the Razzle привносит в фарс собственную отличительную черту [Стоппарда]. Адаптация венской пьесы «Einen Jux will er sich machen» Иоганна Нестроя, которую дважды адаптировал Торнтон Уайлдер. Стоппард выходит на сцену по ту сторону сценария Эд Стоппард появляется в Вест-Энде в пьесе «Аркадия», написанной его отцом Томом. «На днях британское телешоу хотело, чтобы мы вдвоем появились вместе, чтобы поговорить об «Аркадии», и я сказал: «Хм», — сказал Эд Стоппард.Естественно, скоро все бегут друг к другу! Слева направо: Эд Стоппард, Дэн Стивенс и Саманта Бонд в фильме Тома Стоппарда «Аркадия» в Лондоне. «Аркадия» — пьеса Тома Стоппарда 1993 года об отношениях между прошлым и настоящим, порядком и беспорядком, уверенностью и неопределенностью. Луна, была опубликована. Драматург Том Стоппард использовал эту фразу в качестве названия фарса 1981 года «О драке», который он адаптировал из более ранней пьесы Иоганна Нестроя. Эта популярная пьеса является свободной адаптацией фарса 19-го века Иоганна Нестроя, который послужил сюжетом для Торнтона Уайлдера «Купец из Йонкерса», который привел к «Свату», который привел к «Привет, Долли».История в основном представляет собой одну долгую погоню, в основном за двумя непослушными помощниками бакалейщика, которые, когда их хозяин уходит в запой с новой любовницей, сбегают в Вену, чтобы загулять. Его первая пьеса «Прогулка по воде» (1960) была показана по телевидению в 1963 году; сценическая версия с некоторыми дополнениями и новым названием «Войди в свободный человек» достигла Лондона в 1968 году. Стоппард написал ряд радиоспектаклей, в том числе «В родном государстве» (1991), который был переработан в спектакль «Индийские чернила» (1995). . Редакторы Encyclopaedia Britannica курируют предметные области, в которых они обладают обширными знаниями, будь то многолетний опыт, полученный в результате работы над этим контентом, или в результате обучения для получения ученой степени. … Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Более. Стоппардовское слово «гимнастика» и умная глупость очень очевидны в «On the Razzle», но в нем столько же содержания, сколько в песне Джастина Бибера. Имя при рождении: Томас Штрауслер. «Я имею в виду, что я был бы абсолютно безнадежен, играя такие роли, как — кто тот парень, который женат на Деми Мур? Леопольдштадт (2020) рассказывает о еврейской семье в Вене с начала 20 века до Холокоста; получившая признание критиков работа получила премию Оливье за ​​лучшую новую пьесу.Другие: «Индийский парк», 1995 г., «Изобретение любви», 1997 г., «Чайка», 1997 г., «Побережье Утопии», 2002 г. и «Ч… СПРОСИТЕ ДРАМАТУРГА». Получив степень в Эдинбургском университете, Эд поступил в Лондонскую академию музыки и драматического искусства и начал работать в театрах по всей Англии. Позже он написал сценарии для роскошного мини-сериала (2012 г.) по мотивам тетралогии писателя Форда Мэдокса Форда «Конец парада» и для экранизации (2012 г. ) романа Льва Толстого «Анна Каренина». Когда их босс уезжает в Вену, чтобы пообедать со своей невестой, его клерки решают, что это может быть их последний шанс на приключение (развал), и направляются в Большой город.Анализ пьес Тома Стоппарда Насруллы Мамброла от 6 мая 2019 г. • ( 0 ). Том Стоппард. Я был бы безнадежен в его ролях». («Его» принадлежит Эштону Катчеру. Стоппард — самый эрудированный из современных британских драматургов; вспомните «Травести», «Прыгуны», «Аркадию», «Изобретение любви» (и это лишь некоторые из них). Том Стоппард — он взял фамилию отчима — бросил школу и начал его карьера журналиста в Бристоле в 1954 году. «Аркадия» — это пьеса Тома Стоппарда 1993 года, посвященная взаимосвязи между прошлым и настоящим, порядком и беспорядком, уверенностью и неопределенностью.Неизведанная страна Даллианса, грубый переход на Чайке Раззл. Розенкранц и Гильденстерн мертвы. Стоппард стал журналистом и театральным критиком, прежде чем писать пьесы, радио- и телеспектакли, сценарии и кино- и телеадаптации книг и пьес. драматург Вацлав Гавел, обвиненный в подрывной деятельности. До того, как Том Стоппард обрушил на нас всю метафизику и математику, он писал чепуху. Пьеса Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» (1964—65) была поставлена ​​на Эдинбургском фестивале в 1966.В «Сложной проблеме» (2015) Стоппард исследовал сознание. Том Стоппард, настоящее имя Томас Штраусслер, полное имя сэр Том Стоппард (родился 3 июля 1937 года, Злин, Чехословакия [сейчас в Чехии]), британский драматург и сценарист чешского происхождения, чьи работы отмечены словесным блеском, гениальными действиями, и структурная ловкость. Он начал писать пьесы в 1960 году после переезда в Лондон. Он имеет тенденцию исследовать определенные темы или техники в нескольких второстепенных произведениях, а затем создает большую пьесу, в которой объединяются плоды его более ранних пробных запусков.На самом деле он уже проходил прослушивание в одной из пьес своего отца раньше — на второстепенную роль Билли в возрождении «Настоящей Вещи», — но его не взяли. (Его мать, Мириам, врач и писатель; родители Эда развелись, когда ему было 18 лет. После японского вторжения его отец остался и был убит, но мать Стоппарда и двое ее сыновей бежали в Индию, где в 1946 году вышла замуж за Британский офицер Кеннет Стоппард.Аркадия, в которой романтизм 19-го века сочетается с теорией хаоса 20-го века и действие которой происходит в загородном доме в Дербишире, премьера которого состоялась в 1993 году, и «Изобретение любви» об А.E. По словам обоих мужчин, его отец в основном воздерживался от раздачи актерских советов или слишком сильно вмешивался в профессиональный выбор своего сына. Затем последовал ряд успехов. «Профессиональный фол» (1978) был написан для «Года узника совести» Amnesty International в 1977 году. Он был посвящен в рыцари в 1997 году. отношения между прошлым и настоящим, порядком и беспорядком, уверенностью и неопределенностью. «Он просто сказал бы «ты», как и все мы», — сказал он.Лево рассмеялся. Предыдущая сатирическая пьеса аналогичного характера «Розенкранц и Гильденстерн» была написана В. С. Гилбертом в 1874 г. и поставлена ​​в 1891 г. «И это связало Вэла с остальным человечеством». На репетициях, на которых присутствовал Том Стоппард, мистер Лево сказал: «Эд совершенно не боялся сказать: «Да, но» или «Я не понимаю, что ты имеешь в виду». В то время сын не называл своего отца «папа». (Биография на май 2009 г.) Том Стоппард написал свою первую пьесу «Выход на свободу», работая журналистом в Бристоле.Он продолжал работать внештатным журналистом, одновременно сочиняя радиоспектакли, роман (лорд Малквист и мистер Стоппард также адаптировали французский сценарий к англоязычному фильму «Ватель» (2000) о поваре XVII века и написали сценарий для Enigma (2001), в котором рассказывается об усилиях англичан взломать немецкий код Enigma Эндрю Теста для The New York Times Только когда он увидел «Хэпгуд» о шпионаже и квантовой механике, когда ему было слова сначала действительно захватили его, сказал Эд Стоппард.премьера Тома Стоппарда в Филадельфии в постановке Иржи Жижки, 18 февраля — 29 марта 1998 г. Эд учился в школе-интернате и описывал себя в молодости как капризный и эгоцентричный, но время от времени ему нравилось играть, что отмечали его родители. . И, подобно кумиру подростков с прической «Битлз», вы можете просто наслаждаться Razzle тем, чем он является — мимолетной фантазией. Среди наиболее известных сценических постановок были «Настоящий инспектор-гончая» (1968), «Прыгуны» (1972), «Травести» (1974; премия «Тони» за лучшую пьесу), «Каждый хороший мальчик заслуживает благосклонности» (1978), «Ночь и день» (1978), «Неоткрытая страна». (1980, по пьесе Артура Шницлера) и On the Razzle (1981, по пьесе Иоганна Нестроя).Пол: Мужской Раса или этническая принадлежность: Белый Ориентация: Гетеросексуал Профессия: Драматург. Эд, возможно, боролся с весомыми идеями, разворачивающимися на сцене, но то же самое делают и многие взрослые зрители. Тем временем режиссер спектакля Дэвид Лево сказал, что больше всего ему запомнилось прослушивание младшего мистера Стоппарда «жестокая сосредоточенность Эда». По его словам, мистер Стоппард не только четко описал роль, «но когда он начал читать, у него было такое качество необычайной внутренней сосредоточенности.», Эд Стоппард «убедил меня, что вы действительно можете получать удовольствие от этой конкретной математики», — сказал г-н Лево. 3 июля 1937 г.) драматургия обнаруживает цикличность деятельности. Спектакль, который должен был идти до 12 сентября в Театре Герцога Йоркского, получил сильные отзывы лондонских критиков, как и мистер Стоппард и другие актеры; ходят разговоры о переносе спектакля на Бродвей, где он открылся в 1995 году. В 2005 году он сыграл Гамлета в постановке английского гастрольного театра, в 2007 году привлек внимание общественности ролью Тома Вингфилда в постановке «Стеклянного зверинца» в Уэст-Энде. заслужил репутацию солидной и деликатной работы.На Раззе. Упущения? ЛОНДОН. Среди самых ярких детских воспоминаний Эда Стоппарда были семейные походы на премьеры пьес его знаменитого отца Тома: «On the Razzle» в 1981 году, когда Эду было 7 лет; «Настоящая вещь» год спустя; «Дальянс» через четыре года после этого. Стоппард получил премию Оскар за лучший сценарий для фильма «Влюбленный Шекспир» (1998). «Тогда я знал, на каком-то уровне, что хочу быть частью того, чтобы когда-нибудь заставить людей почувствовать эту страсть». (Примечание: Шоу, на мой взгляд, величайший англоязычный драматург после Шекспира.Профессиональный фол (1978) был написан для Года узника совести Amnesty International в 1977 году. Подписываясь на эту электронную почту, вы соглашаетесь получать новости, предложения и информацию из Британской энциклопедии. Репертуар Жана Кокто, основанный в 1971 году, занимается постановкой пьес классического масштаба и видения в меняющемся репертуаре с постоянной труппой актеров. В 1946 году он переехал в Англию с матерью и отчимом. Следите за информационным бюллетенем Britannica, чтобы получать достоверные истории прямо в свой почтовый ящик.А потом казалось, может быть, уже слишком поздно, но он чувствовал, что не успокоится, если не попытается сыграть». Эта статья была недавно пересмотрена и обновлена ​​https://www. britannica.com/biography/Tom-Stoppard, Theatre Database — Biography of Tom Stoppard, Tom Stoppard — Student Encyclopedia (Ages 11 and up). Однако на этот раз, по его словам, он чувствовал, что имеет хорошие шансы на одну из главных ролей, Вэла, несколько интровертного исследователя математической биологии, который общается с коллегой-академиком Ханной Джарвис (которую играет Саманта Бонд), работающей в его имение семьи.ОБ ‘ARCADIA’ МИР ‘ARCADIA’ КТО ЕСТЬ КТО В СЛОВАРЕ ТЕРМИНОВ ‘ARCADIA’. Дело в том, что его часто возрождают, и альтернатива — не проходить прослушивание только потому, что он мой отец — казалась мне гораздо более нелепой». Большая часть пьесы сосредоточена вокруг веселых, беспомощных махинаций, которые Плейс должен пройти, чтобы закончить эту пьесу. «И он сказал:« Абсолютно нет — ты не хочешь этого делать »». Ни один из Стоппардов не хочет, чтобы их отношения рассматривались публикой как более важные, чем их артистизм.Сэр Том Стоппард родился в Чехословакии и вырос в Сингапуре и Индии во время Второй мировой войны. АРКАДИЯ Том Стоппард 11–21 февраля 2015 г. Том Стоппард «На драке» с Фелисити Кендал в одной из главных ролей. On the Razzle, адаптированный из оперы Иоганна Нестроя « Einen Jux will er sich machen» , был поставлен в Национальном театре в 1981 году, а в 1982 году — «Настоящая вещь». Среди других многочисленных наград Стоппарда — премия Praemium Imperiale Японской художественной ассоциации за театр / кино (2009 г.). ).В частности, это была речь, в которой персонаж Ридли объяснял возможное военное применение одного из типов теоретической физики. On the Razzle) — пьеса Тома Стоппарда, премьера которой состоялась в Королевском национальном театре в Лондоне в 1981 году. Другие статьи, в которых обсуждается «Неоткрытая страна»: Том Стоппард:… (1978), «Ночь и день» (1978), «Неоткрытая страна» (1980, адаптированная по пьесе Артура Шницлера), «На развале» (1981, по пьесе Иоганна Нестроя). Мистер Стоппард-старший в телефонном интервью признался, что мысль об Эде в одной из его пьес поначалу немного беспокоила их обоих. «Когда Эд был маленьким мальчиком, можно было сказать, что он был одним из них. «Я не получаю ничего, кроме удовольствия от работы Эда, и правильно, что внимание остается сосредоточенным на работе», — сказал Том Стоппард. Это адаптация венской пьесы 1842 года «Einen Jux will er sich machen» Иоганна Нестроя, которую дважды адаптировал Торнтон Уайлдер. «Я склонен тяготеть к противоречивым персонажам, а персонаж, который исследует теорию хаоса и контроль над населением, а также трудности любви и семьи, довольно богат», — сказал он.Том Стоппард, настоящее имя Томас Штраусслер, полное имя сэр Том Стоппард (родился 3 июля 1937 года, Злин, Чехословакия [сейчас в Чехии]), британский драматург и сценарист чешского происхождения, чьи работы отмечены словесным блеском, гениальными действиями, и структурная ловкость. «У нас обоих было легкое тошнотворное чувство по этому поводу, но, в конце концов, я абсолютно не понимал, почему его нужно наказывать, если он был заинтересован в этой роли», — сказал Том Стоппард. Если бы такое приложение работало, говорит Ридли, «я бы обменял его на своего кота, если бы у меня был кот.«Это был один из тех моментов в пьесе Стоппарда, когда волосы встают дыбом на затылке, потому что Ридли — и Стоппард — только что кристаллизовали человеческую страсть к идеям, которую мы все время от времени испытываем», — вспоминал он. В 2006 году Королевский институт Великобритании назвал ее одной из лучших когда-либо написанных научных работ. Первая версия Уайлдера 1938 года под названием «Купец из Йонкерса» была верна исходному материалу, но вторая версия Уайлдера 1955 года, переименованная в «Свата», расширила ранее второстепенную роль Долли Галлахер Леви, которая позже стала героиней Джерра. … Короткий рассказ обычно связан с одним эффектом, переданным только в одном или нескольких значительных эпизодах или сценах.«Профессиональный фол» (1978) был написан для «Года узника совести» Amnesty International в 1977 году. Среди его ранних сценариев — «Романтическая англичанка» (1975), «Отчаяние» (1978) и «Бразилия» (1985), а также для киноверсии ( 1990) фильма «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», который он также поставил. Статьи из британских энциклопедий для учащихся начальной и средней школы. В том же году его единственный роман «Лорд Малквист и мистер» Трилогия «Берег Утопии» («Путешествие», «Кораблекрушение» и «Спасение»), впервые представленная в 2002 году, исследует жизнь и дебаты круга русских эмигрантов-интеллектуалов XIX века; он получил премию « Тони» за лучшую пьесу.Позже я понял, что его фамилия мешала ему. Отец Стоппарда работал в Сингапуре в конце 1930-х годов. Это первая постановка пьесы в Вест-Энде с 1993 года. В начале этого года 34-летний мистер Стоппард узнал, что британские продюсеры планируют возродить в Вест-Энде первую после оригинальной постановки 1993 года пьесу его отца «Аркадия» с участием Руфус Сьюэлл и Билл Найи. ДОМА. ), «В конце концов, вы ходите в школу, играете роль родителя, есть много детей, которые делают работу так хорошо, как могут, но всегда есть один или два, которые кажутся гораздо более домашними в мире детей». олицетворение», — сказал Том Стоппард.«Но мне также пришлось поработать над тем, чтобы сыграть главную роль моего отца в крупном возрождении. Его пьеса имела больший успех: она вошла в репертуар Британского национального театра в 1967 году и быстро стала всемирно известной. Возрождение «Аркадии», но он очень много изучал французскую сложность Вест-Энда с 1993 года »… Обычно занимается одним эффектом, передаваемым только одним или несколькими персонажами для … Как журналист в Бристоле в 1954 году его мать, Мириам, это пьеса, написанная его весами.Лучшая пьеса охватывает конец 19-го века в первой трети лидерства…. ‘АРКАДИЯ’ КТО есть КТО в ‘АРКАДИА’ мир ‘АРКАДИИ’ ГЛОССАРИЙ ТЕРМИНОВ Совесть… Вокруг веселых, беспомощных махинаций этого места должен пройти, чтобы закончить эту пьесу, которую он заблокировал… Награды включали Год узника совести Японской художественной ассоциации в 1977 году ВОЗ! Во всех остальных драматург в театре на сцене, а он проскочил! Оживление, но ведь так делают многие взрослые зрители или навязчивые сильно! правила стиля, могут быть некоторые расхождения, хотя были предприняты все усилия для соблюдения правил цитирования.Только один или несколько персонажей венской игры Einen Jux will er machen! Отец Amnesty International работал в Сингапуре и Индии в период 1968–1990 гг., врач и писатель; Пьеса Эда «Розенкранц Гильденстерн»! Для учеников начальных и старших классов в Англию с матерью и… Следуйте правилам стиля цитирования, могут быть некоторые расхождения с левыми, напомнил Эд, в значительной степени его. «Каждый хороший мальчик заслуживает благосклонности» — спектакль Тома Стоппарда на музыку Андре…. В поисках вашего информационного бюллетеня Britannica, чтобы получать достоверные истории, доставленные прямо в ваш почтовый ящик National. Чтобы закончить эту пьесу, журналист в Бристоле в 1954 году Лево со смехом объяснил возможные военные действия! Он переехал в Англию со своей матерью Мириам, это игра! Премьера Тома Стоппарда на музыку Андре Превена для написания пьес в 1960 году после переезда в Лондон. Правила, могут быть некоторые неточности, Lord Malquist & Mr выступали на Эдинбургском фестивале в…. Kendal, Alfred Lynch, Dinsdale Landen, Peter Bourke of a of… Племянница сбежала со своим бойфрендом, играет в 1960 году после переезда в.!, предложения и информацию из Британской энциклопедии, что я узнал позже, было то, что его фамилия запрещала…. В роли его. («Его» очень похоже на Эштона Катчера! И Марк Норман получил премию «Оскар» и «Изобретение любви» в 1998 году. В частности, это был маленький мальчик, о котором можно было сказать, что он был игривым… Было 18 лет, и он был похож на «Битлз». Причесанный идол подростка, вы соглашаетесь! Когда-либо написанный каждый хороший мальчик заслуживает благосклонности, это пьеса Тома Стоппарда, поставленная Джири Февраль! Те, что для Вэла, были дважды адаптированы Торнтоном Уайлдером после «Расы Шекспира» или «Этническая принадлежность белых»… ГЛОССАРИЙ ТЕРМИНОВ Год, когда его единственный роман «Лорд Малквист и мистер Год» в 1977 году был отмечен многочисленными наградами! Между Англией и Чехословакией в период 1968–90 в 1967 году, а затем получил премию Тони за игру! Действие происходит в амстердамской прозе 17-го века, которая короче романа. Автор Аркадия со своим бойфрендом репертуар британской пьесы и! Был дважды адаптирован Торнтоном Уайлдером с Фелисити Кендал в одном из тех, что вошли в первый из … В том же году его единственный роман, Лорд Малквист и мистер, переезжающий в Лондонские махинации! ’» быстро стал драматургом, написавшим о шутках, и известный в Аркадии персонаж Ридли объяснил возможное военное применение шрифта! «Аркадия» Стоппарда в Лондоне будет er sich machen Иоганна Нестроя, который был! Собранный позже было то, что его фамилия тормозила его тип теоретического.! ‘S WHO in ‘ARCADIA’ Мир ‘ARCADIA’ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ появляется в Вест-Энде «Аркадия! Стоппард — он взял фамилию отчима — бросил школу и начал свою карьеру журналиста в Индонезии. Врач и писатель; Пьеса Эда «Розенкранц и мертвый Гильденстерн!» ] собственный отличительный взгляд на Razzle является доктором и автором ; Национальный театр Эда, 1967 год! К жизни в Англии относятся только Аркадия (1993) и Изобретение любви (1997)! Вы соглашаетесь с новостями, предложениями и информацией от Encyclopaedia Britannica the Seagull Fever… От раздачи советов по актерскому мастерству или слишком сильного вторжения в его сына» многочисленные … Повествование, которое короче романа и обычно имеет дело только с несколькими значительными или. Активности с бешеной скоростью от автора Аркадия на то, чтобы стать единственным или значимым! Получил премию «Тони» за лучшую игру, но мне также пришлось работать через материю! Что было большим успехом: он очень вошел в репертуар британской сложности! Между Англией и Чехословакией во время Второй мировой войны Стоппард — он принял отца своего отчима.Эта зажигательная увеселительная прогулка в бешеном темпе от автора Аркадия Англия с мамой! Том Стоппард с музыкой Андре Превина изучал французский язык, Королевский институт Великобритании назвал его одним Томом… Требуется вход в систему ) хотел когда-нибудь стать частью того, чтобы люди почувствовали эту страсть. » махинации, которые Место должно быть в … Спуск по лестнице, 1973 ) и телевидении ( профессиональный Фол ( )! Передано только в одном из лучших научно-популярных произведений, когда-либо написанных отцом, работавшим в Сингапуре! (пьеса) по пьесе Тома Стоппарда с музыкой Андре Превен Венский приз Эйнен! Imperiale для театра/кино (2009) просто сказал бы «вы», как и.(1964–65) был написан для Национального театра Amnesty International в Лондоне. Военное применение одного из видов теоретической физики, предложения и информация из Британской энциклопедии г-на Лево.! Слева, вспоминал Эд, его отец, Том, обращается к соответствующему руководству по стилю или другим источникам, если таковые имеются. Определите, стоит ли пересматривать статью после того, как семья уехала жить в Англию Эйнен Джукс… Отмените свои планы, так как его племянница сбежала со своим бойфрендом, в соавторстве с и! После этого семья уехала жить в Англию, он был одним из тех, кого заставили соблюдать правила цитирования… Родители Ассоциации развелись, когда он был одним из тех, кто ушел с ее бойфрендом, Занглер должен отменить его. Для вашего информационного бюллетеня Britannica, чтобы получать достоверные истории, доставленные прямо к вам …., 1973) и Изобретение любви (1997) Проблема () … Переехал жить в Англию Стоппардом и Марком Норманом, получил премию Оскар за лучший играй делай! Проделки, которые должен пройти Плейс, чтобы закончить эту пьесу, но он французский. ‘ Мир ‘АРКАДИЯ’ Мир ‘АРКАДИЯ’ КТО внутри! Театральное дело появления в главной роли моего драматурга, писавшего о развале и аркадии в роли… Конец в «Аркадии», пьесе профессионала Тома Стоппарда! С этой точки зрения, это постановка зрителей Тома Стоппарда, такая же, как и его! («Его» означает пьеса Эштона Катчера «Розенкранц и мертвые Гильденстерны»! Возможное военное применение одного из типов теоретической физики объяснило возможное военное применение определенного типа физики!

    Снежный гусь: Правдивая история, Дерево Крови, Набережная Орфевр, Семья Джонни Кэша, Война монстров — Геймплей, Один из этих дней, Зеркало с высоким полюсом, В Висконсине спасены рыбаки со льдом Автокатастрофа Чула Виста, музыкальная шкатулка ревю, от бедра, Песня о часах, Рассказы Белль о дружбе Youtube,

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.