Содержание

Кризис испанской монархии. Как прошлое Хуана Карлоса I повлияло на будущее его семьи

Королевская семья Испании переживает худший кризис за последние годы. Отец нынешнего монарха Филиппа VI Хуан Карлос I, являвшийся главой государства с 1975 по 2014 год, оказался в эпицентре крупного скандала. В Швейцарии и Испании ведутся расследования, связанные с возможными зарубежными счетами заслуженного короля Испании (именно такой титул носит Хуан Карлос I после отречения от престола в пользу сына).

Сейчас в местных газетах и на телевидении ежедневно появляются статьи и репортажи, посвященные нынешнему скандалу. Пока официальных заявлений со стороны королевского двора на данную тему не было. Однако ожидается, что в самое ближайшее время будут приняты меры для того, чтобы отдалить Хуана Карлоса I от сына и попытаться спасти имидж монархии.

Показания экс-любовницы

Информация о возможной нелегальной деятельности Хуана Карлоса I стала появляться в прессе относительно давно.

Некоторые испанские левые партии даже пытались создать комиссию по расследованию в отношении экс-главы государства в Конгрессе депутатов (нижняя палата парламента). Однако они сталкивались с несогласием со стороны двух крупнейших политических сил страны — консервативной Народной партии и Испанской социалистической рабочей партии.

В прессу попали аудио бесед бывшей любовницы Хуана Карлоса I — предпринимателя Коринны Ларсен — с бывшим инспектором полиции Хосе Мануэлем Вильарехо, который занимался записью разговоров с высокопоставленными политиками и бизнесменами. С 2017 года он находится в предварительном заключении. Ларсен утверждала, что отрекшийся от престола монарх использовал ее в качестве подставного лица, чтобы скрыть имущество за рубежом.

Она также заверяла о существовании счетов в Швейцарии на имя двоюродного брата Хуана Карлоса I. Кроме того, в прессу попала информация о том, что на счета в швейцарские банки могли быть переведены в 2008 году $100 млн в качестве комиссионных экс-главе государства за посредническую роль в переговорах с саудовской стороной, чтобы контракт на строительство скоростной железной дороги на линии Мекка — Медина достался консорциуму испанских компаний.

По словам предпринимателя, Хуан Карлос I якобы перевел ей около €65 млн в 2012 году «из благодарности и любви».

В начале сентября сама Ларсен была вызвана в испанский суд для дачи показаний в качестве подозреваемой по одному из эпизодов крупного дела в отношении бывшего инспектора полиции. Судья будет расследовать сведения о том, что Ларсен якобы поручила Вильарехо предоставить ей данные об «одном человеке». Речь может идти о помощнице экс-любовницы Хуана Карлоса I, которая якобы поставляла информацию о личной жизни Ларсен.

Мнение общества и правительства

Сведения о прошлом 82-летнего бывшего главы государства уже вызвали недовольство в обществе и не остались без реакции со стороны правительства Испании. Так, председатель правительства Педро Санчес не исключил возможности внесения изменений в конституцию страны, чтобы ограничить неприкосновенность короля.

При этом власти заверили, что не планируют проводить референдум по вопросу формы государственного правления. Однако позицию кабмина нельзя назвать однозначной. Нынешнее правительство Испании является коалиционным и состоит из сторонников Испанской социалистической рабочей партии и левой коалиции «Объединившись, мы можем».

Премьер-министр Испании Педро Санчес

© EPA-EFE/Emilio Naranjo

Так, второй вице-премьер Испании и лидер «Объединившись, мы можем» Пабло Иглесиас достаточно жестко высказался о скандале вокруг экс-главы государства. По мнению заместителя председателя правительства, дело Хуана Карлоса I показывает, что в обществе «набирают обороты дебаты о целесообразности монархии». Политик добавил, что испанцы «больше не готовы мириться с определенными привилегиями, коррупцией и безнаказанностью».

Что касается общественного мнения, то, согласно данным опроса, опубликованного в газете La Razon, 58,3% жителей страны поддерживают монархию как форму государственного правления. При этом около трети респондентов все-таки выступили за ее изменение. Большинство (72,4%) опрошенных считают, что Хуан Карлос I должен покинуть королевский дворец Сарсуэла в Мадриде.

По данным опроса телеканала La Sexta, 65,7% испанцев полагают, что Филипп VI должен лишить своего отца титула заслуженного короля. С такой позицией не согласны 31,8% респондентов. Хотя 68,3% опрошенных поддержали идею того, что Хуан Карлос I должен покинуть резиденцию королевской семьи, лишь 28,9% испанцев думают, что экс-глава государства должен уехать за пределы страны.

Недавно в Мадриде также состоялся протест против испанской короны. Его активно поддерживали каталонские сепаратистские организации и политические силы. Тем не менее организаторам не удалось сделать акцию массовой.

Возможный исход

Сейчас королевская семья готовит реакцию на скандал вокруг Хуана Карлоса I. В марте монарх Филипп VI уже объявил о решении официально отказаться от наследства, которое мог бы получить от своего отца, на фоне публикаций о том, что экс-глава государства получил около €65 млн от Саудовской Аравии. Кроме того, по решению монарха Хуан Карлос I больше не получает средства из бюджета королевского двора. Это заявление последовало после того, как в СМИ появились сведения о том, что Филипп VI может являться бенефициаром офшорного фонда, созданного в 2008 в Панаме и связанного с его отцом.

По данным газеты El Mundo, бывший глава государства уже заявил своему окружению о том, что готов покинуть дворец Сарсуэла — резиденцию королевской семьи, где он прожил 58 лет. Вопрос заключается в том, где тогда будет жить заслуженный король Испании и переедет ли с ним из дворца его супруга и мать Филиппа VI София.

Король Испании Филипп VI и его отец Хуан Карлос I, 2014 год

© REUTERS/Zipi/Pool

Обсуждается, что Хуан Карлос I даже готов временно покинуть Испанию, чтобы быстрее урегулировать ситуацию и дистанцироваться от нынешнего монарха. Также не исключается, что ему может арендовать жилье в Мадриде ассоциация, учрежденная его друзьями. Но куда бы ни переехал экс-глава государства, встает вопрос о том, как обеспечить его безопасность за пределами королевского дворца.

Вероятнее всего, объявление о решении покинуть резиденцию монаршей семьи сделает сам Хуан Карлос I.

Одним из важных аспектов данного дела является тот факт, что, согласно конституции Испании, «личность короля неприкосновенна, и он не подлежит ответственности». В отношении монарха не может быть начат судебный процесс. Таким образом, его могут привлечь к ответственности за то, что он совершил после отречения от престола. Тем не менее ряд юристов все же полагают, что Хуана Карлоса I можно осудить и за действия частного характера, совершенные, пока он являлся главой государства.

Отношения внутри семьи

В прессе сообщалось о том, что супругу Филиппа VI Летисию изначально плохо приняли в королевском доме, когда Филипп VI объявил о своем намерении вступить в брак с разведенной женщиной без титулов. В объективы камер даже попадали кадры размолвки между женой монарха и ее свекровью Софией.

Мать Филиппа VI София, инфанта София, супруга Филиппа VI Летисия, король Испании Филипп VI, принцесса Астурийская Леонор и Хуан Карлос I, Мадрид, 2014 год

© REUTERS/Javier Lizon/Pool

Дочери Филиппа VI и Летисии — 14-летняя принцесса Астурийская, наследница престола Леонор и 13-летняя инфанта София — раньше практически не участвовали в официальных мероприятиях королевской семьи.

О детях монархов также публиковалось достаточно мало информации. По мере взросления наследница испанского престола все чаще стала сопровождать своего отца в ходе различных актов.

Имидж короны

Это уже не первый раз, когда страдает имидж испанской монаршей семьи. Репутации короны был нанесен ущерб после громкого коррупционного скандала, в который оказалась вовлечена дочь Хуана Карлоса I, инфанта Кристина и ее супруг Иньяки Урдангарин. Член испанской королевской семьи впервые оказался на скамье подсудимых. Кристину подозревали в причастности к финансовым махинациям ее мужа.

Принцесса Кристина и ее супруг Иньяки Урдангарин, 2016 год

© EPA/CATI CLADERA

Тогда в 2014 году Хуан Карлос I объявил о решении отречься от престола в пользу своего сына. Именно Филипп VI лишил свою сестру Кристину титула герцогини Пальма-де-Майорки, которым ее наделил в 1997 году по случаю замужества Хуан Карлос I. Кроме того, Филипп VI продемонстрировал приверженность провозглашенному им ранее принципу «гарантировать достоинство короны и ее престиж, соблюдать честность и прозрачность».

По итогам слушаний суд признал инфанту невиновной в финансовом мошенничестве. Зять монарха был приговорен к пяти годам и десяти месяцам лишения свободы.

Хуан Карлос I

Хуан Карлос является сыном Хуана Бурбона, графа Барселонского, и внуком испанского короля Альфонса ХIII, низложенного и изгнанного из Испании в 1931 году. До 10 лет Хуан Карлос жил в Италии, в Португалии и Швейцарии. 22 июля 1969 года в Мадриде состоялось специальное заседание Генеральных кортесов (парламент), на котором Хуан Карлос был провозглашен преемником диктатора Франсиско Франко (1892-1975) на посту главы государства в статусе короля.

Отец нынешнего монарха взошел на престол в 1975 году в возрасте 37 лет практически сразу после смерти Франко. Именно с Хуаном Карлосом I можно связывать переход Испании к демократии. Хотя изначально существовали сомнения насчет того, как долго он сможет оставаться главой государства, его правление длилось почти 40 лет.

Вскоре после восшествия на престол Хуан Карлос I провел консультации с представителями сил, оппозиционных правительству Франко, и назначил на пост председателя правительства малоизвестного Адольфо Суареса (1932-2014), который сумел создать фундамент для демократических преобразований в стране.

Екатерина Воробьева

Эксперты объяснили, почему талибы* не станут возвращать монархию

Захватившее власть в Афганистане движение «Талибан» (организация запрещена в России) думает над возвращением конституции времен последнего короля страны Захир-шаха, заявил и.о. главы минюста Абдул Хаким Шариа на встрече с послом Китая в Афганистане.

Как отметили в министерстве юстиции временного правительства, Афганистан будет использовать конституцию частично — будут исключены положения, которые противоречат нормам шариата.

В заявлении Шариа уточняет, что эта конституция будет действовать временно. Замминистра культуры и информации Афганистана Забиулла Муджахид ранее говорил РИА «Новости», что «Талибан» готовится в следующем году сформировать комиссию для разработки новой конституции.

Конституция Захир-шаха

Мухаммед Захир-шах правил королевством Афганистан с 1934 по 1973 год и был свергнут своим родственником Мохаммедом Даудом. Лойя джирга (всеафганский совет старейшин) под председательством Захир-шаха в 1964 году утвердил новую конституцию Афганистана — третью по счету в XX веке. Она до сих пор считается одной из наиболее демократичных за всю историю страны. В документе соблюдение религиозных норм и обрядов называется необязательным для жителей страны, а роль духовенства ограничивается в общественно значимых сферах, в том числе в судопроизводстве.

Одним из положений конституции была демократизация общественной жизни в королевстве — создание двухпалатного парламента, гарантии свободы слова и собраний, а также закрепление ранее отмененных требований.

Так, было подтверждено право женщин не носить чадру. Парламент Афганистана также впервые получил возможность выносить вотум недоверия правительству.

Конституция существенно увеличивала полномочия короля и ограничивала возможности членов правящей семьи по занятию ключевых должностей в правительстве.

Переходное правительство Афганистана уже брало за основу конституцию 1964 года после отстранения талибов от власти в конце 2001 года. В 2002-2004 годах совет старейшин разработал и утвердил новую конституцию, которая унаследовала некоторые демократические положения основного закона Закир-шаха. При этом в новом документе подчеркивалась роль ислама как государственной религии, имеющей главенствующее значение в сферах образования и законотворчества.

Конституция 2004 года также закрепляла верховную власть президента — он мог назначать министров по согласованию с парламентом и обладал широкими полномочиями в судебной и законодательной сферах.

Для чего талибам конституция Закир-шаха

Заявления талибов о намерении начать работать в соответствии с конституцией Закир-шаха — это все та же попытка транслировать во внешний мир мысль, что за последние 20 лет талибы и само движение сильно изменились, что это уже другие люди и другой взгляд на жизнь, считает старший преподаватель Школы востоковедения ВШЭ Андрей Чупрыгин. Он отмечает, что сами талибы конституцию писать не будут, потому что делать это некому, а эта конституция так или иначе сочетает в себе основы документа о государственном управлении.

«Ожидать от талибов пока ничего не надо с этой конституцией. Кто ее будет принимать? Они что, устроят голосование или референдум? Очень сильно сомневаюсь. Или соберется правительство из пяти человек и они примут конституцию? Ну и какая это конституция? Это просто очередной правительственный документ, если он вообще появится. Или решение о конституции примет духовный лидер? Разговоры про конституцию — это нечто утопическое», — сказал эксперт «Газете.Ru».

Заявления «Талибана» о конституции собеседник издания объяснил стремлением заполучить иностранных специалистов и внешнее финансирование.

Как отметил Андрей Чупрыгин, они, безусловно, не могут привлечь людей, вводя жесткие ограничения и наказания, поэтому решили прибегнуть к принятию конституции.

«Политическое руководство «Талибана» прекрасно понимает: в том состоянии, в котором они сейчас находятся, они не смогут не просто управлять Афганистаном, они не смогут его удержать. Они не знают, что такое руководство страной, они не знают, что такое политические и экономические процессы. Они не про это. Они про один лозунг — «Ислам — это решение всего». Они больше ничего не знают», — констатировал эксперт.

Намерение принять конституцию — это временное явление, которое связано с серьезными проблемами у талибов в управлении государством,

считает директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. Как он отметил в комментарии «Газете.Ru», в стране не работает судебная система, не работают другие государственные институты, и масштабы проблем растут.

Эксперт усомнился, что талибам за счет принятия конституции удастся урегулировать политический кризис, потому что он в первую очередь связан с непризнанием их власти. Боевики рассчитывали, что их признают хотя бы некоторые страны, но тот факт, что их пока не признает никто, создает очень большие проблемы, особенно в сфере экономики, говорит Нессар.

«Талибам хотелось бы, чтобы в конституции все было по законам шариата. Но скорее всего давление международного сообщества заставит их найти компромиссный вариант. Может быть, они возьмут за основу этот вариант конституции и начнут его как-то корректировать. Но в любом случае они наверняка сделают так, чтобы их ценности доминировали», — уточняет он.

Появится ли в Афганистане король

Конституция 1964 года предполагает власть монарха в стране, но эксперты считают, что при талибах такой расклад исключен.

«Король в Афганистане в текущей ситуации появиться не может, потому что идеология «Талибана» не подразумевает монархического устройства государства.

Это совершенно из области фантастики, не будет никакого короля. Король — это светская власть, а в Афганистане сейчас идет процесс восстановления религиозной власти», — говорит Андрей Чупрыгин.

Аналогичное мнение высказал и Омар Нессар, отметив, что это неприемлемо как для самих талибов, так и для других политических сил. При этом он считает, что это было бы хорошим вариантом для Афганистана — чтобы высший политический пост был выведен за рамки политической борьбы.

«Но, как я понимаю, талибы хотят своего духовного лидера сделать подобным королю — он будет вне политики, вне выборов, вне политической борьбы», — сказал он.

Bloomberg предрек закат и падение нефтяной империи Персидского залива

Ценовые войны могут не иметь отношения к неизбежному краху

Нью-Йорк, 24 мар — ИА Neftegaz.RU. Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива могут в скором времени столкнуться с мощнейшим финансовым кризисом.
Такое мнение выразил автор агентства Bloomberg Д. Фиклинг в своей статье 22 марта 2020 г.

По мнению автора статьи, для большей части мира «нефтяная игла» — это проклятие.
Обладая достаточными запасами углеводородов, такие страны, как Нигерия, Ангола, Казахстан, Мексика и Венесуэла, растрачивали эти богатства впустую, и так и не став финансово стабильными и процветающими.

Другое дело — Персидский залив, где нефть стала благословением для национального строительства.
Открытие месторождений нефти в середине 20го века превратило анархический, отчаянно бедный регион в одно из самых богатых мест на планете.

Катар, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты стали богаче Швейцарии.
Саудовская Аравия, Бахрейн и Оман сегодня находятся на одном уровне экономического развития с Японией или Великобританией.

Трансформация была настолько полной, что стало легко поверить в тот факт, что причина богатства этих стран — естественная эволюция.
Но это не совсем так.
Нынешняя ценовая война на нефтяных рынках лишь ускорит наступление того момента, когда неустойчивый характер экономики стран Персидского залива столкнется с жестокой расплатой.

Прямо сейчас все 6 монархий присоединяются к России и «открывают краны», чтобы затопить рынок нефтью и вытеснить более дорогостоящие добывающие страны.

Запланированное увеличение добычи нефти Саудовской Аравией на 2,5 млн баррелей/сутки – это цунами, но лишь одна из волн, ведь другие игроки тоже не сдерживают себя.
США будут ежедневно «выливать» на рынок около 200 тыс. барр. или больше, по данным консалтинговой компании Rystad Energy, Кувейт поднимет добычу на 110 тыс. барр., а Россия увеличит суточную добычу на 200 тыс. барр.

Вы удивитесь, но этот всплеск поставок не связан с геополитикой.
Это всего лишь математический результат снижения цены на нефть.
С меньшим количеством долларов, поступающих за каждый баррель сырой нефти, монархии Персидского залива должны качать гораздо больше, чтобы поддерживать что-то похожее на текущие доходы.

Конечно, даже при самом экстремальном сценарии, когда цены на нефть упадут до 10 долл. США/барр., и почти вся мировая нефтяная промышленность потеряет миллиарды, добывающие страны Персидского залива останутся в плюсе.
Но проблема гораздо глубже: она спрятана в экономиках этих стран, которым жизненно необходима гораздо более высокая цена на нефть, чтобы сбалансировать свои бюджеты и поддержать валюты, привязанные к доллару.

Центральные банки региона и суверенные фонды благосостояния собрали огромные суммы, чтобы помочь им пережить такой кризис, а также более долгосрочный риск снижения спроса. Однако, столкнувшись с более низкими ценами, эти буферы могут быстро закончиться.

Возьмите чистые финансовые активы, принадлежащие правительству Саудовской Аравии — резервы Центрального банка, плюс активы Фонда национального благосостояния, минус государственный долг.
Они снизились всего до 0,1% от ВВП с 50% за 4 года до 2018 г., поскольку нефть упала с уровней около 100 долл. США/барр. в конце 2014 г.
Теперь королевство, скорее всего, станет чистым должником в обозримом будущем, даже если цены снова поднимутся выше 80 долл. США/барр.

Согласно исследованию, проведенному Международным валютным фондом (МВФ) в феврале 2020 г., за те же 4 года чистые финансовые активы, принадлежащие 6 монархиям Персидского залива, упали примерно на 1,5 трлн долл. США, до примерно 2 трлн долл. США.
Это говорит о том, что даже если пикового спроса на нефть не случится до 2040 г., оставшаяся сумма может быть исчерпана к 2034 г.
Нефть по 20 долл. США/барр. опустошит казну еще быстрее — уже к 2027 г.

Согласно еще одному докладу МВФ в 2019 г., при ценах на нефть в диапазоне 50 — 55 долл. США/барр. международные резервы Саудовской Аравии упадут примерно до 5 — месячного покрытия импорта уже в 2024 г.
Это крайне тревожная перспектива, которая приведет королевство в течение нескольких месяцев к немыслимому кризису платежного баланса и отказу от привязки к доллару, которая поддерживала глобальную торговлю нефтью в течение целого поколения.
Однако цены, которые мы видим сегодня, делают это почти похожим на оптимистичный сценарий.

Еще есть время предотвратить это будущее, но оно повлечет за собой серьезные изменения в наших представлениях о заливе и его роли в мировой экономике.
Правительства стран Персидского залива уже ввели бюджетные сокращения после снижения цен на нефть в 2014 г., убрав субсидии и добавив налоги с продаж, тем самым пошатнув свой имидж роскошных государств всеобщего благосостояния.

Если цены упадут еще больше, возникнет необходимость добавить еще налоги и уменьшить социальные выплаты.
Ни то, ни другое не будет популярно среди граждан.
Щедрые расходы на оборону и безопасность, которые составляют почти 1/3 бюджета Саудовской Аравии, также могут сократиться.

Эпоха, когда страны Персидского залива и их суверенные фонды благосостояния были волшебными банкоматами, готовыми платить за активы на каждом континенте, может подойти к концу. Вероятно, что им даже придется превратиться в обычных продавцов нефти.
А это означает, что, возможно, залив все же не был избавлен от нефтяного проклятия.
Этот момент был только отсрочен.

Пороки и деградация власти королей: VIKENT.RU

Деградация монархов и монархий Европы по оценке Томаса Джефферсона

Начиная с 1787 года, Томас Джефферсон  написал многочисленные частные письма о порочности и деградации монархий в Европе:

«И больше всего я удивляюсь тому, как могут некоторые люди считать королевское правительство наилучшим прибежищем. Посоветуйте им прочитать басню про лягушек, просивших Юпитера ниспослать им царя. Если это их не исцелит, пошлите их в Европу, чтобы они смогли сами увидеть беды, приносимые монархией, и я поручусь, что они вернутся полностью излечёнными.

Если всё зло, которое может проистечь из нашей республиканской формы правления начиная с сегодняшнего дня и кончая днём страшного суда, будет помещено на одну чашу весов, а на другую — то зло, которое приносит монархия Франции за неделю или Англии — за месяц, то эта чаша, конечно, перевесит. Вдумайтесь в то, что содержится в английской Красной книге или  французском Королевском альманахе, и скажите, что дает народу монархия. Ни один королевский род не порождал и одного человека здравого смысла за двадцать поколений.

Самое лучшее, что могут сделать короли, это предоставить заниматься государственными делами своим министрам. А что такое их министры как не комитет уполномоченных, только плохо отобранных? Если король когда-нибудь вмешивается в дела, то причиняет только вред. […]

Я сознаю, что у нашего федерального правительства есть дефекты, однако они настолько уступают порокам монархий, что я смотрю на них с большой долей снисходительности. Я также полагаюсь на здравый смысл народа, который найдёт средства для их излечения, в то время как зло, проистекающее от монархического правительства, просто неизлечимо. Если кто-нибудь из  наших соотечественников выскажет пожелание иметь короля, дайте им почитать басню Эзопа о лягушках, просивших себе царя; если это их не вылечит, пошлите их в Европу. Они вернутся назад хорошими республиканцами. […]

Порядок, при котором брачные узы связывали королей только с другими королевскими семьями, существовал в Европе на протяжении столетий. Возьмите животных любого рода и вида, заключите их — будь то в конюшне, в богатых покоях или дворцовом зале — в состояние бездействия и безделья, кормите их до отвала, удовлетворяйте все их сексуальные аппетиты, погрузите их в чувственные удовольствия, поощряйте все их страсти, сделайте так, чтобы все склонялось перед ними и оградите от всего, что могло бы заставить их думать, — и через несколько поколений эти животные станут только телом, только плотью без проблеска ума. .. Таков режим, в котором вырастают и воспитываются короли; и это продолжалось столетиями.

Находясь в Европе, я часто развлекал себя размышлениями над характерами царствовавших в то время коронованных особ… Людовик XVI был глупцом, которого я лично знал… Король Испании Карл IV был тоже глупец и то же самое — неаполитанский король Фердинанд IV. Они проводили свою жизнь на охоте и два раза в неделю отправляли курьеров за тысячи миль, чтобы сообщить один другому, какую дичь и как много они убили за прошедшие несколько дней. Король Сардинии Виктор-Амадей III был дураком. Все они были Бурбонами.  Королева Португалии Мария Безумная, из Браганцкой династии, была идиоткой от природы. И таким же был датский король Христиан VII. Их сыновья правили за них как регенты.  Король Пруссии Фридрих-Вильгельм II, наследник великого Фридриха, был просто боров телом, точно так же, как и умом. Густав III Шведский и Иосиф II Австрийский были помешанными, а Георг III Английский, как Вы знаете, — настоящим   сумасшедшим  в   смирительной рубашке. Больше в Европе никого из монархов и не было, за  исключением старой Екатерины II Российской, но она слишком взрослой попала в царствующий дом, чтобы потерять человеческий здравый смысл… Эти животные лишились ума и сил, и так должно происходить с каждым наследственным монархом, когда династия занимает трон в течение жизни нескольких поколений… И этим кончается Книга царей, от которых да избавит нас Господь. […]

Всё это — о счастье иметь королей и об управителях, которые могут стать королями. Из этих событий наша молодая республика может извлечь ряд полезных уроков: никогда не обращаться к иностранным державам за помощью для разрешения внутренних конфликтов и разногласий; не допускать передачи власти по наследству; не давать возможности каким-либо своим гражданам создать себе благодаря своему богатству и власти настолько прочное положение, чтобы их считали стороной, с которой королям стоит связывать себя союзом — через браки с племянницами, сёстрами и т. д. А иначе говоря, давайте непрестанно молиться перед троном небесным, чтобы больше не создавался этот род львов, тигров и мамонтов в человеческом обличье, называемый королями, от которых «да избавит нас Боже милостивый!»,- и да сгинет тот, кто не скажет этого вместе с нами. […]

Будучи убеждён, что республиканская форма правления — единственная, не ведущая открытую или тайную войну с правами человечества, я все свои молитвы и силы от всего сердца посвящаю поддержанию того порядка, который мы столь счастливо установили. И меня, конечно, воодушевляет мысль, что в то время, как мы упрочиваем права для самих себя и наших потомков, мы указываем путь борющимся нациям, которые так же, как и мы, хотят вырваться из-под власти собственных тиранов. […]

Мы бывали свидетелями тому, что башмачник или другой скромный ремесленник, перенесённый волей избирателей своей страны со своей рабочей скамьи в кресло официального лица, тотчас же обретал всю должную степень уважения и повиновения, которую закон соединял с его должностью. Но об отличии, которое даётся благодаря рождению или какому-нибудь значку, гербу или кокарде, люди у нас знали не больше, чем об образе жизни на Луне или на других планетах. Они лишь слыхали, что такое, вообще говоря, существует, и знали, что это не должно быть правильным. В полной мере ужас от всех зол, проистекающих из таких различий, можно испытать только в Европе, где достоинство человека теряется в произвольных различиях в положении, где человеческие особи классифицируются по нескольким нисходящим ступеням, где многие раздавлены весом немногих и где установленный порядок может представить мыслящему существу только картину, подобную созерцанию Бога Всемогущего и его ангелов, попирающих своими ногами сонмы отверженных. […]

… даже в Европе в умах людей происходят заметные изменения. Наука освободила мысль тех, кто читает и думает, а американский пример зажег в людях праведные чувства. Началось закономерное восстание науки, таланта и мужества против титулов, рангов и привилегий по праву рождения, которые стали презираться. При своей первой попытке оно потерпело поражение… Но мир вскоре оправится от паники, вызванной этой первой катастрофой. Наука идёт вперёд, а дух таланта и предприимчивости не дремлет… Титулы, ранги, наследственные привилегии и мишурная аристократия в конечном счёте утратят свое значение. […]             

… Я согласен… среди людей существует некая природная аристократия. Почва, на которой она вырастает, — это духовные достоинства и таланты. Прежде физические силы и телесные способности давали доступ в среду аристократов. Но со времени изобретения пороха, вооружившего смертоносным, снарядом как сильного, так и слабого, телесная сила стала лишь вспомогательным средством добиться отличий и положения — наподобие той же красоты, хороших манер, доброго чувства юмора или других человеческих достоинств. Существует также искусственная аристократия, чьё положение основано на богатстве, родстве и происхождении и не связывается ни с душевными качествами, ни с талантами, — люди, обладающие ими, и так бы принадлежали к первому классу общества. Эту естественную аристократию я считаю самым драгоценным даром природы, данным людям для того, чтобы учить, чтобы принимать и оправдывать их доверие и управлять обществом…

И даже разве не можем мы сказать, что именно та форма правления является наилучшей, которая лучше всего обеспечивает чистый отбор этих естественных, природных аристократов для занятия правительственных должностей? Аристократия же искусственная — элемент вредоносный в правительстве, и против её возвышения необходимо принять меры предосторожности. …Я полагаю, лучшее средство здесь как раз то, которое обеспечивается всеми нашими конституциями, —  предоставление гражданам права на свободные выборы и на отделение естественных аристократов от псевдоаристократов, на отделение зёрен от плевел. В целом они избирают действительно хороших и мудрых людей. В некоторых случаях богатство может подкупить, а происхождение — ослепить их, но все это не в такой мере, чтобы угрожать обществу…»

Томас Джефферсон о демократии, СПб, «Лениздат», 1992 г. , с. 47-51 и 147-149.

Дома поговорим: как Букингемский дворец спустил на тормозах конфликт с Меган и Гарри

На двухчасовое интервью Гарри и Меган, полное серьезных обвинений, Букингемский дворец отозвался заявлением из четырех предложений. Для семьи, которая обычно не комментирует публикации в СМИ, это была редкая словоохотливость: «Вся семья с огорчением узнала о том, какими трудными были для Гарри и Меган несколько последних лет. Поднятые вопросы, в частности, связанные с расой, вызвали беспокойство. И хотя некоторые воспоминания могут отличаться, мы относимся к ним очень серьезно и обсудим их в семейном кругу».

Все, кто когда-либо имел дело с британцами, знают, что слова «мы глубоко обеспокоены» означают примерно то же, что «ваш звонок очень важен для нас» в любой российской службе техподдержки. Дворец попросту предложил Гарри и Меган прекратить поднимать пыль, никак не прокомментировав обвинений по существу, не извинившись и не начав внутреннего расследования.

Этим легким, но точно продуманным движением королевская семья вернула инициативу на ту сторону Атлантики. Получит ли история развитие — теперь зависит от того, захотят ли Гарри и Меган продолжать вытаскивать на свет дворцовые тайны, которых они безусловно знают намного больше, чем рассказали Опре Уинфри.

Реклама на Forbes

«Я не видела паспорта и ключей с тех пор, как стала членом семьи»: главное из интервью Опры с Меган Маркл и принцем Гарри

Спустя почти неделю после интервью, которое СМИ поспешили назвать «сокрушительным ударом», картина рисуется ясная: Букингемский дворец этот удар выдержал. Но могут ли вообще подобные интервью нанести непоправимый вред институту монархии, как сгоряча написали многие издания?

Дворец устоял, но по ходу действия его положение не всегда казалось устойчивым. В понедельник, 8 марта, когда вышло интервью, да и на следующий день, до официального заявления, никто не мог предугадать, какой оборот примут события. Меган и Гарри преподнесли родне целый букет упреков, каждый из которых теоретически мог бы стоить карьеры известному голливудскому режиссеру (и никому даже не пришлось бы ничего доказывать). Набор явно апеллировал к «новой этике»: в словах Меган можно было прочитать обвинения и в эмоциональном насилии, и в ограничении свободы передвижения, и в расизме, и в неоказании помощи, и даже в подстрекательстве к самоубийству. Она выставила членов семьи черствыми, бесчувственными и холодными людьми, что по нынешним временам почти криминал (и вряд ли многие сомневаются, что она далека от истины).

«Паузы в такие моменты умеют быть пугающими. Два дня британская монархия была монархией Шредингера»

После интервью казалось, что уж теперь-то дворец просто не сможет молчать, как он обычно делал после публикации сплетен в таблоидах. Все-таки в этот раз новости принесли не газетчики по сведениям анонимных источников, а свои же домочадцы, и промолчать в такой ситуации — это фактически расписаться в том, что хотя бы часть рассказанного — правда. А значит: ну все, пропал дом, жизни теперь не дадут. Расизм — это не шутки.

Но и не промолчать было опасно. Образ ее величества Елизаветы II, сопоставимый по уровню всемирной любви с папой римским и далай-ламой, по большому счету многие годы строился на том, что она за 70 лет на троне ни разу ни с кем не поругалась и была выше любых дрязг, сохранив в неприкосновенности свое королевское величие. И если бы сейчас она, как глава дома, вдруг (гипотетически) стала бы оправдываться или (еще более гипотетически) каяться, она рисковала подвергнуть образ британской монархии в глазах всей планеты как минимум пересмотру.

Елизавета Корпорейшн: сколько зарабатывает королевская семья и как интервью Меган и Гарри может ей помешать

Это сейчас нам, дожившим до субботы, кажется, что такого просто не могло быть. Но вообще-то дворец не выпускал заявления более суток, и в понедельник и вторник многих беспокоило, над чем именно они там раздумывают, а вдруг о том, чтобы признать неправоту?

Паузы в такие моменты умеют быть пугающими. Два дня британская монархия была монархией Шредингера: она как будто балансировала между «Виндзоры такие Виндзоры» и «королевская семья никогда уже не будет прежней». В конце концов дворец выбрал оставаться верным себе. И деликатно, но твердо ответил Гарри, что тот мог что-то неправильно понять и «дома поговорим».

И все. Ничего больше не произошло. Британское Содружество не развалилось, остров не ушел под воду, дворец устоял, разъяренные толпы в Америке не жгли юнион-джеков (британских флагов — Forbes Life). Неназванного члена семьи, интересовавшегося цветом Арчи, так и не назвали, никого из Виндзоров не «отменили». Публика в Британии, да и в других странах, согласно опросам, встала на сторону семьи, и в соцсетях не случилось бойкота их аккаунтов. Более, того, после выхода интервью рейтинги самих Гарри и Меган в Великобритании рекордно упали, в то время как рейтинги других представителей монархии остались такими же.

«Стоит ли хорошее настроение жены Гарри, не удосужившейся погуглить, что за семья у ее мужа, того, чтобы расстраивать ее величество?»

Так что мы наблюдали? Значило ли все это, что «культура отмены» уперлась в собственный потолок возможностей? Что ей по зубам съесть Кевина Спейси и покусать Джоан Роулинг, но против британской королевской семьи она ничего сделать не может?

С одной стороны, да: эта монархия — too big to fail. Писателей и актеров много, а королева такая одна и служит нации камертоном и живым олицетворением национального характера: Keep calm and carry on («Сохраняйте спокойствие и продолжайте» — агитационный британский плакат времен Второй мировой войны — Forbes Life). И британцы, в большинстве родившиеся уже при ее правлении, сейчас подумали: а стоит ли хорошее настроение жены Гарри, не удосужившейся погуглить, что за семья у ее мужа, того, чтобы расстраивать ее величество?

С другой стороны, может быть, дело было и не в силе монархии, а в том, что позиция у Гарри и Меган была не очень убедительная. Их можно понять, им можно посочувствовать: пребывание в замкнутом кругу и одновременно у всех на виду не всякому под силу, и можно охотно поверить, что жизнь неподготовленной Меган действительно превратилась в ад. Но отсутствие конкретики выглядит неубедительно. Так же, как и жалобы на нехватку денег, высказанные на огромной вилле и в платье за несколько тысяч долларов, не добавили им моральной высоты.

Скрытый символизм: зачем Меган Маркл надела на интервью с Опрой платье Armani за $4700

А если бы они более убедительны? Что было бы тогда? Тут гадать не надо, потому что у всех перед глазами есть ровно такой случай, который произошел ровно в этой же семье совсем недавно. В 2019 году принц Эндрю, второй сын ее величества и младший брат Чарльза, самоустранился от всех своих благотворительных начинаний и исчез из публичной деятельности — после того, как он был обвинен в совращении несовершеннолетней и замечен в дружбе со злодеем Джеффри Эпштейном. Публике тогда предъявили и предполагаемую жертву — Вирджинию Робертс, которая дала интервью телевидению, и фото, на котором Эндрю ее приобнимал. Сам Эндрю факт сексуальной связи с ней отрицал (и продолжает отрицать), но осенью 2019 года он зачем-то дал неоднозначное интервью BBC об этой истории, где он наговорил такой несуразицы, что публика заволновалась на его счет еще больше. А его пиарщик, который с самого начала был против этого выступления, уволился в знак протеста.

Эта история была громкая и куда более осязаемая, чем чей-то вопрос о цвете кожи младенца. Повлияла ли она на репутацию королевской семьи? Ничуть. В Британии любить королевскую семью не перестали. В 2020 году трогательно беспокоились о заболевшем Чарльзе, а в январе 2021 года радовались, что королева и Филипп получили прививку. А в феврале тревожились, что Филиппу стало худо и его положили в больницу. Наконец, в нынешней истории большинство встало горой за семью, а не за мятежную пару, и про опального Эндрю все это время вообще никто и не вспоминал.

Реклама на Forbes

«Похоже, чтобы навредить дворцу, Гарри и Меган нужно рассказывать истории намного страшнее тех, что услышала Опра»

Но если любители поспорить возразят, что история с Эндрю не окончена и еще (гипотетически) может прогреметь, то можно поднять и старые папки. История принцессы Дианы была куда более сокрушительным ударом для монархии, чем похождения Эндрю или «Мегзит». После гибели матери Гарри и Уильяма в 1997 году таблоиды чуть ли не выкорчевали Букингемский дворец, обвиняя семью в причастности к трагедии, и тень от этой истории еще много лет лежала на всей семье.

Но в 2011 году это обстоятельство не помешало всей Британии мироточить, глядя на свадьбу Уильяма и Кейт, а в 2012-м — опять же всей страной — отмечать бриллиантовый юбилей ее величества и вновь обсуждать, каким моральным образцом для нас являются Виндзоры, как стойко они переносят утраты и с каким достоинством делают всю нацию великой.

Все это говорит это нам о том, что, во-первых, в Букингемском дворце, перефразируя Чуковского, надо жить долго, тогда что-нибудь получится. А во-вторых, что от образа идеальной монархии страна (да и мир) отказываться совсем не хочет. Похоже, чтобы навредить Букингемскому дворцу, Гарри и Меган нужно рассказывать истории намного страшнее тех, что услышала Опра Уинфри.

И тут два вопроса: первый — а есть ли у них такие истории, второй — хотят ли они эскалации конфликта. Судя по тому, как бережно они отзывались о королеве и других членах семьи, ими двигало вовсе не желание навредить или отомстить своим родным. И если это так, то историю, скорее всего, можно считать законченной.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Реклама на Forbes

Золотое детство. Как воспитывают детей в монарших семьях

5 фото

Возрождение монархии в России вряд ли возможно, считают историки

«Вначале в России начал падать алтарь, и потом только пал трон», — сказал он. По его словам, это падение началось еще с «петровской вестернизации», и именно секуляризация (отказ от религиозных ценностей) привела Россию к «духовной катастрофе».

Ресурс Российской империи, по его словам, был исчерпан, как в свое время Византии, а умаление престижа власти умаляло ее силу.
«Монархия возможна у нас, когда будет массовое возвращение людей в Церковь», — подчеркнул Боханов.
«У нас может быть только православная монархия», — добавил он.

Вместе с тем, историк заявил, что мечтает «не дожить до реставрации монархии», потому что если это произойдет в ближайшее время, «через 5-10 лет», то «это будет водевиль». «Мы не готовы. Монархию надо заслужить. Мы ее потеряли, и, может быть, наши потомки придут когда-нибудь к восстановлению монархии», — пояснил он.

Осторожно: политтехнологии

Боханова в этом мнении поддержал ведущий научный сотрудник Института актуальных международных проблем, представитель благотворительного Фонда Дмитрия Романова Дмитрий Рюриков, призвавший помнить о «сакральности власти».

«Сначала народ должен измениться, стать православным. Иначе повторится то, что было с Николаем Вторым», — сказал он.

Рюриков обратил внимание участников «круглого стола» на негативную роль политтехнологий в истории России, в том числе и в свержении монархии.

По его словам, перед революцией «в течение многих лет происходила демонизация власти» — накапливалось негативное отношение к монархическому режиму, давались неосуществленные обещания «свободы, равенства, братства».

И сегодня Рюриков предостерегает, что «политтехнологи могут использовать и саму идею монархии в своих целях, которые не отвечают интересам российского народа».

Роль военных

«Вообще меня настораживает: каждый раз, когда начинается внутреннее ослабление власти в нашей стране, начинается разговор о монархии», — заявил режиссер-кинодокументалист, художественный руководитель студии «Остров», автор фильма «Убийство императора. Версии» Сергей Мирошниченко.

По его словам, это наблюдалось, в частности, накануне распада СССР.

Мирошниченко выразил уверенность в том, что свержение монархии в Российской империи было «не народным восстанием», а результатом заговора военных, «военно-буржуазным переворотом».

«И если сейчас дать определенное послабление, если военные дадут послабление, то вдруг неожиданно и демократия может мгновенно пасть», — отметил Мирошниченко.

Он не верит «до конца», что «государь-император безвольно подписал отречение» на простом листке, в виде «записки», тогда как «не писал не на гербовой бумаге», и не верит, что «весь народ тогда поддержал отречение». Гражданская война, по его словам, показала, что это было не так.

Знать историю, чтобы восстановить монархию

Профессор Московского государственного института международных отношений МИД России, автор двухтомника «История России. XX век», доктор исторических наук Андрей Зубов призвал искать причины «отхода народа от своей династии» во всех 300 годах ее правления.
По его данным, в 1917 году «большинство восприняли отречение государя равнодушно», и даже белое движение строилось не столько на монархических, сколько на республиканских настроениях.

Зубов отметил, что, несмотря на всю привлекательность идеи «государства-семьи», никто не гарантирует идеального монарха-отца, и в семье иногда бывает такой отец, которого лучше бы и не было. И в истории в разных государствах «были и хорошие, и плохие монархи, и плохих было больше».

При этом профессор заявил, что сам он — «функциональный монархист».

«России может быть нужна монархия, а может быть и не нужна. .. Сейчас восстановление монархии было бы нужно России», — считает Зубов.
Это послужило бы «укоренению русского общества в его собственной истории, в истории русской цивилизации», пояснил профессор.
По его словам, опросы населения, в том числе проводившиеся с его участием, говорят о том, что 9% предпочитают монархическую форму правления, и это немало.

«Задача перед интеллектуальным сообщество сегодня — донести знания истории до человека. И тогда человек решит (нужна ли ему монархия — ред.)», — сказал Зубов.

Он убежден, что для ответа на вопрос о целесообразности восстановлении монархии «люди должны понять контекст исторического процесса, а не хвататься за отдельные личности и институты».

Информационный проект в области исторических расследований «Осторожно, история!» был запущен Российским агентством международной информации «РИА Новости» совместно с радиостанцией «Эхо Москвы» и газетой «Известия» в декабре прошлого года. Он посвящен наиболее спорным событиям прошлого. Одной из целей проекта является возвращение интереса к истории.

Будущее государства и государство будущего

На рынке предсказаний будущего государства сейчас лучше всего представлены два направления мысли. Есть представление о грядущем государстве-сервисе, которое соединяет производителя и потребителя услуги, а само при этом минимизируется или автоматизируется едва ли не полностью. Это сетевое государство, государство-Uber, не «вертикаль власти», а координатор горизонтальных структур гражданского самоуправления и самообслуживания. В этом сценарии либертарианской мечты за государством остаются только функции легитимного насилия (охрана границ, армия, полиция, пенитенциарная система) – хотя и тут фронтальные армии и линейные войны оказываются заменены частными военными компаниями – операторами дронов и беспилотников и гибридными конфликтами, в которых главное – не прямое насилие, а пропаганда и медиаэффект. Даже фискальные функции максимально приближаются к земле – к конкретному налогоплательщику, он же потребитель госуслуги.

В таком взгляде есть резон: новые технологии способны сильно индивидуализировать гражданское бытие как посредством возвращения элементов прямой демократии (перманентный референдум через сетевые ресурсы), так и техническими средствами. Например, истинной «властной вертикалью» больших городов является труба центрального отопления. Если тепло и энергию в каждый дом будет поставлять индивидуальный источник энергии, это изменит и систему городского управления, и гражданское сознание.

Другой популярный сценарий выглядит направленным прямо в противоположную сторону, но, возможно, не так уж сильно отличается от первого, а вписывается в него (или поглощает его – в зависимости от точки зрения). Речь идет о так называемом «новом социализме» – порядке, при котором граждане развитых стран получают прямой денежный доход за сам факт своего гражданства. Заинтересовавшая многих россиян новость из Финляндии – правительство решило выплачивать каждому гражданину 550 евро в месяц – пока представляет собой на самом деле вариант знакомой нам монетизации льгот: замены социальных гарантий денежными выплатами. Референдум по аналогичному предложению состоится в июне 2016 г. в Швейцарии: предлагается выплачивать каждому жителю страны, включая несовершеннолетних, гражданский доход «на уровне человеческого достоинства». С января этого года «безусловный основной доход» начали получать жители голландского города Утрехта.

Обращают на себя внимание участившиеся в последнее время публикации социологических и политологических исследований, доказывающих, что старый трюизм насчет рыбы и удочки неверен: наилучшие результаты в борьбе с бедностью показывают не социальные программы (требующие дорогого и многочисленного аппарата учета и контроля), а прямая раздача денег домохозяйствам. Объясняется это обычно гуманистическими аргументами: богатые считали, что бедные бедны из-за своей собственной лени и порочности, потому обставляли получение помощи сложными и унизительными условиями, полагая, что иначе реципиенты все пропьют и прогуляют. А оказалось, что бедные бедны потому, что их несправедливо исключили из глобальной системы распределения благ, и если просто дать им денег, то потратят они их как все нормальные люди – на дополнительную еду и на вещи для детей.

Но если оставить в стороне моральные соображения, становится видно, к чему сводится эта политика: к прямой стимуляции потребительского спроса. Автоматизация и роботизация производства, повышение его эффективности и производительности труда одновременно сделают общества первого мира более богатыми и уничтожат миллионы рабочих мест. В экономике постдефицита (post-scarcity economy) первым долгом гражданина становится не производство, а потребление – участие в консюмеристской цепи, запускающей движение крови по сосудам экономики. Она и есть та «общественная система распределения», из которой принудительно исключены бедные. Именно об этом говорил недавно один из самых успешных инвесторов в мире Рэй Далио, глава Bridgewater, рассуждая о «вертолетных деньгах» – прямых выплатах домохозяйствам как инструменте стимулирования спроса.

Для России это звучит, с одной стороны, как сказки о коммунистическом будущем, где «от каждого по способностям, каждому по потребностям», с другой – подозрительно знакомо. В некотором роде мы уже показали всей планете, как выглядит государство – распределитель ренты (только не высокотехнологической, а сырьевой), правящее армией пенсионеров, бюджетников и псевдозанятых – работников многочисленных инспекций, контрольных, проверяющих и специальных служб. В этой системе первая добродетель гражданина тоже никак не высокая производительность труда – его труд никому не нужен, – а лояльность, выражающаяся в пассивности. Закат эпохи углеводородов принудительно изгоняет Россию из радужного нефтяного рая в реальность, где ножки протягивают по одежке, а не наоборот. Не успела ли она показать, как не раз в истории уже было, бюрократизирующейся и одержимой традиционными левыми симпатиями Европе, «как не надо»?

Интересно, что в обоих сценариях становится видно, что централизованное государство растворяется, уступая, с одной стороны, системе все более и более мелкого местного самоуправления, с другой – наднациональным образованиям, экономическим и политическим межгосударственным союзам. Это больше всего напоминает ситуацию зрелого Средневековья до наступления эры абсолютизма: вольные города, мелкие княжества и графства в составе структур вроде Священной Римской империи (глава которой избирался) или Ганзейского союза, а над всем этим – объединяющее представление о Christendom, крещеном мире (со сходной идеей, что его ценности надо прозелитически распространять среди пока еще не просвещенных народов).

Интересная повторяющаяся деталь в любых прогнозируемых сценариях: признаком будущего все чаще оказывается повторение средневековых практик на новом техническом уровне. Культ ручного труда, мейкерство и ремесленничество, работа из дома (компьютер как новая прялка), саморегулируемые организации – новые цеха и даже новые частно-государственные сервисы, подозрительно напоминающие старые добрые откупы (возможно, российский проклинаемый всеми «Платон» потом покажется непонятым предвестником новой эры). С другой стороны, все, что напоминает о «большом государстве» XIX–ХХ в. , оказывается ведущим к отсталости и проигрышу в глобальном соревновании: большие армии, финансируемые государством производства, иерархическая бюрократия и унитаризм.

Мы не до конца отдаем себе отчет, до какой степени наши недекларируемые, но подразумеваемые представления о государстве и гражданском бытии сформированы эпохой абсолютизма. Идеи националистического патриотизма, мечты о просвещенной монархии (выступающей в наше время под псевдонимом «авторитарной модернизации»), ассоциирование централизации и эффективности, зачарованность масштабом – все это этика и эстетика абсолютистских европейских монархий и их наследниц – национальных промышленных держав.

Поэтому все сценарии среднесрочного будущего можно прочитать как единый сценарий перехода в эпоху постэтатизма. Будет ли новое государство невидимым, или всепроникающим, или и тем и другим одновременно? Ведь понятно, что тотальная транспарентность, электронный документооборот, все вариации на тему «открытого правительства» и пресловутый «Большой брат», всевидящее око государства, – это на самом деле одно и то же. Государство будущего станет прозрачным – но и гражданин будущего станет абсолютно проницаем. Каждый миг его жизни будет запечатлен многочисленными службами видеонаблюдения, но и описан им же самим совершенно добровольно на страницах социальных сетей – новых аренах гражданского бытия, где, возможно, мы вскоре будем и баллотироваться, и голосовать, и заявлять протесты, и потреблять госуслуги.

Автор – политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС

Познакомьтесь с 25 другими королевскими семьями мира

Помимо королевы Елизаветы II, другие монархии сильно различаются по степени власти, которой они обладают, как они воспринимаются, как их семья попала туда и даже по тому, как они называются. Вот краткий обзор 25 других королевских семей мира, а также двух избранных монархий в Малайзии и Ватикане. Мы разделили их на правящих монархов, обладающих реальной, прямой политической властью, и тех, кто, как Виндзоры, просто правит.

История продолжается под рекламой

Саудовская Аравия: Саудовская Аравия является абсолютной монархией, что делает Абдуллу бин Абдель Азиза королем и премьер-министром.Его заместители Салман и Мукрин также принадлежат к правящему дому Сауда, а в назначаемый королем кабинет входит больше членов королевской семьи. Хотя сейчас монархия является наследственной, будущие саудовские короли будут выбираться комитетом саудовских принцев в соответствии с указом 2006 года. (Их много: по некоторым оценкам, правящая семья включает в себя до 30 000 человек.)

Кувейт:  Сабах Ахмед ас-Сабах, 84 года, правит Кувейтом с 2006 года, когда умер предыдущий эмир, спровоцировав небольшой кризис престолонаследия, потому что следующий в очереди физически не мог произнести присягу, возможно, из-за возрастных проблем со здоровьем.Вместо этого к власти пришел Сабах; он правит богатой нефтью страной как эмир и глава королевской семьи, которая находится в той или иной форме у власти с начала 1700-х годов.

Катар:  Эмир Тамим бин Хамад аль-Тани недавно пополнил этот список, заняв пост в июне после мирного отречения своего отца. Семья аль-Тани известна демонстративным богатством и агрессивной работой по расширению регионального влияния своей страны, финансируемого нефтью. Они правили Катаром с 1825 года и подверглись серии насильственных отречений в 20-м веке, как правило, по инициативе сыновей или племянников, стремящихся занять трон.

Объединенные Арабские Эмираты:  Как следует из названия, Объединенные Арабские Эмираты представляют собой федерацию семи округов, каждый из которых управляется наследственным монархом, носящим титул эмира. Традиционно эмир Абу-Даби также является президентом федерации. Сегодня это Халифа бин Заид аль-Нахайян, который находится у власти с тех пор, как в 2004 году умер его отец. Считается, что его личное состояние составляет около 5 миллиардов долларов.

Свазиленд: Король Мсвати III является абсолютным монархом этой маленькой южноафриканской страны с тех пор, как в 1986 году, когда ему едва исполнилось 18 лет, он унаследовал корону от своего отца.Его официальный титул — Нгвеньяма, почетный титул, который также означает лев.

История продолжается под рекламой

Бруней: Сэр Хассанал Болкиах является султаном и премьер-министром Брунея с 1967 года. Он назначает практически все правящие органы Брунея, включая Законодательный совет, Верховный и шариатский суды. Его дворец на 1800 комнат, Истана Нурул Иман, считается самой большой частной резиденцией в мире.

Оман: Султан Кабус бин Саид управляет Оманом, его правительством, его казначейством и его вооруженными силами с тех пор, как он сверг своего отца в результате дворцового переворота 1970 года. Его семья правила с 1700-х годов, хотя потеряла свою территорию в Восточной Африке в 1800-х годах.

Бахрейн:  Суннитская семья аль-Халифа правит этим небольшим островным государством с преобладающим шиитским населением с 1783 года. титул от эмира до короля. Хотя конституционная монархия предоставляет шиитам некоторую роль в правительстве, она невелика, и с 2011 года в стране бушуют демократические протесты.

История продолжается под рекламой

Иордания:  Король Абдалла II правит с 1999 года, и хотя формально он не является главой правительства — в Иордании есть назначенный премьер-министр — он обладает вполне реальными политическими полномочиями, включая возможность наложить вето на любой закон и распустить парламент по своему желанию. Его преемнику, наследному принцу Хусейну, 19 лет.

Марокко:  Король Мохаммед VI добровольно сократил часть своих полномочий, когда после восстаний Арабской весны 2011 года он провел ряд реформ в правительстве Марокко, установив конституционную монархию. Хотя он по-прежнему обладает значительными полномочиями, включая назначение премьер-министра и членов правительства, он больше не может распускать парламент или назначать новые выборы.

Ватикан: Да, Папа Римский считается монархом этого европейского города-государства. Вот видео, объясняющее это:

История продолжается под рекламой

Монархи с некоторой политической властью

Монако:  Факт, что принц Альбер II правит Монако с 2005 года, несмотря на то, что он играет большую политическую роль. имеет выборный законодательный орган.Например, он может назначить государственного министра, но только из списка трех предварительно отобранных кандидатов.

Таиланд: Король Пхумипон Адульядет правил в течение примечательных 67 лет, победив английскую королеву Елизавету, правившую с 1952 года. Он обладает рядом малоиспользуемых, но все же важных конституционных полномочий, включая право налагать вето на законы. и прощать преступников. Пхумипон также является интересной фигурой сам по себе: 85-летний король является опытным джазовым музыкантом и запатентовал аэратор сточных вод.

История продолжается под рекламой

Лихтенштейн:  Редкий шаг среди западноевропейских стран, Лихтенштейн фактически проголосовал за расширение полномочий принца Ганса Адама II в начале нулевых. Князь может наложить вето на любой закон и распустить парламент по своему желанию, среди прочих полномочий. Технически эти официальные обязанности были переданы его сыну, принцу Алоису, но Ханс Адам остается главой государства.

Тонга: Король Джордж Тупоу V вступил на престол от своего отца в 2006 году и тут же пообещал передать большую часть своих полномочий премьер-министру страны. Тонга была абсолютной монархией, но жестокие продемократические митинги незадолго до коронации Тупоу нанесли огромный ущерб столице и убили восемь человек.

Бутан: Джигме Кхесар Намгьел Вангчук — Друк Гьялпо Бутана, что означает «Король Драконов». Джигме официально вступил на престол в 2008 году, через два года после отречения своего отца. Коронация была отложена, чтобы дать 26-летнему Джигме больше административного опыта. Реформы конца 1990-х сократили полномочия короля.Монархии Вангчук чуть более 100 лет, она объединила небольшую гималайскую страну под своей властью с помощью Британской империи.

История продолжается ниже объявления

Церемониальные или подставные монархи

Норвегия: Норвежский король Харальд V имеет ряд важных, но чисто церемониальных ролей, включая назначение кабинета министров Норвегии и премьер-министра — с одобрения парламента, конечно. Монархия является наследственной, и 40-летний наследный принц Хокон Магнус унаследует власть от своего отца.

Швеция: Швеция является одной из немногих монархий, допускающих правопреемство женщин, что означает, что принцесса Виктория Ингрид Алиса Дезире станет королевой в конце правления своего отца, на данный момент 40 лет. Король Карл XVI Густав, нынешний монарх, фигура церемониальная.

Нидерланды:  Король Нидерландов Виллем-Александр вступил на престол всего три месяца назад, после того как его мать Беатрикс отказалась от своего 33-летнего правления. В Нидерландах двухпалатный парламент, поэтому монарх не правит напрямую.Но король Виллем-Александр по-прежнему играет важную роль в качестве президента Государственного совета, консультативного органа, уходящего своими корнями в 16 век. Ни один закон не может быть представлен в парламент, если он сначала не будет передан в совет.

История продолжается под рекламой

Испания: 75-летний король Испании Хуан Карлос I сейчас не имеет большой власти, но он сыграл важную роль в установлении демократии в Испании. Диктатор Франсиско Франко назначил Хуана Карлоса своим преемником, но вскоре после смерти Франко новый король сверг франкистский режим и положил начало процессу, который привел к принятию конституции Испании 1978 года.Три года спустя Хуан Карлос также выступил с телеобращением, в котором предотвратил попытку государственного переворота «23-F».

Гренландия:  Гренландия является частью Королевства Дания, хотя с 1979 года она управляется через избранный парламент. Однако королева Дании Маргрете II по-прежнему носит там имя королевы; 73-летняя королева правила с 1972 года и в конечном итоге должна передать трон своему сыну Фредерику.

Люксембург: Люксембург позиционирует себя как «Великое Герцогство», а не как королевство, поэтому Анри Гийом носит титул Великого Герцога Анри. Он представляет собой, по словам официального правительственного веб-сайта, «символ стабильности, единую фигуру во главе государства, стоящую над повседневными политическими делами».

Бельгия:  53-летний король Бельгии Филипп унаследовал разделенную страну, когда 21 июля, через несколько часов после того, как его отец отрекся от престола, он был приведен к присяге. Его позиция символична, но важна, учитывая нынешний политический климат в Бельгии: Филипп выступает за большее единство между враждующими в стране фламандцами и франкофонами.

История продолжается ниже объявления

Лесото: Король Летсие III официально правил с 1996 года, а неофициально — с 1990 года, когда его отец был в изгнании. Согласно национальной конституции, он является «живым символом национального единства» и не имеет политической власти.

Камбоджа: Король Нородом Сихамони был назначен преемником своего отца в 2004 году, когда Королевский тронный совет Таиланда выбрал его из списка подходящих членов королевской семьи. Пост Сихамони является символическим, но ранее он занимал реальные политические должности, в том числе в качестве посла Камбоджи в ЮНЕСКО.

Малайзия: Структура монархии в Малайзии церемониальна и уникальна. В каждом штате есть наследственный вождь, называемый султаном; каждые пять лет султаны избирают одного из своих членов королем. С 2011 года трон занимает Туанку Абдул Халим Муадзам Шах.

Япония:  Японская династия Ямато ведет свое происхождение от 660 года, что делает ее старейшей непрерывной наследственной монархией в мире. 79-летний император Акихито правил с 1989 года и, согласно легенде, является 125-м императором в своей линии, хотя ведутся споры о точном количестве императоров.Его место называется Хризантемовым троном и находится в Императорском дворце в Киото.

• Карта: Монархии мира

В свой национальный день, 30 ноября, карибское островное государство Барбадос стало республикой, свергнув английскую королеву Елизавету II с поста главы государства. Новый президент страны Сандра Мейсон является бывшим представителем королевы в стране, а повседневными делами занимается премьер-министр. Королева была официальным номинальным главой Барбадоса, что сделало его конституционной монархией в течение 55 лет после обретения независимости.

Барбадос стал первой страной почти за 30 лет, свергнувшей королеву с поста главы государства. Другие страны, которые обсуждали отстранение от должности королевы, включают Ямайку и Австралию, где референдум 1999 года о замене ее главой австралийского государства провалился. Маврикий, Гайана, Тринидад и Тобаго, а также Доминика ранее отказались от английского монарха в качестве главы своего государства.

Помимо британских заморских территорий, королева Англии является главой 14 суверенных стран помимо ее собственной, что делает Великобританию самой плодовитой среди 17 конституционных монархий мира, в которых монархи продолжают нанимать представителей в качестве глав государств.

По всему земному шару также есть еще дюжина стран, которые являются абсолютными или полуконституционными монархиями, а это означает, что монархи обладают там значительной властью. Эти типы систем сегодня наиболее распространены на Аравийском полуострове, хотя Марокко, Бруней, Эсватини и Лихтенштейн также входят в их число. Полуконституционализм, в котором монархи и выборные представители разделяют власть, варьируется от стран, которые позволяют монархам сохранять некоторые полномочия рядом с избранным парламентом, до так называемых выборных монархий, которые избирают лидеров из группы членов королевской семьи — система управления Объединенных Арабских Эмиратов. .Папа также избирается из группы кардиналов, но он является единоличным правителем Ватикана, поэтому считается абсолютной монархией.

Десять стран Европы и пять стран Азии, а также Тонга и Лесото сохраняют своего монарха в качестве представителя и главы государства. Традиционные субнациональные монархии распространены в Индонезии и Южной Африке, где король нации зулусов Мисузулу Синкобиле казвелитини обладает значительной неформальной властью в восточном регионе Квазулу-Натал.

В мире существует 28 других монархий

Мир охвачен королевской свадебной лихорадкой, как это принято, когда британские королевские особы делают, ну, что угодно. Принц Гарри, шестой в очереди на престол, собирается жениться на американской актрисе Меган Маркл в субботу на роскошной церемонии в Виндзорском замке.

С таким вниманием к ним можно было бы простить не осознавать, что на самом деле есть много других королевских семей по всему миру. Они руководят 28 монархиями , контролирующими 29 стран, от абсолютных монархий, таких как Ватикан и Бруней, до конституционных демократий, таких как в большинстве стран Европы.

Конечно, большинства королей и королев мира больше нет, а большинство уцелевших монархий в основном отказались от своих политических функций, объясняет Арианна Чернок из Бостонского университета, профессор современной британской истории. В частности, в Европе, где проживает 12 суверенных монархий, члены королевской семьи играют церемониальные роли и работают на арене мягкой силы, уступая большую часть повседневного контроля современным демократическим политическим системам.

«Они играют определенную роль в государственных функциях, но она в большей степени перформативная, а не содержательная», — говорит Чернок, изучающая женщин, политику и британскую монархию.

Тем не менее, британские королевские особы наиболее известны. Царствование королевы Елизаветы II распространяется на 16 стран, включая Канаду и Австралию.

Так почему же мы так одержимы ими?

«Существует так много причин, по которым люди следят за этой свадьбой, и они варьируются от эскапизма до действительно увлекательной гендерной политики, колониальных и постколониальных историй», — говорит Чернок. «Тот факт, что Америка когда-то была британской, что когда-то это была наша королевская семья, имеет большое значение в этой истории…. Особенно для американцев мы выросли на фильмах Диснея. Мы очарованы элементами сказки, которые выставлены на обозрение».

Она добавляет: «Я думаю, что в наше время, когда мы находимся, кто не любит приятную историю, которая включает романтику и любовь, и где все выглядят красиво?

Другие члены королевской семьи 

1. Андорра

Католический епископ Урхельский Жоан Энрик и президент Франции Эммануэль Макрон технически являются соправителями Андорры, микрогосударства между Францией и Испанией, на основании договора 1278 года, согласно которому установить совместное правление. Эта должность мало что добавляет к обязанностям президента Франции, но в 2009 году тогдашний президент Николя Саркози пригрозил отречься от престола из-за секретных банковских законов Андорры.

2. Королевство Бахрейн 

Хамад бин Иса аль-Халифа — первый король островного государства, сменивший титул эмира в 2002 году. Семья аль-Халифа, состоящая из суннитов, правит страной с шиитским большинством с 1783 года. В 2011 году, во время «арабской весны» и появления демократических протестов, король Хамад ввел войска, чтобы остановить демонстрации.В результате ожесточенных столкновений между войсками и полицией погибли 30 мирных жителей. Сообщается, что с тех пор на демонстрациях были убиты десятки протестующих.

3. Королевство Бельгия 

Король Филипп вступил на престол 21 июля 2013 года после того, как его отец отрекся от престола. Он является седьмым королем с 1830 года, а его дочь Елизавета, как ожидается, в конечном итоге станет первой женщиной-монархом страны.

4. Королевство Бутан 

Король Джигме Кхесар Намгьел Вангчук — очень популярный лидер этой демократической конституционной монархии, известной своим «валовым национальным счастьем» — термин, придуманный его отцом.Он также известен как Друк Гьялпо, или Король Драконов, и не обладает реальной властью после того, как его отец руководил широкомасштабными демократическими реформами.

5. Бруней 

Султан Хассанал Болкиах, который также является премьер-министром этой абсолютной монархии, вступил на престол в 1967 году и является самым долгим правящим монархом после королевы Елизаветы II. Он входит в число самых богатых людей в мире и живет в самом большом в мире жилом дворце Истана Нурул Иман с почти 1800 комнатами.

6.Камбоджа 

Король Нородом Сихамони был избран в 2004 году советом из девяти членов после того, как король Нородом Сианук отрекся от престола. Он вырос в Праге, но вернулся в Камбоджу в 1977 году, где красные кхмеры поместили королевскую семью под домашний арест до вторжения Вьетнама в 1979 году. Ранее в этом году Камбоджа объявила незаконным оскорбление монархии.

7. Дания 

Королева Маргрете II возглавляет королевский дом в Дании, в которую также входит Гренландия. Она стала первой женщиной-правителем со времен Маргрете I, правившей с 1375 по 1412 год, из-за поправки к конституции 1953 года, которая, наконец, позволила женщинам занять трон.

8. Япония

84-летний император Акихито недавно объявил, что отречется от престола 30 апреля 2019 года из-за ухудшения здоровья. Акихито, ставший императором в 1989 году, ушел в отставку первым за 200 лет. Его заменит сын Нарухито.

9. Иорданское Хашимитское Королевство

Королевская свадьба Абдаллы II в 1993 году входит в список самых изысканных свадеб. Свадебный торт был настолько большим, что королева Рания аль-Яссин разрезала его боевой шпагой. Абдулла, конституционная монархия, стал королем в 1999 году и провел некоторые реформы во время своего правления, что побудило Freedom House повысить статус страны до «частично свободной» с «несвободной» в своем отчете за 2017 год.

10. Кувейт 

Шейх Сабах Аль-Ахмад Аль-Джабер Аль-Сабах, 88 лет, был назначен новым эмиром в 2006 году после того, как шейх Саад, в то время наследный принц, не мог говорить из-за болезни и не мог принести полную присягу вступить в его должность. Он отрекся от престола, и Сабах вступил во владение. Сабах занимал пост премьер-министра Кувейта с 1963 по 2003 год и был одним из самых долго правящих премьер-министров в мире.

11. Лесото

Летси III стал преемником своего отца в 1990 году, когда Мошошу II был вынужден покинуть страну.Его отец ненадолго вернул себе трон в 1995 году, прежде чем погиб в автокатастрофе. Лесото — конституционная монархия, но Летси говорит, что его интересуют обязанности, которые носят более чем церемониальный характер. Связь с предстоящей королевской свадьбой: Teen Vogue перечисляет королеву Лесото Масенате Мохато Сиисо как еще одну стильную королевскую особу черного происхождения.

12. Княжество Лихтенштейн 

Принц Ханс-Адам стал главой государства в этой крошечной стране с населением 32 000 человек после смерти в 1989 году своего отца, принца Франца-Иосифа. Избиратели предоставили ему новые полномочия в правительстве на референдуме 2003 года, после чего он передал повседневное управление своему сыну, наследному принцу Алоису.

13. Великое Герцогство Люксембург 

Великий герцог Анри правит с 2000 года, после того как его отец, великий герцог Жан, отрекся от престола. Поправка 2008 года к конституции Люксембурга отменила требование о том, что королевское согласие необходимо для законов, принятых Палатой депутатов.

14. Малайзия 

В Малайзии царят беспорядки после победы оппозиционной партии на последних выборах в мае.Нынешний король, султан Мухаммед V Келетанский, занял трон в 2016 году. Но короли Малайзии избираются на пятилетний срок на Конференции правителей, что делает их одними из немногих избранных монархов в мире. Позиция имеет тенденцию чередоваться между лидерами девяти малайских штатов в порядке старшинства.

15. Княжество Монако 

Князь Монако Альбер II — сын американской актрисы Грейс Келли и Ренье III. Монако, микрогосударство, в котором проживает всего 38 000 человек, является конституционной монархией, но глава государства обладает исполнительной, законодательной и судебной властью.Он единственный действующий глава государства, посетивший как северный, так и южный полюса, поездки, которые он предпринял в рамках своих усилий по привлечению внимания к проблемам окружающей среды. Он также недавно купил дом Келли в Филадельфии и отреставрировал его.

16. Марокко

Мохаммед VI вступил на престол в 1999 году и вскоре после этого пообещал бороться с бедностью и нарушениями прав человека в своей стране. В феврале 2004 года он принял новый семейный кодекс, который дал женщинам больше власти. В 2010 году Wikileaks опубликовал телеграммы, в которых утверждалось, что холдинговая компания, принадлежащая королю, вымогала взятки в секторе недвижимости страны.Мы сообщали, что он чрезвычайно популярен и является королем селфи.

17. Королевство Нидерландов

Виллем-Александр — король Нидерландов. В настоящее время он является вторым самым молодым монархом Европы после Филиппа VI из Испании. Он также является первым мужчиной-монархом Нидерландов после смерти Вильгельма III в 1890 году. Виллем-Александр имеет демократические наклонности; в 2013 году он сказал своим подданным не называть его «ваше величество» — если они действительно этого не хотят.

18. Королевство Норвегия

Харальд V — король Норвегии.В детстве его семья уехала в изгнание во время немецкой оккупации во время Второй мировой войны. Его брак с Соней Харальдсен в 1968 году вызвал споры, потому что она была простолюдинкой. Ранее в этом месяце норвежский парламент исключил из Конституции положение о том, что король является «святым». Однако он по-прежнему должен принадлежать к евангелическо-лютеранской церкви.

19. Султанат Оман 

Оман, старейшее независимое государство в арабском мире, управляется Кабусом бен Саидом Аль Саидом, султаном, премьер-министром и министром иностранных дел Омана. Он является монархом региона дольше всех, и его страна в значительной степени избегает проблем своих соседей: Саудовской Аравии и Йемена.

20. Государство Катар 

Катар является абсолютной монархией под властью семьи Аль Тани. Технически по конституции страна должна быть конституционной монархией, однако семья не допускает политической оппозиции и запрещает существование политических партий. В недавних новостях выяснилось, что личный поверенный президента США Дональда Трампа Майкл Коэн запросил 1 миллион долларов у богатой нефтью компании.

21. Королевство Саудовская Аравия

Саудовская Аравия является абсолютной монархией во главе с королем Салманом ибн Абдель Азизом аль-Саудом. Его династия обладает монополией на политическую власть. В частности, после смерти бывшего короля, сводного брата аль-Сауда, новый король провел ряд либеральных реформ, в том числе указ, разрешающий женщинам водить машину.

22. Королевство Испания 

Король Фелипе IV (полное имя Фелипе Хуан-Пабло-и-Альфонсо де Тодос-лос-Сантос) и его жена королева Летиция в основном являются церемониальными подставными лицами. Они заняли трон в 2014 году, и, насколько нам известно, король Фелипе IV не носит «сапоги из испанской кожи».

23. Королевство Свазиленд 

Король Свазиленда Мсвати III правит одной из единственных в мире абсолютных монархий. Совсем недавно он переименовал страну в «Королевство Эсватини», что означает «земля свази».

24. Королевство Швеция

Карл XVI Густав — король Швеции — конституционной монархии. Швеция была первой монархией, которая изменила свои права наследования таким образом, что первенец становится наследником престола независимо от пола.

25. Королевство Таиланд 

Таиланд является конституционной монархией, которой ранее управлял Пхумипон Адульядет. Король Пхумипон Адульядет родился в Кембридже, штат Массачусетс. До своей смерти в 2016 году он был монархом, правившим дольше всех. Нынешним королем Таиланда является Маха Ваджиралонгкорн. Его имя переводится как «украшенный драгоценностями или молниями».

26. Королевство Тонга 

Нынешний король тихоокеанского островного государства Тупоу VI был коронован в 2015 году после смерти его брата, предыдущего короля. Тонга — единственная суверенная монархия в Океании.

27. Объединенные Арабские Эмираты

ОАЭ немного сложнее, чем другие монархии. Он имеет президентскую, федеральную и деспотичную монархию и фактически состоит из семи составляющих монархий: Эмиратов Абу-Даби, Аджмана, Дубая, Фуджейры, Рас-эль-Хаймы, Шарджи и Умм-эль-Кувейна. В 2004 году шейх Халифа бин Заид Аль Нахайян, правитель Абу-Даби, был избран президентом ОАЭ.

28. Ватикан 

Ватикан — это абсолютная монархия с папой во главе, о которой часто забывают.Суверенное существование Ватикана было установлено Бенито Муссолини в 1929 году, когда Муссолини подписал Латеранские пакты. Ватикан считается самой маленькой страной в мире и занимает площадь чуть более 100 акров.

Таня Карас, Алекс Ньюман, Каролина Чорват и Джоэл Матис внесли свой вклад в этот отчет.

Абсолютизм и устойчивость монархии на Ближнем Востоке на JSTOR

Информация о журнале

Ежеквартальный журнал «Политология» является старейшим и наиболее широко читать политологический журнал в стране. Издается с 1886 г., PSQ предлагает важный и своевременный анализ как внутренних, так и вопросы внешней политики, а также политические институты и процессы. PSQ не имеет идеологической или методологической предвзятости и редактируется сделать даже технические выводы понятными политологам, историкам, и другие социологи независимо от подполя. Каждый выпуск состоит из пять-шесть проницательных статей ведущих ученых, а также 30-40 научные и полезные рецензии на книги. Для просмотра и поиска по выпускам, опубликованным за последние пять лет, посетите http://www.psqonline.org.

Информация об издателе

Академия политических наук — беспартийная некоммерческая организация, основанная в 1880 г. с тройной миссией: (1) внести свой вклад в научную экспертизу политических институтов, процессов и государственной политики, (2) обогатить политическую дискурс и направлять лучшие исследования в области социальных наук в понятной путь к политическим лидерам для использования в разработке государственной политики и в процессе управления, и (3) обучать представителей широкой общественности, чтобы они стали информированных избирателей в демократическом процессе. Основные средства достижения эти цели — его журнал, Ежеквартальный вестник политических наук, Академия конференции, а также публикация материалов или симпозиумов на основе конференции презентации. Престиж и авторитет Академии таковы, что государственные деятели и ученые всех политических убеждений записались в члены, участвовали на его конференциях и участвовал в его публикациях. Бывшие президенты Джеральд Форд, Джимми Картер, Рональд Рейган и Джордж Буш являются почетными членами Академия.Для получения информации об институциональных подписках, индивидуальном членстве, назад проблемы, перепечатки, разрешения или представление рукописи связаться с Академией политических наук. Эта информация также доступна на http://www.psqonline.org/.

Inicio — La Monarquía en la Historia

Заслуживает упоминания тот факт, что как в христианской Испании, наследнице испано-римской и испано-готской традиции, так и в Аль-Андалусе были основаны институты с монархической компетенцией самого высокого существующего уровня. в это время.Следовательно, в то время как в Западной Европе высший формальный политический ранг принадлежал императору Священной Римской империи, в христианской Испании было несколько королей, в частности, Альфонсо VI и Альфонсо VII Леона и Кастилии, которые носили титул императора Испании. или Испании. В испано-мусульманских землях монархи Кордовы принимали титулы эмиров и халифов, как и их коллеги в афро-азиатской исламской вселенной с центрами в Дамаске и Багдаде.

Кульминация Реконкисты в конце XV века привела к исчезновению испано-мусульманского пространства и политико-территориальному сближению важнейших испанских корон (Кастилия и Арагон) под властью одних и тех же монархов, католических монархов, Изабеллы и Фернандо.К этому слиянию монархий вскоре присоединилась Наварра, а с Фелипе II, в конце следующего века, Королевство Португалия, таким образом достигнув полного объединения латиноамериканского или Пиренейского полуострова под общей монархией. В это время, а также позже, в XVII и XVIII веках, Испанская монархия приобрела мировое значение с последующим включением земель и королевств на разных континентах. Народы и территории в Америке были организованы так же, как и в Андалусии после завоеваний во времена Фернандо III Святого.Как и в Андалусии, в Индии были сформированы королевства (Хаэн, Кордова, Севилья, а затем Гранада) с вице-королями в качестве делегатов монарха в Новой Испании, Перу, а затем в Новой Гранаде и Эль-Плате, в соответствии с чем король считался преемником императорам, как скульптуры Монтесумы, последнего императора ацтеков, и Атауальпы, последнего императора инков, расположенные на одном из фасадов Королевского дворца в Мадриде.

Католик, традиционный титул или форма обращения, дарованная монархам Испании папой Александром VI в 1496 году Фернандо, Изабелле и их преемникам, относилась в свое время к особой религии, исповедуемой монархами, и их защите католической веры, хотя, согласно некоторым интерпретациям, это также подразумевало их экуменический и универсалистский характер в то время, когда впервые в мире политическая сила, в данном случае испанская монархия, достигла глобального масштаба, с суверенитетом и эффективным присутствием. на всех континентах (Америка, Европа, Азия, Африка и Океания) и в основных морях и океанах (Атлантическом, Тихом, Индийском и Средиземноморском).

Особые титулы, используемые королями Испании, были плодом этого процесса накопления и объединения, предпринятого испанской монархией. Вместе с кратким титулом — Король Испании или Испании, который делает краткую ссылку на место происхождения монархии, большой или длинный титул официально использовался при каждом правлении вплоть до 19 века. В этом длинном названии прямо упоминались территории и титулы, которыми правил испанский монарх, которыми правили его предки или на которые он, как считалось, имел законные права.В качестве примера можно привести обширные титулы Карлоса IV, еще в 1805 году, изложенные в Королевском письме, предшествующем Novísima Recopilacion de las Leyes de España после его принятия: «Карлос милостью Божьей, король Кастилии, Леона, Арагон , Обе Сицилии, Иерусалим, Наварра, Гранада, Толедо, Валенсия, Галисия, Майорка, Менорка, Севилья, Сардиния, Кордова, Корсика, Мурсия, Хаэн, Алгарве, Альхесирас, Гибралтар, Канарские острова, Ост и Вест-Индия, острова и твердая земля в океане-море; эрцгерцог Австрии; герцог Бургундии, Брабанта и Милана; граф Габсбургов, Фландрии, Тироля и Барселоны; лорд Бискайи и Молины». Следует отметить, что в статье 56.2 действующей Конституции Испании указывается, что титул главы государства «присваивается королю Испании (Rey de España), и он может использовать другие титулы, соответствующие короне».

Будучи вершиной монархического государства, в средние века и при старом режиме Корона обладала максимальными и самыми широкими государственными функциями и, следовательно, несла особую ответственность как в отношении успехов, так и неудач.

Санчо III Старший, король Наварры, в XI веке собрал под своим престолом значительную часть христианской Испании.Однако, как и другие средневековые латиноамериканские короли, из-за традиционного взгляда на монархию, он приказал разделить свои владения после своей смерти. Король Леона Альфонсо IX опередил свое время, когда в 1188 году он созвал первый в европейской истории парламент, в котором приняли участие широкая общественность, дворянство и духовенство. Фернандо III Святой окончательно объединил королевства Кастилия и Леон, придав реконкисте необратимый характер. Альфонсо X Мудрый поощрял культуру и искусство, а также закладывал основы законодательства и налогообложения в монархическом государстве нового типа.Хайме I Арагонский и его преемники укрепили политический союз территорий Арагонской короны и их заморскую экспансию в Средиземное море.

Очевидно, что Британия больше теряет от монархии, чем приобретает. Давайте будем смелыми и покончим с этим | Полли Тойнби

Королева должна отречься от престола: сейчас самое подходящее время. Не потому, что разразился очередной скандал, когда полиция расследует обвинения в пожертвованиях Саудовской Аравии на благотворительность принца Уэльского. Не из-за опалы князя Андрея.

Ей также не следует отрекаться от престола по причине, изложенной на этой неделе моим другом и коллегой Саймоном Дженкинсом: он призывает ее мягко отказаться от общественной жизни, провести свои последние годы в достойном спокойствии и позволить «запланированный перевод» Чарльзу. Другими словами, пусть не будет опасного момента, когда люди спросят себя, почему никто не спросил их первым. Не допускайте паузы для размышлений между ее последним вздохом и криком « виват рекс ». Удостоверьтесь, что это свершившийся факт, когда его королевский зад уже закрепился на троне.

Это действительно хорошее время, чтобы изящно откланяться, так как этот платиновый юбилей празднует ее 70-летие со всей пышностью четырехдневного выходного дня и новым пудингом. Но пусть это знаменует конец самой монархии, эти феодальные века подходят к мирному завершению. Королева умело удерживала монархию вместе через бурные скандалы, от смерти Дианы, принцессы Уэльской, и разводов трех ее детей до бегства герцога и герцогини Сассекских, когда-то провозглашенных членами королевской семьи из-за Black Lives Matter. и эпоха #MeToo.

Этот юбилей станет веселым завершением всей королевской папки. Какое лучшее время, чтобы вернуть суверенитет, обещанный Брекситом, людям, которым он принадлежит. Елизавета Последняя должна получить исторические проводы, ее золотая карета и корона уйдут в отставку, а ее шесть дворцов откроются как прекрасные музеи. (Нет, туризм не является оправданием для монархии: Версаль посещает гораздо больше посетителей, как и Леголэнд по дороге от Виндзорского замка).

После смерти или отречения от престола ее уход станет ярким воспоминанием в каждой семье, последней связью со Второй мировой войной, с остатками империи и с тем старым черно-белым миром кинохроники Патэ с их веселыми джинго-голосами.«Слава Богу за королеву», — абсурдно провозглашает сегодня первая полоса Sun. Сомнительно, чтобы она благодарила Руперта Мердока, чье появление здесь оскорбленного величества разрушило прежнее почтение к королевской мистике.

Корона и конституция больше не являются абстрактными спорами. Необходимость в избранном президенте стала насущной, теперь, когда прибытие Бориса Джонсона на Даунинг-стрит проверяет условности, законы и гражданские права за их пределы. Джон Мейджор красноречиво выразил это конституционное возмущение на этих страницах, перечислив злоупотребления Джонсона: преднамеренное нарушение международного права; разрыв министерского кодекса; приказ полиции остановить и обыскать «без каких-либо причин для подозрений»; лишение британского гражданства по своей прихоти, одновременно ведя войну против государственной службы и Би-би-си, этих национальных гарантий.

Спикер Палаты общин оказывается бессильным перед ложью, сказанной ему в лицо. Нет голоса, чтобы увещевать, сдерживать или защищать от выборной диктатуры вредителя премьер-министра с сильным большинством. Его депутаты шокирующе заброшены.

До сих пор монархию защищали как достоинство и бессилие, безобидное украшение, которое никогда не мешает парламенту. Досадные упущения — разоблачения Guardian о согласии королевы, препятствующие принятию законов, которые могут раскрыть ее богатство, или «паучьи письма» Чарльза, опирающиеся на министров, — относительно тривиальны.Конституционная проблема не во власти монарха, а в его бессилии. Президенты по всей Европе защищают конституции и защищают от чрезмерно могущественных политиков, нарушающих основной закон. Президент не позволил бы Джонсону незаконно приостановить работу парламента: для принятия мер в качестве жизненно важной поддержки в чрезвычайной конституционной ситуации необходимы полномочия на выборы.

Наша монархия передала все королевские прерогативы премьер-министру без каких-либо сдержек и противовесов, за исключением палаты лордов, почти столь же слабой, как и монарх, по той же плохой причине – отсутствия полномочий на выборы. Посмотрите, как Джонсон занимается подавлением избирателей: его предложения об обязательном удостоверении личности с фотографией и отмене регистрации студентов в колледжах будут намеренно удерживать молодых и бедных от голосования. Посмотрите, как он пытается ограничить полномочия избирательной комиссии преследовать в судебном порядке незаконные политические пожертвования, защищающие интересы его собственной партии. Нет никаких тормозов для заблудшего премьер-министра в стране без писаной конституции, где извращенная избирательная система отрицает справедливое представительство и где нет эффективного главы государства, который мог бы защитить себя от нарушений закона.Неизбранная королева должна делать то, что ей говорит премьер-министр.

Монархисты с отвращением говорят о том, кто может быть избранным президентом. Королевский историк Роберт Лейси во время недавних дебатов с ужасом спросил: «Президент Линекер? Президент Стрит-Портер? Но, призывает Грэм Смит, генеральный директор группы давления «Республика», посмотрите в Европе на достойных президентов, которые понимают свои церемониальные обязанности и политические ограничения своей роли, выступая в качестве конституционных гарантов. Бывшие политики становятся президентами с такой же независимостью, как и наши спикеры в парламенте.Посмотрите через Ирландское море на Майкла Д. Хиггинса, Мэри Макэлис или Мэри Робинсон и подумайте, почему британские избиратели слишком дикие или глупые, чтобы им можно было доверять, чтобы сделать столь же разумный выбор.

Поддержка этой античной дисфункции ослабевает с каждым поколением, и она становится хрупкой. Большинство моложе 25 лет ожидают, что через 25 лет он исчезнет. Монархия — это слепок разума, блокирующий реформы. Монархия — это феодализм воображения, который ставит печать одобрения на наследство, неравенство и привилегии, которые сейчас безудержно растут.

«Отними лишь ступеньку, расстрой ту струну, И, смотри, какая разладка последует!» Шекспир предупреждает Улисса, восхваляя «степень, приоритет и место» в «Троиле и Крессиде»: никто не знает, был ли этот глубокий консерватизм, связывающий планеты с аристократическим порядком, его собственной точкой зрения. Дело вот в чем: эта струна уже не настроена. Корона украшает бунт конституционного беспорядка. Его отмена открыла бы окно во все аспекты того, как мы выбираем, чтобы нами управляли, и как мы думаем о себе.

Как монархи мира приспосабливаются к современности

by The Week Staff

16 июня 2019 г.

16 июня 2019 г.

Короли, королевы и императоры правили народами на протяжении 5000 лет. Как они адаптировались к 21 веку? Вот все, что вам нужно знать:

Сколько монархий осталось?
Около 30, управляющих примерно 45 странами. Британская монархия, которая восходит к Вильгельму Завоевателю 11 века, формально управляет 16 странами, включая Канаду и Австралию.Нынешний глава британской королевской семьи, королева Елизавета II, взошла на престол в 1952 году. Она в основном выполняет церемониальную роль, как и на прошлой неделе, принимая у себя президента Трампа во время его государственного визита в Великобританию. , Малайзия, Самоа, Андорра и Ватикан — «избираются», что означает, что они избираются советом лидеров, а не наследуют свои роли. Пять современных монархов обладают абсолютной властью, управляя Саудовской Аравией, Катаром, Оманом, Свазилендом и Брунеем.Десять оставшихся европейских монархий являются наследственными; все их нынешние головы являются дальними родственниками. Их последним общим предком был Джон Уильям Фризо, принц Оранский, умерший в 1711 году. Только один мировой монарх — японский — носит титул «император».

Кто император Японии?
Недавно эта должность изменилась. После двух операций Его Величество император Акихито, которому тогда было 82 года, в 2016 году заявил своему народу, что хочет уйти в отставку. Он был первым императором, отрекшимся от Хризантемового трона с 1817 года. Он нуждался в том, чтобы Национальный парламент отменил закон, требующий, чтобы он умер при исполнении служебных обязанностей.Шесть недель назад Акихито официально ушел в отставку в ходе церемонии, пропитанной ритуалом, встав на рассвете, чтобы сообщить об этом синтоистской богине солнца, от которой его род берет начало в мифе 2600 лет назад. Он вернул «три священных сокровища» — зеркало, меч и драгоценный камень, — которые символизируют трон. Хотя Акихито сменил его сын, Нарухито, получивший образование в Оксфорде, его возвращение этих сокровищ было широко истолковано как символическое заявление о том, что монархия изменится по мере ее перехода в современную эпоху. Когда он объявил, что отрекается от престола, Акихито сказал, что думает «о том, как японская императорская семья может использовать свои традиции с пользой в нынешнюю эпоху и стать активной и неотъемлемой частью общества.

Монархий стало меньше?
Да десятки сметены войной и великими политическими движениями 20 века: национализмом, антиколониализмом, республиканизмом, марксизмом. В 1900 году большая часть мира — и почти все Восточное полушарие — было под контролем монархов с реальной властью. После катаклизма Первой мировой войны исчезли русская, германская, австро-венгерская и османская турецкая короны. Вторая мировая война и послевоенный подъем коммунизма» Железный занавес» закончились еще многими. Не все короли ушли добровольно. Король Румынии Михаил I был вынужден отречься от престола в 1947 году после сопротивления сильному давлению со стороны коммунистов, которые контролировали страну. В конце концов он сдался, когда премьер-министр Петру Гроза предложил ему пощупать карман его куртки. «У него был пистолет, — вспоминал позже король. «У меня не было выбора.»

Когда возникли монархии?
Самые ранние датируются примерно 3100 г. до н.э., египетскими фараонами. В 2750 г. до н.э. монархи, которых считали хотя бы частично божественными, правили Шумером (ныне современный Ирак).В I веке до нашей эры императоры пришли к власти в Римской империи и продолжали править на протяжении столетий. После распада этой империи по всей Европе из числа богатых землевладельцев стали подниматься короли, которые назначали вассалов управляющими той или иной областью. Еще в 7 веке нашей эры англосаксонские короли Англии заявляли, что правят по божественному праву; ослушаться их означало ослушаться Бога. «Государство монархии есть высшая вещь на земле, — сказал король Яков I в речи перед парламентом в 1610 году, — ибо короли не только наместники Бога на Земле и восседают на престоле Бога, но даже сам Бог называет их богами». .

Как монархи выживают сегодня?
Большинство современных монархий являются конституционными: хотя монарх по-прежнему является официальным главой государства, конституция наделяет избранный законодательный орган реальной властью и обязанностями правительства. Монарх играет символическую роль призван обеспечить неразрывную связь с прошлым и чувство национальной гордости и единства среди населения страны.Однако сегодняшние члены королевской семьи не только обладают гораздо меньшей политической властью, чем их предки, но и живут более современной жизнью.Акихито, например, был первым японским императором, который женился на простолюдинке. В 2017 году король Нидерландов Виллем-Александр сообщил, что в течение 21 года тайно пилотировал рейсы голландской королевской авиакомпании. «Вы не можете поднять свои проблемы с земли ввысь», — объяснил он. «Вы можете полностью отключиться и сосредоточиться на чем-то другом. Для меня это лучший отдых».

Продержатся ли монархии?
Большинство из них, кажется, находятся на прочной основе. На Ближнем Востоке абсолютные монархи смогли купить общественное молчание и поддержку могущественных союзников, таких как США.С. и Великобритания — контролируя гигантские нефтяные доходы своих стран. Но даже в более современных и демократических обществах монархии остаются популярными среди населения. «Президенты приходят и уходят, — сказал Кеннет В. Ганн-Уолберг, глава отделения Международной монархической лиги на востоке США. — В монархии есть преемственность, ощущение истории».

Больше, чем просто подставные лица
Несмотря на то, что монархии кажутся анахронизмом, большинство монархий на самом деле обеспечивают эффективное управление, согласно профессору управления Уортонской школы бизнеса Мауро Гильену.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.