Содержание

Муса Джалиль: биография, фото, творчество, личная жизнь

Поэт Муса Джалиль: YouTube / Battle Brotherhood

Муса Джалиль — татарский поэт, воспевший свободу и мужество. Он страстно любил жизнь и Родину, до последнего вздоха боролся за свои идеалы. Однако о подвиге Мусы Джалиля стало известно спустя десятки лет после его трагической смерти. Вспомним о судьбе лирика и философа.

Муса Джалиль: биография

Об авторе «Моабитской тетради» очень точно сказал Игорь Сульга: «Смертью своей доказал он Творцу: Слово — не призрак в пустыне».

Биография Мусы Джалиля долгое время была известна в неправдивой версии. Как про казахов-писателей, которые имели собственную позицию и отстаивали национальные интересы, так и о Джалиле долгое время говорили как о враге народа, пособнике фашистов. Мужественный подвиг этого человека был открыт чудом уже после окончания Второй мировой войны.

Вот что знаем о писателе теперь:

О детстве и юности

Многие советские писатели смогли реализовать свой талант благодаря революции. Таков был и Джалиль. Мальчик родился в 1906 году в семье крестьян Залиловых в деревне Мустафино. Отец его матери Рахимы был муллой, поэтому Мусе предвидели религиозное будущее.

После переезда семьи в Оренбург его судьба складывалась так:

  • мальчик поступил на обучение в медресе;
  • кроме духовного, получил также и светское образование;
  • у него появились первые стихи.

Кардинальные перемены в жизни Мусы наступили после революции. Он стал учеником рабфака и комсомольцем, получил техническую профессию, а затем вернулся в родные места с горячим желанием донести и сюда очищающее пламя перемен.

Муса Джалиль в молодые годы: YouTube / KoonJoot

Беспокоило его тогда и состояние семьи. Старший брат Ибрахим участвовал в гражданской войне, которая разразилась в то время в Средней Азии. Сестра Зайнап уехала на учебу в Казань. Поэтому Муса приехал поддержать маму и младшую сестру, которым тогда приходилось непросто.

Казанский период

Студентом литературного отделения МГУ Муса стал в 21 год. Его любили и уважали однокурсники, а творческие успехи быстро сделали знаменитым. Произведения молодого человека на татарском языке украсили передовицы центральных газет и журналов. Закончив учебу, Джалиль приступил к журналистской деятельности.

К 30 годам стал заведующим литературным отделом в Казанском оперном театре. На этой должности он занимался переводами на татарский русских писателей-классиков, написанием рецензий, искусствоведческих и литературоведческих статей. К концу 1930-х Муса стал главой татарского отделения Союза писателей.

Член «Идель-Урал» и антифашист

Творческую деятельность писателя внезапно прервала Вторая мировая война. Джалиль не обязан был служить, но сразу же отправился на фронт и оказался в конной разведке. У

знав о литературном таланте бойца, командование сделало его военным корреспондентом и политруком во Второй Ударной армии. Через год поэт получил тяжелое ранение, дальше — оказался в плену и концлагере.

Стихотворение «Письмо из окопа» адресовано другу Гази Кашшафу. В нем раскрыта иная сторона войны — мотивы воинов СССР, которые убивали врага, чтобы защищать свою землю и своих родных. Эта благородная цель укрепляла их дух, пробуждала силу, точно как у древних батыров, которые сотни лет назад выходили на защиту своих земель от агрессора.

Фронтовые окопы открывают ценность чувств и отношений между людьми: дружбы, взаимопонимания, единства и взаимопомощи. «Без ноги», «Слеза» — лирика, в которой воспевается несгибаемый дух защитников Родины, верность и преданность их жен и любимых. Дух свободы и надежду на победу Джалиль воспел в произведениях «Дуб», «Лес».

«Моабитская тетрадь»

Во время заточения у гитлеровцев Муса Джалиль создал больше сотни текстов. Автор писал о 125 стихотворениях и поэме, на сегодня собрано 115. В «Моабите» и «Плётцензее» творчество укрепляло дух поэта и помогало выдерживать жестокость пыток.

В своих произведениях он сравнивал животных и людей («Волки»), говорил о свободе души («Мечта», «Воля»), о понимании верности («Прости, Родина!», «Не верь!»), о силе духа («Сила джигита»). Силу воли и жажду жизни отразили миниатюры «Звонок», «Простуженная любовь», «Влюбленный и корова», «Блоха» и др.

Муса Джалиль использовал для творчества клочки бумаги и даже молитвенники. Он понимал, что погибнет, но стремился оставить память в творчестве. Именно его произведения рассказали правду о мужественном поэте, любящем отце и преданном Родине солдате.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/family/school/1812972-musa-dzalil-biografia-foto-tvorcestvo-licnaa-zizn/

Муса Джалиль – биография, книги, отзывы, цитаты

с 1929 г — Член ВКП(б)
1956 г — Герой Советского Союза
1957 г — посмертно присуждена Ленинская премия Комитетом по Ленинским и Государственным премиям в области литературы и искусства за цикл стихов «Моабитская тетрадь»

Объекты, названные в честь Джалиля:

Посёлок Джалиль в Республике Татарстан

Памятник в Москве открыт 25 октября 2008 года
Памятник в Нижневартовске открыт 25 сентября 2007 года.
Памятник в Набережных Челнах
Памятник в Нижнекамске
Памятник в Мензелинске
Памятник в Казани
Памятник в Оренбурге
Памятник в Альметьевске
Татарский академический государственный театр оперы и балета имени Мусы Джалиля в Казани
Мемориальная доска на здании МОУ СОШ №15 в Тобольске
Проспект Мусы Джалиля в…

с 1929 г — Член ВКП(б)
1956 г — Герой Советского Союза
1957 г — посмертно присуждена Ленинская премия Комитетом по Ленинским и Государственным премиям в области литературы и искусства за цикл стихов «Моабитская тетрадь»

Объекты, названные в честь Джалиля:

Посёлок Джалиль в Республике Татарстан
Памятник в Москве открыт 25 октября 2008 года
Памятник в Нижневартовске открыт 25 сентября 2007 года.

Памятник в Набережных Челнах
Памятник в Нижнекамске
Памятник в Мензелинске
Памятник в Казани
Памятник в Оренбурге
Памятник в Альметьевске
Татарский академический государственный театр оперы и балета имени Мусы Джалиля в Казани
Мемориальная доска на здании МОУ СОШ №15 в Тобольске
Проспект Мусы Джалиля в Набережных Челнах
Улица Мусы Джалиля в Астрахани
Улица Мусы Джалиля в Жезказгане
Улица Мусы Джалиля в Казани
Улица Мусы Джалиля в Мензелинске
Улица Мусы Джалиля в Великом Новгороде
Улица Мусы Джалиля в Москве
Улица Мусы Джалиля в Нижневартовске
Улица Мусы Джалиля в Новосибирске
Улица Мусы Джалиля в Томске
Улица Мусы Джалиля в Ижевске
Улица Мусы Джалиля в Ташкенте
Улица Мусы Джалиля в Тюмени
Улица Мусы Джалиля в Тобольске
Улица Мусы Джалиля в Уфе
Улица Мусы Джалиля в Альметьевске
Переулок Мусы Джалиля в Тобольске
Улица Мусы Джалиля в Кокчетаве
Улица Мусы Джалиля в Киеве
Улица Мусы Джалиля в Черкассах (Украина)
Улица Мусы Джалиля в Агрызском районе
Улица Мусы Джалиля в Екатеринбурге
Кинотеатр в Нижнекамске
Малая планета (1972 г. )
Улица Мусы Джалиля в Бугульме

***
Наконец, я, которая выступала на конкурсе чтецов в 7 классе, заняла 3 место благодаря стихотворению «Волки» (1943):

Идет кровавый пир войны,
Дымят леса, горят поселки.
Среди полночной тишины,
Принюхиваясь, бродят волки.

Зеленый луг — железом смят.
Поля пустые — смертью дышат.
Глаза волков во тьме горят,
Их ноздри запах крови слышат.

Вот у леска, полузарыт землей
В ночном, неверном свете
Боец израненный лежит,
Над ним береза клонит ветви.

Он стонет, жаждою томим,
Каленой пулей грудь пробита.
Береза стонет вместе с ним,
Жалея храброго джигита.

???
???
Не тронул раненого волк,

Вдаль затрусил, своей дорогой.

Явились люди поутру,
Нашли распластанное тело,
Как будто искра на ветру,
В нем жизнь еще, казалось, тлела.

Они его кололи, жгли,
Уверенно, со знаньем дела
Терзали, а потом ушли,
Повесив на березе белой.

Идет кровавый пир войны,
Дымят леса, горят поселки.
Среди полночный тишины,
Принюхиваясь, бродят волки,
Живую чуя кровь,
Но волки не так страшны…

День Подлинника. Три жизни Мусы Джалиля

Текст: Алия Каримова (член экспертного совета программы поддержки языков народов России, поэт, переводчик)

Национальные литературы – предмет, далёкий от интересов подавляющего большинства наших сограждан, не имеющих отношения к тому или иному конкретному языку. А уж поэзия… Тем не менее, когда речь заходит о татарских поэтах, если человек посторонний и может вообще назвать хоть одно известное ему имя, то имя это – Джалиль.

Про самых важных национальных поэтов, чтобы показать особый статус и значимость, иногда говорят: «Это национальный Пушкин». Разумеется, аналогия хромает на обе ноги, однако это самый простой способ выразить априорное уважение к герою беседы. «Татарский Пушкин» – это, по всеобщему мнению, Габдулла Тукай. Почему же тогда известнее всего Муса Джалиль?

Фото: tnc-mo. ru

Ответить на этот вопрос и просто, и сложно.

Муса Залилов – сын своего века и своей Отчизны во всех смыслах. Он родился 15 февраля (по новому стилю) 1906 года в деревеньке Мустафино нынешней Оренбургской области в семье Мустафы и Рахимы Залиловых. В шесть лет отец привел живого, умного, шустрого мальчугана в деревенскую школу, и за один год Муса усвоил программу четырех классов. Биографы пишут, что на празднике в день рождения пророка Мухаммеда ребенок без запинки прочел наизусть длинную суру из Корана на арабском языке, чем восхитил односельчан.

Но впереди ждала городская жизнь. Открытая на взятые в долг деньги лавка не принесла ожидаемых доходов, и отец Мусы, разорившись и распродав имущество, перевез семейство в Оренбург. Там Мустафа отсидел в долговой тюрьме, потом устроился приказчиком. Жалованье было невеликим, и снять удалось лишь подвальную комнату, но зато во дворе знаменитого медресе «Хусаиния».

В 1914 году Муса становится шакирдом (учеником медресе). Именно тогда в библиотеке медресе Джалиль прочел первые художественные произведения: стихи Габдуллы Тукая и сказки Пушкина. Частым гостем мальчик стал и в библиотеке «Белек» в Соляном переулке. Где впервые увидел живого писателя: библиотекарем там был не кто иной, как известный в татарской среде Шариф Камал (писатель, драматург и переводчик).

В 1915 году Муса поведал своей двоюродной сестре Марьям, что мечтает стать великим поэтом. Тогда же он написал и свои первые стихи.

Слухи о юном стихотворце достигли ушей молодого оренбургского поэта – и как сейчас сказали бы – культуртрегера Тухфата Ченекея. Он явился в «Хусаинию», разыскал там Мусу Залилова и взял над ним шефство: давал читать татарскую, арабскую и персидскую классику, водил на спектакли и литературные вечера.

Нет, детство Джалиля не было беззаботным – многодетной семье, постоянно находившейся на грани нищеты, выживать было непросто. Но времена наступали еще более страшные. В мае 1916 года в Оренбурге вспыхнул голодный бунт, жестоко подавленный казаками. После Февральской революции город залихорадило. Это было время двоевластия и борьбы идей на всех уровнях, в том числе и в медресе. Муса активно включился в эту бурную жизнь. Он писал стихи для стенгазет и рукописного журнала и даже написал две пьесы, одна из которых («Злодей») была поставлена Оренбургским городским театром. Драматургу было 11 лет!

Фото: tnc-mo.ru

В октябре 1917 года власть в городе и губернии захватил казачий атаман Дутов. В конце января 1918-го Красная Армия установила в Оренбурге советскую власть. А в апреле казаки вернулись и устроили резню. Сотни трупов, кровь, боль, ярость… Красным удалось выгнать белых из города. Похороны убитых превратились в митинг. Все эти события не могли не отозваться болью в сердце Мусы, тогда совсем еще мальчика. Он написал стихотворение и принес его Ченекею. Тот одобрил. К сожалению, текст не сохранился. Значительно позже, уже в семидесятые годы двадцатого века, оренбургским краеведом Ибатуллой Таналиным (дальним родственником Тухфата Ченекея и одноклассником Мусы) было найдено стихотворение Джалиля, также посвященное этим событиям и датированное 15 октября 1918 года. Оно считается первым из дошедших до нас стихотворений и подписано «Маленький Джалиль».

Медресе было преобразовано в Татарский институт народного образования, и Муса продолжил свою учебу. В 1919 году в газете «Кызыл юлдуз» («Красная звезда») появляется первая официальная публикация. Эти стихи также о смелости и геройской смерти за друзей и советскую власть, справедливую к беднякам.

Вскоре умер Мустафа, и Муса вместе со своим старшим братом Ибрагимом ненадолго вернулся в родную деревню. Там он также развернул активную деятельность: организовал «Детский пролетарский клуб-театр», детскую организацию «Красный цветок». (В июле 1942 года Джалиль озаглавит одно из самых известных своих стихотворений «Красная ромашка» — может быть, сам этот образ родился еще тогда, двадцать лет назад?) 17 февраля 1920 года Муса вступил в комсомол. Его активистская карьера стремительно развивалась: он стал членом волостного комитета РКСМ, затем – делегатом губернского комсомольского съезда.

В 1921 году в Оренбуржье был голод. Умерли двое младших братьев Мусы, мать и сестренки тоже были слабы – пайка Ибрагима не хватало, чтобы прокормить семью. Джалиль возвращается в Оренбург, где становится курсантом Оренбургской военно-политической школы. Было голодно и холодно. Подросток участвовал в вооруженных стычках с белогвардейцами и патрулировал город. Переболел тифом и малярией. Горячего желания становиться профессиональным военным Муса не имел. К тому же он продолжал писать стихи и пьесы, его манила татарская столица – Казань.

Дом, где жил Муса Джалиль в Орске, Оренбургская область Фото: Wikipedia

В конце ноября 1922 года Муса приехал в Казань и почти сразу начал публиковаться в местных татарских газетах и журналах. А в 1923-м в коллективном сборнике «Песни борьбы» был опубликован цикл его стихотворений. Вскоре Джалиль поступает на рабфак при Казанском восточном педагогическом институте и в июне 1925 года получает свидетельство о его окончании, дающее право поступить без экзаменов в любой вуз страны. Но прежде чем продолжить учебу, молодой человек решает провести какое-то время в родном Оренбуржье. Набраться опыта.

Так он попадает в Орский уездный комитет и с головой погружается в работу по комсомольской линии, затем его переводят в Оренбург. В 1926 году становится членом РКП (б). И все это время он очень много пишет: стихи, поэмы, баллады, статьи, фельетоны на злобу дня. Он очень популярен, его стихи ходят по рукам, молодежь переписывает его поэмы. Его волнует многое, многое вызывает в нем отклик. Его стихи полны бешеной энергии, и даже если в них проскакивает наивная восторженность и лозунговость – они вполне искренние.

1927 год. Муса – студент первого курса литературного отделения этнологического факультета Первого МГУ. И параллельно редактор татарского детского журнала «Кечкене иптэшлэр» («Маленькие товарищи»). Чуть позже – и секретарь бюро татаро-башкирской секции ЦК ВЛКСМ, член редколлегий журналов «Яшь эшче» («Молодой рабочий») и «Ударниклар» («Ударники»). В апреле 1928 года выпуск журнала «Кечкене иптэшлэр» был прекращен, но уже в августе 1929-го он возродился под новым названием «Октябрь баласы» («Дитя Октября»). Всё это время Джалиль активно пишет стихи для детей.

В общежитии его соседом по комнате оказывается Варлам Шаламов.

В рассказе «Студент Муса Джалиль», напечатанном во втором номере журнала «Юность» за 1974 год, есть такие строки:

1940 Фото: regnum.ru

«Достоинств у Мусы было много. Комсомолец — раз! Татарин — два! Студент русского университета — три! Литератор — четыре! Поэт — пять!

Муса был поэт-татарин, бормотал свои вирши на родном языке, и это еще больше подкупало московские студенческие сердца. Муса был очень опрятен: маленький, аккуратный, с тонкими, маленькими, женскими пальчиками, нервно листавшими книжку русских стихов. Вечерами, не то что часто, а каждый вечер, Муса читал вполголоса на татарском свое или чье-то чужое — тело входило в ритм чтения, тонкая ладошка Мусы отбивала чужие ритмы, а может быть, и свои. Мы все были тогда увлечены приближением ямба к жизни и восхищенно следили за упражнениями Мусы при восхождении на Олимп чужого языка, где так много неожиданных ям и колдобин».

Благополучно окончив университет в 1931 году, он работает в центральной газете «Коммунист» заведующим отдела литературы и искусства. Пишет огромное количество публицистических текстов, выступает как литературный и музыкальный критик. Ездит по стране: Астрахань, Казань, Ялта, Тула…

В 1934 году начинается особая для Джалиля история: он становится заведующим литературной частью Татарской оперной студии при Московской консерватории. Работает и в то же время снова учится – читает книги по искусству, слушает лекции профессоров консерватории.

Муса стал мостиком, соединившим татарских музыкантов и писателей.

Джалиль перевел на татарский язык «Женитьбу Фигаро» и несколько арий из других опер. При его содействии переведены «Фауст», «Кармен», «Евгений Онегин» и т.д. Он создал либретто опер «Алтынчач» и «Ильдар».

Муса Джалиль с дочерью Чулпан Фото: РИА Новости

Наверное, предметом отдельного биографического исследования могла бы стать и личная жизнь Мусы. Он был живым, увлекающимся человеком, влюбчивым и страстным. Когда летом 1936 года Муса женился на выпускнице экономического техникума Амине Сайфуллиной, у него за плечами было два брака и двое детей – Альберт и Люция. В апреле 1937 года родилась младшая дочь Мусы Джалиля – Чулпан.

Амина вспоминала:

«Семь предвоенных лет, наиболее творческих лет Мусы, мы прожили очень дружно, в согласии. Чулпан доставляла нам обоим много радости. Уход за ней бесконечно любивший ее Муса превращал в веселый и занятный культ. Нашему счастью, казалось, не будет конца. Джалиль был очень тонким, чутким, и рифы, встававшие на нашем пути, обходились нами довольно легко.

Беззаботности, счастливой окрыленности нашей жизни во многом способствовал и характер Мусы. Жизнерадостный, неутомимый, он любил посмеяться, пошутить, любил веселые компании, долгие вечерние беседы. И при всей своей нежности и мягкости, легко ранимой открытости, умел быть ровным, спокойным, постоянным.

Муса Джалиль (справа) и композитор Н. Жиганов во время работы над оперой «Алтынчеч»

Джалиль всегда был в окружении московских друзей. Приходили «татарские москвичи» — Махмуд Максуд, Ахмет Файзи, Латыф Хамиди, студийцы, наезжали казанцы — Гази Кашшаф, Хасан Туфан, Ахмет Исхак, Сибгат Хаким, заглядывали и другие, словом, почти все татарские литераторы. Иногда всей гурьбой отправлялись в кафе и засиживались там до глубокой ночи, чаще устраивались в нашей комнатушке, играли в шахматы, выпускали общими усилиями маленькую газету, помещали в ней шуточные экспромты». (Из книги «Муса Джалиль. Красная ромашка». Казань, ТКИ, 1981 г.)

Джалиля настолько захватила работа в оперной студии, что в 1939 году, когда студийцы закончили учебу и переехали в Казань, он поехал с ними. Конечно, Джалиль бы не был Джалилем, если бы параллельно не занимался общественной работой. С 1939 по 1941 год он занимал также пост ответственного секретаря Союза писателей Татарской АССР.

И вот – война.

23 июня 1941 года Муса Джалиль пошел в военкомат, где ему велели ждать повестку.

Повестка пришла 13 июля. Сначала поэт находился в лагере под Казанью, затем был направлен на краткосрочные курсы политработников. В декабре, получив звание старшего политрука, Муса едет в ГлавПУРКК. В судьбе Джалиля принимает участие Фадеев. По его рекомендации Мусу вносят в список писателей народов СССР, которые могут быть рекомендованы к службе в качестве военных корреспондентов от республиканских газет. В конце февраля 1942 года его оправляют на фронт. Муса Джалиль становится корреспондентом газеты Второй ударной армии «Отвага» – вместо погибшего молодого талантливого поэта Всеволода Багрицкого, сына Эдуарда Багрицкого. Смерть Багрицкого, о которой рассказали другие сотрудники редакции, производит впечатление на Джалиля – Всеволод когда-то переводил его стихи.

Муса Джалиль Фото: regnum.ru

Л. Шилов в своей статье «Старший политрук Залилов в редакции армейской газеты» пишет:

«Единственное из известных нам стихотворений Джалиля, написанное на русском языке, называется «Весенние резервы Гитлера»… Гитлер готовил «генеральное весеннее наступление». Объясняя поражение, которое потерпела немецкая армия зимой 1941/42 г., «свирепостью русской зимы», гитлеровская пропаганда предсказывала полный разгром Советского Союза летом 1942 г. На Восточный фронт направлялись всё новые дивизии. Разъяснить, что причина поражения гитлеровцев кроется вовсе не в климатических условиях, сообщить о том, что уже сейчас немцы вынуждены вводить в бой резервы, предназначавшиеся для «генерального» наступления, — было важнейшей задачей политработников Советской Армии…»

Конечно, писать по-русски Джалилю было непросто, но он не мог не откликнуться на эту горячую тему.

Однако военная ситуация становилась все хуже. Германские войска окружили 2-ю ударную армию. 22 июня 800 солдат пошли на прорыв через «Долину смерти», чтобы соединиться с Волховским фронтом. В живых остались десятки, но кольцо окружения, хоть и ненадолго, было разорвано. За семь или восемь часов часть 2-й ударной армии успела выйти, но уже к вечеру и этот узкий проход был закрыт. Муса Джалиль «пропал без вести».

С этого момента начинается вторая часть жизни Джалиля. Принесшая ему много горя, сделавшая его великим поэтом и обрекшая сначала на позор и бесчестие, а потом – когда миру открылась правда – на громкую посмертную славу.

26 июня 1942 года во время Любанской наступательной операции у деревни Мясной Бор Джалиль был тяжело ранен и оказался в плену. Июлем 1942 года датировано стихотворение «Прости, Родина!»

Репродукция обложки «Второй Маобитской тетради» поэта Мусы Джалиля, переданной в советское посольство бельгийцем Андре Тиммермансом Фото: РИА Новости


  • Прости меня, твоего рядового,
  • Самую малую часть твою.
  • Прости за то, что я не умер
  • Смертью солдата в жарком бою.
  • Кто посмеет сказать, что я тебя предал?
  • Кто хоть в чем-нибудь бросит упрек?
  • Волхов – свидетель: я не струсил,
  • Пылинку жизни моей не берег.
  • В содрогающемся под бомбами,
  • Обреченном на гибель кольце,
  • Видя раны и смерть товарищей,
  • Я не изменился в лице.
  • Слезинки не выронил, понимая:
  • Дороги отрезаны. Слышал я:
  • Беспощадная смерть считала
  • Секунды моего бытия.
  • Я не ждал ни спасенья, ни чуда.
  • К смерти взывал: «Приди! Добей!..»
  • Просил: «Избавь от жестокого рабства!»
  • Молил медлительную: «Скорей!..»
  • Не я ли писал спутнице жизни:
  • «Не беспокойся, – писал, – жена.
  • Последняя капля крови капнет –
  • На клятве моей не будет пятна».
  • Не я ли стихом присягал и клялся,
  • Идя на кровавую войну:
  • «Смерть улыбку мою увидит,
  • Когда последним дыханьем вздохну».
  • О том, что твоя любовь, подруга,
  • Смертный огонь гасила во мне,
  • Что Родину и тебя люблю я,
  • Кровью моей напишу на земле.
  • Еще о том, что буду спокоен,
  • Если за Родину смерть приму.
  • Живой водой эта клятва будет
  • Сердцу смолкающему моему.
  • Судьба посмеялась надо мной:
  • Смерть обошла – прошла стороной.
  • Последний миг – и выстрела нет!
  • Мне изменил мой пистолет…
  • Скорпион себя убивает жалом,
  • Орел разбивается о скалу.
  • Разве орлом я не был, чтобы
  • Умереть, как подобает орлу?
  • Поверь мне, Родина, был орлом я,
  • Горела во мне орлиная страсть!
  • Уж я и крылья сложил, готовый
  • Камнем в бездну смерти упасть.
  • Что делать?
  • Отказался от слова,
  • От последнего слова друг-пистолет.
  • Враг мне сковал полумертвые руки,
  • Пыль занесла мой кровавый след…
  • …Я вижу зарю над колючим забором.
  • Я жив, и поэзия не умерла:
  • Пламенем ненависти исходит
  • Раненое сердце орла.
  • Вновь заря над колючим забором,
  • Будто подняли знамя друзья!
  • Кровавой ненавистью рдеет
  • Душа полоненная моя!
  • Только одна у меня надежда:
  • Будет август. Во мгле ночной
  • Гнев мой к врагу и любовь к отчизне
  • Выйдут из плена вместе со мной.
  • Есть одна у меня надежда –
  • Сердце стремится к одному:
  • В ваших рядах идти на битву.
  • Дайте, товарищи, место ему!
  • (Перевод И. Френкеля)

Придя в себя после ранения и осознав, что находится в плену у фашистов, Джалиль сразу понял: если они узнают, кто он – расстреляют сразу. А умереть он всегда успеет. Надо пытаться бежать и продолжить борьбу. Так старший политрук Залилов стал Гумеровым.

Несколько месяцев он провел в лагерях для военнопленных. Затем Джалиля привезли в польскую крепость Демблин. У немецкого командования возникла идея создать так называемые «Восточные легионы». Они должны были формироваться по национальному принципу. Немцы полагали, что представители многих национальностей, живущих в СССР, считают себя угнетенными советской властью, и собирались сыграть на антисоветских настроениях. Появились армянский, азербайджанский, северокавказский, грузинский, эстонский, латышский, туркестанский и волжско-татарский легионы. Последний формировался в Польше, в Едлиньске. В какой-то момент немцам стало известно, что пленный татарин Гумеров – известный на родине поэт, пользующийся большим авторитетом. Они решили использовать влияние Джалиля на соплеменников.

Джалиль же увидел в этом возможности для создания подпольной организации и продолжения борьбы – идеологической, а затем, когда обстоятельства изменятся, и физической. Он согласился вести «культурно-просветительскую работу». Поскольку Джалиль не состоял именно на военной службе в легионе, он пользовался относительной свободой и даже ходил в штатском. Понимал ли он, что на Родине его сочтут предателем? Безусловно. Верил ли он, что правда восторжествует? Хочется думать, что да.

Там, казалось бы, в совершенно безнадежных условиях, сила духа этого человека была столь велика, что помогала держаться не только ему, но и его соратникам. Они создали подпольную группу сопротивления, налаживали конспиративные связи, помогали военнопленным бежать, сочиняли листовки, призывающие бороться с фашистами. И даже концерты хоровой капеллы, на которых исполнялись татарские песни, были не столь безобидны, как это поначалу казалось немецкой стороне. Первый, 825-й батальон легиона «Идель-Урал», который направили в Витебск, поднял восстание. Сотни человек с оружием в руках присоединились к белорусским партизанам. И в дальнейшем при попытках немецкого командования использовать национальные батальоны в военных действиях значительная часть легионеров переходила на советскую сторону.

Известный казанский журналист, писатель и исследователь биографии и творчества Джалиля Рафаэль Мустафин приводит в своей книге «По следам оборванной песни» (Москва, «Известия», 1974 г. ) неоспоримые доказательства того, что подпольная группа Курмашева, куда входил и Муса Джалиль, вдали от Родины вела активную антифашистскую деятельность. В легион входили не только татары – были там и башкиры, и марийцы, и представители других народов Поволжья. И очень многие из них не были предателями.

«Муса Джалиль. Перед приговором» Якупов Х.А., 1954 Фото: Wikimedia

Но их самих предали. Подпольное движение было раскрыто. В августе 1943 года гестапо арестовало несколько сотен человек, в том числе и «курмашевцев». Несколько месяцев велось расследование, были допросы и пытки. А 25 августа 1944 года в Берлине, в тюрьме Плетцензее, были казнены Джалиль и еще десять татар-антифашистов: Гайнан Курмаш, Фуат Сайфельмулюков, Абдулла Алиш, Фуат Булатов, Гариф Шабаев, Ахмет Симаев, Абдулла Батталов, Зиннат Хасанов, Ахат Атнашев, Салим Бухаров. Немцы казнили их как особо опасных государственных преступников – на гильотине. Приговор Имперского суда Германского рейха гласил: «За предательство интересов рейха». На первый взгляд такая формулировка выглядит странной. Но ведь их судили как легионеров, принесших присягу рейху.

Война закончилась. На родине Джалиль продолжал числиться «пропавшим без вести». В 1946 году Министерство госбезопасности СССР завело розыскное дело на Мусу Залилова. Его подозревали в измене и пособничестве врагу. В апреле 1947 года он попал в список особо опасных преступников.

Но Муса Джалиль был поэтом. Именно стихи стали первым свидетельством его невиновности. Стихи оставались главным его делом и его верой всё это жестокое время. Написанным на клочках бумаги (какая была под рукой, какую можно было найти) и собранным в маленькие блокнотики, этим стихам было суждено выжить. Они несли в себе несокрушимый джалилевский дух, его любовь и тоску, его нежность и ярость. Там много личного и, как свойственно Джалилю, много патриотического. Эти стихи писал мужественный человек на краю гибели. Близкая смерть не заставила его отречься от себя и своих идеалов.

Кадр из к/ф «Моабитская тетрадь». Реж. Леонид Квинихидзе. 1968. СССР

Вот лишь одно стихотворение из этого цикла.

  • Варварство
  • Они с детьми погнали матерей
  • И яму рыть заставили, а сами
  • Они стояли, кучка дикарей,
  • И хриплыми смеялись голосами.
  • У края бездны выстроили в ряд
  • Бессильных женщин, худеньких ребят.
  • Пришел хмельной майор и медными глазами
  • Окинул обреченных… Мутный дождь
  • Гудел в листве соседних рощ
  • И на полях, одетых мглою,
  • И тучи опустились над землею,
  • Друг друга с бешенством гоня…
  • Нет, этого я не забуду дня,
  • Я не забуду никогда, вовеки!
  • Я видел: плакали, как дети, реки,
  • И в ярости рыдала мать-земля.
  • Своими видел я глазами,
  • Как солнце скорбное, омытое слезами,
  • Сквозь тучу вышло на поля,
  • В последний раз детей поцеловало,
  • В последний раз…
  • Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
  • Он обезумел. Гневно бушевала
  • Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
  • Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
  • Он падал, издавая вздох тяжелый.
  • Детей внезапно охватил испуг,—
  • Прижались к матерям, цепляясь за подолы.
  • И выстрела раздался резкий звук,
  • Прервав проклятье,
  • Что вырвалось у женщины одной.
  • Ребенок, мальчуган больной,
  • Головку спрятал в складках платья
  • Еще не старой женщины. Она
  • Смотрела, ужаса полна.
  • Как не лишиться ей рассудка!
  • Все понял, понял все малютка.
  • — Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! —
  • Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
  • Дитя, что ей всего дороже,
  • Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
  • Прижала к сердцу, против дула прямо…
  • — Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
  • Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? —
  • И хочет вырваться из рук ребенок,
  • И страшен плач, и голос тонок,
  • И в сердце он вонзается, как нож.
  • — Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты вольно.
  • Закрой глаза, но голову не прячь,
  • Чтобы тебя живым не закопал палач.
  • Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.—
  • И он закрыл глаза. И заалела кровь,
  • По шее лентой красной извиваясь.
  • Две жизни наземь падают, сливаясь,
  • Две жизни и одна любовь!
  • Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
  • Заплакала земля в тоске глухой,
  • О, сколько слез, горячих и горючих!
  • Земля моя, скажи мне, что с тобой?
  • Ты часто горе видела людское,
  • Ты миллионы лет цвела для нас,
  • Но испытала ль ты хотя бы раз
  • Такой позор и варварство такое?
  • Страна моя, враги тебе грозят,
  • Но выше подними великой правды знамя,
  • Омой его земли кровавыми слезами,
  • И пусть его лучи пронзят,
  • Пусть уничтожат беспощадно
  • Тех варваров, тех дикарей,
  • Что кровь детей глотают жадно,
  • Кровь наших матерей…
  • (Перевод С. Липкина)

Удивительно и то, что это стихотворение, написанное в октябре 1943 года, снабжено пояснением: «Из пьесы. Воспоминание 1919 года». Вряд ли это было написано просто из конспиративных соображений, чтобы создать у гестапо ложное ощущение, что стихи эти не имеют отношения к фашистам. Да и поздно уже было.

Так или иначе – Джалилю удалось создать нерукотворный памятник. Не себе – а им, жертвам жестоких времен. Поэтому и памятники самому Джалилю сегодня стоят во многих городах.

Памятник в Казани

Блокноты со стихами получили название «Моабитские тетради», поскольку были в основном написаны в берлинской тюрьме Моабит, где Джалиль провел последние, страшные месяцы своей жизни. До нас дошли два таких сборника. Первый вынес из Моабита бывший узник Габбас Шарипов. Во Франции ему удалось передать тетрадь другому военнопленному – Нигмату Терегулову, который привез стихи с собою в Казань. Вторую тетрадь незадолго до казни сам Джалиль отдал сокамернику – бельгийскому антифашисту Андре Тиммермансу. После войны, в 1947 году Тиммерманс передал ее в советское консульство в Брюсселе.

Есть сведения, что были и другие тетради. В частности, летом 1946 года в советское посольство в Риме эмигрантом Киязымом Миршаном, который общался с Джалилем в Берлине, также были переданы его стихи. Однако что с ними произошло дальше – неизвестно.

Несмотря на то, что уже было ясно – Джалиль не предатель, реабилитировали его далеко не сразу. Следующая посмертная глава жизни Мусы Джалиля началась лишь в пятидесятые. Его стихи попали к Константину Симонову и были опубликованы в 1956 году в Литературной газете. Вышла статья Юрия Королькова «По следам песен Джалиля» (впоследствии Корольков написал книгу о Джалиле – «Через сорок смертей»).

В 1956 году Муса Джалиль посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза, а в 1957 году за стихи из «Моабитских тетрадей» стал лауреатом Ленинской премии. Очень многое для увековечивания памяти поэта-героя сделал его близкий друг писатель Гази Кашаф.

Возвращение Джалиля оказалось по-настоящему триумфальным. О нем писали книги и статьи, ставили пьесы и снимали фильмы, его стихи читали и переводили на множество языков.

Каждый год 15 февраля, в день рождения поэта и героя, в Казани, в Национальном музее Республики Татарстан, проходит День подлинника. Из фондов музея состоится торжественный вынос двух хранящихся там «Моабитских тетрадей», и лишь в этот день каждый желающий может увидеть этот документ – живое свидетельство яркой героической судьбы поэта Мусы Джалиля.

Казнен в плену Германии — предатель советской Родины. Муса Джалиль

Моабитские тетради — листы истлевшей бумаги, исписанные мелким почерком татарского поэта Мусы Джалиля в застенках берлинской тюрьмы Моабит, где и погиб поэт в 1944 году (казнен). Несмотря на смерть в плену, в СССР после войны Джалиля, как и многих других, считали предателем, было заведено розыскное дело. Он обвинялся в измене Родине и пособничестве врагу.

В апреле 1947 года имя Мусы Джалиля было включено в список особо опасных преступников, хотя все прекрасно понимали, что поэт — казнен. Джалиль был одним из руководителей подпольной организации в фашистском концлагере. В апреле 1945 года, когда советские войска штурмовали Рейхстаг, в пустующей берлинской тюрьме Моабит среди разбросанных взрывом книг тюремной библиотеки бойцы нашли клочок бумаги, на котором по-русски было написано: «Я, известный поэт Муса Джалиль, заключен в Моабитскую тюрьму как пленный, которому предъявлены политические обвинения и, наверное, буду скоро расстрелян…»

Родился Муса Джалиль (Залилов) в Оренбургской области, деревня Мустафино, в 1906 году шестым ребенком в семье. Его мать была дочерью муллы, но сам Муса не проявлял особого интереса к религии – в 1919 году он вступил в комсомол. Начал писать стихи с восьми лет, до начала войны опубликовал 10 поэтических сборников. Когда учился на литературном факультете МГУ, то жил в одной комнате с ныне известным писателем Варламом Шаламовым, который описал его в рассказе «Студент Муса Залилов»: «Муса Залилов был маленького роста, хрупкого сложения.

Муса был татарин и как всякий «нацмен» принимался в Москве более чем приветливо. Достоинств у Мусы было много. Комсомолец – раз! Татарин – два! Студент русского университета – три! Литератор – четыре! Поэт – пять! Муса был поэт-татарин, бормотал свои вирши на родном языке, и это еще больше подкупало московские студенческие сердца».

Джалиля все вспоминают как крайне жизнелюбивого человека – он любил литературу, музыку, спорт, дружеские встречи. Муса работал в Москве редактором татарских детских журналов, заведовал отделом литературы и искусства татарской газеты «Коммунист». С 1935 года его зовут в Казань – заведующим литературной части Татарского театра оперы и балета. После долгих уговоров он соглашается и в 1939 году переезжает в Татарию вместе с женой Аминой и дочкой Чулпан. Человек, который занимал не последнее место в театре, был также ответственным секретарем Союза писателей Татарии, депутатом казанского городского совета, когда началась война, имел право остаться в тылу.

Но от брони Джалиль отказался. 13 июля 1941 года Джалиль получает повестку. Сперва его направили на курсы политработников. Затем – Волховский фронт. Попал в знаменитую Вторую ударную армию, в редакцию русской газеты «Отвага», расположившуюся среди болот и гнилых лесов под Лениградом. «Милая моя Чулпаночка! Наконец поехал на фронт бить фашистов», – напишет он в письме домой. «На днях вернулся из десятидневной командировки по частям нашего фронта, был на передовой, выполнял особое задание. Поездка была трудная, опасная, но очень интересная. Все время был под обстрелом. Три ночи подряд не спали, питался на ходу. Но видел много», – пишет он своему казанскому другу, литературоведу Гази Кашшафу в марте 1942 года. Кашшафу адресовано и последнее письмо Джалиля с фронта – в июне 1942 года: «Я продолжаю писать стихи и песни. Но редко. Некогда, и обстановка другая. У нас сейчас кругом идут жестокие бои. Крепко деремся, не на жизнь, а на смерть…» Муса с этим письмом пытался переправить все свои написанные стихи в тыл.
Очевидцы рассказывают, что он все время носил в своей походной сумке толстую потрепанную тетрадь, в которую записывал все, сочиненное им. Но где сегодня эта тетрадь, неизвестно. В то время, когда он писал это письмо, Вторая ударная армия была уже полностью окружена и отрезана от основных сил. Уже в плену он отразит этот тяжелый момент в стихотворении «Прости, Родина»: «Последний миг – и выстрела нет!Мне изменил мой пистолет…»

Сначала – лагерь военнопленных у станции Сиверской Ленинградской области. Затем – предполье старинной Двинской крепости. Новый этап – пешком, мимо разрушенных сел и деревень – Рига. Потом – Каунас, форпост №6 на окраине города. В последних числах октября 1942 года Джалиля привезли в польскую крепость Демблин, построенную еще при Екатерине II. Крепость была обнесена несколькими рядами колючей проволоки, установлены сторожевые посты с пулеметами и прожекторами. В Демблине Джалиль познакомился с Гайнаном Курмашем. Последний, являясь командиром разведчиков, в 1942 году в составе особой группы был с заданием заброшен в тыл врага и попал в немецкий плен.

В Демблин собирали в основном военнопленных национальностей Поволжья и Приуралья – татар, башкир, чувашей, марийцев, мордвинов, удмуртов. Гитлеровцам нужно было не только пушечное мясо, но и люди, которые могли бы вдохновить легионеров сражаться против Родины. Ими должны были стать люди образованные. Учителя, врачи, инженеры. Писатели, журналисты и поэты. В январе 1943 года Джалиля в числе других отобранных «вдохновителей» привезли в лагерь Вустрау под Берлином. Этот лагерь был необычным. Он состоял из двух частей: закрытой и открытой. Первая представляла собой привычные пленным лагерные бараки, правда, рассчитанные только на несколько сот человек. Вокруг открытого лагеря не было ни вышек, ни колючей проволоки: чистые одноэтажные дома, выкрашенные масляной краской, зеленые газоны, клумбы с цветами, клуб, столовая, богатая библиотека с книгами на разных языках народов СССР. Их так же гоняли на работы, но по вечерам проводились занятия, на которых так называемые учебные руководители прощупывали и отбирали людей.
Отобранных помещали на вторую территорию – в открытый лагерь, для чего требовалось подписать соответствующую бумагу. В этом лагере пленных вели в столовую, где их ожидал сытный обед, в баню, после которой выдавали чистое белье, гражданскую одежду. Затем в течение двух месяцев проводились занятия. Пленные изучали госструктуру Третьего рейха, его законы, программу и устав нацистской партии. Проводились занятия по немецкому языку. Для татар читались лекции по истории Идель-Урала. Для мусульман – занятия по исламу. Окончившим курсы выдавали деньги, гражданский паспорт и другие документы. Их направляли на работу по распределению Министерства оккупированных восточных областей – на немецкие заводы, в научные организации или легионы, военные и политические организации.

В закрытом лагере Джалиль и его единомышленники вели подпольную работу. В группу уже входили журналист Рахим Саттар, детский писатель Абдулла Алиш, инженер Фуат Булатов, экономист Гариф Шабаев. Все они для вида согласились сотрудничать с немцами, по выражению Мусы, чтобы «взорвать легион изнутри». В марте Мусу и его друзей перевели в Берлин. Муса числился служащим Татарского комитета Восточного министерства. Никакой конкретной должности он в комитете не занимал, выполнял отдельные поручения, преимущественно по культурно-просветительской работе среди военнопленных. Встречи подпольного комитета, или джалильцев, как принято среди исследователей называть соратников Джалиля, проходили под видом дружеских вечеринок. Конечной целью было восстание легионеров. В целях конспирации подпольная организация состояла из небольших групп по 5–6 человек каждая. Среди подпольщиков были те, кто работал в татарской газете, выпускаемой немцами для легионеров, и перед ними стояла задача сделать работу газеты безвредной и скучной, препятствовать появлению антисоветских статей. Кто-то работал в отделе радиовещания Министерства пропаганды и наладил прием сводок Совинформбюро. Подпольщики также наладили выпуск антифашистских листовок на татарском и русском – печатали на машинке, а потом размножали их на гектографе. Деятельность джалильцев не могла не быть замечена. В июле 1943 года далеко на востоке грохотала Курская битва, закончившаяся полным провалом немецкого плана «Цитадель». В это время поэт и его товарищи еще на свободе. Но на каждого из них в Управлении безопасности уже имелось солидное досье. Последнее совещание подпольщиков состоялось 9 августа. На нем Муса сообщил, что связь с партизанами и Красной Армией налажена. Восстание было намечено на 14 августа. Однако 11 августа всех «культурных пропагандистов» вызвали в солдатскую столовую – якобы для репетиции. Здесь все «артисты» были арестованы. Во дворе – для устрашения – Джалиля избили на глазах у задержанных.

Джалиль знал, что он и его друзья обречены на казнь. Перед лицом своей смерти поэт переживал небывалый творческий подъем. Он осознавал, что так, как сейчас, еще никогда не писал. Он спешил. Надо было оставить обдуманное и накопленное людям. Он пишет в это время не только патриотические стихи. В его словах – не только тоска по родине, родным людям или ненависть к нацизму. В них, что удивительно, – лирика, юмор. «Пусть ветер смерти холоднее льда,
он лепестков души не потревожит.
Улыбкой гордою опять сияет взгляд,
и, суету мирскую забывая,
я вновь хочу, не ведая преград,
писать, писать, писать, не уставая». В Моабите с Джалилем в «каменном мешке» сидел Андре Тиммерманс – бельгийский патриот. Муса отрезал бритвой полоски от полей газет, который приносили бельгийцу. Из этого ему удавалось сшивать блокноты. На последней страничке первого блокнота со стихами поэт написал: «К другу, который умеет читать по-татарски: это написал известный татарский поэт Муса Джалиль… Он в 1942 году сражался на фронте и взят в плен. …Его присудят к смертной казни. Он умрет. Но у него останется 115 стихов, написанных в плену и заточении. Он беспокоится за них. Поэтому если книжка попадет к вам в руки, аккуратно, внимательно перепиши их набело, сбереги и после войны сообщи в Казань, выпусти их в свет как стихи погибшего поэта татарского народа. Таково мое завещание. Муса Джалиль. 1943. Декабрь».

Смертный приговор джалилевцам вынесли в феврале 1944 года. Казнили их только в августе. Шесть месяцев заключения Джалиль тоже писал стихи, но ни одно из них до нас не дошло. Сохранились лишь два блокнота, в которых содержится 93 стихотворения. Первый блокнот из тюрьмы вынес Нигмат Терегулов. Он передал его в Союз писателей Татарии в 1946 году. Вскоре Терегулов был арестован уже в СССР и погиб в лагере. Второй блокнот вместе с вещами переслал матери Андре Тиммерманс, через советское посольство он тоже был передан в Татарию в 1947 году. Сегодня настоящие Моабитские тетради хранятся в литературном фонде казанского музея Джалиля. 25 августа 1944 года 11 джалилевцев были казнены в тюрьме Плётцензея в Берлине на гильотине. В графе «обвинение» в карточках осужденных было написано: «Подрыв мощи, содействие врагу». Казнили Джалиля пятым, время было 12:18. За час до казни немцы устроили встречу татар с муллой. Сохранились записанные с его слов воспоминания. Мулла не нашел слов утешения, и джалилевцы не хотели с ним общаться. Почти без слов он протянул им Коран – и все они, положив руки на книгу, прощались с жизнью. Коран в начале 1990-х привезли в Казань, он хранится в этом музее. До сих пор не известно, где находится могила Джалиля и его соратников. Это не дает покоя ни казанским, ни немецким исследователям. Джалиль догадывался, как отнесется советская власть к тому, что он побывал в германском плену. В ноябре 1943 года он пишет стихотворение «Не верь!», которое адресовано жене и начинается строчками:

«Коль обо мне тебе весть принесут,
Скажут: «Изменник он! Родину предал»,—
Не верь, дорогая! Слово такое
Не скажут друзья, если любят меня». В СССР в послевоенные годы МГБ (НКВД) открыли розыскное дело. Его жену вызвали на Лубянку, она прошла через допросы. Имя Мусы Джалиля исчезло со страниц книг и учебников. Сборников его стихов не стало в библиотеках. Когда исполнялись по радио или с эстрады песни на его слова, то обычно говорилось, что слова – народные. Закрылось дело лишь после смерти Сталина за неимением улик. В апреле 1953 года впервые были опубликованы шесть стихотворений из Моабитских тетрадей в «Литературной газете» – по инициативе ее редактора Константина Симонова. Стихи получили широкий отклик. Затем – Герой Советского Союза (1956), лауреат (посмертно) Ленинской премии (1957) …В 1968 году на студии «Ленфильм» был снят фильм «Моабитская тетрадь». Из предателя Джалиль превратился в того, чье имя стало символом преданности Родине. В 1966 году у стен Казанского кремля был установлен созданный известным скульптором В.Цегалем памятник Джалилю, который стоит там и сегодня.

В 1994 году рядом, на гранитной стенке, был открыт барельеф, представляющий лица его казненных десяти товарищей. Уже много лет дважды в год – 15 февраля (в день рождения Мусы Джалиля) и 25 августа (годовщина казни) у памятника проводятся торжественные митинги с возложением цветов. Сбылось то, о чем писал поэт в одном из своих последних писем с фронта жене: «Я не боюсь смерти. Это не пустая фраза. Когда мы говорим, что смерть презираем, это на самом деле так. Великое чувство патриотизма, полное осознание своей общественной функции доминирует над чувством страха. Когда приходит мысль о смерти, думаешь так: есть еще жизнь за смертью. Не та «жизнь на том свете», которую проповедовали попы и муллы. Мы знаем, что этого нет. А есть жизнь в сознании, в памяти народа. Если я при жизни делал что-то важное, бессмертное, то этим я заслужил другую жизнь – «жизнь после смерти»

В Альметьевске отметили 115-ю годовщину со дня рождения Мусы Джалиля

15 февраля 2021  22:04

Отважный подвиг поэта – яркий пример несгибаемого мужества и преданности Родине.

(Казань, 15 февраля, «Татар-информ»). В Альметьевске почтили память татарского поэта Мусы Джалиля, со дня рождения которого сегодня исполнилось 115 лет. Отважный подвиг поэта — яркий пример несгибаемого мужества и преданности Родине. Всего 38 лет прожил Муса Джалиль, однако смог оставить о себе память, передающуюся от поколения к поколению. Об этом пишет «Знамя труда».

С первых дней Великой Отечественной войны Джалиль сражался на Волховском фронте. Попав в плен, поэт продолжал борьбу с фашизмом, организовав в тюрьме подпольную организацию. За это он был приговорен к смертной казни.

Торжественный митинг в честь татарского поэта состоялся при участии представителей творческой интеллигенции, кадетов, школьников и поклонников его творчества. В мероприятии также участвовали представители общественных организаций, писатели, поэты, артисты драмтеатра. Выступающие отметили, что подвиг Мусы Джалиля и всех джалиловцев — это бессмертный образец подвига для молодого поколения, образец самоотверженности и беззаветной любви к Родине и народу.

Председатель Альметьевского отделения Союза писателей РТ Рафкат Шагиев подчеркнул, что на стихах выдающегося татарского поэта выросло не одно поколение.

«Сегодняшнее мероприятие, показывающее, что имя легендарной личности бессмертно, является уроком мужества», — отметил он.

Альметьевцы прочитали стихи Мусы Джалиля на разных языках, вспомнили фрагменты его жизни и творчества, затем возложили цветы к памятнику. 

Ранее ИА «Татар-информ» сообщало, что дочь Мусы Джалиля возложила цветы к памятнику отца в Казани.

Первомайская центральная районная библио — Муса Джалиль

Муса Джалиль (1906-1944), татарский поэт, Герой Советского Союза,

лауреат Ленинской премии


«Историческое значение каждого человека измеряется его заслугами Родине. А человеческое достоинство – силою патриотизма» — это слова русского писателя, философа Н.Г.Чернышевского. Россия всегда славилась своими героями, жизни свои положившими на благо страны. Так было испокон веков. Сегодня же многие молодые люди начали забывать, что не быть нашему государству вообще, если бы не победа в Великой Отечественной войне. Воспитание молодого поколения на примере жизни известных и малоизвестных героев Великой Отечественной войны – одно из направлений в работе по патриотическому воспитанию. Для библиотекарей не остаются в тени герои – земляки, люди достойные уважения, у которых есть чему поучиться. 

Муса Джалиль… Великое, славное имя. Имя, ставшее символом мужества, героизма, патриотизма, таланта — наш земляк, гордость земли Оренбургской.  Поэзия Мусы Джалиля, одухотворенная высокими человеческими идеалами, наполненная горячей любовью к людям, нашла дорогу к миллионам сердец. Мусу Джалиля знают и почитают не только в России, его знают и почитают миллионы людей в Европе, Америке, Азии. Его стихи, его смерть -это великий подвиг. Известный азербайджанский поэт Самед Вургун сказал замечательные слова о Мусе: «Мир и мировая литература знает много поэтов, обессмертивших свои имена неувядаемой славой, но таких, как поэт-герой Муса Джалиль, увековечивших свое имя и бессмертными творениями и смертью, которая сама является подвигом, не так уж много. Вот они: великий Байрон, славный поэт Венгрии Петефи, герой Юлиус Фучик и, наконец, Муса Джалиль«.

Поэтический и гражданский подвиг Джалиля подготовлен всей его жизнью.

Родился Муса Мустафович Залилов в 1906 году в феврале месяце 2-го (15-го по н.с.) числа в Оренбургской губернии в небольшой татарской деревне Мустафино. Отца будущего знаменитого поэта звали Мустафой Залиловым, мать — Рахимой, урождённой Сайфуллиной. Оба они были крестьянами.

Муса сначала учился в деревенском мектебе, а после переезда семьи в город начал посещать «Хусаинию», мусульманскую духовную школу-медресе в Оренбурге. После Октябрьской революции она стала Татарским институтом народного образования. Залилов здесь, кроме теологии, изучал также светские дисциплины: рисование, пение и литературу.

Весной 1919 года Муса записался в оренбургскую комсомольскую организацию, только что возникшую в этом году, боролся за распространение влияния комсомола в медресе. Мусе Джалилю пришлось стать участником Гражданской войны. Только в 1927 году он сумел поступить в МГУ на этнологический факультет, чтобы учиться на литературном отделении. Муса окончил литературное отделение в 1931 году (после реорганизации его в литературный факультет МГУ).

Джалиль был в 1931-1932 годах редактором детских журналов на татарском языке, издаваемых при ЦК ВЛКСМ. Он с 1933 года занимал должность завотделом искусства и литературы в татарской газете «Коммунист», которая тоже выходила в Москве. В столице Муса Джалиль познакомился с советскими поэтами Михаилом Аркадьевичем Светловым (Шейнкманом), Александром Ильичом Безыменским, Александром Алексеевичем Жаровым.

Два первых сборника стихов Джалиля – «Орденоносные миллионы» и «Стихи и поэмы» – вышли в 1934 году. Муса работал с молодежью. В татарскую литературу пришли по его рекомендациям Абдулла Бариевич Алиш, Габдрахман Сафич Абсалямов. Джалиль в 1939-1941 годах занимал должность ответственного секретаря Союза писателей Татарской АССР, был заведующим литчастью Татарского оперного театра.

После призыва в армию в июне 1941 года Джалиль учился в Мензелинске на двухмесячных курсах политработников и ушёл на фронт. Вскоре он стал на Волховском фронте сотрудником фронтовой газеты «Отвага». На Волховском фронте в 1942 году обстановка стала усложняться. Вторая ударная армия была отрезана от остальных советских войск. Старший политрук Муса Мустафович Залилов 26 июня 1942 г. с группой офицеров и солдат, пробиваясь из немецкого окружения, попал в засаду. В завязавшемся неравном бою Муса получил ранение в грудь и попал в плен в бессознательном состоянии. Начались его скитания по фашистским тюрьмам. В Советском Союзе его считали «пропавшим без вести».

Чтобы продолжать борьбу с врагом, Муса Джалиль вступил в легион «Идель-Урал», который создавали немцы. На территории оккупированной немцами Польши, в Едлиньске близ Радома, где легион «Идель-Урал» формировался, Муса организовал группу подпольщиков среди легионеров и устраивал неоднократно побеги военнопленных. Джалиль, пользуясь тем, что немцы поручили ему проводить культурно-просветительскую работу, разъезжал по лагерям для военнопленных, устанавливая конспиративные связи и вербуя новых членов организации подпольщиков под видом набора самодеятельных артистов в хоровую капеллу, созданную в легионе. Джалиль был связан с «Берлинским комитетом ВКП(б)», подпольной организацией под командованием Николая Степановича Бушманова.

21 февраля 1943 года 825-й батальон, сформированный первым в легионе «Идель-Урал», был направлен в Витебск, там он предпринял попытку восстания, и часть бойцов сумела присоединиться к белорусским партизанам. При попытках использования их в боевых действиях личный состав оставшихся шести батальонов легиона тоже переходил часто на сторону партизан и РККА.

В августе 1943 года Джалиля арестовало гестапо за несколько дней до тщательно подготовленного восстания военнопленных. Муса Джалиль за участие в подпольной деятельности в берлинской тюрьме Плётцензее в 1944 году 25 августа был казнён на гильотине.

Судьба Мусы Джалиля в СССР долгое время оставалась совершенно неизвестной. МГБ СССР завело в 1946 году розыскное дело на Мусу Мустафовича Залилова. Он обвинялся в сотрудничестве с врагом и измене Родине. В 1946 Нигмат Терегулов, бывший военнопленный, принёс в Союз писателей Татарской ССР блокнот стихов Джалиля. Ещё через год из консульства СССР в Брюсселе была получена вторая тетрадь. Её вынес из Моабитской тюрьмы Андре Тиммерманс, бельгийский участник Сопротивления. Он с Джалилем сидел в одной камере. Муса сказал ему в последнюю встречу, что группу товарищей-татар и его самого скоро казнят, и попросил передать тетрадь на родину.

Только благодаря напряжённым многолетним усилиям следопытов его истинная судьба и трагическая гибель были установлены. Через 12 лет после его гибели 2 февраля 1956 г. Мусе Джалилю было присвоено звание и орден Героя Советского Союза посмертно за исключительное мужество и стойкость, которые он проявил в ходе борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Было также присуждено поэту за цикл стихотворений, написанных в фашистской тюрьме, «Моабитская тетрадь» – звание лауреата Ленинской премии – посмертно.

 

Рассказ о Мусе Джалиле.ГиниятуллинаГ.М.

МАДОУ «Детский сад № 290 с обучением и воспитанием на татарском языке» Советского района г.

Казани (реорганизация)

С давних времен у каждого народа были свои герои, которые защищали родную землю от врагов, множили ее богатство. О них народ сочинял сказки, былины, песни, легенды. Так у русского народа это были былинные добры молодцы, а у татарского – смелые джигиты. Вот сегодня я вам расскажу о герое татарского народа. Про этого человека пишут книги, ему воздвигают памятники, его имя – Муса Джалиль.. Вы уже знаете, что это поэт, человек, который отдал свою жизнь в борьбе против фашизма. Сейчас я расскажу о нем подробнее, почитаю его стихи. Муса Джалиль родился в большой бедной татарской семье. Мальчик рано научился читать. Рассказывают, что ему еще не было и 6 лет, когда он стал проситься в школу. Старший брат Ибрагим примется укладывать в холщевую сумку книжки и Муса тут как тут: «И я хочу учиться, и я пойду в школу». Вот и пришлось отцу отвести мальчика в школу. Рассказывают и другое, что в 6-7 лет Муса не только научился читать, но и знал множество стихов. Свое первое стихотворение Муса написал в 9 лет. А в 13 лет его стихотворение было опубликовано в газете. Под стихами поставили подпись (кечкен Джалиль) маленький Джалиль. Много нужды перетерпела семья Джалиля. Умер отец, семья бедствовала, не хватало денег не только на хлеб, но и на тетради, учебники. Уже тогда мальчик понимал и ненавидел существующую жизнь, в которой жили богато одни, а другие бедствовали. Сбылась мечта Джалиля – он стал поэтом. Он писал стихи о том, как прекрасно жить вокруг, но особенно в своих стихах он славил Родину. (Читаем стихотворения «Большие ветры», «Мой пес») . Все бы было хорошо, но 22 июня 1941 напали на нашу страну фашисты и разве мог Муса не встать на защиту своей любимой Родины. Как герой сражался он на фронте с врагами, но в неравном бою был ранен и попал в плен. Фашисты узнали знаменитого татарского писателя и хотели хитростью, обманом заставить его служить им. Но не такой был М. Джалиль, он был настоящим сыном своего Отечества. Там, в плену у врага, далеко от Родины он собрал надежных людей и хотел в лагере, в который был заключен, поднять восстание. Но нашелся предатель, который выдал Джалиля. Фашисты схватили Мусу. Долго мучили и пытали. Потом приговорили к смертной казни. До самой своей последней минуты Муса писал стихи. Много он написал в тюрьме. (Стихотворение «Красная ромашка»). Погиб поэт как герой, не склоняя головы перед врагом, не предал своей Родины, своего народа. И поставили в г. Казани ему памятник, чтобы люди всего мира знали, что есть у татарского народа верный сын и герой М. Джалиль.

В АТЫРАУ ПРОШЕЛ ВЕЧЕР ПАМЯТИ ИЗВЕСТНОГО ТАТАРСКОГО ПОЭТА МУСА ДЖАЛЫЛА — 12.02.2019: Информационно-образовательный сайт

В Атырау прошел вечер памяти известного татарского поэта, Героя Советского Союза Мусы Джалиля, посвященный 75-летию блокады Ленинграда и 30-летию вывода советских войск из Демократической Республики Афганистан.

В вечере памяти приняли участие ветераны войны, представители Атырауского областного совета Союза ветеранов Афганистана, представители этнокультурных объединений, а также учителя и учащиеся средней школы № 1 г.12 и учащиеся вечерней школы татарского языка.

День Победы всегда был золотым в истории народа.

На защиту Отечества встал весь советский народ, люди разных национальностей и вероисповеданий. Одним из тех, кто приближался ко Дню Победы, был выдающийся татарский поэт и герой Муса Джалиль, известный как борец антифашистского движения и как автор книги «Моабитская тетрадь», написанной в тюрьме гестапо в ожидании смертной казни и расстрела. .

За исключительную стойкость и мужество в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Поэт удостоен Ленинской премии за поэтический цикл «Моабитская тетрадь».

Его книги читали молодежи, его пьесы ставили в театрах Казани.

В стихах о детях и стихах, адресованных дочери Чулпан, поэт предстает не только как воин, поэт-богатырь, но и как трогательный человек и нежно любящий отец.

Поэзия Мусы Джалиля, наполненная горячей любовью к людям, нашла путь к миллионам сердец. Его стихи, его смерть — великий подвиг.

В ходе вечера был показан документальный фильм о жизни Мусы Джалиля, рассказали молодому поколению гости вечера — труженик тыла Максим Еникеев и представители Атырауского областного совета Союза ветеранов Афганистана Омирзак Айсин и Сергей Павлов о подвигах героев.

Учащиеся средней общеобразовательной школы №

.12 в Атырау и в вечерней языковой школе читали стихи на казахском, татарском и русском языках.

Также прошла книжная выставка, где гости вечера ознакомились с собранием произведений поэта. Хор «Татулык» исполнил песни татарского народа.

Памятник Мусе Джалилю описание и фото — Россия — Поволжье: Казань

Рейтинг: 7,9/10 (2464 голосов)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ, Стеклянный мост в Чжанцзяцзе | См. Знаменитый мост Skywalk, где был застрелен Аватар

Поделитесь своими мыслями в разделе комментариев ниже.

Потоп (Джалил) Муса, фото, биография

(15. 2. 1906 — 25. 8. 1944)

З Галилео Мустафович Муса ( Муса поэт, анти Джалил 9021 -фашист.Родился 15 (2 по ст.с.) февраля 1906 года в деревне Мустафина ныне Шарлыкского района Оренбургской области в семье бедного крестьянина. татарин. Член ВКП(б) с 1929 года. Учился в Оребургском медресе «Хусайни», которое после Октябрьской революции было преобразовано в Татарский педагогический институт — Тино. В 1919 вступил в комсомол. Участник Гражданской войны. Он дрался с Дутовым. В этот период появляются первые его стихи, призывающие рабочую молодежь к борьбе с врагами революции.

После Гражданской войны активно участвует в организации первых пионерских отрядов, пишет детские стихи и свою пьесу. Он был избран членом бюро татаро-башкирской секции ЦК ВЛКСМ и направлен в Москву. Там он поступил на факультет МГУ. Его стихи, которые он писал на родном языке, читались в переводах на университетских собраниях и пользовались большим успехом. После окончания в 1931 году был направлен в Казань, где полностью посвятил себя творчеству и общественной деятельности.В 1939 году избран председателем Союза писателей Татарской АССР и депутатом горсовета. Как писатель (псевдоним Муса Джалиль ) он работает практически во всех литературных жанрах: пишет песни, стихи, пьесы, публицистику, собирает материал для романа о комсомоле. На основе его стихов Алтын Чеч? Иль и подарок? Композитор Н. Жиганов написал оперу (последняя из которых была удостоена Сталинской премии).

З В годы Великой Отечественной войны был призван в армию. Окончил курсы политических кадров. Воевал на Ленинградском и Волховском фронтах. Корреспондент армейской газеты? Мужества 2-й ударной армии (Волховский фронт).

26 июня 1942 Старший политрук затоплен ММ. с группой солдат и офицеров, пробираясь из окружения, попал в засаду фашистов. В завязавшемся бою был тяжело ранен в грудь и в бессознательном состоянии попал в плен.

Находясь в лагере Шпандау, организовал группу, которая должна была подготовить побег. Одновременно вел политическую работу среди заключенных, выпускал листовки, распространял стихи, призывая к сопротивлению и борьбе. По доносу провокатора, он был схвачен гестапо и заключен в одиночную камеру берлинской тюрьмы Моабит. Ни жестокие пытки, ни обещания свободы, жизни и благополучия не сломили его веру и преданность Родине. Затем его приговорили к смертной казни.25 августа 1944 года казнен на гильотине в тюрьме Пльцензее в Берлине в Берлине.

D долгое время судьба Мусы Джалиля оставалась неизвестной. Лишь многолетними усилиями следопытов была установлена ​​его трагическая гибель. 2 февраля 1956 г. Указом Президиума Верховного Совета за проявленную стойкость и мужество в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награжден орденом Ленина.

В центре Казани Муса Джалиль стоит памятник. Его имя носят пароходы на Волге, поселки городского типа в Татарстане.

В тюрьме он создал 115 поэтических произведений. Его тетради со стихами сохранились у друга по заключению бельгийского антифашиста Андре Тиммерманса. После войны Тиммерманс передал их советскому консулу. Стихи были возвращены на родину. Моавский сборник стихов впервые был издан на татарском языке в Казани в 1953 году.В 1955 году сборник стихов Муса Джалиль был выпущен «Молодой гвардией» под названием «Героическая песня».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.