Содержание

«Детство» Толстого: как 25-летний писатель изменил мировую литературу | Персона | Культура

Очень редко можно проследить начало литературной деятельности великого писателя: в массе своей первые опыты писатели уничтожают, и тем более не оставляют юношеских дневников. В этом отношении Лев Толстой является уникальной фигурой в русской и мировой литературе. Нам известна история создания первого произведения, написанного автором романов «Войны и Мир» и «Анна Каренина», и более того: до нас дошли дневники, которые позволяют понять, как в самом обычном представителе своего времени появились первые признаки гения. 

Дневники Толстого уникальны. Таких дневников нет ни у Чехова, ни у Достоевского или Пушкина, ни у любого другого русского классика. В них будущий автор великих романов предстаёт таким, каким он был на самом деле, без прикрас. Интересно, что эти записи дошли до нас не против воли «яснополянского старца». Ещё при жизни Толстой дал «добро» на публикацию этих записей, хотя ничто не мешало ему уничтожить их, создав для будущих поколений образ безгрешного гения.

 

Во многом именно из-за этих записей многие не верят в проповеди Толстого: трудно разделить 25-летнего автора «Детства», который кутит, играет в карты, ходит к цыганам, с удовольствием охотится, и 80-летнего старца, проповедующего непротивление злу насилием, вегетарианство, выступающего против убийства животных. 

Лев Толстой. 1850-е годы. Фото: Public Domain

Цыгане, карты и правила жизни

Дневник Толстой начинает вести в 1847 году, в возрасте 19 лет. На тот момент молодой граф уже стал собственником усадьбы Ясная поляна после раздела имущества рано умершего отца. Он с венерическим заболеванием лежит в больнице и размышляет о жизни. Первая запись в тетради гласит: «…я ясно усмотрел, что беспорядочная жизнь, которую большая часть светских людей принимают за следствие молодости, есть не что иное, как следствие раннего разврата души…»

Толстой решает круто изменить свою жизнь и устанавливает для себя несколько десятков «правил жизни», которые были строго систематизированы и которые ни в коем случае нельзя было нарушать. Среди них есть и очень дельные, такие, например, как правило № 9: «Занимайся более сам с собою, чем мнением других». Есть наивные, как, например, в разделе «Правила для подчинения воле чувства любви» («Отдаляйся от женщин») или из раздела «Правила для подчинения воле чувства корыстолюбия»: «Живи всегда хуже, чем ты бы мог жить».

После установления «Правил жизни» Толстой выходит из больницы и… продолжает жить прежней жизнью: карты, цыгане, долги, безделье. Вскоре ему приходится уехать на Кавказ, и это был не столько поступок патриота, сколько желание убежать от светской жизни и долгов: у него нет денег даже на то, чтобы заплатить портному за военную форму. 

Лев Толстой в юности, зрелости, старости. Фото: Public Domain

Однако и на Кавказе жизнь молодого графа остаётся прежней. Дневник с 47 по 54 год — смесь самобичевания, отчаянья, наивных, противоречивых философских выкладок, отчётов о выполнении (а чаще — о невыполнении) всё новых и новых «правил жизни»: «…Имел женщин, оказался слаб во многих случаях — в простых отношениях с людьми, в опасности, в карточной игре, и всё так же одержим ложным стыдом. Много врал…»; «…Проиграл сверх того, что было в кармане <…> Ленился очень много; и теперь не могу собрать мыслей и пишу, а писать не хочется…»; «…Влюбился или вообразил себе, что влюбился, был на вечеринке и сбился с толку. Купил лошадь, которой вовсе не нужно…»; «…Живу совершенно скотски; хотя и не совсем беспутно, занятия свои почти все оставил и духом очень упал…»;   «…Приехал я в Москву с тремя целями. 1) Играть. 2) Жениться. 3) Получить место. Первое скверно и низко <…> Второе, благодаря умным советам брата Николеньки, оставил до тех пор, пока принудит к тому или любовь, или рассудок, или даже судьба, которой нельзя во всем противудействовать…»; «…ездил на охоту, волочился за казачками, пил, немного писал и переводил <…> С ноября месяца я лечился, сидел целых два месяца, то есть до нового года, дома; это время я провел хотя и скучно, но спокойно и полезно — написал всю первую часть [«Детства» – прим. ред.]».

Революционное «Детство»

Для многих исследователей творчества Толстого до сих пор остается загадкой, как 25-летний, ничем не выделяющийся из общей массы людей своего времени юноша смог создать такое произведение, как «Детство». Дело в том, что никто до Толстого не дебютировал таким образом. В этом произведении писатель пытается проанализировать события из своего детства и понять природу человеческой психологии, причины, которые создали его таким, какой он есть. Для современной культуры такой подход к созданию литературного произведения не кажется чем-то удивительным, но в те времена это был подлинный прорыв. Более того, непривычной была сама тема:  загадочный мир детства не был предметом внимания для писателей, художников, философов, и Толстой сделал это первым.

Лев Толстой. 1850-е годы. Фото: Public Domain

Но это ещё не всё. Сама по себе идея повести не стоила бы ничего без толстовского стиля, который поразил современников не меньше всего остального. В повести 25-летнего автора уже реализованы уникальные художественные приёмы, которые позже он будет широко использовать в своих больших романах. Именно в повести «Детство» Толстой впервые применяет приём, который критики позже назовут «диалектикой души». Описывая состояние героя, он использует внутренний монолог, который позволяет передать резкие изменения состояния героя: от радости к горю, от злости к чувству стыда. Автор глубоко проникает в психологию ребёнка, стремится найти внутренние, а не внешние причины его поступков.

В повести существует два главных героя: Николенька Артеньев и взрослый человек, который вспоминает свое детство. Конфликтом является само сопоставление взглядов ребёнка и взрослого автора. Это дистанцирование позволяет сделать события значимыми и важными для современной Толстому жизни, анализировать русскую жизнь в целом.

Проза Толстого моментально стала частью русской культуры потому, что она была, с одной стороны, новаторской, а с другой — вбирала в себя всё лучшее из отечественной литературы: мастерски созданные портреты героев, прописанные до мельчайших деталей пейзажи, описания атмосферы старой помещичьей усадьбы, её быта.

Непонятная, но милая дичь

Рукопись «Детства» Толстой отправил Некрасову, в самый влиятельный литературный журнал того времени «Современник».

Редактором было изменено название: повесть вышла под заголовком «История моего детства». Это взбесило Толстого. В письме Некрасову он пишет: «История МОЕГО детства никому не будет интересна!» и делает несколько дерзких замечаний. Впрочем, это  письмо он отправил не Некрасову, а брату, чтобы показать, как он может говорить со знаменитым поэтом.

В последующие годы Толстой напишет продолжение «Детства» — повести «Отрочество» и «Юность», попадёт на бастионы Севастополя во время осады, будет рисковать жизнью, создаст прославившие его «Севастопольские рассказы», вернётся в Москву звездой первой величины, но вскоре скроется в своём имении, чтобы создать романы, ставшие мировой классикой. И всё же, повесть «Детство» остаётся первым, а значит, и одним из самых главных творений русского классика.

К кавказскому периоду своей жизни Толстой будет неоднократно возвращаться в литературных произведениях. О своих дневниках того времени он напишет: «…разбирал свои старые тетради, непонятная, но милая дичь.

..». Есть, правда, и другое его высказывание о них в письме к А. А. Толстой от 3 мая 1859 г.: «На Кавказе я стал думать так, как только раз в жизни люди имеют силу думать».

Анализ повести «Детство» Толстого Л.Н.

 1)  История создания повести Л.Н. Толстого «Детство». Изучая себя и окружающий мир, Л.Н. Толстой решил написать книгу о становлении человека, о разных вехах развития в человеческой жизни и вскоре написал повесть «Детство», которая была опубликована в журнале «Современник» в 1852 году и получила восторженный отклик у читателей. Повесть Л.Н. Толстого «Детство» стала началом трилогии, которую продолжили повести «Отрочество» и «Юность».


2) Особенности жанра автобиографической повести. Автобиография — повествование писателя о собственной жизни, основанное на реальных фактах биографии. Автобиографическая повесть — художественное произведение, основанное на личных впечатлениях, мыслях, чувствах писателя с привнесением в него художественного вымысла.

Произведение Л.Н. Толстого «Детство» относится к жанру автобиографической повести.

—    Чем автобиография отличается от автобиографической повести? (В основе автобиографии лежат реальные факты жизни писателя; в автобиографической повести особую роль играет художественный вымысел, хотя также важны личные чувства, впечатления писателя.)

—    Каковы основные особенности автобиографической повести? (наличие художественного вымысла, передача писательских чувств, эмоций, мыслей)

3)    Особенности повествования в повести «Детство».
Повествование в повести ведётся от первого лица. Три повести Толстого — не последовательная история воспитания и взросления главного героя и рассказчика, Николеньки Иртеньева. Это описание ряда эпизодов его жизни — детских игр, первой охоты и первой влюбленности в Сонечку Валахину, смерти матери, отношений с друзьями, балов и учебы. То, что окружающим кажется мелким, недостойным вниманиями то, что для других является действительными событиями жизни Николеньки, в сознании самого героя-ребёнка занимают равное место.

Обида на воспитателя Карла Ивановича, который убил над головой Николеньки муху хлопушкой и разбудил его, переживается героем не менее остро, чем первая любовь или разлука с родными. Толстой подробно описывает чувства ребёнка. Изображение чувств в «Детстве», «Отрочестве» и «Юности» напоминает анализ собственных переживаний в дневниках Толстого.

4)    Характеристика героев повести Л.Н. Толстого «Детство».

Образ Николеньки Иртеньева.
Образ во многом автобиографический. С первых страниц повести Николенька предстаёт перед читателем вдумчивым, впечатлительным мальчиком. Тёплые и трогательные воспоминания о детстве были связаны у Толстого со старшим братом Николенькой. Николенька научил маленького Лёвушку необычным играм, рассказывал ему и другим братьям истории о всеобщем человеческом счастье. В первой автобиографической повести Толстого «Детство» её герой, Николенька Иртеньев, во многом биографически и душевно близкий автору, говорит о ранних годах своей жизни: «Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником лучших наслаждений».

—    Как происшествие со скатертью характеризует главного героя повести? Почему, когда Наталья Савишна подошла к Николеньке со словами прощения, ему стало стыдно? (Ни-коленьке стало стыдно, так как он до этого крайне непочтительно думал о ней.)

—    Как раздумья об отце и Карле Ивановиче характеризуют главного героя повести — Николеньку? (как человека вдумчивого, стремящегося разобраться в сути поступка)

—    С каким человеком у главного героя ассоциируются лучшие воспоминания о детстве? (с матушкой)

—    Какое чувство из детства главный герой пронёс через всю свою жизнь? (слитая воедино любовь к матери и к Богу)

—    Как автор называет пору детства? (самой счастливой в жизни человека)

Образ матушки.

—    Что в облике матери больше всего запомнилось главному герою — маленькому Николеньке Иртеньеву? («её карие глаза, выражающие всегда одинаковую доброту и любовь», «нежная сухая рука, которая так часто меня ласкала»)

—    В какой момент матушка вся преображалась и её лицо становилось просто прекрасным? (когда матушка улыбалась)

—    Какая атмосфера царит в доме Иртеньевых за завтраком? (семейная, тёплая, дружественная) Кто из домашних формирует такую атмосферу? (матушка)

Образ отца.


—    Каким характеризует своего отца главный герой? (Николенька характеризует своего отца как человека прошлого века, который во многом не понимал современных людей; большую часть жизни проводил в увеселениях.)

—    Какие две страсти были на протяжении всей жизни у отца? (карты и женщины)

Назовите основные черты, характеризующие отца? (оригинальность, практичность)

Образ Карла Ивановича.
Некоторые типы, выведенные в этом произведении, списаны с натуры. Например, немец Карл Иванович Мауэр не кто иной, как Федор Иванович Россель, действительный учитель-немец, живший в доме Толстых. О нём же говорит сам Лев Николаевич в своих «Первых воспоминаниях». Эта личность должна была, несомненно, влиять на развитие души ребенка, и надо думать, что влияние это было хорошее, так как автор «Детства» с особенной любовью говорит о нем, изображая его честную, прямую, добродушную и любящую натуру. Недаром Лев Николаевич начинает историю своего детства с изображения именно этого лица. Федор Иванович и умер в Ясной Поляне, и похоронен на кладбище приходской церкви.

—    Кто такой Карл Иванович? (немец-воспитатель мальчиков в семье Иртеньевых)

—    Как ведет-себя Карл Иванович за утренним чаем в главе «Машап»? (крайне почтительно)

—    Как такое поведение характеризует Карла Ивановича? (как человека почтенного, воспитанного, благонравного)

—    Что изменяется в поведении Карла Ивановича во время одного из занятий с мальчиками? (Карл Иванович становится более раздражительным, нервозным.)

—    Что узнает читатель из разговора Карла Ивановича с Николаем? (что дети выросли и вскоре поедут учиться в Москву, а услуги Карла Ивановича больше не понадобятся)

—    Какой порок считает Карл Иванович самым тяжким? Как вь! думаете почему? (неблагодарность, так как люди слишком быстро забывают благодеяния)

Образ Натальи Савишны.
Наталья Савишна служила в доме Николеньки и ведала ключами от кладовой. С юности отличалась она «кротостью нрава и усердием», поэтому её сделали няней родившейся девочки, матери главного героя. Не просто складывается жизнь героини: решив выйти замуж, она не получила благословения у своих господ и была сослана на скотный двор. Но перипетии судьбы не надломили чуткую женщину: по-прежнему она согревала весь дом своей любовью. Характер Наталья Савишна имела властный, поэтому прислуга в доме побаивалась её. Решение господ о вольной Наталья Савишна восприняла как желание отделаться от неё: «… я вам чем-нибудь противна, что вы меня со двора гоните». Эта редкостная женщина никогда не думала и не говорила о себе. Её бескорыстная, нежная любовь к людям делала их добрее, человечнее. Сундуки Натальи Савишны — кладезь необходимых для жизни вещей. Николенька вспоминает происшествие со скатертью и свое поведение в данном эпизоде, когда мысленно обругал няню: «Как! — говорил я сам себе, прохаживаясь по зале и захлебываясь от слез, — Наталья Савишна, просто Наталья, говорит мне ты и еще бьет меня по лицу мокрой скатертью, как дворового мальчишку. Нет, это ужасно!» Этот эпизод остался в памяти мальчика навсегда, так как здесь Наталья Савишна, расстроившись, глядя на слезы мальчика, первая решила помириться. Доброта героини бесконечна, и именно она заставила Николеньку испытать настоящий стыд: «У меня недоставало сил взглянуть в лицо доброй старушке; я, отвернувшись, принял подарок, и слезы потекли еще обильнее, но уже не от злости, а от любви и стыда».

—    Как поступила жизнь с Натальей Савишной? (сурово)

—    Охарактеризуйте Наталью Савишну/(добрая, чуткая, отзывчивая женщина)

—    Почему Наталья Савишна не приняла вольной? (восприняла вольную как стремление от нее избавиться)

—    Какие основные черты, по мнению Николеньки, характеризуют всю жизнь Натальи Савишны? (любовь и самопожертвование)

автобиографический характер повести. Уроки литературы в 7 классе


Урок 32. Л.Н.Толстой. «Детство»: автобиографический характер повести

Урок 33. Л.Н.Толстой. «Детство»: главный герой повести и его духовный мир

Урок 34. Литературный ринг. Урок развития речи 2


УРОК 32
Л. Н. ТОЛСТОЙ. «ДЕТСТВО» (ГЛАВЫ).
АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ПОВЕСТИ

Основное содержание урока
Краткий рассказ о писателе (детство, юность, начало литературного творчества). Сложность взаимоотношений детей и взрослых. Развитие понятия об автобиографическом художественном произведении.

Основные виды деятельности.
Чтение и обсуждение статьи учебника «Лев Николаевич Толстой». Составление тезисов статьи. Восприятие и выразительное чтение фрагментов повести. Устный или письменный ответ на вопрос (с использованием цитирования). Участие в коллективном диалоге. Нравственная оценка героев. Составление плана анализа эпизода. Анализ фрагмента эпического произведения. Работа со словарём литературоведческих терминов. Поиск примеров, иллюстрирующих понятие «автобиографическое произведение».

I. Краткий рассказ о писателе (детство, юность, начало литературного творчества)

1. Актуализация имеющихся знаний о Толстом:

— Какие произведения Толстого вы читали? Расскажите о них.

2. Рассказ учителя о Л. Н. Толстом и его детстве в Ясной Поляне с показом изображений литературных мест и
включением сообщений учащихся.

II. Чтение и обсуждение статьи учебника «Л. Н. Толстой. Музей-усадьба в Хамовниках» (см. раздел учебника «Литературные места России»).

III. Чтение и обсуждение эпиграфа к статье учебника «Лев Николаевич Толстой»: См. текст ниже

— Как вы понимаете слова «Ему было близко всё человечество»?

— Что значит «понимать душу России»?

IV. Чтение и составление тезисов статьи учебника «Лев Николаевич Толстой». См. текст ниже

ТАБЛИЦА
Составление тезисов статьи учебника «Лев Николаевич Толстой»

Вопрос

Тезис

Каково социальное происхождение Л. Н.Толстого?

  

Какой след оставила в его жизни Ясная Поляна?

  

Как началось литературное творчество Толстого?

  

Чем привлекателен образ Николеньки Иртеньева?

  

В чём новаторство автобиографической трилогии?

  

Какова общественная и педагогическая деятельность Толстого?

 

Почему «не зная Толстого — нельзя считать себя знающим свою страну, нельзя считать себя культурным человеком»?

 

V. Обсуждение статьи учебника «В середине XIX столетия»: См. текст ниже

— Как оценил Тургенев повесть Толстого «Детство»?

— Что связывало Тургенева и Толстого? В чём их общность?

VI. Сложность взаимоотношений детей и взрослых
Групповая работа:

Группа 1. Глава «Maman».

Составьте лексические и историко-культурные комментарии к словам и выражениям maman, холстинковое платьице, октавы, кацавейка, гумно, пяльцы.

Прочитайте выразительно начало главы до слов «…ещё громче и повелительнее, чем прежде».

Выберите портретные описания и проанализируйте их.
(От чьего имени дано описание?
Какими способами описывается внутреннее состояние человека?
Какова роль художественных деталей?)

Перескажите кратко сюжет оставшейся части главы.

Что важнее для писателя: события или описание состояний, чувств, душевных движений?

Каково отношение мальчика к матери и как оно проявляется в его поведении?

Какой вывод о красоте человеческих лиц делает Толстой?

На что в характере матери указывает деталь «шесть кусочков сахара для некоторых почётных слуг»?

Группа 2. Глава «Что за человек был мой отец?».

Составьте лексические и историко-культурные комментарии к словам и выражениям рыцарство, конёк его был блестящие связи, отставной поручик гвардии, Семёнова, цыганка Танюша.

Прочитайте выразительно фрагмент главы со слов «Он умел взять верх в отношениях с всяким» до слов «…что не видел в том необходимости».

Проанализируйте повествование об отце.
(Важны ли для рассказчика события, происходившие с его отцом, и их динамика? Свой ответ обоснуйте.
Как характеризуют отца его поступки?
Какова авторская оценка отца?
Выберите цитаты, которые показывают положительные и отрицательные черты отца в восприятии сына.
Проследите, как показано влияние жизненных обстоятельств на характер отца, его отношение к жизни.
*Какую роль играет в этом фрагменте художественное время?)

Подумайте, кто даёт оценки отцу: одиннадцатилетний мальчик или взрослый человек, вспоминающий своё детство.

*Подумайте, почему в рассказе об отце повествование трудно отделить от описаний.

Группа 3. Глава «Классы».

Составьте лексические и историко-культурные комментарии к словам и выражениям: сюртук, книга диалогов, дратвы, Саксония, дворецкий.

Перескажите кратко содержание главы от третьего лица.

Прочитайте по ролям диалог Карла Иваныча и Николая со слов «Из классной слышен был разговор в комнате дядьки» до слов «…но ничего не сказал».

Проанализируйте этот диалог.
(В чём состоит основной конфликт диалога?
Как героев характеризует их речь?
Найдите детали слов автора, показывающие состояние Карла Иваныча.
Как проявлялось его внутреннее волнение и недовольство?
Какой подтекст проявляется в репликах диалога о Наталье Николаевне и о том, что Карл Иваныч «найдёт себе кусок хлеба»?)

Почему мальчика волнует и огорчает, что «отец и Карл Иваныч не поняли друг друга»?

Ответы на вопросы из раздела учебника «Размышляем о прочитанном».

Группа 4. Глава «Наталья Савишна».

Составьте лексические и историко-культурные комментарии к словам и выражениям затрапезный, затрапезка, кларнетист, взял её в верх, надела чепец, провизия, трата, очаковское куренье, под турку ходили, корнет, винная ягода.

Перескажите выборочно историю Натальи Савишны.

Что в её судьбе вызывает сочувствие рассказчика?

Какими словами автор характеризует её службу?

Сделайте вывод о её отношении к господам.

Ответы на вопросы 2—3 из раздела учебника «Размышляем о прочитанном» (после главы «Детство»).

Группа 5. Глава «Детство».

Попытайтесь кратко пересказать главу и объясните, почему это сложно.

Что запомнилось рассказчику из детства: события или чувства? Почему?

Как можно охарактеризовать его отношение к матери?

Способны ли современные дети на такую глубину чувств? Обоснуйте свою позицию.

Прочитайте выразительно первый и три последних абзаца главы.

Почему в них много вопросительных предложений?

*Охарактеризуйте художественное время главы. Как меняется возраст рассказчика?

Ответ на вопрос 4 из раздела учебника «Размышляем о прочитанном».

VII. Выполнение заданий из раздела учебника «Литература и изобразительное искусство».

VIII. Развитие понятия об автобиографическом художественном произведении

1. Работа со словарём литературоведческих терминов.
Поиск примеров, иллюстрирующих понятие автобиографическое произведение.

2. Изучите смысловое наполнение понятия автобиография.

3. Сформулируйте основные черты автобиографического произведения и подберите к ним примеры, заполнив таблицу:

ТАБЛИЦА
Oсновные черты автобиографического произведения и примеры из повести «Детство»

Черты автобиографического произведения

Примеры из повести

Суждения автора о самом себе, о своём месте в обществе, в мире

  

Выражение творческих принципов писателя

  

Обобщение в лице рассказчика особенностей его поколения, социальной среды

  

Переосмысление событий своей личной жизни

  


Заполнение таблицы может быть завершено дома.

IX. Практическая работа.
Составление плана ответа на вопрос «Что беспокоит Толстого, когда он думает о детстве?»

(по главе „Детство“):

1. Детство — счастливая и невозвратимая пора.
2. Воспоминания о детстве возвышают душу.
3. Мать — главное воспоминание детства.
4. Любовь к матери и любовь к Богу сливались в одно чувство.
5. Какое время может быть лучше детства?
6. Неужели остались одни воспоминания?

И т о г о в ы й  в о п р о с:

Каковы главные художественные особенности повести «Детство»?
(Главное для автора — показать «диалектику души», а сюжет имеет второстепенное значение. В образе рассказчика сочетаются особенности восприятия мальчика-рассказчика и оценки взрослого человека — автора-повествователя.)

Домашнее задание

Прочитать самостоятельно главы повести «Детство» «Учитель Карл Иваныч», «Охота», «Стихи», «Ивины», «Мазурка», «Последние грустные воспоминания» и подготовить их пересказ.

Письменно ответить на вопрос «Что беспокоит Толстого, когда он думает о детстве?».

Индивидуальное задание.

Выполнить задание из раздела учебника «Совершенствуем свою речь».


УРОК 33
Л. Н. ТОЛСТОЙ. «ДЕТСТВО» (ГЛАВЫ).
ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ ПОВЕСТИ И ЕГО ДУХОВНЫЙ МИР

Основное содержание урока
Проявления чувств главного героя, беспощадность к себе, анализ собственных поступков. Развитие понятия о герое-повествователе.

Основные виды деятельности.
Различные виды пересказов. Устный или письменный ответ на вопрос (с использованием цитирования). Участие в коллективном диалоге. Работа со словарём литературоведческих терминов: поиск цитатных примеров, иллюстрирующих понятие «герой-повествователь». Различение образов рассказчика и автора-повествователя. Анализ различных форм выражения авторской позиции. Обсуждение произведений книжной графики. Выполнение заданий практикума «Читаем, думаем, спорим. ..».

I. Проявления чувств главного героя, беспощадность к себе, анализ собственных поступков
Групповая работа:

Группа 1. Глава «Учитель Карл Иваныч».

Перескажите выборочно, как главный герой воспринимает своего учителя Карла Иваныча.

Заполните таблицу цитатами, показывающими, какие противоречивые чувства испытывает главный герой к Карлу Иванычу:

ТАБЛИЦА
Противоречивые чувства главного героя по отношению к Карлу Иванычу

Недовольство учителем

Любовь к Карлу Иванычу

Только о том и думает всю жизнь, как бы делать мне неприятности…

Какой он добрый и как нас любит…

Противный человек…

…А я мог так дурно о нём думать. ..

  

  


С какой целью автор показывает, что герой и любит Карла Иваныча, и мысленно ругает его?
(Писатель открывает в главном герое возможности изменения, развития, внутреннего обновления, способность к анализу собственных поступков и нравственному самосовершенствованию.)

Группа 2. Глава «Охота».

Перескажите кратко сюжет главы.

Прочитайте выразительно финальную часть со слов «Вдруг Жиран завыл…» до конца главы.

Что заставило героя воскликнуть: «Боже мой, что я наделал!»?

Выпишите из главы цитаты, которые показывают, каким герой воображал себя на охоте и что получилось на самом деле:

ТАБЛИЦА

Каким герой воображал себя на охоте

Почему он допустил ошибку

Воображение моё. .. ушло далеко вперёд действительности…

Кровь ударила мне в голову

Кровь ударила мне в голову

Я всё забыл в эту минуту: закричал что-то неистовым голосом, пустил собаку и бросился бежать…

  

  

Учащиеся могут заполнить таблицу своими примерами.

Какие слова использованы для описания состояния героя после совершённой ошибки?
(Раскаиваться, стыд, моя ошибка, я не выдержал, в сильном отчаянии и др.)

Докажите, что герой беспощаден к себе.

Как характеризует Николеньку то, что он анализирует свои поступки?

Группа 3. Глава «Стихи».

Перескажите сюжет главы от третьего лица.

Почему герой решил подарить бабушке стихи?

Заполните по образцу цитатную таблицу, выписав примеры, в которых звучит оценка Николенькой своих стихов и описывается его состояние в момент вручения подарка:

ТАБЛИЦА

Оценка героем своих стихов

Состояние героя во время вручения подарка

Ничего дальше не мог сочинить

. ..Нахожусь под тяжёлым влиянием непреодолимой, одуревающей застенчивости

…Убедили меня в моей неспособности

…Чувство это увеличивается в прямом отношении времени

  

  

Что вызывало у Николеньки внутреннее волнение и как это его характеризует?

Группа 4. Глава «Ивины».

Что восхищало Николеньку в Серёже Ивине?

Перескажите эпизод «с гимнастическими штуками» от лица Иленьки Грапа.

Сопоставьте чувства Серёжи и Николеньки по отношению к Иленьке, заполнив цитатную таблицу:

ТАБЛИЦА

Чувства Серёжи Ивина

Чувства Николеньки Иртеньева

«Что он за девочка… непременно надо, чтобы он стал на голову!»

В эту минуту я не совсем был убеждён, что всё это очень смешно и весело

«Вот баба, нюня. ..»

Плачевная фигура бедного Иленьки… над головою несчастного…

  

  

Почему Николенька сначала решил подшутить над Грапом вместе со всеми, а потом всё-таки понял «жестокость своего поступка»? Как это его характеризует?

Как понять последнее предложение этой главы?

Группа 5. Глава «Мазурка».

Какие обстоятельства во время мазурки привели героя в замешательство?

Умел ли он танцевать? Докажите своё мнение.

Заполните таблицу, выписав цитаты, показывающие изменения душевного состояния Николеньки во время танца и их причины:

ТАБЛИЦА
Изменения душевного состояния Николеньки во время танца и их причины

Изменения душевного состояния

Их причины

Что же это он делает?. . Выходит, что танцуют совсем не так…

…Это вовсе не то, чему учила нас Мими

Я решительно не знал, что делать с своими ногами

[Ноги]… стали невольно выделывать фатальные круглые и плавные па на цыпочках

  

  


— Какие вопросы мучают Николеньку в конце главы? Как это его характеризует?

Какие воспоминания приводят его «расстроенное воображение» в равновесие?

II. Развитие понятия о герое-повествователе

Прочитайте по ролям диалог Николеньки и Натальи Савишны из главы «Последние грустные воспоминания» со слов «Так как ещё прежде довольно часто случалось…» до слов «…сидели друг против друга и плакали».

Какие чувства испытывал Николенька после смерти матери?

Как понять выражение: «…наш обыкновенный образ жизни казался мне оскорблением её памяти»?

Докажите, что в главе соединяются чувства мальчика-рассказчика и автора-повествователя, размышляющего о своём детстве.

Найдите в словаре литературоведческих терминов определения понятий образ повествователя и образ рассказчика. Сравните эти формулировки.

Образ повествователя — условный носитель авторской (то есть не связанной с речью какого-либо персонажа) речи в прозаическом произведении, от лица которого ведется повествование; субъект речи (повествователь). О. п. проявляет себя только в речи и не может отождествляться с писателем, так как является плодом творческого воображения последнего. В разных произведениях одного писателя возможно появление различных О. п. В драме авторская речь сведена к минимуму (ремарки) и не звучит на сцене. Словарь литературоведческих терминов.

Образ рассказчика — условный образ человека, от лица которого ведется повествование в литературном произведении. О. р. есть, например, в «Капитанской дочке» А.С. Пушкина, в «Очарованном страннике» Н.С. Лескова. Часто (но не обязательно) выступает как участник сюжетного действия. Словарь литературоведческих терминов.

III. Практическая работа. Различение образов рассказчика и автора-повествователя в повести.

Из текста последней главы выберите цитаты, указывающие на различия рассказчика и автора-повествователя, и составьте цитатную таблицу:

ЦИТАТНАЯ ТАБЛИЦА
Различия рассказчика и автора-повествователя

Рассказчик (мальчик Николенька)

Автор-повествователь (взрослый человек, вспоминающий детство и размышляющий о нём)

После такого несчастья всё должно бы было измениться

Она… говорила с такой простотой и уверенностью, как будто рассказывала вещи самые обыкновенные, которые сама видала…

Меня поразил тогда этот переход от трогательного чувства. .. к ворчливости и мелочным расчётам

Рассуждая об этом впоследствии, я понял, что, несмотря на то, что у неё делалось в душе, у неё доставало довольно присутствия духа, чтобы заниматься своим делом…

  

  

Выводы

Рассказчик ставит на первое место описание чувств и переживаний, он анализирует свои мысли и поступки и критически к себе относится

Автор-повествователь размышляет о своём детстве много лет спустя. Он оценивает поступки и чувства Николеньки и окружающих его людей с позиций взрослого человека, тонкого психолога. В повести как бы два повествователя, разделённые временем и различающиеся жизненным опытом

Заполнение таблицы может быть закончено дома.

IV. Обсуждение произведений книжной графики.

Выполнение заданий практикума «Читаем, думаем, спорим…».

И т о г о в ы е  в о п р о с ы:

Какие душевные качества Николеньки особенно привлекательны?

В чём различие образов рассказчика и автора-повествователя?

Домашнее задание

Составить письменную характеристику Николеньки или письменно ответить на вопрос «Чем различаются рассказчик и автор-повествователь в повести „Детство“?» (по выбору учащихся).

Подготовиться к литературному рингу или тестированию, повторив темы «И. С. Тургенев», «Н. А. Некрасов», «М. Е. Салтыков-Щедрин», «Л. Н. Толстой».
Тематику конкурсов учащиеся могут знать заранее.

Групповые задания.

Подготовить компьютерные презентации (не более 10 слайдов) и монологические рассказы о детстве и юности И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Л. Н. Толстого и литературных местах, связанных с этими писателями (по группам).


УРОК 34
ЛИТЕРАТУРНЫЙ РИНГ
Урок развития речи 2

Основное содержание урока
Литературный ринг на тему «Проблемы и герои произведений И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Л. Н. Толстого». Тестирование по произведениям этих писателей.

Основные виды деятельности.
Конкурсы на лучшее выразительное чтение, различные виды пересказов, монологические рассказы о писателях и литературных героях. Устные или письменные ответы на вопросы (с использованием цитирования). Игровые виды деятельности: конкурс на лучшее инсценирование фрагмента, ответы на вопросы викторины. Решение тестов.

I. Литературный ринг на тему
«Проблемы и герои произведений И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Л. Н. Толстого»

Класс делится на 4 команды по 6—7 человек. Команды поочерёдно выполняют устные и письменные контрольные задания.
Список всех заданий с предварительной подготовкой (презентации, чтение наизусть, инсценирование) школьники могут знать заранее.
Каждое задание оценивается в баллах.
В качестве членов жюри можно привлечь старшеклассников, учителей-словесников, работника библиотеки и др.
За правильные ответы каждый участник команды получает жетоны и суммирует их в конце игры. По количеству полученных баллов выставляется оценка за урок.
Учитель должен следить, чтобы в игре принял участие каждый ученик.

Конкурс 1. «Монологи в картинках».

Рассказы о детстве и юности Тургенева, Некрасова, Салтыкова-Щедрина, Л. Толстого и литературных местах, связанных с ними, показ компьютерных презентаций (до 10 баллов).

Конкурс 2. «Читаем вслух».

Выразительное чтение фрагментов (100—120 слов) из произведений Тургенева, Некрасова, Салтыкова-Щедрина, Толстого (по жребию).
В конкурсе участвует один человек от группы (до 5 баллов).

Конкурс 3. «Наизусть или близко к тексту».

Художественный пересказ описания грозы из рассказа «Бирюк»,
выборочный пересказ «Динамика чувств Николеньки в главе „Ивины“»,
краткий пересказ «Как мужик помог генералам выжить на необитаемом острове» от лица мужика,
чтение наизусть фрагмента из стихотворения «Размышления у парадного подъезда» (по жребию).

В конкурсе участвует один человек от группы (до 5 баллов).

Конкурс 4. «Я — литературный герой».

Краткий рассказ истории Бирюка, дикого помещика, княгини Трубецкой, Натальи Савишны (от лица героя или героини).
В конкурсе участвует один человек от группы (до 5 баллов).

Конкурс 5. «Играем в театр».

Инсценирование произведений (до 10 баллов):

1) Диалог Бирюка и мужика.

2) Фрагмент разговора княгини Трубецкой с губернатором Иркутска.

3) Разговор генералов на необитаемом острове.

4) Диалог Николеньки и Натальи Савишны (гл. «Последние грустные воспоминания»).

Конкурс 6. «Муки творчества».

Создание и выразительное чтение стихотворения в прозе на тему:

1) русский крестьянин;
2) русский помещик;
3) русский генерал;
4) русская женщина
(12 баллов).

В конкурсе могут участвовать все члены команды.

II. Тестирование по произведениям этих писателей (письменная работа)

Тест 1. «Внимательный читатель»
(1 балл за правильный ответ).

Ответьте на вопросы викторины:

1. И. С. Тургенев. «Бирюк».
1) Назовите имя и отчество Бирюка. (Фома Кузьмич.)
2) Как звали дочь Бирюка? (Улита.)
3) Какое явление природы является в рассказе символическим? (Гроза.)

2. Н. А. Некрасов. «Русские женщины».
1) В каком городе произошёл диалог княгини Трубецкой с губернатором? (В Иркутске.)
2) Сколько времени провела княгиня Трубецкая в ожидании лошадей? (Неделю.)
3) Назовите имя и отчество княгини Трубецкой. (Екатерина Ивановна.)

3. М. Е. Салтыков-Щедрин. «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил».
1) На какой улице в Петербурге жили генералы? (На Подъяческой улице.)
2) Чем мужик кормил генералов на пути в Петербург? (Селёдками.)
3) Из чего мужик свил верёвку? (Из дикой конопли.)

4. Л. Н. Толстой. «Детство».
1) Какому иностранному языку учил Николеньку Карл Иваныч? (Немецкому. )
2) Какой герой вызвал у Николеньки сначала восхищение, а потом разочарование? (Серёжа Ивин.)
3) Какой предмет «поссорил» Николеньку с Натальей Савишной? (Скатерть.)

Тест 2. «Четвёртый лишний»
(1 балл за каждый правильный ответ).

Найдите среди названий четвёртое лишнее (выделено курсивом) и обоснуйте свой ответ:

1) «Бирюк», «Хорь и Калиныч», «Бежин луг», «Дикий помещик».
2) «Классы», «Охота», «Мазурка», «Выстрел».
3) «Русский язык», «Близнецы», «Два богача», «Метель».
4) «Влас», «Тройка», «Несжатая полоса», «Утёс».

Тест 3. «Знаю термины».

Дайте определение и приведите пример
(4 балла за полный и правильный ответ, 1 балл за пример):
1) иронии; 2) гиперболы; 3) гротеска; 4) сатиры.

Тест 4. «Помню детали».

Соедините стрелками имя героя с деталью его портрета:

Соедините стрелками имя героя с деталью его портрета

Деталь портрета героя

Имя героя

1. «Как мощи сух, как палка прям, Высокий и седой»

А) Дикий помещик

2. «Тело имел мягкое, белое и рассыпчатое»

Б) Бирюк

3. «Чёрная курчавая борода закрывала до половины его суровое и мужественное лицо»

В) Карл Иваныч

4. «И халат, и шапочка, и кисточка — какие противные!»

Г) губернатор Иркутска


Ответы: 1 — Г, 2 — А, 3 — Б, 4 — В.

Тест 5. «Умею комментировать».

Дайте краткий историко-культурный комментарий к словам
(3 балла за каждый правильный ответ):

1) прожектёр; 2) пилигрим; 3) лепта; 4) аркадская идиллия.

Тест 6. «Умею отвечать на проблемный вопрос».

Какие человеческие качества воспевают и осуждают русские писатели?
(По одному произведению):

1) И. С. Тургенев. «Бирюк»;
2) Н. А. Некрасов. «Русские женщины»;
3) М. Е. Салтыков-Щедрин. «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил»;
4) Л. Н. Толстой. «Детство».

Домашнее задание

Подготовить устный рассказ об А. П. Чехове, портретах писателя и памятниках ему с использованием справочной литературы и ресурсов Интернета.

Следующие уроки: А.П.Чехов. «Хамелеон»: проблематика рассказа >>>



ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ
ТОЛСТОЙ

Ему было близко все человечество. Но любил он, непобедимой любовью, свою Россию.
Ее душу понимал он, как никто; красоту ее природы изображал с совершенством недостижимым.
В. Я. Брюсов

По рождению и воспитанию Лев Николаевич Толстой принадлежал к «высшей помещичьей знати России». Его отец, граф Н. И. Толстой, был участником Отечественной войны 1812 года, мать — урожденная княгиня Волконская.

Его предки были в родстве с Пушкиными, Трубецкими, Голицыными. Семейные предания, рассказы родных И близких о событиях 1812 и 1825 годов, жизнь в родовой усадьбе оказали на Толстого огромное влияние и оставили заметный след в его творчестве. «Без своей Ясной Поляны, — писал Толстой, — я трудно могу себе представить Россию и свое отношение к пей*. Ясная Поляна была его колыбелью. Здесь проходила жизнь семьи, друзей и близких, здесь он видел, как живет народ, здесь познакомился с народными песнями, сказками, легендами, былинами.

Первым произведением Толстого, появившимся в печати, была повесть «Детство», которую высоко оценил Н. Некрасов и напечатал в «Современнике». За «Детством» последовали повести «Отрочество», «Юность», составившие трилогию. В главном герое Николеньке Иртеньеве много автобиографических черт. Его детство, как и детство самого автора, протекает в дворянской усадьбе. Он умен, наблюдателен, обладает необычайно живым воображением, постоянно анализирует свои мысли и поступки. Душа Николеньки открыта всем впечатлениям жизни, но в детские годы дети ограничены узким кругом семьи и не выходят за пределы дворянской усадьбы. Николенька начинает замечать недостатки людей своего круга и приходит к мысли о необходимости исправить пороки людские, и прежде всего исправить самого себя. Но реальная жизнь то и дело разрушает его мечтания, и Николенька постепенно уступает дурному влиянию своей среды, с ее тщеславием, лицемерием, презрением к незнатным людям, равнодушным, а чаще жестоким отношением к слугам и крепостным.

Автор «Детства» и «Отрочества» проявил себя глубоким и тонким мастером, психологом, критика отмечала его исключительную способность передавать тайные, сокровенные мысли и чувства человека.

В «Юности» показаны студенческие годы героя трилогии, его первый разлад с барской средой и стремление сблизиться со студентами, вышедшими из среды, близкой к народу.

Впоследствии Л. Н. Толстой открыл в Ясной Поляне школу для крестьянских детей, затем 20 начальных школ в окрестных деревнях, написал статьи по вопросам педагогики, создал «Книги для чтения», составил «Азбуку». Писатель обижался, что эта огромная работа была не замечена. «Меня, — писал он, — хвалили за все, что я написал, но об одном, точно хорошем и полезном, что я сделал, об Азбуке и этих книжках, не сказано в печати ни единого неругательного слова… Но пусть попробует кто-нибудь написать такие же рассказы, то увидит, как трудно даются эти достоинства, состоящие только в том, чтобы было просто, ясно, не было бы ничего лишнего и фальшивого». Многие из рассказов для детей Толстого состоят всего из нескольких строк. А он их переделывал десятки раз, добиваясь предельной простоты и ясности. В течение всей своей жизни изучал произведения устного народного творчества — песни, сказки, былины, легенды, был уверен, что «песни, сказки, былины — все простое — будут читать, пока будет русский язык».

Появление романов «Война и мир», «Анна Каренина» и других произведений Л. Н. Толстого вызвало большое количество отзывов, книг, статей. Известный русский критик В. В. Стасов писал: «Лев Толстой поднялся до такой высокой ноты, какой еще никогда по брала русская литература. ..»

Имя Толстого еще при жизни писателя приобрело всемирную известность. В наше время Толстой занимает одно из первых мест среди писателей всех стран и народов по числу переводов его произведений на иностранные языки. Своей жизнью и творчеством Толстой связал и соединил «два века» русской литературы. М. Горький сказал: «Не зная Толстого — нельзя считать себя знающим свою страну, нельзя считать себя культурным человеком».
По К. Н. Ломунову
Источник: Литература. 7 класс. Учеб, для общеобразоват. учреждений. В 2 ч. Ч. 1 / В. Я. Коровина.

Вопрос и задание

Какое значение имела для Толстого Ясная Поляна?

Составьте небольшой рассказ на тему «Толстой и Ясная Поляна» или «Толстой и дети» (на выбор).
(вернуться к уроку)


«В СЕРЕДИНЕ XIX СТОЛЕТИЯ…»

В один из октябрьских дней 1852 года, во время своей ссылки прочитал Тургенев в журнале «Современник» повесть Льва Толстого «Детство» — первое произведение Толстого, появившееся в печати.

Тургенев сразу же написал Некрасову, редактору этой повести: «Ты прав — это талант надежный… Пиши к нему — и понукай его писать. Скажи ему, если это может его интересовать, — что я его приветствую, кланяюсь и рукоплещу ему».

Так состоялось заочное знакомство Тургенева и Толстого — в тот первый месяц тургеневской ссылки: знакомство, которое вскоре — когда писатели встретились — перешло в дружбу. Она не была безоблачной, доставила обоим писателям не только радость, но и огорчения, однако ни тот ни другой никогда, ни за что не отказались бы от нее н ту пору, в середине 50-х годов.

Тургенев был к тому времени автором «Записок охотника», рассказа «Муму», ряда повестей, пьес, стихотворений; Толстой — повестей «Детство», «Отрочество», кавказских и севастопольских рассказов.

Знаменитые произведения! Ими зачитывались современники писателей. Мы тоже набираемся ума и получаем огромное наслаждение, читая эти рассказы и повести… Поразмышлять над ними (пусть даже над некоторыми) и одновременно представить жизнь их создателей в ту пору — значит сделать попытку проникновения в мир Тургенева и Толстого. ..

Как ни различны оба писателя, они близки друг другу по силе своей любви к простому русскому человеку и русской природе, по любви к родному языку и вере в великое будущее своего народа. Эта нерасторжимость подтверждается тем, что мы знаем о начале дружбы Толстого и Тургенева; тем, наконец, что их родные места — Ясная Поляна и Спасское-Лутовиново — находятся совсем рядом, и это небольшое расстояние между ними заставляет нас с каким-то особенным отрадным, волнующим чувством сближать имена Тургенева и Толстого.
И. Ф. Смольников
Источник: Литература. 7 класс. Учеб, для общеобразоват. учреждений. В 2 ч. Ч. 1 / В. Я. Коровина.
(вернуться к уроку)

Детство Никиты — Толстой А.Н.

Печа­та­ется по тек­сту сбор­ника А. Тол­стого “Пове­сти и рас­сказы (1910–1943)”, “Совет­ский писа­тель”, М. 1944.

Солнечное утро

Никита вздох­нул, про­сы­па­ясь, и открыл глаза. Сквозь мороз­ные узоры на окнах, сквозь чудесно рас­пи­сан­ные сереб­ром звезды и лап­ча­тые листья све­тило солнце. Свет в ком­нате был снежно-белый. С умы­валь­ной чашки скольз­нул зай­чик и дро­жал на стене.

Открыв глаза, Никита вспом­нил, что вчера вече­ром плот­ник Пахом ска­зал ему:

— Вот я ее смажу да полью хоро­шенько, а ты утром вста­нешь, — садись и поезжай.

Вчера к вечеру Пахом, кри­вой и рябой мужик, сма­сте­рил Никите, по осо­бен­ной его просьбе, ска­мейку. Дела­лась она так:

В карет­нике, на вер­стаке, среди коль­цом закру­чен­ных, паху­чих стру­жек Пахом выстро­гал две доски и четыре ножки; ниж­няя доска с перед­него края — с носа — сре­зан­ная, чтобы не заеда­лась в снег; ножки точе­ные; в верх­ней доске сде­ланы два выреза для ног, чтобы лов­чее сидеть. Ниж­няя доска обма­зы­ва­лась коро­вьим наво­зом и три раза поли­ва­лась водой на морозе, — после этого она дела­лась, как зер­кало, к верх­ней доске при­вя­зы­ва­лась вере­вочка — возить ска­мейку, и когда едешь с горы, то править.

Сей­час ска­мейка, конечно, уже готова и стоит у крыльца. Пахом такой чело­век: «Если, гово­рит, что я ска­зал — закон, сделаю».

Никита сел на край кро­вати и при­слу­шался — в доме было тихо, никто еще, должно быть, не встал. Если одеться в минуту, безо вся­кого, конечно, мытья и чище­ния зубов, то через чер­ный ход можно удрать на двор, А со двора — на речку. Там на кру­тых бере­гах намело сугробы, — садись и лети…

Никита вылез из кро­вати и на цыпоч­ках про­шелся по горя­чим сол­неч­ным квад­ра­там на полу…

В это время дверь при­от­во­ри­лась, и в ком­нату про­су­ну­лась голова в очках, с тор­ча­щими рыжими бро­вями, с ярко-рыжей бород­кой. Голова под­миг­нула и сказала:

— Вста­ешь, разбойник?

Аркадий Иванович

Чело­век с рыжей бород­кой — Ники­тин учи­тель, Арка­дий Ива­но­вич, все про­ню­хал еще с вечера и нарочно встал пораньше. Уди­ви­тельно рас­то­роп­ный и хит­рый был чело­век этот Арка­дий Ива­но­вич. Он вошел к Никите в ком­нату, посме­и­ва­ясь, оста­но­вился у окна, поды­шал на стекло и, когда оно стало про­зрач­ное, — попра­вил очки и погля­дел на двор.

— У крыльца стоит, — ска­зал он, — заме­ча­тель­ная скамейка.

Никита про­мол­чал и насу­пился. При­шлось одеться и вычи­стить зубы, и вымыть не только лицо, но и уши и даже шею. После этого Арка­дий Ива­но­вич обнял Никиту за плечи и повел в сто­ло­вую. У стола за само­ва­ром сидела матушка в сером теп­лом пла­тье. Она взяла Никиту за лицо, ясными гла­зами взгля­нула в глаза его и поцеловала.

— Хорошо спал, Никита?

Затем она про­тя­нула руку Арка­дию Ива­но­вичу и спро­сила ласково:

— А вы как спали, Арка­дий Иванович?.

— Спать-то я спал хорошо, — отве­тил он, улы­ба­ясь непо­нятно чему, в рыжие усы, сел к столу, налил сли­вок в чай, бро­сил в рот кусо­чек сахару, схва­тил его белыми зубами и под­миг­нул Никите через очки.

Арка­дий Ива­но­вич был невы­но­си­мый чело­век: все­гда весе­лился, все­гда под­ми­ги­вал, не гово­рил нико­гда прямо, а так, что сердце екало. Напри­мер, кажется, ясно спро­сила мама: «Как вы спали?» Он отве­тил: «Спать-то я спал хорошо», — зна­чит, это нужно пони­мать: «А вот Никита хотел на речку удрать от чая и заня­тий, а вот Никита вчера вме­сто немец­кого пере­вода про­си­дел два часа на вер­стаке у Пахома».

Арка­дий Ива­но­вич не жало­вался нико­гда, это правда, но зато Никите все время при­хо­ди­лось дер­жать ухо востро.

За чаем матушка ска­зала, что ночью был боль­шой мороз, в сенях замерзла вода в кадке и когда пой­дут гулять, то Никите нужно надеть башлык.

— Мама, чест­ное слово, страш­ная жара, — ска­зал Никита.

— Прошу тебя надеть башлык.

— Щеки колет и душит, я, мама, хуже про­сту­жусь в башлыке.

Матушка молча взгля­нула на Арка­дия Ива­но­вича, на Никиту, голос у нее дрогнул:

— Я не знаю, в кого ты стал неслухом.

— Идем зани­маться, — ска­зал Арка­дий Ива­но­вич, встал реши­тельно и быстро потер руки, будто бы на свете не было боль­шего удо­воль­ствия, как решать ариф­ме­ти­че­ские задачи и дик­то­вать посло­вицы и пого­ворки, от кото­рых глаза слипаются.

В боль­шой пустой и белой ком­нате, где на стене висела карта двух полу­ша­рий, Никита сел за стол, весь в чер­ниль­ных пят­нах и нари­со­ван­ных рожи­цах. Арка­дий Ива­но­вич рас­крыл задачник.

— Ну‑с, — ска­зал он бодро, — на чем оста­но­ви­лись? — И отто­чен­ным каран­да­ши­ком под­черк­нул номер задачи.

«Купец про­дал несколько аршин синего сукна по 3 рубля 64 копейки за аршин и чер­ного сукна…» — про­чел Никита. И сей­час же, как и все­гда, пред­ста­вился ему этот купец из задач­ника. Он был в длин­ном пыль­ном сюр­туке, с жел­тым уны­лым лицом, весь скуч­ный и плос­кий, высох­ший. Лавочка его была тем­ная, как щель; на пыль­ной плос­кой полке лежали два куска сукна; купец про­тя­ги­вал к ним тощие руки, сни­мал куски с полки и гля­дел туск­лыми, нежи­выми гла­зами на Никиту.

— Ну, что же ты дума­ешь, Никита? — спро­сил Арка­дий Ива­но­вич. — Всего купец про­дал восем­на­дцать аршин. Сколько было про­дано синего сукна и сколько черного?

Никита смор­щился, купец совсем рас­плю­щился, оба куска сукна вошли в стену, завер­ну­лись пылью…

Арка­дий Ива­но­вич ска­зал: «Аи-аи!» — и начал объ­яс­нять, быстро писал каран­да­шом цифры, помно­жал их и делил, повто­ряя: «Одна в уме, две в уме». Никите каза­лось, что во время умно­же­ния — «одна в уме» или «две в уме» быстро пры­гали с бумаги в голову и там щеко­тали, чтобы их не забыли. Это было очень непри­ятно. А солнце искри­лось в двух мороз­ных окош­ках класс­ной, выма­ни­вало: «Пой­дем на речку».

Нако­нец с ариф­ме­ти­кой было покон­чено, начался дик­тант. Арка­дий Ива­но­вич захо­дил вдоль стены и осо­бым, сон­ным голо­сом, каким нико­гда не гово­рят люди, начал диктовать:

— «…Все живот­ные, какие есть на земле, посто­янно тру­дятся, рабо­тают. Уче­ник был послу­шен и прилежен…»

Высу­нув кон­чик языка, Никита писал, перо скри­пело и брызгало.

Вдруг в доме хлоп­нула дверь и послы­ша­лось, как по кори­дору идут в мерз­лых вален­ках. Арка­дий Ива­но­вич опу­стил книжку, при­слу­ши­ва­ясь. Радост­ный голос матушки вос­клик­нул неподалеку:

— Что, почту привезли?

Никита совсем опу­стил голову в тет­радку, — так и под­мы­вало засмеяться.

— Послу­шен и при­ле­жен, — повто­рил он нарас­пев, — «при­ле­жен» я написал.

Арка­дий Ива­но­вич попра­вил очки.

— Итак, все живот­ные, какие есть на земле, послушны и при­лежны… Чего ты сме­ешься?.. Кляксу поса­дил?.. Впро­чем, мы сей­час сде­лаем неболь­шой перерыв.

Л.Н.Толстой. Автобиографическая трилогия. «Детство» (Главы «Maman», «Детство»)

Ключевые слова: Л.Н.Толстой, Л.Н.Толстой «Детство»

Цель: Знакомство с автобиографической трилогией. Анализ главы «Maman», «Детство».

Задачи:

  • расширить знания учеников о личной и творческой биографии писателя;
  • познакомить с историей появления автобиографической трилогии: «Детство», «Отрочество», «Юность»;
  • рассмотреть изображение детства как особой, ответственной поры в жизни человека;
  • проследить за моральным развитием Николеньки, показать нравственный смысл поступков героя;
  • помочь ученикам задуматься над их взаимоотношениями со взрослыми;
  • уметь анализировать прочитанный текст и в результате анализа определить, какие средства использует автор для выражения чувств, эмоций, переживаний своего героя.

Тип урока: урок изучения нового материала.

Методы и приёмы:

  • рассказ, эвристическая беседа;
  • проблемно-поисковый, исследовательский.

Оборудование:

  • проектор;
  • компьютер;
  • слайдовая презентация;
  • рисунки детей на тему «Детство»
  • карточки для работы.
  • фрагменты фильма «Детство. Отрочество. Юность » (1973 год, постановка П.Фоменко).

Ход урока

1. Организационный момент
2. Стадия вызова

1) Актуализация опыта: Здравствуйте, ребята! (Звучит музыка из фильма «Детство. Отрочество. Юность » (1973 год, постановка П.Фоменко).Давайте вспомним, какие этапы проходит человек в своём развитии? Дома в тетрадях вы должны были нарисовать силуэт человека. Впишем туда этапы развития человека, напишем с большой буквы, добавим кавычки: «Детство», «Отрочество», «Юность», «Молодость»…(на доске учитель в заранее нарисованный силуэт помещает карточки с этапами развития человека). Именно из таких частей должен был состоять роман «Четыре эпохи развития» никому не известного двадцатитрёхлетнего юноши. Повесть «Молодость» так и не была написана, но три остальные части, составившие трилогию (слово «Молодость» с доски убрать, к словам «Детство», «Отрочество», «Юность» добавить фигурные скобки, подписать на доске — трилогия), появились в печати, и многие увидели в молодом человеке «прекрасную надежду русской литературы». Спустя годы, современники писали: «Величайший и единственный гений современной Европы, величайшая гордость России …» (А.Блок). «Лицо его – лицо человечества» (Д.Мережковский). «Не зная …, нельзя считать себя знающим свою страну, нельзя считать себя культурным человеком» (М.Горький) Слайд 1.

Как вы думаете, ребята, о ком эти слова были сказаны? (Дети высказывают предположения). Да, конечно, о Льве Николаевиче Толстом, писателе мировой величины. Что-нибудь о нём помните?

Рассказ ученика. ( Слайд 2). Л.Н.Толстому было 23 года, когда он решил написать историю своей жизни, проследить процесс духовного развития человека. Он находился тогда на распутье: прерванная учёба в Казанском университете, неудачные попытки реформ в Ясной Поляне, родовом имении, доставшемся ему после смерти родителей, материальные трудности, отсутствие ясной цели в жизни, раздумья о будущей судьбе… В это время Толстой находился на Кавказе, куда перебрался по совету брата Николая, чтобы заново обрести себя. Первая часть трилогии, повесть «Детство», появилась в журнале «Современник» в сентябре 1852 года (автору было всего лишь 24 года) под заглавием «История моего детства» и за подписью: Л.Н. Заглавие, данное редакцией без ведома Толстого, ему не понравилось. Он посчитал его противоречащим «мысли сочинения». Л.Н.Толстой говорил: «Кому интересна история моего детства?» Создавая образы героев повести, писатель использовал свои личные впечатления и переживания, но повесть носит автобиографический характер лишь отчасти (дописать к слову «трилогия» слово «автобиографическая», дать перевод слова) Слайд 3. Л.Н.Толстой утверждал, что писал не о своём только детстве, но и о том, что есть в детстве каждого человека.

2) Создание проблемной ситуации.

Ребята, а вам интересно узнать, почему в 23 года Л.Толстой решил писать о детстве, а не о молодости? Каким было детство великого гения? (Дети высказывают своё мнение).

Запишем тему урока: Л.Н.Толстой (1828 – 1910). Автобиографическая трилогия. Повесть «Детство». Более подробно остановимся на главе « Maman» и «Детство». Слайд 4.

3) Осознание и формулирование проблемы:

— Ребята, кто мечтает поскорее вырасти?

— А кто хочет быть вечным ребёнком?

Все мечтают поскорее вырасти. А для чего тогда детство и нам, и Льву Николаевичу Толстому?

Давайте попробуем сформулировать вопросы, на которые хотим получить ответы в ходе нашего урока. Это и станет целью нашего урока.

Почему Л. Н.Толстой решил писать о детстве?

Каким было детство великого писателя?

Роль матери в формировании личности писателя?

Какова роль детства в жизни человека?

Как показывает Л.Н.Толстой формирование характера главного героя?

У Л.Н.Толстого есть свой секрет, раскрыв который, научимся понимать писателя. Каков «секрет» Л.Н.Толстого? (Слайд 5)

3. Стадия содержания

Построение знаний.

1) Выбор методов исследования: Ребята, где мы можем найти ответы на интересующие нас вопросы? (Дети высказывают предположения, называя, конечно, повесть «Детство»).

2) Сбор информации:

1. Эвристическая беседа.

— Какие ассоциации вызывает у вас это слово «детство»? (Ребята называют слова – ассоциации). 1, 3 группа – люди;3,4 группа – предметы, учреждения; 5, 6 группа — чувства, эмоции. (Слайд 6)

Вы нарисовали иллюстрации-ассоциации к слову «детство». ( Оформлена выставка). Учитель обращает внимание на то, кто и что ассоциируется у детей со словом «детство».

Какова роль детства в жизни каждого человека? Для чего нам детство?

Л.Толстой в повести «Детство» писал: «Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником лучших наслаждений. (Слайд 7).

Воспоминания о детстве «возвышают душу», т.е. заставляют быть лучше, походить на прекрасных людей, встретившихся на жизненном пути, помнить и любить самых близких людей – мать и отца. (Обучающиеся высказывают своё мнение).

Слайд 8.

Детство – очень ценное и важное время в жизни человека: Во-первых, это самое счастливое и беззаботное время. Во-вторых, тебя окружает искренняя любовь и забота самых близких и родных людей. В-третьих, в детстве формируется характер человека

Как происходит становление характера ребенка? Кто влияет на этот процесс? (Дети  высказывают своё мнение). Слайд 9.

2. Рассказ учителя. Действительно, основную роль в формировании характера человека играет семья, родители, атмосфера, в которой он растёт.

По своему происхождению Лев Николаевич принадлежал к древнейшим аристократическим фамилиям России. В семье, кроме Льва Николаевича, было ещё трое сыновей: Николай, Сергей, Дмитрий и дочь Мария, сестра писателя. К сожалению, дети рано осиротели: Мария Николаевна, их мать, умерла в1830 году, Николай Ильич, их отец, – в 1837 году. Воспитательницей детей после смерти родителей стала их дальняя родственница Татьяна Александровна Ергольская. Она сохранила детские сочинения Л.Н.Толстого.(10)

С 1841 года дети жили в Казани у тётушки-опекунши Пелагеи Ильиничны Юшковой. Дом, где рос маленький Лёвушка, не сохранился. Но попытаемся представить, как выглядела детская (слайд 11). Туристы со всего мира посещают его Яснополянский дом. Он более позднего времени строительства (слайд 12), так выглядит одна из комнат (слайд 13).

Рассказ ученицы. На духовное формирование будущего писателя наиболее сильное влияние в детстве оказала мать, точнее воображаемый её образ. Толстой не помнил своей матери, ведь она умерла, когда ему не было и двух лет.

В часто повторявшихся рассказах родных и знакомых мальчик никогда не слышал о матери плохого слова – напротив, все говорили о её доброте, чуткости, выражали свою любовь к ней за её справедливое отношение ко всем в доме. «Мария Николаевна, матушка Толстого, столкнувшись с несправедливостью, бывало, вся покраснеет, заплачет, но никогда не скажет грубого слова».

Из оставшихся после смерти матери писем и записных тетрадей Толстой имел основание заключить, что она была умна, хорошо образованна, начитанна, знала французский, немецкий, английский и итальянский языки, хорошо играла на фортепьяно, обладала некоторым художественным талантом. Сама писала (слайд 15, 16).

Очевидно, писатель, не помнящий свою мать, воплотил в образе maman некий идеал женщины-матери. В повести Л. Толстого мама главного героя умирает, когда ему исполнилось 10 лет. Вероятно, потеряв мать в раннем возрасте, хотя бы в художественном произведении попытался продлить её дни, воскресить её образ.

Давайте послушаем, какой предстаёт маман в повести.

Какой он её видит? (Чтение наизусть отрывков из повести подготовленными учениками)

Ребята, мы прослушали отрывки из повести, дома вы должны были прочитать главы «Маман» и «Детство». Вам понравились отрывки из произведения?

У Толстого — писателя есть свой секрет и своя тайна, которую мы с вами начнём разгадывать. Обратите внимание: какая форма речи используется? (Монолог).

Работа с текстом главы «Детство» и «Маман» (распечатки)

  • 1 группа: отношение мамы Николеньки к слугам (глава «Маман»)- с большим уважением, заботой.
  • 2 группа: найти предложения и словосочетания, где звучат слова «любовь», «любить», выделить их в тексте, посчитать количество, определить их роль (В «Детстве» Толстого всё погружено в море любви, разлитой вокруг Николеньки: все его любят и он любит все. Сердце этого десятилетнего мальчика полно любви к окружающим людям, и он щедро делится ею с близкими)
  • 3 группа: охарактеризовать речь, манеру общения матери и сына (отметить слова и словосочетания, как мальчик обращается к маме и мама обращается к сыну) : «моя душечка», «мой ангел».
  • 4 группа: чувства, мысли, действия мамы, отношение к сыну; («пальчики её быстро шевелятся и щекотят меня». «Целует меня в лоб и кладёт на колени»)
  • 5 группа: чувства, мысли, действия мальчика, отношение к маме; «по одному прикосновению узнаешь ее и еще во сне невольно схватишь эту руку и крепко, крепко прижмешь ее к губам».
    Добрая, чуткая, заботливая, нежная и любящая женщина, мать Николеньки Иртеньева воплотила в себе все черты матери писателя.
  • 6 группа: о чём думает Николенька, что его волнует, заботит, из-за кого он переживает? (О Карле Иваныче, о родителях)

— Какой представляется матушка Николеньке?

— Найдите строки повести, описывающие внешность maman. («Когда я стараюсь вспомнить матушку такою, какою она была в это время, мне представляются только её карие глаза  выражающие всегда одинаковую доброту и любовь, родинка на шее, немного ниже того места, где вьются маленькие волосики, шитый белый воротничок, нежная сухая рука, которая так часто меня ласкала и которую я так часто целовал; но общее выражение ускользает от меня».) (с. 151)

— Отчего лицо матери становилось удивительно прекрасным?

— Что говорит Толстой о красоте лица? Найдите и прочитайте эти строки. («Мне кажется, что в одной улыбке состоит то, что называют красотою лица: если улыбка прибавляет прелести лицу, то лицо прекрасно; если она не изменяет его, то оно обыкновенно; если она портит его, то оно дурно». ) (с. 152)

— Согласны ли вы с этим утверждением? Если да, то почему?

— Каковы взаимоотношения Николеньки с матерью?

— Вспомните, что ещё говорит герой, вспоминая улыбку матери? Найдите эти слова и прочитайте. («Если бы в тяжелые минуты жизни я хоть мельком мог видеть эту улыбку, я бы не знал, что такое горе».)  (с. 152)

— О чём говорят эти слова?

— Как мама называет Николеньку? («Мой ангел», «моя душечка».)

— Чем же он ей отвечает? Как это характеризует его?

Вывод: Образ матушки.

О матери Николенька Иртеньев вспоминает с нежностью, любовью и благодарностью, как о чем-то самом светлом в своей жизни. С детства врезались в память мальчика звуки ее голоса, сладкого и приветливого, нежный, ласковый взгляд, «чудесные, нежные» руки матери. Николенька угадывал присутствие матери даже во сне: «по одному прикосновению узнаешь ее и еще во сне невольно схватишь эту руку и крепко, крепко прижмешь ее к губам».

Обращения матери к сыну всегда очень ласковые: «моя душечка», «мой ангел».

С любовью относясь к детям, мать старалась воспитывать их разносторонне. Дети много читали, учились игре на фортепиано, танцам. (Фрагмент фильма)

Нежность натуры матери проявляется и в ее отношениях к своей няне, а затем экономке Наталье Савишне. Желая отблагодарить женщину за ее любовь и преданность, мать выдала ей вольную.

Добрая, чуткая, заботливая, нежная и любящая женщина, мать Николеньки Иртеньева воплотила в себе все черты матери писателя. (Слайд Лев Толстой )

Образ Николеньки Иртеньева.

Образ во многом автобиографический. С первых страниц повести Николенька предстаёт перед читателем вдумчивым, впечатлительным мальчиком. В первой автобиографической повести Толстого «Детство» её герой, Николенька Иртеньев, во многом биографически и душевно близкий автору, говорит о ранних годах своей жизни: «Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником лучших наслаждений».

Сердце этого десятилетнего мальчика полно любви к окружающим людям, и он щедро делится ею с близкими. Как трогательна его забота об учителе Карле Ивановиче: «Дай Бог ему счастия, дай мне возможность помочь ему, облегчить его горе; я всем готов для него пожертвовать».

Любит Николенька и природу: часами готов он наблюдать за суетливой жизнью муравейника, любоваться полетом бабочек, вдыхать аромат цветов.

Однако мальчики — не ангелы, и Николенька, как и все его сверстники, балуется и озорничает. Но, совершив какой-нибудь проступок, «грех», Николенька искренне и глубоко раскаивается, переживает.

Главный герой повести Л.Н.Толстого «Детство» Николенька Иртеньев— сложный и противоречивый персонаж. Автор описывает его некрасивым, взъерошенным мальчиком десяти лет, который постоянно страдает «сознанием своей глупости». Однако очень быстро становится понятно, что на самом деле он весьма умен и отличается тонкой душевной организацией.

Любое, даже незначительное событие оставляет глубокий след в сердце Николеньки.

Николенька очень впечатлительный. Выдумав, что ему привиделся дурной сон, «будто мама умерла и ее несут хоронить», он расстраивается и всем своим существом погружается в переживание своих мрачных мыслей.

Вместе с тем мальчик склонен к сочувствию и сопереживанию. Раздумывая над судьбой своего наставника, он искренне жалеет его: «Бедный старик! Нас много, мы играем, нам весело, а он — один-одинешенек, и никто-то его не приласкает, он сирота». (Фрагмент фильма)

— Ребята, а вы всегда критически оцениваете свои поступки. Были ли поступки, за которые вы себя осуждаете? (Учащиеся вспоминают случаи из своей жизни). Таким образом, большую, если не основную роль, в формировании личности играет самовоспитание (вернуться к слайду 9). Об этом забывать не стоит. (У Л.Н.Толстого из 90 томов собраний сочинений 13 томов составляют дневники. Читая их, мы видим, как Л.Н.Толстой постоянно, в течение всей своей жизни, работал над собой. Последняя запись сделана за 4 дня до смерти).

Стадия рефлексии. О чём мы говорили сегодня? (О роли детства в жизни человека. Представили, каким было детство самого Л.Н.Толстого, ведь повесть носит автобиографический характер. Поняли, какую роль в жизни Л.Н.Толстого играла мать. Как показывает Толстой формирование личности? Кто влияет на формирование личности ребёнка? Познакомились с главным героем и его учителем.).

Работа в группах. (Слайд 20) А сейчас, работая в группах, попытаемся написать синквейны, подвести итоги нашей работы (учитель напоминает правила написания синквейна, приводит пример). Слайд 21.

Синквейн – это не простое стихотворение, а стихотворение, написанное по следующим правилам:

  • 1 строка – одно существительное, выражающее главную тему cинквейна.
  • 2 строка – два прилагательных, выражающих главную мысль.
  • 3 строка – три глагола, описывающие действия в рамках темы.
  • 4 строка – фраза, несущая определенный смысл.
  • 5 строка – заключение в форме существительного (ассоциация с первым словом).

Пример синквейна:

Лев Толстой,
Великий и непревзойдённый,
Пишет, удивляет, восхищает.
Вряд ли до конца когда его поймём –
Гения!

1,5 вариант работают со словом «детство»; 2, 4 — со словом «Мама», 3, 6 – Николенька Иртеньев. Полученные синквейны зачитать вслух. Отметить наиболее удачные.

Ребята, на столах у вас лежат смайлики (весёлые и грустные). Выберите одну из карточек: если урок понравился – с весёлым лицом, не понравился – с грустным лицом. Положите мне на стол.

4. Домашняя работа
  1. Дочитать отрывок из повести «Детство», данный в хрестоматии, до конца.
  2. Напишите письмо своему воображаемому другу и расскажите ему о Николеньке Иртеньеве.

Урок по литературе на тему «Л.Н.Толстой. Отрывок из повести «Детство».

Районный конкурс

на лучшую методическую разработку урока,

посвященного жизни и творчеству Л.Н.Толстого

«Гениальный мастер слова»

Тема: Л.Н.Толстой. Отрывок из повести «Детство».

Автор: учитель русского языка и литературы МОУ СОШ №10 Брежнева Н.А., 1 кат.

Возраст учащихся : 12-14 лет

Цели:

— Познакомить учащихся с краткой биографией писателя, историей появления романа “Четыре эпохи развития”, с содержание отрывка из повести.

— Развивать навыки правильного, осознанного, выразительного, выборочного чтения, устной связной речи; умения воспроизводить в памяти прочитанные ранее произведения по прослушанным отрывкам; умения составлять выставку из книг на заданную тему с краткой аннотацией к каждой книге; умение анализировать прочитанный текст и в результате анализа определить, какие средства выразительности использует автор для выражения своих чувств.

— На примере героя отрывка из повести воспитывать тёплое и бережное отношение к матери – самому дорогому человеку.

Оборудование:

  • книги для выставки;

  • рисунки учащихся с 1 по 7 класс;

  • аудиозапись с отрывками из произведений Л.Н.Толстого;

  • фотографии о жизни писателя; высказывание А.М.Горького;

  • презентация

  • магнитофон

  • компьютер

Выставка

На доске: тема урока, эпиграф

Нет человека более достойного имени гения, более сложного и противоречивого и во всём прекрасного…” М.Горький

Звучит песня о Маме (Ассоль)

ХОД УРОКА.

I. Организация начала урока

Определение эмоционального настроя учащихся. Каждый ученик выбирает себе Ладошку и приклеивает в тетради, напротив даты.

— Ребята, Цвет ладошки – это ваше настроение. Давай те посмотрим, какое оно у вас?

II. Вступительная часть

На доске – высказывание А.М.Горького, которое зачитывает учитель: “Нет человека более достойного имени гения, более сложного и противоречивого и во всём прекрасного…”

– С этим человеком мы знакомы уже давно по его произведениям. Имя его – Лев Николаевич Толстой.

Кадр1

Сегодня на уроке мы подробнее поговорим о его жизни и творчестве, познакомимся с отрывком из его повести. (Во время знакомства с биографией, звучит тихая музыка.)

III. Знакомство с биографией

Учитель:

– Лев Николаевич Толстой родился 28 августа (9 сентября по новому стилю) в 1828 году в имении Ясная Поляна, близ Тулы. Большую часть своей жизни провёл писатель в этом местечке.

Кадр 2,3

По своему происхождению Лев Николаевич принадлежал к знаменитым дворянским фамилиям. В семье, кроме Льва Николаевича, было ещё трое сыновей: Николай, Сергей, Дмитрий и дочь Мария, сестра писателя. К сожалению, дети рано осиротели: Мария Николаевна, их мать, умерла в1830 году, Николай Ильич, их отец, – в 1837 году.

Кадр 4

Воспитательницей детей стала их дальняя родственница Татьяна Александровна Ергольская. Она сохранила детские сочинения Л.Н.Толстого. Большим увлечением для Толстого было чтение.

Кадр 5,6

С 1841 года дети толстые жили в Казани у тётушки-опекунши Пелагеи Ильиничны Юшковой. В 1844 году Лев Николаевич поступил в Казанский университет. Но существующее преподавание не удовлетворяло его пытливый ум, и в 1847 году Толстой подал прошение об увольнении его из числа слушателей.

Кадр 7

В 1851 году Толстой с братом Николаем (к тому времени офицером-артиллеристом) отправился на Кавказ, чтобы поступить на военную службу. На Кавказе Л.Н.Толстой написал свою первую повесть “Детство”. Под названием “История моего детства” повесть была напечатана в журнале “Современник” и по желанию автора была подписана только его инициалами: “Л. Н.

Кадр 8,9

В период реформ 1860-х годов Толстой много сил отдавал практической деятельности, стремясь не на словах, а на деле облегчить жизнь народа. Он принял должность мирового посредника, чтобы по справедливости разрешать поры между помещиками и крестьянами.

Кадр 10

Настойчивые советы Тургенева оставить военную службу все-таки имели действие на Толстого: он подал прошение об отставке и в ноябре 1856 года получил увольнение от военной службы, а в начале 1857 года отправился в свое первое заграничное путешествие через Варшаву в Париж, а затем в Лондон.

Кадр 11,12

В 1859 году он открыл в Ясной Поляне школу для крестьянских детей. Вслед за тем в Крапивенском уезде при деятельном участии Толстого было открыто ещё 26 школ. Толстой сам обучал ребят грамоте. В 1870-х годах он создал “Азбуку” и первоначальные книги для чтения. Эти короткие рассказы и басни знают все с раннего детства.

Кадр 13,14

IV. Проверка домашнего задания

1. Возвращение к прочитанным произведениям Толстого.

– С этими рассказами мы с вами знакомились на протяжении всех четырёх лет учёбы в школе. Они хорошо запоминаемы, потому что рассказы Л.Н.Толстого учат только добру и справедливости. Прослушайте отрывки и вспомните, из каких произведений они взяты? Подберите к ним рисунки.

Детям предлагается прослушать пять отрывков из рассказов и басен Л.Н.Толстого, записанных на аудиокассету:

Отрывок из рассказа “Филиппок”.

Отрывок из басни “Отец и сыновья”.

Отрывок из рассказа “Прыжок”.

Отрывок из басни “Муравей и Голубка”.

Отрывок из рассказа “Акула”.

2. Выставка книг, рисунков, подобранных учащимися, с краткими аннотациями.

– Какие ещё рассказы Л.Н.Толстого вы нашли в библиотеке? Расскажите о своих находках.

V. Знакомство с биографией (продолжение)

– На склоне лет Толстой был полон творческой энергии. За последнее десятилетие своей жизни он написал около пятидесяти произведений. На всю жизнь сохранил Толстой любовь к детям. В 1900-е годы он опять занимался с крестьянскими ребятишками, как в молодости.

Кадр 15

28 октября 1910 года в шестом часу утра Толстой навсегда покинул Ясную Поляну. Он направлялся на юг России. В дороге он заболел воспалением лёгких и вынужден был сойти с поезда на станции Астапово. В доме начальника станции прошли последние семь дней жизни писателя.

7 ноября в 6 часов 5 минут утра Л.Н.Толстого не стало.

Кадр 16

Лев Николаевич прожил долгую жизнь. Он умер, когда ему было 82 года. Похоронили его, как он завещал, в Ясной Поляне, среди деревьев, на краю оврага.

Кадр 17

В Ясной Поляне находится музей Льва Николаевича. Туда приезжают люди со всех уголков мира, чтобы посмотреть своими глазами дом, где жил и творил великий русский писатель.

Кадр 18

Много времени с тех пор прошло. Но люди помнят, чтят имя нашего земляка, пишут о нем книги. Давайте послушаем стихотворение, написанное учениками 8 класса нашей школы, посвященное Л. Толстому.

Чтец. Его имя в мире стало легендой.

И как сказал один поэт:

«Толстой, как Бог, под золотою липой

На кленовом престоле любил посидеть»

Кадр 19

Был дом в Москве, на окраине.

Усадьба под Тулой была.

Милее Ясной Поляны

Усадьбы найти нельзя.

Съезжались к нему миллионы.

Пред ним преклонялся весь мир.

Но вместо великого гения,

Простой к ним старик выходил.

Пронзительный взгляд, и добрые

Сквозь брови виднелись глаза.

Блузон, сапоги высокие,

Седая совсем борода.

Кадр 20

Пронзительный, как бы колющий,

Взгляд серых глаз удивлял.

И сразу судью и мыслителя

Взгляд этот напоминал.

Любил он гулять вдоль флигеля,

Одевшись в скромный наряд:

И «шапонька» светло-коричневая,

И самодельный башмак.

Любил он Пушкина, Фета.

Шопена и Глинку любил.

Крестьян и их ребятишек

Читать и писать научил.

Открыл он для бедных школу.

И «Азбуку» он написал.

А для больных и страждущих

Все, что можно он отдавал.

Любил становиться невидимым

Для всех часов до пяти.

И сидя в комнате темной,

Писал он романы свои.

Кадр 21

Писал о «Войне и мире»,

Судьбу страны показал.

И девушку Анну Каренину

В романе он описал.

А в шесть выходил на террасу,

Пил кофе, с детьми он играл.

И музыку слушал прекрасную,

И молодость он вспоминал.

В то время, не очень легкое,

Пришлось на Кавказе служить.

И очень любил по — осени

Он на охоту ходить.

Любил поиграть он в теннис.

Народ от души веселил.

И до конца своей жизни

Верхом прокатиться любил.

Внезапно случилось несчастье.

Как гром среди белого дня,

Толстого болезнь поразила.

И всех она потрясла!

Ушел он из дома надолго.

И не вернулся туда.

Мы все потеряли Толстого,

Любимого земляка!

Кадр 22

Мы чтим до сих пор его имя.

Гордимся своим земляком.

И счастливы тем, в мире

На Тульской земле мы живем!

VI. Знакомство с новым произведением

1. История появления повести “Детство”

– В своём рассказе о творчестве Толстого я упоминала о повести “Детство”. Эта повесть родилась на Кавказе. Именно там Лев Николаевич сделал свой самый главный выбор в жизни – он стал писателем. Он задумал роман “Четыре эпохи развития”, в котором хотел изобразить процесс духовного развития человека, “резко обозначить характеристические черты каждой эпохи жизни: в детстве теплоту и верность чувства; в отрочестве скептицизм; в юности красоту чувств, развитие тщеславия и неуверенность в самом себе”. На Кавказе написана первая часть задуманного романа – “Детство”; позднее были созданы две другие – “Отрочество” и “Юность”, а четвёртая часть “Молодость” осталась так и не написанной.

– Мы с вами на уроке познакомимся лишь с отрывком из первой повести. Создавая образы героев повести, писатель использовал свои личные впечатления и переживания, но повесть автобиографичная лишь отчасти. Л.Н.Толстой утверждал, что писал не о своём только детстве, но и о том, что есть в детстве каждого человека.

2. Первичное восприятие текста.

Комбинированное чтение: учитель – хорошо читающие учащиеся.

– Какими чувствами переполнен этот отрывок?

3. Речевая разминка.

– Прежде, чем мы приступим к самостоятельному чтению, проведём речевую разминку, которая поможет нам подготовить артикуляционный аппарат к работе. Разминка называется так же, как и отрывок Л.Н.Толстого, – “Детство” М.Яснова.

выразительное чтение учителем;

чтение выделенных слов, объяснение их образования;

чтение про себя учащимися;

хоровое чтение в умеренном темпе.

В ЧУДЕТСТВО откроешь окошки –

СЧАСТЛИВЕНЬ стучит по дорожке,

Цветёт ВЕСЕЛЮТИК у речки,

И звонко поют СОЛОВЕЧКИ.

А где-то по дальним дорогам

Бредут НОСОМОТ с БЕГЕРОГОМ…

Мы с ними в ЧУДЕТСТВО скорее пойдём –

Спешит ТОРОПИНКА под самым окном,

Зовёт нас глядеть – заглядеться:

Что там за окошком?

Чу!. . Детство!

4. Словарная работа.

Maman – читается “маман” на французский манер.

5. Чтение учащимися с заданием:

– Найдите в тексте, какими словами обращается Николенька к матери, как он её называет.

6. Анализ отрывка с выборочным чтением.

– Как мама называет своего сына?

– О чём нам с вами, читателям, могут говорить эти выражения?

– Что испытывал мальчик, когда находился рядом с матерью? Что хотелось ему сделать в эти минуты для всех знакомых и незнакомых ему людей? Прочитайте.

7. Выделение основной мысли текста.

– Это произведение Л.Н.Толстого называется “Детство”. Как вы считаете, только ли о детских годах мальчика Николеньки хотел рассказать писатель?

– Найдите и прочитайте строчки, которые выражают главную мысль отрывка.

VII. Подведение итогов урока

— Ребята, сегодня на уроке мы познакомились с отрывком из замечательного произведения Л.Толстого «Детство», узнали, как Николенька обращается к маме. А вы ребята, любите свою маму? Расскажите, как вы обращаетесь к ней, какая она у вас?

— Давайте послушаем песню о самом лучшем друге на земле? Вы догадались о ком?

(Звучит песня о маме)

– Закончить наш урок мне хочется словами самого Льва Николаевича, с которыми он обращался к своим ученикам в Яснополянской школе: “Спасибо, ребята, что ходите ко мне. Я рад, когда вы хорошо учитесь. Только, пожалуйста, не шалите. А то есть такие, что не слушают, а только сами шалят. А то, что я вам говорю, нужно для вас будет. Вы вспомните, когда уже меня не будет, что старик говорил вам добро”. Этим добром пронизаны все произведения Льва Николаевича. Именно поэтому их любят и знают взрослые и дети.

Кадр 23

VIII. Домашнее задание

– Подготовить выразительное чтение по ролям этого произведения.

— Попробовать написать четверостишие о писателе, герое.

IX. Рефлексия учащихся

1. «Автопортрет»

Учащиеся снова выбирают Ладошки и прикрепляют их в тетрадь. Делается вывод о состоянии учащихся на конец урока.

2. Высказывания учащихся о том, что им понравилось и что они для себя взяли.

Повесть «Детство» Л.Н. Толстого (психология детского возраста, автобиографическая проза) (курсовая работа)

Содержание

Введение

. Жизнь Л.Н. Толстого

.1 Детство и отрочество

.2 Юность и жизнь на Кавказе

.3 Второе рождение Л.Н. Толстого

.4 Уход и смерть Льва Николаевича Толстого

. Повесть JI.H. Толстого «Детство»

.1 Анализ художественного текста

.2 Роль «диалектики души» как основного художественного метода, используемого Л.Н. Толстым для раскрытия характера главного героя Николеньки в повести «Детство»

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Тема детства глубоко органична для творчества Толстого и выражает характерные черты его воззрений на человека и общество. И не случайно, что Толстой посвятил этой теме свое первое художественное произведение. Ведущим, основополагающим началом в духовном развитии Николеньки Иртеньева есть его стремление к добру, к правде, к истине, к любви, к красоте. Первоначальным источником этих его высоких духовных устремлений является образ матери, которая олицетворяла для него все самое прекрасное. Большую роль в духовном развитии Николеньки сыграла простая русская женщина Наталья Савишна.

В своей повести Толстой называет детство счастливейшей порой человеческой жизни. Какое время может быть лучше того, когда две лучшие добродетели — невинная веселость и беспредельная потребность любви — были единственными побуждениями в жизни?» Детские годы Николеньки Иртеньева были беспокойными, в детстве он испытал немало нравственных страданий, разочарований в окружающих его людях, в том числе и самых близких для него, разочарований в самом себе.

Актуальность настоящего исследования определяется особенностями современного этапа изучения творческого наследия Толстого на основе подготовленного и опубликованного Российской академией наук Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого в ста томах.

Изданные тома, включающие ранние произведения писателя, ввели в научный оборот вновь выверенные тексты и черновые редакции и варианты повестей Толстого «Детство», «Отрочество», «Юность», дали новое текстологическое обоснование истории их текста, что позволяет подвести некоторые итоги в изучении автобиографической трилогии.

Требует более детального рассмотрения вопрос о художественной специфике повести «Детство», ее жанровых особенностях, наконец, о том, каким образом удалось писателю в первой повести трилогии создать столь емкий по степени художественного обобщения образ детства.

История изучения повести Л.Н. Толстого продолжительна и включает много авторитетных имен (Н.Г. Чернышевский, H.H. Гусев, Б.М. Эйхенбаум, E.H. Купреянова, Б.И. Бурсов, Я.С. Билинкис, И.В. Чуприна, М.Б. Храпченко, Л.Д. Громова-Опульская), Убедительно доказаны ее художественное совершенство и глубина идейного содержания. Одна ко при этом не ставилась задача анализа повести в литературном контексте, в ряду современных ей повестей о детстве. Такой подход, безусловно, ограничивал возможности историко-литературного и художественного анализа толстовского шедевра.

В соответствии с этим объектом исследования выступает психология детского возраста.

Предметом исследования является повесть «Детство».

Цель курсовой работы: понять, какова роль метода «диалектика души» в произведении «Детство».

Задачи курсовой работы:

рассмотреть жизнь Л.Н. Толстого;

сделать анализ художественного текста;

определить качественные характеристики метода «диалектики души» в творчестве Л.Н. Толстого;

проанализировать роль «диалектики души» как основного метода, используемого Л.Н. Толстым для раскрытия характера главного героя Николеньки в повести «Детство».

Теоретическая значимость предпринятого исследования видится в использовании разных литературоведческих методов, что дало возможность полно и широко представить изучаемую проблему.

Методологической основой работы является комплекс взаимодополняющих друг друга подходов и методов: системно-типологического и сравнительно-сопоставительного методов литературоведческого анализа.

1. Жизнь Л.Н. Толстого

.1 Детство и отрочество

толстой художественный писатель детство

Лев Николаевич Толстой родился 28 августа (9 сентября нового стиля) 1828 г. в усадьбе Ясная Поляна Тульской губернии в одном из самых знатных русских дворянских семейств.

Род Толстых существовал в России шестьсот лет. Прадед Льва Толстого — Андрей Иванович — был внуком Петра Андреевича Толстого, одного из главных зачинщиков стрелецкого бунта при царевне Софье. После падения Софьи он перешёл на сторону Петра. П.А. Толстой в 1701 году в период резкого обострения русско-турецких отношений, был назначен Петром I на важный и трудный пост посланника в Константинополе. Ему дважды приходилось сидеть в Семибашенном замке, изображенном на фамильном гербе Толстых в честь особых дипломатических заслуг знатного пращура. В 1717 г. П.А. Толстой оказал царю особо важную услугу, склонив царевича Алексея к возвращению в Россию из Неаполя. За участие в следствии, суде и тайной казни непокорного Петру царевича П. А. Толстой был награжден поместьями и поставлен во главе Тайной правительственной канцелярии.

В день коронования Екатерины I он получил титул графа, поскольку вместе с Меншиковым энергично содействовал ее воцарению. Но при Петре II, сыне царевича Алексея, П.А. Толстой оказался в опале и в возрасте 82 лет был сослан в Соловецкий монастырь, где вскоре и скончался. Лишь в 1760 г., при императрице Елизавете Петровне, потомству Петра Андреевича было возвращено графское достоинство.

Дед писателя, Илья Андреевич Толстой, был человеком веселым, доверчивым, но безалаберным. Он промотал все свое состояние и вынужден был с помощью влиятельных родственников выхлопотать себе должность губернатора в Казани. Помогла протекция всесильного военного министра Николая Ивановича Горчакова, на дочери которого Пелагее Николаевне он был женат. Как старшая в роде Горчаковых, бабушка Льва Николаевича пользовалась их особым уважением и почетом (Эти связи впоследствии попытается восстановить сам Лев Толстой, добиваясь должности адъютанта при главнокомандующем Южной армии Михаиле Дмитриевиче Горчакове-Севастопольском).

В семье И.А. Толстого жила воспитанница, дальняя родственница П.Н. Горчаковой Татьяна Александровна Ергольская и была тайно влюблена в его сына Николая Ильича. В 1812 г. Николай Ильич семнадцатилетним юношей, несмотря на ужас, страх и бесполезные уговоры родителей, определился в воинскую службу адъютантом к князю Андрею Ивановичу Горчакову, участвовал в военных походах 1813-1814 годов, попал в плен к французам и в 1815 году был освобожден русскими войсками, вступившими в Париж [6, c.174].

После Отечественной войны он вышел в отставку, приехал в Казань, но смерть отца оставила его нищим со старой, привыкшей к роскоши матерью, сестрой и кузиной Т.А. Ергольской на руках. Тогда-то на семейном совете и было принято решение: Пелагея Николаевна благословила сына на брак с богатой и знатной княжной Марией Николаевной Волконской, а кузина с христианским смирением приняла это решение. Так Толстые переехали на жительство в имение княжны — Ясная Поляна.

Легендой был окружен в семейных воспоминаниях образ прадеда Толстого по матери Сергея Федоровича Волконского. Генерал-майором он участвовал в Семилетней войне. Тоскующей жене его однажды приснилось, что некий голос повелевает ей послать мужу нательную икону. Через фельдмаршала Апраксина икона была немедленно доставлена. И вот в сражении неприятельская пуля попадает Сергею Федоровичу в грудь, но икона спасает ему жизнь. С тех пор икона как священная реликвия хранилась у деда Л. Толстого, Николая Сергеевича. Писатель воспользуется семейным преданием в «Войне и мире», где княжна Марья упрашивает Андрея, уходящего на войну, надеть образок: «Что хочешь думай,- говорит она,- но для меня это сделай. Сделай, пожалуйста! Его еще отец моего отца, наш дедушка, носил во всех войнах…».

Николай Сергеевич Волконский, дед писателя, был государственным человеком, приближенным императрицы Екатерины II. Но, столкнувшись с ее фаворитом Потемкиным, гордый князь поплатился придворной карьерой и был сослан воеводой в Архангельск. Выйдя в отставку, он женился на княжне Екатерине Дмитриевне Трубецкой и поселился в усадьбе Ясная Поляна. Екатерина Дмитриевна рано умерла, оставив ему единственную дочь Марию. С любимой дочерью и ее компаньонкой-француженкой опальный князь прожил в Ясной Поляне до 1821 года и был погребен в Троице-Сергиевой лавре. Крестьяне и дворовые уважали своего важного и разумного барина, который заботился об их благосостоянии. Он построил в имении богатый усадебный дом, разбил парк, выкопал большой яснополянский пруд.

В 1822 году осиротевшая Ясная Поляна ожила, в ней поселился новый хозяин Николай Ильич Толстой. Семейная жизнь его поначалу сложилась счастливо. Среднего роста, живой, с приветливым лицом и всегда грустными глазами, Н.И. Толстой проводил жизнь в занятиях хозяйством, в ружейной и псовой охоте, в судебных тяжбах, доставшихся по наследству от безалаберного отца. Пошли дети: в 1823 году первенец Николай, потом Сергей (1826), Дмитрий (1827), Лев и, наконец, долгожданная дочь Мария (1830). Однако появление ее на свет обернулось для Н.И. Толстого неутешным горем: во время родов скончалась Мария Николаевна, и семейство Толстых осиротело [17, c. 64].

Левушке не было тогда еще и двух лет, как он лишился матери, но духовный ее облик по рассказам близких людей Толстой бережно хранил всю жизнь. «Она представлялась мне таким высоким, чистым, духовным существом, что часто… я молился ее душе, прося ее помочь мне, и эта молитва всегда помогала много». На мать был очень похож любимый брат Толстого Николенька: «равнодушие к суждениям других людей и скромность, доходящая до того, что они старались скрыть те умственные, образовательные и нравственные преимущества, которые они имели над другими людьми. Они как будто стыдились этих преимуществ». И еще одна удивительная черта привлекала Толстого в этих дорогих существах — они никогда никого не осуждали. Однажды в «Житиях святых» Димитрия Ростовского Толстой прочел рассказ о монахе, который имел много недостатков, но по смерти оказался среди святых. Он заслужил это тем, что за всю свою жизнь никогда никого не осудил. Слуги вспоминали, что, столкнувшись с несправедливостью, Мария Николаевна, бывало, «вся покраснеет, даже заплачет, но никогда не скажет грубого слова».

Мать заменила детям необыкновенная женщина, тетушка Татьяна Александровна Ергольская, которая была человеком решительного и самоотверженного характера. Она, по словам Л. Толстого, по-прежнему любила отца, «но не пошла за него потому, что не хотела портить своих чистых, поэтических отношений с ним и с нами». Татьяна Александровна имела самое большое влияние на жизнь Л. Толстого: «Влияние это было, во-первых, в том, что еще в детстве она научила меня духовному наслаждению любви. Она не словами учила меня этому, а всем своим существом заражала меня любовью. Я видел, чувствовал, как хорошо ей было любить, и понял счастье любви» [1, c.195].

До пяти лет Л.Н. Толстой воспитывался с девочками — сестрой Машей и приемной дочерью Толстых Дунечкой. У детей была любимая игра в «милашку». «Милашкой», исполнявшим роль ребенка, почти всегда был впечатлительный и чувствительный Лева-рева. Девочки его ласкали, лечили, укладывали спать, а он безропотно подчинялся. Когда мальчику исполнилось пять лет, его перевели в детскую, к братьям.

В детстве Толстого окружала теплая, семейная атмосфера. Здесь дорожили родственными чувствами и охотно давали приют близким людям. В семье Толстых жила, например, сестра отца Александра Ильинична, пережившая в молодости тяжелую драму: ее муж сошел с ума. Это была, по воспоминаниям Толстого, «истинно религиозная женщина». «Любимые ее занятия» — «чтение жития святых, беседа со странниками, юродивыми, монахами и монашенками, из которых некоторые всегда жили в нашем доме, а некоторые только посещали тетушку». Александра Ильинична «жила истинно христианской жизнью, стараясь не только избегать всякой роскоши и услуг, но стараясь, сколько возможно, служить другим. Денег у нее никогда не было, потому что она раздавала просящим все, что у нее было».

Еще мальчиком Толстой присматривался к верующим людям из народа, странникам, богомольцам, юродивым. «…Я рад,- писал Толстой,- что с детства бессознательно научился понимать высоту их подвига». А главное, эти люди входили в семью Толстых как неотъемлемая часть ее, раздвигая тесные семейные границы и распространяя родственные чувства детей не только на «близких», но и на «дальних» — на весь мир [11, c. 95].

«Помню, как казались мне красивы некоторые ряженые и как хороша была особенно Маша-турчанка. Иногда тетенька наряжала и нас», — вспоминал Толстой святочные забавы, в которых участвовали господа и дворовые вместе. В святки наезжали в Ясную Поляну и нежданные гости, друзья отца. Так, однажды нагрянули всем семейством Исленевы — отец с тремя сыновьями и тремя дочерьми. Скакали сорок верст на тройках по заснеженным равнинам, тайно переоделись у мужиков в деревне и явились ряжеными в яснополянский дом.

С детства вызревала в душе Толстого «мысль народная». «…Все окружавшие мое детство лица — от отца до кучеров — представляются мне исключительно хорошими людьми,- говорил Толстой. — Вероятно, мое чистое, любовное чувство, как яркий луч, открывало мне в людях (они всегда есть) лучшие их свойства, и то, что все люди эти казались мне исключительно хорошими, было гораздо ближе к правде, чем то, когда я видел одни их недостатки».

В январе 1837 года семейство Толстых отправилось в Москву: пришла пора готовить старшего сына Николеньку к поступлению в университет. В сознании Толстого эти перемены совпали с трагическим событием: 21 июня 1837 года скоропостижно скончался в Туле уехавший туда по личным делам отец. Его похоронили в Ясной Поляне сестра Александра Ильинична и старший брат Николай [4, c.194].

Девятилетний Левушка впервые испытал чувство ужаса перед загадкою жизни и смерти. Отец умер не дома, и мальчик долго не мог поверить, что его нет. Он искал отца во время прогулок среди незнакомых людей в Москве и часто обманывался, встречая родное лицо в потоке прохожих. Детское ощущение непоправимой утраты вскоре переросло в чувство надежды и неверия в смерть. Бабушка не могла смириться со случившимся. По вечерам она отворяла дверь в соседнюю комнату и уверяла всех, что видит его. Но, убедившись в иллюзорности своих галлюцинаций, впадала в истерику, мучила и себя и окружающих, особенно детей, и, спустя девять месяцев, не выдержала обрушившегося на нее несчастья и умерла. «Круглые сироты,- сокрушались сердобольные знакомые при встречах с братьями Толстыми,- недавно отец умер, а теперь и бабушка».

Осиротевших детей разлучили: старшие остались в Москве, младшие вместе с Левушкой вернулись в Ясную Поляну под ласковую опеку Т.А. Ергольской и Александры Ильиничны, а также немца-гувернера Федора Ивановича Ресселя, почти родного человека в добром русском семействе.

Летом 1841 года скоропостижно скончалась во время паломничества в Оптину пустынь Александра Ильинична. Старший Николенька обратился за помощью к последней родной тетке, сестре отца Пелагее Ильиничне Юшковой, которая жила в Казани. Та незамедлительно приехала, собрала в Ясной Поляне необходимое имущество и, прихватив детей, увезла их в Казань. В Казанский университет из Московского перевелся на второй курс математического отделения философского факультета и Николенька — второй после тетки опекун осиротевшей семьи. Тяжело переживала разлуку с детьми Т.А. Ергольская, оставшись хранительницей внезапно опустевшего яснополянского гнезда. Скучал о ней и Левушка: единственным утешением были летние месяцы, когда Пелагея Ильинична привозила в деревню на каникулы с каждым годом взрослевших детей [15, c. `183].

.2 Юность и жизнь на Кавказе

В 1843 году Сергей и Дмитрий поступили вслед за Николенькой на математическое отделение философского факультета Казанского университета. Только Левушка не любил математику. В 1842-1844 годах он упорно готовился на факультет восточных языков: кроме знания основных предметов гимназического курса потребовалась специальная подготовка в татарском, турецком и арабском языках. В 1844 году Толстой не без труда выдержал строгие вступительные экзамены и был зачислен студентом «восточного» факультета, но к занятиям в университете относился безответственно. В это время он сдружился с аристократическими дворянскими детьми, был завсегдатаем балов, самодеятельных увеселений казанского «высшего» общества и исповедовал идеалы «комильфо» — светского молодого человека, выше всего ставящего изящные аристократические манеры и презирающего «некомильфотных» людей.

Впоследствии Толстой со стыдом вспоминал об этих увлечениях, которые привели его к провалу на экзаменах за первый курс. По протекции тетушки, дочери бывшего казанского губернатора, ему удалось перевестись на юридический факультет университета. Здесь на одаренного юношу (*84) обращает внимание профессор Д.И. Мейер. Он предлагает ему работу по сравнительному изучению знаменитого «Наказа» Екатерины II и трактата французского философа и писателя Монтескье «О духе законов». Со страстью и упорством, вообще ему свойственными, Толстой отдается этому исследованию. С Монтескье его внимание переключается на сочинения Руссо, которые настолько увлекли решительного юношу, что, по недолгом размышлении, он «бросил университет именно потому, что захотел заниматься» [3, c.197].

Он покидает Казань, уезжает в Ясную Поляну, которая досталась ему после того, как юные Толстые по-братски поделили между собой богатое наследство князей Волконских. Толстой изучает все двадцать томов Полного собрания сочинений Руссо и приходит к идее исправления окружающего мира через самоусовершенствование. Руссо убеждает молодого мыслителя в том, что не бытие определяет сознание, а сознание формирует бытие. Главный стимул изменения жизни — самоанализ, преобразование каждым своей собственной личности.

Толстого увлекает идея нравственного возрождения человечества, которое он начинает с себя: ведет дневник, где, вслед за Руссо, анализирует отрицательные стороны своего характера с предельной искренностью и прямотой. Юноша не щадит себя, он преследует не только постыдные свои поступки, но и недостойные высоконравственного человека помыслы. Так начинается беспримерный душевный труд, которым Толстой будет заниматься всю жизнь. Дневники Толстого — своего рода черновики его писательских замыслов: в них изо дня в день осуществляется упорное самопознание и самоанализ, копится материал для художественных произведений.

Дневники Толстого нужно уметь читать и понимать правильно. В них писатель обращает главное внимание на пороки и недостатки не только действительные, но подчас и мнимые. В дневниках осуществляется мучительная душевная работа по самоочищению: как и Руссо, Толстой убежден, что осмысление своих слабостей является одновременно и освобождением от них, постоянным над ними возвышением. При этом с самого начала между Толстым и Руссо намечается существенное различие. Руссо все время думает о себе, носится со своими пороками и, в конце концов, становится невольным пленником своего «я». Самоанализ Толстого, напротив, открыт навстречу другим. Юноша помнит, что в его распоряжении находится 530 душ крепостных крестьян. «Не грех ли покидать их на произвол грубых старост и управляющих из-за планов наслаждения и честолюбия… Я чувствую себя способным быть хорошим хозяином; а для того, чтобы быть им, как я разумею это слово, не нужно ни кандидатского диплома, ни чинов…» [10, c.264]

И Толстой действительно пытается в меру своих еще наивных представлений о крестьянине как-то изменить народную жизнь. Неудачи на этом пути найдут потом отражение в неоконченной повести «Утро помещика». Но для нас важен сейчас не столько результат, сколько направление поиска. В отличие от Руссо, Толстой убеждается, что на пути бесконечных возможностей морального роста, данных человеку, «положен ужасный тормоз — любовь к себе или скорее память о себе, которая производит бессилие. Но как только человек вырвется из этого тормоза, он получает всемогущество».

Преодолеть, изжить этот «ужасный тормоз» в юношеские годы было очень трудно. Толстой мечется, впадает в крайности. Потерпев неудачу в хозяйственных преобразованиях, он едет в Петербург, успешно сдает два кандидатских экзамена на юридическом факультете университета, но бросает начатое. В 1850 г. он определяется на службу в канцелярию Тульского губернского правления, но служба тоже не удовлетворяет его.

Летом 1851 года приезжает в отпуск с офицерской службы на Кавказе Николенька и решает разом избавить брата от душевного смятения, круто переменив его жизнь. Он берет Толстого с собою на Кавказ.

Братья прибыли в станицу Старогладковскую, где Толстой впервые столкнулся с миром вольного казачества, заворожившим и покорившим его. Казачья станица, не знавшая крепостного права, жила полнокровной общинной жизнью [2, c. 46].

Он восхищался гордыми и независимыми характерами казаков, тесно сошелся с одним из них — Епишкой, страстным охотником и по-крестьянски мудрым человеком. Временами его охватывало желание бросить все и жить, как они, простой, естественной жизнью. Но какая-то преграда стояла на пути этого единения. Казаки смотрели на молодого юнкера как на человека из чуждого им мира «господ» и относились к нему настороженно. Епишка снисходительно выслушивал рассуждения Толстого о нравственном самоусовершенствовании, видя в них господскую блажь и ненужную для простой жизни «умственность». О том, как трудно человеку цивилизации вернуться вспять, в патриархальную простоту, Толстой поведал впоследствии своим читателям в повести «Казаки», замысел которой возник и созрел на Кавказе [14, c.72].

.3 Второе рождение Л.Н. Толстого

Сознательная жизнь Толстого — если считать, что она началась с 18 лет — подразделяется на две равные половины по 32 года, из которых вторая отличается от первой как день от ночи. Речь идет об изменении, которое является одновременно духовным просветлением — о радикальной смене нравственных основ жизни.

Хотя повести и рассказы приносили славу Толстому, а большие гонорары укрепляли состояние, тем не менее, его писательская вера стала подрываться. Он увидел, что писатели играют не свою собственную роль: они учат, не зная, чему учить, и непрерывно спорят между собой о том, чья правда выше, в труде своем они движимы корыстными мотивами в большей мере, чем обычные люди, не претендующие на роль наставников общества. Ничто не приносило Толстому полного удовлетворения. Разочарования, которые сопровождали каждую его деятельность, стали источником нарастающего внутреннего смятения, от которого ничто не могло спасти. Нараставший духовный кризис привел к резкому и необратимому перевороту в мировоззренческих взглядах Толстого. Этот переворот явился началом второй половины жизни.

Вторая половина сознательной жизни Л.Н. Толстого явилась отрицанием первой. Он пришел к выводу, что он, как и большинство людей, жил жизнью, лишенной смысла — жил для себя. Все, что он ценил — удовольствия, слава, богатство, — подвержено тлену и забвению.

Толстой пробудился к новой жизни. Сердцем, умом и волей он принял программу Христа и посвятил свои силы целиком тому, чтобы следовать ей, обосновывать и проповедовать ее.

Духовное обновление личности является одной из центральных тем последнего романа Толстого «Воскресение» (1899), написанного им в период, когда он вполне стал христианином и непротивленцем. Главный герой князь Нехлюдов оказывается присяжным по делу девушки, обвиняемой в убийстве, в которой он узнает Катюшу Маслову — соблазненную им некогда и брошенную горничную своих тетушек. Этот факт перевернул жизнь Нехлюдова. Он увидел свою личную вину в падении Катюши Масловой и вину своего класса в падении миллионов таких Катюш. “Бог, живший в нем, проснулся в его сознании”, и Нехлюдов обрел ту точку обзора, которая позволила по-новому взглянуть на жизнь свою и окружающих и выявить ее полную внутреннюю фальшь. Потрясённый Нехлюдов порвал со своей средой и поехал вслед за Масловой на каторгу. Скачкообразное превращение Нехлюдова из барина, легкомысленного прожигателя жизни в искреннего христианина началось в форме глубокого раскаяния, пробудившейся совести и сопровождалось напряженной умственной работой. Кроме того, в личности Нехлюдова Толстой выделяет, по крайней мере, две предпосылки, благоприятствовавшие такому преображению, — острый, пытливый ум, чутко фиксировавший ложь и лицемерие в человеческих отношениях, а также ярко выраженная склонность к переменам. Второе особенно важно: “Каждый человек носит в себе зачатки всех людских свойств и иногда проявляет одни, иногда другие и бывает часто совсем не похож на себя, оставаясь всё между тем одним и самим собою. У некоторых людей эти перемены бывают особенно резки. И к таким людям принадлежал Нехлюдов”.

Если перенести толстовский анализ духовной революции Нехлюдова на самого Толстого, то видно много схожего. Толстому также в высшей степени была свойственна склонность к резким переменам, он пробовал себя на разных поприщах. На опыте собственной жизни он испытал все основные мотивы, связанные с мирскими представлениями о счастье, и пришел к выводу, что они не приносят успокоения души. Именно эта полнота опыта, не оставлявшая иллюзий, будто что-то новое может придать жизни смысл, стала важной предпосылкой духовного переворота.

Чтобы жизненный выбор получил достойный статус, в глазах Толстого он должен был оправдаться перед разумом. При таком постоянном бодрствовании разума мало оставалось лазеек для обмана и самообмана, прикрывавших изначальную безнравственность, бесчеловечность так называемых цивилизованных форм жизни. В их разоблачении Толстой был беспощаден [13, c.26].

Также внешним толчком к духовному преображению Толстого мог послужить 50-летний рубеж жизни. 50-летие — особый возраст в жизни каждого человека, напоминание, что жизнь имеет конец. И Толстому оно напоминало о том же самом. Проблема смерти волновала Толстого и раньше. Толстого смерть, в особенности смерть в форме законных убийств, всегда ставила в тупик. Раньше это была боковая тема, теперь она стала основной, теперь уже смерть воспринималась как скорый и неизбежный конец. Встав перед необходимостью выяснить личное отношение к смерти, Толстой обнаружил, что его жизнь, его ценности не выдерживают проверки смертью. “Я не мог придать никакого разумного смысла ни одному поступку, ни всей моей жизни. Меня только удивляло то, как мог я не понимать этого в самом начале. Все это так давно всем известно. Не нынче завтра придут болезни, смерть (и приходили уже) на любимых людей, на меня, и ничего не останется, кроме смрада и червей. Дела мои, какие бы они ни были, все забудутся — раньше, позднее, да и меня не будет. Так из чего же хлопотать?”. Эти слова Толстого из “Исповеди” раскрывают и природу, и непосредственный источник его духовного недуга, который можно было бы обозначить как панику перед смертью. Он ясно понял, что только такая жизнь может считаться осмысленной, которая способна утверждать себя перед лицом неизбежной смерти, выдержать проверку вопросом: “Из чего же хлопотать, ради чего вообще жить, если все будет поглощено смертью?”. Толстой поставил перед собой цель — найти то, что не подвластно смерти.

.4 Уход и смерть Льва Николаевича Толстого

В последние годы жизни Толстой нес тяжкий крест напряженной душевной работы. Сознавая, что «вера без дела мертва есть», он пытался согласовать свое учение с тем образом жизни, который вел сам и которого придерживалась его семья. В дневнике от 2 июля 1908 года он записал: «Приходили в голову сомнения, хорошо ли делаю, что молчу, и даже не лучше ли было бы мне уйти, скрыться. Не делаю этого преимущественно потому, что это для себя, для того; чтобы избавиться от отравленной со всех сторон жизни. А я верю, что это-то перенесение этой жизни и нужно мне». Однажды, возвращаясь с одинокой прогулки в лесах, Толстой с радостным, вдохновенным лицом обратился к своему другу В.Г. Черткову: «А я много и очень хорошо думал. И мне стало так ясно, что когда стоишь на распутьи и не знаешь, как поступить, то всегда следует отдавать предпочтение тому решению, в котором больше самоотречения».н сознавал, какие неприятности родным и близким доставит его уход из Ясной Поляны, и ради любви к жене и детям, не вполне разделявшим его религиозное вероучение, Толстой смирялся, жертвовал личными потребностями и желаниями. Именно самоотвержение заставляло его терпеливо сносить тот яснополянский быт, который во многом расходился с его убеждениями. Надо отдать должное и жене Толстого Софье Андреевне, которая с пониманием и терпением старалась относиться к его духовным исканиям и, в меру своих сил, пыталась смягчить остроту его переживаний.

Но чем быстрее шли к закату его дни, тем мучительнее сознавал он всю несправедливость, весь грех барской жизни среди окружавшей Ясную Поляну бедности. Он страдал от сознания фальшивого положения перед крестьянами, в которое ставили его внешние условия жизни. Он знал, что большинство его учеников и последователей с осуждением относились к «барскому» образу жизни своего учителя. 21 октября 1910 года Толстой сказал своему другу, крестьянину М.П. Новикову: «Я ведь от вас никогда не скрывал, что я в этом доме киплю, как в аду, и всегда думал и желал уйти куда-нибудь в лес, в сторожку, или на деревню к бобылю, где мы помогали бы друг другу. Но Бог не давал мне силы порвать с семьей, моя слабость, может быть, грех, но я для своего личного удовольствия не мог заставить страдать других, хотя бы и семейных».

От всякой собственности лично для себя Толстой отказался еще в 1894 году, поступив так, как будто он умер, и предоставил владение всей собственностью жене и детям. Теперь его мучил вопрос, не совершил ли он ошибку, передав землю наследникам, а не местным крестьянам. Современники вспоминали, как горько рыдал Толстой, случайно наткнувшись на конного объездчика, тащившего застигнутого в господском лесу яснополянского старика-крестьянина, которого он хорошо знал и уважал.

Отношения Льва Николаевича с домашними особенно обострились, когда писатель официально отказался от гонораров за все свои сочинения, написанные им после духовного перелома.

Все это заставляло Толстого все более и более склоняться к тому, чтобы уйти. Наконец, в ночь с 27 на 28 октября 1910 года он тайно покинул Ясную Поляну в сопровождении преданной ему дочери Александры Львовны и доктора Душана Маковицкого. В дороге он простудился и заболел воспалением легких. Пришлось сойти с поезда и остановиться на станции Астапово Рязанской железной дороги. Положение Толстого с каждым часом ухудшалось. В ответ на хлопоты прибывших родных умирающий Толстой произнес: «Нет, нет. Только одно советую помнить, что на свете есть много людей, кроме Льва Толстого, а вы смотрите на одного Льва».

«Истина… Я люблю много… как они…» — это были его последние слова писателя, сказанные 7 (20) ноября 1910 года.

Вот что писал об уходе Толстого В. Г. Чертков: «У Толстого все было самобытно и неожиданно. Таковой должна была быть и обстановка его кончины. При тех обстоятельствах, в которые он был поставлен и при той удивительной чуткости и отзывчивости к получаемым впечатлениям, которые отличали его исключительную природу,- ничего другого не могло и не должно было случиться, как именно то, что произошло. Случилось как раз то, что соответствовало и внешним обстоятельствам и внутреннему душевному облику именно Льва Николаевича Толстого. Всякая другая развязка его семейных отношений, всякие другие условия его смерти, как бы ни соответствовали они тем или иным традиционным шаблонам, были бы в данном случае ложью и фальшью. Лев Николаевич ушел и умер без приподнятой сентиментальности и чувствительных фраз, без громких слов и красивых жестов,- ушел и умер, как жил,- правдиво, искренно и просто. И лучшего, более подходящего конца для его жизни нельзя было придумать; ибо именно этот конец был естественным и неизбежным» [5, c.491].

2. Повесть Л.Н. Толстого «Детство»

.1 Анализ художественного текста

Повесть «Детство» — первая часть автобиографической трилогии русского писателя-реалиста Л.Н. Толстого. Это произведение о самой счастливой поре человеческой жизни, о том, как человек входит в мир и как этот мир его встречает — необыкновенными радостями и бесконечными тревогами.

Главный герой произведения Николенька Иртеньев, как и всякий ребенок, с любопытством смотрит на окружающий мир, изучает его, многое открывается ему впервые. Автор наделил своего героя беспокойной совестью и постоянной душевной тревогой. Познавая мир, он стремится разобраться в поступках окружающих и в себе самом. Уже первый эпизод показывает, как сложен духовный мир этого десятилетнего мальчика.

Повесть начинается незначительным, пустяковым случаем в детской комнате. Учитель Карл Иваныч разбудил Николеньку, ударив над самой его головой по мухе хлопушкой из сахарной бумаги на палке. Но сделал это так неловко, что задел образок, висевший на спинке кровати, и убитая муха упала Николеньке прямо на лицо. Этот неловкий поступок сразу рассердил мальчика. Он начинает размышлять о том, для чего это сделал Карл Иваныч. Почему именно над его кроваткой он убил муху, а не над кроваткой его брата Володи? Неужели только оттого, что Николенька самый младший, все будут его мучить и безнаказанно обижать? Расстроившись, Николенька решает, что Карл Иваныч только о том и думает всю жизнь, как бы делать ему неприятности, что Карл Иваныч злой, «противный человек». Но проходит всего несколько минут, и Карл Иваныч подходит к кроватке Николеньки и начинает, посмеиваясь, щекотать его пятки, ласково приговаривая по-немецки: «Ну, ну, лентяй!» И в душе мальчика уже теснятся новые чувства. «Какой он добрый и как нас любит», — думает Николенька. Ему становится досадно и на самого себя, и на Карла Иваныча, хочется одновременно и смеяться, и плакать. Ему совестно, он не может понять, как несколько минут назад он мог «не любить Карла Иваныча и находить противными его халат, шапочку и кисточку». Теперь все это казалось Николеньке «чрезвычайно милым, и даже кисточка казалась явным доказательством его доброты». Расчувствовавшись, мальчик заплакал. А доброе лицо учителя, склонившееся над ним, участие, с которым он старался угадать причину детских слез, «заставляли их течь еще обильнее».

В классной комнате Карл Иваныч был «совсем другой человек: он был наставник». Голос его стал строгим и не имел уже того выражения доброты, которое тронуло Николеньку до слез. Мальчик внимательно рассматривает классную комнату, в которой много вещей Карла Иваныча, и они могут многое сказать о своем хозяине. Николенька видит самого Карла Иваныча в длинном ватном халате и в красной шапочке, из-под которой виднеются редкие седые волосы. Учитель сидит за столиком, на котором стоит «кружок из кардона, вставленный в деревянную ножку» (кружок этот Карл Иваныч «сам изобрел и сделал для того, чтобы защищать свои слабые глаза от яркого света»). Возле него лежат часы, клетчатый платок, черная круглая табакерка, зеленый футляр для очков, щипцы на лоточке. Все вещи чинно и аккуратно лежат на своих местах. Поэтому Николенька приходит к выводу, что «у Карла Иваныча совесть чиста и душа покойна» [9, c.184].

Иногда Николенька заставал Карла Иваныча в минуты, когда его «голубые полузакрытые глаза смотрели с каким-то особенным выражением, а губы грустно улыбались». И тогда мальчик думал: «Бедный, бедный старик! Нас так много, мы играем, нам весело, а он — один-одинешенек, и никто-то его не приласкает…». Он подбегал, брал его за руку и говорил: «Милый Карл Иваныч!» Эти искренние слова всегда глубоко трогали учителя. Но бывали минуты, когда Николенька, задумавшись, не слышал слов учителя, и тем самым обижал его.

Уже одна эта глава, в которой герой вспоминает о своем отношении к учителю Карлу Иванычу, показывает, что детские годы Николеньки Иртеньева не были беспечными. Он постоянно наблюдал, размышлял, учился анализировать. Но главное, в нем с детства было заложено стремление к добру, правде, истине, любви и красоте.

.2 Роль «диалектики души» как основного художественного метода, используемого Л.Н. Толстым для раскрытия характера главного героя Николеньки в повести «Детство»

Повесть «Детство» была напечатана в самом передовом журнале того времени — в «Современнике» в 1852 году. Редактор этого журнала великий поэт Н.А. Некрасов отметил, что у автора повести есть талант, что повесть отличается простотой и правдивостью содержания.

По мысли Толстого, каждая из эпох человеческой жизни характеризуется определенными чертами. В первозданной душевной чистоте, в непосредственности и свежести чувств, в доверчивости неопытного сердца видит Толстой счастье детства.

Воплощение жизненной правды в художественном слове — это та обычная для Толстого задача творчества, которую он решал всю жизнь и которая с годами и опытом становилась легче, — может быть только привычней. Когда он писал «Детство», она была непривычно трудна. Действующие лица повести: мама, папа, старый учитель Карл Иванович, брат Володя, сестра Любочка, Катенька — дочь гувернантки Мими, слуги. Главным героем повести является Николенька Иртеньев — мальчик из дворянской семьи, он живет и воспитывается по установленным правилам, дружит с детьми из таких же семей. Он любит своих родителей и гордится ими. Но детские годы Николеньки были беспокойными. Он испытал немало разочарований в окружающих его людях, в том числе и в самых близких для него [8, c.185].

В детстве Николенька особенно стремился к добру, истине, любви и красоте. И источником всего самого прекрасного в эти годы для него была мать. С какой любовью он вспоминает звуки ее голоса, которые были «так сладки и приветливы», нежные прикосновения ее рук, «грустную, очаровательную улыбку». Любовь Николеньки к матери и любовь к Богу «как-то странно сливались в одно чувство», и от этого на душе у него становилось «легко, светло и отрадно», и он начинал мечтать о том, «чтобы дал Бог счастия всем, чтобы все были довольны. ..».

Большую роль в духовном развитии мальчика сыграла простая русская женщина — Наталья Савишна. «Вся жизнь ее была чистая, бескорыстная любовь и самоотвержение», она привила Николеньке представление о том, что доброта — одно из главных качеств в жизни человека. Детские годы Николеньки жили в довольстве и в роскоши за счет трудов крепостных крестьян. Его воспитывали в убеждении, что он барин, господин. Слуги и крестьяне почтительно называют его по имени и отчеству. Даже старая, заслуженная экономка Наталья Савишна, которая пользовалась почетом в доме, которую любил Николенька не смеет, по его мнению, не только наказать его за шалость, но и сказать ему «ты». « Как Наталья Савишна, просто Наталья, говорит мне ты, и еще бьет по лицу мокрой скатертью, как дворового мальчишку. Нет, это ужасно!» — с возмущением и злобой говорил он.

Николенька остро чувствует фальшь и обман, казнит себя за то, что и в себе замечает эти качества. Однажды он написал стихи ко дню рождения бабушки, в которых была строка, говорящая, что он любит бабушку, как родную мать. Мать его к тому времени уже умерла, и Николенька рассуждает так: если эта строка искренняя — значит, он перестал любить свою мать; а если он любит свою мать по-прежнему — значит, он допустил фальшь по отношению к бабушке. Мальчик очень терзается этим.

Большое место в повести занимает описание чувства любви к людям, и эта способность ребенка любить других восхищает Толстого. Но автор в то же время показывает, как мир больших, мир взрослых людей разрушает это чувство. Николенька был привязан к мальчику Сереже Ивину, но не решался сказать ему о своей привязанности, не смел, взять его за руку, сказать, как рад его видеть, «не смел даже называть его Сережа, а непременно Сергей», потому что «каждое выражение чувствительности доказывало ребячество и то, что тот, кто позволял себе его, был еще мальчишка». Повзрослев, герой не раз сожалел о том, что в детстве, «не пройдя еще через те горькие испытания, которые доводят взрослых до осторожности и холодности в отношениях», он лишал себя «чистых наслаждений нежной детской привязанности по одному только странному желанию подражать большим».

Отношение Николеньки к Иленьке Грапу раскрывает еще одну черту в его характере, тоже отражающую дурное влияние на него мира «больших». Иленька Грап был из небогатой семьи, он стал предметом насмешек и издевательств со стороны мальчиков круга Николеньки Иртеньева, и Николенька тоже участвовал в этом. Но тут же, как всегда, испытывал чувство стыда и раскаяния. Николенька Иртеньев часто глубоко раскаивается в своих плохих поступках и остро переживает свои неудачи. Это характеризует его как думающего, способного анализировать свое поведение и начинающего взрослеть человека.

В повести «Детство» очень много автобиографического: отдельные мысли, чувства, переживания и настроения главного героя — Николеньки Иртеньева, многие события в его жизни: детские игры, охота, поездка в Москву, занятия в классной комнате, чтение стихов. Многие действующие лица повести напоминают людей, окружавших Толстого в детстве. Но повесть не является только автобиографией писателя. Это художественное произведение, в котором обобщено виденное и слышанное писателем, — в ней изображается жизнь ребенка старой дворянской семьи первой половины 19 века.

Лев Николаевич Толстой пишет в своем дневнике об этой повести: «замысел мой был описать историю не свою, а моих приятелей детства». Исключительная наблюдательность, правдивость в изображении чувств и событий, характерные для Толстого, проявились уже в этом первом его произведении.

Но быстро меняется настроение. Изумительно правдиво предает Толстой эти детские, непосредственные, наивные и искренние переживания, раскрывает детский мир, полный и радостей, и огорчений, и нежных чувств ребенка к своей матери, и любви ко всему окружающему. Все доброе, хорошее, чем дорого детство, изображает Толстой в чувствах Николеньки.

Используя средства изобразительной выразительности Толстого, можно понять мотивы поведения Николеньки [7, c.184].

В сцене «Охота» анализ чувств, поступков идет от лица главного героя повести Николеньки.

«Вдруг Жиран завыл и рванулся с такой силой, что я чуть было не упал. Я оглянулся. На опушке леса, приложив одно ухо и приподняв другое, перепрыгивал заяц. Кровь ударила мне в голову, и я все забыл в эту минуту: закричал что-то неистовым голосом, пустил собаку и бросился бежать. Но не успел я этого сделать, как уже стал раскаиваться: заяц присел, сделал прыжок, и больше я его не видал.

Но каков был мой стыд, когда вслед за гончими, которые в голос вывели на пушку, из-за кустов показался Турка! Он видел мою ошибку (которая состояла в том, что я не выдержал) и, презрительно взглянув на меня, сказал только: «Эх, барин!» Но надо знать, как это было сказано! Мне было бы легче, ежели бы он меня, как зайца, повесил на седло. Долго стоял я в сильном отчаянии на том же месте, не звал собаки и только твердил, ударяя себя по ляжкам.

Боже мой, что я наделал!

В этом эпизоде Николенька испытывает множество чувств в движении: от стыда до презрения к самому себе и невозможности ничего исправить. В сцене с мальчиком из бедной семьи — Ильнькой Грапом раскрывается невольная искренность подсознательного стремления видеть себя лучше и интуитивно искать самооправдание.

«Николенька с детства знает, что он не ровня не только дворовым мальчишкам, но и детям небогатых людей, не дворян. Иленька Грап — мальчик из небогатой семьи, тоже чувствовал эту зависимость и неравенство. Поэтому был так робок в отношении с мальчиками Иртеньевыми и Ивиными. Они издевались над ним. И даже Николеньке, мальчику от природы доброму, « он казался таким презренным существом, о котором не стоит ни жалеть, ни даже думать» Но Николенька осуждает себя за это. Он все время пытается разобраться в своих поступках, чувствах. В его светлый детский мир, наполненный любовью, счастьем и радостью, часто врываются огорчения. Николенька страдает, когда замечает в себе дурные черты: неискренность, тщеславие, бессердечие».

В этом отрывке Николенька испытывал чувство стыда и раскаяния. Николенька Иртеньев часто глубоко раскаивается в своих плохих поступках и остро переживает свои неудачи. Это характеризует его как думающего, способного анализировать свое поведение и начинающего взрослеть человека.

В главе «Занятия в кабинете и гостиной» раскрываются чувства героя через сны.играла концерт Фильда — своего учителя. Я дремал, и в моем воображении возникали какие-то легкие, светлые и прозрачные воспоминания. Она заиграла Патетическую сонату Бетховена, и я вспоминаю что-то грустное, тяжелое и мрачное. Maman часто играла эти две пьесы; поэтому я очень хорошо помню чувство, которое во мне возбуждали. Чувство это было похоже на воспоминания; но воспоминания чего? Казалось, что вспоминаешь то, чего никогда не было».

Этот эпизод вызывает у Николеньки спектр разнообразных чувств: от светлых и теплых воспоминаний до тяжелых и мрачных В главе «Охота» Л.Н. Толстой показывает впечатление Николеньки от внешнего мира.

«День был жаркий. Белые, причудливых форм тучки с утра показались на горизонте; потом все ближе и ближе стал сгонять их маленький ветерок, так что изредка они закрывали солнце. Сколько ни ходили и ни чернели тучи, видно, не суждено им было собраться в грозу и в последний раз помешать нашему удовольствию. К вечеру они опять стали расходиться: одни побледнели, подлиннели и бежали на горизонт; другие, над самой головой, превратились в белую прозрачную чешую; одна только черная большая туча остановилась на востоке. Карл Иваныч всегда знал, куда какая туча пойдет; он объявил, что эта туча пойдет к Масловке, что дождя не будет и погода будет превосходная».

У него поэтическое восприятие природы. Он не просто ощущает ветерок, а маленький ветерок; одни облака для него «побледнели, подлиннели и бежали на горизонт; другие над самой головой превратились в прозрачную чешую». В этом эпизоде Николенька ощущает связь с природой: восторг и наслаждение.

Заключение

Л.H. Толстой затрагивает в повести широкий круг проблем. Размышляя над тем, как происходит, процесс формирования личности человека, каковы вехи взросления ребёнка, Л.H. Толстой пишет автобиографическую трилогию. Открывает трилогию повесть «Детство», в которой изображена «самая счастливая пора» человеческой жизни.

В повести «Детство» Л. H. Толстой затрагивает различные проблемы: взаимоотношения между людьми, проблему нравственного выбора, отношение человека к правде, проблема благодарности и другие. Нелегкими были взаимоотношения главного героя, Николеньки Иртеньева, с отцом. Николенька характеризует своего отца как человека прошлого века, который во многом не понимал современных людей; большую часть жизни проводил в увеселениях. Главными страстями на протяжении всей его жизни были карты и женщины. Отца слушались и побаивались. Это был противоречивый человек: «Он говорил очень увлекательно, и эта способность, мне кажется, усиливала гибкость его правил: он в состоянии был тот же поступок рассказать как самую милую шалость и как низкую подлость». Совсем иным было отношение к матушке в доме Иртеньевых. Именно она формировала тёплую, душевную атмосферу в доме, без которой невозможна нормальная жизнь: «Если бы в тяжелые минуты жизни я хоть мельком мог видеть эту улыбку, я бы не знал, что такое горе. Мне кажется, что в одной улыбке состоит то, что называют красотою лица. ..». Искренняя, добрая улыбка преображала лицо матери и делала мир вокруг чище, лучше. Как много значит в жизни человека искренняя доброта и отзывчивость, умение каждого выслушать и понять.

Л.H. Толстой подробно рассматривает в повести проблему благодарности через отношение к Карлу Ивановичу, немцу- воспитателю мальчиков в семье Иртеньевых. Крайне почтительное поведение Карла Ивановича за утренним чаем в главе «Maman» характеризует его как человека почтенного, воспитанного, благонравного.

Список использованной литературы

1. Романова Н.И. Маленький и взрослый Иртеньев в повести Л.Н. Толстого «Детство» // Русская речь. — М.: Наука, 2008. — № 1. — С. 19-22.

. Романова Н.И. Повесть С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука» и особенности мемуарной литературы // Научные труды Московского педагогического государственного университета: сборник статей. — М.: Прометей, 2010. — С.» 103-106.

. Романова Н.И. Две повести о детстве: Николай М. (II. Кулиш) и Л.Н. Толстой Н Филологическая наука в XXI веке: Взгляд молодых. Материалы VI всероссийской конференции молодых ученых. — Москва — Ярославль, 2009. — С. 170-179.

. Романова Н.И. Языковое своеобразие повести С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука» // Язык классической литературы. Доклады международной конференции: В 2-х т. — М.: Кругь, 2009. — Т. 1. — С. 207-216.

. Романова Н.И. Художественные особенности повестей о детстве // JI.H. Толстой — писатель, мыслитель, философ (к 180-летию со дня рождения). Материалы Международной научно-практической конференции. — Белгород, 2009. -С. 126-133.

. Дневник Л. Н. Толстого, т. I (1895-1899), под ред. В. Г. Черткова, М., 1916.

. Дневник молодости Л.Н. Толстого, т. I (1847-1852), под ред. В.Г. Черткова, М., 1917.

. Гусев Н.Н., Жизнь Л.Н. Толстого. Молодой Толстой (1828-1862), изд. Толстовского музея, М., 1927.

. Гусев Н. Н., Летопись жизни и творчества Л.Н. Толстого, изд. «Academia», М. — Л., 1936.

. Изучение творчества Т.: Ленин В.И., Сочинения, 3 изд., т. XII (статья «Лев Толстой, как зеркало русской революции»).

. Леонтьев К.Н., О романах гр. Л.Н. Толстого. Анализ, стиль и веяние. (Критич. этюд), М., 1911.

. Брейтбург С., Лев Толстой за чтением «Капитала». — М. — Л., 1935.

. Гудзий Н.К., Как работал Л. Толстой, изд. «Советский писатель», М., 1936.

. Сборники статей и материалов о Толстом: Международный толстовский альманах, состав. П. Сергеенко, изд. «Книга», М., 1909.

. Драганов П.Д., Граф Л.Н. Толстой как писатель всемирный и распространение его произведений в России и за границей, СПБ, 1903.

. Толстой (1850-1860). Материалы, статьи, под ред. В.И. Срезневского, изд. Акад. наук СССР, Л., 1927.


Скачать архив (28.1 Kb)

Схожие материалы:

Рожденные из книг: Шесть авторов о чтении в детстве

Осенью 2009 года я уехал из США, чтобы провести учебный год, преподавая английский язык в Китае. Перед отъездом нужно было сделать много дел, но одним из самых приятных было выбрать, какие книги будут сопровождать меня в течение года. Когда моя подруга Эллен предложила взять серию Энтони Пауэлла Танец под музыку времени , я почувствовал щелчок, который вы чувствуете, когда кто-то что-то предлагает, и вы понимаете, что это именно то, что вы намеревались сделать все это время.Я упаковала всю серию и провела следующие девять месяцев, живя в Китае, но позволяя большей части своей воображаемой жизни происходить в Англии середины 20-го века.

Для тех, кто не слышал об этом сериале или не видел его дразнящие корешки на книжной полке, «Танец » представляет собой последовательность из 12 романов, обычно издаваемых в виде четырех томов по три романа в каждом. Серия получила свое название от картины 17-го века французского художника Николя Пуссена , на которой четыре времени года изображены в виде нимф, танцующих в кругу, а крылатый Отец Время играет для них на арфе.(Американские издания книг, изданные издательством Чикагского университета, используют произведения искусства Пуссена и помещают одну из нимф на корешке каждого тома, так что, когда четыре тома выстроены в ряд, создается привлекающее внимание произведение искусства. полке.) Действие книг происходит в Англии на протяжении почти 60 лет, начиная с мировых войн и заканчивая 1970-ми годами.

Различные люди утверждают, что Танец является определяющей работой британцев 20-го века. Вся серия — это одна запись в списке 100 лучших романов века, составленном «Современной библиотекой», что является своего рода обманом, хотя нет хорошего способа выбрать один роман из набора. Эвелин Во назвала книги «более реалистичными, чем A La Recherche du Temps Perdu , с которыми ее часто сравнивают, и намного смешнее». (Конечно, если бы Во попытался, он мог бы придумать более громкое одобрение, чем «смешнее, чем Пруст ».)

В любом случае книги пользовались большим успехом как в Британии, так и в Америке после их публикации, но горы похвал от таких людей, как Эвелин Во, не всегда обеспечивают преданных постоянных читателей, когда книга уже не нова.И эти книги заслуживают постоянных читателей. Они искусны, они очень искусны — и они также довольно забавны. В них много комедии, которую внимательно рассматривают как лучшую серьезную работу, но с дополнительным поворотом, который вызывает испуганный смех, когда вы внезапно понимаете, что происходит. Они заслуживают быть популярными . Они заслуживают того, чтобы их широко читали и любили. Это первые книги, которые я могу вспомнить, прочитанные во взрослом возрасте, и которые заставили меня захотеть присоединиться к официальному сообществу поклонников автора.Те, кто любит эти книги, любят их на всю жизнь; они настолько богаты и доставляют удовольствие, что их хочется пересматривать на протяжении многих лет, пока читатель растет вместе с персонажами и находит новые способы понять историю. И все же, на самом деле, никто из моих знакомых их не читал, хотя я знаю пару человек, которые собирались этим заняться. И поэтому я выхожу в Интернет, чтобы рассказать о Пауэлле всем, кто ищет новый проект для чтения, как я, или кому просто нужно что-то почитать в эти зимние дни.

Итак, без лишних слов, семь причин, почему эти книги заслуживают того, чтобы их прочитали:

Причина №1: Они уникальны.
Этот сериал на самом деле представляет собой комический эпос и вымышленные воспоминания о социальной жизни человека. Это британский социальный роман, масштаб которого намного выше.

Быстрая подготовка перед тем, как идти дальше: эти книги озвучены Ником Дженкинсом. У него много общих биографических подробностей с неким мистером Энтони Пауэллом, но мы возьмем его на его условиях. Ник начинает с рассказа о своих школьных годах (внешние источники говорят, что это школа в Итоне, хотя в тексте это никогда не указывается) и университетской жизни (внешние источники, Оксфорд, то же самое) в конце 1910-х — начале 20-х годов, и история продолжается через брак, карьера, военная служба во время Второй мировой войны и последующий средний и пожилой возраст на лондонской литературной сцене и вокруг нее.

Ник — единственный человек, который появляется в каждом романе этой серии, но он не очень хочет много рассказывать нам о себе. То, что он рассказывает, — это истории о социальных взаимодействиях в школе, в армии и в примерно определенном сообществе лондонских литераторов, а не истории о том, как он ходил в школу, был офицером и работал писателем. Ник с большей вероятностью расскажет нам о том, что думал кто-то другой, чем о том, что думал он сам. Его собственная женитьба обрисована самыми легкими линиями, о детях только намекают.«Трудно говорить о жене», — говорит он, и потому не делает этого. Вместо этого он обращает свои значительные способности понимания на других людей — на других людей и на книги.

Причина № 2: они игриво и живо литературны.
Ник из тех рассказчиков, которые ведут себя так, как будто на самом деле пишут книги; он служит нашим автором, а не собеседником или персонажем, в чью голову нам разрешен доступ. Это работает особенно хорошо, потому что персонаж — писатель.Однако он не называет нам названия ни одного из своих романов; единственная его книга, о которой нам разрешено знать, — это научная работа о Роберте Бертоне , авторе Анатомия меланхолии , и она включена, потому что она соответствует его модели отношения жизни к книгам. Ник делится тем, какие строки или идеи других писателей крутятся у него в голове, но не рассказами, которые он сам придумывает, а скорее так, как он с гораздо большей вероятностью перескажет разговор с кем-то другим, чем одиночный ход мыслей.

Для писателей среди нас — категории, которая, несомненно, включает почти всех, желающих взять эти книги в руки — такой мыслительный процесс покажется довольно знакомым. Таким образом, это утешительный путь к более важным вещам в романах, главным из которых является Вторая мировая война. У Ника было несколько попыток поговорить о литературе во время службы в армии, но большинство из них так эффектно провалились, что я громко смеялся во время чтения. Есть сослуживец, у которого спрятана книга Киплинга , но он почти ничего не может о ней сказать.На противоположном конце спектра находится Дэвид Пеннистон, который, хотя и был «способен, даже блестяще объяснять философские тонкости или тонкости официальной диалектики, был совершенно неспособен представить ясное повествование о своей собственной повседневной жизни, прошлой или настоящей». Это, очевидно, проблема, не разделяемая нашим бесстрашным рассказчиком, но Ник и Пеннистон, тем не менее, являются своего рода родственными душами, и их разговоры, какими бы короткими они ни были, являются облегчением от окружающего их военного абсурда.

Сам Ник вводит литературу во множество разговоров, не имеющих к литературе никакого отношения, и это редко срабатывает — как он комментирует после одного из таких разговоров: «Меня в десятитысячный раз поразил тот факт, что литература освещает жизнь только для тем, кому книги необходимы.Книги — это необратимое имущество, и их можно передавать только тем, кто ими уже владеет». Последняя сцена романа «Военные философы » (девятая книга) — служба в конце войны в соборе Святого Павла. Ник все время думает о стихах и текстах песен, используемых в службе. Чем старше он становится, тем больше его чтение информирует нас о том, что он рассказывает нам о своей жизни, особенно о Бертоне. Действие последнего романа происходит в конце 1960-х — начале 70-х годов, но он наполнен концепциями и историями 17 века.

Причина №3: ​​Вам нравится Англия? Эти книги полностью, уникально и неизбежно английские.
Помимо поездки во Францию ​​в первой книге, некоторого времени в Ирландии в третьем томе и интерлюдии в Венеции в Temporary Kings (11-я книга), действие всей серии происходит в Англии. Думаю, будет справедливо предположить, что наш рассказчик никогда не пересекал Атлантику (хотя сам Пауэлл довольно много путешествовал). Иностранцы в романах, в том числе французы, поляки, шведы, норвежцы, американцы и принц из никогда не названной балканской страны, видятся глазами англичан, и многое можно понять о британских персонажах в том, как они думают. и говорить об этих иностранцах.Я подозреваю, что Пауэлл понимал Америку несколько лучше, чем его рассказчик, который кажется довольно наивным в этом вопросе — в какой-то момент есть очаровательный разговор об американцах, которые произошли от тех, кто подписал Декларацию независимости, и это заставляет американские социальные слои звучать как таинственные как в древней Месопотамии. Мальчик, только что закончивший школу, Ник проводит короткое время во Франции и, кажется, немного удивлен тем, что норвежец и швед, которых он там встречает, не ладят, поскольку они принадлежат к таким похожим культурам.Романы не узкие — Ник образован и наблюдателен, — но они исходят из очень определенной культурной перспективы.

Не могу не упомянуть, что Пауэлл, хотя и провел свою жизнь в Англии, происходил из очень старой валлийской семьи, чье имя он предпочитал произносить в традиционной манере (рифмуясь со словом «ноэль»). Он также дал Нику валлийское имя, но любое влияние Уэльса в тексте настолько тонкое, что для этого американского читателя оно незаметно. Англия пронизывает каждую часть книги, но, пожалуй, больше всего юмора:

Причина №4: Они очень забавные.
Танец , безусловно, комедия, но она не может позволить себе быть классической комедией со счастливым концом для всех. В любой работе, охватывающей такой обширный период времени, неизбежно будет много смертей, о которых нужно прочитать. Так случилось, что это время включает в себя Вторую мировую войну, и некоторые смерти происходят совершенно неожиданно, пока история занимается социальными вопросами. Они иногда смешны, но никогда не высмеиваются; иногда трагичный, но никогда не восхваляемый. Другими словами, нет никакого отрицания трагедии, но Нику удается признать это, а затем перейти к следующему светскому событию.

Он не смеется вслух над тем, что происходит вокруг него. Он не склонен говорить читателю, что кто-то смешной, и никто никогда не говорит, что он смешной. Но он ужасный. Юмор сухой, косой, подлый.

Хитрость заключается в том, чтобы заметить, что Пауэлл не очень серьезно относится к социальному миру, который он описывает. Это было бы легче заметить, если бы книги не выглядели так, как будто к ним самим следует относиться очень серьезно, если бы они были менее здоровенными и классическими — нимфы Пуссена в американских изданиях прекрасны, но немного пугают.Если вы сможете на время забыть о них и проникнуться духом чтения в мягкой обложке, вы сможете оценить абсурдность этой небольшой беседы, когда Ник и его бывший глава дома из Итона беседуют в библиотеке, а мимо проходит мальчик. задать вопрос учителю:

В этот момент нас прервал очень маленький мальчик, который подошел и встал рядом с тем местом, где мы разговаривали. Вернее было бы сказать, что его присутствие нас тормозило, потому что прямого вмешательства не произошло. Рассеяв вокруг себя ауру безмерной, если не вполне убедительной доброты, он, очевидно, намеревался как можно скорее обратиться к Ле Ба, в то же время демонстративно избегая любого намека на то, что он может настолько не владеть хорошими манерами, чтобы вступить в разговор. или попытаться подслушать. . . .

‘Что тебе нужно?’

‘Я могу подождать, сэр.’

Эта уверенность в том, что его собственные надежды совершенно несущественны, что юность готова бесконечно тратить драгоценное время, в то время как старость протянет свою старческую конференцию, нисколько не впечатлила Леба, слишком знакомого с мальчишескими обычаями, чтобы не быть вечно на его охрана.

Это слишком сухо для введения? Если это так, возможно, мне следует упомянуть, что есть дворецкий, на которого напала обезьяна.

На самом деле,

Пауэлл изображает слуг довольно забавно. В то время, когда писались эти книги, П.Г. Вудхауз уже виртуозно использовал комические возможности английской прислуги, особенно в образе сверхкомпетентного Дживса. Пауэлл нарушил принцип Вудхауза, сделав своих персонажей-слуг лишь средними по компетентности и заставив их вмешиваться в жизнь семьи в самое неудобное время, подчеркивая странность двух совершенно разных категорий людей, живущих в доме вместе.Вышеупомянутый дворецкий работает на коммуниста из высшего сословия, который не хочет дворецкого или действительно верит в наличие дворецких, но не может управлять своим огромным домом без него, и в их общении есть печально забавный тон.

Самые смешные романы — это романы в третьем томе, томе о войне, возможно, из-за необходимости уравновесить влияние войны на повествование, возможно, потому, что военные так богаты комическими возможностями:

Генерал свирепо повернулся к Гваткину, который впал в своего рода транс, но теперь снова начал мучительно возвращаться к жизни.

«Нет каши?»

«Никакой каши, сэр».

Генерал Лиддамент обдумывал это утверждение несколько секунд в обиженном молчании. Казалось, он рассматривал овсянку во всех ее аспектах, как хороших, так и плохих. Наконец он выступил с недвусмысленным моральным суждением.

– Каша должна быть, – сказал он.

Причина № 5: Существует достаточное количество мировой истории.
Под этим я в основном подразумеваю Вторую мировую войну. Ник настолько взрослый, когда начинается война, что он скорее военный бюрократ, чем солдат, так что ни одна из этих книг не является военным романом в привычном понимании.Тем не менее, это заставило меня чувствовать себя о Лондонском Блице сильнее, чем что-либо, художественная или научная литература, когда-либо прежде.

В томах о войне юмор немного шире, с меньшим количеством тонких словесных подколок на общественных собраниях и большим количеством карикатур на вышестоящих офицеров (таких как два полковника по имени Эрик и Деррик). И, как и следовало ожидать, плохие вещи, которые случаются, гораздо серьезнее. Ник, будучи тем, кто он есть, рассказывает нам эти вещи — вечеринку, пораженную бомбой, смерти, которые приходят ни с того ни с сего — без особых комментариев. В «Военные философы » есть раздел, где он говорит: «Я ненадолго расплакался», и я нашел это самым пронзительным произведением, которое я читал за очень долгое время. Однако в основном он продолжает изображать свою жизнь через людей, которыми он себя окружает, и справляться с неуверенностью, дискомфортом и смертью, находя утешение в литературном и интеллектуальном.

Другие, конечно, очень по-разному реагируют на войну, например,

Причина № 6: Видмерпул.
Кеннет Видмерпул — один из двух персонажей, помимо Ника, которые появляются как в первом романе серии, так и в последнем. Когда его впервые представляют, это мальчик из той же школы, что и Ник, немного старше нашего рассказчика, и его определяющим признаком является «неправильное пальто», которое «само по себе было примечательно только как средство для комментария, которое он возбудился до такой степени, что элемент в самом Видмерпуле оказался неудобоваримым для общества».

Эта неперевариваемость на удивление хорошо служит Видмерпулу. Не обладая никакими достоинствами, кроме честолюбия, он почти всегда способен убедить начальство в том, что он особенно достоин продвижения по службе, а не особенно отталкивает. На протяжении 12 романов он появляется, как паршивое яблоко, и почти каждый раз, когда он это делает, его социальный, профессиональный или военный статус повышается. «Это был Видмерпул» — самая часто повторяемая строчка в книгах. Сам Видмерпул, возможно, является наиболее глубоко реализованным поверхностным человеком в английской письменной речи. Его чувство собственной важности и его способность заставлять других относиться к нему как к важному толкают его на должности, которых он не заслуживает и не может достойно выполнить, и он достаточно компетентен, чтобы продолжать подниматься в этом мире.Нику не слишком приятно, что его так часто бросают вместе с Видмерпулом, но он сохраняет присущую ему отстраненность в этом вопросе. Другой писатель мог бы трактовать контраст между двумя людьми как нравственный, но в « Танце » он почти целиком эстетичен и от этого тем богаче. Эти двое, писатель и бюрократ, встречаются, расстаются и снова встречаются в ходе танца с неизбежностью, которая почему-то одновременно утомительна и прекрасна.

Причина № 7: Книги одновременно сдержанны и забавно откровенны.
Романтические отношения в этом сериале полнейший беспорядок. Почти все, кто женится, разводятся, обычно раньше, чем позже; повсюду неверность; есть вуайеризм и некрофилия, и люди появляются обнаженными в неожиданное время. Но это не аляповато, просто из-за манеры письма. Ник рассказывает нам о нескольких сексуальных контактах перед собственной свадьбой, и делает это так, что не оставляет никаких сомнений в том, что происходит, но не включает никакого описания.Любовные сцены отвлекают их взгляд от физических деталей и вместо этого сосредоточены на характере, поведении и степени вовлеченности эмоций людей (и одинаково ли они вовлечены, чего почти никогда не бывает).

гомосексуальность, кстати, довольно интересно трактуется в этих романах. Вначале — это было в 1920-х и 30-х годах — на это намекали гораздо более тонко, чем намеки на то, что происходит в этих любовных сценах. Со временем появляются более четкие намеки, часто в форме слухов, которые, возможно, в половине случаев оказываются правдой, хотя есть также пара сцен, где случайный персонаж случайно идентифицируется как лесбиянка.В послевоенных романах слово «квир» вводится, по-видимому, в процессе обретения нового значения. (Есть разговор в Temporary Kings , который очень хорошо это иллюстрирует, когда кто-то спрашивает Ника, является ли общий знакомый «педиком»: «Он?» «гомосексуал?» «Конечно». «Я так не думаю. Я тоже не думаю, что он очень нормальный».) Слово и концепция затем переходят в основное русло повествования, пока в «Слушание тайных гармоний » (последняя книга) не появляется признанная мужская пара, оккультное сообщество, где ожидается, что все будут заниматься сексом со всеми остальными в ритуальных целях, и ряд небрежных отсылок к гей-персонажам за кадром, которые, кажется, никого не удивляют.

В целом создается впечатление, что рассказчик обладает сильным чувством личной неприкосновенности, но очень слабым чувством стыда. Подобно Измаилу Мелвилла, он может отвернуться, но никогда не вздрагивает.

Если вы не уверены…
Если ничто из этого не убедило вас в том, что вам нужно прочитать 12 британских романов прямо сейчас, вот что я рекомендую. Достаньте том 2 или копию последнего романа в нем, Добрые . Прочитайте первую главу. Это происходит в 1914 году, раньше, чем остальная часть саги, и это самая самодостаточная часть серии.Если у вас нет времени или желания прочитать все 12 романов, эта глава даст вам лучшее из того, что они могут предложить; Я не могу себе представить лучшего рассказа о начале Первой мировой войны с внутренней, английской точки зрения. Если вы считаете, что у вас нет ни времени, ни желания, эта глава может убедить вас, что это на самом деле не такая уж сложная задача, и что это история и голос, с которым стоит смириться на долгое время.

Мемуары Гэри Полсена касаются переживаний детства, которые вдохновили его рассказы: NPR

У Гэри Полсена есть новые мемуары о детских переживаниях, стоящих за некоторыми из его самых любимых романов для молодежи.Он называется «Унесенные в лес».

ДЕББИ ЭЛЛИОТТ, ВЕДУЩИЙ:

Гэри Полсен, любимый детский писатель, наиболее известен своими рассказами о выживании в дикой природе, включая «Топор», «Следопыт» и «Сенокос». Теперь, в возрасте 81 года, последняя история выживания Полсена — его собственная. «Унесенные в лес» — это мемуары о его бурном детстве, событиях, которые повлияли на рассказы, которые он написал для юных читателей. Саманта Балабан из NPR имеет такой профиль.

САМАНТА БАЛАБАН, BYLINE: «Унесенные в лес» выходят в 1944 году, когда Гэри Полсену было всего 5 лет. Его отец сражается в армии генерала Паттона. Он и его мать, бывшая фермерская девушка из Миннесоты, живут в Чикаго.

ГЭРИ ПОЛСЕН: Она внезапно оказалась в этом вихре мира, работая на военном заводе. И в то же время открыла для себя алкоголь.

БАЛАБАН: Ее выпивка и вечеринки составляют одни из самых первых воспоминаний Полсена.

ПАУЛСЕН: Она брала меня в бары и заставляла петь в солдатском обмундировании, встречаться с мужчинами и пить больше. Я питался кока-колой и (смех) жареным цыпленком. Это то, что бармены дали мне много. Бабушка услышала об этом, ужаснулась.

БАЛАБАН: Итак, молодого Гэри Полсена посадили в поезд одного с 5-долларовой купюрой и картонным чемоданом, направлявшимся на ферму его тети и дяди в северной Миннесоте. Там он научился ловить и есть рыбу на костре и использовать дым, чтобы отгонять комаров ночью.Но эта идиллическая часть детства Полсена была недолгой. Когда ему было 7 лет, он воссоединился со своими родителями.

ПАУЛСЕН: Они были пьяны. Они были просто ужасны. Они действительно были. Убегать я начал позже, когда мне было лет 12, 11. И все время оказывался в лесу.

БАЛАБАН: Спасение, которое он нашел в природе, позже стало темой для многих персонажей Полсена. В его книге «Топор» 13-летний Брайан попадает в авиакатастрофу и выживает в течение 54 дней в северных лесах Канады, пока его не спасут.В «Следопыте» мальчик по имени Джон должен в одиночку охотиться на оленей, чтобы пережить зиму. Хотя Гэри Полсен является главным героем своих мемуаров «Унесенные в лес», он по-прежнему пишет от третьего лица, называя себя мальчиком, а иногда и просто им.

ПАУЛСЕН: Когда ты пишешь от первого лица, хочется сделать лучше, чем было. И поэтому я подумал, что, делая это от третьего лица, вы более абстрактны — или я более абстрактен. И я мог бы быть более реалистичным в отношении того, что это было.

БАЛАБАН: И взросление было очень плохим. Мальчик спал в старом кресле в подвале своего многоквартирного дома с плитой и крысами в компании. А мальчик ловил в реке рыбу и продавал ее в салун на мелочь.

ПАУЛСЕН: На самом деле, это меня удивило. Я сидел и думал, этот бедный маленький козявка (смех), почти до такой степени, как он это сделал? Интересно, что он собирается делать дальше. И это был я, конечно. Это был я, конечно.

БАЛАБАН: Что в конечном итоге спасло подростка Гэри Полсена, так это библиотека.

ПАУЛСЕН: И это стало для меня убежищем. Библиотекарь… она какое-то время наблюдала за мной. Я был чем-то вроде этого мальчишки, знаете, уличного мальчишки. Потом она, наконец, сказала: тебе что-то нужно? Я сказал, нет, я в порядке. И она дала мне визитку и — тяжело об этом говорить. Это была визитка с моим именем. И, Боже, никто не дал мне… ничего подобного. Мне никто ничего не дал.

БАЛАБАН: Библиотекарь давал ему книги, сначала по одной в месяц, потом по одной в неделю.Затем однажды она дала ему блокнот Scripto и новый карандаш номер два.

ПАУЛСЕН: Она сказала, вы должны записать некоторые из ваших мыслеобразов, как я их назвал, знаете ли. Я сказал, кто — для кого? И она сказала, я. Ничего бы этого не случилось, если бы не это.

БАЛАБАН: По сей день Полсен не знает имени этого библиотекаря. Вероятно, она никогда не знала, что он напишет более сотни книг. Первое произведение, за которое ему заплатили, было для вестернов под псевдонимом Пол Гаррисон.Уведомление под его настоящим именем появилось несколько лет спустя, в 1986 году, когда он получил награду Newbery Honor за «Песню собаки». Сегодня Гэри Полсен издал 35 миллионов книг. Он считает, что причина, по которой он популярен среди юных читателей, сводится к честности и его готовности противостоять суровой правде в своих произведениях.

ПАУЛСЕН: Раньше, когда я много гастролировал, я всегда старался побывать в таких местах, как исправительные школы или тюрьмы, или там, где молодые люди плохо себя чувствуют. И я сижу разговариваю с ребенком один раз. И у него были ожоги на всех руках.И я знал, что это ожоги от сигарет от его родителей. Я сказал, плохо, да? И это было. И он говорит, да, я хочу их убить. Я сказал, да, я тоже (смех). Я просто стараюсь быть максимально честным во всем, что я говорю.

БАЛАБАН: Сейчас, когда ему почти 82 года, Полсен пишет, что уже не мальчик, он жил и наполнял годы и видел тысячи холмов, океанов, лесов, гор и городов. Он управлял Идитародом и плыл к Морю Кортеса. И он все еще собирает истории выживания.

ПАУЛСЕН: Я понял одну вещь о выживании. Вы должны посмотреть вниз на водопой, прежде чем идти туда, на случай, если там будут крокодилы. И я хотел бы, чтобы я сделал это, когда я был молод. Оно и сейчас есть — выживает.

БАЛАБАН: мемуары Гэри Полсена «Унесенные в лес» уже вышли в свет. Саманта Балабан, NPR News.

Copyright © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений нашего веб-сайта по адресу www.npr.org для получения дополнительной информации.

Стенограммы

NPR создаются в кратчайшие сроки подрядчиком NPR. Этот текст может быть не в своей окончательной форме и может быть обновлен или пересмотрен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Официальной записью программ NPR является аудиозапись.

История детской книги

Трудно представить мир без книг для детей. Детские рассказы и народные сказки существовали с тех пор, как человек впервые научился говорить. «Многие из них, — по словам Теккерея, — почти в их нынешнем виде тысячи лет тому назад рассказывались маленьким санскритским детям медного цвета.Та же самая история была услышана северянами-викингами, когда они лежали на своих щитах на палубе; и арабами, устроившимися под звездами на сирийских равнинах, когда стада были собраны, а кобылы были привязаны к шатрам». Детские книги, однако, являются поздним развитием литературы. Мисс Йондж говорит: «Вплоть до георгианской эры вообще не было книг для детей или бедняков, за исключением учебников, содержащих старые баллады, такие как «Чеви Чейз», и короткие сказки, такие как «Король и сапожник», «Уиттингтон и его кот.Тем не менее мы увидим, что английские книги для детей (и ни с какими другими нам не приходится иметь дело) существовали задолго до этого времени.

Пуэр ад Менсам приписывается Джону Лидгейту, около 1430 года, и находится в рукописях Ламбет. Книга Бабеев в Harleian Manuscripts была написана около 14-го века для детей королевской или дворянской крови, которые тогда служили пажами во дворце или замке. Английская версия переведена с оригинальной латыни, но ни автор, ни переводчик неизвестны.

«O Babees yonge, — говорит писатель, — Моя Книга создана только для твоего обучения.«Малышей» призывают приветствовать своего господина; поднять голову и встать на одно колено; смотреть прямо на того, кто с ними говорит; отвечать толково, коротко и легко; стоять, пока не скажут сесть; держать голову, руки и ноги в покое; не царапаться, не прислоняться к столбам и т. д. Им велено ни от кого не поворачиваться спиной, молчать, пока их господин пьет, и, когда разрешается сесть, не рассказывать гадостей и не насмехаться над кем-либо, а будь кротким и веселым и благодарным за похвалу.Их предостерегают не вмешиваться в дела домашние, быть готовыми к службе, и, добавляет автор, —

Gif ye o o o o o o ko yow yow ,
Als to woride better in noo step
Milite ye want чем воспитанный (хорошо воспитанный) для того, чтобы быть.

Они должны прислуживать своему господину за столом и давать ему воды для мытья рук; резать, а не ломать свой хлеб; есть суп ложкой, но не оставлять ложку в блюде, не опираться на стол, не висеть над блюдом, не набивать рот слишком полным, не ковырять в зубах или ногтях.Они должны вытирать свои рты и держать свои чашки в чистоте, чтобы другие могли пить из них; никогда не ешьте их ножами и не резайте мясо наспех, как батраки калечат его. Они должны использовать чистую тарелку и нож для сыра, а нож и руки мыть в конце трапезы.

Урок Wysedome увещевает ребенка

Clem you not ouer hows ne walle
Ибо нет фруктов, bryddes, ne balle;
И, детка, не бросай камни на мужчины,
Не бросай камни на стеклянные окна; Не плачь, япис, не играй,
В святой чырче в святые дни.

Ребенку велят вернуться домой при свете дня; беречься от огня и воды; позаботьтесь о книге, кепке и перчатках под страхом порки; не корчить лица за спиной; рано вставать, ходить в школу и быстро учиться, если он хочет стать епископом.

В Книге для детей младшего возраста из Ашмоловских манускриптов в Бодлианской библиотеке говорится: —

Вставай из этой постели,
И благослови эту грудь и эту переднюю часть,
Чем твои глаза и лицо,
Кеме ти хеде , & Попроси Бога благодати
Чтобы помочь во всех этих работах.

Намеки на правила поведения за столом во многом такие же, как и в Книге Бабеев, но в Книге Детей есть дополнения о поведении в жизни: —

Все не suerynge nother lyenge,
Yn thi Sellynge & thi byenge.

Gete thi gowd with treweth & wynne,
И держитесь подальше от детей и синн.

После обеда, говорит The Lytylle Childrenes Lytil Boke, в коллекции Harleian,

Вставай, мягко и стильно,
И iangylle ни с Jak ne Jylle,

Чем люди будут говорить после
Что здесь был джентльмен.

Очень редкая книга, которую Дибдин купил за тридцать фунтов для графа Спенсера на распродаже в Роксбурге, называется Dives Pragmaticus, «книга на английском метре великого маршанта по имени Dives Pragmaticus, очень подходящая для чтения детьми; посредством чего они могут лучше и быстрее переделывать и писать изделия и инструменты, содержащиеся в этом мире. … Когда ты продаешь что-либо своему ближнему или приобретаешь что-либо от него, не обманывай и не притесняй его и т. д. Напечатано в Лондоне на улице Олдерсгейт Александром Лейси, живущим у Стены.xx.v апреля 1563 г.».

Есть предисловие ко «всем профессиям, находящимся сейчас под солнцем»: —

Аль-пивовары, пекари, мясники и повара,
Аль-печатники, торговцы и продавцы книг,
Аль Поултерс и Педдерс, которые работают днем ​​и ночью ,
Al Farmours, и Владельцы, которые находятся в Money Delyght,
Al Collers, Ropers и Turners of Dishes,
Al производители сетей и ловцы Fyshes.

В конце этого предисловия говорится: «И так заканчивается заявление великого Маршанта мира, называемого Див Прагматикус.Здесь следует книга и его обращение к людям с целью продажи его маршаундиза; с репетицией части его товаров по названию». Он говорит: —

У меня есть чернила, бумага и пенны, чтобы плавать с баржей,
Буквари и абзацы, и книги мелкие,
Чего вам не хватает, гребцы? подойди ко мне.
У меня есть прекрасные платья, плащи, куртки и пальто,
Фине юркины, дублеты и чулки без пылинок;
Файн кинжалы, и ножи, и кошельки для грота 5,
Чего не хватает тебе, мой друг? Подойди ко мне.

Стихи заканчиваются моралью: —

Честный мир в меру, это plensaunt thing,
Писать и переписывать хорошо, быть дарами учености;
Хорошо запомните это, все вы, молодые,
Упражняйтесь в доблести и хорошо управляйте своим языком.

Почти в то же время была издана «Новая энтерлюдия для детей, чтобы играть, по имени Джеки Джугелер, и wytte, и очень playsent. Новорожденные, 1562–1563 гг.». Игроки:

Майстер Боунгрейс, галант,
Дама Кой, аристократка,
Джеки Жуглер, вице-президент,
Дженкин Кэрэуэй, лакей,
Алес Трайп и вперед, майд.

Он основан на Менехми Плавта, источнике части Комедии Ошибок; и Порок, как говорит Ричард Грант Уайт, «носил обычно, если не всегда, костюм домашнего шута или шута того времени, который теперь носит цирковой клоун», выполняя «смешанные функции мошенника, хвастун и шутник». В этой детской пьесе лакей отправляется с поручением, но слоняется по дороге, а Жаке Жуглер, переодевшись в него, играет роль его двойника.

Книги о хороших манерах по-прежнему занимали свое место. В 1560 году Томас Пейналл перевел с французского и опубликовал вместе с катехизисом для детей двух-трех лет «Цивилитет детства с дисциплиной и воспитанием детей»; а через дюжину лет появилась любопытная книжечка на том же языке, написанная очень молодым переводчиком. Это «Поведение юноши, или Приличия в разговоре между мужчинами», написанное на французском языке серьезными людьми для пользы и пользы их молодежи, недавно переведенное на английский язык Фрэнсисом Хокинсом, племянником сэра Томаса Хокинса.Десятое впечатление. Лондон, 1672 г.». Перевод был впервые сделан в 1643 году, когда мастеру Фрэнсису Хокинсу, портрет которого помещен на фронтисписе, было восемь лет. Ребенок не отличался в загробной жизни; действительно, он известен только как автор выступления с отчетом о признании некоего Фитц-Харриса в 1681 году. друг. Однако некоторые максимы так же полезны в девятнадцатом веке, как и в семнадцатом.«Неприлично думать о чем-то нечистом или некрасивом». «Не трите зубы и не стучите ими, и ничего не трещите так, чтобы никому не мешать. Зеваю, не вою». «Слыша своего Учителя или также Проповедника, не корчи себя, как будто не в силах вместить себя в свою кожу». «Если бы кто-нибудь начал репетировать Историю, скажем, не , я ее хорошо знаю ; и если он расскажет это неправильно и не полностью, не качайте головой, не моргайте глазами и не хихикайте при этом; тем более ты можешь сказать: «Это не так; ты обманываешь себя.’”

Следующее немного сомнительно по смыслу; и предполагает скорее средневековые, чем современные манеры: «Если на огне есть мясо, ты не должен ставить на него ноги, чтобы разогреть его».

Вторая часть «Поведения юноши» добавлена ​​«той же рукой, которая перевела последний том «Святого двора» Коссена», вероятно, дядей Фрэнсиса Хокинса. Это руководство по поведению для девочек, в котором книги, рекомендуемые для чтения, подытожены таким образом: «Чтобы развлечь юных джентльменов в часы их отдыха, мы далее порекомендуем им «Месть богов против Убийцы»; и Аркадия сэра Филипа Сиднея; Артемидор «Толкование сновидений». А для дела их Преданности есть превосходная книга под названием «Святая жизнь и смерть Тейлора»; Долг человека, в котором понимается Долг перед Богом и перед человеком». (Возможно, в наши дни для юной девушки есть гораздо худшее чтение, чем «Аркадия» и «Святые живые и умирающие».)

Дети все это время учили буквы не то что по книгам, а по «роговым книгам» и «боевикам», выдумка какого-нибудь бережливого и скупого человека в те времена, когда книги были дорогими.Роговица 1570 г. и другая, на обороте которой портрет Карла I в доспехах, имеют только один лист, с азбукой, большой и малой, молитвой Господней и односложными. Вверху старшего большой крест, — «Христос-крест», от которого алфавит часто называют крестообразным рядом, — а внизу римские цифры. Спереди кусок прозрачного рога, чтобы бумага не промокла от пальцев, и все это заключено в деревянную рамку с ручкой. В этой ручке иногда есть отверстие для веревки, чтобы повесить книгу на пояс ученого.Считается, что для той же цели иногда использовались свинцовые пластины, так как формы для них существуют до сих пор. Battledore, или первая книга для детей, позже заменившая hornbook, была напечатана на карточке и содержала алфавит и простые комбинации букв.

Джон Локк в своих «Мыслях о воспитании» (1691) предлагает, чтобы, когда ребенок начинает читать, ему давали в руки какую-нибудь легкую, приятную книгу, например «Басни Эзопа» или «Лис Рейнарда», по возможности с картинками.Он добавляет: «Какие еще есть книги на английском языке, упомянутые выше, способные вызвать симпатию детей и соблазнить их читать, я не знаю, но склонен думать, что дети, к школьному методу, где страх перед розгой должен принуждать, а не удовольствие от занятия побуждать к обучению, такие полезные книги среди множества глупых, всевозможных, но все же судьба, которой нужно пренебречь; и ничто из того, что я знаю, не рассматривалось в этом роде как нечто необычное, как в роговой книге, букваре, Псалтири, Завещании и Библии.

Долгое время они были единственными школьными учебниками для чтения в Новой Англии, как и в Старой Англии; и было сказано, что причина, почему так мало старых Библий осталось в этой стране, состоит в том, что они были перелистаны, порваны и, наконец, уничтожены как школьные учебники. Другая теория, однако, заключается в том, что они стоили так дорого, что первые поселенцы не могли позволить себе их купить. Предмет букваря Новой Англии был искусно рассмотрен доктором Дж. Хаммондом Трамбалом, который говорит, что в 1691 году Бенджамин Харрис, печатник и книготорговец в Бостоне, рекламировал: «Второе издание Букваря Новой Англии, увеличенное, к которому добавлено больше указаний по правописанию; Молитва короля Эдуарда 6-го и стихи г.Роджерс Мученик, оставленный в наследство своим детям». Известно, что ни одна копия не сохранилась. Стихи мистера Джона Роджерса были напечатаны в Бостоне в 1685 году Сэмюэлем Грином в букваре под названием «Протестантский учитель для детей», изуродованная копия которого хранится в библиотеке Американского антикварного общества, Вустер, Массачусетс. . Этот букварь был напечатан как в Бостоне, так и в Филадельфии до 1688 года. Бенджамин Элиот, Бостон, 1708 год, рекламировал «Первую книгу для детей; или «Совершенная школьная учительница» и т. д.В 1715 году Тимоти Грин «недавно опубликовал в Нью-Лондоне «Букварь для колонии Коннектикут»; или введение в истинное чтение английского языка. К этому добавлено «Молоко для младенцев» (Катехизис для детей преподобного Джона Коттона). Самый старый из существующих полных букварей Новой Англии был напечатан в Бостоне в 1737 году Томасом Флитом, зятем миссис Гус, которую общеизвестные источники называют певицей детских песенок, собранных и опубликованных им под ее именем. Доказательства в пользу нее и француженки Mère l’Oie, пережитка Берты Бродфут, можно легко найти и взвесить; исследователи древностей Новой Англии склоняются к одной стороне, а исследователи фольклора — к другой.Исаак Уоттс в 1720 году, на девятом году своего знаменитого визита к сэру Томасу Эбни, который должен был длиться неделю и длился тридцать шесть лет, опубликовал «Божественные и нравственные песни для детей», которые он написал для дочерей. своего друга. Он также написал «Искусство чтения и письма по-английски» и опубликовал в 1726 году «Познание неба и земли стало проще; или «Объяснение первых принципов географии и астрономии». Его «Катехизисы для детей и молодежи» и «Краткий обзор всей истории Писания в вопросах и ответах» вышли в свет в 1730 году.Он сказал: «Я хорошо знаю, что некоторые из моих друзей воображают, что мое время тратится на слишком низкую услугу, пока я пишу для младенцев; но я довольствуюсь этой мыслью, что нет ничего слишком низкого для раба Христа, если он может таким образом самым действенным образом содействовать Царству своего благословенного Творца. … Не мне говорить, сколько часов, дней и недель было потрачено на пересмотр и проверку каждого слова и выражения, чтобы, если возможно, не было вставлено ничего, что могло бы послужить поводом для оскорбления благочестивых людей и семей; чтобы не было упущено ничего из того, что было необходимо знать детям в этом нежном возрасте; и что ни одно слово, фраза или чувство, если это возможно, не могут быть допущены, если они не могут быть доведены до понимания ребенка.

Доктор Уоттс сочинил для тетрадей моральные рифмы, начинающиеся с каждой буквы алфавита, и стихи, перечисляющие знаки Зодиака и порядок расположения планет. Один из последних помещал Землю в центр Солнечной системы, согласно вульгарным представлениям того времени, а другой соглашался с более современными представлениями. Каким бы мрачным ни было богословие половины гимнов, другие и нравоучительные песни так сладки и прекрасны по духу, что они так же хороши для сегодняшних детей, как и для маленьких девочек в Теобальдсе.

Гимны епископа Кена, даже более ранние, чем гимны Уоттса, заслуживают благодарной памяти. В более поздних изданиях его «Руководства по молитвам для ученых Винчестерского колледжа» есть гимны для утра, вечера и полуночи, два из которых: «Пробудись, душа моя, и с солнцем» и «Слава Богу». Тебе, Боже мой, в эту ночь», до сих пор любимы детьми.

Сказки и сказки о чудесах, продаваемые в Англии торговцами и теперь хранящиеся в библиотеках, были, многие из них, французского происхождения, либо из старых метрических романов, либо из сказок, собранных Перро и графиней д’Ольнуа. .Золушка, Валентина и Орсон, Белый Кот, Желтый Гном, Красавица и Чудовище — все они имеют прямое французское происхождение и когда-то были так же дороги любителям сказок всех возрастов, как всегда были дороги детям. Некоторые из книжек явно английские, как, например, «История Томаса Хикатрифта», в приключениях которой Теккерей думал, что сможет открыть для себя сильный стиль Генри Филдинга. Эта история менее известна, чем многие другие старые сказки, и ее стоит рассказать. Существует норфолкская легенда о великане по имени Хикафрик, от которого, вероятно, произошли приключения Томаса.Он жил во времена правления Вильгельма Завоевателя, имел больше силы, чем шесть лошадей или двадцать человек, стал слугой пивовара, сразился с великаном и убил его, завладел его пещерой и богатствами и жил долго и счастливо, время от времени ссорясь. чтобы поддержать его настроение. Именно в описании битвы с великаном Теккерей находит следы руки, написавшей бессмертное состязание между Молли Сигрим и Гуди Браун и предыдущую гомеровскую деревенскую битву.

В царствование королевы Елизаветы некий Ральф Ньюбери, чье имя до сих пор встречается в копиях «Хаклайт», «Холиншед» и «Стоу», был лондонским издателем.Более ста лет спустя мальчик по имени Джон Ньюбери, заявлявший о своем происхождении от него, рос на ферме в маленькой деревушке Уолтем-Сент-Лоуренс, графство Беркшир. Как и многие другие деревенские мальчишки, он предпочитал городскую жизнь ферме и, увлекаясь книгами, поступил в контору типографа в Рединге. Типограф умер через десять лет, и Ньюбери, один из его душеприказчиков, женился на его вдове и продолжил дело; печатание газеты, приготовление и продажа лекарств и содержание чего-то вроде одного из наших «сельских магазинов».В 1744 году он стал достаточно успешным, чтобы открыть два магазина в Лондоне, один возле Темпл-Бар, другой на Королевской бирже. В следующем году он отказался от обоих и обосновался на кладбище Святого Павла, совмещая продажу патентованных лекарств с продажей книг. Обе отрасли бизнеса процветали, и Ньюбери начал пробовать свои силы в третьей — написании и издании книжек для детей. Из трехсот книг, изданных им и его преемниками между 1744 и 1802 годами, копии или реклама которых все еще существуют, почти двести предназначены для детей.Первый из них, выпущенный до переезда на кладбище Святого Павла, — это «Маленькая хорошенькая записная книжка, предназначенная для наставления и развлечения Маленького Мастера Томми и Красивой мисс Полли, с приятным письмом для чтения от Джека Убийцы великанов». , а также мяч и игольница, использование которых обязательно сделает Томми хорошим мальчиком, а Полли хорошей девочкой. … Цена одной книги, 6 пенсов, с мячом или игольницей, динаров». Затем последовал «Круг наук» в десяти небольших томах, начиная с «Королевской битвы», сложенного жесткого листа, с буквами, картинками и

Тот, кто никогда не выучит азбуку,
Навсегда будет болваном;
Но тот, кто выучит эти буквы честно,
Должен иметь карету, чтобы подняться в воздух.

После этого юного ученика увлекли изучение орфографии, грамматики, арифметики, риторики, поэзии, логики и географии с хронологией, что было всем, что история значила для детей восемнадцатого века. Эта серия была настолько популярна, что частично публиковалась в различных исправленных и переработанных изданиях вплоть до 1793 года. Маленькие книжки размером менее четырех на три дюйма были посвящены детям королевской семьи или знатным были так же полезны в свое время, как и вопросы Мангналла позже. Их даже называли томами для табакерок или жилетных карманов, чтобы хранить их на всякий случай в больших карманах того времени, чтобы студенты могли извлечь дату, а участники спора при необходимости могли заключить спор.

В 1751 году появился первый номер «Лилипутского журнала, или Золотая библиотека юного джентльмена и дамы». Вероятно, он выходил ежемесячно по три пенса, имел гравюры на медной пластине и был направлен на то, чтобы «изменить мир, сделать человеческое общество более дружелюбным и восстановить Простоту, Добродетель и Мудрость Золотого Века.Можно заметить, что история времен Георга II не показывает заметного эффекта, произведенного этим произведением.

В списке книг Ньюбери нет книг для детей, кроме школьных, изданных в течение следующих десяти лет. Тем не менее, он все время писал и печатал маленькие томики, все следы которых исчезли. До 1760 года Оливер Голдсмит и братья Гриффит и Джайлз Джонс работали у него в качестве писателей и составителей, и именно им принадлежат многие детские книги. Один из авторов «Заметок и запросов» говорит: «Вероятно, существует множество его [Голдсмита] вкладов в эту отрасль литературы, которые никогда не будут прослежены, — например, баллады, которые, как нам говорят, он писал по кроне за штуку, бродя по миру. улицы, чтобы услышать, как их поют, и выслушать замечания и критику случайной публики». С 1760 по 1767 год Джон Ньюбери и его семья жили в Доме Канонбери в Ислингтоне, здании четырнадцатого века, где селились поэты и государственные деятели.Сын Ньюбери Фрэнсис говорит, что Голдсмит одно время жил на верхнем этаже и часто читал ему отрывки из своих стихов, таких как «Путешественник» и балладу из «Викария Уэйкфилда». Денежные дела Голдсмита всегда были безнадежно переплетены с делами его издателя, и сцена, где «филантропический книготорговец на кладбище Святого Павла» с красным прыщавым лицом дает несколько гиней доктору Примроузу, больному и без гроша в маленькой пивной за много миль из дома, несомненно, недалеко от истины.

В 1765 году появилось следующее объявление «Mr. Ньюбери намеревается опубликовать следующие важные тома в переплете и позолоте и настоящим приглашает всех своих маленьких друзей, которые могут заглянуть за ними в «Библию и Солнце» на кладбище Святого Павла; а у непослушных их нет. 1. Известная история Джайлза Имбирного пряника; маленький мальчик, который жил за счет обучения. 2. Пасхальный дар; или способ быть хорошим; очень желанная книга. 3. Подарок на Троицу; или способ быть счастливым; книга очень нужная для всех семей.4. Подарок ко Дню святого Валентина; или как вести себя с честью, честностью и человечностью; очень полезно с торговой нацией. Нас также просят сообщить, что в прессе есть и что вскоре будет опубликована либо по подписке, либо иным образом, как будет угодно публике, «История Маленькой Гуди Туфельки», иначе именуемой Марджери Туфельки». Вряд ли Ньюбери, Гриффит Джонс или Голдсмит написали Goody Two Shoes; но трудно читать предисловие мистера Уэлша к факсимильному изданию 1882 года и поверить, что добрый юмор сказки, персонажи, столь отличающиеся по своей индивидуальности от деревянных человечков и женщин многих книг Ньюбери, ворон, маленькая собачка Джампер, и призрак в церкви не произошел из того же источника, что Моисей и Фламборо.

Джон Ньюбери умер в 1767 году, оставив свой медицинский бизнес своему сыну Фрэнсису и поручив ему заниматься продажей и публикацией книг со своим сводным братом Томасом Карнаном и его двоюродным братом-тезкой Фрэнсисом Ньюбери. Эти трое не были в хороших отношениях, и последний Фрэнсис сам открыл магазин, а остальные остались на старом стенде. Новым магазином управлял племянник до его смерти в 1780 году, а затем его вдова, которая, выйдя на пенсию, передала бизнес Джону Харрису, но получала от него ежегодный доход до своей смерти в 1821 году.Карнан и Ньюбери издавали книги под своей фирмой до 1782 г., а Карнан — только до 1788 г.

Фрэнсис Ньюбери, сын, женившийся в 1770 г. на Мэри Рейкс из Глостера, сестре Роберта Рейкса, основателя воскресных школ; а Роберт Саути, родившийся четырьмя годами позже, отзывается о ней как о подруге своей тети, с которой он жил. Он говорит, что Мэри Рейкс вышла замуж за «Фрэнсиса Ньюберри с кладбища Святого Павла, сына того самого Фрэнсиса [так в оригинале] Ньюберри, который опубликовал «Гуди два башмака», «Джайлса Пряничного пряника» и другие подобные восхитительные истории в шестипенсовых книжках для детей, великолепно переплетенных в цветы. и позолоченная голландская бумага прежних дней.Как только я научился читать, а это было очень рано, мистер Ньюберри подарил мне целый комплект этих книг, числом более двадцати. Осмелюсь сказать, что они находились во владении мисс Тайлер после ее смерти и в идеальной сохранности, потому что она научила меня (и я благодарен ей за это) никогда ничего не портить и не портить. Это был богатый подарок, и, возможно, он сыграл более важную роль, чем я сознаю, в воспитании во мне той любви к книгам и той решительной решимости к литературе, как единственно желательной вещи, которая проявлялась с самого детства и которая никакими обстоятельствами в после того, как жизнь когда-либо ослабла или утихла.

Нельзя представить себе Джонсона, стиль которого соответствовал его личности, пишущего для детей или наслаждающегося книгами Ньюбери. Действительно, г-жа Пиоцци говорит о нем, что он «сначала научился читать о своей матери и ее старой служанке Екатерине, на коленях которой он хорошо помнил, как сидел, пока она рассказывала ему историю о святом Георгии и драконе. Воспоминание о таком чтении, которое доставляло ему удовольствие в младенчестве, заставляло его постоянно воображать, что это единственное чтение, которое могло бы понравиться младенцу, и он имел обыкновение осуждать меня за то, что я давал им в руки книги Ньюбери, как слишком пустяковые, чтобы занять их. внимание.«Младенцы не хотят, — сказал он, — слышать о младенцах; они любят, когда им рассказывают о великанах и замках, а также о чем-то, что может размять и стимулировать их маленькие умы». сказал он, «что родители покупают книги, и что дети никогда не читают их. Миссис Барбоулд, однако, получил его самую высокую похвалу, и она заслужила «. Томми Кэрлесс, Томми Лавбук, Томми Плейлав и Томми Титмаус фигурируют в каталоге книг Ньюбери Уэлша, но Томми Прудент, чье имя, без сомнения, указывает на его характер, либо навсегда исчез со сцены, либо является творением миссис Уэлш.Собственный мозг Пиоцци.

У детей в колониях примерно до этого времени не было книг, кроме тех, о которых Франклин говорит в своей «Автобиографии», — книжки, «Робинзон Крузо» и несколько случайных привозов из Англии; но после революции, по крайней мере в Новой Англии, не было недостатка в небольших дешевых переизданиях для них. Исайя Томас, самодельный человек наилучшего типа, ученик печатника в семь лет, прежде чем он научился читать, впоследствии успешный книготорговец, издатель и писатель, известный своим прекрасным видом и изысканными манерами, основатель Американского антикварного общества Вустера, всего сто лет назад издавал школьные учебники и сборники рассказов для детей.У него когда-то было шестнадцать типографий, семь из них в Вустере; пять книжных магазинов в Массачусетсе, один в Конкорде, Нью-Гэмпшир, один в Балтиморе и один в Олбани. Сейчас его книжечки трудно найти, но время от времени одна из них в оригинальном позолоченном или цветочном переплете попадает в руки коллекционера и стоит буквально почти на вес золота. В конце некоторых из этих книжечек находится каталог «Книги для обучения и развлечения детей, которые сделают их безопасными и счастливыми», напечатанные и проданные И.Томаса, в Вустере, штат Массачусетс, недалеко от здания суда». Сравнение с каталогом Ньюбери показывает, что почти каждая из этих книг была перепечатана с его изданий, в некоторых случаях с изменениями слов или фраз в соответствии с республиканским вкусом, как, например, в «Новогодний подарок медсестры Трулав; или Книга книг для детей. украшен разрезами; и предназначен для подарка каждому маленькому мальчику, который станет великим человеком и будет ездить на прекрасной лошади; и каждой маленькой девочке, которая станет великой женщиной и будет ездить в позолоченной карете губернатора.В изданиях той же книги, изданных Ньюбери, «позолоченная карета» принадлежит лорду-мэру.

Одна из самых забавных книжек — «Юный биограф», в которой рассказывается о жизни маленьких Мастеров и Мисс; включая множество хороших и плохих персонажей. Маленьким биографом. Первое вустерское издание. Вустер (Массачусетс). Напечатано Исайей Томасом и продано в его книжном магазине. Продано также Э. Баттель, Бостон, 1787 г.». Фронтиспис представляет собой бюст предполагаемого автора, ребенка, очевидно, на последней стадии гидроцефалии.В первой биографии мисс Бетси Алигуд говорится, что «эта хорошенькая маленькая мисс, хотя сейчас, всего лишь на седьмом году жизни, обладает большей Мыслью и Благоразумием, чем многие в семнадцать лет. Она с восхищением работает за «Иглой», читает как маленькая королева и пишет очень красивым почерком». О мастере Билли Баденоу рассказывают, что «в возрасте девяти лет он мог читать, писать и вести счет с кем угодно, добился определенных успехов в латыни и французском языках и понимал кое-какие мелочи в географии. Он был очень добродушен и с готовностью расставался со своими товарищами по играм.Но биограф продолжает, что с этими добродетелями и достижениями у него были серьезные недостатки, потому что он грабил фруктовые сады, собирал птичьи гнезда и убивал маленьких птиц, пинал пятками своих товарищей по льду и дрался с другими мальчиками. пока его отец не был вынужден отправить его в море.

Мисс Нэнси Кэрфул потеряла отца и мать на седьмом году жизни и провела много времени, поливая их могилу своими слезами. Гравюра на дереве показывает, что она занимается этим благочестивым, хотя и бесполезным поступком. Мастер Томми Осторожный, ее брат, героически сдерживал слезы, когда был с сестрой, но часто ускользал и вдоволь плакал в одиночестве.В четырнадцать лет он отправился изучать торговое дело в Бостон и был настолько способным учеником, что в конце концов стал наследником купца, в чью контору он попал. Наконец, пишет биограф, он «был избран на поздних всеобщих выборах представителем в Генеральном суде от одного из первых городов Новой Англии без малейших затрат для себя». Из чего современный читатель может сделать один из двух выводов: либо взяточничество и коррупция не были неизвестны избирателям в первые дни существования этой республики, либо Томас перепечатал книгу (названную в списке Ньюбери на следующий год, кроме одного), заменяя «член парламента» и другие термины, неизвестные детям янки, словами, с которыми они были знакомы.

Мисс Амелия Лавбук, примерный ребенок восьми лет и герой одной из биографий, пишет другу: «Дорогая мисс, я получила ваше любезное приглашение, так как я была в городе, на то, что вы изволите назвать Игра Ромпс. Я не берусь говорить, как маленькие мисс должны проводить свое время; но вы должны извинить меня, если я скажу, что я думаю, что время, которое так ценно, может быть потрачено гораздо лучше, чем возня. Если бы вы пригласили меня выпить с вами серьезную чашку чая, я, безусловно, принял бы это любезное предложение, которое, возможно, могло бы привести к разговору на пользу нам обоим. Неужели писатель хотел представить идеальным ребенком маленькую сморщенную, жеманную барышню, пьющую чай, который тогда, как и теперь, был — или должен был быть — запрещен хорошо воспитанным детям? Является ли мисс Амелия родительницей болезненной школы детской биографии, которая расцвела тридцать или сорок лет спустя?

Еще одна книга, не вошедшая в каталог публикаций Ньюбери Уэлша, за исключением «Естественной истории четвероногих зверей» мистера Теллтрута, называется «Естественная история зверей, которых можно встретить в четырех четвертях земного шара».Чарли Колумб. Украшено картинками. Первое вустерское издание. Напечатано в Вустере, штат Массачусетс, Исайей Томасом, 1794 г.». Он посвящен «Всем хорошим маленьким мастерам и миссис в Соединенных Штатах Америки» и начинается с «носорога, которого иногда называют единорогом из-за того, что у него только один рог, растущий из его носа или морды». Тело зверя занимает на гравюре так много места, что показан лишь очень маленький кусочек его рога. В книге говорится, что когда носорог убивает человека, «он приходит и лижет его, и язык у него такой грубый и твердый, что отрывает мясо от костей.Гравюры на дереве очень забавны. «Тигр» находится в безудержной позе; кошка и морская свинка из-за отсутствия объектов, с которыми их можно было бы сравнить, кажутся крупнее медведя и гиены; подобие «барбируссы», очевидно, развилось из внутреннего сознания художника, потому что у него по три или четыре клыка по бокам головы и хвост, похожий на узел истинного любовника. Затем о camelo pardalis говорится как об очень необычном животном, и изображается и описывается сказочный китайский зверь сукутиро или скутайро, не встречающийся в более поздних работах по естествознанию.

«Восторг Джеки Денди; или «История птиц и зверей» в первом вустерском издании 1788 года, включает также «Андрокла и льва», «Смерть и погребение петуха Малиновки» и «Посещение Хоумли-Холла», где существует старый добрый обычай есть пудинг перед мясом. наблюдалось; ибо, как говорит автор, «мастер Пруденс, произнеся милость, мы все принялись за намерение уничтожить прекрасный пудинг, который стоял на дне стола».

В Даре Отца есть уроки орфографии, которым предшествует эта нравоучительная песня: —

Позволь мне не присоединиться к тем, кто в Играх,
Кто рассказывает Выдумки и Истории,
Я со своей Книгой проведу День,
И не с такими Мальчики живут.
Один грубый мальчик испортит счет,
Как мне часто говорили;
И одна плохая Овца, в свое время, обязательно
Повредит всему Стаду.

«Мелодия Матушки Гусыни, или Сонеты для колыбели, в двух частях. Часть I. Самые знаменитые песни и колыбельные старых британских нянь, рассчитанные на то, чтобы развлечь детей и усыпить их. Часть II. Истории этого милого Певца и кормилицы искусства и слухов, мастера Уильяма Шекспира», впервые напечатанные Карнаном, пасынком Ньюбери, в 1780 году, включают в первую часть историю Джонни и Бетти Винкл, любовную историю маленького человека и маленькая горничная с пародийными афоризмами из «Кока-колы о Литтлтоне» и других ученых авторов, а также «Червивый пирог», потрясший Питера Парли.

В «Подарке брата» мисс Китти Блэнд, избалованная в школе-интернате, перевоспитывается своим братом, который в награду за ее превосходное рукоделие дарит ей новую пару прекрасных корсетов. , изображение которого занимает чуть ли не целую страницу рассказа.

«Порок в его надлежащей форме, или чудесное и печальное превращение нескольких непослушных мастеров и девиц в тех презренных животных, на которых они больше всего похожи своим нравом» — предостережение для плохих детей.В «Истории Томми Кэрлесса», которая до сих пор существует в издании Ньюбери среди ряда переизданий Томаса, герой за одну неделю выпадает из окна в воду, теряет и своего воздушного змея, и его веревку, падает с яблони, обжигает указательный палец, плавя свинец, убивает свою птицу, забыв повернуть миску с водой к клетке, и вырывает волосы из хвоста Доббина, пока лошадь не пинает его и не убивает любимого пойнтера его отца. Книга оставляет несчастного мальчика, пойманного одним пальцем, в мышеловку.

Сказки и стихи, хотя всегда рекламировались как высоконравственные, часто настолько свободны в словах, что совершенно не подходят для детского чтения в наши дни. Копии, которые остались, либо на оригинальной голландской бумаге, в цветах радуги, синем, зеленом, красном и желтом, с маленькими позолоченными фигурами, все на пространстве менее четырех дюймов на три, либо скреплены вместе, полдюжины в один объем жира. Это были книжечки, которые каждая сельская учительница считала своим долгом раздать «всем своим ученицам в день закрытия школы.В противном случае ее сочтут скупой, и половина того хорошего, что она сделала за лето, будет сведена на нет из-за упущения ожидаемых пожертвований. Если бы она проявила хоть малейшую щедрость или надеялась, что ее запомнят с уважением и любовью, она должна была бы потратить недельную зарплату, а может быть, и больше, на покупку этих игрушечных книжек.

Томас был так же изобретателен, как и Ньюбери, рекламируя одну книгу с помощью другой. Мастер Френдли в «Подарке отца» «наизусть заполучил все книжки, продаваемые Томасом, сыном и Томасом в Вустере, когда он был еще совсем маленьким мальчиком», а в «Рождественском подарке» медсестры Трулав есть подобное упоминание о их. Одни и те же сокращения использовались Томасом и, предположительно, Ньюбери, для иллюстрации самых различных сцен и обозначения лиц самого разного характера из похвального духа экономии, еще не угасшего в издателях детской литературы.

В этой стране, кроме Томаса, были и другие издатели и продавцы детских книг в последние годы восемнадцатого века и первые годы девятнадцатого. Второе издание «Наставника для детей» в Коннектикуте, написанное учителем маленьких детей из Филадельфии, было напечатано издательством «Лазарь Бич» в Ньюфилде (Миддлтаун?) в 1799 году.В нем есть «Гимны миссис Барбоулд в прозе» и отрывки из «Маленького Чарльза»; также длинная история о вундеркинде по имени Билли, который в пять лет всегда был хорошим и послушным и сказал: «Если ты хочешь быть мудрым, ты должен всегда следить за своими гласными и согласными». Когда генерал Вашингтон приехал в город, мама Билли попросила его произнести речь для дам, и он начал: «Американцы! ставь постоянно перед глазами твоими прискорбные сцены твоего рабства и чарующую картину твоего избавления. Начните с младенца в его колыбели; пусть первое слово, которое он шепелявит, будет Вашингтон». Дамы были в восторге от того, что Билли так хорошо говорит. Один сказал, что он должен быть священником, другой сказал, что он должен быть адвокатом, а третий сказал, что он должен быть президентом Соединенных Штатов. Но Билли сказал, что он тоже не может быть, если его мама не разрешит ему. Несколько более поздняя книга «Юношеский сборник, включая естественную историю для детей», опубликованная Джейкобом Джонсоном из Филадельфии в 1808 году, содержит медные листы, выполненные в духе и с большой тщательностью, изображающие птиц и животных.

Добсон, издатель из Филадельфии, выпустил экземпляр «Вечеров дома» через два года после того, как последний том был опубликован в Англии. Прошло почти тридцать лет с тех пор, как миссис Барболд написала «Ранние уроки» для своего племянника и приемного сына Чарльза Рошмона Айкина. В то время у нее и ее мужа была школа, и она старалась познакомить своих учеников с Шекспиром, обучая их играть роли в пьесах. Однажды она пишет своему брату: «Говорила ли я вам, что мальчики будут играть Первую часть Генриха IV., а я занят изготовлением бумажных вандейков и отделкой их шляп перьями? И снова: «Мы очень заняты подготовкой нашей пьесы «Буря», и четверо или пятеро наших малышей должны прийти в роли фей; и я собираю обрывки из «Сна в летнюю ночь» и т. д., чтобы сделать небольшую сцену вместо маски Цереры и Юноны». Ее «Гимны в прозе», опубликованные в 1777 году, были написаны для ее младших учеников, одним из которых впоследствии стал лорд Денман, верховный судья Англии, а другим — сэр Уильям Гелл, прославившийся своими иллюстрированными работами о Помпеях.«Лорд Денман, — говорит его биограф, — всегда приписывал благоразумной заботе своей первой наставницы большую часть своей сохранности памяти, своей любви к литературе, а также ясности и силы своего красноречия».

В 1796 году Мария Эджворт опубликовала первый том «Помощника родителей». До этого она перевела несколько рассказов мадам де Жанлис, но чужой перевод помешал ей опубликовать их. С этого времени и до 1830 года она постоянно занималась писательством, и ее книги для детей составляют немалую часть ее творчества.Она жила в доме, полном детей, писала свои короткие сказки на грифельной доске и, если они нравились ее младшим братьям и сестрам, печатала их. В 1798 году она и ее отец выпустили « Практическое образование» , первую часть которого он написал со второй из своих четырех жен, Онорой Снейд, обрученной с майором Андре. Она была напечатана, но не опубликована, и спустя более двадцати лет Ричард Ловелл Эджворт отдал ее доделывать дочери. Он считал, что детские рассказы должны быть историей реальной жизни, а не невероятностей, и что в них не должно быть даже поэтических аллюзий.Его дочь, которая лучше его понимала детей и всю жизнь прожила среди них, «не только, — как говорит ее позднейший биограф, — писала детским языком, но, что еще реже, с детской точки зрения». Посмотреть.»

«Ami des Enfans» Беркена и рассказы мадам де Жанлис оказали определенное влияние на английские книги для детей. Теории Руссо также были изложены в «Сэндфорде» и «Мертоне и Маленьком Джеке» Томаса Дэя. Как говорит Гораций Скаддер: «В разговоре о детях и Французской революции на одном дыхании кажется что-то полугротескное, но я думаю, что это несоответствие лишь внешнее.… Восприятие того, что у ребенка были отношения с Богом, было одной из форм нового сознания ценности и достоинства человека». Что бы современные писатели ни говорили об утилитарных тенденциях системы Эджворта, несомненно, что маленькие люди из книг хорошо воспитаны, разумны и рано обучены терпению, самообладанию и необходимости нести последствия собственные глупости и ошибки — три урока, не бесполезных в загробной жизни. Они тоже настоящие дети, как можно видеть, сравнивая их не с Маленьким лордом Фаунтлероем, или Маленькими женщинами, или любыми другими современными фаворитами, но с маленькими фигурками Ноева ковчега, названными так, чтобы представлять их характеры в книгах Ньюбери. или репринты Томаса.

В 1791 году Джонсон, лондонский книготорговец, нанял Уильяма Блейка для разработки и гравировки шести гравюр для серии сказок для детей в тогдашней школе Беркена, созданной фавориткой и протеже Джонсона Мэри Уоллстонкрафт; сказки новые и востребованные осенью того года, ныне неизвестные книжным прилавкам. Они называются «Оригинальные истории из реальной жизни, с разговорами, рассчитанными на то, чтобы регулировать привязанности и формировать разум к истине и добру». Книга так и не вышла во второе издание.Блейк уже написал, спроектировал, напечатал и выгравировал свои «Песни невинности» и должен был опубликовать через много лет свои «Песни опыта», обе из которых содержат одни из самых прекрасных детских стихов на этом языке.

Рассказы Мэри Уоллстонкрафт критикуют жестокое обращение с животными, сварливость, ложь, жадность, лень, медлительность и другие недостатки детей. Каждая глава имеет иллюстративный рассказ. «Безумный Робин», которого миссис Пеннелл цитирует в своем жизнеописании Мэри Уоллстонкрафт, великолепно задумано и рассказано.Примерно в это же время, когда Мэри занималась литературной халтурой для Джонсона, она перевела, а Блейк проиллюстрировал «Элементы морали» Зальцмана, которые выдержали несколько изданий и были переизданы в Балтиморе в 1811 году. Мисс Йонг возродила его в своем хранилище. Истории для нынешнего поколения.

Мэри Уолстонкрафт умерла в 1797 году, вскоре после замужества с Уильямом Годвином. Через несколько лет он снова женился, и его жена, женщина с любовью к бизнесу, но без особого опыта управления издательством, составила план открытия того, что он называет «журналом книг для использования и развлечения людей». дети.В 1802 году он писал: «Я думаю, что маленькие книжки миссис Барбоулд, четыре штуки, в целом превосходно приспособлены к способностям и развлечениям маленьких детей. … Что касается книг миссис Барбоулд, у меня нет проблем. Но здесь мое суждение и господствующая страсть моих современников расходятся. Они нацелены на развитие одной способности; Я должен стремиться взращивать другого. … Без воображения не может быть подлинного пыла в каком-либо стремлении или к какому-либо приобретению, а без воображения не может быть подлинной нравственности, без глубокого переживания чужой печали, без горячей и настойчивой заботы об их интересах.Именно способность создает человека, а не жалкая мельчайшие детали, из-за которых нынешняя эпоха так беспокоится». Собственные идеи Годвина по всем предметам были настолько революционными, что он знал, что детские книги, написанные под его именем, никогда не будут продаваться, и он выпустил серию небольших томов, якобы написанных неким Болдуином, напечатанных для Томаса Ходжкинса в Библиотеке для несовершеннолетних. Басни Болдуина «Древние и современные», «Пантеон, или Древняя история богов Греции и Рима» и «История Англии, Греции и Рима» по-прежнему интересны, хотя и бесполезны с современной исторической точки зрения.Через некоторое время миссис Годвин управляла бизнесом (который продолжался в течение двадцати лет, но был чередой неудач) под именем MJ Godwin & Co., переводя и издавая несколько книг с французского.

Нынешние дети в долгу перед Годвином за то, что он предложил, а фирме за публикацию «Рассказов Шекспира и Приключений Улисса» Чарльза и Мэри Лэмб. Авторы также написали в 1809 году «Школу миссис Лестер» «для М. Дж. Годвина в Библиотеке для несовершеннолетних, No.Скиннер-стрит, 41». Его популярность побудила брата и сестру написать два очень маленьких сборника стихов для детей. Чарльз Лэмб писал Кольриджу в том же году: «Наши маленькие стихи очень скромны; но у них нет имени. Вы должны прочитать их, помня, что они были работой над заданием; и, может быть, вы восхититесь количеством сюжетов, все из детей, выбранных старым холостяком и старой девой. Многие родители не нашли бы столько». Вскоре все издание было распродано и распродано.Около трети стихотворений было напечатано в течение следующего года в двух сборниках избранных. В 1812 году все стихотворения, кроме трех, были переизданы в Бостоне. Однако о существовании репринта в Англии ничего не было известно, пока в 1877 году не была опубликована статья, описывающая копию оригинальных двух томов, купленных джентльменом из Южной Австралии на распродаже в Плимуте, Англия, одиннадцатью годами ранее. Эта статья, цитируемая в газетах Соединенных Штатов, обнаружила два экземпляра бостонского издания.

Джейн Тейлор впервые появилась в печати в 1804 году в журнале Minor’s Pocket-Book, а в следующие несколько лет она и ее сестра Энн опубликовали «Оригинальные стихи для детского разума» и «Гимны для детского разума», знакомые современным детям по иллюстрациям Кейт Гринуэй. .

«Бал бабочек», стихотворение Уильяма Роско, автора «Жизнеописаний Лоренцо Медичи и Льва X», появилось в 1807 году как первое из серии, известной как «Кабинет Харриса», но перепечатанной из «Журнала джентльменов».Оно всегда было любимым стихотворением в сборниках и школьных хрестоматиях и до сих пор не забыто. За ним последовали подражания: среди них «Павлин дома» миссис Дорсет и «Маскарад льва» с иллюстрациями Малриди. По крайней мере, одна из этих книг была переиздана мистером Уэлшем факсимиле в течение нескольких лет.

В 1799 г. «Дж. Уокер, Э. Ньюбери и все другие книготорговцы и канцелярские продавцы в Великобритании, Ирландии и Америке» выставили на продажу «Журнал для юных джентльменов и дам, или универсальное хранилище знаний, наставлений и развлечений».Предназначен для того, чтобы открыть нежный Разум для знакомства с Жизнью, Моралью и Наукой, а также Произведениями Природы и Искусства; и служить полезным вспомогательным средством для общественного и частного обучения. Под редакцией доктора Майора, Vol. Я.» Это небольшой дуодецимо. Проспект на форзаце информирует публику о том, что целью журнала является обучение, а не развлечение. Несколько человек, бывших учителями, поясняется в предисловии на джонсоновском английском, «заметили, что у молодых людей обоего пола нет соответствующих периодических изданий, которые могли бы послужить стимулом к ​​учебе, вспомогательным средством к устному обучению или дополнением к обучению». свободный час.Доктор Майор много лет был учителем и составителем школьных учебников. Он также отредактировал и переписал сборник путешествий и путешествий, носящий его имя, и, без сомнения, пробудил первую тягу к морской жизни у многих будущих офицеров королевского флота. Поэтому он оказался подходящим человеком для редактирования журнала, и он начался с символического фронтисписа, изображающего «Аполлона и Минерву, ведущих молодежь обоих полов в Храм». В первом номере также была «красиво раскрашенная тарелка из «Природы моховой розы» с простым дубликатом, предназначенным в качестве упражнения для юного карандаша.Журнал начинается с пролога в стихах, за которым следуют арифметические рекреации, лекция по ботанике, две басни в стихах, статья о политическом положении в Египте, начало катехизиса здоровья, описание гидростатической лампы, некоторые изречения и наставления древних философов, несколько анекдотов о магометанском правосудии, письмо о союзе мужских и женских занятий, игра в двадцать вопросов, восточная сказка, обзор школьных и детских книг, диалог, гимн доктора .«Блэклок», «Ода детству», «Воспоминания о маленьком пони Дике» и еще один рассказ, отрывок из книги о путешествиях по Китаю и одна-две шарады. В первом номере восемьдесят четыре страницы, и несколько статей имеют продолжение. Судя по характеру журнала, он вряд ли мог быть долгоживущим. Это далеко не все, и журнал для юных миссис, существовавший несколько лет в Бруклине в начале века, до действительно превосходных журналов для подрастающих мальчиков и девочек сегодняшнего дня.Едва ли найдется предмет, который любой знающий читатель не найдет в этих периодических изданиях трактованным так, чтобы он ясно, точно и привлекательно рассказал ему что-то, о чем он не знает. Научно-популярные, мануфактурные, описания диковинных стран и животных, советы для домашней и школьной жизни, захватывающие истории из истории — чего еще может хотеть ребенок, если в каждом номере по две-три хорошие, иногда очень хорошие истории?

Все это время в Соединенных Штатах существовала тенденция, как мы видели, переиздавать английские книги либо точно, либо с очень небольшими изменениями в соответствии с республиканским вкусом.От небольших томиков Беньяна Франклина, которые он продавал, чтобы купить несколько небольших книжек, историческую коллекцию, его «Плутарха», «Дефо» и «Спектейтор», мало что изменилось до конца века, когда Букингем, бостонский печатник, кроме последняя упомянутая работа, Робинзон Крузо, Goody Two Shoes, Tom Thumb, Michael Wigglesworth’s Day of Doom, подшивка альманахов, Путешествия Гулливера, История пиратов, Священник Уэйкфилда, Тристрам Шенди, Том Джонс и Юниус. Но школьные учебники были редки и дороги во время революции, и Ной Вебстер, предвидя, что такие труды, как «Новый путеводитель по английскому языку» Дилворта, вероятно, предназначенные для благотворительных школ, не будут долго использоваться в новой стране, опубликовал свой «Грамматический институт», содержащий немного общей информации для деревенских юношей и девушек, у которых было мало книг, а затем его типичный для Новой Англии справочник по правописанию.

Доктор Холмс рассказывает, насколько мальчики и девочки Новой Англии слышали в книгах гораздо больше об английских птицах, цветах, играх и социальных обычаях, чем о своих собственных, и как он обычно оказывался в чужой мире, «где Джеймса звали Джем, а не Джим, как мы слышали; …где непослушные школьники пробирались через щель в живой изгороди, чтобы украсть красные полоски фермера Джайлза, вместо того, чтобы перелезть через забор, чтобы подцепить Болдуинов старого Дэдди Джонса; где Ходж ходил в пивную за кружкой пива, а мы видели, как старый Джо направлялся в бакалейную лавку за стаканом разорения; …где жаворонки и соловьи вместо желтых птиц и боболинков; где малиновка была маленькой домашней птицей, которая питалась за столом, а не большим суетливым, дерганым, коклюшным дроздом». Приближалось время, когда в рассказах и развлекательных книгах можно будет найти такие же отчетливо американские черты, как и в школьных учебниках Вебстера. Этим изменением мы обязаны одному человеку, Сэмюэлю Грисволду Гудричу, родившемуся в Риджфилде, штат Коннектикут, в 1793 году. Его отец был священником, имевшим в то время большую коллекцию богословских книг, но немного других.Сын говорит: «Когда мне было около десяти лет, мой отец привез мне из Хартфорда Гаффера Джинджера, Goody Two Shoes и несколько стишков и джинглов, которые теперь собраны под названием Mother Goose, и, возможно, несколько других игрушечных книжек этот день. Это были откровения. Конечно, я их читал, но, должен добавить, без особого удовольствия.

Чуть позже один из товарищей одолжил мальчику книгу с некоторыми популярными сказками и сказками великанов, которые внушили ему такой ужас, что мать была вынуждена сказать ему, что они неправда, а выдуманы для развлечения детей .С тонким презрением и истинным деловым духом Парли ребенок ответил: «Ну, они меня не забавляют». Он вырос с верой в то, что детские книги тех дней были полны только лжи и ужасов, возбуждая тех, кто их читал, к преступлениям и кровопролитию. Однако в двенадцать лет он был в восторге от «Робинзона Крузо» и от перевода одной из сказок мадам де Жанлис, объясняющей некоторые чудеса простыми физическими причинами. Он также читал «Пастух Солсбери-Плейн» и двадцать лет спустя, рассказывая Ханне Мор, как он ему понравился, придумал «Рассказы о переговорах».В 1827 году он опубликовал первую из них — «Рассказы Питера Парли об Америке». В течение следующих тридцати лет он написал или отредактировал более сотни томов, большинство из них для детей или школ, написанных в приятной и знакомой манере. Читатель средних лет вряд ли увидит его маленькую «Историю Соединенных Штатов» с главами, посвященными Центральной и Южной Америке, и не увидит в качестве источника многих идей, полезных в дальнейшей жизни, уродливые маленькие гравюры на дереве, изображающие пилигримов, высадившихся в снежную бурю, «Дастин». нападение индейцев на семью, сожжение Скенектади или капитан Уотертон на спине каймана.Вполне возможно, что правдивые рассказы об индейских варварствах могут вызвать у чувствительного ребенка такое же чувство ужаса, как и легенды о великанах, но Питер Парли, кажется, никогда так не думал. По его мнению, если что-то было правдой, то оно было правильным; если ложно, то это было неправильно. В своей автобиографии он с презрением отзывается о попытках возродить старые сказки и обращается с английскими детскими стишками, изданными Холливеллом, так, как если бы они не заслуживали внимания. Его ум был по существу прозаическим, но он проделал огромную работу по упрощению истории, географии и путевых книг для детей.

Джейкоб Эббот опубликовал свою книгу «Молодой христианин» в 1832 году и с этого времени до своей смерти в 1879 году постоянно писал для молодежи. Кто не благодарен, несмотря на запоздалые непочтительные пародии, за простые картины счастливой детской жизни в книгах Роба, Люси, Джонаса и Франконии? Как бы старомодны они ни казались теперь, они так полны здравого смысла и так ясно представляют себе отношения детей друг к другу и к старшим, что некоторые из них должны быть на книжной полке каждого ребенка.Молодые люди четырнадцати или пятнадцати лет, такие как Бичнат и Мэри Белл, которые служат проводниками и учителями для детей на несколько лет моложе, удивительно зрелы и обладают чудесным развитием разума, суждений и знаний о детской природе; но их советы всегда хороши и достойны памяти. Кроме того, это отчетливо сказки Новой Англии. Дети катаются на санях и каботажном судне, ходят на снегоступах, жарят кукурузу, жарят яблоки и делают тысячи вещей, которые нравятся деревенским мальчикам и девочкам.Они также учатся пользоваться глазами в путешествиях, и многие современные взрослые мужчины и женщины, которые не могут понять, почему Лондон или Париж кажутся такими знакомыми, в Европе обязаны Ролло знаниями, усвоенными так давно, что его источник был забыт.

Между 1840 и 1850 годами в детских книгах ощущалось немецкое влияние. Сказки братьев Гримм переводились и раньше, но на сцену вышли Гаммер Гретель и маленькие истории из реальной жизни. Иллюстрации и шрифт стали лучше. Вскоре после 1850 года в книгах для детей, изданных по обе стороны Атлантики, можно было увидеть действительно красивые цветные картинки.К тому времени Ганс Андерсен был хорошо известен детям, читающим по-английски. Царство сказок началось снова с изучения фольклора. Со сказками и легендами о героях, переписанными и упрощенными для детей, с историей, рассказанной в форме рассказа, есть только одна опасность, что юные читатели удовольствуются сокращениями и ничего не узнают в последующие годы о великих оригиналах.

Радикальная женщина, стоящая за «Спокойной ночи, луна»

Брауну обычно требовалось пятнадцать-двадцать минут, чтобы написать первый набросок истории — они часто были нацарапаны на обратной стороне конвертов или в списках покупок.Затем ей потребовался год или два, чтобы определить темп и время текста. Она утверждала, что никогда не имела «ни малейшего представления в начале истории о том, чем будет конец». Примерно в 1940 году Браун начала заниматься психоанализом с Робертом Баком, который позже стал президентом Нью-Йоркского психоаналитического общества и института, и она все больше интересовалась интерпретацией своих снов. Она пришла к выводу, что одной из ее главных творческих задач как художницы было позволить своему бессознательному прорваться на бумагу — от «ребенка, который живет в каждом из нас».. . возможно, единственная лаборатория, которую мы все разделяем». В недатированной заметке она написала: «Льюису Кэрроллу снилось большинство его книг». В 1950 году она опубликовала «Сонник», который приглашал читателей в путешествие по фантазиям и фугам различных персонажей, животных и других. В эссе о том, как писать для маленьких детей, она заявила: «Собственная история ребенка — это мечта; но хорошая история — это мечта, которая является правдой более чем для одного ребенка».

Документы Брауна хранятся в Университете Холлинса и в Библиотеке Вестерли в Род-Айленде.Письма и дневники, написанные во время ее раннего взросления в Нью-Йорке, полны головокружительной энергии. С возрастом она не теряет своего изобилия, но становится темнее. В серии писем любовнице она, кажется, угрожает самоубийством. В дневниковой записи она рассказывает о череде кошмаров. Фрагменты некоторых ее неопубликованных работ делают историю о мертвой птице пресной: котята раздавлены руками невнимательных детей; мыши падают насмерть от когтей бегущих хищников.

Книжный редактор Урсула Нордстром, которая работала с Брауном над несколькими из ее самых известных книг и называла ее «Мисс Гений», позже вспоминала, как Браун говорил ей, что тот самый темперамент, который позволил ей писать прекрасные детские книги, — ее чувствительность к дрожи чувство — также может сделать ее глубоко несчастной.Как однажды написал Браун: «Ребенок никогда не знал, девочка никогда не была уверена, женщина, чем дольше она была собой, тем менее была уверена».

Самый продуктивный период Брауна совпал с периодом, когда она была наиболее психологически уязвима. В 1940 году она познакомилась с Бланш Элрихс, актрисой, поэтессой и дилетанткой. Эльрихс носила имя Майкл Стрейндж — псевдоним, который она взяла, чтобы получить от редакторов «справедливое мнение» о своих стихах.

Мультфильм Лианы Финк

Стрейндж выросла в обществе Новой Англии и была замужем за актером Джоном Бэрримором с 1920 по 1928 год.Профиль в этом журнале, опубликованный в 1927 году, описывал ее как «полную Италии», «крайне эмоциональную» и «исключительно порывистую и полную огня». Иногда Стрэндж гастролировала по стране, выступая с шоу, в котором она читала вслух отрывки из Библии и стихи Эдны Сент-Винсент Миллей и Уолта Уитмена, а на заднем плане играла арфа.

К тому времени, когда Браун встретила Стрэнджа, который был на двадцать лет старше ее, Стрейндж вышла замуж за своего третьего мужа, известного юриста, и проводила большую часть своего времени, обедая в женских клубах и стонала от похмелья.У них начался бурный роман. В конце концов Стрэндж ушла от мужа и убедила Брауна переехать в квартиру напротив нее, в здании в Верхнем Ист-Сайде, недалеко от особняка Грейси. Влюбленные входили и выходили из резиденции друг друга, когда им заблагорассудится, и делили дворецкого по имени Пьетро.

В одном из дневников Брауна задокументированы первые несколько лет романа, отношения, которые, кажется, существовали в основном после захода солнца, в сопровождении джина Мартини из Палаты лордов. (Браун и Стрэндж были постоянными посетителями «Алгонкина» и «Сарди».) Журнал часто интересно читать. Много ночей, пишет Браун, эти двое бродили по Манхэттену, как пара кошек, их прогулка прерывалась группами кокетливых молодых людей или проезжающих мимо таксистов, предупреждающих о «плохих людях, скрывающихся в дверях». Прогулка со Стрэнджем по темным городским улицам была, как пишет Браун, «возвышенным опытом» — даже лучше, чем поэзия.

Стрэндж, которого Браун иногда называл сэром Бэби или Кроликом, доктором медицины (Браун звался Булочка), мог быть жестоким и злобным.Браун пишет в своих дневниках о «сердитых глазах, темных и диких». Слабость и неуверенность в себе были проклятием для Стрэнджа, который критиковал сбивчивую манеру речи Браун и ее интерес к психоанализу, не говоря уже о том, как она готовила и подавала чай.

Пожалуй, больше всего огорчило явное пренебрежение Стрэнджа к профессии Брауна как автора детских книг. Браун питал сомнения в легитимности ее работы; когда-нибудь, по ее словам, она надеется стать «настоящим» писателем. Хотя она никогда не публиковала роман для взрослых, одна из ее самых любимых книжек с картинками, «Сбежавший кролик», похоже, ловко передает ее бурную динамику со Стрэнджем.Опубликованная в 1942 году история начинается с того, что главный герой объявляет о плане побега из лап мамы-кролика. «Если ты убежишь, я побегу за тобой», — говорит мать. Пытаясь убежать, маленький кролик превращается в других существ: рыбу, птицу, парусник. В конце концов, измученный добродушным стремлением матери, он сдается: «Чёрт возьми. С таким же успехом я мог бы остаться там, где я есть, и быть твоим маленьким кроликом. История затрагивает всеобщее детское стремление к независимости, но ее также можно читать как метафору бурного романа.Отношения Брауна и Стрэнджа оставались бурными, но время от времени они оставались вместе до 1950 года, когда Стрэндж умер от лейкемии.

В 1947 году Браун опубликовала свою самую известную книгу «Спокойной ночи, луна». Действие в этой скупой, поэтичной истории о зайчике перед сном происходит медленно, и сцена никогда особо не меняется. В то время как молодой кролик ворочается в спальне с зелеными стенами, желая спокойной ночи различным вещам в комнате — мыши, расческе, красному воздушному шару — иллюстрации Клемента Херда, выполненные в глубоких драгоценных тонах, медленно тускнеют, панель за панелью, и мягкая сетка звезд за окном начинает светлеть.

На протяжении многих лет песню «Спокойной ночи, луна» имитировали десятки раз; книжки с картинками, призванные помочь детям заснуть, настолько распространены, что породили пародии, в том числе бестселлер 2011 года «Иди на хуй спать». Но ни одна из этих книг не приблизилась к достижению сюрреалистического качества «Спокойной ночи, луна», в которой элементы движения «Здесь и сейчас» сочетаются с ощущением галлюцинаторной задумчивости. Книга сочетает в себе достоинства ее лучших работ: вдохновенная чепуха («спокойной ночи, месиво»), повторяющийся язык, обволакивающие визуальные эффекты.Маркус в своей биографии Брауна описывает книгу как «хитрую прозрачность идей Бэнк-стрит и их противоположностей». Со временем он стал коммерчески успешным; сейчас было продано более сорока миллионов копий.

«Спокойной ночи, луна», как и многие модернистские произведения искусства, полна дразнящих двусмысленностей. Является ли книга пожеланиями спокойной ночи всем и каждому — «Спокойной ночи, никто», «Спокойной ночи, расческа» — медитацией или заклинанием? А кто именно исполняет желания? Почему кукольный домик светится? Некоторые из самых странных и смущающих аспектов книги — это панели, на которых взрослый кролик тихо сидит в кресле-качалке в дальнем конце комнаты, вяжет и наблюдает за тенями, мерцающими событиями.Как призрак, она иногда есть, а иногда нет.

«Это было проще, чем выйти из группового текста». Мультфильм Софи Люсидо Джонсон и Сэмми Сколмоски

Одним из немногих живых людей, хорошо знавших Браун, является Джеймс Стиллман Рокфеллер-младший, ее жених на момент ее смерти. Рокфеллер не был с Брауном во Франции, когда она умерла. Она была в отпуске в одиночестве, и вскоре после экстренной операции в Ницце у нее образовался сгусток крови по поводу кисты яичника или воспаленного аппендикса.

Рокфеллеру, которого друзья называют Пебблом, сейчас за девяносто. Он живет со своей женой Мэрилин на большом участке за пределами Камдена, штат Мэн. Я встретился с ним там недавно, и он показал мне несколько фотографий Браун, сделанных им в 1952 году, когда она жила в летнем доме, который она купила на соседнем острове Винальхейвен. Ее дом там, который она называла «Единственным домом», имел некоторые сверхъестественные черты ее книжек с картинками, в том числе дверь на втором этаже, которая открывалась наружу, хотя балкона не было.

На одной из фотографий Браун в обнаженном виде загорает на камне рядом с отверстием для купания. «В ней было так много разных людей, что ее трудно определить», — сказал он. «Кем она была? Какой она была? Это трудные вопросы». Я спросил Рокфеллера, который встретил Браун на вечеринке в Джорджии за несколько месяцев до ее смерти, обсуждали ли они возможность завести детей. «Она была так наполнена собственной жизнью, — сказал Рокфеллер. «И все же где-то на линии, должно быть, была нехватка. Но захочет ли она обыкновенного брака, с детьми, — я никак не мог ее в этом увидеть.

В статье Life о Брауне от 1946 года она провозгласила: «Я не особенно люблю детей», но написала, что хотела бы иметь своих детей до того, как ей исполнится тридцать. Тонкие заявления о ее наследии появились в журнале Hollins Alumnae Magazine , расположенном среди объявлений о свадьбе и рождении. В заметке, опубликованной в 1945 году, она написала: «Сколько у тебя детей? У меня 50 книг».

Рокфеллер дал мне фотокопии полдюжины писем, которые Браун написал ему из больницы в Ницце.После каникул во Франции она планировала встретиться с Рокфеллером в Панаме, где они поженятся, а затем отправятся в медовый месяц на его лодке «Мандалай». В одном из писем, очевидно написанном вскоре после операции, говорилось: «Несмотря на вероятность того, что это могут быть другие осложнения. . . мое сердце более счастливо при мысли, что мы могли бы зачать вместе». Она продолжила: «Даже если мы проиграем на этот раз, мы знаем, что сможем сделать это снова».

Какова история «Детей железной дороги»? — Карибу

Бет С.Поллак

Интересуетесь историей загадочной классической детской сказки «Дети железной дороги», включенной в список для чтения «Фигурки отца» на второй неделе #CampCaribu?

История начинается в декадентском викторианском доме, где у детей Роберты (Бобби), Питера и Филлис есть все, что они хотят. Однако история зловеще продолжается: «На восьмой день рождения Петра начались неприятности».

Их отец, работающий в Министерстве иностранных дел, должен быстро уйти «по делам», оставив читателей с захватывающим моментом в связи с исчезновением их отца.Мать и дети должны продать все свое дорогое имущество и переехать от комфортной жизни в небольшой загородный коттедж под названием «Три трубы», где дети ищут приключений и находят утешение на железнодорожных путях.

Однажды Бобби читает в газете, что их отец признан виновным в шпионаже и ему грозит пять лет тюрьмы. Она обращается к соседу с просьбой о помощи в доказательстве невиновности ее отца. В этом чудаковатом наборе персонажей также есть железнодорожный носильщик Перкс, школьник Джим, начальник станции и добрый пожилой джентльмен-пассажир, который знает больше, чем кажется на первый взгляд.

При первом прочтении «Детей железной дороги» вы можете спросить себя: основано ли это на реальных событиях? Какова история этого временного периода?

Титульный лист издания 1906 г.
Оригинал рубежа веков

Первоначальная версия «Железнодорожных детей» была опубликована в 1905 году британским писателем Эдит Несбит в журнале The London Magazine, прежде чем она была опубликована в виде книги в 1906 году. «История искателей сокровищ», «Феникс и ковер» и  

.

Ее биограф Джулия Бриггс признала ее «первым современным писателем для детей», поскольку в ее рассказах отражены некоторые реалистичные и неприкрашенные истины семейной жизни на рубеже веков.Ей также приписывают написание первых детских приключенческих рассказов и некоторых из самых любимых классических произведений всех времен. Даже когда Несбит включала в свои рассказы элементы фэнтези, они основывались на современных условиях. Ее сочинения оказали влияние на авторов таких книг, как «Мэри Поппинс», «Хроники Нарнии» и даже «Гарри Поттер». Роман Несбит 1906 года рассказывает расширенную версию иллюстрированной книги «Дети железной дороги», представленной в «Карибу», которая была адаптирована Сюзанной Дэвидсон и проиллюстрирована Аланом Марксом.В нем рассказывается о борьбе семьи, когда их отца арестовывают и заключают в тюрьму за шпионаж.

Адаптация для экрана

Сериал имеет множество экранизаций, в том числе множество мини-сериалов BBC, но наиболее известен киноверсией 1970 года, телевизионным фильмом ITV 1999 года и отмеченной наградами сценической адаптацией Майка Кенни и Дэмиана Крудена Оливье в 2011 году. 

Продолжение оригинального фильма 1970-х годов «Железнодорожные дети возвращаются» будет выпущено StudioCanal в апреле 2022 года.Снятый Хавортом на той же железной дороге Кейли и Уорт-Вэлли и соседнем доме священника Бронте, фильм рассказывает о новом поколении детей-железнодорожников, которые едут в деревню в Западном Йоркшире и встречают молодого солдата в разгар Второй мировой войны.

Роберта Уотербери — возлюбленная Бобби — также появится в качестве старшего и мудрого проводника для этой новой группы уязвимых детей и подростков. В фильме 2022 года режиссера Моргана Мэтью примут участие сэр Том Кортни, Шеридан Смит и Остин Хейнс.Продолжение будет написано Дэнни Броклхёрстом, который также писал для Brassic и Shameless.

В этих адаптациях снялись многие любимые актеры, в том числе Дженни Агаттер, Дина Шеридан, Салли Томсетт и Бернард Криббинс.

Путешествие в прошлое Дрейфус в газете 1895 года

По словам Лин Гардинер, написавшей для The Guardian сценическую версию «Детей железной дороги», оригинальная книга «именно основана на политических и социальных реалиях своего времени.Она говорит, что несправедливое осуждение персонажа Отца было основано на реальной истории осуждения за измену в 1894 году французского капитана Альфреда Дрейфуса, который был приговорен к пожизненному заключению за то, что якобы поделился французскими военными секретами с Германией. Вызвавшие разногласия обвинения против Дрейфуса в конечном итоге оказались ложными, и Дрейфус был реабилитирован и освобожден из тюрьмы в 1906 году. 

Одной из тем, присутствующих в «Дети железной дороги», является боль, которую семья испытывает в отсутствие отца. Это отражает собственный опыт Несбит: ее отец умер, когда ей было четыре года.Во многих рассказах Несбит детские персонажи отправляются на поиски пропавших родителей. В случае с «Детьми железной дороги» кажется, что возможное возвращение персонажа Отца дает долгожданное чувство завершенности, которого сама Несбит никогда не испытывала после потери собственного отца. Возможно, связь Отца с делом Дрейфуса также позволила Несбит вообразить, что смерть ее отца могла послужить более высокой цели.

Нарушение традиции Эдит Несбит

Мать в «Железнодорожных детях» является зеркалом семейной жизни Несбит как кормильца и опекуна в своем доме.В книге Мать должна поддерживать внешний вид своей семьи и внутреннюю стабильность, столкнувшись с внезапной бедностью. Супружеская жизнь Несбит ничем не отличалась. Ее первый муж, Хьюберт Бланд, заболел оспой вскоре после того, как они поженились, и Несбит пришлось обеспечивать себя и новорожденного сына. Хотя Бланд выжил, он и Несбит прожили большую часть своей жизни отдельно, и Несбит приходилось поддерживать себя в финансовом отношении своим писательством.

Более того, семейная жизнь Несбит не была традиционной.Как утверждает Гардинер: «Настоящая напряженность в ее [Несбит] жизни была между тем, что ожидалось от респектабельной женщины той эпохи, и реалиями ее жизни». Хотя Несбит часто была кормильцем в семье, ее «взгляд на женщин был в высшей степени традиционным», — говорит Гардинер. Это отражено в викторианских ролевых играх, типичных для персонажей многих ее книг.

Последняя часть истории? Несбит и ее муж были активными членами английских социалистических групп. Многие рассказы Несбит, в том числе «Дети железной дороги», изображают контрасты между буржуазным образом жизни среднего класса и суровым существованием рабочего класса при ее жизни.Ее персонажи часто занимают золотую середину между ними, и дети в ее рассказах находят радость и веселье, несмотря на экономические трудности, с которыми они сталкиваются.

Изучение страниц

Принимая во внимание эти детали, становится ясно, что жизнь Несбит является подлинным фоном для истории «Дети железной дороги». Хотя повествование отражает ее 100-летний опыт, многие семьи по-прежнему сталкиваются с аналогичными проблемами сегодня: преодоление различий в социальных классах, сомнение в несправедливости в правовой системе и переопределение гендерных ролей в семье.Перелистывая страницы книги в приложении Caribu, найдите время, чтобы обратить внимание на детали, относящиеся к ключевым темам:

.
  1. Как Мать выглядит на страницах 1-2 по сравнению со страницей 4? Что вы заметили в ее выражении лица и платьях? Что изменилось для нее? Почему она «почти никогда» не бывает дома?
  2. Какие отличия вы заметили в доме семьи в начале книги по сравнению с домом семьи в середине книги?
  3. Как дети пытаются максимально использовать свое новое положение?
  4. Как Бобби пытается бороться с несправедливостью?

Независимо от того, решите ли вы читать книгу с точки зрения истории или нет, вас поразит прочность семейных уз перед лицом неопределенности.Даже когда им грозит катастрофа, герои сражаются друг за друга и сосредотачиваются на маленьких победах. В частности, настойчивость Бобби в ее стремлении оправдать своего отца и воссоединиться с ним демонстрирует ее безусловную любовь и сыновнюю преданность. Как и многие из нас, кто изо всех сил пытается установить связь с родителем физически или метафорически, она никогда не сдается. Итак, хотя события в «Дети железной дороги» характерны для того времени и места, чувства и путешествие персонажей продолжают находить отклик в 2020 году.Найдите время на этой неделе, чтобы вместе с внуком прочитать иллюстрированное издание «Железнодорожных детей» Карибу и дорожить семейными связями.


Бет С. Поллак — писательница и педагог из Калифорнии. Помимо работы с Caribu, она консультирует образовательные организации и компании EdTech. Бет работала учителем и журналистом в Чикаго, Нью-Йорке и Сан-Франциско. Она имеет степени в области журналистики, двуязычного образования и лидерства в образовании.В свободное время она любит пешие прогулки, езду на велосипеде, пикники и танцы.

125 лучших детских книг всех времен

Блог – Опубликовано Понедельник, 30 марта

Будь то чтение вслух родителем, тайное чтение под одеялом с фонариком перед сном или чтение в классе — детские книги обладают способностью захватывать воображение, возможно, больше, чем любой другой жанр.

От дикой шумихи Макса до размышлений Винни о настоящей дружбе; от таинственного «морского монстра» капитана Немо до милой семьи Марч: вот 125 из лучших детских книг всех времен , отсортированных по возрастным группам чтения.

Хотите знать, какая детская книга подойдет вам или вашему малышу? Пройдите наш тест, чтобы сузить круг всего за 30 секунд!

📚

Какую детскую книгу прочитать следующей?

Откройте для себя идеальную детскую книгу. Занимает 30 секунд!

Начать викторину

Лучшие детские книги для детей от 1 до 4 лет

1.

The Runaway Bunny Маргарет Уайз Браун и Клемент Херд (возраст 1–3 года)

Опубликовано 75 лет назад тем же автором, который принес нам Спокойной ночи, Луна , Беглый кролик  – это настольная книга, в которой рассказывается о яростной любви матери к своему ребенку, несмотря на искусную игру в прятки. , в котором маленький зайчик все время убегает от своей мамы.Но его мать никогда не отстает, утешительно напоминая ему: «Если ты убежишь, я побегу за тобой. Потому что ты мой маленький зайчик».

2.

Рукавица  Джан Бретт (1-3 года)

Когда Нити однажды роняет варежку во время прогулки по лесу, он понятия не имеет, кого — или что — эта варежка в конечном итоге приютит! Сначала его находит крот и заползает в него. Потом кролик, и так далее, и тому подобное, пока бурый медведь не попытается протиснуться в это теплое убежище.Этот пересказ украинской народной сказки с легким юмором и любовью иллюстрирован покажет вам, где искать утешения в холодный зимний день.

3.

Нажмите здесь Эрве Тулле (возраст 1-4 года)

Для любого ребенка, который любит читать с рук, Press Here  – это интерактивная детская книга, которая ему понравится. Как говорится в описании: просто нажмите желтую точку на крышке, следуйте инструкциям внутри и ждите, пока волшебство раскроется! В то время как точки умножаются, меняют направление или расширяются прямо у вас на глазах, вы обнаружите, что пределы воображения проверяются, а ваше чувство веселья расширяется.

6.

Щенок! Сандра Бойнтон

Сара Бойнтон — популярный американский художник-мультипликатор благодаря своим причудливым иллюстрациям и сверхъестественному чувству юмора. И она упаковывает все это в Snuggle Puppy! : история о собаке-матери, которая говорит своим щенкам, как сильно она их любит. Короче говоря, это красивое и радостное любовное письмо от родителей к ребенку, которое заслуживает того, чтобы его прочитали вслух.

5.

В ночь, когда ты родился Нэнси Тиллман (1-4 года)

Каждый ребенок особенный, и нет книги, которая лучше передала бы это им, чем  В ночь, когда вы родились .Эта дебютная иллюстрированная книга с волшебными разворотами и трогательными рифмами — это история, которую стоит прочитать вслух, потому что она прославляет самого важного человека: вас.

6. 

Танец на скотном дворе ! Сандра Бойнтон (1-4 года)

«Топай ногами! Хлопайте в ладоши! Все готовы к танцам на скотном дворе? Эта милая книжка на картоне от Сандры Бойнтон обязательно понравится маленьким детям, которые любят животных и танцы, и будут в восторге, увидев их такое очаровательное сочетание.И если им понравится эта книга, то мальчик  понравится ли им наша следующая книга…

7. 

Му, баа, ла-ла-ла! Сандра Бойнтон (1-4 года)

Животные на ферме, безусловно, являются основой книг с картинками для самых маленьких детей. В конце концов, какой малыш не любит изучать все звуки, которые издают твари? Остерегайтесь раннего поворота, когда три поющих поросенка забывают, какой звук они должны издавать, и убедитесь, что ваш малыш исправляет свою ошибку!

8.

Дом для сна Одри и Дон Вуд (возраст 1-4 года)

Кто спит в ночлежке? Собака, кошка, мышь и, конечно же, блоха. Рифмованное повествование и мрачные иллюстрации подробно описывают дремлющие семейные события — вплоть до восхода солнца, когда домочадцы заметно просыпаются.

9.

Дорогой зоопарк Род Кэмпбелл (возраст 1–4)

Этот рассказчик этой милой и забавной книги с шутками – просто пытается найти идеального питомца.Единственная проблема в том, что зоопарк продолжает присылать ему не тех животных, от слишком большого слона до слишком страшной змеи! Но не волнуйтесь — зоопарк, в конце концов, возьмется за дело.

10.

Спокойной ночи, луна Маргарет Уайз Браун и Клемент Херд (возраст 1-4 года)

Милая, сонная классика, любимая детьми и родителями всех возрастов, Спокойной ночи, луна , проводит нас через ночной ритуал пожелания спокойной ночи всем в «большой зеленой комнате».Бесконечно пародируемое и копируемое годами, нет ничего похожего на оригинал.

11.

Книга о пупке Сандры Бойнтон (1-4 года)

Наша третья работа от автора и иллюстратора «Танца на скотном дворе» — не менее милая книга «Пупок», рассказывающая малышам о чудесах человеческого (и гиппопотама) пупка.

12.

Мой грузовик застрял! Кевин Льюис и Дэниел Кирк (2-4 года)

Кевин Льюис действует прямо на нервы в этой популярной детской книге, в которой грузовик рассказчика попадает в выбоину и застревает! Достаточно сказать, что это действительно гнилая удача.Так как же может помочь возрастающее число проходящих мимо людей? Красиво иллюстрированное Дэниелом Кирком, оно обязательно станет хитом для любого ребенка, который любит автомобили и счастливые концовки.

Лучшие детские книги для детей от 3 до 6 лет

13.

Corduroy от Don Freeman (2-5 лет)

Еще один антропоморфный медведь изображен в этой очаровательной книжке с картинками. Плюшевый Кордрой живет в отделе игрушек универмага и не хочет ничего, кроме ребенка, который забрал бы его домой.К сожалению, когда Лиза встречает Кордроя, ее мать отказывается покупать его, потому что у него не хватает пуговицы на комбинезоне. Это заставляет Кордроя отправиться в бесстрашное путешествие по магазину, чтобы попытаться найти свою пуговицу, чтобы он мог быть достоин Лизы и ее любви.

14.

Бурый медведь, бурый медведь, что ты видишь? Билла Мартина-младшего и Эрика Карла (2-5 лет)

Фирменное текстурированное произведение Эрика Карла на основе папиросной бумаги воплощает в жизнь эту простую историю о животных. Бурый медведь с яркими вкраплениями цвета и легко читаемым текстом — идеальная книга для начинающих дошкольников и младших школьников.

15.

Уходи, большой зеленый монстр! Эд Эмберли (2-5 лет)

Большой зеленый монстр может показаться страшным с его желтыми глазами, взлохмаченными волосами и острыми зубами, но эта книга ясно показывает, что ему нечего бояться! Сказав всем частям Большого Зеленого Монстра убраться подальше, дети почувствуют себя способными победить «монстров» под своими кроватями.

16.

Лама Красная пижама ламы от Анны Дьюдни (возраст 2–5 лет)

Самые популярные детские книги часто бывают самыми простыми. Llama Llama Red Pyjama рассказывает о молодой ламе, которую уложили спать, но она скучает по своей матери (Маме Ламе), хотя она находится внизу. Книга Дьюдни с прекрасными иллюстрациями автора (и супер-цепляющей схемой рифм) неизменно пользуется неизменной популярностью у родителей во всем мире.

17.

Не позволяй голубю водить автобус! Мо Виллемс (2-5 лет)

Один из первых в известной серии Мо Виллемса для юных читателей, Не позволяйте голубю водить автобус! — это, по сути, «Форсаж» для дошкольного набора.Титульный Голубь, который, как известно фанатам, часто замышляет что-то нехорошее, не хочет ничего, кроме как водить автобус… что водитель автобуса категорически запретил. Читатель должен удержать голубя от того, чтобы он сел за руль, как бы он ни умолял и ни умолял.

18.

Мать для Чоко Кейко Касза (2-5 лет)

Эта милая история о маленькой желтой птичке, которая ищет свою маму (не путать с очень похожей сказкой П. Д. Истмана), обязательно заставит вас улыбнуться.Чоко может не найти мать, которая похожа на него , но он находит ту, которая обнимет его, поцелует, потанцует с ним и — возможно, самое главное — подарит ему семью, о которой он всегда мечтал.

19.

Снежный день Эзра Джек Китс (2-5 лет)

Amazon описывает эту книгу как первопроходца, не в последнюю очередь для первой полноцветной иллюстрированной книги с маленьким цветным героем! Но это не единственная причина, по которой книга «Снежный день» должна занимать место на всех семейных книжных полках.История рассказывает о юном Питере, который отправляется в город, чтобы насладиться свежевыпавшим снегом и всеми чудесами, которые приносит белая страна чудес.

20.

Тигр, который пришел на чай Джудит Керр (2-5 лет)

Что делать маленькой девочке и ее матери, когда к ним в дом приходит нежданный гость, которым, по чистой случайности, оказался тигр? Приглашают на чай, конечно! И они продолжают зачарованно наблюдать, как он движется по их кухне черным полосатым пятном, опустошая их шкафы с едой.Но чем закончится эта популярная детская книга, предстоит узнать вам.

21.

История Фердинанда Манро Лиф и Роберт Лоусон (3-5 лет)

История о том, как важно быть собой, История Фердинанда следует за титулованным быком, который скорее будет сидеть среди цветов, чем бодаться с другими быками. Однажды его мирный характер подвергается сомнению, когда появляются корриды из Мадрида и предлагают Фердинанду шанс стать чемпионом по тореадору.

22.

Привет! Рэйчел Айседора (3-5 лет)

Сколько существует способов поздороваться? Ну, больше, чем вы думаете. Есть «привет», «хола», «конничи ва» и даже «гав!» если вы говорите Dog! Эта книга проведет вас через всевозможные вводные утверждения и, что наиболее важно, познакомит детей с богатым разнообразием языков, которые вы можете найти по всей Америке.

23.

Owl Babies Мартина Уодделла и Патрика Бенсона (3–5 лет)

Что делать трем совятам, когда они просыпаются посреди темной ночи и обнаруживают, что их мать ушла? Ну, ссориться между собой, например.По шкале привлекательности эта трогательная и нежная история получает 5 звезд из 5, и что еще лучше, чем ее художественное оформление, так это ее история, которая служит напоминанием о том, что матери всегда вернутся.

24.

Джеральдин Элизабет Лилли (3-6 лет)

Джеральдин — жирафа, впервые приехавшая в город — и это еще не самое страшное. Неа. Джеральдине нужно ходить в школу, где у нее нет друзей, и она явно лишняя — из-за того, как она возвышается над другими учениками.Короче говоря, жизнь тяжела для добронамеренного жирафа, который хочет только приспособиться! Так как же Кэсси, еще одна ученица школы, может помочь? Красиво рассказанная и проиллюстрированная автором-дебютантом Элизабет Лилли, это трогательная история о том, как быть самим собой.

25.

Невозможная зубная боль Альберта Барбара Уильямс и Дуг Кушман (3-6 лет)

У черепахи Альберта болит зуб, и его семья не хочет ему помочь! Говорят, что черепахи не могут болеть зубами, потому что у черепах нет зубов, но они не понимают, что что-то еще может беспокоить Альберта.Эта проницательная книга представляет собой ценный урок для родителей о том, как важно слушать детей, даже если они не всегда имеют смысл.

26.

Утка в грузовике Джез Олборо (3-6 лет)

Утка в рассоле: его грузовик застрял в грязи! Но с помощью своих друзей он, возможно, сможет вытащить его. Поклонники доктора Сьюза будут в восторге от лирических стихов, в которых подробно описывается дилемма Дака, и оценят, как сила командной работы в конечном итоге решает ее.

27.

Семьи, Семьи, Семьи Сюзанны Ланг и Макса Ланга (возраст 3–6 лет)

Эта книга о всех возможных комбинациях мам, пап, детей, тетей, дядей, бабушек и дедушек и двоюродных братьев, показанных забавными портретами мультяшных животных, – доказывает, что нет неправильного способа создать семью. Вряд ли найдется детская книга о разнообразии, которая была бы ближе к дому, чем эта.

28.

Knuffle Bunny от Мо Виллемса (3-6 лет)

Названная в честь реальной дочери Виллемса, Трикси — малышка, которая любит засовывать четвертак в машины в прачечной.Но когда она случайно оставляет своего любимого игрушечного кролика у стиральной машины, она совершенно обезумела: как она может сказать отцу, чтобы он возвращался, если у нее нет слов, чтобы сделать это? Обладатель медали Калдекотта 2005 года, эта книга породила еще два приключения Трикси и Наффл Банни, а также мюзикл.

29.

Chicka Chicka Boom Boom Билл Мартин младший, Джон Аршамбо и Лоис Элерт (3-6 лет)

«Чика, чика, бум, места хватит?» Эта рифмованная история, разработанная, чтобы помочь детям распознавать буквы алфавита, рассказывает о злополучной гонке по кокосовой пальме, где участниками являются не кто иные, как A, B, C и сами все остальные буквы!

30.

Груффало Джулии Дональдсон и Акселя Шеффлера (3-7 лет)

Мышь гуляет по лесу, а это уже опасное приключение. Поскольку лес кишит хищниками, включая лису, сову и змею — это лишь некоторые из существ, которые с радостью увидят ничего не подозревающую мышь в качестве вкусной закуски.

Чтобы избежать их пасти, наш отважный главный герой изобретает чудовищного груффало, который, как он утверждает, придет и защитит его, если с ним что-то случится.Так что же произойдет, когда мышонок в конце своего пути встретит настоящего груффало? Книга «Груффало », проданная тиражом 13 миллионов экземпляров, заслуживает места на книжной полке каждого ребенка, не говоря уже о том, что это одна из немногих популярных детских книг, по которой была поставлена ​​пьеса на Бродвее!

31.

Маленький паровозик, который мог: выпуск к 90-летию Уотти Пайпер и Дэн Сантат (возраст 3–7 лет)

О боже! Длинный поезд нужно буксировать через гору, но работа может быть более сложной, чем кажется.Большие паровозы отказываются тянуть поезд, и ничего не делается — пока задача в конечном итоге не ложится на маленький паровозик. И вот наш локомотив едет, пыхтя, в гору, повторяя свою фирменную фразу «Кажется, я смогу». Это его классическая история, которая учит многих детей решимости и отказу от ожиданий.

32.

The Name Jar Янсук Чой (3-7 лет)

Поднимите руку, если вам знакомо чувство, когда кто-то неправильно произносит ваше имя.Твоя рука поднята? Тогда вы можете прочитать эту книгу 😉 Унхей — девочка, которая только что переехала в Америку из Кореи — и, как и любой другой ребенок, который был на ее месте, она беспокоится о том, чтобы завести друзей в своей новой школе. Зная, что ее имя трудно произносится, она говорит своим одноклассникам, что выберет имя на следующей неделе. Далее следует трогательная история о преодолении культурных и расовых различий и сохранении верности себе.

33. 

«Вонючий сырный человек и другие довольно глупые сказки»  Джона Сцешки и Лейна Смита (возраст 3–7 лет)

Хорошая детская книга должна выполнять две задачи.Он должен: 1) обратиться к родителям, чтобы они в первую очередь купили книгу, и 2) обратиться к юным умам, для которых, в конечном счете, предназначена история. И, судя только по названию, эта книга точно выполняет вторую задачу! Что касается родителей, то на них, скорее всего, повлияют сказки Шешки и Смита, такие как «Действительно гадкий утенок» и «Красные беговые шорты». Это настоящее удовольствие для молодых и, ну, не очень молодых.

34.

Вельветовый кролик Марджери Уильямс и Флоренс Грэм (3-7 лет)

Когда-то всеми любимый игрушечный кролик, теперь вельветовый кролик превратился в изношенный и выброшенный предмет детской комнаты.К счастью, за ним присматривает волшебная фея и уносит маленького кролика — куда еще? — Земля кроликов! В стиле Пиноккио вельветовый кролик становится «настоящим» благодаря любви ребенка, который находит его там.

35.

Очень голодная гусеница Эрика Карла (3-7 лет)

Детям уже несколько десятилетий нравится набор «Очень голодная гусеница» , отчасти из-за его забавных вырезов из картона, которые позволяют ребенку визуализировать, как гусеница поедает много еды.Конечно, взрослые также наслаждаются книгой за фантазию о том, что бесконечное поедание позволит им превратиться в прекрасную бабочку. Проще говоря, это праздник для всей семьи!

36.

Завтра я буду храброй Джессика Хиш (3-7 лет)

Типографика предназначена не только для взрослых, как доказывает Хиш в этой прекрасно оформленной книге, полной утешительных напоминаний детям о том, что все будет хорошо. Написанное красивым почерком, одно из таких сообщений:

.

Завтра я буду всем, чем пытался быть сегодня:

Предприимчивый, Сильный, Умный, Любопытный, Креативный, Уверенный и Храбрый.

И если бы я не был одним из них, я знаю, что все в порядке.

37.

Мы разные, мы одинаковые Бобби Кейтс и Джо Матье (3-7 лет)

На протяжении многих поколений Улица Сезам обладала сверхъестественным умением делиться жемчужинами мудрости через занимательные истории. Мы разные, мы одинаковые рассказывает нам о вещах, которые у всех нас есть друг с другом, даже если мы выглядим по-разному снаружи.В конце концов, именно эти общие черты помогают нам общаться. Но именно наши различия делают мир таким особенным.

38.

Красный шар Альберт Ламорис (3-7 лет)

Как ни странно, эта книга на самом деле адаптирована из одноименного короткометражного фильма! И фильм, и книга повествуют о Паскале Ламориссе, мальчике, который однажды утром встречает красный воздушный шар по дороге в школу. Он быстро обнаруживает, что у воздушного шара есть собственный разум — он стремится к приключениям в Париже.Поскольку Паскаль и его новый воздушный друг приступили к этому делу, в этой книге их приключения описаны в таких красивых картинках, что вам захочется стать ребенком и в яркий парижский день.

39.

Зеленые яйца и ветчина от доктора Сьюза (3-7 лет)

Одно из самых больших негласных правил детской литературы – не быть поучительным : юные читатели хотят заниматься и развлекаться, а не проповедовать. Единственным исключением из этого правила может быть  Зеленые яйца и ветчина , в котором привередливого едока убеждают выйти из своей зоны комфорта и попробовать блюдо из необычно окрашенных яиц и свинины.

40.

Большая книга медведей Беренстейнов Яна и Стэна Беренстейнов (3-7 лет)

Эта антология захватывающих, наполненных уроками историй о вечно занятых медведях Беренштайн содержит такие классические произведения, как  «Медведи Беренстейн идут к доктору»  и  «Медведи Беренстейн и грязная комната» . Дети узнают все о мире, своей жизни и своих обязанностях через забавные выходки Брата и Сестрички Медведя, не говоря уже о мудрых словах Мамы и Папы.

41.

Бюро находок Оливер Джефферс (3–7 лет)

Когда на пороге его дома появляется потерянный пингвин, мальчик решает, что единственное, что ему остается сделать, это вернуть его домой. Итак, они отправляются на лодке в Антарктиду, где мальчик обнаруживает, что то, что ищет пингвин, не может быть найдено на Южном полюсе. Обладатель множества престижных наград, Lost and Found был адаптирован как анимационный короткометражный фильм в 2008 году.

42.

Love You Forever Роберта Мунша и Шейлы МакГроу (3–7 лет)

Рассказанная на протяжении всей жизни, эта милая книжка с картинками изображает развивающиеся отношения между сыном и его матерью через призму колыбельной, которую она поет, обещая всегда любить его.Через трудный подростковый возраст сына и во взрослую жизнь она продолжает петь песню и выполняет свое обещание. Конец, как известно, доводит взрослых до слез, так что будьте готовы с коробкой салфеток.

43.

Сказка о кролике Питере Беатрикс Поттер (3-7 лет)

Питер — озорной кролик, который врывается на огород фермера МакГрегора (вопреки предупреждениям матери) и съедает столько продуктов, что впадает в пищевую кому. Когда фермер обнаруживает Питера, спящего в своем испорченном урожае, начинается погоня.Сбежит ли Питер к чаю? Будет ли фермеру компенсирована потеря средств к существованию? Несмотря на ее теперь уже классический статус, издатели в 1901 году не были в восторге от книги Поттера, что привело к тому, что она стала одним из первых успешных самостоятельных изданий.

44.

Уступи дорогу утятам Роберт Макклоски (3-7 лет)

Обладатель медали Калдекотта 1942 года рассказывает о паре уток, которые решили вырастить своих утят в сквере в центре Бостона.Книга Макклоски, известная своим изображением Бинтауна на открытке, была выбрана официальной детской книгой штата Массачусетс — на такую ​​награду могут претендовать немногие авторы!

45.

Jamberry Брюс Деген (3-7 лет)

Мальчик любит ягоды. Медведь любит рифмы. Вместе они отправляются в путешествие в Берриленд, где могут собирать фрукты, подружиться с малиновыми кроликами, кататься на коньках на желе и сочинять стишки целый день! Для причудливых маленьких детей, конечно, ничего не может быть лучше, чем это.

46.

Вот и мы: заметки о жизни на планете Земля Оливера Джефферса (3-7 лет)

С точки зрения знакомства маленьких детей с чудесами света, эта книга довольно первоклассна. Книга Джефферса, иллюстрированная в ярком и здоровом стиле, отправляет читателей в путешествие по нашей планете, от океанов до городов и от земли до неба. Это та книга, которой дети дорожат, когда растут и познают больше окружающего мира.

Лучшие детские книги для детей от 5 до 8 лет

47.

Доктор Де Сото Уильям Стейг (4-7 лет)

Доктор Де Сото — талантливый дантист-мышь, который всегда относится к своим пациентам с максимальной заботой. Но что происходит, когда лиса приходит, чтобы заменить больной зуб, и, находясь под наркозом, признается, что любит есть мышей? Что ж, хорошему доктору и его жене просто придется «перехитрить лису»… что они и сделают, заклеив ему рот начисто!

48.

Любопытный Джордж Маргарет и Х.А. Рей (4-7 лет)

Приключения озорной обезьянки Любопытного Джорджа начинаются с этой захватывающей истории, первоначально опубликованной в 1941 году. История Джорджа начинается в джунглях Африки, где Человек в желтой шляпе захватывает его, чтобы доставить в Америку. Однако Джордж не только не напуган, но и взволнован — и, не теряя времени, исследует свое новое окружение. От попытки полета с чайками до ареста за случайный звонок в пожарную часть Джордж постоянно попадает в передряги! К счастью, Человек в желтой шляпе всегда готов его выручить.

49.

Я многое знаю Энн и Пол Рэнд (возраст 4-7 лет)

Дань ненасытному детскому любопытству, эта классическая книжка с картинками Энн Рэнд (не путать с автором Источник ) рассказывается с точки зрения уверенного в себе ребенка («Я знаю, когда смотрю в зеркало, которое я вижу, — это я»). Опубликованная в 1954 году книга  Я знаю много вещей  может похвастаться замечательными модернистскими иллюстрациями Пола Рэнда, дизайнера, создававшего корпоративные логотипы для таких компаний, как UPS и IBM.

50.

Я хочу вернуть свою шляпу Джон Классен (4–7 лет)

Бурый медведь расстроен. Он потерял свою красную шапку, и никто из зверей в лесу не знает, где она — то есть, за одним исключением. Эта простая, очаровательная и веселая книжка с картинками канадского иллюстратора Джона Классена быстро стала любимицей современников, вдохновив на создание ряда продолжений, основанных на шляпах, и даже на постановку спектакля в лондонском Национальном театре.

51.

Принцесса из бумажных пакетов  Роберт Мунш и Майкл Мартченко (4–7 лет)

Цифры не лгут, и правда в том, что эта любимая детская (и феминистская) классика, что неудивительно, было продано тиражом более пяти миллионов экземпляров с момента ее публикации в 1999 году.Игра «Принцесса в бумажном мешке» представляет собой изюминку распространенного фэнтезийного тропа, в котором принц спасает принцессу от дракона. Принцесса Елизавета берет правосудие в свои руки после того, как дракон разрушил ее замок и похитил ее жениха, принца Рональда. Когда все ее вещи превратились в пепел, она надевает платье из бумажного мешка и отправляется перехитрить дракона. А затем наступает следующий поворот… но вам придется прочитать книгу, чтобы открыть его для себя.

52.

Полярный экспресс Крис Ван Олсбург (4-7 лет)

Есть ли что-нибудь более волшебное, чем детские ночи в канун Рождества, когда половина времени уходит на то, чтобы уснуть, чтобы рождественское утро наступило быстрее, а другая половина уходит на то, чтобы не заснуть, чтобы мельком увидеть Санту и его оленей? Но проблема для мальчика в этой истории в том, что он не уверен, верит ли он больше в Санту.К счастью, гудок парового двигателя постепенно становится громче, и приближается Полярный экспресс, чтобы отвезти его в зимнее путешествие на Северный полюс.

53.

Кожа, в которой вы живете

Скин, в котором вы развлекаетесь;

скин, в котором вы бегаете;

кожа, которую ты прыгаешь,

прыгать и прыгать на солнце в…

С детским стишком и яркими иллюстрациями, Кожа, в которой вы живете , действительно направлена ​​на то, чтобы поощрить принятие всех различных типов кожи, подчеркивая при этом, что мы больше, чем наша кожа.

54.

Кот Пит: Я люблю свои белые туфли Эрик Литвин и Джеймс Дин (4-8 лет)

Книга, положившая начало бестселлеру «Котик Пит», «Я люблю свои белые туфли». Но у сил природы (включая кучу клубники и черники) есть на него другие идеи, и его туфли постепенно меняют цвет с белого на красный и на коричневый! Но все это здорово, потому что Кот Пит не позволяет многим вещам сломить его в этой веселой серии, которая понравится всем детям.

55.

Strega Nona Томи де Паола (4-8 лет)

Стрега Нона – бабушка, которую хотят иметь все. Она живет на юге Италии, лечит людей и даже может приготовить отличную тарелку пасты. Но когда ее помощник однажды пытается сам использовать ее волшебную кастрюлю с макаронами, кастрюля переполняется, доказывая, что есть такая вещь, как слишком много макарон , особенно когда эта паста выходит из-под контроля и чуть не похоронит целую деревню.Сложная ситуация, на самом деле! К счастью, Стрега Нона не просто так колдун, и у нее есть инструменты и смекалка, чтобы спасти положение.

56.

Дарящее дерево Шел Сильверстайн (4-8 лет)

Ребенок и дерево: дружба, о которой вы, вероятно, никогда не думали. Тем не менее, это центральные отношения в The Giving Tree , истории о маленьком мальчике, который растет, проводя время со своей яблоней, который стареет вместе с ним. Печальный и, несомненно, спорный из-за того, как он изображает безусловную природу «отдачи», «Дерево дарения », тем не менее, является бесспорным продуктом детской литературы и часто цитируемым вдохновляющим чтением.

57.

Сердце и бутылка Оливер Джефферс (4–8 лет)

Горе — это не та тема, которая обязательно привлекает детей, как пчел к меду, но она необходима. И горе именно то, что «Сердце и бутылочка» призвано покрыть: тонкая книжка с картинками, тем не менее, это один из лучших рассказов на эту тему в детской литературе. Он никогда не преуменьшает значение горя и не пытается сделать его менее сложным, чем оно есть на самом деле. И это обязательно тронет и детей, и родителей в равной степени как напоминание о том, что всегда есть шанс обрести радость после потери.

58.

The Colors of Us Карен Кац (4–8 лет)

Лене семь лет, и она очень хочет начать рисовать автопортрет. Но кто знал, что коричневый может иметь столько разных оттенков? Празднование цвета кожи и разнообразия, The Colours of Us является обязательным для чтения для всех маленьких детей, поскольку оно положительно показывает, насколько каждый из нас прекрасен по-своему.

59.

Сокровищница лягушек и жаб Арнольда Лобеля (4-8 лет)

Это сборник классических приключений Лягушки и Жабы, любимых творений Арнольда Лобеля.Хотя Лягушка и Жаба — это, ну, лягушка и жаба, дети повсюду сразу же поймут их, когда они будут разбираться в ряде мелких недоразумений и повседневных ситуаций, от поиска потерянной пуговицы до памятного эпизода, в котором они не могут остановиться. есть печенье. Эта серия, впервые опубликованная в 1970 году, любима не только своими простыми иллюстрациями: непоколебимая любовь и дружба между Лягушка и Жабой осветили жизни миллионов читателей по всему миру.

60.

Штормовой кит Бенджи Дэвис (4-8 лет)

Книга с картинками Дэвиса о Ное, маленьком мальчике, который живет у моря со своим отцом и их шестью кошками, — это  Моби-Дик  для детей. Каждое утро Ной наблюдает, как его отец отправляется на рыбалку, и ждет его возвращения до темноты. Однажды ночью шторм прибивает к берегу маленького кита. Ной посещает кита и начинает с ним разговаривать, обнаружив, что он хороший слушатель. Когда отец наконец возвращается и видит это, он понимает, что, возможно, что-то упустил: его сын одинок.В конце концов отец и сын учатся быть рядом друг с другом, преодолевая жизненные бури бок о бок.

61.

Гадкий утенок Ганс Христиан Андерсен (4-8 лет)

Одна из самых известных сказок Андерсона, Гадкий утенок , имеет концепцию, которая столь же проста, сколь и хорошо известна: сверстники насмехаются над молодой и «домашней» птицей из-за его внешности. Он терпит поддразнивание и идет по жизни своим путем, все время превращаясь в прекрасного лебедя — к большому удивлению окружающих.Хотя на первый взгляд это предположение может показаться напрасным, людям во всем мире следует прочитать эту книгу, чтобы узнать о значении истинной красоты.

62. 

Где живут дикие твари  Морис Сендак (4–8 лет)

Да начнется шумиха: этой любимой книге уже более 55 лет! И это все так же увлекательно, как и в день публикации. Когда Макс надевает костюм волка и начинает хулиганить, его отправляют спать без ужина. Но потом… происходит что-то волшебное.В его комнате появляется лес — и начинаются приключения. Путешествие Макса туда, где обитают дикие твари, неподвластно времени, и сегодняшние дети будут так же стремиться следовать за ним в его причудливых приключениях.

63. 

Если дать мышонку печенье  Лаура Нумерофф и Фелиция Бонд (4–8 лет)

Можно возразить, что мораль этой истории такова: «Ни одно доброе дело не остается безнаказанным». Мышь просит у мальчика печенье. Но когда он получает это печенье, ему нужен стакан молока, затем соломинка и так далее.Никогда не рано рассказать своим детям о скользкой дорожке и о том, почему нельзя кормить мышей.


64.

Больничный для Амоса МакГи Филипа С. Стеда и Эрин Э. Стед (4-8 лет)

Смотритель зоопарка Амос Макги занятой парень: от игры в шахматы со слонами до чтения сказок совам, его график просто забит под завязку. Но что происходит, когда он просыпается с простудой и не может пойти на работу? Что ж, его друзья-животные просто должны прийти к нему вместо этого.

65.

Гарольд и фиолетовый мелок Крокетт Джонсон (4-8 лет)

Авторы детской литературы всегда ищут темы, которые могут быть интересны их читателям. А что знают все трехлетние дети? Карандаши, конечно! У главного героя классической книги Джонсона есть карандаш, который оживляет все, что он рисует. К счастью, Гарольд кажется приличным художником — если бы у других детей его возраста был этот волшебный мелок, мир был бы наполнен уродливыми собаками и серьезно закодированными домами.

66.

Марисоль Макдональд не соответствует Моника Браун и Сара Паласиос (4-8 лет)

Для тех из вас, кто не придерживается традиционных норм, у вас есть новый герой в лице Марисоль Макдональд. Она любит носить одежду в горошек и полоску вместе. Несоответствующие носки? Идеально! Буррито с арахисовым маслом и желе? *Поцелуй шеф-повара* Когда друзья предлагают ей нормально одеться на один день, она быстро понимает, что ключом к счастью является «быть верным самому себе» — урок, который многие дети (и взрослые) могут вынести. учить.

67.

Lovely Джесс Хонг (4–8 лет)

Эта книга, посвященная позитивному настрою и принятию, побуждает детей видеть красоту в каждом. Высокий, маленький, светлая кожа, смуглая кожа, кудрявые волосы, прямые волосы — все прекрасно, когда знаешь, где искать! Если вы надеетесь правильно воспитать ребенка, когда дело доходит до разнообразия расы, культуры и сексуальной ориентации, то это идеальный подарок.

68.

Мадлен Людвиг Бемельманс (4-8 лет)

Вы знаете, как это бывает.«В парижском старом доме, увитом виноградной лозой, жили двенадцать маленьких девочек в два ряда… Самой маленькой была Мадлен. За долгие годы отважной француженке Мадлен предстояло совершить множество экзотических приключений по всему миру. Но в первой из своих книг Мадлен приходится бороться с чем-то более близким: с аппендицитом!

69.

Шарко и Бегемот Эллиотт Калан и Андреа Цуруми (4-8 лет)

Акула и бегемот изо всех сил пытаются оторваться от земли на рыбалке.Умение Бегемота неправильно понимать просьбы Шарко означает, что они заканчиваются ведрами вместо шестов и козой вместо лодки. Вдохновленный комедиями братьев Маркс, бывший сценарист Daily Show Эллиот Калан наполнил эту книгу глупой игрой слов и вечной любовью к абсурду.

70.

Если дать лосю булочку Лаура Нумерофф и Фелиция Бонд (4-8 лет)

О нет! Мальчик из «Если дать мышонку печенье » не усвоил урок! Когда большой старый лось заходит в гости, наш герой подает ему маффин, что запускает другую веселую цепочку нарастающих последствий.Если вам все еще не хватает этой серии, вас ждут еще 14 книг, в том числе «Если вы дадите свинье блин» и «Если вы дадите собаке пончик» . Неужели мальчик никогда не научится? Животные не должны есть рафинированные углеводы!

71.

Хулиан — русалка Джессика Лав (4-8 лет)

Одной из самых захватывающих последних тенденций в детских изданиях является улучшение репрезентативности; слишком долго все герои детских книг были скроены практически из одного теста.И, говоря о ткани, эта книга рассказывает историю молодого латиноамериканского мальчика, который зациклился на создании сказочного костюма русалки. Но что его возлюбленная абуэла сделает из этой новой навязчивой идеи? Слова любви и яркие произведения искусства оживляют эту трогательную историю о воображении и принятии

72.

Хлеб и джем для Фрэнсис Рассел и Лилиан Хобан (4-8 лет)

Привередливые едоки во всем мире должны иметь отношение к барсуку Фрэнсис, который отказывается есть что-либо, кроме хлеба и варенья.Независимо от того, который сейчас час, дома она или в школе, эта еда — ее единственное предпочтение. Смогут ли ее родители взломать код любопытного кулинарного состояния Фрэнсис — или они навсегда останутся с дочерью, которая ест хлеб с джемом?

73. 

Вот как мы это делаем  Мэтт Ламот (5–6 лет)

Красочно иллюстрированная детская книга Ламота рассказывает об одном дне из жизни семи реальных детей из семи разных стран: Италии, Японии, Ирана, Индии, Перу, Уганды и России.В то время как история каждого ребенка различается в деталях, один факт остается общим для всех: все они любят играть и обогащаются любовью своих сообществ.

74.

Thunder Boy Jr. Шерман Алекси и Юи Моралес (5-6 лет)

Громовой Мальчик-младший — сын Большого Грома. Это, конечно, классное имя, но Маленький Громовержец хочет свое собственное имя — такое, которое означает что-то крутое в его . Итак, отец и сын решили найти Маленькому Грому идеальное имя, попутно показав юным читателям силу связи отца и сына.

75.

История Бабара Джин Де Брюнхофф (5-8 лет)

У истории слоненка, очаровавшей многие поколения, печальное начало: мать молодого слоненка Бабара убита охотником. Чтобы избежать той же участи, Бабар бежит в город, где с ним дружит и заботится добрая старушка, которая помогает ему получить образование. В конце концов, по воле своих двоюродных братьев Селесты и Артура, Бабар возвращается в джунгли, где его коронуют королем слонов.

76.

Почтальон «Веселое Рождество» Джанет и Аллан Альберг (5-8 лет)

Трудно превзойти «Гринч, который украл Рождество » как наиболее важную рождественскую книгу, но «Веселый рождественский почтальон » определенно ей соответствует. Совмещая две замечательные вещи — сказочных персонажей и волшебство Времени — это история о веселом почтальоне, который получает письма от самых разных людей и существ, включая Большого Злого Волка, Злую Ведьму и всех людей Короля.Обязательна к прочтению в новогодние праздники.

77.

Амелия Беделия Пегги Пэриш и Фриц Зибель (5-8 лет)

Когда Амелия Беделия начинает работать на семью Роджерсов, она готова делать то, что они говорят — и она это делает! Но от «рисования» штор в альбоме до «одевания» цыпленка в одежду — ее исполнение не совсем соответствует ожиданиям Роджерсов. К счастью, все прощается, когда она готовит свое фирменное блюдо: аппетитный пирог с лимонным безе.

78.

Рис готовят все Нора Дули и Питер Дж. Торнтон (5-8 лет)

Кэрри голодна, но ее брата еще нет дома к обеду, поэтому она отправляется на его поиски, зная, что он, вероятно, в одном из домов их соседей. По пути Кэрри обнаруживает множество вкусных блюд на обедах ее друзей, объединенных одной простой вещью: все они так или иначе связаны с рисом. Эта вдумчивая история демонстрирует детям различные культурные особенности и опыт и отмечает, как маленькие вещи могут объединить всех нас.

79. 

Хортон высиживает яйцо  от доктора Сьюза (5-8 лет)

Всеми любимая дружелюбная слониха обманом заставляет присматривать за яйцом, пока его мать отдыхает на солнышке. Но когда вы весите буквально тонну, гнездование на птичьем яйце становится небольшой проблемой. Хортон оказался настолько популярным среди детей, что доктор Сьюз вернулся к нему с продолжением 1954 года, Horton Hears a Who .

80.

Ты моя мать? П.Д. Истман (5-8 лет)

Зная, что ее яйцо скоро вылупится, птица-мать решается добыть еду для своего птенца. Но когда птенец появляется без матери, он решает покинуть гнездо и искать ее — с первоначально комичными, но в конечном итоге трогательными результатами.

81.

Где заканчивается тротуар Шел Сильверстайн (6-8 лет)

Невозможно не влюбиться в сборники стихов Шела Сильверстайна, и «Там, где заканчивается тротуар » не исключение.На этих очаровательно иллюстрированных страницах лежат истории о мальчике, который превращается в телевизор, и девочке, которая ест кита, о местах, где летают туфли, и о сестрах, продаваемых с аукциона, и о стоматологах, лечащих крокодилов.

82.

The Cricket in Times Square Джордж Селден и Гарт Уильямс (6-9 лет)

Место действия — Таймс-сквер. Состав персонажей? Честер, сверчок; Марио, маленький мальчик; Мышь Такер и кот Гарри. В этом отмеченном наградами романе Ньюберри эта группа неудачников получает массу удовольствия в Большом яблоке, и их приключения могут даже привести к неожиданным результатам для почти обанкротившегося газетного киоска!

83.

Александр и ужасный, ужасный, нехороший, очень плохой день Джудит Виорст и Рэй Круз (6-9 лет)

У нас у всех бывали такие дни, как у Александра… ну, может быть, не такие ужасные. Наш многострадальный рассказчик просыпается с жвачкой в ​​волосах, спотыкается на скейтборде и роняет свитер в мокрую раковину — и это только на первой странице! После этого на него обрушивается бесчисленное множество несчастий, и все, что он может сделать, это дождаться конца дня. Тем не менее, история Александра остается чрезвычайно увлекательной (не в последнюю очередь из-за его импульса переезжать в Австралию каждый раз, когда что-то идет не так).

84.

The Lorax  от доктора Сьюза (6-9 лет)

Лоракс обладает всем гением доктора Сьюза: его неподражаемыми рифмами, чудесными иллюстрациями и гениальным чувством юмора. Но есть еще кое-что, что возвышает его над другими его работами, и это экологическая тема этой книги. Ибо сообщение Некогда-лера о трюфельных деревьях, которые были безжалостно срублены в мире доктора Сьюза, равносильно полосам природы в нашем мире — и эта книга заслуживает того, чтобы ее прочитал каждый ребенок, хотя бы для того, чтобы услышать одно из самых мудрых детские авторы вон.

85.

Заемщики Мэри Нортон (7-10 лет)

Pod и Homily Clock вместе со своей дочерью Арриетти не совсем «нормальны». Они Заемщики: крошечные люди, которые живут в наших домах без нашего ведома. Чтобы выжить, они «одалживают» предметы у больших людей — отсюда и их тезка. Излишне говорить, что грань между большими людьми и Заемщиками очень строгая… но Арриетти растет и отчаянно нуждается в друге, что все усложнит.Эта книга, прекрасно экранизированная Studio Ghibli в 2010 году, получила медаль Карнеги 1952 года и до сих пор является детской классикой.

Лучшие детские книги для детей от 8 лет

86.

Паутина Шарлотты  Э.Б. Уайт и Гарт Уильямс (8–12 лет)

Милый поросенок по имени Уилбур и умная паучиха по имени Шарлотта становятся близкими друзьями в этом искусно написанном романе Э.Б. Белый. Пока маленький Уилбур растет и задается вопросом, что с ним будет, Шарлотта вынашивает план, как спасти его от мрачной участи скотобойни: она будет писать сообщения в своей сети, чтобы убедить людей, что Уилбур особенный.Любимая история о настоящей дружбе, «Паутина Шарлотты » остается одной из самых популярных детских книг спустя более 60 лет после ее публикации.

87. 

О, места, куда вы отправитесь!  от доктора Сьюза (8–12 лет)

Возможно, самая известная детская книга всех времен — это больше, чем просто подарок каждому на выпускной! Полный основных работ доктора Сьюза, это действительно идеальная беседа для людей всех возрастов. Вы обнаружите, что пришли за культовыми рифмами и причудливыми иллюстрациями, но останетесь за глубокой мудростью, которую доктор.– передает Сьюз. (Не говоря уже о том, что в нем есть одна из самых часто повторяемых цитат из всех: «У вас есть мозги в голове. У вас ноги в ботинках. Вы можете направить себя в любом направлении, которое выберете».)

88.

Стюарт Литтл Э.Б. Уайт и Гарт Уильямс (8–12 лет)

До Паутина Шарлотты пришла Стюарт Литтл . Э.Б. Уайт, отмеченный наградами автор обоих романов, описал источник вдохновения для Стюарта Литтла следующим образом: «Много лет назад я лег спать однажды ночью в железнодорожном спальном вагоне, и ночью мне приснился крошечный мальчик, который вел себя довольно как крыса.Так началась история Стюарта Литтла».

Он создал именно это: историю ребенка, который  выглядит  как мышь и должен столкнуться с миром людей именно так. Коллекция Stuart Little с ее культовыми иллюстрациями Гарта Уильямса напоминает о том, что размер ничего не значит, когда у вас есть решимость льва.

89.

Tales of a Four Class Nothing Джуди Блюм (8+)

Питеру Хэтчеру нелегко.Он учится в четвертом классе, что достаточно сложно, и , у него ужасный 2,5-летний брат по имени Фадж. Фадж кусается, кричит и закатывает истерики — но все действительно достигает апогея, когда однажды он проглатывает домашнюю черепаху Питера. Пусть Питер и ничего не знает в четвертом классе, но с него просто достаточно! Этот бестселлер, написанный Джуди Блюм, одним из лучших авторов детских книг, стал фаворитом благодаря своему посланию о семье и урокам, усвоенным при переходе от детства к юности.

90.

Пеппи Длинныйчулок Астрид Линдгрен (8-12 лет)

Знакомьтесь: Пеппи Длинныйчулок (полное имя: Пиппилотта Деликатеса Шейд Макрельминт, дочь Эфраима Длинныйчулок). Как следует из ее имени, она не обычная девушка. С тех пор как она впервые была представлена ​​читателям в 1945 году, ее игривость, нестандартное отношение, упорство и сверхъестественная сила сделали ее героем для детей во всем мире. Приключения Пеппи теперь переведены на 76 языков — и все они достойны прочтения.(Книги, а не переводы. Это было бы много работы).

91.

Бизус и Рамона  Беверли Клири (от 8 лет)

Любимая серия Рамона на самом деле родилась из предыдущей серии Генри Хаггинса Беверли Клири, где Бизус была одной из подруг Генри, а Рамона была только надоедливой младшей сестрой (вы знаете тип). Но оказалось, что у Рамоны Куимби слишком много индивидуальности. Сама ясно сказала: «Я написала в «Рамоне», сделала несколько ссылок на нее, дала ей одну короткую сцену и почувствовала, что это ее конец.Я и не мечтал, если использовать банальное выражение из книг моей юности, что она возьмет на себя контроль над книгами».

Эта серия, которая начинается с Бизус и Рамоны , настала для ее времени сиять. С юмором, мужеством, сложностью и изобилием отношения, Рамона Куимби перемещается с первого по четвертый класс. С точки зрения Рамоны    это очень веселый мир (хотя, по общему признанию, в нем много взрослых), и вы можете положиться на Клири, одного из самых титулованных детских авторов всех времен, чтобы дать все это. ее экспертное прикосновение.

92.

Медведь по имени Паддингтон Майкл Бонд (от 8 лет)

Первая часть всеми любимой книги о Паддингтоне, Медведь по имени Паддингтон прослеживает происхождение одноименного персонажа. Оставленный на платформе лондонского поезда с запиской «Пожалуйста, позаботьтесь об этом медведе», Паддингтон обнаруживается и усыновляется состоятельной семьей Браунов. И хотя наличие медведя в доме, безусловно, представляет собой, скажем так, уникальных проблем, Брауны всегда рядом, чтобы помочь Паддингтону выбраться из беды.

93.

Мост в Терабитию Кэтрин Патерсон (8+)

Эта душераздирающая история о воображении, дружбе и утрате уже более 40 лет является одним из основных элементов детской литературы. Все начинается с того, что Джесс Ааронс, спортсменка пятого класса, проиграла в беге новенькой Лесли Берк. После того, как его ревность утихает, он понимает, как много общего у них с Лесли, и они становятся друзьями, в конечном итоге создавая волшебное воображаемое королевство Терабития в лесу.Но когда происходит трагедия, Джесс должен справиться со своим горем в одиночку… и попытаться сохранить Терабитию, даже когда кажется невозможным сохранять надежду.

94.

Чарли и шоколадная фабрика Роальд Даль и Квентин Блейк (от 8 лет)

Молодой Чарли Бакет всегда слышал истории о таинственной шоколадной фабрике Вилли Вонки, которая была закрыта для публики в течение многих лет. Когда он чудесным образом получает шанс посетить фабрику вместе с четырьмя другими детьми, Чарли понятия не имеет, что его ждет — головокружительное приключение, в котором участвуют коварная шоколадная река, телепортирующий ребенка телевизор и коллекция маленькие странные фабричные рабочие, которые поют насмешливые песни над Чарли и его соотечественниками.

95.

Из-за Винн-Дикси Кейт ДиКамилло (8+)

Когда десятилетняя Опал переезжает во Флориду со своим отцом, сдержанным проповедником, которого она описывает как «черепаху в панцире», она чувствует себя совершенно одинокой. То есть, пока она не усыновила Винн-Дикси, неряшливую, но энергичную собаку, которую она окрестила в честь супермаркета, где они встретились. Уинн-Дикси помогает Опал сблизиться с ее отцом и растопить лед с горожанами — широкий набор персонажей, включая владельца зоомагазина-хиппи и библиотекаря с захватывающей семейной историей, воплощенные в жизнь очень запоминающейся прозой ДиКамилло.

96.

Отверстия  Луи Сашар (8+)

После ложного обвинения в краже обуви 14-летнего Стэнли Елнэтса отправляют в исправительный центр для несовершеннолетних под названием Кэмп-Грин-Лейк, где его и его товарищей-правонарушителей заставляют копать, казалось бы, бессмысленные ямы в земле. Чередуя современность и 19 век, история углубляется (!) в историю региона, раскрывая взаимосвязанные истории, затрагивающие серьезные социальные темы.

97.

Излом времени Мадлен Л’Энгль (8+)

Знаменитая книга Мадлен Л’Энгл Детская книга фэнтези рассказывает о юных Мэг и Чарльзе Уоллесе Мюрри вместе со своим соседом Кэлвином, которые путешествуют по множеству вселенных в поисках пропавшего отца Мюрри. По пути они встречают множество необычных существ и вещей и в конечном итоге должны занять свое место в межгалактическом конфликте добра и зла. Излом времени  отлично подходит для детей, которые переходят от коротких книг к более длинным романам, особенно если у них развито воображение.

98.

Джеймс и гигантский персик Роальд Даль и Квентин Блейк (8+)

Если бы Гарри Поттера не увезли в школу волшебников, он мог бы сбежать от злобных дяди и тети в огромном фрукте. Именно это и происходит с героем первого полнометражного детского романа Роальда Даля. Оказавшись внутри этого гигантского плавающего персика, Джеймс подружится с его обитателями-насекомыми, и вместе они проложат курс для приключений через моря.

99.

Матильда Роальд Даль и Квентин Блейк (8+)

В детской литературе не по годам развитые дети редко ценятся родителями. Нигде это не является более правдивым, чем в знаменательном романе Роальда Даля о гениальной девушке, которая использует свое великолепие (и другие уникальные таланты), чтобы отомстить им. От тщеславных и нерадивых мистера и миссис Вормвуд до жестокой, метающей молоты директрисы ее школы, врагам Матильды лучше остерегаться.

100.

Пингвины мистера Поппера Флоренс и Ричард Этуотер (от 8 лет)

Забудьте об одноименном фильме Джима Керри (господи, в популярной культуре он уже есть) и возьмите оригинальный детский роман 1938 года! Мистер Поппер, человек со скромным достатком, усыновил пингвина, которого держит в своем холодильнике. Но, как мы все узнали из документального фильма Моргана Фримена, пингвины не живут поодиночке. Это приводит к тому, что Поппер получает еще пингвинов, что, как он должен был догадаться, приводит только к большему количеству пингвинов!

101.

Домик в прерии  Лаура Ингаллс Уайлдер (от 8 лет)

До появления популярного телешоу писательница Лора Ингаллс Уайлдер захватила воображение американской публики своими автобиографическими романами « Little House ». В этой второй книге, описывающей ее детство, семья Ингаллов покидает свой дом в Висконсине и направляется в Канзас в крытом фургоне. Но вскоре они обнаруживают, что жизнь в прериях — это не только молоко и мед…

102.

Даритель Лоис Лоури (10+ лет)

Не будет преувеличением сказать, что Даритель — один из самых влиятельных романов 21 века.Когда детям в мирном сообществе The Giver исполняется двенадцать, им назначают работу на всю жизнь. И все же молодой Джонас получает загадочную роль, которая может изменить его взгляд на мир. И то, что он на самом деле сделает, может навсегда разорвать его любимый родной город.

Лоис Лоури создает потрясающе тревожный антиутопический мир, который заставляет нас задуматься о последствиях конформизма и удовлетворенности. Вдумчивый, захватывающий и пугающий, The Giver — это вечная классика о человечности для детей (да и людей) всех возрастов.

103.

Маленький принц Антуан де Сент-Экзюпери (8+)

Единодушно любимый и всеми любимый, Маленький принц занимает особое место в сердцах всех — и детей, и взрослых. И довольно просто понять почему с первой страницы этой тонкой книжки, на которой изображен рисунок и вопрос, видите ли вы шляпу или слона, спрятанного внутри удава. Поверьте нам: вы не оглянетесь назад, увидев мир глазами Маленького принца.

104. 

Лев, колдунья и платяной шкаф К. С. Льюиса (10+ лет)

Львы, ведьмы, говорящие фавны — чего еще можно желать? Написанная гроссмейстером фэнтези К. С. Льюисом, «Лев, колдунья и платяной шкаф » открывает совершенно невероятную фэнтезийную серию для детей. Хотя это заметно аллегорично, Нарния, тем не менее, представляет собой мир чудес, который дразнит и расширяет воображение. Так что, если вы или ваши дети еще не читали сериал, возможно, пришло время заняться гардеробом.

105.

Тайный сад  Фрэнсис Ходжсон Бернетт (от 8 лет)

Юная сирота Мэри Леннокс не нуждается в пространстве, но ей не хватает места, которое она могла бы назвать своим. Живя в особняке своего дяди на 100 комнат в Йоркширских болотах, она постоянно сталкивается с запертыми дверями, а ее дядя, к сожалению, отсутствует. Однажды она натыкается на секретный сад , окруженный воротами. С помощью двух новых компаньонов Мэри находит путь в сад и полна решимости вернуть его к жизни.

106.

Снеговик Рэймонд Бриггс (8+)

История Рэймонда Бригга о маленьком мальчике и волшебном снеговике, который однажды вечером оживает , — абсолютная классика. Анимационную экранизацию в обязательном порядке показывают каждое Рождество, и она (как и оригинальная книжка с картинками) продолжает радовать поколение за поколением малышей. Однако будьте осторожны: концовка никогда не перестанет быть эмоциональной!

107.

Двадцать один воздушный шар Уильям Пен дю Буа (8+)

Проработав 40 лет учителем математики в средней школе, профессор Уильям Уотерман Шерман решает, что пора вырваться из рутины! Конечно, он решает сделать это с размахом: перелететь через Тихий океан.Во время своей экспедиции он приземляется в Кракатау, немыслимо богатом и эксцентричном месте, где все жители, похоже, питают сильное увлечение воздушными шарами.

108. 

Остров сокровищ  Роберта Льюиса Стивенсона (8+)

Одна из самых известных детских приключенческих книг, когда-либо опубликованных, Остров сокровищ — это захватывающее приключение с момента, когда юный Джим Хокинс встречает зловещего Слепого Пью в гостинице «Адмирал Бенбоу» — вплоть до решающей битвы за сокровища на титульном остров.Соблазн далеких мест, карты сокровищ с отметкой «X» и опасные приключения на фоне пальм и сапфировых морей наверняка захватят воображение любого школьника.

109.

Винни-Пух А. А. Милн и Э. Х. Шепард (от 8 лет)

Кого действительно нужно убедить прочитать Винни-Пуха? От любимых персонажей, таких как Пятачок, Сова, Канго, Ру, Тигра, Айоре — и, конечно же, самого Винни — и трогательных цитат вроде: «Если когда-нибудь наступит день, когда мы не сможем быть вместе, держи меня в своем сердце, Я останусь там навсегда» — это классика, которую можно передавать с полки на полку.

110.

Маленькие женщины Луиза Мэй Олкотт (9+)

Несмотря на то, что говорится в названии, семья Марч жестокая и любящая, не говоря уже о том, что она милая. Семья Марч состоит из Мэг, Бет, Джо и Эми, которые поддерживают свою мать, пока их отец отсутствует во время гражданской войны в Новой Англии. В то время как сестринские приключения и многие моменты любви разделены, есть также трудности, испытания и невзгоды взросления. Олкотт запечатлела и то, и другое в своем вневременном романе о семье (а еще она пишет неприятную праздничную историю  )!

Лучшие детские книги для детей от 11 лет

111.

Anne of Green Gables  Л. М. Монтгомери (12+ лет)

Одна из самых знаковых рыжеволосых героинь всех времен (наравне с Пеппи Длинныйчулок) начинает свою историю в этом блестящем романе. Одиннадцатилетняя Энн Ширли усыновлена ​​Мэтью и Мариллой Катберт и полна решимости проявить себя достойной дочерью и гражданкой Эйвонли. Яркая личность и воображение Анны вскоре украшают весь город, и, несмотря на ее многочисленные злоключения (например, случайное окрашивание волос в зеленый цвет), она также заводит хороших друзей и становится вдумчивой молодой женщиной.

112.

Гарри Поттер и философский камень Дж.К. Роулинг (возраст 11+)

Ах, с чего все началось. Якобы написанное в кофейне в Эдинбурге, Дж.К. Дебютный роман Роулинг « » положил начало «» — одному из самых популярных сериалов всех времен — «», который выходит за рамки возраста, пола и культуры. Возможно, вам не нужен синопсис, но вот на всякий случай: мальчика, живущего под лестницей дяди и тети, увозят в школу волшебников , где он обнаруживает, что стал знаменитостью.В младенчестве он пережил нападение Темного Лорда, которое, как он скоро узнает, поставило его, мягко говоря, под прицел сомнительного рода.

113.

Хоббит Дж.Р.Р. Толкин (возраст 11+)

Хотя экранизация (и, в частности, один бледный орк) может показаться немного пугающей для детей или молодых читателей, в сказке Толкина меньше голливудского напора и больше трогательных приключений. Это следует, конечно же, за Бильбо Бэггинсом, который наслаждается земным комфортом в своей маленькой хоббичьей норе.Но все меняется, когда однажды к его двери приходит волшебник Гэндальф и приглашает его присоединиться к компании из тринадцати гномов в поисках сокровищ — и их дома — у опасного дракона Смауга.

114. 

Tuck Everlasting Натали Бэббит (от 11 лет)

Если бы ты мог жить вечно, ты бы стал? Это решение, которое должна обдумать юная Винни Фостер, когда наткнется на секретный источник на земле своей семьи — источник, который, как говорят, приносит бессмертие тем, кто пьет из него.Это решение становится еще более трудным, когда она встречает и становится очень близкой семьей Так, которые все пили из источника. Присоединится ли она к ним? И сможет ли она сохранить их тайну под давлением тех, кто стремится нажиться на источнике?

115. 

Двадцать тысяч лье под водой Жюль Верн (возраст 12+)

В то время как действие многих книг о приключениях  происходит в неспокойных морях, действие этой книги происходит под ними. Когда профессор Аронакс, его слуга Консель и канадский гарпунщик по имени Нед Ленд намереваются поймать морское чудовище, они сами попадают в плен — из-за того самого существа, на которое охотились.Однако вскоре они узнают, что морское чудовище на самом деле является подводной лодкой, которой командует странный капитан Немо. Так начинается захватывающее путешествие от затерянного города Атлантиды к Южному полюсу!

Лучшие детские книги для вдохновения девочек

Несмотря на то, что в книгах, которые мы уже перечислили, много девочек, мы знаем, что во многих детских книгах их обычно не замечают. Итак, ниже мы собрали 10 игр, которые особенно выделяются своей ролью в том, чтобы помочь девочкам понять, какими чудесными вещами они могут быть.

116.

Her Body Can Кэти Креншоу, Эди Мешке и Ли Лю (0-8 лет)

Девушкам никогда не рано учиться бодипозитиву! В этой очаровательной книге Кэти Креншоу « Her Body Can » рассказывается обо всем, на что способны женские тела. Эта книга, рассказанная очаровательным поэтическим голосом и снабженная иллюстрациями самых разных национальностей и способностей, действительно о том, как принять красоту, присущую любому телу.

117. 

Носят ли принцессы походные ботинки?  Кармела Лавинья Койл, Майк Гордон и Карл Гордон (возраст 3–7 лет)

Вдохновленный реальным вопросом дочери Койла, Носят ли принцессы походные ботинки? «» — очаровательная книга о юной девочке, которая засыпает свою мать вопросами о способностях принцесс. Благодаря терпеливым, вдохновляющим ответам матери ее дочь (и ваша) скоро узнает, что нет ничего, чего принцессы не могли бы сделать — и что, возможно, они даже не так уж отличаются от любой другой девочки.

118.

Mommy’s Khimar Джамиля Томпкинс-Бигелоу и Эбони Гленн (4–8 лет)

Маленькая дочь восхищается коллекцией красивых головных платков своей афроамериканской матери-мусульманки и выбирает свой любимый, чтобы играть с ним в течение дня. Книга Томпкинса-Бигелоу (с ее прекрасными иллюстрациями Эбони Гленна) проливает свет на персонажей, которые почти никогда не появляются в западных иллюстрированных книгах, приглашая читателей в мир, сияющий красками и культурой.

119.

София Вальдес, Future Prez Андреа Бити и Дэвид Робертс (5-7 лет)

София привыкла к тому, что ее бабуля каждое утро провожает ее в школу. Но когда он повредил лодыжку на местной свалке и ему нужно остаться дома, София решает что-то сделать с неприглядной «горой Мусора» в их районе. Конечно, пространство было бы намного лучше, чем парк? Даже увольнения клерком в мэрии недостаточно, чтобы отговорить Софию от ее миссии.Показывая реальные примеры того, какие действия люди могут предпринять, чтобы участвовать в местном самоуправлении, София Вальдес, Future Prez одновременно вдохновляет и расширяет возможности.

120. 

Истории на ночь для девочек-мятежников  Елены Фавилли и Франчески Кавалло (7–10 лет)

В этой книге вы не найдете девиц в беде. Этот тяжелый фолиант, созданный благодаря кампании на Kickstarter, написанный писателями Еленой Фавилли и Франческой Кавалло, на каждой странице изображает реальных женщин-образцов для подражания.Героини этой книги варьируются от Елизаветы I до Серены Уильямс — их истории сопровождаются великолепными иллюстрациями от художников со всего мира.

121.

Усы Кармы Хуллара  от Кристи Вентге (7-12 лет)

Волосы на женском теле обычно не являются темой для большинства детских книг, но если вы похожи на Карму Кхуллара, это будет занимать ваши часы бодрствования. Наполовину индиец, наполовину белый, молодой Карма вот-вот пойдет в шестой класс.Вдобавок к обычным стрессам в средней школе, ей также приходится бороться с 17 новыми волосками, появившимися на ее верхней губе. Дебют Кристи Вентге — это теплая и забавная история, рассказывающая ценную правду о принятии себя.

122.

Шпионка Гарриет Луиза Фитцхью (8-11 лет)

11-летняя Харриет немного чужая. Она мечтает стать великим писателем и с подачи няни начинает следить за людьми и записывать в блокнот свои наблюдения о них.Однако, когда ее одноклассники обнаруживают ее «шпионскую книгу», они не слишком рады узнать, что Гарриет думает о них. « Шпионка Гарриет », которую часто называют вехой в истории американской детской литературы, продолжает радовать юных читателей своим честным и интересным изображением молодой женщины (при этом никогда не скупясь на захватывающие шутки).

123.

Элли, инженер , Джексон Пирс (8–12 лет)

В Элли, инженер , титулованная Элли любит строить.Поэтому, когда она узнает, что ее лучший друг и приятель-строитель наконец-то получает щенка, которого она всегда хотела на свой день рождения, Элли знает, что ей сделать: собачью будку! К сожалению, вскоре планы Элли становятся настолько сложными, что ей приходится заручиться поддержкой двух местных групп, которые не всегда ладят друг с другом. Сможет ли изобретательная Элли собрать соседских мальчиков и девочек-ремесленников и построить собачью будку ее мечты?

124.

Код дружбы Сташии Дойч (8-12 лет)

Люси в восторге, когда в ее школе наконец-то создается клуб программистов.Наконец-то появилось место, где она может научиться создавать приложение, о котором мечтала! Но когда она присоединяется, она оказывается в окружении девушек, которых едва знает, и дружба может быть хитрым алгоритмом, чтобы правильно разобраться. , и жизнь, работают лучше, когда вы сотрудничаете. Описанный как Клуб нянь  для цифровой эпохи, Код дружбы  – это начало восхитительной новой серии, которая, несомненно, станет опорой поколения.

125.

Ты здесь, Боже? Это я, Маргарет Джуди Блюм (от 9 лет)

Эта широко известная история о взрослении рассказывает о Маргарет Саймон, девочке-подростке, которая борется с верой, дружбой и, конечно же, с ее неуклюжим подростковым возрастом. Переехав из Нью-Йорка в пригород Фарбрук, штат Нью-Джерси, Маргарет начинает обращаться к Богу, размышляя о том, как справиться с различными проблемами в своей жизни и решить, каким человеком она хочет быть.

***

Ищете идеи подарков для ребенка в вашей жизни? Посмотрите этот список подарков для книголюбов , который включает в себя раздел о литературных подарках для детей!

классических рассказов для детей

Это сборник известных классических рассказов для детей, которые доступны онлайн.Мы выбрали множество рассказов от разных авторов. Ссылки ведут непосредственно на истории, где их можно прочитать онлайн. Вас также может заинтересовать страница стихов для детей.

Рассказы

  • « Лев и мышь » Эзопа
    Лев и мышь — классическая басня Эзопа. Лев великодушно щадит мышь, которую собирался убить. Мышь обещает когда-нибудь отплатить льву.
  • » Три поросенка » Неизвестный
    Эта сказка возникла в Англии.Три свиньи строят дома, но только одна строит дом, достаточно прочный, чтобы противостоять нападению волка.
  • « Гензель и Гретель » братьев Гримм
    «Гензель и Гретель» — классическая сказка о двух брошенных детях, которые встречают в лесу ведьму. Ведьма заманивает детей к себе домой вкусной едой, но на самом деле собирается их съесть.
  • « Принцесса на горошине » Ганса Христиана Андерсена
    Эта сказка Ганса Христиана Андерсена рассказывает историю специального теста, который может определить настоящую принцессу.Тест на чувствительность включает в себя помещение горошины под стопку матрасов.
  • » Муравьи и кузнечик » Эзопа
    Действие этой классической басни Эзопа происходит поздней осенью. Это следует за группой трудолюбивых муравьев, высушивающих зерно, которое они хранили летом. Они встречают кузнечика, который по глупости не смог запастись едой на зиму.
  • » Как у верблюда появился горб » Редьярда Киплинга
    В этой сказке Редьярда Киплинга Просто так сказки рассказывается, как верблюд, любивший говорить «Хмф!», получил свой горб в результате встречи с джинном.
  • « Похищенный Санта-Клаус » Л. Фрэнка Баума
    Страна Оз Создатель Л. Фрэнк Баум написал эту историю о демонах, которые похищают Санта-Клауса. К счастью, у Санта-Клауса есть помощники в доставке игрушек.
  • » The Snow Image » Натаниэл Хоторн
    Брат и сестра делают снежную девочку, которая оживает — снежную сестру. Она настолько реалистична, что их отец настаивает на том, чтобы привести снежную девочку внутрь, что является ошибкой.
  • « Знаменитая скачущая лягушка округа Калаверас » Марка Твена
    Марк Твен написал этот рассказ в 1865 году.Он был включен в сборник рассказов. История охватывает прыгающих лягушек, мошенничество и пари.
  • « Принц-лягушка» «Братья Гримм»
    Эта классическая сказка братьев Гримм рассказывает историю говорящей лягушки и избалованной принцессы.
  • « Неохотный дракон » Кеннета Грэма.
    В этой сказке рассказывается история мальчика, который подружился с драконом. Дракона обнаруживают горожане, которые посылают за Святым Георгием, чтобы убить его. История была опубликована в книге Грэма « дней мечты ».
  • « Замечательная ракета » Оскара Уайльда
    Этот юмористический рассказ рассказывает о высокомерной и шумной ракете. Ракета думает, что он замечательный и лучше всех остальных фейерверков.
  • « Связка палочек» Эзопа
    В этой басне Эзопа нет животных. Отец использует концепцию связки палочек, чтобы научить своих маленьких сыновей важности единства и совместной работы.
  • « Эльфы и сапожник » братьев Гримм
    В этой сказке рассказывается история группы маленьких эльфов, которые помогают сапожнику делать обувь.Есть несколько вариаций и переводов сказки.
  • « Воздушный змей, который отправился на Луну » Эвелин Шарп
    Рассказ является частью сборника рассказов Эвелин Шарп, Обратная сторона Луны . Мальчик делает гигантского воздушного змея, а его друг рисует на нем луну и звезды. Они смущаются, когда воздушный змей не летает.
  • « Белоснежка » братьев Гримм
    Варианты этой сказки, впервые опубликованной в 1812 году. Как многие дети уже знают, в ней рассказывается о злой, тщеславной королеве-мачехе, которая ревнует и завидует дочери короля Сноу. Белый.
  • » Гадкий утенок » Ганса Христиана Андерсена
    Это очень умная сказка, придуманная Андерсеном, повествующая о маленькой птичке, которая не вписывается и дразнится другими птичками на скотном дворе.
  • » Пес и его отражение » Эзопа
    Эта басня Эзопа учит глупости жадности. Собака, глядя на свое отражение в воде, замечает кость больше, чем та кость несет.
  • « Призрак » Флоры Энни Стил (пересказ
    ) Это занимательная сказка об оптимистичной бедной старухе, которая по незнанию сталкивается с Призраком, когда находит в канаве совершенно хороший черный горшок.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.