Содержание

Оноре Домье — биография, личная жизнь, фото

Оноре Викторен Домье (1808-1879) – французский художник-график, живописец и скульптор, крупнейший мастер политической карикатуры 19-го столетия.

В биографии Оноре Домье есть много интересных фактов, о которых мы расскажем в данной статье.

Итак, перед вами краткая биография Оноре Викторена Домье.

Биография Оноре Домье

Оноре Домье появился на свет 26 февраля 1808 года в Марселе. Он рос в семье стекольщика Жана-Батиста Луи Домье и его жены Сесиль Катрин Филипп. Еще в детстве он начал проявлять живой интерес к рисованию.

Будучи подростком Оноре стал брать уроки живописи и скульптуры. Позже он начал трудиться в мастерской художника Эжена Бурдена. Тогда же он освоил технику литографии. В результате, это позволило ему получать доход от продажи литографий-иллюстраций для музыкальных и рекламных изданий.

Творчество

В 1830-х годах литографии Домье попали на глаза известному карикатуристу Шарлю Филиппону, возглавлявшему сатирический журнал «Карикатура».

Он по достоинству оценил работы молодого художника, предложив ему сотрудничество.

В данный период биографии Оноре подписывал свои произведения псевдонимом Рожлен. В 1831 г. он стал автором карикатуры на короля Луи-Филиппа, известной как «Гаргантюа». В результате, через несколько месяцев он был задержан и отправлен за решетку, где пробыл около полугода.

Выйдя на свободу, Домье не изменил своим принципам, продолжив свою деятельность в том же ключе. Он создал цикл скульптур и шаржей буржуазных чиновников под названием – «Знаменитости золотой середины».

«Гаргантюа»

После этого, Оноре представил ряд литографий, в которых высмеивал пороки буржуазного правительства: жадность, корыстолюбие, глупость и т.д. Соотечественники ждали от него новых карикатур, не зная при этом истинное имя их автора.

Мастерство Домье по достоинству оценивали многие художники и писатели, среди которых Эжен Делакруа, Виктор Гюго, Оноре де Бальзак, Шарль Бодлер и др. Власти, недовольные таким положением вещей, решили в 1835 г.

закрыть журнал «Карикатура», вследствие чего Оноре пришлось искать другую работу.

Вскоре Домье устроился в издание Филиппона – «Шаривари». Тут, он на протяжении десятков лет издавал свои острые политические и социальные произведения. Мужчина имел свой фирменный почерк – создание циклов определенной тематики.

В период карьеры 1848-1871 гг. Оноре Домье стал автором более 4000 литографий и еще столько же рисунков, выполненных карандашом. Он имел репутацию одного из самых талантливых карикатуристов, обращавшимся к политическим и общественным проблемам, а также личной жизни известных французов.

В конце 1840-х годов Домье сосредоточился на живописи, сделав акцент на правдоподобных бытовых сценах. Персонажами на его полотнах выступали простые люди. Наиболее признанными картинами мастера считаются «Мельник, его сын и осел» (1849), «Дон-Кихот, отправляющийся на свадьбу» (1851), «Прачка» (1861) и «Шахматисты» (1867).

Кисти Оноре принадлежит больше 700 полотен, а также свыше 60 скульптур. До конца дней он писал свои картины, даже когда полностью потерял зрение. Интересен факт, что его гротескные и намеренно грубо выполненные работы, вызывали восторг у Мане и Дега. Есть версия, что именно Домье являлся первым импрессионистом.

Творчество живописца было весьма прохладно принято при его жизни, и только в 20-м веке оно получило признание. Сейчас его произведения хранятся в стенах разных музеев мира, включая Эрмитаж.

Личная жизнь

Оноре Домье никогда не был женат, посвятив всего себя искусству. В зрелом возрасте он пользовался большим авторитетом у соотечественников, по причине чего те постоянно стремились пообщаться с ним. Интересен факт, что на дверях его дома висела надпись: «Тот, кто приходит ко мне, делает мне большую честь. Тот, кто не приходит, приносит величайшее наслаждение».

Смерть

В последние годы жизни мастер начал все хуже видеть, поэтому нуждался в помощи сиделки. Оноре Домье умер в бедности 10 февраля 1879 года. На момент смерти ему было 70 лет.

Фото Оноре Домье

«Дон Кихот»«Виктор Гюго»

«Шахматисты»

Если вам понравилась краткая биография Оноре Домье – поделитесь ею в соцсетях. Если же вам нравятся биографии известных людей или интересные истории из их жизни, – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

Художники революционной Франции. Оноре Домье / К 210-летию

Ещё живопись и художники здесь, здесь и здесь

Буржуазные морды и революция без пролетариата: Домье
В феврале 2018 года исполняется 210 лет со дня рождения всемирно известного карикатуриста Оноре Домье

Европейская история XIX века в советской системе образования имела лицо героев великого французского карикатуриста Оноре Домье. В моей памяти она связалась с революциями 1848 года и Парижской коммуной 1871-го, с «бонапартизмом», так ярко описанным Карлом Марксом. ©


Ещё живопись Европы
Оноре Домье. 1850. Фотограф — Феликс Надар
Казалось тогда, что столь же ярко вырисованные буржуазные толстячки из-под пера Оноре Домье касались лишь буржуа. Но он был натуральным революционером и в 1830-м, и в 1848-м, и в 1871-м годах — и изобразил не только буржуазные морды, но и редкие лица пролетариата, раздавленные эксплуатацией и революционной борьбой.
Уже несколько десятилетий, как обнаружилось, что во французских революциях XIX века, на самом деле, трудно найти пролетариат, а на городские баррикады выходили не пролетарии, а ремесленники и мастера во главе своих семей и своих подмастерьев, разнообразные разночинцы и интеллигенты во главе своих агитационных трудов. А крестьянская антиреволюционная Вандея — как стояла в первом революционном 1789 году незыблемым устоем косности на пути агитационного прогресса, так и простояла весь XIX век и даже весь век XX.
2. Оноре Домье. Художник. 1850
Оноре Домье (1808−1879) родился в семье ремесленника и рано научился рисовальному ремеслу, которое в большом городе гарантировало ему хлеб с маслом: рекламный лубок пользовался спросом, а конкуренция в этой сфере всегда обеспечивалась прежде всего умением рисовать лучше, чем рисуют другие. От этого первобытного комикса шла прямая линия в карикатуру. Карикатура требует от художника редкого умения достигать внешнего сходства и узнаваемости характера персонажа, редкого качества следить за политической публицистикой и видеть в ней не столько газетные склоки, сколько мифологическую массовую страсть искать и находить в политике символы зла и постыдности.
3. Оноре Домье. Восстание. 1860
Несмотря на классические карикатуры, действительный исторический и художественный вес придали творчеству Домье не они, а его революционный переход к живописи, к станковой социальной критике, в которой уже терялись следы карикатуры. В ней все фигуры зла и жертвы уже переставали быть только объектом агитации и сатиры, а становились образами Несправедливости и Революции. Уродам, из которых были поголовно укомплектованы власти и «праздно болтающие» подельники насильников и эксплуататоров, среди коих Домье особенно ненавистны были судейские демагоги, — противостояли люди почти без лиц. Это были люди-зародыши из униженного народа, несущие в себе надежду стать человеком, приобрести лицо, но без уродства. И редкие народные лица Домье — лица восставшего народа. Вне этого — непрерывный холод, нищета, обноски, голод, тьма, безликие женщины, матери, дети. И стряпчие при власти — тоже стадо, но их маски-лица отличны от безликих народных голов лишь тем, что у голов — цветовые пятна, а у лиц-масок — натуральные морды, куски рыхлого мяса, циничной натуры.
4. Оноре Домье. Состязательный процесс. 1845
Можно легко восстановить образный мир Домье и его личную борьбу всей жизни: мурло враждебной власти против матери с маленьким ребёнком, в котором угадывается сам Домье, и против восставших молодых людей, наверное, старших братьев.
5. Оноре Домье. Пьющие. 1860
Живопись Домье очень хороша, значительно ценнее и лучше его столь революционно корректной карикатуры. Она редкостно динамична там, где автор хочет своими самыми простыми средствами показать движение. Она — вне своего времени и словно не для своего времени — обращается, прежде всего, к движению глаза, тела и сердца зрителя вослед героям картины, а не его культурного сознания, которое стало бы расшифровывать мифологическое пустословие актёров. Она видимо встроена в мощную живописную традицию рождавшегося и родившегося экспрессионизма — задолго до того, как принято отсчитывать время рождения экспрессионизма. В прямой линии от Франсиско Гойи — через Оноре Домье — к Эдварду Мунку выражается центральная история европейского Модерна. Это история превращения кровавой национально-освободительной войны (Гойя) в социальную борьбу (Домье) и их вместе — в отчаяние одинокого человека (Мунк). В конце этой линии стоят обрубки людей немецкого экспрессионизма послевоенных 1920-х годов: только ужас и порнография без человека. За её пределами — современный экспрессионизм, уже автоматически понимающий всю тяжесть своего уродливого бремени и кровавой человеческой душевной красоты.
6. Оноре Домье. Мнимый больной. 1873
Домье как художник настолько лучше Домье-карикатуриста, что вполне уютно и конкурентно чувствует себя посреди своих современников, Курбе и Милле, которые как великие живописцы пользуются гораздо большей славой, но в своей борьбе за новый реализм — архаичней, туманней, слабее, живописно невнятней и эмоционально беднее. Стоя рядом с ними во времени, Домье действительно предвосхищает художественный и эмоциональный мир уже состоявшегося будущего, из коего мы точно можем судить, что Домье-художник опережал своё время и на 40−50 лет и даже на 100 лет, и теперь, скрой своё имя, легко стал бы великим. Тем острее чувство подлинной гениальности Франсиско Гойи, который за 30−50 лет до Домье прошёл и для себя исчерпал его творческий пафос. Через кровавую войну в Испании — от своих бездарных придворных шпалер до бесценных «Капричос» и «Бедствий войны» — Гойя в более высокой, кричаще трагической форме предвосхитил безликую драму Домье. Такова иерархия.
7. Оноре Домье. Мнимый больной. 1850
Но мы — не Домье. Мы — его благодарные зрители. Нам достаточно, что Домье и сам жив и актуален, что именно Домье узнаваемо присутствует в Ван Гоге, в Пикассо, в Кетэ Кольвиц и даже в Фальке. И будет жить узнаваемо: пока бедная мать ведёт своего младшего ребёнка сквозь тьму несправедливости, а её старший сын, надежда, первенец, романтический и сильный боец, идёт на войну за человеческие свободу и справедливость.

Модест Колеров
ИА «REGNUM», 19 февраля 2018


ДОМЬЕ! КАКОЙ СКУЛЬПТОР!. Оноре Домье

ДОМЬЕ! КАКОЙ СКУЛЬПТОР!

Я вновь, будто наяву, вижу эту сцену: дело было весной 1914 года, на площади Руаяль, в Доме-музее Виктора Гюго, директором которого я стал.

Уже не в первый раз я встречал в Доме Гюго Родена. Еще одиннадцать лет назад, когда вместе с Полем Мерисом я создавал этот музей, мне выпало счастье принимать в бывшем особняке Гемене великого мастера французской скульптуры, которого мне уже случалось видеть ранее в Хранилище мраморных скульптур в обществе Бурделя {202}, Деспио {203}, и Гзелля, близкого друга Родена и Анатоля Франса.

Роден, в сопровождении литейщика Рюдье, пришел, чтобы присутствовать при установке выполненного им замечательного бронзового бюста Виктора Гюго. Творение Родена было установлено на втором этаже, напротив мраморного бюста этого олимпийца, изваянного Давидом д’Анжерским

{204}.

Хотя отличные отливки Рюдье высоко ценились также за пределами Франции (именно поэтому Роден, Бурдель, Деспио, Майоль {205}доверяли ему отливку своих шедевров), Роден, в 1903 году находившийся на вершине славы, был как будто бы не вполне удовлетворен использованной литейщиком красивой патиной «старинного» зеленого цвета, между тем вполне подходившей для памятника нашему великому поэту, для величественного бюста создателя «Легенды веков».

Обернувшись к Полю Мерису, рядом с которым стоял довольно посредственный скульптор Люсьен Палле, верный культу Гюго и… Деруледа {206}, Огюст Роден долго со сладострастием ваятеля водил жадными руками по пышной вздыбленной бронзе, потом покачал головой и, словно отметая чье-то возражение, сказал:

— Видите ли, тут чего-то не хватает… чего-то существенного.

— Напротив, на мой взгляд, все как надо.

— Нет, видите ли, здесь не хватает… золота!

Верный друг Виктора Гюго — немолодой седовласый человек — удивился.

— Да, здесь не хватает золота. Только если добавить золота, зазвучит и патина и бюст. Рюдье, отлейте его заново. Надо добавить к патине золото, и добавить щедро.

— Это легко сделать, — сказал Рюдье с поклоном, — я думаю, вы будете довольны.

Спустя две недели бюст Виктора Гюго вернулся на площадь Руаяль, и его патина, отливающая золотом, была и впрямь великолепна. Роден на этот раз выразил удовлетворение, а за ним и весь Париж: вереницы людей потянулись в бывший особняк Марион Делорм, превращенный в дом памяти гению.

Возвратившись спустя одиннадцать лет в эту обитель славы, я заметил, что освещение шедевра Родена не из самых удачных. Я дал ему знать об этом через Поля Гзелля, одного из самых ревностных его приверженцев, наряду с Гюставом Жеффруа, Шарлем Морисом

{207}, Бурделем, Райнвером, Марией Рильке {208}, и Жюдит Кладель. Вот почему в этот день я принимал Родена в музее Виктора Гюго.

Выбрав новое место для бюста и попросив смягчить дневное освещение, Роден, слегка отяжелевший, но еще более величественный, со своей бородой Юпитера, проследовал за мной в мой кабинет, где как раз обрамляли великолепные гравюры, на которых он изобразил старого Гюго: они послужили основой для создания двух бюстов писателя, а также для эскизов памятника ему же. Впрочем, как известно, предпочтение было отдано «клюкве», состряпанной Барриасом {209}.

В этот день великий скульптор сообщил мне множество любопытных сведений о сеансах позирования, которых, по существу, Виктор Гюго ему не дал, о чудовищной работе, которую по памяти провел Роден на авеню Эйлау.

Разговор наш вскоре принял иной оборот. Заметив на моем письменном столе чуть выцветший эстамп, Роден спросил, что это такое.

— Это план Законодательного собрания 1834 года… Смотрите, на каждом месте значится фамилия занимавшего его депутата.

— И что же это такое?

— Это вещь Домье: она позволила ему опознать каждого из депутатов, которых он задумал заклеймить в своем «Законодательном чреве». План этот мне подарил один художник с острова Сен-Луи. Он друг мадам Домье и живет в квартире и мастерской покойного мастера, в доме № 9 на набережной Анжу.

— Знаю, я туда однажды ходил вдвоем с Жеффруа. Там еще лежали литографские карандаши, палитра Домье, акварели и наброски, и мы даже поднялись по маленькой лестнице в мансарду, куда Домье ходил курить трубку и мечтал, глядя на Сену… А это что?

— Слепок фрагмента колонны Траяна: лицо пленного… Этот слепок украшал мастерскую Домье…

— А вон та статуэтка? Да ведь это…

— «Ратапуаль».

Этот отличный экземпляр принадлежит нашей соседке, жене Артюра Ранка. (Этот экземпляр Ратапуаля мне довелось вновь увидеть после первой мировой войны у Аристида Бриана, которому мадам Ранк преподнесла его в подарок.)

Роден взял бронзовую статуэтку и долго ее рассматривал. Его властный взгляд не мог оторваться от Ратапуаля, который со своими закрученными усами, остроконечной бородкой, в шляпе набекрень, в сюртуке, свисающем на тощие ноги, навсегда останется немеркнущим образом бонапартистского агента — то ли офицера, то ли полицейского, из тех, что разъезжали по стране накануне 2 декабря, настраивая французов в пользу бонапартизма и подготовляя плебисцит.

На моем письменном столе лежали фотографии и прекрасные снимки барельефа «Эмигранты». Я как раз начал кропотливо исследовать творчество Домье, да и независимо от этого снимки его работ были на своем месте в этом очаге романтизма, где на стене висел отличный оттиск с подписью Виктора Гюго под монограммой «H.D.» — знаменитой литографии, на которой императорский орел лежит, сраженный «Возмездием».

Роден поставил назад «Ратапуаля», потом, разглядывая «Улицу Транснонен», которую предоставил нам Эдмон де Гонкур, сказал:

— Ах, Домье! Я был с ним знаком, когда начинал работать у Каррье-Беллеза {210}. Какой скульптор!

Я часто думал об этих словах Огюста Родена: ведь кто, как не он, имел право высказать подобное суждение? И вот, перечитывая «Дневник» Гогена{211} по случаю столетия со дня рождения художника, я нашел в нем следующие слова, написанные в начале этого века:

«Домье изваял иронию».

Гоген тоже понял силу искусства Домье.

Критик, сравнивавший Домье с его соотечественником Пюже, сказал об этом еще лучше. Как и Пюже, Домье опередил свою эпоху. И того и другого больше всего привлекают люди из народа; Пюже — матросы и грузчики, Домье — бродячие артисты и вообще рядовые французы. Скорбные Атланты создателя «Милона Кротонского» предвосхитили трагическое шествие «Эмигрантов». У обоих — буйная сила, стремительность жеста, пылкость телесной экспрессии — след общей их колыбели — Марселя. Одно и то же патетическое величие у обоих, та же энергия жестов, напряженные до пароксизма мускулы.

Впрочем, мой дорогой и великий Сюарес был совсем иного мнения на этот счет и, в частности, несправедлив к Пюже: «Пюже — слишком марселец и в недостаточной мере фокиец. Он силен в изображении плебса, это своего рода портовый грузчик, некий Микеланджело без мозгов… Домье стоит между ними двумя, но ближе к Микеланджело…»

Недаром гравер вслед за своим именем ставит важное слово: Sculpsit[19]. Вопреки тому, что могло бы показаться на первый взгляд, между гравюрой и скульптурой больше сходства, чем между гравюрой и живописью. К тому же, у граверов и скульпторов одни и те же инструменты — долото и резец.

Что сказать о литографе, берущемся, подобно скульптору, за камень? Разве не у античных мастеров учился в Лувре основам искусства самоучка Домье? Прежде всего он изучил прекрасные объемы средиземноморской скульптуры: греков, римлян, великих флорентинцев и марсельца Пюже, Домье-литограф, как и Домье-живописец (вспомните его эскиз «Республика 1848 года»), предоставляя Энгру рисовать арабески и арпеджио из линий, пренебрегает контурами и заботится только о массе.

В мастерской Домье в Вальмондуа до сих пор сохранились слепки разных медальонов колонны Траяна, вымазанные льняным маслом.

Домье подходит к литографскому камню именно как скульптор, хотя и наносит свои пылкие видения на холст, при помощи светотени или против света ради создаваемых ими контрастов, чтобы выявить напряжение мускулов, внутреннее состояние человека, поглощенного усилием.

В своем рисунке он исходит из рельефа. Линия прельщает его лишь постольку, поскольку она изгибается: движение — признак жизни.

Кроме того, известно, что почти с самого начала своего творческого пути (ему было всего тридцать шесть лет, но как литограф он уже достиг мастерства) Домье, друживший с великим скульптором Прео, который обучил его этому искусству, с Фешером, Антоненом Муаном, Бари, Жоффруа-Дешомом, Мишелем Паскалем, занимался скульптурой.

Если марионетки «Непроституированной палаты» 1834 года казались вылепленными из глины, то ведь так оно и было на самом деле. И только потом марионеток собрали вместе — словно бы для заклания на уничтожающей литографии «Законодательное чрево».

Моему покойному другу Лагарреку, зятю Эдмона Саго, мы обязаны спасением этих глиняных фигурок, вылепленных и раскрашенных Домье: Лагаррек организовал их отливку в бронзе. К несчастью, некоторые из оригиналов, уже сильно отмеченные временем, погибли при отливке. Но мне, как и Арману Дайо, удалось полюбоваться ими у Поля Филипона, сына основателя «Карикатюр».

Домье рассматривал скульптуру не только как средство достижения физиономического сходства. Благодаря двум замечательным барельефам «Эмигранты», которые было бы правильнее назвать «Исход», мы знаем, что скульптура была для него самоцелью, способом самовыражения, полностью удовлетворявшим его гений.

Какую жестокую актуальность придали «Эмигрантам» и многочисленным этюдам маслом на ту же тему многие недавние события! Вот они — измученные, трагические толпы, спасающиеся от вторжения, преследований, от людской злобы. Мы знаем, что после Июньских дней толпы рабочих, спасаясь от расправы, бежали из Парижа.

Расстановка планов и фигур, могучая красота обнаженных пролетариев, скупые, но страшные детали, все это шествие вперед навстречу неизвестности и надежде… Шествие беглецов, нагруженных тяжелыми тюками, плотная матрона, ведущая двоих своих детей, двое мужчин, несущих больного (или раненого) на носилках, — у одного из них бычья шея, предвосхищающая естественную и мужественную анатомию «Мыслителя»; мать-кормилица с мощной грудью, рыдая, прячет лицо и тянет за собой маленького сына… а позади спешит, спасаясь от преследований, толпа — вся эта картина, пронизанная резкими тенями и залитая светом, говорит, что Домье — во всеоружии мастерства, как Жерико или Роден.

Будь у Домье досуг, не будь он обречен, чтобы жить и кормить свою милую «Дидину», вечно «тащить свою тачку с камнями», а именно, с литографскими, — он мог, он должен был бы стать одним из самых великих наших скульпторов.

Скульптур у Домье немного. Долгое время в их числе называли лишь «Маски 1834», «Ратапуаля» и барельефы «Эмигранты».

Но сейчас, не говоря уже о подделках, о том, что великому человеку приписывают портреты маслом (больше натуральной величины), выполненные Андре Жиллем {212}, «скульптуры» Домье вот-вот наводнят «рынок произведений искусства» (казалось бы, слово «рынок» совсем не вяжется с двумя другими словами).

Началось все это с «Шута-зазывалы» из собрания Маньен; эту скульптуру можно видеть в Дижоне, в Музее Маньена. Помню, однажды Маньен, инспектор финансового контроля, и его сестра представили на суд группы музейных работников, в числе которых были Поль Витри, Гастон Бриер, Жан Гиффре, Поль Жамо и… Раймон Эсколье, статуэтку «Шута-зазывалы», приписываемую Домье. Все, казалось, были удивлены и долго хранили молчание. В то время о произведениях Домье-скульптора почти никто ничего не знал.

Большую проницательность проявил Арсен Александр, понявший, что скульптурный стиль характерен для всего творчества Домье: «Много раз уже отмечалось, — пишет он по поводу „Портретов-шаржей“, — что эти портреты — создание столько же скульптора, сколько и художника».

Энергия, с какой они выполнены, черты лиц, впалые или, напротив, выступающие, под полным освещением или погруженные в густую тень, сразу же вызывают представление о фигурах, созданных рельефно. На это есть вполне очевидная причина: эти портреты действительно вылеплены как скульптуры или же, во всяком случае, они воспроизводят скульптуры. Поэтому в его литографиях ощущалась вся игра света и тени, столь характерная для рисунка с рельефа. Притом в них было и особое движение и особый цвет; одно не было копией другого — обе работы казались здесь равноправными.

Наш современник Клод Роже-Маркс оказался не менее проницательным, догадавшись о том, что в значительной мере творчество Домье-скульптора нам попросту неизвестно:

«Мы не удивились бы, если бы помимо „Ратапуаля“ и барельефа „Эмигранты“, были открыты еще и другие статуэтки, доказывающие, что Домье, подобно Жерико, подобно Дега, старался удовлетворить свою страсть к изобразительному искусству и вне рисунка и живописи».

Лучший знаток Домье, наш дорогой Жан Ларан, которого никто не мог бы заменить на посту директора в кабинете эстампов, предоставил мне возможность одну за другой изучить в этом кабинете четыре тысячи литографий, созданных несравненным гением Домье. И он не мог не отметить, сколь многим Оноре обязан скульптуре: «Отыскиваемый стиль внезапно выявился на листке, дату которого следует запомнить: это портрет-шарж Шарля Ламета, опубликованный 26 апреля 1832 года… Можно сказать: с этого дня Домье стал, вместе с Бари, самым великим ваятелем форм своего века. Даже если не знать, что он действительно лепил из глины, в нем можно распознать темперамент и ви?дение скульптора. В этом один из секретов его мощи».

Наконец, вот еще одно свидетельство, переданное Арманом Дайо и принадлежащее самому Жоффруа-Дешому: «Домье часто призывал себе на помощь свой совершенно инстинктивный, замечательный талант скульптора, чтобы придать законченность своим работам карандашом. Он лепил тогда за несколько секунд из комка глины фигурки и быстрыми нажатиями пальцев поразительным образом усиливал характерные черты своих моделей, которые он не хотел рисовать или писать. Изготовив эти маленькие фигурки, он брал карандаш или кисть, ставил перед глиняными моделями мольберт и по ним, с натуры, быстро запечатлевал живой образ. Тем же способом он создал и свою знаменитую гравюру „Законодательное чрево“».

Морису Гобену, чей изысканный вкус я много раз имел счастье оценить, принадлежит честь написания замечательной во всех отношениях книги: «Домье-скульптор» и, главное, честь обнаружения многих фигурок, вылепленных из глины сыном скромного поэта-стекольщика.

Упомянем здесь о «Маске Луи-Филиппа», которую Морис Гобен относит к 1830 или 1831 году. Это портрет, а не шарж. Художник хотел передать в нем, не впадая в карикатуру, насмешливо-добродушное выражение лица, широкого снизу, но узкого вверху. Среди «фигурок» есть одна под названием «Деловой человек». Если обратиться к гравюре на дереве, выполненной для серии «Французы в собственном изображении», там присутствует этот персонаж: не то просто понятой, не то писец судебного исполнителя, приготовившийся составлять протокол. Назовем далее «Денди», — этот персонаж показан в профиль в «Светских комедиантах». Следующий: «Парижский портье» с метлой — его можно узнать на двух литографиях, одна — 1840 года, другая — 1856 года. Далее, «Чтец», которого Марсель Леконт считает более логичным назвать «Суфлер», — ведь это действительно театральный суфлер. «Бонвиван» — этот персонаж фигурирует в литографии из серии «Разводки». Далее — тщеславный «Поэт»: эта фигурка из красноватой терракоты, должно быть, предшествовала литографии (№ 529 по каталогу Луа Дельтейля), датированной 1837 годом, а впоследствии — гравюре на дереве из серии «Физиологии» (1841). Далее, «Кланяющийся адвокат» — тоже терракота. Эта фигурка, несомненно, была использована в акварели, принадлежащей Национальной галерее Виктории, в Мельбурне. Еще одна скульптура — «Ноша» — также терракота: прачка и ее ребенок сильно напоминают персонажей картины того же названия из собрания Уильяма Бэрселя, висящую в галерее Тейт в Лондоне.

Маленькие бюсты, раскрашенные Домье, принадлежали наследникам Филипона, который получил их от самого художника. Морис Легаррек купил их, а Фикс-Массо спас от разрушения. По заказу этого скульптора с бюстов были сняты формы для отливки двадцати пяти экземпляров, выполненной Барбезьеном.

Но Домье принадлежат не только маленькие бюсты. Предполагают также, хоть это и представляется спорным, что он выполнил также статуэтку «Человек в большом парике» или «Людовик XIV» в стиле барокко, правда, с заметным фокийским налетом. У моего друга литейщика Рюдье был такой слепок, и он вызывал оживленные споры. Что стало с этой довольно карикатурной маской, не знаю. Однако помимо этой существуют еще и другие скульптурные произведения, приписываемые Домье.

Точно установлена (тем более, что Союз французских музеев приобрел эту скульптуру для Лувра) аутентичность бюста Домье, выполненного им самим.

«Его можно узнать, — отмечает Морис Гобен, — по великолепному открытому лбу и гордой простоте черт лица, обрамленного бородой. Но особый характер его лицу придают, делая его странным и поразительным, почти лицом фавна, его косящие глаза с острым и темным взглядом. Это глаза художника, занятого работой: правый глаз устремлен на модель — на самого себя, — тогда как левый глаз искоса анализирует модель. Эта асимметрия, которую ни один другой скульптор не отмечал в такой степени, придает лицу живое и „пронзительное“ выражение, как сказал Банвиль». Эта работа подтверждает строки Эли Фора {213}: «Человек с таким прекрасным лбом, пронзительными глазами, смелым ртом, широким, как у Рабле, лицом человека, который нажатием умного пальца творит по своему желанию форму, не может не знать, что он король».

Вероятная датировка этого бюста — 1855–1858 годы. Домье приближается к своему пятидесятилетию.

В своей отличной работе об Оноре Домье Жан Адемар показал нам, что в 1868 году в своей мастерской на бульваре Рошешуар великий марселец помышлял уже только о живописи и скульптуре: «Он пишет маслом и еще больше — лепит».

Мы знаем это по воспоминаниям Жюля Лорана, который вместе с живописцем Шарлем Турнемином, бывшим в то время помощником хранителя Люксембургского музея, посетил Домье: «Я посетил его… в его очень скромной мастерской, расположенной под холмом Монмартра. Освещенная слуховым окном, она была довольно беспорядочно завалена не столько рисунками и литографскими камнями, сколько макетами из глины или терракоты. Лепка, а в живописи — величественный проект создания большой картины „Вознесение Девы“ — такова была, — кто бы мог подумать, — навязчивая идея этого газетного карикатуриста».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Оноре Домье — Техники импрессионизма

Однако он этого не сделал, так как был озабочен новыми техническими исследованиями; раньше, чем другие, он открыл для себя импрессионизм — лица и тела, поглощенные окружающим светом и становящиеся единым целым с атмосферой. Он много писал, тем более что его исследования в новой технике не интересовали сатирические журналы, в которые он теперь публиковал рисунки, лишенные юмористического смысла. Его поддержалиШарль Бодлер и друзья поэта. Двое мужчин встретились в 1845 году и чаще виделись после 1848 года. Бодлер, который «обожал его», написал в 1857 году единственную значительную статью о Домье, появившуюся при жизни художника.

Домье, Оноре: экипаж третьего класса

Карета третьего класса , холст, масло, Оноре Домье, ок. 1862–64; в Метрополитен-музее в Нью-Йорке.

Музей Метрополитен, Нью-Йорк, коллекция Х.О. Хавемейера, завещанная г-жой Х.О. Хавемейер, 1929, (29.100.129), www.metmuseum.org

Домье действительно был первым из импрессионистов. Уже в 1848 году его литографии показывают контуры, стертые светом. Однако два фактора не позволили заметить этот факт: отсутствие интереса к его литографиям со стороны историков живописи и отсутствие исследований для установления точных дат литографий. Эти даты не обязательно совпадали с датами их появления. Например, было показано, что литографии импрессионистов, появившиеся примерно в 1860 году, были отвергнуты журналами в 1848 году как слишком смелые и слишком современные. Из-за отсутствия спроса литографии импрессионистов Домье не очень многочисленны, но его картины показывают, что он был склонен к импрессионизму. Картины также были слишком малочисленны, чтобы отнести ему истинное место в истории импрессионизма — до Эдуарда Мане.и Клод Моне , оба очень восхищались им.

Датировка картин Домье вызвала споры. Историки искусства девятнадцатого века и до 1938 года датировали их в основном картинами его современников. Но теперь кажется более разумным датировать их по его литографиям, поскольку маловероятно, что художник, часто меняющий стили, при рисовании на литографическом камне работает иначе, чем при рисовании на холсте. Когда Домье представлял себе форму, он многократно моделировал и переделывал ее в своей литографии. Маловероятно, что он подождет четыре-шесть лет после того, как перестанет использовать это в своих литографиях, чтобы обработать это в своей картине. Этот вопрос можно изучить снова, но не на основе документов того периода, поскольку записные книжки Домье были слишком сокращены, а критика со стороны его современников была редкостью.

Картины Домье очень оригинальны как по стилю, так и по сюжету. Он создал картину морали и нравов ( la peinture de moeurs ), изображающую повседневную жизнь острова Сен-Луи и его набережных, например, детей, играющих в воде, один из которых принес его родителям после несчастного случая. ; лошади, выходящие из поилки; прачки, устало возвращающиеся по лестнице с реки или борющиеся с ветром, с узлами в руках; пьющие в пабе; и каменщики на помосте. Его взволновал театр, затем железные дороги, которые он использовал как средство демонстрации галерей лиц, столь же мощных по своему влиянию, как и Ventre législatif.(«Законодательное чрево» или «Подлый орган законодательного собрания»). Ранее Дворец правосудия предоставил ему возможность привлечь своих впечатляющих адвокатов. Затем он отправился в Вальмондуа, что на окраине Парижа, и рисовал деревенские сцены. Большая часть его картин была посвящена мастерским художников — не студиям изучаемой живописности, а тем, где художники занимались созданием произведений искусства.

Эти сюжеты снова встречаются в его литографиях вместе с актуальными сюжетами, такими как морские курорты, охота и зимние сцены, которые, будучи заказанными, казалось, меньше его вдохновляли. Таким образом, он перенес в свою картину то, что до этого принадлежало области карикатур на мораль и нравы.

Домье не часто вдохновляли религиозные сюжеты, за исключением образа Христа, оскорбляемого и высмеиваемого, в котором, кажется, есть личный намек — на человека, который каждый день надеялся нарисовать свою последнюю карикатуру, чтобы посвятить себя рисованию . С другой стороны, мифология волновала его в период Рубенса при Ленуаре; но в данном случае, очевидно, предмет был лишь реквизитом для картины.

Несколько раз Домье рисовал исторические сюжеты. Он написал портрет Камиллы Демулен , революционного лидера, разбудившего толпу в 1789 году, и его портрет.«Эмигранты 1857 года» — это намек на авторитарную империю Наполеона III , картина, которая перекликается со словами запрещенного Виктора Гюго : «Запрещен не я, а свобода; это не я изгнан, это Франция ».

Типы, созданные Домье, не всегда его переживали. Он создал Луи-Филиппа, но прежде всего Роберта Макера (типичного бизнесмена правления Луи-Филиппа). Его Bons Bourgeois, вероятно, служил ориентиром для французского среднего класса вплоть до 1940-х годов. В любом случае его адвокаты остаются в курсе последних событий.

Следуя традиции, Домье брал учеников, которые учились своему ремеслу, копируя и подражая его работам. Двое из них известны по именам: Булард и Гилл. Их работы ошибочно называются фальшивыми Домье , поскольку произведения ложны только тогда, когда не видно, что они являются упражнениями учеников.

Менее одиноким, чем он, как говорят, и восхищался новой школой, особенно Мане , Домье состарился: к сожалению, он хотел бы отказаться от литографии в пользу живописи, но он не мог этого сделать. Но он был счастлив, зная, что его литографии сохранили свою силу, как сказал Гюго в 1870 году, когда Домье символизировал свою великую сатирическую поэму Les Châtiments распятым орлом.

Оноре Домье, гр. 1875 г.

Архив Халтона / Getty Images

В 1871 году Домье, который осторожно отказался от награды империи, стал членом левой Парижской коммуны . В последние годы жизни он был почти слепым. Его рисунки, как и рисунки Эдгара Дега , приобрели великолепную целостность. У него была последняя радость — выставка в галерее Дюран-Рюэль в 1878 году. Люди начали говорить, что его картины по крайней мере так же хороши, как его литографии, хотя они хотели чествовать больше республиканского, чем художника.

Как художник-карикатурист Домье пользовался широкой репутацией, хотя как художник оставался неизвестным. Его слава была основана не больше, чем сегодня, на критических оценках, а, скорее, на улыбающемся или смеющемся восхищении тех, кто читает сатирические журналы.

Виктор Гюго. Портрет.

ДВУХСОТЛЕТИЕ ВИКТОРА ГЮГО
Виктор Гюго родился 26 февраля 1802 года в Безансоне, а умер 22 мая 1885 года в Париже. Он прожил практически весь 19 век и был свидетелем его основных политических и социальных событий, участником философских и этических дискуссий того времени. Гюго стал наиболее популярным и известным французским писателем в мире. Ныне, когда исполняется 200 лет со дня рождения писателя, по всей Франции и в Париже проходят торжества по случаю этой даты. Во французской столице, по адресу Площадь Вогезов, дом 6, расположен особняк Роан-Геменэ, на третьем этаже которого писатель прожил 16 лет. Из окон его парижской квартиры в 280 кв.м. открывается великолепный вид на аркады бывшей Королевской Площади. Виктор Гюго поселился здесь в возрасте 30 лет со своей женой и четырьмя детьми. Экспозиция квартиры-музея отображает три основных этапа творчества Виктора Гюго, которыми, по его собственным словам, были жизнь до изгнания, само изгнание и последующий период. В прихожей мы видим портреты молодого писателя. Две комнаты посвящены жизни Гюго в эмиграции в Гернези. Столовая была обставлена писателем в средневековом стиле, а салон — в китайском. Посещение квартиры-музея завершается спальней Гюго, где он скончался в 18Х5 году. Устроители выставки намеренно приглушили свет в этой комнате. Организованная здесь по случаю двухсотлетия экспозиция под названием «Увидеть звезды» освещает творчество Гюго для театра, в котором он постарался выразить свое отношение к главным для него темам, таким, как власть, деньги, ложь, ревность и смерть. (Музей-квартира расположена в 4 округе Парижа по адресу: площадь Вогезов, 6).

Музей Родена организовал выставку портретных и скульптурных изображениий Виктора Гюго, на которой представлено порядка 50 произведений, отображающих различные периоды жизни писателя. Здесь есть скульптуры из бронзы, гипса, терракотовые слепки головы, посмертная маска лица и ушей писателя, а также ретушированные фотографии, рисунки и литографии. Среди последних приобретений музея — гравюра-портрет Виктора Гюго в три четверти. Музей-квартира Бальзака приурочил к двухсотлетию писателя выставку под названием «Виктор Гюго в карикатурах». Семьдесят шаржей , сделанных Оноре Домье, Гюставом Дорэ и Андре Жилем, рассказывают о различных этапах творческой и общественной жизни писателя. Надо сказать, что карикатуры являются важным источником информации о Викторе Гюго, так как за всю его жизнь их на него было сделано более 500. (Улица Рейнуар, 4, 16 округ Парижа).

Национальная библиотека Франции
устроила экспозицию под названием «Виктор Гюго-человек-океан», где представила 380 экспонатов, принадлежавших писателю при жизни. Среди них рукописи, рисунки,авторские черновики,карикатуры, письма, великолепные фографии, относящиеся к периоду эмиграции, и многое другое. Выставка погружает нас в творческий процесс писателя, в особую атмосферу эпохи, которую он творил. (Сит Франсуа Миттеран, набережная Франсуа Мориак, 13 округ).

С 25 июня по 28 июля сего года драма Виктора Гюго «Эрнани» будет представлена под открытым небом прямо под окнами его парижского дома на площади Вогезов. Напомним, что останки Виктора Гюго покоятся в Пантеоне и что на его похоронах присутствовало более 2 миллионов парижан. (CGTT Voyages)


Тема урока Искусство 19 века Живопись Реализм

Тема урока. Искусство 19 века. Живопись. Реализм.

Реализм.

Французский реализм. Искусство карикатуры. Оноре Домье.

Оноре Домье (1808 -1888) Луи-Филипп I (1773 -1850) Король Франции 1830 -1848

Оноре Домье. Гаргантюа. 1831. Карикатура на Луи Филиппа Орлеанского

Оноре Домье. «Груши» . Карикатура на Луи-Филиппа (1831)

Художник: Оноре Домье Антуан Одье, банкир, депутат Дата завершения: 1832 Стиль: Реализм Жанр: скульптура Галерея: Musée d’Orsay, Paris, France

Художник: Оноре Домье Бенджамин Делессер, промышленник и депутат Дата завершения: 1832 Стиль: Реализм Жанр: скульптура Галерея: Musée d’Orsay, Paris, France

Бенджамин Делессер, промышленник и депутат Художник: Оноре Домье Дата завершения: 1832 Стиль: Реализм Жанр: скульптура Галерея: Musée d’Orsay, Paris, France

Оноре Домье Виктор Гюго. Карикатура. 1849 г.

Французский реализм. Гюстав Курбе.

Гюстав Курбе (1819 -1877)

«Надо омужичить искусство!» Гюстав Курбе (1819 -1877) Гюстав Курбе, 1848 год.

Гюстав Курбе (1819 -1877) «Живопись заключается в представлении вещей, которые художник может увидеть и коснуться… Я твёрдо придерживаюсь взглядов, что живопись — предельно конкретное искусство и может заключаться лишь в изображении реальных, данных нам вещей… Это совершенно физический язык» Гюстав Курбе.

Густав Курбе. «Дробильщики камня» . 1850 г.

Густав Курбе «Веяльщицы» . 1853 г.

Густав Курбе. «Похороны в Орнане» . 1850 г.

Гюстав Курбе. Женщина с попугаем. 1866 г. фр. La Femme au perroquet Холст, масло. 129, 5× 195, 6 см Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Домашнее задание 1) Параграф 7 -8 2) Курс «Как понимать живопись XIX века» — смотреть обязательно о картинах «Плот Медузы» и «Свобода ведущая народ» Курс будет выложен здесь: https: //vk. com/history 211 schoolclass 8 Сообщения: Клод Моне, Камиль Писсаро, Огюст Ренуар, Винсент Ван Гог, Поль Гоген

События, ставшие сюжетами картин художниковромантиков XIX века на карте Великобритания Июль 1830 Париж Революция Франция во Франции. Бискайский залив Май 1808 Начало восстания в Испании против Наполеона Мадрид Португалия Испания Атлантический океан Марокко Германские государства Вена Австрия Российская империя Азовское море Черное море Итальянские Стамбул государства Османская империя Рим Каспийское море Греция Средиземное море 11. 4. 1822 Хиосская резня Персия 2. 7. 1816 Крушение фрегата «Медуза» . Сенегал (Фр. ) Гамбия (Брит. ) Аравийское море

1831 «Гаргантюа» (карикатура на Луи Филиппа Орлеанского) (Оноре Домье) 1850 «Похороны в Орнане» (Гюстав Курбе) Реализм Изобразительное искусство 19 века 90 е 1800 е 1810 е 1820 е 1830 е 1840 е 1850 е 1860 е 1870 е 1880 е 1890 е 1900 е 1910 е Романтизм 1819 1830 Жерико) (Эжен Делакруа) «Плот «Свобода, Медузы» ведущая (Теодор народ» 1814 «Восстание 2 мая 1808 года» (Франсиско Гойя)

«Наш Домье…: Оноре Домье в СССР в 1920-1940»

Ада Акерман

 

«Наш Домье…: Оноре Домье в СССР в 1920-1940»

Ада Акерман, научный сотрудник Национального центра

научных исследований Франции
(CNRS-ARIAS)

 

Аннотация: Статья посвящена советской рецепции творчества Домье, которое воспринималось как эталон критического реализма. Русские исследователи 1920-1930-х годов стремились доказать «предсоветский» характер его творчества.

 

Ключевые слова: Оноре Домье, советское искусствоведение.

 

Abstract: This paper is devoted to the soviet reception of the Daumier art, which was perceived as a model of critical realism. Russian researchers in the 1920-1930-ies sought to prove “the proto-soviet” nature of his work.

 

Keywords: Honoré Daumier, Soviet art criticism.

 

 

В 1938 году Поль Валери заявил: «О Домье сказано все, что можно сказать»1. Семьдесят пять лет спустя надо признать, что Валери ошибался: критическая библиография, посвященная Домье, с каждым годом продолжает увеличиваться. К примеру, на сайте www.daumier.org, созданном и регулярно обновляемом страстными коллекционерами Лилиан и Дитером Ноак, зарегистрировано более 1600 статей и книг, посвященных Домье. Значительное место занимают работы, касающиеся восприятия творчества Домье в мире, в частности, работы американских и немецких исследователей. Однако во многом история восприятия творчества Домье остается неполной2. До сих пор не существует ни одного исследования о русском и советском восприятии творчества художника3. В то же время эта тема ввиду своей важности значительно обогатила бы историю франко-русских культурных связей. Творчество Домье было высоко оценено в России еще при жизни художника4, однако начиная именно с двадцатых годов, он стал предметом эстетических и критических дискуссий. Как показывают публикации 1920-1940-х годов, Домье становится художником, которого необходимо изучать, чтобы перенять его опыт как образец и эталон искусства для масс, искусства агитации, участвующего в строительстве пролетарской культуры. В этом смысле, для русских и советских критиков Домье скорее советский художник, нежели французский, по сути и мощи его творчества, политическая и социальная значимость которого, непонятая и отвергнутая Европой, может быть по достоинству оценена лишь советской критикой. Таким образом, речь пойдет о восприятии творчества Домье в СССР и России в рамках оппозиции «мы» и «они».

 

Воодушевленный прием

 

Прежде всего, необходимо обозначить присутствие Домье в интеллектуальной и культурной жизни советской России 1920-1940 годов. Помимо эпизодических упоминаний в прессе, мы находим шесть статей, посвященных Домье: Яков Тугенхольд «Онорэ Домье» («Печать и революция», №5, 1924), Лев Варшавский «Онорэ Домье» («Журналист», №7, 1 апреля 1929), Гуго Гупперт «Онорэ Домье» («Искусство», № 3-4, 1929), А. Гущин «Политическая карикатура периода Парижской коммуны» («Искусство», №2, 1934), А.Тихомиров «Жизнь и борьба художника Онорэ Домье» («Юный художник», №12, 1937) и И. Маца «Живопись Домье» («Искусство», №2, 1940)5. Также в это время появляется несколько книг о художнике. «Домье. Осада» М.Сергеевой вышла в 1920, в свой сборник 1928 года «Художественная культура Запада» Я. Тугенхольд включил слегка измененную статью 1924 года о Домье. Специалист по французскому искусству Нина Яворская опубликовала в 1935 монографию, посвященную художнику, а историк Михаил Алпатов включил восемнадцатистраничную главу о Домье в свою книгу 1939 года «Задачи научного анализа искусства и художественной критики»6. Работы Домье также появляются и на выставках в Советском Союзе. Первая экспозиция литографий была представлена в 1923 году в Эрмитаже. Составленная из богатой коллекции музея, она посвящена французской литографии первой половины XIX века, в становлении которой Домье играл первостепенную роль7. В 1938 году, в Москве, в Национальном Музее новейшего искусства Запада была организована выставка под названием «Французская гравюра и литография XIX века», из 279 представленных работ, девятнадцать принадлежали Домье8 (в каталоге, содержащем одиннадцать репродукций, две воспроизводили работы Домье). Как мы видим, исследования, посвященные Домье, в советскую эпоху постоянно обогащаются, включая также работы тридцатых годов, когда открытость зарубежной культуре значительно уменьшилась.

Интерес к Домье был, прежде всего, частью изучения русской и советской карикатуры, которое в то время проводилось в России — в двадцатые годы появилось большое число очерков и монографий об истории карикатуры. Например, в 1925 году целый ряд публикаций отмечают двадцатилетие карикатуры, связанной с периодом революции 1905 года как решающего этапа в становлении национального искусства карикатуры9. Многие работы тридцатых годов подводят итоги советского искусства карикатуры10.

Стремление к изучению карикатуры связано с ее восприятием как искусства агитации среди масс, как мощного политического оружия. Подобное понимание карикатуры характерно для концепции сатиры и карикатуры Луначарского. В 1920 году он, в частности, заявлял, что «подвергнуть осмеянию какое-то явление — значит, нанести ему удар в самый жизненно важный нерв»11. В таких условиях, естественно, было необходимо развитие и распространение практики карикатуры. Сразу же после революции искусство карикатуры процветает в театре и на плакатах, в частности, плакатах РOСTA, однако на страницах газет и журналов сатирические иллюстрации редки. Впрочем, в двадцатые годы появились сатирические иллюстрированные журналы, такие как «Крокодил» и «Будильник», однако карикатура развивалась, по мнению специалистов, недостаточно и слишком медленно. Так, в 1929 году журнал «Журналист», посвященный проблемам печати, регулярно публикует статьи о необходимости укрепления позиций карикатуры в прессе. В первом номере года специалист по карикатуре Лев Варшавский написал: «Без политической карикатуры мы не представляем современного журнала, журнала для широких масс»12. В следующем номере журнал опубликовал коллективную анкету в двух частях, озаглавленную «О газетной графике и спросе на художников», в которой рассматривается место рисунка в печати13. В публикации Н. Изгоев сожалеет не только о почти полном отсутствии карикатуристов в провинциальных печатных изданиях, но также об их малочисленности в московских журналах. Среди имеющихся карикатуристов мало кто может претендовать на звание подлинного художника: по мнению профессора А. Сидорова, высказанному в той же анкете, СССР располагает всего лишь десятком мастеров этого дела. Как заметил там же ректор ВХУТЕИНа Павел Новицкий, «газетная графикa должна занять первое место в ряду графических искусств», так как в прессе ее видят тысячи людей, что определяет ее особую роль в политической борьбе и трансформации мышления, это оружие, ни в чем не уступающее тексту. В этой связи, разумеется, жаль, что художники пренебрегают газетным и журнальным рисунком под предлогом того, что речь идет о заказной работе ради куска хлеба. Новицкий высказал пожелание ввести во ВХУТЕИНе специальный курс печатного рисунка, который позволил бы художникам эффективно развивать искусство рисунка, ударное и понятное большинству людей. Он подводит итог: «Специально о карикатуре : независимо от реформ, которые необходимы внутри ВХУТЕИНа, следует учредить при графическом факультете мастерскую карикатуры, где нужно попытаться обучать карикатуре тех студентов, которые захотели бы посвятить себя этому делу. […] Карикатура имеет богатейшую мировую историю и нужно попытаться сделать её наукой, а не держать ее в падчерицах». В этой перспективе важно, как объясняет профессор А. Сидоров, чтобы будущие художники близко познакомились не только с техникой рисунка в печати, но и с мировой историей этого явления: «Необходимо, конечно, знакомство с иностранной прессой, с историей графики, именно у нас ее часто путают с историей гравюры, тогда как газетному рисовальщику наиболее нужна новейшая графика, начиная с журналов после 1830 (от Домье)».

Именно Домье редактор «Крокодила» Л. Межеричер приводит в пример, когда доказывает, что карикатура представляет собой полноправный вид искусства: «Помимо своей злободневной, действительно скоропроходящей политической ценности, газетный рисунок может сохранить многие годы свое чисто-художественное значение. Напомним такие работы Домье как «Европа на бомбе» или «1871»».

Неудивительно поэтому, что журнал «Журналист» стремился осуществить его предписания: чтобы ознакомить профессионалов печати с мировой историей карикатуры, журнал помещал в своих колонках различные работы, устанавливая, таким образом, диалог между международной печатью прошлого и современной советской печатью. В течение 1929 года были использованы многие литографии Домье. Обе вышеупомянутые Межеричером карикатуры иллюстрировали статью об эволюции фельетона в советской печати14 (рис. 1). Так же в статье, посвященной перевыборам, появилась карикатура Домье «Перевыборная морковка» («La carotte des élections»)15 (рис. 2). И наконец, рецензируя работу И. Исакова «1905 год в сатире и карикатуре», вышедшую в 1928 году, автор, снова Леонид Межеричер, проиллюстрировал свою статью репродукцией известного рисунка Домье «Законодательное чрево»16Ventre législatif») (рис. 3). С одной стороны, речь шла о пятидесятилетней годовщине смерти Домье, как на то указывает подпись к рисунку, с другой стороны, этот монтаж должен показать, что революционные русские карикатуры 1905 года продолжают сатирическое наследие Домье.

Вопрос наследия.

 

Интерес к Домье в СССР также объясняется концепцией, широко распространенной в то время и восходящей к Ленину, согласно которой для рождения «социалистической культуры» нужно не покончить с прошлым, а, напротив, опереться на художественные и научные достижения капиталистического общества, т. е. овладеть наследием мировой культуры прошлого критично и избирательно. Неутомимый защитник этой идеи Луначарский хорошо показывает это в своей статье «О культуре на Западе и у нас»: «Мы еще питаем огромное уважение к западной культуре и ясно заявляем, в соответствии с указанием нашего учителя товарища Ленина, что мы не считаем возможным создание собственной социалистической пролетарской культуры только на основе критической ассимиляции и критической интерпретации культуры западного общества»17. Большая часть опубликованных в Советском Союзе работ о Домье в период между 1920 и 1940 следует этой концепции. Так, во введении к своему труду «Задачи научного анализа искусства и художественной критики», который включает главу о Домье, М.Алпатов уточняет цели, которые должен, по его мнению, ставить себе историк искусства:

«Что можем мы ожидать и требовать от науки об искусстве? Прежде всего, установление исторической картины развития мирового искусства в качестве процесса, который соединяет древность с проблемами нынешнего искусства. […]

Совсем необязательно, чтобы художник заимствовал методы у мастеров древности, но нередко, натолкнувшись на некую проблему, ему будет достаточно узнать, что предшественники уже давно ее разрешили, — и это даст художнику возможность продвинуться намного дальше в своих исследованиях»18.

Этого же требует и Нина Яворская в заключение своей монографии о Домье: «Однако следует указать, что буржуазные художники использовали наследие Домье весьма ограничено. Никто не понял и не воспринял всей остроты, всей боевой направленности искусства Домье, особенно его политических сатир 30х годов. […] Творческое наследие Домье должно быт освоено пролетарскими художниками»19.

Задача по овладению наследием Домье ясно просматривается в номере 7-8 за 1929 год журнала «Искусство в массы», который являлся органом Ассоциации художников революции (АХРР, ставшая в 1928 году АХР): поразительна контрастная графика стилизованных фигур рабочих, обрамляющих название журнала и тянущих руки к литографии Домье «Урок политическо-географической анатомии» (1866)20 (рис. 4). Это изображение воспроизводит жест рабочего, устремленного в будущее, но на этот раз ориентируя его на искусство прошлого, искусство, которое не устарело и вступает в диалог с настоящим, искусство, которое рабочие как бы приветствуют. В этом номере есть статья, озаглавленная «Мы, Запад и художественное наследие», где вопрос наследия ясно поставлен неким Эфде, сторонником пролетарского искусства, принципы которого уже очень напоминают принципы социалистического реализма21. Яростно атакуя ЛЕФ и Новый ЛЕФ, которые увлечены западной индустриальной культурой, заставляющей их пренебрегать искусством прошлого ради искусства, которое Эфде расценивает как «псевдообъективное и псевдореалистическое», Эфде рекомендует искать творческие ресурсы в художественном наследии прошлого, делая это разборчиво и с умом: «само собой разумеется, что мы не мыслим создать свое искусство изолированно от огромного художественного наследства, оставленного нам тысячелетиями. […] Мы не принимаем ни одной художественной эпохи целиком, ни одного стиля полностью, ни одной эстетической системы без разрушения, без деления на части, без разложения их а отдельные элементы. »22. Элементы, необходимые современным художникам, содержит творчество таких мастеров, как Домье: «В данное время в области изо-искусства особенное внимание творчески работающих наших художников, в общем, больше всего притягивают, в станковом разрезе, произведения Домье, Делакруа, Ван Гога, Милле, Мазереля, Стейнлена и Дерена.»23. И действительно, среди различных иллюстраций, скорее современных, статья содержит две литографии Домье: «Руки прочь! Свободу печати!» («Ne vous y frottez pas! Liberté de la presse», 1834), литография, часто появлявшаяся в советских статьях о Домье, и «В Неаполе лучший из королей продолжает следить за порядком в своих государствах» («À Naples, le meilleur des rois continuant à faire régner l’ordre dans ses états»,1851) (рис. 5 и 6). Логика наследования присутствует и во многих других публикациях о Домье в Советском Союзе: например, А. Тихомиров завершает свою статью 1937 года, ставя Домье в пример для подражания современным художникам: «Его слова «надо принадлежать своему времени», должны стать лозунгом каждого художника»24. В каталоге выставки французских гравюр, представленных в 1938 году в Национальном Музее Нового Западного Искусства, специалист по французскому искусству и автор монографии о Домье Нина Яворская пишет: «Особый интерес представляет Домье, гениальный художник, чьи замечательные листы ярко звучать сегодня»25. Об этом она пишет и в монографии, которую она посвящает художнику тремя годами раньше, когда пишет о его литографиях «Мир, глотающий шпагу» («La Paix avalant une épée», 1867) и «Настоящий борец в маске» («Le Véritable lutteur masqué»,1867): «эти две карикатуры могли бы появиться в газетах нашей эпохи — так они актуальны»26. О необходимости связи с прошлым говорит и знаток французской культуры A. Гущин в исследовании, посвященном политической карикатуры в период Парижской коммуны, которое он провел в 1934 году. Говоря об искусстве Домье, он отмечает: «Многое из того, что как широко развернулось в художественной жизни послеоктябрьских лет, в зародышевой форме имело место уже в дни Парижской коммуны»27.

Предшественник

 

Большая часть работ о Домье старается доказать, что он был предшественником пролетарского искусства, которое мог родиться лишь в Советском Союзе. Прежде всего, они настаивают на факте, что Домье сам был пролетарием, художником, который работал денно и нощно, чтобы прокормить себя, и закончил свои дни в глубокой нищете. Например, Яков Тугенхольд в своем исследовании 1924 года пишет, что «Домье в течение всей своей жизни был художником-пролетарием, с необеспеченным завтрашним днем, художником-журналистом, и, вместе с тем, жертвой этого журнализма»28. О финансовых затруднениях Домье на протяжении жизни известно точно, но расценивать его как пролетария излишне, такой подход характерен для вульгарной социологии, свойственной Советам; двойственность социального статуса Домье была достаточно подчеркнута различными исследованиями29. Исходя из постулата о Домье-пролетарии, советские критики вводят лейтмотив Домье-художника создателя пролетарского искусства до пролетарского искусства. Гуго Гупперт в своей статье 1929 года, например, заявляет, что Домье «стал предвестником пролетарского искусства. […] Через него его народ разговаривает с народами»30. В статье «Домье» для Большой Советской Энциклопедии 1931 года, Михаил Алпатов, в свою очередь, хвалит образы народа-труженика Домье: «и все-таки его образы прачек, этих измученных, усталых от тяжелой работы и все же могучих женщин, принадлежат к самым ярким изображениям труда»31. Речь не идет о том, чтобы отрицать симпатии Домье к народу, необходимо, тем не менее, подчеркнуть, насколько советские критики избирательны в оценке Домье. В действительности художник одновременно проявлял известное недоверие по отношению к так называемым «рабочим и опасным классам», как доказывают некоторые литографии. Так, в «Пьянице» Домье описывает парижский народный квартал как гнусное и устрашающее дно, где царят хаос, насилие и разгул, усугубляемые бедствием алкоголизма, место, которое неприлично посещать (рис. 7).

Помимо пресловутого пролетарского искусства до пролетарского искусства Домье, критики также часто настаивают на его вкладе в появлении течения реализма, которое делает творчество Домье объектом усиленного внимания в рамках дебатов о социалистическом реализме. Например, определение «реалист» проходит через всю статью, которую знаменитый историк советского искусства Иван Маца посвящает Домье в 1940 году: «И все же Домье велик. Велик как художник-живописец, при всей незавершенности его большого реалистического искусства. Велик как рисовальщик, литограф, неутомимый боец. Великим как гражданин и человек — демократ и реалист»32.

Для работ о Домье характерен анахронизм понятий из-за стремления связать современную советскую культуру с творчеством Домье. Например, в своей монографии 1935 года Нина Яворская в оценке работ Домье прибегает к терминам, свойственным советской критике, таким как «агитация» или «типаж»: «[Oни] агитационно насыщены. Домье достигает в них большой эффективности как общим остроумным замыслом, так и выразительным типажeм»33. Она проясняет связь между работами Домье и советским искусством во введении:

«Домье близок нам, он созвучен современности не только потому, что это — большой мастер, который дал агитационно-насыщенное искусство, но и потому, что он принимал свое активное участие в создании нового стиля — реализма»34.

 

Домье — наш…

 

Востребованная на протяжении веков близость искусства Домье Советской России заставила критиков дать новое определение личности художника: из «продукта» капиталистического зарубежного общества, отдаленного во времени, чуждого Советскому, Домье превратился в советского художника. Эта риторика, заменяющая иностранное на родное, множество раз встречается в различных текстах. Самым ярким примером являются тексты Якова Тугенхольда, который, помимо прочих заслуг, был выдающимся специалистом по французскому искусству. В 1924 году он опубликовал большую статью о Домье в журнале «Печать и революция», в которой утверждал, что творчество Домье ближе советским гражданам, нежели французам, которые не в состоянии оценить его значимость. И действительно, в то время во Франции Домье считался скорее художником, соблюдавшим традиции, и хорошим мастером, а не карикатуристом с социальной направленностью. Такое отношение к Домье изменится во Франции лишь с приходом Народного Фронта35. Кроме того, художник становится известен больше за границей, чем во Франции, и его работы приобретаются в огромных количествах американскими и немецкими коллекционерами, так что в 1923 году критик Луи Воксель высказывает беспокойство и опасение, что скоро работ Домье во Франции не останется вообще36. Вот почему советские критики двадцатых годов считали своим долгом восстановить истину о Домье, о котором его собственная страна судит неточно и ложно. Поэтому Тугенхольд мобилизует риторику оппозиции «мы» и «они»:

«Именно нам, русским, дано оценить «явление Домье» во всем его пророческом значении. Именно от нас тянутся к нему живые, вбирающие стебли, или, вернее, от него — через голову современного фашистского Запада — протягиваются корни к нам, молодую Россию, которая на протяжении семи лет пережила то, что родина Домье переживала целое полустолетие. Домье — наш. […]

Все это делает Домье гораздо более жизненно близким нам, в СССР, нежели французским «любителям эстампов», по-плюшкински прячущим его произведения, или самой официальной Франции, которая так и не удосужилась все еще уделить Домье достойное место в своих государственных музеях. А скоро исполнится 50 лет со дня его смерти!»37

К этой же идее автор возвращается и в заключение своей статьи, ставя Домье в один ряд с Марксом и Лениным, абсолютными авторитетами для советской культуры: «Искусство Домье принадлежит не миру «доброго буржуа», а нам. И мы не ошибемся, если скажем, что место Домье — в том Пантеоне великих людей, где навсегда светят имена Маркса и Ленина»38.

Макет статьи ясно показывает, как происходит овладение наследием Домье и его актуализация. Статья открывается репродукцией «Руки прочь!», представляющая крепкого печатника, защищающего свободу печати (рис. 8). Изображение становится эмблемой журнала «Печать и революция», задача которой состоит в обеспечении страны революционной прессой. Речь идет также и об установлении связи между прошлым и настоящим, между литографией Домье и советским журналом.

Тугенхольд почти дословно повторит свою статью в разделе, озаглавленном «Социальный жанр в западном искусстве», своего труда «Художественная культура и Запад», изданном в 1928 году. Характерно, что глава о Домье, первая в книге, озаглавлена «Предшественник: Оноре Домье». В ней есть абзац, которого не было в статье 1924 года, и который снова настаивает на «советском» характере творчества Домье:

«Но если на Западе воскрешение Домье идет по линии эстетической, художественнно-формальной, в плане спокойного академического изучения, то нас, русских, наследие Домье привлекает к себе вдвойне. Оно волнует нас не только блестящими искрами своего многогранного гения, но и всей своей внутренней общественной насыщенностью. […] Для нас Домье не только «классик» и старый мастер, каким его ощущает современный Запад, — более чем кто-либо чувствуем мы величие его человеческого сердца, горечь его социального юмора […]. Задачи политической иллюстрации, задачи жанровой живописи никогда еще не имели в наших глазах столь крупного значения, как ныне. И в этом отношении Домье предстает перед нами как живой учитель графического мастерства, как мастер воинствующей сатиры, как беспощадный разоблачитель буржуазного строя, как хирург, вскрывающий мельчайшие язвы мещанского быта»39.

Ирония судьбы: хотя Тугенхольд неустанно говорил о «советском» характере Домье, когда он умер в 1929 году, в год пятидесятилетней годовщины смерти Домье, его упрекнули в том, что сам он не был настоящим советским гражданином. Например, в некрологе, опубликованном в номере 1-2 «Искусство в массы» за этот год, мы читаем: «Никто из нас не видел в Тугенхольде настоящего советского критика». Редакцией будут отмечены лишь его оценка творчества Домье: «Надо признать, что его статьи, посвященные Оноре Домье и немецкому искусству, — лучшее из созданного им. Первому он дает живую и яркую характеристику великого сатирического и революционного художника»40.

Как бы там ни было, Тугенхольд был не единственным, назвавшим Домье «нашим». Например, в 1929 году Лев Варшавский завершает статью о карикатуристе такими словами: «Домье наш, своими корнями он связан с нашей революционной эпохой»41.

 

Домье — эталон искусства

 

Вследствие этой оценки, имя Домье регулярно использовалось критиками для оценки творчества современных западных художников. Хорошим примером этого является выставка революционного западного искусства в Москве в 1926 году. Представленная более чем тремя тысячами экспонатов, эта огромная выставка имела определяющее значение для укрепления связей представителей советской культуры с революционной культурой Запада42.

Речь шла об объединении работ революционного Запада, Европы и Америки для представления советскому народу. Организаторы полагали, что выставка поможет советским художникам, еще не достигшим, по их мнению, высокого уровня революционного искусства, доступного массам: «Если мы сами находимся ещё в пути, то естественно было обернутся на Запад и посмотреть, нет ли там таких достижении, которые могли бы принести нам пользу в наших исканиях»43.

Эта выставка является прекрасным примером сложности культурных связей между Советским Союзом и остальным миром; в данном случае советские представители не действуют в одностороннем порядке как носители культуры, которую необходимо экспортировать любой ценой, а пытаются позаимствовать иностранные образцы, которые, как показала выставка, могут быть очень современными. Цель формулирует Яков Тугендхольд, ссылаясь на Домье: «Какой же урок для себя можем мы извлечь из этой выставки? Прежде всего, тот, что пора оставить чисто славянофильское самообольщение : будто лишь у нас процветает революционное искусство. Наоборот, — и это не вина, а беда наша, — нам нужно еще создать его — ведь у нас нет тех больших традиций (Домье, Делакруа), которыми обладает Запад»44.

Выставка 1926 года достигла своей цели: впоследствии представленные там художники часто упоминались и изучались искусствоведами. Часто они ссылались на Домье для оценки их художественной продукции. Возвращаясь к выставке, Луначарский говорит о большом разочаровании разделом современного французского искусства: «Москвичи, посещавшие выставку революционного искусства в Москве, могли заметить, что современная Франция в этом отношении не дает ничего — никаких Домье, никаких Стейнленов и Форенов»45. В некрологе 1929 года, посвященном берлинскому карикатуристу Генриху Цилле, Гюго Гупперт пишет: «Своим рисунком и своим размахом он не достигает вершин творчества Домье, карикатуры которого были рождены другой традицией и другим темпераментом, но, как и его французский идейный брат, он так же бескомпромиссен и неутомим, так же любит правду, пусть и неприглядную»46.

Подобным образом в свои работы о Домье искусствоведы включали имена современных художников, представленных на выставке 1929 года. Например, в том же году, в своей статье о Домье Гуго Гупперт отмечает, что французский художник оказал влияние на таких различных мастеров, как Отто Дикс, Кете Кольвиц, Людвиг Майднер, Георг Гросс и Диего Рибейра47. По мнению Тугендхольда, искусство Домье дало толчок швейцарцу Францу Мазерелю и немцу Георгу Гроссу, которым посвящено множество публикаций в советской прессе как образцам для советского искусства: «И не прямыми ли учениками его являются художники-антимилитаристы наших дней, Мазерель и Георг Гросс?»48

Нина Яворская, в свою очередь, подчеркивает связь между Домье и Стейнленом, художником, горячо принятым критиками и благодаря щедрым наследникам49 широко представленным на выставке в 1926 году. Также она отмечает влияние Домье на современных американских мастеров: «Эта сторона искусства Домье впервые была использована современными пролетарскими американскими художниками : Маионором, Эллисом, Берком»50. Таким образом, Домье постоянно упоминается в связи с современными художниками, каким бы непохожими друг на друга они ни были.

Таким образом, мы стали свидетелями двойного обращения к Западу: для достижения прогресса в искусстве графики и рисунка революционной советской живописи нужно было обратиться к тому, что делают на Западе в это время; для оценки мастерства обращаются также к иностранцу Домье, с попыткой доказать «предсоветский» характер его творчества, иностранцу, которого вырывают из родной почвы, чтобы вернуть его искусству его предполагаемую ценность.

 

Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ №11-24-17001а/Fra «Отношение к иностранной культуре в советской литературе, искусстве и теории.1917-1941 гг.». Номер программы с французской стороны — ETRANSOV PICS N 6027

 

Перевод с французского Полины Сигаевой

 

1 Valéry P. Écrits sur l’art/sous la dir. de Jean-Clarence Lambert. / Paris, Gallimard, 1962. P. 220.

2 См.: Kaenel Ph. Daumier, Ratapoil et l’art de la condensation//La Revue de l’art. № 137. Septembre. 2002. P. 41-48.

3 Исключение составляет мнение Мишеля Мело. См.: Melot M. Daumier. L’art et la République. Paris, Les Belles Lettres / Archimbaud, 2008. P. 222-225.

4 См. также: Ackerman А. La réception russe d’Honoré Daumier. 1830-1917 // Nouvelles de l’Estampe (à paraître).

5 Тугенхольд Я. Онорэ Домье // Печать и революция. №5. 1924. С. 101-133; Варшавский Л. Онорэ Домье // Журналист. № 7. 1929. 1 апреля. С. 204; Гупперт Г. Онорэ Домье//Искусство. № 3-4. 1929. С.16-27; Гущин А. Политическая карикатура периода Парижской Коммуны // Искусство. № 2. 1934. С. 133-153; Тихомиров А. Жизнь и борьба художника Онорэ Домье // Юный художник. № 12. 1937. С.13-18; Маца И. Живопись Домье // Искусство. № 2. 1940. С. 107-126.

6 Сергеева М. Домье. Осада. Москва, Госиздат, 1920; Тугенхольд Я. Предвестник : Онорэ Домье // Культура Запада. Сб. ст.. Москва/Ленинград, Госиздат, 1928. С. 3-41; Яворская Н. Онорэ Домье. Ленинград, Издательство ленинградского областного союза советских художников, 1935; Алпатов М. Домье // Задачи научного анализа искусства и художественной критики. Москва/Ленинград, Искусство, 1939. С. 187-196.

7 Выставка французских литографии первой половины XIX века, Петроград, Государственный Эрмитаж, 1923.

8 Французская гравюра и литография ХIХ века, каталог выставки, Москва / Ленинград, Искусство, 1938.

9 См. также: Холлербах Е., Боцияновский В. Русская сатира первой револиюции. 1905-1906. Ленинград, Госиздат, 1925; Дрейден С. 1905 год в сатире и юморе. Ленинград, Госиздат, 1925; Дрейден С., Чуковский К. Русская революция в сатире и юморе. Ленинград, Госиздат, 1925.

10 Варшавский Л. Наша политическая карикатура. Москва, Изогиз, 1930; Антоновский Б. Советская карикатура. Москва, Федерация, 1930; Варшавский Л. Русская карикатура. Москва, Изогиз, 1937.

11 Луначарский А. Мы смеёмся. Собрание сочинений. Т.III. Москва, Художественная литература, 1964. С. 76.

12 Варшавский Л. Наши карикатуристы // Журналист. № 1. 1929. 1 января. С. 20-21.

13 О газетной графике и спросе на художников // Журналист. № 2. 1929. 15 января. С. 43-45; О газетной графике и спросе на художников // Журналист. № 3. 1929. 1 февраля. С. 84-85.

14 Журналист. № 8. 1929. 15 апреля. С. 245.

15 Русанова А. Печать и перевыборы // Журналист. № 4. 1929. 15 февраля. С. 98-99.

16 Межеричер Л. 1905 год // Журналист. № 7. 1929. 1 апреля. С. 221.

17 Луначарский А. О культуре на западе и у нас. Нижный Новгород, 1927. С. 4-5.

18 Алпатов М. Задачи научного анализа искусства и художественной критики… С.5.

19 Яворская Н. Онорэ Домье… С. 149.

20 Искусство в массы. № 7-8. 1929. Ноябрь-декабрь.

21 Эфде. Мы, Запад и художественное наследство // Искусство в массы. № 7-8. 1929. Ноябрь-декабрь. С. 5-15.

22 P. 7-8.

23 Ibid. P. 12.

24 Тихомиров А. Жизнь и борьба художника Онорэ Домье… С. 18.

25 Французская гравюра и литография ХIХ века Каталог выставки… С.8.

26 Яворская Н. Онорэ Домье… С.135.

27 Гущин А. Политическая карикатура периода Парижской Коммуны… С.133.

28 Тугенхольд Я. Онорэ Домье… С. 104.

29 См.: Clark T.J. Le Bourgeois absolu. Les artistes et la politique en France de 1848 à 1851. Villeurbanne, Art Edition, 1992 [1973], traduit de l’anglais par C. Iacovella, p. 160-161.

30 Гупперт Г. Онорэ Домье… С. 27.

31 Алпатов М. Домье // Большая советская энциклопедия. Т. 23. М., Огиз, 1931. С. 167.

32 Маца И. Живопись Домье… С. 126.

33 Яворская Н. Онорэ Домье… С. 17.

34 Ibid., p. 5.

35 О восприятии Домье в период Третьей Республики см.: Melot M. Daumier. L’art et la république… Р. 216-217.

36 Vauxcelles L. Daumier et Gavarni chez Hugo // L’Excelsior. 1923. 30 mai.

37 Тугенхольд Я. Онорэ Домье… С. 102-103.

38 Ibid., p. 133.

39 Тугенхольд Я. Культура Запада. Сб. ст…. С. 5-6.

40 Искусство в массы. № 1-2. 1929… С. 52 и 60.

41 Варшавский Л. Онорэ Домье… С. 204.

42 Выставка революционного искусство Запада. Москва, Государственная Академия художественных наук и Всесоюзное общество культурных связи с заграницей,1926.

Выставка открылась 16 мая 1926 г. в Галерее живописи Румянцевского музея. Затем она была представлена в Перми в 1928 г. в сокращенном виде.

43 Луначарский А. «Выставка революционного искусство Запада // Правда. 1926. 5 июня.

44 Тугенхольд Я. Художники-современники // Культура Запада. Сб. ст…. С. 63.

45 Вечерняя Москва. № 180-181. 1927. 10-11 августа.

46 Гупперт Г. Генрих Цилле. // Искусство. № 7-8. Сентябрь-октябрь. 1929. С. 64-65.

47 Гупперт Г. Онорэ Домье… С. 26.

48 Тугенхольд Я. Онорэ Домье… С. 133.

49 Яворская Н. Современная революционная политсатира на Западе. Москва/Ленинград, Огиз-Изогиз, 1932. С. 12. См. Также: Коган П. Выставка революционного искусство Запада // Искусство. Кн. 1. Т. 3. С. 61-64.

50 Яворская Н. Онорэ Домье… С. 149.

 

Крах бургграфов Виктора Гюго (1802–1885), 1843 год. Карикатура Оноре Домье (1808

Провал бургграфов Виктора Гюго (1802–1885), 1843 год. Карикатура Оноре Домье (1808–1879). Париж, Музей Виктора Гюго.

{«event»:»просмотр страницы»,»page_type1″:»каталог»,»page_type2″:»image_page»,»language»:»en»,»user_logged»:»false»,»user_type»:»электронная торговля»,» nl_subscriber»:»ложь»}

{«event»:»ecommerce_event»,»event_name»:»view_item»,»event_category»:»browse_catalog»,»ecommerce»:{«items»:[{«item_id»:»XEE4411929″,»item_brand»:»другое «,»item_category»:»иллюстрация»,»item_category2″:»out_of_copyright»,»item_category3″:»стандартный»,»item_category4″:»daumier_honore_1808_79″,»item_category5″:»balown»,»item_list_name»:»search_results», «item_name»:»the_failure_of_victor_hugo_s_burgraves_1802_1885_in_1843_cartoon_by_honore_daumier_1808_1879_paris_v»,»item_variant»:»undefined»}]}}

Найдите архив Бриджмена, загрузив изображение.
Перетащите файл сюда или нажмите «Обзор» ниже.

Найдите файл


Обратите внимание, что следует загружать только файлы с низким разрешением.
Результаты будут возвращать только точные совпадения.
Любые изображения с наложенным текстом могут не давать точных результатов.
Детали больших изображений будут искать соответствующие детали.

Обработка результатов поиска

Выберите свой цвет

Добавьте до 5 цветов и сдвиньте разделители, чтобы настроить композицию

Добавить цветовой блок

Фильтры

Добавьте ключевые слова для уточнения результатов

Поиск

Текст

Заголовок

Художник

Середина

Расположение произведения искусства

Века

к

Представлять на рассмотрение Весь контентИзображенияВидео

Фильтр regionUnited KingdomGermanyFranceItalyUnited Штаты ——————- AfghanistanÅland IslandsAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua И BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia И HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Кокосовые) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика Из TheCook IslandsCosta RicaCote D’ivoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland (Мальвинские) острова Фарерские IslandsFijiFinlandFranceFrench GuianaFrench PolynesiaFrench Южный TerritoriesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuernseyGuineaGuinea-б Остров issauGuyanaHaitiHeard И МакДональда IslandsHoly See (Vatican City State) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика OfIraqIrelandIsle Из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика OfKorea, Республика OfKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика OfMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты OfMoldova, Республика OfMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Марианские островаНорвегияОманПакистанПалауПалестинская территория, оккупированнаяПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаПортугалияПуэрто-РикоКатарРеюньонРумынияРоссийская ФедерацияРуандаостров Святой ЕленыСент-Китт s И NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Фолиант И PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwanTajikistanTanzania, Объединенная Республика OfThailandTimor-lesteTogoTokelauTongaTrinidad И TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks И Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited Арабские EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Штаты Экваторияльная IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVenezuelaViet Нам Виргинские острова, Британские Виргинские острова, Ю.s.Уоллис и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Сортировать поСамые актуальныеСамые популярныеСамые последниеНомер активаИмя создателя

Размер результатов306090

Блок метаданных (скрытый)

Свяжитесь с нами для получения дополнительной помощи

Размер файла с высоким разрешением

Поиск других изображений или видео в высоком разрешении

Описание

Крах бургграфов Виктора Гюго (1802 — 1885), 1843 год.Карикатура Оноре Домье (1808 — 1879). Париж, Музей Виктора Гюго.

Фото кредит
Стефано Бьянкетти / Бриджмен Изображения
Ключевые слова
/ Французский / литература / карикатура / Французский / Хьюго / Франция / театр / Виктор (1802-1885) / БЬЯНЧЕТФ / 19 / Рисунок / Mzdrawing

В корзину

Свяжитесь с нами для получения информации о других вариантах использования

Хотите скачать это изображение сейчас?

Персональное использование 20 фунтов стерлингов.00

изображение для личного пользования

Личные принты, открытки, подарки, ссылки. Не для коммерческого использования, не для публичного показа, не для перепродажи.

изображение для личного пользования

Презентация 25 фунтов стерлингов.00

изображение для презентации

Использование в презентации. Все языки. 3 года. Некоммерческие или внутренние внутри компании или организации.

изображение для презентации

Веб-сайт или социальные сети 30 фунтов стерлингов.00

изображение для веб-сайта или социальных сетей

Веб-дисплей, социальные сети, приложения или блоги. Только для частных лиц (без коммерческого использования). Все языки. 5 лет. Нет рекламы.

изображение для веб-сайта или социальных сетей

Журналы и журналы 50 фунтов стерлингов.00

изображение для журналов и журналов

Печатные и/или цифровые. Используйте внутри одного журнала или журнала. Только один язык. Тираж 1500 экз. 5 лет.

изображение для журналов и журналов

Использование книги 50 фунтов стерлингов.00

изображение для книги

Печатная и/или цифровая/электронная книга, в том числе для использования в онлайновых академических базах данных. Одноразового использования внутри книги. Любого размера. Академическая, торговая или самоизданная книга. Только один язык. Единая территория для торговли; глобальный для академического. Тираж 1500 экз. 5 лет

изображение для книги

Для получения более подробной информации посетите страницу часто задаваемых вопросов

Добавить в корзину

Доступность

Размер [пиксели] Размер в 300 dpi [мм] Размер файла [МБ] Онлайн-покупка
Большой 3194 × 4606 пикселей 270 × 390 мм 4 МБ
Средний 710 × 1024 пикселей 60 × 87 мм 1 МБ

Авторское право
Вне авторских прав

Victor Hugo raconté par la caricature

Du 04 mai 2002 au 01 сентябрь 2002

Dans l’imagerie de Victor Hugo, les caricatures occupent une place des charge plus importantes : plus d’un demi-millier deaccompagnent портреты sa vie littéraire et politique.Au lendemain d’ Hernani et de Notre-Dame de Paris , ils dénoncent la plus forte tête romantique, aux амбиции и au front démesurés. Elu député en 1848, il devient la cible de ceux qui lui reprochent son change de front, notamment sa présidence du Congrès de la Paix et ses интервенции militantes en faveur des libertés. Кулон, сын изгнания англо-нормандцев, карикатуристы n’oblient pas celui qui est là-bas dans l’île, et qui, fidèle à ses idéaux, отказываются от амнистии : les images d’un Hugo-lion ou d’un Hugo -Gilliatt sur son rocher se multiplient.Возвращение сына во Францию, 1870 г., c’est le patriarche à barbe blanche, tour à tour justicier, homme qui pense, genie, que crayonnent avec admiration Gill, Gilbert-Martin et bien d’autres: la caricature devient témoignage de vénération . Les dernières вызывает сильное почтение. Об ассистенте сына апофеоза: Hugo disparait car il est devenu soleil, étoile, nuage.

Комиссариат: Жерар Пушен

A découvrir durant l’exposition

— «Les représentants représentés, Законодательное собрание: Виктор Гюго, в Шаривари, 10 июля 1849 года».Литография Оноре Домье © Дом Виктора Гюго / Роже-Виолле

— «Шаривари» от 12 октября 1836 года, Галерея литературы номер 3: Месье Виктор Гюго la plus forte tête romantique © Дом Виктора Гюго / Роже-Виолле

— Андре Жиль, «La Lune Rousse du 22 septembre 1878: là-bas, dans l’île» © Maisons de Victor Hugo / Roger-Viollet

— Charles Gilbert-Martin, «Le Don Quichotte, 12ème année, numéro 572 du 5″ Июнь 1885 г., Апофеоз» © Maisons de Victor Hugo / Roger-Viollet

| Тутт’Арт@ | Питтура • Скульптура • Поэзия • Музыка

Архив марта 2022 г. (5)февраль 2022 г. (19)женнай 2022 г. (22)декабрь 2021 г. (25)ноябрь 2021 г. (11)октябрь 2021 г. (13)сентябрь 2021 г. (16)август 2021 г. (32)август 2021 г. (46)июнь 2021 г. (47) март 2021 (29)апрель 2021 (30)март 2021 (41)февраль 2021 (30)женнай 2021 (36)декабрь 2020 (45)ноябрь 2020 (32)октябрь 2020 (44)сентябрь 2020 (41)август 2020 (68) июнь 2020 (52)июнь 2020 (36)маджо 2020 (56)апрель 2020 (66)марцо 2020 (83)февраль 2020 (56)женнайо 2020 (74)декабрь 2019 (84)ноябрь 2019 (79)октябрь 2019 (49) сентября 2019 г. (58)августа 2019 г. (69)июня 2019 г. (76)июня 2019 г. (68)маджо 2019 г. (54)апрель 2019 г. (89)март 2019 г. (95)февраль 2019 г. (90)женнайо 2019 г. (70)декабрь 2018 г. (66) ноябрь 2018 г. (76)октябрь 2018 г. (92)сентябрь 2018 г. (28)август 2018 г. (25)август 2018 г. (39)июнь 2018 г. (45)март 2018 г. (19)апрель 2018 г. (30)март 2018 г. (59)февраль 2018 г. (58) 2018 г. (53)декабрь 2017 г. (63)ноябрь 2017 г. (51)октябрь 2017 г. (51)сентябрь 2017 г. (20)август 2017 г. (43)август 2017 г. (37)июнь 2017 г. (25)маджо 2017 г. (23) )апрель 2017 г. (28)март 2017 г. (39)февраль 2017 г. (48)женнай 2017 г. (38)декабрь 2016 г. (35)ноябрь 2016 г. (39)октябрь 2016 г. (41)сентябрь 2016 г. (48)август 2016 г. (31)август 2016 г. (41) )июнь 2016 (42)маджо 2016 (52)апрель 2016 (59)марцо 2016 (60)февраль 2016 (69)женнай 2016 (44)декабрь 2015 (39)ноябрь 2015 (55)октябрь 2015 (47)сентябрь 2015 (41) )август 2015 г. (55)август 2015 г. (36)июнь 2015 г. (30)маджо 2015 г. (16)апрель 2015 г. (20)март 2015 г. (22)февраль 2015 г. (23)послание 2015 г. (20)декабрь 2014 г. (13)ноябрь 2014 г. (28) )октябрь 2014 г. (11)сентябрь 2014 г. (5)август 2014 г. (12)август 2014 г. (17)июнь 2014 г. (18)маджо 2014 г. (25)апрель 2014 г. (16)март 2014 г. (23)февраль 2014 г. (52)женнайо 2014 г. (32) )декабрь 2013 г. (37)ноябрь 2013 г. (41)октябрь 2013 г. (21)сентябрь 2013 г. (19)август 2013 г. (30)август 2013 г. (19)июнь 2013 г. (17)маджо 2013 г. (34)апрель 2013 г. (12)март 2013 г. (61) )февраль 2013 г. (38)женнай 2013 г. (27)декабрь 2012 г. (35)ноябрь 2012 г. (39)октябрь 2012 г. (38)сентябрь 2012 г. (46)август 2012 г. (41)август 2012 г. (42)июнь 2012 г. (24)маджо 2012 (24)апрель 2012 (53)март 2012 (32)февраль 2012 (35)женнай 2012 (38)декабрь 2011 (42)ноябрь 2011 (37)октябрь 2011 (62)сентябрь 2011 (32)август 2011 (15)люглио 2011 (26)июнь 2011 (11)маджо 2011 (14)апрель 2011 (24)марцо 2011 (19)февраль 2011 (12)женнай 2011 (12)декабрь 2010 (1)ноябрь 2010 (1)октябрь 2010 (4)сентябрь 2010 (3)

сувениров: Виктор Гюго, Анри Гейне, Теофиль Готье, Оноре де Бальзак, Оноре Домье, Альфред де Виньи, Мери, Александр Дюма, Нестор Рокплан, Жюль Жанен, Приват д’Англемон, Филоксен Бойе, Альбер Глатиньи, Шарль Асселино, Шарль Бодлер и др. — Библиотека

Заявление на доступ к материалам ограниченного доступа

Запрошенный вами материал подпадает под действие Общего регламента по защите данных (GDPR) и Закона о защите данных (DPA) 2018 года.Прежде чем мы сможем обработать ваш запрос, вы должны подать заявку на доступ к материалам с ограниченным доступом ниже.

Ваша заявка на доступ к материалам с ограниченным доступом будет рассмотрена, и мы свяжемся с вами, чтобы сообщить о своем решении. Мы оценим ваш запрос в соответствии с Руководством Национального архива по архивированию личных данных. Это может занять некоторое время, в зависимости от размера и характера материала. Пожалуйста, не рассчитывайте получить доступ к материалам с ограниченным доступом в день запроса.

Некоторые материалы вообще будут недоступны. Другие материалы будут доступны частично или с определенными ограничениями. Доступ к особенно конфиденциальным материалам может потребоваться обсудить с начальником отдела специальных коллекций и будет зависеть от цели использования.

Как исследователь, вы несете ответственность за любые личные данные о живых людях, которые вы забираете из Специальных коллекций (включая любые заметки, цифровые изображения и/или фотокопии).

?

Это означает, что у вас есть определенные обязанности:

1. Вы не должны причинять существенный ущерб или страдания субъектам данных.

2. Вы не должны использовать данные для поддержки мер или решений, касающихся отдельных лиц.

3. Вы должны сохранять анонимность при ведении заметок, результатов исследований и статистики. Если это невозможно, то перед публикацией своего исследования вы должны получить согласие лиц, которых можно идентифицировать.

4. Вы должны надежно хранить любые личные данные, которые вы извлекаете из архива, и безопасно утилизировать их, когда они вам больше не нужны.

5. Вы должны соблюдать конфиденциальность любых документов и информации, не связанных с вашим исследованием, но с которыми вы ознакомились в ходе его.

GDPR требует, чтобы субъекты данных были уведомлены, если их персональные данные обрабатываются. Исследователи, которые обрабатывают персональные данные для исторических, научных или статистических исследований, освобождаются от этого требования только в том случае, если результаты исследования/любые полученные статистические данные не предоставляются в форме, которая идентифицирует субъектов данных.

Я запрашиваю разрешение на ознакомление с указанными выше записями и даю согласие на использование любых персональных данных, содержащихся в них, в соответствии с Общими правилами защиты данных (GDPR) и Законом о защите данных (DPA) 2018 года.

Мое исследование не будет использоваться для поддержки мер или решений в отношении конкретных лиц и не причинит и не может причинить существенный ущерб или существенные страдания любому лицу, которое является субъектом этих данных, пока оно живо или может быть быть живым (при условии продолжительности жизни 100 лет).

Я не буду предоставлять результаты моего исследования в форме, которая идентифицирует любого субъекта данных, без письменного согласия субъекта данных.

Я понимаю, что я беру на себя ответственность за соблюдение GDPR и DPA в качестве контролера данных в отношении любой обработки мной персональных данных, полученных из вышеуказанных записей, и обязуюсь распоряжаться этими данными надлежащим образом, когда они больше не нужны. требуется для моего исследования.

Мы будем использовать информацию в этой форме для обработки вашего запроса на доступ к материалам с ограниченным доступом.Информация будет храниться в течение 6 лет в наших базах данных управления коллекциями EMu и Alma. Вы можете запросить удаление информации до истечения 6 лет, отправив электронное письмо по адресу [email protected]

Ваша информация хранится в безопасности и доступна только для ограниченного числа сотрудников Университета.

Выход из театра – Работы – Художественный музей Нельсона-Аткинса

Возможно Exposition Daumier et Gavarni , exh, кат.(Париж: Дом Виктора-Гюго, 1923 г.).

М[инна] К. П[оуэлл], «Новая группа Нельсона: картины и рисунки добавлены в галерею», Kansas City Star 52, вып. 206 (10 апреля 1932 г.): 11А, позывной Театральный выход .

М[инна] К. П[оуэлл], «Искусство: г-н Парсонс будет услышан в четверг вечером в программе «Итальянское Возрождение»; что можно увидеть в группе недавно приобретенных картин для Художественной галереи Уильяма Рокхилла Нельсона Вчера он сообщил комитету по приему гостей», Kansas City Times 95, no.88 (12 апреля 1932 г.): 10, as Театральный выход .

М[инна] К. П[оуэлл], «Домье, величайший из всех французских художников, незамеченный в своей стране», Kansas City Star 53, вып. 233 (8 мая 1933 г.): C[14].

М[инна] К. П[оуэлл], «Галерея и студия», Kansas City Star 53, вып. 308 (22 июля 1933 г.): 5.

М[инна] К. П[оуэлл], «Искусство показывает непрофессионалу то, что он не в состоянии увидеть сам», Kansas City Star 54, вып. 49 (5 ноября 1933 г.): 8D, (репродукция.).

«Специальный номер художественной галереи Нельсона», Art Digest 8, вып. 5 (1 декабря 1933 г.): 13-14, 21, 25 (репродукция), as Выход из театра .

Альфред М. Франкфуртер, «Картины в Художественной галерее Уильяма Рокхилла Нельсона», Art News 32, вып. 10 (9 декабря 1933 г.): 29–30, 43, (репродукция), как Sortie du Theatre.

Минна К. Пауэлл, «Первая выставка великих художественных сокровищ: картины и скульптура, гобелены и панно, старинные комнаты и красивые галереи представлены в коллекциях, которые сейчас хранятся в Музее Нельсона-Аткинса», Kansas City Star 54 , нет.84 (10 декабря 1933 г.): 4C, as Выход из театра .

«Открытие художественной галереи Нельсона стоимостью 15 000 000 долларов: подарок издательства Kansas City Star», Boston Evening Transcript 104, no. 288 (11 декабря 1933 г.): 11.

«Художественные критики рассматривают галерею Нельсона: предварительный просмотр здания стоимостью 15 000 000 долларов с содержимым, хранящегося в Канзас-Сити», New York Times 80, вып. 27 715 (11 декабря 1933 г.): 24.

«Художественная галерея Нельсона открылась в Канзас-Сити: подарок издателя «Звезда» и его наследников на сумму 14 000 000 долларов уже полностью меблирован; Имеет много инноваций; Всемирно известные восточные, римские, колониальные объекты», New York Herald Tribune 93, no.31 802 (11 декабря 1933 г.): 12, as Sortie du Theater .

Нэн Шитс, «Программы, пьесы, театрализованные представления, запланированные Художественной галереей Нельсона», Daily Oklahoman 41, вып. 341 (15 декабря 1933 г.): 15.


«Открытие галереи искусств Нельсона», New York City Editor and Publisher 66, no. 31 (16 декабря 1933 г.): 10.

М[инна] К. П[оуэлл], «Галерея и студия», Kansas City Star 54, вып. 90 (16 декабря 1933 г.): 12.

Луиджи Авиан, «Мечта об искусстве становится реальностью с открытием официальной галереи: критики рассматривают обширную коллекцию красоты, поскольку публика готовится к первому посещению музея», Kansas City Journal-Post 80, no.193 (17 декабря 1933 г.): 7, as Sortie de Theater .

«Хвалит галерею: доктор Нельсон Макклири, известный художник, посетитель», Kansas City Star 54, вып. 98 (24 декабря 1933 г.): 9A, as Выход из театра .


Томас Карр Хоу, «Музей изящных искусств в Канзас-Сити: Галерея Нельсона считается лучшей», [неизвестная газета] (ок. декабрь 1933 г.), вырезка, альбом для вырезок, Архивы NAMA, том. 5, с. 6, as Sortie du Theatre .

Художественная галерея Уильяма Рокхилла Нельсона и Музей изящных искусств Мэри Аткинс, Справочник Художественной галереи Уильяма Рокхилла Нельсона (Канзас-Сити, Миссури: Художественная галерея Уильяма Рокхилла Нельсона и Музей изящных искусств Мэри Аткинс, 1933 г.), 41, 52, 136 (репродукция), как Выход из театра .

А. Дж. Филпотт, «Канзас-Сити теперь в классе Art Center: только что открытая галерея Нельсона, содержит замечательную коллекцию картин, как иностранных, так и американских», Boston Sunday Globe 125, вып.14 (14 января 1934 г.): 16.

«История искусства с участием учеников: инсценировка роста галереи Нельсона в школе Эшленд», Kansas City Times 97, no. 58 (8 марта 1934 г.): 20, Выход из театра .

«Очарование эксперта по искусству: М. Джамот щедро восхваляет галерею Нельсона», Kansas City Times 97, вып. 247 (15 октября 1934 г.): 7.


Эллен Жозефина Грин, «Изящные искусства», Musical Bulletin 23, вып. 2 (ноябрь 1934 г.): 8, as Sortie du Theater .

Сто лет французской живописи, 1820-1920 гг. , exh. Кот. (Канзас-Сити, Миссури: Художественная галерея Уильяма Рокхилла Нельсона и Музей изящных искусств Мэри Аткинс, 1935 г.), без страницы, (репродукция), как Выход из театра .

P[aul] V. B[eckley], «Art News», Kansas City Journal-Post 81, no. 197 (7 апреля 1935 г.): 8-Б.

«Уилмингтон видит искусство старых мастеров», New York Times 84, вып. 28 202 (12 апреля 1935 г.): 21.

Гарольд Каллендер, «Ответ критикам разума Среднего Запада», New York Times 83, вып.28, 876 (14 февраля 1937 г.): 5.

Сорок седьмая ежегодная выставка картин , экз. Кот. (Линкольн, Небраска: Художественная ассоциация Небраски, 1937), без страницы, (репродукция), как Выход из театра .

«Ежегодная выставка Ассоциации искусств Небраски официально открывается 28 февраля», Lincoln Sun Journal и Star (21 февраля 1937 г.), вырезки, альбомы для вырезок, архивы NAMA, том. 7, стр. 64-66.

«Великая газета создает великий художественный музей», Life 7, вып.15 (9 октября 1939 г.): 56, (репродукция), as Выход из театра .

Художественная галерея Уильяма Рокхилла Нельсона и Музей изящных искусств Мэри Аткинс, Коллекция Уильяма Рокхилла Нельсона , 2-е изд. (Канзас-Сити, Миссури: Художественная галерея Уильяма Рокхилла Нельсона и Музей изящных искусств Мэри Аткинс, 1941), 168, как Выход из театра .

Дороти Адлоу, «Искусство в Канзас-Сити — музыка и театры — выставки в Сан-Франциско: шедевры многих школ, которые можно увидеть в галерее Нельсона», Christian Science Monitor 40, no.197 (17 июля 1948 г.): 12, as Выход из театра .

«Новая выставка Малвейна открывается в среду», Washburn Review (1 апреля 1949 г.): 6, as Выход из театра .


«12 голландских мастеров, присланных сюда Метрополитеном, составляют один из экспонатов нового музея Малвейн», Государственный журнал Топики (4 апреля 1949 г.): без страницы, как Выход из театра .

Уинифред Шилдс, «Кисть Домье может принять форму рапиры: красноречивым в своей критике является« Выход из театра », который находится в галерее Нельсона», Kansas City Star 74, вып.351 (3 сентября 1954 г.): 12, as Выход из театра .

Фестиваль изящных искусств , экз. Кот. ([Карбондейл: Университет Южного Иллинойса, 1956]), без страницы, (репродукция), как Выход из театра .

Росс Э. Таггарт, изд., Справочник по коллекциям Художественной галереи Уильяма Рокхилла Нельсона и Музея изящных искусств Мэри Аткинс , 4-е изд. (Канзас-Сити, Миссури: Художественная галерея Уильяма Рокхилла Нельсона и Музей изящных искусств Мэри Аткинс, 1959), 260, as Выход из театра .

Джон Х. Бенс, Some Shapers of Men (Нью-Йорк: Hold, Rinehart and Winston, 1968), (репродукция).

Росс Э. Таггарт и Джордж Л. Маккенна, ред., Справочник коллекций Художественной галереи Уильяма Рокхилла Нельсона и Музея изящных искусств Мэри Аткинс, Канзас-Сити, Миссури , том. 1, Искусство Запада, 5-е изд. (Канзас-Сити, Миссури: Художественная галерея Уильяма Рокхилла Нельсона и Музей изящных искусств Мэри Аткинс, 1973), 258, как Выход из театра .

Джон Д. Морс, Картины старых мастеров в Северной Америке: более 3000 шедевров 50 великих художников (Нью-Йорк: Abbeville Press, 1979), 88, as Выход из театра .

Луиза М. Смиеска, Джон Твилли, Артур Р. Уолл, Мэри Шафер и Эми Марсеро ДеГалан, «Оптимизированное по энергии синхротронное XRF-картирование затененная картина под Выход из театра , приписываемая Оноре Daumier», Microchemical Journal 146 (2019): 679–91, https://дои.org/10.1016/j.microc.2019.01.058.

Мэри Шафер, Джон Твилли, Луиза Смиеска, Артур Уолл и Эйми Марсеро Де Галан, «Техническое исследование картины, приписываемой Оноре Домье в Художественном музее Нельсона-Аткинса» AIC Paintings Speciality Group: Postprints; Документы, представленные на 47-м ежегодном собрании, Новая Англия, (Вашингтон, округ Колумбия: Американский институт сохранения исторических и художественных произведений, 2021 г.), 101–24.

Эми Марсеро ДеГалан, «Приписывается Оноре Домье, Выход из театра , после 1863 года», запись в каталоге, и Мэри Шафер и Джон Твилли, «Приписывается Оноре Домье, Выход из театра , после 1863 года», техническая запись в Эми Марсеро ДеГалан, изд., Французские картины, 1600–1945: Коллекции Художественного музея Нельсона-Аткинса (Канзас-Сити: Художественный музей Нельсона-Аткинса, 2021 г.), https://doi.org/10.37764/78973.5.512.5407.

Виктор Гюго par honor%c3%a9 Анализ Домье

Но отказ от некоторых из этих файлов cookie может повлиять на ваш опыт просмотра. там было очень тихо. Il faudra attre l’exil de l’écrivain pour que les idées changent, petit à petit. Бронза с патинированием на мраморе.Коллекция Художника. », précise le commissaire de l’exposition, Винсент Жиль. Пожалуйста, прочтите статью об исчезновении статуи! Монограмма ST внизу справа, портрет Оноре Домье работы Мариуса Барретта (1865–1929), карикатура на Виктора Гюго, написанная Оноре Домье. Ce nom ne vous dit probablement rien pour le moment. Возвращение сына во Францию, 1870 г., c’est le patriarche à barbe blanche, tour à tour justicier, homme qui pense, genie, que crayonnent avec admiration Gill, Gilbert-Martin et bien d’autres: la caricature devient témoignage de vénération .Оноре Домье на крыше своей студии на набережной Анжу, 9, ок. Non pas que ce front était plus grand que la moyenne. Отношение Виктора Гюго к Коммуне, сын объявления увертюры к дому Брюсселя для изгнанников-коммунаров, не заменяет карикатуры на жестоких карикатур. Зелье Legé & Bergeron La, черновик (5037069716).jpg 2368 × 3216; 851 КБ. Карикатура на Виктора Гюго (1802–1885) в исполнении Оноре Домье (1808–1879), часть «Шаривари» 20 июля 1849 года: Представители представляют, после выборов учредительного собрания.Литография. Булар был соседом Домье на набережной Анжу на острове Сен-Луи. ок. Карло Рим (1905-1989) 12 × 16 см, Портрет Детлева Фота (родился в 1959 году в Германии), 2017 г., Анонимный портрет. Из этих файлов cookie файлы cookie, которые классифицируются как необходимые, хранятся в вашем браузере, поскольку они необходимы для работы основных функций веб-сайта. Эти файлы cookie не хранят никакой личной информации. 6,5 х 6,5 см. Размер: 230 х 280 мм. Фото Г.М. Фотография предоставлена ​​Фондом искусств города Митака, Художественная галерея города Митака, Япония.Первая полоса газеты Le Rire, 11 мая 1901 г. ), рисунок углем 1939 г. 23 Оноре Домье Виктор Гюго. 3). Mais depuis le 9 mars dernier, il s’agit du tout Premier, добродетельный путеводитель по вниманию посетителей, дю музей департамента Альберта-Кана, расположенный в Булонь-Бийанкур. Отношения, политика — никаких изменений! Размер: 769 x 535 мм, «Два портрета» Сергея Эйзенштейна, российского режиссера: Рим написал несколько книг о Домье, см. библиографию. Портрет Диего Мануэля Родригеса, Аргентина, Арманд ГОТЬЕ (1825–1894) 8 марта 2018 г. — Мистика цирка на протяжении многих лет вдохновляла многих художников, в том числе Шагала, чье роскошное издание «Цирка» теперь продается онлайн на Christie’s. .художник в Портленде, штат Орегон, США, 2006 г. Портрет Домье со стихотворением Шарля Бодлера Frontispice Арсен Александр: Домье, 1888 г. (справа) Та же статуя зимой. La goguette des Joyeux en 1844.jpg 502 × 347; 25 КБ. Булар был соседом Домье на набережной Анжу на острове Сен-Луи. Карикатура Поля Хадоля (1835-1875). Размер рисунка: 22 х 20 см. Скульптура в Вальмондуа с любезного разрешения Р. Йоше, Германия, Тет де Домье. (блог: bodard-caricatures.blogspot.com), Современная карикатура на Домье, неизвестный художник, Цветной офорт Рональда Толмана (1948 г.р.), Современная карикатура на Домье Лорана Делора, 2008 г., Современная карикатура на Домье Майка Барнетта, 2012 г., Современная карикатура на Домье Педро X Молины, 2012 г. (http://www.pxmolina.com/), Гравюра на дереве 1984 Surtout quand il entreprend de soutenir Louis Napoléon Bonaparte à la présidence de la nouvelle République. Фотографии предоставлены Адой Акерман, Eisenstein et Daumier, des affinités électives. 22 марта 2014 г. — Виктор Гюго стал одним из трех святых секты Као Дай во Вьетнаме, основанной в 1926 году; у него все еще есть миллион или более поклонников. Виктор Мари Гюго и двое неизвестных. Оноре Домье.jpg 2400 × 1686; 1.19 MB Метрополитен-музейПортрет Оноре Домье работы Этьена Каржа (1828-1906), частное собрание.Литография Эдмона Морена из «Le Monde Illustré» 1879 года по случаю объявления о смерти Домье. А-ля порт Сен-Мартен нет. Бюст Домье работы М. Ленуара. Фотография является частью выставки: «Портреты художников. Убедительные карикатуры на то, что существует Людовик XVI, служащий témoignages de ce que ressentait le peuple, elle triomphe peu à peu et révèle de grands Tales. Карикатура Бернэ первоначально появилась в «Le Hanneton» в 1867 г. и как обложка для альбома из 12 литографий с аннотацией: Фрагмент гравюры, появившейся в Charivari 2 января 1867 г., с изображением сотрудников газеты.Виктор Гюго : La liberté de la presse (11 сентября 1848 г.) -…. и посвящение А. Деталю. де Гюстав Жеффруа, Париж, нет. Кемпкес, американец, Ответ на дело CHARLIE HEBDO от 7 января 2015 г. Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта. Уильям Паттерсон (род. 1941), «Домье» (1972). Рисунок 1901 года Шарля Леандра (1862–1934). В 1881 году он был удостоен ордена Почетного легиона. Гравюра, выпущенная газетой L’univers illustré 1879 года, карикатура Надара, Parution dans Le Charivari: Les représentants représentés.Фонд Антуана Бурделя. En 1870, Daumier publie la lithographie Page d’histoire en l’honneur de la nouvelle parution des Châtiments de Victor Hugo, recueil de poèmes satiriques censuré sous Napoléon III. Франция 19 век, сухая игла. Фото французских художников 19-го и 20-го веков» (апрель-июнь 2012 г.), «Портрет Виктора Лейна» (1830-1911 гг.) , 29 июня 1867. Портрет Клода Вейсбуха (род. 1927), французского живописца, рисовальщика, литографа.3). 270. Франк Вемпе, «Портрет Оноре Домье» (2003). Nous sommes sous la Restauration et une loi de 1835 interdit toute caricature politique, même si les écrits satiriques sont autorisés. 4 3/8 x 2 7/8 дюйма, Оноре Домье. Pour Victor Hugo, qui vient de faire paraître Hernani et Notre-Dame de Paris, c’est son front qui va faire l’objet de toutes les des иллюстраторов. по ночам иногда барабанная дробь за занавеской деревьев поднималась вверх по реке и оставалась слабой, как бы парящей в воздухе высоко над нашими головами, до первого рассвета дня.Завещание Родии Дюфе-Бурдель, 2002 г., Музею Бурделя, Париж. Париж, École des Beaux-Arts, Exposition Daumier, par le Syndicate de la Presse Artistique, преф. Современный портрет Домье работы неизвестного художника. 1894 г. 21 х 19 х 13 см. wikipediaДля меня он был одним из лучших художников всех времен. Частная коллекция, Париж. 2013. Метрополитен-музей, «Портрет Оноре Домье» Александра Стейнлена (Лозанна, 1859 г. — Париж, 1923 г.), перо, encre brune, мелок на бумаге. Появился в Bulletin Trimestriel de la Société des Dessinateurs Humoristes «Les Humoristes» 2 июня 1924 года.Портрет Кренцбергера по Мишелю Паскалю. Parmi eux, Honoré Daumier, dont le nom esté pour être le caricaturiste le plus célèbre du XIXe siècle. Моралес Де Лос Риос, Карикатура на Домье, 2008. Planche n° 13 de la série Les Représentans représentés : … Мы предполагаем, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Et c’est Honoré Daumier qui vase charge dans Le Chaviravi de montrer ces atermoiements, avec un Victor Hugo au front proéminent, mais surtout renfrogné, l’air redoutable, omettant volontairement, comme tous les journaux de l’époque, son role joué lors des journées insurrectionnelles de juin 1848.Марсель, площадь Давиэля. Карикатура Х. Зомма. La goguette des Joyeux à Belleville.JPG 2949 × 2219; 1,64 МБ. Бюллетень № 18, январь 1950 г., Антуан Бурдель. Анонимный портрет (ок. С 1979 г. в Муниципальной галерее современного искусства Хью-Лейн, Дублин, «Портрет Домье в конце жизни» Жана-Батиста-Камиля Коро (1796–1875), «Портрет Домье, рисующего вагон третьего класса». Батист-Камиль Коро (1796-1875), Картина маслом на панели Оноре Домье (1808-1879) Литография Эти файлы cookie будут храниться в вашем браузере только с вашего согласия.bois gravé signé au crayon, 29 x 20 см, Альбер Марке, французский скульптор (1872–1939) Фронтиспис для «Домье, сыновнее творчество. Гравюра по дереву на бумаге. Литография. Офорт/акватинта 9 1/4 x 7 1/4 дюйма, подпись, ограниченный тираж 250 экземпляров. Частная коллекция, Париж. Une carrière qui suscite à la fois восхищение и враждебность, ce qui se traduira dans ses ses caricatures tout au long de sa vie, l’homme littéraire et l’homme politique ne laissant pas indifférents ses contemporains. 4,5 × 3,5 дюйма (справа) Портрет Домье, 21 год.4.1936. (Изображение: … Начинается экспозиция с произведениями Бенджамина Рубо или Жан-Пьера Муане, париж в Le Charivari, l’équivalent de notre Charlie Hebdo. Un robot talknel dont le, but est de répondre aux Pratiques des Visiteurs au Cours de leurs […]. Tête d’Honoré Daumier.Рисунок углем по фотографии, подписанный WT. 1860 г. Размер: 18 x 17,5 см, литография Жан-Жака Фёшера (1807-1852) 1847 г. с надписью: «A mon ami Daumier».Графитовый рисунок, 1861 г. Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта при навигации по веб-сайту. Рисунок Анри Мейера, фотография Каржа. Графическая композиция Оноре Домье Le buveur 1864.jpg 640 × 970; 329 КБ. Виктор Гюго l’écrivain, puis l’homme politique, n’aura eu de cesse d’être caricaturé, comme le montre cette exposition présentée à la Maison Victor Hugo jusqu’au 6 января 2019 года. Первоначально портрет появился в Les Contemporains, editée Par la Maison de la Bonne Presse, основанная, портрет Феликса Валлоттона (1865-1925), швейцарца.Dès lors, il sera identifié de cette manière et cela ne le quittera jamais vraiment. «Le Charivari — Сувенир дю Конгресс де ла Пэ 1». – 1889?). L’image, ici en gravure sur bois, представляет le livre de l’écrivain en train d’écraser l’aigle impériale, dans un paysage dénudé au ciel déchiré par un puissant éclair. Дар Э. Вейхе 1930.534, Анри Шарль Герар (1846-1897) Выставлен в 1901 году в Школе изящных искусств (№ Карандашный рисунок 18 x 20 см, подпись и дата. Сын против государственного переворота 2 декабря 1851 г. qui le contraint à quitter la France scelle sa carrière politique.Les dernières вызывает сильное почтение. Dans les Années 1860, c’est Hugo l’écrivain que l’on va célébrer à nouveau. Профиль Домье Танто в обвинении (с преувеличением и карикатурной деформацией черт телосложения человека), танто в связи с обществом (данс се cas, ce sont des événements ou des comportements globaux qui sont au center de l’attention) , la caricature est devenue un аспект essentiel de l’Histoire et le vivier de nombreux таланты. Dessin d’Honoré Daumier, hommage à l’oeuvre de Victor Hugo (1802-1885): Les Châtiments, 1853, (ou Châtiments, sans article, conformément à l’editio Princeps) est un recueil de poèmes satiriques; à la suite du coup d’État du 2 decembre 1851 qui voit l’arrivée au pouvoir du Prince Louis-Napoleon Bonaparte, Hugo s’est exilé.Офорт. 30 х 20,5 см. 1940): Рыбы (Оноре Домье). 1850), Автопортрет Оноре Домье Статья внутри газеты в честь Домье, умершего двумя неделями ранее. Les dessinateurs vont Introductionr chacune des sorties de ses romans, des Misérables aux Travailleurs de la mer. 1930, Альбер Марке, французский скульптор (1872-1939) Бронза 1907 Виктор Гюго.1950 год, Фредерик Белаубр, 1990-е годы, сделанные по фотографии Надара. Отто Панкока (1893-1966). Rarement un homme aura suscité aussi peu l’indifférence de ses contemporains. Mais Victor Hugo prenant de l’age et continuant fights, romans et pieces à succès, l’homme à la barbe blanche est désormais resenté en penseur, une lyre à la main comme chez Manuel Luque de Soria. Карандаш на бумаге, Бертран Даулле, современный французский карикатурист. Оноре Домье «Виктор Гюго» Оноре Домье, Виктор Гюго, 1849, литография 2e etat sur 2, épreuve sur blanc publiée dans «Le Charivari» le 20 juillet 1849 26.9 … Появился в газете Le Rire от 11 мая 1901 года, Карикатура Бернэ, авторизованная Домье. Массачусетса в Амхерсте, Массачусетс. Домье в своем ателье. Фриц Эйхенберг (1901–1990): Домье (из «Посвящения», портфолио из 12 портретов), Офорт 1982 г. Размер: 150 x 99 мм, Гравюра на дереве Отто Панкока (1893–1966). Ранее коллекции Манци и Жоржа Вио. 83 из серии Les beaux jours de la vie Оноре Домье, Aubert et Compagnie, Aubert et Compagnie 1846. Фрагмент гравюры, появившейся в Charivari в ноябре.18, 1867, иллюстрирующий переселение Шаривари. Бронза де Бурделя. Les deux fils Hugo créent pour contrebalancer le journal L’Evénement, mais rien n’y fait. Kretzschmar, Harald Études, Moeurs, Types и т. д. Un poète éternel. Луи Наполеон Бонапарт L’impératrice Eugénie vue pa L’Apothéose de Napoléon III Карикатуры и памфлеты pol… Карикатуры и памфлеты pol… Гаргантюа — L’Histoire par … 1910, Портрет Фердинанда Бака (французский), 1945 Литография. Эдгар Аллан По. июль 1811 г. в Понтуазе; последняя запись о жизни 1878 г.) (фотография и информация из Викисклада), Леопольд Массар (1812 г.? Современная карикатура на Домье, сделанная Бодаром Терракотта, Хольц, Стофф, масло на дереве.«Домье в диспару». На l’attribue volontiers d’une plume pour écrire, avec Notre-Dame en toile de Fond, pour rappeler le succès de son roman. 311) и в 1923 году в Музее Виктора Гюго (номер. Портрет Хайко Маттауша, немецкого художника «Leipziger Schule», 2017. Retenir: description et analysis des dessins de presse. Фотография с любезного разрешения художника. Пети был официальным фотографом на Всемирной выставке 1867 года в Париже и несколько раз посещал Нью-Йорк, чтобы задокументировать ход строительства Статуи Свободы.1860-1865, фотография. Dossier toilé 7. Портрет Оноре Домье, офорт 1882 г. Анализ: Виктор Гюго в карикатуре на Виктора Гюго, homme politique profondément engage dans les luttes de son temps, écrivain prolifique et à nombreux succès, истинный «géant des lettres françaises», ne pouvait être oublié par les caricaturistes. Фотографы XIX века, «Портрет Оноре Домье» Этьена Каржа (1828–1906), подпись вверху справа и дата Лиона 1936 года. Hugo prend les traits d’un patriarche barbu et vieillissant, génie s’élevant peu à peu audessus de la mêlée et doté d’attributs pseudo divins – le lion, la couronne et la lyre.американского художника Дж.Г. Название статьи: «Оноре Домье ушел из Вальмондуа (Сена и Уаза)». Эскиз к статуе Домье, гуашь. Музей Виктора Гюго Париж; Хьюго де Санкто Викторе; Альманах Виктора Гюго пар Луи; Шато Виктор Гюго в Жантильи; Die Vorlaüfer des Hugo Grotius auf dem Gebiete; Виктор Гюго после 1830 г .; Виктор Гюго во времени; Хьюго де Санкто Каро; Мемуары генерала Хьюго, губернатора; Папе, Виктор Гюго… Le Journal Illustré от 23 февраля 1879 года Стэна Уошберна, современного американского художника, Pencil Drawing Aug.21 января 2017 г. Афиша выставки Вайсбуха в Марселе с 29 января по 26 февраля 2010 г., подписанная художником. 1925-1928 гг. Анонимный художник. Карикатуры на Виктора Гюго и Наполеона III Домье. Собственность Музея Карнавале, Париж. Séquence pédagogique Revue de presse Dessins de presse. Ситуация достигла апогея в «Эрнани» Виктора Гюго в 1830 году. Портрет Домье Шарля-Франсуа Добиньи (1817-1878), вероятно, 1870-76. Выставлен в 1901 году в Школе изящных искусств (номер Et c’est Honoré Daumier qui vase charge dans Le Chaviravi de montrer ces atermoements, avec un Victor Hugo au front proéminent, mais surtout renfrogné, l’air redoutable, omettant volontairement) comme tous les journaux de l’époque, son rôle joué lors des journées insurrectionnelles de juin 1848.La valeur de son œuvre peint, quelque cinq cents tableaux, a elle aussi été reconnue, bien quà titre posthume seulement2 : Daumier est considéré de nos jours comme l’un des plus grands peintres français du XIXe siècle2. Гипсовый рельеф работы Жака Бертоласа. Encre de Chine sur papier, 209×147 мм 311) и в 1923 г. в Музее Виктора Гюго (номер. Цвета карандаша на бумаге. (слева) Домье, 1942 г. Cela valait bien une exposition…, Dans le cadre du dispositif « 2020- 2021, Année de la BD », le Musée de l’Image situé à Epinal, ва предложения от 26 июня по 2 января 2022, une exposition qui va ravir les amoureux du neuvième art (et les autres!).В общей сложности, ce seront plus de 180 caricatures qui essaimeront tout au long du parcours qui reprend la carrière de Victor Hugo. Произведение из коллекций музеев де Янга и Почетного легиона в Сан-Франциско, Калифорния. Размер: 22,5 х 14 х 2 см. Фотография А. Тьерри, Париж. Оноре Домье: «Непростая позиция». В эту категорию входят только файлы cookie, которые обеспечивают основные функции и функции безопасности веб-сайта. «Plus Hugo changeait de bord politique et plus les journales et les caricaturistes accompagnaient ses changes de leurs caricatures», — пишет Венсан Жиль.Ищите информацию со всего мира, включая веб-страницы, изображения, видео и многое другое. В Google есть множество специальных функций, которые помогут вам найти именно то, что вы ищете. Фотография Алисы Сидоли. По фотографии Надара, 1860 г. (Щелкните изображение для увеличения), Вальтер Траутшольд (1902–1969) Карикатурист, художник. Cela est dû à une Implantation des cheveux un peu plus haute et surtout, cela témoigne du fait que Hugo était «une tête pensante». Несмотря на резкую критику, пьеса имела замечательный успех у публики.Техника: Оригинальный рисунок мелками, переработанный акварелью. Портрет итальянского художника Дилво Лотти (1914 – 2009). Эта картина очень похожа на фотографию Надара. В руках Оноре Домье это дает нам шанс увидеть, что ничего особенного не изменилось — мода и технологии — да, они, конечно, изменились. Procédés du dessin. Коллекция Bibliothèque Nationale de France, Портрет Адольфа Даллеманя, 1865 (* 1. Портреты Клода Вейсбуха (род. 1927), французского живописца, рисовальщика, литографа.Современная карикатура Дэвида Левина, американского карикатуриста. Опубликовано в Gazette des Beaux-Arts в 1878 году. ‘il les lâche, les Républicains, qui tenent de comprendre son point de vue. «J’autorise le Journal à publier ma charge, H. Daumier», карикатура Марса в «Journal amusant» от 4 мая 1878 г., высмеивающая карикатуры Домье со ссылкой на выставку в Париже 1878 г.С любезного разрешения Франка Вемпе, Германия. Любые файлы cookie, которые могут не быть особенно необходимыми для функционирования веб-сайта и которые используются специально для сбора персональных данных пользователей с помощью аналитики, рекламы и другого встроенного содержимого, называются необязательными файлами cookie. Огюст Булар Пер также написал портрет Жюля Дюпре, своего учителя и друга Домье. Кемпкес, 1987. Холст, масло 762 x 629 мм. L’art de la caricature, que ce soit dans la скульптура, la peinture ou le dessin, exists depuis l’Antiquité.Литография Даржу (1832-1874) 1867 года. Две карикатуры д’Оноре Домье — Актуальные действия и Виктор Гюго, серия представителей, представляющих репрезентацию счета де л’изображения де л’Экривейн новеллмент ангаже в политике. Фотография с любезного разрешения Дэвида Берквама, Делойоти, Альфреда Ле Пети или Андре Жиля, представителя toujours avec le front haut, mais doté d’une barbe blanche (qu’il porte depuis 1862).

Tendinite Patte D’Oie Podologue, Футболка Minnie Maus Damen H&m, Ou Acheter De La Racine De Guimauve, Условно-досрочное освобождение от чата Psychocat, Dezoomer écran Mac, Чел Оу Пел, Мишель Фуген — Шанте, 50 леев евро, Dessin Pour La Liberté D’expression,

Оноре Домье — Виктор Гюго, dans un discours en trois

Хороший отпечаток на тканой бумаге.Литографический оттиск.

Исходный текст:
Виктор Гюго, данс ип discours en trois points démontre le néant de la gloire militaire et il prouve par l’example, que la couronne de lauriers peut-être avantageusement remplacée par la couronne de roses! ce qui lui procure l’avantage de faire un nouvel effet de front.

Перевод:
Виктор Гюго в рассуждении из трех пунктов показывает никчемность воинской славы и на своем примере доказывает, что лавровый венец выгодно заменить четками! Это дает ему преимущество в создании нового эффекта лба.

SOUVENIRS DU CONGRÈS DE LA PAIX (Воспоминания о Конгрессе мира) представляет собой серию из 6 пронумерованных гравюр, появившихся в CHARIVARI в сентябре 1849 года. Эта гравюра также появилась в виде альбома, содержащего гравюры sur blanc in-4. ° деми чагр.

ОБ ЭТОЙ СЕРИИ. Конгресс мира проходил в Париже с 13 по 25 августа 1849 года. На нем присутствовало много представителей Франции, Англии и Америки. Виктор Гюго был избран президентом Конгресса.

ДОМЬЕ И ВИКТОР ГЮГО.У Домье были натянутые отношения со своим современником Виктором Гюго. Такое отношение было основано на правой политической привязанности Виктора Гюго к правительству Луи-Филиппа. Домье нарисовал для Гюго только одну литографию в одной из своих работ «Шатименты». Домье писал, что эта гравюра была сделана через 1-2 недели после публикации книги Гюго 20 октября 1870 года. 2 января 1871 года специально для Виктора Гюго было изготовлено тридцать гравюр. Некоторые из них были подписаны как Домье, так и Хьюго.В Музее Хаммера есть один из этих редких образцов с подписью Домье и Гюго.

ГЮГО, Виктор Мари, виконт (1802-1885) был одним из самых влиятельных писателей, поэтов и издателей этого периода. Он стал членом Французской академии и одним из первых соавторов «Карикатуры» в 1831 году. Он написал много важных произведений, включая пьесы, и решил заняться политикой в ​​1847 году. Он поддержал Луи-Наполеона в 1848 году и стал президентом Конгресс мира в Париже в 1849 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.