Содержание

Детские и юношеские годы Жуковского.

Читайте также

Гражданская лирика Жуковского.

Гражданская лирика Жуковского. В начале лета 1812 года войска Наполеона перешли через Неман и вторглись в русские пределы. В августе Жуковский покинул родной край поручиком Московского ополчения. Ночь на 26 августа он провел в засаде на окраине Бородинского поля, в резерве

Балладное творчество Жуковского.

Балладное творчество Жуковского. С 1808 по 1833 год Жуковский создает 39 баллад и получает в литературных кругах шутливое прозвище «балладник». В основном это переводы немецких и английских поэтов (Бюргера, Шиллера, Гёте, Уланда, Р. Саути, Вальтера Скотта и др.) со всеми

Поэмы Жуковского.

Поэмы Жуковского. В эти годы он занят в основном переводами эпоса европейских и восточных народов, среди которых главное место занимает непревзойденный до сих пор перевод «Одиссеи» Гомера.

В центре переводных произведений последнего периода творчества Жуковского

Детские годы Лермонтова.

Детские годы Лермонтова. Михаил Юрьевич Лермонтов родился 3(15) октября 1814 года в семье армейского капитана Юрия Петровича Лермонтова и Марии Михайловны Лермонтовой (урожденной Арсеньевой). Русская ветвь рода Лермонтовых вела свое начало от Георга Лермонта, выходца из

ДЕТСКИЕ ВОПРОСЫ*

ДЕТСКИЕ ВОПРОСЫ* (ВМЕСТО ПЕРЕДОВОЙ)На днях знакомый семилетний мальчик-эмигрант в беседе с нами задал нам несколько вопросов, на которые мы могли ответить только пожатием плеч.Ввиду общего интереса этих вопросов, позволяем себе поделиться ими с нашими взрослыми

Детские и юношеские годы. Первые литературные опыты

Детские и юношеские годы. Первые литературные опыты Н. В. Гоголь родился в 1809 г. в селе Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии – местечке, которое затем навсегда войдет в русскую литературу и наше литературное сознание с одной из первых написанных им

Мемуарные произведения С. Т. Аксакова. «Семейная хроника», «Воспоминания», «Детские годы Багрова-внука»

Мемуарные произведения С. Т. Аксакова. «Семейная хроника», «Воспоминания», «Детские годы Багрова-внука» Причины, побудившие писателя обратиться к мемуарному жанру, многочисленны. В литературе 1840-1850-х годов проявляется общий интерес к мемуарной прозе. Самыми заметными

Глава 1 Юношеские годы. «Ганц Кюхельгартен»

Глава 1 Юношеские годы. «Ганц Кюхельгартен» 1Детские и юношеские годы Гоголя прошли в обстановке патриотического подъема, явившегося результатом Отечественной войны 1812 года, которая пробудила национальное самосознание, показала могучую силу народа, вызвала к жизни

ДЕТСКИЕ ГОДЫ БАГРОВА-ВНУКА

ДЕТСКИЕ ГОДЫ БАГРОВА-ВНУКА В «Семейной хронике» Аксакова читателя привлекает точное, словно прозрачное, изображение старинной, обильной природы и медленная, задумчивая, внешне незлобивая жизнь патриархального, семейного человека среди этой старинной природы. Эта

Детские звоночки

Детские звоночки Не мне судить, насколько грамотно с точки зрения PR открывать сборник республиканского уровня детскими стихами. Да, попытки детей писать – это интересно. У них рождаются иногда яркие оригинальные образы, недоступные заштампованному сознанию взрослых. Но

Английские детские народные песенки

Английские детские народные песенки Во всех странах с самого раннего детства ребята знакомятся с прекрасными произведениями устного народного поэтического творчества. Прочитай внимательно детские народные песенки, которые и по сей день распевают твои ровесники в

Романтик и «побеждённый учитель». Почему Жуковский женился только в 58 лет | ПЕРСОНА | ОБЩЕСТВО

Имя Василия Жуковского знакомо каждому со школьной скамьи. Несмотря на всероссийскую славу и звание классика отечественной поэзии, о личной жизни Жуковского известно довольно мало.

Поэт, переводчик, друг Пушкина, учитель и наставник императора Александра II — путь Василия Андреевича к успеху, народному признанию и императорским регалиям был долгим и трудным. Незаконнорожденный сын провинциального дворянина стал известным поэтом и приобрел огромный авторитет при императорском дворе. Но личное счастье пришло к нему лишь в 58 лет.

Бастард, сын турчанки

Провидение уготовило будущему поэту множество испытаний с самого рождения – появившийся на свет 9 февраля 1783 года Василий был сыном богатого белёвского помещика Афанасия Бунина и турчанки Сальхи, взятой в плен во время русско-турецкой войны. Чтобы избежать огласки и позора, Бунин попросил своего знакомого – бедного дворянина Андрея Григорьевича Жуковского усыновить и окрестить мальчика. Так сын Афанасия Бунина стал Василием Андреевичем Жуковским.

По законам того времени незаконнорожденный сын дворянина не мог претендовать на титул и наследство. Поэтому, чтобы обеспечить мальчику право на образование и хоть какую-то «путёвку в жизнь», отец записал шестилетнего Василия в Астраханский гусарский полк. Так Жуковский-младший стал дворянином и получил право учиться в Тульском народном училище.

В возрасте 14 лет мальчик поступил в Московский университетский благородный пансион, где получали образование видные государственные деятели того времени. Среди друзей Жуковского были будущий министр юстиции Дмитрий Дашков, историк Александр Тургенев и его брат Андрей. Все они вошли в состав Собрания – особого литературного общества, председателем которого был избран Жуковский.

В 1797 году к 14-летнему Жуковскому впервые пришел поэтический успех. Его «Мысли при гробнице», написанные под впечатлением от смерти своей крестной матери Варвары Афанасьевны Юшковой, стали настоящим открытием для всего просвещенного литературного сообщества того времени.

Портрет Жуковского работы О. А. Кипренского, 1815, Фото: Commons.wikimedia. org

Учитель принцессы и наставник императора

В 1802 году, закончив обучение, молодой поэт встречается с Николаем Карамзиным, который знакомит его с новым модным направлением русской поэзии – сентиментализмом. В то же время Жуковский начинает серьезно заниматься переводами – адаптирует для отечественного читателя труды западных сентименталистов.

Затем Жуковский пробует себя в журналистике, работая в журнале «Вестник Европы», не забывая, впрочем, о поэзии и переводах. В 1812 году, после начала Отечественной войны, несмотря на свой дворянский титул и чин, дающие право на должность в регулярной армии, Жуковский самостоятельно записывается в ополчение и участвует в боях. Его баллада «Певец во стане русских воинов», написанная в военном лагере, быстро разошлась по всем подразделениям русской армии и сделала поэта знаменитостью.

В 1816 году 33-летний Василий Жуковский создаёт первый официальный российский гимн – «Молитву русских». Гимн не был авторским, а представлял собой, скорее, вольный перевод английской песни God save the King, но, тем не менее, произведение Жуковского в Российской империи исполняли вплоть до революции 1917 года.

В 1816 году Василий Жуковский начинает карьеру при императорском дворе – сначала становится чтецом при императрице Марии Фёдоровне, затем учит русскому языку принцессу Шарлотту, впоследствии ставшую женой Николая I и после принятия православия наречённой Александрой Фёдоровной.

В 1825 году Василий Андреевич получает чин надворного советника и занимается воспитанием и обучением будущего императора Александра II. О поэзии тоже не забывает – в эти годы из-под его пера выходят стихи «Цвет завета», «Море», а также баллада «Вадим».

Жуковский никогда не забывал своих друзей-поэтов и активно им покровительствовал. Лучшим его другом стал Александр Сергеевич Пушкин – именно Василий Андреевич стал наставником будущего светила русской поэзии. После того, как стихи Пушкина получили признание, Жуковский подарил поэту портрет со знаменитой надписью: «Победителю-ученику от побеждённого учителя». Этот подарок Александр Сергеевич бережно хранил до конца своей жизни.

Авторитет Жуковского при дворе был огромным, и он этим успешно пользовался – Василий Андреевич несколько раз выручал попавшего в опалу Пушкина, выкупил из крепостных поэта и живописца Тараса Шевченко, вызволил из ссылки Герцена и спас от петли декабристов, заменив смертную казнь поселением в Сибири.

Любовь на всю жизнь

Несмотря на впечатляющие успехи в поэзии и благосклонность императорской семьи, в личной жизни Василий Андреевич долгое время был глубоко несчастен. Долгие годы он был безнадежно влюблён в юную Марию Протасову – дочь своей сводной сестры. Жуковский активно оказывал девушке знаки внимания и помогал её семье, но мать Марии была непреклонна и не давала благословления на брак, считая близкое родство потенциальных супругов неприемлемым.

Впрочем, и сама Маша страсти к Василию не испытывала, искренне считая его своим другом и учителем. В 1816 году Мария Протасова стала женой хирурга Ивана Мойера – это событие стало сильнейшим потрясением для поэта.

Спустя семь лет, 18 марта 1923 года, Мария Мойер скончалась во время родов. Ребёнка спасти не удалось. Находясь в отъезде, Жуковский не успел на похороны. В память о своей возлюбленной поэт написал стихотворение под названием «9 марта 1823 года» – в этот день он в последний раз видел её. Позднее на могиле Марии Мойер был установлен каменный крест, выполненный по эскизу Жуковского. Свою любовь к Марии он пронес через всю свою жизнь. 

Семейное счастье поэт обрёл лишь на 58-м году жизни – в Дюссельдорфе он сочетался браком с 19-летней Елизаветой Рейтерн, дочерью своего давнего друга, художника Евграфа Рейтерна, постоянно проживающего в Германии. Последние годы жизни Василий Андреевич Жуковский прожил в Дюссельдорфе и Франкфурте-на-Майне, в окружении своей новой семьи.

Елизавета Евграфовна окружила супруга заботой и вниманием. Слабое здоровье жены не позволяло Жуковскому перевезти семью в Россию, и он с головой ушёл в работу. В 1849 году вышел полный перевод «Одиссеи» Гомера – одно из самых известных произведений поэта. 24 апреля 1852 года Василий Андреевич Жуковский умер в Баден-Бадене, вдали от родины, на которую он так и не успел вернуться. Смерть любимого мужа стала тяжёлым ударом для Елизаветы Евграфовны – она пережила Жуковского всего на четыре года.

К 150-летию со дня смерти Василия Андреевича Жуковского

Василий Андреевич Жуковский — поэт, переводчик — родился 9 февраля 1783 года в селе Мишенское Тульской губернии. Его отец — помещик Афанасий Иванович Бунин, мать — турчанка Сальха, попавшая в Россию в числе пленных, взятых русскими войсками при осаде крепости Бендеры.

Мальчику была дана фамилия усыновившего его помещика Андрея Жуковского, который жил на положении приживальщика в доме Буниных. Это позволило будущему поэту избежать участи незаконнорожденного, однако для получения дворянства малолетнего Жуковского пришлось зачислить на фиктивную военную службу в Астраханский гусарский полк. В 1789 он был произведен в прапорщики, что давало право на дворянство, и был внесен в соответствующий раздел дворянской родословной книги Тульской губернии.

Первоначальное образование Василий Андреевич получил в кругу семьи, затем обучался в частном пансионе. После закрытия пансиона был определен в Главное народное училище, из которого был исключен «за неспособность» и далее продолжал обучение в доме В.Юшковой, своей сводной сестры. Здесь Василий Андреевич впервые приобщился к литературному творчеству.

В 1797 — 1801 годах Жуковский учился в Благородном пансионе при Московском университете и окончил его с серебряной медалью. Недолгая и неприятная служба в Московской главной соляной конторе завершилась отставкой. В 1802 — 1807 годах Жуковский жил в селе Мишенском, занимался самообразованием, писал стихи, много переводил. Участие в «Дружеском литературном обществе», в которое входили представители образованной дворянской молодежи, определило творческие интересы Жуковского. В 1802 году в «Вестнике Европы» появилось его первое большое стихотворение «Сельское кладбище» /вольный перевод элегии Т.Грея/, выразившее взгляды и настроения, характерные для русского сентиментализма и принесшее известность молодому поэту. В этом стихотворении уже обозначилась характерная особенность его поэтического дарования — склонность к оригинальной разработке заимствованных сюжетов и образов. К 1808 году творчество Жуковского приобретает романтический характер, к этому времени относятся первые баллады поэта: «Людмила» /1808/, «Кассандра» /1809/, «Светлана» /1808-12/.

В начале Отечественной войны 1812 года Жуковский вступил в ополчение; откликом на военные события явились стихи «Певец во стане русских воинов», послание «Императору Александру» /1814/, принесшие ему широкую известность. В 1815-18 годах был одним из руководителей литературного кружка «Арзамас», боровшегося против архаичных последователей классицизма. К этому времени относится его знакомство и дружба с Александром Пушкиным, талантом которого он восхищался.

С 1815 года начинается двадцатипятилетний период его придворной службы, сначала в должности чтеца при императрице Марии Федоровне, вдове Павла I, а с 1825 года — воспитателя наследника, будущего Александра II.

Расцвет творчества Жуковского относится к 1810-20 годам. В это время им созданы баллады «Эолова арфа» /1814/ и «Вадим» /1817/, перевод баллады Вальтера Скотта «Замок Смальгольм, или Иванов вечер» /1822/, романтические стихи «Цвет завета» /1819/, «Море» /1822/. В начале 1830-х все большее место в его творчестве занимают переводы: поэмы Шиллера «Кубок», поэмы Байрона «Шильонский узник». В это же время им написаны баллады на античные темы: «Торжество победителей», «Жалоба Цереры», а в 1831 — сказки: «Сказка о царе Берендее», «Спящая царевна».

В 1833 году Жуковский написал стихотворение, которое сам он назвал «Молитва русского народа», но потомкам оно стало известно как российский гимн «Боже, Царя храни!» В 1841 году отношения поэта с царским двором ухудшились, и он уехал в Германию, где женился на дочери своего старого друга художника Рейтерна.

Творческая деятельность Жуковского не ослабевала в последние годы жизни: он закончил начатый еще в России перевод индийской народной повести «Наль и Дамаянти», перевел поэму «Рустем и Зораб» и «Одиссею» Гомера. В 1845 поэт пишет «Сказки об Иване-царевиче и Сером Волке». Смерть прервала его работу над переводом «Илиады».

Умер Жуковский в Баден-Бадене 24 апреля 1852 г. Его прах был перевезен в Россию и погребен в Санкт-Петербурге на кладбище Александро-Невской лавры.

В.Г. Белинский называл Жуковского «литературным Колумбом». «Без Жуковского мы не имели бы Пушкина, — писал он, — это целый период нашей литературы, целый период нравственного развития общества».

/По материалам Редакции информационно-справочного обеспечения РИА «Новости», 24 апреля/

Жуковский — отец русской авиации. Календарь дат

Николай Егорович Жуковский. Фото: commons.wikimedia.org


17 марта 1921 года, 100 лет назад, скончался гениальный учёный-механик, основоположник современной гидроаэродинамики Николай Егорович Жуковский. Он основал два самых главных авиационных учреждения нашей страны — Военно-воздушную инженерную академию в Москве и Центральный аэрогидродинамическй институт в Жуковском, которые носят его имя. Наследие учёного составляет более двух сотен научных трудов, являющихся в настоящее время базой современной авиационной науки.

Николай Егорович Жуковский — явление в русской науке, благодаря его преподавательской и наставнической деятельности была воспитана целая плеяда учёных, конструкторов, изобретателей. Существует интересная преемственность: Жуковский был дипломным руководителем Андрея Туполева, а тот стал научным руководителем Сергея Королёва.


Члены воздухоплавательного кружка ИТУ. Справа от Н.Е.Жуковского сидят Б.И. Россинский, Б.С. Стечкин, А.Н.Туполев, за Жуковским стоит Б.Н. Юрьев.

Пять самых главных научных открытий Н.Е. Жуковского :
1. Классический труд «О гидравлическом ударе в водопроводных трубах», 1899.
2. Первый доклад, связанный с вопросами авиации, «О парении птиц» на XVIII съезде русских естествоиспытателей и врачей, 1890
3. Создание вместе с учениками  первой в Европе аэродинамической трубы закрытого типа для проведения экспериментов, 1902.
4. Работа «О присоединённых вихрях, в которой выведена формула для подъёмной силы», 1906
5. Создание «Вихревой теории гребного винта», 1912-1918.

Николай Жуковский родился 17 января (по новому стилю) 1847 года в Орехово в 30 километрах от Владимира (ныне Собинский район Владимирской области). Отец, Егор Иванович Жуковский, инженер-путеец, закончивший Институт инженеров путей сообщения в Санкт-Петербурге, вышел в отставку в 1844 году и занимался сельским хозяйством — работал управляющим имениями соседних помещичьих хозяйств. Его дед был офицером русской армии, участником Отечественной войны 1812 года. Мать с детьми постоянно жила в Орехово.


Усадьба Н.Е. Жуковского

После окончания с серебряной медалью московской гимназии Николай Жуковский был принят без экзаменов на физико-математическое отделение Московского университета, где получил диплом по специальности прикладная механика. Его научная и преподавательская карьера складывалась вполне успешно. В 1920 году было отпраздовано 50-летие его научной деятельности, в то время его официально уже называли отцом русской авиации.


Памятник Н.Е. Жуковскому в усадьбе Орехово

Сейчас в дворянской усадьбе Орехово, расположенной  в живописном парке, находится прекрасный Мемориальный дом-музей  «Усадьба Н.Е. Жуковского». Именно здесь Николай Егорович создал множество своих научных трудов.


Кабинет Н.Е. Жуковского

В Москве тоже есть Научно-мемориальный музей профессора Н.Е. Жуковского на улице Радио, 17 в старинном особняке, Здесь в 1915 году открылись теоретические курсы авиации, а в 1915 году начал работу Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ) и здесь Жуковский тоже работал над своими изобретениями.


Музей и памятный бюст Н. Е. Жуковского. Ул. Радио, 17. Фото: ru.wikipedia.org. Bogdanov-62

17 марта 1921 года Н.Е. Жуковский скончался в санатории «Усово». Когда провожали отца русской авиации в последний путь у стен Технического училища собралась многотысячная толпа, отпевал Николая Егорыча его ученик Павел Флоренский. Похоронен Н.Е. Жуковский в Донском монастыре в Москве.


Могилы Николая Егоровича, Елены и Сергея Жуковских. Фото:ru.wikipedia.org. Bogdanov-62

Источники информации: warbook.club , library.vladimir.ru , википедия

Жуковский Василий Андреевич, подробная биография

(1783-1852) русский поэт, переводчик

Отцом Василия Жуковского был Афанасий Иванович Бунин, помещик Тульской губернии, мать — Сальха, турчанка, взятая в плен русскими. По семейным преданиям, она была привезена одним из крепостных Бунина, участником русско-турецкой войны, и подарена хозяину. При крещении она получила имя Елизаветы Дементьевны Турчановой и безвыездно жила в доме Бунина, сначала в качестве няньки, затем домоправительницы.

По желанию Бунина, родившийся у Елизаветы Дементьевны в 1783 году сын, был усыновлен Андреем Григорьевичем Жуковским, жившим у хозяина. Таким образом, Жуковский не считался незаконнорожденным, а в 1789 году Бунин ходатайствовал о «внесении рода Василия Андреевича Жуковского», в соответствующий раздел родословной книги Тульской губернии. Просьба была удовлетворена.

Первоначальное образование, Василий Жуковский получил в семье Бунина, затем в тульском частном пансионе, а с 1792 года учился в Главном народном училище. Оттуда его исключили «за неспособность», и он продолжил обучение в доме В.А. Южковой, сводной сестры и крестной матери будущего поэта.

С 1797 по 1800 год, Василий Жуковский учился в Благородном пансионе при Московском университете. Там он успешно осваивал учебную программу, изучал языки, проходил основательную литературную подготовку. А самое главное, он нашел близких по духу людей: «тургеневский кружок», который затем преобразовался в Дружеское литературное общество. Написанные в это время стихи Жуковского носят подражательный характер. Пансион юноша заканчивает с серебряной медалью и продолжает заниматься литературным творчеством.

1802—1807 годы Василий Жуковский проводит в родных краях, изредка приезжает в Москву для устройства своих литературных дел, потому что основным заработком поэта были переводы. Этот период характеризуется тем, что он пробует свои силы в различных поэтических жанрах, но останавливается на элегии. Первая элегия Жуковского «Сельское кладбище» принесла ему успех, признание читателей. В первом печатном отклике на это произведение, принадлежащем Карамзину, говорится о выразительной и поэтической речи автора.

Участие Василия Андреевича Жуковского в журнале «Вестник Европы» становится важным этапом в его творчестве. Он пишет критические статьи — «Письмо из уезда к издателю» (1808), «Писатель в обществе», «О новой книге» и др. В журнале поэт выступает с литературоведческими статьями — «О басне и баснях Крылова», «Критический разбор Кантемировских сатир с предварительным рассуждением о сатире вообще» (1810) и другие.

В истории развития русского романтизма, первостепенное значение имели баллады Василия Жуковского. Он не только переводил лучшие произведения этого жанра, но и пытался создать балладу русскую и даже простонародную («Людмила», 1808; «Светлана», 1808—1812; «Двенадцать спящих дев», 1817).

Связь поэзии с общественно-политическими событиями, нашла отражение в военно-патриотической лирике Василияя Жуковского. После Аустерлицкого сражения он написал «Песню над гробом славян-победителей », прощальное слово русским воинам, павшим в войне с Наполеоном. Естественно, что Отечественная война 1812 года нашла отражение в лирике поэта.

С 1812 года, Василий Андреевич Жуковский в чине поручика, сначала в отряде народного ополчения, а затем при Главном штабе защищал свою страну. Во время Бородинской битвы он был на поле, но отряд его находился в резерве, и поэтому в военных действиях Жуковский не принял участия. После оставления Москвы, поэт участвовал в знаменитом кутузовском марше, завершившемся Тарутинским сражением. Впечатления от увиденного нашли отражение в его произведениях. Самое значительное из них — «Певец во стане русских воинов» (1812). Оно получило широкое распространение в русской армии.

В 1813 году, Василий Жуковский выходит в отставку, и дальнейший период жизни поэта связан с Петербургом. Сначала он принимает активное участие в культурной жизни столицы, затем его приглашают на службу при дворе: поэт принял приглашение стать воспитателем цесаревича. Жуковский хотел воспитать мудрого и образованного императора, уважающего обычаи и законы своей страны и защищающего ее интересы. Поэтому он считал свою педагогическую деятельность гражданским долгом.

Василий Андреевич принимал активное участие в судьбе многих литераторов, артистов, художников, пострадавших от произвола властей, хлопотал перед царем за декабристов, помогал женам осужденных. По образному выражению Петра Андреевича Вяземского, Василий Жуковский был «представителем русской образованности перед троном безграмотным».

Огромна и разнообразна помощь, которую он оказывал Пушкину — начиная с поддержки в годы ссылки в Михайловское, до предотвращения первой дуэли с Дантесом. После трагического поединка, Василий Жуковский стал душеприказчиком поэта, а затем взял на себя заботы о его семье и его рукописях.

Участие в делах погибшего Пушкина, увеличило внутренний разлад Жуковского со двором и царской семьей. Он получил почетную отставку в 1841 году и уехал в Германию. Поэт не прерывал связей с родиной, он несколько раз собирался вернуться, но болезнь жены и надвигающаяся слепота помешали исполнению его желания.

В Германии он продолжает писать, переводить, создает произведения для детей. Среди замечательных переводов Василия Андреевича Жуковского — «Шильонский узник» Байрона (1822) и драматическая поэма Шиллера «Орлеанская дева» (1817-1821).

В последнем стихотворении «Царскосельский лебедь» (1851) Жуковский образно рассказывает о трагедии одинокого поэта, пережившего свое поколение:

Дни текли за днями. Лебедь позабытый

Таял одиноко; а младое племя

В шуме резвой жизни забывало время…

Раз среди их шума раздался чудесно

Голос, всю пронзивший бездну поднебесну;

Лебеди, услышав голос, присмирели

И, стремимы тайной силой, полетели

На голос: пред ними, вновь помолоделый,

Радостно вздымая перья груди белой.

Голову на шее гордо распрямленной

К небесам подъемля, — весь воспламененный.

Лебедь благородный дней Екатерины

Пел, прощаясь с жизнью, гимн свой лебединый!

Война мышей и лягушек — Жуковский. Полный текст стихотворения — Война мышей и лягушек

Слушайте: я расскажу вам, друзья, про мышей и лягушек.
Сказка ложь, а песня быль, говорят нам; но в этой
Сказке моей найдется и правда. Милости ж просим
Тех, кто охотник в досужный часок пошутить, посмеяться,
Сказки послушать; а тех, кто любит смотреть исподлобья,
Всякую шутку считая за грех, мы просим покорно
К нам не ходить и дома сидеть да высиживать скуку.

Было прекрасное майское утро. Квакун двадесятый,
Царь знаменитой породы, властитель ближней трясины,
Вышел из мокрой столицы своей, окруженный блестящей
Свитой придворных. Вприпрыжку они взобрались на пригорок,
Сочной травою покрытый, и там, на кочке усевшись,
Царь приказал из толпы его окружавших почетных
Стражей вызвать бойцов, чтоб его, царя, забавляли
Боем кулачным. Вышли бойцы; началося; уж много
Было лягушечьих морд царю в угожденье разбито;
Царь хохотал; от смеха придворная квакала свита
Вслед за его величеством; солнце взошло уж на полдень.
Вдруг из кустов молодец в прекрасной беленькой шубке,
С тоненьким хвостиком, острым, как стрелка, на тоненьких ножках
Выскочил; следом за ним четыре таких же, но в шубах
Дымного цвета. Рысцой они подбежали к болоту.
Белая шубка, носик в болото уткнув и поднявши
Правую ножку, начал воду тянуть, и, казалось,
Был для него тот напиток приятнее меда; головку
Часто он вверх подымал, и вода с усастого рыльца
Мелким бисером падала; вдоволь напившись и лапкой
Рыльце обтерши, сказал он: «Какое раздолье студеной
Выпить воды, утомившись от зноя! Теперь понимаю
То, что чувствовал Дарий, когда он, в бегстве из мутной
Лужи напившись, сказал: я не знаю вкуснее напитка!»
Эти слова одна из лягушек подслушала; тотчас
Скачет она с донесеньем к царю: из леса-де вышли
Пять каких-то зверков, с усами турецкими, уши
Длинные, хвостики острые, лапки как руки; в осоку
Все они побежали и царскую воду в болоте
Пьют. А кто и откуда они, неизвестно. С десятком
Стражей Квакун посылает хорунжего Пышку проведать,
Кто незваные гости; когда неприятели — взять их,
Если дадутся; когда же соседи, пришедшие с миром, —
Дружески их пригласить к царю на беседу. Сошедши
Пышка с холма и увидя гостей, в минуту узнал их:
«Это мыши, неважное дело! Но мне не случалось
Белых меж ними видать, и это мне чудно. Смотрите ж, —
Спутникам тут он сказал, — никого не обидеть. Я с ними
Сам на словах объяснюся. Увидим, что скажет мне белый».
Белый меж тем с удивленьем великим смотрел, приподнявши
Уши, на скачущих прямо к нему с пригорка лягушек;
Слуги его хотели бежать, но он удержал их,
Выступил бодро вперед и ждал скакунов; и как скоро
Пышка с своими к болоту приблизился: «Здравствуй, почтенный
Воин, — сказал он ему, — прошу не взыскать, что без спросу
Вашей воды напился я; мы все от охоты устали;
В это же время здесь никого не нашлось; благодарны
Очень мы вам за прекрасный напиток; и сами готовы
Равным добром за ваше добро заплатить; благодарность
Есть добродетель возвышенных душ». Удивленный такою
Умною речью, ответствовал Пышка: «Милости просим
К нам, благородные гости; наш царь, о прибытии вашем
Сведав, весьма любопытен узнать: откуда вы родом,
Кто вы и как вас зовут. Я послан сюда пригласить вас
С ним на беседу. Рады мы очень, что вам показалась
Наша по вкусу вода; а платы не требуем: воду
Создал господь для всех на потребу, как воздух и солнце».
Белая шубка учтиво ответствовал: «Царская воля
Будет исполнена; рад я к его величеству с вами
Вместе пойти, но только сухим путем, не водою;
Плавать я не умею; я царский сын и наследник
Царства мышиного». В это мгновенье, спустившись с пригорка,
Царь Квакун со свитой своей приближался. Царевич
Белая шубка, увидя царя с такою толпою,
Несколько струсил, ибо не ведал, доброе ль, злое ль
Было у них на уме. Квакун отличался зеленым
Платьем, глаза навыкат сверкали, как звезды, и пузом
Громко он, прядая, шлепал. Царевич Белая шубка,
Вспомнивши, кто он, робость свою победил. Величаво
Он поклонился царю Квакуну. А царь, благосклонно
Лапку подавши ему, сказал: «Любезному гостю
Очень мы рады; садись, отдохни; ты из дальнего, верно,
Края, ибо до сих пор тебя нам видать не случалось».
Белая шубка, царю поклоняся опять, на зеленой
Травке уселся с ним рядом; а царь продолжал: «Расскажи нам,
Кто ты? кто твой отец? кто мать? и откуда пришел к нам?
Здесь мы тебя угостим дружелюбно, когда, не таяся,
Правду всю скажешь: я царь и много имею богатства;
Будет нам сладко почтить дорогого гостя дарами».
«Нет никакой мне причины, — ответствовал Белая шубка, —
Царь-государь, утаивать истину. Сам я породы
Царской, весьма на земле знаменитой; отец мой из дома
Древних воинственных Бубликов, царь Долгохвост Иринарий
Третий; владеет пятью чердаками, наследием славных
Предков, но область свою он сам расширил войнами:
Три подполья, один амбар и две трети ветчинни
Он покорил, победивши соседних царей; а в супруги
Взявши царевну Прасковью-Пискунью белую шкурку,
Целый овин получил он за нею в приданое. В свете
Нет подобного царства. Я сын царя Долгохвоста,
Петр Долгохвост, по прозванию Хват. Был я воспитан
В нашем столичном подполье премудрым Онуфрием-крысой.
Мастер я рыться в муке, таскать орехи; вскребаюсь
В сыр и множество книг уж изгрыз, любя просвещенье.
Хватом же прозван я вот за какое смелое дело:
Раз случилось, что множество нас, молодых мышеняток,
Бегало по полю взапуски; я как шальной, раззадорясь,
Вспрыгнул с разбегу на льва, отдыхавшего в поле, и в пышной
Гриве запутался; лев проснулся и лапой огромной
Стиснул меня; я подумал, что буду раздавлен, как мошка.
С духом собравшись, я высунул нос из-под лапы;
«Лев-государь, — ему я сказал, — мне и в мысль не входило
Милость твою оскорбить; пощади, не губи; не ровен час,
Сам я тебе пригожуся». Лев улыбнулся (конечно,
Он уж покушать успел) и сказал мне: «Ты, вижу, забавник.
Льву услужить ты задумал. Добро, мы посмотрим, какую
Милость окажешь ты нам? Ступай». Тогда он раздвинул
Лапу; а я давай бог ноги; по вот что отучилось:
Дня не прошло, как все мы испуганы были в подпольях
Наших львиным рыканьем: смутилась, как будто от бури
Вся сторона; я не струсил; выбежал в поле и что же
В поле увидел? Царь Лев, запутавшись в крепких тенетах,
Мечется, бьется как бешеный; кровью глаза налилися,
Лапами рвет он веревки, зубами грызет их, и было
Все то напрасно; лишь боле себя он запутывал. «Видишь,
Лев-государь, — сказал я ему, — что и я пригодился.
Будь спокоен: в минуту тебя мы избавим». И тотчас
Созвал я дюжину ловких мышат; принялись мы работать
Зубом; узлы перегрызли тенет, и Лев распутлялся.
Важно кивнув головою косматой и нас допустивши
К царской лапе своей, он гриву расправил, ударил
Сильным хвостом по бедрам и в три прыжка очутился
В ближнем лесу, где вмиг и пропал. По этому делу
прозван я Хватом, и славу свою поддержать я стараюсь;
Страшного нет для меня ничего; я знаю, что смелым
Бог владеет. Но должно, однако, признаться, что всюду
Здесь мы встречаем опасность; так бог уж землю устроил:
Все здесь воюет: с травою Овца, с Овцою голодный
Волк, Собака с Волком, с Собакой Медведь, а с Медведем
Лев; Человек же и Льва, и Медведя, и всех побеждает.
Так и у нас, отважных Мышей, есть много опасных,
Сильных гонителей: Совы, Ласточки, Кошки, а всех их
Злее козни людские. И тяжко подчас нам приходит.
Я, однако, спокоен; я помню, что мне мой наставник
Мудрый, крыса Онуфрий, твердил: беды нас смиренью
Учат. С верой такою ничто не беда. Я доволен
Тем, что имею: счастию рад, а в несчастье не хмурюсь».
Царь Квакун со вниманием слушал Петра Долгохвоста.
«Гость дорогой, — сказал он ему, — признаюсь откровенно:
Столь разумные речи меня в изумленье приводят.
Мудрость такая в такие цветущие лета! Мне сладко
Слушать тебя: и приятность и польза! Теперь опиши мне
То, что случалось когда с мышиным вашим народом,
Что от врагов вы терпели и с кем когда воевали».
«Должен я прежде о том рассказать, какие нам козни
Строит наш хитрый двуногий злодей, Человек. Он ужасно
Жаден; он хочет всю землю заграбить один и с Мышами
В вечной вражде. Не исчислить всех выдумок хитрых, какими
Наше он племя избыть замышляет. Вот, например, он
Домик затеял построить: два входа, широкий и узкий;
Узкий заделан решеткой, широкий с подъемною дверью.
Домик он этот поставил у самого входа в подполье.
Нам же сдуру на мысли взбрело, что, поладить
С нами желая, для нас учредил он гостиницу. Жирный
Кус ветчины там висел и манил нас; вот целый десяток
Смелых охотников вызвались в домик забраться, без платы
В нем отобедать и верные вести принесть нам.
Входят они, но только что начали дружно висячий
Кус ветчины тормошить, как подъемная дверь с превеликим
Стуком упала и всех их захлопнула. Тут поразило
Страшное зрелище нас: увидели мы, как злодеи
Наших героев таскали за хвост и в воду бросали.
Все они пали жертвой любви к ветчине и к отчизне.
Было нечто и хуже. Двуногий злодей наготовил
Множество вкусных для нас пирожков и расклал их,
Словно как добрый, по всем закоулкам; народ наш
Очень доверчив и ветрен; мы лакомки; бросилась жадно
Вся молодежь на добычу. Но что же случилось? Об этом
Вспомнить — мороз подирает по коже! Открылся в подполье
Мор: отравой злодей угостил нас. Как будто шальные
С пиру пришли удальцы: глаза навыкат, разинув
Рты, умирая от жажды, взад и вперед по подполью
Бегали с писком они, родных, друзей и знакомых
Боле не зная в лицо; наконец, утомясь, обессилев,
Все попадали мертвые лапками вверх; запустела
Целая область от этой беды; от ужасного смрада
Трупов ушли мы в другое подполье, и край наш роимый
Надолго был обезмышен. Но главное бедствие наше
Ныне в том, что губитель двуногий крепко сдружился,
Нам ко вреду, с сибирским котом, Федотом Мурлыкой.
Кошачий род давно враждует с мышиным. Но этот
Хитрый котище Федот Мурлыка для нас наказанье
Божие. Вот как я с ним познакомился. Глупым мышонком
Был я еще и не знал ничего. И мне захотелось
Высунуть нос из подполья. Но мать-царица Прасковья
С крысой Онуфрием крепко-накрепко мне запретили
Норку мою покидать; но я не послушался, в щелку
Выглянул: вижу камнем выстланный двор; освещало
Солнце его, и окна огромного дома светились;
Птицы летали и пели. Глаза у меня разбежались.
Выйти не смея, смотрю я из щелки и вижу, на дальнем
Крае двора зверок усастый, сизая шкурка,
Розовый нос, зеленые глазки, пушистые уши,
Тихо сидит и за птичками смотрит; а хвостик, как змейка,
Так и виляет. Потом он своею бархатной лапкой
Начал усастое рыльце себе умывать. Облилося
Радостью сердце мое, и я уж сбирался покинуть
Щелку, чтоб с милым зверком познакомиться. Вдруг зашумело
Что-то вблизи; оглянувшись, так я и обмер. Какой-то
Страшный урод ко мне подходил; широко шагая,
Черные ноги свои подымал он, и когти кривые
С острыми шпорами были на них; на уродливой шее
Длинные косы висели змеями; нос крючковатый;
Под носом трясся какой-то мохнатый мешок, и как будто
Красный с зубчатой верхушкой колпак, с головы перегнувшись,
По носу бился, а сзади какие-то длинные крючья,
Разного цвета, торчали снопом. Не успел я от страха
В память прийти, как с обоих боков поднялись у урода
Словно как парусы, начали хлопать, и он, раздвоивши
Острый нос свой, так заорал, что меня как дубиной
Треснуло. Как прибежал я назад в подполье, не помню.
Крыса Онуфрий, услышав о том, что случилось со мною,
Так и ахнул. «Тебя помиловал бог, — он сказал мне, —
Свечку ты должен поставить уроду, который так кстати
Криком своим тебя испугал; ведь это наш добрый
Сторож петух; он горлан и с своими большой забияка;
Нам же, мышам, он приносит и пользу: когда закричит он,
Знаем мы все, что проснулися наши враги; а приятель,
Так обольстивший тебя своей лицемерною харей,
Был не иной кто, как наш злодей записной, объедало
Мурлыка; хорош бы ты был, когда бы с знакомством
К этому плуту подъехал: тебя б он порядком погладил
Бархатной лапкой своею; будь же вперед осторожен».
Долго рассказывать мне об этом проклятом Мурлыке;
Каждый день от него у нас недочет. Расскажу я
Только то, что случилось недавно. Разнесся в подполье
Слух, что Мурлыку повесили. Наши лазутчики сами
Видели это глазами своими. Вскружилось подполье;
Шум, беготня, пискотня, скаканье, кувырканье, пляска, —
Словом, мы все одурели, и сам мой Онуфрий премудрый
С радости так напился, что подрался с царицей и в драке
Хвост у нее откусил, за что был и высечен больно.
Что же случилось потом? Не разведавши дела порядком,
Вздумали мы кота погребать, и надгробное слово
Тотчас поспело. Его сочинил поэт наш подпольный
Клим, по прозванию Бешеный Хвост; такое прозванье
Дали ему за то, что, стихи читая, всегда он
В меру вилял хвостом, и хвост, как маятник, стукал,
Все изготовив, отправились мы на поминки к Мурлыке;
Вылезло множество нас из подполья; глядим мы, и вправду
Кот Мурлыка в ветчинне висит на бревне, и повешен
За ноги, мордою вниз; оскалены зубы; как палка,
Вытянут весь; и спина, и хвост, и передние лапы
Словно как мерзлые; оба глаза глядят не моргая.
Все запищали мы хором: «Повешен Мурлыка, повешен
Кот окаянный; довольно ты, кот, погулял; погуляем
Нынче и мы». И шесть смельчаков тотчас взобралися
Вверх по бревну, чтоб Мурлыкины лапы распутать, но лапы
Сами держались, когтями вцепившись в бревно; а веревки
Не было там никакой, и лишь только к ним прикоснулись
Наши ребята, как вдруг распустилися когти, и на пол
Хлопнулся кот, как мешок. Мы все по углам разбежались
В страхе и смотрим, что будет. Мурлыка лежит и не дышит,
Ус не тронется, глаз не моргнет; мертвец, да и только.
Вот, ободрясь, из углов мы к нему подступать понемногу
Начали; кто посмелее, тот дернет за хвост, да и тягу
Даст от него; тот лапкой ему погрозит; тот подразнит
Сзади его языком; а кто еще посмелее,
Тот, подкравшись, хвостом в носу у него пощекочет.
Кот ни с места, как пень. «Берегитесь, — тогда нам сказала
Старая мышь Степанида, которой Мурлыкины когти
Были знакомы (у ней он весь зад ободрал, и насилу
Как-то она от него уплела), — берегитесь: Мурлыка
Старый мошенник; ведь он висел без веревки, а это
Знак недобрый; и шкурка цела у него». То услыша,
Громко мы все засмеялись. «Смейтесь, чтоб после не плакать, —
Мышь Степанида сказала опять, — а я не товарищ
Вам». И поспешно, созвав мышеняток своих, убралася
С ними в подполье она. А мы принялись как шальные
Прыгать, скакать и кота тормошить. Наконец, поуставши,
Все мы уселись в кружок перед мордой его, и поэт наш
Клим по прозванию Бешеный Хвост, на Мурлыкино пузо
Взлезши, начал оттуда читать нам надгробное слово,
Мы же при каждом стихе хохотали. И вот что прочел он:
«Жил Мурлыка; был Мурлыка кот сибирский,
Рост богатырский, сизая шкурка, усы как у турка;
Был он бешен, на краже помешан, за то и повешен,
Радуйся, наше подполье!..» Но только успел проповедник
Это слово промолвить, как вдруг наш покойник очнулся.
Мы бежать… Куда ты! Пошла ужасная травля.
Двадцать из нас осталось на месте; а раненых втрое
Более было. Тот воротился с ободранным пузом,
Тот без уха, другой с отъеденной мордой; иному
Хвост был оторван; у многих так страшно искусаны были
Спины, что шкурки мотались, как тряпки; царицу Прасковью
Чуть успели в нору уволочь за задние лапки;
Царь Иринарий спасся с рубцом на носу; но премудрый
Крыса Онуфрий с Климом-поэтом достались Мурлыке
Прежде других на обед. Так кончился пир наш бедою».

1832 г.

Василий Андреевич Жуковский 29 января 1783 г

Василий Андреевич Жуковский (29 января 1783 г. – 12 апреля 1852 г. ) Жуковский – сын земли Тульской Родина поэта — село Мишенское Белёвского уезда

Елизавета Дементьевна Турчанинова турчанка Сальха родная мать Жуковского Афанасий Иванович Бунин отец Жуковского

Василий Андреевич Жуковский был усыновлён обедневшим дворянином и дальним родственником А. И. Бунина Андреем Григорьевичем Жуковским, ставшим мальчику крёстным отцом Дом Жуковского в Белёве

Тула. Рисунок В. А. Жуковского Переезд в Тулу, годы учёбы, первый театральный опыт ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ ПЕРВОГО СОБРАНИЯ СТИХОТВОРЕНИЙ В. А. ЖУКОВСКОГО

В. А. Жуковский был отдан в тульский пансион Х. Ф. Роде (1790) для продолжения образования, после его закрытия учился в Народном училище, а выходные проводил в доме Марии Григорьевны, которую называл «бабушкой» .

Андрей Тимофеевич Болотов Московский Университетский Благородный пансион

ВИД НА ДЕРЕВНЮ ХОЛХ Мария Григорьевна Бунина и Елизавета Дементьевна купили Жуковскому небольшую деревеньку в окрестностях Белёва с 17 крепостными

Гравюра. Конный московский ополченец 1812 года

Имение Муратово околица рис. В. А. Жуковского

В 1815 году Жуковский был назначен учителем русского языка в царскую семью, выполнял обязанности чтеца при вдовствующей императрице Марии Федоровне, а с 1826 по 1841 год состоял наставником наследника престола Александр II Мария Фёдоровна

Портрет Жуковского с трогательной надписью: «Победителю ученику от побеждённого учителя в тот высокоторжественный день, в который он окончил свою поэму «Руслан и Людмила» »

Поэзия Жуковского проникнута глубокой грустью и тихим «томлением» . Это поэзия подлинно русская. Она пропитана любовью к бескрайним долинам и шумящим лесам, она окружена тайной. Романтические идеи и чувства воплощаются в лирических жанрах элегий, посланий, а также в лироэпическом жанре – жанре баллады.

Белёв. Памятник В. А. Жуковскому на месте его дома Умер поэт в Баден-Бадене. Прах Жуковского был перевезен в Петербург и погребен на кладбище Александро-Невской лавры.

Факты из жизни Василия Жуковского

Жизнь поэта Василия Жуковского, одного из отцов направления романтизма в русской поэзии, была по-настоящему яркой. Это подтверждается тем, что литературоведы изучают биографию Жуковского наравне с его творчеством, которое также очень самобытно и достойно. Успев побывать и военным, и учителем, он все же навсегда остался в душе поэтом.

Будучи внебрачным сыном, Василий не мог претендовать на фамилию своего фактического отца.Он был номинально усыновлен другом отца, поэтому стал Жуковским.
Мать Василия Жуковского была из Турции. Попав в плен во время русско-турецкой войны, она крестилась и обрусела, получив имя Турчанинова. Для его отца она была наложницей. Ее звали Салха, но при крещении ее назвали Елизаветой.
На самом деле воспитанием и образованием Василия Жуковского занимались оба его отца, приемный и биологический.
Самым примечательным фактом биографии Василия Жуковского является то, что он был наставником юного гения – Александра Сергеевича Пушкина.
Во время учебы в училище Василий Жуковский был отчислен оттуда за посредственную успеваемость.

Законная жена отца хорошо относилась к Василию, по его собственным воспоминаниям, и тоже принимала участие в его жизни.
Одним из наставников юного Василия Жуковского был немец, выдававший себя за учителя. Правда, продлилось это недолго, и вскоре его уволили.
Отец Василия Жуковского не упомянул его в своем завещании, но его вдова дала матери будущего поэта крупную сумму денег на воспитание сына.
В биографии Василия Жуковского упоминается, что в 11 лет он хотел стать драматургом.
Чтобы попасть в пансионат, опекуны поэта сделали ему фальшивую дворянскую грамоту, открывшую перед ним престижные двери.
На протяжении всей жизни Василий Жуковский вставал очень рано.
В 11 лет он сочинил трагедию и мелодраму на основе французских и древнегреческих произведений.
Среди всех писателей Василий Жуковский больше остальных уважал Николая Карамзина.
Его первой любовью, причем серьезной, которая осталась с ним на долгие годы, была дочь его сводной сестры.Увы, родители были категорически против такого союза.

Ложное дворянство Жуковского всплыло, когда он уже был статским советником при императорском дворе. Император, узнав об этом, пожаловал ему настоящий благородный подвиг.
В начале своей карьеры Василий Жуковский подражал кумиру своей юности Гавриилу Державину.
Жуковский свободно владел немецким, французским и древнегреческим языками.
Несмотря на плохую учебу, школу-интернат закончил с серебряной медалью.
Первые произведения Василия Жуковского были опубликованы в университетском журнале.
Классическими считаются переводы классических древнегреческих поэм «Одиссея» и «Илиада» Василия Жуковского.

Государственная служба поэта. Однажды после конфликта с властями он перестал ее навещать, за что был посажен под домашний арест. От суда его спасло только вмешательство покровителей.
Василий Жуковский принимал участие в войне 1812 года, когда войска Наполеона вторглись в Россию, присутствовал при знаменитом Бородинском сражении.
Всю жизнь Жуковский мечтал бросить службу и посвятить все свое время исключительно литературе.
Одно время был наставником великой княгини Александры Федоровны.
У Василия Жуковского было немало крепостных, но он дал им всю свободу.
Именно благодаря вмешательству Жуковского стал свободным человеком впоследствии известный украинский поэт Тарас Шевченко.
Их влияние на императора Александра II привело его к отмене крепостного права в России.

Впервые знаменитый «Дон Кихот» был переведен на русский язык Василием Жуковским.
В войну 1812 года поэт занимался пропагандой и поднятием боевого духа, лично не принимая участия в боях.
Впервые Гоголь прочитал аудитории своего «Ревизора» на литературном вечере в доме Василия Жуковского.

Биография Жуковского ❤️ | Очерк

Василий Андреевич Жуковский — русский поэт, академик, переводчик.

Ранние годы

Василий Жуковский родился 29 января 1783 года в селе Мишенском Тульской губернии. Он был внебрачным сыном помещика А. И. Бунина. Получил новую фамилию после усыновления крестным отцом – бедным белорусским дворянином Андреем Григорьевичем Жуковским.

Образование и творчество

Первое образование в биографии Жуковского было получено в семье Буниных. Затем учился в частном пансионе, Тульском народном училище у сестры В. Юшковой. Увлекался сентиментализмом, на этой почве познакомился с Николаем Карамзиным.

Первые стихи Жуковский написал во время учебы в интернате при Московском университете. Произведения Жуковского тех времен наполнены сентиментальностью, романтизмом, «Кассандра», «Светлана»).

С 1805-1806 гг. писатель работал в «Вестнике Европы», а в 1808-1809 гг. был его редактором. В это время поэзия Жуковского расцветает и достигает своего расцвета.

После начала войны 1812 года Жуковский встал на сторону оппозиции. Военные события нашли отражение в его произведениях «Император Александр», «Певец в стане русских воинов». Последнее принесло писателю известность.

В 1815 году Жуковский был членом литературного общества «Арзамас». В это же время начинается придворная служба, длившаяся 25 лет.Десятилетие с 1810 по 1820 год считается расцветом творчества Василия Андреевича Жуковского. В те времена были написаны его самые известные произведения: баллады «Аэолов гусли», «Двенадцать спящих дев», множество стихов, переводы.

Анализ стихотворений Жуковского обнаруживает большое тематическое разнообразие, особенности стиля поэта. Значительным сокровищем являются переводы Жуковского «Рустем и Зораб», «Одиссея».

Жуковский был хорошо знаком со многими известными личностями, среди которых были император Николай I, Александр II, Александр Пушкин, Николай Гоголь.

Личная жизнь

В 58 лет Жуковский женился на 20-летней дочери своего друга художника Рейтерна – Елизавете. Через 12 лет он жил со своими новыми родственниками в Германии, до самой смерти. У него было двое детей – Павел и Александра.

Смерть писателя

Жуковский умер в 1852 году в Баден-Бадене. Тело писателя было перевезено в Россию и захоронено в Санкт-Петербурге.

Искусство тогда и сейчас: Станислав Жуковский

Заброшенная терраса, 1911, Станислав Жуковский

Иногда я чувствую себя немного виноватым, когда довольно часто пишу об определенных видах искусства или о художниках разной национальности.В последнее время такое отношение к русским художникам всех эпох, но особенно 19-го и 20-го веков. Я сталкиваюсь с тем же чувством передержки, когда имею дело с голландскими художниками «золотого века» и импрессионизмом всех национальных колоритов. К тому же, похоже, я слишком много писал о польских художниках. Как ни странно, я не сталкиваюсь с этим чувством вины, когда пишу о французских, итальянских, английских или американских художниках. Интересно, почему это так? И наоборот, хотя я уважаю его и признаю его важность в истории искусства, я «перегорел» на абстрактном экспрессионизме.Как бы то ни было, я надеюсь, что меня простят за увлечение еще одним русским художником (и импрессионистом), работавшим в основном в первой половине ХХ века, — Станиславом Жуковским.

Лесная дорога, 1900, Станислав Жуковский

Довольно часто, копаясь в творчестве художника, я нахожу гораздо больше тех, которые мне не очень интересны или которые меня не волнуют, чем тех, которые я считаю в чем-то выдающимися. Не так с Жуковским. Мне нравится практически все, что он делал. Обычно я смотрю на художников, чьи работы мне нравятся, и выбираю то, что считаю их лучшим, или самые необычные работы, чтобы показать и написать о них. Что касается Жуковского, это было чрезвычайно сложно, что привело меня к ошибке в сторону перебора. Значит, сегодня вы увидите здесь лот Жуковского. Здесь вы увидите работу человека, посвятившего себя красоте русского пейзажа, но также ценящего теплые викторианские интерьеры, которые согревали и устраивали русские высшие классы (купившие его работы) в тепле и уюте, пока Жуковский был рисование снаружи на снегу, как видно на его Forest Road (вверху) 1900 года.

Жуковский не писал ни себя, ни чьих-либо портретов.
На самом деле его фотографий практически нет.

Станислав Юлианович Жуковский был польско-русским происхождением, родился в 1875 году. В детстве он жил на крайнем западе Гродненской губернии на территории современной Беларуси, хотя на момент его рождения входил в состав Польши. Семья Жуковских была богатой аристократией, но после подавления польского восстания 1863 года оказалась на грани разорения.Отец художника и двое его дядей были лишены всех имущественных и сословных прав и сосланы в Сибирь. Семья жила очень патриархально и замкнуто. Мать Станислава обучала детей музыке и иностранным языкам. Она приветствовала и поощряла их уроки рисования. Особенно радовали ее успехи Станислава. Отец всегда был мрачен и суров, отговаривая Станислава от рисования в пользу увлечения наукой, вызывая у него сильное раздражение и гнев. Склонность мальчика к пейзажам проявилась очень ярко в юном возрасте.Жуковский вместе со своим учителем рисования решил, что будет учиться живописи.

Пейзажи Жуковского сосредоточены вокруг трех из четырех времен года.
Мне удалось найти несколько работ с летним названием.

Жуковский выбрал Московское училище живописи, ваяния и зодчества, сохранившее и развившее лучшие традиции русской пейзажной школы.Однако мечту Станислава стать профессиональным художником он оставил при себе. Его властный отец не позволил бы даже подумать , что его сын может стать художником. Зная, что отец ни в коем случае не даст согласия на его обучение живописи, Станислав был вынужден тайно готовиться к поступлению в Московское училище. По уставу школы в них могли принимать двенадцатилетних, а вот младшие дети должны были подать заявление через родителей, обещая взять на себя финансовую поддержку ученика.Жуковский не надеялся даже на то, что отец даст согласие на его занятия искусством, не говоря уже о том, чтобы подписать письменное прошение о его приеме. Поэтому он решил скрыть свой возраст, прибавив два года. Он надеялся, что такая «ложь во спасение» позволит ему поступить в колледж в качестве студента на платном обучении. Жуковский без разрешения отца уехал в Москву. Его отец воспринял это как побег из дома, отрекся от сына и отказывался встречаться с ним снова до тех пор, пока много лет спустя Станислав не стал известным художником.До конца жизни отец Жуковского издевался над ним с уничижительной гримасой, называя его «художником».

Первый крупный успех Жуковского, Мартовский вечер
(иногда именуемый Весенний вечер ) находится чуть выше старой церкви.

Даже в студенческие годы Жуковский знал мало неудач и разочарований. Выставки, на которые он ходил, открывались одна за другой.Вскоре после успешного дебюта на выставке в училище в 1896 году «Усадьба » Жуковского была принята на Двадцать четвертую передвижную выставку, где сразу же была отмечена в печати. А всего через год, Двадцать пятого Мобила, Павел Третьяков приобрел пейзаж «Мартовский вечер » (вверху), написанный в 1896 году. В 1901 году Жуковский закончил обучение в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, получив свою первую серебряную медаль и звание классного художника.Жуковского начинают приглашать на выставки по всей России. Чувствуя себя самостоятельным, зрелым художником, Жуковский избрал круг друзей-единомышленников, пришедших в 1904 году для образования Союза русских художников. В своем первом выступлении на их первой выставке Жуковский продемонстрировал тонкий сдвиг в характере государственного влияния. -готовность к восприятию наиболее эмоционально-выразительных «кусочков», а также широкий спектр настроений.

Осенний вечер , 1905, Станислав Жуковский

На одной из лучших картин Жуковского «Осенний вечер» (вверху) 1905 года изображен уголок усадебного дома Сигово на берегу Колокольцевого озера Удомля.Пейзаж все больше привлекал Жуковского. Однако интерес к теме проявился не только у него, но и в общей ретроспективе искусства начала ХХ века. Многие художники, от Борисова-Мусатова до представителей мейнстримного мира искусства, находят положительные идеалы вне трагических картин русской действительности — первой русской революции 1905-1907 годов. Примерно с 1910 года искусство Жуковского развивалось под влиянием импрессионизма. Импрессионистические приемы подчинены пленэрной живописи, организующей и объединяющей творчество Жуковского.Любимые произведения Жуковского развили тематические циклы: «чистый» пейзаж, архитектурный, точнее усадебный пейзаж, интерьеры. Иногда в одной картине художник переплетает элементы всех этих жанров, включая пейзаж, архитектуру, а открытые окна и двери соединяют интерьеры с пейзажем, окружающим дом, как это видно на Inside Sunny (внизу) 1925 года.

Жуковский почти так же известен своими старинными русскими интерьерами, как и своими пейзажами.

Как живописец Жуковский посвятил себя пейзажам с участием богатых усадеб. Его пристрастие к щедрым вещам вызывало подозрения в большевистскую эпоху. В 1923 году он переехал из Советского Союза на историческую родину в Польшу. Убежище Жуковского в Польше продлилось менее двух десятков лет. Во время немецкой оккупации Польши во время Второй мировой войны он был арестован нацистами и содержался в пересыльном лагере для военнопленных, где и умер в 1944 году.

Внутри Солнышко , 1923, Станислав Жуковский

Бюст Василия Жуковского, Тула | Культура России в достопримечательностях

Щелкните фото для увеличения .

Василий Жуковский — парень, который был раньше Александра Пушкина. Разговор о том, чтобы оказаться в тени. Если вы фанат бейсбола, назовите его Уолли Пиппом русской литературы. Или, если вам нравится американская музыка, назовите его парнем, который подготовил сцену для Боба Дилана. Конечно, все это глупые сравнения, предназначенные исключительно для того, чтобы вызвать улыбку или стон, и то, и другое нормально. Дело в том, что Жуковский какое-то время был величайшим русским поэтом, пока не появился Пушкин… Он лишь недавно превзошел предыдущего «великого русского поэта» Гавриила Державина, заняв таким образом заветное место.Конечно, в то время его было не так много. Ставки поднялись, традиция укрепилась, национальное литературное наследие закрепилось с появлением Пушкина. Писатели, которые предшествовали ему, были своего рода ступеньками. Тем не менее, при всем при этом Жуковский был и остается одним из великих русских писателей. Он имел полное право носить лавры «величайшего» в свое время. Послушайте вступление к статье в тульской интернет-энциклопедии: « Василий Андреевич Жуковский вошел в историю русской литературы как поэт, прозаик, журналист, издатель, редактор, критик, художник и просветитель. «Держу пари, что он и окна делал.
Жуковский родился в селе Мишенское Тульской области 29 января 1783 года. Он был внебрачным сыном провинциального помещика (Афанасия Бунина) и турецкой рабыни-домовой (Салха — настоящей фамилии не нахожу, хотя она, по-видимому, сказала сыну, что она из семьи пашей из района Силистра в Турции.При насильственном крещении ей дали имя Елизавета Дементьевна Турчанинова). Фамилию и отчество Жуковского «одолжил» ему сосед-друг.Несмотря на неудобные обстоятельства его рождения, жена отца (и другие члены семьи) приветствовала его в семье. Он получил хорошее образование в Туле, а затем, с 14 лет, в Москве. Еще будучи в Туле, он посещал школу, живя у своей тетки, которая часто устраивала литературные и художественные салоны, пробуждая таким образом в мальчике ранний интерес к искусству. В 1817 году он был назначен преподавать язык и литературу детям русской царской семьи. Был воспитателем Александра II.Он продолжал работать в этом качестве до 1841 года, когда он переехал в Германию, где женился на 18-летней дочери одного из своих друзей и произвел на свет сына и дочь. Он умер 12 апреля 1852 года в Баден-Бадене.
Первое опубликованное стихотворение Жуковского было «С мыслями у гроба» в 1797 году. В первые годы своего студенческого пребывания в Москве он опубликовал много других стихотворений, большинство из которых выражало народное юношеское меланхолическое настроение. Завершив обучение в Московском университетском пансионе, будущий поэт вернулся в родную деревню на целых шесть лет (1802-1808).Здесь он мало публиковался, но явно использовал свое время для работы над своим ремеслом. Как отмечается на сайте Тулы, в это время он написал письмо своему другу Александру Тургеневу, в котором сообщил, что продолжает программу самообразования, изучает мировую и российскую историю, а также приобретает другие «серьезные и весомые» знания. За это время он перевел и адаптировал несколько произведений с европейских языков, попробовал себя в прозе, адаптировал и чужие произведения, в том числе повесть Михаила Карамзина «Бедная Лиза.Своим наставником Жуковский считал великого Карамзина.

В первой половине второго десятилетия Жуковский сражался в войне против Наполеона только для того, чтобы быть убранным, когда он заболел тифом. В это время он пережил несчастливую любовную связь, которую заблокировала мать его суженого. Оба молодых человека долго и ужасно страдали от того, что им не удалось соединиться. Хотя было слишком поздно разрешить свои романтические страдания, место Жуковского в мире было определено в 1814 году, когда он написал «Послание к императору Александру.Это произведение попало в поле зрения императрицы Марии Федоровны (которую, кстати, моя жена Оксана Мысина сыграла в большом фильме Виталия Мельникова « Бедный, бедный Павел ») и она, как сообщается, на месте заявила, что хочет, чтобы этот поэт приехал в Санкт-Петербург. Петербург. Поэт, действительно, взял себя в руки и отправился в российскую столицу, оставив свою несчастную любовь, но не раньше, чем написал ей красивое, душераздирающее прощальное письмо.
» Я никогда не забуду, что все счастье, которое у меня есть в жизни, принадлежит тебе, что ты всегда излагал самые лучшие намерения, что все лучшее во мне было связано с моей привязанностью к тебе, что, в общем, я обязан тебе самый прекрасный поступок моего сердца, вынужденного принести тебя в жертву. .. Я постараюсь быть достойным тебя в мыслях и чувствах моих! Все в жизни инструмент для чудесного! »
Эти годы — примерно второе десятилетие века — были, пожалуй, пиком творчества Жуковского как писателя.Значение его как переводчика было огромно, особенно если принять во внимание тот факт, что его переводы Шекспира, Шиллера, Лафонтена, Гёте, Гомера и десятков других крупных писателей впервые сделали эти произведения доступными русскому читателю. Считайте, что Жуковский представил миру Россию. Его переводы классической литературы были настолько хороши, что многие из них до сих пор публикуются и читаются читателями. Неудивительно, что Жуковский всегда был одним из моих любимых «персонажей» в пантеоне русских писателей.
Показанный здесь бюст стоит во дворе бывшего Лугинского дворца (ныне Тульский педагогический университет имени Льва Толстого), месте, связанном со многими великими деятелями культуры Тулы. Созданная плодовитым московским скульптором Александром Бургановым, она была открыта 14 февраля 2014 года. Я не часто доволен работами Бурганова, но мне приятно, что он решил показать Жуковского в молодости. Обычно Жуковских изображают довольно полным, лысеющим, стареющим мужчиной. Это подобие (конечно, мы едва ли можем знать, действительно ли это подобие) позволяет нам увидеть русскую литературу в ее юности, каковой она и была, когда пришел Жуковский, чтобы помочь ей взрослеть.

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Художник — Музей русского импрессионизма

Успехи юного Станислава Жуковского в живописи возмутили его отца. Поддержала ребенка только его заботливая и послушная мать – образованная женщина с аристократическими корнями, в юности учившаяся в Париже. Она воспитала в своих детях не только любовь к рисованию, но и к иностранным языкам и музыке.Но раздор вошел в семью еще до рождения Станислава. После антироссийского восстания в Польше отец будущего художника лишился родового поместья, став замкнутым и нелюдимым. Когда Станиславу исполнилось 17 лет, он против воли отца уехал в Москву поступать в Училище живописи, ваяния и зодчества, чего строгий отец не простил бы ему до конца жизни; он презирал бы профессию художника, называя сына «маляром».Жуковский учился у известных педагогов своего времени, таких как Сергей Коровин, Леонид Пастернак, Авраам Архипов и знаменитый Василий Поленов. Будучи студентом, он никогда не испытывал неудач или разочарований – выставки, на которых были его работы, открывались одна за другой, а его картины приобретали авторитетные коллекционеры. Художник даже открыл собственную школу живописи, располагавшуюся сначала в гостинице «Санкт-Петербург», а затем переехавшую в большую квартиру в Косицком переулке. Среди его учеников был будущий поэт Владимир Маяковский.Жуковский встретил революцию без энтузиазма. Художник давно нашел свои темы, и найти свой путь в этой новой среде было непросто. Его угнетало, что его искусство, его картины, изображающие мир старых усадеб, были объявлены «чуждыми» народу. В 1923 году он вернулся в Польшу — этот художник, который был так успешен в начале своей карьеры, обнаружил, что его обстоятельства изменились под влиянием тяжелой экономической депрессии этих новых времен. Коллекционеры перестали покупать его искусство, а через несколько лет началась Вторая мировая война.Художник попал в нацистский концлагерь, где и погиб осенью 1944 года.

Принятие эстафетной палочки

Общаться с Александром Анисимовым, который сегодня вечером проведет свой первый концерт в качестве главного дирижера Национального симфонического оркестра, – необычный опыт. Дело даже не в том, что между его речью и моим пониманием стоит какой-то удивительно искусный переводчик. Во всяком случае, энтузиазм Анисимова иногда берет над ним верх, и он замыкает прямое общение, переходя на ломаный английский.Скорее, он улавливает что-то от аромата другой эпохи, находя ответы, обращаясь к неожиданным местам и формируя свое повествование с хитрым темпом, окольными проработками и красочными деталями шончая.

Когда я спрашиваю о его раннем музыкальном прошлом, я возвращаюсь за пределы его рождения к тому факту, что в его семейной истории был только один музыкант, валторнист в «капелле» князя Шереметьева.Этот русский крестьянин был на стороне своего отца, создавая связь, благодаря которой он чувствует, что имеет очень близкие к земле корни. Его мать имела дворянское польское происхождение через семью князя Жуковского. Со стороны отца, как он выражается, у него земля, со стороны матери — небо. В музыке он любит не только приземленное, народное, но и утонченное, для элиты, а также то, что сочетает в себе то и другое. Как Анисимов-музыкант, говорит, он какая-то паршивая овца.Но с него начинается линия анисимовских музыкантов, так как за ним в профессию последовали и сын, и дочь.

Пение было его самой ранней музыкальной любовью, в список увлечений которого входят радиоприемники, шахматы и математика. Он танцевал и пел в пионерлагере, попал в небольшую драматическую студию. Он был почти подростком, когда его заметили и посоветовали серьезно заняться музыкой. Героем его детства был Мартин Иден Джека Лондона, созданный по образцу самого автора — неграмотного моряка в возрасте 25 лет, который в течение года сумел превратиться в писателя.Молодой Анисимов был очарован мыслью о том, что тяжелая работа так быстро доводит человека до такого уровня. Поэтому, когда он взялся за фортепиано, он сидел за ним весь день, забивая, как он утверждает, четыре или пять лет обучения за один год. Когда семья переехала из Москвы в Санкт-Петербург (тогда Ленинград), он поступил там в консерваторию, вернулся в Москву для дальнейшего обучения и снова вернулся в Санкт-Петербург для своего первого профессионального назначения в качестве дирижера в Малом театре. (ныне Опера Мусоргского), второй театр города после Кировского или Мариинского.

Оттуда он перешел в гораздо более крупный театр в Минске, а также провел некоторое время в Перми на Урале, где есть театр, известный в России, потому что он находится в городе, где родилась и училась Анна Павлова. Именно в минские годы он получил первое приглашение дирижировать в Ирландию, на Уэксфордский фестиваль. До этого он работал в других странах, но именно свой дебют в Уэксфорде он считает началом своей последующей международной карьеры.Его интерес к дирижированию развился из его деятельности в качестве хорового певца. Он пел в хорах более 20 лет и работал с целым рядом дирижеров, среди которых были Давид Ойстрах, Бенджамин Бриттен, Евгений Мравинский и Арвид Янсонс. Ему понравилось то, что он увидел в процессе дирижирования, «потому что это связано с очень интересным и сложным творчеством. Необъяснимым, иногда. Вот что было интересно, эта неизвестность, эта таинственность. Не было ничего определенного, как нажатие клавиши на рояле.Была неуверенность. Палочка была похожа на палочку фокусника. Фокусник указывает на что-то, и из этой точки возникает магия. Наверное, так и материализовалась мечта.»

Однако в этом было нечто большее, чем тайна, магия и отдельное стремление работать с группой, а не в одиночку. «Я всегда хотел быть лидером, куда-то вести людей.Кто-то говорил: «Пойдем на Невский проспект». Я бы сказал: «Нет. Мы пойдем на улицу Горького, и все пойдут за мной». Он говорит это как ни в чем не бывало, но и с тихой улыбкой на собственную самонадеянность. быть дирижером. И вид представления, который интересовал его больше всего, был самым сложным: опера, с «оркестром, светом, декорациями, певцами». Смысл театрального интереса распространился за пределы оперного театра. театр тоже, когда — как в концертном зале — участвует только оркестр.Он хочет, чтобы была своего рода музыкальная драма, чтобы получился, как он выражается, некий сплав. Шончай в Анисимове проявляется, когда я спрашиваю его, было ли какое-то конкретное музыкальное произведение, которое побудило его захотеть дирижировать. Он объясняет, что понимает вопрос так, как я его поставил, но ответит на него по-другому. Он вспоминает о своей юношеской любви к пению и о том, что его любимой песней была русская народная песня. Так вот, когда он пошел на собеседование, чтобы начать свое серьезное музыкальное образование, и беседовавший с ним уважаемый профессор спросил: «А что вы для нас сделаете?», он решил спеть свою любимую песню. В комнате была и женщина, которой это, кажется, понравилось; она кивнула вместе с ним, и через 15 лет он обнаружил, что это также была любимая песня профессора.

Позже, в Санкт-Петербургской консерватории, ему пришлось пройти прослушивание у хорового дирижера с грозной репутацией. Она спросила его, что бы он хотел сыграть. . . или петь? Он был ошеломлен упоминанием о пении, так как ожидал, что ему придется только играть.Затем она удивила его, указав, что уже слышала, как он пел, «когда ты был таким высоким и пел для профессора Свешникова». Другими словами, весь его путь в музыке, по его мнению, решился, когда он был маленьким, благодаря единственной, совсем не детской, патриотической песне под названием «Родина». Затем, объяснив все это, он добавляет, почти задним числом, что с того момента, как он услышал легендарную дирижировку Мравинского «Ромео и Джульетты» Чайковского, он начал мечтать о том, чтобы дирижировать именно этим произведением и стать дирижером. Я спрашиваю о музыкантах и ​​дирижерах, оказавших на него влияние, и выявляю интригующе разнообразный список. Он пел в хоре, исполнявшем Перголези и Прокофьева, с одной из великих певиц России Зарой Долухановой, которая произвела неизгладимое впечатление. Я слышал записи этого малоизвестного (на Западе) меццо-сопрано и могу поручиться за вокальную красоту и драматическое присутствие, которое она излучает. Он познакомился с композитором Сергеем Слонимским как учителем гармонии и получил поддержку в своих композиторских усилиях от другого композитора, Бориса Тищенко.Он был потрясен Английской камерной оперой, когда они посетили Санкт-Петербург с «Похищением Лукреции» Бриттена и «Поворотом винта». «Совершенно фантастика. Для советской действительности того времени это была как новая планета. Я до сих пор отчетливо помню каждую ноту». Выросший во времена советской «оттепели», он знакомился с музыкой Шенберга («опять как новая планета»), Ludus Tonalis Хиндемита и более новыми произведениями более авантюрных отечественных композиторов Денисова, Шнитке, Губайдулиной, Сильвестрова, Волконского, многие из них были представлены петербургской публике благодаря особой поддержке дирижера Геннадия Рождественского.

Но были и важные внемузыкальные влияния, которые Анисимов впитывал, как нетерпеливая губка художественного брожения. Он упоминает своего учителя русской литературы. «Она была волшебной. Музыканты репетируют по пять-шесть часов в день. В то же время мы много читали, благодаря ей, и участвовали в вечерах, где читались стихи, и я открыл для себя Пастернака, Мандельштама, Блока, Гумилева. , малоизвестные массе людей авторы — не запрещенные, но и не особо разрешенные одновременно.Он рассказывает, как на одном из таких вечеров читал стихотворение Лермонтова, не зная тогда, что много лет спустя однажды он будет дирижировать и записывать — на Уэксфордском фестивале — оперу на его основе — «Демон» Рубинштейна. «Я знал. стихотворение так понравилось и понравилось, очень помогло.»

История его жизни, кажется, полна длинных, значимых, тянущихся связей. Покладистый характер его отца как учителя философии для студентов-музыкантов (легко сдавший экзамены) окупился, когда один из этих студентов позже занял влиятельное положение, благодаря которому он мог вознаградить, например, сына своего снисходительного бывшего профессора.Затем в конце своего первого концерта NCH с Национальным симфоническим оркестром у него возникло ощущение, что он хотел бы возглавить этот оркестр. У него было похожее представление о Минске до того, как он там базировался, и оно тоже сбылось. Он вызывает резонанс любви с первого взгляда, когда говорит о NSO.

Когда я спрашиваю о каких-либо изменениях, которые он хотел бы ввести, их сильных и слабых сторонах, он сначала парирует вопросы, объясняя, что он очень эмоционален, и это все равно, что говорить о сыне или дочери — вы очень хорошо знаете его или ее слабые места. , но вы не хотите, чтобы кто-то еще знал.Тем не менее, хотя, с одной стороны, он говорит, что для него это лучший оркестр в мире, потому что именно им он сейчас дирижирует, он отфильтровывает, что он хотел бы, чтобы его достижения были более ровными, чтобы задние пульты были такими же хорошими, как первые. Он хочет, чтобы оркестр всегда был эмоциональным, «профессиональным эмоциональным» для других дирижеров, а не только для него. И что оркестр сам по себе будет поддерживать уровень игры, ниже которого он никогда не опустится, независимо от ограничений, с которыми сталкивается тот или иной конкретный дирижер.Он вспоминает утверждение Малера о том, что нет плохих оркестров, есть только плохие дирижеры, и предполагает, что в каком-то смысле нет очень хороших оркестров, есть только очень хорошие дирижеры. «Когда уровень оркестра очень хороший, чтобы сделать дополнительный уровень, нужен дополнительный дирижер. Личность дирижера очень важна для хорошего оркестра. Для плохого это не имеет значения».

Но революционные изменения его не интересуют.Он предпочел бы строить постепенно. Он считает свой подход дипломатичным, мудрым, спокойным. Если есть что-то синее, а вы говорите, что это черное, он согласится, объясняет он. Но через пять минут он начнет убеждать вас, что оно синее, стараясь, чтобы вы почувствовали, что сами пришли к выводу, что оно синее. Но он не начнет войну из-за того, что сказал, что это синий. Он рассказывает о работе с балеринами, которые жалуются, что его скорость слишком высока. Он слушает с большим сочувствием, соглашается замедлить его, а затем дирижирует точно так же, как и раньше.Балерины безропотно танцуют, пока фокусник держит в руках свою палочку.

Александр Анисимов сегодня вечером дирижирует НСО в «Фаворитах Золотого Юбилея» в НКП. Он дирижирует постановкой оперы Гомеса «Фоска» на Уэксфордском фестивале, открытие которой состоится в четверг, 15 октября, и хоровой симфонии Бетховена в последний день фестиваля, воскресенье, 1 ноября. И он открывает подписную серию NSO во французской и русской программе в пятницу, 6 ноября.

Граф Сергей Белевский-Жуковский — возраст, день рождения, семья и дети

Граф Сергей Белевский-Жуковский 53 года из . Граф Сергей Белевский-Жуковский родился 17 февраля 1903 года (умер 27 ноября 1956 года, ему было 53 года) в г.

сообщить об этом объявлении

О

сообщить об этом объявлении Граф Сергей Белевский-Жуковский жив?

Нет, он умер 27.11.1956, 65 лет назад.Ему было 53 года, когда он умер.

Семья

Его мать — княгиня Мария Петровна Трубецкая, а отец — Алексей Белевский-Жуковский. Его мать умерла в возрасте (Графу был 51 год). Когда граф родился, ей было 30 лет. а Алексею Белевскому-Жуковскому был 31 год, когда родился граф.

Родители

Мать : Княгиня Мария Петровна Трубецкая

Отец: Алексей Белевский-Жуковский

Жена

Нина Боткина

Женат на Нине Боткиной. в 1926 году.Графу Сергею Белевскому-Жуковскому было 22 года, а Нине Боткиной — 24 года. В браке 96 лет 2 месяца .

Ребенок

У него был один ребенок, Графиня (92) . Когда родился его первый ребенок, графиня Елена Сергеевна Белевская-Жуковская, графу Сергею Белевскому-Жуковскому было 26 лет.

Какой знак зодиака был у графа?

граф Сергей Белевский-Жуковский по знаку зодиака был водолей .

Другие факты о графе Сергее Белевском-Жуковском

Пока нет комментариев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.