Содержание

Новое время – эпоха больших перемен – Opiq

По традиции, историю страны разделяют в зависимости от смены государственной власти. Так, орденское время продолжалось до распада Древней Ливонии в 1561 году. Затем начался период Шведского господства, длившийся до завершения Северной войны (1710–1721). В истории Южной Эстонии был период Польского владычества (1561–1629) и на острове Сааремаа – Датского (1561–1645). В 1710 году территория Эстонии перешла под власть России, и начался период Российского господства, завершившившийся провозглашением независимости Эстонии в 1918 году.

Подобное разделение истории не отражает внутреннее развитие общества. Можно сказать, что жизнь людей мало изменилась после того, как власть шведского короля сменилась властью российского царя, поскольку власть помещиков и крепостничество сохранились. По этой причине, говоря об истории Эстонии, целесообразнее использовать понятия «раннее Новое время» и «Новое время».

Началом раннего Нового времени в Эстонии можно считать 1520 годы, когда Реформация достигла городов Эстонии, а символическим завершением – 1816–1819 годы, когда в прибалтийских губерниях было отменено крепостное право. Таким образом, раннее Новое время частично охватывает орденское время, полностью – период шведского господства и частично – российский период.

По-настоящему Новым временем можно считать XIX век, когда в эстонском обществе начались значительные перемены и сформировалось национальное самосознание эстонцев. Новое время в Эстонии завершает установление независимости республики в конце Первой мировой войны. Это историческое определение в точности совпадает с завершением Нового времени в большинстве стран Европы.

ЧАСТЬ I. ЭПОХА ВЕЛИКИХ ОТКРЫТИЙ. I ПЕРИОД (ДО СЕРЕДИНЫ XVI в.)

Читайте также

IV.

ЭПОХА ВЕЛИКИХ РУССКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ

IV. ЭПОХА ВЕЛИКИХ РУССКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ В 1582 году Ермак «поклонился Сибирью» Ивану Грозному. Русские люди перешли Камень — Уральский хребет. Открывалось необъятное поприще для их отваги, любознательности, предприимчивости и трудолюбия. Перед ними лежали

Часть VI Царствование Александра II. Эпоха великих реформ. 1855-1881

Часть VI Царствование Александра II. Эпоха великих реформ. 1855-1881 Личность Александра II. Начало реформ Вступивший на престол старший сын Николая I цесаревич Александр был красив, умен, образован. Француз А. Кюстин писал о нем так:Выражение этого взгляда – доброта. Это в

Эпоха великих открытий

Эпоха великих открытий Студентом Федя очень был настроен поднять археологию на щит.

Он в институт притаскивал такое, что мы кругом все плакали навзрыд Владимир Высоцкий XIX век называют эпохой «великих археологических открытий». Начались открытия с Египта. До похода

ПРИЧИНЫ ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ

ПРИЧИНЫ ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Великие географические открытия были следствием развития, производительных сил феодального общества, роста товарно-денежных отношений, систему феодальных производственных отношений, роста торговых связей европейских стран со

ПОНЯТИЕ И ПРЕДПОСЫЛКИ ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ

ПОНЯТИЕ И ПРЕДПОСЫЛКИ ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Принципиально новый этап познания европейцами ранее неизвестного им мира за пределами Европы получил в географической и исторической науке название «Великие географические открытия». Так принято называть

ПОСЛЕДСТВИЯ ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ

ПОСЛЕДСТВИЯ ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Уже с конца XV в. всемирную историю невозможно представить себе вне последствий Великих географических открытий. Они привели к резкому расширению представлений европейцев о мире и опровержению многих античных и

ЧАСТЬ 2. ЭПОХА ВЕЛИКИХ ОТКРЫТИЙ, II ПЕРИОД (СЕРЕДИНА XVI — СЕРЕДИНА XVII ВЕКА)

ЧАСТЬ 2. ЭПОХА ВЕЛИКИХ ОТКРЫТИЙ, II ПЕРИОД (СЕРЕДИНА XVI — СЕРЕДИНА XVII

4. ПОСЛЕДСТВИЯ ВЕЛИКИХ 4 ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ

4. ПОСЛЕДСТВИЯ ВЕЛИКИХ 4 ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Открытие новых берегов, островов, континентов не было делом случая; мореплаватели Европы отправлялись в путь хорошо подготовленными, они располагали инструментами, были знакомы с астрономией и геометрией, имели карты с

Истоки великих морских открытий

Истоки великих морских открытий Начиная с XIII в. , мореплавание в западной Европе достигло значительного совершенства. Килевой руль на шарнире обеспечивает намного большую надежность управления, чем два задних весла, которые прежде направляли ход судна. Компас,

Последствия великих морских открытий

Последствия великих морских открытий С 1519 по 1522 гг. Магеллан, португалец на службе испанского короля, и его соратники (сам Магеллан умер по дороге, не завершив путешествия) совершили первое кругосветное плавание, доказав тем самым, что Земля круглая.На восточном пути в

2. В эпоху великих археографических открытий

2. В эпоху великих археографических открытий Изменение взгляда историков на деятельность светлейшего князя было во многом связано с обширной издательской работой, которую подняли на своих плечах русские исторические журналы второй половины XIX — начала XX в.

, в

Эра Великих географических открытий

Эра Великих географических открытий Эра Великих географических открытий преподносится нам как эволюционный шаг в развитии человечества. Но чем она была на самом деле? Захватом чужих земель уже на территории Америки. Каких именно земель? Христофор Колумб совершал свои

Первооткрыватели и их открытия. Знаменитые географы и путешественники

Имеет громадное значение в истории человечества. Большинство привычных товаров и продуктов питания просто не существовали бы на нашем рынке сегодня без этих двух веков.

Предыстория

Эпохой великих географических открытий называют период с пятнадцатого по семнадцатый века нашей эры. Этот термин появился из-за активных исследований и экспансии, которые произошли за двести лет. В это время страны Западной Европы и Московское царство значительно расширили свои владения за счет включения новых территорий.

Иногда земли покупались, реже — просто обживались, чаще их приходилось завоевывать.

Сегодня ученые считают, что основной причиной, которая вызвала всплеск подобных экспедиций, было соперничество в поиске короткого пути в Индию. В конце эпохи средневековья в странах Западной Европы распространилось мнение, что это очень богатое государство.

После того как португальцы начали привозить оттуда пряности, золото, ткани и драгоценности, Кастилия, Франция и другие страны занялись поиском альтернативных путей. Крестовые походы больше не приносили должного финансового удовлетворения, поэтому встала потребность в открытии новых рынков.

Португальские экспедиции

Как мы говорили ранее, эпоха Великих географических открытий началась с первых экспедиций португальцев. Они, исследуя атлантическое побережье Африки, дошли до мыса Доброй Надежды и попали в Индийский океан. Так был открыт морской путь в Индию.

До этого произошло несколько важных событий, которые и повлекли за собой подобную экспедицию. В 1453 году пал Константинополь. Мусульмане захватили одну из важнейших христианских святынь. Отныне был перегорожен путь европейским купцам на восток — в Китай и Индию.

Но без амбиций португальской короны, возможно, эпоха великих географических открытий так и не началась бы. Король Афонс V занялся поисками христианских государств на юге Африки. В то время бытовало мнение, что за землями мусульман, за Марокко начинаются забытые христианские народы.

Так были открыты острова Кабо-Верде в 1456 году, а через десятилетие — начали осваивать побережье Гвинейского залива. Сегодня там находится Берег Слоновой Кости.

1488 год стал началом эпохи открытий. Бартоломеу Диаш обогнул мыс Штормов (позже королем переименованный в мыс Доброй Надежды) и бросил якорь на побережье Тихого океана.

Так был открыт обходной путь в Индию. Единственная проблема для португальцев оставалась в том, что путешествие занимало год. Для остальных же монархов открытие стало занозой, так как по папской булле именно Португалия его монополизировала.

Открытие Америки

Многие считают, что эпоха великих географических открытий началась с открытия Америки. Однако это было уже вторым этапом.

Пятнадцатый век стал достаточно сложным этапом для двух частей современной Испании. Тогда это были отдельные королевства — Кастилия и Арагон. Первая, в частности, на то время была мощнейшей средиземноморской монархией. В ее состав входили территории юга Франции, юга Италии, несколько островов и часть побережья Северной Африки.

Однако процесс реконкисты и война с арабами значительно отдалили страну от географических исследований. Главной причиной того, что кастильцы стали финансировать Христофора Колумба, было начавшееся противостояние с Португалией. Эта страна из-за открытия пути в Индию получила монополию на морскую торговлю.

Кроме этого, произошла стычка за Канарские острова.

К тому времени, как Колумб устал уговаривать португальцев снарядить экспедицию, Кастилия была готова к подобной авантюре.

Три каравеллы достигли Карибских островов. В первый поход были открыты Сан-Сальвадор, часть Гаити и Кубы. Позже переправили несколько кораблей рабочих и солдат. Первоначальные планы на горы золота провалились. Поэтому началась планомерная колонизация населения. Но об этом мы поговорим позже, когда речь пойдет о конкистадорах.

Индийский океан

После возвращения первой экспедиции Колумба начинается дипломатическое решение раздела сфер влияния. Во избежание конфликта Папа Римский издает документ, определявший португальские и испанские владения. Но Жуан II оказался неудовлетворен указом. Согласно булле он терял новооткрытые земли Бразилии, которые тогда считались островом Вера Круз.

Поэтому в 1494 году было подписано Тордесильясское соглашение между кастильской и португальской коронами. Граница проходила в двухсот семидесяти лигах от Кабо-Верде. Все, что было восточнее, отходило Португалии, западнее — Испании.

Продолжилась эпоха великих географических открытий экспедициями в Индийском океане. В мае 1498 года корабли Васко да Гамы достигли юго-западного побережья Индии. Сегодня это штат Керала.

В начале шестнадцатого века были открыты острова Мадагаскар, Маврикий, Шри-Ланка. Португальцы постепенно осваивали новые рынки.

Тихий океан

Как мы уже упоминали ранее, эпоха великих географических открытий началась с поиска морского пути в Индию. Однако после того, как корабли Васко да Гамы достигли ее побережья, началась европейская экспансия в страны Дальнего Востока.

Здесь в начале шестнадцатого века португальцы открывают для себя рынки Филиппин, Китая и Японии.

На другом конце Тихого океана в это время Бальбоа пересекает Панамский перешеек и становится первым испанцем, который увидел «другое море».

Следующим неизбежным шагом стало освоение новых просторов, которое привело к первому кругосветному плаванию экспедиции Магеллана в 1519 — 1522 годах.

Конкистадоры

Мореплаватели эпохи великих географических открытий не только занимались освоением новых земель. Часто за первопроходцами шли волны авантюристов, предпринимателей, переселенцев в поисках лучшей жизни.

После того как Христофор Колумб впервые ступил на берег одного из Карибских островов, в Новый свет переправились тысячи людей. Главной причиной было ошибочное представление о том, что они достигли Индии. Но после того как ожидания сокровищ не оправдались, европейцы начали колонизацию территорий.

Хуан де Леон, отправившись из Коста-Рики, открыл побережье Флориды в 1508 году. Эрнан Кортес по приказу Веласкеса вышел из Сантьяго де Куба, где был мэром, с флотилией в одиннадцать кораблей и пятью сотнями солдат. Ему нужно было завоевать аборигенов Юкатана. Там, как оказалось, было два достаточно мощных государства — империи ацтеков и майя.

В августе 1521 года Кортес захватывает Теночтитлан, столицу ацтеков, и переименовывает его в Мехико. Отныне империя стала частью Испании.

Новые торговые пути

Век великих географических открытий подарил Западной Европе неожиданные экономические возможности. Были открыты новые рынки сбыта, появились территории, откуда за бесценок завозили сокровища и рабов.

Колонизация западного и восточного побережья Африки, азиатского берега Индийского океана и тихоокеанских территорий позволила некогда маленьким государствам стать мировыми империями.

Открыты для европейских торговцев Япония, Филиппины, Китай. Португальцы даже получили там свою первую колонию — Макао.

Но самым важным было то, что в ходе экспансии на запад и восток экспедиции начали встречаться. Корабли, отплывавшие от современного Чили, достигали побережий Индонезии и Филиппин.

Таким образом, окончательно было доказано, что наша планета имеет форму шара.

Постепенно мореходы осваивали движение пассатов, Гольфстрим. Появлялись новые модели кораблей. Вследствие колонизации образовывались плантационные хозяйства, где использовали труд рабов.

Австралия

Не только поиском пути в Индию ознаменовалась эпоха великих географических открытий. Кратко говоря, человечество начало знакомство с планетой. Когда большинство побережий стали известны, оставался лишь один вопрос. Что же таится на юге настолько массивное, что северные континенты его не перевешивают?

Согласно мнению Аристотеля, существовал некий материк — incognita terra australis («неизвестная южная земля»).

После нескольких ошибочных сообщений наконец в 1603 году голландец Янсзон высадился в современном Квинсленде.

А в сороковых годах семнадцатого века Абель Тасман открыл Тасманию и Новую Зеландию.

Покорение Сибири

Не только исследованием Америки, Африки и Австралии ознаменовалась эпоха великих географических открытий. Таблица трофеев и карта окрестностей Байкала говорят о важных открытиях, совершенных русскими казаками.

Так, в 1577 году атаман Ермак, которого финансировали Строгановы, отправляется на восток Сибири. В ходе кампании он наносит тяжелое поражение сибирскому хану Кучуму, но в итоге погибает в одном из сражений.

Однако его дело не было забыто. С семнадцатого века, после окончания Смутного времени, начинается планомерная колонизация этих земель.

Исследуются Енисей. Лена, Ангара. В 1632 году основывается Якутск. Впоследствии он станет важнейшим перевалочным пунктом в пути на восток.

В 1639 году экспедиция Ивана Москвитина достигает берегов Тихого океана. Камчатку же начали осваивать только в восемнадцатом веке.

Итоги эпохи Великих географических открытий

Значение эпохи Великих географических открытий сложно переоценить.

Во-первых, произошла революция в продуктах питания. В Западную Европу попали такие растения, как кукуруза, помидоры, картофель, фасоль, ананасы и прочие. Появляется культура питья кофе и чая, люди приобщаются к табакокурению.

Драгоценные металлы из Нового света быстро наводнили рынки «старой Европы». Вместе с появлением большого количества колоний наступает эпоха империализма.

В странах Западной Европы происходит упадок одних торговых домов и взлет других. Именно эпохе географических открытий Нидерланды обязаны взлетом. Антверпен в шестнадцатом веке стал главным перевалочным портом на пути товаров из Азии и Америки в другие страны Европы.

Таким образом, в данной статье мы с вами разобрались в ходе географических открытий в течение двухсот лет. Поговорили о разных направлениях экспедиций, узнали имена знаменитых мореплавателей, а также время открытия некоторых побережий и островов.

Удачи и новых открытий вам, дорогие читатели!

Географические открытия — это нахождение новых географических объектов или географических закономерностей. На ранних этапах развития географии преобладали открытия, связанные с новыми географическими объектами. Особенно важная роль принадлежала открытиям неизвестных прежде частей суши (территориальные открытия). С развитием географии как науки всё большее значение приобретают открытия, способствующие выявлению географических закономерностей, углублению познания сущности географических явлений и их взаимосвязей.

Зачатки географических знаний ученые находят у народов Древнего Востока — жителей Месопотамии, Персии, Египта, Финикии. При переходе через пустыни, при плавании по морям люди научились ориентироваться по Солнцу, Луне и звездам. Древние ученые Месопотамии впервые разделили круг на градусы, год на 12 месяцев, сутки на 24 часа.

Знаменитые исследователи Годы исследований Главные достижения (географические открытия)
Египтяне Походы в Центральную Африку. Плавание по Среднеземному морю
Финикийцы Первыми совершили плавание вокруг Африки
Геродот V век до н.э. Оставил памятник античной науки «История в девяти книгах» с географическими сведениями.
Ученые Древней Греции Выделили 3 климатических пояса: северный (Скифия), южный (Египет и Аравия) и средний (Средиземноморье).
Аристотель IV век до н.э. Первым доказал шарообразность Земли и Луны. Автор «Метеорологии» (первая работа по физической географии)
Эратосфен III век до н.э. Первым определил размер Земли по меридиану.
Разработал способ построения карты. Написал «Географику» (География в 3-х книгах)
Птолемей II век н.э. Руководство по географии в 8-ми книгах представляет собой собрание знаний о географии всего известного античным народам мира
Арабы Основали колонии на восточном побережье Африки, путешествовали в Китай и Индию.
Норманны IX – XI вв. Открыли и заселили Исландию и Гренландию. Достигли берегов Сев.Америки.
Новгородцы Выходили к берегам Сев.Ледовитого океана, о.Грумант (Шпицберген), доходили до устья Оби.
Марко Поло 1271-1295 Первым из европейцев побывал в Китае и многих областях Азии. Написал книгу о природе Памира, муссонах Индии, полезных растениях Китая.
Афанасий Никитин 1466-1472 Первым из россиян побывал в Индии и Аравии через Персию.
Бартоломеу Диаш 1488 Исследовал западное и южное побережья Африки
Христофор Колумб 1492-1494 Открыл Америку в 1492 г. — Багамские, Большие и Малые Антильские острова
Васко да Гама 1497-1499 Открыл непрерывный морской путь в Индию, обогнув Африку.
Васко Нуньес де Бальбоа 1513-1525 Пересек Панамский перешеек и вышел к побережью Тихого океана в Америке
Фернан Магеллан 1519-1522 Под началом этого мореплавателя экспедиция совершила первое кругосветное плавание
Френсис Дрейк 1577-1580 Совершил второе кругосветное путешествие, открыл многие географические объекты в разных частях Земли
Абель Тасман 1642 Открыл Новую Зеландию и Тасманию
Витус Беринг 1741 Открыл северо-западное побережье Северной Америки
Джеймс Кук 1768 -1779 Открыл восточное побережье Австралии, Гавайские острова, первым из исследователей пересек Южный полярный круг
Александр Гумбольдт 1799 -1804 Всесторонне исследовал природу Южной Америки
Ф. Ф. Беллинсгаузен и М. П. Лазарев 1819 -1821 Открыли Антарктиду и прилегающие к ней острова
Дэвид Ливингстон Сер. XIX в. Проводил исследования в Южной и Центральной Африке
П. П. Семенов Тян-Шанский 1857 Исследовал горные массивы Тянь-Шаня
Н. М. Пржевальский 1870-1888 Совершил четыре путешествия в Центральную Азию

Более подробную информацию можно найти в

В каждой эпохе существуют свои люди, которые не ограничиваются данным им представлением о мире. Вся их жизнь — поиск. Именно благодаря таким неугомонным натурам открыли Америку , Австралию , Новую Зеландию и множество других точек на карте. А самыми богатыми на путешественников стали в Европе 15-16 века — время колонизации.

Миклухо-Маклай (1846-1888)

Будущий путешественник и этнограф родился в Петербурге в семье инженера. Из университета его очень быстро исключили – за участие в студенческом движении. Так что закончил образование он уже в Германии . Оттуда же отправился в свое первое путешествие на Канарские острова, затем на Мадейру , Марокко , берег Красного моря. Ехал туда как исследователь фауны, а вернулся этнографом. Его больше интересовали не животные и цветы, а люди.

Миклухо-Маклай исследовал коренное население Юго-Восточной Азии , Австралии и островов Тихого океана. Жил несколько лет на северо-западном побережье Новой Гвинеи , побывал на островах Океании . Совершил две экспедиции на Малаккский полуостров. Изучая коренных жителей этих малоисследованных земель, ученый пришел к выводу о видовом единстве и родстве различных рас. Последние годы жизни он провел в Индонезии и Австралии и даже предложил проект Папуасского союза на Новой Гвинее. Он, по задумке исследователя, должен был противостоять захватчикам-колонизаторам. Одна из последних его идей – русские общины-артели в Новой Гвинее – идеальный вариант государственного устройства.

Ученый скончался в родном для него Петербурге на больничной койке, многочисленные экспедиции к 42 годам полностью «износили» организм. Коллекции и бумаги Миклухо-Маклая — шестнадцать записных книжек, шесть толстых тетрадей, планы, карты, собственные рисунки, газетные вырезки, журнальные статьи, дневники разных лет — были переданы Императорскому Русскому Географическому Обществу и помещены в музее Императорской Академии Наук.

Христофор Колумб (1451 – 1506)

Христофор Колумб стал настоящим мореплавателем благодаря тестю – владельцу одного из островов в Португалии . Изучая географию, Колумб решил, что до заветной Индии можно добраться через Атлантический океан. Ведь в те времена сильная Турция перекрыла пути на Восток, и Европе необходима была новая дорога в этот край специй. Только испанская корона согласилась спонсировать Колумба, и в 1492 году три каравеллы «Санта Мария», «Нинья» и «Пинта» вышли на открытую воду. Сначала корабли взяли курс на Канарские острова, потом на запад . Несколько раз экипаж требовал возвращения, но Колумб настаивал на своем. В итоге они причалили к острову Сан-Сальвадор (Гуанахани). Затем открыли еще острова Хуана (нынешняя Куба) и Эспаньола (Гаити ). Правда, путешественник был уверен – они находятся на побережье, омываемом Индийским океаном. В Испанию он вернулся с триумфом, и в новое путешествие отправилась эскадра уже в составе 14 каравелл и трех торговых судов.

Но Колумб не был ученым, а преследовал совершенно корыстные цели: обеспечить семью и себя. И это сказалось на его дальнейшей судьбе: коренное население бунтовало. В колониях, где главным принципом были стяжательство и жадность, писали в Испанию жалобы на Колумба и его брата даже сами колонизаторы. Но свое дело он сделал — открыл для Европы архипелаг Больших Антильских островов, устье реки Ориноко , Центральную Америку. Правда, до конца жизни был уверен, что все это соседствует с Индией.

У мер Колумб в болезни и нищете и даже после смерти не нашел покоя. Его останки переносили из города в город несколько раз.


Васко да Гама (1460 – 1524)

П ервым прошел путь через океан из Португалии на Восток. Вырос будущий первооткрыватель в благородной семье в Португалии. В экспедицию на Восток он попал вместо отца–путешественника, который скоропостижно умер. В 1497 году его суда вышли из порта. Мало кто верил в успех португальца. Но у него получилось. Да Гама обогнул мыс Доброй Надежды и взял курс на Индию. Матросы умирали от цинги и в стычках с мусульманскими торговцами, наводнившими Африку . Они видели в путешественнике конкурента. И не зря. Через два года португалец привез обратно корабли специй – один из самых дорогих товаров в то время.

Вторая экспедиция была тоже удачной. В распоряжении Да Гама были уже военные корабли, чтобы защититься от недоброжелателей.

Третья экспедиция стала последней для Васко да Гама. Его назначили представителем королевской семьи в Индии. Но пробыл он в этой должности не так уж и долго. В 1954 году он умер от тяжелой болезни.


Фернанд Магеллан (1480-1521)

Родился в 1480 в северной Португалии. Первый раз вышел в море в составе флота адмирала Франциско Алмеда. Участвовал в нескольких экспедициях, прежде чем самостоятельно отправился искать новые пути на Малайский архипелаг в Индонезии. Поддержала Магеллана Испания – она спонсировала путешествие через Атлантический океан. В 1519 году пять кораблей достигли Южной Америки. Экспедиции потом и кровью давался путь на юг вдоль побережья Америки. Но в 1520 году пролив в Тихий океан был найден – позже его назовут Магеллановым . Через год путешественник уже прибыл в точку назначения – к Молуккским островам. Но на Филиппинских островах путешественника втянули в местную войну вождей, и его убили. Возращение остального экипажа на родину далось не легко. Добрался только один корабль из пяти и 18 человек из 200.


Джеймс Кук (1728-1779)

Кук родился в семье английского батрака. Но сделал карьеру от простого юнги до руководителя экспедиции. Мастерство, ум и смекалку оценили быстро. Первая экспедиция Джеймса Кука началась в 1767 году на корабле «Индевор». Официальная версия — наблюдение прохождения Венеры через диск Солнца. Но на самом деле колониальной Англии нужны были новые земли. Кроме того, среди задач было и исследование восточного побережья Австралии. Во время плавания Кук не переставал заниматься изучением картографии и навигации. Итогом экспедиции стала информация, что Новая Зеландия — это два самостоятельных острова, а не часть неизвестного материка. Также ученый составил карту восточного побережья Австралии, открыл пролив между Австралией и Новой Гвинеей.

Результаты второй экспедиции (1772 — 1775) стали еще более внушительными. Были нанесены на карту Новая Каледония , Южная Георгия, Остров Пасхи, Маркизские острова, остров Дружбы. Корабль Кука пересек Южный полярный круг.

Третье плавание заняло 4 года. Были исследованы , и некоторые другие. Именно на Гавайских островах во время одного из конфликтов туземцев с англичанами и погиб Джеймс Кук – копьем ему пробили затылок. А вот свидетельства, что аборигены съели Кука, не найдены.

ПОДПИШИСЬ НА САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ ВОЛГОГРАДА!



Великие географические открытия — важнейший период в истории человечества с конца 15 до середины 16 веков. Отважные первооткрыватели Испании и Португалии открыли западному миру новые земли, положив тем самым начало развитию новых торговых путей и связей между континентами.

Начало периода великих географических открытий

На протяжении существования человеческой расы было сделано множество важных открытий, однако под названием «великие» в историю вошли только те, что имели место в 16-17 веках. Дело в том, что ни до этого промежутка времени, ни после него, никто из путешественников и исследователей не смог повторить успех средневековых первооткрывателей.

Под географическим открытием понимают нахождение новых, ранее неизведанных географических объектов или закономерностей. Это может быть часть земли или целый материк, водный бассейн или пролив, о существовании которого на Земле культурное человечество не подозревало.

Рис. 1. Средневековье.

Но почему Великие географические открытия стали возможны именно в промежуток между 15 и 17 веками?


Этому способствовали следующие факторы:
  • активное развитие различных ремесел и торговли;
  • рост европейских городов;
  • потребность в драгоценных металлах — золоте и серебре;
  • развитие технических наук и знаний;
  • серьезные открытия в навигации, появление важнейших навигационных приборов — астролябии и компаса;
  • развитие картографии.

Катализатором Великих географических открытий стал и тот досадный факт, что Константинополь в средневековье оказался под властью турков-османов, которые препятствовали прямой торговле европейских держав с Индией и Китаем.

Великие путешественники и их географические открытия

Если рассматривать периодизацию Великих географических открытий, то первыми, кто подарил западному миру новые маршруты и безграничные возможности, стали португальские мореплаватели. От них не отставали англичане, испанцы и русские, которые также видели в покорении новых земель большие перспективы. Их имена навсегда вошли в историю мореплавания.

  • Бартоломеу Диаш — португальский мореплаватель, который в 1488 году в поисках удобного направления в Индию обогнул Африку, открыл мыс Доброй Надежды и стал первым европейцем, оказавшимся в водах Индийского океана.
  • — именно с его именем связывают открытие в 1492 году целого континента — Америки.

Рис. 2. Христофор Колумб.

  • Васко да Гама — командующий португальской экспедицией, которому в 1498 году удалось проложить прямой торговый путь из Европы в Азию.

В течение нескольких лет, с 1498 по 1502 годы, Христофором Колумбом, Алонсо Охедой, Америго Веспуччи и многими другими мореплавателями из Испании и Португалии было тщательно исследовано северное побережье Южной Америки. Однако знакомство с западными завоевателями не принесли местным жителям ничего хорошего — в погоне за легкой наживой те проявляли себя крайне агрессивно и жестоко.

  • Васка Нуньенс Бальбоа — в 1513 году отважному испанцу первому удалось пересечь Панамский перешеек и открыть Тихий океан.
  • Фернан Магеллан — первый в истории человек, который в 1519-1522 годах совершил кругосветное путешествие, доказав тем самым, что Земля имеет форму шара.
  • Абель Тасман — открыл западному миру Австралию и Новую Зеландию в 1642-1643 годах.
  • Семен Дежнев — русский путешественник и землепроходец, который смог найти пролив, соединяющий Азию с Северной Америкой.

Итоги Великих географических открытий

Великие географические открытия значительно ускорили переход от Средневековья к Новому времени, с его важнейшими достижениями и расцветом большинства европейских государств.

ТОП-4 статьи которые читают вместе с этой

Человечество иначе взглянуло на окружающий мир, перед учеными открылись новые горизонты. Это способствовало развитию естественных наук, что не могло не отразиться на общем уровне жизни.

Покорение европейцами новых земель привело к формированию и укреплению колониальных империй, ставших мощной сырьевой базой Старого Света. Между цивилизациями шел культурный обмен в различных областях, происходило перемещение животных, растений, болезней и даже целых народов.

Рис. 3. Колонии Нового Света.

Географические открытия были продолжены и после 17 столетия, что позволило создать полную карту мира.

Что мы узнали?

При изучении темы «Великие географические открытия» по программе 6 класса географии мы узнали кратко о великих географических открытиях, их значении во всемирной истории. Также мы сделали краткий обзор величайших личностей, сумевших сделать важные открытия в географии Земли.

Тест по теме

Оценка доклада

Средняя оценка: 4.7 . Всего получено оценок: 1082.

Эпоха Великих географических открытий — важнейший этап в истории человечества. Это время, когда очертания материков, морей и океанов становятся все точнее, технические приборы совершенствуются, а ведущие страны того времени отправляют мореплавателей на поиски новых богатых земель. На этом уроке вы узнаете о морских экспедициях Васко да Гамы, Христофора Колумба и Фернана Магеллана, а также об открытии ими новых земель.

Предыстория

Среди причин Великих географических открытий можно назвать:

Экономические

После эпохи Крестовых походов у европейцев сложились прочные торговые связи с Востоком. На Востоке европейцы покупали пряности, ткани, драгоценности. В XV в. сухопутные караванные пути, по которым осуществлялась торговля европейцев с восточными странами, были захвачены турками. Появилась задача поиска морского пути в Индию.

Технологические

Были усовершенствованы компас и астролябия (прибор для измерения широты и долготы).

Появились новые виды судов- каравелла, каракка и галеон. Они отличались вместительностью и мощным парусным оснащением.

Были изобретены навигационные карты — портуланы .

Теперь европейцы могли совершать не только традиционные каботажные плавания (т.е. преимущественно вдоль берегов), но и выходить далеко в открытое море.

События

1445 г. — экспедиция, организованная Генрихом Мореплавателем достигла Зеленого Мыса (западная точка Африки). Были открыты остров Мадейра, Канарские острова, часть Азорских островов.

1453 г. — Константинополь захвачен турками.

1471 г. — португальцы впервые достигли экватора.

1488 г. — экспедиция Бартоломеу Диаша достигла самой южной точки Африки — мыса Доброй Надежды.

1492 г. — Христофор Колумб открыл острова Сан-Сальвадор, Гаити, Куба в Карибском море.

1497-1499 гг. — Васко да Гама достиг индийского порта Каликут, обогнув Африку. Впервые был открыт путь на Восток через Индийский океан.

1519 г. — Фернан Магеллан отправляется в экспедицию, в которой открывает Тихий океан. А в 1521 г. достигает Марианских и Филиппинских островов.

Участники

Рис. 2. Астролябия ()

Рис. 3. Каравелла ()

Успехи были достигнуты и в картографии . Европейские картографы стали составлять карты с более точными очертаниями берегов Европы, Азии и Северной Америки. Португальцы изобрели навигационные карты. На них, помимо очертаний берегов, изображались населенные пункты, встречающиеся на пути препятствия, а также месторасположения портов. Эти навигационные карты назывались портуланы .

Первооткрывателями становились испанцы и португальцы . В Португалии родилась идея завоевания Африки. Однако рыцарская конница оказалась беспомощной в песках. Португальский принц Генрих Мореплаватель (рис. 4) решил попробовать морской путь вдоль западного побережья Африки. Организованные им экспедиции открыли остров Мадейра, часть Азорских островов, Канарские острова. В 1445 году португальцы достигли западной точки Африки — Зеленый мыс . Несколько позже было открыто побережье Гвинейского залива. Там было обнаружено большое количество золота, слоновой кости. Отсюда получилось и название — Золотой берег, Берег Слоновой Кости. Вместе с тем были обнаружены африканские рабы, которыми торговали местные вожди. Португалия стала первой европейской страной, которая стала продавать живой товар.

Рис. 4. Генрих Мореплаватель ()

Уже после смерти Генриха Мореплавателя португальцы в 1471 году достигли экватора. В 1488 году экспедиция Бартоломеу Диаша достигла южного конца Африки — Мыса Доброй Надежды . Обогнув Африку, эта экспедиция вышла в Индийский океан. Однако из-за бунта моряков Бартоломеу Диаш был вынужден вернуться обратно. Его путь продолжил Васко да Гама (рис. 5) , который в 1497-1499 гг . обогнул Африку и после 8-месячного плавания прибыл в индийский порт Каликут (рис. 6).

Рис. 5. Васко да Гама ()

Рис. 6. Открытие морского пути в Индию, маршрут Васко да Гамы ()

Одновременно с Португалией, поиск нового морского пути в Индию начала Испания , в которой в это время правили Изабелла Кастильская и Фердинанд Арагонский . Христофор Колумб (рис. 7) предложил новый план — достичь Индии, двигаясь на запад, через Атлантический океан. Христофор Колумб разделял мнение о том, что земля имеет шарообразную форму. 3 августа 1492 года Колумб на трех каравеллах «Санта-Мария», «Нинья» и «Пинта» отправился из Испании на поиски Индии (рис. 8) . 12 октября 1492 года на каравелле «Пинта» раздался выстрел. Это был сигнал: моряки достигли острова, который они назвали Сан-Сальвадор , что в переводе означает «святой спаситель». Исследовав остров, они отправились на юг и открыли еще два острова: Гаити (тогда Эспаньола) и остров Куба.

Рис. 7. Христофор Колумб ()

Рис. 8. Маршрут Христофора Колумба ()

Первая экспедиция Колумба продлилась 225 дней и открыла Карибское море . В ходе последующих трех экспедиций, Колумб открыл побережье Центральной Америки и северное побережье Южной Америки. Однако испанскую корону не устраивало то количество золота, которое поступало в страну. Вскоре от Колумба отвернулись. Он умер в 1506 году в бедности, уверенный в том, что открыл новый морской путь в Индию. Материк, открытый Колумбом, первоначально называли Вест-Индией (Западная Индия). Лишь позже материку дали название Америка .

Соперничество Испании и Португалии привело к первому в истории разделу мира. В 1494 году был заключен Тордесильясский договор , согласно которому по Атлантическому океану несколько западнее Азорских островов был проведен условный меридиан. Все вновь открытые земли и моря к западу от него должны были принадлежать Испании, а к востоку — Португалии. Однако первое в мире кругосветное путешествие Фернана Магеллана скорректировало этот документ.

Еще в 1513 году испанец Васко де Бальбоа пересек Панамский перешеек и вышел к берегам Тихого океана. Он назвал его тогда Южным морем. Осенью 1519 года на пяти каравеллах с командой в 253 матроса Фернан Магеллан (рис. 9) отправился в свое путешествие (рис. 10) . Его целью было найти путь через Атлантический океан к Молуккским островам (острова пряностей). Через год путешествия команда Магеллана вошла в узкий пролив, который позже был назван Магелланов пролив . Пройдя через него, команде Магеллана удалось выйти в раннее неизвестный океан. Этот океан получил название Тихий .

Рис. 9. Фернан Магеллан ()

Рис. 10. Первое кругосветное путешествие Фернана Магеллана ()

В марте 1521 года команда Магеллана достигла Марианских островов, а затем высадилась на Филиппинах, где сам Магеллан погиб в стычке с местными жителями. Его команде удалось достичь Молуккских островов. Спустя три года только один корабль с 17 моряками вернулся домой. Первое кругосветное путешествие Магеллана доказало, что Земля имеет шарообразную форму .

Освоение европейцами Нового Света приняло форму конкисты — завоевания . Вместе с конкистой начинается переселение в Новый Свет колонистов из Европы.

Великие географические открытия изменили картину мира. Во-первых, было доказано, что Земля имеет форму шара. Также был открыт новый материк — Америка, а также новый океан — Тихий. Были уточнены очертания многих континентов, морей и океанов. Великие географические открытия стали первым шагом к созданию мирового рынка. Они сместили торговые пути. Так, торговые города Венеция и Генуя потеряли свое ключевое значение в европейской торговле . Их место заняли океанские порты: Лиссабон, Лондон, Антверпен, Амстердам, Севилья. Вследствие притока драгоценных металлов в Европу из Нового Света произошла революция цен. Упали цены на драгоценные металлы, и при этом выросли цены на продукты и на сырье для производства.

Великие географические открытия положили начало колониальному переделу мира и господству европейцев в Азии, Африке и Америке. Эксплуатация рабского труда и торговля с колониями позволила европейским торговым кругам обогатиться, что стало одной из предпосылок формирования капитализма. Также колонизация Америки привела к уничтожению древнейших американских культур. Великие географические открытия стали одной из причин пищевой революции в Европе. Были завезены ранее неизвестные культуры: кукуруза, томаты, какао-бобы, картофель и табак.

Список литературы

  1. Бойцов, М.А. Путь Магеллана: Раннее Новое Время. Книга для чтения по истории. — М., 2006.
  2. Ведюшкин В.А., Бурин С.Н. Учебник по истории Нового времени, 7 класс. — М., 2013.
  3. Верлинден Ч., Матис Г. «Покорители Америки. Колумб, Кортес». Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.
  4. Ланге П.В. Подобно солнцу… Жизнь Фернана Магеллана и первое кругосветное плавание. — М.: Прогресс, 1988.
  5. ; Художник
  6. Каким открытием знаменит Фернан Магеллан, и какой материк открыл Христофор Колумб?
  7. Знаете ли вы еще каких-либо известных мореплавателей и территории, ими открытые?

«Великие географические открытия», их воздействие на мировое развитие. Роль россиян в этом процессе

Реферат

по дисциплине История (Отечественная история)

на тему:

«Великие географические открытия», их воздействие на мировое развитие. Роль россиян в этом процессе.»

Москва

2019

Содержание

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..3

ГЛАВА 1. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВГО..4

ГЛАВА 2. ЭТАПЫ СОВЕРШЕНИЯ ВГО……………………………………….6

ГЛАВА 2.1 ИССЛЕДОВАНИЯ ПОРТУГАЛЬЦАМИ ЗАПАДНОГО БЕРЕГА АФРИКИ…………………………………………………………………………..6

ГЛАВА 2.2 ЗАВОЕВАНИЕ АМЕРИКИ КОНКИСТАДОРАМИ. ПЛАВАНИЕ МАГЕЛЛАНА……………………………………………………………………..9

ГЛАВА 2.3 ГОРОДА МАЙЯ……………………………………………………10

ГЛАВА 3. РУССКИЕ ЗЕМЛЕПРОХОДЦЫ. СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ И СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ПРОХОДЫ…………………………………………….11

ГЛАВА 4. ОСНОВНЫЕ ИТОГИ ЭПОХИ ВГО……………………………….14

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………16

ВВЕДЕНИЕ

В истории человечества периодически происходят события, коренным образом меняющие ее ход. Одним из таких ключевых исторических моментов можно по праву считать эпоху Великих географических открытий, которая в буквальном смысле слова открыла для человека Землю.

До этого периода людям была известна от силы четверть Земли. Но всего три столетия оказались способны изменить для человека лик планеты и повернуть ход исторического развития.

Эпохой Великих географических открытий (ВГО) называют период с середины 14 – 15 века до середины 18 века. В этот период и произошли события,  которые коренным образом изменили экономическую жизнь стран Европы и мира.

Всю эпоху ВГО можно условно разделить на два этапа:

  1. С середины 14 – 15 веков до середины 16 века;
  2. С середины 16 до середины 18 веков. Этот этап непосредственно связан с Русскими исследователями и первопроходцами

Экономические и технические предпосылки ВГО

За период 11 – 13 веков, во время крестовых походов европейских феодалов против стран Ближнего Востока, сложились определенные торговые отношения между Востоком и Европой. Основным торговым маршрутом был «Великий шелковый путь» — долгий, довольно опасный  сухопутный, караванный путь. Он проходил от Китая через всю Евразию. По нему доставлялись все азиатские товары, среди них — драгоценные металлы и камни из Индии, ткани и ковры из Персии и, особенно, индийские пряности, снискавшие в Европе огромную популярность и приносившие торговцам колоссальную прибыль.

Укрепляющиеся торгово-экономические связи между Европой и Востоком помогали и развитию различных областей знаний: математике, астрономии, технике.  В частности, европейцы узнали порох, изобретенный в  Китае, и его применение в огнестрельном оружии. Это привело к созданию артиллерии, которая сыграла огромную роль в последующих завоеваниях. У арабов был позаимствован компас, а без него были бы невозможны дальние морские путешествия.

Однако, крестовые походы закончились поражением крестоносцев.  Константинополь пал, развал Византийской империи привел к усилению турецкой османской империи. Результатом стала  ее экспансия в Европу: турки захватили Балканский полуостров, придунайские государства, двинулись на  европейские государства. Торговые пути из Азии в Европу на Ближнем Востоке были перекрыты, поступление драгоценных металлов, шелка, украшений и особенно пряностей резко сократилось. Торговые отношения были прерваны. В Европе наступил экономический кризис.

С Востока в свои обедневшие имения вернулись толпы рыцарей, не нашедших на Востоке богатства. Их целью стала служба у короля. Но золото и серебро больше не поступало сухопутным путем с Востока, королевские золотые запасы быстро таяли.  Вместе с тем, баснословные прибыли от торговли специями и другими восточными товарами не давали покоя купцам Европы. Желание попасть в богатейшую Индию  привело к мысли освоить новые, морские пути. Однако, еще одной преградой на пути была Африка: ее северную часть уже хорошо и давно изучили, но на юг пока никто не ходил.

что это, особенности стиля, примеры, фото

Барокко впечатляет театральностью декора, яркими красками, обилием позолоты. Рассказываем, как появился этот стиль и какие формы принял в разных странах

Что такое барокко в архитектуре

Барокко появилось в Италии в конце XVI века и просуществовало в некоторых регионах, например в Германии и колониальной Южной Америке, до XVIII столетия. В этот период католическая церковь начала открыто и эмоционально обращаться к верующим через искусство и архитектуру. Одним из наиболее важных и масштабных способов влияния на общество было создание грандиозных церквей и соборов.

Фото: Giovanni Battista Gaulli/wikipedia.org

Экстравагантный стиль католического барокко сильно контрастировал со строгостью и скромностью протестантских церквей. Он быстро распространился из центральной Италии во Францию, на Пиренейский полуостров и Австрию.

В первую очередь, барокко характеризует роскошь: богатые украшения, позолота, витые колонны, обилие скульптур и декоративных мотивов. Вскоре этот стиль перешел из церковного строительства в светскую жизнь. Сегодня он признан одним из основных архитектурных стилей в Европе.

Фото: Антон Алегавіч Макоўскі/wikipedia.org

Елизавета Лихачева, искусствовед, директор Музея архитектуры имени А. В. Щусева:

«Барокко делится на национальные подразделения — русское, немецкое, английское, французское, итальянское, испанское, австрийское. В каждой стране барокко получает свое воплощение, но есть и общая черта — это всегда архитектура пышная, как правило со сложными планами. В то же время с очень разными подходами. Мы никогда не спутаем итальянское барокко с английским, а испанское с немецким. Также это изобилие архитектурного декора, полихромия. Как правило, барокко цветное, но если посмотреть на ранние образцы, то внешний вид здания может быть и монохромным. Это театральная архитектура: в ней тщательно выстраивается система восприятия сооружения зрителем. Весь декор, а его действительно много, и полихромия, и золото, если оно используется, направлен на то, чтобы произвести впечатление».

Особенности барокко в архитектуре

Сложные формы, контрастность в освещении, яркие цвета и иллюзорные, броско окрашенные потолки — здание в стиле барокко сложно не заметить среди других. Создавая здания в этом стиле, архитекторы уделяли пристальное внимание свету и выбирали отделку в зависимости от того, как он будет отражаться. С помощью таких приемов мастера подчеркивали контрастность и драматизм, создавали игру светотени в помещении.

Фото: shutterstock

Два наиболее популярных типа сооружений в эпоху расцвета барокко — церкви и дворцы. Это могли быть соборы и монастыри, а также городские и загородные особняки, королевские резиденции. Также в стиле барокко предполагалось строить и целые города по определенным схемам, с садами и парками вокруг важных зданий.

Основными формами архитектуры эпохи Возрождения были квадрат, круг и греческий крест. Барокко же основывался на эллипсах, овалах или других сложных геометрических фигурах.

Фото: shutterstock

Изгибы стен были еще одной характеристикой стиля. Они не только соответствовали концепции здания как единого целого, но и привнесли иллюзию движения в архитектуре, которая считается статичным искусством.

Основные черты барокко:

  1. Сложные декоративные приемы. Замысловатые украшения, повторяющиеся мотивы в интерьере и экстерьере зданий;
  2. Позолоченные скульптуры. Они использовались как внутри сооружений, так и снаружи. Статуи были сделаны из гипса или мрамора и отличались высокой контрастностью цветов и фактур;
  3. Много деталей и элементов. Изогнутые стены, расписные и сводчатые потолки, колонны, скульптуры, арки, ниши. Многие из этих элементов создают ощущение движения, динамизма;
  4. Незавершенность. Неполные, фрагментированные элементы декора;
  5. Двухскатная мансардная крыша. Этот кровельный элемент является ключевой особенностью архитектуры французского барокко и встречается во многих замках, загородных особняках;
  6. Освещение. Использование игры света и тени внутри здания;
  7. Цвет. Сочные краски, ярко расписанные потолки, иллюзорные эффекты (тромплей: изображение-иллюзия, которое выполнено настолько реалистично, что его можно принять за действительность), масштабные фрески;
  8. Эклектика. Игнорирование границы между различными формами искусства и смешение архитектуры, живописи, скульптуры.

Примеры барокко в архитектуре

Главными представителями барокко в Италии были Джованни Лоренцо Бернини, Карло Мадерно, Франческо Борромини и Гуарино Гуарини. В Центральной Европе стиль особенно ярко проявился в работе Иоганна Бернхарда Фишера фон Эрлаха, а в Великобритании — в произведениях Кристофера Рена.

Стиль широко представлен и в Австрии. В XVII и XVIII веках империя Габсбургов находилась на пике политического могущества, Австрия была одной из самых влиятельных стран во всей Европе. С властью пришло богатство, и в то время там возводились здания в роскошно украшенном стиле барокко.

Некоторые из образцов архитектуры в стиле барокко в Вене — церковь Святого Карла, дворцы Шенбрунн и Бельведер. Самым ярким примером является Карлскирхе: церковь спроектировал австрийский архитектор Иоганн Бернхард Фишер фон Эрлах. Она наиболее известна своим эллипсоидным куполом и двумя боковыми извилистыми колоннами. На них изображены сцены из жизни Карла Борромео, которому она посвящена.

Церковь Святого Карла в Вене (Фото: Bwag/wikipedia.org)

Примером испанского барокко можно считать кафедральный собор Сантьяго-де-Компостела. На протяжении веков он подвергался нескольким реконструкциям и реставрациям. Фасад стал символом города и поэтому запечатлен на оборотной стороне нескольких испанских монет евро.

Кафедральный собор Сантьяго-де-Компостела (Фото: stephenD/wikipedia.org)

Английские архитекторы начали перенимать стиль барокко в XVII веке. Но большой пожар 1666 года лишил Лондон многих памятников архитектуры и в то же время дал архитекторам, в частности сэру Кристоферу Рену, свободу для использования эстетики барокко при реконструкции города.

Собор Святого Павла (Фото: shutterstock)

В результате здания в этом стиле разбросаны по всему Лондону, и особенно в лондонском Сити. Самый известный из них — собор Святого Павла.

Готика, барокко, модерн: где смотреть лучшие образцы архитектуры в мире

Европейское барокко

Европейское барокко как стиль развивалось под влиянием идеологии контрреформации, которая была сформулирована в середине XVI века. Это переломный век, ряд исследователей-медиевистов считают, что именно тогда закончилось Средневековье и началось новое время. В XV веке завершается эпоха великих географических открытий, и в XVI представления о реальности и мире очень меняются. Все эти сложные процессы не могут не найти свое отражение в архитектуре.

Елизавета Лихачева:

«Европейское барокко очень разнообразно. Стиль выходит из Рима уже во второй половине XVII века и сначала распространяется по северу Италии, потом к началу XVIII проникает на юг. Там это приобретает квази-размеры, потому что на на памятниках южного барокко (не только итальянского, но и южно-испанского, например) нет свободного места. Например, фасад собора Св. Иакова в Сантьяго-де-Компостела отлично подходит, чтобы понять, как себе представляют барокко южные люди с не очень хорошо развитой визуальной культурой. Фактически это полное отсутствие стены как таковой, все место занимает сплошной декор. Но чем северней, тем более разумно используются и украшения, и система оформления.

Фото: shutterstock

Французское барокко должно восприниматься в контексте сочетания с классицизмом. Самый яркий пример такого подхода — Версаль Франсуа Мансара. Он создает классические фасады большого версальского дворца с барочными заимствованиями и с абсолютно барочным пространством внутри — зеркальной галереей. С его игрой света, зеркалами, с определенными приемами, позволяющими раздвинуть стены.

Версаль (Фото: ToucanWings/wikipedia.org)

Есть также чудесная разновидность, которая вызывает иронию у историков искусства — немецкое барокко. Оно тоже неоднородно. Баварский, южно-немецкий вариант прекрасно отражают черты стиля. А вот северный, особенно прусский — это барокко, доведенное почти до такого же абсурда, как в Испании. Только с той разницей, что на севере Германии его еще обильно покрывали золотом. Это производит неоднозначное впечатление, как, например, чайный павильон в Сан Суси.

Чайный павильон в Сан Суси (Фото: Kurt Kaiser/wikipedia.org)

В Англии барокко не получило столь широкого распространения, как в Европе. Это были какие-то общие влияния — прежде всего, планировочных решений, например, овальная площадь. Королевский полумесяц в Бате явно восходит по своей идее к площади собора Св. Петра. Только в Риме это главная площадь христианского мира, а в Англии — жилой комплекс для курортников. Она больше тяготеет к классическим формам и как раз XVIII век, период европейского барокко, в Англии распространяется палладианство как извод главных достижений классицизма.

Классицизм взял из барокко одну очень важную вещь — английский пейзажный парк. Он выглядит как дикорастущий лес, а на самом деле полностью придуман, и люди ходят по этому парку туда, куда запланировал архитектор. Вершина соединения классицистических принципов и барокко — палладианское поместье: здание в стиле классицизма в окружении абсолютно барочного пространства пейзажного парка».

Барокко в Италии

В начале XVII века римская церковь начала воздействовать на прихожан через искусство, стремясь ошеломить, заинтересовать тем, что внутри храма. Вход в церковь в стиле барокко, где сочетались визуальное пространство, музыка и церемония, был мощным средством привлечь внимание. Чем больше и красивее пространство, тем больше людей хотело туда попасть. Сложная геометрия, изогнутые и замысловатые лестницы и крупномасштабные скульптурные украшения создавали ощущение таинственности.

Площадь Святого Петра (Фото: Diliff/wikipedia.org)

Самый известный пример итальянского церковного барокко — трапециевидная площадь Святого Петра в Риме, признанная шедевром архитектуры. Она разделена на две части, спроектированные Джаном Лоренцо Бернини в колоссальном масштабе, чтобы соответствовать пространству и вызывать трепет.

Церковь Сан-Карло алле Кватро Фонтане (Фото: shutterstock)

Главным соперником Бернини был Франческо Борромини. Признанный революционер в архитектуре, Борромини решил основывать свои проекты на сложных геометрических фигурах — модулях. Архитектурное пространство Борромини, кажется, расширяется и сжимается, когда это необходимо, демонстрируя некоторое сходство с поздним стилем Микеланджело. Его культовым шедевром считается церковь Сан-Карло алле Кватро Фонтане.

Церковь Сан-Карло алле Кватро Фонтане (Фото: shutterstock)

Елизавета Лихачева:

«Одним из первых памятников предбарочного периода можно назвать церковь Иль Джезу, которую начали строить по проекту Джакомо да Виньола, а закончил ее Джакомо Делла Порта. Она стала главной церковью иезуитского ордена и, по большому счету, формальной декларацией стиля — его пышности, излишней декоративности. Также барочным архитектором считается Карло Мадерна — один из главных архитекторов Рима и собора Святого Петра на рубеже XVI—XVII вв. У него в подмастерьях — два главных «крестных отца», создателя стиля барокко в Италии: Франческо Борромини и Джованни Лоренцо Бернини. Считается, что они друг друга терпеть не могли, завидовали и воровали идеи. Но, на мой взгляд, это не так. Они скорее обогащали проекты. В их соперничестве и родилось настоящее римское барокко».

Барокко в России

Лучший город для знакомства со стилем — Санкт-Петербург. Архитектуру той эпохи часто называют петровским барокко. Оно приобрело популярность в начале XVIII века, когда Петр I пригласил известных архитекторов Европы в Россию, чтобы превратить Петербург в европейскую столицу.

Екатерининский дворец (Фото: Aleks G/wikipedia. org)

После смерти Петра I барокко в Санкт-Петербурге было представлено знаменитым итальянским архитектором Франческо Бартоломео Растрелли, среди работ которого Зимний дворец и Екатерининский дворец.

Елизавета Лихачева:

«Отличие от Европы не в архитектурной форме, а в системе декора. Россия, вопреки всеобщему заблуждению, достаточно четко реагировала на европейскую моду. Уже в начале XVI века в русской архитектуре была тенденция к маньеризму (переходный стиль между Возрождением и барокко). Самый знаменитый памятник, построенный под его влиянием — Храм Василия Блаженного. После Смуты в начале XVII в. распространение европейского барокко в России усиливается и возникает направление, которое получит название «русское узорочье».

В конце XVII века, в преддверие петровских реформ, возникает более рассудочный стиль, известный как нарышкинское барокко. И как один из его изводов — строгановское барокко. Они связаны с семьями Нарышкиных и Строгановых. Самый известный памятник нарышкинского барокко — церковь Покрова в Филях.

Церковь Покрова в Филях (Фото: Ludvig14/wikipedia.org)

Настоящее барокко приходит в Россию с Петром I, он привозит его из Франции. Именно как барочный город проектируется первоначально Санкт-Петербург, но впоследствии он будет перепланирован. И последний всплеск интереса к этому стилю — елизаветинское барокко. Смольный монастырь и Екатерининский дворец строил итальянец Растрелли. С приходом Екатерины II мода меняется, барокко уходит, на его место приходит классицизм. Елизаветинское барокко в Москве оставило не так много памятников, но в раннем классицизме можно увидеть влияние барочного стиля. В постройках В. Баженова, в его проекте Кремлевского дворца, в доме Пашкова прослеживается барочная структура.

На выходе для русского барокко на первых этапах свойственна неосознанность, мастера размещали на фасадах все подряд, не особо задумываясь о смысле того, что они делают. А вот уже во второй половине XVII в. с появлением Нарышкиных и Строгановых использование барочных элементов становится более логичным, и окончательно оно осмысляется в первой половине XVIII в. Русский барочный стиль — более самобытный, чем немецкий или французский».

3.4 Англия и Франция в эпоху Великих географических открытий — история Канады: до конфедерации

В период до контакта с Америкой страны Англии и Франции, как они изображены на карте сегодня, еще не сформировались . На протяжении большей части Средневековья оба региона сталкивались с вторжениями германских и скандинавских племен из Северной и Центральной Европы и почти постоянной внутренней нестабильностью. Главной целью монархов в Англии и Франции было укрепление своей власти; их расширение через Атлантику можно понять только в этом контексте.Однако они отставали от португальцев, испанцев и голландцев из-за почти постоянного состояния войны за Ла-Маншем, а также появления протестантской Реформации в начале 16 века.

Англия и Франция в состоянии войны

Рисунок 3.6. Картина Питера Брейгеля «Триумф смерти» (ок. 1562 г.) представляет годы чумы. Англия и большая часть Европы были травмированы эпидемиями и войнами.

В то время как Черная смерть (чума) опустошала Европу в 14 веке, Англия и Франция погрузились в Столетнюю войну (1337–1453) из-за вопроса о том, кто унаследует трон Франции.Длительный конфликт оказал значительное политическое влияние на обе стороны. В Англии это усилило роль парламента просто потому, что Эдуарду III (годы правления 1312-1377) и его преемникам приходилось неоднократно обращаться к представительному собранию за средствами. По мере того, как происходили эти встречи, начали формироваться два уровня парламента — Палата лордов и Палата общин. Соответствующее национальное собрание не появилось во Франции, потому что Филипп VI (годы правления 1328–1350) и его преемники сочли его отвратительным; вместо этого они усердно работали над построением сильного монархического режима.Эти годы конфликта имели дополнительный эффект катализатора того, что позже будет названо «национальной» идентичностью в обеих странах.

Столетняя война также вызвала период внутренних раздоров в Англии. Война Алой и Белой розы закончилась, когда Генрих Тюдор (1457-1509) (впоследствии Генрих VII) победил своего соперника в 1485 году. При династии Тюдоров монархия стала главной политической силой в Англии. Власть парламента ослабла, как и власть мелких членов королевской семьи, называемых аристократией . Управляющий совет Генриха VII также имел дело с непокорными дворянами, используя Звездную палату, которая была судебным органом, подрывавшим традиции английского общего права, и продвигая интересы среднего класса. Торговцы, сосредоточенные в основном в портовых городах Англии, предпочитали политику, которая позволяла и защищала торговлю; Таким образом, их заботы стали заботами и Короны. А купцы предпочитали морскую торговлю.

Таким образом, при Генрихе VII Англия совершила свой первый официальный набег на зарубежные исследования.В мае 1497 года (некоторые историки утверждают, что это произошло семь лет спустя) король разрешил Джону Кэботу (ок. 1450–1499), венецианскому моряку, жившему в Лондоне, плыть под английским флагом в попытке найти северный путь в Азию. . Кэбот достиг того, что он назвал Ньюфаундлендом, в июне того же года и потребовал его от имени короля. Он совершил второе путешествие в 1498 году, частично профинансированное Генрихом VII , который рассчитывал пожинать финансовые плоды путешествия. Однако после смерти Кэбота его команде во главе с сыном Себастьяном не удалось найти никаких драгоценных металлов, поэтому Генрих потерял интерес к зарубежным исследованиям.

90 002 В то время как Испания и Португалия начали процесс колонизации, Англия на протяжении большей части 16 века находилась в эпицентре политического и религиозного кризиса. События дома имели приоритет над любыми дальнейшими океанскими путешествиями, спонсируемыми государством. Тем не менее, путешествия Кэбота дали Англии фишку, которую они могли использовать, когда пришло время соответствовать другим европейским претензиям на материковую часть Северной Америки.

Религия и политика в XVI веке

На протяжении большей части средневекового периода светские лидеры в Англии и Франции полагались на связи с Римско-католической церковью, чтобы гарантировать свою легитимность.Однако к началу 16 века сама церковь подверглась критике. Интеллектуальные течения эпохи Возрождения сыграли свою роль в этом изменении, но также сыграли свою роль и церковные обычаи, в том числе клерикальная безнравственность, клерикальное невежество и клерикальные прогулы. Неудачи церкви привели к тому, что Мартин Лютер (1483-1546), католический священник в Германии, зажег протестантскую Реформацию в 1517 году. Протестантские секты возникали по всей северо-западной Европе, в том числе в Англии и Франции (где их часто называли гугенотами ). .Разрыв с Римом был серьезным делом, и решение стать протестантом или остаться католиком во многих случаях было связано как с борьбой за власть , так и с верой.

Английская Реформация официально началась при Генрихе VIII (1491-1547), который правил с 1509 по 1547 год и руководствовался придворной политикой. Разрыв Генриха с Папой заставил парламент принять закон, который сделал короля главой новой Англиканской церкви и потребовал от всех священников в Англии присягнуть на верность королевской церкви.С точки зрения доктрины, новая церковь, также называемая Англиканской церковью , внесла несколько изменений. Однако с точки зрения экономической мощи Генрих VIII получил преимущество, когда он распустил все монастыри в Англии и конфисковал их богатство, чтобы увеличить свою казну и ослабить казну Ватикана.

Английская Реформация не обошлась без местного сопротивления. Преемники Генриха держали страну разделенной и в состоянии гражданской войны до конца 16 века. При Елизавете I (р.1558–1603 гг.) была достигнута некоторая стабильность — достаточная для появления новых сект протестантов, в том числе пуритан и квакеров, обе из которых сыграют ключевую роль в колонизации Северной Америки в 17 веке.

У французской монархии не было особых политических причин обращаться к протестантизму в начале 16 века. Наслаждаясь относительно  религиозной стабильностью в 1520-х годах, король Франциск I (годы правления 1515-1547) искал возможные способы догнать испанцев в сфере зарубежных исследований и колонизации.В 1524 году он спонсировал путешествие флорентийского мореплавателя Джованни да Верраццано (1485–1528), чтобы заявить права на Новый Свет и открыть Северо-Западный проход. Во время своего путешествия (1523-24) Верраццано исследовал побережье Атлантического океана от современной Южной Каролины до Нью-Йорка. Десять лет спустя Франциск спонсировал два путешествия Жака Картье (1491–1557). Хотя Картье не удалось найти северный путь в Азию, он исследовал реку Святого Лаврентия и установил ценные контакты с местным населением.Тем не менее открытия не вдохновили Фрэнсиса на то, чтобы поддерживать постоянное поселение в западной Атлантике в то время.

Вскоре окно возможности захлопнулось. В середине века по всей Франции начали возникать протестантские группировки, что привело к религиозным беспорядкам. Худшее из них произошло в день святого Варфоломея, 24 августа 1572 года. Вскоре после свадьбы Маргариты Валуа с Генрихом Наваррским католики во главе с Генрихом де Гизом жестоко напали на протестантов в Париже. Последовала сектантская гражданская война.Группа умеренных католиков наконец прекратила раздор, когда пришла к выводу, что домашнее спокойствие важнее религиозной доктрины. Более того, последним человеком, стоящим в тройственном конфликте по поводу религии и престолонаследия, был протестант Генрих Наваррский. После того, как он взошел на престол как Генрих IV (годы правления 1589–1610), он присоединился к Римско-католической церкви. Девять лет спустя он издал Нантский эдикт в 1598 году, который предоставил гугенотам свободу совести и вероисповедания и принес стабильность в страну.Предварительный кивок Генриха IV в пользу религиозной терпимости позволил Франции наконец возобновить усилия по разведке и трансатлантической торговле.

Ключевые моменты

  • Политический конфликт между Францией и Англией и внутренние раздоры вызвали изменения в форме и характере правительства в двух странах.
  • Конкуренция через Ла-Манш распространилась на системы верований во время протестантской Реформации и Контрреформации.
  • Эти конфликты удерживали англичан и французов от участия в самых ранних стадиях трансатлантической торговли и вторжений.

Атрибуция

Рисунок 3.6
Триумф смерти от Quibik находится в открытом доступе.

V&A · Встреча Японии с Европой, 1573 – 1853

Первые европейцы, прибывшие в Японию, сделали это скорее случайно, чем преднамеренно. В 1543 году тайфун сбил с курса португальский корабль, погубивший моряков на острове Танегасима, у юго-западной оконечности Японии. Стремясь торговать с Японией, португальцы вскоре наладили более официальное торговое сообщение через порт Нагасаки, а в 1549 году в страну прибыл священник-иезуит Франциск Ксаверий (1506–1552), чтобы основать первую христианскую миссию.

Для японцев любые первоначальные чувства тревоги, вызванные появлением nanban-jin , или «южных варваров», как называли португальцев, вскоре были омрачены экзотической привлекательностью этих любопытных посетителей. Очарование, вызванное прибытием европейцев, проявляется во многих аспектах японской визуальной культуры конца 16-го и начала 17-го веков, особенно ярко в экранах, изображающих прибытие португальского корабля в японский порт. В примере из нашей коллекции художник подчеркнул странные физические данные и кажущуюся диковинной одежду европейцев, которые изображены с длинными носами и шаровидными брюками.

Шестистворчатая ширма, изображающая прибытие португальского корабля, производитель неизвестен, 1600–30 гг., Япония. Музей №. 803-1892. © Музей Виктории и Альберта, Лондон Шестистворчатая ширма с изображением прибытия португальского корабля (фрагмент), производитель неизвестен, 1600–30 гг., Япония. Музей №. 803-1892. © Музей Виктории и Альберта, Лондон

Подобные ширмы были нарисованы не в Нагасаки, а в Киото, и поэтому они отражали воображение художника, а не конкретную реальность.Тема картины соответствует традиционной японской иконографии. Португальское судно представляет собой корабль с сокровищами ( takarabune ), приносящий богатство и счастье из-за границы, в то время как сами европейцы считались почти сверхъестественными существами и носителями удачи. Изображения nanban-jin встречаются на таких предметах, как стремена, зеркала и фляги, используемые правящей элитой Японии. Появилась даже мода на переодевание в стиле «южного варвара».

Предметы, которые португальцы привезли с собой, оказали реальное влияние на японскую политику и власть в годы Момоямы (1573–1615) и раннего Эдо (1615–1868).Португальцы прибыли в 1543 году, вооруженные фитильными ружьями, что во время гражданской войны в Японии сделало их особенно желанными. Враждующие японские военачальники быстро осознали мощь этого нового оружия, и в течение десяти лет оружие производилось в больших количествах. Традиционные японские доспехи были относительно неэффективны против огнестрельного оружия, поэтому тяжелая западная пластинчатая броня копировалась, а иногда даже адаптировалась оружейниками к более японскому стилю.

Шлем, ок. 1590 – 1610 гг.; шейный щиток, ок. 1750 г., Япония.Музей №. 57-1889. © Музей Виктории и Альберта, Лондон

Приход христианства также оказал сильное влияние на Японию. Католическая миссия, основанная Ксаверием, была одной из самых успешных в Азии. К началу 1590-х годов японских христиан насчитывалось около 215 000 человек. В то время императорский регент Японии Тоётоми Хидэоши (1537–1598) начал чувствовать, что верность Богу будет угрожать его собственному авторитету, и поэтому в 1587 году издал указ об изгнании всех христиан. Этот указ так и не был выполнен, но гонения и казни христиан происходили при более позднем правлении Токугавы Иэясу (1542–1616) и его преемников.После неудавшегося христианского восстания в 1637–1638 годах все японские христиане были вынуждены отказаться от своей религии или быть казнены. С 1639 года в соответствии с политикой сакоку («закрытая страна») всем португальцам был запрещен въезд в страну.

Португальцы были не единственными европейцами, наладившими торговлю в Японии. Первый голландский корабль прибыл в 1600 году, а в 1609 году Голландская Ост-Индская компания (Vereenigde Oost-Indische Compagnie, или VOC) открыла торговую фабрику в Хирадо.После изгнания португальцев в 1639 году голландцы стали единственными европейцами, которым разрешили остаться в Японии. Они были вынуждены переехать на Дедзиму, крошечный искусственный остров в заливе Нагасаки, где за ними пристально следили.

Ручной свиток с изображением голландской фабрики в Дэдзиме (фрагмент), производитель неизвестен, около 1800 г., Нагасаки, Япония. Музей №. Д.151-1905. © Музей Виктории и Альберта, Лондон

Основной целью торговли с Японией было получение золота, серебра и меди, запасы которых в стране были ценными.Однако предметы роскоши, произведенные японскими мастерами, также пользовались немедленным спросом и вскоре стали значительной частью товаров, перевозимых обратно в Европу. Лак был практически неизвестен на Западе в то время, и португальцы, восхищаясь его блеском и декоративным потенциалом, начали заказывать лаковые предметы, предназначенные для европейского рынка.

Кружка неизвестного производителя, 1600–20 гг., Киото, Япония. Музей №. ФЭ.23-1982. © Музей Виктории и Альберта, Лондон

По японским стандартам лак нанбан (лаковая посуда, предназначенная для европейского рынка) был изготовлен с относительно небольшими затратами времени и усилий. Однако есть примеры высококачественных предметов, которые были сделаны для голландцев в 1630-х и начале 1640-х годов, например, коробка для документов, изготовленная для Антона ван Димена, генерал-губернатора Голландской Ост-Индии с 1636 по 1645 год. использование сложных и тщательно продуманных техник нанесения лака и декоративная тема, заимствованная из японской классической литературы.

Ящик Ван Димена, ящик для документов, производитель неизвестен, 1636 – 39, Япония. Музей №. В.49-1916. © Музей Виктории и Альберта, Лондон

Лак всегда был второстепенным по важности после фарфора.Впервые сделанный в Японии в городе Арита и его окрестностях, в северной части Кюсю, в начале 17 века, фарфор сильно отличался от керамики, ранее производившейся в Японии. И использование материала, и то, как он был украшен, во многом обязаны влиянию Китая и Кореи. К 1660-м годам голландские торговцы в Японии заказывали десятки тысяч штук в год. Орнамент на японском бело-голубом экспортном фарфоре 17 века точно повторял китайские модели, а на некоторых изделиях также были инициалы VOC, монограмма голландской Ост-Индской компании. Формы часто были европейскими, кружка была самой популярной.

(Слева направо:) Ваза, неизвестный мастер, 1660 – 80, Арита, Япония; Блюдо с монограммой ЛОС, неизвестный производитель, 1660 – 80, Арита, Япония; Tankard, 1680 – 1700, Арита, Япония. Музейные номера. 2737-1852, 3-1886 и C.416-1918. © Музей Виктории и Альберта, Лондон

Еще одним популярным типом японского фарфора была посуда Какиэмон. Они характеризовались простым асимметричным дизайном с использованием ярких цветов на тонком белом фоне, которые наносились на глазурованную поверхность и снова обжигались при более низкой температуре.В Арите действовало несколько независимых мастерских по эмали, одна из которых принадлежала семье Какиемон, от которой и берет свое название вся категория посуды. Посуда Kakiemon была самым дорогим и самым востребованным типом японского фарфора, экспортируемого в Европу, и его широко копировали голландские, немецкие, французские и английские керамические фабрики.

(Слева направо:) Блюдо в стиле какиемон с рисунком «Три друга зимы», 1690–1720 гг. , Арита, Япония. Музей №. FE.83-1970, © Музей Виктории и Альберта, Лондон; Блюдце, Мейсенский фарфоровый завод, 1729 – 1731 гг.Музей №. C.575&A-1922, © Музей Виктории и Альберта, Лондон; Тарелка с изображением куропатки, фарфоровая фабрика Боу, Лондон, ок. 1755 г. Музей №. C.1005-1924, © Музей Виктории и Альберта, Лондон

Европейское влияние на Японию

Несмотря на ограничения, наложенные на внешнюю торговлю и отношения, Япония в период после 1639 г. не была полностью закрыта для иностранного влияния. После 1720 г., когда сёгун (военный правитель) Токугава Ёсимунэ (1684–1751) смягчил правила ввоза иностранных книг, голландцы и их товары, включая научные знания, которые они привезли с собой, стали предметом как научных исследований, так и народный интерес.

Во второй половине 18-го века была разработана рангаку или «голландское обучение», которое представляло собой важную альтернативу доминирующим интеллектуальным практикам, заимствованным из Китая. Нагасаки был очевидным центром интереса японцев к голландцам, но большинство тех, кто посетил город в надежде увидеть европейцев, остались разочарованными, поскольку доступ в Дедзиму был ограничен местными чиновниками и куртизанками. Однако они могли приобрести живописный сувенир о своем посещении порта в виде картины или, чаще, гравюры на дереве.

Хотя голландцы были всего лишь торговцами, они были удостоены редкой чести регулярно встречаться с сёгуном. Находясь в столице сёгуна, голландцы поселились по адресу Нагасаки-я. T Знаменитый снимок Кацусики Хокусая (1760–1849) показывает волнение, которое их присутствие вызывало у жителей города.

Места развлечений в восточной столице, Кацусика Хокусай, 1802 год, Эдо, Япония. Музей №. Е.2675-1925. © Музей Виктории и Альберта, Лондон

Пристрастие к «голландским вещам» было широко и разнообразно: изображения европейцев появлялись на модных аксессуарах, таких как расчески, инро (традиционный японский футляр для мелких предметов) и нэцкэ (миниатюрные скульптуры). Для большинства людей рангаку представляли что-то новое и модное.

При понимании японской культуры акцент часто делается на полярности между «своим» и «чужим», но это также и полярность успешной ассимиляции и поглощения. Голландцы, как и португальцы до них, оказали значительное влияние на культурные реалии Японии периода Эдо. В то же время они продолжали обозначать «другой» мир, но не столько мир снаружи, сколько альтернативный мир внутри: воображаемое пространство волнения, развлечения и экзотики.

Фоновое изображение: свиток от руки с изображением голландской фабрики в Дэдзиме (фрагмент), производитель неизвестен, около 1800 г., Нагасаки, Япония. Музей №. Д.151-1905. © Музей Виктории и Альберта, Лондон

Притязания на Ла Флориду: инструменты навигации 16-го века

НАВИГАЦИОННЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ 16 ВЕКА

В эпоху Великих географических открытий методы навигации развивались быстро из-за потребности европейских исследователей отправиться в Новый Свет, открытый Колумбом в 1492 году. Инструменты, которые использовали навигаторы, были разнообразными и включали в себя квадрант, астролябию, крестовину, песочные часы, компас, карту или морскую карту и другие устройства.

КОМПАС
Компас был известен в Китае еще в 3 веке до нашей эры. Он не использовался в Европе примерно до 12 века и стал обычным явлением к 15 веку. На компасе не были отмечены градусы, как у современных компасов. Компасы, использовавшиеся в 15-16 веках, отображали 32 точки направления, известные как компасная роза.Точки направления обычно находились на расстоянии 11,25 градуса друг от друга, что указывало на север, север на восток, север на северо-восток и т. д. Магнитный компас в эпоху Великих географических открытий обычно состоял из намагниченной металлической стрелки, прикрепленной к компасу латунным штифтом, поэтому игла будет свободно качаться. Затем его подвешивали на шарнирах, представляющих собой концентрические монтажные кольца, которые позволяли компасу оставаться относительно ровным во время путешествия, и хранили его в деревянном ящике. Одним из компонентов компаса был кусок магнитной железной руды или магнитного камня, используемый для повторного намагничивания стрелки компаса по мере необходимости.Эти навигационные инструменты были магнитными, поэтому стрелка указывала на магнитный север, а не на истинный север. Навигаторы обнаружили вариации магнитного севера в зависимости от вашего местоположения. Поэтому им приходилось учитывать эту вариацию, когда они путешествовали по разным частям мира. Христофор Колумб сообщил об изменениях истинного севера и магнитного севера во время своих путешествий через Атлантический океан. Компас можно использовать в любую погоду, днем ​​и ночью. Его использование не зависело от ясной погоды, как другие навигационные инструменты, такие как астролябия или квадрант.

КВАДРАНТ
Квадрант был инструментом астрономической навигации, который использовался для определения широты. Это была четверть панели из дерева или латуни с градусами, отмеченными на внешнем крае арки, отвесом и прицелом вдоль одного края. Инструмент использовался для измерения высоты звезды Полярной звезды. Показания снимались там, где отвес пересекал градус на внешнем крае арки.

АСТРОЛАБИЯ
Как и квадрант, астролябия использовалась для определения широты. Это был круг из латуни или дерева со ступенями по краям и подвижной алидадой или прицельным рычагом.Его можно было использовать ночью для наблюдения за Полярной звездой, чтобы определить широту. Если бы у алидады был прицел с отверстиями на обоих концах, его можно было бы использовать днем, измеряя солнце. Астролябию использовали, удерживая ее за кольцо наверху, и прицел перемещался до тех пор, пока сквозь отверстия не светило солнце. Затем была прочитана степень. При использовании ночью его держали за кольцо одной рукой, а другой рукой двигали алидаду, пока она не наводилась на Полярную звезду. Затем была прочитана степень. Иногда астролябию сопровождала пара матросов, один для наблюдения, а другой для закрепления устройства и снятия показаний.

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ
Песочные часы были наиболее распространенным средством подсчета очков в море. Обычно они были четырехчасового и получасового размера. Песочные часы состоят из двух стеклянных колб, расположенных одна над другой и соединенных узкой трубкой. Одна колба заполнена песком, который стекает по трубке в нижнюю колбу с заданной скоростью. Как только песок заполнит нижнюю колбу, ее можно перевернуть и начать отсчет времени заново.

Песочные часы использовались для измерения дня в море, который был разделен на шесть четырехчасовых часов.По истечении четырех часов стекло было повернуто для новых часов. В сочетании с четырехчасовым стеклом также использовалось получасовое стекло. По истечении получаса стекло повернулось и прозвенел звонок. Один из матросов обычно отвечал за наблюдение за песочными часами и уход за ними.

Другое использование песочных часов было с бревном или щепкой, используемой для определения скорости корабля. Кусок дерева был прикреплен к веревке, завязанной через равные промежутки времени.С кормы моряк бросал бревно в воду и позволял леске течь свободно. Когда он чувствовал, как первый узел проходит через его руки, он кричал матросу, который крутил тридцатисекундный стакан или одноминутный стакан. Затем человек, держащий леску, вслух подсчитывал количество узлов, прошедших через его руку за тридцать секунд или одну минуту. Простая математическая формула использовалась для определения морских миль в час корабля. Один расчет дает скорость «одного узла или морской мили» примерно равной 1.151 миля в час. Скорость также известна как «узлы», этот термин до сих пор используется моряками.

ПРОЧИЕ ИНСТРУМЕНТЫ
Другие навигационные устройства, которые использовались в 16 веке, включали поперечную рейку, использовавшуюся для измерения небесного тела над горизонтом; задний посох смотрел на солнце; и поперечная доска для отслеживания изменений курса и скорости корабля (хотя она использовалась в 16 веке, она была более распространена в 17 веке).

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Решить проблему: отплытие во Флориду нажмите здесь .

Астролябия нажмите здесь .

Чтобы узнать больше о навигационных инструментах 16th Century, нажмите на ссылку ниже:

История навигации

www.boatsafe.com/kids/navigation.htm

История мореплавания: Навигация американских исследователей с 15 по 17 века. История залива Пенобскот онлайн

www.penobscotbayhistory.org/section/show_page/102

Осборн, Мэри.«Инструменты, используемые ранними исследователями».

www.ehow.com/about_5389774_tools-used-early-explorers.html

Средства навигации, Морской музей

ageofex.marinersmuseum.org/index.php

Астролябия

www.thepirateking.com/historical/astrolabe.htm

Линия бревна или щепы

www.piraterelief.com/plank/category/navigation-and-measure/

www.thepirateking.com/historical/log_line.хтм

Поперечная доска

www. thepirateking.com/исторический/traverse_board.htm

Asia

Asia

в глазах

Европа

шестнадцатый по восемнадцатому векам

Дональд Ф. Lach

Университет Чикагской библиотеки 1991


1000 экземпляров этого каталога

были опубликованы в сочетании с выставка

Азия глазами Европы: с шестнадцатого по восемнадцатый век

в Отделе специальных коллекций,

Библиотека Чикагского университета, января 23 – 1 мая 1991 г. .

Публикация этого каталога была финансирована

Библиотечным обществом Чикагского университета.

Крышка Иллюстрация:

Половина титула от Philippus Baldaeus,

Nauwkeurige Bescryringe Ван Малабар EN Choromandel,

Der Zelver Aangrenzende Ryken, En Hat Machtige Eyland Ceilen, 1672.

Donald Ф. Лах и библиотека Чикагского университета.

Все права защищены.Издано в Соединенных Штатах Америки.

Библиотека Чикагского университета, Чикаго 60637

Произведено Ким Ковентри

Дизайн Линн Мартин

Фотографии Альмы Лак и Джин Грант

Отпечатано Dupli-graphic Processors на Mohawk Superfine Typeset in Galliard by Paul Baker Typography, Inc.

Данные каталогизации публикаций Библиотеки Конгресса

Лах, Дональд Ф. (Дональд Фредерик), 1917–

Азия глазами Европы: с шестнадцатого по восемнадцатое

века / Дональд Ф.Лах.

стр. см.

Каталог выставки, проходившей с 23 января по 1 мая 1991 г. в Отделе

Специальные коллекции, Библиотека Чикагского университета.

Включает библиографические ссылки.

ISBN 0-943056-14-4

1. Азия — Ранние работы до 1800 г. — Библиография — Выставки. 2. Азия—

Учеба и преподавание—Европа—История—Выставки. 3. Библиография —

Старопечатные книги — Выставки. 4. Чикагский университет.

Библиотека. Отдел специальных коллекций — выставки. I. Университет

Чикаго. Библиотека. Отдел специальных коллекций. II. Заголовок.

Z3009.L33 1991

[DS5]

016.95 — DC20 90-26873 — DC20 90-26873 — DC20 90-26873


Preficate 7

Введение 9

Введение

Фантастическая традиция 11

Isuit Iseibooks и истории 15

География и путевая литература 17

Флора и фауна 21

азиатских языков 23

Mughul Empire 27

Южная Индия и Цейлон 29

Юго-Восточная Азия 33

Япония 37

Китай 39

Chinoiserie 43

Библиографический контрольный список

выставки 45

Николя Сансон, L’Asie en plusieurs cartes nouvelles ethackes, 1652.

Simon de La Loubère, Du royaume de Siam , 1691


Предисловие

ЭТА выставка исследует одну из самых важных и актуальных тем в западной мысли. Со времен Ренессанса западное сознание формировалось множеством разнообразных и быстро меняющихся образов Азии и ее народов. Исследователи, торговцы, миссионеры и ученые вернулись с Востока с рассказами о странные растения, животные и культуры за пределами европейского опыта.Эти отчеты включены в развивающиеся области знаний от астрономии до ботаники. легли в основу новых и постоянно меняющихся представлений о том, что лежало за пределами Восточной горизонт. Во многих важных отношениях процесс западных исследований и открытия Азии продолжается и по сей день. От Персидского залива до Вьетнама и Китая Запад по-прежнему борясь с массой мощных и малопонятных образов, созданных древним культуры Востока.

Изучая «Азию глазами Европы», нам посчастливилось иметь возможность воспользоваться выдающимся научным исследованием профессора Дональда Ф. Лах. В его тексте для выставки и каталога профессор Лах сжал выводы длинного карьеру в области азиатских исследований и представил увлекательный обзор западной интеллектуальной традиция в решающий период своего развития. Мы благодарны ему за его щедрое вклад в создание этой выставки.

При выборе книг и подготовке текста профессор Лах тесно сотрудничал с Ким Ковентри, координатор выставок в Special Collections. Ким вел выставка на протяжении всего процесса от концепции до производства, консультируемая с Линн Мартина над дизайном каталога и руководил техническими деталями установки. и дисплей.Вместе с профессором Лахом она заслуживает большой похвалы за окончательный результат. форма выставки.

Даниэль Мейер

Исполняющий обязанности куратора

Виллем Лодевийкс, Premier livre de l’histoire de la navigation aux Indes orientales par les hollandois , 1609

Введение

НА ПРОТЯЖЕНИИ истории представление европейцев об Азии менялось. калейдоскопически. До шестнадцатого века европейцы видели Азию к востоку от Инд как призрачный образ, переданный им через посредников, обстоятельство, которое привело к смешению мифа с фактом.В эпоху Великих открытий (16-18 вв. века) европейцы шли лично и напрямую на восток морем и сушей и возвращались домой со своими историями и сувенирами из Азии. По этим новым каналам информации, а благодаря постоянно растущим торговым и миссионерским связям причудливая Восток постепенно заменялся в представлениях Европы более реалистическим образом Азии. Индия, Китай и Япония ясно проявились как великие независимые страны со своими собственными цивилизации, которые соперничали с христианской Европой по жизненной силе и изощренности.Даже в Азии были добавлены меньшие регионы, особенно Сиам, Вьетнам, Формоза, Ява и Филиппины. к европейской картине, как время шло. Но в то время как реализм постепенно вытеснял фантастику, мечта об экзотическом Востоке так и не угасла окончательно в европейском сознании. То мода на шинуазри в европейской литературе и искусстве восемнадцатого века свидетельствует о постоянство сказочного.

Сообщения европейских путешественников на Восток стали печататься в Европе во время начало шестнадцатого века.То, что началось как струйка, постепенно превратилось в поток опубликовал материалы из прессы по всей Западной Европе. Изначально большинство книг об Азии исходило из прессы в Южной Европе, но как центр экономического и политическая значимость переместилась в Северную Европу в семнадцатом и восемнадцатом веках, книги о заморском мире все чаще выходили из типографий Нижнего страны, южная Германия, Англия и Франция. Сами издатели вскоре пришли к понимать, что книги на экзотические темы и на местных языках могут продаваться выгодно для населения, чья грамотность неуклонно росла.

В середине шестнадцатого века миссионеры только что основанного Общества Иисус взял на себя руководство католическими миссиями, чтобы собрать урожай, который, как они думали, ждал их в языческая Азия. Получив от Рима указание регулярно докладывать о ходе своей миссионерской деятельности, Иезуиты в полевых условиях составляли формальные ежегодные отчеты и неофициальные личные письма своим начальство, коллеги и друзья в Европе. Хотя они были разработаны как буквы для назидание верующим, большинство из них содержало разрозненную информацию по азиатским вопросам которые получатели в Европе охарактеризовали как «любопытные».«С прохождением со временем письма из широко разбросанных миссионерских станций в Азии становились все менее поучительно и все более и более «любопытно». В Европе многие из этих писем были составлены, а затем опубликованы в виде книги для моральной пользы мирян и в качестве вдохновляет других иезуитов добровольно участвовать в миссиях.

Другие миссионеры и светские писатели одновременно публиковали отчеты об Азии на по требованию вышестоящего руководства или по собственной инициативе. В Португалии раньше коммерческие и миссионерские отчеты стали основой для монументального Décadas Жоао де Барроса. da Asia, хроника-рассказ о подвигах португальцев в Азии, опубликованная по частям, начиная с 1552 г., и продолжалась другими вплоть до семнадцатого века. век.Тем временем в Венеции Джованни Баттиста Рамузио составлял свои Navigationi, 1550 – 59, первая из великих коллекций ретроспективных и современных путешествий. учетные записи. Вскоре другие начали составлять отдельные исследования отдельных стран Азия, одна из самых заметных работ испанского августинца Хуана Гонсалеса де Мендоса назвал Historia. . . дель-гран-рейно-де-ла-Чайна, 1585. В В последующие века повсюду публиковались другие путевые сборники и этноистории. Европе, особенно в северных странах.Переводы этих произведений и многих других помогал распространять новости Азии из одной европейской страны в другую.

Во многих из этих книг тексты были обогащены иллюстрациями, особенно медными гравюры карт, эскизы, сделанные в Азии художниками-любителями, и изображения азиатских предметы, созданные в Европе профессиональными художниками, которые старались как можно лучше следовать описания в текстах. Индивидуальные карты, как отчеты о путешествиях, были составлены, переработаны и опубликованы в сборниках, называемых атласами Меркатора, Ортелиуса и Блау. семья.Эскизы, сделанные в Азии, чаще всего точно воспроизводились граверами. Нидерландов. Голландские гравюры, как и некоторые другие, были заимствованы а иногда и измененные прессами по всей Западной Европе. Переносные объекты – костюмы, украшения и другие предметы повседневного обихода – часто точно копировались Европейские художники, которые включили их в свои представления об азиатской жизни. В других время незнакомое изображалось с помощью знакомых стереотипов, таких как показ храма или мечети с христианскими атрибутами, что исказило азиатские реалии.Реализм в изображении достиг своего апогея во второй половине XVII в. век.

В восемнадцатом веке европейские изображения, часто скопированные с более ранних гравюр азиатских мест и народов, как правило, были менее четкими и более причудливыми. Точность изображение мирских вещей стало менее интересным в Европе, поскольку ее интеллектуалы стали больше озабочены, особенно в эпоху Просвещения, пониманием и анализом языки, религии и философии Востока и в проведении сравнительного исследования. Европейские художники и граверы тем временем стали использовать азиатские народы и изделия, особенно «фарфоровый китайский», для своих экзотических целей. Промышленный Революция, начавшаяся в конце восемнадцатого века в Европе, создала технологический разрыв. между Европой и Азией, что положило конец нашему периоду — времени, когда Азия и Европа была примерно на том же уровне технических достижений.

Начиная с греков, «Индия» была общим названием в Европе для большинства отдаленные земли на восток.Походы Александра Македонского (326–324 гг. до н. э.) в Долина Инда открыла период более прямых контактов, которые заметно расширили широты фактов и фантазий об Азии к востоку от Персии. В дополнение к фактическим рассказы о подвигах Александра, множество воображаемых историй стали ассоциироваться с имя великого македонца. В римские времена до 300 г. н.э. прямая морская торговля с Индией и Сухопутная торговля с Китаем дала Европе гораздо более точную картину азиатского география.Это был Птолемей Александрийский, географ второго христианского века. (действовал в 127–60 гг. н. э.), который дал основной план и организацию европейскому картография. Хотя Индия и Китай были лучше известны римлянам, чем грекам, очень мало фактической информации о Востоке поступило в Европу в средние века. В это тысячелетие (300 – 1300) мифы прошлого были христианизированы и новые к европейской картине Востока добавились географические фантазии.

В народном воображении «Индия» была синонимом богатства – золота, драгоценные камни, жемчуг и специи.Это была страна грифонов, монстров и демонов, существовало где-то к востоку от земного рая христиан. Мужчины в эту далекую страну чудес часто представляли чудовищами с собачьими головами и мордами в их грудь и ступни были такими большими, что их можно было использовать в качестве зонтиков, когда они лежали. Их верования и их боги были такими же чудовищными, как и их люди. Эти странные темнокожие туземцы процветали на земле, свободной от чумы и болезней, и были наделены магическими способностями.

В отличие от индийцев, китайцы, начиная с римских времен, считались реальными людьми которые жили в «Серике», стране шелка (отсюда и наше слово «шелководство»). Когда Марко Поло вернулся в Европу в 1295 году, его описание Китая (Катай) как крупнейшего, самого богатого, и самая густонаселенная земля в мире не считалась многими его современниками. Пока его фактическое описание постепенно завоевало доверие, европейцы того времени и долгое время после продолжал лелеять веру в таинственный и экзотический Восток.

В столетие с 1475 по 1575 год мировосприятие Европы претерпело свои изменения. величайшее изменение в истории. По мере того как Азия постепенно открывалась сухопутными путешественниками, такими как Марко Поло и сэр Джон Мандевиль, на картах мира стали появляться новые места и люди.После того, как карты Птолемея стали издаваться в печатном виде с 1477 г., изображения Азии становились все более реалистичными. Но многие картографические условности средневековое прошлое тем не менее сохранилось, как, например, на карте мира 1519 г., подготовленной Лопо Омем-Рейнельс для короля Португалии. В изображении Индии пробелы заполнены деревьями европейского типа на севере и повсюду замки европейского типа и видны крепости. В других местах появляются черные, вооруженные копьями туземцы, слоны и довольно аутентичный однорогий носорог.В то же время картографы включены в их изображения места на юго-западе Индии, на самом деле сообщавшие о современными моряками, купцами и миссионерами.

Фантастическая традиция сохранилась и в путеводителях эпохи Возрождения, таких как Indienfahrt (1505–06) Бальтазара Спрингера и в Cosmographei (1550) Себастьяна Мюнстера. В этих книгах, как и во многих картах, классические и средневековые предания о К Азии по-прежнему относились серьезно — даже больше, чем к новой информации. направляется в Европу.Одна из самых популярных и читаемых книг о путешествиях С 16 по 18 века был Peregrinaciones Фернана Мендеса Пинту (ум. 1583), смесь фактического и выдуманного, которая до сих пор сбивает с толку ученых, пытающихся разделить одно от другого.

В книгах с высокой степенью точности, таких как отчет Франсуа Бернье на Индию Великих Моголов (1670 г. ), граверы в Европе добавили причудливые рисунки, которые помогли сохранить вожделенные европейские образы. Наиболее ярким в этом отношении является портрет «Ourang Outang» в научной книге по тропической медицине, написанной Якоб де Бондт (Бонтиус) впервые был напечатан в Лейдене в 1642 году.В своем обсуждении «четвероногих, птиц и рыб», Бонций настаивает на том, что «это любопытное чудовище со своим человеческим лицом существует, поскольку имеет человеческую привычку вздыхать так же, как и проливая слезы». Далее он утверждает, что сам видел «женщину-сатира (стр. 12), [которая] с большой робостью скрывала свою личность от чужих мужчин. . . .»

ЯКОБ ДЕ БОНДТ в Виллем Пизо, De Indiae utriusque re naturali et medica, 1658. Хотя Бонций утверждает, что сам видел «женщину-сатира» и сделал ее рисунок, это опубликованное изображение, вероятно, было нарисовано в Европе.Бонций был впервые представил малайское название орангутан («лесной человек») европейским литература. Но уж точно этот портрет не похож на длиннорукую обезьяну Борнео и Суматра, к которым мы теперь обычно применяем название Орангутан.

МАТТЕО РИЧЧИ, Христианская экспедиция в честь Синаса, 1615. Франциск Ксаверий, Апостол Индии, показанный слева, с Маттео Риччи, апостолом Китая, показан справа. Ксавье был канонизирован в 1622, , всего через семь лет после того, как эта книга была опубликована. опубликовано.Некоторые иезуиты до сих пор настаивают на причислении Риччи к лику святых.

Устав Общества Иисуса, утвержденный в 1558 г., постановил, что письма между «подчиненными и начальством» следует регулярно обмениваться воспитывать дух единения среди членов Общества. Требовались только годовые письма от миссионеров в Азии, потому что флоты обычно прибывали в Европу, но один раз год. Эти годовые отчеты, как и многие отдельные письма, обычно оказывались в Риме.Отредактированные отрывки из ежегодных писем начали публиковаться в Риме в 1583 г. в назидание широкой публике и для стимулирования интереса к миссиям. В течение следующих ста девяноста лет (с 1583 по 1773 год, дата роспуска Общество) иезуиты создали международную разведывательную систему, которую невозможно было соперничать с любой из светских держав мира.

Отдельные письма с Востока стали издаваться отдельно на родном языке языков предприимчивыми печатниками еще до того, как иезуиты издали официальную латынь почтовые ящики.Письма из Японии были особенно популярны в конце шестнадцатого века. века из-за большого прогресса, которого тогда добились там иезуиты. С закрытие в 1640 г. Японии для всех европейцев, кроме голландцев, письма иезуитов в дальнейшем сосредоточились на Китае. В 1615 г. Николя Триго опубликовал De christiana экспедицию (Аугсбург), основанную на трудах Маттео Риччи (1552–1610), основателя Миссия иезуитов в Китае. Это была одна из самых важных книг о Китае, выпущенных во время семнадцатого века и был широко плагиат.На его фронтисписе, показанном здесь (стр. 14) Риччи стоит в самолете с беатифицированным Франциском Ксаверием, который станет святым в 1622.

Из одних только иезуитских писем заинтересованный читатель в Европе мог получить в лучшем случае эпизодический взгляд на то, на что была похожа Азия. Поэтому иезуиты и другие вскоре стали призывать для синтеза писем и для общей истории христианско-европейской прогресс в различных частях Азии. В конце концов, Джованни Пьетро Маффеи (1536? – 1603 г.), молодому и опытному латинисту и гуманисту, было поручено подготовить официальное История миссии иезуитов в Азии.В 1588 году его Historiarum indicarum libri XVI были опубликовано во Флоренции и вскоре после этого переиздано в Венеции. После этого элегантный история неоднократно издавалась на латыни и переводилась на итальянский и французский языки. Помимо предоставляя систематическую историю миссий, работа Маффеи положила конец многим выдвигавшиеся тогда обвинения в распространении лжи и преувеличений по буклетам. В это время иезуиты также начали собирать достоверную информацию о География Азии для европейских картографов, таких как М.В. Коронелли из Венеции, чтобы включить в свои карты.

В семнадцатом веке иезуитские истории и светские отчеты об Азии постепенно заменили почтовые журналы как источники новой информации. Лидерство в издательском деле перешло к Нидерландах, Англии и Франции, когда их компании в Ост-Индии стали доминировать на торговать с Азией. Тем не менее иезуиты продолжали свою миссионерскую деятельность в внутренние районы Индии, Китая и Филиппин и началось проникновение в Тибет, Лаос и Вьетнам.Отчеты об их удаленных предприятиях время от времени публиковались в Европе, особенно в Риме и Лиссабоне. Участие иезуитов в полемике по малабарским и китайским обрядам породил волну полемической литературы в Европе. в течение последнего поколения века, которые произвели больше тепла, чем света о Христианская деятельность в Азии.

Систематические подборки писем со всего мира стали визитной карточкой программа публикаций иезуитов в восемнадцатом веке.Величайший из них отредактирован коллекций было Lettres édifiantes et curieuses , изданных в Париже в тридцать четыре тома между 1702 и 1776 годами. После закрытия Общества в 1773 году Lettres édifiantes были отредактированы и пересмотрены перед публикацией с примечаниями. между 1780 и 1783 годами в Париже. А пока аналогичный сборник в тридцати восьми частях под названием Der neue Weltbott составлялся Й. Штёклином и его преемниками, которые был опубликован между 1726 и 1758 годами.Затем последовал Die Антона Эглауэра. Missionsgeschichte späterer Zeiten , вышедшая в Аугсбурге в шести томах между 1794 и 1798. В течение века в печати появились и другие меньшие антологии. на английском, испанском, итальянском и польском языках. Эти коллекции были хранилищами информация об Азии, которая была разграблена учеными с тех пор, как ОНШЭМ ЧЕРЧИЛЛЬ, A сборник плаваний и путешествий , 1744-1747. Солдаты Макассара (Целебес или современные Южный Сулавеси) в Индонезии, используя духовые трубки и отравленные дротики.

ДОЛГАЯ служанка космографии, география становилась все более независимой в шестнадцатого века, так как его владения внезапно и поразительно расширились и были признаны приземленный. Его освобождение от астрономии, астрологии и других внеземных исследований произошло в значительной степени благодаря потоку новой научной информации об этом мире. которые подняли серьезные вопросы о многих из наиболее заветных концепций европейского классические и религиозные авторитеты. Большая часть этой новой информации содержалась в книг, особенно в путевых сборниках и атласах.Используя их как источники, поздний Географ эпохи Возрождения применил изображение всей поверхности известной земли. гуманистические и эмпирические методы краеведения. В процессе Птолемея география и карты были радикально изменены в течение шестнадцатого века, в то время как заменяется новой картографией, зародившейся в Португалии.

В то время как португальские картографы создавали карты и карты, историки писали хроники-рассказы, резюмирующие военную, коммерческую и религиозную деятельность своих соотечественников в Азии.Жуан де Баррос был официально делегирован королем Иоанном III в напишите об экспансии Португалии в Азию. Его Décadas da Asia, , которые начали опубликованная в Лиссабоне в 1552 году, представляет собой хронику-рассказ, организованную по географическому признаку. линии, которые принесли ему титул «Ливий Португалии». Его современник Фернан Лопес де Кастаньеда (1500–1559) тем временем (1551–1561) публикация его História в Коимбре об открытии и завоевании. Индии португальцами.В то время как португальская корона стремилась сохранить в тайне морское подробности о путешествии в Индию, португальские печатные истории вскоре были переведены полностью или частично на другие европейские языки.

Рамузио, великий венецианский коллекционер, быстро перевел отрывки из Барроса для Том I (1554 г.) его Navigationi. Работа Кастаньеды была быстро переведена на многочисленных континентальных языков и даже на английский к 1582 году. Вскоре, однако, появились и другие языки. отобрать лидерство у португальцев.Особое значение имела работа Яна Гюйген ван Линшотен (1563–1611) называл Itinerario, , который был опубликовано на голландском языке между 1594 и 1596 годами. Особенность этого произведения, которая делает его необычным ценны его превосходные карты и тридцать шесть иллюстраций, основанных на собственном рисунки сделаны в Индии.

В семнадцатом и восемнадцатом веках большинство книг по Азии были менее всеобъемлющие и обычно сосредоточены на конкретных странах. Коллекции путешествий стали более многочисленный; Hakluyt (1599 г.) и Purchas (1625 г.) на английском языке; Исаак Коммелин (1645 г.) в Нидерландский язык; Тевено (1663 г.) на французском языке; и Черчилль (1704 г.) на английском языке.Они включали оба опубликованных и ранее не публиковавшихся материалов, а также постоянно увеличивающееся количество гравюр и карт.

Родственные искусства печати и гравюры пережили некоторые из своих величайших триумфов в выпуск глобусов, карт и атласов. С помощью этих средств они смогли передать неизменно для широкой публики визуальные материалы, не поддающиеся описанию или определение одними словами, особенно новое понимание мировых географических отношений и конфигурации.Глобус, как подражание миру, прославлял Джон Донн в его Прощание плача:

«На круглом шаре

Рабочий, у которого есть копии, может положить

Европу, Африку и Азию

И быстро сделать то, что было ничем, Все».

Герхард Меркатор (1512–1594) и Авраам Ортелий (1527–1598), два друга в Нидерландах, стал пионером в области научной географии и запустил картографическую революция.« Theatrum orbis terrarum » Ортелиуса (1570 г.) представляла собой энциклопедию картографии, которая быстро стала академическим и финансовым успехом, а также моделью для многочисленные «Театры мира», созданные в следующем столетии и после этого.

Открытие Азии в Европе можно проследить, изучив ее развивающееся изображение в атласы семнадцатого и восемнадцатого веков: Сансон (1652 г.) во Франции; в Блау (1662 г.) в Голландии; и Homann (1707 г.) в Германии.Были подняты вопросы и ответили об Азии карты в этих больших атласах. Неужели все великие реки Юго-Восточная Азия поднимается из озера в центре континента? Была ли Корея островом или полуостров? Была ли Азия присоединена к Северной Америке или нет? В попытках ответить на некоторые из этих вопросов карты были изменены и изменены, иногда в знак уважения к тому, что могло можно узнать из карт азиатского происхождения. Даже для простого человека в Европе Азия традиция заметно менялась и усложнялась в эти века.

МНОГИЕ растения Востока, особенно пряности, путешествовали по суше и были хорошо известны в Европе до открытия водных путей в Индию. Почти каждый европейский комментатор шестнадцатого века отмечал пышную растительность Азии, ее странных фруктах и ​​травах, а также их использовании в качестве пищи и лекарств. Семена и часто сами растения возили в Европу. Травники и ботаники в Европе затем выращивали экземпляры этих экзотических растений в своих садах, собирали засушенные растения и начали серьезное изучение их атрибутов.Другие растения, которые нельзя было выращивать в Европе или отправленные туда, такие как коричное дерево, были нарисованы в Азии, а рисунки отправлены в Европа. Врачи и фармацевты, отправленные в Индию с португальским флотом, потратили много свободное время, собирая информацию и экспериментируя с растениями тропических Азия.

Гарсия де Орта, португальский врач, проживший тридцать лет (1534–1564) в Индия опубликовала в Гоа в 1563 году его Coloquios dos simples e drogas. . . да Индия, а книга, ставшая базовой для родственных наук тропической медицины и ботаники.В Европе Описания Орты оказали значительное влияние на систематическое изучение растений, не известны Диоскориду и другим авторитетам древности. Шарль де Леклюз (1526 г. – 1609), фламандский ботаник, известный как Клузиус, перевел книгу Орты на латынь в 1567 г. и добавил к нему несколько гравюр на дереве азиатских овощей, которые он нашел на рынках Антверпен. Кристобаль де Акоста (ок. 1525 ок. 1594), еще один португалец. врач с большим опытом работы в Азии, опубликовал в Бургосе в Испании свой Tractado (1578). о восточно-индийских снадобьях и лекарствах, которые стали соперничать с книгой Орты по авторитету и влияние.Улисс Альдрованди (1522 1605), выдающийся натуралист из Болоньи, тем временем собирал точные рисунки и картины заморских растений. В Риме Кастор Дуранте (1529–1590), врач, опубликовал в 1585 году свой « Herbario nuovo » с 874 гравюры на дереве, огромное произведение, которое продолжали переиздавать и переводить на русский язык. восемнадцатый век.

В то время как иберы сосредоточились на растениях Индии, Китая и Филиппин, Голландцы в семнадцатом веке расширили горизонты Европы своим вниманием, которое они уделяли растения Юго-Восточной Азии.В 1587 году в Лейдене был основан ботанический сад. поэкспериментировать с тропическими растениями. Голландская Ост-Индская компания имела сады в Батавии в Ява, где их врачи и фармацевты выращивали растения со всего Востока. Джейкоб де Бондт (ум. 1631), врач, известный как Бонций, изучал тропические болезни и природный мир Ост-Индии в Батавии. В 1658 году Виллем Писо опубликовал книгу Бонция. сочинения в сочетании с его собственной работой об Америке, как De Indiae utriusque re naturali et medica, , произведение, которое продолжали переводить и переиздавать вплоть до конец восемнадцатого века.

Величайшим ботаническим предприятием этой эпохи был Hortus indicus malabaricus (12 томов, Амстердам, 1683–1703) Хендрика Рида и Дракештейна. (1637? – 1691), монументальный труд о флоре Малабара в Индии. Это был огромный совместные усилия, поддерживаемые за счет Ван Рида, по зарисовке и каталогизации деревьев и растения Малабара. В нем приняли участие до ста европейских и индийских участников. прежде чем он был завершен. В этих томах образцы тщательно нарисованы, описаны и идентифицированы на латыни, арабском, санскрите, малаялам и тамильском языке.работа Рида был источником первостепенной важности для Карла Линнея (1707-1778) в подготовке его фундаментальной работы восемнадцатого века, систематизирующей весь ботанический мир под названием Вид plantarum (1753).

Животных Азии было не так легко вернуть в Европу, как ее растения. Тем не менее Португальцы шестнадцатого века привезли домой несколько азиатских слонов и однорогие носороги, а также экземпляры более мелких животных и птиц. Чем больше животные, особенно слон, были отправлены в качестве диковинки из Иберии к папству. и светские суды Европы.Голландцы были особенно заинтригованы эму Керама. острова и дронтом Маврикия, птицей, вымершей в конце семнадцатого века. век. Описания и изображения других животных, особенно опасных те, которые были включены Бонтием и другими в их естественные истории. Европейцы особо отметил тигров и крокодилов Азии и собрал информацию о их от местных осведомителей. Они также препарировали более крупных животных и тем самым постепенно предоставил научные описания животных, неизвестных в Европе (стр. 20).огромный также привлекали черепах, летучих лисиц (гигантских летучих мышей), ящериц, змей и странных рыб. много комментариев и внимания. Образцы более мелких животных и птиц были чучелами и отправили в Европу. И особенно интриговали европейских коллекционеров странные ракушки и другие морские обитатели, которые могли бы быть добавлены в их комнаты редкостей. Азиатская фауна, в отличие от ее флоры, оказала относительно небольшое влияние на современную Европу. развития в области естественных наук.

АЗИАТСКИЕ слова, как специи и другие экзотические продукты, мигрировали в Европу задолго до установление прямых и постоянных отношений. Это была средневековая наземная путешественники, впервые серьезно отметившие множественность и особенности азиатские языки. В шестнадцатом веке европейцы много лет жили в Азии. портовые города, где они приобрели практическую рабочую лексику, а иногда и наречие, используется в бизнесе, правительстве, войне, евангелизации и социальных функциях. Что-нибудь из этого лица записали списки слов, полезных для проведения европейских операций в Восток. В течение шестнадцатого века в Европу были отправлены списки малаялам, малайские, бисайские, тагальские и яванские слова, отрывки из которых были быстро опубликованы в Европа в сборниках или в виде небольших словарей.Примеры персонажей из идеографические языки Восточной Азии быстро вошли в историю Европы, географии и атласы.

Миссионеры, особенно иезуиты, второй половины шестнадцатого века и после этого серьезно стремились овладеть азиатскими языками, необходимыми для их работы. евангелизация. Они также собирали книги на местных языках, когда они были доступны, для ретрансляция в Европу. На местах они изобретали системы латинизации и пытались организовать различные азиатские языки в соответствии с принципами латинской грамматики.Для своих младших коллег и новообращенных они переводили христианские писания на латинизированные версии азиатских языков. Некоторые из них, в свою очередь, были помещены в традиционные письменности азиатских языков самими новообращенными. Европейская типография и вскоре в различных восточных центрах появились печатники, издававшие христианские и другие труды интерес для местных и европейских читателей. Это было незадолго до того, как принтеры с помощью из местных литераторов также готовили шрифты азиатскими шрифтами и идеограммами.Вдали Востоке миссионеры воспользовались техникой ксилографии китайцев, чтобы публиковать христианские писания буквами. Тем временем азиаты были отправлены в Европу, чтобы научиться делать матрицы и типы и как работать с западной прессой. В Европе они даже работал с печатниками, чтобы подготовить металлические шрифты азиатских шрифтов и символов для забрать с собой домой.

Для европейских гуманистов открытие множества новых языков вызвало вопросы о справедливости господствующих лингвистических доктрин, основанных на классических и библейских заповеди.Постепенно лингвисты и богословы Европы начали описывать «новые» языки и искать родство между ними и языками Левант и Европа. Были собраны и повторены образцы азиатских алфавитов и письменностей. усилия, предпринятые для «алфавитизации» китайского и других идеографических шрифтов или для сравните их с египетскими иероглифами. Слова, а также буквы и символы были проанализированы и сравнены. Молитва Господня была переведена на большинство известных азиатских языков, а затем исследованы на наличие общих элементов, сходств и неопровержимых различия в лексике и синтаксисе.Также были предприняты усилия по группированию и классифицировать азиатские языки с точки зрения их родственных и родственных элементов. в процесса лингвисты постепенно отказались от поисков общего для всего человечества языка и начал поиск различий и открытие языковых семей. Для Например, сходство между европейскими языками и санскритом было замечено еще в как 1580-е гг. Сравнительное языковое исследование усилило, хотя оно также вызвало сомнения в том, Европейские идеи языковой гармонии и усилия по восстановлению утраченной универсальной идиоматики у Вавилонской башни.

В семнадцатом веке коллекция азиатских языков не ослабевала, поскольку еще чаще публиковались образцы малых языков: малайского, сиамского, Бисаян и вьетнамец. Европейские печатники и граверы смело печатали больше и больше материалов на родных сценариях: тамильском, малаяламском, персидском, японском и китайском. Были переведены тексты азиатских произведений, таких как конфуцианские классики. В восемнадцатом века, коллекции примеров постепенно вытеснялись анализом, особенно китайский язык.К этому времени стало ясно, что китайцам нельзя организованы по принципам латинской грамматики или по следующим схемам заимствован из организации фонетических языков. Языковой мир, как сам мир был признан характерным скорее разнообразием, чем универсальной гармонии и что количество языков и их вариантов превышает считая.

ХЕНДРИК ВАН РИДЕ ТОТ ДРАКЕСТЕЙН, Hortus indicus malabaricus , 1683 – 1703.Один из первых примеров малаяламского языка Малабара (Керала), опубликованный в Европа.

ОЛЬФЕРТ ДАППЕР, Азия; oder, Ausführliche Beschreibung des Reichs des Grossen Mogols und eines Grossen Theils von Indien, 1681. Это европейское впечатление от принца. Селим, более известный как император Джахангир, правивший империей Великих Моголов с 1605 по 1627. Эта гравюра олицетворяет то, что многие голландские печатники приготовили для щедрых и дорогие энциклопедические книги, которые должны были стать предметом разговора для богатых и образованных жителей Северной Европы.

НА Птолемеевских картах пятнадцатого и шестнадцатого веков собственно Индия охватывала только территория между Индом и Гангом и была известна как Индостан. Разделенный во многие королевства, этот регион между Гималаями и Деканом включал как мусульман и язычники (индусы), обычаи и обряды которых заметно различались. Южная Индия, особенно его западное побережье, было известно европейцам шестнадцатого века лучше, чем Индостан, поскольку ни один из европейских комментаторов, базирующихся в Гуджарате или Бенгалии, не проник в лично очень далеко вглубь северной Индии до конца того века.Большая часть того, что они сообщают о внутренних городах северной Индии и афганско-могольских о борьбе за политическое господство им сообщали информаторы, как индийские, так и Европейцы в портовых городах Индии. Именно от иезуитов, которые стали регулярно ходить в двор Великих Моголов в последнем поколении шестнадцатого века, что европейцы узнал об Акбаре (годы правления 1556–1605) и царстве Великих Моголов.

Джованни Баттиста Перуски (1525–1598) опубликовал в 1597 г. Иезуиты знали об империи Великих Моголов, первом систематическом отчете о ее подъеме и провинции и города.Большая часть Informatione Перуски сообщает об Акбаре, его дворе, его военные завоевания и его предполагаемый интерес к католическому христианству. В начале XVII веке англичане и голландцы начали проникать в империю Великих Моголов через порт Сурат. Рассказы многих английских моряков, купцов, капелланов и эмиссаров вскоре были полностью или частично опубликованы в сборнике Сэмюэля Перчаса под названием Pilgrimes (Лондон, 1625 г.). Особую ценность представляли доклады сэра Томаса Роу и Эдварда Терри, капеллан Роу, о первом английском посольстве (1615–1619) к Моголам. корт.Уильям Баффин, картограф, который был помощником Роу на корабле, подготовил карту. империи Великих Моголов по его возвращении в Англию, которая должна была стать базой для большинства других такие карты в больших атласах, составленных европейцами в семнадцатом веке и в восемнадцатого века.

Слуги Голландской Ост-Индской компании, которые последовали за англичанами в северную Индию. доверили составление своих самых ранних отчетов Жоану де Лаэту (1593–1649), фламандский географ и натуралист.Его De imperio magni mogolis, , опубликованный в Лейден в 1631 году, подробно описывает географию и управление империей Великих Моголов и включает больше информации, чем английские авторы о Бенгалии и других восточных частях империи, об имперских доходах и казне, а также об истории Великих Моголов. Позже английский и голландский писатели сосредоточились на религиях, городах и торговле провинции Гуджарат, часть Индии они знали лучше всего. Особое значение имел показ Генри Лорда А. две иностранные секты в Ост-Индии, 90 069 — первая европейская попытка изучить систематически верования и обычаи индусов и парсов.Йохан ван Твист (ум. 1643 г.), начальник голландских фабрик в Гуджарате, представил подробный отчет о Гуджарате и Биджапур в 1630-х годах, который был впервые опубликован в Амстердаме в 1646 году в книге Исаака. Коллекция Коммелена, известная как Begin ende voortgangh. Первый существенный отчет об Ориссе и Бенгалии был сделан Уильямом Брутоном и опубликован в Лондоне под номером Newes. из Ост-Индии; или Путешествие в Бенгаллу. . . (1638). Вскоре он был усилен в работе монаха-августинца Себастьяна Манрике (ум.1669) называется Itinerario (1649).

После того, как контур империи Великих Моголов был очерчен, европейские авторы Вторая половина века была сосредоточена на торговых условиях в Индии и на деятельность императоров Шах-Джахана (годы правления 1628–1657) и Аурангзиба (годы правления 1658–1657) 1707 г. ). Лучше всех осведомлен о торговле был Жан-Батист Тавернье (1605–1689), торговец бриллиантами, опубликовавший свои воспоминания в г. «Шесть путешествий» г. (Париж, 1676 г. – 1677). Его товарищ француз Франсуа Бернье (1620–1688), работавший врач в течение восьми лет при императорском дворе, издал в Париже свой Histoire de la dernière révolution des Etats du Grand Mogul (1670–1671).Эта работа касается с войнами за престолонаследие 1655–1661 годов, в результате которых к власти пришел Аурангзиб, а также завоевания императора и другие действия в первые годы его правления.

В восемнадцатом веке картографирование Индии, ее ранней истории и древностей, а также изучение его религий, философии и искусства стало главной заботой европейских авторы. Хотя рассказы о путешествиях продолжали появляться, они дополнялись серьезным изучением генеалогии индуистских богов и переводы санскритских и персидских текстов.Здорово внимание было обращено на памятники и пещерные храмы Индии; статья о пещерах «Элефанта» в гавани Бомбея появилась в «Энциклопедии » Дидро (1765 г. ). Было проведено множество исследований, сравнивающих богов и верования, а также искусство Индии с теми, египтян, греков и евреев. Особой популярностью пользовались богато иллюстрированные тома Бернара Пикара на Церемонии и религиозные обычаи различных наций известного мира (Лондон, 1733 – 1739).Из этих сравнительных исследований в Европе постоянно крепло убеждение, что Индия обладает одним из мировых самые древние, устойчивые и сложные цивилизации.

ЮЖНАЯ ИНДИЯ и Цейлон, в отличие от империи Великих Моголов, были политически разделены в этих столетий и под постоянным и усиливающимся давлением со стороны европейских захватчиков. На юге Индия, индуистская империя Виджаянагар, пришла в упадок после 1565 г., который закончился в целом распад в XVII в.На смену ему пришло множество мелких воюющих политические образования, неспособные защитить себя от экспансии на юг Мусульмане и требования европейцев. Португальцы получили свои первые плацдармы на Цейлоне и вдоль юго-западного побережья Индии или Малабара (что означает «холмистая страна»), регион городов-государств, где арабы долгое время вели торговлю. Все из португальские отчеты шестнадцатого века, особенно отчеты Дуарте Барбозы и Жоао де Баррос, опишите отдельные государства Малабара и их роль в международном торговля специями.Хотя португальцы были озабочены торговлей Малабара, они все же пора прокомментировать происхождение по материнской линии, кастовую систему и роль мусульман в этих прибрежные города.

После захвата Гоа Португалией в 1510 году его купцы, миссионеры, вооруженные силы и чиновники создали неформальную морскую империю вдоль юго-западного побережья Индии, чтобы контролировать и стабилизировать торговлю специями. После этого Гоа также стал административным и епископальным центром португальской империи по всей Азии.Торговый флот и миссионеры регулярно уехал из Гоа в северную Индию и в такие отдаленные места, как Бенгалия, Малакка, Ост-Индия, Китай и Япония. Во второй половине шестнадцатого века письма иезуитов давали новая информация о Рыбацком побережье южной Индии и о христианах св. Серра в Малабаре. Они также начали изучать языки конкани, тамильский и малаялам. иногда в целях опровержения индуистских учений. По социальным вопросам иезуиты занимались в основном теми южноиндийскими идеями и институтами, которые наиболее усложнил работу по конвертации.

Юго-восточное побережье Индии, часто называемое Коромандель, было известно португальцам и иезуиты шестнадцатого века лишь очень поверхностно. В следующие два столетий она была более тщательно исследована и гораздо более подробно прокомментирована англичане и голландцы, которые жили и работали в его портовых городах и внутренних районах на протяжении долгого времени. периоды времени. Тем временем миссионеры-иезуиты из Малабара и с Рыбацкого побережья пересекли по суше в Мадуру и другие внутренние районы юга.Роберто де Нобили, итальянец иезуит и убежденный сторонник политики приспособления христиан к местным условия, основать процветающую миссию в Мадуре и окрестностях в первой половине семнадцатый век. Тем временем голландский проповедник Авраам Роджер (Рогериус) был исследуя индуизм в Пуликате в Тамилнаду между 1630 и 1640 годами. Его книга о верований и обычаев южноиндийского индуизма называется De open deure tot het verborgen Heydendom (Лейден, 1651 г.), книга, которая действительно открыла дверь в Европу для понимание брахманической веры.За ним последовала знаменитая работа (1672 г.) Филипом Бальдеусом, другим голландским миссионером, который описывает оба южного побережья Индии. и Цейлоне и предоставляет дополнительную информацию о храмах, богах и церемониях южноиндийские индусы. Лучшая книга о северном Короманделе и о султанате Голконда. в свои последние годы был Open ondergang van Cormandel Даниэля Хаварта (Амстердам, 1693 г.).

Первые важные контакты португальцев с Цейлоном начались в 1505 – 1506 гг.Самые ранние комментаторы отождествляли Цейлон с Тапробаном на птолемеевских картах. сравнил свое отношение к Индии с отношением Сицилии к Италии и описал ее географические и политические и языковые подразделения. В то время как португальцы знали побережье Цейлона в частности, именно голландцы и англичане в семнадцатом веке проникли в внутреннее, буддийское и сингальское королевство Канди. Роберт Нокс, английский моряк, был заключенным в Канди с 1660 по 1679 год, написал отчет о своих переживаниях под названием An историческое отношение острова Цейлон (Лондон, 1681 г.), которое до сих пор является бесценным источник социальной и экономической истории Цейлона в семнадцатом веке.В 1724 г. Франсуа Валентейн (1666–1727) начал публиковать свои Oud en Nieuw Oost-Indien, an энциклопедический труд в пяти томах фолио, охватывающий различные опорные пункты Нидерландов. по всей Азии. Большая часть тома V (1727 г.) представляет собой сборник того, что было тогда известно о Цейлон собрал из сочинений своих предшественников и современников в редакции его личный опыт на Востоке.

Антиквары восемнадцатого века и исследователи сравнительного религиоведения и мифологии стал одержим эротическими элементами в индийской религии и храмовом искусстве.Лингам , или фаллическое поклонение южных индусов сравнивали с вниманием, уделяемым фаллосу в греческом и римском искусстве и церемонии. Другие европейцы середины восемнадцатого века собирали индийские тексты, изучая санскритскую литературу и язык. Авраам-Гиацинт Антекиль-Дюперрон отправился в Индию в 1754 г. с конкретной целью изучение языков для перевода индийских религиозных и исторических текстов подробнее точно. Тем временем датчане отправили экспедицию в Транкебар на Коромандельском побережье. и в других местах для сбора предметов искусства для этнографического музея в Копенгагене.Члены Французская академия наук отправилась в Индию, чтобы наблюдать и записывать явления природы и изучать индийские астрологические и астрономические системы. Наконец, сэр Уильям Джонс (ум. 1794) основал Азиатское общество в Бенгалии в 1784 году, установил современный санскрит. среди европейцев и подготовил почву для более общей дисциплины называется индологией.

PHILIPPUS BALDAEUS, Naauwkeurige beschryvinge van Malabar en Choromandel, der zelver aangrenzende ryken, en het machtige eyland Ceylon, 1672.Воплощение рыбы (Матья- аватар) Вишну. Бог в человеческом обличии появляется изо рта рыбы и спасает человечество от вселенского потопа. Это гравюра, основанная, по всей вероятности, на Индийская миниатюра.

ГИО. ФИЛИППО ДЕ МАРИНИ, Historia et Relatione del Tunchino e del Giappone, 1665. Гвардеец семнадцатого века короля Тонкинга в северной части современной Вьетнам.

ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ естественным образом делится на две географические группы: континентальную полуострова к востоку от Индии и югу от Китая, а также островной треугольник с Суматрой, Филиппины и Новая Гвинея в ее вершинах.Жизнь в материковых штатах следует своему великие реки, которые все текут с севера на юг; торговля и связь вдоль соединяющие морские пути проходят по линиям восток-запад. До 1641 г. большинство этих линий пересекались в Малакка, центр торговли как материковых штатов, так и Индонезийского архипелага. Малакка была заменена после 1641 года Батавией на Яве, торговым и административным центром. центр морской империи Голландской Ост-Индской компании в Азии. Из Батавии и Малакки после этого голландцы обладали определенной политической властью во всей Юго-Восточной Азии. за исключением Бирмы, Сиама, Вьетнама и Филиппин, контролируемых Испанией.

Большая часть того, что европейцы узнали о Юго-Восточной Азии в шестнадцатом веке, пришла из сочинений и карт, подготовленных португальцами и испанцами. Португальцы особенно авторитетен на Пегу (Бирма), Сиаме, Малайском полуострове и Суматре; в Испанский язык лучше всего подходит для Филиппин, Борнео, Камбоджи и Лаоса. Ближе к концу Итальянские, голландские и английские купцы шестнадцатого века комментировали свой собственный опыт. в торговых центрах этого региона. Опубликованные письма иезуитов были разрознены. потоки информации о множестве изолированных островов и мест в Юго-Восточной Азии с 1552 до конца века.Острова Пряностей (Молукки) из-за их коммерческое значение, получил подробное внимание во всех европейских источниках. То Филиппины, начиная со времен Магеллана (1520-е гг.) и далее, были известны прежде всего благодаря небольшое количество испанских надписей и карт. Ява, самый важный остров в архипелаг был наименее известен европейцам шестнадцатого века.

Иберийские и голландские писатели семнадцатого века расширили горизонты Европейские читатели своими комментариями о континентальных государствах Юго-Восточной Азии.Буддизм Теревады считался религией, общей для всего региона, за исключением Малая. Во Вьетнаме буддизм конкурировал с конфуцианством, даосизмом и местными верованиями. То Буддисты, в отличие от мусульман и христиан, в целом терпимо относились к иностранцам. и их убеждения. Континентальные монархии изображаются независимыми, но подобные политические, социальные и военные системы. Король во всех них был абсолютным монарх, собственник земли и вершитель судеб каждого человека.Войны между в этих странах происходили огромные перемещения людей, поскольку все мужчины несли военную ответственность. службу, а так как обычно победитель сокращал население побежденных государства, похищая его жителей.

Сиам считался наиболее стабильным и интегрированным из этих государств во время семнадцатого и начала восемнадцатого веков. Это также был международный торговый центр, где европейцы могли покупать экспорт Китая и Японии. Буддизм был государственной религией и король, как и другие буддисты, был терпим к иностранцам и их чуждым обычаям.Он нанимал японцев, индийцев, персов и европейцев в качестве советников и солдат. То Португальцы, голландцы и англичане регулярно вели торговлю и миссионерскую деятельность в Сиаме. Напоследок поколение семнадцатого века французы стали религиозно, коммерчески, дипломатически и военно вовлечены в Сиам. Эмиссары были отправлены из Сиама во Францию. и французские дипломатические миссии были отправлены в Аютию, столицу Сиама. В то время как эти отношения процветали в течение короткого периода, дворцовое восстание в Сиаме в 1688 г. чиновники, поддерживавшие французов.После этого голландцы оставались самым важным Европейцы в Сиаме. Лучшие европейские описания Сиама пришли от голландцев и французов. авторы. Особенно важными были два тома Симона де Ла Лубера, Du royaume. de Siam (Париж, 1691 г. ), работа, которая до сих пор повсеместно считается лучшим источником на Сиаме семнадцатого века.

Вьетнам, полуостров, где индусская и китайская культуры встретились, столкнулись, а иногда слился, был введен в шестнадцатом веке иберийскими купцами и миссионерами из Малакка и Манила.Гаспар да Круз, доминиканский миссионер, провел около года в Камбодже и вернулся в Португалию, чтобы опубликовать свой Tractado (Evora, 1569), пионерская европейская работа в Камбодже и Лаосе. Европейцы сначала считали, что ключ чтобы весь полуостров находился под контролем дельты Меконга. Но в начале иезуиты семнадцатого века из Макао начали появляться в Кочин-Китае и Тунцине, два наиболее важных штата на севере, которые тогда были заперты в полупостоянном гражданском война.Во второй половине XVII века французские светские священники Парижского миссионерское общество начало соревноваться с иезуитами за сердца и души Вьетнамский. В результате этих действий французов возник конфликт внутри Католическая церковь для управления миссией во Вьетнаме. В Европе было пролито много чернил во время полемики. Тем не менее католикам и голландцам удалось обеспечить Европу с новой достоверной информацией о политической, экономической и общественной жизни в полуостров.И, несмотря на разногласия, был достигнут значительный прогресс в христианизации Вьетнамский. Даже сегодня Вьетнам, наряду с Филиппинами, является одним из самых католических народов Азии.

Островная Юго-Восточная Азия, включающая Индонезийский и Филиппинский архипелаги, была глубоко проникли, а затем контролировались европейцами в этот период. португальцы, после захвата Малакки в 1511 г. предпринимал неоднократные попытки установить прямые отношения с далекими Молуккскими островами, источником желанных специй.В процессе они коснулись на Суматре, Борнео и Яве, больших островах, лежащих между Малаккой и Пряностями. Испанцы, обосновавшись в Маниле в 1565 году, также начали конкурировать за контроль над специями. В семнадцатом веке голландцы вступили в борьбу и были скоро, чтобы контролировать большую часть торговли индонезийского региона. Европа тем временем училась от иберийских и голландских информаторов, главным образом, об этом обширном островном регионе. Европейский отчеты, опубликованные и иные, да будет известно, что эти острова были отмечены великим разнообразие географии, флоры, фауны и языков.Но они также показали, что эти островные жители обладали общими чертами, основанными на истории, этнографии, обычном праве, и иностранные влияния. Не последним из этих иностранных влияний было доминирующее присутствие голландцев в семнадцатом и восемнадцатом веках.

ТЕОДОР ДЕ БРИ, Indiae orientalis pars octava, 1607. Процессия королевы Патани, город-государство на Малайском полуострове. В семнадцатом веке это было не редкостью. столетие для женщин, чтобы править в Юго-Восточной Азии.Две королевы правили Патани последовательно из 1584 — 1624.

JEAN CRASSET, Histoire de l’eglise du Japon, 1689. Это женские облачения. качества в Японии семнадцатого века. Женщина в центре без украшений. траурная одежда. Дама справа идет под зонтиком из промасленной бумаги, которую несут слугой. Женщина слева демонстрирует традиционную прическу с большими шпильками. и одет в яркое кимоно с белым нижним бельем.

БОЛЬШИНСТВО того, что Европа шестнадцатого века знала о Японии, она узнала из писем, истории и отчеты иезуитов и нескольких португальских и испанских купцов учетные записи.Святой Франциск Ксавьер, апостол Индии, посетил Японию в 1549 г. пришел к выводу, что из «людей [азиатов], которых мы встречали до сих пор, эти [японцы] являются лучшим . . Преемники Ксавьера-иезуиты отождествляли Японию с «Чипангу» Марко Поло и к 1561 году была составлена ​​первая независимая карта Японии. производится в Европе. Писатели-иезуиты, комментируя тогдашнюю политическую борьбу разоряя Японию, были поражены размерами, богатством и памятниками японских городов и впечатлен своей упорядоченной жизнью и утонченной культурой.Как только иезуиты узнали Японский язык, как и многие, начали проникать под поверхность японского языка. религию и сделать большое количество новообращенных. Они даже послали японца миссию в Европу с 1584 по 1586 год, чтобы показать своих новообращенных иберийцам, папство и население Южной Европы в целом.

За успехами иберийской рекламы и евангелизации в Японии последовала серия неудач в XVII в. Сёгуны Токугава, укрепляя свою правление после 1603 года постепенно закрыло двери Японии для иберийских купцов и миссионеров. а к 1641 г. исключили их полностью.Голландцы были единственными европейцами, которым разрешено торговать. и жить в Японии после 1641 года, и то только в порту Нагасаки. Первый крупный Описание Японии, написанное кем-то, кроме католического миссионера, было Франсуа Caron’s Beschrijvinghe (Амстердам, 1648 г.). Он основан на его опыте С 1619 по 1641 год в качестве голландского резидента в Токугава, Япония. Другие голландские писатели одновременно сообщил о соседях Японии, включая Формозу, Йезо (или Хоккайдо) и Корею. Голландцы торговых посольств в Эдо (Токио), начиная с первых 1649 – 1650 гг. , вскоре стал предметом ряда книг, изданных в Нидерландах. Denckwürdige Арнольдуса Монтануса Gesandtschafften (1669), произведение, которое часто переводили, представляет собой бессвязное энциклопедический отчет о четырех посольствах, содержащий значительную коллекцию информацию из первых рук о Японии, а также множество бесценных медных гравюр. Джордж Мейстер, немецкий садовник и ботаник, нанятый голландцами, вероятно, был первым Европеец, чтобы оценить искусство японского садоводства. Он выразил свое восхищение в книга под названием Der orientalisch-indianische Kunst-und Lust-Gärtner (1692).

Подготовлен наиболее авторитетный и подробный отчет о Японии семнадцатого века. Энгельбертом Кемпфером (1651–1716), немецким врачом, нанятым голландцами. большой опыт работы в Азии до прибытия в Японию. Как врач голландских торговцев в Нагасаки с 1690 по 1692 год, у него было достаточно контактов и свободного времени, чтобы брать интервью у голландцев и японские информаторы, чтобы делать зарисовки людей, растений и мест, а также собирать Японские книги, карты и картины. Написав свои заметки в Германии, Кемпфер был не могу найти издателя.Его рукопись была приобретена после его смерти сэром Хансом Слоаном. (1660–1753), выдающегося английского естествоиспытателя, который перевел ее на английский язык его библиотекарь Дж.Г. Шойхцер.

Европейские отчеты о Китае в начале шестнадцатого века были подготовлены в основном Португальские купцы, которые подчеркивали материальный достаток, технологические навыки и сложную организация китайского общества. Те, кто писал о Китае после середины века, были в основном миссионеры или лица, заинтересованные в миссии.Гаспар да Круз, португальский доминиканец, Хуан Гонсалес де Мендоса, испанский августинец, и Джованни Маффеи, итальянский иезуит историк, обобщил то, что было известно о Китае в Европе шестнадцатого века. Они подчеркивали рациональный порядок, преобладающий в государственной, образовательной и социальной сферах. структуры, и объяснил систему дани, которой следовал Китай при проведении международные отношения и торговля. Потому что иезуиты надеялись евангелизировать Китай. путем культурного проникновения они изучали язык, собирали книги и серьезно понять конфуцианскую ткань, связывающую китайскую жизнь воедино.

Иезуиты, некоторые представители которых работали в Пекине после 1600 г., сохранили Европу информировали о Китае до роспуска их Общества в 1773 году. Воспоминания Маттео Риччи (1552–1610), первопроходца-иезуита при китайском дворе, увезли в Европу. Николя Триго, который опубликовал их в своей расширенной версии: De christiana Экспедиция Апуда Синаса. . . (Аугсбург, 1615 г.). Это сразу стало и до сих пор остается основным источником по Китаю при упадке династии Мин (1368–1644).То Иезуиты и португальцы Макао держали Европу в курсе подъема маньчжуров, которые привело к падению династии Мин. Отец Мартино Мартини опубликовал в Европе в 1654 году свой De. bello tartarico, наиболее авторитетное и известное описание маньчжурского завоевания на европейском языке. Трагический крах цивилизованных китайцев (мин) династии до пограничных иностранцев некоторые в Европе рассматривали как падение цивилизации к варварству. Хотя это оказалось не так, поскольку маньчжуры были быстро китаизировался, образ Китая как неизменной и отдаленной империи был заменен, в по крайней мере отчасти, из-за взгляда на Китай как на динамично развивающуюся империю и как на часть того же мира, что и Европа.

Иезуиты исследовали китайские источники по географии, государственному устройству, истории и мысль. Мартини, в частности, использовал китайские материалы при подготовке своего Атласа (1655 г.) и династической истории (1658 г.). Афанасий Кирхер, иезуитский полиисторик Рима, выпустил в 1667 году свои China illustrata, произведение о религии в Азии, которое стало одним из из самых влиятельных и популярных книг, выпущенных в семнадцатом веке. Майкл Бойм, польский иезуит, провел два важных специальных исследования флоры Китая (1656 г.). и по медицине (1682).Группа китайских иезуитов опубликовала в Париже в 1687 г. Конфуцианские четыре книги в латинском переводе в их Confucius sinarum philosophus. В тем временем иезуиты были вовлечены в полемику с другими католическими орденами. о миссионерской политике в Китае. Эта дискуссия под названием «Полемика об обрядах» вызвала волну полемической литературы, из которой Европа случайно узнала гораздо больше о Китае: например, из « Nouveaux memoires sur l’état Présent de la Chine » Луи Ле Конта (1696 г.), популярное произведение, содержащее много точной информации о китайской жизни и культуре под династия Цин (маньчжурская) сквозь очки иезуитов.

Голландская Ост-Индская компания, прекрасно осведомленная о том, что публиковали иезуиты. о Китае, отправили посольства к цинскому двору, стремясь наладить прямую торговлю отношения с Китаем. Посольство Нидерландов 1655–1656 годов вдохновило Йохана Нихофа на создание Het. гезанчап . . . aan den grooten tartarischen Cham (1665), щедрый энциклопедический труд. который включает 150 гравюр, многие из которых основаны на собственных эскизах Нихоф. В 1670 году Ольферт Даппер, амстердамский священник, опубликовал еще одну огромную бессвязную работу о голландских миссиях в Китай, представляющий собой смесь иезуитских и голландских писаний. В последнее десятилетие века несколько иезуитов и голландских писателей начали публиковать отчеты о путешествиях по суше. когда русские начали решать свои пограничные проблемы с цинскими правителями. Большинство важные из этих отчетов о путешествиях по суше были составлены Николасом Витсеном и опубликованы как Noord en Oost Tartarye (1692 г.), работа, включающая описания народов. на северной границе Китая. Ранее иезуиты, которые путешествовали по суше между Индией и Китай включили в свои отчеты описания Монголии и Тибета.

Руководство миссией иезуитов в Китае было принято в последние годы века французскими иезуитами, большинство из которых были высокопоставленными интеллектуалами именно было поручено исследовать китайское обучение и культуру. Они работали в основном в Пекине с китайских ученых и в 1692 г. добились от императора Канси эдикт о терпимости к христианству. Отца Иоахима Буве даже отправили обратно в Европу. в конце века представлять императора Кан-си при дворе Людовика XIV.

В первые годы восемнадцатого века, когда некоторые иезуиты в Китае Работая над картографическим обзором империи Кан-си, иезуиты во Франции начали опубликовать письма из Китая в серии томов. Lettres édifiantes et curieuses, , издававшихся в Париже с перерывами с 1702 по 1776 год. пропаганда миссии, которая подвергалась критике в Европе, и быть источником «поучительная и любопытная» информация о Китае для читающей публики.Один из Первым редактором Lettres был Жан-Батист Дю Хальде, составитель Description. . . . de la Chine (1735 г.), роскошная энциклопедия-фолио, неоднократно переиздававшаяся. в менее щедрых изданиях и переводах. Написанная на современном французском языке, эта книга сразу стала чтением как для интеллигенции, так и для широкой публики. Вольтер и Монтескье были лишь двое из философов , которые с энтузиазмом приветствовали его и полагались на него для собственное знание Китая.

Идеализация Китая как разумной и нравственной империи, хотя и не христианской, была одно из обвинений, выдвинутых против иезуитов их врагами. Многие иезуиты в Китай, особенно из Франции, действительно были открытыми поклонниками конфуцианского общества и культура и их письма неоднократно демонстрировали свое уважение к социальному и политическая организация. Иезуиты попали в беду в Европе, подчеркнув естественный морали китайцев, точка зрения, которая была быстро подхвачена и приукрашена критики католической церкви и сторонники мирской морали.сам Дю Хальде подвергал цензуре некоторые письма иезуитов, которые слишком много касались естественной морали. Еще Китай оставался образцом доброжелательного деспотизма, естественной морали и успешного экономика, основанная на сельском хозяйстве, многим из философов.

Описание Дю Хальде было не просто очередной коллекцией иезуитских писем и очередная пропагандистская работа. Основное внимание уделялось географии. В него вошли карты г. Ж. Б. Д’Анвиль, французский гравер, основанные на картографической съемке 1708 г. до 1716 года.Многие из этих карт были полнее и точнее современных карт Европы. и его различных частей, и не претерпели значительных улучшений до конца девятнадцатый век. Дю Хальде также включил переведенные отрывки из китайских трактатов о философии, науки и истории, а также французскую версию драмы Юань династия. На китайском языке и истории Описание содержит разочаровывающие мало что нового.

Некоторые из этих недостатков были восполнены в Европе синологическими исследованиями такие ученые, как Этьен Сусье, Николас Фрере и Этьен Фурмон.Т. С. Байер издал в Петербурге в 1730 г. свой двухтомник Museum sinicum, сборник материалы по китайскому языку. Более специализированные истории по конкретным периодам также появились такие, как работа Антуана Гобиля (1739 г.) по истории монгольской династии. Новый Материалы иезуитов продолжали появляться в Европе даже после подавления Общества в 1773. Перевод отца Мориака де Майла T’ung-chien k’ang-mu, a Версия китайской истории двенадцатого века, появившаяся в печати в 1778 году в двенадцати кварто. тома.Одновременно с этим в шестнадцатилетнем возрасте появилась работа китайской иезуитской стипендии. тома под названием Mémoires. . . де Шинуа (1776 – 1814), который трактаты об истории, науках, нравах и обычаях, в основном переведенные с китайского материалы. Эти работы послужили мостом между любительским китаеведением и профессиональным синология девятнадцатого века.

ACADEMIA CAESAREO-LEOPOLDINA NATURAE CURIOSORUM, Разное любопытное. Декурии II., annus quartus, 1686.Пульс трех частей тела, по традиционная китайская медицина.

Начиная с эпохи Великих географических открытий, художники и ремесленники Европы были заинтригованы Китайские новинки: особенно шелковые ткани, фарфор и лакированные изделия. Усилия были неоднократно заставляли, часто без особого успеха, производить подобные предметы в Европе; в чарующие мотивы на фарфоровых изделиях широко копировались в различных видах европейского искусства. То странные иероглифы китайского языка стимулировали предположения об их мистическом или тайном значении и их возможной связи с неразборчивыми иероглифами Египта. Книжные дизайнеры и граверы рисовали символы, иногда разборчиво, а иногда нет, в качестве украшения на титульных листах (стр. 44) и на иллюстрациях. Эскизы, сделанные в Китай европейцами копировался граверами сначала в Нидерландах, а затем во Франции. и в других местах, для книжных иллюстраций. Если оригиналы оказались слишком обычными или безвкусные, граверы иногда добавляли свои экзотические эффекты. Как и на ранних картах, открытые пространства часто заполнялись стереотипами Азии: слоны, пальмы и так далее, независимо от долготы, широты или сопроводительного текста.китайский народ скопированные с фарфора украшения были добавлены в книги костюмов и в более общие работы по Китай (стр. 42).

В конце семнадцатого века в Англии вспыхнуло увлечение индийскими тканями и в Франция для сиамских объектов. Обе эти моды просуществовали недолго, поскольку английский текстиль рабочие возражали, и в 1688 г. французы были изгнаны из Сиама. коллекционирование предметов китайского искусства стало манией членов королевской семьи, знати и высшего общества. классов в первой половине XVIII в.Затем эта синомания распространилась на суды Северной и Центральной Европы. Постепенно, как и во Франции, он привлек низшие слои общества, которые могли позволить себе немного больше, чем веер или лакированную чашу. В Экспорт фарфора и лаков из Китая был специально подготовлен для экзотических стран. вкусы и синомания европейцев.

«Шинуазри» (означает безделушки или причудливые трюки в современном французском языке) лучше всего отражено в изобразительном искусстве и литературе Европы восемнадцатого века, особенно в эпоху рококо.С этой точки зрения Китай является местом бегства, а не рациональная модель постулируется философами. Китай — это рай, которого никогда не было, гавань досуга и роскоши, населенная веселыми китайцами фарфора, которые живут в прекрасные сады с округлыми мостиками, храмы с изогнутыми карнизами, с которых свисают звенящие колокола и пагоды, тянущиеся к небу.

Жан-Батист Пильман нарисовал Китайская серия для граверов, которые были скопированы далеко и широкий в Европе. В живописи рококо мастерами шинуазри были Антуан Ватто. и Фрэнсис Буше. В литературе «мудрые китайцы» из философов, в то время путешествуя по Европе, писал письма (Lettres chinoises) домой, высмеивая причудливые идеи, верования, обычаи и обычаи экзотических европейцев.

АЛЬВАРО СЕМЕДО, История великой и прославленной монархии Китая, 1655. Капитан Уильям Брэдбент (или Бродбент), командир корабля Ост-Индской компании, привезли эти фигурки обратно в Англию.


Библиографический список выставки

Азия глазами Европы: с шестнадцатого по восемнадцатый век, выставка проходила в библиотеке Чикагского университета, отдел специальных коллекций, 23 января 1 мая 1991.

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ

Франсуа Бернье (1620 – 1688). Путешествие Франсуа Бернье. 2 тт. Амстердам: Поль Маррет, 1723-1724 гг. Покупка Общей книги библиотеки Фонд.

Пьер Буастуо (ум. 1566). Удивительные истории. Париж: Жан Лонжи [и др.], 1561. Мемориальная коллекция Фредерика Айвза Карпентера.

Армандо Кортесан (р. 1891). Portugaliae Monumenta Картографический. 6 тт. Лиссабон: Comissão Executiva das Comemorações do V Centenário da Morte do Infante D. Энрике, 1960 г. Дар комиссара.

Себастьян Мюнстер (1489–1552). Космограф. Базель: Durch Henrichum Петри, 1550 г.Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Фернан Мендес Пинту (ум. 1583). Восточная история Лас-перегринасионес Фернан Мендес Пинто. Мадрид: Мельчор Санчес, 1664 г. Покупка генерала библиотеки. Книжный фонд.

Марко Поло (1254 – 1323?). De regionibus orientalibus libri III. 3 тт. в 1. Бранденбург: Ex Officina Georgii Schulzii, 1671. Коллекция Хенгстенберга.

Бальтазар Спрингер (эт. 1505–1509). Бальтазар Спрингерс Индиенфарт 1505/06. Франц Шульце, изд. Страсбург: JHEd. Heitz [и др.], 1902. Дар Высшая библиотечная школа.

ПИСЬМА ИЕСУИТОВ

И ИСТОРИИ

Иезуиты. Письма из командировок. Annuae litterae Societatis Иисус. Диллинген: Apud viduam Joannis Mayer, 1609. Хелен и Рут Регенштейн. Коллекция.

Иезуиты. Письма из командировок. Lettere del Giapponee dell’anno M.Д.LXXVII. Рим: Франческо Дзанетти, 1579 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Иезуиты. Письма из командировок. Lettres édifiantes et curieuses . . . ИКС; Париж: Николя Ле Клерк [и др.], 1732 г. Собрание Хенгстенберга.

Иезуиты. Письма из командировок. Lettres édifiantes et curieuses . . . XII. Париж: Le Mercier & Boudet [и др.], 1741. Собрание Хенгстенберга.

Джованни Пьетро Маффеи (1536? – 1603). Historiarum indicarum libri XVI. Пункт Selectarum ex India epistolarum eodem Interprete libri IIII. 2 тт. в 1. Венеция: Apud Damianum Zenarium, 1588–1589 гг. Покупка Общей книги библиотеки. Фонд.

Маттео Риччи (1552 – 1610). Христианская экспедиция от Синаса . Николя Триго, изд. Аугсбург: Apud Christophorum Mangium, 1615. Коллекция Хенгстенберг .

Николя Триго (1577–1628). De christianis apud japonios Triumphis. Мюнхен, 1623. Покупка Общего книжного фонда библиотеки.

ГЕОГРАФИЯ И ПУТЕШЕСТВИЯ

ЛИТЕРАТУРА

Жоао де Баррос (1496 – 1570). Л’Азия . 2 тт. Венеция: Винченцо Вальгризио, 1562 г. Коллекция Картера Х. Харрисона.

Жоан Бло (1596–1673). Главный атлас. 11 томов. Амстердам, 1662 г. Покупка из Общего книжного фонда библиотеки.

Оншем Черчилль (ум. 1728). Сборник путешествий и путешествий. Третье издание.8 тт. Лондон: Генри Линтот [и др.], 1744–1747. Дар Леонарда Б. Мейера.

Ричард Хаклюйт (1552? – 1616). Основные плавания, рейсы, перевозки и открытия английской нации. 3 тт. в 2. Лондон: Джордж Епископ [и др.], 1599–1600. Дар Дороти и Грэма Олдис.

Иоганн Баптист Хоманн (1663 – 1724). Новейший атлас лучших в аузерлезенен и allerneuesten Land- Charten. Нюрнберг, 1707 г.Берлинская коллекция.

Герхард Меркатор (1512 – 1594). Атлас; sive, Cosmographicae размышления. Издание кварта. Амстердам: Sumptibus & typis aeneis Judoci Hondii, 1613 г. Покупка Общий книжный фонд библиотеки.

Novus orbis regionum ac insularum veteribus incognitarum. Саймон Гриней, изд. Базель: Апуд Джо. Hevagium, 1555. Коллекция Картера Х. Харрисона.

Авраам Ортелий (1527 – 1598). Theatrum orbis terrarum. Антверпен: Апуд Эгидиум Радеум Ганденсем, 1575 г.Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Авраам Ортелий (1527 – 1598). Theatrum orbis terrarum. Антверпен: Апуд Джоаннем Бапт. Уринтиум, 1603 г. Дар Фрэнка В. Гунсолуса.

Джованни Баттиста Рамузио (1485 – 1557). Первый том и четыре издания Делле навигации и др. Виаджи. Венеция: Stamperia De’Giunti, 1588 г. Покупка Общий книжный фонд библиотеки.

Джованни Баттиста Рамузио (1485 – 1557). Terzo Volume delle navigationi et виаджи. Венеция: Stamperia De’ Giunti, 1565. Покупка Главной книги библиотеки. Фонд.

Николя Сансон (1600 – 1667). L’Asie en plusieurs новые карты и требования. Париж, 1652. Покупка Общего книжного фонда библиотеки.

ФЛОРА И ФАУНА

Якоб де Бондт (1592 – 1631) в Виллем Писо, De Indiae utriusque re naturali et medica. Амстердам: Apud Ludovicum et Danielem Elzevirios, 1658. Коллекция Джона Крерара.

Карл фон Линней (1707 – 1778). Флора Зейланика. Стокгольм: Сумту и literis Laurentii Salvii, 1747. Коллекция Джона Крерара.

Хендрик ван Рид дот Дракештейн (1637? – 1691). Hortus indicus malabaricus. 12 тт. Амстердам: Sumptibus Joannis van Someren [и др. ], 1683–1703. Джон Коллекция Крера.

Георг Эберхард Румпф (1627–1702). Thesaurus imaginum piscium testaceorum. Гаага: Apud Petrum de Hondt, 1739. Коллекция Джона Крерара.

Мельхиседек Тевено (1620? – 1692). Relations de divers voyages curieux. 3 тт. Париж: Себастьен Мабре-Крамуази, 1666. Коллекция Картера Х. Харрисона.

АЗИАТСКИЕ ЯЗЫКИ

Теофил Зигфрид Байер (1694 – 1738). Музей синикум. 2 тт. СПб.: Ex Typographia Academiae Imperatoriae, 1730. Покупка Общий книжный фонд библиотеки.

Клод Дюре (ум. 1611). Thresor de l’histoire des langues de cest univers. Кёльн: мат. Бержон, 1613. Коллекция Хелен и Рут Регенштейн.

Этьен Фурмон (1683–1745). Linguae sinarum mandarinicae hieroglyphicae грамматический дуплекс. Париж: Ex Typographia Josephi Bullot, 1742 г. Покупка Общий книжный фонд библиотеки.

Этьен Фурмон (1683–1745). Медитации Синикае. Париж: Musier le Пере, 1737. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Дэвид Хэкс (род. ок. 1597 г.). Малайско-латинский и латино-малайский словарь. Рим: Typis и Impensis Sac.конгр. де Пропаг. Фиде, 1631 г. Покупка библиотечного Общий книжный фонд.

Симон де ла Лубер (1642–1729). Du royaume de Siam . 2 тт. Париж: Ла veuve de Jean Baptiste Coignard [и др.], 1691. Дар Дональда Ф. Лаха.

Хендрик ван Рид дот Дракештейн (1637? – 1691). Hortus indicus malabaricus. 12 тт. Амстердам: Sumptibus Joannis van Someren [и др.], 1683–1703. Джон Крерар. Коллекция.

Джузеппе Мария Себастьяни, б.п. Кастелло (1623–1689). Вторая экспедиция все восточные инди. Рим: Филиппо М. Манчини, 1672 г. Дар Элси О. и Филиппа Д. Спела в память о Луи Х. Сильвере.

Эдвард Терри (1590–1660). Путешествие в Ост-Индию. Лондон: Дж. Мартин [и др.], 1655. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

ИМПЕРИЯ МОГОЛОВ

Франсуа Бернье (1620 – 1688). Путешествие Франсуа Бернье. 2 тт. Амстердам: Пол Маррет, 1723 – 1724. Покупка библиотеки. Общий книжный фонд.

Карре (17 век). Путешествие в Восточную Индию. 2 тт. Париж: La veuve де Клод Барбен, 1699 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Ольферт Даппер (1639 – 1689). Азия; oder, Ausführliche Beschreibung des Reichs des Grossen Mogols und Eines Grossen Theils von Indien. 2 тт. в 1. Нюрнберг: Иоганн Хоффманн, 1681 г. Дар Говарда Г. Грея.

Габриэль Деллон (р. 1649). Новое отношение к путешествию в Восточную Индию. Амстердам: Поль Маррет, 1699 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Историко-географическое описание Индии. Жан Бернулли, изд. 5 тт. в 3. Берлин: Кретьен Сигизмонд Шпенер, 1786–1789. Покупка библиотеки Общий книжный фонд.

Джованни Франческо Джемелли Карери (1651 – 1725). Путешествие по свету. Новель версия. 6 тт. Париж: Этьен Гано, 1727 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Сэр Томас Герберт (1606–1682). Несколько лет путешествует по разным частям Азии и Африка. Лондон: Джейкоб Блом [и др.], 1638. Покупка Главной книги библиотеки. Фонд.

Бернар Пикарт (1673 – 1733). Церемонии и религиозные обычаи различных народов известного мира. 7 тт. в 6. Лондон: Клод дю Боск, 1733 г. — 1739. Покупка Общего книжного фонда библиотеки.

Авраам Роджериус (ум. 1649). Le Theatre de l’Idolatrie, ou La porte ouverte. Амстердам: Жан Шиппер, 1670 год.Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Мельхиседек Тевено (1620? – 1692). Relations de divers voyages curieux. 3 тт. Париж: Себастьен Мабре-Крамуази, 1666. Коллекция Картера Х. Харрисона.

ЮЖНАЯ ИНДИЯ И ЦЕЙЛОН

Филипп Балдей (1632 – 1672). Naauwkeurige beschryvinge фургон Malabar en Choromandel, der zelver aangrenzende ryken, en het machtige eyland Ceylon. 3 тт. в 1. Амстердам: Йоханнес Янссониус ван Ваасберге [и др. ], 1672. Покупка из Общего книжного фонда библиотеки.

Теодор де Бри (1528–1598). II. восточная часть Индии. Франкфурт: бывший Officina Wolffgangi Richteri, 1599. Берлинское собрание.

Оншем Черчилль (ум. 1728). Сборник путешествий и путешествий. Третье издание. 8 тт. Лондон: Генри Линтот [и др.], 1744–1747. Дар Леонарда Б. Мейера.

Пьетро Делла Валле (1586 – 1652). Путешествие Сиг. Пьетро Делла Валле. . . в Восточную Индию и Аравийскую пустыню. Лондон: Генри Херрингман, 1665 г. Покупка Общий книжный фонд библиотеки.

Джон Фрайер (ум. 1733). Новый рассказ об Восточной Индии и Персии. Лондон: Ри. Чизвелл, 1698 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Роберт Нокс (1640? – 1720). Историческая связь острова Цейлон, в Ост-Индия. Лондон: Ричард Чизвелл, 1681. Покупка Главной книги библиотеки. Фонд.

Винченцо Мария Мурчио (17 век). Il viaggio all’Indie Orientali. Рим: Филиппомария Манчини, 1672 г. Покупка Общего книжного фонда библиотеки.

Жан-Батист Тавернье (1605 – 1689). Шесть путешествий. . . qu’il a fait en Turquie, en Perse, et aux Indes. 2 тома, Париж: Gervais Clouzier [и др.], 1676 г. — 1677. Коллекция Хелен и Рут Регенштейн.

ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ

Теодор де Бри (1528 – 1598). Pars quarta Indiae orientalis. Франкфурт: Апуд Маттеум Беккер, 1601 г. Берлинское собрание.

Теодор де Бри (1528–1598). Quinta pars Indiae orientalis. Франкфурт: Апуд Маттеум Беккер, 1601 г. Берлинское собрание.

Теодор де Бри (1528–1598). Indiae orientalis pars octava. Франкфурт, 1607. Берлинское собрание.

Александр, шевалье де Шомон (ум. 1710). Связь с посольством. . . а ля кур дю Руа де Сиам. Амстердам: Пьер Мортье, 1686 г. Покупка генерала библиотеки. Книжный фонд.

Николя Жервез (ок.1662 – 1729). Описание Historique du royaume de Макакар. Париж: Илер Фуко, 1688 г. Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Томас Гуйе (1650 – 1725). Наблюдения в области физики и математики. Париж: La veuve d’Edme Martin [и др.], 1688. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Симон де ла Лубер (1642–1729). Du royaume de Siam . 2 тт. Париж: Ла veuve de Jean Baptiste Coignard [и др.], 1691. Дар Дональда Ф. Лаха.

Виллем Лодевийкс (16 век). Premier livre de l’histoire de la navigation aux Indes orientales par les hollandois . 2 томов в 1. Амстердам: Cornille Nicolas, 1609. Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Джо. Филиппо де Марини (1608–1682). История и отношение дель Тунчино и дель Джаппоне. Рим: Витале Маскарди, 1665 г. Покупка Общего книжного фонда библиотеки.

Александр де Родос (1591 – 1660). Relazione de’felici Successi della Santa fede predicata da’padri della Compagnia di Giesù nel regno di Tunchino. Рим: Джузеппе Луна, 1650 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Воутер Схоутен (1638–1704). Reistogt naar en door Oostindiën. Вьерде друк. 2 тт. Амстердам: М. Шалекамп, 1780 г. Дар Чикагской публичной библиотеки.

Жан-Батист Тавернье (1605 – 1689). Recueil de plusieurs relations et traez singuliers & curieux. [Амстердам?], 1681. Покупка библиотеки Общий книжный фонд.

Бернхард Варениус (1622 – 1650). Японское и сиамское описание. Кембридж: Бывшая Официна Джоан. Хейс, 1673 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

ЯПОНИЯ

Жан Крассе (1618 – 1692). История японской египтологии. 2 тт. Париж: Эстьен Мишалле, 1689 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Энгельберт Кемпфер (1651–1716). Защитный фургон Япония. Гаага: стр. Госсе [и др.], 1729 . Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Арнольдус Монтанус (1625? – 1683). Памятные посольства компании Compagnie des Indes Orientales des Provinces Unies, vers les empereurs du Japon. Амстердам: Джейкоб де Мерс, 1680 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Арнольдус Монтанус (1625? – 1683). Denckwürdige Gesandtschafften der Ost-Indischen Geselschaft in den Vereinigten Niederländern, unterschiedliche Keyser фон Япония. Амстердам: Якоб Мерс, 1669 г. Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Бернар Пикарт (1673 – 1733). Церемонии и религиозные обычаи различных народов известного мира. 7 тт. в 6. Лондон: Клод дю Боск, 1733 г. — 1739. Покупка Общего книжного фонда библиотеки.

Бернхард Варениус (1622 – 1650). Японское описание. 2 тт. в 1. Амстердам: Apud Ludovicum Elzevirium, 1649. Покупка Общей книги библиотеки. Фонд.

КИТАЙ

Academia Caesareo-Leopoldina Naturae Curiosorum. Разное любопытное. Декурии II., annus quartus. Нюрнберг: Sumptibus Wolfgangi Mauritii Endteri, 1686. Коллекция Джона Крерара.

Адам Брэнд. Журнал посольства их величеств Иоанна и Петра Алексиевиц, императоры Московии и т. д. через землю в Китай. Лондон: Д. Браун [и др.], 1698. Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Конфуций. Конфуций sinarum philosophus. Париж: Апуд Даниэлем Хортемельс, 1687 г. Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Жан-Батист Дю Хальд (1674 – 1743). Описание географическое, историческое, хронологический, политический и физико-физический Китайской империи и китайской Тартарии . 4 тт. Париж: PG Le Mercier, 1735. Коллекция Джона Крерара.

Афанасий Кирхер (1602 – 1680). Китай монументальный. Амстердам: Апуд Йоаннем Janssonium à Waesberge [и др.], 1667 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Афанасий Кирхер (1602 – 1680). Ла-Шин. . . illustrée de plusieurs памятники tant sacrés que profanes. Амстердам: Жан Янссон в Весберге [и др.], 1670. Покупка Общего книжного фонда библиотеки.

Луи Ле Конт (1655 – 1728). Воспоминания и наблюдения. . . сделано в конце путешествие по Китайской империи. Лондон: Бендж. Тук [и др.], 1697. Покупка Общий книжный фонд библиотеки.

Габриэль де Магальяйнс (1609–1677). Новая история Китая. Лондон: Томас Ньюборо, 1688 г.Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Мемуары, касающиеся истории, науки, искусства, жизни, обычаев, и т. д. des chinois, par les Mission-naires de Pe-kin. 16 тт. Париж: Ньон, 1776 г. – 1814. Берлинское собрание.

Йоханнес Нихоф (1618–1672). Посольство Голландии в Китае. Париж: Себастьен Мабре-Крамуази, 1666 г. Покупка общего книжного фонда библиотеки.

Йоханнес Нихоф (1618–1672). Die Gesantschaft der Ost-Indischen Geselschaft в den Vereinigten Niederändern. Амстердам: Якоб Мёрс, 1666 г. Покупка Общий книжный фонд библиотеки.

Мельхиседек Тевено (1620? – 1692). Relations de divers voyages curieux. 3 тт. Париж: Себастьен Мабре-Крамуази, 1666. Коллекция Картера Х. Харрисона.

ШИНУАЗЕРИ

Жан-Батист де Бойер, маркиз д’Аржан (1704 – 1771). Письма chinoises, ou Соответствие философии, истории и критики. Новель версия. 6 тт. Гаага: Пьер Попи, 1755 г.Дар Дональда Ф. Лаха.

Мартино Мартини (1614 – 1661). Sinicae historiae decas prima. Мюнхен: Типис Лука Страуби [и др.], 1658 г. Дар Дональда Ф. Лаха.

Альваро Семедо (1585 – 1658). История этой великой и прославленной монархии Китай. Лондон: Джон Крук, 1655 . Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Готлиб Шпитцель (1639 – 1691). De re literaria sinensium commentarius. Лейден: Ex Officina Петри Хаки, 1660 г.Приобретение Общего книжного фонда библиотеки.

Николя Триго (1577–1628). Reni chinensis descriptio. Лейден: бывший офиц. Эльзевириана, 1639 г. Покупка Общего книжного фонда библиотеки.

Торговля пряностями и эпоха географических открытий

Одним из главных мотивирующих факторов европейской эпохи великих географических открытий был поиск прямого доступа к высокодоходной торговле восточными пряностями. В 15 веке пряности попали в Европу по ближневосточным сухопутным и морским путям, и пряности пользовались огромным спросом как для пищевых блюд, так и для использования в медицине.Проблема заключалась в том, как добраться до этого рынка по морю. Соответственно, такие исследователи, как Христофор Колумб (1451–1506) и Васко да Гама (ок. 1469–1524), были отправлены на поиски морского пути из Европы в Азию. На западе Колумб обнаружил на своем пути новый континент, а на юге да Гама обогнул мыс Доброй Надежды, проплыл вдоль побережья Восточной Африки и пересек Индийский океан, чтобы добраться до Индии. Начиная с 1500 года сначала Португалия, а затем и другие европейские державы пытались контролировать торговлю пряностями, порты, через которые пряности продавались, и, в конечном итоге, территории, на которых они выращивались.

Португальские корабли Carrack

Неизвестный художник (общественное достояние)

Специя жизни

В средние века и раннее Новое время термин «пряность» широко применялся ко всем видам экзотических натуральных продуктов, от перца до сахара, от трав до выделений животных. Специи были импортированы с Востока в Европу с древних времен, и европейцы выработали к ним определенную симпатию. Часть привлекательности заключалась в аромате, который они придавали блюдам, хотя давнее мнение, что они в основном использовались для маскировки вкуса плохого мяса, неверно.Еще одной привлекательностью была их большая редкость, что делало их модным дополнением к любому столу и настоящим символом статуса для богатых. Специи использовались для придания аромата не только соусам, но и винам; их даже кристаллизовали и ели как сладости.

Откуда сами торговцы получали свои экзотические специи, было неизвестно, и о происхождении специй возникло множество небылиц.

Ценные специи, используемые в приготовлении пищи в Европе, включали перец, имбирь, гвоздику, мускатный орех, мацис, корицу, шафран, анис, зедоари, тмин и гвоздику.Хотя большинство из них были зарезервированы для столов богатых, даже бедные классы использовали перец всякий раз, когда они могли его достать. Специи, несмотря на их стоимость, использовались в больших количествах. Мешки со специями требовались для королевских банкетов и свадеб, и мы знаем, например, что в 15 веке дом герцога Бекингемского в Англии ежедневно потреблял два фунта (900 граммов) специй, в основном перца и имбиря. .

Специи имели и другое применение, помимо вкуса. В Средние века и раннее Новое время считалось, что многие специи имеют лечебное значение.Во-первых, их можно было использовать для очищения организма. Во-вторых, по-прежнему преобладала идея о том, что здоровое тело требует баланса его четырех основных элементов или юмора. Следовательно, здоровая диета также необходима для уравновешивания этих гуморов, то есть пища не должна быть слишком горячей или холодной, сухой или влажной. Специи помогли сбалансировать некоторые продукты питания. Рыба, например, была холодной и влажной пищей, поэтому при добавлении определенных специй к рыбным блюдам эти две характеристики становились более сбалансированными.

Пряности сжигали, как благовония для аромата, или разбрасывали по полу, или даже добавляли прямо на кожу.Повсюду, от церквей до борделей, использовались специи для улучшения общего неприятного запаха средневековых помещений. Самыми востребованными и дорогими духами были ладан, мирра, бальзам, сандаловое дерево и мастика. Была еще одна группа запахов, исходивших от животных, которые одинаково ценились. К ним относятся выделения диких кошек (циветта), бобров (кастореум) и оленей (мускус). К третьей категории ароматических специй относились вещества, соскобленные с древних мумий и другой странной экзотики.

Средневековый торговец специями

Лоуренс OP (CC BY-NC-ND)

Пряности также можно было принимать как самостоятельные лекарства, поэтому их измельчали ​​и превращали в пилюли, кремы и сиропы.Черный перец считался хорошим средством от кашля и астмы, он мог, как утверждали химики, заживлять поверхностные кожные раны и даже действовать как противоядие от некоторых ядов. Считалось, что корица помогает вылечить лихорадку, мускатный орех полезен при метеоризме, а подогретый имбирь считался афродизиаком. Считалось, что несколько специй с сильным запахом способны бороться с неприятными запахами, которые, как считалось, сами по себе вызывали болезни. По этой причине во время многочисленных волн чумы Черной смерти, прокатившейся по Европе, люди сжигали амбру, чтобы предотвратить часто смертельную болезнь.Серая амбра представляла собой жирное вещество, которое появлялось внутри китового кишечника. Драгоценные и полудрагоценные камни, также редкие и труднодоступные, часто относили к категории специй. Считалось, что некоторые камни, такие как топаз, облегчают геморрой, лазурит полезен при малярии, а жемчужный порошок, смешанный с как можно большим количеством дорогих специй, принимался для предотвращения старости.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

В поисках специй

Некоторые практикующие врачи протестовали против этих убеждений, а некоторые члены Церкви часто открыто заявляли, что все эти деньги, потраченные на специи, лучше использовать в другом месте. Тем не менее, со всеми этими возможными вариантами использования и их статусом предмета роскоши, неудивительно, что некоторые представители европейской элиты начали размышлять о том, как они могут получить прямой доступ к специям Востока, не платя баснословных денег восточным пряностям. и арабские купцы. Откуда сами купцы брали специи, неизвестно. О происхождении специй возникло множество небылиц, но к 13 веку такие путешественники, как Марко Поло (1254–1324 гг. н. э.), и миссионеры начали улучшать географические знания Европы о мире в целом.Индия казалась наводненной черным перцем. Шри-Ланка была богата корицей. Сандаловое дерево пришло из Тимора. Китай и Япония получали такие специи, как гвоздика, мускатный орех и булаву, из Индии, Юго-Восточной Азии, а также с Молуккских островов или Молуккских островов на территории современной Индонезии — недаром их прозвали Островами пряностей.

Затем, в 1453 году, пал Константинополь, столица Византийской империи была завоевана Османской империей, и таким образом был потерян один из основных сухопутных путей доставки пряностей в Европу. Это было еще одной причиной, по которой европейские купцы нашли свой собственный доступ к торговым путям специй и, если возможно, добились контроля над их производством у источника. Европейские державы, такие как Испания и Португалия, также могут нанести серьезный удар своим соперникам в Европе, особенно итальянским морским государствам, таким как Венеция и Генуя. Был и дополнительный бонус: обходя исламских торговцев, доминировавших в торговле пряностями Адена и Александрии, христианскому миру не пришлось отдавать свое золото своему идеологическому врагу номер один.В Азии могли быть даже союзники-христиане, которых еще не знала Европа.

С практической точки зрения, открытие новых сельскохозяйственных угодий для выращивания зерновых культур помогло бы сократить дефицит торгового баланса. Была также реальная перспектива приобретения престижа и богатства для европейской элиты и тех мореплавателей, которые осмелились плыть в неизвестность. Наконец, феодальная система в Европе вырождалась по мере того, как земля передавалась все более мелкими частями от поколения к поколению сыновей. Многие сеньоры просто не знали, что делать со своими третьими или четвертыми сыновьями, и отправка их в чужие земли наживаться была удачным решением для обеих сторон.

Были тогда и экономические, и политические, и религиозные мотивы поиска морского пути из Европы в Азию. При поддержке Короны и Церкви, а также частных инвесторов, мечтавших об огромных прибылях, исследователи отправились в плавание к неизведанным горизонтам.

Португальская колониальная империя в эпоху географических открытий

Симеон Нетчев (CC BY-NC-SA)

Морской путь в Азию

Восточная торговля пряностями велась с древних времен. До 16 века специи поступали по суше и морским путям с Востока, вверх по Персидскому заливу и Красному морю, через Египет или Аравию и в Средиземное море.Шелковый путь из Китая через Евразию был еще одним путем проникновения специй на европейские рынки. Как отмечает историк М.Н. Пирсон резюмирует, затраты, необходимые для доставки специй в Европу по традиционным ближневосточным маршрутам, были действительно очень высокими:

…цена килограмма перца при переходе из рук в руки была огромной — стоил 1 или 2 грамма серебра на месте производства, в Александрии — от 10 до 14, в Венеции — от 14 до 18, в странах-потребителях — от 20 до 30. Европы. (41)

Таким образом, можно было бы выиграть богатство, если бы европейцы смогли обойти установленные маршруты и удовлетворить постоянно растущий спрос на специи в Европе.Для этого необходимо было найти морской путь в Азию.

В 1492 году Христофор Колумб думал, что сможет найти его, плывя на запад через Атлантический океан, но ему удалось найти только другой участок суши на своем пути: Америку. Португальцы считали, что смогут найти Азию, обогнув африканский континент. В 1488 году Бартоломеу Диаш проплыл вдоль побережья Западной Африки и совершил первое плавание вокруг мыса Доброй Надежды, южной оконечности африканского континента (ныне Южная Африка).За ним последовал Васко да Гама, который в 1497–1499 годах также обогнул мыс, но затем проплыл вдоль побережья Восточной Африки и пересек Индийский океан, чтобы добраться до Каликута (ныне Кожикоде) на Малабарском побережье в южной Индии. Наконец европейцы нашли прямой морской путь к богатствам Востока. От Малабарского побережья Индии европейские корабли могли плыть дальше на восток к островам Пряностей и Юго-Восточной Азии. Путь был открыт Франсиско Серрао, совершившим плавание к островам Пряностей в 1512 году, и Фердинандом Магелланом (1480-1521), совершившим первое кругосветное плавание в 1519-22 годах на службе у Испании.

Васко да Гама прибывает в Каликут, Индия

Роке Гамейро (общественное достояние)

Португальская колонизация

Получить географический доступ к торговле пряностями — это одно, а втиснуться в саму торговлю — совсем другое. Первая и самая большая проблема португальцев в их торговых амбициях на Востоке заключалась в том, что у них на самом деле не было товаров, которые желали бы индийские или мусульманские торговцы. Многие правители уже были безмерно богаты, и им не хотелось вносить какие-либо изменения в региональную торговую сеть, которая работала очень хорошо и, что более важно для всех, мирно.Португальцы решили использовать единственное, что у них было в свою пользу: превосходство в вооружении и кораблях. Индийские правители и некоторые арабские торговцы имели несколько пушек, но они не были такого же качества, как европейские, и, что более важно, торговые корабли в Индийском океане строились для перевозки грузов и скорости, а не для ведения боевых действий на море. Европейцы, напротив, некоторое время вели морские сражения.

Один центнер (100 кг/220 фунтов) перца можно купить за шесть крузадо и продать в Европе не менее чем за 20 крузадо .

Тогда решение было простым: силой захватить торговую сеть и установить монополию на торговлю пряностями не только в разрезе Азии с Европой, но и внутри Азии тоже. Специи можно было приобретать у производителей пряностей как можно дешевле за относительно недорогие товары, такие как хлопчатобумажная ткань, сухие продукты и медь, а затем продавать в Европе по максимально возможной цене. В Азии специи можно было продавать из одного порта в другой и обменивать на драгоценные товары, такие как золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг и изысканные ткани.

Соответственно, вокруг мыса Доброй Надежды направлялось все больше и больше военных кораблей, и повсюду строились форты, начиная с португальского Кочина (Кочи) в Индии в 1503 году и со временем распространившись на Японию. Соперничающие корабли были взорваны из воды, а отказывающиеся от сотрудничества города подверглись обстрелу с борта. Товары были конфискованы, а торговцев заставляли заключать выгодные сделки. Не испугавшись необъятности географического района, который португальцам пришлось бы патрулировать, король Португалии Мануэль I (ок.1495-1521) объявил королевскую монополию на торговлю пряностями. Вице-король Индии был назначен в 1505 году, хотя у португальцев не было никаких реальных территориальных целей, кроме контроля над прибрежными торговыми центрами. Португальский Гоа был основан в 1510 году на западном побережье Индии и уже через 20 лет стал столицей Португальской Индии. В 1511 году Малакка в Малайзии была захвачена. В 1515 году последовал Ормуз в устье Персидского залива, а в 1518 году в Коломбо на Шри-Ланке был основан форт.

Королевская монополия

Навязать монополию на торговлю пряностями на одной трети земного шара было практически невозможно, но португальцы очень хорошо справились с этой задачей.Помимо использования пушек, как упоминалось ранее, был введен административный контроль. Во-первых, любого частного торговца, европейца или другого человека, пойманного с грузом пряностей, арестовывали, а его товар и корабль конфисковывали. Мусульманским торговцам приходилось хуже всего, и их часто казнили. После того, как стало понятно, что эту политику невозможно проводить повсеместно, некоторым местным торговцам разрешили торговать специями в ограниченных количествах, но часто только одной, чаще всего перцем. Экипажам европейских кораблей разрешалось брать специи в качестве замены заработной платы (небольшой мешок мог купить им дом на родине).

Другой способ контролировать торговлю специями и другими товарами заключался в том, чтобы разрешать кораблям заходить в определенные порты только при наличии у них королевской лицензии. Короче говоря, моря больше не были свободными. Даже суда, торгующие другими товарами, кроме специй, должны были путешествовать с выданным португальцами паспортом или картой , , а если они этого не делали, груз и корабль конфисковывались, а команда заключалась в тюрьму или того хуже. В дополнение к карте суда должны были платить таможенные пошлины в порту захода. Еще одним методом получения пошлин было заставить все суда плыть в охраняемых португальцами конвоях, кафилах .Пираты представляли угрозу в Индийском океане и за его пределами, но настоящая цель состояла в том, чтобы гарантировать, что все торговые суда остановятся в порту, контролируемом португальцами, где они должны будут платить пошлины (плюс оставить залог наличными, гарантирующий, что они вернутся для повторного платежа). .

Таким образом, таможенные пошлины стали составлять около 60% всех доходов Португалии на Востоке. Кроме того, прибыль, как и предполагалось, была получена от самих специй. Теперь португальцы могли покупать специи у источника.Например, один центнер (100 кг/220 фунтов) перца можно было купить за 6 крузадо (золотая монета того периода) и продать в Европе не менее чем за 20 крузадо . Были транспортные расходы и расходы на содержание патрульных кораблей и фортов, но в целом португальцы могли получить очень приличную прибыль в размере 90% от своих инвестиций. Кроме того, чем больше специй было импортировано, тем ниже общие затраты. Желание португальцев покупать и контролировать специи стало ненасытным.

Попытка взять под контроль торговлю пряностями имела и другие последствия, помимо уже упомянутых.Торговая сеть была перемещена в новые районы, так что некоторые устоявшиеся центры, такие как Кочин, пришли в упадок, а другие, такие как Гоа, выросли. Миссионеры распространяли христианскую веру. Растения и животные были завезены в новые места, что часто вызывало непредвиденные последствия в среде обитания и нарушало баланс местных экологических систем. Болезни распространялись во всех направлениях, чтобы найти новых жертв.

Порт Каликут в 1572 году

Неизвестный художник (общественное достояние)

Открытие Азии

Португальцы установили более или менее монополию на торговлю пряностями в Европе, но их господство в Азии было недолгим.Азиатские купцы по возможности избегали европейцев и продолжали свою беспошлинную торговлю. Важно отметить, что на Европу приходится лишь около четверти мировой торговли специями. Многие португальские чиновники сами были коррумпированы и торговали, не выплачивая короне свою долю дохода. Сухопутные и морские пути Ближнего Востока для перевозки специй, которые так и не были полностью заменены маршрутом через мыс Доброй Надежды, снова начали процветать во второй половине 16 века благодаря постоянно растущему спросу на специи в Европе.

Другие европейские страны вскоре узнали о богатствах, доступных тем, у кого есть прямой доступ к специям. Между 1577 и 1580 годами англичанин Фрэнсис Дрейк (ок. 1540-1596 гг. н.э.) совершил свое кругосветное плавание, которое включало остановку на островах специй, чтобы взять груз гвоздики. Однако первыми, кто действительно бросил вызов португальцам, были голландцы, которые с 1596 года не стеснялись атаковать форты в португальских центрах, которые были плохо снабжены гарнизонами и часто страдали от отсутствия содержания.Задействованные территории были настолько велики, что португальцы не могли патрулировать даже небольшую их часть. Голландцы взяли под свой непосредственный контроль острова Пряностей и захватили Малакку (1641 г.), Коломбо (1656 г.) и Кочин (1663 г.). Контролируя источник специй, голландцы теперь могли навязывать свои собственные условия мировой торговле специями и импортировать в Европу в три раза больше специй, чем португальцы могли транспортировать. Тем временем персы с помощью англичан захватили Ормуз в 1622 году. Индуистские маратхи одерживали большие победы в южной Индии и угрожали там португальским центрам.Гуджаратские торговцы доминировали в торговле Бенгальского залива. Словом, все любили специи и богатство, которое они приносили.

Что еще более важно, европейские страны теперь адаптировали свою внешнюю политику. Создание нескольких прибрежных торговых центров больше не было делом исследований и открытий. Колонизация теперь заключалась в удержании территории, завоевании коренных народов и переселении европейцев. Торговые компании были созданы голландцами и англичанами, что позволило гораздо более эффективно приобретать и распределять товары.Сахарный тростник, хлопок, чай, опиум, золото, алмазы и рабы займут место специй в мировой экономике, когда европейские державы мчатся делить мир и строить империю. Таким образом, стремление контролировать торговлю пряностями открыло мир, но в последующие века оно стало гораздо более жестоким и нестабильным.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Международный рыболовный промысел XVI века

Европейцы в конце 15 века занимались рыбной ловлей больше, чем любым другим занятием, кроме земледелия. Этот факт отражает то значение, которое рыба играла в повседневном рационе европейцев. Это был источник белка, который было легко хранить, транспортировать, покупать и готовить. Более того, в эпоху восходящих (и воюющих) национальных государств рыба была идеальным военным пайком.

Государственная поддержка рыболовства

Национальные правительства стали рассматривать всю морскую деятельность, включая рыболовство, как необходимую для обучения моряков, необходимых их флотам во время войны. Таким образом, правительства поощряли рыболовство не только потому, что рыба была ценной пищей и предметом торговли, но и потому, что она была «питомником для моряков».Даже протестантская Англия узаконила бы «рыбные дни», чтобы увеличить потребление рыбы. Открытие новых рыболовных угодий, столь же богатых, как на Ньюфаундленде, гарантированно привлекло интерес всех западноевропейских стран.

Новость о том, что обнаружил Кэбот, быстро распространилась по Европе. В течение 10 лет после его путешествия значительное количество европейских рыбаков начало ежегодно совершать поездки в «Новую землю» для ловли трески. Немногие из этих рыбаков были англичанами; вместо этого в первые десятилетия 16 века преобладали бретонцы и норманны из Франции, а также португальцы.Бретонские рыбаки посещали Ньюфаундленд еще в 1504 году, в то время как норманнские рыбаки узнали о рыболовных угодьях от Томаса Обера, который совершил рыболовное и разведывательное путешествие в 1508 году. К 1520-м годам французские порты регулярно отправляли от 60 до 90 судов каждый год. Размер португальского флота неизвестен.

Ограниченное участие английского языка в рыболовстве

Примерно после 1540 года баски из северной Испании добавили еще один элемент к тому, что историки называют «Международным рыболовством», так что к 1578 году Энтони Паркхерст смог насчитать более 100 испанских судов в Ньюфаундленде, и все они искали треску.Напротив, уровень английской активности в этот период был довольно низким — Паркхерст утверждал, что в 1573 году на Ньюфаундленде было всего четыре английских корабля.

Французские атлантические рыболовные порты

Иллюстрация Тины Рич, 1997 г.

Почему это было? Почему французы и португальцы так быстро воспользовались открытием Кабота, а англичане, которые в конце концов спонсировали его исследования, так медлили? Частью ответа может быть местоположение.Предшественником промысла Ньюфаундленда в Англии был исландский промысел. Он базировался в морских портах северо-восточного побережья Англии в Северном море, которые были плохо расположены для использования рыболовных угодий Ньюфаундленда. Напротив, юго-западные морские порты (в так называемой «Западной стране») были идеально расположены для использования рыболовных угодий по другую сторону Атлантики. В конце концов, они стали доминировать в рыболовстве Ньюфаундленда, но они не могли в одночасье развить промысел трески.Они также не могли сразу установить рынки для продукта, который был для них таким новым.

Французские атлантические морские порты, удобно расположенные для того, чтобы воспользоваться преимуществами нового открытия, уже научились ловить треску в Северном море. Что еще более важно, у них уже были развитые рынки сбыта трески в северной и восточной Франции.

Рынки были еще одним важным фактором. Рыба, пойманная на Ньюфаундленде бретонскими и нормандскими рыбаками, попадала на внутренние рынки, такие как Руан и Париж.Португальские и испанские рыбаки извлекли выгоду из того, что их страны были стойкими, даже воинственными, католическими, с большим спросом на рыбу для употребления в постные дни. Кроме того, у обеих стран были растущие морские империи в Америке и Азии, и им нужна была треска, чтобы прокормить моряков и солдат, связанных с этим ростом.

Англия, напротив, не имела сопоставимого расширяющегося внутреннего рынка. Его исландское и местное рыболовство удовлетворяло спрос на рыбу. В отсутствие какого-либо другого рынка у английских портов действительно не было стимула развивать крупный промысел в Ньюфаундленде.В то время как снижение исландского рыболовства способствовало расширению английского рыболовства в Ньюфаундленде, значительный рост произошел только после того, как испанское и португальское рыболовство пришло в упадок. Это вынудило южноевропейских потребителей искать иностранных поставщиков трески. Порты английских западных стран нашли нужный им рынок.

Упадок испанского и португальского рыболовства на Ньюфаундленде

Упадок иберийского рыболовства (то есть рыболовства Испании и Португалии) был связан не столько с событиями на Ньюфаундленде, сколько с событиями в Европе.Испанский промысел базировался в регионе Басков в северной части страны.

Баскские рыболовные порты, участвующие в рыболовстве Ньюфаундленда

Иллюстрация Тины Рич, 1997 г.

Огромные богатства, которые Испания грабила из своих американских владений, помогли финансировать развитие могущественного и высокоцентрализованного правительства в Мадриде. Это правительство начало самоутверждаться посредством всевозможных новых правил и ограничений.Они все больше мешали различной экономической деятельности, в том числе рыболовству. Сначала испанские баскские морские порты пытались игнорировать многие из этих мер. Однако со временем новые налоги в сочетании с ограничениями на торговлю и судоходство ослабили способность испанских рыбаков конкурировать со своими европейскими соперниками.

Кроме того, великая инфляция 16-го века вызвала значительный рост цен. Что касается испанского рыболовства, это означало увеличение затрат, а рост цен на рыбу побуждал иностранных поставщиков еще больше проникать на испанский рынок.

Худшим из всех разрушительных последствий войны Испании с Англией, начавшейся в конце 1580-х гг. Мало того, что правительство реквизировало коммерческое судоходство и моряков (в том числе рыбаков) для военных целей, но и испанская торговля теперь подвергалась нападениям со стороны английских каперов. В 1585 году сэр Бернард Дрейк предпринял обширную атаку на испанские корабли в Ньюфаундленде, хотя он старался избегать испанских центров, таких как Плацентия и пролив Бель-Айл. Испанцы ответили нападениями на английские и французские корабли в 1587 и 1588 годах.Однако испанская индустрия ловли трески так и не восстановилась полностью. Пострадала и Португалия, потому что в 1580 году она была поглощена Испанией. Португальский промысел подвергся тем же пагубным последствиям политики Мадрида, что и его испанский аналог. Пока в 1604 году не был восстановлен мир, англичане продолжали агрессивно захватывать и уничтожать иберийские рыболовные суда.

Уничтожение иберийского рыболовства в Ньюфаундленде не было абсолютным и полным. Испанские и португальские рыбаки продолжали пересекать Атлантику на протяжении 1600-х годов.Есть французские отчеты об испанских рыбаках в Плаценции в 1655 году и английские отчеты об испанских рыбаках к северу от Бонависты после 1660 года. Они предполагают, что испанский оседлый промысел, возможно, боролся до конца века. Но их количество было настолько сокращено, что, по всем признакам, они могли бы и не существовать. Это создало захватывающую возможность для французов и особенно для англичан.

Французская рыбная торговля

Испания и Португалия нуждались в треске, как и другие средиземноморские покупатели, например, в Италии. Поскольку иберийское рыболовство больше не могло обеспечить необходимое количество рыбы для удовлетворения этого спроса, южная Европа обратилась ко всем, кто мог. Двумя странами, которые больше всего выиграли от этой ситуации, были Франция и Англия.

Между 1545 и 1565 годами количество рыболовных судов, оснащенных в Бордо, увеличилось примерно с 20 в год до 40, число в Ла-Рошели увеличилось с 12 до более 40, а число в Руане увеличилось примерно с 12 в начале 1540-х годов до более чем 90 к середине 1550-х годов.Les Sables d’Olonne, возможно, оснастил 100 судов ко второй половине 16 века, и значительное увеличение также произошло в Ла-Рошели и Ле-Круазик. Английский рыболовный флот также увеличился с 30 судов в год до 200 к концу 1500-х годов. В 1615 году Ричард Уитборн подсчитал, что 250 английских судов перевозили 5000 человек и ловили рыбу на сумму 120 000 фунтов стерлингов. Однако мало кто сомневается в том, что Франция намного превосходила их двоих. В середине века количество французских рыболовных судов превосходило английские примерно в два раза.

Такой рост не обязательно привел к трениям между рыбаками двух стран. Французское и английское рыболовство на Ньюфаундленде в то время было достаточно разным, и в них не было ничего внутренне конкурирующего или несовместимого. Англичане предпочитали «сухое» лечение, при котором рыбу выносили на берег, где ее чистили, разделывали и раскладывали на замысловатые «хлопья» для сушки. Хотя в этом методе соль использовалась намного экономнее, продукт по иронии судьбы был известен как «соленая рыба».Сухое вяление, несомненно, было лучшим вялением: рыба с меньшей вероятностью портилась, что продлевало срок ее хранения и, таким образом, обеспечивало большую гибкость как при продаже, так и при использовании.

Хотя французское баскское рыболовство было сухим, как и часть бретонского и нормандского рыболовства, французы обычно предпочитали «мокрое» лечение, при котором треска сильно солилась в трюме или упаковывалась в рассол. Получившийся продукт получил название morue verte («зеленая треска»).

Следовательно, французы не чувствовали себя обязанными бросать вызов англичанам, которые быстро обосновались на берегах полуострова Авалон.Хотя к 1600 году во Франции в ответ на новые рыночные возможности возник военный промысел, возникло множество мест для ловли и лечения рыбы, помимо полуострова Авалон, таких как залив Святого Лаврентия и даже материковая часть Северной Америки. В целом французы не были заинтересованы в установлении территориальных претензий на Ньюфаундленд до середины 17 века.

Рыночные возможности были не единственными факторами, определяющими характер и рост английского и французского рыболовства.Историки часто объясняют выбор между сухим или влажным лечением наличием соли. Во Франции было много соли, и поэтому ее рыбаки предпочитали влажное лечение; В Англии не было изобилия соли, и поэтому ее рыбаки предпочитали сухое лечение. В настоящее время считается, что именно рынок определил выбор английскими рыболовами сухого лечения, поскольку именно этого хотели в Испании, Португалии и Средиземноморье. Французы в конце концов ответили тем же, несмотря на изобилие соли.

Эти два промысла также различались по моделям торговли, которые начали формироваться к 1600 году. Французская торговля рыбой обслуживала множество рынков, как внутренних, так и зарубежных. Бретонские и нормандские порты изначально отреагировали на внутренние рынки «зеленой трески» в северной и восточной Франции. По мере того, как рынок соленой рыбы развивался в Испании, французские порты Ла-Манша и особенно южные французские баскские порты также развили сухой промысел. Другими словами, мы не можем охарактеризовать французскую торговлю рыбой с большей легкостью, чем мы могли бы охарактеризовать французскую рыбную промышленность.Она не базировалась в портах одного региона, не отдавала предпочтение какому-то конкретному виду лечения и обслуживала разнообразные рынки, как внешние, так и внутренние.

Английская рыбная торговля

Торговля рыбой в Англии представляет собой поразительный контраст. Игнорируя внутренний рынок, английские купцы почти полностью сосредоточили свои усилия на торговых портах Южной Европы. Они быстро осознали, что торговля соленой рыбой была надежным способом перенаправить часть богатств испанской Америки в Англию: рыбу можно было обменять на слитки или использовать для покупки фруктов, вин и других желанных южноевропейских товаров.Сначала суда с рыбой возвращались в порты приписки в Англии, где рыба перегружалась на рынок. Постепенно эта практика закончилась, и рыбу стали отправлять прямо в Испанию или Португалию из Ньюфаундленда.

Рынки Южной Европы

Иллюстрация Тины Рич, 1997 г.

К 1600 году рыба часто хранилась на судах, единственной целью которых была перевозка таких грузов и которые прибывали на Ньюфаундленд по окончании промыслового сезона. Обычно они были намного крупнее рыболовецких судов и были известны как «корабли-мешки».Происхождение этого названия неясно. Предпочтительное объяснение состоит в том, что эти корабли также использовались в испанской торговле хересом, а херес обычно называли «мешком». , французское слово, означающее сухой, которое идентифицировало соленую рыбу ( morue sèche ) , которая была корабельным грузом. Недавно Питер Поуп утверждал, что термин мешок почти наверняка происходит от «vino de sacca» или « вино на экспорт» (Папа 264).

Образовавшаяся схема движения судов (из Англии в Ньюфаундленд, в Южную Европу и обратно в Англию) была названа «треугольной торговлей». Это какое-то упрощение. Суда, которые доставляли рыбаков из Англии в Ньюфаундленд, не обязательно были теми же судами, которые доставляли рыбу из Ньюфаундленда в южную Европу. Тем не менее в этом термине есть доля правды, поскольку он точно описывает основные направления движения инвестиционного капитала (в виде судоходства и грузов) в рамках рыболовства Ньюфаундленда.

Мигрирующий промысел и потенциальный конфликт

В период международного рыболовства 16 века прочно утвердился европейский мигрирующий промысел на Ньюфаундленде вместе с некоторыми его основными характеристиками. Кто участвовал в промысле, как и где ловили, как и где распоряжались уловом — эти и другие особенности прочно утвердились к 1600 г. К этому времени в промысле доминировала Франция, а Англия была ее единственным серьезным соперником.

Конфликт между двумя странами на Ньюфаундленде не был неизбежен: рыболовство было ресурсом общей собственности, над которым еще нельзя было осуществлять исключительные юрисдикционные права; французы отдавали предпочтение более чем одному процессу лечения, что снижало риск конфликта с англичанами; и французская торговля рыбой не обязательно отвечала тем же требованиям рынка, что и английская торговля. Однако по мере того, как каждая страна вступала в эпоху конкуренции за торговлю и империю, каждая из них начинала рассматривать рыболовство как национальное достояние.В результате контроль над рыболовством станет предметом конфликта.

Французская версия


Связанные темы

Поделитесь и распечатайте эту статью:
Распечатать эту статью

Османская эпоха исследований Джанкарло Казале (2010)

Кристофер Роуз

В Османская эпоха исследований Джанкарло Казале оспаривает преобладающее повествование, которое характеризует Османскую империю как пассивного наблюдателя в борьбе шестнадцатого века за господство в мировой торговле. Используя документы из архивов Стамбула и Португалии, Казале переключает наше внимание на восток и демонстрирует, что османы активно соперничали с португальцами за контроль над прибыльной торговлей пряностями и морскими путями в Индийском океане.

Исследование Казале является реакцией на два историографических направления: первое — европоцентристскую версию истории, в которой так называемая эпоха географических открытий позиционируется как чисто европейское явление, обусловленное интеллектуальной традицией европейского Возрождения и ориентированное на Новый Свет. колонизация.Эта точка зрения фокусируется на открытии прямой торговли между Европой и Азией как на катапульте, которая запустила Европу вперед и положила начало медленному пути Османской империи к упадку и возможной гибели как «больному человеку Европы». Во-вторых, это новая тенденция к неевропоцентричному взгляду на мировую историю, который стремится писать историю глобального сообщества, независимого от Европы. Османская империя, как правило, не принимает во внимание оба этих повествования в период раннего Нового времени, потому что она не фокусировалась на исследовании или колонизации Атлантики. Действительно, беглый обзор почти каждой карты, опубликованной в учебниках мировой истории, на которой изображены торговые пути в 16-17 веках, покажет водоворот стрел вокруг, но никогда не проходит через османские и сефевидские земли в восточном Средиземноморье.

Казале вместо этого предлагает, чтобы османское участие в Эпохе исследований было сосредоточено на поддержании, расширении и защите торговли в Индийском океане от португальской экспансии. Для османов Индийский океан казался гораздо более прибыльным, чем колонизация нового континента, экономическая жизнеспособность которого была далеко не гарантирована.Доход был значительным, а османский и португальский флоты хорошо подходили друг другу, что бросало вызов европоцентристскому нарративу, который предполагает, что европейские исследования были подкреплены превосходными технологиями и вооружением.

В то время как феномен торговли в Индийском океане в доколониальную эпоху был хорошо задокументирован Джанет Абу-Лугод, Андре Франком и другими, Казале впервые представляет османскую перспективу благодаря новым открытиям в османских архивах. Нас знакомят с неизвестными ранее героями и злодеями, давая знакомым событиям новые интерпретации.Османы попали в эту новую среду в 1517 году после завоевания ими Египта, провинции, разбогатевшей благодаря своему географическому положению в истоках Нила, истока Красного моря, и благодаря своей монополии на торговлю между Индией и Индией. Океан и Средиземноморский мир. Португальцы стремились бросить вызов господству Египта в торговле в Индийском океане, совершив плавание вокруг Африки и создав собственные торговые порты в Южной Азии. Касале предполагает, что османы отчасти руководствовались богатством Египта, которое им было необходимо, среди прочего, для поддержки их нескончаемого военного соперничества с сефевидским Ираном.Однако, попав в Египет, османы обнаружили, что португальцы установили блокаду Красного моря, чтобы помешать египетской торговле с Индией, и военный форпост в Ормузе, чтобы контролировать доступ к Персидскому заливу. Чтобы восстановить торговлю и доходы, османы должны были справиться с португальской угрозой и увеличить поток товаров и, как следствие, налоговые поступления. В течение шестнадцатого века это привело к аннексии Йемена и Эритреи, чтобы обеспечить соблюдение политики судоходства только для мусульман в Красном море и предотвратить удар португальцев по символическому сердцу империи, Мекке и Медине. или имперские верфи в Суэце.Точно так же Басра во главе Персидского залива была полностью включена в империю, и Казале документирует несколько попыток заключения союзов или прямой аннексии территорий в бассейне Индийского океана по мере того, как сфера влияния Османской империи то усиливалась, то ослабевала в течение века. .

Османы использовали сочетание военной мощи, разведки и шпионажа, дипломатии, пропаганды, науки, технологий и картографии, чтобы противостоять португальцам, поскольку они сделали серьезную попытку расширить то, что Казале называет «мягкой» империей, где торговля, а не политическая и военная мощь, связывала разрозненные территории по ту сторону Индийского океана, простираясь от Йемена и Ормуза до Гуджарата, Каликута и вплоть до султаната Ачех на северной оконечности Суматры. Казале предполагает, что к 1580 году имя османского султана зачитывалось во время пятничных хутб от Центральной Африки до Китая в награду за пропагандистскую кампанию против португальцев. Рассказывая эту историю, Казале приносит нам не только голоса игроков в Стамбуле, Каире и Лиссабоне, но и голоса индийских и африканских правителей, впервые сталкивающих эти две державы — Османскую и Португальскую — друг с другом. в попытке обезопасить свои владения.

Казале может преувеличивать оригинальность своих открытий и видения некоторых своих исторических деятелей, но он представляет интересную, удобочитаемую и тщательно детализированную модель Османской империи как активного участника первого века Эпохи Великих географических открытий, наряду с вполне оправданное объяснение своего решения не продолжать расширение в конце века.Как европейские, так и мировые историки найдут неопровержимые доказательства нового нарратива, описывающего опасный баланс сил в Индийском океане в ту эпоху, когда окончательное господство Европы не было предрешено.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.