Содержание

Октябрьский переворот

27 февраля в Петрограде всеобщая забастовка переросла в вооруженное восстание. Рабочие и солдаты захватили завод «Арсенал» и Петропавловскую крепость, члены правительства были арестованы, началось образование новых органов власти: Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов и Временного правительства. 2 марта 1917 года царь Николай II отрекся от престола в пользу своего брата великого князя Михаила Александровича, который на следующий день тоже подписал отречение.

Солдаты во время Февральской революции 1917 г.

В дни Февральской революции Лев Троцкий находился Нью-Йорке и работал в газете для русских эмигрантов «Новый мир». Получив новости о событиях в Петрограде, отправился в Россию.

Дорога до Петрограда прошла незаметно, как туннель. Это и был туннель — в революцию

Троцкий Л.«Моя жизнь»

4 мая 1917 года Троцкий приезжает в Петроград на Финляндский вокзал, где его встречает большая делегация. Он сразу же разворачивает бурную деятельность: заседает в Петроградском совете, выступает на антивоенных митингах в учебных заведениях, на заводах, в театрах и на площадях. Троцкий прибыл в Петроград. 4 (17) мая 1917 года

Я возвращался, обессиленный, за полночь, открывал в тревожном полусне самые лучшие доводы против политических противников, а часов в семь утра, иногда раньше, меня вырывал из сна ненавистный, невыносимый стук в дверь: меня вызывали на митинг в Петергоф, или кронштадтцы присылали за мной катер

Троцкий Л.«Моя жизнь»

Особенно полюбившимся местом выступлений для Троцкого становится цирк «Модерн». Речи оратора были настолько популярны, что зал всегда был полностью забит. Однако когда Троцкий попытался выступить в Петроградском Совете, его прервали криками: «Здесь вам не цирк «Модерн!»

Каждый квадратный вершок бывал занят, каждое человеческое тело уплотнено Галереи каждую минуту грозили обрушиться под непосильной человеческой тяжестью. Я говорил как бы из теплой пещеры человеческих тел. Когда я делал широкий жест, я непременно задевал кого-нибудь, и ответное благодарное движение давало мне понять, чтоб я не огорчался, не отрывался, а продолжал

Троцкий Л. «Моя жизнь»

Стрельба во время демонстрации на углу Садовой и Невского проспекта. 4 июля 1917 г.

С 3 по 5 июля в Петрограде прошли вооруженные демонстрации. Распропагандированные большевиками солдаты требовали отставки Временного правительства. Начались репрессии против большевиков и левых эсеров. Власти ввели в городе военное положение, разоружили солдат и рабочих, издали приказ об аресте Ленина, Троцкого и других большевистских лидеров. Керенский, военный министр Временного правительства, начал травлю большевиков и обвинил их в шпионаже в пользу Германии. Ленину пришлось бежать. Троцкий был арестован и помещен в петроградскую тюрьму «Кресты».

В начале августа на нелегальном VI съезде Российской социал-демократической рабочей партии большевики провозгласили курс на вооруженное восстание и свержение Временного правительства. Тогда же и Ленин, и Троцкий заочно были избраны почетными председателями съезда.

Большевизм представлялся ничтожной кучкой. Так его официально третировали. Партия сама еще не осознавала своей завтрашней силы. И в то же время Ленин уверенно вел ее к величайшим задачам. Я впрягся в работу и помогал ему

Троцкий Л.«Моя жизнь»

Положение дел изменил очередной мятеж. 25 августа Верховный главнокомандующий Русской армии Корнилов направил войска на Петроград с целью установить военную диктатуру. Это заставило Керенского обратиться за помощью к большевикам, чтобы остановить наступление. Троцкий был освобожден из «Крестов».

Лавра Корнилова приветствуют в Москве, 1917 г.

Прямо из «Крестов» я отправился в недавно созданный комитет по обороне революции, где заседал с теми самыми господами, которые посадили меня в тюрьму как гогенцоллернского агента и еще не успели снять с меня обвинения

Троцкий Л.«Моя жизнь»

Поражение Корнилова пошло на пользу большевикам. Влияние и численность партии стали резко расти. Началась большевизация Советов.

Гонимая, преследуемая, оклеветанная, наша партия никогда не росла так быстро, как в последнее время Мы еле поспевали за приливом. Число большевиков в Петроградском Совете росло со дня на день

Троцкий Л.«Моя жизнь»

В сентябре Троцкий был избран председателем Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Он фактически возглавил большевиков в Петрограде и начал активную подготовку к восстанию. Троцкий оставался лидером партии фактически до возвращения в Россию Ленина, который все это время скрывался в Финляндии. 12 октября при Петроградском Совете был сформирован Военно-революционный комитет (ВРК), который возглавил Троцкий. ВРК и стал организатором Октябрьской революции.

Смольный, штаб большевиков в дни революции

24 октября (6 ноября) солдаты и матросы, рабочие-красногвардейцы заблокировали ключевые объекты в городе — мосты, вокзалы, телеграф и электростанцию. Троцкий руководил происходящим из Смольного.

В течение последней недели я уже почти не покидал Смольного, ночевал, не раздеваясь, на кожаном диване, спал урывками, пробуждаемый курьерами, разведчиками, самокатчиками, телеграфистами и непрерывными телефонными звонками. Надвигалась решительная минута. Было ясно, что назад возврата нет

Троцкий Л.«Моя жизнь»

«Решительная минута», о которой писал Троцкий, настала в ночь с 24 на 25 октября (с 6 на 7 ноября). Троцкий все это время был в комнате третьего этажа Смольного, куда сходились новости из всех районов, пригородов и подступов к столице. В 10 часов утра 25 октября (7 ноября) ВРК объявил о свержении Временного правительства и взял власть в свои руки.

«Воззвание к гражданам России», 7 ноября (25 октября) 1917 г.

В ночь с 26 на 27 октября (с 8 на 9 ноября) Второй Всероссийский съезд Советов, который больше чем наполовину состоял из большевиков, провозгласил установление советской власти. Троцкий был избран в президиум.

Поздно вечером, в ожидании открытия заседания съезда Советов, мы отдыхали с Лениным по соседству с залом заседаний, в пустой комнате, где не было ничего, кроме стульев. Кто-то постлал нам на полу одеяло, кто-то — кажется сестра Ленина — достал нам подушки. Мы лежали рядом, тело и душа отходили, как слишком натянутая пружина. Это был заслуженный отдых!

Троцкий Л.«Моя жизнь»

На Съезде было создано новое правительство — Совет народных комиссаров во главе с Лениным. Троцкий стал наркомом иностранных дел. Тогда же было выдвинуто два Декрета — «Декрет о мире», который призывал заключить справедливый мир между воюющими странами без контрибуций и аннексий, и «Декрет о земле», объявляющий отмену частной собственности и конфискацию помещичьих земель и имений.

«Газета.Ru» назвала конспирологические версии свершения Октябрьской революции

Уже более 100 лет в России пытаются найти истинные причины Октябрьской революции. «Газета.Ru» рассказывает о наиболее распространенных конспирологических версиях, каждая из которых имеет как сторонников, так и убежденных противников. Так кто же оплатил приход к власти большевиков — немцы, американцы, старообрядцы или масоны?

Вопрос происхождения Октябрьской революции 1917 года, коренным образом изменившей Россию, привычный ход событий и уклад жизни людей, волновал отечественных и зарубежных историков на протяжении всего XX века. Волнует и до сих пор, хотя воцарившийся после выстрелов «Авроры» в Петрограде, а после победы Красной армии – на территории практически всей страны большевистский режим давно канул в небытие. В первую очередь, специалистов, да и простых любителей истории всегда интересовало – платил ли немецкий Генштаб деньги Владимиру Ленину за разжигание революционных страстей во враждебной немцам России, сотрудничал ли лидер РСДРП (б) с вражеским государством, и если да – на каких условиях.

Предположение о том, что Ленин является немецким шпионом, было весьма распространено среди спецслужб Временного правительства.

А лидеры оформившегося чуть позднее Белого движения, независимо от собственных убеждений, уже не сомневались в данном утверждении. Пропаганда белых делала особый акцент на том, что — будь ты хоть республиканцем, хоть монархистом, хоть эсером, — твоя священная обязанность заключается в непримиримой борьбе с «предателями Родины», то есть, с большевиками. Работал ли Ленин на немцев или нет, но деникинский ОСВАГ делал все возможное, чтобы контрреволюционные силы любых окрасов даже не сомневались, — не просто работал, а брал деньги и вредил, подрывал, разжигал.

В рамках этой исторической гипотезы можно выделить два основных направления: сторонники первого полагают доказанным лишь факт субсидирования партии большевиков германской военно-политической верхушкой; склоняющиеся ко второму течению не ограничиваются этим, отмечал в своей статье «Германский след» в Октябрьской революции» специалист по истории Первой мировой войны Юрий Бахурин. По мнению этой группы исследователей, Ленин наряду с другими представителями ЦК РСДРП (б) в годы означенной войны являлся германским «агентом влияния», по приказу немецкого Генштаба и на его деньги разваливавшим русскую армию, а после прихода к власти подписавшим с Германией «похабный» Брест-Литовский мирный договор.

Один из крупнейших отечественных специалистов профессор Илья Фроянов обозначил эти тенденции в исследовании вопроса следующим образом:

«Брали ли большевики деньги у немцев? Брали. Были ли они немецкими агентами? Безусловно, нет».

Другая встречающаяся версия «проделок из-за рубежа» — революцию в России организовала британская разведка.

Предварительно англичане якобы завербовали адмирала Александра Колчака, который после октябрьской развязки должен был превратиться в их ставленника, — а проще говоря, послушную марионетку, — обеспечивая доступ Лондона к ресурсам бывшей Российской империи и контролю над политикой нового государственного образования.

В Петрограде за событиями следил – и по мере сил пытался ими дирижировать — английский посол Джордж Бьюкенен, постоянно докладывавший на Даунинг-стрит, 10 о развитии ситуации. Из всех революционных сил британцы поставили на большевиков как на единственную партию, немногочисленную по составу, но обладавшую наиболее четкой программой. Во время Гражданской войны англичане одновременно поддерживали и красных, и белых, желая добиться максимального разорения и раздробления России. Их привлекали Кавказ, незамерзающие порты Белого моря и Сибирь с ее богатствами. Однако в итоге интервентам все же пришлось убраться восвояси.

Разумеется, при разглагольствованиях о бедах России никогда не обходится без американцев. Сторонники концепции о зловещей «руке США» (или САСШ, как тогда именовали эту страну на русском языке) приписывали американцам альянс с Львом Троцким. Один из вождей Октябрьской революции, как известно, попал в возбужденный февральскими событиями Петроград прямиком из-за океана, где оказался в результате своих вынужденных скитаний по миру, и даже какое-то время провел в лагере для военнопленных. Если всерьез рассматривать эту версию, Троцкий мог получить от американского правительства даже больше, чем Ленин от обедневших из-за войны немцев.

Первый советский Наркоминдел был своим человеком для финансистов с Уолл-стрит, утверждают конспирологи.

Что же американцы получили взамен? Все просто – те же ресурсы, которые доставлялись акулам капитализма через

Общество технической помощи Советской России. После Гражданской войны в разоренную страну хлынули добровольцы из-за океана, активно взявшиеся за восстановление уничтоженного в период военного коммунизма сельского хозяйства и тяжелой промышленности. Эти процессы являлись не более, чем ширмой для разграбления России, уверены апологеты антиамериканизма.

В Советском Союзе было немало людей, которые искренне считали, что Октябрьскую революцию устроили «жидомасоны». Теория о том, что «матушка-Русь» пала жертвой «жидомасонского заговора» имела значительную популярность еще в революцию 1905 года, поскольку евреи занимали видное место в революционном движении. Абсурдная версия о масонах-большевиках, насаждавших сионистские порядки в послереволюционной России, существует и сегодня.

Ряд авторов всерьез причисляет к масонским ложам Якова Свердлова, Григория Зиновьева, Льва Каменева и даже Ленина.

Доводы конспирологов этого класса обычно начинаются примерно так: «Публицист Х провел собственное расследование. То, что он обнаружил, его потрясло…». Министра-председателя Временного правительства Александра Керенского эти люди называют «другом детства Ленина». Якобы он просто передал «коллеге» по масонству бразды правления – это была спланированная операция.

Адептов версии о масонах ничуть не смущают документальные свидетельства, согласно которым советское правительство с первых же лет своего существования энергично ринулось зачищать от масонов властные структуры всех уровней. Процесс не останавливался вплоть до 1935 года. Все уличенные в причастности к масонским ложам или подозревавшиеся в таинственности деятели высылались из страны, заключались в лагеря или уничтожались. Тот же Зиновьев на одном из заседаний Второго Интернационала выступил с требованием изгнать масонов из своих рядов.

Естественно, в трудном деле поисков предпосылок и причин Октябрьской революции традиционно не обходится без пятой колонны.

Согласно этой концепции, подавляющее большинство как русской буржуазии, так и русских рабочих составляли староверы. Крестьяне, — а это 95% населения державы, — тоже удовлетворяли свои религиозные потребности по старому обряду, но из-за страха наказания со стороны властей маскировались под приверженцев официальной церкви.

До 1905 года, как известно, староверы официально именовались в Российской империи «раскольниками» и преследовались по закону. Все они, прекрасно помня о былых гонениях, зная о трагической судьбе многих своих пращуров, люто ненавидели никониан, а потому составили движущую силу революции. Исследователи вопроса склонны объяснять этим антиправославный характер революции: староверы мстили никонианам за многовековые обиды.

И все же, если рассуждать всерьез о гипотетическом влиянии старообрядцев на революционные события, речь стоит вести скорее применительно к Февралю 1917 года.

Кстати, дед Керенского, скорее всего, служил протопопом. Считается, что к староверам принадлежал ряд министров Временного правительства. Родоначальниками почти половины из 25 самых влиятельных купеческих родов Москвы были староверы из разных толков и согласий. Это Морозовы, Третьяковы, Рябушинские, Солдатенковы, Авксентьевы, Гучковы – в большинстве своем противники монархической идеи, выступавшие за провозглашение в России республиканского строя.

Разумеется, они расценивали приход большевиков как временное явление, однако жестоко просчитались. «Рабоче-крестьянским» властям, взявшим курс на построение принципиально нового государства, совсем не требовались «пережитки» ушедшей эпохи. Если крупные промышленники и приложили руку к революционным процессам, то сами первыми и пострадали от своих действий. Искать спасения им пришлось за границей.

«Духовные причины революции 1917 года». Светлый вечер с прот. Александром Абрамовым (07.11.2017)

Разговор шел о том, каковы могли быть духовные причины у революции 1917 года и какие последствия она повлекла за собой.

А. Пичугин

– В студии светлого радио мы, Лиза Горская…

Л. Горская

– И Алексей Пичугин.

А. Пичугин

– Мы фактически продолжаем тот разговор, который мы начали в прошлой программе про революционные события 17-го года. А сейчас в нашей студии протоиерей Александр Абрамов, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках. Здравствуйте.

Протоиерей Александр

– Добрый вечер.

А. Пичугин

– И будем говорить уже, наверное, не о фактах, не о том, что же происходило вот непосредственно в эти дни революции в Петрограде, в Москве, вообще в стране, а о том, что происходило в умах людей, о том, что происходило в сердцах людей. И вот с этой стороны попробуем взглянуть на проблему, что же привело-то к революции, сначала к февральской, потом к октябрьской. А если бы мы сейчас говорили, наверное, с исторической точки зрения продолжили говорить, мы бы вспомнили Первую мировую войну, и продовольственную проблему в Петрограде, и еще очень много факторов. А если говорить о настроениях, если говорить о церковной составляющей, что было в то время с Церковью в стране, а особенно в крупнейших городах там – в Москве, Киеве, в Петрограде? Вот как это все, это можно вообще все смешивать, можно ли здесь говорить о нескольких фактах, факторах, которые привели к революции или здесь надо вот скрупулезно изучать все по отдельности?

Протоиерей Александр

– Вот если бы врачу задали вопрос: в чем духовная причина рака? Он бы, если, например, он был бы православным человеком, он бы сказал: грех, грех в тех или иных формах.

А если бы его спросили: а в чем картина рака? Он скажет: размножение злотворных клеток и разложение, уничтожение здоровой ткани. Вот то же самое происходило в революционные месяцы и годы: разложение здоровой ткани и увеличение количества болезнетворных клеток. Естественным образом это сказалось и на Церкви. Колоссальная оторванность дворянства от народа – совершенно другие интересы, совершенно другие заботы, пресыщенность, развращенность. Церковь абсолютно оказалась не в состоянии дать этому нравственную оценку в массе своей, и вполне была подвержена революционным воздействиям: архиереи ходили с красными бантами во главе февральских манифестаций, которые шли уже под вполне революционными лозунгами, носили хоругви и пели «Марсельезу». «Марсельеза» – первый такой революционный гимн, который входит в оборот на улицах революционного Петрограда в феврале 17-го года.

А. Пичугин

– А это не может сочетаться? Или, может быть, все-таки у людей это совершенно искренне было: и Марсельеза, и хоругви? Или это просто полный такой вот, как мы бы сейчас сказали, постмодерн в голове.

Протоиерей Александр

– Надо разбираться. Когда архиереи, приносящие присягу, выбрасывают из зала заседаний трон императора и сопровождают это какими-то восхищенными комментариями – здесь серьезные есть вопросы относительно их верности этой присяге и относительно их адекватности, шире говоря.

А. Пичугин

– А это было?

Протоиерей Александр

– Да.

А. Пичугин

– Потому что Алексей Константинович Светозарский, нам с вами хорошо знакомый, говорил вот здесь, кстати, в одной из программ в «Светлом вечере», что это возможно и было, но скорее всего это какое-то такое все-таки преувеличение.

Протоиерей Александр

– Ну многократно встречается в различных упоминаниях. Ну даже если будем считать… Хорошо, можно вычеркнуть этот факт, он несущественен. Достаточно прочитать выступления иерархов различные в феврале – октябре 17-го года, когда начинается, когда включается механизм выборности тех или иных иерархов на местах, когда проходят бесконечные съезды дьячков, псаломщиков, священников, архиереи принимают многочисленные депутации и вполне революционные вещи говорят. Мы сейчас вернемся к вопросу о том, насколько это все было искренне. Первый день революции – уже идущий вовсю Собор, Поместный собор 17-18-го года не отступает от повестки дня. Второй день – не отступает от повестки дня, обсуждает совершенно рядовые вопросы, зачитываются приветствия Собору от села в Ровенской губернии. И только примерно к 29 октября Собор начинает как-то реагировать и реагировать странным образом: берут наиболее смелых иерархов, ну таких действительно, которых голыми руками не возьмешь. В частности, владыку Димитрия (Абашидзе), который при попытке ареста снял панагию, достал нож и сказал, что он зарежет, ну с соответствующими акцентами, того, кто к нему приблизится. И эти люди идут к зданию военно-революционного комитета, который располагался в здании генерал-губернатора бывшего московского для того, чтобы поговорить о святынях Кремля…

А. Пичугин

– Об их судьбе.

Протоиерей Александр

– Об их судьбе, да. Ясно, что первые недели после революции была полная растерянность и неясность, что же делать Церкви. Многие, особенно в среде низшего духовенства, церковнослужителей, всей душой присоединились к революции – это так. Ну а как могут не импонировать идеи справедливости, как могут не импонировать идеи устранения неправды и так далее? Но как обычно и бывает, ну диавол в деталях здесь: скоро эта мысль, скоро эти добрые лозунги будут извращены, сама идеология оседлана совершенно другими людьми. И очень-очень многие иерархи будут озабочены тем, как вписаться в новый ландшафт государственной жизни уже революционной России.

А. Пичугин

– Я вспоминаю опять же Алексея Константиновича Светозарского, который рассказывал, что ну ему когда-то в свое время, я так понимаю, что удалось пообщаться с представителями дореволюционного духовенства или там с их ближайшими потомками. Соответственно те люди, которые прожили долгую жизнь, начинали служить еще при царе и дожили до 60-70-х годов, ну единицы, но были такие. Они говорили, что да, жилось хуже в 30-40-е годы, в конце 20-х, во время большого террора. Но нельзя сказать, что сильно хуже жилось провинциальному сельскому священнику в 60-е годы по сравнению там с 10-ми годами, например.

Протоиерей Александр

– Может быть, 60-е как раз неудачный пример, потому что тогда…

А. Пичугин

– Ну я вольно пересказываю мысль Светозарского, потому что я вот не помню о каком конкретно времени он говорил.

Протоиерей Александр

– Хрущевские годы это, конечно, время попытки экономически удушить Церковь: колоссальные налоги, бесконечные перемещения, власть так называемой «двадцатки» и старосты. А в 70-е годы храмов мало, батюшек мало. И, в общем, конечно, экономически в основном духовенство жило неплохо. В общем-то, в таком их бытовании вернулось время дореволюционное. А дореволюционное время очень, для столичного духовенства, во всяком случае, для московского духовенства, если не брать в расчет Петербург, Петроград, вполне такое безбедное существование. Есть интереснейшие мемуары, рассказывающие о том, как батюшки жили и как проводили свое свободное время. Если, говорит, вы не академист, – рассказывает автор мемуаров, – если вы не академист, то конечно, никогда особых разговоров о богословии не было. В домах у батюшек, как правило, не существовало кабинетов, а проповедки писались не небольшом столике. Свободное время проводилось в игре в винт с хорошей мадерой. Многие из батюшек преуспевающих эту мадеру уже научились заказывать за границей, чтобы не пить плохой воронежский портвейн.

А. Пичугин

– Ну это речь идет о столичном духовенстве. Все-таки ну даже не о столичном, о городском. А провинциальный маленький город N уездный – да там так. А если это село, а если там 50-60 дворов, которые едва-едва выживают. Кстати, что они едва-едва выживают в предреволюционные годы, что они точно также не выживают в конце 20-х, в середине 20-х в военный коммунизм.

Протоиерей Александр

– Тут есть нюансы. Ну конечно, совсем уже сельские приходы порождали духовенство, которое, естественно, было сельскохозяйственным, которое так же сажало картошку, так же ее выкапывало. Было, в общем, совершенно спокойным и добрым односельчанином всем остальным, кто там находился. И тем страшнее, кстати, тот факт, что впоследствии соседи очень часто этих батюшек либо сдавали, либо участвовали в расправах над ними. Но если мы поднимемся чуть выше обычных сел, хотя бы в уездный город, то мы не можем не отметить удивительную закрытую сословность духовенства в то время. Вот если мы возьмем мемуары недавно вышедшие родной сестры покойного митрополита Питирима (Нечаева), то мы увидим рассказ о совершенно небольшом городе Козлове, ныне…

А. Пичугин

– Тамбовской губернии.

Протоиерей Александр

– Тамбовской губернии. По-моему, ныне он город Мичуринск.

А. Пичугин

– Да, по-моему, да.

Протоиерей Александр

– И вот там идет рассказ о том, как дети воспитывались в семье священника. Нас с остальными детьми гулять не пускали – причина в том, чтобы чего дурного не набрались. Папа построил дом большой, в котором даже была своя внутри оранжерея. И вот в этих мемуарах очень и очень прослеживается основной фокус интереса общения внутри духовенства: кого куда переместили, кто какую награду получил. Я не говорю, конечно, о том, что это все было в безвоздушном таком пространстве карьерного интереса. Но то, что духовенство в городах старалось отгородиться и уклониться от проповеди, от любой формы такого внебогослужебного служения, внебогослужебного делания – это факт.

А. Пичугин

– Хорошо, это что касается духовенства. Но у нас же очень сословное общество все равно перед революцией. Крестьянство – ну да, это основа, про крестьянство можно говорить долго и отдельно. Но города, куда, кстати, огромное количество крестьян переходило, там превращалось в рабочих. Вот что было в головах у этих людей, у мещан, у тех, кто стоял у станка? Ведь если приезжаешь в маленький провинциальный город, обязательно до сих пор висит уже там проржавевшая, полуразвалившаяся табличка о том, что советская власть сюда пришла в 18-м году, кстати, там почти на год, на полгода позже, чем она в столице.

Протоиерей Александр

– Ну на несколько месяцев.

А. Пичугин

– На несколько месяцев. Что было в головах у тех людей, к которым эта власть пришла на несколько месяцев после того, как она установилась в Петрограде?

Л. Горская

– И вот опять же: «Свобода, свобода, эх без креста! Тра-та-та!» – это Блок про кого написал?

Протоиерей Александр

– Про народ, а про кого?

Л. Горская

– Ну понятно. Ну вот я дополняю вопрос Алексея. Там же, ну я не думаю, что крестьянство, что крестьяне сняли кресты.

Протоиерей Александр

– Ну а кто их снял?

Л. Горская

– Пролетариат.

Протоиерей Александр

– Пролетариата на всех бы не хватило. Пролетариат маломобилен, он находился в городах, и города не покидал.

А. Пичугин

– Все равно как рабочий у сохи, так пролетариат у станка должен был стоять.

Протоиерей Александр

– Мне кажется, мы должны отказаться от введенного в 90-е годы образа «России, которую мы потеряли». Вот эти все и «хруст французской булки» – этого ни чего не было. А русская деревня к началу XX века представляла из себя фантастическое гнездо порока. Фантастическое. Исследования…

А. Пичугин

– Ну оно и в XIII веке таким же было.

Протоиерей Александр

– Ну просто это к тому, что не надо идеализировать общину и дескать существовавшие там святые устои. По исследованиям…

Л. Горская

– Это в смысле не надо нас пугать хэллоуином, вы еще наших колядок не видели.

Протоиерей Александр

– Нет, я говорю, например, о том, что по имевшимся исследованиям года 14-го, почти не было девочек…

А. Пичугин

– 1914.

Протоиерей Александр

– 1914 года почти не было девочек в возрасте около 12 лет, сохранивших девственность. Так что колядки здесь уже вещь десятая. А что касается…

А. Пичугин

– А какой деревни? Смотрите, отец Александр, ведь деревня…

Протоиерей Александр

– Мы говорим с вами об условной русской деревне Центральной России.

А. Пичугин

– Ну вот то, что мы уже можем изучать даже не с высоты, наверное, а из нашего времени, мы можем себе представить относительно безбедную северную русскую деревню, можем представить не очень богатую деревню центральной нечерноземной полосы и хутора и станицы юга, где опять же ситуация была чуть лучше. Тут даже не в вопросах нравственности скорее, да, а ее экономическое положение.

Протоиерей Александр

– Я предложил бы с другой стороны на этот вопрос посмотреть. Мы, конечно, можем говорить о том, как, например, Север отличается от Юга, как Воронеж отличается от Архангельска в отношении к гражданской войне. Но правда опять состоит в том, что гражданскую войну большевики выиграли. Причем вот у нас, например, рассказывают: вот, казачьи районы сохранили верность Белой армии, там, где были казаки, там всегда была преданность Церкви. Где она была? Казачий конвой сдает Государя Императора. Кто сдал-то? Православные люди и сдали, а не какие там не красные латыши. Когда силы Добровольческой армии иссякли на юге России, те же станицы спокойно, после некоторого нажима, приняли советскую власть и никакого многолетнего сопротивления там не существовало. Я, в общем, веду к очень простой вещи: революция делается корыстными людьми на фоне безучастности остальных. И если остальные получают больше, чем теряют, они к ней присоединяются.

А. Пичугин

– Мы напомним, что протоиерей Александр Абрамов, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках, гость программы «Светлый вечер» на светлом радио.

Л. Горская

– Такую логику вы сейчас обозначили, на мой взгляд, сомнительную. Как ты в процессе революции там и в начале революции можешь оценить, сколько ты потеряешь и сколько ты приобретешь?

Протоиерей Александр

– Оценить никто не может, естественно. К вам приходят и говорят: вот здесь жил помещик, вот прекрасно поместье Муромцево, где жил выдающийся промышленник своего времени Храповицкий (не путать с митрополитом Антонием) – лесопромышленник, меценат, создатель исполинской коллекции живописи, которая сейчас лежит в основе Владимиро-Суздальского объединенного музея-заповедника. Приходят к крестьянам и говорят: теперь это все ваше. А Храповицкий, который учил ваших детей, он вас эксплуатировал, он ваших детей учил на ваши деньги.

А. Пичугин

– А, это вот поместье Муромцево, да, такое большое.

Протоиерей Александр

– Поместье Муромцево, единственный новоготический памятник в Центральной России. Гоните этого Храповицкого, и занимайте все. Тут ничего не надо оценивать. Когда тебе предлагают взять и разделить – ты берешь и делишь. И весь этот слой твоей условной цивлизованности и православности испытывает очень серьезный вызов, претерпевает очень серьезные испытания. Это же касается и пролетариата. Фантастические возможности движения вверх, так, да, условно говоря, социального лифта. Это потом все накроется. А сейчас ты получаешь безнаказанность, сейчас ты получаешь возможность иметь больше, чем ты имел вчера – участвуй. Это, конечно, не исключает того, что в революцию влились многие и многие идеалисты – они были двигателем этого процесса. Но естественным образом более примитивно организованные неидеалисты взяли верх.

А. Пичугин

– Вы говорите про равнодушие. А равнодушие это присутствовало до поры, то есть до момента получения большевиками власти? Ведь потом все-таки гражданская война, и страна ну неравномерно очень разделилась. Соответственно, все-таки равнодушие было не у всех. Или же это потом, глядя на первые месяцы и полгода, год пребывания большевиков у власти, у людей что-то там перевернулось внутри, и равнодушие это пропало? Или же… Смотрите, ведь все очень горячо шли из одной семьи: кто-то в красную, кто-то в белую, кто-то в одну часть Белого движения, кто-то в другую Мы сейчас тоже очень любим идеализировать это Белое движение, да, а фактически там были, ну ведь вы сами прекрасно, как историк, гораздо лучше меня, наверное, знаете, что разделения внутри самого Белого движения были зачастую идеологически не меньшими, чем между там условными «белыми» и «красными». А ведь люди же горячо туда шли, поддерживая все это. Соответственно, ну вот вопрос-то в том, что было ли, вернее, это равнодушие до 17-го года и почему оно пропало во время гражданской войны?

Протоиерей Александр

– За, естественно, большим числом исключений, но все же народ для правящей верхушки дореволюционной России это тягловый скот.

А. Пичугин

– А все-таки возвращаясь к простому населению городов, именно городов. А что же все-таки у них было в головах к 17-му году? Какое у них было отношение к Государю Императору, какое у них было отношение к Церкви, к тем людям, которые в их представлении были там, наверху, где-то далеко в Петрограде? Насколько я понимаю, даже после революции далеко не сразу во всю огромную страну пришло, после февральской революции, пришло понимание того, что изменилась власть, что больше нет императора. Были же даже уникальные случаи, когда и до 20-х годов люди где-то в глубинке, ну совсем далеко, видимо, за Уралом не знали, что произошла революция, что больше нет царя, что жизнь сильно изменилась.

Протоиерей Александр

– Ну бесспорно для меня, что руководство страны, после Первой мировой войны в особенности, делало все от него зависящее, чтобы ликвидировать монархические сантименты поданных. Совершенно естественным для крестьянской страны является почтение к государю, оно такой нерасчлененный характер, средневековый, цельный носит. Как во Франции средних веков существовала мысль, что прикосновение к государю может тебя обезопасить от оспы и чумы – то есть он и король-правитель, и король-целитель – он все. И вот то, как себя ведет правящая верхушка николаевской России в эти годы, критически важные для страны, расшатывает представление о непогрешимом государе. Бесконечные аферисты у подножия трона, какие-то странные немцы в период ведения войны назначаются на должности министра обороны. Невозможно не видеть… Знаете, как один человек сказал применительно к событиям Второй мировой войны, но то же самое можно сказать и о Первой. Я, говорит, первые два года-то войны генералов и не видел. Понятно, когда какие-то успехи приходят, то одно. А когда вам не из чего стрелять, когда у вас на ходу отваливаются подметки от сапогов в октябре – это очень серьезно отрезвляюще или развращающе действует на человека. Пролетариат. Вот посмотрите, какие талантливые отцы, не исключая и Гапона, кстати, который по-своему был талантлив, идут в рабочие районы, куда вообще боятся люди ходить. Идут в эти рабочие районы, в которые сейчас бы мы сказали, в Гарлем, наверное, менее страшно пойти. С чем они туда идут?

А. Пичугин

– Ну Гарлем не такой страшный.

Протоиерей Александр

– Сейчас – нет. А с чем они туда идут? Они идут с проповедью трезвости, они идут восстановить в некотором смысле достоинство этих людей, которые чувствовали себя совершенно забитыми. Это притом что, например, на Путиловском заводе платили больше, чем на любом крупнейшем европейском предприятии. Но неуважение, унизительность, неясность твоего положения, в конце концов, масса несправедливости – это все готовит почву для того, чтобы слово «бей и гони» оказалось бы услышанным. Кроме этого. Вот мы говорим о миссии Церкви. В 14-м году, когда бытие у исповеди перестало быть обязательным – а в февральскую революцию цифры еще хуже – 69 процентов войск не пошли к исповеди. Две трети людей в феврале, когда в феврале 17-го года, когда уже точно не было необходимо быть у исповеди, две три людей к исповеди не пошли и к причастию не пошли.

А. Пичугин

– А если бы вот эту – простите, что я перебиваю, – если бы вот эти обязаловку отменили на 20 лет раньше, к примеру?

Протоиерей Александр

– Если бы ее на 200 лет раньше отменили, мы могли бы говорить о совершенно другой ситуации. Без всякого внешнего давления сформировалась обстановка устойчивого молчания и недоверия всех ко всем. А что ты делаешь в обстановке недоверия всех ко всем? Ты должен обеспечить себя, свою семью – семеро по лавкам – и ты не видишь, как это можно сделать, потому что этого сделать в этих условиях нельзя. Что осталось? Осталось вас разагитировать: сказать, кто виноват и куда надо идти – и это блестяще и зло гениально было сделано Лениным. Ленин, конечно, для меня, например, совершенно такой бесовской гений оказавшийся, к сожалению, для нашей страны очень в точное время и в точном месте.

А. Пичугин

– Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня протоиерей Александр Абрамов, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках. Мы говорим о духовных, о каких-то моральных, общечеловеческих причинах февральской октябрьской революции. А сами революционные события, я напомню, что мы сегодня, 7 ноября, и вспоминаем. Лиза Горская, я Алексей Пичугин, мы вернемся через минуту.

А. Пичугин

– Возвращаемся в студию светлого радио. Здесь сегодня, я напомню, протоиерей Александр Абрамов, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках. Мы говорим ну об общечеловеческих, наверное, да, причинах двух революций 17-го года, февральской и октябрьской.

Л. Горская

– Я поэмой «Двенадцать» зачиталась. Мы вспомнили про нее в начале программы, и я вот ее сижу и читаю, не могу оторваться, насколько она все-таки передает атмосферу, наверное, ну вот тоже гениально абсолютно. И мы не имеем возможности в эфире читать Блока вслух, и тем более все, но точнее не скажешь.

А. Пичугин

– Целую программу.

Л. Горская

– Да, поэтому…

Протоиерей Александр

– Видите, вещь ведь завораживающая, да, такая, поэма «Двенадцать». А интересно, что большинство современников, а впоследствии и сам Блок восприняли эту поэму как трагическую ошибку. Именно потому, что «в белом венчике из роз вперед Иисус Христос». Впереди кого, всего этого народа? А куда они идут? Они идут убивать офицеров: с офицерами гуляла, погуляй-ка, погуляй. И вот…

Л. Горская

– Ничего святого, ничего не жаль.

Протоиерей Александр

– Да, и вот это ощущение завьюженности России, когда тот, кто идет впереди, иным мнится как Христос, но на самом деле Христом не является – это совершенно такая ситуация Достоевского. И поэтому Блок потом внутренне очень каялся за эту поэму, которая в то же самое время фантастически напряженно и ярко передает ощущение этого времени. А вот мне нравится, что святитель Тихон – некоторую такую параллель я бы привел его слова, – он сказал, когда многократно его просили благословить и Белое движение. Ясно, что красное движение было не названо по имени анафемой Поместного собора, но тем не менее была ясно сказано, что вне Церкви находятся те, кто посягает на святыни и разрушают храмы. Но и белые ведь неоднократно обращались к патриарху Тихону с просьбой о благословении. И он такого благословения не дал, сказав, что происходящее с нашей страной это бич Божий, пока он не перестанет действовать, ничего не поменяется – ни война против большевиков, ни какое-то активное сопротивление. И мы видим еще один важный фактор, который, конечно, прямо связан с поведением верхушки страны. Белая армия при почтении и уважении к людям, которые в ней были и пришли туда по совести и по ощущению долга, оказалась совершенно импотентной. Она не смогла переступить через свои сословные перегородки: как красные вешали, так и эти вешали, как ЧК пытала и мучила – то, что делала разведка Колчака, ни в сказке сказать, ни пером описать. Красные дали нищим – самым ужасным, поганым, пьяницам, сброду дали надел земли – эти пришли, отняли надел земли. Люди, на территории которых оказывались белые войска, понимали, что все возвращается вот туда, в до 17-го года. А им там нехорошо.

А. Пичугин

– То есть белый террор тоже нельзя отрицать.

Протоиерей Александр

– Он, естественно, является фактом.

А. Пичугин

– У нас сейчас часто говорят, что нет, вот красный-то понятно, белого не было.

Протоиерей Александр

– Конечно, белый террор был и в Добровольческой армии. Одна из причин, по которой Деникин как боевой генерал не востребован как верховный правитель большой территории страны, которая занята Белой армией, именно в том, что он был противником грубого применения карательных мер и физической силы. А вот ныне романтизируемый Колчак…

Л. Горская

– Вот я как раз, извините, хотела вас спросить и придется мне вас перебить, потому что вы сейчас все расскажете. А я хотела спросить: почему всегда вот эта страшная революция, гражданская война, которая кишками наружу, грязная, ужасная, она таким романтическим ореолом окутана? И даже во время, я уже не говорю о том, что после. Как какое наше человеческое качество позволяет нам такие романтические эмоции испытывать?

Протоиерей Александр

– Склонность к мифологизации. Никто не хочет разбираться в том, что было на самом деле. «Вот, Колчак писал такие пронзительные любовные письма той единственной, с которой он соединился перед лицом Бога…» Да никому неинтересно, какие он там писал любовные письма, если вы знаете, что он пред этим подписал приказ о расстреле двадцати или двадцати тысяч людей, то частная история Колчака никак не может – он был, может, прекрасным человеком, – никак не может подменить историческое содержание его деятельности. Гитлер был вегетарианцем, а Геринг возглавлял общество защиты животных – это что? Это факт, да, но только он имеет совершенно частное и малое значение. Мы факт подменяем мифологией, мы любуемся мифологией. Вот как люди любуются кошечками, потому что кошечками всегда легче любоваться, чем помогать людям. «Ах, вот как хорошо, я котенка спас! Вот забрал его себе». Это очень хорошо. Но у нас помимо котят очень много людей.

Л. Горская

– Ну тут я не соглашусь. Потому что ну надо же с чего-то начинать. И если у человека нет возможности помочь человеку, ну он поможет кошке – неплохо.

Протоиерей Александр

– Я согласен. Но в этом случае надо тогда отказаться от романтичности такого рода.

Л. Горская

– Ну это да.

Протоиерей Александр

– У нас была романтичность комиссаров в пыльных шлемах, вот они, потом она сменилась мифологизацией в пользу белых.

А. Пичугин

– А вот возвращаясь к вопросу Лизы про поэму «Двенадцать». Ну тут уже в таком общем ключе. «Серебряный век» – вот мы как-то с вами в этой студии говорили про мать Марию Скобцову, которая тоже ведь плоть от плоти того предреволюционного времени, Гумилев, Ахматова – ну сейчас даже просто по персоналиям не пойдем, но вот эта яркая вспышка культуры, везде: в музыке, в живописи, прозе. Об этом тома написаны, об этом миллионы программ сделаны. А откуда этот тоже своеобразный духовный подъем в то же самое время? И даже русское богословие, если говорить о Церкви. Единственное время, когда мы можем говорить о том, что в нашей стране было богословие это опять же конец XIX – начало XX века.

Протоиерей Александр

– Мне лично кажется, я, конечно, здесь не могу претендовать на какую-то истину, мне кажется, что когда становится совсем плохо, когда в стране темно и страшно, когда такая непогода, цивилизационная непогода – культура претерпевает расцвет, как возможность людям мыслящим и любящим собраться вокруг очага, очаг греет. Потом приходит ужасающая стабильность… Ведь даже революция не переломала, не сломила такой вектор «серебряного века», это все угасло в конце 20-х годов. А, например, такой поэтический конструктивизм – футуризм и так далее, ведь он был очень смелым экспериментом в литературе.

А. Пичугин

– Да, он там до 60-х годов существовал.

Протоиерей Александр

– Ну по крайней мере, до конца 20-х это было очень продуктивно все. Потом все встало на рельс ужасающей стабильности. Таким же образом у нас, в более близкое к нам время, 60-70-е годы – время кухонь и такого пережидания непогоды – дал интереснейшую культуру. И мы много кого можем назвать из литераторов этого времени, из поэтов, из бардов. И не говорю уже об ученых. Вот я недавно узнал о житейской судьбе покойного мужа Мариэтты Чудаковой. Он преподавал в литинституте и вел курс, в такие наихудшие годы вел курс «Медленное чтение Евгения Онегина»…

А. Пичугин

– Это целый курс?

Протоиерей Александр

– Да, где рассказывалось, где в ходе курса анализировалась стилистика произведения, реалии, с ним связанные, заимствования Пушкина и так далее. И вот это все читалось в худшие времена. А когда наступила стабильность, этого человека хулиганы ни за что убили в подъезде его собственного дома. Вот такая история.

А. Пичугин

– Кстати, да, вот, наверное, укладывается в парадигму нашего разговора, потому что время-то было похожее во многом.

Л. Горская

– То есть то, что у нас сейчас как-то все измельчало – и культура, и литература, говорит о том, что у нас стабильность?

Протоиерей Александр

– Ну посмотрите, вот у нас прошло 100 лет с момента революции. Революция бесспорно ключевое событие XX века не только для нас, но и вообще в мире. И у нас абсолютно вялое, унылое, пустынное проживание 2017 года. Море конференций, какие-то частные вопросы обсуждают. Но два пузыря на протяжении всего года всплывают на поверхность общественной дискуссии: никчемная дискуссия о никчемном фильме и разговоры, в который раз, о необходимости перезахоронить Ленина – это все, на что оказалось способно общество сейчас, обсуждая проблему проблем. Пока мы для себя не решим, что это было для нас, пока мы не дадим окончательную, не фальшиво-двусмысленную: «Друзья, ну здесь есть и другой коленкор…» Нету другого коленкора. Надо дать ясную, отчетливую оценку происходящего. Пока этого не будет дано, пока мы будем ходить по улицам Менжинского, пока мы будем проживать в городе Киров, все так и будет.

Л. Горская

– На станцию «Войковская» приезжать.

Протоиерей Александр

– Эти активисты разные, которые так ополчились: какой-то фильм им там не понравился, еще чем-то их обидели. А почему их не обижает жить на улице Войковской? «Блестяще» в кавычках провалился референдум. Даже если считать, что «Активный гражданин» – электронное приложение правительства Москвы – сфальсифицировало результаты голосования, то они были поразительно низкими. Православные цифры не позволили нам даже станцию метро переименовать. Мы должны быть очень реалистичны здесь.

Л. Горская

– Вы знаете, по поводу приложения «Активный гражданин», которым я пользуюсь и за ним наблюдаю, у меня, ну скажем так, действительно складывается впечатление, что очень странно работают эти голосования. Притом что я человек активный, и у меня есть достаточно релевантные средства общества, я вижу настроение общества там по отношению к тому или иному вопросу, я вижу, что почему-то на сайте совершенно другая пропорция в голосовании.

Протоиерей Александр

– Да, это так. Но на улицы тоже никто не вышел в связи со станцией метро «Войковская», и никакого шума мы не услышали.

Л. Горская

– Вот это да, это, конечно, удивляет.

А. Пичугин

– Хороший пример недавно приводили с улицей Кедрова, которая недалеко вот уже здесь, от Ленинского проспекта. Причем говорят, с Войковым как-то все знают, кем был Войков. А живешь на улице Кедрова – вроде бы хорошая такая фамилия…

Л. Горская

– Дерево прекрасное.

А. Пичугин

– Дерево, и человек, наверное, был неплохой. Человек топил баржи с заключенными и баржи с белогвардейцами, баржи с крестьянами, с кем он только баржи не топил.

Протоиерей Александр

– Ну говоря о том, извините…

Л. Горская

– Извините, да, просто я сейчас представила, сколько у нас людей в стране на улице Ленина живут.

Протоиерей Александр

– И 3-го Интернационала. У нас епархиальные управления чаще всего там находится в городах региональных на таких улицах.

А. Пичугин

– Других нет.

Протоиерей Александр

– А Кедров старший, там был еще младший, которого пристрелили несколько позже. Кедров старший, рехнувшись к концу своих дней, ездил по Москве и стрелял по детям из окна автомобиля.

А. Пичугин

– А вот он же и баржи топил, это вот его именем улица названа.

Протоиерей Александр

– Да. Именно, да. И вот мы продолжаем на этих улицах жить. Что, там нет православных людей? Когда нам нужно поднять какой-то шум, мы очень умеем это делать в каких-то, например, жилищно-коммунальных целях.

А. Пичугин

– А почему тогда такой подъем в 91-м? Пошли, уронили памятник Дзержинскому, пошли с флагом по всей Москве, с трехцветным нашим, триколором.

Л. Горская

– Романтическая волна.

Протоиерей Александр

– И некая скоординированность, я полагаю, тоже. У нас ведь очень сильна все-таки идеология за единство: я пойду на этот митинг, потому что туда пошла Таня и Петя. И очень часто за этим не стоит личной позиции. В вещах, связанных с революцией, должна быть, безусловно, дана окончательная и ясная оценка. Вот я слушаю Валентину Ивановну Матвиенко, которая рассказывает о том, почему нельзя сейчас перезахоронить Ленина, и вот у нее тезис такой, она говорит: это ведь вызовет раскол общества, нужно добиться консенсуса. Стоп, подождите, а у нас сейчас консенсус есть относительно того, что Ленин должен оставаться в мавзолее? Ведь нет. У нас по всем опросам большинство считает, что он должен быть перезахоронен. И значит, мы сейчас идем в русле следования идеям меньшинства. И почему вы в ряде других случаев не ждете никакого консенсуса, а делаете так, как надо? Вы его перезахороните, а потом добивайтесь создания общественного консенсуса. И я думаю, что это легко достижимо.

А. Пичугин

– Мы напомним, что протоиерей Александр Абрамов, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках, в программе «Светлый вечер» на светлом радио. А кстати, вот точная оценка. Но ведь все равно, даже если, предположим, будет эта оценка официально, на государственном уровне дана, абсолютно однозначная, все равно мы должны понимать, что у нас будет большой процент людей, для которых события, о которых мы сегодня вспоминаем, 17-го года будут «Великой Октябрьской социалистической революцией».

Протоиерей Александр

– Это то, что Лиза сказала в нашей дискуссии относительно того, почему романтизируют то или иное время. Те, для кого «Великая Октябрьская социалистическая революция» дала прямые блага – их уже нет, их не существует. Люди ценят «Великую Октябрьскую социалистическую революцию» потому что она близка к тому времени, когда они были молоды, полны надежд, и что-то у них получалось. Хотя, бесспорно, «Великая Октябрьская социалистическая революция», в кавычках, очень изменила социальную среду общества. У меня дед был бурлаком, буквальным бурлаком на Волге. Потом работал котельщиком в Москве. А уже к 36-му году он окончил у Карбышева военно-инженерную академию и войну закончил офицером. Этого никогда бы не случилось, если бы не было революционных событий – это тоже ее слой и пласт. Но это совершенно отделимо от того, чтобы сказать: это трагедия, это преступление, вину за которое нельзя возлагать только на большевиков, но и на ту систему устроения государства, которая существовала, себя дискредитировала. Розанов очень хорошо пишет, не помню, в какой именно из своих вещей, но он говорит: сошла Россия за две недели, с ее банками, церквями и правоведами. Куда это все делалось? Если это прочно, как нам тут рассказывают: это все было очень прочно, освящено многовековыми устоями, – как это могло, как прошлогодний снег, растаять? Неужели большевики так поняли национальный дух? А если они его действительно так поняли, то это еще более трагично.

Л. Горская

– А может быть, лорд Байрон тоже виноват в этой ситуации с романтизацией нами революции по инерции, поехав, возможно, от тоски на революцию в Греции? Но при этом это же лорд Байрон, он же поехал, он же карбонарий. Или нет, или я пытаюсь какие-то мотивы искать…

Протоиерей Александр

– Ну мы же с вами видим, смотрите, очень умные люди из совершенно таких высоких интеллектуалов утратили признаки рассудка, романтизируя и нашу революцию – и там Барбюс, Аргон, Эмиль Людвиг, да кто угодно. А потом Андре Жид. Приезжали и просто в ступор впадали, потому что де осуществляется удивительный социальный эксперимент, нацеленный на справедливость.

А. Пичугин

– Так а их же можно понять: у них есть ростки социального движения, но они сюда приезжают посмотреть на эксперимент.

Протоиерей Александр

– Да.

А. Пичугин

– Это же как в музей прийти, в «Экспериментаниум» какой-нибудь. Это же классно, с той стороны если смотреть.

Протоиерей Александр

– Да и даже изнутри, наверное, если что человек романтический. Ведь очень многие люди, вот совершенно фантастический Дмитрий Быстролетов, да, наш удивительный разведчик, мега-шпион, который передал руководству шифры переписки Муссолини с Гитлером, завербовал половину политической элиты предвоенной Европы…

А. Пичугин

– И Америки еще.

Протоиерей Александр

– Был в 38-м году отозван, мучим, отсидел в лагерях, перенес инсульт, утратил способность видеть в тексте цифры, потом научился заново читать. И в конце жизни пришел к мысли, что Сталин это извращение социализма, но революция развивалась в верном направлении. Таких людей совсем немало, просто он один из наиболее ярких.

А. Пичугин

– Ну если смотреть с определенной долей романтизма из 30-х годов, да, на эти понятно, что ты скорее всего закончишь где-нибудь в Коммунарке.

Протоиерей Александр

– Ну скорее всего ты закончишь как Троцкий. Потому что Троцкий как раз вот пример такого романтика революции, который до последнего момента считал, что революция обросла жиром, обрюзгла и бюрократизировалась. А если бы мы пошли тем путем, который он и предлагал, распространять революцию по всему миру, то все было бы правильно.

Л. Горская

– Почему с такой легкостью сотни, тысячи людей массово выносят за скобки, как какую-то погрешность, о которой даже не стоит думать, жизни сотен тысяч людей? Вот меня всегда это удивляло. Потому что это же очень кровопролитные все вещи, про которые мы говорим. Искалечены судьбы не каких-то там подонков, подлецов, преступников, достойных кары, а простых людей. И про это даже как-то особо и не говорится во всем этих документах, которые мы вспоминали, во всех этих лозунгах, раскладках, статьях. Почему?

Протоиерей Александр

– Мне кажется, что у нас исторически сниженная ценность единичной жизни. Вот крестьяне рожают тринадцать детей – с какой целью? Про запас. Семь помрут – от болезней, от отсутствия медицинской помощи – ну шесть выживут. Это ведь это не отношение общества, это отношение животного мира. И так во всем. У нас исторически – ну я уже не говорю там о монгольском периоде, о периоде становления абсолютизма, – человек расходный материл. У нас периоды, когда внимание к личности, а не к идее доминирует минимальны. Ну во для меня, например, такой период в XIX веке, бесспорно, время Александра II, который поставил во главу угла не концепцию, идею и институцию, а человека. Вот земский суд – вы можете как человек рассчитывать на справедливость. Вот переустройство образования – вы можете, располагая маломальским талантом, пойти в школу, а дальше и даже в вуз – это касалось всех. Это для человека редчайший случай. Все остальное время это время закапывания человека, растворения его в массе. И вот это растворение человека в массе идея вполне коммунистическая. Ну мы помним с вами и Замятина там, и Олдоса Хаксли, которые очень быстро откликнулись на эту часть революционной утопии – это наше внутреннее созвучие с нашим таким национальным укладом.

Л. Горская

– Это нас от всех стран отличает? В смысле, что в Европе по-другому?

Протоиерей Александр

– Я думаю, что восточная деспотия еще жестче в этом смысле.

А. Пичугин

– Ну если посмотреть на классическую историю там эпохи Просвещения европейскую, если посмотреть на то, как там развивалась наука и что она ставила во главу угла, то там окажется человек. Но они же не одномоментно к этому пришли, не из темного Средневековья они перепрыгнули в эту эпоху Просвещения и поставили человека. Значит, это как-то зрело внутри, а у нас этого…

Протоиерей Александр

– Здесь сложный вопрос. Видите, Лосев, например, говорит о том, что эпоха Возрождения философски подготовила фашизм, потому что…

А. Пичугин

– Это очень сложно просто.

Протоиерей Александр

– Потому что антропоцентризм такой подчеркнутый, усиленный, он дает быстрый мостик к идее сверхчеловека и к оговоркам к тому, что сверхчеловеком может быть только человек, принадлежащий к определенной расе или национальности.

Л. Горская

– Ну и, наверное, последний вопрос: что нам с этим наследием делать теперь? Вот ваш пастырский рецепт.

Протоиерей Александр

– Ну нам надо искать противоядие, верно? Противоядие состоит, на мой взгляд, в том, чтобы быть независимой личностью. Надо не отказывать себе в роскоши думать. Надо исследовать. Игнатий Богоносец говорит: исследуйте обстоятельства времени и ищите Того, Кто выше времени. Нельзя ничего брать на пустую веру. Нельзя примыкать к точке зрения того или иного человека только потому, что эту точку зрения высказывает тот, кто тебе нарвется. Надо все сопоставлять, надо думать. Если ты будешь думать, ты найдешь способ для себя определить, что ты будешь делать в дальнейшем. И все наши разговоры о прошлом, конечно, только ради этого.

А. Пичугин

– Спасибо. Я напомню, что сегодня вместе с нами в программе «Светлый вечер» был протоиерей Александр Абрамов, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках. Лиза Горская. ..

Л. Горская

– Алексей Пичугин.

А. Пичугин

– Спасибо и всего хорошего.

Протоиерей Александр

– Всего доброго.

1.1. Условия и причины октябрьской революции 1917 года. Октябрьская революция 1917 г.

Похожие главы из других работ:

Документоведческий аспект изучения деятельности революционных социалистических партий в период 1905-1925 гг.

§2 Набор основных документов партии эсеров в период после Октябрьской революции 1917 г.

Изучено около трехсот документов, отражающих основные моменты и стороны истории партии социалистов-революционеров за период с Октябрьской революции 1917 г. до середины 20-х годов ХХ века…

Иосиф Виссарионович Сталин

От февральской до октябрьской революции

До приезда Ленина из эмиграции он был одним из руководителей ЦК РСДРП и Петербургского комитета партии большевиков, входил в редколлегию газеты «Правда»…

Исторические этапы развития евразийства. Особенности развития капитализма в России. Путь большевиков к власти

4. Оцените историческое значение Октябрьской революции 1917 года. Каким образом большевикам удалось прийти к власти, удержать ее в чрезвычайных условиях и модернизировать страну, превратив ее во вторую сверхдержаву в мире? Почему все-таки СССР распался

Социалистическая революция в России положила начало новой эре в истории человечества — эре торжества социализма и коммунизма. Октябрьская революция прорвала фронт империализма…

Лидеры либерального движения в России Н. Милюков и П. Струве

Отношение лидеров либерального движения к Октябрьской революции 1917 г.

Октябрьскую революцию Струве встретил враждебно, победу большевиков объяснил незрелостью масс, культурной отсталостью страны и тем…

Октябрьская революция 1917 г.

1. ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1917 ГОДА: УСЛОВИЯ, ПРИЧИНЫ, ВОЗМОЖНОСТИ

Октябрьская Революция как культурно-политический феномен

1.
1 Основные причины Октябрьской революции

Нерешенные социально-экономические и социально-политические проблемы в России усугубились в годы Первой мировой войны, поэтому революционные события 1917 г. наступили вполне закономерно…

Политические партии в период Октябрьской революции

2. Победа большевиков в Октябрьской революции и причины провала альтернативных вариантов развития России

Победа большевиков была полной и почти бескровной. Вместе с тем взятие большевиками власти в столице еще не означало их полной и окончательной победы во всей стране, погруженной в политический хаос. Вооруженное восстание, по сути…

Последствие Февральской революции 1917 года

1.1 Причины возникновения февральской революции 1917 года

Сергей Момджи. К Февральской революции.Безвольный царь, бездарная война, И миллионы недовольных, Народ и генералы, вся страна, Участники тех дней невольных. Причины и предпосылки к Февральской революции 1917 года можно разделить на три части. ..

Последствие Февральской революции 1917 года

1.2 Ход событий Февральской революции 1917 года

Положение в стране не тот момент напоминала хаос, и кто не знал, что будет дальше, стихия под называнием «революция», как снежный ком набирала скорость, и теперь оставалась только ждать, что будет дальше, с людьми, с Россией. Трудно сказать…

Последствие Февральской революции 1917 года

2. Последствие Февральской революции 1917 года

Революционные движения 1917-1918 гг. в Нижнем Новгороде и Нижегородской губернии

1. Изменения в общественном и государственном строе после февральской революции 1917 года

Революция 1917 г. в книгах С.Г. Кара-Мурзы

Глава 2. Внутренние причины Февральской революции 1917 г

Многие в наше время сожалеют о разрушении Российской Империи в 1917 и считают, что если бы Россия шла по пути последовательных реформ, все бы было хорошо. При этом они забывают…

Февральская революция 1917 года

1. Причины февральской революции 1917 года

Экономическая ситуация. Резкое сокращение импорта заставило русских промышленников начать производство отечественных машин. По данным на 1 января 1917 года русские заводы выпускали больше снарядов, чем французские в августе 1916 г. и вдвое больше…

Февральская революция 1917 года

3. Изменения в общественном и государственном строе после февральской революции 1917 года

Становление двоевластия 26 марта царь приостановил сессию Государственной думы, но депутаты по примеру французских революционеров 1789 г. решили продолжить дебаты…

Февральская революция 1917 года в России

3. События Февральской революции 1917 года.

9 января 1917 года по всей стране прокатилась волна политических стачек и демонстраций по случаю 12-й годовщины Кровавого воскресенья. В Петрограде в ней участвовало до 200 тысяч человек. В феврале общее число бастующих перевалило за 400 тысяч…

Как выбирала и кого выбрала Россия в 1917 г.

За чередой исторической правды о революциях 1917 г. почти затерялся очень важный юбилей – столетие выборов в Учредительное собрание. В юбилейный год об Учредительном собрании не вспомнил даже Эрмитаж, устроивший замечательную выставку к 100-летию Октябрьской революции. Между тем 25 ноября могло бы стать настоящим Днем народного единства, пойди события на исторической развилке в другую сторону.

Собственно, нам всегда рассказывали только о разгоне Учредительного собрания, а откуда оно взялось, упоминали обычно вскользь. На самом же деле выборы, первый день которых пришелся на 12 (25) ноября 1917 г., – выдающееся историческое событие не только российской, но и мировой истории, которым мы должны гордиться.

Это были по тем временам уникальные – и не только для России – всеобщие выборы на основе прямого равного тайного избирательного права. Впервые в крупной европейской стране к выборам допустили женщин (прежде это произошло только в небольших Дании, Норвегии и Финляндии – тогда еще Великом княжестве Финляндском, части Российской империи). Были отменены любые образовательные и имущественные цензы, существовавшие в то время в большинстве стран мира, а также ценз оседлости. Голосовали военные. Были сняты ограничения на голосование кочевников – актуальнейший для того времени вопрос!

Еще одна важная деталь: в 1917 г. в России был установлен низкий возрастной ценз для участия в выборах – 20 лет. А, например, в Германии к голосованию допускали только с 24 лет. Российские солдаты и вовсе голосовали с 18 лет, и тут была своя логика: раз можешь воевать, то вправе и власть выбирать.

Только после России столь широкие избирательные права начали вводить Великобритания, Германия и Франция. А в США во многих штатах еще долгое время сохранялись образовательные цензы, что отсекало от участия в выборах многих чернокожих американцев.

В России – и, может быть, это и было одной из причин ее первенства в этом вопросе – главным носителем идеи всеобщих выборов была быстро растущая демократическая интеллигенция. Общедоступность, а с ней и широкую популярность идее Учредительного собрания придала первая российская революция. Даже Владимир Ленин признавал: чтобы снести самодержавие, «нельзя себе представить иного цельного и последовательного пути, кроме созыва всенародного Учредительного собрания». Интенсивное партстроительство вынуждено было поспевать за запросами электората: все политические партии заявляли о приверженности идее выборов в Учредительное собрание.

Выборы в Учредительное собрание проводились по партийным спискам, при этом общероссийских списков не существовало. Страна была разделена на избирательные округа, в каждом из которых партии выдвигали отдельные, самостоятельные списки. Набор этих списков в округах часто не совпадал, хотя крупные общероссийские партии стремились участвовать в выборах на большей части территории страны.

Организацией голосования занималась созданная еще Временным правительством Всероссийская по делам о выборах в Учредительное собрание комиссия («Всевыборы») – прообраз современного ЦИК, которой пришлось проделать огромную работу для организации выборов практически с нуля. В ее состав вошли многие выдающиеся люди своего времени, достаточно сказать, что заместителем председателя комиссии был Владимир Дмитриевич Набоков – известный юрист, один из основателей и лидеров Конституционно-демократической партии и отец великого писателя. Буржуазные и социалистические партии уравновешивали друг друга, составляя две равные половины «Всевыборов».

Комиссия работала в Мариинском дворце, где сегодня заседают депутаты законодательного собрания Петербурга. И вот историческая несправедливость: на фасаде здания установлена мемориальная доска Ильичу, который представил здесь декрет о национализации банков, а для памятной таблички организаторам первых в истории страны всеобщих выборов места не нашлось.

Теперь посмотрим на итоги выборов. Во-первых, явка была высокой: к избирательным урнам пришли 48 млн человек – более половины избирателей (по оценке профессора Льва Протасова, специалиста по истории Учредительного собрания, всего право голоса имело 85–90 млн человек – здесь и далее результаты голосования приводятся по его книге «Всероссийское Учредительное собрание. История рождения и гибели»). И это в воюющей полуграмотной стране!

Во-вторых, вопреки расхожему мнению, «бежали за большевиками» далеко не все. Свой наибольший процент ленинцы получили в действующей армии и на флоте (там, правда, и норма представительства отличалась от гражданской). На Западном фронте за большевиков отдали голоса 70% проголосовавших, на Балтийском флоте – 58%, на Северном фронте – 56%. Более отдаленные от столицы округа за большевиками не пошли: на Юго-Западном фронте их список получил 30%, на Румынском – 15%, а на Кавказском большевики свой список даже не выставили. На Черноморском флоте партия большевиков получила 20%, а победившие там эсеры – почти в 2 раза больше.

В территориальных округах лучше всех за большевиков проголосовала Прибалтика: в Эстляндском округе (северная часть современной Эстонии) они почти в 2 раза опередили представителей национальных партий, а в Лифляндском округе (в современных границах – юг Эстонии и север Латвии) и вовсе перекрыли рекорд, достигнутый в действующей армии, – почти 72% голосов.

«Красный пояс» сто лет назад формировался ближе к столицам. Более 50% большевики получили в Минской, Калужской, Владимирской, Московской, Тверской, Смоленской и Витебской губерниях. Москва даже в отсутствие штыковой поддержки опередила Петроград (соответственно 47,8 и 45%).

Если учесть, что в целом по стране списки РСДРП(б) набрали всего 22,5% (около 11 млн голосов), то надо признать, что в прочих регионах дела у большевиков были плохи. За исключением Прибалтики, национальные окраины их не поддержали: во многих губерниях Украины, в Закавказье, в Средней Азии, в Казанской и Уфимской губерниях первенствовали националистические, буржуазные и мелкобуржуазные партии. А в таких крупных на тот момент округах, как Уральский, Вологодский, Олонецкий (Карелия), Тобольский, Тургайский, Семиреченский и Ферганский (последние три – в Средней Азии и Казахстане), у адептов диктатуры пролетариата не было даже своих списков кандидатов.

В итоге самую большую фракцию в Учредительном собрании сформировали эсеры, набравшие по стране 40,4% голосов. В коалиции с ними большевики могли бы провести все заявленные социалистические преобразования и выполнить предвыборное обещание «Земля – крестьянам!». То есть левые идеи и так победили, но мирным путем!

Однако, вопреки названию собственной партии, социал-демократы предпочли устроить не демократические преобразования, а революцию, в огне которой сгинули социалисты-революционеры, парадоксально выступавшие за парламентский путь развития России. Уже накануне выборов газета «Правда» вбросила в массы термин «парламентский кретинизм», а затем началось противопоставление «бумажного» успеха соперников РСДРП(б) и реальной власти, добытой кровью. Одним из аргументов за разгон Учредительного собрания стало утверждение, что массы, голосуя, могут и ошибиться.

Сто лет назад у страны была возможность сделать верный исторический выбор: пойти не по пути крови, революций и раздрая, а по пути договоренностей и политического соработничества. Важнейшие задачи того времени – земельная реформа и рывок к всеобщей грамотности, в частности, – вполне решались с помощью первого всенародно избранного парламента, каким должно было стать Учредительное собрание. Но страна проскочила эту развилку под напутствие матроса Железняка (между прочим, члена партии анархистов, отрицавших ценность выборов).

Именно выборы в Учредительное собрание, объединившие десятки миллионов наших сограждан на основе демократических ценностей, необходимо отмечать на государственном уровне как подлинный День народного единства. Праздник, отмечаемый 4 ноября, когда мы побили очередных иноземных завоевателей, на действительно всенародный праздник не тянет: таких побед у России много. А вот попытка цивилизованным путем прийти к единству внутри страны, предпринятая 100 лет назад, – настоящая альтернатива «красному октябрю». Отметить в календаре, что мы цивилизованная страна, показать, что умение договариваться – это ценность, было бы очень правильно. Такой праздник стал бы символом того, что хоть и через столетие, но мы наконец-то начинаем осознавать ценность выборов, ценность демократии.

Автор – депутат заксобрания Санкт-Петербурга

Как рассказывается об Октябрьской революции на нашей выставке

К 100-летию Октябрьской революции кураторы Дома европейской истории объясняют предысторию этого события и то, как оно изображено в нашем музее….

 

Февральская революция 1917 г., свергнувшая монархию, объединила антицаристскую оппозицию от либералов к социалистам, восприняв идеалы Французской революции 1789 г. В течение 1917 г. требования стали более радикальными, а идеи демократической республики сменились призывами к прямому правлению Советов – через советы рабочих и солдатских депутатов.

Наконец, 7 ноября 1917 года (или 25 октября 1917 года по юлианскому календарю, который тогда использовался в России) большевики, которые изначально были членами и сторонниками радикальной фракции в Российской социал-демократической рабочей партии, взяли на себя управление. в Петрограде и сверг Временное правительство России, находившееся у власти после отречения царя Николая II, но доказавшее свою несостоятельность. Был создан Совет Народных Комиссаров только что провозглашенной Российской Советской Федеративной Социалистической Республики.

Октябрьская революция 1917 года оказала большое влияние на русскую, европейскую и мировую историю на протяжении всего ХХ века. Это привело к установлению коммунистической системы, которую на протяжении десятилетий многие европейцы рассматривали как альтернативу фашизму, а также парламентской демократии и либеральной рыночной экономике.

И коммунисты (большевики или красные), и их противники, белые, использовали террор как орудие войны. В конце 1918 года Совет Народных Комиссаров большевиков издал декрет «О красном терроре», который разрешал расстрелы членов Белой армии и заключение «классовых врагов» в концлагеря.

Победа коммунизма в России вызвала в Европе опасения и надежды, что социалистическая революция выйдет за пределы России. Этого не произошло, но на континенте произошло несколько коммунистических переворотов, иногда при прямой советской поддержке, например, в Финляндии и Латвии. В ходе гражданских войн, вызванных этими восстаниями, погибло большое количество людей. Коммунистическая революция, однако, не увенчалась успехом за пределами того, что в 1922 году стало Советским Союзом.

Марксистская идеология использовалась для легитимации режима в СССР, что привело к гибели миллионов людей.Стремясь создать «нового советского человека», оно лишало людей основных свобод и прав, вмешиваясь в самое их личное пространство. Владимир Ильич Ульянов, известный как «Ленин» (1870-1924), был главной фигурой Октябрьской революции 1917 года, результатом которой стало установление однопартийного государства с ведущей ролью большевистской партии. После своей смерти в 1924 году Ленин стал предметом культа личности в Советском Союзе, а марксизм-ленинизм стал официальной доктриной тоталитарного режима.

После прихода к власти Сталина в конце 1920-х годов система стала еще более репрессивной, чем прежде. До смерти Сталина в 1953 году миллионы людей в СССР были отправлены в лагеря ГУЛАГ, стали жертвами массовой депортации и голода, вызванного принудительной коллективизацией, или подверглись другим формам преследования. С геополитической точки зрения результатом русской революции стало возвышение СССР как тоталитарной сверхдержавы, соперничающей с США за мировое господство.

 

Что послужило причиной русских революций 1917 года? – Бриджмен блог

30 декабря 1916 года Григорий Распутин был убит.Это, наряду с военными поражениями в Первой мировой войне и многими неудачами царской России, спровоцировало ряд инцидентов в течение 1917 года, которые привели к одному из определяющих моментов в мировой истории: русским революциям.

 

Что вызвало революции? Хронология событий

До конца XIX века Россия была самодержавной страной, управляемой царем и поддерживаемой привилегированными дворянами, владевшими лучшими землями.Около 85 процентов россиян жили в деревне и зарабатывали на жизнь сельским хозяйством, при этом подавляющее большинство крестьян жило в крайней нищете.

1861 – Освобождение крепостных

Царь Александр II освободил всех крепостных русских (одну треть всего населения) Манифестом об освобождении рабов от 3 марта 1861 года. Хотя система, безвозвратно привязывавшая русских крестьян к своим помещикам, была отменена, у них стало меньше земли и выкупной подати. платить часто было больше, чем стоила земля.Быстрая индустриализация привела к росту немногочисленного рабочего класса и распространению революционных идей.

 

 

1891-1892 годы Великий голод

Людям больше нечего терять, важнейшая составляющая любой революции

 

 

1887 Май – Брат Ленина Александр Ульянов повешен за заговор с целью убийства царя Александра III

 

 

1894 Октябрь – Царь Александр III умирает и его сын Николай II становится правителем России

 

 

1905, 22 января — Кровавое воскресенье в Петербурге — Первая русская революция

Крестьяне и промышленные рабочие бастовали и устраивали демонстрации по всему городу, в том числе у царского Зимнего дворца. Императорская гвардия открыла огонь по многотысячной толпе мирных демонстрантов, многие погибли или были ранены. Вместо подавления протестов репрессии поощряли забастовки и восстания по всей Империи.

 

 

1905, 27 июня — Мятеж на броненосце «Потемкин» в Черном море

Революция распространилась на флот, и Эйзенштейн вдохновится снять фильм об этом

 

 

Октябрь Всеобщая забастовка охватила Россию

Революционное движение достигло своего апогея в октябре 1905 года с объявлением всеобщей забастовки и образованием совета в Петербурге.самого Петербурга.

Большинство городов, включая столицу, были парализованы. Под давлением своих советников Николай II неохотно согласился подписать Манифест, предоставляющий гражданские свободы, кабинетное правительство и законодательную Думу, избранную на основе широкого избирательного права. Провозглашение Манифеста было встречено на улицах 17 октября ликованием, и всеобщая забастовка была отменена.

 

 

1906 21 июля –  В связи с нарастанием напряженности между Государственной Думой и Советом Министров Императора Николая II собрание распущено

 

 

1908 Распутин вводится в аристократию

Распутин, печально известный «святой человек», якобы помог исцелить больного сына царя Николая Алексея, который страдал болезнью крови, гемофилией.После этого влияние Распутина на царицу Александру стало безмерным; он не мог сделать ничего плохого, поскольку его неподобающее поведение постоянно оправдывалось. Он был очень популярен среди аристократических дам.

 

 

1914 год – началась Первая мировая война. В следующем году царь Николай принял командование русской армией

 

Война привела к невообразимым человеческим жертвам, нехватке продовольствия и множеству других форм человеческих страданий. 1,5 миллиона солдат дезертировали из армии в 1916 году.

 

 

1916 Декабрь – Распутин убит русскими дворянами

Когда Николай ушел, чтобы возглавить русские войска в Первой мировой войне, императрица была назначена ответственной за внутренние дела и уволила многих министров. Из-за влияния Распутина на царицу и его участия в правительственных решениях его обвиняли в неудачах. Для русского народа Распутин символизировал, что не так с правительством.Двор и императорская семья потеряли расположение русского народа. Также считалось, что пара возглавляла прогерманскую придворную группу, что привело к убийству Распутина. Его убийство произошло слишком поздно, чтобы изменить представление об императорской семье.


1917 – Начало русских революций
22 января – 140-тысячная забастовка в Петрограде в ознаменование Кровавого воскресенья; забастовки в других городах

 

 

23 февраля – Начало Февральской революции, зажженное Международным женским днем ​​

Воинствующие текстильщики, многие из которых являются женами солдат, начинают массовую забастовку в Петрограде. 128 000 рабочих выходят на улицы, и среди их главных требований — прекращение мировой войны и увеличение запасов продовольствия.

 

 

26-27 февраля – Царь приказывает применить военную силу для подавления забастовки

Рано утром в воскресенье полиция проводит массовые аресты более 100 лидеров революционных организаций, в том числе большевиков. Действуя по приказу царя, войска стреляют по протестующим, что приводит к десяткам тысяч жертв, но позже в тот же день они начинают бунтовать и присоединяются к протестующим.

 

28 февраля – Царь пытается вернуться в Петроград, но задерживается из-за проблем с железной дорогой  

Дума и Петроградский Совет встречаются, чтобы выработать курс действий.

 

1 марта – Лидеры Франции и Великобритании официально признают Временное правительство официальным правительством России

 

2 марта – Русский царь Николай II подписал свое насильственное отречение (в пользу великого князя Михаила, который фактически отказался от власти)


Царь Николай II в большевистском плену в Царском Селе в 1917 году Русский фотограф Питер Ньюарк Военные фотографии


3 апреля — Ленин и другие большевики прибывают в Петроград из ссылки

Правительство Германии помогает лидеру большевиков Ленину вернуться в Россию. Он публикует «Апрельские тезисы», предлагая людям: «Мир, хлеб, землю» и провозглашает: Вся власть Советам».


Ленин возвращается в Россию, 1917. А. Аксенов / Peter Newark Pictures

Май 1917 года: Лев Троцкий возвращается в Петроград из ссылки 

Несмотря на прежние разногласия с Лениным, Троцкий присоединился к большевикам и сыграл решающую роль в захвате власти коммунистами.


Лев Троцкий и Иосиф Сталин во время русской революции, 1917 г. Русский фотограф / Peter Newark Pictures

Июльские дни (16–20 июля)

Июльские дни начались со стихийных протестов против Временного правительства.После того, как большевики безуспешно пытались превратить эти протесты в государственный переворот, Ленин был вынужден скрываться.


Июльская демонстрация в Петрограде, 1917 год Петра Адольфовича Оцупа (1883-1963) / Частная коллекция


24 июля – Александр Керенский становится премьер-министром Временного правительства

Социалисты-революционеры, в отличие от большевиков, намеревались сохранить Россию в Первой мировой войне, и это решение становилось все более непопулярным среди русского народа.


Военный кабинет Временного правительства России. Керенский сидит на позиции №1 //UIG


Август – Неудачный переворот командующего Российской Армией генерала Лавра Корнилова

Корниловский переворот имел огромный резонанс. Керенский, умеренные социалисты и либералы были дискредитированы своей ранней поддержкой Корнилова. Большевики и радикальные левые, напротив, предупреждали об опасности военного переворота и теперь казались оправданными.


Лавр Корнилов 1870-1918 генерал русской армии / UIG

Октябрьская революция – Ленину удается захватить

Большевики захватывают Петроград и Зимний дворец, последний оплот Временного правительства. Совет Народных Комиссаров (сокращенно Совнарком) во главе с Лениным теперь контролирует Россию.


Русская революция, октябрь 1917 г. Владимир Ильич Ленин / Коммунистический плакат без даты / UIG

Узнайте больше

Посмотреть больше изображений и клипов о русской революции

Примечание: Россия использовала юлианский календарь или календарь по старому стилю до 24 января 1918 года, когда эта система была заменена григорианским календарем или календарем нового стиля

 

Архивы библиотеки Лондонской школы экономики и русская революция

В ноябре этого года (октябрь по юлианскому календарю) исполняется столетие второй из русских революций 1917 года, когда большевики свергли Временное правительство и создали федеральное правительство и первую в мире социалистическую республику. Это было результатом нескольких месяцев борьбы за власть после внезапного краха царского самодержавия и отречения Николая II.

Библиотека Лондонской школы экономики обладает одной из самых значительных коллекций русского языка в Великобритании, а богатство ее первоисточников по истории России вызывает особую зависть. Просматривая материалы о революции, опубликованные в период с 1917 по 1919 год, все они хранятся в архивах библиотеки, было особенно интересно найти интересные репортажи и мнения как с про-, так и с антибольшевистской точки зрения.Там, где это возможно, я дал ссылки на оцифрованные копии из проверенных внешних источников, но все они могут быть найдены в библиотеке Лондонской школы экономики и могут быть запрошены сотрудниками, студентами и исследователями для консультации в библиотеке.

Один из ключевых источников — « Уроки русской революции » самого Ленина, первоначально опубликованные в газете «Рабочий » в августе 1917 г. и опубликованные в Великобритании Британской социалистической партией в 1918 г. Ленин резюмирует радикальные вопросы революция — свобода, мир, хлеб и земля, — а так как это написано при Временном правительстве, то Ленин язвительно относится к ним, провозглашая их контрреволюционной силой, защищающей класс капиталистов.

Сравните это с Воспоминаниями о русской революции Юрия Ломоносова, который, будучи помощником директора РЖД, был вовлечен в революцию, когда железнодорожники по всей стране бастовали. Вспоминая примерно две недели истории в феврале-марте, он описывает свое возвращение с катастрофической войны с румынского фронта в ликование по всему Петрограду, когда солдаты выступили против правительства и был образован Совет рабочих депутатов.

Во время революционного лихорадки в Петрограде также находились иностранные журналисты и туристы.Майкл Фарбман, корреспондент Manchester Guardian в Петрограде, прочитал лекцию под названием Русская революция и война в Национальном совете гражданских свобод в июле 1917 года, которая впоследствии была опубликована в виде брошюры. Фарбман прослеживает неизбежный крах царского режима из-за его «банкротства» и разложения его гражданского строя. На оптимистической ноте в отношении будущего России он считает, что после революции «Россия стала государством, нацией, отечеством».Однако призывы Фарбмана к сочувствию и сотрудничеству со стороны союзных стран были отвергнуты.

Кристиан Л. Ланге, американский турист, был в России, когда случайно оказался в первом поезде, прошедшем в Россию, а затем в Петроград после Февральской революции. Его мемуары были опубликованы Фондом Карнеги за международный мир под названием «Россия: революция и война » в конце 1917 года. Пожалуй, наиболее интригующим в Ланге является его восторженное и лестное изображение Керенского как «замечательного человека», обладавшего « неповторимое красноречие и моральное мужество» и «пламенная душа, искренняя и правдивая к себе, в то же время могучий ум и прирожденный лидер».Несмотря на свою поддержку Керенского, Ланге считал, что впереди нас ждут нестабильные времена. Он утверждал, что если голод продолжится, новые беспорядки будут неизбежны.

Как в Великобритании, так и в США некоторые депутаты и организации в целом поддержали. Джозеф Кинг , тогдашний член парламента от либеральной партии Северного Сомерсета, был пацифистом и членом межпартийного Союза демократического контроля, который стремился избежать конфликтов в будущем. В 1918 году он написал «Русская революция: первый год», в которой критиковал коррумпированность царского режима и провоенного, прокапиталистического Керенского, затем излагал позицию большевиков по таким вопросам, как внешняя политика, земельная политика и т. д.Горькое сожаление вызывает отсутствие признания Запада, хотя Кинг упоминает, что президент Вильсон изначально поддержал его, заявив, что падение царизма стало величайшим достижением цивилизации в результате войны.

Уолтон Ньюболд, позже избранный депутатом-коммунистом на всеобщих выборах 1922 года, написал взрывную обличительную речь в поддержку Октябрьской революции под названием « банкиры, держатели облигаций и большевики », в которой банкиры и их «паразитические клиенты» обвиняются в эксплуатации русского народа. и причинение бесконечных страданий как «крестьянству, так и пролетариату».

Перейти на западное побережье США и Калифорнийский клуб Содружества, беспартийная организация по связям с общественностью, приняла резолюцию в поддержку революции в своих Сделках (май 1917 г.) и попросила посольство России направить это Временному правительству в Петрограде. Ряд профессоров истории и русских ссыльных рассказали членам клуба о причинах революции.

Но не все комментаторы в то время были так воодушевлены.Полковник Владимир Лебедев был бывшим министром военно-морского флота при Временном правительстве, и его документ «Российская демократия в ее борьбе против большевистской тирании» был попыткой заручиться симпатиями американцев к движению русского народа против большевизма. Лебедев утверждал, что большинство россиян не поддерживали большевиков и считали, что они ведут русских к разрушению и унижению после заключения мира с Германией по Брест-Литовскому договору. Ю. О. Гавронский, также поддерживавший Февральскую революцию, выступил в июле с обращением под названием «Правда о новой России», в котором цинично отзывался о Ленине, с которым расправились как матросы, так и солдаты, с подозрением относился к характеру его возвращения в Россию. из Германии.

Русский аристократ П. М. Волконский из Русского освободительного комитета, организации эмигрантов, базирующейся в Лондоне, написал Добровольческая армия Алексеева и Деникина , отчет о движении, приверженном «восстановлению здравомыслящей власти и продолжению борьбы с Германией» и предвидел отступление большевиков и новый рассвет для России.

Вернувшись в Палату общин, член парламента от либеральной партии Клемент Эдвардс предложил «Истинное решение русской проблемы в 1919 году» , в котором выступал за то, чтобы Великобритания не заключала мир с большевиками и что единственный способ решить «русскую проблему И штамп, поставленный большевизмом, состоял в том, чтобы навязать военную оккупацию Москвы и Петрограда, двух центров терроризма.

Надеюсь, это краткий обзор основного материала, доступного в библиотеке, о двух революциях 1917 года.Русская революция и строительство нового Советского Союза в 1920-х годах и позже представляли огромный интерес для поколения основателей Лондонской фондовой биржи; Уэббов в частности. В период с 1918 по 1945 год библиотека стремилась создать обширную коллекцию в области правительства и государственного управления в Советском Союзе и обеспечила создание сильной коллекции официальных документов. Систематический сбор публикаций из стран бывшего Советского Союза и Восточной Европы всерьез начался с 1945 года.

Русское собрание охватывает все аспекты советской общественной, экономической и политической жизни, включая особенно хорошие собрания книг, брошюр и докладов об экономических условиях и экономической политике России, торговле, правительстве и праве. После распада Советского Союза Библиотека продолжает собирать российские публикации по основным направлениям своей деятельности (политика, экономика и социальные науки) как из Российской Федерации, так и из бывших советских республик.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.