Содержание

Копия ГЛАВНАЯ | muzteatr-saransk

Сегодня исполняется 85 лет со дня рождения Владимира Васильевича Долгова, который долгие годы был главным режиссером Государственного музыкального театра имени И. М. Яушева.

Владимир Васильевич родился 3 июля 1935 года в г. Ардатове Мордовской АССР. Он получил блестящее театральное образование: в 1960 г. окончил актерский факультет Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии, в 1967 г. — высшие режиссерские курсе при Государственном институте театрального искусства имени А. В. Луначарского (мастерская народных артистов СССР Рубена Симонова и Андрея Гончарова).

Свою сценическую деятельность Владимир Васильевич начал в 1950 г., участвуя в спектаклях ардатовского народного театра. С 1955 г. на профессиональной сцене (в 1960-1995 гг. — актёр, режиссер, главный режиссер Государственного театра драмы МАССР). В. В. Долговым создан не один десяток сценических образов в классической и современной драматургии. За постановку спектакля «Крестник его величества» (по пьесе А.

П. Терешкина) и исполнение роли А. И. Полежаев ему присуждена Государственная премия РМ.

С 1995 года Владимир Васильевич был главным режиссером нашего театра. Им поставлены крупномасштабные оперные спектакли: «Русалка» А. Даргомыжского, «Царская невеста» Н. Римского-Корсакова, «Аида» Дж. Верди, «Паяцы» Р. Леонкавалло. Его оперетты «Летучая мышь» И. Штрауса, «Сильва» И. Кальмана надолго запомнились саранскому зрителю. Всего за годы сценической деятельности он осуществил постановки 144 спектаклей.

Владимир Васильевич 17 лет возглавлял Союз театральных деятелей Мордовии и неоднократно избирался членом Правления СТД России.

Владимира Васильевича Долгова не стало 18 сентября 2012 года. Его многолетнее служение театру было отмечено множеством наград и почетных званий: заслуженный деятель искусств РМ и РФ, народный артист РМ, Лауреат премии комсомола Мордовии, Лауреат Государственной премии Мордовии, Лауреат премии Министерства культуры СССР.

ТАНДЕМ. Ольга Твардовская и Владимир Макушенко

Мемориальный музей «Творческая мастерская театрального художника Д. Л. Боровского»

С 13 января 2017 г. в Музее-мастерской Давида Боровского открылась выставка «В гостях у Давида. Ольга Твардовская и Владимир Макушенко», посвящённая художникам-сценографам, делившим одну мастерскую вместе с Давидом Боровским с 70-х годов ХХ века.

Первая мастерская располагалась на улице Верхняя Радищевская, вторая, с начала ХХI века, по Большому Афанасьевскому переулку. В ней Давиду Львовичу и Владимиру Александровичу поработать досталось всего несколько лет. Теперь этот адрес – музейная территория (филиал Театрального музея имени А. А. Бахрушина), в которой частичка и их наследия.

Они начинали, когда рядом ещё трудились выдающиеся сценографы Рындин, Васильев. Лушин, Золотарёв и уже появлялись новые лидеры – Левенталь, Боровский, Кочергин. Ранняя работа, 1972 года, «Три изюминки» по Шолом-Алейхему для камерного еврейского ансамбля Москонцерта, была замечена, после неё их стали регулярно приглашать в театр. Пластические идеи – общие, кто, что первым предлагал, знали только они.

Подготовительную работу у мольберта или эскизную на листе исполнял тот, чьё настроение и душевное состояние способнее реализовать замысел. Неделимыми оставались ответственность и творческое имя из двух фамилий, на любых подмостках, в каком бы жанре не трудились. На протяжении всех лет работы для сцены они тактично не нарушили взятого на себя обязательства быть стилистически адекватными принятым концепциям и быть интерпретаторами драматургии вместе с режиссёрами.

Художникам довелось быть у истоков будущего Ленкома, когда он назывался ещё театром имени Ленинского комсомола. Вместе с Григорием Гориным и Марком Захаровым они сочинили удивительного «Тиля», с персонажами, сошедшими не только со страниц романа Шарля де Костера о легендарных героях Фландрии, но и с гораздо более ранних, чем повествование, коричневатых охристо-бурых картин Питера Брейгеля. С режиссёром М. Захаровым они создали спектакль «Иванов», в котором неожиданно безликий, бесцветно скромный интерьер дома чеховского Иванова зеркально повторял интерьер дома Лебедевых, куда Иванов – Е.

Леонова, надеясь на обновление чувств, так стремился к юной Шурочке. Не нарушив поэтики произведения А. Чехова, художники внесли ноту сурового драматизма душевных переживаний героя, показали тщетность его иллюзий.

«Ольга Твардовская и Владимир Макушенко обладают, на мой взгляд, счастливым сочетанием такта и отчаянной сценографической агрессивности. Они умеют, не заслоняя актёров, не отвлекая на себя излишнее внимание, не превращая своё искусство в самодовлеющий визуальный аттракцион, сформировать его диалектику, его постановочный принцип» писал М. Захаров.

Они работали в драматическом и в оперном театре, все их работы вызывали глубокий интерес режиссёров и восторг зрителей. В своей работе они опирались на художественные традиции, выработанные не только историей театра, драматургии, развитием пластических искусств, но всей историей культуры. Художественные идеи, рождённые воображением, зафиксированные на плоскости листа, представленные в масштабе макета, преображались на сцене в живое действие.

Как истинные интеллигенты Ольга Твардовская и Владимир Макушенко никогда не гнались за славой, не стремились быть на виду. Эта экспозиция – их первая персональная выставка.

На выставке представлены самые значительные работы: макеты и эскизы пространств разных спектаклей. Это малая часть творческого наследия художников, хранящегося в фондах ГЦТМ имени А. А. Бахрушина и в домашнем собрании Ольги Александровны Твардовской.

Репортаж Галины Фадеевой с открытия выставки «Тандем. Ольга Твардовская и Владимир Макушенко»

Газета Экран и Сцена: Екатерина Дмитриевская. В гостях и дома

Культобзор: «В гостях у Давида. Ольга Твардовская и Владимир Макушенко»

Выставку открывает генеральный директор Театрального музея им. А.А. Бахрушина Дмитрий Родионов. Фото Леонида Бурмистрова.
Буклет, посвященный творчеству художников-сценографов Ольги Твардовской и Владимира Макушенко. Фото Леонида Бурмистрова.
Эскиз декораций к спектаклю «Картина» по роману Даниила Гранина /инсценировка А.
Ремиза и Л. Хейфеца/. Малый театр, режиссер Леонид Хейфец , 1983. Фото Леонида Бурмистрова.
Генеральный директор Театрального музея им. А.А. Бахрушина Дмитрий Родионов. Фото Леонида Бурмистрова.
Юрий Норштейн: «Я смотрю на макет к спектаклю «Вишневый сад», и мне представляется кукольная сцена с Солёным, когда он стреляет в Тузенбаха. Такая кукольность и простодушность может по-иному представить чеховские ценности». Фото Леонида Бурмистрова.
Народный художник РФ Борис Мессерер. Фото Леонида Бурмистрова.
Открытие выставки «Тандем. Ольги Твардовской и Владимира Макушенко». Фото Леонида Бурмистрова. Фото Леонида Бурмистрова.
Макет декораций к спектаклю «Любовь и голуби». Театр «Современник», режиссёр Валерий Фокин, 1982. Фото Леонида Бурмистрова.
Макет декораций к спектаклю «Вишнёвый сад». Липецк, режиссёр Владимир Пахомов, 1992.
Фото Леонида Бурмистрова.
Ольга Твардовская. Фото Леонида Бурмистрова.
Ольга и Валентина Твардовские. Фото Леонида Бурмистрова.
Эскизы декораций Ольги Твардовской и Владимира Макушенко. Фото Леонида Бурмистрова.
Юрий Нортшейн даёт интервью телеканалу «Культура». Фото Леонида Бурмистрова.
Макет эскизы декораций к спектаклю «Порги и Бесс». Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича Данченко, режиссёр Лев Михайлов, 1980. Фото Леонида Бурмистрова.
Макет декораций к спектаклю «Ревизор». Театр «Современник», режиссёр Валерий Фокин, 1984. Фото Леонида Бурмистрова.
Эскизы декораций Ольги Твардовской и Владимира Макушенко и «макетные человечки» Давида Боровского. Фото Леонида Бурмистрова.

А.Т. Твардовский. Даты. События. Люди.

Читателям. Смоленская областная библиотека для детей и молодёжи имени И.С. Соколова-Микитова

«Александр Твардовский. Три жизни поэта»

Документальный фильм (Россия, 2010)
Проект Телеканала «Культура»

Режиссер: Юрий Кузавков

Лейтмотив фильма – события 1954 года, когда Александр Твардовский пытался добиться реабилитации своих родителей, раскулаченных в 1931 году. В основе – дневники, письма Александра Трифоновича. Режиссер Юрий Кузавков воссоздает детские воспоминания поэта о родном доме. Дом этот в Смоленской губернии был разрушен фашистами, туда приезжал после войны Твардовский, но увидел заросший травой пустырь.

Александр Трифонович Твардовский родился 21 июня 1910 года на хуторе Загорье Починковского района в крестьянской семье.

Выдающийся русский поэт XX века, пятикратный лауреат Государственных премий. Участник Великой Отечественной войны. Редактор «Нового мира» (1950–54 гг., 1958–70 гг.

) – лучшего послевоенного литературно-художественного и общественно-политического журнала, определявшего лицо подлинной реалистической литературы, советский общественный деятель. До 1936 г. жил и творил на Смоленщине. Печатался в газетах «Юный товарищ», «Смоленская деревня», «Рабочий путь», «Большевистский молодняк», в журнале «Наступление». Был ответственным секретарем журнала «Западная область». Опубликовал 260 произведений в стихах и прозе, в т.ч. 3 поэмы.

В 1928 году А.Т. Твардовский переезжает в Смоленск, где он живет, учится в педагогическом институте. Много ездит по стране. В то же время проходит хорошую школу поэтического мастерства у М.В. Исаковского, принимает активное участие в общественной и литературой жизни Смоленщины. Впечатления и наблюдения, почерпнутые из многочисленных поездок по родному краю, легли в основу его поэм ‘Путь к социализму», «Вступление», «Страна Муравия», многих стихотворений, посвященных коллективизации сельского хозяйства. Широкое признание принесла А.

Т. Твардовскому поэма «Страна Муравия» (1936), отмеченная в 1941 году Государственной премией СССР.

Состоял в Ассоциации писателей до марта 1931 г. Исключен за «неправильное освещение классовых отношений» в произведениях и в связи с раскулачиванием и высылкой из Загорья семьи.

В 1936 году А.Т. Твардовский переехал в Москву. В 1939 году окончил Московский институт истории, философии и литературы (МИФЛИ). Участвовал в советско-финляндской войне 1939-40 г. В годы Великой Отечественной войны он был на фронте, от начала до победоносного ее завершения находился на переднем крае борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Награжден орденами Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, медалями.

Написанная им поэма «Василий Теркин» стала классикой русской поэзии двадцатого века. Созданный им образ народного героя Василия Теркина олицетворяет несгибаемый характер советского, русского солдата, его мужество и стойкость в борьбе с врагами нашей Родины. Ярко выразившая нравственные идеалы народа книга «Василий Теркин» получила всенародную известность, переведена на многие языки, удостоена Государственной премии СССР (1946).

Непосредственный фронтовой опыт, глубокие раздумья об исторических судьбах народа, сложностях повседневной жизни, реальной действительности, стремление предельно откровенно, правдиво осмыслить ‘«мир большой и трудный» нашли художественное воплощение в поэме «Дом у дороги» (Государственная премия СССР, 1947), в книге «Из лирики этих лет. 1959-1967» (Государственная премия СССР. 1971). Особое место в его творчестве занимает поэма «За далью – даль», написанная в 1953-66 годах, представляющая страстную, взволнованную исповедь сына своего века. В ней отражены умонастроения советского общества в пятидесятых годах, размышления о судьбах простых людей, о своей собственной биографии, ее трагических страницах (необоснованные репрессии родителей, родных братьев).

Для всякого художника, в особенности художника слова, писателя, наличие этой малой, отдельной и личной родины имеет огромное значение… В творениях подлинных художников – и самых больших и более скромных по своему значению – мы безошибочно распознаем приметы их малой родины».

Нежную сыновнюю привязанность к родным местам, к хутору Загорье, Смоленску, благодарную память о них А.Т. Твардовский пронес через всю жизнь, выразил в своих стихах, поэмах, прозе, страстной публицистике, в созданных им поэтических образах.

Без сомнения, Смоленщина была нравственной и эстетической опорой в творчестве А.Т. Твардовского. Она питала своими животворными соками огромный талант великого русского поэта, глубоко отразившего в своих лучших стихах, поэмах, прозе, публицистике сложный, порой трагический путь народа, которому он служил верой и правдой. Он был человеком высочайшего нравственного и гражданского облика. Идея государственности, патриотизма была началом всех начал его помыслов, истоком эпичности его поэзии.

Будучи одним из основателей «смоленской поэтической школы»,  А.Т. Твардовский постоянно поддерживал тесную связь со своими земляками-литераторами, активно участвовал в культурной жизни Смоленска и области. Он был для своих младших братьев по перу не только высочайшим примером художнической взыскательности, но и терпеливым наставником, другом, товарищем, который помогал, поддерживал их чем мог.

Умер Александр Трифонович Твардовский 18 декабря 1971 года в дачном поселке близ Красной Пахры Московской области. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. На свежую могилу поэта из пакета была высыпана земля, привезенная с отчего Смоленского края. Юрий Пашков прочитал стихи, выразившие глубокую скорбь смолян по случаю кончины великого поэта двадцатого века, знаменитого земляка. В них были такие строки:

Его земля, где знал он каждый взгорок,
Земля отца и Теркина – бойца,
Она лежит, как памяти просторы,
Которой нет ни края, ни конца.

Когда мы, над могильной ямой стоя,
Достали землю, то она была
Тяжелой, потеплевшею, сырою,
Как будто вся слезами изошла

Память А.Т. Твардовского увековечена на его малой родине: в Смоленске и Починке его именем названы улицы, установлены мемориальные доски. В областном центре создан мемориальный музей. 2 мая 1995 года в центре города-героя Смоленска, напротив гостиницы, над которой 25 сентября 1943 года бойцы водрузили красный флаг, был открыт памятник поэту и воину Александру Твардовскому и Василию Теркину: знаменитому русскому писателю и его всемирно известному литературному герою. Союз писателей России учредил литературную премию им. А.Т. Твардовского «Василий Теркин».

24 мая 1986 года за большие заслуги перед Отечеством, родным краем, городом на Днепре А.Т. Твардовскому присвоено (посмертно) звание «Почетный гражданин города-героя Смоленска».

По материалам сайта  Александр Трифонович Твардовский

***

Литературная викторина «По праву памяти живой»

21 июня отмечается 100-летие со дня рождения Александра Твардовского — Российская газета

Олег Табаков, народный артист СССР, художественный руководитель МХТ им.Чехова, самый известный исполнитель «Василия Теркина», отвечает на вопросы «Российской газеты».

Российская газета: Олег Павлович, расскажите, пожалуйста, как вам работалось над поэмой «Василий Теркин»? У вас такой легкий актерский дар, а у Александра Твардовского — легкий, буквально летящий текст…

Олег Табаков: Это не совсем так. Знакомство с поэтом Твардовским произошло у меня просто. В 1947 — 1949 годах я не имел никаких источников того, что нынче называется масс-медиа, кроме радиоточки. И радиоточка время от времени выдавала самую интересную информацию. Была даже такая шутка: «Скажите, а что сегодня в газетах?» А ответ такой: «Что-что? То, что вчера было по радио». Именно таким образом сложились мои детские пристрастия, в том числе и литературные. Нужно сказать, что и читал я много — совсем рано научился. И дома были книги еще не все проданы во время войны. А то, что я узнал благодаря радио, — это были программы, где выступал Николай Литвинов, Мария Бабанова… Но самое большое впечатление на меня произвел Дмитрий Орлов — великий русский артист, в исполнении которого я и услышал впервые «Василия Теркина».

Смысл вашего вопроса — такой же легкий, как дарование Александра Трифоновича… Это ошибочная точка зрения. У Александра Трифоновича было совсем не легкое дарование, а, скорее всего, наоборот — дар, связанный с познанием не самых веселых, радужных и праздничных сторон жизни. Это связано было и с его юностью, и с его биографией, начиная со сволочной борьбы советской власти против кулаков и так далее…

Когда я первый раз услышал «Василия Теркина», то оторваться от этого уже не мог. Не только потому, что это книга про бойца, об его приключениях, бедах или страданиях — именно так принято о ней говорить. А потому что это было на фоне того официально-дежурно-суконно-краснознаменного настоящего написано человеческим странным языком. Странным для меня — для человека довольно молодого, еще не отравленного ни канцеляризмами, ни зависимостью от того суржика, на котором изъясняются люди служивые.

И были в диапазоне этого воздействия строки, доводившие меня до слез. Например, такие: «Люди теплые, живые шли на дно, на дно, на дно…» Как так можно было придумать, так рассказать о трагедии, о страшной бойне…

РГ: Вы читаете, и у меня даже мурашки по коже.

Табаков: Это потому что я прожил это. У меня отец воевал. То, что там было, и то, что писал Твардовский, — касалось и меня лично. Уже впоследствии, когда я стал уже не просто любить Твардовского, а специально изучать, заниматься им, искать какие-то материалы, воздействие его стихотворений на меня оставалось таким же. (Тут Олег Павлович с неповторимыми интонациями, с только ему свойственными ударениями читает):

«Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие

не ПРИШЛИ с войны,

В том, что они,

кто старше, кто моложе

Остались там.

Но не о том же речь,

Что я их мог,

но не СУМЕЛ сберечь.

Речь не о том.

Но все же, все же, все же…»

Что такое эти стихи? Поразительная совестливость. И она дана была Александру Трифоновичу от Бога в равной степени с его великим талантом. И все это вместе взятое каким-то образом переплавилось и воздействовало не только на меня.

Еще ведь всегда очень важно — кто с тобой затевает дело. Все мои работы делал удивительный человек — Владимир Храмов, режиссер литературной редакции Центрального телевидения. Встретившись на литературных работах, мы сотрудничали вплоть до его ухода из жизни. Он работал в моей студии: вначале в детской, а потом на курсах, которые я выпускал в ГИТИСе… Возвращаясь к Твардовскому, «Василий Теркин» — это книга, развенчивающая генеральские мифы о войне. Ошибаться насчет качества или душевных свойств этой поэмы присуще было не только критикам с лампасами или без них. Даже Анна Ахматова ошибалась, говоря об этой лирике пренебрежительно и скептически. А лиричнее этого, на мой взгляд, о войне ничего нет. Потом, уже когда пришли с войны остальные — появилось. Вспомните Исаковского «Враги сожгли родную хату», Давида Самойлова, Бориса Слуцкого и других…

В «Василии Теркине» нет имен Ленина, Сталина… Но самое важное в том, что Твардовский отделил пропаганду от реальной жизни. То есть он эту поэму санировал, очистил ее от пропагандистского мусора, который загружали в наши мозги с редкой настойчивостью. Он написал про человека. Про мотивацию его отчаянных и смелых поступков. В конечном итоге, говоря высоким стилем про мотивацию ПОДВИГА русского народа.

РГ: Сейчас много говорят о том, что нынешние молодые люди не знают войны, что для них нужно писать про нее новые книги и снимать новые фильмы. Вы много работаете с молодыми. Как думаете, они сегодня молодые поймут «Василия Теркина»?

Табаков: Я не теоретик. Теркина и Твардовского всегда поймут люди, способные отзываться на чужую боль. А это уже душевное свойство, которое ни государство, ни школа не воспитывает. Это воспитывают дома — мама, бабушка, близкие. Изболевшееся сердце Александра Трифоновича таким вот образом рассказало нам о том, что произошло. Умение отзываться на чужую боль — вот главный критерий, по которому можно судить, поймем мы это сегодня или нет.

Студенты ЛГАКИ представили поэтическую драму по произведениям Твардовского (ФОТО)

Премьера поэтической драмы «Книга про бойца» по произведениям русского писателя Александра Твардовского состоялась на сцене Луганской государственной академии культуры и искусств (ЛГАКИ) имени Михаила Матусовского. Об этом сообщили в пресс-службе вуза.

Работали над постановкой спектакля студенты отделения культуры колледжа ЛГАКИ.

«Мне с детства нравится Твардовский. За простоту, отсутствие пафоса, его нерв. За то, как проникновенно и правдиво он писал о войне, — рассказал режиссер Дмитрий Момот. — Идея сделать эту композицию пришла еще году в 2011-2012. Тогда были три девочки и один мальчик. Мы поставили и почувствовали: это не так, как надо, и не так, как хотелось. Знал, что надо доделать эту работу».

«На первом этапе работы все отрывки мы разбирали идейно-тематически: что и как в них происходит? Как мы будем это преподносить зрителю? — продолжил режиссер. — А потом я уходил, давал ребятам время придумать форму, мизансценирование того, что мы разбирали… Не просто развести отрывок, а чтобы то, что они хотят показать, соответствовало смыслу текста. Я давал отправные точки, а ребята делали работу самостоятельно. Моей задачей на этом этапе было – почистить, поправить. Вторая часть работы была сложнее: мне как режиссеру – собрать эти отрывки в единое полотно».

Момот добавил, что, воспитывая актеров, опирается на систему Станиславского и считает целью преподавания – формирование самостоятельной творческой личности ученика.

«Читали стихи Твардовского, смотрели «Они сражались за Родину» Сергея Бондарчука. И не скрывают: за актерскую основу и для внутреннего наполнения брали многое из него. Так и учились – со сцены говорить о войне, не фальшивить при этом, и учили историю народа и его подвига», — добавили в ЛГАКИ.

«Книга про бойца» — второе название поэмы Твардовского «Василий Теркин», одного из главных произведений в творчестве поэта. Главный герой поэмы – солдат Великой Отечественной войны Василий Теркин.

В Москве открыли памятник Александру Твардовскому — Газета.Ru

Памятник писателю и поэту Александру Твардовскому был открыт на Страстном бульваре 22 июня. Скульптура установлена в сквере рядом с редакцией журнала «Новый мир», который писатель (с перерывом в четыре года) возглавлял с 1950 по 1970 год. Памятник создан народным художником России Владимиром Суровцевым и заслуженным архитектором России Виктором Пасенко. На церемонии открытия памятника, прошедшей днем позже 103-й годовщины со дня рождения литератора, присутствовали министр культуры РФ Владимир Мединский, дочери Твардовского — Валентина и Ольга, вдова Александра Солженицына Наталья.

Твардовский — один из виднейших писателей и поэтов советского времени. Вероятно, самым известным его произведением является поэма «Василий Теркин», эпизод за эпизодом рассказывающая о простом бойце Красной армии. Это произведение публиковалось еженедельно в газете «Красная звезда» и сделало автора (к тому моменту уже лауреата Сталинской премии за поэму «Страна Муравия») и его творение культовым среди фронтовиков. Не менее известным является продолжение поэмы – «Василий Теркин на том свете», написано оно в середине 1940-х, но опубликовано лишь в 1963-м. В 1966 году режиссер Валентин Плучек сделал театральную постановку на основе этой поэмы.

«Твардовский — одна из немногих легенд советской литературы, которой повезло с памятью о нем, — рассказал «Газете. Ru» сотрудник Государственного литературного музея, специалист по советской литературе Владимир Крижевский, — во многом это заслуга его дочерей, Валентины и Ольги, которые постоянно занимаются поддержанием этой памяти». Брат поэта восстановил хутор Загорье на Смоленщине, который сожгли односельчане писателя, изданы дневники и рабочие тетради Твардовского. «Много делает для исследования его наследия и смоленский педуниверситет, ежегодно выпускающий сборник литературоведческих трудов о Твардовском», — отмечает музейщик.

Кроме того, именно в Смоленске был установлен памятник солдату Василию Теркину, по сюжету которого литературный герой разговаривает с создавшим его автором.

Немалую известность и культовый статус Твардовский приобрел в качестве редактора журнала «Новый мир», который возглавлял с 1950 по 1954 и с 1958 по 1970 год. «Не будет преувеличением сказать, что Твардовский — по-настоящему великий редактор, — отмечает литературовед, — он открыл почти все значимые направления в отечественной литературе XX века».

Именно он впервые опубликовал городскую прозу Юрия Трифонова, военную Виктора Астафьева и Юрия Бондарева, деревенскую Василия Белова, лагерную Александра Солженицына (в 1961 году именно Твардовский взял на себя смелость опубликовать «Один день Ивана Денисовича»).

Перерыв в редакторстве был связан с увольнением Твардовского с поста в 1954 году «за демократические тенденции» в журнале. Однако его авторитет был настолько велик, что через четыре года он был восстановлен в прежней должности. Фактически Твардовский перешел в мягкую оппозицию власти, отмечает агентство РИА «Новости», и фактически сформулировал литературную составляющую «шестидесятничества». «Он провел по «Новому миру» линию противостояния между сталинистами и либералами-шестидесятниками, — отмечает литературовед, — однако стоит признать, что он оставался в рамках марксистской методологии. Он никогда не был антикоммунистом — наоборот, он был честным коммунистом».

Памятник создан на средства Международного общественного «Российского фонда мира» в дар городу Москве. «Мы безусловно можем и должны говорить и о духовном памятнике, который создал Твардовский и который до сих пор продолжает действовать», — резюмировал литературовед. «Замечательно, что скульптура стоит на этом месте, и каждый, кто идет мимо, может вдруг почувствовать вот эту тревогу за наше будущее, — цитирует «Первый канал» Наталью Солженицыну.

«Нам нужен новый Шукшин»: режиссер Карен Геворкян об упадке кино | КУЛЬТУРА

По мнению кинематографиста, в мир должен прийти новый гений, который поднимет индустрию до понятия «искусство».

В год 75-летия победы в Великой Отечественной войне в Петербурге снимают киноленту по произведению Твардовского «Василий Теркин». SPB.AIF.RU поговорил с режиссером ленты Кареном Геворкяном о том, почему в России так важна тема войны и где искать настоящий кинематограф.

Военная правда

Елена Банокина, SPB.AIF.RU: Карен Саркисович, почему фильм именно по произведению Твардовского «Василий Теркин»?

Карен Геворкян: Идею создания фильма вынашивал лет 15. Тема не случайна – я участник и свидетель Карабахской войны. И так как сейчас военная тема становится важной, доминирующей, то я решил, что надо высказаться и мне. С позиции того, кто видел ужасы войны, видел особое состояние людей, переживших бой. Василий Теркин неслучаен – это корневой русский, советский человек. Герой, который перетерпел, превозмог все: от ужаса 1941 года до победного 1945-го. Теркин ведь не просто литературный персонаж – он живой человек, дышащий, чувствующий. В конце концов, это — альтер-эго Твардовского, который сам прошел Вторую мировую.

– Как возможно экранизировать поэму в стихах?

– Непросто. И, вероятно, многих режиссеров эта задача пугала. По «Теркину» была телевизионная постановка с Табаковым, где в основе – актерское произнесение литературного текста. Мы же первые, кто делает полноценный фильм «Василий Теркин». Да, в основе всей истории лежит поэма, мы отчасти сохранили рифмованную речь, но добавили в текст военные очерки Твардовского в прозе. Покажем документальную реальность войны.

К сожалению, сталкиваюсь с тем, что молодежь не знает ни произведения «Василий Теркин», ни самого Твардовского. Школа пропускает их мимо. Поэтому надо напомнить о своих героях. В фильме появится фигура и самого Александра Трифоновича.

– Каждый год в России снимается несколько фильмов о войне. Будет ли современному зрителю интересно смотреть еще одну подобную киноленту?

– Современный зритель, если мы его не умаляем как человека, хочет видеть что-то честное. Враньем он пресыщен. Когда он видит фильм глубокий, а военное кино обязано проникать в самое сердце, то зритель пойдет его смотреть. Но если вы под интересом подразумеваете развлекательную часть: компьютерную графику, погоню – то в моем фильме этого не будет. Я показываю реальность, правду, человека, который находится в очень трудных обстоятельствах.

Понимаете, о войне надо либо никак, либо очень честно. Сейчас в кинотеатрах показывают фильмы…. Это развлечение на тему войны. Скатываемся до уровня американцев, которые целое поколение вырастили на фильмах, где во врага пули попадают, а в героя – нет!

Война – это особое психофизическое состояние, человек ходит рядом со смертью! На мой взгляд, правильнее, если такое снимает тот, кто войну пережил. Это опыт, который нельзя вычитать или понять. Почему в СССР было мощное военное кино? Потому что режиссеры, актеры видели войну, говорили о ней честно. Поэтому обращаясь сейчас к теме военной, надо помнить их заветы, а не спускаться в бессмысленный экшн и взрывы.

Новый Шукшин

– Все-таки зрители ориентируются на кассовость фильма – если сборы большие, это становится синонимом «интересный».

– Кино должно быть живым, человечным, вызывать сочувствие. Раньше кинематограф был искусством, а теперь – кассовый аппарат. Зрителю сейчас ориентироваться трудно, он судит по рекламе. Но это не есть критерий. Понимаете, есть чтиво, а есть литература. Есть развлечение, а есть документ времени. То же самое в кино. Сейчас много лент «косит» под художественное, серьезное, но это – чтиво.

Все банально – у нас нет серьезной политики в кино. Хотя кинематограф – это способ общения с обществом. Во-первых, прокат принадлежит частникам, иностранным компаниям, которым экономически выгоднее показывать свои фильмы. Во-вторых, наши власти выделяют деньги на создание фильмов, но не спрашивают, куда и на что. Политику в кинематографе надо менять.

– Винить современного зрителя в том, что он привык к экшну, наверное, не стоит – смотрят то, что показывают в кинотеатрах, крутят по телевизору.

– Это правда. Я скажу грубо и адресую это самому себе, а не в упрек коллегам: в нашей стране нет адекватного России кинематографа. Нет социального кино, эпического, серьезного исторического, аналитического. У нас особая страна – она трижды за один век рушилась, теряла свою государственность со всеми катастрофическими последствиями. Почему мы об этом не говорим?

Кинематограф – это документ времени. Но у нас снимаются картины развлечения, на кассу. Мы говорим: у нас многонациональная страна. В Советском Союзе были великие картины, созданные на этнокультурной базе. Например, «Тени забытых предков» – ее купили 140 стран. Сегодня у нас нет национального кино. Якуты создали свое, их в Каннах представляют. Но это было в обход Минкульта, так не каждый может.

Сейчас наше кино – два лагеря. Первый коммерческий – про футбол, баскетбол, космонавтов… Второй – вычурный авторский, о том, что в нашей стране жить нельзя, пора умирать. Особо популярный он был в 1990-е годы, нулевые, сейчас сник. А где живое кино, шукшинское? Истории о том, как человек живет в провинции? Людям нужно сострадать герою, сопереживать… а у нас одна беготня на экране. И кинематограф: московский и бандитско-криминальный.

– Зритель привык к такому.

– Но это не значит, что такими фильмами нужно насыщаться. Молодежь посажена на иглу легкомыслия, упрощенных представлений, а жизнь-то непростая штука. Запрещать развлекательное кино не надо – мои дети тоже такое видели. Но надо приучать к хорошему. Должно быть разнообразие блюд.

Недоступное искусство

– Как быть зрителю? Если ему недоступно качественное кино в России, тогда переключаться на Европу?

– Его и там нет. Ушли классики, люди, которые являли собой эталон художественного мышления. Но общий упадок кинематографа сейчас не только поэтому. Причина и в погоне за кассой и в том, что упрощается человеческое мышление. Зритель превращается в потребителя, а не остается думающим.

У нас даже сообщество киноведов, кинокритиков самоустранилось, потому что нет серьезного кино. А говорить о кассовых фильмах неинтересно.

– В этом году Оскара получил фильм «Паразиты» – очень даже глубокий фильм, социальные проблемы поднимает.

– Какую именно проблему, объясните мне? Богатые люди в этом фильме приличные. А бедные – подлые, коварные, жадные…. Вообще, это слепок с картины Бунюэля «Веридиана», но с добавлением американских штук – подвалов, ножей… Киносообщество должно было узнать переложение картины классика. А режиссер должен был стремиться превзойти оригинал.

Жаль, что зритель не видит действительно стоящих фильмов. Николай Досталь «Облако-рай» и его продолжение «Коля – перекати поле», Лида Боброва «Бабуся», «Верую», «В той стране» – вот серьезные картины! В какой-то мере продолжение шукшинской темы!

– Где нам взять нового Шукшина?

– Воспитать. Может, он уже появился, потому что пора! Территория культуры – такая же территория государства, которая требует защиты. Если периметр нашей страны защищают пограничники, то периметр культуры не защищен. Это нужно изменить.

Смотрите также:

Советский режиссер рассказывает о принуждении в театре

Начинается на голой сцене; одетый в черное певец-Гамлет (которого играет знаменитый советский певец Владимир Вфсоцин) стоит у открытой могилы и поет навязчивые строки из поэмы «Гамлет» в «Докторе Пастернаке». Живаго» (издание которого до сих пор запрещено в России). Затем с потолка падает огромный конопляный занавес, единственная декорация. Актеры выходят одетыми в тяжелые водолазки и замшевые сапоги. Современный на вид, византийский по фактуре, такой злой и пронизанный интригами, что малейшая ошибка Гамлета ухудшит его и без того шаткое положение.

Когда пьеса разыгрывается, стратегически расположенные вентиляционные отверстия в полу загораются, чтобы ловить разговоры, земляная могила остается открытой, чтобы напомнить нам о нашей судьбе; на задней стене вспыхивают и гаснут огни, словно сигнализируя в темноте; за конопляной занавеской люди ходят взад и вперед, как тени, лица их неясны. Повсюду этот занавес висит и движется, как гигантский монстр, доминируя над действием, задавая темп и удерживая в своих складках символы и инструменты власти — черные нарукавные повязки, мечи, кубки, троны с ножами.Он окутывает Офелию, пугает Полония, защищает Гертруду, поддерживает Клавдия и угрожает Гамлету. В конце концов, он подметает сцену и движется к зрителям, как будто хочет уничтожить и их.

Навязчивый и провокационный спектакль «Гамлет» Любирнова многие считают аналогом современной советской жизни. Действительно, большая часть его работ была интерпретирована как попытка придать классической драме современный смысл. Однако на пресс-конференции в Белграде Любимов уклонился от объяснения значения занавеса.Он был более разговорчив в тишине небольшого офиса в штаб-квартире фестиваля, где я встретился с ним для частного интервью. Милый, кроткий мужчина с бледно-голубыми глазами, раскрасневшимся лицом и нервным смехом, он протянул мне руку и сказал через переводчика: «Я готов рассказать вам все, что знаю». смонтированная запись нашего разговора

В: То есть Таганку впервые выпускают из России?

A: Ну, мы играли в Болгарии. Но, как говорится, курица не птица, и Болгария на самом деле не пересекает границу.

Почему так одиноко?

Ну, у нас в Советском Союзе довольно сложный подход к искусству, и высшие инстанции в этих вопросах не считали, что нам пора уходить. Понимаете, я никогда не участвую ни в каких переговорах о гастролях за границей. Министерство культуры решает, когда мы поедем. И наши вкусы не совпадают. Если бы меня спросили, какие пьесы привезти за границу, я бы сделал другой выбор. Я бы привел «Гамлета», конечно, но не «Десять дней, которые потрясли мир».Это старая работа, которой больше 10 лет.

Новости

Внешэкономбанк, ДОМ.РФ (Российская жилищно-градостроительная корпорация) и КБ «Стрелка» представили «Города завтрашнего дня» — инструмент развития городов в России. Об этом ассоциация заявила на Московском урбанистическом форуме-2018. По их мнению, российские города должны обеспечить основу для устойчивого и долгосрочного экономического роста в России, создавая условия для продвижения высокотехнологичных, инновационных и дополнительных городских услуг.


«Внешэкономбанк направит свои ресурсы на городской прорыв. Сегодня развитие города является драйвером развития экономики страны», — сказал Председатель Внешэкономбанка Игорь Шувалов. «Одна из целей — распространить достижения Москвы в области городского хозяйства и инфраструктурного развития на другие города России. В партнерстве с ДОМ.РФ и Стрелкой мы будем работать в этом направлении. В сотрудничестве с Минэкономразвития мы также намерены использовать ресурсы Фонда развития моногородов для создания Фонда развития современной городской экономики, который будет поддерживать не только моногорода, но и другие места в создании эффективная и комфортная городская среда.

Цель инициативы «Города завтрашнего дня» — внедрение передового опыта при решении задач управления городским хозяйством. Инициатива обеспечит связь между городскими администрациями, экспертами и инжиниринговыми компаниями: технологическими и инжиниринговыми компаниями, которые являются мировыми лидерами в своих областях деятельности. Инициатива будет включать десять лабораторий, занимающихся выявлением и решением проблем и помогающих находить решения в десяти ключевых областях городского развития, таких как транспорт, охрана окружающей среды, городская инфраструктура, управление и финансы.

По мнению инициаторов, «необходимо выстроить «сквозной» принцип создания комфортной жилой среды, которая должна вмещать в себя все жилые помещения». Все сегменты города должны стать комфортными: квартал, дом, подъезд, квартира. Должно быть больше важности в отношении общественных пространств. Это очень важно и влияет на экономическое развитие города в целом, повышает экономическую эффективность, способствует инновационному развитию. Здесь должны быть пространства для малого и среднего бизнеса (общепит, магазины, отдых, спорт) и современные пространства для развития новых производств и технологий (коворкинги, технопарки и т.д.).

По оценкам экспертов, на 600 наиболее развитых городов мира приходится более 60% мирового ВВП. Прирост населения в этих городах к 2025 г. составит целых 1,6 раза по сравнению со средним мировым показателем. К 2050 г. 70% мирового населения будет городским. Именно города ведут глобальную конкуренцию за человеческий капитал, таланты, высококвалифицированных людей. Грамотно управляемый город с адекватной инфраструктурой стал бы центром притяжения в современной экономике. Российские города по-прежнему отстают от своих соперников, высокие позиции занимают только Москва и Санкт-Петербург (Москва: 18, Global Cities, AT Kearney; 35, Global Power City Index).

Пресс-служба
Электронная почта: [email protected]

Памятник Александру Твардовскому, Москва | Культура России в достопримечательностях

Вчера я упомянул, что мы с советским поэтом Александром Твардовским выступали в Пушкинском доме в Лондоне, хотя и с разницей в 50 лет и в разных зданиях. Это навело меня на мысль, что мы с Твардовским посещали и еще одно место – подмосковную дачу Николая Эрдмана, недалеко от берегов реки Красной Пахры.Я был там однажды, благодаря моей подруге Анне Масс, дочери Владимира Масса, частого соавтора Эрдмана в течение примерно десяти лет с 1924 по 1933 год. Масс и Эрдман, как и сам Твардовский, оба купили землю в районе, отведенном для писателей – По-моему, это было в конце 1950-х. Масс построил красивый двухэтажный деревянный дом, Эрдман возвел в конце улицы любопытное сооружение, в угловых углах которого осталось несколько остатков футуристического стиля. Во всяком случае, когда Твардовский продолжал запои, что было обычным делом, он, по-видимому, бегал взад и вперед по проселочной дороге, на которой стояли дома, стучал в двери людей, умолял их выпить с ним или просил у них водки, если он иссяк.Эрдман, который редко отказывался от выпивки и предпочитал коньяк, судя по всему, не терпел беспорядочных и шумных пьяниц. Так что, по моим сведениям, он обычно отсылал Твардовского, когда тот постучался.

Твардовский (1910-1971), выходец из хорошей крестьянской семьи, наиболее известен своей комической поэмой о простом советском солдате, Василий Тёркин . За эту работу он получил свою вторую Сталинскую премию, которая сослужила ему хорошую службу на протяжении большей части позднесоветского периода, но, насколько мне известно, в наши дни она не занимает видное место во многих списках для чтения. Итак, возникает вопрос: зачем эта скульптура Владимира Суровцева и Данилы Суровцева была установлена ​​в центре Москвы, в двух шагах от Пушкинской площади на Страстном бульваре, в 2013 году? Что ж, у Твардовского есть еще одна претензия на славу, вполне законная. Во время своего второго пребывания на посту главного редактора влиятельного толстого журнала «Новый мир» с 1958 по 1970 год он руководил публикацией значительного количества литературных произведений, которые помогли определить эпоху оттепели, не последним из которых был Александр Повесть Солженицына « Один день Ивана Денисовича » 1962 года.Годы Твардовского в «Новом мире» продолжают занимать важное место в долгой истории этого легендарного журнала. Я не хочу слишком много строить догадок, но когда вы ходите вокруг этой статуи, вы не можете не чувствовать, что в образ, который она представляет, встроено чувство смирения или даже покаяния. Если это так, то это хорошая ссылка на добросовестную работу Твардовского как редактора, который серьезно относился к выпуску честных работ, бросающих вызов общепринятым представлениям и официальным версиям советской истории и культуры.

 

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Биография Александра Твардовского ❤️

Александр Трифонович Твардовский — известный советский писатель, поэт, лауреат Ленинской и Сталинской премий, Государственной премии СССР, а также обладатель множества орденов и наград.

Ранние годы

Александр родился 8 июня 1910 года в Смоленской губернии Российской империи. Удивительно, но в биографии Твардовского первое стихотворение было написано так рано, что мальчик не мог даже записать его, потому что не был грамотен.Любовь к литературе появилась еще в детстве: отец Александра любил читать вслух произведения известных писателей Александра Пушкина, Николая Гоголя, Михаила Лермонтова, Николая Некрасова, Льва Толстого и Ивана Никитина.

Уже в 14 лет написал несколько стихов и стихотворений на злободневные темы. Когда страна была коллективизирована и раскулачена, поэт поддержал процесс «Путь к социализму»). В 1939 г., когда началась война с Финляндией, А. Т. Твардовский как член Коммунистической партии участвовал в

союзе СССР и Белоруссии.Затем поселился в Воронеже, продолжал сочинять, работал в газете «Красная Армия».
Творчество писателя

Самым известным произведением Александра Трифоновича Твардовского стала поэма «Василий Теркин». Автору поэма принесла большой успех, ведь она была очень актуальна в военное время. Дальнейший творческий период жизни Твардовского был наполнен философскими размышлениями, что прослеживается в лирике 1960-х годов. Твардовский начал работать в журнале «Новый мир», полностью пересмотрел свои взгляды на политику Сталина.

В 1961 году под впечатлением от выступления Александра Твардовского на XXII съезде КПСС Александр Солженицын подарил ему свой рассказ «Щ-854». Твардовский, будучи в то время редактором журнала, чрезвычайно высоко оценил повесть, пригласил автора в Москву и стал добиваться разрешения Хрущева на публикацию этого произведения.

В конце шестидесятых годов в биографии Александра Твардовского произошло знаменательное событие – началась кампания Главлита против журнала «Новый мир».Когда в 1970 году автор был вынужден покинуть редакцию, часть коллектива ушла вместе с ним. На короткое время журнал потерпел поражение.

Смерть и наследие

Александр Трифонович Твардовский скончался от рака легких 18 декабря 1971 года, похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Именем известного писателя названы улицы в Москве, Воронеже, Новосибирске, Смоленске. В его честь названа школа и поставлен памятник в Москве.

Василий Туркин.Сюжетно-композиционные особенности поэмы «Василий Тёркин» Твардовского А.Т. Авторское определение Василия Теркина

История создания произведения Твардовского «Василий Тёркин»

С осени 1939 года Твардовский принимал участие в финской кампании в качестве военного корреспондента. «Мне кажется, — писал он М.В. Исаковского, — что армия будет моей второй темой до конца жизни. И поэт не ошибся. В редакции Ленинградского военного округа «На страже Родины» у группы поэтов возникла идея создать серию занимательных рисунков о подвигах веселого солдата-героя.«Кто-то, — вспоминает Твардовский, — предложил назвать нашего героя Васей Теркиным, именно Васей, а не Василием». При создании коллективного произведения о жизнерадостном, удачливом борце Твардовскому было поручено написать предисловие: «…Я должен был дать хотя бы самый общий «портрет» Теркина и определить, так сказать, тон, способ нашего дальнейшего разговора с читателем».
Так появилось в газете стихотворение «Вася Теркин» (1940 — 5 января). Успех фельетонного героя натолкнул на мысль продолжить историю приключений веселого Васи Теркина.В результате вышла брошюра «Вася Теркин на фронте» (1940). В годы Великой Отечественной войны этот образ становится основным в творчестве Твардовского. «Василий Теркин» прошел вместе с Твардовским дорогами войны. Первая публикация «Василия Теркина» состоялась в газете Западного фронта «Красноармейская правда», где 4 сентября 1942 года были опубликованы вступительные главы «От автора» и «На отдыхе». С тех пор и до конца войны главы поэмы публиковались в этой газете, в журналах «Красноармеец» и «Знамя», а также в других печатных изданиях.
«…Моя работа заканчивается по совпадению с окончанием войны. Нужно еще одно усилие освеженного тела и души — и можно будет положить этому конец», — писал поэт 4 мая 1945 года. Так закончилось стихотворение «Василий Теркин. Книга о солдате» (1941-1945). Твардовский писал, что работа над ней дала ему «ощущение» законности места художника в великой борьбе народа… ощущение полной свободы обращения со стихом и слово.
В 1946 году почти одно за другим вышли в свет три полных издания «Книги бойца».

Жанр, жанр, творческий метод анализируемого произведения

Весной 1941 года поэт усиленно работал над главами будущей поэмы, но начавшаяся война изменила эти планы. Возрождение идеи и возобновление работы над «Теркиным» относится к середине 1942 года. С этого времени начинается новый этап работы над произведением: «Весь характер поэмы, все ее содержание, ее философия, изменились его герой, его форма — композиция, жанр, сюжет. Изменился характер поэтического повествования о войне — главными темами стали Родина и народ, люди на войне.Хотя, приступая к работе над ней, поэт не слишком переживал по этому поводу, о чем свидетельствуют его собственные слова: «Я недолго томился в сомнениях и опасениях по поводу расплывчатости жанра, отсутствия первоначального замысла, который объемлет всю работу заранее, и слабая сюжетная связность глав.Не поэма — ну, пусть не будет поэмы, решила я; нет единого сюжета — пусть не будет, не надо; нет самое начало вещи — нет времени выдумывать; кульминация и завершение всего рассказа не планируется — даже если надо написать о том, что горит, не ждет, а потом будет видно, мы разберется.
В связи с вопросом о жанре произведения Твардовского важными кажутся следующие суждения автора: «Жанровое обозначение «Книги о истребителе», на котором я остановился, не было результатом желания просто избегать обозначения «поэма», «рассказ» и т. п. Это совпало с решением написать не поэму, не рассказ или роман в стихах, т. е. не то, что имеет свое узаконенное и в известной степени , обязательный сюжет, композиционные и другие особенности.Эти знаки у меня не вышли, но что-то выходило, и я обозначил это что-то как «Книга о бойце».
Эта, как назвал ее сам поэт, «Книга солдата» воссоздает достоверную картину фронтовой действительности, раскрывает мысли, чувства, переживания человека на войне. Оно выделяется среди других стихотворений того времени особой полнотой и глубиной реалистического изображения народно-освободительной борьбы, бедствий и страданий, подвигов и воинской жизни.
Поэма Твардовского — героическая эпопея, с объективностью, соответствующей эпическому жанру, но проникнутая живым авторским чувством, уникальная во всех отношениях, уникальная книга, вместе с тем развивающая традиции реалистической литературы и народной поэзии. И в то же время это свободное повествование-летопись («Книга о солдате, без начала, без конца…»), охватывающая всю историю войны.

Тема

Тема Великой Отечественной войны навсегда вошла в творчество А. Т. Твардовский. А стихотворение «Василий Теркин» стало одной из самых ярких его страниц. Поэма посвящена жизни народа на войне, она по праву является энциклопедией фронтовой жизни. В центре поэмы образ Теркина, рядового пехотинца из смоленских крестьян, объединяющий композицию произведения в единое целое. Василий Теркин фактически олицетворяет весь народ. В нем нашел свое художественное воплощение русский национальный характер. Обычный человек, рядовой солдат стал в поэме Твардовского символом народа-победителя.
В «Книге бойца» война изображена такой, какая она есть — в быту и героизме, переплетении обыденного, иногда даже комического (главы «На привале», «В бане») с возвышенным и трагическим . Стихотворение сильно прежде всего правдой о войне как о суровом и трагическом — на пределе возможностей — испытании жизненных сил народа, страны, каждого человека.

Идея произведения

Художественная литература в годы Великой Отечественной войны имеет ряд характерных черт. Его главные черты – патриотический пафос и установка на всеобщую доступность. Стихотворение Александра Трифоновича Твардовского «Василий Теркин» по праву считается самым удачным образцом такого художественного произведения. Подвиг солдата на войне показан Твардовским как каждодневный и тяжкий ратный труд и бой, и переход на новые позиции, и ночевка в окопе или прямо на земле, «прикрывая себя от смерти черным только своим назад …». И герой, совершающий этот подвиг, — обычный, рядовой солдат.
Именно в защите Родины, жизни на земле заключается справедливость Народной Отечественной войны: «Битва святая и правая, бой смертный не ради славы — ради жизни на земле». Стихотворение А.Т. Твардовского «Василий Теркин» стал по-настоящему популярным.

Главные герои

Анализ произведения показывает, что в основе поэмы лежит образ главного героя — рядового Василия Теркина. У него нет реального прототипа. Это собирательный образ, сочетающий в себе типичные черты душевного облика и характера простого русского солдата. О типичности Теркина писали десятки людей, делая из строк «такой парень всегда есть в каждой роте, и в каждом взводе» вывод о том, что это собирательный, обобщенный образ, что не следует искать никаких в нем есть индивидуальные качества, столь характерные для советского солдата. А раз «рассеян частично и частично разрушен», значит, это вовсе не человек, а символ всей Советской Армии.
Теркин — кто он? Посмотрим правде в глаза: он просто парень сам по себе.Он обычный.
Впрочем, парень везде, парень такой
В каждой роте всегда есть, И в каждом взводе.
Образ Теркина имеет фольклорные корни, это «богатырь, сажень в плечах», «веселый человек», «бывалый человек». За иллюзией простоты, шуток, озорства скрывается нравственная чуткость и чувство сыновнего долга перед Родиной, способность совершить подвиг без фразы и позы в любой момент.
Образ Василия Теркина действительно улавливает характерное для многих: «Такой парень / В каждой роте всегда есть, / Да и в каждом взводе. Однако в нем ярче, острее, самобытнее воплощаются черты и свойства, присущие многим людям. Народная мудрость и оптимизм, выдержка, выдержка, терпение и самоотверженность, житейская смекалка и мастерство русского человека — труженика и воина, наконец, неиссякаемый юмор, за которым всегда проступает нечто более глубокое и серьезное, — все это сливается в живой и цельный человеческий характер. Главная черта его характера — любовь к родной стране. Герой постоянно вспоминает родные места, которые так мило и дорого его сердцу.Он не может не привлекать в Теркине еще и милосердие, величие души, на войне он оказывается не из-за воинского инстинкта, а ради жизни на земле, поверженный враг вызывает в нем только чувство жалости. Он скромен, хотя иногда может похвастаться, рассказывая друзьям, что орден ему не нужен, на медаль согласен. Но больше всего в этом человеке привлекает его жизнелюбие, житейская изобретательность, насмешка над врагом и любыми трудностями.
Являясь воплощением русского национального характера, Василий Теркин неотделим от народа — солдатской массы и ряда эпизодических персонажей (дед-солдат и бабка, танкисты в бою и на марше, девушка-медсестра в госпитале , солдатская мать, возвращающаяся из вражеского плена и т. д.), она неотделима от Родины-матери. И вся «Книга о истребителе» — это поэтическое утверждение национального единства.
Наряду с образами Теркина и народа важное место в общей структуре произведения занимает образ автора-рассказчика, а точнее, лирического героя, особенно ощутимый в главах «Обо мне». , «О войне», «О любви», в четырех главах «От автора». Так, в главе «Обо мне» поэт прямо заявляет, обращаясь к читателю: «И скажу я вам: не скроюсь, / — В этой книге, там, здесь, / То, что сказало бы герою, / Говорю лично сам.
Автор в стихотворении является посредником между героем и читателем. С читателем постоянно ведется доверительная беседа, автор уважает своего друга-читателя, поэтому стремится донести до него правду о войне. Автор чувствует свою ответственность перед читателями, понимает, как важно было не только рассказать о войне, но и вселить в читателей веру в непобедимость духа русского солдата, оптимизм. проверить истинность его суждений и наблюдений.Такой непосредственный контакт с читателем во многом способствует тому, что стихотворение становится понятным большому кругу людей.
В стихотворении постоянно просвечивает тонкий авторский юмор. Текст поэмы наполнен шутками, поговорками, поговорками, и вообще невозможно определить, кто их автор — автор поэмы, герой поэмы Теркин или народ. В самом начале стихотворения автор называет шутку самой необходимой «вещью» в солдатской жизни:
Без еды можно прожить день, Можно больше, но иногда На войне одну минуту Не прожить без шутка, Самые неумные шутки.

Сюжет и композиция анализируемого произведения

Своеобразие сюжетно-композиционного построения книги определяется самой военной действительностью. «На войне нет сюжета», — отмечал автор в одной из глав. Да и в поэме в целом действительно нет таких традиционных компонентов, как завязка, кульминация, развязка. Но внутри глав с повествовательной основой, как правило, присутствует сюжет, между этими главами существуют отдельные сюжетные связи.Наконец, общее развитие событий, раскрытие характера героя, при всей самостоятельности отдельных глав, ясно определяется самим ходом войны, закономерной сменой ее этапов: от горьких дней отступления и труднейших оборонительных боев до выстраданной и одержанной победы. Вот как сам Твардовский писал о композиционном построении своего стихотворения:
«И первое, что я принял за принцип композиции и стиля, это стремление к известной законченности каждой отдельной части, главы, а внутри главы — каждого периода и даже строфа.Я должен был иметь в виду читателя, который, даже незнакомый с предыдущими главами, нашел бы что-то цельное, округленное в этой главе, опубликованной сегодня в газете. К тому же этот читатель мог и не дождаться следующей моей главы: он был там, где был герой, — на войне. Именно эта приблизительная завершенность каждой главы меня больше всего беспокоила. Я ничего не держал в себе до другого раза, стараясь при каждом случае — следующей главе — до конца выразить свое настроение, передать свежее впечатление, мысль, мотив, образ.Правда, этот принцип определился не сразу — ведь первые главы «Теркина» печатались подряд, одна за другой, а потом по мере написания появлялись новые.
Поэма состоит из тридцати самостоятельных и в то же время тесно связанных между собой глав. Поэма построена как цепь эпизодов из военной жизни главного героя, не всегда имеющих прямую эвентуальную связь друг с другом. Теркин с юмором рассказывает молодых солдат о буднях войны; рассказывает, что воюет с начала войны, трижды попадал в окружение, был ранен.Судьба рядового солдата, одного из тех, кто вынес на своих плечах всю тяжесть войны, становится олицетворением национальной стойкости, воли к жизни.
Сюжет поэмы проследить сложно, каждая глава рассказывает об отдельном событии из жизни солдата, например: Теркин дважды переплывает ледяную реку, чтобы восстановить связь с наступающими частями; Теркин один занимает немецкую землянку, но попадает под обстрел собственной артиллерии; по дороге на фронт Теркин оказывается в доме старых крестьян, помогая им по хозяйству; Теркин вступает в рукопашную с немцем и, с трудом одолев, берет его в плен.Или неожиданно для себя Теркин сбивает из винтовки немецкий штурмовик. Теркин берет на себя командование взводом, когда командир убит, и первым врывается в деревню; однако герой снова тяжело ранен. Лежа раненый в поле, Теркин беседует со Смертью, которая уговаривает его не цепляться за жизнь; в конце концов солдаты находят его, и он говорит им: «Уберите эту женщину, / Я солдат еще живой».
Не случайно творчество Твардовского начинается и заканчивается лирическими отступлениями.Открытая беседа с читателем приближает к внутреннему миру произведения, создает атмосферу всеобщей сопричастности к событиям. Поэма заканчивается посвящением павшим.
Поэма «Василий Теркин» отличается своеобразным историзмом. Его условно можно разделить на три части, совпадающие с началом, серединой и концом войны. Поэтическое осмысление этапов войны создает из хроники лирическую хронику событий. Чувство горечи и горя наполняет первую часть, вера в победу — вторую, радость освобождения Отечества становится лейтмотивом третьей части поэмы.Это связано с тем, что А.Т. Твардовский создавал поэму постепенно, на протяжении всей Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

Художественное своеобразие

Анализ произведения показывает, что стихотворение «Василий Теркин» отличается необычайной широтой и свободой использования средств устно-разговорной, литературной и народно-поэтической речи. Это действительно народный язык. В ней естественно используются пословицы и поговорки («я мастер на все руки от скуки»; «дело есть время — час веселья»; «по какой реке плыть, — того и творить рабом»…»), народные песни (про шинель, про реку). Твардовский в совершенстве владеет искусством говорить просто, но поэтично. Он сам создает вошедшие в жизнь фразы на основе пословиц («не смотри, что на свою грудь, но посмотри, что впереди»; «у войны короткий путь, у любви долгий»; «ружья возвращаются в бой» и др.)…
Свобода – основной нравственно-художественный принцип произведения – реализуется в самом построении стиха.И это находка-расслабленное десятистишие,восьми-,и пяти-,и шести-,и катрены-одним словом рифмованных строчек будет столько сколько Твардовский нужно прямо сейчас, чтобы выразить себя в полной мере.Основной размер «Василия Теркина» — четвероногий трооре.
С.Я. Писал об оригинальности стиха Твардовского. Маршак: «Посмотрите, как строилась одна из лучших глав Василия Теркина «Переправа». В этом правдивом и, казалось бы, бесхитростном рассказе о подлинных событиях, наблюдаемых автором, тем не менее обнаруживается строгая форма, четкая конструкция. Вы найдете здесь повторяющийся лейтмотив, звучащий в самых ответственных местах повествования, и каждый раз по-новому — то грустный и тревожный, то торжественный и даже грозный:
Паром, паром! Берег левый, берег правый.Снег грубый. Край льда… Кому память, кому слава, Кому темная вода.
Вас ждет здесь живой, лаконичный, безукоризненно меткий и выстроенный по всем законам баллады диалог. Именно здесь отражается истинная поэтическая культура, дающая нам средства изображать события из самой современной бурной жизни.

Смысл произведения

Поэма «Василий Теркин» — центральное произведение в творчестве А.Симонов), одна из вершин русской эпической поэзии вообще. Его можно считать одним из по-настоящему популярных произведений. Многие строки из этого произведения перекочевали в устную народную речь или стали популярными поэтическими афоризмами: «смертельный бой не за славу — ради жизни на земле», «сорок душ одна душа», «переправа, переправа, левый берег, правый берег». и многие другие.
Признание «Книги бойца» было не только всенародным, но и всенародным: «…Это поистине редкая книга: какая свобода, какая чудесная доблесть, какая аккуратность, точность во всем и какая необыкновенная народная солдатская язык — ни заминки, ни единого фальшивого, готового, то есть литературного пошлого слова! «- писал И.А. Бунин.
Поэма «Василий Теркин» неоднократно иллюстрировалась. Самыми первыми были иллюстрации О.Г. Верейского, которые создавались сразу после текста поэмы. Известны также работы художников Б. Дехтерева, И. Бруни, Ю. Непринцева. В 1961 году в Московском театре им. Моссовет К. Воронков в постановке «Василий Теркин». Известны литературные композиции глав поэмы в исполнении Д. Н. Журавлева и Д. Н. Орловой. Отрывки из стихотворения были положены на музыку В.Г. Захаров. Композитор Н. В. Богословский написал симфоническую повесть «Василий Теркин».
В 1995 г. в Смоленске открыт памятник Теркину (народный художник РФ, скульптор А.Г. Сергеев). Памятник представляет собой двухфигурную композицию, изображающую беседу Василия Теркина и А.Т. Твардовский. Памятник был установлен на деньги, собранные народом.

Это интересно

Самая известная картина Ю.М. Непринцева «Отдых после боя» (1951).
Зимой 1942 года во фронтовой землянке, едва освещенной самодельной лампой, художник Юрий Михайлович Непринцев впервые познакомился со стихотворением А.Т. Твардовский «Василий Теркин». Один из солдат прочитал стихотворение вслух, и Непринцев увидел, как просветлели сосредоточенные лица солдат, как, забыв об усталости, они смеялись, слушая это замечательное произведение. В чем огромная сила воздействия стихотворения? Почему образ Василия Теркина так близок и дорог сердцу каждого воина? Художник думал об этом уже тогда.Непринцев несколько раз перечитывает стихотворение и убеждается, что его герой вовсе не какая-то исключительная натура, а обычный парень, в образе которого автор выразил все самое лучшее, чистое и светлое, что присуще советским людям.
Веселый малый и балагур, умеющий развеселить своих товарищей в трудную минуту, подбодрить их шуткой, колким словцом, Теркин проявляет и в бою находчивость и отвагу. Таких живых Теркиных на дорогах войны можно было встретить повсюду.
Великая жизненность образа, созданного поэтом, была секретом его обаяния. Именно поэтому Василий Теркин сразу стал одним из любимых народных героев. Увлеченный этим прекрасным, глубоко правдивым образом, Непринцев долгие годы не мог с ним расстаться. «Он жил в моем сознании, — писал впоследствии художник, — накапливая новые черты, обогащая себя новыми подробностями, чтобы стать главным героем картины». Но идея картины родилась не сразу. Художник прошел долгий, полный труда и размышлений путь, прежде чем приступить к написанию картины «Отдых после битвы».«Я хотел, — писал художник, — изобразить воинов Советской Армии не в момент совершения каких-либо героических подвигов, когда все душевные силы человека напряжены до предела, показать их не в дыму боя, но в простой бытовой обстановке, в минуту короткого отдыха»…
Так рождается мысль о картине. Воспоминания о военных годах помогают определить его сюжет: группа бойцов в небольшом перерыве между боями расположилась на заснеженном лугу и слушает веселого рассказчика.В первых набросках уже намечался общий характер будущей картины. Группа располагалась полукругом, развернутой в сторону зрителя, и насчитывала всего 12-13 человек. Фигура Теркина помещена в центр композиции и выделена цветом. Фигуры по обе стороны от него формально уравновешивали композицию. В этом решении было много надуманного и условного. Небольшой размер группы придавал всей сцене характер случайности и не создавал впечатления крепкого, дружного коллектива людей.Поэтому в последующих зарисовках Непринцев он увеличивает количество людей и располагает их наиболее естественно. Главный герой Теркин движется от центра вправо, группа выстраивается по диагонали слева направо. Благодаря этому увеличивается пространство, очерчивается его глубина. Зритель перестает быть только свидетелем этой сцены, он становится как бы ее участником, вовлекается в крутизну бойцов, слушающих Теркина. Для придания еще большей достоверности и жизненности всей картине
Непринцев отказался от солнечного освещения, так как эффектные контрасты света и тени могли внести в картину элементы театральной условности, которых так избегал художник.Мягкий рассеянный свет зимнего дня позволил полнее и ярче раскрыть многообразие лиц и их выражений. Художник много и долго работал над фигурами борцов, над их позами, несколько раз меняя последние. Так, фигура усатого старшины в тулупе только после долгих поисков превратилась в сидящего солдата, а пожилой солдат с котелком в руках лишь в последних этюдах заменил перевязывающую солдата девушку-сиделку.Но самым главным для художника была работа над изображением внутреннего мира героев. «Я хотел, — писал Непринцев, — чтобы зритель полюбил моих героев, почувствовал их живыми и близкими людьми, чтобы он нашел и узнал в картине своих собственных фронтовых друзей». Художник понимал, что только тогда он сможет создать убедительные и правдивые образы героев, когда они будут ему предельно ясны. Непринцев стал внимательно изучать характеры бойцов, их манеру говорить, смеяться, отдельные жесты, повадки, иначе говоря, он начал «вживаться» в образы своих героев.В этом ему помогли впечатления военных лет, боевых встреч, воспоминания фронтовых товарищей. Неоценимую услугу ему оказали его фронтовые зарисовки, портреты боевых друзей.
Многие зарисовки делались с натуры, но не переносились прямо в картину, без предварительной доработки. Художник искал, выделяя наиболее яркие черты того или иного человека и, наоборот, убирал все второстепенное, случайное, мешающее выявлению главного.Он стремился сделать каждый образ сугубо индивидуальным и типичным. «В своей картине я хотел дать собирательный портрет советских людей, воинов великой освободительной армии. Настоящий герой моей картины – русский народ. Каждый герой в представлении художника имеет свою интересную биографию. О них он может увлекательно рассказывать часами, передавая мельчайшие подробности их жизни и судьбы.
Так, например, Непринцев говорит, что боец, сидящий справа от Теркина, он представил себе парня, недавно пришедшего в армию из колхоза, еще неопытного, может быть, он впервые участвовал в бою, и ему, естественно, страшно. Но теперь, с любовью слушая рассказы бывалого солдата, он забыл о своем страхе. Позади Теркина стоит молодой красивый парень в злобно сдвинутой набок шляпе. «Он, — писал художник, — слушает Теркина несколько снисходительно. Он и сам мог бы сказать то же самое. До войны он был мастерицей крупного завода, гармонистом, участником художественной самодеятельности, любимцем девочек >>. Художник мог бы многое рассказать и об усатом старшине, который смеется во все горло, и о пожилом солдате в котелке, и о веселом солдате, сидящем слева от рассказчика, и обо всех остальных персонажах… Самой сложной задачей было найти внешность Василия Теркина. Художник хотел передать образ, сложившийся в народе, он хотел, чтобы Теркина сразу узнали. Теркин должен быть обобщенным образом, он должен сочетать в себе черты многих людей. Его образ – это как бы синтез всего лучшего, светлого, чистого, что присуще советским людям. Художник долго работал над внешностью Теркина, над выражением его лица, жестом рук.На первых рисунках Теркин изображался молодым солдатом с добродушным лукавым лицом. В нем не было ни ловкости, ни острого ума. В другом наброске Теркин был слишком серьезен, уравновешен, в третьем — ему не хватало житейского опыта, жизненной школы. Поиски шли от рисунка к рисунку, уточнялись жесты, определялась осанка. По замыслу художника, жест правой руки Теркина должен был подчеркнуть какую-то острую сильную шутку в адрес врага. Сохранилось бесчисленное количество рисунков, в которых испробованы самые разнообразные повороты фигур, наклоны головы, движения рук, отдельные жесты — пока художник не нашел то, что его удовлетворило.Образ Теркина в картине стал значительным, убедительным и вполне закономерным центром. Художник много времени потратил на поиски пейзажа для картины. Ему представлялось, что действие происходит в редком лесу с полянами и перелесками. Ранняя весна, снег еще не растаял, а лишь слегка взрыхлился. Он хотел передать национальный русский пейзаж.
Картина «Отдых после боя» — результат напряженной, серьезной работы художника, горячо любящего его героев, большого уважения к ним. Каждый образ на картине – это целая биография. И перед взором пытливого зрителя проходит целая череда ярких, индивидуально неповторимых образов. Глубокая жизненность идеи определила ясность и цельность композиции, простоту и естественность живописного решения. Картина Непринцева воскрешает тяжелые дни Великой Отечественной войны, полные героизма и суровости, лишений и лишений, и в то же время радости побед. Вот почему она всегда будет дорога сердцу советского человека, любима широкими массами советских людей.

(По книге В.И.Гапеева, Е.В.Кузнецова. «Беседы о советских художниках». — М.-Л.: Просвещение, 1964)

Гапеева В.И. Кузнецова В.Е. «Беседы о советских художниках. — М.-Л.: Просвещение, 1964.
Гришунж А.Л. «Василий Теркин» Александра Твардовского. — М., 1987.
Кондратович А. Александр Твардовский: Поэзия и личность. — М., 1978.
Романова Р.М. Александр Твардовский: Страницы жизни и творчества: Книга для старшеклассников. — М .: Образование, 1989-
Твардовский А. Теркин Василий. Книга о бойце. Теркин на том свете. Москва: Раритет, 2000.

Тема стихотворения «Василий Туркин» сформулирована самим автором в подзаголовке: «Книга о солдате», то есть произведение рассказывает о войне и человеке на войне. Герой поэмы – рядовой солдат-пехотинец, что чрезвычайно важно, так как, по мнению Твардовского, именно рядовой солдат является главным героем и победителем в Отечественной войне.Эту идею через десять лет продолжит М.А. Шолохов, который в «Судьбе человека» изобразит рядового солдата Андрея Соколова, а затем рядовые солдаты и младшие офицеры станут героями военных рассказов Ю.В. Бондарев, В.Л. Кондратьев, В.П. . Астафьева. Кстати, следует отметить, что легендарный Маршал Советского Союза Г.К. Жуков также посвятил русскому солдату свою книгу «Воспоминания и размышления».

Идея стихотворения выражена в образе заглавного героя: автора интересуют не столько события войны, сколько характер русского народа (он не противостоит советскому) , что было выявлено в сложных войсковых испытаниях. Василий Тёркин — обобщенный образ народа, он же «русский чудо-человек» («От автора»). Благодаря его мужеству, стойкости, находчивости и чувству долга Советский Союз (при примерном техническом паритете) одержал победу над фашистской Германией. Эту главную мысль Отечественной войны и своего творчества Твардовский выражает в конце стихотворения:

Сила к силе доказана:
Сила не ровня силе.
Есть металл крепче металла
Есть огонь страшнее огня.(«В бане»)

«Василий Тёркин» — стихотворение, жанровое своеобразие которого выразилось в сочетании эпических сцен, изображающих различные военные эпизоды, с лирическими отступлениями-размышлениями, в которых автор, не скрывая своих чувств, рассказывает о войне, о своем герое. Другими словами, Твардовский создал лирико-эпическую поэму.

Автор рисует различные картины боев в главах: «Переправа», «Бой на болоте», «Кто стрелял?», «Тёркин ранен» и другие.Отличительной особенностью этих глав является показ военных будней. Твардовский находится рядом со своим героем и описывает солдатские подвиги без повышенного пафоса, но и не упуская многочисленных подробностей. Например, в главе «Кто стрелял?» изображена немецкая бомбардировка траншей, в которых прятались советские солдаты. Автор передает ощущение человека, который ничего не может изменить в смертельно опасной ситуации, а, стоя на месте, должен только ждать, когда бомба пролетит мимо или упадет прямо в него:

И какой ты вдруг скромный
Ты лжешь земное на твоей груди,
Защита от черной смерти
Только моя собственная спина.
Ты лежишь ничком, мальчик
Двадцать неполных лет.
Теперь у тебя есть крышка,
Теперь ты уже ушел.

В поэме также описывается краткий отдых на войне, жизнь солдата в перерывах между боями. Эти главы кажутся не чем иным, как главами о военных эпизодах. К ним относятся: «Гармония», «Два солдата», «На отдыхе», «В бане» и другие. В главе «О солдате-сироте» изображен эпизод, когда солдат оказался совсем рядом с родным селом, в котором не был с начала войны. Он просит командира на два часа навестить родственников. Солдат бежит по знакомым с детства местам, узнает дорогу, реку, но на месте села видит только высокий бурьян, и ни одной живой души:

Вот сопка, вот река,
Пустыня , бурьян солдату,
Да, на посту есть табличка:
Типа, село Красный мост…
У доски на развилке
Сняв фуражку, наш солдат
Стоял как на могила,
И пора ему возвращаться.

Когда он вернулся в свою часть, товарищи обо всем догадались по его виду, ни о чем не спрашивали, а оставили ему ужинать:

Но, бомж и бомж,
Вернувшись в батальон,
Солдат съел свой суп холодным
Ведь и он плакал.

В нескольких главах «От автора» прямо выражено лирическое содержание поэмы (поэт высказывает свои взгляды на поэзию, объясняет свое отношение к Василию Туркину), а в эпических главах автор сопровождает рассказ о военных событиях с его взволнованный, эмоциональный комментарий.Например, в главе «Переправа» поэт болезненно изображает воинов, гибнущих в холодных водах реки:

И увидел впервые
Не забудется:
Люди теплые, живые
Мы пошли на дно, на дно, на дно. ..

Или в главе «Гармония» автор описывает как во время случайной остановки солдаты пустились в пляс на дороге, чтобы согреться. С грустью и умилением смотрит поэт на солдат, которые, позабыв на несколько минут о смерти, о горестях войны, весело пляшут в лютый мороз:

И куда-то зовет гармонь.
Далеко, легко ведет.
Нет, ну что вы ребята,
Удивительные люди.

Кому принадлежит эта реплика — автору или Туркину, играющему на гармони и наблюдающему за танцующими парами? Точно сказать нельзя: автор иногда намеренно сливается с героем, потому что наделил героя собственными мыслями и чувствами. Об этом поэт заявляет в главе «О себе»:

И я вам скажу, не скрою, —
Будь то в этой книге здесь или там,
Что сказал бы герой
Говорю лично сам.
Я за все отвечаю
И заметьте, если вы не заметили
Этот Туркин, мой герой,

Иногда это говорит за меня. Следующей сюжетно-композиционной особенностью поэмы является то, что книга не имеет начала и развязки: Словом, книга о борце Без начала, без конца. Почему так — без начала? Потому что времени не хватит, Чтобы начать все заново. Почему бесконечно? Мне просто жалко парня. («От автора») Поэма «Василий Туркин» создана Твардовским в годы Великой Отечественной войны и состоит из отдельных глав, отдельных очерков, которые объединяет образ главного героя.После войны автор не стал дополнять поэму новыми эпизодами, то есть придумывать экспозицию (развернуть довоенную историю Тёркина) и сюжет (например, изображать первую битву при герой с фашистами). Твардовский просто доделал в 1945-1946 годах введение «От автора» и заключение «От автора». Таким образом, поэма получилась очень оригинальной по композиции: в общем сюжете нет привычных экспозиций, завязок, кульминаций, развязок.Из-за этого сам Твардовский затруднялся определить жанр Василия Тёркина: ведь поэма предполагает сюжетное повествование.

При свободном построении общей сюжетной линии каждая глава имеет свой законченный сюжет и композицию. Например, в главе «Два солдата» описан эпизод, как Туркин, вернувшись из госпиталя на фронт, пошел передохнуть от дороги к избе, где живут два старика. Экспозиция главы представляет собой описание избы, старика и старухи, которые слушают минометный огонь: ведь линия фронта совсем рядом.В основе сюжета авторское упоминание Туркина. Он сидит здесь, на скамейке, уважительно беседует со стариком о разных житейских проблемах, а заодно открывает пилу и чинит часы. Потом старуха готовит ужин. Кульминация главы — разговор за обедом, когда старик задает свой главный вопрос:

Ответ: мы побьем немца
А может, мы не побьем тебя?

Развязка наступает, когда Тёркин, поужинав и вежливо поблагодарив хозяев, надевает шинель и, уже стоя на пороге, отвечает старику: «Побьём его, батюшка…».

Эта глава содержит своего рода эпилог, переводящий в общеисторический план тот или иной бытовой эпизод. Это последнее четверостишие:

В глубине родной России,
Против ветра, грудью вперед
Василий идущий по снегу
Туркин.Немцы собираются его бить.

Глава построена по круговой композиции, так как первое и предпоследнее четверостишия практически совпадают:

В поле метель-балбес,
Бушует война в трех милях.
В избе на печи стоит старуха.
Дедушка хозяин у окна.

Таким образом, глава «Два солдата» представляет собой завершенное произведение с полноценным сюжетом и круговой композицией, подчеркивающей законченность всего эпизода.

Итак, поэма «Василий Туркин» имеет ряд художественных особенностей, которые объясняются, с одной стороны, историей создания произведения, а с другой — авторским замыслом. Как известно, главы поэмы Твардовский писал в период с 1942 по 1945 год и оформлял их как отдельные законченные произведения, ибо

На войне сюжета нет.
— Как так нет?
— Ну нет. («От автора»)

Другими словами, жизнь солдата длится от эпизода к эпизоду, пока он жив. Эту особенность фронтовой жизни, когда ценится каждое отдельное мгновение жизни, так как следующего может и не быть, отразила Твардовский в «Книге солдата».

Сначала образ главного героя, который так или иначе присутствует почти в каждой главе, а затем и основная идея, связанная с образом Тёркина, могли бы объединить отдельные небольшие произведения. Соединяя отдельные главы в законченное стихотворение, Твардовский не изменил сюжетно-композиционной структуры, сложившейся в годы войны сам собой:

Та же книга о истребителе
Без начала, без конца
Без особого сюжета,
Однако, правда не вредно. («От автора»)

«Василий Туркин» отличается яркими особенностями конструкции. Во-первых, в стихотворении отсутствует общий сюжет и почти все его элементы. Во-вторых, для стихотворения характерна крайняя композиционная свобода, то есть последовательность глав слабо мотивирована — композиция лишь приблизительно повторяет ход Отечественной войны.Именно из-за такой композиции сам Твардовский определял жанр своего произведения следующей фразой: не стихотворение, а просто «книга», «живая, подвижная, свободная по форме книга» («Как писался Василий Тёркин »). В-третьих, каждая глава представляет собой законченный фрагмент со своим сюжетом и композицией. В-четвертых, эпическое изображение военных эпизодов переплетается с лирическими отступлениями, что усложняет композицию. Однако такая необычная конструкция позволила автору добиться главного — создать яркий и запоминающийся образ Василия Теркина, воплощающего в себе лучшие черты русского солдата и русского человека в целом.

Василий Теркин — персонаж одноименной поэмы о войне, созданной писателем. Образ главного героя воплотил в себе черты простого человека. Автор наделил солдата веселым нравом, смекалкой, умением не падать духом в трудных ситуациях, отвагой и отвагой. За эти качества персонаж полюбился читателям. Книга Твардовского поднимала боевой дух советских воинов, вселяла в них оптимизм и веру в победу.

История создания персонажа

Образ советского солдата был создан за несколько лет до начала Великой Отечественной войны. Продумывая характер персонажа, Твардовский наделил Теркина находчивостью, неисчерпаемым позитивом и чувством юмора. Авторство снимка принадлежит команде журналистов, в состав которой входил Александр Трифонович.

В 1939 году вышли два фельетона о Василии Теркине. По мнению публицистов, он был успешным и сильным представителем простого народа.Твардовский начал прорабатывать характер главного героя будущей книги еще в годы советско-финляндской войны. Добродушный и мужественный герой фельетонов завоевал популярность среди читателей. Это убедило писателя в необходимости развития темы в более широкой литературной форме.

Автор поставил перед собой цель создать поэму, но начало Великой Отечественной войны изменило его творческие планы. Лишь в 1942 году были написаны первые строчки произведения, которое Александр Трифонович первоначально назвал «Книга о истребителе».Образ Василия Теркина не имеет прототипа. Однако писатель, находясь на полях сражений в качестве военного корреспондента, сумел придать изображению «живость» и реалистичность, что позволило читателям воспринять героя поэмы как реального человека.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Первые главы книги были опубликованы во фронтовой газете. Затем ее стали публиковать такие печатные издания, как «Правда», «Известия» и другие. Читателей вдохновил образ труженика, спасающего родные земли.Головы дошли и до фронтовиков, и до граждан, оставшихся в тылу. «Книга бойца» полюбилась публике.

В 1943 году, после ранения в военном госпитале, писатель решил, что приближается финал поэмы. Впоследствии ему пришлось продолжать работу до 1945 года. Книга была продолжена благодаря просьбам читателей. Заканчивая работу над произведением, Александр Трифонович приступает к написанию очередного стихотворения с необычным названием «Теркин на том свете».Изначально планировалось, что это будет последняя глава очерка о русском солдате. Однако идея переросла в отдельную книгу. Новое произведение стало антисталинским памфлетом.

По жанру стихотворение Твардовского напоминало народные сказки о народных богатырях. Поэтому в тексте писатель намеренно отказался от идеологического начала. Александр Трифонович отмечал, что обращение к партийной тематике, образу Иосифа Сталина нарушило бы идею и «образную структуру поэмы о народной войне. Этот факт позже создал трудности писателю при публикации поэмы — произведение подверглось многочисленным исправлениям и корректуре.

Книга Твардовского стала очень популярной в годы войны. Произведение не только публиковалось в газетах, но и читалось по радио по радио. такие дикторы, как.Художник Орест Верейский создал замечательные иллюстрации к поэме о Теркине.Автор очерка сам посещал госпитали и трудовые коллективы, где знакомил публику с историей советского воина.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Отдых после боя (по мотивам стихотворения А. Твардовского «Василий Теркин»)

Фразы из стихотворения стали известными цитатами. В строках о битве, которая не ради славы, а ради жизни на Земле, выражена основная идея и тема произведения. Образ главного героя позднее был запечатлен в скульптуре — в Смоленске, Орехово-Зуеве, Гвардейске были установлены памятники выдающемуся герою русской литературы.

Биография Василия Теркина

Поэма Твардовского не имеет последовательного сюжета. Каждая глава — это отдельный эпизод из жизни солдата. О биографии Василия Теркина известно немного. В тексте говорится, что герой родился в деревне под Смоленском. Персонаж молод и еще не женат. Парень хочет отправиться на фронт, чтобы спасти Отечество от посягательств врага.

Веселый и прямолинейный характер демонстрирует недюжинное мужество и отвагу, несмотря на сложности фронтовой жизни.Душа компании, от которой всегда можно получить поддержку, Теркин был образцом для подражания. В бою солдат первым нападал на врага, на досуге развлекал товарищей игрой на аккордеоне. Обаятельный и харизматичный парень привлекает внимание читателей.

Первое знакомство читателей с героем происходит, когда он вместе с соратниками переходит реку. Операция проходит зимой, но река полностью не замерзла, и переправа сорвана из-за атаки противника.Центральным в стихотворении становится образ дороги – это путь Советской армии к победе над захватчиками. В эпизоде ​​с переправой Теркин демонстрирует отвагу и смекалку — благодаря усилиям героя воины могут продолжить марш. Однако сам персонаж получает ранение и попадает в военный госпиталь.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Памятник Василию Теркину в г. Гвардейске

Оправившись от ранения, Теркин решает догнать взвод.Глава «Гармония» посвящена его умению найти подход к команде и завоевать их уважение и доверие.

Солдат становится участником боев и оказывает посильную помощь тем, с кем служит в одном подразделении, и гражданскому населению. Получив отпуск, Теркин отказывается от поездки в родную деревню, захваченную немцами, чтобы быть полезным на фронте. За героический поступок в бою — герой сбивает вражеский самолет — Василий Теркин награждается медалью, которая во время войны становится не единственной наградой для персонажа.

Однажды, войдя в деревню, герой оказывается в доме, где живут старик с женой. Василий чинит часы и пилы старикам и всячески их поощряет. В другом эпизоде ​​воин дает личную сумку солдату, потерявшему свою. При этом Теркин вспоминает, что когда он лежал в больнице и потерял шапку, юная медсестра подарила персонажу свой головной убор. С тех пор Василий бережно хранит этот подарок.

Во время битвы за деревню солдату приходится взять на себя функции молодого, убитого лейтенанта.Герой ведет взвод, ведет атаку. Деревня была взята русскими солдатами, но Василий был тяжело ранен. Когда боец ​​лежит в снегу, к нему приходит Смерть и просит подчиниться ей. Но персонаж находит в себе силы противостоять незваному гостю. Вскоре раненого нашли другие сотрудники и отправили в медсанбат. Проведя некоторое время в госпитале, солдат возвращается в родную роту, где находит много новых лиц.

  • Категория: Анализ стихов, произведений

История создания

С осени 1939 года Твардовский участвовал в финской кампании в качестве военного корреспондента. «Мне кажется, — писал он М.В. Исаковского, — что армия будет моей второй темой до конца жизни. И поэт не ошибся. В редакции Ленинградского военного округа «На страже Родины» у группы поэтов возникла идея создать серию занимательных рисунков о подвигах веселого солдата-героя». Кто-то, — вспоминает Твардовский, — предложил назвать нашего героя Васей Теркиным, именно Васей, а не Василием. При создании коллективного произведения о жизнерадостном успешном борце Твардовскому было поручено написать предисловие: «… Я должен был дать хотя бы самый общий «портрет» Теркина и определить, так сказать, тон и манеру нашего дальнейшего разговора с читателем».

Так появилось в газете стихотворение «Вася Теркин» (1940 — 5 января). Успех фельетонного героя натолкнул на мысль продолжить историю приключений веселого Васи Теркина. В результате вышла брошюра «Вася Теркин на фронте» (1940). В годы Великой Отечественной войны этот образ становится основным в творчестве Твардовского.«Василий Теркин» прошел вместе с Твардовским дорогами войны. Первая публикация «Василия Теркина» состоялась в газете Западного фронта «Красноармейская правда», где 4 сентября 1942 года были опубликованы вступительные главы «От автора» и «На отдыхе». С тех пор и до конца войны главы поэмы публиковались в этой газете, в журналах «Красноармеец» и «Знамя», а также в других печатных изданиях.

«…Моя работа заканчивается по совпадению с окончанием войны.Нужно еще одно усилие освеженного тела и души — и можно будет положить этому конец», — писал поэт 4 мая 1945 года. Так закончилось стихотворение «Василий Теркин. Книга о солдате» (1941-1945). Твардовский писал, что работа над ней дала ему «ощущение» законности места художника в великой борьбе народа… ощущение полной свободы обращения со стихом и слово.

В 1946 году практически одно за другим вышли в свет три полных издания «Книги бойца».

Род, жанр, творческий метод

Весной 1941 года поэт усиленно работал над главами будущей поэмы, но начавшаяся война изменила эти планы. Возрождение замысла и возобновление работы над «Теркиным» относится к середине 1942 года. С этого времени начинается новый этап работы над произведением: «Весь характер поэмы, все ее содержание, ее философия, изменились его герой, его форма — композиция, жанр, сюжет. Изменился характер поэтического повествования о войне — главными темами стали Родина и народ, люди на войне.Хотя, приступая к работе над ней, поэт не слишком переживал по этому поводу, о чем свидетельствуют его собственные слова: «Я недолго томился в сомнениях и опасениях по поводу расплывчатости жанра, отсутствия первоначального замысла, который объемлет всю работу заранее, и слабая сюжетная связность глав.Не поэма — ну, пусть не будет поэмы, решила я; нет единого сюжета — пусть не будет, не надо; нет самое начало вещи — нет времени выдумывать; кульминация и завершение всего рассказа не планируется — даже если надо написать о том, что горит, не ждет, а потом будет видно, мы разберется.»

В связи с вопросом о жанре произведения Твардовского важными кажутся следующие суждения автора: «Жанровое обозначение «Книги истребителя», на котором я остановился, не было результатом стремления просто избегать обозначения «стихотворение», «рассказ» и т. д. Это совпало с решением написать не стихотворение, не рассказ или роман в стихах, т. е. не то, что имеет свое узаконенное и в известной степени обязательные сюжетные, композиционные и другие особенности.Эти знаки у меня не вышли, но что-то выходило, и я обозначил это что-то как «Книга о бойце».

Эта, как назвал ее сам поэт, «Книга солдата» воссоздает достоверную картину фронтовой действительности, раскрывает мысли, чувства, переживания человека на войне. Оно выделяется среди других стихотворений того времени особой полнотой и глубиной реалистического изображения народно-освободительной борьбы, бедствий и страданий, подвигов и воинской жизни.

Поэма «Василий Теркин» датирована 1941-1945 годами — тяжелыми, страшными и героическими годами борьбы советского народа с немецко-фашистскими захватчиками. В этом произведении Александр Твардовский создал бессмертный образ простого, советского солдата, защитника Отечества, ставшего своеобразным олицетворением глубокого патриотизма и любви к своей Родине.

История создания

Стихотворение начали писать в 1941 году. Отдельные отрывки печатались в газетной версии с 1942 по 1945 год.В том же 1942 году отдельно вышла еще незаконченная работа.

Как ни странно, но работу над поэмой Твардовский начал еще в 1939 году. Именно тогда он уже работал военным корреспондентом и освещал ход финской военной кампании в газете «На страже Родины». Название было написано в соавторстве с членами редколлегии газеты. В 1940 году вышла небольшая брошюра «Вася Теркин на фронте», которая считалась среди солдат большой наградой.

Образ красноармейца понравился читателям газеты с самого начала. Поняв это, Твардовский решил, что эта тема перспективна и стал ее развивать.

С самого начала Великой Отечественной войны, находясь на фронте военным корреспондентом, попадает в самые жаркие бои. Он попадает в окружение с солдатами, выбирается из него, отступает и идет в атаку, переживая на собственном опыте все то, о чем он хотел бы написать.

Весной 1942 года Твардовский приехал в Москву, где написал первые главы «От автора» и «На привале», и она тут же была опубликована в газете «Красноармейская правда».

Такого взрыва популярности Твардовский не мог представить даже в самых смелых мечтах. Центральные издания «Правда», «Известия», «Знамя» перепечатывают отрывки из поэмы. По радио тексты читают Орлов и Левитан. Художник Орест Верейский создает иллюстрации, окончательно сформировавшие образ солдата.Твардовский проводит творческие вечера в госпиталях, а также встречается с трудовыми коллективами в тылу, поднимая боевой дух.

Как всегда то, что понравилось простому народу, не получило поддержки партии. Твардовского критиковали за пессимизм, за отсутствие упоминания о том, что за всеми достижениями и достижениями стоит партия. В связи с этим автор хотел закончить поэму в 1943 году, но благодарные читатели не позволили ему это сделать. Твардовскому пришлось согласиться на цензурные правки, взамен ему была присуждена Сталинская премия за ставшее бессмертным произведение. Поэма была закончена в марте 1945 года — именно тогда автор написал главу «В бане».

Описание работы

Поэма состоит из 30 глав, которые условно можно разделить на 3 части. В четырех главах Твардовский не рассказывает о герое, а просто рассказывает о войне, о том, сколько пришлось пережить простым советским крестьянам, вставшим на защиту Родины, и намекает на ход работы над книгой. Роль этих отступлений нельзя недооценивать — это диалог между автором и читателями, который он ведет напрямую, даже минуя своего героя.

В повествовании нет четкой хронологической последовательности. При этом автор не называет конкретных сражений и сражений, однако в стихотворении угадываются отдельные сражения и операции, освещенные в истории Великой Отечественной войны: отступление советских войск, столь массовое в 1941 и 1942 годах, сражение на р. Волга, и, конечно же, взятие Берлина.

В поэме нет строгого сюжета — и перед автором не стояла задача передать ход войны. Центральная глава — «Переправа». Там четко прослеживается основная идея произведения — военная дорога. Именно по этому пути шагают Теркин и его товарищи к достижению цели — полной победе над немецко-фашистскими захватчиками, а значит, к новой, лучшей и свободной жизни.

Герой произведения

Главный герой Василий Туркин. Вымышленный персонаж, веселый, жизнерадостный, прямолинейный, несмотря на тяжелые обстоятельства, в которых он живет во время войны.

Мы наблюдаем за Василием в разных ситуациях — и везде можем отметить его положительные качества. Среди боевых братьев он душа компании, шутник, который всегда находит возможность пошутить и рассмешить окружающих. Когда он идет в атаку, то является примером для других бойцов, проявляет такие качества, как находчивость, смелость, выносливость. Когда он отдыхает после драки, то может петь, играть на аккордеоне, но при этом может отвечать достаточно резко и с юмором.Когда солдаты встречаются с мирными жителями, Василий отличается обаянием и скромностью.

Мужество и достоинство, проявляемые во всех, даже самых безвыходных ситуациях, являются основными чертами, отличающими главного героя произведения и формирующими его образ.

Все остальные герои поэмы абстрактны — у них нет даже имён. Боевые братья, генерал, старик и старуха — все они лишь подыгрывают, помогая раскрыть образ главного героя — Василия Теркина.

Анализ работы

Поскольку реального прототипа у Василия Теркина нет, можно смело сказать, что это некий собирательный образ, который создан автором на основе его реальных наблюдений за солдатами.

Произведение имеет одну отличительную черту, отличающую его от аналогичных произведений того времени, — это отсутствие идейного начала. Стихотворение восхваляет не партию, а лично товарища Сталина. Это, по мнению автора, «уничтожило бы идею и образность стихотворения».

В работе использованы два стихотворных метра: вязание на четыре стопы и три стопы. Первое измерение встречается значительно чаще, второе — только в отдельных главах. Язык стихотворения стал своеобразной визитной карточкой Твардовского.Некоторые моменты, выглядевшие как поговорки и строчки из веселых песенок, как говорится, «ушли в народ» и стали использоваться в повседневной речи. Например, фразу «Нет, ребята, я не горжусь, согласен на медаль» или «Города сдают солдаты, генералы у них берут» сегодня используют многие.

Именно на такого, как главный герой этого стихотворения в стихах, выпали все тяготы войны. И только их человеческие качества — сила духа, оптимизм, юмор, умение посмеяться над другими и над собой, вовремя разрядить накаленную до предела обстановку — помогли им не только победить, но и выстоять в этой страшной и беспощадной войне. .

Поэма до сих пор жива и любима народом. В 2015 году журнал «Русский репортер» провел социологическое исследование сотен самых популярных стихотворений в России. Строки из «Василия Теркина» заняли 28 место, а это значит, что память о событиях 70-летней давности и подвиге тех героев до сих пор жива в нашей памяти.

Некрологи — The Washington Post

Хаим Цадок

Член кабинета министров Израиля

89-летний Хаим Цадок, один из лидеров Лейбористской партии Израиля и правовой системы страны, умер от сердечного приступа в августе15 во время отдыха в немецком курортном городке Мильденхайм, к северу от Мюнхена.

Г-н Цадок работал помощником генерального прокурора Израиля с 1949 по 1952 год. В 1959 году он был избран в парламент, где оставался до 1978 года, занимая в этот период несколько должностей в кабинете министров – по вопросам торговли, юстиции и религии – продолжая практиковать и преподавать право.

Валентин Плучек

Официальный представитель Московского театра

93-летний Валентин Плучек, руководивший часто дерзким Московским театром сатиры в течение полувека, умер авг.17 в его доме в Москве.

Г-н Плучек работал с арестованным и расстрелянным в 1940 году режиссером-экспериментатором Всеволодом Мейерхольдом, а затем с драматургом Алексеем Арбузовым. Г-н Плучек присоединился к «Сатире» в 1950 году и стал ее главным режиссером в 1957 году. Под его руководством «Сатира» стала одним из самых популярных театров в городе, где сцена вызывает большой интерес. Он известен тем, что имеет сильную, сплоченную труппу и приносит свежие мысли в трудные и страшные времена.

Среди его наиболее известных постановок были «Ревизор» Николая Гоголя, «Горе от ума» Александра Грибоедова и две пьесы, которые были быстро запрещены советскими властями: «Теркин в лучшем мире» Александра Твардовского и Назым Хикмет «Был ли Иван Иванович». Иваныч действительно существует?»

Джесси Мартинес

Барабанщик группы Conjunto

Джесси Мартинес, 34 года, барабанщик музыкальной группы Conjunto The Hometown Boys, скончался 17 августа в больнице в Лаббоке, штат Техас, после того, как днем ​​ранее перенес аневризму головного мозга.Он был поражен за несколько минут до того, как группа должна была выйти на сцену в клубе Лаббока в Далласе.

Группа была основана в 1970 году в Лаббоке под названием El Conjunto Internacional, и с годами ее участники менялись. Группа прославилась исполнением польки Tejano/conjunto. В 1990 году группа переименовала себя в Hometown Boys и приобрела преданных поклонников, получив ласковое название Homies.

Позже группа была занесена в Аллею славы Западного Техаса вместе с Бадди Холли и сверчками, Бутчем Хэнкоком и Джо Эли.В 1997 году на церемонии вручения наград Tejano Music Awards песня группы «Joe’s Special No. 10» была названа лучшей инструментальной композицией. В этом году его «Senora Tentacion» был номинирован на звание лучшего совместного альбома.

Иоан Дэвис

Иоан Дэвис

Культура головокружения

Третьяковская галерея в Москве (в настоящее время находится во временном помещении, пока сама галерея находится на реконструкции) посвящена современной русской живописи и скульптуре и включает в себя замечательные разделы искусства девятнадцатого и двадцатого веков, большая часть которых была похоронена с 1930 до начала 1970-х годов.В конце ряда коридоров можно попасть в помещение, известное в народе как Сталинская комната. Здесь искусство не импрессионистское, постимпрессионистское, сюрреалистическое или экспрессионистское (которыми являются непосредственно предшествующие залы), а соцреалистическое или, может быть, точнее, агиографически-репрезентационистское. Вот Сталин, Светлана Алилуева (дочь Сталина), генерал Тимощенко, Максим Горький и т. д. такими, какими они хотели бы выглядеть (Горький похож на романтизированного Марка Твена). Почетное место отведено огромной картине Сталина и его военного кабинета, а Москва разворачивается за огромным окном позади.Каждый корпоративный директор мечтает о том, чтобы его запомнили (и действительно, советское изобразительное искусство хорошо продавалось в последние годы тэтчеровской Британии, поскольку руководители предприятий пытались найти эстетический стиль, соответствующий их воспринимаемому статусу). ).

Через стену в соседней галерее коллекция современных картин (на продажу). Большинство из них представляют собой сильно символические, апокалиптические произведения, основанные на темах, выходящих далеко за пределы девятнадцатого века. Они вызывают в памяти Редона, Швабе, де Шаванна, Моро, Дельвиля и еще дальше Босха и Пиранези, но гораздо более пессимистичные, жестокие и основанные на русском ощущении тотальной катастрофы. Все они были написаны за последние пять лет, и, если бы не тот факт, что они написаны в России, их можно было бы ошибочно принять за рекламный материал для западных фильмов ужасов категории «Б». Но Дракулы — это Ленин, Сталин, Брежнев и Горбачев. Если в другой соседней галерее геометрическая и механистическая работа Эль Лисицкого, которая так сильно повлияла на архитектуру и промышленный дизайн Советского Союза, получает большое внимание, здесь ее могло никогда не быть.

В галерее Эрмитаж в Ленинграде проходит специальная выставка Пикассо. Сталин, как известно, не любил Пикассо и все виды абстрактного искусства. И все же Эрмитаж с начала этого века до 1940-х продолжал покупать Пикассо. В конце 1940-х годов Сталин приказал продать их для производства готовой твердой валюты. Галерея так и сделала, но сохранила записи о том, куда они пошли. Эта выставка представляет собой возврат в аренду Ленинграду тех картин, которые прежде принадлежали ему.

В Киеве Свято-Владимирский собор, построенный в конце XIX века в подражании византийскому стилю в ознаменование 900-летия христианства на Руси, является полноправным храмом Украинской православной церкви, хотя и отслужил свой срок как музей, и был поврежден немцами во время Второй мировой войны. Практически каждый арт-объект в нем является подражанием традиционным византийским произведениям, и большинство из них были написаны или воссозданы в послевоенное время. Главным исключением является «Богоматерь с младенцем» Васнецова, некультовое символистское изображение межвоенных лет, которое показывает, как могло бы развиваться украинское религиозное искусство в других обстоятельствах.В эти моменты неопределенности можно представить, что его час наконец пробил.

Византийский, символистский, соцреалистический, репрезентационистский, готический, механистический — это, кажется, конкурирующие стили русского глаза, кое-где перемежающиеся абстрактным символизмом Шагала, представлявшего другую культуру. копаться в русском языке.

Культура, перестройка и гласность: дело Союза писателей.

В основе советской дилеммы лежала проблема культуры.На протяжении 1920-х и 1930-х годов вопросы образования, интеллектуальной свободы, рабочего контроля над процессами культурного производства, организации средств массовой информации и важности идеологии в определении направления коммунизма породили столько экспериментов, манифестов, указов и крови. -сдача как любой из экономических вопросов. Классические эксперименты имели место в период Анатолия Луначарского на посту наркома просвещения (1917-1929). («Сам народ, сознательно или бессознательно, должен развивать свою культуру», — заявил он в 1917 г.).Этому вторила жена Ленина Крупская: «Мы не побоялись организовать революцию. Не будем бояться народа… Наша задача — помочь народу на деле взять свою судьбу в свои руки»). Эксперименты характеризовались попытками работать с существующими учреждениями, а также помогать создавать параллельные, причем Наркомпрос, Наркомпрос был и проводником, и посредником. Но Наркомпрос представлял во многих отношениях демократическое, культуристское направление в революции.При всех проблемах со школьными учителями и преподавателями вузов (они почти все бастовали), актерами, писателями и режиссерами, Луначарский верил в освободительный потенциал образования и культуры, боролся за культуру как за важное (может быть, самое главное) ) элемент в построении социальных изменений. Он является одним из самых ярких светил раннебольшевистского пантеона.

Но у Луначарского были серьезные проблемы с партией. Наркомпрос в начале новой экономической политики (1922 г.) имел около 7% союзного бюджета, почти все из которых шло на школы, университеты и Академию наук, хотя он продолжал контролировать музыку, кино, театр, изобразительное искусство, литература.Его главным конкурентом за контроль над аппаратами Культуры были Главполитпуть (главное политуправление Наркомата путей сообщения, имевшее 10% бюджета), Весенха (ВСНХ, имевший 9% бюджета), и ВЦИК (Всероссийский центральный исполнительный комитет съезда Советов), отвечавший за распространение печатной продукции. При нэпе бюджет Наркомпроса (и его власть) сократился до такой степени, что за обучение взималась плата.Главполитпуть постепенно взял на себя финансирование и управление культурой, а академические исследования все больше финансировались ВЦИК. Луначарский перестал быть комиссаром, потому что гимназии были переданы Весенке. Резкость и направленность дебатов, которые характеризовали культурную политику в 1920-х годах, были исключены как из-за процессов, имевших место в 1930-х годах, так и из-за полного подчинения всех учреждений культуры партии, экономике и военным усилиям. (с 1941-5).Как известно, большинство крупных писателей, театральных режиссеров, кинематографистов, представителей интеллигенции и художников 1920-х годов были убиты к 1940 году или отправлены в изгнание. Если марксистские дебаты и продолжали существовать, то они были либо скрытно направлены на Запад (как в работах Лукача), либо как маскировка терроризма и цензуры на Востоке (как в печально известном нападении Жаднова в 1947 году на сатирика Михаила Зощенко и поэт Анна Ахматова). В сфере образования на дискуссии о школьной педагогике все большее влияние оказывали полковые идеи Антона Макаренко, бывшего организатора НКВД трудовых колоний и лагерей для малолетних правонарушителей.

И все же «культура» продолжала создаваться. В 1934 году в Москве состоялся Первый съезд советских писателей после роспуска РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей на базе пролеткульта) и создания Союза писателей СССР. К тому времени централизация культурных аппаратов была завершена, и контроль над печатью, распространением, издательским делом, радио, кино и театром прочно установился в центре. Понятия «автономии» культурных учреждений уже давно отброшены, а Центральный Комитет имеет абсолютное право вето даже на управление малоизвестными литературными журналами в Ленинграде или Алма-Ате (прерогатива, на которую он периодически претендовал, как когда-то, в 1947 г. было принято решение о закрытии литературного журнала «Ленинград» из-за его «змеиного» содержания).Таким образом, создание Союза писателей, а также других культурных союзов (киноработников, артистов, художников) приобрело вид союзов компании одного большого государственного предприятия. Однако после смерти Сталина, а тем более после речи Хрущева на ХХ съезде партии и постепенно в течение 1980-х годов характер этих институтов медленно менялся. Мой визит в СССР в октябре 1990 года был связан с наблюдением за этими изменениями.

Вероятно, первым прорывом в контроле партии над культурными идеями стала реорганизация журнала «Новый мир» в 1958 году под второй редакцией поэта Александра Твардовского.(Твардовский был редактором «Нового мира» с 1950 по 1954 год, но в первые годы правления Хрущева его уволили). Это было любопытное изменение. Хотя изначально он был санкционирован Союзом писателей и не оспаривался партией, главным образом потому, что Твардовский был членом партии и действовал в духе Двадцатого съезда, большая часть собственных произведений Твардовского не публиковалась до 1980-х годов. Западные (и российские) писатели спорили, был ли Твардовский «партийцем» или «оппозиционером». Он был, конечно, и тем, и другим.«Новый мир» не считался «оппозиционным» журналом до 1965 года, хотя его политика и внешнее содержание не изменились с 1960 года. Двадцать второй съезд партии очистил демократические намерения ХХ съезда. Отныне «Новый мир» стал интеллектуальной оппозицией внутри партии и в последующие годы выступал силой против интеллектуального и политического застоя.

Но институты, созданные в 1930-е годы, также медленно менялись. На Союз писателей, связанный единым спонсором, сильно повлияла позиция «Нового мира» в отношении демократического сопротивления.Если попытка Ленинградского Союза получить автономию в 1940-х годах встретила сопротивление ждановцев, то «Новый мир» явно пережил это. Сам Союз принял политику, которая кое-что позаимствовала у пролеткульта, согласно которой писатель-революционер мог выйти только из рабочего или крестьянского класса. Вместе с этим возникла забота о том, чтобы предоставить писателю все удобства, которые позволяли ему или ей писать, включая лечение в больнице, места для встреч, рестораны, рабочие места и доступ к периодическим изданиям. Сам Союз контролировал 120 журналов на местном и национальном уровнях. Цена, конечно, заключалась в том, что писатель (включая сценаристов, журналистов и драматургов) имел доступ к средствам массовой информации, поскольку писатель считался необходимым для бесперебойной работы системы. Когда, как в показательных делах Пастернака, Бродского, Солженицына, Сахарова и ряда других лиц, писатель был объявлен партией персоной нон грата, Союз писателей не встал на сторону своих членов и часто помогал цензурировать их. Его отношение к «Новому миру» в пятидесятые годы было непримиримым враждебным и было причиной того, что Твардовский был дважды уволен с поста редактора, сначала в 1954 году, а затем снова в 1970 году, когда хрущевская оттепель сменилась жесткой кумовской политикой Брежнева.

Что-то вроде чистки профсоюзного руководства произошло в конце 1970-х и начале 1980-х годов, и атмосфера, по крайней мере, позволила признать, что существуют и другие писатели, помимо тех, кто был официально санкционирован Союзом в прошлом. Но что действительно повлияло на отношение исполнительного органа профсоюза, так это вопросы, которые находились вне его непосредственного контроля. Перестройка и гласность стали тем контекстом, в котором была нарушена монополия Союза на издание, распространение и аккредитацию.Рост независимых изданий и издательств в конце восьмидесятых годов и появление сепаратистских движений в Латвии, Литве, Эстонии, Грузии, Молдавии и, в частности, на Украине поставили под сомнение смысл существования Союза. Тираж союзных изданий резко сократился в середине восьмидесятых, что вызвало некоторые внутренние вопросы. (Действительно ли Союз представлял идеологию, писателей, рабочих?) Сегодня определенно есть большая часть Союза, поддерживающая «Память» (националистическая группа, заявляющая, что Россия должна быть для русских, а все иностранные влияния — еврейские, Американец, литовец, англичанин или азиат должны быть вычищены, чтобы очистить русскую душу: это, безусловно, антисемит и антилюбое национальное меньшинство).В 1986 году возникла новая организация, группа «Апрель», состоящая в основном из интеллектуалов, ориентированных на Запад, чтобы бросить вызов гегемонии Союза. Он почти сразу получил контроль над исполнительным органом Ленинградского Союза писателей и к 1990 году заявил, что тридцать процентов членов Союза писателей СССР поддержали его. Политически его поддержал в Москве городской совет, который в 1991 году предоставил ему помещение в аренду. С 1990 года Союз является членом международной организации PEN, хотя и не обязательно из лучших побуждений: он позволяет делегатам совершать международные поездки, в которых все чаще отказывают в рамках нынешних программ жесткой экономии, хотя очевидно, что PEN — это организация, которая не хочет просто любого делегата.

В Киеве Союз писателей к 1987 году контролировался сепаратистской группой «Рух» (фактически учредительный съезд «Руха» проходил в штаб-квартире Союза, бывшем доме царского губернатора Киева графа Игнатьева и президента Руха, Иван Драх, бывший лауреат Государственной премии в области поэзии). Таким образом, представление о том, что Союз имел симметричные отношения с партией, все больше подвергалось сомнению (если партийные отношения имели значение, то именно с членами партии, а не с партией как монолитным целым, процесс, который начался дело с Хрущевым в 1950-е годы). Статистика 1989 г. показывает, что 60% членов Союза были членами партии, что очень близко к цифре съезда СССР. (Однако гораздо более показательным является тот факт, что женщины составляют всего 14% членов).

Находясь в Советском Союзе в октябре 1990 года, я взял интервью у Александра Проханова, генерального секретаря Союза писателей СССР (который также является военным писателем и редактором ежемесячного журнала Союза «Советская литература»), членами группы «Апрель», членов Украинского и Ленинградского союзов, а также некоторых драматургов, журналистов и театральных режиссёров.Кроме того, я ездил в Польшу, брал интервью у некоторых журналистов и присутствовал на Всемирной ассамблее в Хельсинки и на медиа-конференциях в Праге. Из этих встреч вытекало несколько вещей, которые могли бы привлечь более пристальное внимание к отношениям между писателем, профсоюзами, издательской и медийной индустриями, политическими процессами и экономикой.

Пожалуй, было бы благоразумно начать с интервью с Прохановым, потому что Проханов («беспартийный», как он мне сказал) представляет новые «консервативные» настроения внутри Союза, а также (и, может быть, поэтому ) представитель системы, которая, похоже, постепенно прекращает свое существование. Проханов, вероятно, является воплощением того типа людей, которые стали видными в Союзе (и, возможно, в высших эшелонах власти) с тех пор, как перестройка уничтожила надуманные запасы марксистской риторики, оставшиеся после того, как Брежнев низвел партию до агента власти. царское кумовство. Несмотря на свои военные труды, он не империалист-экспансионист в том смысле, что хочет навязать остальному миру взгляды России на себя (он видит в бесполезной войне в Афганистане истоки перестройки).Его, однако, беспокоят «интеллектуалы», которые оторваны от духа страны. У Союза писателей есть мандат — заставить их осознать свою политическую ответственность и сохранить преемственность постоянной приверженности писателю рабочего класса и крестьянина. Он особенно яростно относится к группе «Апрель», чей бог — Вацлав Гавел, «карикатура на президента»: «Если бы у меня была власть, я бы потребовал от группы «Апрель», чтобы они извинились за все те гадости, которые у них есть. сказал обо мне.Я предоставил им все возможности писать, публиковаться и встречаться. Я демократ, но терпение мое на исходе.» И затем он становится очень красноречивым, говоря, что он сделал бы, если бы он был культурным царем:

Если бы у меня были полные диктаторские полномочия, я бы построил культурную империю. Я бы построил новую пирамиду. Я бы искал во всех культурах общие цели и создавал мистическую структуру, которая их всех объединяла бы. Как культурный диктатор, у меня было бы много ошибок, в том числе повторение преступлений Сталина.Но все будут объединены общей целью.

Проханов — бывший и будущий король, и его тень витает над всеми остальными размышлениями писателей, театральных режиссеров, кинематографистов. Он популист, антиинтеллектуал, который видит роль для писателей как часть «хорошо смазанной машины». Таким образом, долгие дебаты 1920-х годов, теоретические вопросы пролетарской и буржуазной письменности, феноменологического марксизма и структурализма, даже партийной лояльности и оппозиции сводятся к поддержанию закона и порядка. Я спросил его, марксист ли он. «Я не член партии. Я консерватор. Маркс, Гегель, Кант, Фрейд… действительно ли они касаются вопросов выживания нашей культуры? Все они могут дать полезные инструменты для понимания того, что происходит». нам, но, боюсь, у меня нет этих инструментов. Я просто писатель, маленькая ячейка в большой машине».




Добро пожаловать~ смысл этих страниц | биография и резюме | оглавление: поэзия, художественная литература, незавершенные работы | Ссылки на интересные сайты .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.