Содержание

Несчастье быть средним – Огонек № 15 (5560) от 22.04.2019

Развитые страны теряют средний класс, предупреждают эксперты. А кто-то уже пугает социальными последствиями: его потенциальная гибель отбросит общество на 200 лет назад! Как спасти «середнячков» в эпоху экономической турбулентности, выяснял «Огонек».

Кирилл Журенков

Доклад, выпущенный Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), наделал немало шума. СМИ не скупились на эпитеты: мы, мол, слышим «похоронный звон» по среднему классу, он «усыхает» и даже «вымирает». Причины для беспокойства? Согласно докладу, доля людей в домохозяйствах со средним доходом (специалисты определяют его в промежутке между 75 и 200 процентами медианного дохода по стране) в развитых странах упала с 64 процентов в середине 1980-х до 61 процента в середине 2010-х. На первый взгляд не так уж и много, но это ведь «средняя температура по больнице». В тех же США средний класс сейчас составляет чуть более 50 процентов — похвастаться нечем.

Любопытно, что на первый план вышел поколенческий фактор: если в свои 20 лет 70 процентов беби-бумеров уже пополнили ряды среднего класса, то среди миллениалов таких лишь 60. За них у экспертов особое беспокойство.

Растет и неравенство: в середине 1980-х совокупные доходы среднего класса в четыре раза превышали доходы богатых, а сейчас менее чем в три раза.

Но это в целом по миру. А как чувствует себя отечественный средний класс?

— В России ситуация, конечно же, отличается,— говорит директор Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ Алина Пишняк.— Начиная с 1990-х, напомню, специалисты спорят о том, есть ли у нас средний класс вообще. Используя разные источники данных и концепции для идентификации этой группы, эксперты дают различные оценки его численности. Но почти все соглашаются: он начал оформляться в постреформенный период и резко просел в первый кризис 1998-го, а затем продолжил рост во время экономического подъема 2000-х. Но даже на пике роста его численность составляла примерно треть российского населения. Согласно альтернативным теориям — около половины. Однако я придерживаюсь первой точки зрения.

Как отмечает эксперт, экономическая турбулентность последних лет стала для нашего среднего класса серьезной проверкой на прочность. Хорошая новость в том, что драматичных изменений численности эксперты не зафиксировали: оснований утверждать, что средний класс исчез, нет. Однако есть и обратная сторона: средний класс в России не растет. При этом меняется его состав (наблюдается увеличение доли бюджетников, в том числе чиновников и представителей силовых структур).

Но вернемся к общемировым тенденциям. На что уходят деньги «середнячков»? Триада их расходов, в принципе, известна: хорошее здравоохранение, хорошее образование и хорошее жилье. Вопрос в другом: может ли средний класс их себе позволить?

Оказывается, с середины 1990-х стоимость образования, медицины и жилья в мире выросла больше, чем инфляция (а точнее, индекс розничных цен, который используется как один из ее индикаторов). Допустим, старение населения и новые медицинские технологии задрали цены в здравоохранении, а «гонка дипломов» заставляет родителей все больше и больше инвестировать в образование (при том что оно и так дорожает). Наконец, географическая поляризация рынка труда — одна из причин роста непомерно высоких цен на жилье в городах (там, где доступны наиболее выгодные рабочие места). Жилье вообще камень преткновения для среднего класса. На него у «середнячков» уходит больше всего трат — около трети так называемого располагаемого дохода (в 1990-х — четверть). Характерный пример: в 1985 году паре с двумя детьми, относящейся к среднему классу и с соответствующим медианным доходом (получаемым ежегодно), требовалось 6,8 года, чтобы купить квартиру, площадью 60 квадратных метров, в столице или крупном финансовом центре. В 2015-м этот показатель вырос уже до 10,2 года — в перспективе человеческой жизни разница, конечно, огромна. Впрочем, дьявол, как известно, в деталях.

— В целом про недвижимость и образование нужно понимать следующее: для российского среднего класса вызов не в том, чтобы купить жилье или заплатить за обучение детей,— говорит Алина Пишняк из НИУ ВШЭ.— Сформирован запрос на «более качественное», а качество, конечно, требует больших вложений. Следом возникает конфликт запросов и возможностей — получать стабильный доход, позволяющий поддерживать нужный уровень потребления, не всегда возможно.

Стоит признать: экономические последствия происходящего волнуют специалистов не в первую очередь, ведь на кону — самочувствие общества в целом. В ОЭСР предупреждают: схлопывание среднего класса может повлиять на рост националистических и антиглобалистских настроений. Там даже заговорили о потере доверия к социальным институтам, а заодно и к глобальной интеграции. А ведь доверие — основа общества.

Эксперты, опрошенные «Огоньком», с этим согласны: сводить проблемы, связанные со средним классом, только к экономике, недальновидно.

— Общество заинтересовано в среднем классе потому, что тот несет на себе большую общественную нагрузку, например он перетянул у элиты роль социального образца,— говорит руководитель центра социального анализа Института глобализации и социальных движений Анна Очкина. Она подчеркивает: схлопывание среднего класса идет на фоне кризиса социального государства — эти процессы неразрывно связаны.

— Налицо мировая тенденция,— развивает свою мысль эксперт.— Социальное государство — это доступность образования, здравоохранения, широкие социальные права и гарантии. У нас его часто связывают только с бедными, отказываясь признать, что это необходимое условие существования среднего класса. В целом современный средний класс, если понимать его как класс профессионалов, монетизирующих собственные усилия, с большим трудом может существовать без такого государства.

По словам Очкиной, сокращение социального государства идет одновременно с другой тенденцией: на место профессионала приходит бюрократ. С точки зрения маркетинговой и потребительской — замена более выгодная. С точки зрения общества — это все равно что заменить плодоносное растение сорняком.

— Происходит реструктуризация среднего класса в менее выгодном для общества направлении,— подчеркивает эксперт.— Вымываются люди, которые являются деятельной опорой общества. Все считают, лишь бы кушал хорошо. Нет, этого недостаточно!

Удержится ли средний класс в эпоху перемен? Вопрос открытый. Анна Очкина предупреждает: его исчезновение отбросит мир лет на 200 назад — перспектива, прямо скажем, пугающая. Чтобы помочь «больному», ОЭСР предлагает известные рецепты: снижение налоговой нагрузки, облегчение условий ипотечного кредитования, прогрессивная шкала налогообложения… Поможет ли это? Пока очевидно только одно: даже если принять эти меры немедленно, выздоровление рискует затянуться.

Экспертиза

Негативная стабилизация

Елена Авраамова, заведующая лабораторией исследований социального развития РАНХиГС

Основная проблема отечественного среднего класса в том, что он не растет. Причем в течение последних 15–20 лет. Почему? Давайте разберемся, что мы называем средним классом в России и почему так происходит. Сегодня средним классом считаются не просто люди со средними доходами, но и те, кто ощущает себя определенным образом, а также кто занимает определенную профессиональную позицию. Так вот, по совокупности этих трех критериев в России средний класс — это около 20 процентов.

Парадокс: было время, когда у нас доходы людей росли, самоощущение улучшалось, а численность среднего класса все равно не росла. Как оказалось, все дело в структурных перекосах нашей экономики: те сферы, благодаря которым в мире обычно происходит расширение среднего класса, у нас неразвиты либо развиты недостаточно.

Еще один штрих: за последние 15 лет происходит замещение состава среднего класса.

Выпадают так называемые профессионалы (то есть люди со специальным профессиональным образованием — учителя, врачи), а также, к примеру, индивидуальные предприниматели. На их место приходят представители силовых структур и специалисты в области государственного и муниципального управления, проще говоря, чиновники. Это происходит постепенно, медленно, но неуклонно. В результате состав среднего класса в стране поменялся, а вместе с ним и его приоритеты.

Теперь вернемся к критериям. Этот набор позволяет говорить о выполнении средним классом различных функций в обществе. То есть его представители одновременно и налогоплательщики, и потребители, и «агенты модернизации», обеспечивающие социальную стабильность. Мы можем утверждать, что наш средний класс был (и пока остается) активным потребителем (хотя значительно менее активным, чем в годы потребительского бума), обеспечивал хорошие показатели занятости, но вот по другим функциям, что называется, просел. Например, у новых представителей среднего класса, заменивших старых, нет никаких резонов быть «агентами модернизации».

А вот насколько на среднем классе сказались экономические неурядицы последних лет, вопрос открытый. Есть известная шкала: на первом месте — уровень жизни (проще говоря, деньги), на втором — образ жизни (путешествия или развлечения), а на третьем — качество жизни (то есть, скажем, возможность выражать взгляды или ощущать себя уважаемым членом общества). Так вот наш средний класс сильно потерял в образе и качестве жизни, а с уровнем жизни все-таки удержался.

Несколько слов о его перспективах. Сегодня представители этого класса чувствуют угрозу, связанную с высокой ценой здравоохранения, в их представлении бюджетное здравоохранение умерло и любая болезнь требует огромных затрат. Недвижимость тоже проблемный момент, но скорее для молодежи, только входящей в средний класс. Из страхов наиболее распространен страх потери работы. Ну а в целом российский средний класс оценивает экономическую ситуацию как «негативную стабилизацию», то есть ситуация подморожена, но по нижней границе. Тут, понятное дело, не до расширения.

Каково положение среднего класса в Восточной Европе?

Поговорив с кем-либо из стран, которые 30 лет назад избавились от «железного занавеса», вы, скорее всего, услышите нарекания по поводу роста неравенства, вам скажут, что одни купаются в роскоши, а другие погрязли в бедности, и при этом добавят, что раньше такой несправедливости не было.

Коммунизм, возможно, лишал людей их прав и ограничивал их возможности. Но, похоже, многие люди ценят то, что тогда не было огромного разрыва между богатыми и бедными. Более того, многие рабочие, школьные учителя, менеджеры среднего звена считали себя при социализме частью среднего класса — не богатыми, но и не бедными.

После падения Берлинской стены значительная часть Советского Союза и Югославии столкнулись с гиперинфляцией и вооруженными конфликтами. Миллионы людей в новых странах, которые вышли из переходного периода, оказались в нищете. В то же время появился новый класс богатых капиталистов и предпринимателей. Стал увеличиваться разрыв в доходах между богатыми и бедными.

Но подтверждаются ли такие мнения статистикой?

Официальные данные большинства этих стран за первое десятилетие посткоммунистического переходного периода в целом подтверждают эти утверждения. Например, коэффициент Джини — стандартная мера неравенства — для Кыргызстана более чем удвоился, увеличившись с 26 в 1987 году до 54 в 1993 году. Показатель Джини для Молдовы вырос аналогично — с 24 в 1987 году до 39 в 1999 году.

Вместе с тем данные за последовавшие годы указывают на стабилизацию. Вновь стал наблюдаться экономический рост, вновь появился средний класс.  Его численность в течение 2000–2013 годов почти утроилась. И цифры неравенства доходов во многих странах упали до скандинавского уровня. К 2017 году коэффициенты Джини по неравенству доходов в Молдове и Кыргызстане снизились соответственно до 26 и 27. Дания, Финляндия, Норвегия и Швеция сообщают о данных в таком же диапазоне.

Таковы, по крайней мере, официальные данные. Но многие люди им не верят. Похоже, остается распространенным представление о том, что есть огромный разрыв между богатыми и бедными и об обнищавшем бывшем среднем классе.

Для прояснения этого вопроса ПРООН проанализировала данные исследования Всемирного банка относительно финансового положения семей со средним уровнем дохода в 16 странах Европы и Центральной Азии.  Для определения среднего класса была взята формула: 10 долларов в день на покупки. В результате этого исследования установлено, что в 2014–2015 годах примерно семь миллионов человек оказались ниже этого порога.

Сокращение среднего класса было особенно заметно в Армении, Беларуси, Казахстане, Таджикистане и Украине. Эксперты объясняют эту тенденцию отчасти экономическим спадом в России, которая является главным торговым партнером для большинства этих стран, а также украинским экономическим кризисом, разразившимся после 2013 года.

Но есть и более утешительные данные: около двух миллионов человек смогли вновь преодолеть порог в 10 долларов в день на покупки. Тем не менее, число людей, относящихся к среднему классу в регионе, в 2017 году в абсолютном и относительном выражениях было меньше, чем в 2013 году.

Эксперты не отрицают заметный экономический рост и улучшение условий жизни в регионе после мрачных дней 1990-х годов. Они признают, что в новом тысячелетии жизнь многих людей в постсоветских странах заметно улучшилась. Но вместе с тем, они опасаются, что в настоящее время прогресс затормозился. Именно этим объясняются массовые протесты, которые привели, например, к смещению власти в Армении в 2018 году, а также продолжающиеся социально-политические потрясения на территории Украины.

Какие страны столкнутся в дальнейшем с последствиями сокращения среднего класса?

К сожалению, возможный глобальный экономический спад, неопределенное будущее на рынке труда, связанное с развитием цифровых технологий и искусственного интеллекта, а также быстро стареющее население подрывают перспективы устранения или сокращения неравенства.

 

Как сказано в докладе ПРООН о развитии человека за 2019 год, высокий уровень неформальной занятости, разрушающиеся системы социальной защиты и отток квалифицированных и молодых работников подрывают прогресс на этом направлении во многих странах Восточной Европы и Азии. Ситуация будет ухудшаться в связи с последствиями изменения климата.

Но есть и хорошие прогнозы. Страны региона могут преодолеть эти вызовы. Для этого им необходимо вооружить население современными навыками, снизить налоги на заработки с тем, чтобы стимулировать развитие рынка труда и укрепить системы социальной защиты для наиболее уязвимых групп населения. Переход на современные возобновляемые источники энергии также поможет вывести экономики на новый путь к устойчивому развитию.

Здесь можно ознакомиться с Докладом о развитии человека за 2019 год.

 

 

Средний класс — фактор регионального развития – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 911.3

Ю. А. Перегуда

СРЕДНИЙ КЛАСС — ФАКТОР РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

В статье рассматривается понятие среднего класса и проанализированы существующие критерии выделения среднего класса на региональном уровне. Раскрываются факторы регионального неравенства населения, оказывающие влияние на формирование среднего класса, а также показана роль средних слоёв населения в области инновации и формирования конкурентоспособности регионов.

Рассматривается сочетание ведущих факторов развития среднего класса и определяется важность каждого из них на региональном уровне. Перечислены условия и факторы, влияющие на средний класс и порождающие ситуации, требующие слаженных методов управления регионом. Раскрыты особенности формирования эффективности управления территорией, что ведёт к увеличению её потенциала, а также позволяет сократить социальное неравенство.

Ключевые слова: средний класс, бедность, политика бедности, неравенство, доходы населения, глобализация, уровень жизни.

Введение. В странах зарубежной Европы доля среднего класса в экономике составляет 55-60 %, что непосредственно влияет на развитие регионов. Ограничения этой группы населения как двигателя экономического роста проявляются через неэффективную политику, ведущую к бедности, а новые методы решения обосновываются на результативном зарубежном опыте для будущего среднего звена. Вопросы, связанные с оценкой современных масштабов среднего класса, определяют актуальность данного исследования. Для планирования регионального развития необходимы эффективные действия, т. к. ситуация с бедностью негативно отражается на решении проблемы неравноправия населения в уровне доходов различных социальных слоёв.

Состояние изученности проблемы. «Концепция среднего класса» имеет давние исторические корни, эту проблему рассматривали в своих работах ещё Аристотель, А. Сен-Симон, К. Маркс, М. Вебер, А. Смит и др. В наше время следует выделить работы по изучению региональных проблем развития среднего класса и распространения бедности К. Элберс, Ж. М. Роше, Дж. Б. Кларка, Дональд Дж. Боуг, Вильям Ф. Оджбон, Френсис Р. Ален. Проблемам становления среднего класса посвящены работы российских учёных — С. Г. Струмилина, С. А. Аврамова, П. А. Сорокина, А. Ю. Александровой, а также некоторых украинских учёных, среди которых особого внимания заслуживают труды Н. А. Барановского, И. И. Думовой, Н. И. Мезенцевой, И. Г. Мельник, А. У. Хомры.

Целью статьи является анализ факторов, оказывающих влияние на формирование среднего класса.

Изложение основного материала. В последнее время растёт значение региональных факторов формирования среднего класса, которые влияют на многие сферы жизни этого социального слоя. Современные научные определения среднего класса отличаются разнообразием признаков, которые вкладываются в экономическую природу этой прослойки населения. Несмотря на всю важность прослойки среднего клас-

са для сбалансировнного развития общества, в научной терминологии нет единого мнения по поводу его определения. Понятие «средний класс общества» является обширным и требует комплексного исследования по многим направлениям. «Средний класс» можно определить как группу людей, уровень доходов которых позволяет им жить в условиях изобилия и богатства и, таким образом, делает эти слои населения мощным гарантом сохранения экономической стабильности в стране [20]. Среднему классу присущи общие признаки в различных странах, хотя они не идентичны, поскольку отражают экономические, культурные, политические особенности каждого конкретного общества. Исходя из предложенного выше определения, считаем оптимальным выделить признаки среднего класса, которые сводятся к материальному благосостоянию населения, уровню образования и владению собственностью (рис. 1).

* объем реальных совокупных доходов;

* наличие доходов от собственности (земля.

* уровень образования, профессиональный уровень;

* возможность разработки и осуществления долгосрочной стратегии роста личного

Рис. 1. Признаки среднего класса

Значительное место в научных исследованиях современности занимает анализ численного роста представителей среднего класса и повышения значимости последнего в обществе [5]. Средний класс, кроме своей социальной и экономической природы, имеет также природу чисто географического характера. Стоить заметить, что неоднородность формирования среднего класса зависит от социальных и экономико-политических факторов, которые находятся под влиянием географических особенностей территории и являются результатом реализации определённой региональной политики власти (рис. 2) [7].

Детально рассмотрим влияние базовых факторов регионального развития на средний класс на уровне регионов.

1. Факторы экономического развития охватывают преимущественно сферу рыночной экономики, распределения доходов, конкуренцию в регионе. Они отражают эффективность функционирования экономики, финансовых рынков, рынка труда, земли, инвестиций и основываются на различных формах собственности, предопределяющих сложную социальную структуру, сердцевиной которой является средний класс [7].

Внимание исследователей обычно сконцентрировано на неравенстве в распределении доходов, поскольку именно этот параметр наиболее чётко представлен и доступен для измерения. Например, А. Я. Кирута предлагает собственный подход к оценке проблемы неравенства [3]. Влияние неравенства на эффективность эконо-

Рис. 2. Факторы становления и развития среднего класса

мики в простом варианте оценивается как разница между нормальной и избыточной шкалой доходов. Этот подход объясняет низкие темпы роста численности представителей среднего класса в странах Западной Европы и Японии, а также межрегиональные различия в отдельных регионах России [3].

В своей работе Т. В. Меркулова утверждает, что «неравенство в странах с высоким доходом понижается, ведь общество выбирает уменьшение неравенства по мере того, как становится богаче» [4]. Учёные заявляют, что нужно найти применение принципам «свободного рынка», которые приведут к устранению преград на пути уменьшения бедности, что поможет странам создать сильный средний класс, а также конкурировать с богатыми странами [6]. Стандарт экономического определения среднего класса позволил ранжировать домохозяйства по уровню их благосостояния (табл. 1) [21].

Таблица 1

Критерии определения среднего класса для регионов [21]

Критерии определения среднего класса для регионов

1. Определяет средний класс как доля домохозяйств с доходом около среднего дохода по стране, например, между 50 процентов и 150 процентов, или между 75 процентов и 125 процентов от среднего дохода

2 Измерения среднего класса, как фиксированная часть населения в середине иерархии, например экономической, три средних слоев населения (60 процентов населения).

3. Подход к измерению среднего класса рассматривать его как группу семей с доходом от абсолютных порогов

Критерии определения среднего класса тесно связаны с экономическими факторами, собственно с уровнем доходов населения. Снижение его неравенства в системе доходов будет подвигать домохозяйства ближе к усреднённой черте, увеличивая таким образом численные характеристики среднего класса. Это означает, что изменения в неравенстве могут повлиять на состояние средней группы семей, даже если их абсолютный уровень доходов или относительное положение доходов в более широком распределении не будут изменены. Доходы среднего класса лимитированы целым рядом определённых порогов, при которых отдельные домохозяйства попадают в группу среднего класса, имея целый ряд нормативных ограничений доходов в рамках от 4 $ на человека в день до 26 $ на человека в день. Экономический рост региона будет способствовать увеличению количества домохозяйств выше данного порогового значения. Таким образом, первые два критерия формируют буфер между бедными и богатыми, а также предлагают конкретные рамки формирования среднего класса [21].

Неравномерное распределения доходов показывает, что в Германии 10 % богатого населения получают доход, превышающий доходы бедных слоёв в 6,9 раза, в Канаде — в 3,7 раза, а в Швеции соотношение является низким и составляет 2,7 раза, а в Украине превышает 12 раз [15]. Это происходит из-за того, что страны Западной Европы и Канада имеют более конкурентоспособную экономическую политику, которая привлекает инвестиции и помогает создать более стабильную систему занятости, в результате чего они более надёжны на внутреннем рынке и имеют быстрый экономический рост [18; 21]. Согласно процентному соотношению доходов в мире, доля среднего класса в общемировом исчислении составляет 14 %, что в два раза меньше доходов богатых слоёв населения (табл. 2).

Таблица 2

Распределение доходов в мире в 2010 г., % [5]

Слои населения 2010

Доля в населении Доля в доходах

Бедные 84 29

Средний класс 7 14

Богатые 12 58

Экономический рост имеет решающее значение для регионов. Также в подъёме среднего класса ключевую роль играет сокращение масштабов неравенства в доходах. Уменьшение неравенства граждан в доходах можно достигнуть, прежде всего, с помощью прогрессивного налогообложения. Почти во всех развитых странах подоходный налог носит прогрессивный характер, его ставка достигает 40-60 %, ведь перераспределение доходов создаёт более благоприятный социальный фон [11]. Классификация европейских стран по среднему доходу подтверждается расхождениями в структуре промышленности, ведь самые бедные страны планеты имеют слабую промышленность, и активное население практически полностью занято в сельском хозяйстве, скотоводстве, рыбной ловле, местном кустарном производстве [9].

В промышленно развитых странах Европы рабочие места в первичном секторе распределяются не одинаково по социально-профессиональной структуре. Напри-

мер, во Франции и Великобритании в сельском хозяйстве занята наименьшая доля активного населения, а в Польше примерно пятая часть активного населения живёт за счёт первичного сектора экономики [14]. Таким образом, необходимым условием дальнейшего роста доходов населения является повышение эффективности общественного производства, которое будет стимулировать инновационные разработки и экономический рост, а также развитие среднего класса [17].

2. Факторы географического развития сложно не заметить, ведь именно природные условия и ресурсы и социально-экономическое положение территории показывают, насколько средний класс может полноценно функционировать [12]. Для исследования географических особенностей формирования среднего класса также весьма приемлемыми являются показатели, отражающие демографические параметры бедности, такие как доля бедного населения, уровень образования граждан [20]. Региональные различия существуют во всех странах мира, и социально-экономическая география уделяет большое внимание этой проблеме, ведь во многих развитых странах, особенно имеющих большие размеры территории, предпринимались неоднократные попытки по сглаживанию региональных диспропорций. Но не во всех странах происходит эффективный процесс борьбы с нищетой, что отражается на уровне жизни населения внутри страны [21]. Наблюдается некое географическое постоянство формирования социально-демографического профиля бедных, ведь уровень жизни в различных странах не одинаковый [14]. Его можно определить соотношением показателей бедности отдельных стран и регионов мира (рис. 3). Согласно данным «MDG 2014 report» [19] бедность в Южной Азии составляет 41,7 %, а в Африке — 34,1 %. Эти цифры существенно отличается по сравнению с другими регионами. В Латинской Америке показатели бедности составляют 2,7 %, в результате чего большая часть домохозяйств достигла уровня доходов выше абсолютного показателя, что существенно сказывается на экономическом росте стран региона.- 0.9 —

Африказа Южная Азия Восточная Азия Европа и Латинская Ближний Восток

исключением и Тихоокеанский Центральная Америка и и Северная

Южной Африки регион Азия Карибский Африка

бассейн

Рис. 3. Уровень бедности населения в крупных регионах мира, 2010 г. (%) [19]

Характерной особенностью среднего класса являются постепенные изменения его структуры. Мир переживает структурные изменения беспрецедентных масштабов, где число бедных уменьшается, а большая часть населения переходит в категорию среднего класса. Структура среднего класса подвергается трансформациям в рамках изменения доходов тех домохозяйств, которые не имеют активов, чтобы сопротивляться таким неожиданным потрясениям, как макроэкономические спады и безработица. В обществе, где отсутствуют возможности для мобильности, есть се-

мьи, которые вынуждены ограничивать свои расходы, чтобы не оказаться в категории бедных [21]. В регионах, где структурные изменения в этой области были проведены слабее, вопрос бедности остаётся открытым (табл. 3). На основе данных, представленных в таблице 3, уровень региональной и глобальной бедности в 2015 г. сократился, стремительное уменьшение уровня бедности произошло в Латинской Америке с 6,2 % до 4,5 % и Восточной Азии с 7,4 % до 2,7 %, а неравенство, которое формируется внутри региональных образований, позволит запустить эффективные программы поддержки для среднего класса [22].

Таблица 3

Региональная и глобальная бедность в 2005, 2010, 2015 гг. [16]

Количество бедных (млн.) Уровень бедности (% населения)

2005 2010 2015 2005 2010 2015

Восточная Азия 304,5 140.4 53.4 16.S% 7.4% 2-7%

Европа и Центральная Азия 16.0 S.4 4.3 3.4% 1,8% 0-9%

Латинская Америка и Карибский бассейн 45.0 35.0 27.3 8.4% 6.2% 4-5%

Ближний Восток и Северная Африка 9.4 6.7 5.4 3,8% 2.5% 1-9%

Южная Азия 5S3.4 317.9 145.2 40.2% 20,3% 8-7%

К югу от Сахары 379,5 369.9 349.9 54.5% 46-9% 3 9.3%

Мир 1.337.8 878.2 585.5 25.7% 15.8% 9.9%

Рост численности населения среднего класса имеет последствия для регионального развития, ведь если на начальных этапах его основу составляли мелкие владельцы, то сегодня большинство представителей среднего класса экономически развитых стран — это лица с высоким уровнем образования и квалификации [17]. Увеличение «глобального среднего класса» связывают с географическим фактором (табл. 4). Согласно данным «Wolfensohn Center for Development at Brookings»[16] к 2020 г. в Европе и Северной Америке соотношение среднего класса к остальным слоям населения уменьшится по сравнению с 2009 г. на 14 % и 8 % соответственно, а в Азиатско-Тихоокеанском регионе — возрастёт почти на 30 % [6].

В географическом плане необходимо достичь сбалансированности формирования среднего класса на уровне сельских и городских поселений, а также отдельных регионов. Только благодаря географическим факторам можно чётко проследить структуру формирования среднего класса на региональном уровне. Они имеют исключительное значение для разработки мероприятий по повышению эффективности экономического развития и качества жизни населения на конкретной территории, что является важной составляющей формирования среднего класса общества.

3. Факторы социального направления заключаются в формировании определённых социальных ролей и социального статуса населения, прежде всего на основе профессиональных навыков и образования. По международным стандартам к среднему классу населения относят людей с высокой профессиональной подготовкой, которая обеспечивает высокий спрос на их рабочую силу на рынке труда [16]. Сейчас

Таблица 4

Размеры среднего класса по регионам (миллионы людей и часть в мире) [16]

2009 2020 2030

Северная Америка 338 18% 333 10% 322 7%

Европа 664 36% 703 22% 680 14%

Центральная в Южная Америка 181 10% 251 8°Ь 313 6%

Ашатско-Тиюокеангкип регион 525 28% 1,,740 54% 3,228 66%

К югу от Сахары 32 2% 57 2% 107 2%

Ближний Восток и Северная Африка 105 6% 165 5% 234 54

Мир 1,845 100% 3,249 100% 4,884 100Ч

проблема неравенства приобрела глобальный характер и присуща как богатым индустриальным странам, так и развивающимся, что проявляется через изложенные выше социальные факторы. Например, в странах «золотого миллиарда» бедными считают людей, которые не обладают необходимыми средствами для получения качественного образования и возможности совершенствования собственного благосостояния [21]. В частности, в США и странах Западной Европы между такими параметрами, как доход и образование существует устойчивая взаимосвязь. Кроме того, привлекает внимание резкое увеличение дохода лиц с образованием по сравнению с теми, кто не получал такого образования. Наличие образования становится обязательным условием вхождения в средний класс, например, в западном обществе чётко отслеживается прямая зависимость материального достатка от качества полученного образования. Несмотря на то, что представители среднего класса имеют высокий уровень образования, их постоянной жизненной практикой является самообразование, непрерывное наращивание интеллектуального потенциала как формы выражения человеческого капитала [14]. Существует значительная корреляция между характером занятости и социальным самочувствием населения [21]. В странах, где уровень образования выше, средний класс составляет значительную часть населения [10].

Средний класс является социально-экономическим феноменом и требует комплексного подхода для исследования его на разных уровнях. Поэтому в экономической политике государства, параллельно с созданием условий, которые бы изменяли материальное благосостояние граждан к лучшему, необходимо особое внимание уделять повышению уровня образования, самоидентификации, развитию институтов частной собственности и т. д. [4]. Начало реформ в сфере политики регионального направления должно проводиться на основе увеличения роста заработной платы, а также условий для создания бизнеса, что станет ключевым моментом для среднего класса в регионе (рис. 4) [12]. К числу требований, которые нужно реализовать на уровне региона, относятся разработки плана экономических изменений, который будет нацелен на уменьшение разрыва между богатыми и бедными [9].

Стоит заметить, что в странах, где политика направлена на увеличение доходов населения, в значительной степени уменьшается численность социальных конфлик-

Рис. 4. Развитее среднего класса [17]

тов, стабилизируется общество, создаются структурные изменения в экономике [17]. Региональная специфика действия и сочетания различных факторов регионального развития среднего класса в рамках территориальных общественных систем позволяет говорить о структуре последнего и о его влиянии на сбалансированное развитие общества [16; 20].

На основе вышеизложенного можно сделать вывод, что неоднородность среднего класса зависит от факторов социального характера в объединении с экономико-политическими факторами, а также от особенностей конкретной территории. Опыт разных стран доказывает, что продуктивный экономический рост и высокий уровень жизни напрямую связан с государственной политикой, направленной на результативное развитие среднего класса и оптимизацию уровня доходов населения, его социального статуса, профессиональной и образовательной структуры.

Литература

1. Доклад об осуществлении целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия за 2010 год. Нью-Йорк: ООН, 2010. 56 с.

2. Жеребин В. М, Романов А. Н. Уровень жизни населения. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. 592 с.

3. Кирута А. Я. Неравенство, экономический рост и демография: неисследованные взаимосвязи. [Электронный ресурс]: URL: http: www hse.ru/data/265/769/1238/ Kiruta.doc

4. Меркулова Т. В. Экономический рост и неравенство: институциональный аспект и эмпирический анализ // Экономическая теория. 2009. № 1. С. 81-90.

5. Ричард Анкер. Черта бедности в странах мира: новая методология и сопоставимые оценки // Международный обзор труда. Том 144. № 4 М. 2008.

6. Фляшникова А. Бщтсть i багатство в наукових теор1ях i сучасних дослщжеииях. [Электронный ресурс]: URL: http: www.politik.org.ua

7. Alkire S., Foster J. E. Counting and Multidimensional Poverty Measurement // Journal of Public Economics. 2011. № 95. P. 476-487.

8. Alkire S. Multidimensional Poverty Index 2011: Brief methodological Note. [Электронный ресурс]: URL: http://www. ophi.org.uk/policy/multidimensional-poverty-index/

9. Baker L. D., Grosh Margaret E. Measuring the Effects of Geographic Targeting on Poverty Reduction // Living Standards Measurement Study Working Paper. 1994. N 99. P. 626-637.

10. Bedi T., Coudouel A., Simler K. More than a pretty picture: using poverty maps to design better policies and interventions. Washington DC.: The World Bank. 230 p.

11. BoltvinikJ. Poverty Measurement Methods. 2008. [Электронный ресурс]: URL: http://www.flacso.or.cr/ fileadmin/documentos/FLACSO/CLPoverty_Measurement_Methods.pdf

12. Deichmann U. Geographical Aspects of Identity and Poverty. 1999. [Электронный ресурс]: URL: http:// www.worldbank.org/poverty/inequal/index.htm

13. Demombynes G., Elbers Ch., Lanjouw J. O., Lanjouw P., Mistiaen J., Ozler B. Producing an Improved Geographic Profile of Poverty. Methodology and Evidence from Three Developing Countries. Washington DC.: WIDER. United Nations University, 2002. 28 p.

14. Henninger N. Mapping and Geographic Analysis of Poverty and Human Welfare. [Электронный ресурс]: URL: http://pdf.wri.org/poverty_and_human_welfare.pdf

15. International Bank for Reconstruction and Development / The World Bank. 2007. Global Economic Prospects: Managing the Next Wave of Globalization.

16. Homi Kharas, Geoffrey Gertz. The New Global Middle Class: A Cross-Over from West to East // Wolfensohn Center for Development at Brookings // Beyond Economic Transformation (Cheng Li, editor), Washington, DC: Brookings Institution Press, 2010. [Электронный ресурс]: URL: http://www.brookings. edu/~/media/research/files/papers/2010/3/china%20middle%20class%20kharas/03_china_middle_class_ kharas.pdf

17. Homi Kharas. The Emerging middle class in developing countries / Research area: Global Development Outlook/ January 2010. [Электронный ресурс]: URL: http://www.oecd.org/social/poverty/44457738.pdf

18. Kumar T. K. Engel Curve Method for Measuring Poverty / T. Krishna, Holla Jayarama, Puja Guha. Bangalore: IIMB, 2008. 30 p.

19. MDG 2014 report Assessing progress in Africa toward the Millennium Development Goals Analysis of the Common African Position on the post-2015 Development Agenda. [Электронный ресурс]: URL: http://www.afdb.org/fileadmin/uploads/afdb/Documents/Publications/MDG_Report_2014_11_2014.pdf

20. The Global Middle Class Views on Democracy, Religion, Values, and Life Satisfaction in Emerging Nations Pew Global Attitudes Project. [Электронный ресурс]: URL: http://www.pewglobal.org

21. The Middle Classes, Education and Mobility by Florencia Torche and Luis Felipe Lopes-Calva from issue: free trade and market access, winter 2011. [Электронный ресурс]: URL: http://www.americas-quarterly.org/node/2152

22. World Bank, Global Economic Prospects 2007: Managing the Next Wave of Globalization (Washington,DC: World Bank, 2007).

Об авторе

Перегуда Юлия Андреевна — аспирантка кафедры экономической и социальной географии, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко, Украина.

E-mail: [email protected]

Y. Pereguda

MIDDLE CLASS AS A FACTOR OF REGIONAL DEVELOPMENT

The article discusses the concept of the middle class and analyzes the existing criteria for identifying the middle class at the regional level. The factors of regional population disparity that influence on middle class formation are disclosed. The role

of the middle class in innovation development as well as in development of regional competitiveness ix explored.

The combination of the leading factors in development of the middle class is discovered. The importance of each of them at the regional level is highlighted. The conditions and factors that influence on the middle class are researched. The situations that require concerted measures of regional management development are explored. The effectiveness of regional management that leads to increasing of regional capacity as well as that reduce some social inequalities are investigated.

Key words: middle class, poverty, politics of poverty, inequality, income of the population, globalization, the standard of living.

About the author

Yulia Pereguda, PhD student, Department of Economic and Social Geography, Taras Shevchenko National University of Kiev, Ukraine.

E-mail: [email protected]

Статья поступила в редакцию 27.06.2015 г.

Судьба «золотого миллиарда» или «о погибели среднего класса»

Последние годы общим местом стали рассуждения о «гибели среднего класса» в мире в результате экономического кризиса, начавшегося в 2008. Как же это совмещается с продолжающимся глобальным ростом мировой экономики?

Чтобы понять, что происходит со средним классом в мире, полезно обратиться к термину «золотой миллиард». Этот термин возник в советской публицистике в конце 70-х годов прошлого века, и имел вполне четкое определение – население экономически развитых стран (практически совпадавшее с Организацией экономического сотрудничества и развитияОЭСР — Organisation for Economic Co-operation and Development, OECD), т.е. США, Канады,  Западной Европы,  Японии, Австралии и Новой Зеландии.

Все эти страны характеризовались высоким уровнем жизни, ростом благосостояния, быстро растущим в количественном отношении средним классом и также стремительно сокращающимся процентом малоимущих.  Механизм роста этих стран был запущен после Второй мировой войны и выглядел так: «рост производства – рост доходов населения – рост потребления – рост производства». При этом в него оказалась включена большая часть населения стран «золотого миллиарда». «Золотой миллиард» обеспечивал на тот период времени свыше 60 процентов мирового потребления. Было понятно,  что  термин «золотой миллиард» соответствовал  реально сложившейся ситуации в мире.

Самым доступным способом попасть в зону среднего класса у всего остального населения земного шара была миграция в страны ОЭСР, которая для многих была почти единственным способом попасть в общество с высоким уровнем жизни. В случае с выдающимися специалистами можно было сразу попасть в область доходов среднего класса, для остальных была возможность попасть в нижний уровень, а потом увеличивать благосостояние  или обеспечить возможность детям попасть в средний класс в стране проживания. Средний класс в то время стремительно разрастался и достиг от 50 до 70 процентов в различных странах ОЭСР.

С началом глобализации в 80-х годах ситуация изменилась, и цепочка развития экономики разорвалась. Для повышения эффективности бизнеса международные транснациональные корпорация (ТНК) начали переносить производство в развивающиеся страны, где издержки производства были ниже, и доходы от роста производства стали делиться между владельцами и менеджерами ТНК с одной стороны и развивающимися странами с другой, перестав подпитывать средний класс развитых стран.

Вывод  новых производств и технологий в страны с дешевой рабочей силой (и налоговыми льготами для иностранных инвесторов) оказал давление на уровень заработной платы и доходов в странах Запада.В итоге средний уровень реальных доходов среднего класса в странах ОЭСР перестал расти с конца 80-х годов.

Чтобы поддержать спрос, во всех странах ОЭСР включили механизмы  кредитования, которые впоследствии привели к финансовому кризису в ведущих экономических державах.

Новый механизм заработал так: «рост производства (в развивающихся странах) – рост кредитов населению (в странах ОЭСР) – рост потребления (везде) – рост производства (в развивающихся странах)». В итоге в 1990-х в соревнование за вхождение в «золотой миллиард» включилось население стран общей численностью в несколько миллиардов человек – вся Восточная Европа и республики бывшего СССР, Китай, Индия, Турция, Южная Корея, Мексика, Бразилия и многие другие страны Латинской Америки,  густонаселенные страны Юго-Восточной Азии. Однако, оказалось, что «золотой миллиард», хоть и растет количественно, но только в абсолютных цифрах, а не в процентах от численности населения земного шара (выросшего с 4 миллиардов в 1974 году до 7 миллиардов человек в 2013). По оценкам Всемирного банка численность среднего класса к 2009 достигла 1,8 миллиарда человек (из которых как раз около 800 миллионов живет за пределами стран «золотого миллиарда»), но и население Земли выросло с 1974 на 75%.

Уже необязательно ехать в Европу из Китая или России. Можно и в своей стране добиться повышения доходов до уровня среднего класса. Конечно, переехать можно, но уже нет гарантированного улучшения условий жизни. Ситуация настолько изменилась, что намного быстрее и проще стало попасть в средний класс внутри развивающихся стран, а уже потом с накопленным капиталом перемещаться в более благополучные для проживания  государства.

Идет процесс остановки роста или даже сокращения   удельного  веса среднего класса в развитых странах и вместе с этим его быстрый рост в развивающихся.То есть общая численность его в мире растет, но уже за счет его увеличения в развивающихся странах в первую очередь.

Европейцы и американцы видят, что средний класс в их странах беднеет и сокращается, откуда и появляется тезис о «гибели среднего класса».

«В ближайшие десять лет мы станем свидетелями обеднения среднего класса стран Запада, представители которого пополнят ряды «обиженных», — говорит американский преподаватель и  писатель Роберт Кийосаки(Robert Toru Kiyosaki). — Средний класс станет динозавром на современной стадии процесса эволюции. Последствия глобализации и технического прогресса станут своего рода наказанием для тех, кому недостает ума, фортуны или дерзости использовать перемены в свою пользу».

Однако, средний класс развитых стран – это только видимая часть айсберга. Его подводная часть – средний класс развивающихся стран – стремительно растет.

Растет и конкуренция за получение доступа к определенному уровню потребления. Сегодня  в  известных дорогих европейских бутиках основными  покупатели стали жители Азии,  а не Европы. Можно суверенностью сказать, что большая часть населения земного шара включилась в соревнование за место в среднем классе. За место,  обеспечивающее высокий уровень и стабильно хорошее качество жизни.

Такие демографические гиганты, как Китай, Индия и Бразилия демонстрируют высокие абсолютные и относительные темпы роста среднего класса.

Существует несколько основных подходов к определению самого понятия среднего класса. Основным критерием считается уровень дохода, но существуют и другие критерии и определения, такие как  наличие автомобилей в домохозяйствах. Это сама по себе отдельная тема, заслуживающая отдельной статьи.

В целом нижняя граница уровня доходов для среднего класса определяется разными методиками от 2-х до 10-ти USD(с учетом покупательной способности в разных странах), а верхняя – от 20-ти до 100 USD. Для целей нашей статьи больший интерес представляет динамика численности среднего класса. В исследовании AsianDevelopmentBank (сентябрь 2010 года) приводятся такие данные: с 1990 по 2008 процент населения в Юго-Восточной (Китай и Индокитай), Южной (Индия и Бангладеш) и Центральной Азии (Пакистан и Средняя Азия), с доходами более 2-х долларов в день вырос почти втрое (!) с 21% до 57%. Тем не менее, даже в 2009 году, по данным OECD DEVELOPMENT CENTRE, Европа и Северная Америка обеспечивали 64% мирового потребления.

Наиболее стремительно растет средний класс в Китае. По оценкам того же OECD DEVELOPMENT CENTRE, доля населения с доходами свыше 10$/день (по покупательной способности) в 2009 году превысила 10%, а с доходами свыше 5$/день превысила 35% (!). Уже в 2009 численность среднего класса в Азиатско-Тихоокеанском регионе превысила численность среднего класса в Северной Америке (а по объему потребления достигла 90% от североамериканского). К 2020 доля азиатско-тихоокеанского среднего класса достигнет 54% от мирового по численности и 42% по покупательной способности, обойдя и североамериканский и европейский. Главную роль в этом росте среднего класса сегодня обеспечивает Китай. Если в 2009 китайский средний класс обеспечивал 4% от мирового потребления, занимая 7-е место в мире, то к 2020 по тем же прогнозам он выйдет на 1-е место с 13%, обойдя США.

Эти цифры доказывают, что речь идет не об исчезновении среднего класса, а о его перераспределении по миру.

Глобализация среднего класса — это новое явление в мировой истории, которое требует повышенного внимания, так как уже начало сильно влиять на политические процессы в разных странах и на мировую экономику. Все это следствие глобализации мировой экономики, которая приводит к перераспределения ресурсов.Для глобальной экономики  и  международных корпораций  очень  важен  подъем среднего класса, поскольку он представляет собой главный  источник новых потребителей и нового спроса.

Усиление конкуренции за место в среднем классе в мире привело Европу и США к возрастанию экономической напряженности: увеличился уровень доходов в развитых странах, но выросли и цены на все сырьевые ресурсы и базовые продукты, также как и цены на недвижимость во всем мире. Стремительно растет плата за образование, особенно за высшее. В тех странах, где оно было бесплатным (как в Германии), оно становится постепенно платным, в тех, где и так было платным (как в Великобритании) – значительно дорожает.

Растет стоимость здорового образа жизни, включающая цены на органические продукты, стоимость медицинских услуг, а также проживания в благополучных районах. До начала кризиса в 2008 году население развитых стран справлялось с ростом этих цен за счет взятия все большего объема кредитов при низких процентных ставках, однако с 2008 года этот процесс остановился и наступило отрезвление – жить в кредит бесконечно нельзя, а за счет чего повышать реальные доходы – решительно непонятно. Зарплаты в частном секторе не растут (мировая конкуренция!), в госсекторе везде сокращения (госдолг везде зашкалил за все пределы). Возрастает тревожность населения и падает уверенность в завтрашнем дне, так необходимая для развития кредитования и роста совокупного спроса.

Все это связано с объективными экономическими факторами.  Работавший после Второй мировой войнымногие десятилетия механизм постоянного повышения уровня жизни, социального статуса и благосостояния населения перестал функционировать. Конечно, социальные лифты в развитых странах продолжают эффективно работать, но они обеспечивают успешность только состоятельным или же очень одаренным людям. Для основной массы граждан уровень реального благосостояния снижается.

Шесть  десятилетий уверенного роста каждый социализированный гражданин Западной Европы и США твердо знал на собственном опыте, что «завтра будет лучше, чем вчера». Сегодня ситуация изменилась, и население этих стран чувствует, что «завтра будет лучше, чем вчера» далеко не для всех. Стало непонятно,  как простому гражданину обеспечить привычный качественный образ жизни.Неуверенность вызывает негативные настроения.Но подчеркнем еще раз – это  результат возрастающей  глобальной конкуренции, а вовсе не «гибели среднего класса». Отныне гражданство в развитой стране само по себе перестало служить гарантией благополучия.

 

Другие статьи Михаила Баранова на Полит.ру:

Звериный оскал Микки Мауса

Российская экономика как системный демотиватор

Почему российская промышленность не предъявляет спрос на кредиты для инвестиций

Реформа Российской Академии наук и социальный регресс

Большая экономическая война

Советизация западной элиты

Почему США могут печатать столько долларов, сколько нужно

Как Сингапур обошел Россию в нефтехимии

Почему такие зарплаты: семь главных проблем рынка труда в России

Автор фото, Vladimir Smirnov/TASS

Подпись к фото,

В ближайшие годы число работников в России будет сокращаться

В кризис в России практически не растет безработица, но серьезно падают зарплаты. Пожилые люди часто получают меньше молодых, а после достижения пенсионного возраста занимаются низкоквалифицированным трудом. Центр стратегических разработок проанализировал проблемы российского рынка труда.

Российский рынок труда даже для экономистов представляет собой довольно странное явление. В кризис зарплаты работников стремительно падают, но при этом люди не спешат увольняться, а безработица почти не растет. Чем старше становится человек, тем сложнее ему найти работу и тем меньше он получает. 30-летний работник в среднем будет получать больше, чем тот, кто уже старше 50 лет.

Состояние российского рынка труда описала группа российских экономистов во главе с директором Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимиром Гимпельсоном и другими экспертами ВШЭ. Доклад опубликовал Центр стратегических разработок, который возглавляет бывший министр финансов России Алексей Кудрин.

Русская служба Би-би-си выделила семь главных проблем, с которыми сталкиваются работники на российском рынке.

Зарплаты падают, население беднеет

Российский рынок труда реагирует на кризис иначе, чем в других странах. В США или Европе люди теряют работу. В России даже в самые сильные кризисы занятость оставалась сравнительно стабильной. Кризис 2009 года привел к росту безработицы примерно до 8%, но затем она быстро снизилась.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

В кризис россияне чаще теряют доходы, но не работу

Любой спад влияет на российский рынок труда через заработную плату. Кризис 2009 года «срезал» с реальной заработной платы 3,5%, говорится в докладе. Кризис последних лет привел к сокращению зарплат на 10%, пишут эксперты ЦСР.

В России в доходе работников часто весомую долю составляет переменная часть зарплаты, а не фиксированная. Сюда входят премии и различные выплаты. Фактически зарплаты сотрудников привязаны к финансовым результатам компаний, поэтому в кризисы они так резко снижаются.

Кроме того, в кризисы компании часто предпочитают не увольнять работника, а сокращать ему рабочее время.

Если работник все же лишился работы, то обычно он пытается ее найти как можно быстрее. В итоге он соглашается на невысокую зарплату и не самые хорошие условия. Причина в низком размере пособия по безработице, из-за чего у людей просто нет возможности долго искать работу.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

Зарплата многих работников зависит от финансового состояния компании

С одной стороны, то, как российский рынок труда реагирует на кризис, для экономики в целом благоприятно. Это очень гибкая модель, уверены ученые, она смягчает спад производства, экономика быстрее и легче адаптируется к новым условиям. Так как люди не теряют работу, они не теряют и время, квалификацию, не выпадают из социальной жизни.

Однако эта система приводит к тому, что среди работающего населения растет бедность, а также растет неравенство в доходах, пишут эксперты.

Распространению бедности способствует и довольно низкий минимальный размер оплаты труда (МРОТ). С 2010 года его отношение к средней зарплате колеблется на уровне 12-20%, хотя в странах Европы оно в среднем составляет 50-70%.

Законодательство, которое не соблюдают

Российское законодательство довольно серьезно ограничивает возможности компаний по увольнению сотрудников, объясняют эксперты. Даже в случае, если сотрудник уходит по собственному желанию, компании несут серьезные издержки.

В итоге бизнесу выгоднее нанимать сотрудников без оформления. Так в России распространяется неформальные и ничем не регулируемые трудовые отношения.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

Жесткость трудового законодательства (регулирование индивидуальных и коллективных увольнений), ОЭСР и Россия, 2012

Жесткое трудовое законодательство создает множество рисков для бизнеса, но при этом до конца не соблюдается. Это связано со слабостью институтов, которые должны были бы решать конфликты — профсоюзов, судов и трудовых инспекций.

Часто работодатели перекладывают издержки на работников, например, задерживают им зарплату. Происходит и «выдавленные ненужных работников через увольнение по собственному желанию без выплаты выходных пособий», пишут эксперты.

В результате уровень доверия между работниками и работодателями низкий, а государство в трудовых конфликтах перестало играть роль арбитра, которые пользовался бы доверием со всех сторон, полагают экономисты.

Нехватка информации, слабые профсоюзы

Человек, приходя на новое место работы, не может быть до конца уверен, что трудовой договор, который он заключил с компанией, будет выполняться. Не может работник быть уверенным и в размерах переменной части зарплаты и сроках ее перечисления, продолжают авторы доклада.

Все это опять же связано со слабостью институтов и низким уровнем доверия. Профсоюзы, например, почти не влияет на переговорный процесс с работником, говорится в докладе.

Основным профсоюзным объединением является Федерация независимых профсоюзов России, в которую входят 21,1 млн человек. Но каждый пятый член профсоюза не работает — как правило, это студенты или пенсионеры.

Мало современных рабочих мест

Ежегодно в развитых странах число новых рабочих место увеличивается на 10-15%, примерно так же сокращаются старые рабочие места. Таким образом, устаревшие и менее производительные рабочие места замещаются более современными. Это постоянный процесс повышения производительности экономики.

В России этот процесс идет гораздо медленнее, причем не только по сравнению с развитыми, но и с развивающимися странами.

В 2008-2015 годах средние и крупные предприятия в России сократили количество рабочих мест с 39,3 млн до 34,7 млн. С 2009 году в России компании создавали меньше рабочих мест, чем ликвидировали их. Люди, которые занимали эти места, уходили работать в неформальный сектор.

Старые рабочие места замещаются новыми достаточно медленно. Часто это бывает просто на бумаге: компания меняет юридическое лицо, закрывая одно и создавая другое, при этом штат сотрудников и места, которые они занимают, не меняются.

На уже существующих предприятиях темпы создания рабочих мест составляли в 2008-2015 годах 4,5-5% в год. Это куда ниже, чем в других странах.

Особенно медленно процесс замещения рабочих мест идет в сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности. Быстро ликвидируют рабочие места компании, работающие в строительстве, торговле, ремонте и других секторах, сказано в докладе.

Работники стареют

В ближайшие 15 лет Россию по демографическим причинам ждет сокращение численности занятых, главным образом — за счет тех, кто моложе 35 лет.

За последние 15 лет общая численность занятых в экономике выросла с 65 млн человек до 72 млн человек. К 2030 году в зависимости от демографического сценариям численность занятых может составить от 64 млн человек до чуть более 67 млн человек.

Основные потери придутся на группы населения моложе 40 лет — численность занятых этого возраста к 2030 году будет меньше на 9,3 млн человек. Потеря этих людей будет лишь на треть компенсирована ростом работников старше 40 лет.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

К 2030 году в России будет намного меньше работников

Заменить выпавших работников с помощью повышения пенсионного возраста будет сложно. Это связано с ограничениями, которые пожилые люди имеют по здоровью. Кроме того, необходимо переобучение стареющего населения, что в России сейчас практически не происходит.

В ближайшие 15 лет спрос на молодые кадры будет расти, так как их будет все меньше. А вот пожилым работникам вряд ли стоит рассчитывать на рост зарплат, так как их на рынке будет все больше.

Пожилые мало получают

По расчетам ЦСР, пик заработной платы в России приходится на возраст 30-34 года — представители именно этой когорты зарабатывают больше всех. Затем зарплаты людей в среднем начинают снижаться.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

С возрастом зарплаты часто снижаются

Проблема — в качестве рабочей силы стареющих работников. С возрастом навыки и знания людей устаревают. После 45 лет необходимо постоянно вкладывать время и средства в повышение квалификации, полагают в ЦСР.

В России, например, чуть более 10% работников в возрасте 50-59 лет участвуют в переобучении. В Германии около 50% людей в этом возрасте проходят обучение, приводят данные эксперты.

В итоге в России стареющие работники получают все меньше, а в пожилом возрасте часто уходят в сферы занятости, не требующие высокой квалификации, либо вообще покидают рынок труда.

Неформальная занятость

Люди, которые неформально работают по найму, как правило, получают на 15-20% меньше тех, кто работает официально. Их права слабее защищены, а положение более уязвимо.

При этом точно оценить размеры неформального сектора достаточно сложно. В 2000-е годы размеры неформального сектора в России постоянно росли, показывают исследования. Согласно ряду оценок, неформальная занятость в России составляет 20-25%.

Неформально занятых можно разделить на самозанятых, неформально работающих по найму и временно занятых.

Самозанятые чаще больше получают, чем официально работающие наемные работники. Но их в структуре неформальной занятости в России меньше, чем в других странах.

Куда больше людей, которые неофициально работают по найму. Все 2000-е годы их доля постоянно росла. Их доходы ниже, чем у наемных работников.

Хуже всего права защищены у группы временно занятых людей, которые не оформляют трудовые отношения официально. Однако их доля в России в последние годы сокращалась.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

Среди работников неформального сектора больше всего защищены самозанятые, но их в России немного

Обычно работу в неформальном секторе находят молодые люди с невысоким образованием. Они работают в строительстве, торговле или бытовых услугах. При этом неформальная занятость часто перетекает в формальную.

К чему приведёт уменьшение населения планеты и нужно ли этого бояться

Ключевые идеи из книги «Пустая планета: шок глобального сокращения населения» Даррела Брикера и Джона Иббитсона в конспекте от редакции MakeRight.ru.

{«id»:61421}

93 093 просмотров

В октябре 2011 года население Земли впервые перевалило за 7 млрд человек, и далеко не у всех это вызвало восторг. Перенаселение вызывает обеспокоенность у многих правительств и общественных организаций, говорящих о глобальном демографическом кризисе. Ведь чем больше рождается людей, тем больше требуется ресурсов, которых и без того не хватает.

Атмосфера нагревается, загрязняются реки, вырубаются леса, а людей становится всё больше. Рано или поздно это приведет к недостатку продовольствия, питьевой воды и прочих ресурсов. К тому же будет ухудшаться экологическая обстановка.

Но, как считают авторы книги, социолог-исследователь Даррел Брикер и журналист Джон Иббитсон, перенаселение планете вовсе не грозит. Где-то с середины 21-го века население начнёт понемногу сокращаться. Когда этот процесс запустится, остановить его будет невозможно.

Согласно данным ООН, к 2100 году население Земли будет насчитывать уже 11 миллиардов. Многие демографы во всём мире с этим не согласны. Они сходятся во мнении, что рост населения достигнет пика примерно к середине 21-го столетия, а затем начнётся обратный процесс.

В отдельных странах, примерно в 20-ти, население уже сокращается, а к 2050 году к ним присоединится ещё десяток стран. Причём это не зависит от уровня жизни и процветания страны: население сокращается в Японии, Испании, Италии, многих странах Восточной Европы, Корее и некоторых других.

Снижается рождаемость и в развивающихся странах. Уже к 2050 году убыль населения будет наблюдаться и в странах, где рождаемость традиционно высока: Индии, Бразилии, Китае, Индонезии, некоторых странах Африки и Ближнего Востока, где сейчас настоящий бэби-бум. Но стихнет этот бум гораздо раньше, чем предполагает ООН, считают Брикер и Иббитсон.

Когда ребёнку, родившемуся в 2020-х годах, исполнится 30 лет, он будет жить в обществе с большим количеством пожилых людей. В этом мире не будет проблем с работой, но высокие налоги на здравоохранение и пенсии для пожилых людей поглотят большую часть заработка. Количество школ сократится из-за низкой рождаемости. Её влияние чувствуется уже сейчас.

Великовозрастные дети не спешат взрослеть и заводить собственную семью, оставаясь с родителями до седых волос. В Латинской Америке и Африке женщины перестали быть безропотными женами, рожающими столько, сколько Бог пошлёт, они берут свою судьбу в собственные руки и сами решают, столько детей им иметь.

Когда-то в Китае на государственном уровне была принята политика одного ребёнка, и сегодня Китай пожинает её плоды. Можно иметь двоих и более детей, но когда один ребенок становится нормой, он нормой и останется. Современные пары уже не считают рождение детей своей обязанностью перед семьей, государством или Богом. Для них это акт самореализации, и не все на него идут.

Один из способов бороться с убылью населения — принимать к себе как можно больше иммигрантов. Эту политику проводит Канада, но далеко не все берут с неё пример. Кто-то не может принять мультикультурализм, не желая интегрировать мигрантов и беженцев в свое общество и оставляя их жить в отдельных районах наподобие гетто. Другие вообще выступают за закрытие границ.

Залог успеха США, по мнению авторов, крылся в «плавильном котле», где варились иммигранты со всех концов света, и во многом именно это обстоятельство сделало их процветающей сильной страной.

Когда сегодня Трамп угрожает перекрыть поток иммигрантов из Мексики и других стран, хотя именно это сделало в своё время Америку великой, процесс может стать обратным. Сегодня в США не только ужесточилась политика в отношении нелегальных иммигрантов, но и сократилось количество рабочих виз для квалифицированных специалистов. Если эта тенденция закрепится, Америка тоже начнет терять своё население, а вместе с ним — силу, влияние и богатство.

В изоляции любое общество, особенно при снижающейся рождаемости, постепенно начинает угасать.

Когда-то численность населения регулировалась голодом или эпидемиями. Сегодня с этим практически покончено, люди сами выбраковывают себя, когда не желают размножаться вовсе или иметь больше одного ребенка.

Для поддержания численности населения нужно в среднем два ребёнка на одну женщину, но никакой государственной политике, в том числе самой щедрой и сулящей большие льготы за рождение второго и третьего ребенка, не удалось сделать так, чтобы рождаемость повысилась. Пока сохраняется эта тенденция, человечество будет постепенно стареть всё больше и больше.

Важные идеи книги

Идея первая. За всё время существования население Земли много раз сокращалось из-за эпидемий и войн, но численность снова восстанавливалась и увеличивалась

70 тысяч лет назад в результате катастрофического извержения вулкана Тоба на Суматре в живых осталось лишь несколько тысяч человек. Земля была покрыта вулканическим пеплом и не давала плодов, многие виды умерли. Тем не менее людям удалось выжить и сохраниться как виду. Они нашли другие земли, где сохранялась жизнь, и постепенно восстанавливали численность.

Когда люди научились обрабатывать землю, чтобы получать урожай (примерно 12 тысяч лет назад), это привело к организованной экономике и первым цивилизациям, сначала на Ближнем Востоке, а затем и в других частях света. Часть населения продолжала заниматься охотой и собирательством, другие осели на земле и занялись её обработкой. Численность населения росла.

Время от времени одно племя или народ обгоняли в развитии другие и завоёвывали их. Строились дороги, совершенствовались сельскохозяйственные орудия, появились законы и налоги.

После периодов процветания, когда люди плодились и размножались, приходили какие-то бедствия: неурожаи, мор, набеги врагов. Однако население продолжало расти. Если после извержения Тобы в живых осталось всего несколько тысяч, то к первому веку нашей эры население составляло около 300 млн. К 1300 году оно увеличилось примерно до 400 млн, но пришла эпидемия чумы.

Первая пандемия чумы — Юстинианова чума — была зафиксирована еще в 541 году нашей эры. Она быстро распространилась по всему миру, вспыхивая то в одном, то в другом месте в виде отдельных эпидемий. Больше всего пострадала Византия, особенно Константинополь. По всему миру от нее умерло около 125 млн человек.

Но это были цветочки по сравнению с Чёрной смертью в середине 14-го века, когда погибло около 60% населения Европы. Эпидемия имела не только демографические, но экономические, политические, религиозные и культурные последствия. В некоторых городах и областях прежняя численность населения восстановилась только через несколько сотен лет.

В частности, одним из последствий Чёрной смерти было начало эпохи исследований и колонизации новых земель. Страх европейцев перед дальними плаваниями исчез — они поняли, что умереть на суше так же легко, как и в море. Но колонизация привела к сокращению коренного населения Америки, которое гибло от руки завоевателей и принесенных ими болезней, к которым у индейцев не было иммунитета. Мор, голод и война не давали расти населению в Средние века, но к 1727 году его численность составляла уже 600 млн.

Американский демограф Уоррен Томпсон выдвинул теорию демографических моделей и их этапов. На первом этапе, от зарождения человечества до 18-го века, и рождаемость, и смертность были одинаково высокими, а население росло медленно и неравномерно. Высокая детская смертность, недоедание и болезни приводили к тому, что мало кто доживал до 50 лет. К тому же преступность и войны были постоянной угрозой.

Однако в 18-м веке население перевалило за миллиард. За одно столетие людей появилось больше, чем за четыре предыдущих века вместе взятые.

От первого этапа — высокой рождаемости и высокой смертности — мир перешёл ко второму: смертность снижается, рождаемость растёт.

Меньше стало эпидемий, вспышки чумы были всё реже, и их удавалось быстро погасить. Развивалось сельское хозяйство, люди стали лучше питаться и стали устойчивее к болезням.

В Европе после окончания Тридцатилетней войны больше столетия не было войн, а значит, росла торговля, повышался уровень жизни, развивалась инфраструктура. Из Америки ввозились новые продукты — кукуруза, помидоры и картофель, обогатившие пищу европейцев. Кроме того, промышленная революция привела к появлению заводов, дорог, телеграфа, электричества. Жизнь стала более комфортной, эпидемий стало меньше, как и детской смертности, к тому же появилась вакцина против оспы.

И хотя жизнь многих жителей Европы, США и Великобритании была бедна и полна лишений, но население росло, чему способствовали и открытия в области микробиологии, предотвратившие новые эпидемии. Благодаря этим открытиям воду стали хлорировать, развивать систему канализации и другими способами бороться с антисанитарией. Продвигалась вперед медицина, особенно в области обезболивающих и дезинфицирующих препаратов.

На третьем демографическом этапе смертность будет снижаться вместе с рождаемостью. В конце 19-го и начале 20-го века уровень рождаемости упал, но смертность продолжала снижаться, несмотря на страшную эпидемию испанского гриппа и Первую мировую войну.

За исключением этого гриппа, борьба с антисанитарией, развитие медицины и общественного здравоохранения продолжали влиять на снижение смертности. Но так было в развитых благополучных странах, тогда как большая часть населения планеты по-прежнему жила в условиях высокой смертности и высокой рождаемости.

После Второй мировой войны, с ростом благосостояния, в 1950–1960-е годы, начался настоящий бэби-бум, особенно в США. Рос и развивался средний класс, появилась дешёвая ипотека, пары раньше вступали в брак и стремились иметь как можно больше детей. Те же процессы происходили в Канаде, Европе, позже — в Западной Германии.

Идея вторая. Будущий демографический взрыв — не более чем миф

Первым, кто заговорил о катастрофическом перенаселении, был английский священник, демограф и экономист Томас Мальтус. Он был уверен, что постоянный и неконтролируемый рост населения рано или поздно станет причиной голода на Земле. Чем лучше и комфортнее будет жизнь, тем быстрее пойдёт размножение.

Прогресс затронул все области существования, кроме страсти между мужчинами и женщинами. Из-за любви к сексу люди активно размножаются в геометрической прогрессии, но сельское хозяйство и производство продуктов питания растут в арифметической прогрессии. Их уже не хватает на всех, как Мальтус мог наблюдать в своём бедном приходе, где был священником.

Именно бедные будут страдать в первую очередь. Периоды экономического подъёма приведут к увеличению рождаемости в бедных семьях, но это будет временным улучшением, до очередного спада. Бедняков будет всё больше, а еды — всё меньше.

Теории Мальтуса больше двухсот лет, и за эти двести лет с демографией не произошло ничего катастрофического. Более того — современные люди живут гораздо лучше, дольше и здоровее, чем бедняки времен Мальтуса.

Но Мальтус был не единственным творцом мифа о будущем перенаселении. В 1968 году биолог и демограф Пол Эрлих из Стэнфордского университета опубликовал бестселлер «Популяционная бомба», где утверждал, что перенаселение приведёт к голоду уже в 1970–1980-х годах.

Он считал, что послевоенное увеличение производства питания и современная медицина снизили смертность в «слаборазвитых» странах, но рождаемость при этом повысилась. В процветающих странах, подобных США, рождаемость падает, но сельскохозяйственные возможности истощаются, экология ухудшается, что может привести к нехватке продовольствия.

Проблема перенаселения решается либо через снижение рождаемости, либо через повышение смертности. И если во втором случае всё будут решать эпидемии, голод и войны, то рождаемость можно контролировать в том числе и принудительной стерилизацией, и налогами на памперсы, и другими мерами.

Пророчества Эрлиха не сбылись — массового голода не случилось, более того — его практически победили, несмотря на увеличение населения до 7,5 млрд человек. Снизилась детская и материнская смертность, благодаря энергичным мерам улучшилось качество воздуха и воды (Эрлих отмечал, что при таком загрязнении чистая питьевая вода вскоре станет острым дефицитом). С 1950-го по 2010-е годы население выросло вдвое, но производство продовольствия — втрое, благодаря новым удобрениям, синтетическим гербицидам и генной инженерии.

Росли экономики Индии и Китая, страны становились все более урбанизированными. Этот процесс всегда приводит к падению рождаемости, что произошло в Индии. В Китае рождаемость упала из-за политики одного ребенка, введённой в 1979 году. Быстро развивалась экономика Южной Кореи, Тайваня, Сингапура, Чили. Население росло вместе с массовым увеличением богатства.

{ «osnovaUnitId»: null, «url»: «https://booster.osnova.io/a/relevant?site=vc&v=2», «place»: «between_entry_blocks», «site»: «vc», «settings»: {«modes»:{«externalLink»:{«buttonLabels»:[«\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c»,»\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c»,»\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c»,»\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c»,»\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c»,»\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438″]}},»deviceList»:{«desktop»:»\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f»,»smartphone»:»\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b»,»tablet»:»\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b»}} }

Но Эрлиха это не переубедило, он сказал, что лишь слегка ошибся в сроках, но рано или поздно перенаселение случится, так что он по-прежнему настаивает на государственном контроле рождаемости. Аналитики из Римского клуба в своём докладе «Пределы роста» высказывают те же опасения.

В ООН есть отдел народонаселения, существующий с 1946 года. В нём работают демографы и статистики. Они дают прогнозы роста населения, довольно точные. Согласно их данным, если население к 2100 году достигнет 11,2 млрд человек, а затем количество стабилизируется и постепенно пойдёт на спад, ничего страшного не произойдёт, продовольствия хватит на всех.

Этот оптимистичный вариант основан на коэффициентах рождаемости по каждой стране. Но если этот коэффициент увеличится хотя бы на 0,5%, это приведет к катастрофе, потому что 17 млрд человек, да ещё непрерывно и бесконтрольно размножающихся, не прокормит никакая продовольственная революция. К тому же это может привести к экологической катастрофе.

Есть и третий сценарий. Если женщины начнут рожать меньше, то к 2050 году население достигнет своего максимума в 8,5 млрд, а затем начнет сокращаться.

И Брикер с Иббитсоном уверены, что это наиболее вероятный вариант.

Рождаемость снижается с 1970-х годов, опустившись ниже 2,1 — коэффициент, при котором население поддерживается на примерно одинаковом уровне.

Чем урбанизированнее общество, тем больше женщины распоряжаются своим телом самостоятельно, тем меньше у них детей. Помимо этого, ослабевает роль религии, которая в некоторых обществах оказывала прямое воздействие на поведение в семье, в том числе и на деторождение.

Несмотря на мрачные пророчества, большинство демографов считает, что ничего похожего на катастрофическое перенаселение нашу планету не ждёт. Людей, конечно, много, их деятельность портит окружающую среду и способствует вымиранию видов, но Апокалипсиса из-за перенаселения не случится.

После небольшого роста количество людей стабилизируется, а потом, примерно в середине 21-го века, начнет сокращаться.

Идея третья. Пожилого населения в Европе становится всё больше

Для поддержания численности населения коэффициент фертильности должен быть не ниже 2,1. Однако уже сегодня в Бельгии и Великобритании он составляет 1,8, в целом по ЕС — 1,6, в Греции и Румынии — 1,3, в Словакии — 1,4. В Италии в 2015 году родилось меньше детей, чем в любой другой год со времени образования государства. В Польше, где всегда было сильным влияние католицизма, запрещающего аборты, в 2015 году закрылось 200 школ из-за отсутствия детей.

Молодые европейские пары окончательно освободились от влияния старых традиций, семейных и религиозных. Они не рожают детей не только потому, что детей дорого растить и на это у них, работающих, нет времени. Для них также важна полная свобода в этом вопросе, когда деторождение целиком зависит от их желания и ни от чего больше.

Страны Восточной Европы уже потеряли 6% своего населения с 1990-х годов — 18 млн человек, и этот процесс продолжается.

Казалось бы, чем меньше людей, тем легче жить: больше места, шире выбор рабочих мест, дешевле жильё. Но это не так.

Чем меньше молодых трудоспособных людей, тем меньше налогов идёт в казну на здравоохранение и пенсию. Они к тому же составляют основной отряд потребителей, так что количество покупателей автомобилей, бытовой техники и одежды сильно сократится, а это означает замедление экономического роста.

Промышленная революция в Европе 19 века переместила многих молодых мужчин из деревень в города, для работы на фабриках и заводах. При жизни в городе ребёнок из актива (на селе это будущий работник на ферме, помощник отца) превращается в обузу, лишний рот, и к большому количеству детей горожане не стремятся.

У современных женщин появилось больше возможностей, и они тоже не стремятся стать многодетными матерями. Европейское общество традиционно было одним из самых светских, а женщины в нём — одни из наиболее свободных. Потому и процесс сокращения населения в Европе идёт быстрее, чем где-либо.

Во Франции снижение рождаемости началось ещё в конце 18-го века. Немцы были более плодовитыми, и потому их более многочисленная армия победила французов во франко-прусской войне 1870 года. Снижение рождаемости может угрожать национальной безопасности в недалёком будущем.

После бэби-бума, который в зависимости от страны пришелся на 1940–1950-е годы, уровень рождаемости в Европе снова пошёл на спад.

Несмотря на снижение рождаемости, убыль населения в Европе пока ещё не ощущается. Это происходит потому, что параллельно снижению рождаемости увеличивается продолжительность жизни. Новые медицинские открытия, современные хирургические операции, выход из моды вредных привычек, таких как курение, доступность фруктов круглый год, завезенных в Европу из тёплых стран, сделали своё дело.

Если в Великобритании в 1960 году продолжительность жизни в среднем составляла 68 лет, то к 2010 году она уже составляла 79 лет, и ожидается, что это не предел. Во многих странах это уже привело к проблемам в пенсионной системе. В целом пожилые люди поддерживают численность населения до поры до времени, но потом, с их уходом и уменьшением количества детей, убыль начинает становиться явной.

Развитые общества с рождаемостью ниже уровня воспроизводства пытаются притормозить убыль населения при помощи иммиграции, когда впускают к себе рабочих из африканских и арабских стран. Этот процесс связан со многими проблемами, такими как межэтническая напряженность, изоляция, неприятие. Тем не менее дети иммигрантов, рожденные в Европе, уже полностью адаптируются к новой жизни.

Так Европа, по выражению авторов, постепенно становится всё более коричневой и серой — из-за наплыва иммигрантов и старения населения.

Многие восточноевропейские страны это пугает, в частности Болгарию, которая выставила жёсткий кордон на границе с Турцией, чтобы её не пересек ни один беженец из Сирии. Это официальная политика страны. Правительство не хочет притока людей чуждой им культуры и враждебной им религии, и страна расплачивается за это убылью населения.

Антииммигрантские настроения подпитываются из разных источников. Не в последнюю очередь из-за этих настроений Великобритания затеяла брекзит, укреплялись партии правых в Польше и Франции. С учетом количества терактов на территории европейских стран эти настроения понятны. Выходом могло бы стать увеличение рождаемости, но пока дело с этим обстоит плохо.

Демографический парадокс состоит в том, что детей рождается меньше и в хорошие, и в плохие времена. Сейчас к низкой рождаемости прибавилась высокая продолжительность жизни, и население Европы становится всё старше и всё малочисленнее.

Идея четвёртая. Убыль населения наблюдается и в некоторых азиатских странах

Республика Корея — процветающая азиатская страна. После периода войн и нищеты она создала сильную экономику и демократические институты. В своём расцвете она была не одинока — бурное развитие Японии, Сингапура, Кореи и Тайваня вошло в историю под названием Тихоокеанского азиатского Ренессанса.

Корейская экономика сосредоточилась на крупных технических проектах, частично финансируемых государством, — так возникли гиганты Hyundai, Samsung, Kia и LG.

Если в 1950-х годах Корея пребывала в полной нищете, то уже в 1988 году в ней состоялись Олимпийские игры. После Корейской войны улучшилось медицинское обслуживание, коэффициент рождаемости составлял около шести детей на одну семью, что было характерно для сельского общества, весьма многочисленного в Корее на момент окончания войны.

Это привело к бэби-буму, когда с 1950 по 1988 годы население выросло вдвое, с 20 млн до 40 млн. Молодёжь с энтузиазмом бралась за работу на заводах, питающих экономический рост страны. Но правительство испугалось таких стремительных темпов роста населения и решило, что над рождаемостью необходим контроль с целью её снижения.

Хотя население и удвоилось за 30 лет, но к 1980-м годам коэффициент рождаемости в Корее всё ещё был на уровне воспроизводства. Политика снижения рождаемости привела к его падению, и сегодня он составляет крошечные 1,2 против 6 в 1950-е годы. Высокий уровень жизни продлил её продолжительность до более чем 82 лет, а в среднем индекс старения составляет 89. К 2040 году на каждого молодого человека будет приходиться по три старика.

Похожие процессы переживает и Япония. В 1950-е годы, когда страна восстанавливалась после Второй мировой войны, японские женщины в среднем рожали по три ребенка. Затем количество рождений сократилось. В 2005 году коэффициент рождаемости составлял 1,4. Притока свежей крови почти не происходит — Япония крайне неохотно предоставляет гражданство иммигрантам. Между тем отток людей из Японии намного превышает приток.

Уезжает в основном молодёжь, остаются пожилые люди. Женщин детородного возраста становится всё меньше с каждым годом. Да и рожать они не стремятся — как только низкая рождаемость начинает восприниматься как норма, переломить эту тенденцию в обществе практически невозможно. Иметь ребенка перестало быть обязанностью перед старшими и перед обществом, это лишь один из способов выразить себя, считают Брикер и Иббитсон.

Японское правительство озабочено убылью населения и ищет способы удержать численность на планке свыше 100 млн. Но пока эти способы не найдены. Молодёжь перетекает в города из сельских местностей, и некоторые деревни настолько опустели, что оставшиеся там старики украшают дворы манекенами, чтобы создать видимость человеческого присутствия.

На пенсию в Японии выходят в 60 лет, пенсия выплачивается в зависимости от стажа, и после 60-ти летработников с почётом провожают, не имея права оставлять на работе. Это приводит к тому, что численность трудоспособных японцев постоянно сокращается. Это значит, что становится всё труднее финансировать социальные программы, направленные на здравоохранение и образование.

Общество становится всё более пожилым, а значит, всё менее способным к внедрению инноваций и технологическим прорывам. В Республике Корея пенсионный возраст завысили, чтобы пожилые работники могли продлить свой трудовой путь, и это привело к тому, что молодым стало трудно расти на работе.

Те же процессы снижения рождаемости, старения общества и их последствия наблюдаются в Гонконге, Тайване и Сингапуре.

Снижение рождаемости в Японии и Корее вызвано ещё и тем, что японские и корейские мужчины не помогают женам ни по дому, ни с детьми. Зная, что ей придётся и работать, и смотреть за домом, и воспитывать детей, женщина не стремится к семейной жизни, предпочитая жить в одиночестве. Если женщина оставляет работу для ухода за ребенком, её стаж прерывается, что затрудняет и работу, и рождение детей.

У Южной Кореи, правда, есть надежда на воссоединение с Северной. В этом случае население увеличится на 25 млн, да и рождаемость в Северной Корее выше, если верить официальным данным. Проблемой может стать объединение с людьми, много лет изолированными от мира и отравленными пропагандой.

Сегодня азиатские правительства борются с убылью населения и пытаются поощрять рождаемость. В Сингапуре создано государственное агентство знакомств, клубы сальсы, а ночь 12 августа официально объявлена Национальной ночью, когда супружеские пары поощряются к зачатию ребенка.

В Корее есть государственные субсидии для супружеских пар, страдающих бесплодием, отпуск для отцов и другие. Чтобы пресечь трудоголизм на рабочем месте, заставляющий забывать о семье, на предприятиях и в учреждениях в 19.30 выключается свет, чтобы люди спешили домой. Но пока к повышению рождаемости это не привело. Начавшийся процесс остановить очень сложно.

Идея пятая. Будущая убыль населения и современная жизнь тесно связаны

Многие спокойно относятся к тому, что случится в неопределённом будущем, пусть даже через десятилетия. Они не замечают, что силы, которые приведут к старению и уменьшению населения, влияют на нас уже сегодня, поскольку уже обозначились основные тенденции убыли.

В современном мире подростки куда реже вступают в половую связь, чем несколько предыдущих поколений.

Первый ребенок появляется в семье, когда родителям уже по 30 или за 30 лет — как правило, один или изредка двое. Детей нужно долго растить, так что пары, ставшие родителями в 30, откладывают свой выход на пенсию. Кроме того, у них есть собственные родители, о которых придётся заботиться, и всё это вместе взятое — ребенок, работа, пожилые родители — забирает много сил.

В результате нередки случаи смерти в 45–55 лет. И роды в 30 лет — не предел. Сейчас в Европе и США все больше женщин рожают в 40 (их больше, чем родивших 20-летних), и в 50 лет. Поздние роды — одна из главных характерных особенностей современного мира.

Причина тому — страх, что у родителей не хватит ресурсов на воспитание и содержание ребенка. В среднестатистической американской семье на ребенка до пяти лет уходит до 10% семейного дохода, но с каждым годом расходы растут вместе с детьми. Вот уже и дом нужен побольше, и велосипед, не говоря уже об одежде. А ещё походы к врачу, оплата кружков, учебников, увлечений и тому подобного.

К 19 годам на ребенка уйдет примерно $250 тысяч, а он ещё и в колледж не успел поступить. Учитывая всё это, родители ограничиваются рождением одного-двух детей, а часто и вовсе их не имеют, считая свои ресурсы недостаточными для такого важного и ответственного дела. Некоторые ждут, когда их доходы возрастут — настолько, чтобы можно было иметь детей. Отсюда и поздние роды.

С другой стороны, в ранних подростковых родах нет ничего хорошего. Они подрывают здоровье матери, дети рождаются с маленьким весом, мать часто не может найти хорошую работу и живет с ребёнком на пособии. Школу приходится бросать.

К счастью, сегодня подростки рожают намного реже, чем раньше. В 1990 году в США на 1000 родов приходилось 62 подростковых, сегодня только 22 на тысячу. Та же тенденция наблюдается и в других странах, европейских и азиатских, в Африке и Океании.

Современные дети уже имеют хорошие представления о контрацепции. Раньше в США подростки, родившие ребенка, очень часто отдавали его на усыновление бездетной обеспеченной паре, но сегодня этого почти не бывает — мать предпочитает жить на пособие. Поэтому американцы стали усыновлять детей из других стран, главным образом из Китая (около 70 тысяч младенцев в год), России (около 46 тысяч), Гватемалы (29 тысяч), Южной Кореи (20 тысяч) и Эфиопии (15 тысяч). Потом и этот ручеек стал иссякать.

У России ухудшились отношения с Западом, и она приняла закон, запрещающий иностранцам усыновлять детей. У Китая выросла экономика, к тому же он стремится переломить последствия политики одного ребёнка и отдаёт на усыновление только глубоких инвалидов. В Канаде количество людей, желающих усыновить ребенка, растёт, но усыновление сократилось на 25% с 2008 по 2015 год. Если раньше решения об усыновлении приходилось ждать 18 месяцев, то теперь его срок составляет три года.

Мы все в этом живем, все испытываем те же проблемы, и выбор одного человека, помноженный на выбор остальных, имеет последствия для всех, как в настоящем, так и в будущем, считают авторы.

Подавляющая часть людей выбирает маленькую семью, если заводит семью вообще. В маленькой семье легче поднять ребенка (или двоих), работающие матери частично восполняют нехватку рабочей силы, связанную с низким деторождением. Но маленькие семьи не в силах подпитывать экономику — их слишком мало, чтобы обеспечить полноценный потребительский спрос, и они ограничивают свои траты. Сокращение деторождения — это и сокращение будущих налогоплательщиков.

Идея шестая. До середины 21-го века в отдельных африканских странах будет расти как население, так и экономика

Затем, по мере улучшения жизни, урбанизации и женского образования, рост населения пойдёт на спад, считают авторы. По подсчетам ООН, уровень рождаемости в Африке высокий и будет оставаться высоким ещё на протяжении десятилетий, особенно в странах к югу от Сахары. Этот рост населения замедлится разве что в следующем столетии и может потребовать больших расходов продовольствия.

Но далеко не все страны Африки населены необразованными людьми, не везде женщины несвободны, а общество в основном сельское. В некоторых странах экономика развивается бурными темпами. В 2016 году в мире быстро росли 30 экономик, и половина из них находилась в Африке.

В частности, в Кении ВВП растет на 6% каждый год, втрое больше, чем в большинстве стран Запада, и тенденция экономического роста будет сохраняться. Поскольку население быстро растёт, у Африки всё в порядке с потребительским рынком.

К 2050 году население африканского континента приблизится к 2,6 млрд человек.

Сегодня больше всего населения у Нигерии (182 млн), к 2050 году должно удвоиться население Кении, когда как общее население Европы сократится на 4%. Кроме того, Африка — молодой континент, средний возраст её жителя — 19 лет, тогда как в Европе — 42, а в США — 35. И количество молодых будет поддерживаться благодаря высокой рождаемости, а где молодые люди — там и потребительский рынок, и экономический рост, считают авторы.

Семейные узы в африканских странах очень сильны, как и преданность племени. Люди не связывают надежд со своими правительствами, по большей части коррумпированными и некомпетентными. За помощью идут к родне, мнением близких дорожат.

Когда родственные связи сильны, рождаемость растёт — племя одобряет вступление в брак и рождение детей. Когда вместо родственных связей авторитет имеют сверстники и коллеги, как в европейском обществе, рождаемость снижается.

Даже когда молодые африканцы, в частности жители Кении, покидают дом, отправляясь на учебу или работу на новом месте, связь с семьей не теряется и постоянно поддерживается. Каждый знает, что в любой момент может прийти к своим за помощью и поддержкой.

В Кении никто не умирает в одиночестве, племя, клан или деревня заботятся о своих. Этот общинный подход сохраняется и в крупных кенийских корпорациях, где заботятся о каждом своём работнике: все должны собирать деньги на случай, если кто-то женится, рождается ребенок или человек заболел, и деньги не символические, а существенные.

Со временем, считают авторы, Кения, как и другие африканские страны, постепенно перейдёт от родственного и малообразованного общества с высокой рождаемостью к модернизации и урбанизации, когда влияние племени слабеет, а влияние государства укрепляется. Это замедлит рост населения, которого так опасаются демографы.

К тому же рост образования, особенно среди женщин, уже привёл к сокращению рождаемости. В 2003 году коэффициент рождаемости составлял 4,9 на одну женщину, в 2014-м — уже 3,9. Среди населения распространяются контрацептивы. Тем не менее это высокие показатели, и население Кении всё ещё остается молодым.

В сельских частях Африки уровень рождаемости по-прежнему остаётся высоким, а уровень жизни — очень низким. Если вся Африка будет развиваться как Кения, население не останется нищим и голодающим. И чтобы остановить нищету, африканским женщинам нужно предоставить как можно больше прав и дать им возможность получить образование.

Идея седьмая. Снижение численности населения не обязательно должно стать катастрофой

В прошлом действовала демографическая модель, когда было много рождений и много ранних смертей. В настоящем рождения снизились, но увеличилась продолжительность жизни. В будущем, уверены авторы, нас ждет новая модель — депопуляция по собственному выбору. Означает ли это, что мы движемся к чему-то страшному? По мнению авторов, это не значит, что мир станет походить на фильм о постапокалипсисе, но он точно будет другим.

С точки зрения экологии станет лучше. Выхлопные газы перестанут нагревать атмосферу, реки и океаны не будут такими загрязненными. Возможно, в этом мире богатство потеряет своё прежнее значение. К тому же ни один прогноз не является неотвратимым — он лишь обозначает основную тенденцию, которую при достаточно энергичных усилиях просвещенных лидеров можно переломить. Авторы подчеркивают, что лишь указали на то, что уже происходит, и считают, что игнорировать эту тенденцию нельзя.

Урбанизация, считают авторы, не так плоха для окружающей среды, как кажется. Самые низкие выбросы углерода в США на душу населения не где-нибудь, а в Нью-Йорке, потому что из-за дорогой парковки большинство жителей предпочитают пользоваться метро.

Такое же предпочтение общественного транспорта наблюдается в других крупных городах. Развивающиеся страны тоже стремительно урбанизируются — значит, и там в крупных городах сократятся выбросы углерода по мере того, как население сельских районов будет перебираться в города.

Быстрая урбанизация имеет свои недостатки (переполненность школ и детских садов, несовершенная инфраструктура, бедность и преступность), но когда в городах плотное население, то общественный транспорт, вода, электричество, канализация предоставляются по более низкой цене и меньше загрязняют окружающую среду.

Принято считать, что именно за городом воздух чище, земля лучше и можно жить, питаясь плодами своих трудов или разводя скот. Но это не так. На первых порах придется ездить за продуктами в ближайший город, а поскольку дороги в сельской местности плохие, понадобится полноприводный автомобиль, который требует много дизеля или бензина. Возможно, одним автомобилем не обойтись, если у членов семьи разные маршруты. К врачу придется ездить в город. Участок нужно обрабатывать, чтобы он не зарос кустарником. Дом нужно отапливать.

Скорее всего, сельские районы скоро останутся пустынными, и их начнут засаживать деревьями, оставив под зерно, фрукты и овощи отдельные поля, а остальную площадь покрыв лесами. Когда население сократится, сельскохозяйственных земель станет ещё меньше, а значит, больше лесов, что очень благоприятно для окружающей среды. Деревья вырабатывают кислород и поддерживают исчезающую фауну.

Сокращение населения остановит безудержный лов рыбы, сократится количество судов, загрязняющих океаны, уменьшение количества предприятий означает уменьшение загрязнений прибрежных вод. Авторы надеются, что ребенок, родившийся сегодня или, возможно, через 10–20 лет, увидит более чистый и здоровый мир.

Но этот мир не будет свободен от войн и конфликтов, как внутренних, так и внешних. Уменьшение молодого населения и рост пожилого породит бедность и недовольство, которое может вылиться в протесты и беспорядки.

Когда страна не в силах справиться с внутренним беспорядком, она часто затевает внешние конфликты в попытке объединить свое население. Это не обязательно должно случиться — вполне возможно, что державы, где преобладает пожилое население, проявят зрелость и дальновидность, поддерживая мир на земле. Меньше молодёжи — меньше горячих голов.

Если США продолжат свою иммиграционную политику, то всё будет складываться в их пользу. Страна будет обеспечена притоком свежей крови, новых сил, иммиграция, как легальная, так и нет, будет укреплять население. Но если в иммиграционную политику будут внесены изменения, то главный инструмент процветания страны будет утрачен. Зато Канаде, последовательно поддерживающей мультикультурализм, это не грозит, считают авторы.

Есть основания беспокоиться о том, что стареющий мир всё меньше будет способен к инновациям и творчеству. Но, с другой стороны, урбанизация может уравновесить этот процесс — все открытия, и научные, и творческие, создавались в городах, а не в селе.

К тому же не весь мир будет стареть одинаково — возможно, приток молодых творческих сил придет из стран Африки или Индии. Но для этого нужно проникнуться мультикультурализмом, чтобы иммигранты не оседали в гетто, полностью изолировавшись от коренного населения, а могли интегрироваться в общество на своей новой родине.

Возможно, когда-нибудь процесс сокращения населения остановится. Людям надоест стареть без детей и внуков, и они постепенно вернутся к радости рождения и воспитания детей, даже если им будет за 40 или за 50.

Сокращение населения не обязательно должно быть синонимом социального упадка. Но это то, что должно произойти, и мы должны быть готовы к этому.

СМИ и авторы книг о будущем пугают читателей сценариями, ожидающими нас из-за перенаселения — нехватка ресурсов, войны, нищета. Но что, если их авторы глубоко ошибаются? Что, если нам стоит опасаться не перенаселения, а, наоборот, существенного его снижения?

Книга «Пустая планета» содержит много любопытных идей, которые иногда кажутся спорными и неоднозначными, но от этого не менее интересны. В целом, книгу можно воспринимать не как набор ответов, а как пищу для размышления — что, если общепринятая точка зрения на рост населения ошибочна? Что мы будем делать, если население существенно снизится? Как это повлияет на потребление и экономическое развитие?

В мире, который боится перенаселения, книга Джона Иббитсона и Даррела Брикера поможет многим пересмотреть свои взгляды на деторождение, семью, нехватку ресурсов, миграционную политику.

Каждый человек в отдельности и человечество в целом сами определяют своё будущее. Ответ на вопрос, каким оно будет, во многом зависит от нас самих.

состоятельных людей среднего класса в Западной Европе

Обновлено 25 мая 2017 г .: Эта версия отчета включает примечание по методологии, поясняющее, что оценки 1991 г. для Германии основаны только на выборке домохозяйств Западной Германии.

Состояние среднего класса в крупнейших экономиках Западной Европы движется в противоположном направлении. С 1991 по 2010 год доля взрослых, проживающих в домохозяйствах со средним уровнем дохода, увеличилась во Франции, Нидерландах и Соединенном Королевстве, но сократилась в Германии, Италии и Испании.

Расходящиеся траектории связаны с различиями в том, как менялись доходы домашних хозяйств в этих странах. Франция, Нидерланды и Великобритания испытали заметный рост располагаемого дохода домохозяйств (после уплаты налогов) с 1991 по 2010 год. Между тем, доходы либо оставались неизменными, либо падали в Германии, Италии и Испании.

Среди 11 западноевропейских стран, рассмотренных в этом отчете, Ирландия испытала самый быстрый рост доходов с 1991 по 2010 год. и — наибольший рост среднего класса.В некоторых других странах Западной Европы также наблюдался значительный рост доходов домохозяйств. Однако рост доходов не привел к увеличению среднего класса в этих странах. В эту группу стран входят Дания, Люксембург и Норвегия.

В целом доля среднего класса среди взрослого населения упала в семи из 11 исследованных западноевропейских стран, что отражает долгосрочное сокращение среднего класса в Соединенных Штатах. Отчасти уход из среднего класса является признаком экономического прогресса, независимо от изменений в доходах домохозяйств в целом.Это связано с тем, что сдвиг вовне сопровождается движением вверх по лестнице доходов в более высокий уровень доходов во всех странах с сокращающимся средним классом.

В то же время в большинстве стран с сокращающимся средним классом наблюдается движение вниз по лестнице доходов. В целом в большинстве стран с 1991 по 2010 год движение вверх по лестнице доходов больше, чем вниз, что привело к общему улучшению экономического положения.

Но также происходит обострение экономического разделения домашних хозяйств во многих западноевропейских странах и в США.S., поскольку относительно больше взрослых относятся к нижним и верхним уровням доходов и относительно меньшее их количество — к средним.

Кто средний доход?

В этом отчете взрослые со средним доходом имеют годовой располагаемый доход домохозяйства от двух третей до двукратного национального среднего располагаемого дохода домохозяйства после того, как доходы были скорректированы с учетом размера домохозяйства (см. Методологию). Располагаемый доход — доходы из всех источников, включая государственные трансферты, за вычетом подоходных налогов и отчислений на социальное страхование — является единственным сопоставимым показателем по странам в данных LIS за все интересующие годы.Границы доходов различаются в зависимости от страны в зависимости от среднего располагаемого дохода домохозяйства в стране. Таким образом, уровень жизни среднего класса и домохозяйств с другими уровнями доходов также различается в разных странах. Доход, который должен принадлежать к среднему классу, также меняется со временем с изменениями в среднем национальном доходе домохозяйства.

Использование располагаемого дохода домохозяйства в качестве показателя для определения уровней дохода отличает этот отчет от предыдущих анализов Pew Research Center, в которых в качестве показателя использовался валовой доход домохозяйства (до налогообложения).На основе валового дохода в 2010 году 51% взрослых американцев, по оценкам, жили в семьях со средним доходом. Но исходя из располагаемого дохода домохозяйства в 2010 году 59% американцев имели средний доход. Доля взрослых со средним уровнем дохода оценивается выше, если используется располагаемый доход, поскольку прогрессивная структура подоходного налога сокращает неравенство в доходах между домохозяйствами. В Приложении C представлены оценки, основанные как на располагаемом, так и на валовом доходе для выбранного числа стран.

Это одни из основных выводов нового сравнительного межнационального анализа, проведенного Pew Research Center с использованием данных Межнационального центра данных в Люксембурге (LIS), исследовательского центра, который согласовывает и предоставляет доступ к данным правительственных опросов и другие источники. Исследование охватывает период 1991-2010 годов для следующих стран: Дания, Финляндия, Франция, Германия, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Испания, Великобритания и США. Оценки на 2013 год для восьми из этих стран представлены в Приложение.

В этом отчете взрослые представители среднего класса живут в домохозяйствах с располагаемым доходом от двух третей до двукратного национального среднего располагаемого дохода домохозяйства. Располагаемый доход включает заработок, процентный доход и дивиденды, доход от аренды и трансфертный доход, такой как государственная помощь и семейные трансферты, но за вычетом подоходного налога и отчислений на социальное страхование. Это единственный показатель дохода, сопоставимый по всем странам в исходных данных.

Оценки дохода в этом отчете скорректированы с учетом размера домохозяйства и выражены в ценах 2011 года и паритете покупательной способности.Это позволяет сравнивать домохозяйства разного размера с поправкой на разницу в стоимости жизни во времени и между странами. Кроме того, для целей отчетности доходы масштабируются, чтобы отразить размер домохозяйства из трех человек. Средний размер семьи в США составляет 2,5 человека, а в странах Западной Европы — от двух до трех человек. (См. Текстовое поле «Кто такой средний доход?» И Методологию для получения подробной информации.)

По мировым стандартам, все страны, представленные в этом отчете, имеют высокие доходы.Разграничение их нижнего, среднего и верхнего уровней доходов основано на относительном благополучии домохозяйств в пределах этих стран. Домохозяйства со средним доходом в Западной Европе и США относятся к самым высоким уровням дохода в мире, и большинство домохозяйств с низкими доходами в этих странах будут относиться к глобальному среднему классу.

Некоторые из выводов отчета могут отражать влияние Великой рецессии 2007-2009 годов, которая ощущалась в США и Западной Европе, возможно, наиболее сильно в Ирландии, Италии и Испании.В частности, вполне вероятно, что уровни доходов в 2010 году были ниже, чем они могли бы отсутствовать во время рецессии в большинстве стран.

Средний доход или средний класс?

Термины «средний доход» и «средний класс» часто используются как синонимы. Это особенно верно среди экономистов, которые обычно определяют средний класс с точки зрения дохода или потребления. Но принадлежность к среднему классу может означать не только доход, будь то высшее образование, работа в качестве белых воротничков, экономическая безопасность, домовладение или наличие определенных социальных и политических ценностей.Класс также может быть состоянием души, то есть может быть вопросом самоидентификации (Pew Research Center, 2008, 2012). Взаимодействие этих многих факторов изучается в исследованиях Hout (2007) и Savage et al. (2013) и др.

В этом отчете семейный доход используется для группировки людей. По этой причине термин «средний доход» используется чаще, чем нет. Однако термин «средний класс» также иногда используется для демонстрации. Горник и Янтти включают несколько исследований, в которых используется подход, основанный на доходе, для изучения множества вопросов, связанных со средними классами в ряде стран.

На оценки долей людей, принадлежавших к среднему классу в 2010 году, также могла повлиять Великая рецессия. Но это влияние приглушается тем фактом, что доход, который необходимо включить в средний класс, со временем меняется, увеличиваясь по мере увеличения национального дохода и снижаясь по мере его уменьшения (см. Текстовое поле «Кто такой средний доход?»). По мере того, как границы доходов приспосабливаются к изменениям в общей экономической среде, движение людей в середину или из нее замедляется.

Несмотря на усиление интеграции и повсеместный рост, экономическая траектория Западной Европы далека от единой

Период после 1990 г. в Европе отмечен несколькими значительными экономическими и политическими событиями.За воссоединением Германии в 1990 году последовал Маастрихтский договор о Европейском союзе в 1993 году. Шенгенское соглашение вступило в силу в 1995 году, разрешив поездки без паспортов по большей части Европы, а евро вошел в обращение в 2002 году, укрепив экономические связи в Европе.

Но в западноевропейских экономиках дела пошли по-другому с появлением единого европейского рынка. Экономики юга, такие как Италия и Испания, не процветали, как северные страны, такие как Норвегия и Нидерланды.Ирландию, например, назвали кельтским тигром из-за быстрого роста ее экономики с 1990 года. По мнению аналитиков, британская экономика также расширилась благодаря реформам, начатым в 1980-х годах.

Германия, крупнейшая экономика в Западной Европе и мировой лидер, находилась в тяжелом положении с 1991 по 2010 год. Рост валового внутреннего продукта Германии на душу населения в 1990-е годы был самым низким среди стран, рассмотренных в этом отчете. Аналитики указывают на роль воссоединения Германии. как фактор, обусловивший невысокие экономические показатели 1990-х годов.Хотя в Германии с 2000 по 2010 год дела шли лучше, чем у некоторых других западных стран, она тоже почувствовала влияние Великой рецессии, и общий рост оставался медленным.

Сохраняются различия между странами Европейского Союза в уровнях доходов и производительности, результатах на рынке труда и общей конкурентоспособности некоторых стран. Среди стран, включенных в это исследование, Италия и Испания отстают от других по большинству этих показателей.

Выбранные страны Западной Европы также делятся на три широкие группы в зависимости от их общего дохода и доли взрослого населения среднего класса.В одну группу входят Испания, Италия, Великобритания и Ирландия. Национальный средний располагаемый доход в этих четырех странах составлял от 30 000 до 39 000 долларов в 2010 году, а доля среднего класса колебалась от 64 до 69%, что является самым низким доходом и самым маленьким средним классом среди исследованных западноевропейских стран.

Вторая группа стран включает Германию, Францию ​​и Финляндию с национальными средними располагаемыми доходами от 40 000 до 41 000 долларов США и долей среднего класса от 72% до 75%.В третью группу входят Люксембург, Нидерланды, Дания и Норвегия. Средний доход в этих странах колебался от 43 000 до 65 000 долларов США, а доля среднего класса увеличилась с 75% до 80% в 2010 году.

США представляют собой существенное исключение из этого общего соотношения между национальным доходом и долей среднего дохода. Средний доход в США — 53000 долларов — превышал средний доход во всех странах, кроме Люксембурга, в 2010 году. Однако, как уже отмечалось, доля среднего класса в США.С. (59%) меньше, чем в любой из выбранных стран Западной Европы.

Американский опыт отражает заметную разницу в распределении доходов в США по сравнению со многими странами Западной Европы. В частности, в США есть относительно большой уровень с высокими доходами, который находится далеко от также относительно большого уровня с более низким доходом. Это проявляется не только в уменьшении доли среднего дохода, но и в более высоком уровне неравенства доходов. Разрыв между доходами домохозяйств, находящихся в верхней части распределения доходов, и доходами домохозяйств, находящихся в нижней части, является самым большим в США.С.

По сравнению с Западной Европой средний класс США меньше, но его доход больше

В 2010 году домохозяйства в США были более разделены экономически, чем домохозяйства в странах Западной Европы, рассматриваемых в этом отчете. США — единственная страна, в которой менее шести из десяти взрослых относятся к среднему классу. Между тем, по сравнению с таковыми во многих странах Западной Европы, большая часть американцев имела либо более низкий доход (26%), либо высокий доход (15%).

Средний класс является значительным присутствием в проанализированных странах Западной Европы, хотя во многих странах он сокращается.Доли среднего класса варьировались от 64% в Испании до 80% в Дании и Норвегии в 2010 году. Доля взрослых с более низким доходом была самой низкой в ​​Нидерландах (13%) и самой высокой в ​​Испании (24%), а также с более высокими доходами. доли варьировались от 6% в Норвегии до 14% в Великобритании.

В финансовом отношении американский средний класс опережает средний класс в западноевропейских странах с точки зрения располагаемого дохода домохозяйств, за исключением Люксембурга. Домохозяйства со средним доходом в Люксембурге жили на 71 799 долларов в год в среднем в 2010 году, за которыми следовали 60 884 доллара в США.S. Средний класс в Италии жил со средним доходом в 35 608 долларов, что было самым скромным достатком среди 12 стран.

Аналогичным образом, доходы американцев с высокими доходами (135 709 долларов США в 2010 году) уступают только их аналогам в Люксембурге (154 350 долларов США). Домохозяйства с высоким уровнем дохода в Испании имели средний доход 77 946 долларов, что является самым низким показателем в этой группе. Напротив, американцы с низкими доходами находятся в середине списка с точки зрения доходов, отстают от взрослых с низкими доходами в Люксембурге, Норвегии, Нидерландах и Дании или едва ли им соответствуют.

Что нужно для того, чтобы быть средним классом, зависит от страны

Доход, необходимый для достижения среднего дохода, варьируется в зависимости от страны, поскольку границы основаны на среднем уровне располагаемого дохода в каждой стране. В 2010 году средний располагаемый доход составлял всего 31 885 долларов в Испании, но достигал 65 466 долларов в Люксембурге (с доходами, выраженными в ценах 2011 года и паритетах покупательной способности и стандартизированными для размера домохозяйства из трех человек). Это означало, что домохозяйство в Испании имело средний доход в 2010 году, если его располагаемый доход находился в диапазоне от 21 257 до 63 771 долл. США, в то время как домохозяйства со средним доходом в Люксембурге жили на 43 644–130 932 долл. США.

В США, где в 2010 году средний располагаемый доход домохозяйства по стране составлял 52 941 доллар США, диапазон среднего дохода составлял от 35 294 до 105 881 доллар США для семьи из трех человек. Этот уровень жизни примерно соответствовал домохозяйствам со средним доходом в Норвегии. Но домохозяйства со средним доходом в Нидерландах, Дании, Франции, Германии, Финляндии, Ирландии и Великобритании отставали, так же как и средний уровень в Италии, что отражает то же самое в Испании.

Роль среднего класса в развитых странах

Размер и благосостояние среднего класса взаимосвязаны с некоторыми ключевыми экономическими проблемами, стоящими перед развитым миром в этом столетии: неравенство доходов растет во многих странах, экономический рост вялый, а экономическая мобильность меньше, чем в прошлом. .

Небольшой средний класс или относительно менее обеспеченный средний класс часто отражает более неравное распределение доходов. В свою очередь, рост неравенства доходов создает неблагоприятный климат для экономического роста. Относительное снижение доходов семей с низкими и средними доходами может затруднить общее потребление в экономике, привести к чрезмерным заимствованиям этими семьями или создать препятствия для инвестиций в образование.

Более активный средний класс может также улучшить экономические перспективы будущих поколений.В США, например, сообщества с более крупными средними классами предлагают большую вероятность того, что дети будут испытывать восходящую мобильность по сравнению со статусом их родителей в распределении доходов. Аналогичная взаимосвязь существует и между странами, при этом мобильность между поколениями выше в странах с меньшим неравенством доходов.

Экономические интересы среднего класса или, в более общем плане, тех, кто не принадлежит к верхнему слою доходов, также могут способствовать изменениям в социальных и политических траекториях страны.Например, рост неравенства доходов в Америке может быть связан с усилением политической поляризации. Совсем недавно голоса, полученные Республиканской партией в общинах среднего класса Америки и среди избирателей из рабочего класса, были ключевыми факторами при избрании Дональда Трампа в 2016 году. Это возобновило интерес к тому, как продолжающийся экономический спад, автоматизация и глобализация повлияли на средние классы.

Дорожная карта к отчету

В этом отчете исследуется состояние среднего класса в США.С. и 11 стран Западной Европы и как их экономическое благосостояние изменилось с 1991 года. При проведении сравнений с течением времени домохозяйства, которые находились в нижнем, среднем или верхнем уровне дохода, скажем, в 2010 году сравниваются с домохозяйствами. на этих уровнях в 1991 или в другие годы. В анализе не учитываются одни и те же домохозяйства с течением времени, и некоторые домохозяйства со средним уровнем дохода в 1991 году могли переместиться на другой уровень в 2010 или 2013 годах. Демографический состав каждого уровня дохода также мог измениться за этот период.

Отчет организован следующим образом: в главе 1 представлены оценки размеров слоев населения с низким, средним и высоким уровнем дохода в США и некоторых странах Западной Европы. В нем также показано, как менялись уровни доходов с 1991 года. В главе 2 рассматриваются доходы каждого уровня и их изменение с течением времени, а в главе 3 рассматривается распределение совокупных доходов домохозяйств по уровням доходов в каждой стране.

В разделе «Методология» более подробно обсуждаются исходные данные и описывается, как доходы корректируются с учетом размера домохозяйства и прогнозируются с течением времени.В серии приложений представлены дополнительные данные до 2013 г .; более пристальный взгляд на то, как границы среднего дохода различаются в зависимости от размера домохозяйства в каждой стране и могут меняться со временем; доля взрослого населения с низкими, средними и высокими доходами в каждой стране, использующая валовой доход домохозяйства в качестве показателя для определения границ среднего дохода; доли населения каждого уровня дохода с использованием среднего располагаемого дохода домохозяйства в США в качестве стандарта для всех стран; более подробный взгляд на распределение доходов во всех странах; и диаграммы, показывающие изменения во времени относительных размеров каждого уровня дохода и среднего дохода каждого уровня во всех странах.

Домохозяйства со средним уровнем дохода определяются как семьи с доходом, который на две трети превышает средний располагаемый доход домохозяйства в их стране в два раза после того, как доходы были скорректированы с учетом размера домохозяйства. Домохозяйства с низкими доходами имеют доходы ниже двух третей медианы, а домохозяйства с высокими доходами имеют доходы более чем в два раза выше медианы. Границы доходов различаются в зависимости от страны в зависимости от медианного дохода домохозяйства в каждой стране.

Термины «средний доход» и «средний класс» используются в отчете как синонимы.

Располагаемый доход — это сумма заработка от работы, капитальный доход, такой как проценты и дивиденды, доход от аренды и трансфертный доход, такой как государственная помощь и семейные трансферты, за вычетом подоходного налога и отчислений на социальное страхование.

Оценки дохода скорректированы с учетом размера домохозяйства, масштабированы для отражения размера домохозяйства из трех человек и указаны в ценах и паритетах покупательной способности 2011 года. Паритеты покупательной способности — это обменные курсы, скорректированные с учетом различий в ценах на товары и услуги в разных странах.

Для некоторых из рассмотренных стран оценки 1991 г. получены на основе следующих лет исследования: Дания — 1992 г., Франция — 1989 г., Германия — 1989 г., Ирландия — 1987 г., Нидерланды — 1993 г., Испания — 1990 г. Оценки 1991 г. для Германии основаны на только на выборке (бывших) домохозяйств Западной Германии. Оценки для Финляндии, Италии, Люксембурга, Норвегии, Великобритании и США основаны на данных обзора 1991 года. Год «1991» используется для обозначения оценок по всем странам для удобства.

В большинстве стран в большинстве лет взрослые попадают в уровни дохода на основании дохода их домохозяйства в календарном году, предшествующем году проведения обследования. Таким образом, хотя данные о доходах в отчете относятся к 1991, 2000, 2010 и 2013 годам, распределение взрослого населения по уровням дохода часто выводится из подсчета населения в 1992, 2001, 2011 и 2014 годах.

В анализе не учитываются одни и те же домохозяйства с течением времени, и некоторые домохозяйства со средним уровнем дохода в 1991 году могли перейти на другой уровень в 2010 или 2013 годах.Демографический состав каждого уровня дохода также мог измениться за период.

Разница между числами или процентами вычисляется до округления исходных оценок.

Приложение B: Границы среднего дохода зависят от размера домохозяйства и меняются с течением времени

Доход, необходимый для того, чтобы относиться к среднему классу, зависит от количества людей в семье и также меняется со временем. Доход варьируется в зависимости от размера домохозяйства, поскольку меньшим домохозяйствам требуется меньший доход, чем большим домохозяйствам, чтобы поддерживать тот же образ жизни.Он меняется со временем, потому что домохозяйства со средним доходом определяются как домохозяйства с доходом, который на две трети превышает средний доход домохозяйства в стране в любой год в два раза. Поскольку средний национальный доход колеблется в зависимости от экономического роста и сокращения, границы, определяющие уровень среднего дохода, также меняются со временем.

Минимальный доход, необходимый для семьи из пяти человек, относящейся к категории среднего дохода, более чем в два раза превышает доход, необходимый для семьи из одного человека.В Дании, например, домашнему хозяйству из одного человека необходимо не менее 16 611 долларов, чтобы считаться средним доходом в 2010 году. Напротив, домашнему хозяйству из пяти человек требуется 37 143 доллара, чтобы считаться средним доходом. Точно так же порог для перехода к среднему уровню дохода в Испании варьируется от 12 273 долларов для семьи из одного человека до 27 443 долларов для семьи из пяти человек. (Доходы выражены в ценах 2011 года и паритете покупательной способности.)

Порог для перехода к слоям с более высоким уровнем дохода также варьируется в зависимости от размера домохозяйства.В Дании домохозяйства из одного человека, живущие на 49 833 долларов или более, относились к верхнему уровню дохода, но семьи из пяти человек должны были иметь доход в размере 111 430 долларов или больше. Этот образец повторяется во всех странах.

Поскольку средний национальный доход вырос с 1991 года в большинстве стран, порог для получения статуса среднего дохода с 1991 года также сдвинулся. В Норвегии, например, национальный средний располагаемый доход домохозяйства увеличился с 35 001 доллара в 1991 году до 57 031 доллара в 2013 году. в пересчете на размер домохозяйства три и выражены в ценах и паритетах покупательной способности 2011 года.В результате минимальный доход, который должен быть средним — две трети медианного значения по стране — увеличился с 23 334 доллара в 1991 году до 38 021 доллара в 2013 году для домохозяйств из трех человек.

Но рост доходов может прерываться. В США, например, Великая рецессия 2007-2009 годов привела к снижению национального медианного дохода с 2000 по 2013 год. В частности, средний доход домохозяйства в США увеличился с 48 343 долларов в 1991 году до 53 677 долларов в 2000 году, но упал до 52 195 долларов. в 2013.

С ростом располагаемых доходов в 1990-е годы порог для получения статуса среднего дохода в США увеличился с 32 229 долларов в 1991 году до 35 785 долларов в 2000 году для домохозяйств из трех человек, выраженных в ценах 2011 года и паритетах покупательной способности. Но с экономическим разворотом с 2000 года порог входа упал до 35 294 долларов США в 2010 году и упал еще до 34 797 долларов США к 2013 году. Аналогичным образом, верхний предел диапазона среднего дохода также увеличивался или уменьшался в США, начиная с 96 687 долларов США в 1991 году, повышаясь. до 107 354 долл. США в 2000 году и упала до 104 390 долл. США в 2013 году.

Финансовое благополучие слоев населения в Западной Европе

Финансовое благополучие людей с низким, средним и высоким уровнем дохода значительно различается в отдельных странах Западной Европы и США. Также имеются заметные различия в том, как располагаемые доходы трех экономических уровней менялись с течением времени. Домохозяйства в некоторых странах, таких как Ирландия, значительно повысили свой уровень жизни, но домашние хозяйства в Италии столкнулись с падением уровня жизни с 1991 года.

В целом, Люксембург, Нидерланды, Дания и Норвегия имели самые высокие медианные располагаемые доходы домохозяйств среди выбранных западноевропейских стран в 2010 году, за ними следуют Германия, Франция и Финляндия в середине, а за ними следуют Испания, Италия, Великобритания и Ирландия. Домохозяйства со средним и высоким доходом в США жили лучше, чем их коллеги в исследуемых странах Западной Европы, за исключением Люксембурга. Однако доходы домохозяйств с низкими доходами в США.Из обследованных С. отставал от таковых из нескольких западноевропейских стран.

С 1991 по 2010 год Ирландия, Норвегия и Великобритания лидировали в повышении доходов домашних хозяйств в целом и домашних хозяйств на каждом уровне доходов. Между тем, доходы домашних хозяйств в Италии значительно упали и практически не изменились в Германии и Испании. Рост доходов в США был медленнее, чем в большинстве стран Западной Европы.

Большой разрыв в доходах домохозяйств между выбранными странами

Люксембург отличался самым высоким национальным медианным доходом домохозяйства среди стран, охваченных этим отчетом.С 1991 по 2013 год за все изученные годы средний доход в Люксембурге был примерно вдвое выше, чем средний доход в странах с более низкими доходами из выбранных западноевропейских стран. Таким образом, даже внутри этой группы стран с развитой экономикой наблюдается значительный разрыв в доходах между странами.

В 1991 году средний доход домохозяйства в Люксембурге составлял 48 657 долларов, примерно столько же, сколько в США (48 343 доллара). Только две другие выбранные страны — Германия и Италия — имели средний доход выше 40 000 долларов в 1991 году.Средний доход Ирландии в 22 684 доллара был меньше половины дохода Люксембурга. Великобритания со средним показателем в 26 145 долларов США также сильно отстает от Люксембурга.

К 2010 году Люксембург по-прежнему занимал первое место, в то время как нижние ступени лестницы доходов занимали Италия и Испания. Средний доход в Испании в 2010 году — 31 885 долларов — был почти таким же, как и в 1991 году, но средний доход в Италии снизился с 40 265 долларов в 1991 году до 32 353 долларов в 2010 году, т.е. потеря 20%. Между тем, сильный рост доходов в Ирландии — со среднего 22 684 долларов до 39 067 долларов, рост на 72% — и в Великобритании — с 26 145 долларов до 37 826 долларов, увеличившись на 45% — поднял домохозяйства в этих странах в рейтинге на основе среднего дохода.

Норвегия (49%), Франция (33%) и Дания (27%) также зарегистрировали значительный рост реальных доходов с 1991 по 2010 год. Средний доход в США увеличился только на 10%, с 48 343 долларов в 1991 году до 52 941 долларов в 2010 году. В результате США, которые были связаны с Люксембургом (48 657 долларов США) с самым высоким средним доходом в 1991 году, уступили Норвегии (52 304 доллара США) в 2010 году и значительно отстали от Люксембурга (65 466 долларов США).

Большинство стран продолжали ощущать на себе последствия Великой рецессии до 2013 года.Доходы не изменились в Финляндии, Германии, Люксембурге, Испании, Великобритании и США с 2010 по 2013 год, но средний доход домашних хозяйств в Нидерландах снизился с 43192 долларов в 2010 году до 41083 долларов в 2013 году (см. Оценки на 2013 год в приложении A. )

В Норвегии рецессия была более умеренной по сравнению с другими исследованными странами, и ее экономика восстанавливалась быстрее. Таким образом, Норвегия является исключением в посткризисный период, подняв средний доход ее домохозяйств с 52 304 долларов в 2010 году до 57 031 долларов в 2013 году.К 2013 году типичная семья в Норвегии жила примерно на 5000 долларов в год больше, чем типичная семья в США.

Доходы среднего класса являются одними из самых высоких в США, но американцы с низкими доходами уступают многим странам Западной Европы

В 2010 году средний располагаемый доход американского среднего класса был выше, чем медианный средний класс во многих исследованных странах Западной Европы, уступая только Люксембургу. В тот год домохозяйства среднего класса в США жили на средний располагаемый доход в 60 884 доллара по сравнению с 71 799 долларами в Люксембурге.Однако к 2013 году средний класс в Норвегии также опередил американский средний класс, заработав в среднем 62 014 долларов по сравнению с 59 940 долларами в США

.

Средние классы в Италии и Испании зарабатывали меньше, чем другие в течение большей части обследованных лет. В Испании доходы среднего класса практически не изменились, составив 34 250 долларов в 1991 году и 35 879 долларов в 2013 году. В Италии средний доход семьи среднего класса резко упал с 44 508 долларов в 1991 году до 35 608 долларов в 2010 году, последнем доступном году.Домохозяйства среднего класса в Финляндии и Германии также испытали умеренный рост своих доходов с 1991 по 2013 год (см. Приложение A, где приведены оценки на 2013 год).

Заработок домохозяйств с высокими доходами в разных странах различается одинаково. Высший уровень доходов в Люксембурге занимал первое место со средним доходом в 154 350 долларов США в 2010 году, за которым следуют 135 709 долларов США в домохозяйствах с высоким уровнем дохода в Испании (77 946 долларов США в среднем) и Италии (80 658 долларов США), зарабатывающие вдвое меньше, чем верхние. -доход домохозяйств в Люксембурге в 2010 году.Это положение практически не изменилось с 1991 года.

Домохозяйства с низкими доходами в нескольких странах Западной Европы зарабатывают больше, чем домохозяйства с низкими доходами в США. В 2010 году средний доход домохозяйств с низкими доходами в Дании (23 927 долл. США), Нидерландах (24 172 долл. США), Норвегии (27 097 долл. США) и Люксембурге. (35 769 долларов США) соответствовали или превышали медианное значение в США (23 818 долларов США). В то же время средний доход домохозяйств с низкими доходами в Финляндии, Франции, Германии, Ирландии и Великобритании — около 20 000 долларов и выше — не отставал от США.С. значительно.

Доходы среднего класса растут, но в некоторых странах доходы выше для домохозяйств

Ирландия опережала другие страны по темпам роста доходов с 1991 по 2010 год, будь то страны с низким, средним или высоким уровнем доходов. Напротив, все уровни дохода в Италии испытали резкое падение среднего дохода, а домохозяйства с низкими доходами в Испании и Германии понесли умеренные убытки. Между тем, финансовое положение домохозяйств со средним уровнем дохода ухудшилось по сравнению с статусом домохозяйств с высоким уровнем дохода во многих странах в течение этого периода.

Домохозяйства среднего класса в Ирландии испытали прирост среднего дохода на 71% с 1991 по 2010 год. Это намного опережает рост среднего класса на 48% в Норвегии или рост на 37% в Люксембурге и 35%. в Соединенном Королевстве. Однако в Италии средний класс потерял 20% своего среднего дохода с 1991 по 2010 год.

Рост доходов среднего класса часто превышал рост домашних хозяйств с высокими доходами с 1991 по 2010 год. Так было в Ирландии, где средний доход увеличился на 71% для среднего класса и 65% для более высокого уровня доходов.Домохозяйства среднего класса также сократили финансовый разрыв по сравнению с домохозяйствами с высокими доходами в Германии, Люксембурге, Норвегии и Испании.

Однако в период с 1991 по 2010 год домохозяйства со средним доходом уступили финансовое положение домохозяйствам с высоким доходом. Это было наиболее заметно в Великобритании, где рост среднего дохода для домохозяйств с высоким доходом (50%) был намного больше. чем прирост для домохозяйств со средним доходом (35%). Кроме того, прирост для домохозяйств с высоким доходом в Нидерландах (22%) был намного больше, чем прирост для домохозяйств со средним доходом (11%).

Прибыли или убытки для уровня с более низким доходом, как правило, аналогичны прибылям или убыткам для других уровней дохода. Ирландия и Великобритания заняли первое место, при этом медианные доходы слоев с более низким доходом выросли на 73% и 52% с 1991 по 2010 год, соответственно. Уровни с более низким доходом также испытали значительный рост доходов в Дании, Франции, Люксембурге и Норвегии. Но средний доход слоев населения с низкими доходами в Германии и Испании упал на 5%. Даже в этом случае это было значительно меньше, чем 23% -ная потеря дохода, которую испытала группа с более низким доходом в Италии.

Денежный прирост для всех уровней дохода в США был относительно скромным по сравнению с большинством исследованных западноевропейских стран. Уровни доходов с низким, средним и высоким уровнем дохода в Дании, Франции, Ирландии, Люксембурге, Нидерландах, Норвегии и Великобритании в период с 1991 по 2010 год показали больший рост доходов, чем их коллеги в США. Но все уровни доходов в США достигли большего. рост доходов по сравнению с соответствующими уровнями в Финляндии, Германии, Италии и Испании.

Доля среднего класса в совокупном доходе домохозяйств во многих странах Западной Европы падает.

Доля совокупного дохода домохозяйств, принадлежащих домохозяйствам со средним доходом, упала в большинстве исследованных стран с 1991 по 2010 год.Это связано с тем, что во многих изученных странах доля взрослого населения со средним уровнем дохода снизилась, а уровень доходов населения с более высоким уровнем доходов в этот период времени продемонстрировал более высокие темпы роста доходов. Результатом стало увеличение доли совокупного дохода домохозяйства, принадлежащей слою с более высокими доходами, при этом доля, принадлежащая слою с более низким доходом, в основном не изменилась.

Наиболее существенный сдвиг в доле совокупного дохода домохозяйства от среднего класса к верхнему уровню доходов произошел в Финляндии.Доля среднего уровня доходов в совокупном доходе этой страны упала с 85% в 1991 году до 74% в 2010 году, или на 11 процентных пунктов. Это было почти полностью результатом снижения на 7 процентных пунктов доли населения со средним уровнем дохода в Финляндии с 82% в 1991 году до 75% в 2010 году.

Другие страны с заметным сдвигом доли совокупного дохода от среднего к верхнему включают Германию и США. В Германии доля среднего уровня дохода в совокупном доходе домохозяйств снизилась с 77% в 1991 году до 70% в 2010 году. а доля высшего уровня доходов выросла с 15% до 22%.В США доля среднего класса в совокупном доходе домохозяйств снизилась с 62% до 56%, в то время как доля лиц с высокими доходами увеличилась с 28% до 34% с 1991 по 2010 год.

Ирландия и Великобритания являются единственными странами, которые имеют доля среднего класса в совокупном доходе домохозяйств, принадлежащая среднему классу, увеличилась с 1991 по 2010 год. При значительном увеличении доли населения со средним уровнем дохода в Ирландии доля среднего класса в доходах также увеличилась с 60% в 1991 году до 66%. в 2010 году. Точно так же более крупный средний класс в Великобритании увеличил свою долю совокупного дохода домохозяйств с 58% в 1991 году до 61% в 2010 году.

Сокращение доли совокупного дохода домохозяйств, принадлежащих домохозяйствам со средним доходом, продолжалось в течение 2013 года в большинстве стран, по которым имеются данные. В Нидерландах эта доля упала с 77% в 2010 году до 75% в 2013 году, а в США доля упала с 56% до 54%. Но эта доля увеличилась примерно на 1 процентный пункт в Финляндии и Великобритании (см. Приложение A).

Размер среднего класса в стране и доля среднего класса в совокупном доходе тесно взаимосвязаны.Страны с меньшей долей взрослого населения в домохозяйствах со средним доходом, такие как Ирландия, Италия, Испания, Великобритания и США, также являются странами, в которых доли среднего класса в совокупном доходе меньше, чем в других странах. С другой стороны, страны с относительно большим средним классом, такие как Дания, Финляндия, Нидерланды и Норвегия, также имеют более высокую долю совокупного дохода домохозяйств в руках домохозяйств среднего класса.

Есть ли в Европе кризис среднего класса?

Казалось бы, средний класс держит экономическую судьбу мира в своих руках, учитывая частоту, с которой он появляется в дебатах в СМИ и академических дискуссиях.Большой процветающий средний класс ассоциируется с сочетанием стабильной политической системы и устойчивых темпов экономического роста. Напротив, общество с небольшим или неполноценным средним классом связано с политической напряженностью и экономической хрупкостью (см. Здесь, здесь и здесь).

Исторически Европа была типичным обществом среднего класса, учитывая более низкий уровень неравенства и всеобъемлющее государство всеобщего благосостояния. Это государство всеобщего благосостояния возникло в XIX веке, когда растущий средний класс поддержал расширение общественных услуг и программ социальной помощи, направленных на самозащиту и, в свою очередь, на помощь бедным людям в его рядах.

Тем не менее, после мирового финансового кризиса 2009 года европейский средний класс, казалось, продемонстрировал беспрецедентный уровень уязвимости. Спустя почти десять лет после кризиса в общественных дебатах возникает более широкий вопрос: находится ли европейский средний класс в кризисе? Находятся ли страны с переходной экономикой в ​​восточной части региона, которые все являются странами со средним уровнем дохода, рискуют не достичь среднего класса?

Это зависит от того, означает ли «кризис», что средний класс сокращается или что средний класс — это не то, чем было раньше.

По размерам тенденции не так уж и опасны. Однако с точки зрения уязвимости ситуация ухудшается. Как показывает предстоящий отчет о выравнивании игрового поля, средний класс не опустошается, а становится более хрупким.

Есть много способов измерить средний класс. Наш абсолютный порог для среднего класса определяется с использованием подхода уязвимости. Используя панельные данные Статистики Европейского Союза о доходах и условиях жизни, пороговый уровень дохода оценивается таким образом, что выше этого уровня вероятность попадания в бедность является достаточно низкой.Это означает, что отсутствие бедности не делает вас средним классом. Между средним классом и бедными есть третья группа, которая не является бедной, но все же сталкивается с высокой вероятностью вернуться в бедность при наличии шока.

Используя это абсолютное, теперь широко используемое определение среднего класса, мы видим, что с размером среднего класса в Европе мало что изменилось (рис. 1). В странах с переходной экономикой средний класс фактически расширялся на протяжении большей части периода, хотя это расширение потеряло импульс.Между тем в Западной Европе мало что изменилось. Эти результаты будут такими же, если мы используем относительную меру для определения среднего класса (например, 75–125 процентов среднего дохода).

Рисунок 1. Размер среднего класса остается стабильным

Средний класс в Европе стал более хрупким

Изменение размера среднего класса — не самая актуальная история за последние десятилетия. Несмотря на то, что тенденции изменения размера среднего класса были относительно статичными (особенно за последние 10 лет), тенденции уязвимости были заметно динамичными.В то время как доля населения в Европе, которую можно было бы отнести к среднему классу, достигла плато, уязвимость его членов перед тем, как снова оказаться в нищете, возросла.

Используя черту бедности в 21,70 доллара в день (в терминах паритета покупательной способности), которая была предложена для стран с высоким уровнем дохода, порог дохода, выше которого человек принадлежит к среднему классу, что означает, что они имеют достаточно низкую вероятность попасть в бедность. — с 2005 по 2008 год в ЕС составлял около 34 долларов в день.Менее чем за десять лет этот порог увеличился на 20 процентов до 40 долларов в день (рис. 2). Этот сдвиг в сторону повышения уязвимости можно было бы назвать «страховой премией», необходимой для снижения риска бедности. Эта надбавка может быть шокирующе высокой — 100 и более процентов. В Болгарии, например, он вырос с 14 до 32 долларов в день, а в Латвии — с 22 до 44 долларов.

Рисунок 2. Средний класс в ЕС стал более уязвимым.

Источник: расчеты авторов по данным EU-SILC UDB-L

Хотя эти данные относятся только к более богатой половине Европы и Центральной Азии, они наводят на мысль о региональной тенденции: хотя размер среднего класса оставался стабильным в недавнем прошлом, уязвимость выпадения из этой группы в бедность снизилась. повысился.

Это повышение уязвимости, связанное также с изменением профиля представителей среднего класса, согласуется с представлением о том, что средний класс проигрывает, что приводит к жарким политическим дебатам и предложениям по пересмотру систем налогообложения и социальной защиты. Это также имеет значение для политических платформ, которые средний класс готов поддерживать. Но это темы для другого сообщения в блоге.

Кто такие «средние»? — Борьба европейского среднего класса за повышение уровня жизни

Давление среднего класса, о котором много говорят в Европе, реально, но оно сильно отличается от страны к стране.Это давление больше всего ощущается в странах, наиболее пострадавших от финансового кризиса, таких как Испания, Италия, Португалия и Греция, где меры жесткой экономии, направленные на сокращение государственного долга, сильно повлияли на уровень жизни среднего класса. Но даже в некоторых из наиболее стабильных экономик Европы средний класс испытывает трудности, что может быть одним из факторов роста радикальных националистических партий по всему континенту.

Средний класс в Европе недавно переместился в центр дебатов об экономическом росте, распределении богатства и социальной мобильности — и не без оснований.Глядя на тенденции европейского среднего класса, измеряемые с точки зрения дохода, богатства, рода занятий и навыков, картина не выглядит радужной. Доля «среднего» в Европе снижается в половине европейских государств-членов. И хотя тенденции в разных странах различаются, страны, находящиеся в середине, изо всех сил пытаются получить лучшие рабочие места и увеличить свои сбережения и не могут полагаться на стоимость собственности для создания богатства. В то время как прошлые поколения европейских семей среднего класса могли рассчитывать на улучшение своего уровня жизни, нынешнее поколение не уверено в лучшем будущем.

Тенденции социальной мобильности на основе доходов отражаются в оборотных активах среднего класса. Уязвимость, от которой страдает четверть среднего класса в Европе, проявляется во многих формах: сокращение активов в результате снижения доходов и сокращения социального обеспечения, нестабильные условия труда и рост потери рабочих мест в традиционных профессиях среднего класса. Различные стратегии выживания европейских правительств, которые либо защищают середину путем перераспределения, либо обременяют их для увеличения государственных доходов и уменьшения долга, оставили свой след на политическом ландшафте Европы.

Однако было бы слишком смелым просто сказать, что весь средний класс в Европе сокращается или находится под угрозой. Европейский средний класс — это не единое целое или социальная группа. Они сталкиваются с разными трудностями и имеют разные интересы не только между странами из-за разных подходов к политике, но и внутри стран. Некоторые части середины движутся вверх, а другие — назад. Если мы не укажем, кто движется и в каком направлении, то утверждение о том, что центр Европы сжимается, мало что скажет.При этом становится все более очевидным, что группы с низкими и средними доходами и квалифицированные группы в рамках среднего класса Европы изо всех сил пытаются улучшить свой уровень жизни.

В социальной архитектуре Европы есть место для политики, направленной на улучшение положения середины. Исландия показала, как страна, сильно пострадавшая от финансового кризиса, может сохранить свой средний класс за счет политики перераспределения. Польша ввела «отпуск по причине бездействия», чтобы противодействовать коллективным увольнениям, которые могут привести к бедности домохозяйства из низшего среднего класса.В Ирландии были задействованы новые механизмы гражданского диалога, призванные укрепить политическую власть среднего и ослабить социальную напряженность. Эти инициативы могут потребовать значительных инвестиций со стороны национальных правительств, но кусать руку среднего класса, который раньше кормил эти государственные бюджеты, не является жизнеспособным решением.

Мировые тренды на середине

Есть также хорошие новости о среднем классе, но в основном в развивающихся странах. Недавнее исследование провозгласило рост «глобальной середины».Марио Пеццини из Центра развития Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) ожидает, что глобальный средний показатель увеличится с 1,8 миллиарда в 2009 году до 3,2 миллиарда к 2020 году. средний класс увеличился вдвое в Латинской Америке, увеличился в три раза в Восточной Европе и удивительно вырос в семь раз в Азии с 2000 года. 2 Сегодня только 30% мирового среднего класса проживает в Северной Америке и Западной Европе, что значительно меньше 60 % в 2000 г.

Это вызвало ожесточенные дебаты в Соединенных Штатах о состоянии и будущем среднего класса в глобализированном мире. Середина была предметом споров в США с конца 1990-х годов из-за опасений по поводу аутсорсинга и деиндустриализации. Поскольку США в гораздо меньшей степени являются государством всеобщего благосостояния, чем ЕС, средний класс изображается пропавшим без вести, находящимся под угрозой исчезновения, хрупким или зажатым и в целом борющимся за выживание. Правительство США при президенте Бараке Обаме даже создало Целевую группу среднего класса, чтобы остановить исчезновение этого исчезающего вида.

Но что именно происходит с серединой? Его нужно сохранять? И если да, то как? Кто принадлежит к этой группе и что значит быть средним классом в Европе с точки зрения повседневной жизни?

Различные способы взгляда на середину

В то время как социально-политические определения в традициях Карла Маркса и Макса Вебера определяют такие детерминанты, как образование, профессия и уровень квалификации или даже самоидентификация, как определяющие средний класс, большинство современных экономических исследований сосредоточено на распределении доходов и уровнях потребления, чтобы определить, кто принадлежит к середине.В целом, для понимания того, что произошло со средним классом в Европе, можно использовать четыре основных аспекта: доход и потребление, уязвимость к скатыванию в бедность после экономических потрясений, род занятий и навыки, а также самооценка. Однако взгляд на европейский средний класс через эти четыре призмы не дает единой картины.

Зачем в первую очередь смотреть на доход? Уровень дохода как наиболее простой индикатор экономической мощи или «экономической власти» человека 3 позволяет сделать прямые выводы о социальном статусе в мире, управляемом капиталом.Определения среднего класса на основе дохода основаны либо на относительном доходе, либо на доходе в абсолютном выражении. Относительные определения процентилей использования дохода или медианных / средних значений, которые позиционируют средний класс в национальном или региональном контексте по отношению к другим доходным группам. Абсолютные определения объединяют данные из развитых и развивающихся стран и определяют глобальный порог и верхний уровень членства в среднем классе. Хотя этот подход наглядно демонстрирует серьезные различия между средним звеном в развивающихся и развитых странах с точки зрения уровня жизни, абсолютные определения дают мало информации об истинном жизненном опыте среднего звена в контексте их соответствующих стран (см. Дополнительную информацию во вставке 1 в конце). этой статьи).

Падающая середина

Одно из стандартных относительных определений помещает средний класс между 75% и 125% национального среднего дохода. В Дании, Норвегии и Швеции на долю населения с этим конкретным параметром доходов приходится почти половина населения. Однако в Мексике, Великобритании и США по этому показателю средний класс не составлял бы даже трети населения. 4

Кажется, что чем выше средний доход среднего класса в европейских странах, тем он больше.Европейские страны с самым большим средним классом в 2012 году, а именно Люксембург, Норвегия и Дания, также имеют самый высокий средний доход для домохозяйств среднего класса. Обратное, однако, не так однозначно: страны с самым низким средним доходом среднего класса могут принимать небольшой (Румыния, Болгария) или большой (Венгрия, Словакия) средний класс. 5

Основываясь на национальных обследованиях доходов домашних хозяйств с 1960-х по 2009 г., Люксембургское исследование доходов (LIS) показало, что в 12 странах Европы, включая Германию, Польшу и Бельгию, доля среднего класса снизилась за последние 20 лет.Тем не менее, эти существенные сокращения доли национального миддла произошли в разное время. По всему континенту средний показатель сократился до 10% в таких западноевропейских экономических центрах, как Люксембург, Бельгия и Германия. Что касается сокращающегося среднего немецкого общества, МОТ подтверждает теорию нисходящего сползания: в период с 1997 по 2012 год 5,5 миллиона человек из среднего класса стали низкооплачиваемыми работниками, в то время как лишь 0,5 миллиона перешли в разряд высших слоев общества. 6

Средний показатель сократился на 11% в странах с высоким уровнем доходов Восточной Европы (Польша, Чехия и Словакия) с 1960 по 2009 год. 7 В Румынии доля среднего класса составляла 20% в 2008 году, упав до всего лишь 10% во время финансового кризиса. 8 Однако единого ответа на финансовый кризис не было. В то время как средний класс быстро сократился в Люксембурге и Словакии и умеренно в Германии, Финляндии и Румынии после финансового кризиса 2007 года, он стабилизировался в Бельгии и даже увеличился в Чешской Республике и Польше. Однако в последних двух странах средний класс оставался намного ниже своего первого зарегистрированного уровня в середине 1990-х годов. 9


Рисунок 1: Доля среднего класса с точки зрения уровня доходов в Словакии (слева) и Чехии (справа (Режис Биго, Патриция Крутте и др. (2012), Средние классы в Европе: данные LIS) Data, Серия рабочих документов LIS, № 580, стр.15)

Может ли такая различная динамика после финансового кризиса быть объяснена социальной политикой соответствующих государств? Примеры Чехии (в которой средний показатель сильно увеличился) и Словакии (где средний показатель резко снизился) вызывают недоумение.Оба штата полагались на фиксированный подоходный налог более 20 лет и наблюдали устойчивый рост уровня доходов, что стимулировало экономический рост и инвестиции. Поразительно, но Словакия является одним из крупнейших перераспределителей богатства в ОЭСР, где государственные расходы составляют 50% ВВП, что делает ее лидером среди группы стран с аналогичным уровнем развития. Таким образом, сокращение словацкого среднего класса можно частично объяснить переходом большого числа его членов в высший класс.По данным ОЭСР, государственные трансферты в Словакии привели к росту доходов населения в период с 2007 по 2010 год, что является исключением в охваченной кризисом Европе. Однако в долгосрочной перспективе как в Словакии, так и в Чехии наблюдается сокращение среднего класса. Поэтому такие данные показывают, насколько сложно делать простые выводы, ведь на статус середины одновременно влияет множество факторов.


Рисунок 2: Рыночный доход в странах ОЭСР в период с 2007 по 2010 год, Источник: Майкл Форстер, Горацио Леви (май 2013 г.), «Кризис снижает доход и оказывает давление на неравенство и бедность», результаты из базы данных ОЭСР по распределению доходов, ОЭСР.

Стабильная и восходящая середина

С другой стороны, доля среднего звена во Франции, Великобритании, Италии, Испании и Нидерландах оставалась стабильной в течение того же долгосрочного периода (с 1960 по 2009 год) и даже увеличивалась в Дании, Ирландии, Греции и Венгрии. 10


Рисунок 3. Доля среднего класса в Ирландии (вверху слева), Греции (внизу слева), Венгрии (внизу справа) (Средние классы в Европе: данные LIS, стр.18)

Но разве это хорошие новости? Ирландия, Греция и Венгрия — три из европейских стран, наиболее пострадавших от экономического кризиса. 11 Можно предположить, что рост среднего класса является результатом нисходящей социальной мобильности ранее богатых, хотя мнения расходятся в отношении того, какая социальная группа действительно взяла на себя бремя кризиса в этих странах. 12

Что делает проблемным рассмотрение размера групп со средним доходом, так это то, что на их положение влияет множество факторов. Снижение или увеличение доли среднего бизнеса в зависимости от дохода не дает понимания коренных причин этой динамики.И снижение или рост доходов среднего не обязательно означает, что его размер также изменился, особенно если такие изменения в уровне доходов затрагивают все слои общества. В случае коллапса экономики, например, в Греции, средний доход по всей стране быстро упал, но это не повлияло на долю среднего дохода в стране. Таким образом, наличие большого среднего класса, основанного исключительно на доходе, не является достаточным показателем социального прогресса или процветания, как показывают результаты исследования Social Inclusion Monitor, проведенного Фондом Бертельсмана за 2014 год, и отчеты Европейской комиссии о социальной ситуации и ситуации с занятостью в Европе. 13

Находится посередине, но малоактивен

Таким образом, доход сам по себе не может точно описать, кто принадлежит к среднему, или что это означает с точки зрения повседневной жизни. В то время как потребители среднего класса являются новым явлением в странах с развивающейся экономикой, средний класс в развитых странах столкнулся с сокращением своих активов и сбережений. Отчасти это связано со снижением доходов, но также с сокращением социальных расходов, что вынуждает средний класс все больше вкладывать средства в частные пенсии и здравоохранение.

Потребление, в отличие от дохода, включает в себя все ресурсы и долгосрочные активы домохозяйства, такие как сбережения и страхование. 14 Экономическая безопасность, связанная со средним классом, требует, чтобы домохозяйства владели реальными и финансовыми активами, которые выходят за рамки необходимости, такими как дома и автомобили, страховое покрытие и увеличение расходов на здравоохранение и образование. 15 Рынки быстро реагируют на изменение социальных структур и, как следствие, на модели потребления.В интервью The New York Times представитель PricewaterhouseCoopers заявил, что американские компании не хотели бы «застревать посередине» на фоне растущего спроса на товары высокого класса и товаров по демпинговым ценам со стороны американских потребителей 16 Традиционные розничные торговцы среднего класса наблюдается снижение доли инвесторов, а также сокращение клиентской базы сетей ресторанов среднего уровня.

Активы, такие как сбережения и страхование, также могут изменить статус класса в зависимости от дохода, и не только в лучшую сторону.Домохозяйства среднего класса, чьи активы не могут служить амортизатором в случае внезапной потери дохода, называются «бедными активами». 17 Столкнувшись с такой внезапной потерей дохода, около половины немцев и американцев среднего класса не имели бы достаточно финансовых средств, чтобы поддерживать свой уровень жизни на черте бедности в течение как минимум трех месяцев. Эта мера сократит национальный средний класс в этих странах до 31% или меньше. 18

В 2014 г. 15% населения Европы испытали финансовые затруднения (определяемые как необходимость полагаться на сбережения или брать на себя долги) — исторически высокий уровень. 19 Поскольку как сбережения, так и право брать ссуды можно отнести к среднему доходу, это свидетельствует о том, что европейский средний класс испытывает давление. Отчет Allianz о мировом благосостоянии за 2014 год показал, что сбережения в Западной Европе постоянно сокращаются, причем уровень сбережений сократился вдвое по сравнению с докризисным максимумом 2005 года. Однако сбережения остаются предпочтительным финансовым активом для западноевропейцев, которые вместе со страховыми полисами и пенсиями составляют 70% их инвестиционного портфеля. 20 Согласно этому отчету, домохозяйства еврозоны не только снизили норму сбережений, но в то же время увеличили свои обязательства.

Средний класс превратился в новую группу должников, которые, чаще всего из-за неожиданной безработицы, не могут платить за еду или образование своих детей, как наблюдал Еврофонд в Португалии и Ирландии. 21 Поразительно, но именно стремление к традиционному образу жизни среднего класса, с владением домом и автомобилем, а также с использованием дорогих потребительских технологий, приводит большинство домашних хозяйств среднего класса к чрезмерной задолженности. 22

Не плохо, но чуть-чуть не средне

Уязвимость к бедности ставит под сомнение значение ярлыка «средний класс», если посмотреть на реальный уровень жизни. Индикаторы уязвимости в основном основаны на потреблении и активах. Четверть европейского населения, принадлежащая к уязвимому среднему сегменту, не может позволить себе покупать товары сверх необходимости, имеет значительные кредиты и зависит от доходов от социальных выплат.

Исходя из предположения, что принадлежность к среднему классу означает экономическую безопасность, подход, основанный на уязвимости, различает «надежно средний класс» и «больше не бедный, но не совсем средний». 23 Экономисты Всемирного банка Луи Ф. Лопес-Кальва и Эдуардо Ортис-Хуарес устанавливают абсолютный нижний порог среднего класса с 10% -ной вероятностью попадания в бедность, избегая того, что они называют общим недостатком современных исследований, а именно: бедные в категорию среднего класса. 24 Президент Центра глобального развития Нэнси Бердсолл прогнозирует, что к 2030 году только в Латинской Америке 250 миллионов человек попадут в эту группу, которую она называет «борцами». 25

Подход уязвимости демонстрирует, что знаменитый рост среднего звена в развивающихся странах является упрощенным и преждевременным, а также иллюстрирует ужасную ситуацию в Европе. Хотя количество борющихся Бердсолл может повлечь за собой как восходящую, так и нисходящую социальную мобильность, это означает фактическую экономическую незащищенность. В Европе борцов называют страдающими «материальными лишениями». 26 В Европейском союзе 25,4% населения подвержены риску скатиться в бедность, включая часть среднего класса, и эта цифра выросла на 2% с 2009 года, согласно исследованию социальной интеграции Bertelsmann Foundation за 2014 год. 27

Что еще больше отличает верхний средний класс от его низшего сословия в Европе и связано с борцами в странах с развивающейся экономикой, так это их источники дохода. Для низшего среднего класса в 12 странах ЕС-28, включая Швецию, Норвегию, Польшу, Эстонию и Венгрию, доход от социальных трансфертов (таких как пособия по безработице, детские и семейные пособия и пособия по старости) составляет около половины. своего дохода. В 5 из этих 12 стран социальные выплаты составляют более 50%.Венгрия, в которой также проживает один из крупнейших средних классов на континенте, удерживает рекордные показатели: 63% доходов нижнего среднего класса получают за счет социальных выплат. 28 В США, по данным консервативного Wall Street Journal, денежные переводы среднему классу увеличились на 25,9% с докризисного 2007 года, в то время как выплаты среднего подоходного налога упали на 24,4%. 29

Влияние рецессии на средний класс

Экономический кризис оставил свой след в центре мира.Домовладение (часто связанное с ипотекой), как традиционная характеристика среднего класса, было разрушено из-за лопнувшего пузыря на рынке жилья. Еще одним фактором являются меры жесткой экономии в виде социальной политики и политики на рынке труда, ориентированной на середину. В результате этих факторов уровень жизни среднего населения снизился в странах, наиболее пострадавших от финансового кризиса, хотя и не так резко, как для групп с более низким доходом.

В Соединенных Штатах влияние финансового кризиса на группу со средним доходом лучше всего прослеживается через медианное значение благосостояния (т.е., активы с вычетом долга). В то время как благосостояние людей с высокими доходами осталось неизменным, медианное благосостояние снизилось почти на треть. 30 Зависимость среднего класса от собственного капитала, составляющего 40% его активов, является одной из причин, почему эта группа больше всего пострадала, когда лопнул пузырь на рынке жилья. Доходы среднего класса США оставались неизменными даже до кризиса, при этом средний доход на душу населения в размере 18 700 долларов США в 2010 году не изменился с 2000 года. американцы среднего класса заявили в 2012 году, что их уровень жизни снизился по сравнению с тем, что было десять лет назад. 32

Аналогичным образом, в странах Европы, которые больше всего пострадали от финансового кризиса, наблюдался не только рост безработицы в секторе со средним уровнем дохода, но и обострение положения среднего класса из-за значительного сокращения системы социальной защиты и снижения качества общественные услуги. 33 И, если они владели собственностью, стоимость их собственности значительно снизилась.

Насколько радикально изменился жизненный опыт, описывается в ситуации середины в отношении самых основных потребностей.Представители греческой середины больше не могут удовлетворять свои медицинские потребности, 34 — тенденция, которая отражается во всей Европе. Стоимость — самый ограничивающий фактор при доступе к медицинскому обслуживанию — резко возросла после финансового кризиса. 35 В ЕС-28 около 45% группы со средним доходом сообщают о трудностях сводить концы с концами, при этом национальные различия достигают 86% в Греции и Эстонии по сравнению с 17% в Люксембурге (см. Диаграмму 4). ). 36


Трудности сводить концы с концами, по квартилям дохода (%), Еврофонд, «3-е Европейское исследование качества жизни» (2012)

Что значит быть сегодня средним

Другой аспект положения середняков демонстрируется степенью острой нехватки жилья. 37 В 2013 году в среднем 6,5% европейского населения относились к среднему классу и испытывали серьезные жилищные лишения. 38 В Латвии, Румынии и Венгрии количество людей среднего класса, страдающих от тяжелой жилищной депривации, даже превышает 25% от общей численности населения. Для Западной Европы этот процент колеблется от 1,4% для Германии, до 3,1% для Великобритании и 12,5% для Италии. Явление итальянцев среднего класса, переезжающих в трейлерные парки, на улицы или в приюты для бездомных, является яркой иллюстрацией этой статистики. 39

Неустойчивые условия труда, такие как неполный рабочий день и краткосрочные или временные контракты, увеличили общую занятость и сокращение заработной платы, что повлияло на рабочие места со средним доходом, например, в государственном секторе. 40 В наиболее пострадавших от кризиса странах истории, подобные тем, что секретарь правительственного агентства Португалии теперь работает уборщицей в Швейцарии, больше не являются исключением. 41

Что касается реформы налоговой политики в рамках европейских программ жесткой экономии, МОТ обнаружила, что послекризисное налоговое бремя увеличилось для семей с низкими и средними доходами, например, в Испании, Португалии и Греции. 42 Повышение налогов на недвижимость, например, нанесло ущерб домовладельцам среднего класса и малому бизнесу в Ирландии и Италии.

Эти меры не только подрывают саму основу европейской социальной модели, но и разжигают порочный круг, поскольку сокращающийся средний класс является основным источником финансирования социальных и государственных услуг. Хотя политические реформы, обременяющие середину, могут привести к временному сокращению государственных расходов, в долгосрочной перспективе они приведут к сокращению доходов, если середина продолжит сползать вниз, что признается в недавних отчетах ведущих международных организаций, таких как МОТ и независимые организации. такие организации, как Люксембургское исследование доходов.

Исландия — яркий тому пример. Несмотря на то, что финансовый кризис уменьшил национальное богатство, эквивалентное семикратному ВВП Исландии, 43 исландское правительство отреагировало, позволив международным банкам обанкротиться и защитив покупательную способность групп со средним и низким доходом. В то время как ценовая инфляция также повлияла на средний сегмент, правительство привлекло домохозяйства с высоким доходом для своей политики перераспределения, списало долги домохозяйств и предоставило субсидии по процентам домохозяйствам по ссудам — ​​стратегии, которые хвалили ведущие прогрессивные экономисты, такие как Джозеф Стиглиц и Пол Кругман. 44

Итак, политика имеет значение с точки зрения «спасения» среднего класса. Это предполагает право голоса в пользу большей безопасности для среднего, особенно в европейских странах с большим средним классом. Хотя нет четких доказательств, связывающих сжатие середины с поведением при голосовании, можно выделить некоторую динамику. В Европе растет число радикальных партий, значительно увеличилось их представительство в Европейском парламенте после выборов 2014 года, а также в национальных политических дебатах.Поразительно, что наиболее активный рост радикальных правых партий наблюдался в странах со стабильной серединой, что указывает на опасения перемен и незащищенность середины. С другой стороны, наиболее пострадавшие от кризиса страны со страдающим средним классом склонны к левым партиям и движениям, призывающим к расширению системы социальной защиты, базовому доходу и даже к полному пересмотру нынешней финансовой системы (см. Дополнительную информацию во вставке 2). в конце статьи).

Определение среднего класса через род занятий и самооценку

Есть другой способ взглянуть на середину, который может помочь объяснить политический сдвиг в Европе.Считается, что образу жизни и занятиям все чаще угрожают экономическая глобализация и технологические изменения. Жизнь в условиях повышенной незащищенности порождает страх перед дальнейшими изменениями. Что касается профессий, то средний класс, похоже, оказался в эпицентре бури переходной динамики рынка труда с сокращением возможностей для занятий (это будет рассмотрено далее в этом досье, в статьях Эверт-джана Квака и Джо Мичелла). Эмпирически род занятий является наиболее стабильным показателем принадлежности к среднему классу, в то время как классификации, основанные на доходе, самооценке и уязвимости, могут отличаться до 50% в течение всего лишь двух лет. 45 Журналист Financial Times Саймон Купер, с другой стороны, убедительно доказал, что потеря профессиональной идентичности (либо из-за избыточности, либо из-за технологических изменений) оставила средний класс в кризисе идентичности. 46

Но как насчет качества современных рабочих мест для среднего класса? В своем исследовании британских домашних хозяйств Фонд социального рынка обнаружил, что рабочие места для группы со средним доходом часто связаны с низкооплачиваемыми должностями, напоминающими рабочие места для группы с низким доходом.Пятьдесят процентов домашних хозяйств среднего класса в Великобритании относятся к четырем профессиям с наименьшей квалификацией, включая элементарные профессии, работу с машинами, сферы обслуживания, а также сектор ухода и досуга. 47 Отрасли с низкой заработной платой, например, в Великобритании и США, также продемонстрировали самые высокие темпы роста в период восстановления с перспективой создания более четверти рабочих мест в США в этих секторах к 2020 году. 48 The New Left Project левый американский журнал, рассматривает прекариат не как отдельный класс, 49 , а как явление, которое выходит за рамки социальных слоев и проникает глубоко в самое сердце среднего класса. 50

Самооценка и самооценка часто контрастируют с чисто экономическими определениями статуса среднего класса. Низшие средние классы, которые постоянно испытывают экономическую незащищенность, не идентифицируют себя с богатыми средними классами. 51 В Европе опасения по поводу экономической безопасности, похоже, также влияют на классификацию себя. Французский средний класс чувствует, что с 2001 года он постоянно становится беднее, как показало исследование Credoc по условиям жизни и чаяниям в 2011 году. 52 Данные LIS, однако, доказывают, что доходы домохозяйств среднего класса немного увеличились, но доходы высшего класса увеличились более быстрыми темпами. Таким образом, похоже, что в целом неравенство доходов преобладало над личной выгодой в определении самооценки французского среднего. 53 В Великобритании ситуация аналогичная. Исследование британского социального отношения 2013 года показало, что шесть из десяти человек идентифицируют себя как рабочий класс и только одна треть — как средний класс. Хотя размер среднего класса по роду занятий увеличился с 47% до 59%, восприятие людьми своего классового статуса осталось таким же, как в 1983 году. 54

Реальное влияние этого самовосприятия на модели потребления и, таким образом, покупательную способность среднего класса нельзя игнорировать политиками. Среди американских домохозяйств 62% заявили, что они сократили расходы своих домохозяйств на 55 , что демонстрирует важный факт — восприятие может превзойти экономическую реальность и создать собственное экономическое влияние. (Посмотрите, почему средний класс в США чувствует себя зажатым на CNN Money. «Вот почему средний класс чувствует себя сжатым».)

Класс, не подлежащий ремонту?

Хотя термин «класс» предполагает общие черты, объединяющие средние классы во всем мире, то, что значит быть средним классом, сильно различается не только между развитыми и развивающимися странами, но и внутри этих широких категорий. Средний класс в Европе — это не единое целое или социальная группа. Его участники сталкиваются с разными трудностями и имеют разные интересы.

Эта статья показала, что средний класс в Европе находится в тяжелом положении.Возможно, они не живут в бедности, но у них мало активов, они уязвимы для экономических и личных потрясений, имеют мало возможностей для продвижения по службе, а их уровень заработной платы существенно не улучшается. Расходы на социальную защиту и социальное обеспечение являются важной частью их доходов, особенно для тех, кто принадлежит к низшему среднему классу, а сокращение социальных расходов и социальных расходов ударило по уровням доходов. Более того, продолжающаяся экономическая глобализация и автоматизация в будущем усилят незащищенное положение борющейся середины.

Обсуждение «среднего» в этом досье будет сосредоточено на их доходах, занятиях и уровнях активов, ссылаясь на экономическую глобализацию (см. Статью Эверт-ян Квак «Как заставить глобализацию работать на европейский средний класс»), автоматизацию (см. статья Джо Мичелл «Повышение квалификации не спасет рабочие места среднего класса от автоматизации»), а также социальное обеспечение и социальную защиту (см. статью Урсулы Даллингер «Разделенная середина»). Определение средней группы как группы, которая должна работать для обеспечения комфортного уровня жизни, который должен восприниматься как достаточно стабильный и которому не угрожают небольшие потрясения и изменения, отличает его от бедных и высокодоходных групп в европейском обществе.Если посмотреть на социальную архитектуру Европы, есть много возможностей для разработки политики в отношении мер перераспределения, налогообложения, рынков собственности, рынка труда и образования, которые могут облегчить, стабилизировать и даже улучшить положение европейского центра.

Вставка 1. Как связаны средние классы в развивающихся и развитых странах?

Объединив данные из развитых и развивающихся стран, абсолютные определения среднего класса пытаются определить максимальный и минимальный уровень дохода в глобальном масштабе с учетом национальных различий.Таким образом, абсолютные определения позволяют сравнивать размер и статус среднего класса в разных странах. Основываясь на паритете покупательной способности (ППС), экономисты Бранко Миланович и Шломо Ицхаки предлагают дневной доход на душу населения в размере 10–50 долларов США для определения глобального среднего класса. Но миры, лежащие между этими числами, огромны даже в пределах одной страны.

В то время как 369 миллионов человек в развивающихся странах Большой двадцатки попадают в этот диапазон доходов среднего класса, это соответствует ежемесячному доходу в размере 241–1200 евро.В ЕС-28 средний располагаемый доход, то есть после налогов и денежных переводов, который Миланович и Ицхаки, похоже, не учитывают, уже составляет 1283 евро в месяц. Тот, кто зарабатывает предложенный Милановичем и Ицхаки нижний порог в 300 евро в Европе, явно не может считаться средним классом. Более консервативные меры даже применяют глобальный порог в 2–10 долларов США на душу населения в день для определения среднего класса.

Прежде всего, это демонстрирует, что глобальный средний класс может быть слишком разнообразным, чтобы его можно было сгруппировать по абсолютным показателям распределения доходов.В июле 2014 года газета Financial Times сообщила, что 2,8 миллиарда человек в развивающемся мире живут на доход чуть выше черты бедности в размере 2–10 долларов США в день, из которых нижний диапазон 2–4 доллара США в день растет быстрее, чем любой другой диапазон доходов. Эти ограничения, определяющие доход среднего класса, являются, конечно, произвольными, и, учитывая связанное с ним значение экономической безопасности, никто, живущий чуть выше черты бедности, не может быть разумно охарактеризован как средний класс.

Жизненный опыт глобальной середины столь же разнообразен и, кажется, развивается в неблагоприятных направлениях, особенно если сравнивать середину в наиболее пострадавших от кризиса странах Европы и в странах с развивающейся экономикой.В Греции, где 28% среднего класса живут в условиях риска бедности, для них стало обычным явлением посещать продуктовые банки и бесплатные столовые. В Нигерии, крупнейшей экономике Африки, проживает 4,1 миллиона семей среднего класса, что составляет 11% населения страны. Тем не менее, отключения электроэнергии являются такой же частью жизни среднего нигерийского населения, как холодильники, морозильники, плиты и другие бытовые приборы.

Сосредоточившись на одном конкретном показателе, Ури Дадуш и Шимелсе Али из Фонда Карнеги рассматривают количество частных автомобилей в обращении как показатель размера среднего класса в развивающихся странах.Стандартное сертифицированное исследование потребительских устремлений, проведенное в 2014 году среди новых богатых и состоятельных потребителей, показало, что к 2019 году чистое изменение в расходах на новые автомобили и мотоциклы среди среднего класса Индонезии увеличится на 10%. Boston Consulting Group дезагрегирует эти цифры, показывая, что хотя в 2013 году 52% состоятельного населения страны владели автомобилем, это все еще роскошь, которую могут себе позволить очень немногие индонезийцы со средним доходом. В Гане количество владельцев автомобилей выросло на 81% в период с 2008 по 2013 год, тогда как в Китае в 2013 году ежечасно продавалось 2500 автомобилей.Для сравнения, по данным Европейского центрального банка, в Европейском союзе 75,7% домохозяйств владели автомобилем в 2013 году.

Вставка 2. Право голоса среднего числа

Протесты против мер жесткой экономии после финансового кризиса также исходили из самого центра традиционных профессионалов среднего класса: врачей, медсестер, учителей, самозанятых и даже сотрудников полиции. Особенно радикальные политические партии пытались воспользоваться этим растущим недовольством политикой статус-кво.В то время как авторитетные партии левого, правого и центра спектра изо всех сил пытались сохранить свою базу избирателей из-за своего якобы «соответствия системе», не обратилась ли зажатая середина стран, наиболее пострадавших от финансового кризиса, куда-либо в поисках представительства?

На выборах в Европейский парламент правые партии фактически добились лучших результатов в странах, мало или умеренно затронутых кризисом, таких как Австрия, Дания, Франция, Нидерланды и Швеция. 56 Судя по данным LIS, сокращение среднего класса в этих странах не может объяснить такую ​​схему голосования: средний класс оставался довольно стабильным в четырех из этих пяти стран, за исключением Швеции. 57 Рост радикальных партий в этих странах может быть вызван страхом среднего класса перед глобальными силами, такими как миграция, либерализация торговли, открытые границы с ЕС и т. Д., Которые потенциально могут повысить их уязвимость и гибкость в отношении рабочей силы. рынка и избирателями из низшего класса.

Правая Британская Партия независимости Великобритании является подходящим примером. Популизм UKIP против ЕС нашел отклик как у бывших лейбористов, так и у тори. Тем не менее, их база, «оставшиеся позади избиратели», как их называет Guardian, — это представители рабочего класса, которые считают, что в британской политике преобладает «решающая и решающая битва […], которая велась между кандидатами из среднего класса в аспирантуру, стремящимися к среднему классу». голоса выпускников ». Хотя в целом политическая идентификация в среднем классе также снизилась, исследование британского социального отношения 2012 года показало, что средний класс с большей вероятностью поддерживает лейбористов, чем консерваторов (38%), и эта тенденция изменилась по сравнению с сильной поддержкой консерваторов. в 1984 г. (52%). 58

Пример Великобритании, кажется, предполагает, что середина в странах-членах ЕС, менее затронутых финансовым кризисом, продолжала голосовать за традиционные партии. Однако в Дании, как стране с процветающим средним классом, почти треть голосов на парламентских выборах досталась Антииммиграционной Народной партии. Следовательно, социальный упадок среднего не может объяснить подъем радикальных партий только. 59

Иная история в тех государствах-членах, экономика которых пострадала от финансового кризиса.В Греции Сириза теперь является правящей партией после недавних выборов. Syriza провозгласила пролетаризацию слоев среднего класса как отражение финансового кризиса, необходимость возобновления дискурса о классе и необходимость нового политического подхода, а не простого перераспределения, чтобы принести пользу различным группам людей, составляющих Греческий средний класс.

И приход к власти Сиризы — лишь одна часть большой истории. Недавний подъем Podemos, левой испанской партии, которая достигла такого же большинства, как и Социалистическая партия, около 7% над правящей Народной партией в опросе El Pais в начале ноября 2014 года, обращается к борющейся середине, предлагая универсальный базовый доход. и усиление парламентского контроля над Европейским центральным банком.

евроскептических партий, как левых, так и правых, похоже, извлекли выгоду из разочаровавшегося среднего класса. Хотя подъем радикальных правых и левых партий не может быть полностью объяснен упадком середины, есть явные признаки связи между зажатой серединой в странах, наиболее пострадавших от финансового кризиса, и леворадикальными партиями.

Сноски

Восстановление здоровья в западных странах XXI века: определяющая тенденция социально-экономического давления на средний класс | Журнал китайской социологии

  • Ahlquist, J.С., Б.В. Анселл. 2017. Получение кредита: перераспределение и заимствования в эпоху экономической поляризации. Мировая политика 69 (4): 640–675. https://doi.org/10.1017/S0043887117000089.

    Артикул Google ученый

  • Альваредо Ф., Л. Чансел, Т. Пикетти, Э. Саез и Г. Зукман, 2017. Глобальная динамика неравенства: новые результаты WID.world. American Economic Review, Американская экономическая ассоциация 107 (5): 404–409.

    Артикул Google ученый

  • Аткинсон, А. 2016. Как распределить богатство: практическая политика сокращения неравенства. Министерство иностранных дел 95 (1): 29–33.

    Google ученый

  • Эттевелл П. и К.С. Ньюман, ред. 2010. Растущее неравенство в образовании во всем мире . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

  • Автор, Д.H. 2015. Почему все еще так много рабочих мест? История и будущее автоматизации рабочих мест. Журнал экономических перспектив 29 (3): 3–30.

    Артикул Google ученый

  • Бар-Хаим, Э., Л. Човель и А. Хартунг. 2019. Более необходимо и менее достаточно: возрастно-когортный подход к избыточному образованию в сравнительной перспективе. Высшее образование . https://doi.org/10.1007/s10734-018-0353-z.

  • Бессьер, К.2019. Обратный учет: юристы, семьи и гендерный разрыв во Франции. Социально-экономический обзор 0 (0): 1–24. https://doi.org/10.1093/ser/mwz036.

    Артикул Google ученый

  • Бланше, Т. (2017). WID: модуль Stata для загрузки данных из Всемирной базы данных о богатстве и доходах (WID.world), Компоненты статистического программного обеспечения S458357, Департамент экономики Бостонского колледжа, пересмотрено 27 августа 2020 г.

    Google ученый

  • Боноли, Г., Б. Кантильон и В. Ван Ланкер. 2017. Социальные инвестиции и эффект Мэтью: ограничения стратегии. В Использование социальных инвестиций , изд. А. Хемерик. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Бошини А., К. Гуннарссон и Дж. Ройн. 2017. Женщины с самыми высокими доходами — данные из Швеции, 1974–2013 гг. Журнал общественной экономики 181: 104115. https://doi.org/10.1016/j.jpubeco.2019.104115.

    Артикул Google ученый

  • Bourdieu, P. 1979. La Distinction, Critique Sociale Du Jugement, Paris, Editions De Minuit .

    Google ученый

  • Кейс, А. и А. Дитон. 2020. Смерть отчаяния и будущее капитализма . Принстон: Издательство Принстонского университета.

  • Шарль, К. 2002. Средние классы во Франции: социальные и политические функции семантического плюрализма с 1870 по 2000 год.В Социальные договоры под стрессом . Средние классы Америки, Европы и Японии на рубеже веков, Нью-Йорк, Фонд Рассела Сейджа, изд. Оливье Зунц, Л. Шоппа и Н. Хиватари, 66–88.

    Google ученый

  • Човель Л., (2006), Действительно ли социальные классы мертвы? Французский парадокс в классовой динамике, в Дж. Терборне (реж.), Неравенства мира, Под ред. Verso, Лондон.

  • Човель Л.2009, Трансформация европейской классовой системы и уход среднего класса по течению. In Формирование среднего класса в сравнительной перспективе: процесс, влияние и социально-экономические последствия . Пекин: Social Sciences Academic Press, изд., Chunling Li, 371-396.

  • Шовель, Л. 2016. Интенсивность и форма неравенства: метод распределительного анализа ABG. Обзор доходов и богатства 62 (1): 52–68.

    Артикул Google ученый

  • Шовель, Л.(2019). La spirale du déclassement. Les désillusions des classes moyennes, (Спираль нисходящей мобильности. Заблуждения среднего класса) (второе издание). Le Seuil.

  • Chauvel, L. 2020. Западные средние классы в условиях стресса: сокращение расходов государства всеобщего благосостояния, глобализация и снижение отдачи от образования. Вселенная России 29 (4): 85–111. https://doi.org/10.17323/1811-038X-2020-29-4-85-111.

    Артикул Google ученый

  • Шовель, Л., & Бар-Хаим, Э. (2016). Разновидности капитализма (VoC) и варианты распределения (VoD): Как режимы благосостояния влияют на формы неравенства до и после передачи? (№ 677). Серия рабочих документов LIS.

    Google ученый

  • Човел Л., Э. Бар-Хаим, А. Хартунг, П. Ван Керм (2018), Растущее неравенство в совместном распределении доходов и богатства в Соединенных Штатах за 1995-2013 годы в данных исследования состояния Люксембурга, Рабочий документ для конференции Atkinson User LIS, http: // www.lisdatacenter.org/wp-content/uploads/files/uc2018-s6-2.pdf.

    Google ученый

  • Човел Л., Хартунг А. (2016), Недомогание в западных средних классах, Всемирный доклад ЮНЕСКО (ред.) По социальным наукам, 2016 г. Преодоление неравенства: пути к справедливому миру, 164–169, https: / /unesdoc.unesco.org/ark:/48223/pf0000245860.

  • Шовель Л., А. Хартунг, П. Ван Керм и Э. Бар-Хаим. 2019. Неравенство доходов и благосостояния выше среднего: новые измерения и результаты для Европы и США. Исследование экономического неравенства 27: 89–104. https://doi.org/10.1108/S1049-2585201

    027007.

    Артикул Google ученый

  • Chauvel, L., and M. Schroeder. 2017. Модель «жертва-хищник» плотности профсоюзов и неравенства в 12 развитых капитализмах в течение длительного периода. Kyklos 70 (1): 3–26.

    Артикул Google ученый

  • Коуэлл, Ф.A., B. Nolan, J. Olivera и Ph. Van Kerm. 2017. Богатство, высокие доходы и неравенство. В Богатство: экономика и политика , изд. К. Гамильтон и К. Хепберн. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

  • Коуэлл, Ф.А., и П. Ван Керм. 2015. Неравенство богатства: исследование. Журнал экономических исследований 29 (4): 671–710.

    Артикул Google ученый

  • Эриксон Р. и Дж. Х. Голдторп. 1992. Постоянный поток.Исследование классовой мобильности в индустриальных обществах 905 12. Оксфорд: Clarendon Press.

    Google ученый

  • Эспинг-Андерсен, Г. 1990. Три мира капитализма благосостояния . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Фарранц К. и Бамбра. 2018. Неолиберализм и рекоммодификация неравенства в отношении здоровья: тематическое исследование шведского государства всеобщего благосостояния с 1980 по 2011 годы. Scand J Public Health. 46 (1): 18–26. https://doi.org/10.1177/1403494817709191 Epub 14 июля 2017 г.

    Статья Google ученый

  • Ferragina, E., and M. Seeleib-Kaiser. 2011. Дебаты о режиме благосостояния: прошлое, настоящее, будущее? Политика и политика 39 (4): 583–611.

    Артикул Google ученый

  • Fourastié, J. 1979. Les Trente Glorieuses Ou La Révolution Invisible, Fayard, Paris .

    Google ученый

  • Гэлбрейт, Дж. К. 1958. Общество изобилия . Бостон: Хоутон Миффлин.

    Google ученый

  • Гейгер, Т. 1930. Panik Im Mittelstand. Die Arbeit 7 (10): 637–654 http://library.fes.de/cgi-bin/digiarb.pl?id=01021&dok=1930&f=637&l=654&c=637.

    Google ученый

  • Годечот, О.2016. Финансирование — это маркетизация! Исследование соответствующих воздействий различных аспектов финансиализации на рост глобального неравенства. Социологические науки . https://doi.org/10.15195/v3.a22https://www.sociologicalscience.com/download/vol-3/june/SocSci_v3_495to519.pdf.

  • Goldthorpe, J.H. 2013. Понимание — и непонимание — социальной мобильности в Великобритании: появление экономистов, замешательство политиков и пределы образовательной политики. Журнал социальной политики 42 (3): 431–450.

    Артикул Google ученый

  • Горник Дж. И М. Янтти, ред. 2013. Неравенство доходов: экономическое неравенство и средний класс в богатых странах . Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

    Google ученый

  • Го, Л., С. Ли, Р. Лу, Л. Инь, А. Горсон-Деруэль и Л. Кинг. 2018. Тематический ландшафт исследования в литературе о социальных сословиях и неравенстве. PloS one 13 (7): e0199510.

    Артикул Google ученый

  • Хакер, Дж. С. и П. Пирсон. 2010. Политика принципа «победитель получает все»: государственная политика, политическая организация и стремительный рост самых высоких доходов в Соединенных Штатах. Политика и общество 38 (2): 152–204. https://doi.org/10.1177/0032329210365042.

    Артикул Google ученый

  • Холмс, К., Мерфи, Э., Мэйхью, К. (2019). Чем объясняются изменения в шансах на получение статуса NEET в Великобритании? Рабочий документ СКОПЕ № 128; Июль, Оксфорд.

    Google ученый

  • Хубер Э., Дж. Хо и Дж. Д. Стивенс. 2019. Доли власти, политики и максимальных доходов. Социально-экономический обзор 17 (2): 231–253. https://doi.org/10.1093/ser/mwx027.

    Артикул Google ученый

  • Дженкинс, С.P. 2009. Индексы неравенства, чувствительные к распределению, и распределение доходов Gb2. Обзор доходов и богатства 55 (2): 392–398.

    Артикул Google ученый

  • Дженсен К. и К. ван Керсберген. 2017. Политика неравенства . Лондон: Палгрейв.

    Забронировать Google ученый

  • Каронен Э. и М. Ниемеля. 2019. Перспективы экономических потрясений и неравенства доходов на протяжении всей жизни через когортный анализ «возраст-период»: данные из Финляндии. Обзор доходов и богатства. https://doi.org/10.1111/roiw.12409.

  • Киллевальд, Александра, Фабиан Т. Пфеффер и Джаред Шахнер. 2017. Неравенство богатства и накопление. Ежегодный обзор социологии 43: 379–404 https://doi.org/10.1146/annurev-soc-060116-053331.

  • Коцка Дж. 1981. Die Angestellten in Der Deutschen Geschichte: 1850–1980; Vom Privatbeamten Zum Angestellten Arbeitnehmer . Геттинген: Vandenhoeck & Ruprecht.

    Google ученый

  • Кайперс, С., и И. Маркс. 2018. Оценка совместной бедности по доходу и богатству: анализ чувствительности. Исследование социальных показателей 136 (1): 117–137.

  • Lederer E. & Marschak J. (1926), Der Neue Mittelstand, In Grundriss Der Sozialökonomik, Das Soziale System Des Kapitalismus, Grundriß Der Sozialökonomik, Ix. Abteilung, I. Teil. Тюбинген, Мор, 120–141.

  • Лейхт, К.Т., С.Т. Фицджеральд. 2013. Обвал среднего класса в Америке: причины, последствия и средства правовой защиты . Рутледж.

  • Ли, C. 2014. Профиль среднего класса в современном Китае. Глава. 5. В китайские средние классы: Тайвань, Гонконг, Макао и Китай , изд. Синь Хуан и Майкл Сяо, 78–94. Лондон и Нью-Йорк: Рутледж.

    Google ученый

  • Li, C., and Y. Fan. 2020. Неравенство жилищного благосостояния в городах Китая: переход от распределения благосостояния к рыночной дифференциации. Журнал китайской социологии 7:16. Https://doi.org/10.1186/s40711-020-00129-4.

  • Ли, П. 2013. Средства к существованию людей в современном Китае: изменения, проблемы и перспективы . Сингапур: Всемирная научная издательская компания.

    Google ученый

  • Ли П. и Ди Чжу. 2016. Приложить усилия к разработке модели распределения в форме оливы: анализ на основе данных Социального исследования Китая за 2006-2013 гг. Социальные науки в Китае 37 (1): 5–24. https://doi.org/10.1080/02529203.2015.1133432.

    Артикул Google ученый

  • Лю, X. 2020. Классовая структура и неравенство доходов в переходном Китае. Журнал китайской социологии 7: 4. https://doi.org/10.1186/s40711-020-00116-9.

    Артикул Google ученый

  • Мангейм К., (1990) (1928).Le problème des générations, Натан, Париж.

  • Марклунд, С. 1988. Политика государства всеобщего благосостояния в модели трехполюсного класса Скандинавии. Политика и общество 16 (4): 469–485. https://doi.org/10.1177/003232928801600404.

    Артикул Google ученый

  • Mau, S. 2015. Неравенство, маркетизация и класс большинства: почему европейские средние классы приняли неолиберализм? Basingstoke: Palgrave Macmillan.

  • Майер, К.У. 2009. Новые направления в исследовании жизненного цикла. Ежегодный обзор социологии 35: 413–433. https://doi.org/10.1146/annurev.soc.34.040507.134619.

    Артикул Google ученый

  • Méndez, M.L., and M. Gayo. 2019. Социальное воспроизводство высшего среднего класса: богатство, образование и выбор места жительства в Чили . Нью-Йорк: серия разворота Palgrave.

    Забронировать Google ученый

  • Mijs, J.Дж.Б. 2019. Парадокс неравенства: неравенство доходов и вера в меритократию идут рука об руку. Социально-экономический обзор . https://doi.org/10.1093/ser/mwy051.

  • Миланович Б. 2016. Глобальное неравенство: новый подход в эпоху глобализации . Кембридж: Belknap Press.

    Забронировать Google ученый

  • Murphy, E.C., and D. Oesch. 2018. Неизбежна ли поляризация занятости? Профессиональные изменения в Ирландии и Швейцарии, 1970–2010 гг. Работа, занятость и общество 32 (6): 1099–1117. https://doi.org/10.1177/0950017017738944.

    Артикул Google ученый

  • Ньюман К. и В.Т. Чен. 2007. Пропавший класс: портреты бедняков Америки . Бостон: Beacon Press.

    Google ученый

  • Ньюман К.С. 1988. Падение благодати: нисходящая мобильность в эпоху изобилия .Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Забронировать Google ученый

  • Нолан, Б., М. Розер и С. Тевиссен (2016), «ВВП на душу населения по сравнению со средним доходом домохозяйства: что вызывает расхождение с течением времени?», Серия рабочих документов Oxford INET, № 2016-03

    Google ученый

  • Оеш Д. 2015. Режимы социального обеспечения и изменения в структуре занятости: Великобритания, Дания и Германия с 1990 года. Журнал европейской социальной политики 25 (1): 94–110.

    Артикул Google ученый

  • Pareto, V. 1896. Cours d’économie politique Professé à l’Université de Lausanne [Курс политической экономии] . Editeur Rouge: Лозанна.

  • Пастор Л. и Веронези П. 2018. Неприятие неравенства, популизм и негативная реакция на глобализацию (№ w24900). Национальное бюро экономических исследований.

  • Peugny, C. 2019. Снижение занятости среднего квалифицированного персонала в 12 европейских странах: новые доказательства поляризации рабочих мест. Исследования и политика. https://doi.org/10.1177/2053168018823131.

  • Пикетти, Т. 2014. Капитал в двадцать первом веке. (А. Голдхаммер, пер.) . Кембридж: Belknap Press: отпечаток издательства Гарвардского университета.

    Забронировать Google ученый

  • Пикетти Т., Л. Ян и Г. Зукман. 2019. Накопление капитала, частная собственность и растущее неравенство в Китае, 1978–2015 гг. Обзор американской экономики 109 (7): 2469–2496. https://doi.org/10.1257/aer.20170973.

    Артикул Google ученый

  • Платт, Л. 2007. Важность образования: влияние этнической принадлежности и квалификации на межпоколенческую мобильность социальных классов. Социологический обзор 55 (3): 485–508.

    Артикул Google ученый

  • Пономаренко, В. (2017). Накопление богатства на протяжении всей жизни. Роль недостатков в истории занятости. Получено с https://orbilu.uni.lu/handle/10993/29219

    . Google ученый

  • Патнэм, Р. Д. 2007. E Pluribus Unum: разнообразие и сообщество в двадцать первом веке. Скандинавские политические исследования. 30 (2): 137–174. https://doi.org/10.1111/j.1467-9477.2007.00176.x.

    Артикул Google ученый

  • Russell, H., C.T. Уилан и Б. Мэтр. 2012. Экономическая уязвимость и серьезность долговых проблем: анализ ирландского EU-SILC 2008. Европейский социологический обзор 29 (4): 695–706.

    Артикул Google ученый

  • Саез, Э., и Г. Цукман. 2016. Неравенство богатства в Соединенных Штатах с 1913 года: данные о капитализированном подоходном налоге. Ежеквартальный журнал экономики 131 (2): 519–578.

    Артикул Google ученый

  • Savage, M. 2015. Социальный класс в 21 веке . Лондон: Пеликан.

    Google ученый

  • Сэвидж, М., Дж. Барлоу, П. Диккенс и Т.Филдинг. 1992. Собственная бюрократия и культура. Формирование среднего класса в современной Великобритании 90 512. Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Сэвидж М. и Т. Батлер. 1995. Активы и средний класс в современной Великобритании. Социальные изменения и средние классы 90 512. Лондон: UCL Press.

    Google ученый

  • Schrecker, T., and C. Bambra.2015. Как политика делает нас больными: неолиберальные эпидемии . Бейзингстоук: Пэлгрейв Макмиллан.

    Забронировать Google ученый

  • Шредер, М. 2019. Разновидности теорий капитализма и режима благосостояния: предположения, достижения и потребность в различных методах. KZfSS Kölner Zeitschrift für Soziologie und Sozialpsychologie 71: 53–73. https://doi.org/10.1007/s11577-019-00609-7.

    Артикул Google ученый

  • Семенов, М., и Н. Левин-Эпштейн. 2013. Пути к богатству: определение благосостояния домохозяйств в 16 странах. Европейский социологический обзор 29 (6): 1134–1148.

    Артикул Google ученый

  • Семенов М., Левин-Эпштейн Н., Маскилейсон Д. 2013. Там, где богатство имеет большее значение для здоровья: градиент богатства и здоровья в 16 странах. Социальные науки и медицина 81: 10–17.

    Артикул Google ученый

  • Скочпол, Т.2000. Отсутствующая середина: рабочие семьи и будущее американской социальной политики . Нью-Йорк: Нортон.

    Google ученый

  • Скопек, Н. 2015. Богатство как отдельный аспект социального неравенства . Vol. 14. Бамберг: Бамбергский университет Press.

  • Спини Д., Л. Бернарди и М. Орис. 2017. К концепции жизненного цикла для изучения уязвимости. Исследования в области человеческого развития 14 (1): 5–25.

    Артикул Google ученый

  • Standing, G. 2011. Прекариат: новый опасный класс . Лондон: Bloomsbury Academic.

  • Стиглиц, Дж. Э. 1969. Распределение доходов и богатства среди людей. Econometrica: Journal of the Econometric Society 37 (3): 382–397.

  • Temin, P. 2017. Исчезающий средний класс: предрассудки и власть в двойной экономике .Кембридж: MIT Press.

  • Терборн, Г. 2013. Смертельные поля неравенства . Лондон: Polity.

    Google ученый

  • Van Kerm Ph. (2005) «AKDENSITY: модуль Stata для выполнения адаптивной оценки плотности ядра, é Статистические программные компоненты S456101, Департамент экономики Бостонского колледжа, пересмотренный 21 декабря 2010 г.

  • Велан, Коннектикут, Б. Нолан и Б. Мэтр. 2017. Поляризация или «сжатая середина» в период Великой рецессии?: Сравнительный европейский анализ распределения экономического стресса. Исследование социальных показателей: международный и междисциплинарный журнал по измерению качества жизни 133 (1): 163–184.

    Артикул Google ученый

  • Виттевин, Д. 2017. Рост господствующего национализма и ксенофобии в голландской политике. Журнал труда и общества 20 (3): 373–378. https://doi.org/10.1111/wusa.12290.

    Артикул Google ученый

  • Вольф, Э.Н. (2016). Тенденции благосостояния домашних хозяйств в США с 1962 по 2013 год: что произошло во время Великой рецессии? RSF. Получено с http://www.rsfjournal.org/doi/abs/10.7758/RSF.2016.2.6.02

    Google ученый

  • Райт, E.O. 1997. Подсчет классов: сравнительные исследования по классному анализу .

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *