Содержание

Карибский кризис. Развязка драматичных событий на пороге Третьей мировой — Российская газета

Над одним из столиков фешенебельного вашингтонского ресторана «Оксидентал» висит табличка, на металле несколько строк: «В напряженный период Карибского кризиса (октябрь 1962 года) таинственный русский мистер «Х» передал предложение о вывозе ракет с Кубы корреспонденту телекомпании «Эй-би-си» Джону Скали. Эта встреча послужила устранению возможной ядерной войны».


Резидент политической разведки

Рядом с табличкой — портрет корреспондента. Но нет ни имени, ни портрета его собеседника. С кем общался за этим историческим столиком Джон Скали, звезда американской тележурналистики, человек, приближенный к семье Кеннеди? Русский мистер «Х» — резидент советской политической разведки в Вашингтоне Александр Фомин.

Подлинное имя — Александр Семенович Феклисов.

Вернемся в тот день, 26 октября 1962 года. На Кубу уже переброшен 40-тысячный контингент наших военных, почти завершен монтаж 42 ракет с ядерными боеголовками, нацеленными на США. Мир на грани третьей мировой войны. Полковник внешней разведки Александр Феклисов — один из тех очень немногих людей, благодаря которым удалось предотвратить катастрофу.

Его дочь Наталия Александровна Феклисова-Асатур узнала о тайной работе отца уже взрослым человеком.

— Только в сорок девять лет, — рассказывает она мне, — я впервые услышала, что отец занимался разведкой, работал с такими людьми, как Юлиус Розенберг и Клаус Фукс… Я была ошеломлена. В школе нам рассказывали о жестокости и предвзятости американского суда, пославшего молодых супругов Розенберг на электрический стул. Я и представить себе не могла, что отец встречался с ними и даже считал Юлиуса Розенберга своим другом! Об этом дома никогда не было ни слова, ни намека. Мы с сестрой четко знали одно: отец — сотрудник МИДа. Он очень любил фильм «Семнадцать мгновений весны», когда его показывали, всегда звал нас с сестрой, хотел, чтобы мы смотрели вместе. Мы думали: вот как нравится папе картина. Только много лет спустя я стала понимать, что его жизнь, работа в Нью-Йорке, Лондоне и Вашингтоне — материал для нескольких таких фильмов!


Холостой стажер

Разведчиком, как рассказывал сам Феклисов в документальном фильме «Карибский кризис глазами резидента», он стал случайно. «Мой отец — стрелочник на железной дороге, и в детстве я мечтал стать помощником машиниста, ну, может быть, даже машинистом». Но когда Феклисов заканчивал Институт инженеров связи, ему предложили продолжить учебу в ШОН — Школе особого назначения. А уже через год, в 1941-м, стали готовить к командировке в США.

Наталия Александровна до сих пор удивляется: как могли отца послать в Америку? Слишком молод. Языком владеет слабо. Не обзавелся семьей. Наконец, глуховат. В юности, когда загорелся дом, где жила семья Феклисовых, он всю ночь спасал людей и под утро рухнул спать на холодные доски в сарае. Проснувшись, не сразу понял, что одно ухо не слышит.

Но руководство ШОН разглядело в нем нечто более важное: Феклисов способен работать сутками и всегда добивается поставленной цели. Первое задание начинающему разведчику — установить двустороннюю радиосвязь с Москвой. Каким образом? Это он должен решить сам, на месте. Стажеру генконсульства СССР в Нью-Йорке Александру Фомину, так его зовут по легенде, выделяют комнату в невысоком доме, окруженном многоэтажками. Парень с Рогожской заставы находит и покупает несколько бамбуковых шестов (такими пользуются спортсмены), скрепляет их муфтами, ставит получившуюся антенну на растяжки — и отныне Нью-Йорк с Москвой соединены невидимой прочной нитью.

Довольно быстро Александр исправляет в анкете графу «не женат». Наталия Александровна показывает фотографию миловидной молодой женщины:

— Это мама в год их знакомства. В Нью-Йорк прислали для работы в Амторге десять девушек, окончивших в Москве иняз. Отец говорил, что Зина Осипова сразу очаровала его своими васильковыми глазами. Зинуля, так отец звал маму, стала не только женой, но и хорошей помощницей. Свободно владея английским, она могла заговорить и увести в сторонку любую американскую жену, чтобы мужчины наедине могли обсудить свои проблемы.

Отец умел расположить к себе почти любого человека. За время работы, это мы позже узнали, у него было 17 агентов-иностранцев, — продолжает Наталия Александровна. — Некоторых он называл друзьями. Уже много позже отец устроил в своей московской квартире на Большой Грузинской «тайник дорогих вещей» (так он его называл), видимо, на случай, если в дом залезут воры. Как-то достал при нас с сестрой старый потрепанный бумажник: «Подарок американского друга». Но какого, так и не сказал.

Работа с «друзьями» и приводила разведчика не раз в центр важных, поистине исторических событий.


Великий переговорщик

22 октября 1962 года Фомина приглашает на завтрак в ресторан «Оксидентал» Джон Скали — известный политический телеобозреватель. Разведчик встречался с ним уже в течение полутора лет.

Скали выглядит взволнованным. Без предисловий начинает обвинять Хрущева в агрессивной политике: «Не свихнулся ли ваш генсек?» Феклисов возражает: «Гонку вооружений инициировали Соединенные Штаты!»

Двое расстаются, недовольные друг другом. Ситуация с каждым часом становится все более взрывоопасной. В резидентуру просачиваются секретнейшие сведения: американская армия будет готова к высадке на Кубу 29 октября. И в то же время из Москвы не поступает никаких важных указаний…

— Отец, — говорит Наталия Александровна, — молчал о событиях вокруг Карибского кризиса много лет. Однажды только было что-то вроде намека, но я тогда по молодости ничего не поняла. Он дал мне два билета в театр Сатиры на спектакль по пьесе Бурлацкого «Бремя решений». Сказал: «Это может быть интересно. Там про американские дела, президента Кеннеди играет Андрей Миронов. Я пойти не могу». Мы с подругой побежали только из-за Миронова. В пьесе говорилось о Карибском кризисе, там был советский сотрудник по фамилии Фомин, а я ведь, поскольку родилась в Нью-Йорке, в детстве носила эту же фамилию! Могла бы, кажется, о чем-то задуматься… Но, честно говоря, нам смотреть спектакль было не интересно.

Утром 26 октября Фомин решает пригласить Скали на ланч в тот же ресторан в надежде получить от него свежую информацию. В книге «Опасность и выживание» Макджордж Банди (советник по вопросам национальной безопасности США) напишет потом, что о предстоящей встрече Скали с советским разведчиком было доложено президенту. Кеннеди велел передать Фомину: «Время не терпит. Кремль должен срочно сделать заявление о своем согласии без каких-либо условий вывести свои ракеты с Кубы».

Память разведчика сохранила эту встречу во всех деталях. Александр Семенович рассказал о ней в книге «Признание разведчика» (вышла в 1999 году; второе издание, подготовленное уже дочерью, увидело свет 2016 году):

«Потирая руки и с улыбкой глядя на меня, Скали сказал:

— Хрущев, видимо, считает Кеннеди молодым, неопытным государственным деятелем. Он глубоко заблуждается, в чем скоро убедится. Пентагон заверяет президента, что за сорок восемь часов сможет покончить с режимом Фиделя Кастро и советскими ракетами.

— Вторжение на Кубу равносильно предоставлению Хрущеву свободы действий. Советский Союз может нанести ответный удар по уязвимому для Вашингтона месту.

Скали, видимо, не ожидал такого ответа. Он долго смотрел мне в глаза, потом спросил:

— Ты думаешь, Александр, это будет Западный Берлин?

— Как ответная мера — вполне возможно. .. Знаешь, Джон, когда в бой идет тысячная лавина советских танков, а с воздуха на бреющем полете атакуют самолеты-штурмовики… Они все сметут на своем пути…

На этом наша полемика со Скали закончилась… Здесь я должен сказать, что никто не уполномочивал меня говорить Скали о возможном захвате Западного Берлина. Это был порыв моей души… Я действовал на свой страх и риск».


Информатор Хрущева

Разведчик не мог предполагать дальнейшего. Его слова были без промедления доведены до хозяина Белого дома, и уже через три часа Кеннеди передал журналисту компромиссное предложение об урегулировании кризиса.

Скали вызвал Фомина на новую встречу.

«Не теряя времени, он заявил, что по поручению «высочайшей власти» передает следующие условия решения Карибского кризиса: СССР демонтирует и вывозит с Кубы ракетные установки под контролем ООН; США снимают блокаду острова; США публично берут на себя обязательство не вторгаться на Кубу».

Разведчик попросил уточнить, что означает термин «высочайшая власть». «Чеканя каждое слово, собеседник произнес: «Джон Фицджеральд Кеннеди — президент Соединенных Штатов Америки».

Фомин заверил Скали, что немедленно доложит о предложении американской стороны своему послу. «Но одно дело обещать, а другое — сделать». Посол Добрынин ровно три часа изучал ошеломляющий текст, потом пригласил Феклисова. Извиняющимся голосом произнес: «Я не могу послать такую телеграмму, поскольку МИД не уполномочивал посольство на такие переговоры».

«Удивившись нерешительности посла, — вспоминал Феклисов, — я подписал телеграмму сам и передал шифровальщику для отправки моему шефу».

Положительный ответ Хрущева пришел в воскресенье, 28 октября, в десять часов утра. СССР вывел свои ракеты с Кубы, США сняли блокаду с острова, а через шесть месяцев убрали свои ракеты из Турции. Земляне вздохнули с облегчением.

Доктор философских наук Акоп Назаретян, руководитель Евро-Азиатского центра мегаистории и системного прогнозирования Института востоковедения РАН, утверждает: эти два мужчины — Феклисов и Скали — спасли не просто миллионы жизней, а цивилизацию планеты Земля. «Это были дни и часы мировой истории, весьма скромно запечатленные в России неблагодарными потомками».


Таинственный мистер «Х»

Американский ученый Джеймс Блайт, автор книги On the Brink («На грани»), в 1989 году в Москве вручил разведчику свою книгу с дарственной надписью «Александру Феклисову — человеку, с которым я всегда хотел встретиться; личности, сыгравшей ключевую роль в величайшем событии нашего времени».

По книге «13 дней» Роберта Кеннеди, в те времена министра юстиции, был снят одноименный фильм, где один из главных персонажей выведен под именем Александр Фомин. Когда стало ясно, что возможности официальной дипломатии исчерпаны, политическому советнику американского президента (его играет Кевин Кёстнер) приходит счастливая мысль подключить к переговорам тележурналиста, который дружен с неким Александром Фоминым. «Его подлинное имя Александр Феклисов, — говорит советник. — Это супершпион! Главный разведчик КГБ!»

Фильм вышел в 2000 году, Феклисов успел его посмотреть. Наталия Александровна вспоминает:

— Отцу фильм понравился. Рассердило только то, как одели «Александра Фомина» — из-под пиджака у него выглядывал ворот свитера. Он заявил: «В свитерах ходили только фермеры, а я всегда был в сорочке и при галстуке!» А в целом, сказал, фильм точно отражает события.

Карибский кризис — это… Что такое Карибский кризис?

Съемки ракет с американского самолета-разведчика
14 октября 1962. Количество и тип ядерных БЧ США. 1945—2002. Количество и тип ядерных БЧ СССР. 1949—2002.

Кари́бский кризис — исторический термин, определяющий чрезвычайно напряжённое и политическое, дипломатическое и военное противостояние между Советским Союзом и Соединёнными Штатами в октябре 1962 года, которое было вызвано тайной переброской и размещением на острове Куба военных частей и подразделений Вооруженных Сил СССР, техники и вооружения, включая атомное оружие. Кризис мог привести к глобальной атомной войне. Кубинцы называют его «Октябрьским кризисом» (исп.  Crisis de Octubre), в США распространено название «Кубинский ракетный кризис» (англ. Cuban missile crisis).

Причины Кризиса

Причины, которые привели к кризису, чрезвычайно сложны, глубоки и многообразны. Согласно официальной советской версии кризис вызвало предшествовавшее данным событиям размещение в 1961 году Соединёнными Штатами в Турции (стране-участнице НАТО) ракет средней дальности «Юпитер», которые могли достигнуть городов в западной части Советского Союза, включая Москву и главные промышленные центры СССР. В качестве ответной меры на эти действия, в непосредственной близости от побережья США, на острове Куба, Советский Союз разместил кадровые военные части и подразделения. На вооружении у которых находилось как обычное, так и атомное оружие, включая баллистические и тактические ракеты наземного базирования. На боевом дежурстве у берегов Кубы были также размещены подводные лодки советских военно-морских сил, оснащенные ракетами и торпедами с атомными боевыми головными частями.

Хронология событий

14 октября 1962 года. Начало Кризиса

Началом кризиса российские историки считают дату 14 октября 1962, когда самолёт-разведчик U-2 ВВС США в ходе одного из регулярных облётов Кубы обнаружил в окрестностях деревни Сан-Кристобаль позиции советских ракет средней дальности Р-12. Наиболее критическим периодом считаются «тринадцать дней» 16—28 октября 1962 года. По решению президента США Джона Кеннеди внутри Совета национальной безопасности был создан специальный Исполнительный комитет, в котором обсуждались возможные пути решения проблемы. Некоторое время заседания Исполкома носили секретный характер, однако 22 октября Кеннеди выступил с «Обращением к американскому народу», объявив о наличии на Кубе советского «наступательного оружия». Был введён «карантин» (блокада) Кубы.

Первоначально советская сторона отрицала наличие на острове советского атомного оружия, затем — уверяла американцев в «сдерживающем характере» размещения ракет на Кубе. 25 октября представитель США продемонстрировал на заседании Совета Безопасности ООН фотографии советских ракет, размещенных на острове. В Белом доме обсуждался «силовой» вариант решения проблемы и его сторонники убедили Кеннеди как можно скорее начать массированную бомбардировку Кубы с последующей высадкой на остров морского и воздушного десантов.

Критическая фаза. Мир на грани атомной войны

Как Главнокомандующий президент Джон Кеннеди под давлением военных отдал приказ «DEFCON-2» о приведении Вооруженных сил США в «Боевую готовность №2». Это означало, что следующим его приказом начинаются полномасштабные боевые действия или война с СССР и его союзниками. Вечером 22 октября президент США выступил по телевидению с «Обращением к американскому народу». Он заявил, что для вторжения на Кубу готовятся 250 тысяч военнослужащих сухопутных войск, 90 тысяч морских пехотинцев и десантников, создана ударная группировка военно-воздушных сил, способная произвести 2 тысячи самолетовылетов в день вторжения, военно-морской флот подтягивает к острову более 100 кораблей различного назначения.

Среди гражданского населения США началась паника: люди срочно скупали продукты и бутилированную воду, уходили в отпуска и покидали с семьями американские города. В сельской местности жители оборудовали подвалы и погреба на случай атомной войны, запасая продукты, воду и предметы первой необходимости. Многие американские семьи покинули жилища и переселились в подвалы, погреба и наскоро сделанные блиндажи и землянки. В школах, колледжах и университетах в плановом порядке проводились учения на тему: «Как себя вести в случае атомного взрыва».

Пентагон создал вокруг острова Куба «кольцо» блокады, которое образовали 25 эсминцев, 2 крейсера, авианосцы, подводные лодки и вспомогательные суда. В воздух постоянно барражировали самолеты, включая бомбардировщики с атомными бомбами на борту. Американские высотные самолеты-разведчики U-2 непрерывно вели фоторазведку острова и прилегающей акватории Атлантического океана. Все советские суда сопровождались надводными кораблями, подводными лодками и подвергались систематическим облетам вертолетами и самолетами военно-воздушных сил.

Такие действия США не остались без внимания советской разведки. Уже 21 октября офицер ГРУ военный атташе в Вашингтоне на совещании у посла Анатолия Добрынина сообщил, что подразделения вооруженных сил США, размещенные в южных и юго-западных штатах приведены в повышенную боевую готовность. Ни атташе, ни посол не были извещены о том, что Генеральный штаб Вооруженных сил СССР разместил на Кубе баллистические и тактические ракеты и атомные боеголовки к ним.

С вечера 22 октября все члены Политбюро Коммунистичекой партии Советского Союза переводились на «казарменное положение» и безвыездно находились в Кремле в Москве.

С санкции Никиты Хрущева и по приказу министра обороны Вооруженные силы СССР также были приведены в полную боевую готовность: военнослужащие подняты по боевой тревоге, выдано штатное оружие и боеприпасы, техника и вооружение выводились на боевые позиции и рассредотачивались, атомные головные части присоединялись к ракетам и торпедам, атомные бомбы подвешивались к самолетам, атомные снаряды вывозились со складов на артиллерийские позиции на Западном направлении.

Военно-морской флот СССР приступил к отслеживанию американских подводных лодок и авианосных соединений в акватории Мирового океана, прилегающей к территории СССР. Согласно ранее разработанным планам Генерального штаба Вооруженных Сил СССР к берегам США выдвигались атомные ударные силы — бомбардировщики и подводные лодки с атомным оружием на борту. Все соединения Ракетных войск стратегического назначения были приведены в повышенную боевую готовность к немедленному нанесению атомного удара по заранее определенным целям на территории США, крупным американским военным базам, морским и сухопутным группировкам, расположенным в других странах. Ударные силы бронетанковых войск, мотопехотные подразделения и авиация Группы советских войск в Германии должны были осуществить наступление с территории ГДР на Западный Берлин с целью его оккупации в течение 2-4 часов.

Очередные разведывательные данные, полученные с борта самолета-разведчика U-2, пролетевшего над Кубой, показали американскому президенту и членам Исполнительного комитета в Белом доме, что несколько советских ракет Р-12 уже установлены на боевых позициях и готовы к пуску, и, следовательно, превентивные действия США — бомбардировка и оккупация острова Куба неминуемо приведут к полномасштабной войне, включая использование атомного оружия. Президент Соединенных Штатов Америки Джон Кеннеди отказался принять план военных и отдать приказ о начале боевых действий. Президент обратился за помощью к своему младшему брату Роберту Кеннеди, попросив его срочно установить какой-либо неофициальный канал связи с Никитой Хрущевым.

Инициатива американского президента

Вечером 18 октября Джон Кеннеди принял в Белом доме министра иностранных дел СССР Андрея Громыко. Глава советского внешнеполитического ведомства дважды заявил, что Советский Союз поставляет на Кубу исключительно оборонительное вооружение, которое не представляет угрозы для США. Аналогичную позицию занял протеже Громыко в Вашингтоне посол СССР в США Добрынин. Таким образом обычные дипломатические каналы связи между Вашингтоном и Москвой оказались неэффективны и американская сторона отказалась ими воспользоваться.

Попытки американцев установить связь через советника посольства Г.Н. Большакова, военного разведчика — резидента Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных сил СССР в США также оказались несостоятельными.

Большаков не располагал информацией о размещении советских атомных баллистических ракет на Кубе; его об этом просто не известили. В этих условиях младший брат президента США министр юстиции Роберт Кеннеди попросил тележурналиста, внешнеполитического обозревателя телекомпании «ABC» (Эй-Би-Си) Джона Скали выйти на связь с «советником советского посольства» Александром Фоминым. Под этим именем в США на разведывательной работе «под прикрытием» находился кадровый офицер Александр Феклисов, с августа 1960 года — резидент внешней разведки КГБ в Вашингтоне.

Первая встреча Скали и «Фомина» состоялась утром 22 октября в ресторане «Occidental», примерно на полпути между Белым домом и зданием советского посольства. Неофициальный контакт между Кеннеди и Хрущевым был, наконец, установлен. В результате нескольких встреч через «канал Скали — Фомин» Джон Кеннеди и Никита Хрущев обменялись первоначальной информацией и высказали мнение о возможном разрешении возникшего кризиса во взаимоотношениях между двумя странами.

Позднее был открыт обычный канал дипломатической связи между Москвой и Вашингтоном. Первоначально тексты посланиий шифровались, но, учитывая исключительную напряженность момента, когда любые неосторожные действия военных могли инициировать мировую атомную войну, переговоры между Никитой Хрущевым и Джоном Кеннеди в наиболее критические часы кризиса передавались радиостанциями сторон открытым текстом.

27 октября 1962 года: апогей Кризиса

В пятницу 26 октября командующий «Группой советских войск на Кубе» генерал армии Исса Плиев отдал приказ вывезти атомные боеголовки на ракетные позиции советских баллистических ракет, но не присоединять их к носителям, ожидая приказа Кремля.

Исполнительный комитет СНБ в Белом доме после тщательного анализа пришел к выводу, что в результате первого авиационного удара не существует гарантии того, что все советские атомные ракеты будут уничтожены. Следовательно, можно ожидать ответной атомной атаки СССР по территории США, включая столицу Вашингтон, Нью-Йорк и другие города.

Вечером из Москвы в Вашингтон пришло, наконец, два послания от Никиты Хрущева. Из первого советского послания следовало, что Кремль готов прийти к компромису. Через сорок пять минут за подписью американского президента в Москву было отправлено сообщение, что американская сторона также желает разрешить кризис мирным путем. Исходя из критической ситуации, послание Кеннеди Хрущеву было передано открытым текстом.

В субботу утром 27 октября, когда Исполнительный комитет Совета национальной обороны США проводил совещание в Белом доме, на стол президенту положили сообщение ЦРУ о том, что советской зенитной ракетой над Кубой сбит американский самолет-разведчик U-2. Позднее стало известно, что пилот, майор М.Андерсон погиб. Военные потребовали от Джона Кеннеди отдать приказ о начале бомбардировки Кубы и высадке морской пехоты и воздушного десанта на остров утром следующего дня в воскресенье 28 октября. Президент США отказался отдать такой приказ и вновь обратился к брату Роберту с просьбой немедленно установить связь с Хрущевым, чтобы выяснить намерения Советского Союза и его готовность к немедленному выходу из кризиса, который грозил глобальной атомной войной.

В тот же день Джон Скали попросил Александра Феклисова («Фомина») о встрече. В беседе резидент КГБ сообщил, что в советском посольстве ожидают послания Хрущева американскому президенту.

Брат президента Роберт Кеннеди посетил советское посольство, где имел продолжительную беседу с послом Добрыниным. Вечером по просьбе министра юстиции состоялась вторая встреча. Роберт Кеннеди заявил советскому послу: «Мы должны получить заверение, что не позже завтрашнего дня [советские]ракетные базы будут демонтированы… Москва должна понять, что если эти базы не снесет она, то снесем их мы». Добрынин дословно записал эти слова в рабочий блокнот и по возвращении в советское посольство заявление министра юстиции было немедленно передано сеансом радиосвязи в Москву. По получении радиотелеграммы из Вашингтона в Кремле было созвано экстренное совещание Политбюро с участием военных.

В тот же день поздним вечером Роберт Кеннеди по своей инициативе встретился с резидентом ГРУ Генштаба ВС СССР в Вашингтоне майором Георгием Большаковым, работавшим в советском посольстве «под прикрытием» в должности «советника».

Все три встречи оказались безрезультатными; Москва молчала — в Политбюро в Кремле никак не могли прийти к какому-либо решению.

Разрешение Карибского кризиса

Президент Джон Кеннеди предложил Советскому Союзу демонтировать установленные ракеты и развернуть всё ещё направлявшиеся к Кубе корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро. Председатель Совета Министров СССР и первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв, в свою очередь, выдвинул дополнительное условие о выводе американских тактических ракет с атомными боеголовками с территории Турции. Кеннеди согласился с предложением Хрущёва, специально оговорив, что информация о выводе американских ракет из Турции не будет обнародована в открытой печати, а демонтаж ракет США начнется несколько позднее.

Ответ Никиты Хрущева Джону Кеннеди поступил в Белый дом в 9 часов утра в воскресенье, 28 октября. Советский Союз согласен с предложением американской стороны.

Предложение Кеннеди и ответ Хрущева были немедленно отправлены Генеральному секретарю ООН У. Тану. Представитель СССР в ООН В.Н. Зорин и представитель США в ООН Эдлай Стивенсон при посредничестве Генерального секретаря немедленно приступили к выработке официального Соглашения. Кризис в отношениях СССР и США был преодолен.

После напряженных переговоров американская и советская стороны пришли к соглашению и, согласно договоренности 28 октября начался демонтаж советских баллистических и тактических ракет на Кубе, их погрузка на суда и отправка морским путем обратно в СССР. Американские военно-морские силы осуществляли в открытом море остановку и «досмотр» советских судов, которые уходили с острова Куба. Зенитные ракетные комплексы, включая боевые зенитные ракеты с обычными боеголовками оставались на острове «в целях самообороны». Подводные лодки советских военно-морских сил, вооруженные атомными торпедами и ракетами снимались с боевого дежурства у берегов Кубы и отводились в места постоянного базирования. Последняя советская ракета покинула Кубу через несколько недель, и 20 ноября американская блокада Кубы была снята. Карибский кризис нашел свое разрешение.

Карибский кризис продолжался 13 дней[1]. Он имел чрезвычайно важное психологическое и историческое значение. Человечество впервые в своей истории оказалось на грани самоуничтожения. Разрешение кризиса стало переломным моментом в Холодной войне и началом разрядки международной напряжённости.

Кубинская революция

В ходе холодной войны противостояние между двумя сверхдержавами, СССР и США, выражалось не только в прямой военной угрозе и гонке вооружений, но и в стремлении к расширению их зон влияния. Советский Союз стремился организовывать и поддерживать так назывемые «освободительные» социалистические революции в различных частях света. В прозападно настроенных странах оказывалась поддержка «народно-освободительных движений» различного толка, часто оружием и посылкой военных специалистов, инструкторов и ограниченных воинских контингентов. В случае победы «революции» страна становилась «членом социалистического лагеря», там строились военные базы, и вкладывались значительные ресурсы. Помощь Советского Союза часто была безвозмездной, что вызывало дополнительные симпатии к нему со стороны беднейших стран Африки и Латинской Америки.

США, в свою очередь, придерживались аналогичной тактики, также стимулировали «революции» для установления демократии и оказывая поддержку проамериканским режимам. Обычно перевес сил был на стороне США — их поддерживала Западная Европа, Турция, некоторые азиатские и африканские страны, например ЮАР.

Первоначально после победы революции на Кубе в 1959 году у её лидера Фиделя Кастро не было тесных отношений с Советским Союзом. Во время своей борьбы с режимом Фульхенсио Батисты в 1950-х Кастро несколько раз обращался к Москве за военной помощью, но получал отказ. Москва скептически относилась к лидеру кубинских революционеров и к самим перспективам революции на Кубе, считая, что там слишком велико влияние США. Первый зарубежный визит после победы революции Фидель совершил в США, однако президент Эйзенхауэр отказался встречаться с ним, сославшись на занятость. После этой демонстрации высокомерного отношения к Кубе Ф. Кастро проводил меры, направленные против засилья американцев. Так, были национализированы телефонная и электрическая компании, нефтеперегонные заводы, 36 крупнейших сахарных заводов, принадлежавших гражданам США; прежним владельцам были предложены соответствующие пакеты ценных бумаг. Все филиалы североамериканских банков, принадлежавших гражданам США, были также национализированы. В ответ на это США прекратили поставлять на Кубу нефть и покупать её сахар. Такие шаги поставили Кубу в очень тяжёлое положение. К тому времени кубинским правительством уже были установлены дипломатические отношения с СССР, и оно обратилось к Москве за помощью. Отвечая на запрос, СССР направил танкеры с нефтью и организовал закупки кубинского сахара и сахара-сырца. На Кубу в длительные командировки выезжали специалисты различных отраслей народного хозяйства СССР для создания аналогичных отраслей, а также делопроизводства на Острове Свободы. Советские специалисты строили различные объекты, например, по спецпроекту делали паровые электростанции с котлами на топливе «отходы сахарного тростника».

В качестве иллюстрации можно напомнить, почему один из видов кубинской минеральной воды называется «Типаборжоми». Перед приездом Л. И. Брежнева была пробурена очередная скважина, и высокому гостю преподнесли новый напиток. Тот попробовал и сказал: «Типа „Боржоми“». То есть похожая на такую воду из Грузии.

Можно считать, что Куба стала первой страной, которая выбрала коммунистический путь без значительного военного или политического вмешательства со стороны СССР. В этом качестве она была глубоко символична для советских лидеров, в особенности для Никиты Сергеевича Хрущёва, — он считал защиту острова критичной для международной репутации СССР и коммунистической идеологии.

Вероятно, Хрущёв полагал, что размещение ракет на Кубе защитит остров от повторного американского вторжения, которое он считал неизбежным после провала попытки десанта в Заливе Свиней. Существенное с военной точки зрения размещение важнейшего вида оружия на Кубе также продемонстрировало бы важность советско-кубинского альянса Фиделю Кастро, который требовал материального подтверждения советской поддержки острова.

Ракетные позиции США в Турции

Общее количество ядерных БЧ США и СССР Количество ядерных БЧ США и СССР без развёрнутых

К 1960 году США имели значительное преимущество в стратегических ядерных силах. Для сравнения: американцы на вооружении имели примерно 6000 боеголовок, а в СССР было только примерно 300. К 1962 году на вооружении США находилось более 1300 бомбардировщиков, способных доставить на территорию СССР около 3000 ядерных зарядов[2]. Кроме того, на вооружении США стояли 183 МБР «Атлас» и «Титан» (англ.)русск.[3] и 144 ракеты «Поларис» на девяти атомных подводных лодках типа «Джордж Вашингтон» и «Этен Аллен»[4]. Советский Союз имел возможность доставить на территорию США около 300 боезарядов, в основном с помощью стратегической авиации и МБР Р-7 и Р-16, имевших низкую степень боеготовности и высокую стоимость создания стартовых комплексов, что не позволяло произвести масштабное развёртывание этих систем.

В 1961 США начали размещение в Турции, около г. Измир, 15 ракет средней дальности PGM-19 «Юпитер» с радиусом действия 2400 км, которые напрямую угрожали европейской части Советского Союза, доставая до Москвы. Президент Кеннеди считал стратегическое значение этих ракет ограниченным, так как подводные лодки, вооружённые баллистическими ракетами, могли накрывать ту же территорию, имея преимущество в скрытности и огневой мощи. Тем не менее, в конце 1950-х ракеты средней дальности технологически превосходили межконтинентальные баллистические ракеты, которые в то время не могли постоянно находиться на боевом дежурстве. Другим преимуществом ракет средней дальности является малое подлётное время — менее 10 минут.

Советские стратеги осознали, что перед ударом этих ракет они практически беззащитны, но можно достичь некоторого ядерного паритета, пойдя на ответный шаг — разместив ракеты на Кубе. Советские ракеты средней дальности на кубинской территории, имея дальность стрельбы до 4000 км (Р-14), могли держать под прицелом Вашингтон и около половины авиабаз стратегических ядерных бомбардировщиков Стратегических ВВС США, с подлётным временем менее 20 минут.

Глава Советского Союза Н. С. Хрущёв публично высказал своё возмущение фактом размещения ракет в Турции. Он считал эти ракеты личным оскорблением. Размещение ракет на Кубе — первый случай, когда советские ракеты покинули территорию СССР — считается непосредственным ответом Хрущёва на американские ракеты в Турции. В своих мемуарах Хрущёв пишет, что первый раз идея разместить ракеты на Кубе пришла к нему в 1962 году, когда он возглавлял делегацию Советского Союза, посещавшую Болгарию по приглашению болгарских ЦК Компартии и правительства. Там один из его соратников, показывая в сторону Чёрного моря, сказал, что на противоположном берегу, в Турции, находятся ракеты, способные в течение 15 минут нанести удар по основным промышленным центрам СССР.

Размещение ракет

Предложение Хрущёва

20 мая 1962 года Никита Хрущёв, сразу после возвращения из Болгарии, провёл в Кремле беседу с министром иностранных дел Андреем Громыко, Анастасом Микояном и министром обороны Родионом Малиновским, в ходе которой изложил им свою идею: в ответ на постоянные запросы Фиделя Кастро об увеличении советского военного присутствия на Кубе разместить на острове ядерное оружие. 21 мая на заседании Совета обороны поставил этот вопрос на обсуждение. Больше всех был против такого решения Микоян, однако, в конце концов члены Президиума ЦК КПСС, входившие в Совет обороны, поддержали Хрущёва. Министерствам обороны и иностранных дел было поручено организовать скрытное перемещение войск и военной техники по морю на Кубу. Из-за особой спешки план был принят без утверждения — к реализации приступили сразу после получения согласия Кастро.

28 мая из Москвы в Гавану вылетела советская делегация в составе посла СССР Алексеева, главнокомандующего РВСН маршала Сергея Бирюзова, генерал-полковника Семена Павловича Иванова, а также Шарафа Рашидова. 29 мая они встретились с Раулем и Фиделем Кастро и изложили им предложение ЦК КПСС. Фидель попросил сутки на переговоры со своими ближайшими соратниками. Известно, что 30 мая у него состоялся разговор с Эрнесто Че Геварой, однако о сущности этого разговора до сих пор ничего не известно. В тот же день Кастро дал положительный ответ советским делегатам. Было решено, что Рауль Кастро в июле посетит Москву для уточнения всех деталей.

Состав контингента

10 июня на заседании Президиума ЦК обсуждались результаты поездки советской делегации на Кубу. После доклада Рашидова Малиновский представил всем предварительный проект операции по переброске ракет, подготовленный в Генеральном штабе. План предполагал размещение на Кубе двух видов баллистических ракет — Р-12 с радиусом действия около 2000 км и Р-14, с дальностью в два раза больше. Оба типа ракет были снабжены ядерными боеголовками мощностью 1 Мт. Малиновский также уточнил, что вооружённые силы разместят 24 ракеты среднего радиуса действия Р-12 и 16 ракет промежуточного радиуса действия Р-14 и оставят в резерве по половине от количества ракет каждого типа. Предполагалось снять 40 ракет с позиций на Украине и в европейской части России. После установки этих ракет на Кубе количество советских ядерных ракет, способных достичь территории США увеличивалось в два раза[5].

Предполагалось направить на Остров Свободы группу советских войск, которая должна сконцентрироваться вокруг пяти подразделений ядерных ракет (трёх Р-12 и двух Р-14). Помимо ракет в состав группы входили также 1 вертолётный полк Ми-4, 4 мотострелковых полка, два танковых батальона, эскадрилья МиГ-21, 42 лёгких бомбардировщика Ил-28, 2 подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками 12 Кт с радиусом действия 160 км, несколько батарей зенитных орудий, а также 12 установок С-75 (144 ракеты). Каждый мотострелковый полк насчитывал 2500 человек, танковые батальоны оснащались новейшими танками Т-55. Стоит отметить, что Группа советских войск на Кубе (ГСВК) стала первой в истории СССР армейской группировкой, в состав которой вошли баллистические ракеты[6].

Кроме того, на Кубу направлялась и внушительная группировка ВМФ: 2 крейсера, 4 эсминца, 12 ракетных катеров «Комар», 11 подводных лодок (из них 7 — с ядерными ракетами). Всего на остров планировалось отправить 50 874 военнослужащих. Позже, 7 июля Хрущёв принял решение назначить командующим группировкой Иссу Плиева[7].

Прослушав доклад Малиновского, Президиум ЦК проголосовал за проведение операции единогласно.

Операция «Анадырь»

К июню 1962 Генеральный штаб уже разработал операцию прикрытия под кодовым названием «Анадырь». Планировал и руководил операцией маршал СССР И. Х. Баграмян[8]. По мнению составителей плана, это должно было ввести американцев в заблуждение в отношении места назначения грузов. Всем советским военнослужащим, техническому персоналу и другим сопровождавшим «груз» также говорили, что они направляются на Чукотку. Для пущей достоверности к портам приходили целые вагоны шуб и дублёнок. Но, несмотря на такое масштабное прикрытие, у операции был один существенный изъян: невозможно было скрыть ракеты от регулярно облетающих Кубу американских самолётов-разведчиков U-2. Таким образом, план заранее разрабатывался с учётом того, что американцы обнаружат советские ракеты до того, как все они будут смонтированы. Единственный выход, который сумели найти военные — разместить несколько зенитных батарей уже на Кубе в местах разгрузки.

Ракеты и прочую технику, а также личный состав доставили в шесть разных портов от Североморска до Севастополя. Для переброски войск выделили 85 кораблей. Ни один капитан перед отплытием не знал о содержимом трюмов, а также о пункте назначения. Каждому капитану вручили запечатанный пакет, который следовало вскрыть в море в присутствии замполита. В конвертах было предписание следовать на Кубу и избегать контакта с кораблями НАТО.

В начале августа на Кубу пришли первые корабли. Ночью 8 сентября в Гаване была разгружена первая партия баллистических ракет средней дальности, вторая партия прибыла 16 сентября. Штаб ГСВК расположился в Гаване. Дивизионы баллистических ракет развернули на западе острова — близ деревеньки Сан-Кристобаль и в центре Кубы — у порта Касильда. Основные войска были сконцентрированы вокруг ракет в западной части острова, однако несколько крылатых ракет и мотострелковый полк были переброшены на восток Кубы — в сотне километров от Гуантанамо и военно-морской базы США в заливе Гуантанамо. К 14 октября 1962 на Кубу доставили все 40 ракет и большую часть оборудования.

Полёты U-2

Самолёт U-2 во время вылета в конце августа сфотографировал ряд строящихся позиций для зенитных ракет, но 4 сентября 1962 Кеннеди заявил перед Конгрессом, что на Кубе нет «наступательных» ракет. На самом же деле советские специалисты в это время уже строили девять позиций — шесть для Р-12 и три для Р-14 с дальностью 4000 км. До сентября 1962 самолеты ВВС США облетали Кубу дважды в месяц. С 5 сентября по 14 октября полёты были прекращены. С одной стороны из-за плохой погоды, с другой — Кеннеди запретил их из опасения эскалации конфликта в случае, если американский самолет будет сбит советской зенитной ракетой. Первый полёт состоялся 14 октября (стоит отметить, что до 5 сентября полеты выполнялись с ведома ЦРУ, теперь же такие полёты перешли под контроль ВВС[9]) — самолет-разведчик U-2 4080-го стратегического разведывательного крыла, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, взлетел около 3 часов ночи с авиабазы Эдвардс в Калифорнии. Через час после восхода солнца Хейзер достиг Кубы. Полёт до Мексиканского залива занял у него 5 часов. Хейзер облетел Кубу с запада и пересек береговую линию с юга в 7:31 утра. Самолёт пересёк всю Кубу почти точно с юга на север, пролетая над городами Тако-Тако, Сан-Кристобаль, Бахиа-Хонда. Эти 52 километра Хейзер преодолел за 12 минут[10].

Приземлившись на авиабазе в южной Флориде, Хейзер вручил пленку ЦРУ. 15 октября аналитики ЦРУ установили, что на фотографиях — советские баллистические ракеты средней дальности Р-12 («SS-4» по классификации НАТО). Вечером того же дня эта информация была доведена до сведения высшего военного руководства США. Утром 16 октября в 8:45 фотографии показали президенту. После этого по приказу Кеннеди полёты над Кубой участились в 90 раз: с двух раз в месяц до шести раз в день.

Реакция США

Выработка возможных мер противодействия

Получив фотографии, свидетельствующие о советских ракетных базах на Кубе, президент Кеннеди собрал особую группу советников на секретное совещание в Белом Доме. Эта группа из 14 человек, ставшая позднее известной как «Исполнительный комитет» (EXCOMM (англ.)русск.), состояла из членов Совета национальной безопасности США и нескольких специально приглашенных советников. Вскоре комитет предложил президенту три возможных варианта разрешения ситуации: уничтожить ракеты точечными ударами, провести полномасштабную военную операцию на Кубе или ввести морскую блокаду острова.

Немедленный бомбовый удар был отвергнут сразу же, так же как и обещавшее длительную задержку обращение в ООН. Реальными вариантами действий, рассматриваемыми комитетом, были только военные меры. Дипломатические, едва затронутые в первый день работы, были тут же и отвергнуты — ещё до того, как началось основное обсуждение. В итоге выбор свели к военно-морской блокаде и ультиматуму, либо к полномасштабному вторжению.

Начальник Объединённого комитета начальников штабов (ОКНШ) генерал Максвелл Тэйлор и глава Стратегического командования ВВС (SAC) генерал Кёртис Лемей (англ.  Curtis LeMay) выступили с предложением начать вторжение. По их мнению, Советский Союз не решился бы на серьёзные контрмеры. В порядке подготовки к вторжению началась переброска войск во Флориду. Военные торопили президента отдать приказ о вторжении, поскольку опасались, что когда СССР установит все ракеты, будет уже поздно. Стоит отметить, однако, что агентурные данные ЦРУ о численности советских войск на Кубе уже к тому моменту были существенно ниже реальных[11]. Американцы также не знали о двенадцати тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове[12]. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, причём с катастрофическими последствиями.

Так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», что приведет к эскалации конфликта. Поэтому по предложению министра обороны Роберта Макнамары было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы.

18 октября президента США посетил министр иностранных дел СССР Андрей Громыко вместе с послом СССР в США Анатолием Добрыниным, который ничего не знал[источник не указан 1314 дней] о планах Хрущёва. По некоторым данным, Громыко категорически отрицал наличие любого «наступательного» вооружения на Кубе. В своих мемуарах же он писал, что разговор на той встрече шёл в основном о Берлине и других международных вопросах, а инициатором беседы о Кубе был он сам. Более того, по его словам, президент США не спрашивал Громыко о наличии на острове советских ракет и не строил вслух никаких предположений по этому поводу, пытаясь спровоцировать министра[13]. Наличие «наступательного» вооружения на Кубе отрицал и офицер ГРУ Георгий Большаков, участвовавший в конфиденциальных переговорах с министром юстиции США, братом президента Робертом Кеннеди. [14]

Тем не менее 19 октября очередной полёт U-2 выявил ещё несколько смонтированных ракетных позиций, эскадрилью Ил-28 у северного побережья Кубы и дивизион крылатых ракет, нацеленных на Флориду[15].

Решение о введении блокады было принято на итоговом голосовании вечером 20 октября: за блокаду проголосовали сам президент Кеннеди, госсекретарь Дин Раск, министр обороны Роберт Макнамара и специально вызванный для этого из Нью-Йорка посол США в ООН Эдлай Стивенсон.

Однако согласно международному праву блокада является актом войны. В то время как ни размещение ракет в Турции, ни ответное размещение ракет на Кубе никаких соглашений не нарушало. Таким образом, США оказывались в роли стороны, развязавшей войну. В связи с этим при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введении блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (ОАГ). Опираясь на Пакт Рио, ОАГ единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин 24 октября с 10 утра по местному времени.

Между тем, к 19 октября, данные съемок U-2 показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому в дополнение к блокаде военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была переведена 1-я танковая дивизия и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности.

Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия B-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков B-52 Stratofortress.

Карантин

С военно-морской блокадой было много проблем. Был вопрос законности — как отметил Фидель Кастро, в установке ракет не было ничего незаконного. Они, разумеется, являлись угрозой для США, но в Европе были размещены аналогичные ракеты, нацеленные на СССР: шестьдесят ракет «Тор» в четырёх эскадронах около Ноттингема в Великобритании; тридцать ракет «Юпитер» среднего радиуса в двух эскадронах около Джоя дель Колле в Италии; и пятнадцать ракет «Юпитер» в одном эскадроне около Измира в Турции. Затем была проблема советской реакции на блокаду — не начнётся ли вооружённый конфликт с эскалацией ответных действий?

Президент Кеннеди обратился к американской публике (и советскому правительству) в телевизионном выступлении 22 октября. Он подтвердил присутствие ракет на Кубе и объявил военно-морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг берегов Кубы, предупредив, что вооружённые силы были «готовы к любому развитию событий», и осудив Советский Союз за «секретность и введение в заблуждение». Кеннеди отметил, что любой ракетный запуск с территории Кубы в сторону любого из американских союзников в западном полушарии будет расценен как акт войны против США.

Американцы обладали твёрдой поддержкой со стороны своих европейских союзников. Организация американских государств также единогласно проголосовала за резолюцию в поддержку карантина. Никита Хрущёв заявил, что блокада незаконна, и что любой корабль под советским флагом будет её игнорировать. Он пригрозил, что если советские корабли будут атакованы американскими, ответный удар последует немедленно.

Тем не менее, блокада вступила в силу 24 октября в 10:00. 180 кораблей ВМС США окружили Кубу с четким приказом ни в коем случае не открывать огонь по советским судам без личного приказа президента. К этому времени на Кубу шли 30 кораблей и судов, в том числе «Александровск» с грузом ядерных боеголовок и 4 корабля[источник не указан 1015 дней], везущие ракеты для двух дивизионов БРСД. Кроме того, к Острову свободы приближались 4 дизельные подводные лодки, сопровождавшие корабли. На борту «Александровска» находились 24 боеголовки для БРСД и 44 для крылатых ракет. Хрущёв решил, что подводным лодкам и четырём судам с ракетами Р-14 — «Артемьевску», «Николаеву», «Дубне» и «Дивногорску» — следует продолжать идти прежним курсом. Стремясь свести к минимуму возможность столкновения советских кораблей с американскими, советское руководство решило развернуть остальные не успевшие добраться до Кубы корабли домой.

Одновременно с этим Президиум ЦК КПСС решил привести вооружённые силы СССР и стран Варшавского договора в состояние повышенной боеготовности. Отменили все увольнения. Срочникам, готовящимся к демобилизации предписано оставаться на местах несения службы до дальнейших распоряжений. Хрущёв отправил Кастро ободряющее письмо, заверив в непоколебимости позиции СССР при любых обстоятельствах. Тем более, он знал, что существенная часть советского оружия уже добралась до Кубы.

Обострение кризиса

Вечером 23 октября Роберт Кеннеди отправился в советское посольство в Вашингтоне. На встрече с Добрыниным Кеннеди выяснил, что тот понятия не имеет о военных приготовлениях СССР на Кубе.[источник не указан 1314 дней] Однако Добрынин сообщил ему, что знает об инструкциях, полученных капитанами советских кораблей — не выполнять незаконные требования в открытом море. Перед уходом Кеннеди сказал: «Не знаю, чем все это кончится, но мы намерены остановить ваши суда».

24 октября Хрущёв узнал, что «Александровск» благополучно добрался до Кубы. Одновременно с этим ему пришла короткая телеграмма от Кеннеди, в которой тот призвал Хрущёва «проявить благоразумие» и «соблюдать условия блокады». Президиум ЦК КПСС собрался на заседание, чтобы обсудить официальный ответ на введение блокады. В тот же день Хрущёв направил президенту США письмо, в котором обвинил его в том, что тот ставит «ультимативные условия». Хрущёв назвал карантин «актом агрессии, толкающим человечество к пучине мировой ракетно-ядерной войны». В письме Первый секретарь предупредил Кеннеди, что «капитаны советских кораблей не станут соблюдать предписания американских ВМС», а также что «если США не прекратят своих пиратских действий, правительство СССР примет любые меры для обеспечения безопасности судов».

Письмо Хрущева Кеннеди от 24 октября 1962 г.

25 октября на экстренном заседании Совета Безопасности ООН разыгралась одна из самых памятных сцен в истории ООН. Представитель США Адлай Стивенсон попытался заставить советского представителя Валериана Зорина (который, как и большинство советских дипломатов, не подозревал об операции «Анадырь») дать ответ относительно присутствия ракет на Кубе, высказывая известное требование: «Не ждите, пока Вам переведут!» Получив от Зорина отказ, Стивенсон продемонстрировал фотографии, сделанные разведывательными самолётами США и показывающие ракетные позиции на Кубе.

Одновременно с этим, Кеннеди отдал приказ повысить боевую готовность вооружённых сил США до уровня DEFCON-2 (первый и единственный раз в истории США)[16].

Тем временем в ответ на послание Хрущёва в Кремль пришло письмо Кеннеди, в котором он указал, что «советская сторона нарушила свои обещания в отношении Кубы и ввела его в заблуждение». На сей раз Хрущёв решил не идти на конфронтацию и начал искать возможные выходы из сложившейся ситуации. Он объявил членам Президиума, что «невозможно хранить на Кубе ракеты, не вступая в войну с США». На заседании было решено предложить американцам демонтировать ракеты в обмен на гарантии США оставить попытки сменить государственный режим на Кубе. Брежнев, Косыгин, Козлов, Микоян, Пономарёв и Суслов поддержали Хрущёва. Громыко и Малиновский при голосовании воздержались. После заседания Хрущёв неожиданно обратился к членам Президиума: «Товарищи, давайте вечером пойдем в Большой театр. Наши люди и иностранцы увидят нас, может, и это успокоит их»[17].

Второе письмо Хрущёва

26 октября утром Никита Хрущёв принялся за составление нового, менее воинственного послания Кеннеди. В письме он предложил американцам вариант демонтажа установленных ракет и возвращения их в СССР. В обмен он требовал гарантий того, что «Соединенные Штаты не вторгнутся своими войсками на Кубу и не будут поддерживать никакие другие силы, которые намеревались бы совершить вторжение на Кубу». Закончил он письмо знаменитой фразой: «Нам с вами не следует сейчас тянуть за концы верёвки, на которой вы завязали узел войны».

Хрущёв составил это письмо в одиночку, не собирая Президиум. Позднее в Вашингтоне была версия, что второе письмо писал не Хрущёв и что в СССР, возможно, произошёл государственный переворот. Другие считали, что Хрущёв, наоборот, ищет помощи в борьбе против сторонников жёсткой линии в рядах руководства Вооружённых сил СССР. Письмо пришло в Белый дом в 10 часов утра. Ещё одно условие было передано в открытом обращении по радио утром 27 октября — вывести американские ракеты из Турции, в дополнение к требованиям, указанным в письме.

Секретные переговоры

В пятницу, 26 октября, в 13-00 по вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера ABC News Джона Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин — резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Occidental. Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу.

Американское руководство ответило на это предложение, передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы «вторжение будет маловероятно».

Соотношение сил на момент кризиса — США

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.

На момент кризиса США располагали крупнейшим ядерным и обычным арсеналом и многочисленными средствами доставки.

Его основу составляли межконтинентальные баллистические ракеты SM-65 Atlas[18], базирующиеся в США. В наличии на 1962 год было 144 такие МБР, несущие 1-мегатонные и 4-мегатонные боеголовки W38. Ракеты были развернуты в 3-х модификациях (радиокомандный SM-65D, инерциально-наводящиеся SM-65E и SM-65F), на постоянном дежурстве находилось около 129 ракет, из которых половина базировалась в защищенных подземных шахтах (остальные — в заглубленных железобетонных укрытиях). Время подготовки ракет к запуску составляло от 15 до 30 минут.

Также в наличии имелось 62 МБР SM-68 Titan-I[19].

Арсенал МБР дополнялся БРСД PGM-19 Jupiter, радиусом 2400 км. 30 таких ракет было развернуто в Северной Италии и 15 — в Турции. Также 60 ракет PGM-17 Thor были развернуты в Великобритании, имея сходные характеристики.

Основу наступательной мощи ВВС помимо МБР составлял громадный парк стратегических бомбардировщиков — более 800 межконтинентальных бомбардировщиков B-52 и B-36, свыше 2000 стратегических бомбардировщиков B-47 и около 150 сверхзвуковых B-58.

Для оснащения их имелся арсенал из более чем 547 сверхзвуковых ракет AGM-28 Hound Dog радиусом до 1200 км и свободнопадающих ядерных бомб. Позиции ВВС США в Северной Канаде и Гренландии позволяли осуществлять трансполярные атаки против глубоких тылов СССР при минимальном советском противодействии.

ВМС располагали 8 ПЛАРБ с ракетами «Поларис» радиусом 2000 км и 11 ударными авианосцами, включая атомный «Энтерпрайз», способными нести стратегические ядерные бомбардировщики A-3. Также в наличии имелись ПЛАРК с ракетами «Регулус».

Для обороны территории США была развернута совершенная система ПВО, опиравшаяся на три линии радаров раннего предупреждения о воздушном нападении. Крайняя линия — линия DEW (Distant Early Warning) шла по северной границе Канады. Основные промышленные районы, крупные населенные центры и стратегические инсталляции были прикрыты зенитно-ракетными комплексами MIM-14 Nike-Hercules и сверхдальнобойными ЗРК CIM-10 Bomarc, использовавшими ядерные боевые части. Комплексы MIM-14 Nike-Hercules также обладали потенциальной возможностью поражать боеголовки баллистических ракет при помощи атомных боевых зарядов.

Систему ПВО поддерживал флот пилотируемых перехватчиков F-101 Voodoo, F-106 Delta Dart, F-89 Scorpion, насчитывающий более 3000 единиц, и вооруженный различными видами управляемого оружия, включая ядерные ракеты «воздух-воздух» AIR-2 Genie. Управление перехватчиками осуществляла полуавтоматическая система наземного наведения SAGE.

Соотношение сил на момент кризиса — СССР

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.

Ядерный арсенал СССР был гораздо скромнее американского. Его основу составляли ракеты Р-7, межконтинентальные, но весьма несовершенные, с длительным временем подготовки и низкой надежностью. Имелось всего 4 стартовых приспособления в Плесецке, пригодных для боевого запуска.

Также на вооружение поступили около 25 ракет Р-16, более боеспособных. По сути дела, они составляли основу стратегических ударных сил СССР.

В Восточной Европе имелось также около 40 ракет Р-21 и 20 ракет Р-12 средней дальности, наведенных на промышленные центры и порты Великобритании и Франции.

Стратегические ВВС СССР были намного слабее ВВС США. Их основу составляли около 100 межконтинентальных бомбардировщиков 3М и М-4, около 1000 стратегических бомбардировщиков Ту-16. На вооружении имелись крылатые ракеты радиусом до 700 км. ВМФ СССР включал ПЛАРБ проекта 658, вооруженные ракетами радиусом 650 км с надводным стартом, и ПЛРБ проекта 611 и проекта 629, общим числом около 25. Эти субмарины были менее совершенными, чем американские аналоги, были довольно шумны и имели надводный старт ракет, что подвергало их демаскировке.

Система ПВО СССР по структуре была объектовой, основанной на широком развертывании вокруг охраняемых объектов ЗРК С-75. Возможности раннего предупреждения были ограничены ввиду неполноты радарного покрытия Сибири. На вооружении отсутствовали ЗРК, имевшие дальность более 75 км или вооруженные ядерными боевыми частями.

Чёрная суббота

Тем временем в Гаване политическая обстановка накалилась до предела. Кастро стало известно о новой позиции Советского Союза, и он сразу же направился в советское посольство. Команданте решил написать Хрущёву письмо, чтобы подтолкнуть его к более решительным действиям. Ещё до того, как Кастро закончил письмо и отправил его в Кремль, глава резидентуры КГБ в Гаване известил Первого секретаря о сути послания Команданте: «По мнению Фиделя Кастро, интервенция почти неминуема и произойдёт в ближайшие 24-72 часа». Одновременно Малиновский получил донесение от командующего советскими войсками на Кубе генерала И. А. Плиева об усилившейся активности американской стратегической авиации в районе Карибского бассейна. Оба сообщения доставили в кабинет Хрущёва в Кремль в 12 дня в субботу, 27 октября.

Двигатель самолёта U-2, сбитого в «Чёрную субботу». Музей Революции в Гаване

В Москве было 5 часов вечера, когда на Кубе разбушевался тропический шторм. В одно из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлёте к Гуантанамо замечен американский самолёт-разведчик U-2. Начальник штаба зенитного ракетного дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Плиеву за инструкциями, но того на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб — никто не взял трубку. Когда U-2 был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал приказ уничтожить самолёт. По другим сведениям, приказ об уничтожении самолёта-разведчика мог быть отдан заместителем Плиева по ПВО генерал-лейтенантом авиации Степаном Гречко или командиром 27-й дивизии ПВО полковником Георгием Воронковым[20]. Пуск был осуществлён в 10:22 по местному времени. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб. Примерно в это же время другой U-2 был почти перехвачен над Сибирью, так как генерал Кертис Лемэй (англ.)русск., начальник штаба ВВС США, пренебрёг приказом президента США прекратить все полёты над советской территорией.

Ещё через несколько часов два самолёта фоторазведки ВМС США RF-8A «Крусейдер» были обстреляны зенитными орудиями во время облёта Кубы на малой высоте. Один из них был повреждён, однако пара благополучно вернулась на базу.

Военные советники Кеннеди пытались убедить президента до наступления понедельника отдать приказ о вторжении на Кубу, «пока ещё не поздно». Кеннеди уже не отвергал категорически такое развитие ситуации. Однако не оставлял надежды на мирное разрешение. Принято считать, что «Чёрная суббота» 27 октября 1962 — день, когда мир был ближе всего к глобальной ядерной войне.

Разрешение

В ночь с 27 на 28 октября по заданию президента Роберт Кеннеди вновь встретился с советским послом в здании Министерства юстиции. Кеннеди поделился с Добрыниным опасениями президента о том, что «ситуация вот-вот выйдет из под контроля и грозит породить цепную реакцию». Роберт Кеннеди заявил, что его брат готов дать гарантии ненападения и скорейшего снятия блокады с Кубы. Добрынин спросил Кеннеди о ракетах в Турции. «Если в этом единственное препятствие к достижению упомянутого выше урегулирования, то президент не видит непреодолимых трудностей в решении вопроса», — ответил Кеннеди. По словам тогдашнего министра обороны США Роберта Макнамары[21], с военной точки зрения ракеты Юпитер уже морально устарели (хотя были поставлены на боевое дежурство всего два года назад), однако в ходе приватных переговоров Турция и НАТО выступали резко против включения подобного пункта в официальное соглашение с Советским Союзом, так как это было бы проявлением слабости США и ставило бы под сомнение гарантии США по защите Турции и стран НАТО.

На следующее утро в Кремль пришло сообщение от Кеннеди, где было указано:

1) Вы согласитесь вывести свои системы вооружения с Кубы под соответствующим наблюдением представителей ООН, а также предпринять, с соблюдением соответствующих мер безопасности, шаги по остановке поставок таких же систем вооружения на Кубу.
2) Мы же, со своей стороны, согласимся — при условии создания с помощью ООН системы адекватных мер, обеспечивающих выполнение данных обязательств, — а) быстро отменить введённые в настоящий момент блокадные мероприятия и б) дать гарантии ненападения на Кубу. Я уверен, что и остальные государства Западного полушария будут готовы поступить подобным образом.

В полдень Хрущёв собрал Президиум у себя на даче в Ново-Огарёво. На собрании шло обсуждение письма из Вашингтона, когда в зал вошёл человек и попросил помощника Хрущёва, Олега Трояновского к телефону: звонил Добрынин из Вашингтона. Он передал Трояновскому суть его беседы с Робертом Кеннеди и выразил опасения, что президент США испытывает сильное давление со стороны чиновников из Пентагона. Добрынин передал дословно слова брата президента США: «Мы должны получить ответ из Кремля сегодня же, в воскресенье. Осталось очень мало времени для разрешения проблемы». Трояновский вернулся в зал и зачитал собравшимся то, что успел записать в своем блокноте, пока слушал доклад Добрынина. Хрущёв сразу же пригласил стенографистку и начал диктовать согласие. Он также надиктовал два конфиденциальных письма лично Кеннеди. В одном он подтвердил факт того, что послание Роберта Кеннеди добралось до Москвы. Во втором — что он расценивает это послание как согласие на условие СССР по выводу советских ракет с Кубы — убрать ракеты из Турции.

Опасаясь всяких «неожиданностей» и срыва переговоров, Хрущёв запретил Плиеву использовать зенитное оружие против американских самолётов. Он также приказал вернуть на аэродромы все советские самолёты, патрулирующие Карибское море. Для пущей уверенности первое письмо было решено транслировать по радио, чтобы оно как можно скорее дошло до Вашингтона. За час до начала трансляции послания Никиты Хрущева (16:00 по московскому времени) Малиновский послал Плиеву приказ начать демонтаж стартовых площадок Р-12.

Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывод с территории Кубы заняли 3 недели. Убедившись, что Советский Союз вывел ракеты, президент Кеннеди 20 ноября отдал приказ прекратить блокаду Кубы.
Через несколько месяцев из Турции были выведены и американские ракеты «Юпитер» как «устаревшие» (ВВС США не возражали против списания этих БРСД, так как к этому моменту ВМФ США уже развернул намного более подходящие для передового базирования БРПЛ «Поларис», сделавшие «Юпитер» устаревшим).

Последствия

Мирное разрешение кризиса удовлетворило не всех. Смещение Хрущёва несколькими годами позже можно частично связать с раздражением в Политбюро ЦК КПСС относительно уступок Соединённым Штатам, сделанных Хрущёвым, и его неумелым лидерством, приведшим к кризису.

Коммунистическое руководство Кубы расценило компромисс как предательство со стороны Советского Союза, поскольку решение, положившее конец кризису, было принято исключительно Хрущёвым и Кеннеди.

Некоторые военачальники США также были недовольны результатом. Так командующий ВВС США генерал Лемей (англ.)русск. назвал отказ от атаки Кубы «наихудшим поражением в нашей истории».

По окончании кризиса аналитики советских и американских спецслужб предложили установить между Вашингтоном и Москвой прямую телефонную линию (т. н. «красный телефон»), чтобы в случае кризисных ситуаций у лидеров сверхдержав была возможность немедленно связаться друг с другом, а не пользоваться телеграфом.

Историческое значение

Кризис стал переломным моментом в ядерной гонке и «холодной войне». Было положено начало разрядки международной напряженности. В западных странах началось антивоенное движение, пик которого пришёлся на 1960-е — 1970-е годы. В СССР также стали раздаваться голоса, призывающие к ограничению гонки ядерных вооружений и усилению роли общества в принятии политических решений[22].

Невозможно однозначно утверждать, стало ли удаление ракет с Кубы победой или поражением Советского Союза. С одной стороны — план, задуманный Хрущёвым в мае 1962 года, не был доведён до конца, и советские ракеты уже не могли обеспечить безопасность Кубы. С другой — Хрущёв добился от руководства США гарантий ненападения на Кубу, которые, несмотря на опасения Кастро, были соблюдены и соблюдаются по сей день. Через несколько месяцев американские ракеты в Турции, по словам Хрущёва спровоцировавшие его на размещение оружия на Кубе, были так же демонтированы. В конце концов, благодаря техническому прогрессу в ракетостроении, отпала необходимость размещения ядерного оружия на Кубе и в Западном полушарии вообще, поскольку через несколько лет Советский Союз уже имел достаточно межконтинентальных ракет, способных достичь любого города и военного объекта в США непосредственно с территории СССР.

Сам Никита Хрущёв в своих мемуарах так оценил итоги кризиса: «Сейчас прошло уже много лет, и это является уже областью истории. И я горд за то, что мы проявили мужество и дальновидность. И я считаю, что мы выиграли»[23].

Мы, товарищи, поставили ракеты, ракеты средней дальности на Кубе. Почему мы их поставили, что нас заставило поставить? Мы рассуждали так, что Кубу американцы терпеть не могут, они это прямо говорят, что могут сожрать Кубу. Я вот с военными говорил, с маршалом Малиновским. Я спросил: если бы мы были на месте Америки, взяли для себя курс сломить такое государство, как Куба, сколько бы нам надо было, зная наши средства? — Максимум три дня, и руки помыли бы. Товарищи, с этим надо считаться, потому что именно Америка эти возможности тоже имеет. Поэтому мы считали, что Кубу можно спасти, только на Кубе поставив ракеты. Тогда тронешь, так ежик клубком свернется, и не сядешь. (Смех.) Видимо, пробовали когда-то. (Смех.) Вот эти ракеты вроде иголок ежика, они обжигают. Когда мы принимали решение, мы долго обсуждали и не сразу приняли решение, раза два откладывали, а потом приняли решение. Мы знали, что, если поставим, а они обязательно узнают, это шок у них вызовет. Шутка ли сказать, у крокодила под брюхом ножик! [. ..] В результате переписки мы вырвали у президента США заявление о том, что он тоже не думает вторгаться. Тогда мы сочли возможным сделать заявление, что мы тогда тоже считаем возможным удаление наших ракет и Ил-28. Было это уступкой? Было. Мы уступили. Была уступка со стороны Америки? Было дано публичное слово не вторгаться? Было. Так кто же уступил и кто не уступил? Мы никогда не говорили, что мы будем вторгаться в другую страну. Америка говорила, что она не потерпит на Кубе революционного кастровского режима, и потом она отказалась. Значит, ясно, что другая сторона взяла на себя обязательство то, которое оно не признавала до постановки наших ракет на Кубе. Так? ГОЛОСА: Так. (Аплодисменты.) ХРУЩЕВ: Сейчас есть умные, а умных, когда пройдет опасность, всегда больше, чем в момент опасности. (В зале смех.) […] А если бы мы не уступили, может быть, Америка больше уступила? Может быть, и так. Но это могло быть похоже на детскую сказку, когда два козла встретились на перекладине перед пропастью. Они проявили козлиную мудрость, и оба упали в пропасть. Вот в чем дело.[24]

Эпилог

В 1992 году было подтверждено, что к моменту, когда разразился кризис, советские части на Кубе получили ядерные боеголовки для тактических и стратегических ракет, а также ядерные авиабомбы для бомбардировщиков среднего радиуса Ил-28, общим количеством 162 единицы[25]. Генерал Грибков, участвовавший в работе советского штаба операции, заявил, что командующий советских частей на Кубе генерал Плиев имел полномочия применять их в случае полномасштабного вторжения США на Кубу.

Небольшая продолжительность Карибского кризиса и обширная документация, касающаяся принятия решений обеими сторонами, делают его отличным примером для анализа процессов выработки государственных решений. В книге «Суть решения» (англ.)русск., авторы Грэхам Аллисон и Филипп Зеликов (англ. Philip D. Zelikow) используют кризис для иллюстрации разных подходов к анализу действий государства. Интенсивность и размах кризиса также даёт отличный материал для драмы, что иллюстрируется фильмом «Тринадцать дней» американского режиссёра Р. Доналдсона. Карибский кризис также был одной из основных тем выпущенного в 2003 году документального фильма The Fog of War: Eleven Lessons from the Life of Robert S. McNamara (англ.)русск., получившего премию «Оскар».

В октябре 2002 года Макнамара и Артур Шлезингер вместе с другими почётными гостями, участвовали во встрече с Кастро на Кубе, чтобы продолжить изучение кризиса и выпуск рассекреченных документов. На этой конференции стало ясно, что мир был гораздо ближе к ядерной конфронтации, чем считалось ранее. Так, не исключено, что только здравый смысл старшего на борту советской подводной лодки Б-59 (проекта 641) Василия Архипова предотвратил полномасштабный конфликт[26].

Карибский кризис в искусстве

Интересные факты

  • В свете данных событий в Советском Союзе иногда шутили, что название острова Куба расшифровывается как «Коммунизм у берегов Америки».

См. также

Примечания

  1. Kennedy Robert Thirteen Days: A memoir of the Cuban Missile Crisis. — W.W. Norton & Company, 1971. — P. 14. — ISBN 0-393-09896-6
  2. Table of US Strategic Bomber Forces  (англ.). Archive of Nuclear Data (2002). Архивировано из первоисточника 28 августа 2011. Проверено 17 октября 2007.
  3. Table of US ICBM Forces  (англ.). Archive of Nuclear Data (2002). Архивировано из первоисточника 28 августа 2011. Проверено 15 октября 2007.
  4. Table of US Ballistic Missile Submarine Forces  (англ.). Archive of Nuclear Data (2002). Архивировано из первоисточника 28 августа 2011. Проверено 15 октября 2007.
  5. «Операция „Анадырь“: Цифры и Факты», Зеркало Недели, № 41 (416) 26 октября — 1 ноября 2002
  6. А. Фурсенко. «Безумный риск», с. 255
  7. А. Фурсенко «Безумный риск», с. 256
  8. Маршал Баграмян. Любовь на линии огня
  9. Interview with Sidney Graybeal — 29.1.98 // The National Security Archive of the George Washington University
  10. А. Фурсенко, Безумный риск, стр. 299
  11. Кубинский кризис: историческая перспектива (дискуссия) James Blight, Philip Brenner, Julia Sweig, Svetlana Savranskaya и Graham Allison в качестве ведущего (англ.)
  12. Советский анализ стратегической ситуации на Кубе 22-го октября 1962 (англ.)
  13. А. А. Громыко — «Памятное», книга 1
  14. К.Таривердиев.Карибский кризис
  15. The «Cuban Missile Crisis, October 18-29, 1962» from History and Politics Out Loud
  16. Cuba and the United States: A Chronological History by Jane Franklin, 420 pages, 1997, Ocean Press
  17. Н. С. Хрущёв. Воспоминания. Стр. 490
  18. SM-65 Atlas — United States Nuclear Forces
  19. David K. Stumpf: «Titan II: A History of a Cold War Missile Program», Univ. of Arkansas, 2000
  20. Анатолий Докучаев А Кеннеди подозревал Хрущева… Кто приказал сбить американский самолет-разведчик над Кубой?. «Независимое военное обозрение» (18 августа 2000). Архивировано из первоисточника 28 августа 2011. Проверено 22 февраля 2009.
  21. THIRTEEN DAYS. Robert McNamara responds to your questions (March 2001)
  22. В частности, с таким заявлением выступил один из разработчиков советского ядерного оружия академик А. Д. Сахаров Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе
  23. Никита Хрущёв — Голос из прошлого. Часть 2.
  24. заключительного слова Н.С. Хрущева на пленуме ЦК КПСС 23 ноября 1962 года.
  25. Статья Макнамары «13 дней — сорок лет спустя» (англ.)
  26. SOVIETS CLOSE TO USING A-BOMB IN 1962 CRISIS, FORUM IS TOLD

Литература

  • Лавренов С. А., Попов И.М. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. — М.: Астрель, 2003. — С. 213-289. — ISBN 5-271-05709-7
  • Манойлин В.И. Базирование Военно-морского флота СССР. Санкт-Петербург: Издательский дом «Нева», 2004. — 320 с. — ISBN 5-7654-3446-0
  • Микоян С. А. Анатомия Карибского кризиса., издательство Academia, 2006. ISBN 5-87444-242-1
  • Окороков А.В. СССР в борьбе за мировое господство. Москва: Яуза: Эксмо, 2009. — 448 с. — ISBN 978-5-699-37381-9
  • Подвиг П.Л. «Стратегическое ядерное вооружение России», М.: ИздАТ, 1998
  • Феклисов А.С. Карибский ракетно-ядерный кризис/Кеннеди и советская агентура. Москва: Эксмо: Алгоритм, 2001. — 304 с. Cc. 234-263. — ISBN 978-5-699-46002-1
  • Фурсенко А., Нафтали Т. Безумный риск, издательство РОССПЭН, 2006
  • Allison, Graham and Zelikow, P. Essence of Decision: Explaining the Cuban Missile Crisis. New York: Longman, 1999.
  • Blight, James G., and David A. Welch. On the Brink: Americans and Soviets Reexamine the Cuban Missile Crisis. New York: Hill and Wang, 1989.
  • Brugioni, Dino A. Eyeball to Eyeball: The Inside Story of the Cuban Missile Crisis. New York: Random House, 1991.
  • Divine, Robert A. The Cuban Missile Crisis. New York: M. Wiener Pub.,1988.
  • Fursenko, Aleksandr, and Naftali, Timothy; One Hell of a Gamble — Khrushchev, Castro and Kennedy 1958—1964; W.W. Norton (New York 1998)
  • Giglio, James N. The Presidency of John F. Kennedy. Lawrence, Kansas, 1991.
  • Gonzalez, Servando The Nuclear Deception: Nikita Khrushchev and the Cuban Missile Crisis; IntelliBooks, 2002 ISBN 0-9711391-5-6
  • Kennedy, Robert F. Thirteen Days: A Memoir of the Cuban Missile Crisis; ISBN 0-393-31834-6
  • May, Ernest R., and Philip D. Zelikow., eds. The Kennedy Tapes: Inside the White House During the Cuban Missile Crisis. Concise Edition. New York: W.W. Norton, 2001.
  • Nuti, Leopoldo (ed.) I «Missili di Ottobre»: La Storiografia Americana e la Crisi Cubana dell’Ottobre 1962 Milano: LED, 1994.
  • Thompson, Robert S. The Missile of October: The Declassified Story of John F. Kennedy and the Cuban Missile Crisis.
  • Diez Acosta, Tombs. October 1962: The ‘Missile’ Crisis As Seen From Cuba. Pathfinder Press, New York, 2002.

Ссылки

на английском языке:

Рябков допустил повторение Карибского кризиса

Замглавы МИД РФ Сергей Рябков не исключил, что обострение взаимоотношений США и России может дойти до событий, похожих на Карибский кризис. Он выразил надежду, что Вашингтон и его европейские союзники не станут переходить «красные линии», которые формулируются «весьма четко и доходчиво».

«Вы знаете, может до этого дойти вполне»,— ответил господин Рябков журналистам на вопрос о возможности повторения Карибского кризиса (цитата по ТАСС). «Если, как говорится, товарищи с той стороны не понимают, и будет продолжаться все так, как идет, мы вполне можем, по логике развития событий, вдруг проснуться и увидеть себя в чем-то похожем»,— добавил замминистра. По его мнению, это было бы провалом дипломатии и еще есть время «попробовать договориться на здравой основе».

Карибский кризис — это 13 дней октября 1962 года, когда СССР и США могли начать третью мировую. По версии США, конфронтация была вызвана размещением на Кубе советских ядерных ракет, способных долететь до Вашингтона. По версии СССР, ракеты на Кубе стали реакцией Москвы на установку годом ранее аналогичных американских ракет в Турции, напрямую угрожавших Москве.

На заседании попечительского совета Российского совета по международным делам Сергей Рябков заявил, что отказ пересекать «красные линии» России позволит избежать «раскручивания конфронтационной спирали». МИД РФ работает над достижением гарантий безопасности на западном направлении. По словам господина Рябкова, речь идет о правовых юридических гарантиях, «которые включали бы дальнейшее нерасширение НАТО на Восток, неразмещение угрожающих нам систем оружия в непосредственной близости от нашей территории».

Кроме того, замглавы МИД РФ заявил, что Москва не будет идти на односторонние уступки, которые воспринимаются «оппонентами как проявление слабости». По его словам, Россия готова к поддержанию «честных, взаимоуважительных отношений с США и государствами ЕС». «При этом любой диалог с ними возможен только на принципах равноправия»,— добавил замминистра.

Россия ранее заявляла, что «красными линиями» для нее являются вступление Украины в НАТО и размещение вооружений на Украине, которые будут угрожать России. РФ добивается предоставления ей юридически обязывающих гарантий безопасности на западных рубежах.

Обострение взаимоотношений Москвы и Киева стало темой переговоров президентов России и США Владимира Путина и Джо Байдена.

Об итогах переговоров — в материале «Ъ» «Джо Байдену зачитали его гарантии».

«Карибский кризис-2» как ответ Америке

Готовить симметричный ответ на испытания Соединенными Штатами крылатой ракеты наземного базирования дальность более 500 километров распорядился президент России. На совещании с постоянными членами Совета безопасности Владимир Путин поручил проанализировать уровень угрозы в связи с испытанием, проведенным США. Вопросом займутся Минобороны, МИД и другие профильные ведомства. По словам Путина, необходимо принять «исчерпывающие меры». Россия, как заявил глава государства, не желает ввязываться в новую гонку вооружений, разрушительную для экономики страны. Путин напомнил, что испытанная США 18 августа крылатая ракета наземного базирования, которая, по заявлению Пентагона, поразила цель на расстоянии свыше 500 км, относится к категории вооружений, запрещенных Договором о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Кроме того, использование в ходе испытания универсальной пусковой установки МК-41 полностью подтверждает обоснованность подозрений, что пуски крылатых ракет способны выполнить такие установки, размещенные на базе ПРО в Румынии и Польше. Президент обратил внимание и на то, что испытания ракеты прошли всего через 16 дней после окончательного выхода США из ДРСМД. Очевидно, что подготовка к испытаниям началась задолго до выхода из договора. Это, в свою очередь, не оставляет сомнений в том, что Вашингтон хотел развязать себе руки для развертывания в различных регионах мира ранее запрещенных ракет, — сказал Путин.

И тут подсказка на предмет возможного ответа Вашингтону прозвучала из Госдумы. Суть ее в том, чтобы устроить победоносный кризис. По словам первого зампредседателя думского комитета по обороне Александра Шерина, которые приводит «Интерфакс», действенным ответом стало бы размещение российских ракетных систем в Венесуэле:

«Это, конечно, жестко. Может быть, будет даже Карибский кризис-2, но именно Карибский кризис позволил надолго остудить американцев», — заявил депутат, по мнению которого, Вашингтон понимает только грубую силу, а цивилизованный диалог бесполезен.

С одной стороны, именно после Карибского кризиса начался процесс, названный «разрядкой международной напряженности». С другой, в разгар Карибского кризиса мир без малейшего преувеличения был в одном шаге от полномасштабной ядерной войны. В комитете по обороне уверены в том, что «можем повторить», как написано на нелепых наклейках, которыми некоторые автолюбители украшают свои машины ко Дню Победы. Последствия, правда, у наклейки и у Карибского кризиса-2 совершенно разные. Наклейка демонстрирует отсутствие всего лишь вкуса, тогда как желание устроить второй Карибский кризис – отсутствие чего-то иного.

Напряженный октябрь 1962 года или Карибский кризис

С последними залпами Второй Мировой войны мир оказался мнимым. Да, с этого момента не грохотали пушки, в небе не ревели тучи самолетов, а по улицам городов не катились танковые колоны. Казалось что после столь разрушительной и опустошительной войны, какой стала Вторая Мировая, во всех странах и на всех континентах наконец-то поймут, насколько опасными могут стать политические игры. Однако этого не случилось. Мир окунулся в новое противостояние, еще более опасное и масштабное, которому впоследствии дали очень тонкое и емкое название – холодная война.

Противостояние между основными политическими центрами влияния в мире перешло с полей сражений в противоборство идеологий и экономики. Началась невиданная гонка вооружений, которая дала старт ядерному противостоянию противоборствующих сторон. Внешнеполитическая обстановка снова накалилась до предела, каждый раз грозя перерасти в вооруженный конфликт планетарного масштаба. Первой ласточкой стала Корейская война, вспыхнувшая, через пять лет после завершения Второй Мировой войны. Уже тогда США и СССР негласно и неофициально стали мериться силами, в разной степени участвуя в конфликте. Следующим пиком противостояния двух супердержав стал карибский кризис 1962 года – обострение международной политической обстановки, грозившее ввергнуть планету в ядерный апокалипсис.

События, которые происходили в этот период, наглядно показали человечеству, насколько шатким и хрупким может оказаться мир. Атомная монополия Соединенных Штатов закончилась в 1949 году, когда в СССР была испытана собственная атомная бомба. Военно-политическое противостояние между двумя странами вышло на качественно новый уровень. Ядерные бомбы, стратегическая авиация и ракеты уровняли шансы обеих сторон, сделав их одинаково уязвимыми для ответного ядерного удара. Понимая всю опасность и последствия применения ядерного оружия, противоборствующие стороны перешли к откровенному ядерному шантажу.

Теперь и США, и СССР старались использовать собственные ядерные арсеналы в качестве инструмента давления, стремясь добиться для себя больших дивидендов на политической арене. Косвенной причиной возникновения карибского кризиса можно считать попытки ядерного шантажа, к которому прибегло руководство и США, и Советского Союза. Американцы, установив свои ядерные ракеты средней дальности в Италии и в Турции, стремились оказать давление на СССР. Советское руководство в ответ на эти агрессивные шаги, попыталось перенести игру на поле своего соперника, разместив под боком у американцев собственные ядерные ракеты. Местом для подобного опасного эксперимента была выбрана Куба, которая в те дни оказалась в центре внимания всего мира, став ключом от ящика Пандоры.

Истинные причины, приведшие к возникновению кризисной ситуации

Рассматривая поверхностно историю самого острого и яркого периода в противостоянии двух мировых держав, можно сделать различные выводы. С одной стороны, события 1962 года показали, насколько уязвимой является человеческая цивилизация перед лицом угрозы ядерной войны. С другой стороны, всему миру было продемонстрировано, насколько мирное сосуществование зависит от амбиций определенной группы людей, одного, двух человек, принимающих роковые решения. Кто поступил правильно, кто нет в данной ситуации, рассудило время. Реальное подтверждением тому – то, что мы сейчас пишем материалы на эту тему, анализируем хронологию событий, изучаем истинные причины карибского кризиса.

Наличие или совпадение различных факторов привело мир в 1962 году на грань катастрофы. Здесь будет уместно акцентировать внимание на следующих аспектах:

  • наличие объективных факторов;
  • действие субъективных факторов;
  • временные рамки;
  • планируемые результаты и цели.

Каждый из предложенных пунктов раскрывает не только наличие определенных физических и психологических факторов, но и проливает свет на саму суть конфликта. Тщательный анализ сложившейся ситуации в мире в октябре 1962 года необходим, так как впервые человечество реально ощутило угрозу полного уничтожения. Ни до, ни после, ни один вооруженный конфликт или военно-политическое противостояние не имело такие высокие ставки.

Объективные причины, которые объясняют основную суть возникшего кризиса, заключаются в попытках руководства Советского Союза во главе с Н.С. Хрущевым найти пути выхода из плотного кольца окружения, в котором оказался весь советский блок в начале 60-х годов. К этому времени Соединенные Штаты и их союзники по блоку НАТО сумели сосредоточить мощные ударные группировки по всему периметру СССР. Помимо стратегических ракет, размещенных на ракетных базах в Северной Америке, американцы располагали довольно крупным воздушным флотом стратегических бомбардировщиков.

В дополнение ко всему, США разместили в Западной Европе и на южных границах Советского Союза, целую армаду ракет средней и меньшей дальности. И это при том, что США, Великобритания и Франция вместе взятые, по количеству боеголовок и носителей многократно превосходили СССР. Именно размещение в Италии и в Турции ракет средней дальности «Юпитер» стало последней каплей для советского руководства, которое решило сделать аналогичный выпад в сторону противника.

Ракетно-ядерную мощь СССР на тот период нельзя было назвать реальным противовесом американской ядерной мощи. Дальность полета советских ракет была ограничена, не отличались высокими тактико-техническими данными и субмарины, способные нести всего три баллистические ракеты Р-13. Дать почувствовать американцам, что они тоже находятся по ядерным прицелом, можно было только одним способом, разместив у них под боком советские ядерные ракеты наземного базирования. Даже при условии, что советские ракеты не отличались высокими полетными характеристиками и относительная малочисленность боезарядов, такая угроза могла подействовать отрезвляюще на американцев.

Другими словами, суть карибского кризиса заключается в естественном желании СССР уравнять шансы в обоюдной ядерной угрозе со своими потенциальными противниками. Какими методами это было сделано – другой вопрос. Можно сказать, что результат превзошел ожидания, как одной, так и для другой стороны.

Предпосылки конфликта и цели сторон

Субъективным фактором, который сыграл основную роль в данном конфликте, является постреволюционная Куба. После победы Кубинской Революции в 1959 году, режим Фиделя Кастро следовал в фарватере советской внешней политики, чем сильно раздражал своего могучего северного соседа. После провала вооруженным путем свергнуть революционное правительство на Кубе, американцы перешли к политике экономического и военного давления на молодой режим. Объявленная США торговая блокада против Кубы только ускорила развитие событий, которые сыграли на руку советскому руководству. Хрущев, которому вторят военные, с радостью принимает предложение Фиделя Кастро об отправке советского воинского контингента на остров Свободы. В строжайшей тайне на самом высоком уровне 21 мая 1962 года принято решение направить советские войска на Кубу, в том числе ракеты с ядерными боеголовками.

С этого момента события начинают разворачиваться со стремительной скоростью. Вступают в действие временные рамки. После возвращения с острова Свободы советской военно-дипломатической миссии во главе с Рашидовым, в Кремле 10 июня собирается Президиум ЦК КПСС. На этом заседании Министром Обороны СССР первые озвучен и представлен на рассмотрение проект плана переброски советских войск и ядерных МБР на Кубу. Операция получила кодовое название «Анадырь».

Вернувшиеся с поездки на остров Свободы Рашидов, глава советской делегации и Рашидов решили, чем быстрее и незаметнее будет проведена вся операция по переброске советских ракетных частей на Кубу, тем неожиданней это шаг будет для США. С другой стороны, создавшееся положение вынудит обе стороны искать выход из создавшегося положения. Начиная с июня 1962 года, военно-политическая обстановка принимает угрожающий оборот, толкая обе стороны к неизбежному военно-политическому столкновению.

Последним аспектом, который следует учитывать при рассмотрении причины возникновения кубинского кризиса 1962 года, является реальная оценка целей и задач, преследуемых каждой из сторон. Соединенные Штаты, возглавляемые Президентом Кеннеди, находились на пике своей экономической и военной мощи. Появление у мирового гегемона под боком государства социалистической ориентации наносило ощутимый урон репутации Америки в качестве мирового лидера, поэтому в данном контексте вполне понятно желание американцев силой военного, экономического и политического давления уничтожить первое в Западном полушарии социалистическое государство. Американский Президент и большая часть американского истеблишмента, в достижении своих целей были настроены крайне решительно. И это при том, что риск прямого военного столкновения с СССР в Белом Доме оценивался очень высоко.

Советский Союз, ведомый Генеральным Секретарем ЦК КПСС Никитой Сергеевичем Хрущёвым старался не упустить свой шанс, поддерживая режим Кастро на Кубе. Та обстановка, в которой оказалось молодое государство, требовала принятия решительных мер и шагов. Мозаика мировой политики складывалась в пользу СССР. Используя социалистическую Кубу, СССР мог создать угрозу территории Соединенным Штатам, которые находясь за океаном, считали себя в полной безопасности от советских ракет.

Советское руководство постаралось выжать максимум из сложившейся ситуации. К тому же кубинское правительство играло в унисон с планами Советов. Нельзя сбрасывать со счетов и личностные факторы. В условиях усилившейся конфронтации между СССР и США из-за Кубы, ярко проявились личные амбиции и харизма советского лидера. Хрущёв мог войти в мировую историю в качестве лидера, осмелившегося бросить прямой вызов ядерной державе. Следует отдать должное Хрущёву, ему это удалось. Несмотря на то, что мир две недели буквально висел на волоске, стороны сумели в какой-то мере достичь желаемого.

Военная составляющая карибского кризиса

Переброска советских войск на Кубу, получившая название операция «Анадырь», началась в конце июня. Столь нехарактерное название операции, которая связана с доставкой секретного груза морским путем в южные широты, объясняется военно-стратегическими замыслами. Груженные войсками, техникой и личным составом советские корабли должны были направляться на Север. Цель такой масштабной операции для широкой публики и иностранной разведки была банальной и прозаичной, обеспечение хозяйственными грузами и персоналом населенных пунктов вдоль маршрута Северного Морского Пути.

Советские суда выходили из портов Балтики, из Североморска и из Черного моря, следуя привычным курсом на север. Далее, затерявшись в высоких широтах, резко меняли курс в направлении на юг, следуя к берегам Кубы. Подобные маневры должны были ввести в заблуждение не только американский флот, патрулировавший всю северную Атлантику, но и американские разведывательные каналы. Важно отметить, что скрытность, с которой проводилась операция, дала потрясающий эффект. Тщательная маскировка подготовительных операций, транспортировка ракет на кораблях и размещение были выполнены в полной тайне от американцев. В таком же ракурсе происходило оборудование пусковых позиций и развертывание ракетных дивизионов на острове.

Ни в Советском Союзе, ни в Соединенных Штатах, ни в одной другой стране мира никто даже и предположить не мог, что за такой короткий срок под носом у американцев будет развернута целая ракетная армия. Полеты американских самолетов-шпионов не давали точной информации о том, что в действительности происходит на Кубе. Всего до 14 октября, когда во время полета американского разведывательного самолета U-2 были сфотографированы советские баллистические ракеты, Советский Союз перебросил и развернул на острове 40 ракет средней и промежуточной дальности Р-12 и Р-14. В дополнение ко всему близ американской военно-морской базы Гуантанамо были развернуты советские крылатые ракеты с ядерными боеголовками.

Фотографии, на которых были четко видны ракетные позиции советских ракет на Кубе, произвели эффект разорвавшейся бомбы. Новость о том, что вся территория США теперь находится в зоне досягаемости советских ядерных ракет, общий тротиловый эквивалент которых составлял 70 мегатонн, повергла в шок не только высшие эшелоны власти Соединенных Штатов, но и основную массу гражданского населения страны.

Всего участие в операции «Анадырь» приняло 85 советских грузовых кораблей, которые сумели скрытно доставить не только ракеты и пусковые установки, но и массу другой военной и обслуживающей техники, обслуживающий персонал и строевые армейские части. К октябрю 1962 года на Кубе дислоцировался 40 тыс. воинский контингент ВС СССР.

Игра нервов и стремительная развязка

Реакция американцев на создавшуюся ситуацию была мгновенной. В Белом Доме был в срочном порядке создан Исполнительный Комитет, который возглавил Президент Джон Кеннеди. Рассматривались самые разные ответные варианты, начиная с нанесения точечного удара по ракетным позициям и заканчивая вооруженным вторжением американских войск на остров. Был выбран наиболее приемлемый вариант – полная военно-морская блокада Кубы и ультиматум, предъявленный советскому руководству. Следует отметить, что еще 27 сентября 1962 года Кеннеди получил от Конгресса карт-бланш на использование вооруженных сил для исправления ситуации на Кубе. Президент США придерживался иной стратегии, склоняясь к решению проблемы военно-дипломатическим путем.

Открытая интервенция могла обернуться серьезными жертвами среди личного состава, к тому же никто не отрицал возможного применения Советским Союзом более масштабных контрмер. Интересен тот факт, что ни в одной из официальных бесед на самом высоком уровне, СССР так и не признался в том, что на Кубе имеется советское наступательное ракетное оружие. В таком свете США ничего не оставалось, как действовать на свое усмотрение, меньше думая о мировом престиже и больше заботясь о собственной национальной безопасности.

Можно долго говорить и обсуждать все перипетии переговоров, встречи и заседания Совбеза ООН, однако сегодня становится ясно, политические игры руководства США и СССР в октябре 1962 года завели человечество в тупик. Никто не мог гарантировать, что каждый следующий день глобального противостояния не окажется последним мирным днем. Результаты карибского кризиса оказались приемлемыми для обеих сторон. В ходе достигнутых договоренностей Советский Союз убирал ракеты с острова Свободы. Уже спустя три недели последняя советская ракета покинула Кубу. Буквально на следующий день, 20 ноября США отменили морскую блокаду острова. На следующий год в Турции были свернуты ракетные комплексы «Юпитер».

В данном контексте особого внимания заслуживают личности Хрущёва и Кеннеди. Оба лидера находились под постоянным давлением собственных советников и военных, которые готовы были уже развязать Третью Мировую войну. Однако обоим хватило ума не пойти на поводу у ястребов мировой политики. Здесь не последнюю роль сыграли быстрота реакции обоих лидеров в принятии важных решений, а также наличие здравого смысла. В течение двух недель весь мир наглядно увидел, как можно быстро превратить мировой устоявшийся порядок в хаос.

Карибский кризис. Развязка драматичных событий на пороге Третьей мировой

Причины возникновения

Карибский кризис тянется с 1961 года, после того как США разместило ракеты в Турции. Данные ракеты относились к оружию средней дальности, но могли спокойно долететь практически до всех стратегических центров Советского Союза в кратчайшие сроки. Это и послужило причиной карибского кризиса. Проблема для СССР заключалась в том, что они не владели комплексами ракет, при помощи которых можно нанести ответный удар.

Правительством СССР было решено разместить ракетные установки на Кубе, которая находится недалеко от побережья США. Но СССР прибегнул также к ядерным боеголовкам, что и спровоцировало Карибский кризис. Целью такого размещения, по заявлению СССР, была только помощь Кубе.

Причины карибского кризиса

По окончани Второй Мировой войны между США и СССР началась гонка вооружений. В 1959 году на Кубе к власти пришло революционное правительство Фиделя Кастро, который объявил о социалистическом характере начатых в стране преобразованиях. Советский Союз активно поддержал начатые реформы и предложил сотрудничество с кубинским народом, заинтересованном в строительстве социализма. Суть сотрудничества заключалась в том, что СССР обрел верного союзника в Западном полушарии, а Куба финансовую, политическую поддержку от одной из самых сильных держав мира. Сам факт такого сотрудничества Кубы с Советским Союзом вызывал у США серьезные опасения.

Рис. 1. Портрет Д. Кеннеди.

В свою очередь, в начале 60-ых годов ХХ века США имели преимущество по числу ядерных ракет. В 1961 году американцами была создана военная база в Турции и на ней размещены ракеты с ядерными боеголовками в непосредственной близости от границ СССР. Дальность полета этих ракет вполне достигала Москвы, что создавало угрозу колоссальных потерь среди советской армии и командования в случае начала войны.

Сам Кеннеди считал, что размещенные в Турции ракеты куда более опасны и важнее, чем баллистические ракеты, находящиеся на американских подводных лодках.

Н. С. Хрущев понимал последствия такого ракетного удара по СССР. Поэтому советское руководство и решило разместить на Кубе ядерные ракеты как ответный шаг. Их перемещение и установка проводились тайно, поэтому американцы, проснувшись утром и обнаружив опасность прямо у своих берегов, первое время пребывали в шоке. Так начался Карибский кризис, участниками которого стали США, СССР и Куба.

Рис. 2. Портрет Н. С. Хрущева.

Кубинская революция

Холодная война между двумя сильнейшими государствами проявлялась в гонке вооружений и попытках весомо расширить сферу своего влияния на другие страны. В чем заключались типы правлений? СССР был приверженцем социалистического направления. Страны, которые также поддерживали социализм, постоянно снабжались военной помощью, специалистами, оружием, инструкторами из Советского Союза. Помощь осуществлялась на безвозмездной основе, что сильно привлекало бедные стран Африки и Латинской Америки.

США же поддерживали демократическое направление. Большинство стран на тот момент были именно за демократию, среди них страны Западной Европы, Турция, многие азиатские и африканские страны, к примеру, ЮАР.

После Кубинской революции Фидель Кастро не имел достаточных связей и отношений с СССР. Когда он боролся против режима Батисты, Кастро много раз просил помощи у Москвы, но терпел отказ. Причина отрицательного ответа заключалась в том, что Москва не видела на Кубе достойного союзника и считала, что влияние Вашингтона будет сильнее из-за того, что они находятся ближе.

После всех событий Фидель Кастро в первую очередь посетил США, но президент отказал во встрече, ссылаясь на свою занятость. Кастро воспринял это как высокомерия и провел тотальную национализацию заводов, которые принадлежали американцам. Стоит отметить, что он предложил пострадавшим пакеты ценных бумаг. В ответ США прекратило закупать сахарную продукцию и поставлять нефть.

Это стало сильным ударом по Кубе. Но в этом момент уже были хорошо налажены отношения с СССР. Фидель Кастро снова обратился к Хрущеву за помощью. СССР согласились закупать у них сахар и направили несколько судов с нефтью в сторону Острова Свободы. Также им отправили советских техников для налаживания производства.

Предпосылки Карибского кризиса

Соперничество между сверхдержавами выражалось не только в гонке вооружений, расширении влияния капитализма со стороны США и коммунизма со стороны СССР на другие государства.

Советский союз поддерживал народно-освободительные революции в бедных странах Африки и Латинской Америки. Соединённые Штаты оказывали поддержку странам Западной Европы, Турции, Африки, ориентированных на капитализм.

В 1959 году на Кубе после вооружённого переворота управлять страной стал Фидель Кастро. Президент США не признавал кубинского лидера. Тот в ответ стал проводить политику, направленную против американцев. Он национализировал американские сахарные заводы, банки, крупные телефонные, электрические, нефтеперерабатывающие компании. США ввели против Кубы санкции, отказавшись покупать сахар и поставлять нефть.

Одновременно с этими событиями между Кубой и СССР установились дипломатические отношения. На Остров Свободы была организована поставка советской нефти и закупка кубинского сахара-сырца. Стали развиваться экономические связи между странами. Наладился обмен опытом и специалистами.

В 1961 году США обладали ядерной мощью, которая в несколько раз превышала мощь Советского Союза. С целью показать своё превосходство на территории Турции близ города Измира были размещены 15 американских баллистических ракет «Юпитер». Они были способны в течение 15 минут ударить по всем стратегически важным точкам Советского Союза.

В ответ члены Президиума ЦК КПСС поддержали Н. Хрущёва по вопросу тайной переброски советского ядерного оружия и военного контингента на Кубу. Операция прикрытия «Анадырь» началась в июне 1962 года.

Расположение ракет в Турции

Уже в 1960 году США обладало сильнейшим ядерным оружием. Если сравнивать, то США обладали примерно шестью тысячами ядерных боеголовок, а в СССР их было всего 300. К 1962 году армия США расширила свои ряды еще 1300 бомбардировщиками, которые вмиг могли доставить на территорию СССР 3000 ядерных зарядов.

Размещение ракетных установок в Турции началось в 1961 году, недалеко от города Измир. В эту установку входило порядка 15 ракет «Юпитер», которые обладали радиусом поражения в 2400 км и угрожали всей европейской части СССР. Но президент Кеннеди считал, что такие меры не самые лучшие. Он считал, что подводные лодки, оснащенные ядерными ракетами, обладали той же боевой мощью, но были скрытными.

В этот момент советские стратеги поняли, что ничего не могут сделать в ответ. Для того чтобы обезопасить себя и получить рычаг давления, было решено перевезти ядерное оружие на Кубу. Ракеты СССР обладали радиусом поражения в 4000 км и могли в любой момент нанести удар по Вашингтону и практически по всем авиабазам США. Глава СССР Хрущев был сильно возмущен действиями США и называл это личным оскорблением. Исторически считается, что размещение ракет на Кубе — первый случай, когда оружие СССР покинуло страну. Эта мера — прямой ответ на действия США.

Предложение Хрущева

Как только Хрущев вернулся из Болгарии, он созвал собрание в Кремле, на которое были позваны А. А. Громыко и А. И. Микоян. Также там присутствовал министр обороны Р. Я. Малиновский. Хрущев предложил перевезти ядерные ракеты на Кубу. Микоян был против такого действия, но весь остальной совет поддержал Хрущева.

28 мая в сторону Гаваны вылетела делегация, в которую входили посол СССР, главнокомандующий РВСН С. С. Бирюзов и генерал-полковник Ш. Р. Рашидов. Уже 29 мая они встретились с Раулем Кастро и начали совещание. 30 мая Рауль Кастро дал согласие: он разрешил разместить ракеты на Кубе.

События Карибского кризиса

Поддержка СССР

Все действия Соединённых Штатов, направленные против Кубы, Советское правительство умело использовало в своих интересах. Так, организованная США экономическая блокада привела к тому, что Советский Союз стал поставлять Кубе нефть. СССР и страны социалистического лагеря закупали кубинский сахар, снабжали на­селение острова всем необходимым. Это позволило революционно­му режиму выстоять. Попытка США силами кубинских эмигрантов осуществить в апреле 1961 г. на остров интервенцию закончилась разгромом десанта. Именно после этих событий Ф. Кастро стал на­зывать кубинскую революцию социалистической.

Размещение ядерных ракет на Кубе

Экономическое, политическое и военное давление США на мя­тежный остров вело к дальнейшему ужесточению революционного режима. В этих условиях кубинские власти решили укрепить обо­роноспособность страны с помощью СССР. Советское правитель­ство по тайному соглашению с кубинским руководством летом — осенью 1962 г. разместило на Кубе ядерные ракеты среднего радиу­са действия. Под прицелом советских ракет оказались жизненно важные центры США.

Переброска ракет проводилась в строжайшей тайне, однако уже в сентябре 1962 г. руководство США заподозрило неладное. 4 сентября президент Кенне­ди заявил, что США ни в коем случае не потерпит советских ядерных ракет в 150 км от своих границ. В ответ Хрущёв заверил Кеннеди, что никаких совет­ских ракет или ядерных зарядов на Кубе нет и не будет. Установки, обнару­женные американцами, он назвал советским исследовательским оборудованием. Материал с сайта https://wikiwhat.ru

Октябрьский кризис

Драматические события в октябре 1962 г. развивались следу­ющим образом. 14 октября снимки американского разведыватель­ного самолёта У-2 показали наличие советских ракет на Кубе. 22 октября последовало официальное заявление президента США Джона Кеннеди о блокаде острова. Американские ракетные час­ти были приведены в боевую готовность. Ядерные боеголовки ак­тивировали на 100 ракетах. 24 октября нагруженные ракетами со­ветские суда достигли линии карантина и остановились. Никогда ещё опасность атомной войны не была столь реальной. 25 октября Кеннеди отправил Хрущёву телеграмму, требуя вывести с острова советские ракеты. Советский лидер выслал два ответа, в первом он требовал гарантий США о ненападении на Кубу, а во втором — вывести американские ракеты «Марс» из Турции. Кеннеди принял первое, второе же условие было выполнено через несколько меся­цев. 28 октября Хрущёв согласился вывести ракеты.

Операция «Анадырь»

Уже в июне 1962 года Генеральным штабом СССР была разработана операция, которая имела кодовое название «Анадырь». Ею управлял советский маршал И. Х. Баграмян. Руководство хотело завести США в заблуждение, и оставить истинное место назначения и тип груза втайне. Они говорили, что отправляют грузы на Чукотку. Для того чтобы придать плану правдивости, в порты приходили вагоны, которые были полностью набиты шубами и дубленками.

План был практически идеален, но оставалась существенная проблема: было практически невозможно скрыть ракеты от американских самолетов-разведчиков U-2. В итоге было решено скорректировать план так, чтобы ракеты были обнаружены не ранее начала монтирования.

Все оружие, включая ракеты и технику, доставили в несколько портов Североморска и Севастополя. Для выполнения операции было выделено 85 военных судов. Изначально даже капитанам не говорили, что находится в трюмах и куда судно должно идти. Им выдавали запечатанный конверт, который разрешалось открыть только после отчаливания и только в присутствии замполита. В них было только одно указание: «Направляйте судно в сторону Кубы и любой ценой избегайте контакта с кораблями НАТО». Суда прибыли на Кубу только в августе. Но первая часть ракет была разгружена только 8 сентября, а вторая — 16-го.

Всё в одном месте. История России. КРАТКО. Карибский кризис.

Полеты U-2

На таких самолетах летали американские разведчики. В конце августа на фото были запечатлены первые позиции с зенитными орудиями СССР. 4 сентября Кеннеди сделал заявление, что на Кубе нет ракет для наступления. До сентября американские разведчики делали по 2 вылета в месяц, но уже 5 числа Кеннеди запретил разведывательные операции. Причин было несколько:

  1. Непогода, которая не позволяла нормально летать.
  2. Страх перед началом войны, которая могла развязаться в случае, если хоть один самолет США будет сбит.

Полеты были возобновлены 14 октября. Первый полет был выполнен Ричардом Хейзером, который начал разведку в 3 часа ночи. Он летел до Кубы 4 часа. После полета пленка с записью была вручена ЦРУ. На ней было отчетливо видно, что на Кубе находится много ракет средней дальности. Президент был проинформирован утром 16 октября. Был издан указ об учащении разведывательных полетов. Теперь они проводились по 6 раз в день.

Меры предосторожности

Когда Кеннеди увидел фотографии, он немедленно созвал советников в Белом Доме. На совещании присутствовало 14 человек, которых позже называли «Исполнительный комитет». Комитет предложил президенту несколько вариантов решения проблемы:

  1. Уничтожение ракетных баз на Кубе точечными ударами.
  2. Проведение полномасштабной военной операции на Кубе.
  3. Морская блокада.

Первый вариант отклонили сразу. Единственный метод, который рассматривался правительством — военный, так как дипломатия не помогала, а ход события осложнялся. Выбор пал на немедленную морскую блокаду. Вскоре началась полномасштабная подготовка и перевозка войск на Кубу. Военные торопили президента. Они считали, что операцию необходимо начать выполнять как можно скорее, а именно до окончания установки ракет, иначе операция будет провалена.

Министр иностранных дел СССР Громыко прибыл к президенту США 18 октября. Он категорически заявлял, что на Кубе нет советского «наступательного» оружия. Он также отмечал, что Кеннеди не расспрашивал его о ракетных установках и не строил вслух планы, чтобы его не провоцировать. Тем не менее на следующий день во время очередной разведки, правительство США обнаружило еще несколько ракетных комплексов. Решение о блокаде Кубы было принято очень быстро. Уже вечером 20 октября Кеннеди заручился помощью. Также за блокаду проголосовал госсекретарь Дин Раск, министр обороны и посол США.

Проблема заключалась в следующем: объявление блокады, согласно международному праву, считалось актом войны. Стоит также отметить, что ракеты в Турции и на Кубе никаких соглашений не нарушало. В итоге в любом случае США будет считаться страной, которая развязала войну. Кеннеди боялся не только военных действий, но и неодобрительной реакции со стороны других государств.

В итоге президент США вынес тему блокады на обсуждение Организации американских государств. Но даже ОАГ поддержала Кеннеди, и, опираясь на пакт Рио, назвала это не блокадой а «карантином». Блокаду ввели 24 октября в 10 часов утра. 180 американских судов быстро окружили Кубу.

Хронология Карибского кризиса

Действия происходили на Кубе в 1962 году. Пик конфликта длился всего две недели октября — с 16 по 28 число. Но напряжение между Москвой и Вашингтоном начало нарастать еще с начала кубинской революции в 1953 году. Она повлияла на возможность размещения советских ракет. Остров свободы стал рычагом давления на Америку.

ЭТО ИНТЕРЕСНО! Президент Америки считал, что часть оружия Советского Союза скрыта, поэтому мир недооценивает угрозу.

Предлагаем посмотреть видео об истории отношений Кубы и США.

Роль кубинской социалистической революции в событиях 1962 года

26 июля 1953 года на Кубе началась борьба с жестокими действиями правителя Фульхенсио Батисты. За время своего руководства с 1933 по 1940 год, а потом с 1952 года он вывез миллионы долларов в США, провел сотни расстрелов. Против произвола восстала организация «Движение 26 июля» под командованием Фиделя Кастро. Диктаторский режим Батисты пал через пять с половиной лет, Куба стала социалистической республикой. На протяжении всего времени борьбы демократическая Америка поддерживала действия диктатора, поставляла оружие, финансировала. А когда «Движение 26 июля» 1 января 1959 года окончательно победило, Батиста бежал в США. После победы руководитель республики Фидель Кастро начал национализацию заводов по производству сахара и перегонке нефти, филиалов банковских организаций, которыми владели американские граждане. За этим последовал разрыв отношений с Америкой. В ответ на национализацию прекратилась перевозка топлива из США на Кубу, а также покупка сахара Штатами. Попав в невыгодное положение, Кастро попросил поддержки у правительства СССР. Советский Союз в 1961 году начал поставлять топливо на Кубу и покупать кубинский сахар. Правительство Москвы наладило связь с Кубой, отправляло на остров своих сотрудников для восстановления государства после революции. СССР расширил свое влияние на Остров свободы. Позже Хрущев понял, что это удачная территория для установки своего ядерного оружия.


Советское оружие на Кубе. Автор фото: U.S. Navy

Размещение ракет в Турции и на Кубе

К началу 1960-х годов Америка выигрывала в гонке вооружений. В запасе США было в 20 раз больше ядерных боеголовок, чем у Советского Союза. В 1961 году американские ракеты покинули родные военные базы и отправились в Турцию, которая в то время поддерживала демократическую политику Соединенных Штатов. С территории Турции за 20 минут 15 ракет средней дальности «Юпитер» могли долететь до Москвы. Такой шаг Хрущев посчитал оскорблением, даже если президент Америки не планировал запуск ракет. Установкой оружия Кеннеди хотел расширить свое влияние, доказать военное превосходство. Но советское правительство сделало ответный ход. Впервые в истории СССР ракеты покинули его территорию и отправились на Кубу, с которой как раз удалось наладить отношения.

ЭТО ИНТЕРЕСНО! Всего на Остров свободы в период с августа по октябрь 1962 года высадили 40 тыс. советских военных.

30 мая правитель Кубы Фидель Кастро одобрил размещение ракет СССР на территории своей республики. Уже 10 июля в ходе заседания ЦК КПСС советские политики обсуждали количество техники, транспорта и оборудования, которые отправятся на Остров свободы. В планах было перевезти 40 ракет, подлодки, крейсеры, группу солдат, бомбардировщики и танковые батальоны. Для прикрытия поставки советские военные придумали план под названием «Операция Анадырь». Груз должен был отправиться под видом меховой одежды на Чукотку из Севастополя. Ни один моряк на кораблях не знал заранее, что предстоит путь на Кубу. Первая партия баллистических ракет оказалась на острове 8 августа. Все установки удалось доставить и разместить к 14 октября.


Вид на корабли с самолетов. Автор фото: USAF

Реакция США на размещение советских ракет

В конце августа после высадки солдат и установки военной техники на острове американские самолеты-разведчики U-2 обнаружили боеголовки. 4 сентября военные летчики доложили Кеннеди о присутствии ракет СССР на Кубе. Их близость к Соединенным Штатам насторожила президента и его советников. По воздуху расстояние между Кубой и США можно было преодолеть за 2 часа 29 минут. Первые 2 недели Кеннеди сомневался в необходимости реакции на размещение советских ракет. Он не хотел конфликта. Но чем больше оружия и движения на острове фиксировали самолеты U-2, тем решительнее становились американцы. После 15 октября Кеннеди открыто и уверенно заявил о передвижении военной техники СССР по кубинскому побережью.

В ходе совещаний американские политики выбирали между военно-морской блокадой Острова свободы, вторжением и бездействием. 20 октября было решено ввести карантин — препятствовать поставкам оружия из СССР на Кубу. Военное командование США начало готовиться к возможным активным действиям. Аэропорты и дивизии привели в режим боевой готовности. Кеннеди предупредил о блокаде советское правительство и американцев. 24 октября Кубу окружили две сотни кораблей флота США, но их капитаны получили приказ не открывать огонь. Хрущев заявил, что советские поставки будут идти своим чередом. В это время к Кубе направлялась помощь в виде дополнительных кораблей, подлодок, ракет и боеголовок.

ЭТО ИНТЕРЕСНО! 27 октября самолет U-2 пролетал над Северным полюсом, чтобы зафиксировать ядерные испытания Советского Союза. По ошибке он отклонился от курса и на 1 час 22 минуты попал в воздушное пространство СССР возле пролива Лонга. Но перехватить его не вышло. Когда пилот сориентировался и смог перелететь территорию Советского Союза, у него оставалось критическое количество топлива. Но самолет успел долететь до гражданского аэропорта США и сесть, поставив рекорд по времени нахождения U-2 в воздухе — 10 часов и 25 минут.


Разметка расположения оружия. Автор фото: Unknow Lockheed U-2 pilot

Разрешение противостояния СССР и США

После официального начала блокады Хрущев с Кеннеди вступили в «письменную» перепалку. Действия друг друга они принимали как оскорбление своей страны и себя лично. Руководитель СССР считал присутствие американских кораблей у Кубы «пиратством» и писал об этом в своих письмах американскому президенту. Представители США публично обвиняли Советский Союз в создании конфликтной ситуации. На фоне переговоров в период с 24 по 26 октября военные силы обеих сторон пришли в боевую готовность. 27 октября активность американских пилотов увеличилась, они совершали осмотры берега каждый час. Советские военные заметили у своих баз очередной самолет-разведчик U-2 и пытались доложить об этом в штаб. Но от начальства ответа не дождались, к телефону никто не подошел. Когда разведчик был уже близко, генерал-майор Гарбуз дал приказ уничтожить самолет зенитной управляемой ракетой, хотя нужно было дождаться решения сверху. Американский пилот Рудольф Андерсен погиб.

Хрущев в письме Кеннеди от 26 октября предлагал прийти к компромиссу и вывезти оружие из Турции и Кубы. Уже на следующий день американский президент в ходе совещания с советским послом обсудил условия решения конфликта. С 29 октября по конец ноября осуществлялась отправка американских и советских ракет обратно на свои территории.

ЭТО ИНТЕРЕСНО! Во время сентябрьских и октябрьских переговоров с Хрущевым Фидель Кастро неоднократно настаивал на ядерном ударе по США. Но руководитель СССР считал, что у кубинца «сдали нервы» и что нужно идти мирным путем.


U-2 над советским судном. Автор фото: Служащий ВВС США

Обострение кризиса

Роберт Кеннеди решил посетить советское посольство 23 октября. Там ему сообщили, что инструкции о действиях против советских кораблей им известны, на что Кеннеди заявил, что любой ценой остановит советские суда. Днем позже Хрущев получил телеграмму от президента США, где ему предложили действовать разумно и соблюдать все условия блокады. Хрущев был оскорблен содержимым телеграммы и кратко ответил, что США выдвигает слишком ультимативные условия. Также Хрущев называл блокаду актом войны, который может толкнуть на использование ядерного оружия.

Спустя некоторое время Кеннеди отдал приказ усилить военную готовность до стандарта DEFCON-2 (это первый и единственный раз, когда военная готовность набирает такие высокие обороты). В тот же момент в Кремль приходит письмо, в котором Кеннеди говорит о том, что его ввели в заблуждение, говоря, что ракет на Кубе нет. В этот раз Хрущев решил найти выход из ситуации. Он предложил США такие условия: они демонтирую ракеты, но американское правительство перестанет давить на Кубу в попытках изменить способ правления на демократический. Все высокопоставленные люди СССР поддержали Хрущева.

Но уже 26 октября Хрущев решил написать второе письмо. Оно уже было менее воинственным и в нем указывалось то, что на Кубе все же есть ракеты. Хрущев предложил их демонтировать и вернуть в СССР. Также он просил не вторгаться на Кубу. Это письма было составлено конфиденциально. Чуть позже в Вашингтоне предположили, что письмо неподлинное и что в СССР произошел переворот. Письмо было доставлено в 10 утра, а следующим днем было озвучено еще одно условие: вывести ракеты США из Турции.

Все переговоры были поставлены под удар 27 октября, когда на Кубе разбушевался шторм. В 5 часов вечера был замечен американский разведывательный самолет. Начальник штаба Антонец немедленно позвонил в штаб Группы советских войск на Кубе генералу Плиеву, чтобы узнать дальнейшие указания, но его не оказалось на своем месте. Ему было приказано ожидать появления Плиева. Через несколько минут Антонец еще раз позвонил в штаб, но там снова никого не оказалось.

Когда самолет был уже над Кубой, заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Гарбуз лично явился в штаб и распорядился уничтожить самолет. По вине Гарбуза пилот Рудольф Андерсон погиб. Этот день считается «Черной пятницей». Это дата — день, когда была опасность начала ядерной войны.

Рекомендованная литература и полезные ссылки

  • Лавренов С. Я., Попов И. М. Карибский кризис: мир на грани катастрофы // Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. — М.: Астрель, 2003. — С. 213-289. — 778 с. — (Военно-историческая библиотека). — 5 тыс, экз. — ISBN 5–271–05709–7.
  • Добрынин А. Ф. Сугубо доверительно. Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962—1986 гг.). М.: Автор, 1996. — 688 с.: ил. 5-85212-078-2.
  • Кеннеди Р. 13 дней. Свидетельство о кубинском кризисе = Thirteen Days: A Memoir of the Cuban Missile Crisis. — Paris: Editions de la Seine, 1969. — 146 с.
  • Манойлин В. И. Базирование Военно-морского флота СССР. — СПб.: Изд. «Нева», 2004. — 320 с. — ISBN 5-7654-3446-0
  • Микоян С. А. Анатомия Карибского кризиса. — Изд. Academia, 2006. ISBN 5-87444-242-1
  • Разрешение проблемы

    28 октября президент дал задание Роберту Кеннеди провести переговоры с послом СССР Добрыниным. Роберт Кеннеди рассказал об опасениях президента. Тот боялся, что скоро все может выйти из-под контроля. 29 октября в Кремль пришло сообщение, в котором Кеннеди выдвинул следующие условия:

    1. СССР демонтирует ракеты и возвращает их, но только под присмотром представителей ООН.
    2. СССР больше никогда не будет поставлять или перевозить оружие на Кубу.
    3. США, после того как все вышеперечисленные условия будут выполнены, отменит блокаду и даст гарантию о ненападении на Остров Свободы.

    Также президент был уверен в том, что все его союзники будут согласны на эти условия. Хрущев вместе с Президиумом ЦК сдали положительный ответ. Все ракеты были демонтированы за несколько недель и возвращены в СССР. Хрущев помимо этого опасался нового конфликта и отстранил Плиева от управления зенитными орудиями. В итоге США также через несколько недель также вывел ракеты из Турции, но развернул подводные лодки, что сделали ракеты «Юпитер» устаревшими.

    Последствия конфликта

    Итоги Карибского кризиса удовлетворило всех. Через несколько лет Хрущева сменили, из-за того, что Политбюро считало действия Хрущева слишком уступчивыми. Его посчитали неумелым лидером, что привело к необратимым последствиям Карибского кризиса. Материалы, которыми обладало коммунистическое бюро Кубы, были расценены как предательство со стороны СССР. Фидель Кастро считал унизительным факт того, что история карибского кризиса закончилась решением только 2 государств и обвинил Хрущева в предательстве. Интересный факт, что несколько военачальников дало определение исходу атаки на Кубу как «наихудшего в истории США».

    В 2021 году Россия рассекретила некоторые данные и таблицы, в которых говорилось, что во время всей операции на Кубе погибло 64 советских гражданина. Стоит заметить и то, что когда кризис завершился, между США и СССР была протянута телефонная линия, которой главы держав могли воспользоваться в экстренной ситуации.

    Итоги Карибского кризиса

    За Кубинским кризисом последовало некоторое улучшение меж­дународных отношений, приведшее к подписанию 5 августа 1963 г. договора между СССР, США, Великобританией о запрещении испы­тания ядерного оружия в трёх сферах — в атмосфере, космическом пространстве и под водой. Это улучшение, однако, началось уже в отсутствие главных действующих лиц Карибского кризиса: 22 но­ября 1963 г. был убит Джон Кеннеди, а 14 октября 1964 г. был сме­щён со всех своих партийно-государственных постов Н. С. Хрущёв.

    Категории: Политические кризисы История Кубы Кубинская революция Холодная война Политика США История США Внешняя политика СССР Хрущёвская оттепель Кризисы

    На этой странице материал по темам:

    • Причины ход и итоги карибского кризиса

    • Корейская война 1950-1953 причины ход итоги презентация

    • Карибский кризис: ход, причины, события

    • Сентябрь 1961г карибский кризис

    • Корейская война 1950-1953 кратко

    Вопросы к этой статье:

    • Можно ли считать, что в период Карибского кризиса мир стоял на пороге третьей мировой войны?

    Предпосылки, причины и сущность Карибского кризиса.

    США оказывали экономическое политическое давление на социалистическую Кубу (во главе- Фидель Кастро).

    По просьбе Кубы СССР развернуло на её территории войска, в том числе ракетные (кодовое название операции «Анадырь»).

    Цели СССР:

    · Предотвращение американской агрессии на Кубе;

    · Противостояние советских ракет американским, расположенным в Италии и Турции.

    Действия СССР:

    · размещение на территории Кубы 51-ой ракетной дивизии, обеспечивающей поражение американских военно-стратегических объектов.

    · В операции «Анадырь» приняли участие 85 грузовых и пассажирских судов, которые совершили 183 рейса на Кубу и обратно. К октябрю 1962 года на Кубе находилось 40 тыс. военнослужащих.

    · Приведение в со­сто­я­ние полной бо­е­вой готовности всей армии Со­вет­ско­го Союза, и пре­жде всего со­вет­ских ракетных вой­ск межконтинентального и стра­те­ги­че­ско­го назначения, зенитно-ракетной обо­ро­ны страны и ис­тре­би­тель­ной авиацию ПВО, стра­те­ги­че­ской авиацию, военно-морские сил.

    · Приведение в полную боевую готовность Вооружённых сил стран Вар­шав­ско­го договора.

    Действия США.

    · После обнаружения советских ракет на Кубе Дж. Кеннеди 24 октября объявил о военной блокаде Кубы.

    · В Карибское море были направлены свыше 180 боевых кораблей США с 85 тыс. человек на борту, в боевую готовность приводились американские войска в Европе, 6-й и 7-й флоты, до 20% стратегической авиации находилось на боевом дежурстве.

    · В пол­ную боевую го­тов­ность были при­ве­де­ны и вой­ска союзников США по НАТО в Европе.

    США решили начать переговоры с СССР.

    23 октября— экстренное заседание Совета Безопасности ООН.СССР и США призвали к сдержанности: Советскому Союзу — остановить продвижение своих кораблей в направлении Кубы, США — предотвратить столкновение на море. 27 октября- «чёрная суббота» Карибского кризиса: дважды в сутки проносились эскадрильи американских самолетов; на Кубе был сбит американский самолет разведчик У-2, пилот самолета майор Андерсон погиб.

    МИР ОКАЗАЛСЯ НА ГРАНИ ЯДЕРНОЙ ВОЙНЫ.

    28 октября – в Нью-Йорке начались советско-американские переговоры при участии представителей Кубы и генерального секретаря ООН.

    Итоги переговоров:

    СССР: выводит войска с Кубы,

    США: заверяют о территориальной неприкосновенности Кубы, гарантируют невмешательство во внутренние дела страны; выводят американские ракеты с территории Италии и Турции.

    Итоги выполнения решения:

    СССР:2 ноября демонтировал ракеты на Кубе, с 5- 9 ноября вывезены, 21 декабря- завершил вывод личного состава войск.

    США: 21 ноября отменили военную блокаду Кубы.

    К январю 1963 года кризис был полностью ликвидирован.

    «Ангелы нашего времени»

    09. 10.12

    Татьяна Зонова

    Профессор кафедры дипломатии МГИМО Татьяна Зонова анализирует карибский конфликт с точки зрения кризисной, компромиссной, народной и других видов дипломатии.

    — Министр иностранных дел СССР А. Громыко подчеркивал, что ситуацию с советскими ракетами на Кубе можно было решить мирными дипломатическими средствами. Но для этого Соединенным Штатам было необходимо признать режим Кастро. США, тем не менее, выбрали так называемую «кризисную дипломатию». Было ли это решение просчетом Кеннеди?

    — Политика, как известно, искусство возможного. Мог ли Кеннеди пойти на признание Кубы? Достаточно напомнить, что в условиях холодной войны СССР не признавал Тайвань, США не имели дипломатических отношений с КНР, ГДР и т. д. Политический истеблишмент США был настроен на непризнание социалистической Кубы и на силовое свержение существовавшего там режима. Тем более что Куба, как свидетельствуют рассекреченные документы, превратилась в центр подготовки боевиков из многих латиноамериканских стран для свержения существовавших там проамериканских режимов.

    — Никита Хрущев был, как известно, не очень терпеливым человеком. Но в случае с Карибским кризисом он, несмотря на свою импульсивность, проявил завидные для любого дипломата выдержку и расчетливость. По Вашему мнению, какая школа дипломатии победила — советская или американская?

    — Трудно говорить о дипломатической победе какой-либо одной стороны. Мне представляется достаточно убедительной следующая гипотеза. По всей вероятности, Хрущев принял весьма рискованное решение о размещении на Кубе ракет с ядерными боеголовками в расчете на то, что это продемонстрирует паритет двух сверхдержав и станет разменной монетой в торге с американцами по наиболее насущным проблемам международных отношений того времени (Германский вопрос, Западный Берлин, многосторонние ядерные силы и т. д.). Советский лидер надеялся, что размещение ядерных ракет до определенного времени останется в тайне, и ему удастся убедить Кеннеди в оборонительном характере поставляемого на Кубу оружия. Хрущев, видимо, был уверен, что Кеннеди (по его мнению, молодой и неопытный политик) после провала американской операции на Плайя-Хирон и в преддверии ноябрьских выборов в Конгресс не будет предпринимать решительных действий.

    Ракеты, однако, были довольно скоро обнаружены (утверждают, что информацию оперативно поставила западногерманская разведка). Лишь тогда Хрущев осознал, что ситуация выходит из-под контроля, и любое неосторожное действие чревато непредсказуемыми последствиями. Он разумно изменил тактику и начал поиски компромисса, что требовало достаточного мужества, ибо далеко не все в советском руководстве были сторонниками компромиссной дипломатии.

    Вспоминают и об использованных Хрущевым приемах публичной дипломатии, дабы убедить общественное мнение в собственном миролюбии. В разгар кризиса он с членами Президиума ЦК отправился в Большой театр на «Бориса Годунова». После спектакля он горячо поздравил с успехом американского певца — исполнителя главной роли. На следующий день печать сообщала также о том, что Хрущев дружелюбно беседовал с американцем, а в ответ на тревожный призыв Бертрана Рассела сохранить мир направил английскому философу оптимистичное письмо.

    — Исход Карибского кризиса долгое время воспринимался советскими исследователями — и, разумеется, советскими СМИ — как дипломатическая победа СССР. Американские масс медиа, со своей стороны, трубили о поражении Советского Союза и триумфальной демонстрации Америкой своей мощи. Кто, по Вашему мнению, набрал в этой игре больше очков?

    — На мой взгляд, надо прежде всего говорить об исходном политическом просчете советского руководства. Конечно, формально ничто не запрещало поставить суверенной стране оружие. Но фактически мир оказался на грани ядерной катастрофы. Следовательно, действия СССР можно рассматривать как политический авантюризм, основанный, как мне кажется, на превратном представлении о реальном соотношении сил.

    Похоже, советский руководитель испытывал опьянение от успехов: первый полет в космос, удачный запуск производства ракет, деколонизация и рост симпатий к социализму в освободившихся странах. Руководство советского министерства обороны также было не против превращения Кубы в форпост ядерного сдерживания. Никто не хотел прислушаться к мнению военных специалистов, которые предупреждали: США и блок НАТО имеют явное силовое превосходство, и бросать им столь дерзкий вызов рискованно.

    Впоследствии вмененный Хрущеву в вину «волюнтаризм» подразумевал и этот его просчет. Даже напрямую заинтересованный в обладании ракетным щитом Фидель Кастро годы спустя признал ошибочность этого предприятия. В свою очередь, Кеннеди, испытывая давление со стороны силовиков и следуя традициям американской силовой дипломатии, пошел на объявление военно-морской блокады (карантина), что тоже было чревато риском столкновения с советскими кораблями, оснащенными ядерным оружием.

    Заслуга Хрущева и Кеннеди в том, что в конечном итоге оба проявили здравый смысл и сумели договориться.

    — Почему сегодняшним студентам-международникам, будущим дипломатам, важно изучать опыт Карибского кризиса?

    — Постижение истории международных отношений — непременное условие формирования молодого дипломата. Изучать, в частности, Карибский кризис надо еще и потому, что дипломатам зачастую приходится приложить немало усилий, чтобы восстановить отношения, поставленные под угрозу действиями правительств. Советское руководство поставило дипломатов в сложное положение. Ни посол Анатолий Добрынин, ни представитель Советского Союза в ООН Валериан Зорин, ни спецслужбы не были осведомлены о намерениях Хрущева. Хрущев, видимо, следовал циничному совету Макиавелли — коль скоро вы желаете сохранить секрет, снабдите ничего не подозревающего посла ложными инструкциями, в таком случае он будет выглядеть вполне искренним в своей лжи. Советские дипломаты продолжали упорно заверять своих собеседников в поставке на Кубу лишь оборонительного оружия.

    И все же опыт учит, что завоевание доверия — непременное условие успешных дипломатических контактов. Наши дипломаты выглядели не лучшим образом, когда им предъявили фотографии размещенных на Кубе ракет. Конечно, бесспорны мастерство Добрынина и его способности блестящего переговорщика. Всего за несколько месяцев пребывания в США посол сумел завоевать симпатии, и это позволило ему несмотря ни на что достойно выйти из сложной ситуации «плохой игры». Председатель Совбеза Зорин умело маневрировал с целью не допустить вынесения вопроса на Генеральную Ассамблею ООН. Неустанно вел переговоры с кубинскими лидерами и с американскими руководителями Анастас Микоян, единственный член Президиума ЦК партии, который с самого начала был против планов размещения ядерных ракет на Кубе. Однако Георгий Большаков, офицер ГРУ, служивший эффективным каналом передачи Роберту Кеннеди конфиденциальной информации от советского руководства (оказавшейся в момент кризиса дезинформацией), полностью лишился доверия американцев и вскоре был отозван на родину.

    Говоря о дипломатических победах, надо также отдавать себе отчет, что современная дипломатия — институт многосторонний. В разрешении кризиса приняли участие многие политики и дипломаты. Положительную роль сыграли миротворческие действия У Тана, генерального секретаря ООН. В самом начале кризиса премьер Италии Аминторе Фанфани в секретном послании предложил Кеннеди в качестве разменной монеты ликвидировать базу с ядерным оружием в Апулии (область Италии). Экстраординарным в истории дипломатии Ватикана стал демарш папы Иоанна XXIII, который обратился к руководителям СССР и США с призывом во что бы то ни стало достичь договоренности и сохранить мир. Призыв возымел свое действие. Кеннеди был первым и единственным президентом-католиком, а Хрущев вынашивал планы установить с Ватиканом дипломатические отношения. Обращение папы было опубликовано на первой полосе в газете «Правда», и по окончании кризиса Хрущев выразил папе признательность за его действия. Кеннеди тоже подчеркивал роль папы в преодолении кризиса.

    Рассекреченные документы свидетельствуют: импульсивные действия военных в любой момент могли послужить толчком к началу ядерной войны. В связи с этим нельзя не вспомнить и о «народной дипломатии». Офицер-подводник Василий Архипов буквально спас мир, сумев убедить командира своей подводной лодки не производить ядерного залпа в ответ на агрессивные действия американцев. За свои действия в 2003 г. он был посмертно награжден национальной премией Италии за стойкость, мужество, выдержку, проявленные в экстремальных условиях. Номинация премии называлась «Ангелы нашего времени».


    Объяснение кубинского ракетного кризиса Грэма Т. Эллисона

    Я подобрал Essence of Decision (второе издание), выброшенное в MIT Sloan.

    Несмотря на то, что я оценил эту книгу только на 3 звезды, я не жалею, что взял ее. Несмотря на то, что книга довольно сухая, она использует уникальный подход, сочетая повседневную подробную историю с абстрактной теорией.

    Я взялся за эту книгу, зная о Карибском кризисе лишь поверхностно. Я чувствовал себя более комфортно с теорией IR, изучая ее в Тулейне.Я мог принять утверждения книги о ракетном кризисе только за чистую монету. I

    Я обнаружил, что Essence of Decision (второе издание) выбрасывают в MIT Sloan.

    Несмотря на то, что я оценил эту книгу только на 3 звезды, я не жалею, что взял ее. Несмотря на то, что книга довольно сухая, она использует уникальный подход, сочетая повседневную подробную историю с абстрактной теорией.

    Я взялся за эту книгу, зная о Карибском кризисе лишь поверхностно. Я чувствовал себя более комфортно с теорией IR, изучая ее в Тулейне.Я мог принять утверждения книги о ракетном кризисе только за чистую монету. Я определенно не согласен или считаю бесполезной часть теории

    В книге теоретические главы чередуются с анализом Карибского кризиса через призму теории предыдущей главы. В книге рассматриваются три модели международной политики, которые она называет: модель «рационального субъекта», модель «организационного поведения» и модель «государственной политики». Все эти модели, особенно первая, потому что она самая простая, бывают разных вкусов.

    ИМХО, самым сильным разделом книги был анализ Ракетного кризиса в первом режиме. В первом разделе книги убедительно доказывается, что решение Хрущева разместить ракеты на Кубе не имело ничего общего с защитой Кубы. Скорее, это была попытка изменить баланс ракетных сил (несмотря на то, что США исходили из идеи «ракетного разрыва», на самом деле в этот момент у США было огромное ядерное преимущество над СССР) и, в конечном счете, укрепить позиции Хрущева, когда конфликт разгорался. ожидается появление над Берлином в конце года.Если бы ракеты были тайно установлены и раскрыты как свершившийся факт, Хрущев считался бы стратегическим гением. Как бы то ни было, ракеты были обнаружены. Реакция США на блокаду была оптимальной — она использовала сильное тактическое преимущество США (например, в военно-морской мощи в Карибском бассейне), не перерастая в прямую войну. Капитуляция Хрущева была неизбежна.

    Другие исторические разделы восполняют недостающие детали. Раздел организационного поведения, хотя и является абсолютным мусорным баком с точки зрения теоретического содержания (насколько я могу судить, он просто утверждает, что организации должны быть смоделированы на основе прогнозов, а затем переходит к составлению списка вещей, которые «могут пойти не так» при передаче). намерений лидеров) перечисляет, как некоторые из наиболее важных событий ракетного кризиса не были результатом принятия решений на высоком уровне.Американская задержка с обнаружением ракетной установки, нелепое решение России едва ли попытаться скрыть свои установки, череда промахов, которые чуть не привели к конфликту между американскими кораблями и атомной подводной лодкой, неспособность американских дипломатов подготовить Турцию к запросу чтобы ракеты убрали. Это действительно важные примеры событий, которые происходят с лидерами, а не наоборот. Раздел правительственной политики конкретизирует личности и поведение руководителей.Примечательно, что в то время как Кеннеди окружил себя экспертами по внешней политике и военными, Кр, как правило, принимал решения в одиночку или с политическими советниками. Интересен и тот факт, что предложение Кеннеди обменять турецкие ракеты на кубинские было сделано без ведома большинства его советников.

    У этой книги есть несколько недостатков, которые не позволяют мне поставить более высокую оценку. Что наиболее важно, в то время как оттенки реализма хорошо сформулированы и различимы, две другие модели — нет.Раздел теории организационного поведения выглядит как длинный список «дерьма, которое организации иногда делают» (раздел правительственной политики также имеет один из таких длинных списков). Раздел правительственной политики (называемый вскользь «рациональным выбором» — политическая экономическая парадигма, с которой я хорошо знаком) мало что делает для прояснения самого себя, кроме «правительства состоят из индивидуумов». Эта третья категория сочетает в себе элементы, которые я бы назвал «реализмом» в МО для старшекурсников (например, идея о том, что у лидеров есть цели, отличные от национальной власти), элементы, которые я бы назвал «либерализмом» (например, идея о том, что «где бы вы ни сидели, определяет, где вы находитесь’ — e.грамм. нас не должно удивлять, что генерал ВВС предлагает решить проблему бомбардировками) и элементы, которые я бы назвал «конструктивизмом» (идея о том, что то, как проблема решается, во многом зависит от того, как она сформулирована, и от идеологии людей, решающих ее). эта проблема). Так что для меня третья и вторая модели не казались особенно унифицированными. Кроме того: я упоминал, что книга становится слишком сухой для чего-то о Третьей мировой войне? Что касается первой трети книги, то одним из элементов стратегического взаимодействия, который был упущен, была роль балансирования на грани войны.Это идея о том, что любое ядерное противостояние — это игра в цыплят, в которой сторона, которая проиграет меньше всего, не откажется отступать. Основываясь на моих предыдущих знаниях о Карибском кризисе (особенно о балансировании на грани войны в Стратегических играх), это вопиющее упущение. (Умение балансировать на грани войны появляется в указателе только один раз).

    Некоторые дополнительные, более конкретные наблюдения:

    >Макнамара выглядит чертовым героем. Он один из самых умных парней в комнате, отговаривает ястребов от поспешных бомбардировок и является одним из первых сторонников большего количества оплошностей черных ястребов и блокады.Очень грустно, как сильно он потерпел неудачу во Вьетнаме — у него был потенциал.

    >Мне нравится возникающая динамика Бобби-Джон Кеннеди. Динамичный братан-дуэт.

    >В книге гораздо меньше говорится о советской стороне принятия решений. Понятно, учитывая ограничения данных, но настоящее разочарование.

    >В книге действительно могла бы быть подробная временная шкала.

    >Книга полна сумасшедших, в основном бесполезных цифр, подобных этим. Именно такая теоретическая неразбериха привела меня к экономике и увела от политологии:
    https://drive. google.com/file/d/0B_Mz…

    Рекомендуется, но не настоятельно рекомендуется.

    Суть решения: объяснение кубинского ракетного кризиса. Грэм Т. Эллисон. (Бостон: Little, Brown, 1971. xii + 338 стр. Таблица, примечания и указатель. Бумага, $4,50.) | Журнал американской истории

    Получить помощь с доступом

    Институциональный доступ

    Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок.Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

    Доступ на основе IP

    Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

    Войдите через свое учреждение

    Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

    Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

    1. Щелкните Войти через свое учреждение.
    2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
    3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением.Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

    Войти с помощью читательского билета

    Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

    Члены общества

    Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

    1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
    2. Находясь на сайте общества, используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

    Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

    Личный кабинет

    Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

    Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

    Институциональная администрация

    Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

    Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

    Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

    Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

    Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

    TWE вспоминает: узнайте больше о кубинском ракетном кризисе

    Изменение климата

    Академический вебинар: Глобальная климатическая политика

    Джоди Фриман, профессор права имени Арчибальда Кокса и директор Программы экологического и энергетического права Гарвардского университета, ведет беседу о глобальной климатической политике.ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады, что Джоди Фриман с нами, чтобы поговорить о глобальной климатической политике. Профессор Фриман является профессором права Арчибальда Кокса, директором-основателем Программы экологического и энергетического права и ведущим специалистом в области административного и экологического права в Гарвардском университете.С 2009 по 2010 год профессор Фримен работал советником по энергетике и изменению климата в администрации Обамы. Она является членом Американского колледжа юристов-экологов, членом Американской академии искусств и наук, а также членом CFR. Она также является независимым директором в совете директоров ConocoPhillips, производителя нефти и газа. Профессор Фриман был признан вторым наиболее цитируемым ученым в области публичного права в стране и много писал об изменении климата, экологическом регулировании и исполнительной власти. Итак, профессор Фримен, большое спасибо за то, что были с нами сегодня. Мы только что увидели выпуск Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата, МГЭИК, который весьма пессимистичен в отношении взглядов на будущее. Не могли бы вы немного рассказать об этом отчете и связать его с тем, что мы увидим, как это повлияет на климатическую политику, и что нам нужно сделать, чтобы действительно исправить то, что происходит в мире? ФРИМЭН: Что ж, большое спасибо, что пригласили меня.Этот разговор не может быть более важным или интересным моментом, и в основном я с нетерпением жду, когда вы, студенты, зададите несколько вопросов, а мы пообщаемся друг с другом. Итак, Ирина, я буду настолько краток, насколько смогу, пытаясь по-настоящему обобщить то, что происходит сейчас, чтобы подготовить почву для обсуждения, которое, я надеюсь, у нас будет. Во-первых, как вы отметили, МГЭИК, которая, конечно же, является организацией, созданной ООН, которая с 1988 года выпускает периодические оценки науки об изменении климата и их основанные на консенсусе оценки, написанные примерно шестью-двумя сотнями ученых из примерно шестидесяти странах, чтобы дать вам представление об авторитетности опубликованных ими документов. Эта оценка была довольно мрачной, и на самом деле — я могу зачитать вам пару основных выводов, но основная идея заключается в том, что изменение климата ускоряется. Он уже сеет хаос и наносит значительный ущерб здоровью человека, окружающей среде и экосистемам. Он уже вызывает и будет вызывать все более разрушительные лесные пожары, исторические засухи, оползни, наводнения и более сильные ураганы. Длинный список того, что вы все наблюдаете по всему миру — вспомните пожары в Австралии, пожары в Калифорнии, историческое наводнение, которое мы видели здесь, в Соединенных Штатах.В отчете в основном говорится, что ситуация ухудшится, если мы продолжим без значительного сокращения выбросов парниковых газов в ближайшее время, начнем немедленно и сократим их довольно резко. Здесь много выводов о необходимости ускорить темпы наших усилий, о необходимости для правительств мира сделать больше, чем они обязались сделать по Парижскому соглашению, о котором мы можем говорить, которое является международным соглашением по климату. которые взяло на себя обязательство подавляющее большинство стран мира.И США подтвердили свою приверженность Парижскому соглашению при администрации Байдена, заявив, что к 2030 году они добьются сокращения выбросов здесь, в Соединенных Штатах, на 50–52 процента ниже уровня 2005 года. Таким образом, недавно на состоявшейся в прошлом году в Глазго, Шотландия, Конференции сторон было очень существенное повышение приверженности США. Это соглашение является действующим международным соглашением, но в этом отчете говорится, что этого недостаточно. Даже если страны мира выполнят свои обещания — а это открытый вопрос — в отчете, по сути, говорится, что нам нужно делать больше, и поэтому существует консенсус в отношении науки.Я не думаю, что на данный момент могут быть разумные разногласия по поводу науки об изменении климата. Имеются убедительные доказательства того, что это уже происходит, уже меняет мир — модели, которые мы видели, опять же, в погодных условиях, штормах, наводнениях, засухах, волнах жары, и это уже угрожает сообществам. Теперь вопрос заключается в том, как сократить этот разрыв между тем, что говорится в отчете — о том, что происходит в отчете МГЭИК, и рисками, о которых нас предупреждает отчет, — как сократить разрыв между этим и тем, что делают правительства мира договорились делать по парижскому соглашению? И я хочу отметить только два других контекстуальных события, которые делают эту проблему еще более сложной.Во-первых, я думаю, что вы все очень хорошо осознаете сейчас, когда мы все думаем о ежедневной войне, о войне на Украине и о том, что она карабкается в геополитике энергетики. Россия, как один из трех крупнейших поставщиков нефти и газа в мире, производит около 40 процентов природного газа в Европе, и теперь есть санкции, которые США ввели, и другие страны объявили о постепенном введении против российской нефти. и поставки газа. Цена на газ, как вы все могли заметить, в Соединенных Штатах заоблачно высока.Это не только из-за войны на Украине, но это не помогло. И внимание переключилось на то, что означает эта война не только из-за разрушительных человеческих последствий, но также и из-за того, что она делает с — как выразить это — с отношениями сил между странами мира, которые привязаны к нефти и газу, и как это смещение относительной мощи нефтедобывающих стран по отношению друг к другу. Этот разговор о том, как мы будем добывать достаточно нефти и газа для удовлетворения потребностей Европы в отсутствие или при наличии санкций против России, откуда мы возьмем дополнительные поставки? В некотором смысле этот разговор о краткосрочной потребности в том, что, по общему признанию, является ископаемой энергией, отодвинулся на второй план, временно вышел из основных рамок обсуждения климатической политики.И озабоченность среди сообществ, учреждений, организаций, людей, которых глубоко заботит изменение климата в данный момент, заключается в том, что переход на сторону обсуждения климата — это неправильное направление, бесполезное событие. И особенно в Соединенных Штатах, где мы сейчас смотрим на динамику в Конгрессе, чтобы увидеть, будут ли крупные инвестиции в климат частью законодательного пакета, который продвигает администрация Байдена — пакета «Восстановить лучше, чем было», — поскольку обсуждение сосредоточено на Украине. , краткосрочная потребность в нефти и газе, кто будет производить и удовлетворять дополнительный спрос, этот разговор, беспокоит то, что он не способствует продвижению климатической политики в Соединенных Штатах. И, как вы все знаете, законопроект «Восстановить лучше, чем было», по сути, был отложен, и ведутся дискуссии о том, какие его части могут быть приняты. По прошествии времени, когда мы приближаемся к промежуточным выборам в Соединенных Штатах, которые должны состояться очень скоро осенью, возникает вопрос, поступит ли что-либо существенное с точки зрения дополнительных инвестиций в климат и климатической политики от Конгресса Соединенных Штатов? Или они в основном закончили с частями, которые они включили в большой законопроект об инфраструктуре, который, как вы знаете, был принят прошлой осенью? Двухпартийный законопроект об инфраструктуре содержал значительные инвестиции в такие вещи, как инфраструктура электромобилей, инвестиции в сети и другие вещи, которые полезны для нашей климатической политики.Но, как вы все знаете, этого далеко не достаточно, и в Закон об инфраструктуре не вошло ничего регулирующего, и, чтобы внести ясность, в законопроекте, принятом Конгрессом в ноябре, не было ничего, что действовало бы, то есть прошло через процесс, называемый бюджетом. примирение. Это действительно было принято как бюджетный механизм. Ничто там не регулирует выбросы парниковых газов в промышленности, и это потому, что регулирование не может быть включено в бюджетный законопроект. И это означает, что в Соединенных Штатах сейчас перед нами стоит задача ввести в действие политику, необходимую для выполнения наших обязательств перед Парижем, и основным средством, оставшимся прямо сейчас, если Конгресс останется довольно бездействующим, является использование существующего закона, такого как Закон о чистом воздухе, согласно которому Обама — послушайте меня, администрация Обамы.Я вспоминаю свое время при Обаме: администрация Байдена может использовать существующий закон, чтобы регулировать сектор за сектором выбросы парниковых газов, поступающие из энергетического сектора, из транспортного сектора, из нефтегазового сектора. . Именно этим сейчас занимается администрация Байдена. Они издают правила через такие агентства, как EPA, чтобы попытаться сократить выбросы парниковых газов в экономике на секторальной и поэтапной основе. И все это означает, что на Украине бушует война, которая переориентирует внимание на потребность в краткосрочных ископаемых видах топлива, в то время как в долгосрочной перспективе идет дискуссия о том, как отучить мир от ископаемой энергии, и эта динамика очень сложная, сложная динамика, в которой можно вести оба этих разговора одновременно.Единственное, что я хотел бы упомянуть, прежде чем перейти к вашим вопросам, это то, что есть немалая ирония в том факте, что этот отчет, который цитировала Ирина, новая часть научной оценки МГЭИК, была выпущена по существу за день до Верховный суд Соединенных Штатов заслушал аргументы в действительно важном деле о климате, в котором на карту поставлено EPA — полномочия Агентства по охране окружающей среды устанавливать далеко идущие стандарты для сокращения наших выбросов в энергетическом секторе.И судя по всему, Верховный суд готов ограничить способность Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты, которые действительно привели бы к довольно прогрессивным изменениям, довольно агрессивным, амбициозным изменениям — более быстрым и глубоким сокращениям в электроэнергетическом секторе. Похоже, что суд вполне может ограничить агентство, и я могу рассказать об этом больше для тех, кто является знатоком закона и хочет знать больше. Но тот факт, что этот аргумент был услышан на следующий день после этого доклада как своего рода противопоставление этих двух вещей, был весьма поразителен.Итак, позвольте мне оставить это здесь с такими общими наблюдениями о том, что происходит, и обратиться ко всем вам и посмотреть, сможем ли мы глубже погрузиться в некоторые из этих динамик. FASKIANOS: Большое спасибо за этот обзор. Вы все можете либо поднять руку, чтобы задать свой вопрос, либо написать его в поле вопросов и ответов. Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Вопрос: У меня был вопрос относительно Парижского соглашения по климату. Это не имеющее обязательной силы соглашение, в котором кажется, что Соединенные Штаты — единственная страна, которая делает все возможное, чтобы ограничить выбросы, загрязнение и тому подобное, но мы также страдаем больше всего. У вас, как в Германии, строятся угольные электростанции. Китай и Индия — крайне грязные, поганые страны, прямо скажем. Они признают, что разрушают экологические объекты не только в своей стране, но и во всем мире. Но мы платим шесть баксов за бензин. Нефть стоит как сто долларов за баррель. ФРИМЭН: Да. Q: Вещи становятся очень дорогими и очень раздражающими. Так какой смысл в этом соглашении, если мы не получаем от него никакой выгоды? ФРИМЭН: Да, я слышу вопрос и… но позвольте мне добавить здесь немного точки зрения.Во-первых, больше всего страдают не мы. Потепление имеет действительно серьезные последствия для стран по всему миру, которые уже затапливаются из-за того, что их низменные прибрежные популяции находятся под угрозой. И они гораздо более уязвимы, потому что мы можем позволить себе меры по адаптации, мы можем позволить себе реагировать на стихийные бедствия и мы можем позволить себе инвестировать в устойчивость или адаптацию, в то время как многие части развивающегося мира не могут. Они будут затоплены. Будут массовые миграции.Будут наводнения, аномальная жара и ужасные страдания, и некоторые из этих эффектов уже происходят по всему миру. Поэтому я просто добавляю эту точку зрения, потому что я не уверен, что это правильно, что мы единственные или те, кто страдает больше всего в настоящее время или что мы будем в будущем. На самом деле мы в Соединенных Штатах находимся в довольно выгодном положении, даже если некоторые из худших рисков, которые мы ожидаем, постигнут нас. Мы просто богатая страна по сравнению с остальным миром. Я бы также просто прокомментировал, что цены на бензин здесь заоблачные, и я понимаю, что это, как вы говорите, раздражает и довольно сложно для людей, которые, знаете ли, должны покупать бензин, чтобы добраться до работы, или должны покупать газ, чтобы работать. передвигаться, у них нет выбора.Но я скажу, что во многих частях мира цены на газ намного выше, и они намного выше в таких местах, как Европа, Канада и другие места, потому что правительства решили отражать в цене бензина больше вреда, причиняемого сжиганием топлива. топливо. Другими словами, они интернализуют затраты, которые в противном случае приходится нести людям, с точки зрения последствий для здоровья от сжигания газа, последствий для климата и так далее. Так что я просто говорю, что газ может показаться очень дорогим, и я это понимаю, но на самом деле многие страны предпочитают устанавливать высокие цены на газ, чтобы показать населению цену зависимости от этого топлива.Но смысл вашего вопроса, я думаю, в том, какова ценность Парижского соглашения? Это не обязывает, и почему мы так много берем на себя обязательств? И я скажу, что мы не единственная страна, взявшая на себя серьезные обязательства. Страны ЕС взяли на себя значительные обязательства, даже Китай. Для сравнения, обязательство Китая выровнять выбросы к установленному сроку важно. Есть очень важные обещания, которые были сделаны для этого соглашения, и тот факт, что они не имеют обязательной силы, я просто хочу пролить свет на это.Вы можете сказать, что это не имеет значения, потому что никто не может заставить эти страны выполнять свои обязательства, и в этом есть доля правды. Нет крупного международного органа, председательствующего над этим, который стучится в двери мировых правительств, чтобы сказать, вы знаете, вы сказали, что пообещаете сократить свои выбросы на X, и вы даже не приблизились к этому, поэтому мы собираемся наказать вас. Нет такой международной системы принуждения. Но оказывается, что формат Парижского соглашения, заключающийся в том, чтобы дать обещание, а затем периодически каждые пять лет делать то, что называется «подведение итогов», когда страны мира собираются вместе и подводят итоги того, где они находятся. прогресс — есть механизмы, чтобы привлекать друг друга к ответственности, это теория соглашения; и что существуют регулярные встречи сторон, называемые конференциями сторон, которые призваны стать средством для принудительной сверки и раскрытия того, как далеко продвинулись страны.Я соглашусь с вами, что это несовершенная система, но это большое улучшение по сравнению с предыдущими международными климатическими режимами, которые претендовали на обязательную силу. Но, например, Киотский протокол, предшествовавший Парижскому соглашению, связывал только развитые страны мира, то есть богатые страны мира, и развивающийся мир, который быстро обгонял развитой мир по объему выбросов. произведенных — так что подумайте о Китае, подумайте об Индии, Бразилии и так далее — они не были частью соглашения.У них не было никаких обязательств. Так что, пока Киото был обязывающим, он был обязывающим не для всего мира, и даже не для тех, кто вскоре должен был стать крупнейшим эмитентом, включая Китай. Таким образом, Париж является инклюзивным соглашением. Китай в нем. Индия в нем. Бразилия в нем. Каждая страна, на долю которой приходится значительная доля мировых выбросов, принимает на себя обязательства, поэтому ее инклюзивность считается важным достижением. Ваш вопрос по-прежнему важен. Доказательство в пудинге. Приблизятся ли эти страны к выполнению своих обязательств? Но я бы предположил, что нам нужен международный инструмент, чтобы продолжать двигаться вперед. И если США занимают лидирующее положение в этом международном соглашении, это лучше для наших шансов, чем если США нет. Самая сильная позиция — это США и Китай вместе. Когда Парижское соглашение было подписано, Обама и Си объединили усилия и оба поддержали его. Сейчас Китай отступил. Президент Си не явился в Глазго на встречу лично, в то время как Байден — президент Байден. Так что сейчас мы наблюдаем немного другой подход. Это очень длинный ответ, но это потому, что то, как работают эти соглашения — их ценность, почему они лучше или хуже по сравнению с предыдущими — на самом деле довольно сложно.ФАСКИАНОС: Теперь о войне на Украине и о том, как Китай собирается присоединиться к Путину. ФРИМЭН: Да, я имею в виду, это действительно интересно — и я не знаю, есть ли у кого-нибудь из студентов вопросы по этому поводу — но сейчас все спекулятивно. Например, я имею в виду, как это обернется для Китая и его отношений с другими державами мира. Китай находится в очень деликатном положении, и может оказаться, что его союз с Россией, в зависимости от того, как это обернется, оставит его в положении, когда он будет пытаться искать возможности восстановить отношения с остальным миром, и он может Оказывается, климатическая политика — это возможность восстановить себя. И поэтому мы не можем видеть, как это будет развиваться, но ситуация, которая на данный момент выглядит так, как будто Китай объединился с плохим игроком — в данном случае с Россией, — может фактически открыть в будущем возможности для него скорректировать свое поведение и климат. может быть одной из таких возможностей. Исторически сложилось так, что Соединенные Штаты и Китай, даже когда существовали напряженные отношения из-за торговой политики и других вопросов, сотрудничали в вопросах климата. Это стало возможностью, особенно в годы Обамы, когда я был в Белом доме.У нас было много хороших соглашений с Китаем по климатической политике, как на двустороннем, так и на многостороннем уровне. Это был своего рода район — это было светлое пятно отношений. Это может развернуться и вернуться после этого конфликта. ФАСКИАНОС: Письменный вопрос от, давайте посмотрим, Джеки Васкес, которая учится в бакалавриате Университета Льюиса в Иллинойсе: есть ли возможность для всех стран объединиться, чтобы создать глобальное движение по борьбе с изменением климата? Будет ли это иметь значение? ФРИМЭН: Я думаю, что Парижское соглашение должно стать, по крайней мере, инструментом глобального движения по борьбе с изменением климата. Но я думаю, что если вы говорите о политическом движении, то есть о людях, а не о переговорщиках, представляющих правительства, а население и сообщества — я думаю, что мы наблюдаем некоторые из них. Я имею в виду, я думаю, что это поколение, ваше поколение, действительно озвучило реальную потребность в более быстрых действиях по борьбе с изменением климата. И я отдаю должное молодежи. Я говорю это — я чувствую себя на 150 лет, когда говорю это, — но я думаю, что это поколение, по крайней мере, в Соединенных Штатах, приняло форму чего-то, что называется Движением восхода солнца и другими молодежными движениями.Конечно, Грета Тунберг — самый известный молодой человек, который бросает вызов изменению климата, настаивая на том, что старшее поколение вас всех подвело, и я думаю, что в этом что-то есть. Я могу понять ваше разочарование, и я бы чувствовал то же самое, если бы был моложе, что люди, наделенные властью, не предприняли необходимых шагов, когда они должны были предпринять шаги для смягчения глобальной проблемы. И я думаю, что мы наблюдаем движения по всему миру; молодежная акция по всему миру.Проблема заключается в том, чтобы перевести этот политический энтузиазм и политическую энергию в политику, в законы, правила, требования, стимулы, субсидии, инвестиции и стимулы для изменения траектории, чтобы требовать с течением времени — и быстрее, чем — чем многие в отрасли хотят — требовать сокращения быстрее , чтобы перевести его в инвестиции из частного сектора, потому что нам нужны триллионы долларов инвестиций в низкоуглеродные технологии, в инновации. Превратить эту энергию в реальные политические действия — непростая задача.И я думаю, единственное, что я хотел бы сказать всем вам, это то, что вы должны голосовать. Вы должны привести к власти людей, которые поддерживают эту политику, и вы знаете, что голосование молодежи имеет огромное и все более важное значение. Итак, в дополнение к активности, которая имеет решающее значение, вы хотите голосовать на выборах штата, местных и национальных выборах при каждой возможности. ФАСКИАНОС: Ранее вы говорили о том, что дело Верховного суда ограничит попытки EPA регулировать деятельность. Итак, есть вопрос от Натаниэля Лоуэлла из Скидмор-колледжа: не могли бы вы рассказать немного больше об этом решении Верховного суда, что это означает для усилий администрации Байдена по продвижению вперед в рамках акта Конгресса? Вы знаете, а что можно сделать? Поскольку это довольно важно, и, конечно же, это всего лишь издание распоряжений, следующая администрация может просто отменить эти распоряжения — отменить эти распоряжения.ФРИМЭН: Да. Итак, вот что я хотел бы сказать. Прежде всего, я немного спекулирую, когда говорю, что Суд, похоже, готов ограничить полномочия EPA. Я думаю, что большинство наблюдателей думают, что это то, что мы получили в результате устного спора. Вы знаете, мы наблюдали за устным прениями, во время которых представители обеих сторон — в данном случае это было правительство, представленное генеральным солиситором Соединенных Штатов — так правительство представлено в Верховном суде — и претенденты из штата Западная Вирджиния и около семнадцати других штатов, возглавляемых республиканцами, вместе с угольной и горнодобывающей промышленностью с другой стороны, отстаивают это дело перед судьями. И знаете, вы можете послушать эти аргументы, кстати. Вы можете зайти на сайт SupremeCourt.gov и нажать на аудио часть этих устных аргументов. Это увлекательно. Так что я настоятельно рекомендую, и вы можете прочитать стенограммы. И то, что мы услышали в ходе спора, были вопросами судей, которые то и дело перебрасывались по мере того, как адвокаты излагали свои позиции, и, в основном, петиционеров в этом деле, то есть горнодобывающей промышленности, угольной промышленности и штатов, возглавляемых республиканцами. , в том числе в Западной Вирджинии, — в основном говорят, что Агентство по охране окружающей среды перебарщивает.Он слишком расширяет свои полномочия в соответствии с Законом о чистом воздухе, и суды должны узко понимать формулировку Закона о чистом воздухе и ограничивать свои действия. А правительство, администрация Байдена и петиционеры из энергетического сектора — извините, респонденты из энергетического сектора — это юридические термины искусства, но это описывает, кто на какой стороне в деле — сам энергетический сектор, это регулируемая отрасль. по этим стандартам; это угольные и газовые электростанции по всей стране. Владельцы коммунальных предприятий, владеющих этими заводами, будут регулироваться и должны будут сократить выбросы углекислого газа, и все же они на стороне администрации Байдена, потому что хотят сохранить право Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты. .Они не хотят, чтобы это было бесплатным для всех, в котором их обвиняют в куче различных судебных процессов. Им нужен согласованный, последовательный, реализуемый, реалистичный и экономичный набор стандартов, и они готовы к сокращениям. Они хотят, чтобы это делалось упорядоченно, и они не хотят, чтобы Верховный суд испортил ситуацию, например, настолько ограничив EPA, что агентство не будет принимать во внимание реальность энергетического сектора и то, как это работает и позволяет им усреднить выбросы — сократить средние выбросы по всему автопарку; торговли квотами на выбросы, если это экономически целесообразно.Индустрии нужны все эти гибкие возможности, и они обеспокоены тем, что у суда будет слишком много задач по ограничению полномочий агентства, что сделает правила менее экономически целесообразными для отрасли. Так что я надеюсь, что это было понятное объяснение того, что поставлено на карту и насколько необычно то, что регулируемая отрасль в данном случае находится на стороне правительства, поддерживая идею о том, что EPA имеет право делать это, и последствия дело здесь весьма показательно.Потому что, если суд ограничит EPA, суть в том, что стандарты по сокращению выбросов парниковых газов от угольных и газовых заводов не будут такими строгими, как могли бы быть. Они не будут двигаться так быстро, как могли бы, и порезы не будут такими глубокими, как могли бы быть. И это потеря — это потеря инструмента, который мы могли бы иметь в своем наборе инструментов для сокращения выбросов в секторе нашей экономики, который является вторым по величине сектором с точки зрения его выбросов. Поэтому нам нужна надежная программа для их контроля, а Конгресс ее не принял.И Конгресс, похоже, не принимает его, так что это наша вторая лучшая стратегия. И если Суд ограничивает EPA настолько, что ограничивает строгость, это похоже на потерю некоторой способности, которая, как вы думали, должна была ограничивать ваши внутренние выбросы, а это означает, что выполнить наше парижское обязательство будет труднее. Это суть. И последнее, что я скажу — опять же, немного занудный момент, но для тех из вас, кто думает о праве и интересуется правом, — Суд никогда не должен был принимать это дело. Вы знаете, когда… когда люди недовольны решением суда низшей инстанции, они могут подать апелляцию в Верховный суд.Они просят суд предоставить пересмотр. Наша Конституция требует, чтобы суд рассматривал дела только в случае причинения доказуемого вреда или телесных повреждений. Вы не можете пойти в Верховный суд и сказать, знаете, я не ранен, но меня это действительно волнует, не могли бы вы… не могли бы вы мне помочь? Вы должны быть ранены. В данном случае фактически в настоящее время нет никаких правил, регулирующих кого-либо в энергетическом секторе, никаких федеральных правил, потому что правило предыдущей администрации еще во времена Обамы так и не вступило в силу. Он был пойман в судебном порядке, и это было оспорено в суде.Он так и не вступил в силу. И пришла администрация Трампа, отменила это и выпустила собственное правило, очень минимальное правило, которое почти ничего не делало для сокращения выбросов, и которое было оспорено и отменено Окружным апелляционным судом округа Колумбия. Итак, в результате, по сути, нет действующего федерального правила, регулирующего энергетический сектор. Зачем Верховному суду рассматривать дело Западной Вирджинии и других штатов, а также уголовную промышленность, жалующуюся на что-то, когда никого не просят что-либо делать? Вреда нет.Так что очень необычно, что суд разрешает пересмотр такого дела, и именно поэтому многие из нас думают, что они стремятся сделать что-то, что ограничит полномочия EPA. Я надеюсь, что это имело смысл для людей. ФАСКЯНОС: Это было действительно полезно, чтобы прояснить и придать контекст тому, что происходит. Спасибо тебе за это. Итак, Террон Адлам написал вопрос, но также поднял руку. Так что просто спросите сами и дайте нам свой университет. Фримен: Вы знаете, я вижу своего бывшего канцлера, канцлера Карнесейла из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, где я начал свою карьеру.Я просто взволнован, увидев там его имя. Замечательно. В: Привет. ФРИМЭН: Привет. В: Привет. Итак, мой вопрос: видите ли вы возможность изменения поведения людей, особенно во время глобальной войны/пандемии? Я имею в виду, ледяные шапки тают. Выбросы парниковых газов растут так сильно, что — как вы думаете, сможем ли мы преодолеть различия? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, Террон, ты очень интересно говоришь. Я действительно думаю, что мы очень много говорим о том, как нам нужно требовать от промышленности, чтобы что-то делать, и это, конечно, ужасно важно — вы знаете, производители автомобилей, нефтегазовые компании, электростанции и сталелитейные компании, и как мы это делаем. сельского хозяйства по всему миру.Но, в конце концов, есть спрос на энергию, и мы являемся спросом. Я сижу здесь в Zoom, потребляя кучу электричества. У меня есть профессиональные фонари, которые вы не можете видеть, которые потребляют кучу электроэнергии. Мой телефон заряжается рядом со мной, потребляя кучу электроэнергии. И вы знаете, я, вероятно, собираюсь — ну, я езжу на Тесле — мне повезло, что у меня есть Тесла, поэтому я не буду потреблять бензин позже. Но я хочу сказать, что мы все тянем энергию, и вы знаете, никто из нас не может изменить ситуацию. Мы не можем осуществить энергетический переход в одиночку. Но мы можем начать думать о решениях, которые мы принимаем, и мы можем начать думать об этих последствиях. Ваше поколение — я имею в виду, что у меня есть племянница и племянник, которым за двадцать, и я много слышал о том, что, по-видимому, никто больше не хочет машину. Я в шоке от этого, но есть сдвиги поколений в том, как люди думают о потреблении. Вам нужен собственный автомобиль или вы можете воспользоваться райдшерингом? Увидим ли мы себя в мире в ближайшие пятнадцать-двадцать лет с автономными транспортными средствами, которые являются электромобилями, которые мы по существу разделяем, по крайней мере, в концентрированных городских условиях? Я думаю, что такого рода преобразования отчасти вызваны спросом со стороны вашего поколения.Точно так же я думаю, что по мере того, как вы строите богатство, вы, ребята, со временем будете строить его, верно? Вы получаете образование, верно, и это образование напрямую связано с вашей способностью зарабатывать. Вы будете накапливать богатство с течением времени в результате получения образования, и когда вы создадите богатство, у вас будет решение о том, куда вложить это богатство. И мы все чаще видим, что инвесторы социальных действий, социальные обязательства принимаются через инвестиционные решения людей, и они говорят, что мы хотим вложить наше богатство в такие акции, такие компании, такие предприятия, а не здесь, в эти другие. .И я думаю, что это другой тип поведения — куда вы вкладываете свой капитал, будет еще одним решением, которое может помочь вызвать перемены. Так что, начиная с самого низкого уровня, самого локального решения о том, что вы потребляете и как вы это потребляете, и заканчивая более серьезными решениями в более позднем возрасте о том, куда вы вкладываете свои деньги, я думаю, у вас есть много возможностей для принятия действительно важных решений. Но я не из тех, кто верит, что все будет хорошо, если люди просто перестанут потреблять энергию, потому что мы все зависим от энергии, а мы не можем перестать потреблять энергию. Для некоторых из нас мы можем принимать решения о том, откуда мы хотим это получить. Некоторые из нас живут в юрисдикциях, где мы можем выбрать, кавычки/без кавычек, «заплатить немного больше», чтобы быть уверенными в получении большего количества возобновляемой энергии в качестве поставщика. Не все из нас могут это сделать, поэтому вам действительно нужно, чтобы ваши правительства действовали. Это проблема такого масштаба, когда всей нашей индивидуальной активности может быть недостаточно. Я бы сказал, что мы должны сделать все это. ФАСКИАНОС: Ну, я собираюсь пойти в Аль-Карнесейл, ваш… ФРИМЭН: О! ФАСКИАНОС: …ваш бывший канцлер.ФРИМЭН: Мой бывший канцлер! ФАСКИАНОС: Ваш бывший канцлер и член СМО. Итак, Ал, слово тебе. В: Итак, мы — поскольку мы поменялись местами, я ушел из Гарварда, чтобы поступить в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, а вы ушли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелес, чтобы поступить в Гарвард. ФРИМЭН: Да! В: Поздравляю. Итак, вот мой вопрос об атомной энергетике. В течение ряда лет экологические группы выступали против ядерной энергетики в основном из-за проблемы отходов. А потом они — в свете изменения климата — они как бы изменили свою точку зрения и стали сторонниками поневоле.А потом пришла Фукусима и они снова выступили против атомной энергетики. Теперь, когда мы заглядываем в будущее с дополнительными проблемами, о которых вы говорили, которые могут свести на нет некоторые из наших планов по борьбе с изменением климата, как вы думаете, куда мы можем двигаться в отношении ядерной проблемы? ФРИМЭН: Вы знаете, это интересно — ну, спасибо, и просто приятно слышать вас и видеть вас — видеть вас снова. Вот что я скажу. Есть внутренний разговор о ядерной энергии, и есть глобальный разговор о ядерной энергии.И конечно, как известно, многие страны мира сделали большую ставку на атомную энергетику. Например, Франция всегда зависела от ядерной энергетики. Китай вкладывает значительные средства в атомную энергетику наряду с любым другим видом энергии из-за их огромной потребности по мере роста населения и, как вы знаете, превращения в средний класс. Таким образом, есть много возможностей для создания ядерных вооружений, особенно модернизированных небольших более модульных реакторов, реакторов следующего поколения по всему миру, и я думаю, что мы увидим много ядерных развертываний.Я не ожидаю увидеть это в Соединенных Штатах, и причина, по которой я не думаю, что мы увидим это, заключается в упомянутом вами наследии, а именно в этом историческом дискомфорте от ядерной энергетики и двойственности, которая ощущается. в этой стране о ядерной и своего рода нежелание терпеть риски, которые воспринимаются от ядерной. Мы не решили нашу проблему дальнего радиуса действия — нашу долгосрочную проблему радиоактивных отходов. Вы знаете, мы никогда не решали размещать радиоактивные отходы на Юкка-Маунтин или где-либо еще, поэтому они хранятся на месте для — в значительной степени.И я думаю, что все еще существует своего рода местный НИМБИизм, плохая реакция на идею ядерной энергетики. Проблема для нас в США заключается в том, что сейчас ядерная энергия обеспечивает около 20 процентов нашей электроэнергии, и, поскольку эти объекты выведены из эксплуатации, откуда мы будем получать эту долю нашей электроэнергии? Будет ли это больше возобновляемой энергии, поддерживаемой природным газом для базовой нагрузки? Вот вопросы, если мы потеряем даже ту относительно небольшую долю ядерной энергии, которая у нас есть. Единственный другой комментарий, который я хотел бы сделать — и вы, возможно, знаете об этом гораздо больше, чем я, — но, исходя из моего понимания сравнения стоимости сейчас, ядерная энергия, по крайней мере, в Соединенных Штатах, слишком дорога для строительства, а не конкурентоспособны по стоимости с альтернативами.Природный газ был дешев из-за гидроразрыва пласта и горизонтального бурения. Из сланцев высвобождаются богатые запасы природного газа. Она превосходит уголь, а возобновляемые источники энергии настолько упали в цене, что стали чрезвычайно конкурентоспособными, поэтому я не думаю, что атомная энергетика конкурирует на американском рынке, по крайней мере, так мне сказали эксперты. FASKIANOS: Эл, учитывая ваш опыт в этой области, не хотите ли вы что-нибудь добавить? В: Это не для того, чтобы что-то добавить, а для того, чтобы согласиться, в основном.Я думаю, загвоздка в том, насколько вы вовлечены в изменение климата? Потому что природный газ может быть лучше угля, но не лучше атомной энергии. Но это должно быть субсидировано государством, что в основном во Франции является соображениями национальной безопасности. Так что это должно быть субсидировано, как мы субсидируем многие другие вещи. ФРИМЭН: Верно. В: Но я не вижу, чтобы это происходило. Я думаю, что на самом деле я был в президентской комиссии с голубой лентой, которая пыталась разработать стратегию того, что делать с отходами.ФРИМЭН: Да. В: И в стратегии говорилось, что он должен быть отправлен туда, где люди согласились его взять. ФРИМЭН: Да. В: А этого нет — этого не происходит. Поэтому я думаю, что ваш вывод правильный, но это создает напряжение для тех из нас, кто обеспокоен изменением климата. ФРИМЭН: Да, это напряжение. И я думаю, вы правильно указываете на эволюцию мышления экологического сообщества по этому поводу, которое изначально выступало против, вроде, подождите минутку, это безуглеродный источник энергии, и мы должны быть за него.И знаете, я — это — для студентов, знаете, я всегда говорю своим студентам, что нельзя быть против всего. Вы должны быть для чего-то. Вы не можете сказать, ну, ископаемая энергия, катастрофа; ядерная энергетика, нас это не интересует, это слишком рискованно и так далее, и нам нужны только ветер и солнце, когда, по крайней мере сейчас, без аккумулирующих мощностей, только ветер и солнце без какой-либо поддержки — это в электроэнергетике — только ветер и солнце без какой-либо поддержки базовой нагрузки для регулярной подачи энергии, когда ветер не дует и солнце не светит, вам нужно что-то еще.Именно об этом мы с канцлером Карнесейлом говорим. Что это за базовая нагрузка? Это будет природный газ? Будет ли ядерным и так далее? Таким образом, вы должны быть для чего-то, люди, является результатом этого обмена. ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я пойду дальше — есть два письменных вопроса от Кая Корпуса и Натали Симонян, и они обе являются студентами Университета Льюиса. Я думаю, что они должны либо… должны быть сосредоточены на Университете Льюиса, либо оба должны проходить один и тот же курс. На самом деле речь идет о богатых странах, помогающих развивающимся странам. Развивающиеся страны не располагают средствами для продвижения зеленого будущего. Как они должны участвовать в этом? И вы знаете, каковы обязательства богатых стран по оказанию помощи развивающимся странам в борьбе с изменением климата? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, что это действительно хороший вопрос. И, конечно же, развитые страны обязаны помогать развивающимся странам посредством передачи технологий при финансовой поддержке.Если развитому миру нужны другие страны, у которых еще не было возможности продвинуться так далеко в развитии своей экономики, если они хотят, чтобы их сотрудничество сократило выбросы парниковых газов, им придется внести свой вклад в поддержку этих стран во всех отношениях. эти способы — финансирование, передача технологий, помощь в адаптации и устойчивости. И это обязательство является частью Парижского соглашения, но верно то, что обещания, которые правительства до сих пор давали ежегодно производить миллиарды долларов для развивающегося мира, не материализовались до уровня, который был обещан. Так что мы отстаем в этом, и это серьезная проблема. Здесь делается очень законное заявление о справедливости, а именно, что развитые страны наслаждаются экономическим ростом. ВВП вырос. Мы все достигли уровня благосостояния и среднего класса. Я имею в виду, что я говорю в среднем по развитому миру, очевидно, не по всем. У нас огромное неравенство в доходах в этой стране и во всем мире, но, условно говоря, наши общества развились и стали богаче благодаря индустриализации.Мы уже произвели все наши выбросы парниковых газов, чтобы достичь такого уровня процветания, и идея о том, что теперь страны, которые еще не достигли этого уровня, должны просто сократить свои выбросы к собственной экономической выгоде, я думаю, все согласны с тем, что это неправомерно. занять позицию, не предлагая помощи и поддержки. Поэтому я думаю, что ведущие страны мира это понимают и с этим согласны. Вопрос в том, как вы это реализуете? Как вы лучше всего поддерживаете и помогаете развивающемуся миру? Куда лучше вкладывать деньги? Как мы можем убедиться, что правительства мира выполняют свои обязательства и производят деньги, которые они обещали произвести? И это неотъемлемая часть процесса Парижского соглашения. Итак, вы знаете, я не хочу сказать, что это простая проблема, но я согласен, что вопрос — это абсолютно правильный способ думать об этом, то есть мы действительно должны помогать странам мира, если мы ожидаем нас для достижения наших целей по смягчению последствий изменения климата и адаптации. FASKIANOS: Спасибо, я собираюсь пойти рядом с поднятой рукой от Салли Ын Джи Сон, я думаю, в Колумбии. В: О, да. Привет. Меня зовут Салли. В настоящее время я работаю в инженерном отделе Стэнфорда и начинающим аспирантом Колумбийского университета на факультете политологии.И что-то вроде актуального — связанное, например, с тем, как разные страны находятся на разных стадиях, что я заметил, как представитель поколения Z и миллениалов — что я заметил, так это то, что я, как личность, люблю относиться к окружающей среде- осознанные решения. Тем не менее, есть некоторые — что-то вроде этого — продолжаются дебаты, как будто ваши действия ничего не сделают с Землей, ваши действия ничего не сделают с изменением климата. И когда я как бы сталкиваюсь с этими дебатами, как мне себя вести? Например, должен ли я сказать, что это может быть не прямое влияние на окружающую среду, но это может быть символический эффект, политический эффект? Что-то вроде того, как мне ориентироваться в том, что люди также могут иметь власть или, например, иметь позицию или позицию в формировании климатической политики во всем мире? ФРИМЭН: Ну, во-первых, я аплодирую вам за участие в этих дебатах, и вы знаете, иногда, когда мы сталкиваемся с точками зрения, с которыми не согласны, мы убегаем, потому что нам неинтересно участвовать.И я просто призываю вас всех принять участие, и я имею в виду самым уважительным образом. Я перейду к сути вашего вопроса, но это просто дает мне возможность сделать вам одну презентацию. Так что позвольте мне — позвольте мне сделать вам одно предложение о том, чтобы действовать так, как вы предлагаете. Знаете, я прошу своих студентов-юристов делать это в классе: если они слышат что-то, с чем они не согласны, иногда очень сильно, я прошу их выразить это в высшей степени — другими словами, сделать это лучшей версией этого аргумента. прежде чем критиковать.Итак, если кто-то не представил лучшую версию своего аргумента, и его легко опровергнуть, на самом деле возвысьте его и скажите, я думаю… я думаю, что вы говорите вот что, а затем я слышу вот что. и придать ему наилучшую, наиболее легитимную форму, которую вы можете, а затем взаимодействовать с ним по существу, а не с ним как с личностью. Вы не нападаете на них как на человека, но говорите, что вот здесь я думаю иначе. Вот мой взгляд на эти вопросы. Так что сама мысль о том, что вы готовы идти вперед и назад по этому поводу, я думаю, очень похвальна, и я призываю вас делать это очень уважительно.И вы можете не убедить людей в своей точке зрения, но вы можете дать им пищу для размышлений. Итак, я бы сказал (немного следуя моему предыдущему комментарию), что отдельные действия могут иметь кумулятивный эффект, конечно, могут. Если все сообщество принимает решение конкурировать в потреблении энергии — вы знаете, что между районами существует соревнование за более эффективное использование энергии. Вы знаете, вы получаете это маленькое уведомление по почте, в котором говорится, что ваш дом хорош по сравнению с вашими соседями, и ваш дом — в некоторых сообществах это работает.На самом деле это способствует конкуренции. В других сообществах это их раздражает. Это действительно зависит от политики сообщества. Но смысл всего этого в том, чтобы сказать, что сообщества просто — это просто кумулятивный набор индивидуальных действий, верно? Так что я действительно думаю, что есть что-то в изменении индивидуального поведения, и если многие люди делают это, это имеет значение. Поэтому я не принимаю идею о том, что все, что вы делаете, не имеет значения, так что ничего не делайте. Я имею в виду, что этот аргумент — это рецепт никогда ничего не предпринимать ни для чего.Это большая проблема, потому что ваша доля обязательно мала, так зачем вам меняться, и для меня это оправдание бездействия и апатии, так что это не может быть правильным аргументом. Но вы можете согласиться с тем, что в одиночку отдельные люди, даже совокупное поведение, не могут изменить мировые энергетические системы, что размах и масштаб этой проблемы — это столетняя проблема, которая требует от правительств всего мира лидерства. Таким образом, вы можете говорить об индивидуальных различиях, которые вы можете сделать, но этого недостаточно, верно? И все эти вещи нужно делать одновременно, и они сочетаются друг с другом.Вы знаете, местный, национально-государственный уровень, национальный, глобальный, это все должно быть сделано одновременно. Таков масштаб и масштаб этой проблемы. Это действительно… климат — это действительно трудная проблема, потому что мировая энергетическая система важна для всего, от нашего экономического процветания до нашей национальной безопасности, и вы не можете преобразовать мировую энергетическую систему за одну ночь, не повлияв — прежде всего, вы не можете преобразовать его в одночасье независимо от того, что вы делаете. Но даже когда мы переходим, мы должны думать о последствиях для национальной безопасности, что заставляет нас делать война на Украине.Существуют геополитические последствия того, как энергия перемещается по миру и кто обладает энергетической властью в мире. И по мере того, как мы переходим к другому энергетическому профилю, динамика силы будет меняться, и нам нужно подумать об этом. Вы знаете, мы должны убедиться, что энергетическая политика Соединенных Штатов соответствует нашим стратегическим интересам, и вы не можете думать о климате, не думая об этом. Точно так же вы не можете думать об изменении климата, не думая об экономическом развитии и — и процветании — способности общества процветать.Итак, и вы не можете думать об этом, не думая о равенстве, равноправии и справедливости. Так что это действительно трудная проблема, но именно поэтому ее так интересно изучать. ФАСКИАНОС: Спасибо, следующий вопрос от Чейни Ховарда, старшего специалиста по международному бизнесу в Университете Говарда. Возвращаясь к войне на Украине, как, по вашему мнению, аргумент в пользу развития инфраструктуры может быть введен в этот разговор по мере появления новых стратегий и клятв верности? ФРИМЭН: Я не уверен, что полностью это понимаю.Можно немного пояснений? ФАСИКАНОС: Хорошо, Чейни, ты можешь включить звук, чтобы уточнить, потому что я не могу угадать из написанного вопроса. В: Ты меня сейчас слышишь? ФРИМЭН: Да, отлично. В: Хорошо, отлично. Итак, мой вопрос действительно касается того, как разговор может быть немного более прямым. Итак, вы упомянули, что необходимо развивать инфраструктуру для общей экологической устойчивости, и вы говорили об электромобилях… ФРИМЭН: Верно.Вопрос: — и просто разговор с мировыми державами. И поэтому мне любопытно, как вы думаете — сейчас, когда мы находимся в этом переходном периоде, и некоторые из стран, которые поддерживают Украину, работают над разработкой новых стратегий и новых партнерских отношений, как мы можем поощрять правительство, а затем и глобальные торговые центры, чтобы как бы установить эти новые стратегии экологической устойчивости? ФРИМЭН: Так что я не уверен на 100 процентов, как Украина там вписывается.Но позвольте мне рассказать об этой идее инфраструктуры и инвестиций в более общем плане, потому что я думаю, что отчет МГЭИК, о котором мы говорили, прогнозирует риски, связанные с климатом, и говорит, что необходимо сделать, чтобы их избежать, и что представляет собой Парижское соглашение и что Я думаю, что нынешний разговор о том, что необходимо, говорит нам — сильный посыл всех этих механизмов, процессов и встреч, сильный посыл в том, что нам нужны огромные инвестиции от частного сектора и правительства, объединенные в партнерстве, в то, что новая энергетическая система земного шара должен выглядеть. То есть вам предстоит строить электростанции будущего. Вы должны поддерживать возобновляемые источники энергии в коммерческих масштабах. Вы должны построить зарядную инфраструктуру, чтобы электрифицировать транспортный парк в максимально возможной степени. Вы должны построить современную сеть не только в этой стране, но и во всем мире, способную поддерживать необходимый нам уровень электрификации. Потому что для перемещения таких секторов, как транспортировка нефти и газа, вам понадобится — скорее, от нефти — транспортировка в основном зависит от нефти — вам нужно будет по-другому привести их в действие, и сейчас мы думаем в основном о питание автомобилей и многих грузовиков от электричества, что означает укрепление энергосистемы страны и земного шара.Все это инфраструктура. Все это требует вложений. Вы можете себе представить, что для низкоуглеродных технологий будущего необходимы огромные инвестиции в исследования и разработки. Водород — в конечном итоге производство зеленого водорода в качестве источника топлива. Существуют методы удаления углерода из прямого улавливания воздуха. Углерод из атмосферы, такие вещи, как прямой захват воздуха. Или, вы знаете, другие технологии удаления углерода, они спорны, но они могут быть необходимы. Улавливание и секвестрация углерода, размещение его под землей, двуокись углерода под землей — опять же спорный вопрос.Но если какая-либо из этих будущих низкоуглеродных технологий или методов восстановления окажется успешной, потребуются триллионы долларов инвестиций. Итак, о каком уровне инвестиций говорят люди — я просто приведу пример. На последнем заседании КС, Конференции Сторон, встрече в Глазго, Шотландия, то есть… эти встречи являются частью международного процесса обновления и проверки Парижского соглашения. Крупнейшие мировые компании и финансовые учреждения объединились, и 5200 предприятий обязались добиться нулевого уровня выбросов углерода к 2050 году, а 450 банков, страховых компаний и инвесторов представляют активы на сумму 130 триллионов долларов. Это активы, которые они инвестируют, что составляет 40 процентов мирового частного капитала. И я даю вам все эти цифры, потому что хочу произвести на вас впечатление масштабом обязательств, которые вы видите со стороны частного сектора, банков и кредиторов, инвесторов и предприятий. К 2050 году они обязались сделать свои портфели климатически нейтральными. Я хочу сказать, что в частном секторе наблюдается большая активность, как сама приверженность нулевым целям, так и инвестирование капитала, больших денег, триллионов долларов — до 9 триллионов долларов в год — это то, что, по прогнозам, потребуется, это 105 триллионов долларов за тридцать лет.Именно столько денег нам нужно вложить в инфраструктуру, о которой вы говорите, в новую энергетическую инфраструктуру следующего поколения. Все, что я обсуждал — будущее электростанций, будущее транспорта, новые прорывные технологии, новые методы восстановления, новая устойчивость — все это требует огромных инвестиций. И правительства всего мира, и частный сектор далеки от того, что им нужно сделать вместе, чтобы осуществить то, что равнозначно лунному уровню инвестиций. Так что это длинный ответ, но это способ сказать, что инфраструктура, о которой мы говорим, в действительно конкретной форме — это энергетическая система будущего, и она потребует огромных инвестиций. ФАСКИАНОС: Спасибо. Мы пойдем дальше с Уильямом Нагером, который учится на юридическом факультете Уошбернского университета. В: Привет. Да, как она и сказала, я учусь на юридическом факультете Уошберна. Мне интересно, считаете ли вы, что такого рода вопросы будут по-прежнему регулироваться главным образом на международном уровне КС или Парижским соглашением? Или, если со временем, поскольку это становится все более и более экстремальным, станет ли это просто одним из факторов, например, в вопросах национальной безопасности, торговых соглашений и вопросов миграции, и как бы просто пройдет через все остальное, что мы уже делаем? ФРИМЭН: Ну, я думаю, что это очень проницательно с вашей стороны, потому что, на самом деле, я думаю, что изменение климата как глобальная проблема на самом деле стало основным направлением всех этих других областей. Я думаю, что это часть дискуссии о национальной безопасности. Я действительно думаю, что климат является частью дискуссии вокруг торговли и что со временем он станет более интегрированным и более важным в этих других областях. И я думаю, что — люди много говорят о том, как мы могли бы совместить обязательства стран по борьбе с изменением климата с торговыми мерами этих стран — торговыми отношениями, которые страны поддерживают друг с другом. И люди говорят, например, о том, что в конечном итоге страны обязуются сократить свои выбросы, и если они не сократят их, они могут столкнуться с пограничным тарифом на товары, которые производятся в странах, которые не имеют климатической политики, что налагает затраты. на выбросы парниковых газов.Так что им придется — будет тариф или пограничный налог на товары, которые в основном производятся и продаются дешевле, потому что на них не распространяются ограничения по выбросам углерода. Это слияние климатической и торговой политики, которое мы вполне можем увидеть со временем. Точно так же, я думаю, мы учимся говорить. Мы еще не совсем там, но мы учимся вместе говорить о национальной безопасности и климате. Климат действительно является вопросом национальной безопасности. И вы видели Министерство обороны и его отчеты, а также свидетельские показания перед Конгрессом военных, которых часто вызывают свидетельствовать о влиянии изменения климата на… Они признают, что изменение климата является множителем угрозы для военных, и это вопрос национальной безопасности.Точно так же, когда мы говорим об украинском конфликте, войне и говорим о необходимости снабжать мир нефтью и газом в такие времена, когда один из крупнейших поставщиков совершает очень плохие действия и подвергается санкциям за это, как Удовлетворяем ли мы эти краткосрочные потребности в энергии, но остаемся на пути к достижению наших климатических целей? Это очень трудно сделать. Вы должны быть в состоянии говорить о краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективах одновременно. Так что я думаю, что ваш вопрос очень умный в том смысле, что вы понимаете, что климат должен быть встроен во все эти другие области и разговоры, и я думаю, что это уже происходит. Я думаю, что администрация Байдена, к ее чести, объявила о том, что она называет общегосударственным подходом к климату, и я думаю, что она пытается сделать в основном то, о чем вы говорите, то есть, скажем, все федеральное правительство, которым управляет администрация Байдена. , правильно, скажите всем агентствам федерального правительства — от финансовых регуляторов, таких как Комиссия по ценным бумагам и биржам, которые следят за тем, чтобы рынки были открытыми и прозрачными, а инвесторы имели правильную информацию — даже финансовые регуляторы говорят: «Послушайте, компании, если вы хотите торговать на этой бирже, вам лучше раскрыть свои риски, связанные с климатом, чтобы инвесторы могли принимать подходящие решения.Это привносит климат в финансовое регулирование. И поэтому администрация Байдена, по сути, сказала, что этот вопрос должен появиться и иметь отношение ко всему, что мы делаем. И поэтому я думаю, что мы видим, что то, о чем вы говорите, происходит в большей степени, все больше и больше. ФАСКИАНОС: Итак, Джоди, наше время подошло к концу. Есть много вопросов, на которые мы не смогли ответить, и я прошу прощения за это. Подводя итог, что, по вашему мнению, мы все должны делать на индивидуальном уровне, чтобы внести свой вклад в изменение климата и помочь в преодолении кризиса, связанного с изменением климата? ФРИМЭН: Что ж, как и любой человек, прошедший подготовку в области СМИ, я не буду отвечать на ваш вопрос и в любом случае скажу то, что хочу сказать, а именно… ФАСКИАНОС: Отлично.(Смеется.) ФРИМЭН: …да, потому что я на самом деле думаю, что немного рассказал о том, что мы все можем сделать и почему имеет смысл предпринимать индивидуальные действия. Но я бы скорее сказал, что просто знаю, что есть много причин для пессимизма, и я действительно понимаю это. И я, конечно, иногда чувствую это на себе. Я имею в виду, вы, ребята, пережили очень, очень тяжелое время — глобальную пандемию, которая была просто ужасным опытом, пугающим и дезориентирующим. И вы делаете это, пока пытаетесь ходить в школу и жить молодой жизнью, и это очень разрушительно. Вы сейчас видите эту войну в Украине, которая глубоко, глубоко расстраивает, ужасающее нападение на украинское население, и вы живете в то время, когда вы думаете, что изменение климата является серьезной проблемой, которую, возможно, правительства мира не принимают. не до. И вы видите разделенную страну и, по сути, разделения по всему миру, и угрозы демократии, и ограничение избирательных прав. Я вижу то, что видите вы, и я понимаю, почему вы расстроены и обеспокоены. Но я также хочу сказать вам, что вещи тоже меняются, и есть много возможностей для хороших вещей.И существует огромное количество инноваций и творчества во всех видах низкоуглеродных технологий. Постоянно появляются инновации, которые открывают возможности. Просто посмотрите, что произошло с солнечной и ветровой энергией, возобновляемой энергией с течением времени. Расходы упали. Потенциал ветра и солнца увеличился в геометрической прогрессии. Это очень обнадеживает. Так что технологические изменения очень перспективны. Есть возможность влиять на политику в положительном направлении. Я призываю вас влиять на политику — это ответ на ваш вопрос, Ирина.Так что влияйте на политику в позитивном направлении, будьте активны, участвуйте, потому что вы можете добиться перемен с помощью активности и голосования. И я также призываю вас заниматься профессиями, где вы можете оставить след. Я имею в виду, что вы можете изменить ситуацию, занимаясь этими вопросами из любой профессиональной деятельности, которую вы выберете. Вы можете заниматься тем или иным аспектом этих проблем климата, энергетики, национальной безопасности. Так что у меня есть основания для оптимизма. Я думаю, как это ни печально, но Парижского соглашения недостаточно, есть и другой способ взглянуть на него, а именно есть международное соглашение об изменении климата.У него действительно есть уровень амбиций, который является начальным шагом, и на него можно опираться, если мы сможем сохранить структуру вместе, если США продолжат лидировать и будут искать партнеров в лидерстве вместе с ЕС. Может быть, Китай в конце концов вернется в лоно. Другими словами, все меняется. Оставайтесь с нами, будьте вовлечены и сохраняйте оптимизм, потому что я, честно говоря, думаю, что у вашего поколения есть огромные возможности заняться этими проблемами действительно конструктивным и преобразующим образом. Вот и я бы его оставил.ФАСКЯНОС: Большое вам спасибо, и я рад, что вы оставили его там. Это был идеальный способ завершить этот вебинар, и спасибо всем за участие. Вы должны подписаться на Джоди Фриман в Твиттере по адресу @JodyFreemanHLS, так что зайдите туда, чтобы узнать, что она продолжает говорить. Наш следующий академический вебинар состоится в среду, 6 апреля, в 13:00. По восточному времени. Мы сосредоточимся на Китае, Индии и рассказах великих держав. А пока я призываю вас следить за нами в @CFR_academic и, конечно же, перейти на CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для исследований и анализа глобальных проблем. Так что еще раз спасибо, и спасибо вам, профессор Фримен. (КОНЕЦ)

    Вебинар с Джоди Фриман 23 марта 2022 г. Вебинары по академическому и высшему образованию

    Кубинский ракетный кризисСуть решения: объяснение кубинского ракетного кризиса | Испано-американское историческое обозрение

    Тринадцать дней кубинского ракетного кризиса в октябре 1962 года, несомненно, были самым мучительным периодом холодной войны.Пока миллионы людей следили за ежедневными, а иногда и ежечасными сводками новостей о кризисе, две сверхдержавы были на грани военной конфронтации и угрожали друг другу — и значительной части мира — ядерным уничтожением. Джон Ф. Кеннеди вышел из кризиса с имиджем прямолинейного, но ответственного лица, принимающего решения, а его советский коллега Никита Хрущев — хвастливым, но осторожным лидером.

    Едва кризис миновал, как из печати стали выходить его оценки, во многом благоприятные для мудрости и «хладнокровия» Кеннеди и рациональных рассуждений Экс-комма.Однако через два года Кеннеди был мертв, а Хрущев лишился власти. Критики американской политики во Вьетнаме начали по-новому взглянуть на внешнюю политику Кеннеди, в том числе на так называемый триумф ракетного кризиса. За последние несколько лет исследования ракетного кризиса позволили более глубоко изучить мотивы политиков и поставить под сомнение некоторые решения Кеннеди. В своей работе Эллисон использует теоретические исследования политической науки, чтобы объяснить, как принимаются решения в организациях, и в других главах применяет свою модель к самому кризису.Тем, кто не знаком с терминологией политической науки, подход Эллисона может показаться несколько сложным, но он хорошо объясняет ограничения, налагаемые политиками в условиях кризиса.

    Отредактированная работа Divine, напротив, состоит почти исключительно из интерпретаций кризиса и особенно американской реакции. После пятидесятистраничного введения, в котором резюмируется кризис, Дивайн отводит большую часть тома дебатам о действиях США после обнаружения ракет и оценке советских намерений.О последнем большинство наблюдателей по-прежнему неизбежно спекулятивно. Вероятно, наиболее ценной частью работы является часть третья, «Продолжающиеся дебаты», в которой такие разные личности, как И. Ф. Стоун, Рональд Стил, Дин Ачесон и Рональд Хилсман, среди прочих, сосредотачиваются на действиях Кеннеди и возможностях альтернативной политики.

    Вряд ли эти два тома могут быть более непохожими в своем подходе, тем не менее, они разделяют, по крайней мере, имплицитное предположение о ракетном кризисе: урок октября 1962 года был не победой одной стороны, как мы предполагали, а победой другой. никто.Вместо того, чтобы прославлять мнимый триумф Кеннеди, можно с пользой для дела пересмотреть ловушки и сложности кризиса, особенно его влияние на склонных к ошибкам людей и организации.

    Действительно, больше всего в этих томах страдает имидж Кеннеди. В книге Эллисон президент часто изображается как бюрократический главарь, пытающийся удержать подчиненных в узде и надеющийся, что правительство выполнит его приказы. Divine стремится объединить противоположные взгляды, но критики Кеннеди, особенно Рональд Стил, набирают больше очков, чем защитники Кеннеди.Кроме того, время на стороне нападающих на президента, и они безошибочно задним числом могут продемонстрировать альтернативы, которые он мог бы выбрать, но не сделал. Они не могут отразить напряжение и облегчение, которые испытывали те, кто ежедневно следил за кризисом и восхищался публичной смелостью молодого президента, бросившего вызов Советам. «Мгновенная история», может, и не раскрывает всей правды, но, по крайней мере, улавливает нрав того времени.

    Copyright 1973 Издательство Университета Дьюка

    1973

    Полевые заметки о реализации проекта

    Рисунок 52.Самолет-разведчик Lockheed U2. ВВС США, https://www.af.mil/About-Us/Fact-Sheets/Display/Article/104560/u-2stu-2s/, по состоянию на 9 августа 2019 г.

    В разгар холодной войны, осенью 1962 года, американский самолет-разведчик U-2, пролетая над островом Куба, сделал фотографии, анализ которых показал, что там, всего в 90 милях от острова, были построены российские ракетные базы. побережье континентальной части США. В течение двух напряженных недель лидеры России и США — президент Джон Ф. Кеннеди и премьер-министр России Никита Хрущев — и их правительства оказались в напряженном противостоянии и должны были найти способ работать вместе, чтобы выйти из сложной ситуации и избежать ядерного оружия. катастрофа.

    Грэм Эллисон был кандидатом наук в Школе государственного управления им. Кеннеди при Гарвардском университете в 1960-х годах, когда он написал диссертацию о событиях, которые стали известны как «Кубинский ракетный кризис». Он переписал свою диссертацию в виде книги под названием Сущность решения: объяснение кубинского ракетного кризиса , которая была опубликована в 1971 году и стала бестселлером и имела успех у критиков. (Эллисон опубликовала исправленное второе издание в 1999 г.)

    Эллисона интересовало, как функционируют правительства и как принимаются решения, но он обнаружил, что существующим теориям не хватает объяснительной силы, поэтому он разработал блестящее исследование.Он создал три подробных тематических исследования того, что произошло в течение этих двух недель в октябре 1962 года, каждое из которых рассматривалось через одну из трех различных существующих теоретических линз. Читать книгу — это все равно, что читать одну и ту же историю трижды, но каждая версия истории отличается от других, но все же полностью верна и актуальна. Только рассматривая все три истории вместе, вы получаете представление о том, что произошло на самом деле, — своего рода трехмерную картину во времени.

    Книга Эллисона была важна, потому что она предлагала критику слабых сторон трех конкурирующих теорий международных отношений и выявляла недостатки и белые пятна в каждой теории. Используя события октября 1962 года, он смог проиллюстрировать, как эти три теории , в сочетании, имели большую объяснительную силу. В исследовании Эллисона рассматривались три господствовавшие в то время теории, которые он охарактеризовал как теорию «рационального актора», теорию «организационного процесса» и теорию «государственной политики». Эти теории так же легко применимы к местным правительственным процессам и принятию решений сегодня, как и к внешней политике в 1960-х годах. Они здесь.

    Теория «рационального актора» основана на идее, что государства ведут себя как отдельные люди и что они являются рациональными акторами. Эта теория олицетворяет крупные организации, государства и страны, но чрезмерно упрощает и искажает процессы принятия решений и действий, игнорируя фрагментарность крупных организаций и то, что они состоят из бюрократических групп и ключевых лиц с разными, часто конкурирующими или конфликтующими интересами.Например: «Куба разрешила России построить ракетные базы на острове, Россия отправила на базы ракеты и припасы, а США в ответ установили морскую блокаду вокруг Кубы».

    Применяется на местном уровне: «Город предложил это, проектировщик нарисовал этот план, и группа соседей отреагировала, выступив против части плана». Он предполагает, что группы объединены и говорят и действуют так, как если бы каждая группа была единым, интегрированным, индивидуальным разумным человеческим существом. Это элегантная модель, которую легко использовать для сокращения, например, в новостях, когда вы слышите сообщения о том, что «Китай и Америка участвуют в торговой войне.Но Эллисон считает, что это опасно упрощенная модель, которая упускает из виду многое из того, что происходит внутри и между бюрократическими агентствами и с ключевыми лицами.

    Рис. 53. В число «рациональных акторов» вошли США, СССР и Куба. На этой карте показан радиус действия советских баллистических ракет средней и средней дальности, если они будут запущены с Кубы. https://www.cia.gov/library/center-for-the-study-of-intelligence/csi-publications/csi-studies/studies/vol46no1/article06.html

    Пример — Чей парк?
    Рассмотрим пример Commons из ранее в этой главе.«Рациональными действующими лицами» были Управление спортивных сооружений Миннеаполиса (MSFA), Ryan Companies, город Миннеаполис, Совет по паркам и зонам отдыха Миннеаполиса (MPRB) и Законодательное собрание штата Миннесота. Тем не менее, в каждой организации были как сотрудники, так и выборное руководство (комиссары, члены совета, мэр, законодатели) и многие другие заинтересованные стороны. Результаты были обусловлены не только этими пятью отдельными агентствами, каждое из которых действовало как рациональный человек, но и многими другими действиями и взаимодействиями между агентствами и отдельными лицами.

    Теория «организационного процесса» утверждает, что принятие решений и действия вращаются вокруг бюрократических организаций — правительственных учреждений, — которые полагаются на «стандартные операционные процедуры» (хорошо известные в бюрократических организациях, таких как военные, как «СОП») для большей части своей деятельности. работай. Основанный на СОП ответ на вопрос «почему?» «потому что мы всегда так делаем». СОП хороши для типичных и часто повторяющихся условий, но плохо подходят для более уникальных ситуаций и контекстов.Неспособность адаптировать СОП к разным и иногда неподходящим контекстам без лишних вопросов может привести к реальным проблемам. Вот пример «мы всегда так делаем» из кубинского ракетного кризиса: бюрократический отдел планирования ракетных баз СССР опирался на СОПы и спроектировал и построил типовую российскую ракетную базу на Кубе — ракеты здесь, транспорты здесь, пусковые установки здесь. , там сараи, там бараки. Это буквально шаблон для печенья.

    Проблема в том, что с высоты 70 000 футов в самолете-разведчике U2 все российские ракетные базы в мире выглядят одинаково, и аналитики разведки США, которые просматривают фотографии, сделанные с камер самолета, узнают эту закономерность, когда видят ее.Креативный мыслитель в России мог бы сказать: «Эй, давайте сделаем эту ракетную базу по-другому и, может быть, попробуем ее спрятать, потому что она будет намного ближе к США, и они узнают, что это такое, когда над ней пролетят самолет-разведчик U2». ». Но когда организационные процессы и СОП диктуют, нет места для творчества, поэтому, несмотря на смелую идею Никиты Хрущева (ракеты в 90 милях от континентальной части США — это должно изменить баланс сил!), она была фактически разбита бюрократическим аппаратом, над которым даже у премьера Хрущева было мало власти.

    Рисунок 54. Советские бюрократы, используя СОП, спроектировали ракетную базу, которая выглядела как любая другая советская ракетная база для печенья, непреднамеренно гарантируя, что она обязательно будет обнаружена.

    Большая часть общественной сферы – это улицы и тротуары, а отделы общественных работ по всему миру имеют СОП. Тем не менее, люди, работающие на общественных работах, иногда готовы попробовать что-то новое (правда!). Но, с другой стороны, если мэр (или Хрущев) говорит: «Хочу так», это не значит, что так и будет.

    Пример — сигнальные столбы Миннеаполиса, часть II
    Ранее я упоминал, что в проекте торгового центра Nicollet директор по общественным работам разрешил команде спроектировать сигнальные столбы, которые не были окрашены в зеленый и желтый цвета. Два года спустя заводские чертежи опор были переданы на рассмотрение перед их изготовлением. Это рутинный бюрократический шаг, когда архитектор, консультант по освещению, инженер и заказчик (отдел городского освещения) просматривают подробные чертежи изготовителя и делают любые красные отметки на подробных чертежах изготовителя, чтобы убедиться, что они предоставляют то, что было заказано, до того, как материал будет произведен. Один из членов команды, который участвовал во время проектирования два года назад, случайно оказался в комнате, когда некоторые сотрудники небрежно обсуждали тот факт, что ребята из отдела освещения пометили чертежи, требуя желтой и зеленой краски. Они не пытались быть целеустремленными или непослушными, они просто не знали или не помнили — и это было их СОП поступать таким образом. Вероятно, они думали, что кто-то забыл указать зеленую и желтую краску, и исправляли эту ошибку.За два года до этого там никого не было, и вот член команды сказал: «Подождите, их нельзя так красить» и рисунки поправили. Если бы в тот день в комнате не было этого человека, столбы не были бы тем, что хотели видеть на проекте руководство города и все заинтересованные лица, работавшие над проектом четыре года. Если вы верите, что детали имеют значение, вы можете начать представлять, как подобные вещи могут происходить постоянно.

    Наконец, модель «Государственная политика» фокусируется на политике и переговорах, которые происходят между отдельными политическими лидерами внутри правительств, и предполагает, что большая часть действий управляется горсткой ключевых лиц со своими уникальными взглядами и целями, а также личностями. , эго и интересы — например, оставаться у власти.Хрущев разместил ракеты на Кубе, Кастро подстрекал его к этому, а Кеннеди ответил на агрессию Советского Союза морской блокадой.

    На самом деле, Кеннеди и Хрущев использовали тайный канал — русский оперативник, говорящий через близкое пособничество Кеннеди, — чтобы поддерживать связь между ними двумя, потому что с течением времени они оба все больше рисковали потерять контроль над своими собственными. правительства. Хрущев хотел найти способ выбраться из созданной им неразберихи, но у него не было поддержки со стороны политбюро, которое с течением времени становилось все более ястребиным, поэтому он нуждался в Кеннеди, чтобы помочь ему найти спасающее лицо решение, которое он мог бы предложить. своим коллегам.

    В конце концов Кеннеди согласился вывести несколько устаревших ракет из Турции — на границе с Россией — что дало Хрущеву видимость победы и политическое прикрытие, в котором он нуждался со своим собственным правительством, чтобы убрать ракеты с Кубы. В этой модели отдельные политические деятели со своими жизнями, карьерой и собственными взглядами и интересами управляют всеми действиями и принятием решений.

     

    Рисунок 55. Никита Хрущев, Фидель Кастро и Джон Ф. Кеннеди осенью 1962 года.«55 лет спустя: уроки кубинского ракетного кризиса», Школа международной службы Американского университета, 3 ноября 2017 г., https://www.american.edu/sis/news/20171103-55-years-later-lessons-of- the-cuban-missile-crisis.cfm, по состоянию на 9 августа 2019 г.

    Пример: Find the Money
    В рамках недавнего местного проекта некоторые члены бизнес-сообщества во главе с одним бизнес-лидером пообещали собрать определенную сумму финансирование государственно-частного проекта. Они еще не достигли своей цели, и казалось, что городу придется компенсировать разницу (город уже выделил большую часть денег на проект на основе обещания частного сбора средств).Сотрудник городской администрации, руководивший проектом, проинформировал члена Совета, который затем провел встречу за обедом с руководителем бизнеса, на которой было ясно, что доля города зависит от полной мобилизации частной доли. Эти два человека поставили на карту свою репутацию и хотели, чтобы проект был успешно завершен, поэтому они провели мозговой штурм и подумали о еще нескольких потенциальных донорах. Они вместе пошли, чтобы попросить этих потенциальных доноров, и один из них сделал значительный подарок, в то время как несколько других тоже сделали, фактически завершив сбор.В данном случае у ключевых лиц, которые публично продвигали проект, были репутация, которую нужно защищать, эгоизм и общая заинтересованность в успешном завершении проекта, и они должны были работать вместе, чтобы найти решение — и они это сделали.

     

    Рисунок 56. Лесли Гилберт Иллингворт «Джон Кеннеди против Хрущева: политическая карикатура холодной войны», опубликованная в британской газете Daily Mail 29 октября 1962 года. Изображение взято с http://glikennedy.weebly.com/arm-wreslting.html. , по состоянию на 13 августа 2019 г.

    Три объектива Эллисон так же полезны для наблюдения за местными политическими действиями и проектами, как и для рассмотрения иностранных дел. Так, например, в типичном проекте может быть такая комбинация этих трех типов актеров:

    В работе по реализации любого общественного проекта вам может быть полезно мыслить с точки зрения всех трех линз Эллисон. Во-первых, какое правительство(я) и частная(ые) организация(и) вовлечены и каковы их роли и полномочия? Во-вторых, какие агентства — персонал, выполняющий работу — несут ответственность за выполнение проекта и каковы их СОП и бюрократическая культура? В-третьих, кто они ключевые люди и каковы их профессиональные и личные интересы в проекте и за его пределами? И наконец, когда вы ответите на эти три вопроса, как вы наложите ответы, чтобы создать картину того, кто что делает и почему? Как вы можете использовать эту трехмерную политическую картину для планирования и реализации вашего проекта?

    Рисунок 57.На велосипеде по Пиви Плаза. Автор.

    Тематическое исследование CIAO: Кубинский ракетный кризис


    Кубинский ракетный кризис

    Ричард Нед Лебоу *
    Мершон-центр, Университет штата Огайо

    Кубинский ракетный кризис (полный текст, PDF, 31 страница, 49 КБ)

    Страница: [1] [2] [3]

     

    Исторические споры

    Ранняя западная литература о кризисе могла только догадываться о мотивах Хрущева для размещения ракет на Кубе. Чиновники и ученые Ex Comm предложили ряд мотивов (например, добиться уступок в Берлине, распространить революцию в Латинской Америке, компенсировать американское стратегическое превосходство, заручиться поддержкой Китая в социалистическом лагере), большинство из которых были оскорбительными. 37 Теперь выясняется, что Хрущев был движим прежде всего соображениями обороны; он намеревался защитить Кубу, компенсировать американское стратегическое превосходство и уменьшить или, по крайней мере, уравнять уязвимость, созданную размещением американского стратегического оружия на советской периферии. 38

    Помимо этих внешнеполитических мотивов, на Хрущева могли влиять и внутренние соображения. Он был крайне разочарован очевидным провалом многих из его ключевых внутренних программ. Чтобы устранить препятствия, которые, как он считал, стояли на пути их успеха, он предпринял драматические и рискованные действия. Развертывание ракет соответствует этому образцу; его самая важная цель, возможно, заключалась в том, чтобы заставить Соединенные Штаты пойти на политическое соглашение. Это укрепило бы власть Хрущева дома и высвободило скудные экономические ресурсы для сельскохозяйственного и промышленного развития. 39 Тем не менее определить мотивы Хрущева и их приоритет сложно, потому что Хрущев говорил окружающим его чиновникам то, что, по его мнению, с наибольшей вероятностью получит их поддержку.

    Kennedy и Ex Comm, а также во многих исследованиях ракетного кризиса времен холодной войны объясняли развертывание ракет Хрущёвым убеждением, что Кеннеди не хватает решимости противостоять этому. 40 Сторонники этого объяснения утверждали, что молодость и личность Кеннеди производили впечатление неопытности и нерешительности, и что его отказ направить американские войска для нерешительного вторжения в залив Свиней, его плохие выступления на саммите в Вене и его неудача чтобы предотвратить строительство Берлинской стены, все свидетельствовало о нерешительности. 41 Существует мало доказательств в поддержку этой интерпретации; все комментарии Хрущева, как тогда, так и позже, указывают на то, что он считал Кеннеди жестким и решительным. В этой связи показательно, что он категорически отверг призыв Кастро к публично объявленному размещению ракет на том основании, что Кеннеди направит американский флот и остановит или потопит корабли, направляющиеся на Кубу с ракетами. Хрущев настаивал на секретном развертывании, потому что не сомневался в решимости Кеннеди, но после берлинского кризиса пользовался большим уважением за его здравый смысл.Он был убежден, что, если бы ракеты были обнаружены только после того, как они были введены в строй, Кеннеди «дважды подумал бы, прежде чем пытаться ликвидировать наши объекты военными средствами», поскольку знал, что «в ядерной войне не может быть победителей». 42

    Поведение Хрущева до кризиса было иррациональным. Он считал секретность необходимой, но никогда серьезно не исследовал ее осуществимость и отмахивался от жалоб Микояна и других, которые говорили, что крупную, тщательно продуманную операцию никогда нельзя держать в секрете.Он проконсультировался с несколькими официальными лицами, прежде чем взяться за развертывание, и вынудил сопротивляющийся Президиум подписать операцию. Было также иллюзорно полагать, что развертывание ракет может послужить катализатором для примирения и что советско-американские отношения улучшатся после того, как Кеннеди будет проинформирован о ракетах. Это ожидание полностью игнорировало внутренние и внешнеполитические издержки Кеннеди, связанные с принятием ракет после того, как он публично обязался противостоять размещению ракет на Кубе и получил от Хрущева частные заверения в том, что такого размещения не будет. 43

    Для большинства западных ученых исход кризиса не вызывал никаких проблем: американское военное превосходство, ядерное и обычное, вынудило Хрущева отозвать ракеты. Недавние данные указывают на то, что кризис был разрешен, потому что оба лидера отвергли любой курс действий, который, по их мнению, мог привести к непреодолимой спирали военной эскалации. Их взаимная приверженность мирному урегулированию кризиса росла по мере углубления кризиса, и они разработали государственно-частное соглашение, чтобы защитить себя как от репрессий со стороны союзников, так и внутренних противников.

    Дипломатия восторжествовала благодаря взаимному обучению. Ответственными за это были три подкрепляющих фактора. У лидеров было время учиться, преодолевать свой гнев и формулировать политику с точки зрения более широких концепций своих национальных интересов. Обучению способствовала информация, которую каждый лидер получил во время кризиса. Переписка Кеннеди с Хрущевым побудила его пересмотреть свое представление о советском лидере и его целях. Он пришел к выводу, что Хрущев, скорее всего, попал в кризис и отчаянно искал способ спасти лицо.Это осознание помогло Кеннеди пойти на уступки, необходимые для прекращения кризиса. Он больше не думал, что Хрущев воспримет уступки как признак слабости и в ответ станет более агрессивным по отношению к Берлину. Вместо этого он ожидал, что Хрущев увидит в его уступках доказательство своего стремления избегать войны и ответит своими уступками. Хрущев также переосмыслил свое понимание Кеннеди. Он был впечатлен осторожностью и способностью Кеннеди сдерживать американских военных. Позже он сказал своему зятю Алексею Аджубею, что «держал нас за яйца и не тискал». 44 Последним стимулом был страх перед войной, и здесь сыграло роль принуждение. К вечеру субботы и утру воскресенья и лидеры, и многие их советники думали, что война может быть неизбежна. Есть старая поговорка, что ничто так не концентрирует ум, как мысль о предстоящей казни. В данном случае это вдохновило на творческий поиск компромисса, поскольку потенциальные жертвы отчаянно пытались обмануть палача. 45

    Угроза войны остается спорным вопросом. Ястребы Ex Comm тогда и сейчас настаивают на том, что риск войны был невелик. 46 «Голуби» считали угрозу войны вполне реальной, хотя некоторые из этих бывших чиновников и некоторые ученые теперь считают их опасения преувеличенными. 47 Другие голуби — наиболее ярким примером является Роберт Макнамара — и некоторые ученые считают, что риск войны был выше, чем предполагали любые официальные лица. В 1962 году и ястребы, и голуби предполагали, что на Хрущева или его преемника можно было оказать давление, чтобы он принял обдуманное решение начать войну, в то время как их советские коллеги опасались того, что Кеннеди подталкивают к войне правые политические силы и военные. .Макнамара и Кеннеди также беспокоились о безудержной эскалации, когда одна из сторон прибегала к насилию. Новые данные свидетельствуют о том, что их беспокойство было реалистичным, и что война могла быть спровоцирована чередой репрессий «око за око», некоторые из которых были несанкционированными. 48

    Кризис сопровождался серией инцидентов, которые показали, насколько трудно контролировать поднятые по тревоге вооруженные силы. Утром в субботу, 27 октября, нефтяной танкер класса «Казбек» «Грозный» попытался бросить вызов блокаде и был успешно отозван Москвой в последнюю минуту.До сих пор никто на Западе не знает, почему капитан не подчинился его приказу удерживать свою позицию. Позже тем же утром советские силы ПВО сбили американский U-2 и убили его пилота. Советское командование на Кубе отдало приказ вести огонь в нарушение постоянного приказа Москвы не применять никакой силы, если только американцы не обстреляют его. 49 Москва, в свою очередь, была обеспокоена американской трансляцией DEFCON II alert en clair – преднамеренной и несанкционированной попыткой запугивания со стороны командующего Стратегическим авиационным командованием (САК). 50 Еще более серьезная авария произошла в воскресенье утром, когда самолет U-2, эксплуатируемый SAC, вошел в советское воздушное пространство над Чукотским полуостровом в Восточной Сибири. Хрущев и его советники были обеспокоены тем, что он выполнял миссию по сбору разведданных в последнюю минуту перед ядерной атакой. 51

    Безусловно, самой серьезной угрозой миру было наличие на Кубе трех батарей тактических ядерных ракет с шестью пусковыми установками для ракет «Луна» с дальностью 60 км.Советские войска были готовы использовать эти ракеты против американских сил вторжения, когда «американские корабли находились в 10–12 милях от берегов Кубы, то есть когда их концентрация была высокой». 52 Это оружие должно было быть использовано только после получения четкого приказа от Хрущева, но бывшие советские военные предполагают, что это оружие могло быть использовано без такого разрешения в случае американского нападения. 53 Вполне возможно, что американское возмездие за уничтожение U-2 привело бы к дальнейшим потерям американских самолетов и усилению давления — как опасался президент Кеннеди — для дополнительных воздушных атак, за которыми последовало бы вторжение на Кубу. Если значительная часть этих сил вторжения была уничтожена ядерным оружием, никто не может догадаться о следующем шаге.

     


    Примечания

    Примечание 37: . Улам, Адам, Расширение и сосуществование: история советской внешней политики , 1917-67, Нью-Йорк: Прегер, 1968, стр. 661-71; Хорелик, Арнольд Л. и Раш, Майрон, Стратегическая мощь и советская внешняя политика , Чикаго: University of Chicago Press, 1966, стр. 125-38; Вольштеттер, Альберт и Вольштеттер, Роберта «Контролирование рисков на Кубе», Adelphi Paper no.17, Лондон: Международный институт стратегических исследований, 1965; Эллисон, Грэм Т., Суть решения: объяснение кубинского ракетного кризиса , Бостон: Литтл, Браун, 1971, стр. 43-45. Назад.

    Примечание 38: . См. Lebow and Stein, We All Lost the Cold War , Ch.2 для обсуждения этих мотивов. Назад.

    Примечание 39: . Там же, гл. 3 подробно развивает этот аргумент. Назад.

    Примечание 40: . Абель, Эли, Ракетный кризис , Филадельфия: Липпинкотт, 1966; Хорелик, Арнольд Л.«Кубинский ракетный кризис: анализ советских расчетов и поведения», World Politics 16 (апрель 1964 г.): 363–89; Эллисон, Суть решения; Джордж, Александр Л. и Смок, Ричард, Сдерживание в американской внешней политике: теория и практика , Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1974. Назад.

    Примечание 41: . Абель, Ракетный кризис, стр. 35-36; Рестон, Джеймс, «Убит был не только президент, но и обещание», New York Times Magazine , 15 ноября 1964 г., с.126; Шлезингер, Артур младший, Тысяча дней: Джон Ф. Кеннеди в Белом доме , Бостон: Хоутон, Миффлин, 1965, с. 820; Эллисон, Сущность решения, стр. 231-35; Джордж и Смок, Сдерживание в американской внешней политике , с. 465.Назад.

    Примечание 42: . Алексей Аджубей, интервью автора, Москва, 15 мая 1989 г.; Сергей Хрущев, интервью автора, Москва, 17 мая 1989 г.; Хрущев, Хрущев вспоминает , стр. 459-60; Хрущев, Никита С., Хрущев вспоминает: Последний завет , пер. Строуб Тэлботт. Нью-Йорк: Бантам, 1975, стр. 561, 568, 570, 578-79; см. Lebow and Stein, We All Lost the Cold War , Ch. 4 для полного рассмотрения этого вопроса. Назад.

    Примечание 43: . См. Lebow and Stein, We All Lost the Cold War , Ch. 4 для анализа решения Хрущева и той роли, которую могли сыграть в нем принятие желаемого за действительное и оборонительное избегание. Назад.

    Примечание 44: .Алексей Аджубей, интервью автора, Москва, 16 мая 1989 г. Назад.

    Примечание 45: . Лебоу и Штейн, Мы все проиграли в холодной войне , гл. 12, обращается к противоречию вокруг разрешения кризиса. Назад.

    Примечание 46: . Главными «ястребами» в Ex Comm были Дин Ачесон, Пол Нитце, Джон Маккоун, Дуглас Диллон и Максвелл Тейлор. См. Lebow and Stein, We All Lost the Cold War , Ch 12, где обсуждается оценка риска.Назад.

    Примечание 47: . См. комментарии различных должностных лиц администрации Кеннеди и Томаса Шеллинга на «Конференции Хокс-Кей» в Welch, ed., Proceedings of the Hawk’s Cay Conference on the Cuban Missile Crisis, passim. Назад.

    Примечание 48: . См. Lebow and Stein, We All Lost the Cold War , Chs. 6 и 12 для обзора этих ожиданий и оценки. Назад.

    Примечание 49: . Леонид Замятин, Анатолий Добрынин, Георгий Корниенко и адмирал Николай Амелько, интервью автора, Москва, 16-18 декабря 1991 г.; Алексеев, «Карибский кризис, каким он был на самом деле»; Грибков, Анатолий Иванович.и Смит, Уильям Ю. Операция «Анадырь»: американские и советские генералы рассказывают о кубинском ракетном кризисе , Чикаго: издание q, 1994, стр. 66–67, 71, 127; Лебоу и Штейн, Мы все проиграли в холодной войне, стр. 303-05. Назад.

    Примечание 50: . Саган, Скотт, «Ядерная тревога и кризисное управление», International Security 9 (весна 1985 г.) 99-139; Гартофф, Размышления о кубинском ракетном кризисе, с. 62, н. 101.Назад.

    Примечание 51: . Командование ПВО США на Аляске, «Операции ПВО», декабрь 1962 г .; полковникДжон А. Де Порт, майор С. Б. Страттон, генерал Дэвид Пауэр и др., интервью Рона Кейвуда, штаб Стратегического авиационного командования, 23 мая 1965 г., с. 56; Garthoff, Размышления о кубинском ракетном кризисе , с. 89.Назад.

    Примечание 52: . Микоян, Серго. «Кризис неправильных представлений: еще одна ретроспективная оценка ракетного кризиса», в Натане, Джеймсе А., изд., «Кубинский ракетный кризис: новый взгляд на », Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1992, с. 67.Назад.

    Примечание 53: .См. Грибков и Смит, , Операция Анадырь , стр. 5, 7-8, 63-68. Назад.


    Примечание *: Ричард Нед Лебоу — директор Центра Мершона и профессор политологии, истории и психологии в Университете штата Огайо. Его последние книги: «Мы все проиграли в холодной войне», (1994), написанная в соавторстве с Дженис Гросс Штейн, и «Искусство торговаться», (1996). У него есть роман ( «Сыграй еще раз, Ильза» ) и две готовые книги в совместном издании: «Разрушение Запада: непредвиденные обстоятельства и непредвиденные обстоятельства» и «Уроки холодной войны ».Назад.

    Кубинский ракетный кризис — Международные отношения

    Кубинский ракетный кризис хорошо обслуживается недавними общими обзорами, большинство из которых стремится включить советскую и кубинскую точки зрения, а также американские. Наиболее существенными из них являются Доббс, 2008 г., и Нафтали и Фурсенко, 1997 г. Обе книги представляют собой увлекательные отчеты, основанные на свежих источниках. Colman 2016 опирается на документы из архивов по всему миру, чтобы поместить ракетный кризис в его более широкий международный и хронологический контекст.Анализ в Garthoff 1989 обогащается опытом автора в качестве официального лица, руководившего Белым домом. George 2013, Munton and Welch 2012 и White 1997 хорошо подходят для студентов, как и классика политологии Allison and Zelikow 1999 (первоначально опубликованная в 1971 году). Холсти и др. 1964 дает еще один важный отчет в области политологии.

  • Эллисон, Грэм и Филип Зеликов. Суть решения: объяснение кубинского ракетного кризиса .2 изд. New York: Longman, 1999.

    Обновленная версия стандарта по политологии, представляющая три теоретические модели для понимания происходящего.

  • Колман, Джонатан. Карибский кризис: причины, ход и последствия . Edinburgh: Edinburgh University Press, 2016.

    Представляет кризис как международное событие за пределами Соединенных Штатов, Советского Союза и Кубы и исследует некоторые последствия до 1970 года.

  • Доббс, Майкл М. За минуту до полуночи: Кеннеди, Хрущев и Кастро на грани ядерной войны . New York: Knopf, 2008.

    Основано на обширных новых исследованиях, чтобы предоставить убедительный ежедневный отчет о кризисе, включая разоблачения, такие как подготовка Советского Союза к уничтожению американской военно-морской базы в заливе Гуантанамо на Кубе.

  • Гартофф, Рэймонд Л. Размышления о кубинском ракетном кризисе . Изд. ред. Вашингтон, округ Колумбия: Brookings Institution, 1989.

    Подчеркивает опасности, связанные с «неконтролируемыми событиями», стремится отдать должное роли Кубы и воспроизводит ряд документов США.

  • Джордж, Элис Л. Карибский кризис: преддверие ядерной войны . New York: Routledge, 2013.

    Подробный отчет о ракетном кризисе, который помещает этот эпизод в более широкий контекст холодной войны и утверждает, что война во Вьетнаме возникла из-за неуместной веры Вашингтона после октября 1962 года в способность Америки навязать свою буду.

  • Холсти, Оле, Ричард Броуди и Роберт Норт. «Измерение влияния и действия в моделях международной реакции: эмпирические материалы кубинского кризиса 1962 года. Journal of Peace Research 1.3–4 (1964): 170–189.

    DOI: 10.1177/002234336400100303

    Раннее влияние на исследователей кризиса.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.