Содержание

Тихий Дон. Книга 4. Часть 7. Главы 1—13 // Новый мир. № 11. 1937

%PDF-1.5 % 1 0 obj > endobj 6 0 obj /Author /Creator /Producer (https://imwerden.de) >> endobj 2 0 obj > stream

  • Тихий Дон. Книга 4. Часть 7. Главы 1—13 // Новый мир. № 11. 1937
  • Шолохов, Михаил Александрович (dubia)
  • application/pdf endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 7 0 obj 1144 endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > endobj 27 0 obj > endobj 28 0 obj > endobj 29 0 obj > endobj 30 0 obj > endobj 31 0 obj > endobj 32 0 obj > endobj 33 0 obj > endobj 34 0 obj > endobj 35 0 obj > endobj 36 0 obj > endobj 37 0 obj > endobj 38 0 obj > endobj 39 0 obj > endobj 40 0 obj > endobj 41 0 obj > endobj 42 0 obj > endobj 43 0 obj > endobj 44 0 obj > endobj 45 0 obj > endobj 46 0 obj > endobj 47 0 obj > endobj 48 0 obj > endobj 49 0 obj > endobj 50 0 obj > endobj 51 0 obj > endobj 52 0 obj > endobj 53 0 obj > endobj 54 0 obj > endobj 55 0 obj > endobj 56 0 obj > endobj 57 0 obj > endobj 58 0 obj > endobj 59 0 obj > endobj 60 0 obj > endobj 61 0 obj > endobj 62 0 obj > endobj 63 0 obj > endobj 64 0 obj > endobj 65 0 obj > endobj 66 0 obj > endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > endobj 74 0 obj > endobj 75 0 obj > endobj 76 0 obj > endobj 77 0 obj > endobj 78 0 obj > endobj 79 0 obj > endobj 80 0 obj > endobj 81 0 obj > endobj 82 0 obj > endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > stream x+wKWpWT

    11 класс.

    М. А. Шолохов. «Тихий Дон» (часть 2)

    Текст: Ольга Разумихина *

    Коллаж: ГодЛитературы.РФ

    На прошлой неделе мы разбирались, как на Руси сформировалось казачество и какие традиции почитают представители этого сословия; также мы перечислили основных персонажей шолоховской эпопеи и дали им краткую характеристику. Сегодня в центре внимания окажутся уже не отдельные герои, а ключевые эпизоды романа. Попробуем представить себя «в шкуре» главных персонажей и поразмышлять: как бы лучше всего было поступить на их месте?

    Григорий Мелехов

    В предыдущей статье о «Тихом Доне» уже упоминалось, что Григорий — персонаж, которому присуща двойственность, невозможность сделать однозначный выбор; даже когда герой его делает, он снова и снова пытается всё «переиграть». От этой двойственности Мелехову, кажется, не суждено уйти с самого рождения, ведь в его жилах течёт не только казацкая, но и турецкая кровь. На протяжении всего романа Григорий мечется между двух огней: в мирной жизни он не может выбрать между верной Натальей и норовистой Аксиньей, на войне — между лагерями «белых» и «красных».

    Наталья и Аксинья

    В начале эпопеи Григорий Мелехов сходится с Аксиньей, но он не может сделать ей предложение руки и сердца, ведь Аксинья уже замужем. Разводы в дореволюционной России в принципе не одобрялись и разрешались только в исключительных случаях, а в консервативной казацкой среде — тем более. Как бы влюблённые ни таились, вскоре об их связи узнаёт вся станица, и, дабы образумить Григория, его отец Прокофий Пантелеевич решает подыскать ему невесту. Мелехов-младший не хочет жениться, но понимает, что с Аксиньей ему вместе не быть, поэтому всё-таки ведёт под венец Наталью Коршунову — будущую мать его двоих детей. Увы, ни с одной из женщин он так и не познает настоящего счастья.

    Аксинья — соседка Мелеховых, жена Степана Астахова, который вымещает на ней всю свою злость. На первый же день после свадьбы Степан избил новоявленную супругу так, что на ней не осталось живого места; затем он неприкрыто изменял Аксинье, пока та не родила-таки от него ребёнка, но малыш умер, и непутёвый муж вновь взялся за старое.

    И всё же, несмотря на тяжелейшую душевную травму, пережитую в юности (об этом читайте в предыдущей статье), и на ужасное обращение супруга, Аксинья осталась гордой, знающей себе цену, импульсивной и искренней женщиной. Вот как она разговаривает с Григорием на первых страницах романа, когда Мелехов пришпоривает коня, лихо несётся на берег и застаёт там Аксинью, которая ходила набирать воду:

    — Чертяка бешеный! Чудок конём не стоптал [задавил]! Вот погоди, я скажу отцу, как ты ездишь.

    — Но-но, соседка, не ругайся. Проводишь мужа в лагеря, может, и я в хозяйстве сгожусь.

    — Как-то ни чёрт, нужен ты мне!

    — Зачнётся покос — ишо попросишь, — смеялся Григорий <…>. — Что ж, Степан твой собрался [на службу]?

    — А тебе чего?

    — Какая ты… Спросить, что ль, нельзя?

    — Собрался. Ну? <…>

    — Небось, будешь скучать по мужу? А? <…>

    — А то как же. Ты вот женись, — переводя дух, она говорила прерывисто, — женись, а посля узнаешь, скучают ай нет по дружечке.

    С этой встречи и начнётся увлечение Григория, которое перерастёт в неподдельную страсть.

    С другой стороны, Наталья Коршунова в начале романа — персонаж с благополучной судьбой. Она выросла в зажиточной семье; отношения между её родителями, судя по всему, были и остаются вполне гармоничными — насколько это возможно в патриархальных казацких семьях, — да и мать искренне любит свою дочь и желает ей только хорошего. Когда глава семейства Мирон Григорьевич Коршунов сомневается, стоит ли выдавать Наталью замуж за Григория, мать, понимая, что дочь влюбилась не на шутку, мягко уговаривает супруга всё-таки дать согласие на этот брак. Только одна деталь может смутить читателя: на момент сватовства все жители станицы (в том числе Коршуновы) прекрасно знают, что Григорий «путается» с Аксиньей, пока её муж на службе. Более того, мать Натальи прямо обсуждает это с Ильиничной (мамой Григория, измученной, в отличие от собеседницы, побоями и оскорблениями мужа):

    — И-и-и, моя милушка, — перебивала её [маму Натальи] Ильинична, <. ..> — до скольких разов гутарила ему, сукиному сыну! В надышнее воскресенье так-то вечером сбирается идтить, табаку в кисет сыпет, а я и говорю: «Ты когда ж её бросишь, анчибел [нечистый дух] проклятый?»

    Увы, таков казацкий менталитет: от мужа нужно терпеть любые унижения. И всё же — забежим немного вперёд — отец и мать Натальи принимают её обратно в дом, когда та уходит от Григория, не желая больше выносить его измены. Теперь разберёмся с темой Гражданской войны.

    Белые и красные

    В период Гражданской войны Мелехов мечется между двумя сторонами: между «белыми» (сторонниками царизма) и «красными» (революционерами-большевиками). Гражданская война в России вспыхнула в 1917 году, когда многочисленные представители рабочего класса решили, что не готовы и дальше мириться с царским произволом. Вообще-то первая российская революция к тому моменту уже свершилась — она произошла в 1905 году; тогда в ответ на массовые выступления Николай II издал указ о формировании Государственной думы, куда могли избираться люди самых разных сословий и предлагать к рассмотрению новые законы. Однако этот шаг не усмирил массовое недовольство властью, а лишь отсрочил дальнейшие вооружённые наступления. Но вернёмся к Григорию Мелехову: на какой стороне он выступает поначалу и почему его убеждения меняются?

    Стоит оговориться, что до событий 1917 г. Мелехов уже участвовал в боях — его призвали в армию во время Первой мировой войны. Именно у русско-австрийской границы Григорий впервые убил двух противников — и этот поступок произвёл на него тяжелейшее впечатление. Сначала казак вонзил пику в австрийца, пытавшегося его застрелить, а затем и вовсе лишил жизни безоружного:

    Вдоль железной решётки сада, качаясь, обеспамятев, бежал австриец без винтовки, с кепи, зажатым в кулаке. <…> Распалённый безумием, творившимся кругом, [Григорий] занёс шашку. <…> Квадратное, удлинённое страхом лицо австрийца чугунно чернело. Он по швам держал руки, часто шевелил пепельными губами. С виска его упавшая наосклизь шашка стесала кожу; кожа висела над щекой красным лоскутом. <…> Австриец медленно сгибал колени, в горле у него гудел булькающий хрип. Жмурясь, Григорий махнул шашкой. Удар с длинным потягом развалил череп надвое.

    Это событие Мелехов будет вспоминать всю оставшуюся жизнь, ведь в глубине души он — человек мягкий, сострадательный, добрый. Любовь к людям и целому миру вокруг принципиально отличает Григория от большинства знакомых, в том числе от закадычного приятеля Митьки Коршунова (старшего брата Натальи), который, несмотря на положительный пример отца и матери, вырос негодяем. Так, когда ему понравилась соседская девушка Елизавета Мохова, Митька заманил её в безлюдное место и взял силой. Григорий такие поступки не одобряет. Напротив, он пытается спасти польку Франю, над которой решили надругаться такие же, как он, солдаты:

    — Иди скорей! — шепнул Жарков, дыша в лицо Григорию свонявшимся запахом грязного рта, — там… там чудо!.. Франю там затянули ребята… Расстелили….

    <…> Григорий, молча раскидывая казаков, протискался вперёд. На полу, бессовестно и страшно раскидав белевшие в темноте ноги, не шевелясь, лежала Франя. <…> Григорий рванулся назад и побежал к дверям.

    — Ва-а-ахмистр!..

    Его догнали у самых дверей, валя назад, зажали ему ладонью рот. Григорий от ворота до края разорвал на одном гимнастёрку, успел ударить другого ногой в живот, но его подмяли, так же, как Фране, замотали голову попоной, связали руки и молча, чтобы не узнал по голосу, понесли и кинули в порожние ясли.

    И вот такой-то человек, возвращаясь с Первой мировой войны, вынужден сразу же идти на вторую — Гражданскую. Первоначально он, конечно же, выступает на стороне «белых», ведь, как мы знаем из предыдущей статьи, казаки испокон веков были на особом счету у российских государей. Однако в какой-то момент Григорий начинает задумываться: так ли правы те, кто поддерживает монархию? Может, стоит прислушаться к приезжему слесарю Штокману, ведущему революционную пропаганду и подробно объясняющему, чем хорош коммунизм и плох капитализм? Ведь Штокман, как и другие «красные» персонажи (Бунчук, Валет), рискуют жизнью не потому, что так издревле повелось, а за идею.

    ..

    Современный читатель может назвать размышления Григория Мелехова наивными. Однако стоит вспомнить, что главный герой Шолохова живёт не в XXI веке, а в начале ХХ, и не в Москве или Петербурге, а в глухой станице. Так что у него нет доступа не то что к радио, телевидению и интернету — к «обычным» газетам и журналам. Почерпнуть информацию о классовой борьбе ему просто неоткуда, да и вряд ли он стал бы этим заниматься просто из интереса. Казаки — не дворяне, не купцы и не мещане, и всю работу по хозяйству — даже самую тяжёлую — они выполняют сами. В свободное же время молодёжь ходит на игрища, а семейные люди проводят время с детьми, обучая мальчиков обращению с оружием, а девочек — ведению хозяйства. Так что казаки не имеют привычки проводить свободное время в библиотеке или просто на диване с книгой в руках. Вот и Мелехов воспринимает речи Штокмана как откровение: идея мировой революции очаровывает его, и он переходит на сторону «красных».

    Увы, со временем Григорий разочаровывается и в большевистской стороне. Идеи, которыми вдохновляются «красные», хороши, но вот методы их борьбы, зачастую невообразимо жестокие, для Мелехова неприемлемы. Поэтому Григорий «откалывается» и от большевиков — и вступает в банду под командованием Фомина, прекрасно понимая, что этой стороне точно не суждено победить в Гражданской войне. Но куда ему ещё податься? Вернуться в родной дом к детям невозможно, ведь там теперь живёт ярый коммунист Мишка Кошевой — муж Дуняшки, младшей сестры Григория. К тому же Григорий чувствует вину за смерть Натальи (об этом чуть позже). Поэтому казак тайком возвращается в станицу и забирает с собой Аксинью в надежде сбежать на Кубань и начать новую жизнь. Однако и этой мечте не суждено сбыться. Беглецы натыкаются на отряд «красных», и один из них смертельно ранит Аксинью. Таким образом, Григорий теряет почти всех людей, которые ему были когда-либо дороги.

    Гибель Натальи Коршуновой

    Судьба Григория Мелехова теснейшим образом переплетена с судьбой его законной супруги Натальи: главный герой то уходит от неё к Аксинье, то возвращается. Григорий нередко жалел о свадьбе, старался быть с девушкой честным и однажды прямо сказал, что не любит её. Наталья же была безумно влюблена в Григория — и однажды, узнав об очередной измене, даже попыталась совершить самоубийство, перерезав себе горло косой. После этого девушка осталась «кривой», утратила былую красоту и здоровье.

    Впрочем, причиной смерти Натальи становится не самоубийство, а попытка избавиться от третьего ребёнка. Родив Григорию близнецов — Мишатку и Полюшку (девочка впоследствии умрёт от болезни, как уже умерла дочь Григория и Аксиньи Таня), уйдя в дом родителей и вновь вернувшись к Мелеховым, девушка понадеялась, что на этот раз любимый будет ей верен. Однако главный герой так и не смог преодолеть влечение к Аксинье. Наталья, может быть, и не заметила бы «похождений» любимого, но о неверности супруга ей рассказала Дарья — вдова брата Григория. Похоронив мужа, ветреная Дарья заразилась, по-видимому, сифилисом, который в те годы не лечился. Из-за этого она обозлилась на других людей; их ждала какая-никакая, а жизнь, её же — позор и мучительная гибель. Измученная, Наталья прокляла Григория и обратилась к «бабке Капитоновне». На следующий же день женщина истекла кровью и скончалась. Грядущую гибель она приняла, впрочем, со смирением: жизнь без Григория, без его недосягаемой любви была ей не нужна.

    *

    Ольга Разумихина — выпускница Литературного института им. А. М. Горького, книжный обозреватель и корректор, а также репетитор по русскому языку и литературе. Каждую неделю она комментирует произведения, которые проходят учащиеся 9—11 классов.

    Колонка «В помощь школьнику» будет полезна и тем, кто хочет просто освежить в памяти сюжет той или иной книги, и тем, кто смотрит глубже. В материалах О. Разумихиной найдутся исторические справки, отсылки к трудам литературоведов, а также указания на любопытные детали и «пасхалки» в текстах писателей XVIII—XX вв.

    17.Трагедия Гражданской войны. (По роману М.А.Шолохова «Тихий Дон.

    )

    Роман-эпопея М. А. Шолохова «Тихий Дон» — это книга о несчастной жизни казачества  в годы страшных кровавых событий, происходивших в России в начале двадцатого века. В нем раскрыта сущность Гражданской войны, показана ее трагедия через судьбу русского народа и конкретно через жизненный путь главного героя произведения Григория Мелехова.

     

    Автор начинает роман с описания мирной жизни на Дону задолго до трагических событий. Он делится с нами подробностями быта казачьего хутора  Татарского, где люди еще не превратились в жестоких, злобных врагов. Мирно живут и занимаются хозяйством Пантелей Прокофьевич и его будущий сват Мирон Коршунов, мучается рядом со Степаном Астаховым соседка Мелеховых Аксинья, растет и расцветает красавица Наташа, готовится к смерти дед Гришака. Пахота, покос, уборка урожая, молотьба — вот он, крестьянский труд, которым живут казаки.

    Однако с началом Первой мировой войны «всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон». Мужчины отправляются на выполнение священного казацкого долга — службу Оечеству. Вместе со всеми идет на фронт и Григорий Мелехов.

    Описывая события войны 1914 года, М. А. Шолохов показывает , как нелегка жизнь русского народа задолго до начала Гражданской войны. Героям романа приходится оставлять родные дома, семьи и идти воевать, переступая через страх и совесть, убивать, рубить людей, «как тесто» . Из главы 10-ой (книга 1 часть 3) мы узнаем, как тяжело дается служба и Григорию Мелехову. В разговоре с братом он признается, что нелегко ему наблюдать за смертью боевых товарищей, отнимать жизни у людей. После одного из сражений, в ходе которого герою пришлось заколоть пикой австрийца, он признается брату: «Я Петро, уморился душой». «Совесть убивает» Григория. Он осознает жестокость, аморальность войны, потому и противится ей. «Хуже бирюков стал народ», — с досадой отмечает Г. Мелехов.

    Но события Первой мировой войны не самое страшное, что придется пережить главному герою романа! Впереди его ждет еще более  антигуманная братоубийственная Гражданская война. Подтелков и Мелехов, Кошевой и Коршунов в своей яростной борьбе не щадят соседей, друзей, крестных, сватов, братьев. В ходе военных событий мучаются и гибнут люди на Дону. Гибнут не только телом, но и душой: разрушаются их нравственные ценности и устои.Братоубийственная война — главная причина распада старого жизненного уклада народа: она принесла в казачий мир разруху и запустение. 

    Особенно глубоко раскрыта трагедия Гражданской войны в сценах описания казни отрядов Черенцова и Подтелкова(книга 2, часть 5, главы 12-13, 30), которые свидетельствуют о том, что на фронте нет правых: и белые, и красные давно ожесточились, их души заржавели, в их сердцах почти не осталось место состраданию и милосердию. Разве это не трагедия?!

    Таким образом, события братоубийственной войны трагично отразились  на судьбе   донского казачества, которое не только было уничтожено в большом количестве, но и нравственно загублено!

    Вика

     

    Михаил Шолохов «Тихий Дон»

    Это гениальный роман-эпопея! Сейчас напишу — почему.

    Не очень люблю читать советскую литературу, потому что в ней много пропаганды. То есть нужно было «лизать задницу» Партии и не писать о том

    «о чем нельзя». В этой же книге показано все без прикрас. Тут не говорится, например, о том, что красные были герои, а белые злодеи, нет, показаны обычными людьми. Достоверна рассказана жизнь казаков, живущих у реки Дон в годы великих потрясения нашей страны.

    С самого начала сюжет повествования захватывает своей душевностью, живостью, страстью, трудно оторваться от книги. Честно признаюсь, давно не читал такой качественной литературы. Очень хорошо прописаны характеры героев — как будто вот видишь каждого/каждую перед собой, как они себя ведут, как «гутарят», будто находишься с ними — ощущаешь их. Какие это были сильные люди — казаки, в какое тяжелое время жили, сколько лет на войне пришлось провести им. Вспоминаешь свои проблемы — они так мелочны по сравнению с тем, что пришлось испытать донским станичникам.

    — Если вы не смотрели ни один сериал по этому роману, то сюжет для вас будет непредсказуем. Для меня это было так, прочитал впервые его в 2018. Это первое достоинство романа.

    — Второе достоинство — романтическая линия. Здесь она не совсем стандартная, но очень мощная. Даже, я бы сказал, запретная тема затронута. Но, вообще, тут тема взаимоотношения полов в казацком обществе раскрыта полностью, даже удивительно, что такое пропустила цензура в то время.

    — Третье, как уже писал ранее, — очень яркие, живые характеры. Разбитные диалоги между казаками и казачками, приятно читать, есть фразы, которые в настоящее время не употребляются, к примеру: трошки, дюже, нехай, гутарим и другие.

    — Четвертое. После прочтения примерно 1/3 первого тома, пришло на ум, что читаю нечто похожее на цикл «Песнь Льда и Огня». Хотя правильнее сказать, что «Песнь» похожа на ТД, потому что Эпопея Шолохова — это классика, написанная в начале 20 века, но мной последний прочитан позже, поэтому и пишу так. Стиль написания подобен: качественно, с любовью прописан сюжет и главные герои, та же историческая (а в «Песни» псевдоисторическая) составляющая. Та же жесткая реальность войны, смерти, жестокость и суровость жизни. А главное, что мне напомнило ПЛиО, это атмосферное описание песен. Они, песни, подчеркивают настроение персонажей, вызывают сильные эмоции — это вызывает сочувствие главному герою/героине, переживаешь за него всей душой. Автор очень удачно вклинивает народные казачьи песни в сюжет. В ПЛиО также нравились все песни, они разбавляют повествование — это делает оба этих произведения более выразительными, реалистичными, похожими друг на друга. Сразу представляешь себе, как казаки и казачки поют, переплетаются голосами. Приведу пару самых запоминающихся примеров из сюжета. Можете прочитать, если еще не читали книгу, потому что нет особо спойлеров (большой текст, но этот кусок безмерно впечатляющ, Григорий болен, находится в беспаметстве, но приходит в себя на повозке):

    «И вдруг впереди, над притихшей степью,как птицы взлетел мужественный грубоватый голос запевалы:

    Ой, как на реке было, братцы, на Камышинке,

    На славных степях, на саратовских. ..

    И многие сотни голосов мощно подняли старинную казачью песню, и выше всех всплеснулся изумительной силы и красоты тенор подголоска. Покрывая стихающие басы, еще трепетал где-то в темноте звенящий, хватающий за сердце тенор, а запевала уже выводил:

    Там жили, проживали казаки — люди вольные,

    Все донские, гребенские да яицкие…

    Словно что-то оборвалось внутри Григория… Внезапно нахлынувшие рыдания потрясли его тело, спазма перехватила горло. Глотая слезы, он жадно ждал, когда запевала начнет, и беззвучно шептал вслед за ним знакомые с отроческих лет слова:

    Атаман у них — Ермак, сын Тимофеевич,

    Есаул у них — Асташка, сын Лаврентьевич…

    Как только зазвучала песня — разом смолкли голоса разговаривавших на повозках казаков, утихли понукания, и тысячный обоз двигался в глубоком, чутком молчании; лишь стук колес да чавканье месящих грязь конских копыт слышались в те минуты, когда запевала, старательно выговаривая, выводил начальные слова. Над черной степью жила и властвовала одна старая, пережившая века песня. Она бесхитростными, простыми словами рассказывала о вольных казачьих предках, когда бесстрашно громивших царские рати; ходивших по Дону и Волге на легких воровских стругах; грабивших орленые царские корабли; «щупавших» купцов, бояр и воевод; покорявших далекую Сибирь… И в угрюмом молчании слушали могучую песню потомки вольных казаков, позорно отступавшие, разбитые в бесславной войне против русского народа…

    Полк прошел. Песенники, обогнав обоз, уехали далеко. Но еще долго в очарованном молчании двигался обоз, и на повозках не слышалось ни говора, ни окрика на уставших лошадей. А из темноты, издалека, плыла, ширилась просторная, как Дон в половодье, песня:

    Они думали все думушку единую:

    Уж как лето проходит, лето теплое,

    А зима застает, братцы, холодная.

    Как и где-то нам, братцы, зимовать будет?

    На Яик нам идтить, — переход велик,

    А на Волге ходить нам, — все ворами слыть,

    Под Казань-град идтить, — да там царь стоит,

    Как грозной-то царь, Иван Васильевич. ..»

    Еще момент с песней, который цепляет за живое:

    «Григорий согласился пойти взглянуть, как провожают «кугаря». Привязав коней к плетню, они с Прохором вошли во двор. Под навесом сарая у круглых яслей стояли четыре оседланных лошади. Из амбара вышел подросток с железной мерой, доверху насыпанной овсом. Он мельком взглянул на Григория, пошел к заржавшим лошадям. За углом куреня разливалась песня. Дрожащий высокий тенорок выводил:

    Как по той-то было по дороженьке

    Никто пеш не хаживал…

    Густой прокуренный бас, повторив последние слова, сомкнулся с тенором, потом вступили новые слаженные голоса, и песня потекла величаво, раздольно и грустно. Григорию не захотелось своим появлением прерывать песенников; он тронул Прохора за рукав, шепнул:

    — Погоди, не показывайся, нехай доиграют.

    Ласковый тенорок до конца рассказал в песне про участь оплошавшего на войне казака:

    Ни пешего, ни конного следа допрежь не было.

    Проходил по дороженьке казачий полк.

    За полком-то бежит душа-добрый конь.

    Он черкесское седельце на боку несет.

    А тесмяная уздечка на правом ухе висит,

    Шелковы поводьица ноги путают.

    За ним гонит млад донской казак,

    Он кричит-то свому коню верному:

    «Ты постой, погоди, душа-верный конь,

    Не покинь ты меня одинокого,

    Без тебя не уйтить от чеченцев злых…»

    Очарованный пением, Григорий стоял, привалившись спиной к беленому фундаменту куреня, не слыша ни конского ржанья, ни скрипа проезжавшей по проулку арбы…

    Григорий очнулся от раздумья, вышел из-за угла. На нижней ступеньке крыльца сидели четверо молодых казаков; окружив их плотной толпой, стояли набежавшие из соседних дворов бабы, старухи, детишки. Слушательницы, всхлипывая и сморкаясь, вытирали слезы кончиками платков, одна из старух — высокая и черноглазая, со следами строгой иконописной красоты на увядшем лице — протяжно говорила, когда Григорий подходил к крыльцу:

    — Милые вы мои! До чего же вы хорошо да жалостно поете! И небось, у каждого из вас мать есть, и небось, как вспомнит про сына, что он на войне гибнет, так слезьми и обольется… — Блеснув на поздоровавшегося Григория желтыми белками, она вдруг злобно сказала: — И таких цветков ты, ваше благородие, на смерть водишь? На войне губишь?»

    Как представишь вот такие моменты в реальности, как будто сам там находишься — и спина покрывается мурашками — захватывающе. Читая эту книгу, у меня были случаи, что начиная читать с вечера, мог не заметить, как уже наступила глубокая ночь.

    — Пятое — историчность событий. Это исторический роман, и все основные глобальные событие (кроме выдуманных для сюжета, которые никак не влияют на глобальные), что есть здесь, были и на самом деле. Можно найти информацию про большинства прототипов — узнать их судьбу.

    Более чем уверен, что Джордж Мартин читал «Тихий Дон» и взял достоинства этого романа себе на заметку, а потом применил их в своих работах. Это, конечно, вообще книги о разном, но имею ввиду сам стиль написания похож, циничность, правдивость сюжета, жесткость, описание секса (хотя в ТД он не в таких подробностях, но все-таки в те времена почти никто и не писал в подробностях, как у Мартина). Но они оба по-своему хороши — Колоссы мировой литературы. В примеры похожести, кроме того, что написал выше, можно привести этот отрывок (не спойлер), в ТД: «Но низенький вьюн Петро гнулся под ударами, как камыш под ветром, а на ногах стоял твердо». Сразу вспомнилось в ПЛиО: «Станнис — чугун, черный и прочный, но хрупкий. Он ломается, но не гнется»…

    В Произведении Михаила Шолохова присутствуют, конечно, и недостатки: нудно читать про начало боевых действий, про описание войны, когда идет сухой слог — куда и зачем перебрасывается такая-то дивизия и такой-то полк или что-то подобное, но таких моментов не очень много в романе. Их можно быстро пролистать, если вам это неинтересно.

    Читал ниже более ранние отзывы на этот роман, что там пишут, будто бы надо в Википедию лезть и читать про каждое историческое лицо (и вроде делать какие-то заметки=)). Это не так. Можно читать роман и без всяких википедий — читается на отлично. Если только уж любопытны будут прототипы, то тогда да. Но с простым чтением проблем не возникло совершенно.

    Закончу тем, что порекомендую эту книгу людям, кто еще не читал это Творение. В особенности кому пришелся по душе цикл «Песнь Льда и Огня» и хочется почитать высокопробного исторического эпоса. 10 из 10

    Анализ главы 12 части 3 первой книги романа М. Шолохова «Тихий Дон» Тихий Дон Шолохов М.А. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




    Есть что добавить?

    Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


    / Сочинения / Шолохов М.А. / Тихий Дон / Анализ главы 12 части 3 первой книги романа М. Шолохова «Тихий Дон»

        М. Шолохов – писатель большого таланта, посвятивший все свое творчество родной земле и родному народу – донскому казачеству.
        В 20 веке на долю русского народа (и казаки здесь не исключение) выпало множество страшных испытаний. О жизни казачества в «лихую годину» войн и революций рассказывают все произведения Шолохова, однако главным творением писателя считается его эпопея «Тихий Дон», повествующая о судьбе донского казачества в эпоху Октябрьской революции 1917 года и последовавшей за ней гражданской войны.
        Однако главному герою романа пришлось пережить испытания не только войной гражданской. В первых книгах произведения Григорий Мелехов попадает на фронты первой мировой, уже там понимая, что такое бессмысленная война, что эта кровавая бойня делает с человеческими душами. Лучшее подтверждение этому – эпизод «Убийство Чубатым пленного австрийца» (глава 12 часть 3 первой книги романа).
        Данный отрывок имеет большую вступительную часть. В ней автор знакомит нас с казаком Алексеем Урюпиным, получившим прозвище Чубатый, психологически обосновывает его жестокий поступок. Важно, что этот образ дается через восприятие Григория Мелехова — тем самым подчеркивается разница между этими героями, их натурами и жизненными философиями.
        Итак, Чубатый – молодой казак, чьи «веселые, бесстрашные глаза вечно смеялись». Однако эта портретная черта говорит не о добром нраве персонажа, а, наоборот, о его жестокости, равнодушии ко всему окружающему, душевной черствости. Мелехов говорит про Чубатого: «Волчиное в тебе сердце, а может, и никакого нету, камушек заместо него заложенный». Важно, что Алексей с готовностью и даже какой-то гордостью соглашается с товарищем.
        Чубатого боятся лошади, что для Григория является верным знаком «звериной натуры» этого человека. Да и сам он признается в своем презрении к людям, для него человеческая жизнь — ничто: «Убью и не вздохну — нет во мне жалости!».
        Во всей полноте натура Чубатого проявляется, когда к нему в руки попадает беззащитный австрийский солдат.
        Этого молодого офицера взял в плен небольшой отряд наблюдения, членами которого были Чубатый и Мелехов. Автор подчеркивает, что пленный австриец мог вызвать только жалость, сочувствие, даже сострадание. Он был еще очень молод (писатель несколько раз упоминает его по-юношески «пухлые щеки») и сильно напуган тем, что с ним произошло. Пленный с готовностью отдает казакам свое оружие, угощает их табаком, пытается «задобрить» русских растаявшим «пахучим мятым шоколадом».
        Автор намеренно подчеркивает «мирные» черты в этом персонаже, показывает, что он очень далек от этой войны и ее целей, является, по сути, таким же «пушечным мясом», как и русские солдаты. Шолохов показывает, что пленный — такой же человек, обладающий чувствами и привязанностями (недаром австриец просит взять с собой записную книжку, в которой находились фотографии его родных).
        Мы видим, что казаки подсознательно чувствуют все это и относятся к офицеру дружелюбно — они решают отвести его в штаб в качестве «языка». Сопровождать пленного вызывается Чубатый.
        На трагический исход этого предприятия указывает комментарий автора: «Таким он и остался в памяти Григория — накинутая внапашку расшивная гусарская куртка, белесые, торчмя поднятые вихры и уверенная, бравая походка». Через некоторое время казаки узнают, что Чубатый зарубил пленного.
        Алексей утверждает, что тот пытался бежать, однако Григорий нисколько не сомневается, что это не так – Чубатый убил австрийца «зря», чтобы потешить свою звериную натуру. Этот факт никак не укладывается в голове Мелехова, он возмущен до такой степени, что в запале пытается убить Чубатого: «Убью!.. — рванулся к нему Григорий».
        Вскоре предположение Мелехова подтверждается – он, как и остальные казаки отряда, видит тело пленного, разрубленное сзади: «Ужасающий удар, нанесенный, по всей вероятности, сзади, расклинил пленного надвое, от плеча наискось до пояса».
        Мир души Чубатого, внутренне состояние Григория, а также общее настроение данного эпизода помогает выразить финальный пейзаж, «пропитанный» увяданием и тлением, густыми темными тонами, мраком и сожалением по ушедшему солнцу: «Откуда-то с болота подползал пресный запах мочажинника, ржавой сырости, гнилья; гукала выпь… Над просекой меркли на стволах сосен темно-рудые следы ушедшего солнца».
        В этом эпизоде автор размышляет о том, что делает с человеком война. Она в крайней степени усиливает жестокость жестокосердных, выхолащивает души «обыкновенных», разрушает добросердечных. Рассуждает писатель и о войне как таковой: оправданы ли ее цели сотнями тысяч убитых и искалеченных, неужели смысл жизни человека заключается лишь в том, чтобы однажды стать «пушечным мясом»?
        «Убийство Чубатым пленного австрийца» — один из важных эпизодов «Тихого Дона». Он проявляет гуманную натуру главного героя произведения, его жизненную философию, объясняет внутренние изменения, которые произошли с Мелеховым во время первой мировой войны, в некоторой степени раскрывает причины его внутренних поисков. Кроме того, данный отрывок показывает и страшное лицо любой войны, где люди ни за что убивают друг друга; «готовит» Мелехова и других героев к последующим испытаниям, главным из которых станет кровавая гражданская война.


    0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


    / Сочинения / Шолохов М.А. / Тихий Дон / Анализ главы 12 части 3 первой книги романа М. Шолохова «Тихий Дон»


    Смотрите также по произведению «Тихий Дон»:


    Урок литературы по роману М.

    Шолохова «Тихий Дон». 11-й класс

    Цель. Помочь обучающимся осознать неизбежность трагичности судьбы гуманной личности в переломную эпоху, связь этой трагедии с судьбой народа.

    Задачи:

    1). Показать духовные искания Григория Мелехова как представителя казачества.

    2). Организовать работу обучающихся по сопоставлению “зеркальных” эпизодов.

    3). Совершенствовать умение сопоставлять, делать самостоятельно выводы, вести дискуссию.

    4). Помочь сформировать собственную позицию по нравственной проблеме; воспитывать человечность.

    Ход урока

    1 этап. Мотивационно-целевой.

    а). Беседа.

    — На предыдущих уроках мы пытались постичь истинную сущность характера Григория Мелехова. Почему он выбран М. Шолоховым главным героем?

    (Неординарная натура, честен и в мыслях, и в поступках (взаимоотношения с Аксиньей и Натальей), у него отзывчивое сердце, развито чувство жалости, сострадания (эпизод с утёнком на покосе). Григорий – человек, способный на поступок (уход с Аксиньей в Ягодное, разрыв с Подтёлковым, решение вернуться в хутор). Герой постоянно находится в состоянии выбора, ищет правду.)

    — Мы уже встречали в русской литературе героев - правдоискателей?

    (Иван Флягин. Ищет собственное место в мире, собственное призвание даже не разумом, а всей своей жизнью.)

    — К каким выводам мы пришли на прошлом занятии, анализируя массовые сцены?

    (Октябрьская революция, расколовшая мир весь мир на своих и чужих, поставила каждого казака перед неизбежным выбором. Перед выбором стоит и главный герой романа.)

    б) — Какой выбор делает главный герой романа и почему? Человек зависит от обстоятельств или сам делает свою судьбу?

    2 этап. Информационно-деятельностный. Духовные искания Григория Мелехова.

    Реализация индивидуального домашнего задания. (Звучат монологические ответы).

    — Как влияет на Григория общение с Извариным и Подтёлковым? (Ч. 5, гл.2)

    (Сотник Ефим Изварин, человек хорошо образованный, был заядлым казаком-автономистом. Он не верит во всеобщее равенство, убеждён в особой судьбе казачества и выступает за самостоятельность Донской области. Мелехов пытается с ним спорить, но, полуграмотный, он безоружен по сравнению со своим противником, и Изварин легко разбивает его в словесных боях. Не случайно попадает герой под влияние сепаратистских идей.

    Фёдор Подтёлков считает, что у казаков общие интересы со всеми русскими крестьянами и рабочими, и отстаивает идею выборной народной власти. Сила внутренней убеждённости заставила Григория поверить Подтёлкову. Эта сила выражена в конкретных деталях: Григорий ощущал “свинцовую тяжесть подтёлковских глаз”, когда тот упирал в собеседника свой невесёлый взгляд.)

    — Как ведёт себя Григорий после разговора с Подтёлковым? Докажите текстом. (Ч.5, гл. 12)

    (Мучительно старается разобраться в сумятице мыслей, продумать что-то, решить. То есть герой ищет свой путь, собственное место в мире, ищет то, чему стоит служить. Ключевое слово здесь – “сам”. Оно обозначает новый этап в духовном развитии героя, этап самостоятельных поисков.)

    Анализ эпизодов.

    — Что же на новом этапе будет влиять на судьбу главного героя романа? Чтобы найти ответ на этот вопрос, проанализируем эпизод расправы над черницовцами. (Ч. 5, гл. 3.)

    — Как изображены в этой сцене Подтёлков и Чернецов? Чем мотивировано их поведение?

    (Поведение их наглядно воплощает всю силу ненависти, вражды, которая разделила Дон на красных и белых.)

    — Как ведёт себя в этой сцене Григорий Мелехов? Чем мотивировано его поведение?

    Реализация домашнего задания: чтение по ролям эпизода “Разговор Григория с Подтёлковым”.

    — Прочитаем описание офицеров, приговорённых к казни. (Выразительное чтение)

    — Найдите детали портрета офицеров. Для чего они включены в эпизод?

    (Автор наделяет офицеров запоминающимися деталями. Вероятно, стремится подчеркнуть, что перед нами не абстрактные враги, а ЛЮДИ.)

    — Как изображение офицеров связано с поступками Гр. Мелехова?

    (Автор психологически оправдывает героя: Григорий вступается не за врагов, а за безоружных людей.)

    — Какой смысл вкладывает Минаев во фразу, завершающую эпизод?

    (В этой фразе — попытка оправдать насилие и жестокость “высшими” интересами революции, попытка утверждения так называемого “революционного” гуманизма.

    — Что переживает Григорий после трагических событий? (Ч.5,гл.13)

    (Как всегда в самые трагические моменты разочарования и растерянности Григорий обращается мыслями к дому, к родной природе, к крестьянскому труду. Именно дом даёт ему душевный покой.)

    — Обстановка родного дома порождает у героя стремление уйти от борьбы. Что же заставило его служить у белых?

    — (Двойственное положение в родном хуторе: казаки уважают Григория как храброго война, но не могут простить службы у красных.)

    — Говоря о службе героя в белоказачьих войсках, остановимся на эпизоде “Казнь подтёлковцев”

    Реализация домашнего задания: выразительное чтение разговора Григория и Подтёлкова.

    — Как воспринимает Григорий казнь Подтёлкова?

    (Как справедливое возмездие.)

    — Почему тогда он уходит с площади, не дождавшись казни?

    (Для Григория, воина и гуманиста, расправа над безоружными отвратительна.)

    — Сравните проанализированные эпизоды. Как в литературоведении называются такие эпизоды?

    (Зеркальные.)

    — В чём смысл зеркального отражения?

    (Герой романа не находит правды ни на одной из противоборствующих сторон. Везде он видит только обман и жестокость, которой, казалось бы, можно найти оправдание, но которую отвергает сама человеческая природа Григория. )

    — А какую правду ищет герой? Читаем внутренний монолог героя. (Кн. 3, ч. 6, гл. 21)

    (Григорий тоскует о высшей правде, “под крылом которой мог бы погреться каждый”).

    3 этап. Дискуссия.

    — Действительно ли, что у разных людей, разных социальных групп может быть своя правда?

    (Служение частной классовой правде, какому бы классу она не принадлежала, всегда ведёт к жестокости, к разрушению человеческих связей: родовых, семейных, соседских, дружеских. И утверждается классовая правда, как правило, насильственно. В братоубийственной войне одной, общей, высшей правды НЕТ.)

    Читать «Тихий Дон. Том 2» — Шолохов Михаил Александрович — Страница 1

    Михаил Шолохов

    Тихий Дон

    © М. А. Шолохов (наследник), 2014

    © ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2014

    Издательство АЗБУКА®

    * * *

    Книга первая

    Не сохами-то славная землюшка наша распахана…

    Распахана наша землюшка лошадиными копытами,

    А засеяна славная землюшка казацкими головами,

    Украшен-то наш тихий Дон молодыми вдовами.

    Цветен наш батюшка тихий Дон сиротами,

    Наполнена волна в тихом Дону отцовскими,

    материнскими слезами.

    * * *

    Ой ты, наш батюшка тихий Дон!

    Ой, что же ты, тихий Дон, мутнехонек течешь?

    Ах, как мне, тиху Дону, не мутну течи!

    Со дна меня, тиха Дона, студены ключи бьют,

    Посередь меня, тиха Дона, бела рыбица мутит.

    Старинные казачьи песни

    Часть первая

    I

    Мелеховский двор – на самом краю хутора. Воротца со скотиньего база ведут на север к Дону. Крутой восьмисаженный спуск меж замшелых в прозелени меловых глыб, и вот берег: перламутровая россыпь ракушек, серая изломистая кайма нацелованной волнами гальки и дальше – перекипающее под ветром вороненой рябью стремя Дона. На восток, за красноталом гуменных плетней, – Гетманский шлях, полынная проседь, истоптанный конскими копытами бурый, живущо́й придорожник, часовенка на развилке; за ней – задернутая текучим маревом степь. С юга – меловая хребтина горы. На запад – улица, пронизывающая площадь, бегущая к займищу.

    В предпоследнюю турецкую кампанию вернулся в хутор казак Мелехов Прокофий. Из Туретчины привел он жену – маленькую, закутанную в шаль женщину. Она прятала лицо, редко показывая тоскующие одичалые глаза. Пахла шелковая шаль далекими неведомыми запахами, радужные узоры ее питали бабью зависть. Пленная турчанка сторонилась родных Прокофия, и старик Мелехов вскоре отделил сына. В курень его не ходил до смерти, не забывая обиды.

    Прокофий обстроился скоро: плотники срубили курень, сам пригородил базы для скотины и к осени увел на новое хозяйство сгорбленную иноземку-жену. Шел с ней за арбой с имуществом по хутору – высыпали на улицу все, от мала до велика. Казаки сдержанно посмеивались в бороды, голосисто перекликались бабы, орда немытых казачат улюлюкала Прокофию вслед, но он, распахнув чекмень, шел медленно, как по пахотной борозде, сжимал в черной ладони хрупкую кисть жениной руки, непокорно нес белесо-чубатую голову, – лишь под скулами у него пухли и катались желваки да промеж каменных, по всегдашней неподвижности, бровей проступал пот.

    С той поры редко видели его в хуторе, не бывал он и на майдане. Жил в своем курене, на отшибе у Дона, бирюком. Гутарили про него по хутору чудно́е. Ребятишки, пасшие за прогоном телят, рассказывали, будто видели они, как Прокофий вечерами, когда вянут зори, на руках носил жену до Татарского ажник кургана. Сажал ее там на макушке кургана, спиной к источенному столетиями ноздреватому камню, садился с ней рядом, и так подолгу глядели они в степь. Глядели до тех пор, пока истухала заря, а потом Прокофий кутал жену в зипун и на руках относил домой. Хутор терялся в догадках, подыскивая объяснение таким диковинным поступкам, бабам за разговорами поискаться некогда было. Разно гутарили и о жене Прокофия: одни утверждали, что красоты она досель невиданной, другие – наоборот. Решилось все после того, как самая отчаянная из баб, жалмерка Мавра, сбегала к Прокофию будто бы за свежей накваской. Прокофий полез за накваской в погреб, а за это время Мавра и разглядела, что турчанка попалась Прокофию последняя из никудышных…

    Спустя время раскрасневшаяся Мавра, с платком, съехавшим набок, торочила на проулке бабьей толпе:

    – И что он, милушки, нашел в ней хорошего? Хоть бы баба была, а то так… Ни заду, ни пуза, одна страма. У нас девки глаже ее выгуливаются. В стану – перервать можно, как оса; глазюки – черные, здоровющие, стригеть ими, как Сатана, прости Бог. Должно, на сносях дохаживает, ей-бо!

    – На сносях? – дивились бабы.

    – Кубыть, не махонькая, сама трех вынянчила.

    – А с лица как?

    – С лица-то? Желтая. Глаза тусменныи, – небось не сладко на чужой сторонушке. А ишо, бабоньки, ходит-то она… в Прокофьевых шароварах.

    – Ну-у?.. – ахали бабы испуганно и дружно.

    – Сама видала – в шароварах, тольки без лампасин. Должно, буднишние его подцепила. Длинная на ней рубаха, а из-под рубахи шаровары, в чулки вобратые. Я как разглядела, так и захолонуло во мне…

    Шепотом гутарили по хутору, что Прокофьева жена ведьмачит. Сноха Астаховых (жили Астаховы от хутора крайние к Прокофию) божилась, будто на второй день Троицы, перед светом, видела, как Прокофьева жена, простоволосая и босая, доила на их базу корову. С тех пор ссохлось у коровы вымя в детский кулачок, отбила от молока и вскоре издохла.

    В тот год случился небывалый падеж скота. На стойле возле Дона каждый день пятнилась песчаная коса трупами коров и молодняка. Падеж перекинулся на лошадей. Таяли конские косяки, гулявшие на станичном отводе. И вот тут-то прополз по проулкам и улицам черный слушок…

    С хуторского схода пришли казаки к Прокофию.

    Хозяин вышел на крыльцо, кланяясь.

    – За чем добрым пожаловали, господа старики?

    Толпа, подступая к крыльцу, немо молчала.

    Наконец один подвыпивший старик первый крикнул:

    – Волоки нам свою ведьму! Суд наведем!..

    Прокофий кинулся в дом, но в сенцах его догнали. Рослый батареец, по уличному прозвищу – Люшня, стукал Прокофия головой о стену, уговаривал:

    – Не шуми, не шуми, нечего тут!.. Тебя не тронем, а бабу твою в землю втолочим. Лучше ее уничтожить, чем всему хутору без скотины гибнуть. А ты не шуми, а то головой стену развалю!

    – Тяни ее, суку, на баз!.. – гахнули у крыльца.

    Полчанин Прокофия, намотав на руку волосы турчанки, другой рукой зажимая рот ее, распяленный в крике, бегом протащил ее через сени и кинул под ноги толпе. Тонкий вскрик просверлил ревущие голоса.

    Прокофий раскидал шестерых казаков и, вломившись в горницу, сорвал со стены шашку. Давя друг друга, казаки шарахнулись из сенцев. Кружа над головой мерцающую, взвизгивающую шашку, Прокофий сбежал с крыльца. Толпа дрогнула и рассыпалась по двору.

    У амбара Прокофий настиг тяжелого в беге батарейца Люшню и сзади, с левого плеча наискось, развалил его до пояса. Казаки, выламывавшие из плетня колья, сыпанули через гумно в степь.

    Через полчаса осмелевшая толпа подступила ко двору. Двое разведчиков, пожимаясь, вошли в сенцы. На пороге кухни, подплывшая кровью, неловко запрокинув голову, лежала Прокофьева жена; в прорези мученически оскаленных зубов ее ворочался искусанный язык. Прокофий, с трясущейся головой и остановившимся взглядом, кутал в овчинную шубу попискивающий комочек – преждевременно родившегося ребенка.

    * * *

    Жена Прокофия умерла вечером этого же дня. Недоношенного ребенка, сжалившись, взяла бабка, Прокофьева мать.

    Его обложили пареными отрубями, поили кобыльим молоком и через месяц, убедившись в том, что смуглый турковатый мальчонок выживет, понесли в церковь, окрестили. Назвали по деду Пантелеем. Прокофий вернулся с каторги через двенадцать лет. Подстриженная рыжая с проседью борода и обычная русская одежда делали его чужим, непохожим на казака. Он взял сына и стал на хозяйство.

    Пантелей рос исчерна-смуглым, бедовым. Схож был на мать лицом и подбористой фигурой.

    Женил его Прокофий на казачке – дочери соседа.

    Читать Dungeon Defense — Глава 13 — Том 2 онлайн бесплатно

    Глава 1 — Довольно хорошие друзья (Часть 2)
    ▯ Слабейший Владыка Демонов, Ранг 71, Данталиан

    Календарь Империи: 1505 Год, Месяц 9, День 5

    Нифльхейм, Дворец губернатора

    «…… Этот никогда раньше не писал таких писем».

    «Нач. Я тоже хочу верить, что ты невиновен. Но вы составляли заговор против меня и нападали на меня в прошлом, не так ли? Другими словами, вы еще не заслуживаете полного доверия.

    «Этот больше не планирует враждебно относиться к вашему высочеству».

    «Как жаль. Я не могу тебе поверить».

    «……»

    Ивар Лодброк стиснул зубы.

    (Примечание TL: я планирую называть Ивара по полу человека, которым он владеет в настоящее время.)

    Было ясно, что он расстроен. В конце концов, у него было более чем достаточно причин злиться.

    Этот человек передо мной изначально был одним из самых авторитетных людей.Он был самым богатым человеком в мире демонов, а также закулисным правителем свободного города Нифльхейм.

    Этот человек упал и теперь действовал как моя марионетка. Он тявкал, как собака, на каждую мою команду. Стало совсем жалко. Тем не менее, я не собирался так легко его прощать.

    «Что должен сделать этот, чтобы завоевать доверие вашего высочества?»

    «Просто окажи мне пару услуг».

    «Какие услуги……?»

    «Во-первых, я хотел бы нанять солдат.

    В анонимном письме было написано, что собирается вторгнуться двухтысячная армия.

    Хотя было еще неясно, правда письмо или ложь, ничего плохого в подготовке не было. Хоть три тысячи. Да, я хотел быть готовым с армией не менее трех тысяч солдат.

    «Я считаю, что это легкий запрос. Если это изумительная Фирма Кеункуска, то, конечно, вы без труда сможете собрать три тысячи человек.Вы так не думаете?

    «……Конечно. Ваше высочество.»

    У собеседника было выражение лица, как будто он пережевал дерьмо.

    Ой, у тебя все эмоции на лице.

    Может быть, он смотрел на меня с презрением? Было ли это. Он решил, что ему не нужно соблюдать приличия передо мной?

    Это беспокоило. Домашнее животное, которое смотрело свысока на своего владельца, было бесполезным. Кажется, мне пришлось еще раз научить этого вампира манерам.

    «Лодброк.Может быть, я тебе не нравлюсь?»

    «…… Это невозможно. Этот всегда хранит уважение и лояльность к Повелителям Демонов в своей груди.

    «Это облегчение. Ты мне тоже немного нравишься. Я боялась, что это может быть односторонняя любовь. Односторонняя любовь прекрасна только в детстве. Но разве в таком возрасте не вульгарно увлекаться подобными вещами?

    Ивар Лодброк посмотрел на меня с сомнением. Скорее всего, он пытался понять, о чем я говорю.

    Я что-то вынул из рукава. Ну, это не было чем-то слишком важным. Одна прядь волос. Это была всего лишь одна прядь светлых волос.

    Ивар Лодброк поморщился.

    «Что это может быть?»

    «Повторю еще раз. Ты мне тоже немного нравишься. За исключением не вашей пожилой внешности, а вашего первоначального тела. Твоя нежная и женская форма. Я предпочитаю это больше».

    «……!»

    Глаза Ивара Лодброка дрожали от беспокойства.

    Основным телом Лодброка была девушка со светлыми волосами.Волосы, которые я только что вырвала, тоже были светлыми. Что это может означать?

    «Конечно……!»

    «Что касается твоего тела, то лично я предпочитаю твои икры. Ваша маленькая грудь и очертания талии тоже в порядке. Но я действительно думаю, что твои икры самые лучшие».

    Я улыбнулся.

    «Если погладить осторожно, то можно одновременно ощутить и твердость голени, и мягкость икр. Мне казалось, что мои руки растают из-за того, насколько они были мягкими.Аромат розы, исходящий от твоей кожи, почти заставил меня непреднамеренно хотеть тебя лизнуть».

    «Разве ваше высочество не обещали не трогать этого основного тела!»

    Ивар Лодброк издал яростный крик.

    «Этот предал ее высочество Пеймон, как приказало ваше высочество! Этот защитил ваше высочество, пожертвовав твердым руководителем! Тогда почему……!»

    «Не поймите неправильно».

    Я говорил беззаботным тоном.

    «Мы не давали обещаний.Обещания – это взаимовыгодные вещи. Однако наши отношения немного проще. Главный. Это абсолютное послушание».

    «……»

    «На колени».

    Ивар Лодброк напрягся.

    Интересно, он не смог должным образом услышать мою просьбу? Увидев, что он заперт в теле старика, возможно, его слух тоже был поврежден? Это, безусловно, было возможно. Не волнуйся. Я верил в уважение к старшим. Я человек, который смог проявить сострадание к старшим настолько, насколько это требуется.

    Нежным тоном я заказал еще раз.

    «На колени, шеф».

    «……»

    «Давай».

    Ивар Лодброк медленно согнул колени.

    Я кивнул.

    «А теперь иди сюда».

    «……»

    Унижение и ярость окрасили лицо старого джентльмена.

    Я не мог не любить всякий раз, когда человек власти делал такое выражение лица. Мне казалось, что я наблюдаю за правонарушителем, исправляющим свои собственные пути. Мне почти хотелось вслух восхвалять красоту человечества.

    Ивар Лодброк подполз ко мне.

    Я снял ботинок и прижал правую ногу к голове старого джентльмена. Это было, конечно, насмешливое действие. Плечи Ивара Лодброка задрожали.

    «Шеф».

    «…… Да, ваше высочество».

    «Пожалуйста, ведите себя осторожнее, стоя передо мной. Я не высмеивал тебя в тот момент, когда мы встретились. Нормально и мягко. Я относился к тебе как к равноправному сообщнику, и все же, разве ты не смотрел на меня так, как будто смотрел на мусор?»

    Пресс пресс.

    Я толкнул его голову еще ниже.

    Ивар Лодброк коснулся пола носом.

    «Вот почему связь невозможна. Как долго ты собираешься оставить меня в безответной любви? Если вы хотите, чтобы я уважал ваше достоинство, то вы должны сначала уважать мое достоинство. Вы понимаете?»

    «Этот наверняка запомнит……»

    «Подготовьте три тысячи солдат в течение 2 дней».

    Я убрал ногу.

    «Было бы неприятно, если бы вы собрали группу случайных людей, поэтому я попрошу солдат лучшего качества.Согласно сообщению, вторжение произойдет через 10 дней, так что поторопитесь».

    Ивар Лодброк быстро поднял голову.

    «Ваше Высочество. Два дня — это слишком мало! По крайней мере, дайте нам неделю… нет, даже если бы ваше высочество дали нам полмесяца, было бы почти невозможно нанять три тысячи солдат самого лучшего качества.

    «О чем ты говоришь? Рядом много войск.

    «Простите?»

    «Разве солдаты не защищают Нифльхейм? Я слышал, что военная сила здесь составляла около 8000 человек.Одолжи мне немного оттуда».

    Ивар Лодброк открыл рот.

    Это было лицо, как будто он только что услышал невероятное предложение.

    «Ваше Высочество! Это защита этого города!»

    «И ты настоящий правитель Нифльхейма. Вы можете перемещать силы сколько угодно.

    «Пожалуйста, поймите! Если солдаты ушли, то вместе с ними исчезает и метод защиты Нифльхейма. Нифльхейм — вольный город, отвечающий за всю экономику мира демонов.Если это место падет, то огромное несчастье обрушится на весь мир демонов. Если бы это случилось, пока Черная смерть все еще свирепствует…!

    «Вау, вау. Успойкойся.»

    Я встал со стула.

    Я снова поднял Ивара Лодброка на ноги и аккуратно стряхнул всю пыль с его одежды. Ивар Лодброк, не зная, как реагировать, не смог ничего сказать в ответ.

    «Конечно, есть о чем беспокоиться. Опасность, с которой вам придется столкнуться, также будет велика.Я все понимаю. Я действительно. Но несмотря ни на что, шеф. Очень жаль, но».

    Наконец, очистил плечо Ивара Лодброка.

    «Это твоя проблема. Не мой.»

    «……»

    Я широко улыбнулся.

    Ивар Лодброк не находил слов.

    «Ах. Я должен отметить, что эти волосы не с вашего основного тела. Как я мог сделать такое, когда я так уважаю вас, шеф? Не волнуйся.»

    «Простите? Тогда где……?»

    «Я вырвал шерсть у собаки, которая бродила по дворцу губернатора, немного поиграв с ней.Цвет и обаяние этой собаки были весьма утонченными. Как и ожидалось, если владелец обеспечен, даже домашние животные живут в роскоши».

    Выражение лица Ивара Лодброка быстро изменилось.

    Он, должно быть, понял, что только что высмеял себя из-за какой-то собачьей шерсти и остолбенел.

    Вот почему ты не должен был так бесполезно мстить. Мы могли бы счастливо разойтись по своим делам, не расстраивая друг друга. Я не мог понять людей, которые настаивали на отстаивании своей гордости, зная, что они явно проиграют.Вы мазохист? Вам нравится получать боль намеренно? Это довольно тревожно, что в мире так много извращенцев……

    «Три тысячи солдат. Высшее качество. Я оставляю это в ваших руках, шеф.

    «……Да».

    «О, точно. Я также хотел бы, чтобы вы получили некоторую информацию».

    Я усмехнулся.

    «Это тоже не очень сложная задача, так что вам не о чем беспокоиться. Задача найти одного человека. А, пока ты здесь, купи для меня бутылку лучшего вина.

    «Что бы этому ни было приказано…»

    Похоже, он окончательно отказался от сопротивления. Ивар Лодброк склонил голову. Это было мило, потому что его свисающие волосы напоминали собачьи уши.

    То, что у него было много морщин, было недостатком, ну да ладно. Было бы лучше, если бы я просто думал об этом как о воспитании питомца с сильным чувством гордости. Мне было бы жаль, если бы я слишком много толкал его, поэтому я должен дать ему награду позже. О нет. У меня не должно быть такого хобби, как выращивание домашних животных……

    Ο

    Ο

    Ο

    ▯Слабейший Владыка Демонов, Ранг 71, Данталиан Губернаторский дворец

    Я слышал шорох бумаги.

    Интересно, потел ли я всю ночь, потому что моя спина была влажной? Я протер глаза и повернул голову, чтобы увидеть Лазурит, читающую отчет рядом со мной на кровати.

    «Лодброк?»

    «Да».

    В ответ на мой короткий вопрос о том, были ли это отчеты с Лодброка, Лазурит немедленно ответила.

    Прошла неделя с тех пор, как мы стали любовниками. Любопытно, что наши слова довольно хорошо передавались друг другу. Стоит ли говорить, что наша совместимость была хорошей? Нет, может быть, было бы чересчур легкомысленно даже считать ее своей любовницей……

    «Как дела.

    «Уровень информации благоприятный. Общее количество невольничьих рынков, расположенных в северной части Сардинии, равно 13. Среди них 4 рынка рабов, на которых продаются рабы, рожденные в благородных семьях. Раб, которого ищет ваше высочество, зарегистрирован в Павии.

    Лазурит достал единственный документ.

    Я покачал головой и уткнулся носом в ее бедра. Было ощущение, будто она нанесла на кожу какое-то сладкое масло. От нее исходил восхитительный аромат.

    «Оливковое масло?»

    «Это масло анатолийской горной розы. Ваше высочество. Если у вашего высочества есть время для сексуальных домогательств к этому, пожалуйста, сначала ознакомьтесь с отчетом.

    «Я не хочу читать слова, как только просыпаюсь утром. Я был бы признателен, если бы вы прочли это вслух вместо меня».

    «Сейчас не утро, а полдень».

    Лазурит вздохнула.

    «Этот думает, что из-за вашего высочества его жизненный цикл разрушен.Слишком много времени тратится на однократные сексуальные отношения. Этот советует вашему высочеству сократить 4 часа до 2.

    «Что мне делать, когда моя выносливость бесподобна?»

    Я слегка чмокнул Лалу в попку.

    «Я не склонен быстро удовлетворять свои желания. В любом случае, проблема в том, что мужчины в наши дни не умеют проявлять внимание к женщинам. Как приятно наслаждаться теплом друг друга и……»

    «Этот знает. Для этого уже известно, что ваше высочество — извращенец за гранью воображения, так что этому не нужен еще один урок.

    Лазурит смирилась и начала читать отчет.

    — Лора Де Фарсен. С тех пор, как она родилась внебрачным ребенком в семье герцога Фарсена, она все время находилась в заключении в особняке. Хотя неизвестно, кто ее биологическая мать, ходят слухи, что она родилась после того, как герцог изнасиловал одну из служанок.

    «Хм».

    Я гладил Лазурит по бедру, слушая ее речь.

    У Лалы не было бесполезного жира. Скорее всего, потому, что она родилась изгоем и провела детство впроголодь.Бродить по улочкам и находить объедки из мусорных баков. Быть проклятым за то, что он полукровка. В нее постоянно бросали камни.

    ……Я должен был убить эту старуху.

    Я действительно сожалел об этом.

    «Кажется, у мисс Фарсен было очень неблагополучное детство».

    Лазурит, продолжение.

    «Не только особняк, но и ей было строго запрещено покидать спальню. Ее братья и сестры не считали мисс Фарнезе частью своей семьи, и даже слуги обращались с ней так, как будто ее не существовало… Ваше Высочество? Ты слушаешь?»

    «Конечно.Я внимательно слушаю».

    «Хотя этот думает, что ваше высочество недавно касался его бедра».

    «Я не понимаю, о чем вы говорите. Ты просто видишь вещи».

    «…… Этот продолжит чтение».

    Лора Де Фарсен.

    Она была важным персонажем, появившимся в .

    Подобно главному герою, она была влиятельной личностью той эпохи, но если и указать на разницу, то она заключалась в том, что она повергла мир в ужас, а не в надежду.

    За этим стояла сложная политическая причина.

    Главный герой , герой, был связан с «Империей Габсбургов». С другой стороны, Лаура Де Фарсен работала на нацию, известную как «Королевство Бретань». Империя и королевство, желая решить, кто является истинным правителем всего континента, начали масштабную войну.

    Был шанс, что по сравнению с Повелителями Демонов количество людей, умерших из-за Мисс Фарсен, было выше.Другими словами, о главном герое можно сказать, что она была противником гораздо более ужасающим, чем Повелители Демонов.

    Ну, это были события, которые произошли через 15-20 лет в будущем.

    В настоящее время Лаура Де Фарсене была не более чем хилой и слабой 16-летней девушкой.

    Что было скрывать?

    Я хотел заранее схватить эту девушку, которой суждено стать в будущем великим полководцем.

    Поскольку казалось, что 2000 солдат собираются вторгнуться из неизвестного региона.Пока я нанимал войска, я хотел заодно набрать командира. Убить двух зайцев одним выстрелом.

    Лазурит закончил читать отчет и заговорил.

    «Ваше Высочество. Есть кое-что, что этот хочет спросить. Почему ваше высочество проявляет интерес к ребенку из человеческой расы?

    «Нет особой причины. Просто этот ребенок питает самую большую ненависть к людям».

    Я небрежно солгал ей.

    Особой причины не было.Было бы еще более тревожно, если бы я честно ответил ей и сказал: «Это то, что я знаю, потому что я играл в игру, но этот ребенок вырастет и станет величайшим генералом на континенте». Я мог только драматизировать причину и рассказать ей.

    «…… Ненависть, да?»

    «Да. Подумайте об этом, находясь на месте этой девушки. Она родилась незаконнорожденным ребенком и провела свои дни навсегда в ловушке в своей комнате. Она подвергалась оскорблениям со стороны людей, которые должны были быть ее семьей. Ее избегали даже слуги.И теперь, когда семья разорилась, Лора Де Фарсен превратилась в рабыню и продается на рынке. Как вы думаете, что скрывается в голове у этой девушки? Чего искренне желает эта девушка? Разве она не питала бы свою ненависть к людям?

    «……»

    «Мне нужен такой ребенок. Ребенок, горящий ненавистью больше, чем кто-либо другой. Мне нужен ребенок, который продал бы свою душу дьяволу, если бы это означало отомстить людям. Лора Де Фарсен, человек как раз на мой вкус.

    Я усмехнулся.

    Лазурит бесстрастно посмотрел на меня.

    У нее были глаза, которые, казалось, понимали, но в то же время не понимали.

    «Что? Вы разочарованы тем, что это был не тот ответ, на который вы надеялись?»

    «Немного».

    Лазурит склонила голову.

    «Этот был уверен, что ваше высочество хотело получить и насладиться высококачественной секс-рабыней благородного происхождения».

    «Что? Что за ерунда… Подождите.Каким человеком ты видишь меня?»

    «Конечно, этот видит, как есть».

    Здесь есть вассал, который обращается со своим господином, как с человеческим отморозком!

    Я смутно понял, почему привязанность Лазурит еще не превысила 10. Нет, ну, я на самом деле человек! Я не настолько испорчен, чтобы сделать что-то отвратительное, например, заполучить секс-рабыню.

    «Лала».

    Я говорил невероятно серьезным тоном.

    «Я воспользуюсь этим шансом, чтобы ясно сказать вам.

    «Что это?»

    «Я предпочитаю зрелых взрослых».

    Так оно и было.

    Комплекс Лолиты был психическим заболеванием.

    «Терпеть не могу людей , от которых все еще пахнет ребенком. Конечно, я предпочитаю большую грудь маленьким, и я предпочитаю просторный низ маленькому. Вы понимаете. Люди, которым нравится детское тело, все сумасшедшие с кучей болтов в голове».

    «Правда?»

    Лазурит кивнула.

    «Подводя итог, можно сказать, что больше, чем ее высочество Барбатос, ее высочество Пеймон ближе к предпочтениям вашего высочества.

    «Прежде чем говорить о том, близко это или далеко, я просто не люблю детское тело. Даже если другая сторона подойдет и предложит мне себя, я откажусь!»

    «Это позор. Если ваше высочество заполучило мисс Фарсен с намерением удовлетворить сексуальные желания вашего высочества, то этот должен был активно поддержать это решение, поскольку это означало, что его бремя значительно уменьшится.

    «Тебе так не нравилось спать со мной!? Нет, подождите. В конце концов, не ты ли первый обратился ко мне…!?

    «Мои извинения. В то время этот еще не понял , что ваше высочество на самом деле был жеребцом. Ваше Высочество даже полностью удовлетворили себя в первую ночь, причем 3 раза подряд… Честно говоря, этот начал сожалеть об этом.

    «Разве это не слишком!?»

    В итоге я услышал от своей возлюбленной 1 неделю, что она уже сожалеет о своем решении.

    Возможно, это были просто физические отношения без какой бы то ни было любви, но я не мог не получить удар……

    Пока я болтал с Лазурит, кто-то постучал в дверь.

    «О великий господин. Обед вашего высочества прибыл.

    «Ах. Можно войти».

    Это были горничные, которые работали во дворце губернатора.

    Горничные открыли дверь и вошли в комнату. Каждая служанка несла серебряный поднос. Они посмотрели так, и все их лица сразу застыли. На кровати лежали обнаженные мужчина и женщина. Хотя мы были укрыты одеялом, верхняя часть моего тела была открыта.

    «П-простите нас! Ваше высочество!»

    «Все в порядке.Тот, кто приказал всем вам войти, был я сам, у вас нет причин извиняться. Не обращайте на нас внимания и приготовьте обед.

    «А… Понятно».

    Горничные с благодарностью поставили блюда на стол. Хотя они изо всех сил старались быть равнодушными к нам и держать голову на месте, в итоге они инстинктивно поглядывали на нас.

    Хм? Они впервые увидели Повелителя Демонов без одежды?

    Находя это забавным, я молча наблюдал за горничными, пока не услышал звук языка, цокающий «цк».Он был настолько низким, что я мог пропустить звук. Мое сердце резко похолодело.

    «Такие, как мы, должны уйти».

    «Все вы. Остановись прямо там.»

    Служанки застыли у двери.

    Я непреднамеренно заговорил холодным голосом.

    «Кто щелкнул языком».

    «Простите?»

    «Не притворяйся невиновным. Я ясно слышал, как один из вас щелкнул языком. Признайся, кто виноват».

    Горничные смотрели друг на друга в панике. Но только на короткое мгновение. Их взгляды естественно сосредоточились на одном человеке. Это была девушка с кошачьими ушами из зверолюда.

    Так ли это. Вы главный виновник, который цокнул языком?

    Я надел свободное платье и встал с кровати.

    «……»

    За это время горничная из зверолюдей осознала свою ошибку и начала дрожать. У нее стучали зубы. Кажется, ее коллеги предсказали ее судьбу, когда отошли на несколько шагов.

    «Имя».

    «Дж……Джей-Джулия, это имя».

    «Понятно. Юлия. У тебя красивое имя.

    В отличие от комплимента, мое лицо было суровым.

    «Почему ты раньше щелкнул языком».

    «Э-этому ужасно жаль, ваше высочество. Пожалуйста, прости этого!»

    «Я спросил, почему ты цокнул языком».

    Горничная не смогла ответить.

    Все было хорошо. Я не спрашивал ее в надежде, что она мне ответит. Я уже знал ответ.

    Эта девушка не цокнула мне языком. Чуть в мою сторону. Другими словами, глядя на Лазурит, она цокнула языком.

    Это испортило мне настроение.

    Невероятно.

    До такой степени, что я едва мог контролировать свою ярость.

    «Ты смотришь вниз, видя, как я занимаюсь интимной близостью с моим любовником?»

    «№. Ваше Высочество, этот не думал ничего подобного……!»

    «Я понимаю. Должно быть, было очень неприятно видеть простого крестьянина-полукровку в одной постели с Повелителем Демонов.Должно быть, это было кислое зрелище для вас. Вот почему ты щелкнул языком у моего любовника, верно?

    «Э-этот… Этот был……»

    Я попал в точку.

    Вот такое чувство я получил от ее ответа.

    Больше смотреть было не на что.

    Я широким шагом подошел к стене, на которой были выставлены мечи, и вытащил один из них. Тонкое лезвие вышло с металлическим звуком. Увидев это, другие горничные вскрикнули.

    «Прежде чем стать крестьянкой, она моя невеста.С каким авторитетом вы издеваетесь над чужим любовником. Я достаточно смешон, чтобы ты мог насмехаться?

    «Ваше Высочество… хотя бы жизнь этого… пожалуйста, пощадите…»

    Это было действительно трудно понять.

    После попадания в этот мир происходят только непонятные вещи.

    Почему люди так легко смотрят на других свысока?

    Почему люди не соблюдали ни малейшего этикета?

    И, наконец, почему люди нападали, зная, что проиграют?

    У них не было ни осторожности, ни здравого смысла, ни знаний.Как и Пеймон и Лодброк. Эта старая ведьма потрясла меня несколько дней назад, а теперь эта служанка пыталась затеять драку.

    Вот почему.

    Так как там полно таких людей.

    Потому что были только эти безответственные люди, мои братья и сестры и я.

    Внезапно появились окна выбора со звуковым эффектом.

    О

    [1. Наказать.]

    [2. Зап.]

    Ο

    Полупрозрачное окно, которое мог видеть только я.

    Я крепче сжал рукоять меча. Другие служанки затаили дыхание. Девушка-зверь пробормотала о прощении, проливая слезы.

    Убивать или не убивать. В голове пронеслись всевозможные расчеты. Угроза политическому статусу за убийство слуги губернаторского дворца. Социальные последствия, которые это вызовет. Ущерб моему публичному имиджу. Однако, несмотря на все эти недостатки, простить эту девушку было сложно. Это было невероятно сложно.Я точно не знал, почему не мог, но…

    «Лорд Данталиан».

    В приглушенном

    и всегда спокойном тоне.

    «Это достаточно далеко».

    Лазурит говорил.

    Я медленно повернул голову к Лале.

    В этом месте были те самые глаза, которые я видел несколько дней назад.

    Тот же укоризненный взгляд, который спрашивал, не осознаю ли я, что сделал не так.

    «……»

    В этот момент.

    Моя голова мгновенно остыла.

    Теперь я смог осознать, насколько безумными были мои нынешние действия. Для меня, чтобы попытаться убить кого-то только потому, что они однажды щелкнули языком. Это было смешно.

    Старушка и эта горничная передо мной были разными. Старушка была главной виновницей того, что полностью разрушила жизнь Лазурита. Однако все, что сделала эта служанка, — это цокнула языком. Хотя она, конечно, не знала своих манер, но на этом все. Она не совершала преступления, за которое стоило бы быть убитым!

    Я полусильно вылил себе на голову ледяную воду.

    «Успокойтесь».

    «Не наживайте врагов без причины».

    «Если они осознали свою ошибку, отступите».

    Правила поведения выгравированы, как инструкция.

    Доктрина, ставшая почти инстинктивной из-за образования моего отца, начала действовать. 1 секунда, 2 секунды, и после 3-й секунды я восстановил самообладание.

    Я с трудом открыл рот.

    «……Ты достаточно обдумал свои действия?»

    «Д-да! Ваше высочество! Этого ужасно жаль! Этот больше никогда так не сделает!»

    «Никогда не забывайте об этом чувстве.Одна ошибка может угрожать вашей жизни».

    Я повернулась, чтобы посмотреть на других горничных и заговорила.

    «Имейте это в виду. Как слуги, подобные вам, все, кто обслуживает людей высокой знати, каждое ваше действие может привести к непоправимой ошибке. Ваши ошибки скоро станут ошибкой Нифльхейма. Ваша наглость скоро станет наглостью Нифльхейма. Действуйте ответственно».

    Служанки одновременно низко поклонились.

    «Мы будем иметь это в виду, ваше высочество!»

    Я кивнул.

    На это мне удалось дать уклончивый ответ.

    «Хорошо. Вы можете уйти прямо сейчас.

    И тогда горничные быстро вышли.

    О

    [1. Наказать.]

    [2. Запасной.]

    Ο

    Слова ярко сияли в воздухе.

    Затем они разошлись и образовали новые ряды.

    [Доброе и милосердное решение!]

    [Слава немного увеличилась.]

    Затем линии разделились на мелкие кусочки и рассыпались, как лепестки.

    Я был бы рад, если бы моя слава хоть немного увеличилась, но, честно говоря, мое нынешнее настроение было самым ужасным. Это было действительно в самом низу. Давно мое настроение не было таким ужасным.

    Лазурит молча смотрела на меня.

    В тот момент, когда наши взгляды встретились, я инстинктивно извинился.

    «Извините».

    «Зачем?»

    «Это……»

    Я не мог ответить.

    Чувство того, что я сделал что-то не так, сжимало мое сердце.Однако я не мог понять, что именно я сделал неправильно, даже в самой малой степени. Это сбивало с толку.

    Наступила тишина.

    В конце концов, Лазурит вздохнула.

    «…… Понятно».

    Что она поняла?

    Она встала с кровати и оделась. После того, как Лазурит полностью надела форму, она опустила спину и поклонилась. Это было плавное движение без малейшей ошибки.

    «Этот должен подготовиться к отправке на невольничий рынок.На этот раз также должно быть уместно нанять сестер Бербер для путешествий. Пожалуйста, выходите, как только ваше высочество закончит обедать.

    «Лала».

    «Эта покинет первой».

    Не глядя в ту сторону, она открыла дверь и вышла.

    Как и 4 дня назад, я остался в комнате один. Лазурит, возможно, уже исчез, но ее розовый аромат все еще витал вокруг.

    И затем окно уведомления.

    Ο

    [Привязанность Лазуритки упала на 1.]

    Ο

    «……»

    Я молча закрыл лицо руками.

    В своей жизни я принадлежал к группе людей, которые разочаровывались в других, я никогда не был частью группы, разочаровывающих других.

    Но не сегодня.

    Я разочаровал Лазурит.

    ο

    ο

    ο

    ο

    ο

    ▯ Wreakest Demon Lord, Rank 71st, Dantal

    Empire Calendar: 1505 год, 9, День 20

    Niflheim, Hermes ‘Plaza

    «Вы знаете, что худшая часть?»

    «……»

    «Тот факт, что я понятия не имел, что я сделал неправильно.

    Поздний вечер.

    Прежде чем я это понял, пейзаж за окном потемнел.

    Барбатос смотрела на меня под тихо дрожащим светом свечи.

    По мере того, как снаружи становилось темнее, тень, покрывавшая цвет лица Барбатос, расползалась по ее лицу. Поддерживая подбородок рукой, она молча смотрела на меня.

    «По крайней мере, я мог бы вести себя бесстыдно, если бы не чувствовал, что сделал что-то не так. Я мог даже расспросить другую сторону о том, в чем проблема.Но не я, я понял, что сделал что-то не так; Я просто понятия не имел, что это такое. И… это довольно жалкое чувство. Чрезвычайно……»

    «……»

    «Скажи мне. Что могла Лазурит от меня хотеть?

    Я пристально посмотрел на Барбатос.

    Барбатос открыла рот, но не произнесла ни слова.

    Так что у меня не было другого выбора, кроме как продолжать говорить.

    «Она хотела, чтобы я встал на колени и стал умолять? Разве этого Лазурит хотела от меня? Чтобы я отбросил свое достоинство, как раб.Отбросить что-то вроде сохранения лица и просто мольбы?…… Может быть, так оно и есть. Это было более чем возможно».

    «……»

    «Но почему она даже не сказала мне, в чем заключались мои проступки?»

    Я схватился за лоб.

    «Это сводит людей с ума. Барбатос. Это действительно то, что сводит людей с ума. Знаешь, почему Лазурит ничего мне не сказала?

    «…Интересно».

    «Была одна причина. Лазурит хотела, чтобы я сам осознал свою ошибку.Что если она оставит это в покое, то я сам со всем разберусь. Лазурит возлагала на меня большие надежды. Черт!»

    Удар

    Я упал на пол.

    «Было обидно и обидно. Почему это было так… потому что она обращалась со мной как с дурой. Во-первых, она была разочарована тем, что я не осознал своих проступков. Во-вторых, она надеялась, что я пойму, что я сделал не так. Вы понимаете? Хм? Ты понимаешь, насколько это было дерьмово?»

    Я усмехнулся.

    Но как следует не вышло.

    Насмешка больше походила на натянутую ухмылку.

    «Лазурит оценивала не только себя в настоящем, но и себя в будущем. Сама по себе. По собственному желанию! Как будто она меня полностью поняла! Как будто она считала, что стоит выше меня!..

    Я стиснул зубы.

    «Это было настолько оскорбительно, что меня стошнило. Впервые в жизни я получил такое оскорбление.Разочарование и ожидание Ляпис стали двумя стенами, которые раздавили меня еще больше. В моей груди медленно росла ярость… гнев медленно нарастал по отношению к Ляпис».

    «Данталиан».

    «Я принял решение в уме».

    Я посмотрел на свечу.

    Свеча излучала два цвета.

    Верхняя часть желтая, нижняя часть синяя.

    Испуская эти цвета света, свет горел и медленно спускался вниз.

    «Попасться один раз.Я подожду, пока в следующий раз она не проявит неуважение. И если Лазурит еще раз иррационально проигнорирует меня.

    Я схватил фитиль свечи пальцами.

    Пламя вскоре вспыхнуло и погасло.

    «—Когда это произойдет, я не буду стоять на месте».

    Ο

    Ο

    Ο


    TL примечание: Надеюсь, вам понравилась эта глава. Потому что я не так уж много c: Я вполне уверен, что это спровоцировало большую часть из вас, ребята, которым понравился Ивар (кому вообще нравится Ивар?). И да, Данталиан чертовски непристойный. Я имею в виду, по крайней мере, он не слишком тупой и не стесняется своих желаний. Ведущие, которые танцуют вокруг этой темы, обычно просто раздражают меня еще больше. Но да, эта глава создана для следующих глав, так что не загадывайте слишком далеко наперед о его действиях!

    Глава 2 (Часть 1) сейчас следующая, вы, ребята, наконец-то встретитесь с Лорой! (А потом я исчезну на 5 дней из-за образовательной поездки и заставлю вас, ребята, страдать)

    Если вы обнаружите какие-либо ошибки (битые ссылки, нестандартный контент и т.. ), Пожалуйста, сообщите нам, чтобы мы могли исправить это как можно скорее.

    Совет. Для перехода между главами можно использовать клавиши «влево», «вправо», «A» и «D».

    Класс элиты Глава 13

    Глава 13: Класс элиты Том. 2 Глава 2

    Плохие события на этом не закончились. На следующее утро, во время занятий, Чиябашира-сенсей должна была сделать объявление.

    «Сегодня у меня есть объявление для всех вас.На днях случилась небольшая неприятность. Он там, Судо и несколько учеников класса C были вовлечены в инцидент. По правде говоря, это была драка».

    В классе стало шумно.

    В зависимости от деталей разногласий между двумя группами Судоу может быть отстранен от занятий, а классовые очки могут быть вычтены. Сенсей рассказал классу всю ситуацию.

    Чиябашира-сенсей была настолько бесстрастна, и на ее лице не было абсолютно никакого выражения, что в этом была определенная красота.

    Без какой-либо предвзятости она объяснила нейтральную позицию школы по этому вопросу.

    «Эээ… почему вопрос еще не решен?»

    Хирата задал резонный вопрос.

    «Жалоба была подана классом C. Они сказали, что это была односторонняя драка. Однако, когда мы спросили Судо, он сказал, что их утверждение не соответствует действительности. Он сказал, что ученики класса C вызвали его, ища драка. »

    «Я не был не прав, это была самооборона.»

    Заявив об этом без всякого стыда, Судой привлек холодные взгляды своих одноклассников.

    «Но у вас нет доказательств. Я ошибаюсь?»

    «Доказательства? Ничего подобного у меня нет.»

    «Иными словами, мы пока не знаем правды. Поэтому ситуация приостановлена. Исход будет решаться тем, кто на самом деле преступник.»

    «Я ничего не знаю, кроме того, что я невиновен. Я хочу денег за свои неприятности.»

    «Он сам так говорит, но пока в это мало верится. Если, как говорит Судо, есть свидетель, ситуация может измениться. Если есть свидетели драки, пожалуйста, поднимите руки.»

    Чиябашира-сенсей продолжала говорить равнодушным голосом. Ни один ученик не поднял руки.

    «Жаль, Судо, но похоже, здесь никто не был свидетелем.»

    Когда Чиябашира-сенсей посмотрел на Судо с сомнением, он посмотрел на свой стол.

    «Чтобы найти свидетеля, каждый учитель информирует свой класс о ситуации. »

    «Ха!? Ты всем рассказал!?»

    В школе, наверное, больше ничего не умеют. Поскольку Судо поднял вопрос о свидетеле, каждый класс в школе должен был найти такого человека.

    Для Судоу, который намеревался скрыть инцидент, ситуация была не из лучших.

    План Судо сохранить его в нашей группе уже провалился.

    «В любом случае, это все. Скорее всего, мы получим окончательное решение к следующему вторнику, принимая во внимание наличие или отсутствие улик. Классный час окончен.»

    Чиябашира-сенсей вышла из комнаты, а Судо быстро ушел следом.Вероятно, он знал, что рассердится на кого-нибудь, если останется в комнате.

    «Эй, а разве Судоу не хуже?»

    Первым заговорил Айк.

    «Если мы потеряли очки из-за Судоу, не значит ли это, что у нас снова будет 0 очков?»

    Ситуация выходила из-под контроля, когда в классе поднялся шум.

    Если мы потеряем очки, Судо станет объектом разочарования класса. Естественно, Кусида попыталась облегчить ситуацию.

    «Привет всем. Вы можете меня выслушать?»

    Кусида воспользовалась шансом остановить шумиху и изменить ситуацию.

    «Как сказал Сэнсэй, Судо-кун был вовлечен в драку. Но Судо-кун был в нее втянут.»

    «Кушида-тян, говоря «втянули в это», означает ли это, что ты веришь словам Судо?»

    Кусида рассказала вчерашнюю историю всему классу.О том, как его считали завсегдатаем, и как несколько человек, которые завидовали, пытались выгнать Судо из клуба и, как следствие, драку. Она объяснила, что Судо избил их в порядке самообороны. Большая часть класса молча слушала искренние слова Кушиды. Если бы Судо или я попытались объяснить ситуацию таким же образом, это не имело бы такого же эффекта.

    Это была разумная история, но, учитывая его обычное поведение, никто не мог так легко в нее поверить.

    «Я хотел бы спросить еще раз. Если кто-то знает кого-то в этом классе, среди ваших друзей или среди ваших сенпаев, которые видели, что произошло, пожалуйста, скажите мне. Вы можете связаться со мной в любое время. Буду признателен.»

    Несмотря на то, что она сказала то же самое, что и Чиябашира-сенсей, у класса была совершенно другая реакция.

    Удивительно, насколько она естественно одарена умением общаться с людьми.

    Класс погрузился в тишину. Тишину нарушил не очевидец, а Ямаути.

    «Привет, Кусида-тян. Я не верю в историю Судо. Думаю, он выдумывает ее, чтобы оправдать свои действия. В средней школе он все время говорил о том, как избивает людей. Он даже читал нам лекции о том, как это было весело». избивать людей».

    Начиная с Ямаути, весь класс выразил свое недовольство Судоу.

    «Раньше я видел, как он схватил какого-то ученика из другого класса только за то, что они столкнулись в коридоре.»

    «Я видел, как он встал в очередь в столовой и разозлился на того, кто пытался его предупредить.»

    Слова Кушиды о невиновности Судо не дошли до класса. Класс, чувствуя, что потеряет с трудом заработанные баллы, оставил Судо сохнуть.

    Герой класса, Хирата, встал, словно поддерживая Кусиду.

    «Я могу понять, если ученик другого класса сомневается в нем. Но я думаю, что неправильно сомневаться в друге, однокласснике. Разве друзья не помогают нуждающимся?»

    Отбросив челку набок, Каруизава последовала за ним.

    «Если это ложное обвинение, разве это не проблема? В любом случае, было бы грустно, если бы он был невиновен.»

    Если Кусида — лидер с мягким сердцем, то Каруизава — лидер с сильной волей.Большинство девушек выразили свое согласие, по-видимому, под влиянием ее присутствия.

    Типичное поведение японцев: подражание, когда один человек делает что-то напористо. Втайне они, вероятно, издевались над ним, но, по крайней мере, делали вид, что помогают. На данный момент критика Судо прекращается.

    Хирата, Кусида и Каруидзава. Эти три были особенно популярны.

    «Тогда я спрошу своих сенпаев в футбольном клубе.»

    «Я тоже поспрашиваю. »

    С этими тремя в центре началась попытка доказать невиновность Судоу.

    Думаю, мне не нужно помогать. В любом случае, лучше оставить это им.

    Что ж, пора тихо исчезнуть.

    «Я планировал… исчезнуть, но…»

    Обеденный перерыв. По какой-то причине я был связан с обычной группой и пошел в столовую.

    Участниками были я, Кусида, Хорикита, Ике, Ямаути и Судо.

    Это было неизбежно. Когда наступило время обеда, Кусида подошла ко мне и спросила: «Хочешь пойти пообедать?» с улыбкой. Я же не мог отказаться, верно? Поэтому я сказал: «Конечно!». .

    «Кажется, ты ввязываешься в одну проблему за другой, Судо-кун.»

    Хорикита раздраженно вздохнула.

    Естественно, предметом обсуждения было, как доказать невиновность Судоу.

    «Ну ничего не поделаешь, так что мы поможем тебе как друзья, Судо.»

    Хотя поначалу он относился к Судоу как к плохому человеку, отношение Айка изменилось. Это определенно потому, что вмешалась Кусида. Тем не менее, Судо извинился.

    «Прошу прощения за то, что снова доставил неприятности, Хорикита. Однако на этот раз я был не виноват. Меня очень разозлили эти ублюдки класса С.»

    Как будто это была чья-то чужая проблема, Судо говорил с Хорикитой равнодушным тоном.

    «Извините, но на этот раз я не особо хочу помогать.»

    Хорикита немедленно отклонила просьбу Судо о помощи.

    «Самое главное для класса D, чтобы подняться наверх, — это как можно быстрее вернуть потерянные очки. Однако из-за вас мы, вероятно, не сможем получить очки. Другими словами, ты только что испортил этот план».

    «Подождите секунду.Наверное, это правда, но я серьезно не виноват! Я ударил их только потому, что они первыми меня спровоцировали! В чем моя вина?!

    «Вы все время говорите, что они начали драку, но это не более чем пустяковая разница. Вы не знали об этом?»

    «Тривиальная моя задница. Это совсем другое. Я не виноват!»

    «Это так? Что ж, удачи.»

    Схватив свой нетронутый поднос, Хорикита встала.

    «Ты не поможешь!? Разве мы не друзья!?»

    «Не смешите меня. Я никогда не считал вас другом. Мне очень неловко, когда я с людьми, которые не понимают, насколько они глупы и глупы. До свидания.»

    Хорикита вздохнула, выглядя скорее раздраженной, чем злой, и вышла из комнаты.

    «Что с ней!? Черт возьми!»

    Не в силах выместить свой гнев где-либо еще, он ударился о столик столовой.

    Я заметил, как пролился мисо-суп соседнего ученика. Я видел, как он пристально смотрел на Судо, но замолчал, глядя ему в лицо. И я понял, что он чувствовал.

    «Думаю, нам придется обходиться тем, что есть»

    «Я знал, что ты поймешь, Ямаути. Я тоже полагаюсь на тебя, Аянокоджи».

    Кажется, я второй после Ямаути. Ну, это не особо удивительно.

    «Даже если вы попросите меня помочь, я мало что могу сделать, понимаете?»

    Кажется, бесполезно самоуничижать себя всякий раз, когда кто-то просит о помощи.

    «Ты говоришь это со вчерашнего дня, Аянокоджи-кун. Айк, скажи что-нибудь.»

    «Нет, но… ну, странно, что Аянокодзи говорит, что он бесполезен. Что ж, это лучше, чем его отсутствие. Наверное.»

    Как и ожидалось, Айк не смог придумать, чем я буду полезен.

    С самодовольным лицом я посмотрел на Кусиду. Это было, хотя я хвастался силой быть скучным человеком.

    «Это обескураживает. Я думал, что мы поладили, когда готовились к тесту…»

    Айк сказал разочарованным тоном. Я увидел Хорикиту, сидящую вдалеке и выглядящую слегка раздраженной.

    «Я вообще не понимаю Хорикиту. Что с ней не так, Аянокоджи? Почему она такая?»

    Я не знал ответа на вопрос. Что я, руководство пользователя для нее? Чтобы не отвечать, я набил лицо рисом.

    «Однако это странно. Хорикита-сан хочет перейти в класс А, верно? Если мы спасем Судо-куна, класс получит баллы. Интересно, почему она не хочет.»

    «Разве она не любит Судоу? Она сказала, что не считает его другом. »

    Сказать, что это не поможет..

    Они неправильно поняли то, что она сказала ранее из-за ее неприязни к Судо..

    «Я не хочу так думать, но, наверное, это правда…»

    «Кушида, Хорикита…»

    Я неосознанно начинаю говорить.Кушида с интересом посмотрела на меня.

    «Ах… Это может быть неуместно, но вот что я думаю по этому поводу: я думаю, что Хорикита обычно говорит грубо. Но я также думаю, что вы, ребята, ее неправильно понимаете.»

    «Она не поможет, если для этого нет причин… я думаю.»

    «Что ты имеешь в виду под «я думаю, я думаю»? Ты просто догадываешься?»

    Судо врывается в разговор.Поскольку он знал о Хориките, было нетрудно понять, что ему не нравилось быть отвергнутым ею.

    Хорикита, вероятно, поняла это, когда Чиябашира-сенсей рассказывала нам об инциденте.

    Это произошло не просто так. И концовка, которую она предвидела… Другими словами, вероятность того, что это закончится положительными результатами, почти исключена. Поняв это, Хорикита намеренно стала холодна по отношению к Судо.

    Если бы это было сказано здесь, это не имело бы большого значения, поскольку это только заставило бы их почувствовать уныние.Не зная, чем все закончится, я не решался ответить на вспышку Судо.

    Не желая мешать их планам, Хорикита, вероятно, ничего не сказала и ушла.

    «Ну… Это предположение, Судоу.»

    «У тебя даже нет причин так думать?»

    «В конце концов, Хорикита умная. Я чувствовал, что она пришла к выводу, который заставил ее действовать таким образом.»

    «Вывод? Да, вывод бросить меня.»

    «Давай не будем обвинять других, Судо. Для Аянокоджи-куна вполне естественно защищать Хорикиту, ведь он все время с ней… Она важна для него, понимаешь?»

    Айк пошутил со злой улыбкой на лице.

    Судо щелкнул языком и потянулся к подносу, все еще чувствуя раздражение.

    «Если бы кто-то выступил в качестве свидетеля, было бы здорово. Поскольку учителя опросили все классы, это, вероятно, будет решено быстро».

    Я понимаю, что хочу так думать, но так ли легко разрешится ситуация?

    В конце концов, проблема была серьезной. Для Хорикиты вполне разумно сдаться. Было бы матом, если бы свидетель, если предположить, что он вообще есть, был из класса C. Для класса C было бы естественно скрывать правду, чтобы защитить себя.Ведь эта школа состоит из рангов. Маловероятно, что какое-либо чувство вины перевесит недостатки, которые может получить класс.

    Но если свидетель не из класса С, проблема где искать.

    Если бы это был кто-то, кто был нейтрален и видел, как разворачивается ситуация с самого начала, результат может быть другим.

    «Ах, извините, я ненадолго отлучусь. Я пойду спрошу своих сенпаев, которых только что видел.»

    Кусида встала со своего места.

    «Ты делаешь все возможное для таких людей, как Судо, Кушида-чан. Это мило.»

    Очарованный спиной Кусиды, Айк был очарован.

    «Я должен серьезно признаться Кушиде-чан…»

    «Это невозможно. Думаешь, она опустится до твоего уровня?» Найдите авторизованные романы в Webnovel, более быстрые обновления, лучший опыт. Пожалуйста, нажмите www.webnovel.com/book/classroom-of-the-elite_12566572706933005/classroom- of-the-elite-vol.2-chapter-2_37410987388755349 для посещения.

    «У меня больше шансов, чем у вас.»

    Два одинаково очарованных мальчика поссорились.

    «Если бы я встречался с Кушидой-тян… фуфу».

    Испуская слюни, Айк начал фантазировать с неприличными мыслями.

    «Эй. Почему ты фантазируешь о моей Кушиде-тян?»

    «Ч-какие у тебя иллюзии!? Говори!»

    Кажется, он потерял чувство контроля.

    «Что ты имеешь в виду, что? Конечно, я думаю о ее обнаженной, прямо рядом со мной. Другими словами, обниматься.»

    Каким-то образом всю эту сцену можно было до некоторой степени вообразить с помощью этих нескольких слов.

    «Черт возьми, я не проиграю! Я тоже думал о разных вещах!»

    Эй, эй, это не этично и не подходит.

    «Перестань. Не трогай мою Кусиду-тян своими грязными руками.»

    В каком-то смысле Кусида казалась жалкой.

    Она, вероятно, объект фантазий нескольких парней каждую ночь.

    (Иллюстрация: https://imgur.com/uIPeNoR)

    «Как я и думал, самое лучшее в старшей школе — это девочки. Я очень хочу девушку. Если у меня будет девушка летом, я могу пойти с ней в бассейн! Это было бы лучше всего!»

    «Было бы лучше, если бы Кушида-чан была моей девушкой… было бы лучше, если бы она была моей девушкой…»

    Как будто это было что-то ценное, Ямаути повторил это дважды.

    «Но раз уж Кусида-тян милая, рано или поздно у нее появится парень…?»

    «Не говори так, Ямаути. Не похоже, что у нее есть парень, так что все в порядке».

    Айк ответил самоуверенно, хотя казалось, что он пытался успокоить себя.

    «Вы хотите знать? Держу пари, вы, ребята, хотите знать.»

    «Что? О чем ты говоришь, Айк? Скажи мне.»

    Говоря: «Ну, думаю, я ничего не могу с собой поделать», Айк достал свой телефон.

    «С помощью телефона, который мы получили в школе, мы действительно можем отслеживать местонахождение зарегистрированных друзей.»

    Айк искал местонахождение Кусиды, как он сказал.

    Вскоре после этого телефон замигал информацией Кушиды, показывая, что она была в столовой.

    «Я всегда регулярно проверяю, даже по выходным. А потом разговариваю с ней, делая вид, что мы встретились случайно, чтобы убедиться, что у нее нет парня.»

    Скрестив руки на груди, у Айка было уверенное выражение лица, но то, что он делал, было не чем иным, как преследованием ее.

    Это уже уровень, на котором обычно вмешивается полиция.

    «На самом деле, Кушида-тян не из нашей лиги… она не опустилась бы до нашего уровня. Возможно ли это, если бы я стремился ниже…?»

    «Да… во-первых, моя девушка не может быть уродливой…»

    «Они должны быть не ниже 70…»

    Кажется, два мальчика начали мечтать о девушке.

    Их дикие иллюзии разбились вдребезги, но они не смогли избавиться от своих завышенных ожиданий.

    «Аянокоджи, тебе нужна девушка?»

    «Ну, если можно.»

    Если бы я мог завести девушку только потому, что хотел ее, у меня не было бы особых проблем с общением с другими.

    «Я просто еще раз спрашиваю, ты уверен, что ничего не чувствуешь к Хориките?»

    Он сунул мне свои палочки для еды, спрашивая.

    Он снова спросил, как будто не поверил мне. Я энергично закивал головой, чтобы донести мысль.

    «…Тогда все в порядке. Я думал, что ты цепляешься за нее. Я имею в виду, это будет беспокоить Хорикиту. »

    Не помню, чтобы я за кого-то цеплялся. Особенно не она.

    «Но ты в порядке с Хорикитой? Ну, она милая, но… довольно скучная, правда? Я бы терпеть не мог таких, как она.Она не хотела бы ходить в бассейн или ходить на свидания».

    «Не знаю. Хорикита лучше Кушиды.»

    Судо кивнул два, три раза и скрестил руки на груди, гордясь своими предпочтениями.

    «Если бы это был кто-то, не связанный с ней родственниками, она бы отказалась от свидания, но если бы это был ее парень, она, вероятно, согласилась бы, верно?»

    «Понятно… Я тоже могу это представить. В конце концов, она милая.»

    Взглянув на Хорикиту, сидевшую довольно далеко, Ямаути погрузился в свои иллюзии.

    «Но эта Хорикита, кажется, бросила тебя, Судо.»

    «Это… ну, это правда. Черт возьми, мне теперь грустно.»

    «Ну, мне нечего сказать, потому что соперников у Кушиды-тян стало меньше.»

    Кажется, Айк решил искать девушек с размером груди около 70, оставив Кусиду своей главной целью.

    «Кстати, Аянокоджи, если тебе не нравится Хорикита, кто тебе нравится? У Судо есть Хорикита, у Ямаути — Кусида-тян. Ты собираешься соперничать?»

    На ум не пришла ни одна конкретная девушка.

    Несколько мгновений я серьезно думал об этом. Если бы мне пришлось выбирать, то… Кусида? Она человек, с которым я разговариваю больше всего, так что это неизбежно.Но так как я знаю, что я ей не нравлюсь, я особо о ней не думал.

    Однако Айк и Ямаути бросили на меня сомнительные взгляды.

    «Вы верите, что есть парни, которые не влюблены в девушку?»

    «Таких вообще нет. Не скрывай этого, Аянокоджи.»

    «В отличие от вас, ребята, я не встречался со многими девушками, кроме Хорикиты и Кушиды.»

    «Ну, наверное. Я действительно не видел, чтобы ты разговаривал с другими девушками.»

    «Должен ли я познакомить вас с некоторыми девушками?»

    Обняв меня за плечи, Айк уверенно заговорил.

    «Разве не грустно, что ты пытаешься представить некоторых девушек, когда у тебя даже нет девушки?»

    «Сае-чан-сенсей сказал, что летом у нас будут каникулы, верно? Тогда я точно заведу себе девушку. Кушида-тян, если можно! Или какая-нибудь другая милая девушка!»

    «Я тоже, я тоже! Даже если она будет самой плохой, у меня будет девушка… и тогда у меня будет моя милая школьная жизнь!»

    «…Когда мне признаться Хориките…»

    Все трое мысленно говорили о девушках.

    «Мы должны устроить соревнование, кто первым заведет себе девушку. Кто у первого заведет себе девушку, всех нас угостит едой! Хорошо?»

    Было трудно решить, настоящий ли я друг, участвуя в подобном соревновании.

    «Что случилось, Аянокоджи? Ты случайно не собираешься сказать, что не будешь участвовать, не так ли?»

    «Нет, мне просто интересно, почему первый, у кого есть девушка, тот и угощает всех остальных.»

    «О, понятно. Ты просто ревнуешь, да?»

    «Человек, у которого есть девушка, счастлив. Поскольку он счастлив, он относится ко всем. Вот такое чувство.»

    Хотя они были взволнованы, проблема Судо не устранена.

    После школы класс был разделен на определенные группы.

    Однако в первую очередь помогало не так уж много людей.

    Хирата и Каруидзава возглавили команду Hero & Girl, а Кусида возглавила команду Beautiful Girl & Co.

    Свидетеля решили искать сами.

    Несмотря на это, трудно получить результат за такой короткий промежуток времени.

    В школе обучается 400 учеников. Даже если исключить всех из класса 1-D, особой разницы нет.

    Было бы трудно, даже если бы все время утром, перерывы и после школы были включены.

    «Ты действительно собираешься идти, Хорикита-сан?»

    Хорикита без колебаний ответила и вышла из класса.

    Как и ожидалось от Хорикиты. Ее не обескуражили окружающие взгляды, все спрашивавшие: «Ты уходишь?» Когда она станет взрослой, она, вероятно, будет из тех, кто быстро уйдет с попойки, пообещав закончить все на следующей встрече, не прочитав настроение.

    Если тактика Хорикиты состоит в том, чтобы оставаться на виду, то моя тактика заключается в том, чтобы уйти тихо в тени.

    Кусида позвала меня тревожным голосом.Небольшой размер класса помешал мне сбежать, так как меня сразу же обнаружили, несмотря на мои незаметные шаги.

    «Что такое? Тебе что-нибудь от меня нужно?»

    Извини, Кусида. Я собираюсь отклонить ваше приглашение со стальным сердцем. А потом я вернусь в общежитие.

    Я не мог ей отказать. Вздернутые глаза Кушиды и ее милая просьба сложились в смертельную комбинацию.

    Я ничего не мог поделать; мне казалось, что Кусида контролирует меня.Я не смог сопротивляться.

    Если человек решит бодрствовать, он заснет через 24-48 часов. Несмотря на то, что некоторые люди время от времени утверждают, что могут долго бодрствовать без сна, в конце концов они терпят крах.

    Проще говоря, у человека есть предел того, как долго он может терпеть. Это человеческий механизм.

    После того, как я закончил извиняться, Кусида предложила.

    «На этот раз я действительно хочу, чтобы Хорикита-сан помогла. Можешь попросить ее еще раз, пожалуйста?»

    «Но сегодня она уехала домой.»

    Несколько минут назад ее не удалось остановить. Неужели уже пора мстить?

    «Ага. Ты можешь догнать ее? Если это Хорикита-сан, я думаю, она тебе очень поможет.»

    «Если мы потратим время, чтобы убедить ее, разве у нас не будет шанса?»

    Если она захочет попробовать еще раз, я не имею права ее останавливать.Я кивнул, говоря ей, что понял.

    «Ике-кун, Ямаути-кун, вы можете остаться здесь? Я быстро вернусь».

    Эти двое не в лучших отношениях с Хорикитой. В любом случае, не похоже, что Кусида заставляет их следовать за ней.

    Взяв Кусиду за руку, я вышел из класса. Интересно, что это за горько-сладкое чувство? По какой-то причине я услышал за спиной сердитые голоса Ике и Ямаути.Должно быть, это было мое воображение. Хе.

    Когда я спускался к входу в здание, Хорикиты не было видно. Я решил выйти из здания. Поскольку она не из тех, кто останавливается перед чем-либо на обратном пути, она, вероятно, направлялась прямо к общежитию.

    Я протиснулся сквозь толпу студентов, обувающихся. Вскоре после этого я увидел Хорикиту между школой и общежитием (во-первых, там не так уж много расстояния).

    Большинство возвращавшихся групп состояло из двух и более человек, но выделялась одна фигура.

    Я колебался, прежде чем заговорить с ней, но Кусида уверенно позвала ее.

    Хорикита слегка удивленно обернулась. Похоже, она не ожидала, что мы погонимся за ней.

    «Я очень хочу, чтобы Хорикита-сан помогла с инцидентом с Судо-куном… Разве это невозможно?»

    «Я думал, что уже отверг это несколько минут назад.»

    Она пожала плечами, как будто человек, с которым она разговаривала, был идиотом.

    «Я знаю, но… Но я думаю, что нам нужно сделать это, чтобы попасть в класс А.»

    «Нам нужно сделать это, чтобы попасть в класс А, да?»

    Выглядя совершенно неубежденной, Хорикита не слушала слов Кушиды.

    «Если хочешь помочь Судо-куну, давай. Я не имею права тебя останавливать.Однако, если вам нужна помощь, попросите кого-нибудь другого. Я занят.»

    «Сейчас никто не играет.»

    Я нечаянно возразил. Она посмотрела на меня глазами, говорящими: «Почему ты говоришь?»

    «Важно проводить время в одиночестве. Неудобно, когда это время отнимают.»

    Как и следовало ожидать от одиночки, она не любила проводить время с другими людьми.

    «Даже если я помогу ему сейчас, это повторится снова. Не будет ли это просто замкнутым кругом? Вы можете думать, что на этот раз жертвой стал Судо-кун, но я думаю иначе.»

    «А?.. Разве Судо-кун не жертва? Было бы неприятно, если бы он лгал.»

    Кусида не поняла, что сказала Хорикита.

    «Возможно, на этот раз драку начал действительно класс С, но, в конце концов, Судо-кун также является преступником.»

    «П-подождите, почему? Разве его не втянули в бой?»

    С выражением, говорящим: «О боже», Хорикита посмотрела в мою сторону.

    Не я, я ничего не говорил. Я избегал смотреть ей в глаза.

    После нескольких секунд молчания Хорикита устало заговорила:

    «Почему его втянули в это происшествие? Весь вопрос будет трудно решить без решения этого фундаментального вопроса.Я не соглашусь помочь, пока не будет дан ответ на этот вопрос. Поскольку я не могу тебе помочь, почему бы тебе не спросить парня рядом с тобой? Хотя он делает вид, что не понимает, он, вероятно, знает, о чем я думаю».

    (Иллюстрация: https://imgur.com/rzgLCLW)

    Пожалуйста, прекратите говорить с впечатлением, что я понимаю.

    Кусида посмотрела на меня с замешательством, как будто спрашивала: «Ты знаешь?»

    Хорикита, не говори ничего лишнего… Она продолжила идти, подразумевая, что нам осталось решить вопрос.Кусида, поняв что-то из слов Хорикиты, не смогла ее остановить.

    «Судо-кун тоже… преступник? Это… так?»

    Кусида посмотрела на меня, спрашивая совета.

    После того, как Хорикита рассказала, что я притворяюсь, даже если я попытаюсь притвориться невежественным, будущее кажется тревожным. Более того, если бы Кусида спросила с милым выражением лица, я бы с радостью дал ей информацию о своем банковском счете.

    «Я вроде как понял, что сказал Хорикита. По крайней мере, Судо частично виноват в этом. Он из тех людей, которые легко обижаются на других, поэтому ведет себя агрессивно и имеет тенденцию говорить опрометчивые замечания тем, кто его провоцирует. Я был удивлен и впечатлен, когда услышал, что Судо считается постоянным игроком.Он кажется хорошим игроком в баскетбол, но его высокомерие и гордость в конечном итоге заставят некоторых людей, особенно тех, кто тренируется так же усердно, ненавидеть его.Кроме того, ходили слухи, что Судо дрался со средней школы. Я не знаю никого, кто знал бы Судо раньше, но, учитывая, что слухи ходят уже некоторое время, в этом должна быть доля правды».

    Другие люди не впечатлились Судо.

    «Рано или поздно это должно было случиться. Вот почему Хорикита сказала, что Судо тоже преступник.»

    «Другими словами, его обычные действия вызвали эту ситуацию, не так ли?»

    «Ага.Пока он продолжает провоцировать окружающих своим поведением, эта неприятность была неизбежна. И если не будет доказательств, его образ, особенно его впечатление на других, будет использовано против него самого. Например, предположим, что есть два подозреваемых по делу об убийстве. У одного из них есть предыдущий послужной список убийств, а другой честный и прилежный. Кому бы вы поверили?»

    Если бы кто-то был вынужден ответить, большинство сделало бы такой же выбор.

    «Это очевидно, честный человек.»

    «С доказательствами или без, решение должно быть принято, даже если это неправда. Именно это и происходит прямо сейчас. Пока Судо не признает своих ошибок, Хорикита не сдастся.»

    Однако это немного отличалось от выражения «что посеешь, то и пожнешь».

    «Понятно, значит, она это имела в виду…»

    Кусида, наконец поняв, что имела в виду Хорикита, слегка кивнула.

    «Значит, Хорикита-сан помогает не для того, чтобы преподать Судо-куну урок?»

    «Что-то вроде того. Наказывая его, она хочет, чтобы Судо немного осознал себя.»

    Кусида вроде бы понял, но не мог с этим согласиться.

    Вместо этого она выглядела сумасшедшей; она сжала кулаки в гневе..

    «Я не понимаю, почему она бросила Судо-куна только для того, чтобы наказать его.Если она чем-то недовольна, она должна сказать ему прямо. Вот для чего нужно быть другом».

    Я не думал, что Хорикита вообще считала Судо своим другом… Если отбросить это в сторону, она была не из тех, кто будет хорошо учить этому. У нее не было чувства ответственности за других.

    «Ты должен делать то, что считаешь правильным. Желание помочь Судо не является чем-то неправильным».

    Кусида без колебаний кивнул. Она из тех, кто много раз помогает своим друзьям. Честно говоря, это действительно трудно сделать; то, что могли сделать только такие люди, как Кусида.

    «Однако, наверное, лучше быть осторожнее, говоря Судо напрямую. Поскольку нет никакого смысла, если он не обдумает это, он должен осознать это сам.»

    «…Хорошо. Я последую совету Аянокодзи-куна».

    Передумав, Кушида потянулась.

    «Сейчас поищем свидетеля.»

    Вернувшись в класс, я присоединился к остальным.

    «В конце концов, тебе не удалось убедить Хорикиту?»

    «Это не вина Кусиды. Нам должно быть хорошо с теми людьми, которые у нас есть.»

    «Я с нетерпением жду возможности поработать с вами, Ике-кун, Ямаути-кун».

    Кусида стояла с ярко сияющими глазами и просила о помощи.Они оба уставились на нее с безумной любовью во взгляде.

    Случайный поиск свидетеля неэффективен.

    Вероятно, было бы лучше придумать план, прежде чем делать ход.

    «Если всех это устраивает, как насчет того, чтобы сначала спросить класс Б?»

    «Потому что они больше всего выигрывают, если свидетель найден.»

    «Извини, Аянокоджи-кун, но я не совсем понимаю.»

    «Между классами D и C, какой класс является препятствием для класса B? Проще говоря, какой класс представляет большую угрозу?»

    «Конечно, это класс C. Поэтому мы должны спросить класс C в последнюю очередь. Но почему не класс A?»

    «Во-первых, улик очень мало. Классу А не нужно оказывать помощь в ситуации, которая их не затронет, так как это спор между классами С и D.»

    Конечно, мы все еще не были уверены, можно ли доверять классу B.Если бы это был кто-то хитрый, у него мог бы быть план победить не только класс C, но и класс D. Даже если их план не такой подробный, у него был бы какой-то план.

    «Хорошо, пошли в класс B!»

    Я рефлекторно схватил Кусиду сзади за воротник, когда она пошла вперед.

    Вздрогнув, Кусида издала кошачий крик.

    У Ямаути сердечки забились в глазах от милого визга Кусиды.Вероятно, это действие было преднамеренным…

    Хотя я так и думал, мое сердце умерло от перегрузки привлекательностью.

    «Навыки общения Кусиды здесь жизненно важны. Однако это не так просто, как случайно зайти в класс и попытаться подружиться.»

    Если бы свидетель был другом или помогал бы бесплатно, проблем бы не было. Однако, если бы это был более расчетливый человек, они бы не согласились помочь без платы.

    Мы не узнаем, помогут ли они нам, пока не поговорим с ними. Даже если мы примем это во внимание… все будет так, как ожидалось?

    «У тебя есть знакомые в классе Б?»

    «Ага. Есть только несколько человек, с которыми я общаюсь и с которыми лажу.»

    «Тогда давай сначала спросим у этих людей.»

    Мы не хотели, чтобы быстро распространились слухи о том, что мы срочно ищем свидетелей.

    «По одному? Не лучше ли спросить всех сразу?»

    Айку явно не нравилась непрямая стратегия.

    «Я также думаю, что мы смотрим на это слишком негативно. Возможно, было бы хорошо сначала опросить класс B, но я думаю, что лучше опросить сразу много людей. Мы можем не найти свидетеля. вовремя, если мы будем делать это медленно».

    «Понятно. Это может быть правдой; делай то, что считаешь нужным, Кусида.»

    Кусида сложила руки перед собой извиняющимся тоном. Ей не о чем было сожалеть. Естественно, что наши мнения не совпали, и если было несколько разных точек зрения, то мы должны были согласиться с мнением большинства. Я удалился и оставил план Кусиде и остальным. Неожиданно я почувствовала на себе чей-то взгляд и оглянулась.

    В классе осталась только треть класса.

    Все кажется неуместным.

    По крайней мере, я не мог точно определить, что меня беспокоит.

    Первый класс, который мы посетили, показался нам немного странным. Хотя у него была такая же базовая планировка, казалось, что мы попали в совершенно другое место. Я исправил свое первоначальное заблуждение, что домашняя и выездная игры лишь немного отличаются. Поскольку мы не знали, будет ли класс врагом или союзником, наше первоначальное впечатление о классе также было другим. Даже Ике и Ямаути были потрясены; они не могли отойти от дверного проема.

    Будучи единственной невозмутимой, Кусида начала с улыбкой разговаривать со своими друзьями сразу после того, как вошла в класс. Какое удивительное отношение. Она могла легко общаться со своими друзьями независимо от их пола, подобно тому, как она вела себя с классом D. Я бы не смог сделать то же самое.

    Самыми ревнивыми были Ике и Ямаути. Кусида разговаривала и веселилась с людьми, которые были явно более привлекательными.

    «Ч-черт возьми! Слишком много парней целятся в мою Кусиду-тян!»

    Что ты имеешь в виду… Что это за диалект?

    «Не паникуй, Айк, все в порядке. У нас есть преимущество: мы в одном классе с Кушидой-тян!»

    Чувствуя раздражение, гордые двое утешали друг друга. Хотя в комнате было всего 10 человек, Кусида начала объяснять ситуацию тем, кто был там.

    Атмосфера в классе B была такой же, как и в классе D, чего нельзя было ожидать от группы отличников. Это было совсем не жестко, и, вопреки тому, как я их себе представлял, там были люди, которые красили волосы, а некоторые девушки были в слишком коротких юбках.

    Наверное, нельзя судить о книге по обложке. Или было что-то кроме академических способностей, в которых класс B был лучше, чем класс D? В системе этой школы было слишком много загадок.

    Утомительно думать об этих вещах.

    Поскольку это была зацепка Кусиды, я оставил ее самой заботиться обо всем.

    Стараясь не быть замеченным остальными, я отступил на несколько шагов от двери.

    Я не хотел, чтобы они слышали, как я жалуюсь на себя.

    Выйдя на поле, я увидел, как легкоатлетический клуб бегает кругами по дорожке.

    Так как кондиционер был удобным, мне не хотелось выходить на улицу.

    «Спортивный клуб действительно усердно работает.»

    Закончив разведку класса B, Айк присоединился ко мне, глядя в окно. Он непостоянный парень; это ожидание, должно быть, было скучным для него.

    «Люди, которые участвуют в деятельности клуба, глупы.»

    «Что за внезапная мысль? Ты же знаешь, что такие слова настроят против тебя половину школы, не так ли?»

    Я не знал точного числа, но по моим оценкам от 60 до 70 процентов студентов участвовали в клубных мероприятиях,

    «Какая заслуга в таком жестком режиме тренировок? Если им нравится заниматься спортом, они должны делать это просто как хобби.»

    Странно было рассматривать клубную деятельность исключительно как пользу или недостаток.

    Участие в клубах имело свои преимущества. Можно было общаться с другими, а также переживать успехи и неудачи. Это были опыты, не включенные в академические круги. Кроме того, члены клуба «уходи домой» не получат преимуществ членства в клубе.

    Следующие несколько минут я ждал отчета Кушиды, но не получил того, что ожидал.


    Марк читает «Книжный вор»: главы 13-14 |

    В тринадцатой и четырнадцатой главах Похититель книг Смерть нагло предвещает то, что должно произойти (это ужасно), а затем дразнит нас, говоря нам только о счастье. Заинтригован? Тогда пришло время для Марка прочитать Книжный вор .

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ
    плечо

    Не думаю, что я когда-либо так быстро получал удовольствие от книги.Я не прошел даже 15% Книжный вор , а я уже хочу запоем прочитать эту книгу и закончить ее за один присест. Господи, мне нравится эта история и то, как она написана. Это не говорит о том, что он идеален. Меня все еще немного смущает то, как Смерть постоянно говорит: «ЭЙ, ВОТ БУДУЩИЕ СЮЖЕТНЫЕ ПУНКТЫ, ЛОЛ», но я также готов признать, что они могут быть опущены здесь и там намеренно. С точки зрения стиля, как я уже говорил, это не то, с чем я готов спорить, поскольку я знаю, что то, как пишет Зусак, потенциально может очень раздражать некоторых из вас.Все в порядке. У всех нас разные вкусы. Но когда я дошел до конца четырнадцатой главы, на моем лице появилась гигантская улыбка, и я действительно оценил, что эта книга просто заставила меня чувствовать себя хорошо . И это потрясающее .

    Пойдем?

    ГЛАВА 13: ДЕВУШКА ИЗ ТЬМЫ

    С самого начала Смерть сообщает нам, что Лизель потребовалось 463 дня, чтобы украсть ее вторую книгу, зайдя так далеко, что сообщила нам, что она была украдена при сожжении книг и что она также называлась Пожимание плечами .Нам дано очень мало контекста для всего этого, за исключением длинного отрывка, который начинается так:

    .

    В каком-то смысле это была судьба.

    Видите ли, вам могут сказать, что нацистская Германия была построена на антисемитизме, несколько чрезмерно рьяном лидере и нации питаемых ненавистью фанатиков, но все это закончилось бы ничем, если бы немцы не любили одно конкретное занятие:

    Сжечь.

    Далее следует небольшое культурное объяснение любви немцев к огню.Мне любопытно узнать, действительно ли эта часть социального признания и одержимости огнем точна, поскольку я не смог найти ничего об этом в Интернете. (И правда, попробуйте загуглить эту концепцию. Я буквально не мог придумать ничего подходящего, чтобы получить хороший результат. «Немецкая одержимость огнем во Второй мировой войне» выглядит очень странно.)

    Кто-нибудь еще, кто знает об этом, может дать какой-то контекст? Мне это интересно.

    Так или иначе, теперь я знаю, как Лизель получает свою вторую книгу через кражу: из-за сжигания книг.И делает она это с гневом, яростной гордостью. Но Смерти недостаточно просто дать нам этот ответ. Он должен (в буквальном смысле) задать несколько вопросов, чтобы заставить нас задуматься:

    Вопрос, конечно, должен быть почему?

    На что было злиться?

    Что произошло за последние четыре-пять месяцев, что привело к такому чувству?

    Короче говоря, ответ путешествовал от улицы Химмель к фюреру , к неизвестному местонахождению ее настоящей матери и обратно.

    Как и большинство страданий, оно началось с кажущегося счастья.

    ЗАМЕЧАТЕЛЬНО. Так мы будем УНИЧТОЖЕНЫ ПЕЧАЛЬЮ. Ох, эта книга так счастлива до сих пор! Я полагаю, печаль была НЕИЗБЕЖНОЙ.

    ГЛАВА 14: РАДОСТЬ СИГАРЕТ

    Хорошей новостью является то, что все не так уж ужасно все же , так что я могу, по крайней мере, наслаждаться семьей, которая теперь есть у Лизель в Мольчинге.

    Она любила своего папу, Ганса Хуберманна, и даже приемную мать, несмотря на оскорбления и словесные оскорбления.Она любила и ненавидела своего лучшего друга Руди Штайнера, что было совершенно нормально. И ей нравился тот факт, что, несмотря на ее неудачу в классе, ее чтение и письмо определенно улучшались и скоро она будет на грани чего-то приличного. Все это привело, по крайней мере, к некоторой форме удовлетворенности, и вскоре на ее основе можно было приблизиться к концепции Быть счастливым .

    Здесь важно то, что Смерть/Зусак подчеркивает, что «Ключи к счастью», как их называют, специфичны для Лизель, предполагая, что универсального ключа для всех остальных не существует. Мне очень нравится, что это не проблема поиска этих великих, высоко в небе целей.

    Первый ключ к счастью приходит всего за восемь дней до Рождества, когда Лизель просыпается от знакомого кошмара. Это снова поезд, смерть брата все еще свежа в ее памяти. Ганс, как всегда, готов ее утешить, и они начинают свой ночной ритуал чтения «Справочника могильщика» . Этой ночью они в одиннадцатой главе, всего одна глава до конца.Через несколько часов Ганс закрывает книгу, осталась только одна глава, и надеется уснуть.

    О боже, мне нравится то, что будет дальше.

    Свет погас всего на минуту, когда Лизель заговорила с ним через темноту.

    «Папа?»

    Он только издал звук где-то в горле.

    — Ты проснулся, папа?

    « Я ».

    Приподняться на локте. — Мы можем закончить книгу, пожалуйста?

    Был долгий вдох, царапанье руки по бакенбардам, а затем свет.Он открыл книгу и начал. «Глава двенадцатая: Уважение к кладбищу».

    О, мне это нравится. СДЕЛАТЬ ЭТО СДЕЛАТЬ ЭТО. Кто из вас не спал до рассвета, чтобы закончить книгу? ЭТОТ ПАРЕНЬ ПРЯМО ЗДЕСЬ ИМЕЕТ. Больше раз, чем я могу сосчитать, особенно за последние три-четыре года, что я жил с родителями. ЛИЗЕЛЬ, МЫ ~РОДСТВЕННАЯ ДУША~

    Через несколько часов, когда в спальню ворвался свет, Лизель заканчивает Справочник могильщика . Свою первую книгу она прочитала в десять лет, и к тому же трудную книгу.

    Когда книга закрылась, они переглянулись. Папа говорил.

    «Мы сделали это, да?»

    Лизель, наполовину закутавшись в одеяло, изучала черную книгу в руке и ее серебряные буквы. Она кивнула, с пересохшим ртом и голодной ранним утром. Это был один из тех моментов полнейшей усталости, победы над не только предстоящей работой, но и ночью, преградившей путь.

    Я не только так относился к книгам, но помню, что часто испытывал то же самое в колледже, когда мне приходилось всю ночь учиться или писать длинные статьи. Есть что-то в том, чтобы бросить вызов своим внутренним часам и рациональности и не спать всю ночь, чтобы чего-то добиться, и это чувство может быть таким эйфоричным.

    Лизель все еще держала книгу. Она сжала его крепче, когда снег стал оранжевым. На одной из крыш она увидела маленького мальчика, который сидел и смотрел в небо. «Его звали Вернер, — сказала она. Слова вырвались наружу невольно.

    Папа сказал: «Да».

    Уникальность отношений между Лизель и Гансом заключается в том, как часто они могут сказать так мало, но при этом передать целые объемы идей, концепций, чувств, эмоций или фактов.Именно эта странная, невысказанная связь заставляет меня так любить их. Действительно, для Лизель не могло быть более идеального приемного отца.

    В школе у ​​Лизель не только улучшается чтение, но она решает сознательно поработать над тем, как она ведет себя в классе, особенно для того, чтобы избежать очередного шлепания сестры Марии в коридорах. Она хочет снова избежать этого унижения; хотя это не сказано, я думаю, что она также сделала достаточно, чтобы создать себе репутацию человека, с которым тоже не стоит беспокоиться.Ключ счастья №2, кажется.

    Последний кусочек счастья приходит в рождественское утро. Лизель знает, что ее приемные родители бедны, и поэтому не ожидает, что она получит что-нибудь (или вообще что-нибудь в это Рождество), поэтому она приятно удивлена, обнаружив единственный подарок, завернутый в газету, ожидающий ее под елкой.

    Развернув бумагу, она развернула две маленькие книги. Первый, Пес Фауст , был написан человеком по имени Маттеус Оттлеберг.В общем, она прочитала бы эту книгу тринадцать раз. В канун Рождества она прочла первые двадцать страниц за кухонным столом, пока папа и Ганс-младший спорили о том, чего она не понимала. Что-то под названием политика.

    Тринадцать раз за один день? Или всего? ПОЖАЛУЙСТА, УКАЗЫВАЙТЕ, СМЕРТЬ.

    Вторая книга называлась Маяк и была написана женщиной, Ингрид Риппинштайн. Эта конкретная книга была немного длиннее, так что Лизель смогла прочитать ее только девять раз, и ее темп немного увеличился к концу таких плодотворных чтений.

    Раньше я так делал с теми Мурашки по коже книгами, которые были так популярны в 90-х. (Оглядываясь назад, МНОГИЕ ИЗ ЭТОГО были полным плагиатом По, Лавкрафта и «Сумеречная зона ». Хм.) Я умолял маму купить их, когда мы ездили в наш местный Wal-Mart, где сотни их выстраивали в ряд с разноцветными корешками, или я просил денег всякий раз, когда у нас проводились книжные ярмарки. Я бы прочитал эти книги, может быть, за час. Может 90 минут. Затем я проследил свой путь назад, чтобы увидеть, какие подсказки автор оставил по пути.Если бы она была особенно хороша, я мог бы прочитать ее три раза за один-единственный день.

    Ох, мне нравится, что эта книга о ЛЮБВИ КНИГАХ. Это действительно ~говорит со мной~

    Мне нравится, что у Лизель нет никаких предположений о Санта-Клаусе, и она знает, что ее родители купили ей книги. Поэтому, когда она спрашивает Ганса, откуда у него деньги на покупку ее книг, зная, что у них их нет, проявляется его истинная преданность своей приемной дочери. Восемь сигарет за книгу. Он обменял их в городе, чтобы подарить ей эти книги на Рождество.

    Лизель привычно подмигнула папе и доела свой суп. Как всегда, одна из ее книг была рядом с ней. Она не могла отрицать, что ответ на ее вопрос был более чем удовлетворительным. Немногие могли сказать, что их образование было оплачено сигаретами.

    Мне нравится, что это происходит так скоро после того, как они закончили Справочник могильщика . Я уверен, что Ганс знал, что Лизель не терпится прочитать больше. СЕРЬЕЗНО, ЛУЧШИЙ ОТЦ.

    Однако

    Роза правильно заметила, что он не сделал для нее того же, несмотря на то, что ей нужно было новое платье или туфли. Через несколько дней он приходит домой с коробкой яиц. Не совсем то же самое, но Роза все равно это ценит.

    Мама не жаловалась.

    Она даже пела себе под нос, пока готовила яйца на грани подгорания. Оказалось, что сигареты доставляли большое удовольствие, и это было счастливое время в доме Хуберманов.

    Он закончился через несколько недель.

    Черт возьми.

    После — Глава 13. — Wattpad

    Остаток выходных пролетает быстро, и, к счастью, мне удается не видеться с Хардином. Я позаботился о том, чтобы сходить в магазин в воскресенье до того, как он пришел в комнату, чтобы избежать его. Новая одежда, которую я купил, заполняет мой маленький комод, когда я убираю ее, неприятный голос Хардина всплывает у меня в голове: « Ты знаешь, что мы идем на вечеринку, а не в церковь», сказал он и наверняка повторит, если увидит мою новая одежда.Я решил, что больше не буду ходить на вечеринки со Стеф или куда-либо еще, где может быть Хардин. Он не очень хорошая компания, и он утомляет меня морально.

    Сейчас утро понедельника, мой первый день занятий в колледже, и я не мог быть более подготовленным. Я проснулся очень рано, чтобы убедиться, что я могу принять душ и не торопиться. Моя рубашка на пуговицах и плиссированная юбка идеально выглажены и готовы к надеванию. Я планирую уйти в ближайшее время, чтобы я мог прийти на свой первый урок по крайней мере на пятнадцать минут раньше, чтобы не опоздать.

    Будильник Стеф срабатывает, но она нажимает кнопку повтора. Мне разбудить ее? Ее уроки могут начаться позже, чем мои, или, может быть, она не планирует идти. Мысль о том, что я пропущу первый день занятий, меня напрягает, но она учится на втором курсе, так что, возможно, у нее все под контролем. Наконец, пришло время одеться и быть готовым к работе. Я одеваюсь, закалываю волосы и вешаю сумку на плечо. Бросив последний взгляд в зеркало, я направляюсь в свой первый класс. Я благодарна за то, что изучила карту кампуса, чтобы легко найти свои классы.Когда я захожу на урок истории для первокурсников, комната пуста, кроме одного человека.

    Я решил сесть рядом с ним, он явно заботится о том, чтобы прийти вовремя. Прямо как я.

    «Где все?» — спрашиваю я, и он улыбается. У него очаровательная улыбка.

    «Наверное, бежал через кампус, чтобы еле успеть сюда вовремя», — смеется он, и он мне сразу нравится. Я бы именно так и сказал.

    — Я Тесса Янг, — говорю я и дружелюбно улыбаюсь ему.

    «Лэндон Гибсон», — говорит он с такой же очаровательной улыбкой, как и первый. Остальное время до занятий мы проводим за разговорами, мы оба учимся на английском, а у него есть девушка по имени Дакота. Он не насмехается надо мной, когда я говорю ему, что Ной на класс младше меня. Я очень рад, что сидел рядом с ним. Класс заполняется, и мы с Лэндоном решили представиться профессору.

    В течение дня я начинаю сожалеть, что взял пять уроков вместо четырех.Я спешу на урок литературы и едва успеваю. Слава богу, это мой последний урок на сегодня. Я испытываю облегчение, когда вижу, что Лэндон сидит в первом ряду, а место рядом с ним пустует. «Привет еще раз», он улыбается, и я сажусь рядом с ним.

    Профессор начинает занятие, раздает программу на семестр и рассказывает о себе. Я так рада, что колледж отличается от старшей школы, преподаватели не заставляют вас стоять перед классом и представляться или делать какие-либо другие неловкие и ненужные вещи.

    Прямо посреди профессора, объясняющего наши списки для чтения, дверь открывается, и у меня отвисает рот. Конечно, как только я подумал, что мой день проходит прилично, Хардин спотыкается. — Угу, — говорю я себе под нос, и Лэндон смеется.

    «Вы знаете Хардина Скотта?» Он спросил. У Хардина, должно быть, довольно хорошая репутация в кампусе, если кто-то такой милый, как Лэндон, знает его.

    «Вроде, мой сосед по комнате дружит с ним.Он придурок, — шепчу я. Глаза Хардина встречаются с моими, и я беспокоюсь, что он меня услышал. Честно говоря, мне все равно, даже если он услышал, не то чтобы он не знал, что он придурок. хотя что Лэндон знает о нем, я не могу не спросить: «Вы его знаете?»

    «Да.. он..» он замолкает и смотрит мне в спину. Я поднимаю глаза и вижу, как Хардин садится за стол рядом со мной. Лэндон молчит до конца класса.

    «На сегодня все, увидимся всю среду», — говорит профессор Хилл и отпускает нас.

    «Думаю, это будет любимый класс», — говорю я Лэндону, и он соглашается. Его лицо падает, и я поворачиваюсь и вижу Хардина, идущего рядом с нами.

    «Что тебе нужно, Хардин?» — спрашиваю я, давая ему попробовать его собственное лекарство. это не работает, он кажется удивленным.

    «Ничего. Я так рад, что у нас совместный урок», — издевается он и запускает руки в волосы, встряхивая их и откидывая на лоб.

    «Увидимся позже, Тесса», — говорит Лэндон. Он еще раз смотрит на Хардина и идет в противоположном направлении.

    «Вы бы подружились с самым хромым ребенком в классе»,

    — Не говори так о нем, он милый и умный. В отличие от тебя, — я в шоке от своих резких слов в его адрес. Он действительно пробуждает во мне самое худшее.

    «Ты становишься злее каждый раз, когда мы говорим с Терезой»,

    «Если ты еще раз назовешь меня Терезой.— предупреждаю я, и он смеется. — Я пытаюсь представить его без татуировок и пирсинга, он на самом деле привлекателен, но личность его портит. 

    «Перестань пялиться на меня», — говорит он и поворачивает за угол, исчезая прежде, чем я успеваю подумать о возвращении.

    Я бросаю героизацию Глава 33: Убеждение героя (Юуша, Ямэмасу) — Манга (последняя глава)

    Покупка электронных книг на BOOK☆WALKER

    * Этот товар представляет собой электронную книгу (цифровой контент), а не печатную книгу.
    * Дата и время выпуска электронных книг на BOOK☆WALKER указаны по тихоокеанскому времени.
    * При использовании приложения BOOK☆WALKER для чтения электронной книги перед покупкой проверьте, поддерживает ли ваше устройство iOS или Android это приложение, купив бесплатную электронную книгу.
    * Если этот продукт является частью кампании BOOK☆WALKER, его содержание и период предложения могут быть изменены без предварительного уведомления.

    Электронные книги на японском языке предлагаются только в магазине Japan Store.
    Поскольку Japan Store предлагает свои услуги только на японском языке, пожалуйста, обратитесь к странице часто задаваемых вопросов, чтобы узнать, как вы можете приобрести электронные книги в японском магазине.

    Закрыть

    Цена

    Цена в долларах США является приблизительной суммой. Он будет варьироваться в зависимости от повседневного обменного курса.
    При покупке в Японии взимается налог в размере 10%.

    Закрыть

    Купить в подарок

    Получите код погашения для отправки получателю по электронной почте, SNS и т. д.

    • *Усиленные монеты (для кампаний возврата монет в масштабах магазина) не будут предоставлены при покупке в качестве подарка.
    • *Вы не можете использовать купоны или выбирать несколько способов оплаты при покупке в качестве подарка.
    • *Эту электронную книгу можно приобрести в подарок только по одной.
    • *Эту электронную книгу (один и тот же товар) можно приобрести в подарок до 10 раз в течение 180 дней с даты покупки.
    • *Подарочные коды действительны в течение 180 дней с момента покупки и могут быть использованы только один раз.
    • *Из-за особенностей нашей продукции мы не принимаем обмен/возврат средств за подарочные коды.

    Подробнее см. в разделе часто задаваемых вопросов >

    Закрыть

    Количество страниц может варьироваться в зависимости от настроек шрифта и изображения на вашем устройстве.

    Закрыть

    Флоренс Пью ведет переговоры о присоединении к Дюне: часть вторая

    Вторая глава романа Дени Вильнева « Дюна », возможно, нашла свою первую новую звезду.Во вторник The Hollywood Reporter сообщил, что Флоренс Пью, звезда фильмов «Черная вдова » и « Мидсоммар », ведет переговоры о присоединении к « Дюна: Часть 2 », подтвержденному продолжению научно-фантастического блокбастера 2020 года. Если Пью присоединится к актерскому составу, она сыграет принцессу Ирулан, дочь императора, которая играет ключевую роль в большом мире Дюна . Согласно их сообщениям, кастинг Пью еще не завершен, поскольку актриса, как сообщается, ожидает последней версии сценария фильма, и может возникнуть конфликт в расписании, если Пью сыграет главную роль в биографическом фильме о Мадонне, за который она, как сообщается, претендует.Планируемое производство фильма в Венгрии также может вызвать логистические трудности, учитывая ее близость к нынешней войне между Россией и Украиной.

    Если Пью подпишется на проект, она присоединится к актерскому составу, в который входят Тимоти Шаламе, Зендая, Ребекка Фергюсон и Хавьер Бардем.

    «В последние несколько десятилетий мы слышали, что адаптировать эту книгу невозможно, и что это невыполнимая задача. Я думаю, что в глубине души студии все по-прежнему!» Вильнёв рассказал Total Film в прошлогоднем интервью.«Итак, первое, что нужно было сделать, это доказать, что красивый, популярный фильм может существовать, и я думаю, что доказал это — все в Warner Bros и Legendary на 100 процентов поддерживают этот проект. действительно плохой результат в прокате, чтобы не иметь «Дюну: часть вторая», потому что они любят фильм. Они гордятся фильмом, поэтому они хотят, чтобы фильм продвигался вперед. И они все же сделали половину этого. Итак, вы знаете , я настроен очень оптимистично».

    «Сейчас я пишу [Вторую часть] и чувствую, что мне снова восемь лет», — добавил он.«Это очень необычно для меня. Впервые я испытал это, когда смотрю один из своих фильмов, и у меня есть момент глубокой благодарности, глубокой радости, и я говорю: «Спасибо, жизнь, за позволив мне перенести это на экран». [смеется] Не знаю, как к этому отнесутся другие люди. Но я? Дени Вильнёв, когда ему было 14 лет? Спасибо».

    Что вы думаете о Флоренс Пью, присоединившейся к актерскому составу Дюна: Часть 2 ? Поделитесь с нами своими мыслями в комментариях ниже!

    Дюна: Часть 2 в настоящее время планируется выпустить 20 октября 2023 года.

    РЕСПИРАТОР И МЕХАНИЗАЦИЯ НОРМАЛЬНОГО ДЫХАНИЯ — Измерение различий, нумерация нормального

    Дыхательные протезы

    В 1937 году врач провел девять пациентов в подвал Бромптонской больницы и в камеру со сжатым воздухом, называемую «воздушной ванной». Должно быть, это был жуткий опыт. Воздушные бани вышли из моды много лет назад и располагались в подвале больницы, рядом с машинным отделением и рядом с тремя турецкими банями.Даже когда такие машины регулярно использовались в девятнадцатом веке, историк Джен Уоллис отмечает, что бромптонские машины были удивительно «медицинскими и промышленными», и, оказавшись внутри, пациент был полностью изолирован и отключен от внешнего мира. 1 Две воздушные ванны в больнице Бромптона были приобретены между 1879 и 1880 годами и изначально предназначались для предотвращения прогрессирования чахотки у пациентов на ранних стадиях болезни. 2 Поскольку за прошедшие пятьдесят семь лет их использование приобрело дурную славу, пациенты должны были чувствовать себя очень странно, когда их ведут в эти темные, незнакомые и, несомненно, пыльные старые машины. 3 Однако у врача-консультанта Джорджа Эрнеста Бомонта (1888–1974) была теория о том, что ванны со сжатым воздухом могут «вводить в действие ранее спящие альвеолы», открывая их за счет «давления кислорода в атмосферном воздухе». воздух’. 4 Перед тем, как пройти это экспериментальное лечение, Бомонт измерил жизненную емкость девяти выбранных пациентов, и это было сделано снова после их выхода из машины. Бомонт объяснил, что «показатели VC не улучшились, поэтому это не подтверждает идею о том, что они открыли альвеолы». 5 Для Бомонта это подтвердило ограниченную ценность лечения. Однако пациенты оценили этот опыт. Бомонт отметил, что «восемь пациентов заявили, что во время пребывания в ванне они испытывали ощущения, описываемые как «комфорт», «разболтанность» или «свобода». Двое пациентов считали, что у них постоянно меньше одышки, чем до начала лечения». .Их показания были отмечены, но понижены по сравнению с превосходными числовыми данными, предоставленными спирометром. Эта виньетка представляет собой еще один пример механической эпистемологической несправедливости и подчеркивает напряженность, присущую оценке индивидуального опыта технологий, разработанных для облегчения дыхания.

    В предыдущей главе были освещены трудности классификации индивидуальной респираторной инвалидности. В этой главе я исследую, как люди, классифицированные таким образом, жили с этой инвалидностью в межвоенный период.Для этого я исследую способы, которыми различные институциональные и индивидуальные организации, занимающиеся технологиями, расширяют, адаптируют и дополняют свое дыхание. Как подчеркивалось в предыдущей главе, невидимость и индивидуальность нормального дыхания делают его особенно трудным для стандартного измерения. Эти трудности также препятствовали попыткам разработки вспомогательных респираторных технологий.

    Возможность использования технологий для облегчения дыхания была развита в начале двадцатого века отчасти из-за распространенности сезонных эпидемий полиомиелита, которые могли привести к параличу дыхательных мышц у жертв.Однако, как и в случае со вспомогательными слуховыми технологиями, обсуждаемыми в главе 4, в межвоенный период велись споры о том, какие органы должны нести ответственность за предоставление и совершенствование таких технологий. Должны ли респираторные технологии разрабатывать инженеры или медики? Или теми, кто использует сами технологии? В этой дискуссии были проведены параллели между развитием вспомогательных технологий, предназначенных для лечения потери слуха и одышки. Используя такие вспомогательные технологии, пользователь делает видимой ранее невидимую инвалидность и при этом может стать объектом повышенной стигматизации. 7 Обе технологии также отличаются высоким уровнем пользовательского новаторства, и, как я объясню ниже в разделе об истоках пневматической медицины, в ее зарождение были включены индивидуальные эксперименты. Пользовательские модификации респираторных технологий более подробно рассматриваются в следующем разделе, в котором анализируется ранний «дыхательный аппарат», называемый пульсатором Брэгга-Поля, первоначально разработанный в сотрудничестве между пользователем и инженером. 8 Однако воплощенные знания, которые использовались для создания этого механического респиратора, не были приняты медицинским истеблишментом.Физиотерапевты оспаривали его жизнеспособность и ставили под сомнение пользу для здоровья принципов, по которым работал пульсатор, и мы увидим в разделе «Опыт работы с аппаратом пациентов», что этот спор привел к тому, что MRC возглавил вмешательство, чтобы определить «стандарт» дыхательная машина. Однако эти неповторимые дыхательные аппараты оказалось чрезвычайно трудно стандартизировать.

    Технологии, позволяющие дышать, уникальны тем, что связаны с жизнью, смертью и голосом. 9 Как я ранее обсуждал с философом Хави Карелом и специалистом в области здравоохранения Кейт Бинни, «технологии, доставляющие кислород в организм, имеют особый символический резонанс, связанный с фундаментальными значениями, связанными с дыханием (например, жизнь, дух, вдохновение). Эти значения и переживание их антонимов (смерть, борьба, выдох) способствуют захватывающей и всепроникающей тревоге, которую не обязательно можно облегчить с помощью одной технологии». 10 Здесь я восстанавливаю исторический опыт использования респираторных технологий, отдавая предпочтение голосам пользователей.При этом я обрисовываю (в разделе «От дома до больницы»), в какой степени пользовательский опыт и голоса были приоритетными или нет по мере того, как респираторные технологии перемещались из дома в больницу в межвоенный период. Отсутствие признания индивидуальности дыхания означало, что эти люди были вдохновлены адаптироваться и «возиться» с респираторными вспомогательными технологиями, чтобы заставить их работать на себя. Однако важно отметить, что некоторые респираторные технологии, описанные в этой главе, были разработаны для ручной стимуляции легких, облегчения дыхания путем буквального принудительного сжатия грудной клетки.Этот тип вспомогательной респираторной технологии делает дыхание за пользователя (как современный аппарат ИВЛ) и, таким образом, отличается от вида амбулаторного кислорода, который дает вспомогательный кислород своему пользователю, который мы могли бы теперь чаще ассоциировать с термином «дыхание». протез». Тем не менее, использование кислорода таким образом имеет важный исторический прецедент в области пневматической медицины, который я исследую в следующем разделе, чтобы установить связи между измерением, индивидуальностью и кислородом, к теме, к которой я вернусь в заключении этой главы.

    Истоки пневматической медицины

    Радикальный индивидуализм, который был характерен для мышления Просвещения, был центральным в гонке восемнадцатого века, идентифицировавшей кислород как дискретное вещество, отличное от окружающего воздуха. 11 В процессе своих экспериментов с мышами, пойманными в колбы, Джозеф Пристли (1733–1804) первоначально назвал выделенный им неизвестный воздух «дефлогистированным воздухом» в соответствии с господствовавшим тогда пониманием горения как результата флогистона.Ее, конечно, заменила теория «хрупкого» кислорода, «созданная Лавуазье», как выразился Хасок Чанг. 12 Но до так называемой «химической революции» Пристли генерировал «кислород», помещая порошкообразный оксид ртути (ранее обожженную ртуть) в стеклянный колпак, чтобы образовавшийся газ улавливался в бутылке наверху. 13 Когда он поместил свечу в бутылку с газом, пламя загорелось сильнее. Поэтому Пристли предположил, что это был «новый» вид чистого воздуха, который мог быть важен для таких процессов, как горение, прокаливание и дыхание. 14 Он экспериментировал с мышами, показав, что они могут жить и процветать в этом недавно выделенном газе, тогда как они быстро умрут в герметичном контейнере, наполненном «обычным воздухом». 15 После опытов на мышах он тотчас же поставил опыты на себе и, вдохнув неопознанный воздух, размышлял: «Мне чудилось, что мое дыхание какое-то время после этого было особенно легким и легким. Кто может сказать, что со временем этот чистый воздух может стать модным предметом роскоши». 16

    Такой акцент на индивидуальном чувственном опыте дыхания отмечен первоначальными экспериментами с кислородом как веществом для здоровья.Дэвид Филлип Миллер и Тревор Х. Левер утверждали, что начальное развитие пневматической медицины можно выразить фразой «вдохни и увидишь». 17 Индивидуальный опыт имел решающее значение для проекта пневматической медицины, а сенсорный опыт был неотъемлемой частью производства знаний о дыхании. Таким образом, мы можем видеть, что индивидуальное тело в разные моменты играло важную роль в развитии знаний о технологиях дыхания.

    Первоначально существовал большой оптимизм по поводу использования таких «воздухов» для лечения болезней, о чем свидетельствует создание таких учреждений, как Пневматический институт, основанный Томасом Беддоусом (1760–1808) в Хотвеллсе, Бристоль, в 1799 году. 18 Беддоусу помогал Хамфри Дэви (1778–1829), а в 1794 году к нему присоединился Джеймс Уатт (1736–1819). Их сотрудничество между 1792 и 1798 годами было сосредоточено на разработке аппарата, который мог бы подавать пациентам различные виды воздуха. 19 Типичным лечением в учреждении было «пинта кислородного воздуха в мешке с обычным воздухом». 20 Этот мешок с воздухом был буквально мешком с воздухом . Обычно мешок был сделан из промасленного шелкового материала, и в идеале воздух вдыхался прямо из мешка в рот. 21 Мундштуки были разработаны для пользователей, которым это было сложно, изначально они состояли из двух шелковых клапанов и небольшой трубки. В конце концов, мундштуки были созданы из таких материалов, как вулканит, стекло, металл, слоновая кость, вельвет и кожа. 22

    Идеи Беддоуза и Уотта о медицинском использовании воздуха были опубликованы в «Соображения по медицинскому использованию и производству искусственного воздуха» в 1795 году. как заметки врачей, использующих кислород на своих пациентах.Беддоус сделал заметки под каждым из случаев, которые богаты своеобразными личными подробностями. Возьмите случай 1795 года с мистером Дэнби, который рассказывает, что он напился портвейна в гостинице недалеко от Лимингтона, прежде чем заболел, угрожая его жизни в течение пяти месяцев, пока он не смог «испытать жизненный воздух». Получив немного от доктора Торнтона, он сообщил, что «не прошло и недели с момента моего первого вдоха жизненного воздуха, как ко мне вернулся аппетит, и мои ночи стали такими удобными и освежающими, что моя жена едва могла поднять меня. в разумный час утром.’ 24

    Переход аппаратов кислородной терапии от химии к медицине в этот период отражал внедрение электротерапии. В обоих случаях был первоначальный оптимизм и ощущение использования силы природы для исцеления, а также конфликт вокруг того, как количественно оценить сенсорное знание. 25 Историк Ванесса Хегги утверждала, что существуют давние исторические противоречия между телесными знаниями и лабораторными знаниями при разработке искусственного дыхания.Например, она показала, что к середине ХХ века физиологические «факты», относящиеся к технологиям искусственного дыхания, используемым в альпинизме, не могли быть созданы в лабораториях и принимались только в том случае, если они были установлены путем полевых наблюдений, проведенных отдельными лицами на гора. 26

    Медицинское использование кислорода потеряло популярность в традиционной медицине в течение 1800-х годов и было в значительной степени заброшено, прежде чем стать специализированным и реинституционализированным в рамках больничной медицины. 27 Использование кислорода возродилось во время Первой мировой войны, когда в 1917 году для лечения пострадавших от ядовитого газа стали использовать портативный кислород. 28 Работа Джона Скотта Холдейна помогла продемонстрировать и стандартизировать использование кислородной терапии для пострадавших ядовитым газом, но мнения относительно его эффективности при лечении респираторных заболеваний разделились, и были опасения по поводу того, следует ли его вводить постоянно или с перерывами. Аппарат Халдейна для управления кислородом был разработан для лечения пострадавших от ядовитых газов и имел форму металлического противогаза.Затем она стала использоваться в общей медицине и в 1921 году была описана как наиболее «эффективный, удобный и экономичный метод подачи кислорода», но недостатком ее использования был тот факт, что маска могла «сильно возмущаться» пациентами и в некоторых случаях не переносился. 29 Можно себе представить, что в послевоенный период использование аппарата, столь похожего на противогаз, могло вызывать особый дискомфорт и дезориентацию, особенно у детей. Если маска была отклонена, можно было использовать метод назального катетера (который включал введение трубки непосредственно в нос), но его часто критиковали за его неэффективность.В экстренных случаях доктор Уитридж Дэвис в 1922 году рекомендовал использовать картонную коробку для шляп. 30

    Между 1920 и 1940 годами велись споры о том, следует ли вообще давать кислород, и если да, то при каких условиях, при каких обстоятельствах и в какой форме? В 1921 году, например, Уильям С. Стади (1886–1959) описал кислородную камеру, использовавшуюся для лечения пневмонии в больнице Рокфеллеровского института медицинских исследований. Эта кислородная камера была построена рядом с главной палатой и включала в себя «пищевой шлюз» для передачи еды и мелких предметов, не открывая дверь.Заключенные внутри пациенты могли общаться с внешним миром по телефону. 31 Это был метод введения кислорода, примененный в Кембриджской физиологической лаборатории для лечения мужчин, отравленных газом во время Первой мировой войны. 32

    Однако более традиционными средствами подачи кислорода в то время по-прежнему были «резиновая трубка и стеклянная воронка». 33 Эта воронка была описана в 1924 году доктором Г. Д. Лэнгом как широко используемая, но дорогая и неэффективная. 34 Лэнг также считал, что различные доступные маски не подходят для нервных пациентов или детей, описывая их как «громоздкие, неудобные и причиняющие беспокойство пациенту». 35 Вместо этого он выступал за введение катетера в рот. Затем ее можно было прикрепить к щеке или подбородку с помощью пластыря, или для детей трубку можно было окунуть в сахар и воду, приправленную мятой. 36 Его критика появилась в контексте дебатов в British Medical Journal в 1924 году о наилучшем способе подачи кислорода.Методы воронкообразного типа подверглись критике в Эдинбургском медицинском журнале в 1922 году доктором Уиттингтоном Дэвисом как ошибочные и неэффективные и были обвинены в том, что использование кислорода приобрело дурную славу. 37 Как и Лэнг, Дэвис утверждал, что было бы ошибкой давать кислород только в качестве крайней меры перед смертью, и что вместо этого его следует рассматривать как тип медикаментозного лечения, которое следует проводить на ранней стадии, в идеале через помещение в кислородную камеру. Другой альтернативой, которую Лэнг считал лучшей, чем использование маски, была кислородная палатка.Измерение уровня кислорода в организме человека еще не было возможным, а введение кислорода на уровне выше 40–60 процентов считалось опасным, поскольку при испытаниях на животных было показано, что он вызывает смертельную пневмонию. 38

    Однако технологии, разработанные отдельными людьми для отдельных лиц, могут привести к успеху, который не оправдает ожиданий медицинского истеблишмента. Это особенно очевидно при анализе пульсатора Брэгга-Поля, который был первоначально изобретен лауреатом Нобелевской премии физиком Уильямом Х.Брэгг (1862–1942) в сотрудничестве со своим пользователем, своим соседом Сэмюэлем Кросби Халаханом (1869–1936). 39

    Пульсатор Брэгга-Поля

    Капитан Сэмюэл Кросби Халахан жил в Западном Сассексе и страдал от того, что Брэгг описал как «ужасное истощение мышц». 40 Мало что известно о жизни Халахана, кроме того, что он служил в армии и что его дружба с Брэггом привела к разработке нового самодельного «дыхательного аппарата». Начиная с 1926 года, Халахан начал постепенно терять «способность двигать конечностями», пока не смог водить машину или писать, и постепенно терял вес.Халахан больше года не могла дышать без посторонней помощи, и в конце концов наняла двух медсестер:

    В течение долгого времени две медсестры постоянно работали на искусственном дыхании: жена чувствовала себя очень немощной из-за того, что не могла говорить с ним, кроме как в присутствии медсестры, потому что ее силы значительно уменьшились из-за напряжения ее мужа. болезнь, и поэтому она не могла сама сделать искусственное дыхание. 41

    Дыхательный паралич Халахана, который впервые начался в 1931 году, был диагностирован как результат прогрессирующей мышечной атрофии; постоянное искусственное дыхание было необходимо, чтобы поддерживать его жизнь с начала паралича до его смерти в 1936 году в возрасте шестидесяти шести лет. 42 Учитывая напряжение, которое постоянное искусственное дыхание оказывало на отношения Халахана с его женой, Брэггу «появилась идея, что [он] может облегчить ситуацию с помощью простой системы индийских [так в оригинале] резиновых пузырей, фактически футбольных пузырей», чтобы заменить человеческий усилие. Чтобы разработать эту автоматизированную систему, он перевязал один из пузырей под перевязкой на груди Халахана, а другой — к паре навесных досок на земле, а затем соединил их длинной трубкой. Это сильфонное устройство оказывало ритмичное давление непосредственно на грудную клетку, заставляя диафрагму сокращаться, а воздух входить в легкие и выходить из них. В изобретении Брэгга использовалось положительное давление (в отличие от «железных легких», в которых использовалось отрицательное давление) для принудительного выдоха воздуха за счет вдавливания ребер. Изготовитель инструментов Роберт В. Пол (1869–1943) построил небольшую гидравлическую машину, которую можно было бы подключить к водопроводу. 43 Этот новый дизайн работал эффективно — за исключением случаев, когда водопроводные трубы замерзали или подача воды отключалась для ремонта без предупреждения — и, по оценкам, вызвал 15 миллионов непроизвольных вдохов за всю жизнь Халахана. 44 Это было незаметно, так как полую повязку, которая заменяла футбольный пузырь, можно было спрятать под покрывалом. 45 Кроме того, это облегчило отношения Халахан, поскольку Мод могла «делать искусственное дыхание, пока она сидит и читает своему мужу», и для помощи требовалась только одна медсестра. 46 Он носил устройство до семнадцати часов подряд, так как не мог «терпеть стягивание повязки» весь день; остальные часы были заполнены ручным дыханием. 47 Портативная система Брэгга обеспечила Халахану большую мобильность, конфиденциальность и контроль над собственным дыханием. Система была адаптирована к телу Халахана, позволяя ему «делать столько, сколько он мог бы сделать, если бы ее не применяли». 48 Его даже якобы модифицировали, чтобы им можно было пользоваться во время вождения. 49

    Как я ранее утверждал вместе с Carel, элементы совместного производства в его истоках дизайна включали взаимодействие с потребностями пациента, выходящими за рамки чисто медицинских. 50 Например, он был незаметен и мог быть легко замаскирован так, «чтобы не было никаких признаков чего-либо необычного, кроме тихого щелчка пульсатора в другой части комнаты». 51 Метод пульсатора был относительно дешевым и портативным респиратором, который предлагал своим пользователям относительно высокую степень мобильности и независимости. Такие соображения были выдвинуты по сравнению с так называемыми респираторами типа «железные легкие», которые разрабатывались одновременно с пульсатором. Первые «железные легкие» были разработаны в США в Гарвардском университете Филипом Дринкером (1894–1972) и Луи Агассисом Шоу-младшим (1886–1940) и использовали (отрицательное) вакуумное давление для механического принудительного расширения диафрагмы пациента. сокращаться, чтобы оказывать переменное давление через движение «тяни-толкай». 52 Регулируя частоту и глубину дыхания, устройство позволяло проводить длительное искусственное дыхание либо до восстановления мышечной силы пациента, либо до тех пор, пока не стал доступен альтернативный метод лечения.

    Устройство поилки, как оно стало известно, впервые было использовано в Великобритании в 1930 году. 53 Однако оно было дорогим, громоздким и тяжелым, и поэтому его было трудно транспортировать. В конечном итоге он был заменен железным легким из фанеры австралийского изобретателя Эдварда Т. Бота (1908–87), который был представлен как более доступная альтернатива. 54 Как и устройство поилки, устройство «Оба железных легких» требовало, чтобы пациент был полностью заключен в шкаф, чтобы высовывалась только голова, и чтобы он мог только есть, пить и спать. 55 Однако глубина и частота их дыхания контролировались санитаром, а не пациентом. 56 Один из пользователей описал машине задачу модерации моделей питания и дыхания:

    Вы можете есть в железном легком, потому что ваша голова находится снаружи, а остальное тело внутри, хотя, поскольку вы лежите на спине, вам действительно нужно быть осторожным, когда вы глотаете; вы должны глотать в ритме с машиной, потому что она втягивает вашу диафрагму, а затем снова выталкивает ее.Вы просто ждете, пока он выдохнется, а затем глотаете. Кашлять было немного сложнее, потому что вы не кашляете в ритме железных легких. Это было то, с чем вам приходилось работать. 57

    Для сравнения, за счет использования положительного давления для принудительного выдоха пульсатор Брэгга-Поля представлял собой дешевую и портативную альтернативу респираторам с железными легкими, сконструированную таким образом, чтобы ее мог носить один носильщик для использования в частном доме. или больничная палата. 58 Первоначальная версия Брэгга работала за счет ручных ритмичных манипуляций с насосом, и Пол позаботился о том, чтобы сильфоны можно было приводить в действие вручную, если это необходимо. Тем не менее, несмотря на то, что их конструкция предоставляла пациенту больше свободы действий, освобождая его от полностью механизированного ограждения, дыхание по-прежнему контролировалось обслуживающим персоналом. Эта уверенность и необходимость защиты пульсатора от любых непредвиденных осложнений (таких как перебои с электричеством или водой) означали, что Халахан никогда не оставался один.Он также должен был использовать свой язык и зубы без дыхания, чтобы подать сигнал тревоги, «напоминающий сигнал птицы», чтобы предупредить обслуживающего персонала. 59 Этот метод похож на «лягушачье дыхание», в котором пациенты с парализованной грудной клеткой использовали мышцы шеи, чтобы дышать с глотком «как лягушка». 60

    Преимущества широкодоступного портативного полумеханического респиратора не были упущены Брэггом и Полом. В 1933 году Брэгг связался с несколькими больницами, чтобы узнать, есть ли медицинский интерес к пульсатору.В одном ответе от К. Н. Кнаппа из Суиндона и больницы Норт-Уилтс Виктория было решено, что было бы полезно иметь устройство в больнице, утверждая, что такой «полумеханический респиратор часто будет наиболее полезным и сэкономит труд и персонал». . 61 Кнапп также посоветовал Брэггу связаться с физиологами, чтобы улучшить механизацию устройства, поэтому Пол связался с доктором Эдвардом Поултоном из Лондонской школы гигиены и тропической медицины, чтобы помочь определить, как стандартизировать измерения эффективности вентиляции, необходимые для разных пациентов. . 62 Это был необходимый шаг для обеспечения широкомасштабного использования респиратора и его внедрения в условиях больницы. 63

    Чтобы обеспечить наличие пульсатора в больницах и популяризировать его как альтернативу железным легким, Пол взял на себя финансовую ответственность заказать шесть устройств для больниц, используя свои ограниченные личные средства. И Брэгг, и Пол объяснили, что они не были «финансово заинтересованы» в своей машине и поэтому предпочли не патентовать ее и не требовать отчислений. 64 Машина была изготовлена ​​фирмой Siebe Gorman and Co. (которая изготовила вышеупомянутые противогазы Холдейна) по цене 30 фунтов стерлингов. 65 Они также заменили сталь на латунь в некоторых частях, чтобы «усилить конструкцию аппарата». 66 На этом этапе пульсатор приводился в действие электричеством, и Брэгг подчеркивал, что это означало, что он был «практически бесшумным» — особенно по сравнению с машиной Дринкера, которая была печально известна своей громкостью. 67 Его внешне слышимый шум был дополнительно усилен для пользователей в железных легких, которые также могли чувствовать вибрации насоса.К 1937 году в британских больницах было установлено тринадцать пульсаторов (еще шесть были отправлены за границу), еще шестнадцать были заказаны. 68 Еще больше было отложено, возможно, из-за нескольких вспышек полиомиелита в 1938 г. и возросшего числа случаев дифтерии, требующих ИВЛ.

    Самая громкая реклама пульсатора была проведена Би-би-си в пятницу вечером 8 июля 1938 года. Би-би-си разослала экстренный сигнал SOS для пульсатора Брэгга-Поля, необходимого в больнице Ипсвича для спасения жизни ребенка. 69 Одного сразу отправили на машине из лондонской больницы, но пациент умер в пути. 70 14 июля 1938 года этот случай обсуждался в Палате общин, и министра здравоохранения спросили, может ли он предоставить больше пульсаторов больницам по всей Великобритании, чтобы расширить охват восемнадцати уже используемых. 71 Точно так же 24 июля 1938 года пятидесятивосьмилетний мужчина скончался в Королевском лазарете в Ливерпуле после того, как самолет был отправлен, чтобы доставить пульсатор Брэгга-Поля из Ипсвича в Ливерпуль. 72 Предположительно респиратор находился в Ипсвиче, так как ранее был отправлен из Лондона, и его сразу же отправили обратно поездом для другого больного пациента. Такие широко разрекламированные кризисы вызвали огромный интерес средств массовой информации, но в британской прессе поначалу возникла некоторая путаница между аппаратом Дринкера и пульсатором. Пол поспешил написать доктору Соммервиллю Гастингсу после трансляции, чтобы объяснить преимущества пульсатора, объяснив: «Лично мне трудно представить непрерывное использование другого типа на пациенте в течение трех лет. 73 Однако Хастинг ответил, что физиологи считают машину Дринкера лучшей, поскольку в ней используется отрицательное давление (создание вакуума), что более точно имитирует естественное дыхание. 74

    Машины только для головы и груди (например, Брэгга-Поля) означали, что пользователь был менее ограничен и более независим. Тем не менее его способ работы (с использованием положительного давления) вызывал беспокойство у некоторых медиков, которые подчеркивали повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний в результате снижения кровообращения и артериального давления. 75 Его необычное изобретение и участие инженера также вызвало подозрения у некоторых медицинских работников.

    Фильм, снятый в 1940-х годах для демонстрации различных механических методов искусственного дыхания, показывает, насколько отличается пульсатор Брэгга-Поля в использовании от полностью закрытых аппаратов. 76 Фильм начинается с вступительного заголовка «1. Пульсатор Пауля-Брэгга. Грудная клетка ритмично подвергается положительному давлению». После показа работы аппарата камера фокусируется на докторе в белом халате, который наматывает жилет на мужчину с обнаженной грудью и закрепляет его, прежде чем подключить его к пульсатору рядом с кроватью.Грудь мужчины резко двигается вверх и вниз волнообразно, и создается впечатление, что что-то пытается вырваться из-под его кожи. Этот метод кажется почти животным по сравнению с другими показанными искусственными методами. Когда врач накрывает пациента рубашкой, а жилет оставляет под ней, это явно менее навязчиво. То, как он так отчетливо делал видимым процесс принудительного дыхания , без очевидной безопасности и сокрытия, предлагаемых более технологичными устройствами, было неудобно смотреть.У меня это произвело совершенно иное впечатление о пульсаторе Брэгга-Поля по сравнению с текстовыми первоисточниками, на которые я до сих пор полагался, и это заставило меня почувствовать большую симпатию к физиологам, которые выступали против его использования как «неестественного». Я обнаружил, что бессознательно задерживаю дыхание, наблюдая за этим, и все больше осознаю свое собственное дыхание.

    Опыт пациентов с аппаратом

    Споры об отрицательном и положительном давлении привели к тому, что MRC назначил комитет для исследования лучшего механического устройства для «предотвращения асфиксии из-за паралича дыхания». 77 Это вмешательство MRC было разработано для фиксации на стандартном аппарате искусственного дыхания. Этому вмешательству способствовал «Комитет по респираторам (полиомиелиту)», в который вошли восемь медицинских работников, которые планировали сравнить преимущества различных механических респираторов, доступных на тот момент. 78 Комитет был особенно заинтересован в том, какое давление предпочтительно для искусственного дыхания, отрицательное или положительное, и рассмотрел широкий спектр того, что они назвали «дыхательными аппаратами».Помимо рассмотрения разделения между отрицательным и положительным давлением, комитет также интересовался тем, что предпочтительнее: машины с полным корпусом или устройства с закрытым корпусом только для головы и груди. Эта тема требовала немедленного внимания, так как серьезная эпидемия полиомиелита поразила Англию и Уэльс в 1938 году. рассмотреть проблему с физиологической точки зрения». 80 Первоначально комитет стремился оценить, какое положительное или отрицательное давление лучше всего подходит для искусственного дыхания, и, следовательно, сделать вывод о том, следует ли рекомендовать в качестве стандарта пульсатор Брэгга-Поля или устройство «железное легкое». Однако изменчивость рассматриваемых респираторных заболеваний и сложность отдельных случаев означали, что отчет был расширен, чтобы рассмотреть широкий спектр респираторных заболеваний и широкий спектр так называемых «дыхательных аппаратов». В этом разделе будет показано, что неоднородность условий, требующих таких аппаратов, в сочетании с индивидуальным характером дыхания противоречили задаче MRC стандартизировать использование дыхательных аппаратов.

    Комитет разделил машины с механическим приводом на три категории: во-первых, машины, полностью закрывающие тело пациента; во-вторых, машины с закрытым телом и головой; и, наконец, машины, не предполагающие полного ограждения кузова. Эти категории предполагают, как телесная автономия и движение пациента учитывались при рассмотрении полезности и эффективности машин. Бароспиратор был изобретен в 1906 году и был единственным устройством, закрывавшим и тело, и голову.Он работал как вышеупомянутые кислородные комнаты, за счет строгого контроля атмосферы, применяемого к большой камере, в которой мог оставаться пациент и до двух других человек. Необходимый для этого контроль углекислого газа был сочтен комитетом слишком обременительным, и поэтому это изобретение было не подвергался подробному рассмотрению.

    Таким образом, основная дискуссия развернулась по поводу полнотелого ограждения или нет. Устройства, закрывающие все тело, включали: респиратор Дринкера, респиратор Дринкера-Коллинза, респиратор Эмерсона, респиратор Хендерсона, респиратор Сибе-Гормана «Дринкер» и респиратор Both.Устройства, которые работали без полного ограждения тела, включали: «Биомотор» доктора Эйзенменгера, пульсатор Брэгга-Поля, респиратор с курткой Берстолла, респиратор с кирасой Совета лондонского графства, респиратор с курткой Тернера, аппарат Лаффера-Льюиса и мотор-качалку Евы. . Последний работал по принципу, отличному от других: вместо отрицательного или положительного давления он использовал гравитацию и вес пациента, чтобы заставить его диафрагму двигаться внутрь и наружу. Такие кровати-качалки регулярно использовались в США для частично парализованных пациентов с полиомиелитом, но эта, предположительно, была включена в категорию машин с механическим приводом, потому что в ней использовался электронный двигатель для раскачивания кровати. 81 Историк Дора Варга наглядно объяснила, как на практике работают полнотелые устройства.

    Пациентка лежала на спине, все ее тело было внутри аппарата, снаружи была только голова. Аппарат создавал вакуум внутри резервуара, из-за чего грудная клетка пациента поднималась вверх, что приводило к вдоху. Затем давление в баллоне изменилось, позволив грудной клетке опуститься и создав выдох. 82

    В отчете MRC есть раздел, посвященный «подготовке пациента к аппарату», в котором указано, какую одежду должен носить пациент в таком аппарате (см. ).Допускались только пижамные брюки и нижнее белье до тех пор, пока пациент не был закреплен внутри аппарата, а затем пижамная куртка надевалась задом наперед, чтобы избежать раздражения кожи из-за трения резинового выреза шеи о шею. 83 Коробки, использовавшиеся в Британии, обычно делались из фанеры («железное легкое» было технически неправильным), поэтому на них накладывался тонкий слой ваты (и удерживался на месте бинтом), чтобы избежать раздражения кожи. Крайне важно было носить «постельные носки», чтобы не замерзнуть ноги от воздуха, поступающего из всасывающего отверстия в конце машины, а одеяла были стратегически размещены, чтобы предотвратить жалобы пациентов на «холодные пятна» и избежать пролежней.Тщательное рассмотрение одежды и обращение с пациентом было важно из-за жалоб пациентов на крайнюю болезненность и «гиперестезию» (чрезмерную чувствительность кожи), которые могли сделать любое прикосновение очень болезненным и неприятным. 84 Регулировка температуры тела пациента внутри аппарата явно вызывала некоторую озабоченность, и лампы с подогревом внутри шкафа использовались вместе с грелками и мехами (для охлаждения). Обучение еде и питью также требовало корректировки, поскольку пользователи должны были научиться приспосабливать свое глотание к ритму машины. 85 Это было незабываемо описано пользователем домашней ИВЛ Дэвидом Бруксом в 1990 году. Хотя оценка Брука была сделана намного позже, чем отчет MRC, она ярко изображает трудности, связанные с возвращением к нормальной деятельности во время поддержки дыхания.

    В дополнение к дыханию, движениям тела, ходьбе и разговору, самым энергозатратным занятием, на удивление, является прием пищи. Потеряв так много веса после рака легких, удаления правого легкого и лучевой терапии, я обнаружил, что механика еды, глотания и пищеварения так тесно связана с дыхательной системой.Измученные глотательные мышцы и наполненные болью грудные мышцы бьются в конвульсиях вместе с моей бесполезно хлопающей диафрагмой. Они сопровождают меня во время еды, это постоянное поле битвы между потребностью в питании и настойчивым расстройством дыхания. 86

    В отчете MRC также отмечены серьезные опасения по поводу того, как лучше всего синхронизировать дыхание человека с ритмом машины. Находясь в сознании, пациенты могли «часто» указывать, какое давление было наиболее комфортным и лучше всего соответствовало их личной частоте дыхания. 87 Это не всегда приводило к идеальной посадке, так как:

    Дыхание пациента обычно в течение короткого времени будет нерегулярным и «не в ногу» с обычным дыханием аппарата, но пациенты с дыхательной недостаточностью легко приспосабливаются к частоте аппарата. Если дыхание больного упорно не синхронизируется, это означает, что у него достаточная мощность естественного дыхания и ему не требуется лечение в аппарате. 88

    Рис. 6.1

    Респиратор Дринкера и респиратор Дринкера-Коллинза.

    Эта цитата показывает трудности, присущие стандартизации измерений для такого индивидуального и изменчивого процесса, как дыхание. Более того, предположение о том, что пользователи приспосабливаются к машине, предполагает, что пользователи должны были модифицировать себя, чтобы соответствовать технологии, а не наоборот. Если пациенты постоянно не могли приспособиться таким образом или опасались этого, их частота дыхания регулировалась медленно и без их ведома. 89 Аналогичная тактика использовалась, чтобы отучить «нервных» пациентов от аппаратов, заставляя их поверить в то, что аппарат все еще работает: «давление может, без их ведома, постепенно снижаться до тех пор, пока, наконец, двигатель не заработает, но не будет отрицательного давления». производятся’. 90 Более устойчивым пациентам просто давали успокоительное, чтобы заставить их сотрудничать: «успокоительные не нужны долго, так как большинство пациентов вскоре учатся сотрудничать с машиной». 91 Очевидно, люди осознавали, насколько неприятными могут быть эти дыхательные аппараты для пользователей.Однако в отчете указывалось, что тяжелобольным пациентам «облегчение оказывается настолько сильным и внезапным, что любой психологический стресс быстро исчезает». 92 Возможно, удивительно, учитывая, что Брэгг упомянул о шуме как о проблеме, но ритмичный шум мотора в отчете был назван успокаивающим и способствующим глубокому сну. Эта оценка резко контрастировала с описанием Бруксом (по общему признанию, намного более поздним) сна в аппарате искусственной вентиляции легких: «Ночной шум всех этих насосов, пыхтение и пыхтение, неизбежно в разном темпе, был скорее похож на плохо синкопированный оркестр с секция безумного ветра». 93

    Более того, оптимистичный анализ MRC не был полностью подтвержден подробностями, представленными в приложении к отчету, в котором содержались количественные и качественные данные в отношении отчетов об отдельных случаях со всей Великобритании, связанных с использованием респиратора Drinker и Пульсатор Брэгга-Поля. 94 В этих таблицах были повторные случаи отказа пользователей. Например, один пациент пережил лечение с помощью аппарата типа «Оба», но «категорически возражал против того, чтобы его поместили в него». 95 Один пациент использовал пульсатор Брэгга-Поля, но «был склонен дышать против него» и умер через день после его использования. Точно так же другой пользователь пульсатора с трудом приспосабливался к частоте дыхания: «Трудности синхронизации искусственного и естественного дыхания вызывали дискомфорт и приводили к прекращению лечения». , в других случаях этот отказ отмечался как способствовавший их гибели. В некоторых случаях пациент просто отмечает, что он находит аппарат либо источником «облегчения», либо «неудобным», хотя в одном конкретном случае отмечается «дискомфорт в аппарате настолько сильный, что было приказано удалить пациента от него». 97 Другой пациент был описан как «настолько испуганный машиной, что его пришлось удалить». 98 Сравнение изображений из отчета (показанных здесь как и ) может дать ключ к объяснению этой реакции. Хотя респиратор-куртка Burstall и пульсатор Брэгга-Поля действительно выглядят странно, последний напоминает водолазный аппарат (что неудивительно, учитывая, что производственная компания Siebe-Gorman специализировалась на водолазном снаряжении), они явно позволяют двигаться и контролировать; с другой стороны, железное легкое в стиле Бота больше всего напоминает гроб.В целом, впечатления пользователей об этих «дыхательных машинах» сильно различались. И, что особенно важно, неспособность или нежелание пользователя использовать машины были повторяющимся мотивом и явно влияли на жизнеспособность такого лечения.

    Рисунок 6.2

    Пульсатор Брэгга-Поля и респиратор-куртка Burstall.

    Одним из основных преимуществ пульсатора было то, что во время его ношения пациенту не мешали и не доставляли неудобств его движения. С насадкой его также могли использовать два пациента одновременно, заставляя их буквально вступать в сговор. 99 Однако существовали опасения, что дыхание с положительным давлением может угнетать кровообращение и снижать сердечный выброс и артериальное давление, что было повышенным для пациентов с бульбарным полиомиелитом, страдающих нарушением кровообращения. 100 В то время, по мнению MRC, было крайне важно, чтобы пациенты, пользующиеся искусственными респираторами, находились под квалифицированным наблюдением врачей, медсестер и другого обслуживающего персонала, которые были «ознакомлены с некоторыми моментами и трудностями, возникающими при использовании механических вспомогательных средств для дыхания». ‘, особенно когда требовался ремонт. 101 В отчете MRC подчеркивается, что те, кто использует такие машины, должны делать это только под наблюдением медицинских работников. 102 Необходимо также следить за тем, чтобы инфекции, пролежни, рвота и запоры не вызывали серьезных осложнений, особенно у пациентов с параличом дыхания.

    Отчет MRC «Дыхательные аппараты и их использование в лечении» был опубликован в 1939 году, когда Уильям Моррис, позже лорд Наффилд (1877–1963), объявил о своем намерении широко распространить 800 респираторов обоих типов по всей Великобритании без заряжать.Моррис производил «железные легкие» на своих автомобильных заводах и в конечном итоге пожертвовал более 5000 таких устройств. 103 Пожертвование железных легких больницам по всей Великобритании позволило бесплатно и легко использовать их в учреждениях, тем более что MRC рекомендовал доставлять пациентов в больницу, а не приносить оборудование на дом. К концу марта 1939 года на Британских островах насчитывалось чуть более 1000 респираторов: 965 респираторов обоих типов, 43 пульсатора Брэгга-Поля и 30 аппаратов Дринкера. 104

    Из дома в больницу

    Доставка пациентов в больницу и помещение их в эти машины стали стандартной практикой после Второй мировой войны. Однако это решение (хотя и целесообразное с медицинской и экономической точки зрения) могло привести к дополнительным проблемам семей, которые потеряли возможность общаться со своими близкими. Мало того, что пациенты были помещены в карантин (физически изолированы), им также было трудно общаться с медицинской бригадой из-за их изоляции и ограниченной видимости в железном легком.Буквально эта оболочка мешала терпеливому голосу, так как они могли говорить только на выдохе машины. Мы можем определить практические последствия такой изоляции на примере случая шестнадцатилетней Дороти, которая проснулась ночью 28 сентября 1950 года от сильной боли в спине. 105 В течение следующих двух дней ее боль усилилась, пока ее не рвало от агонии, и она была вынуждена обратиться в больницу. Лечащий врач отметил распространенный паралич и поставил диагноз ОПМ (острый полиомиелит).Ее последующая изоляция вызвала сильное беспокойство у ее матери, которая написала в больницу, чтобы объяснить:

    [W] Когда Дороти забрали, у меня было 2 удара током: сначала ее собственный доктор сказал мне, что Дороти была на 10 неделе беременности, во-вторых, я узнал, что у нее полиомиелит, это почти свело меня с ума [так в оригинале] Беспокойство, поскольку Дороти ужасно страдала, я решил ничего не говорить ей о беременности, пока ей не станет лучше, но вместо этого ей стало хуже, и ее забрали. 106

    Врач, лечивший Дороти, несколько едко ответил: «Я почти не сомневаюсь, что Дороти прекрасно знает, что она беременна», но заверил ее мать, что состояние паралича улучшается и что Дороти не потеряла ребенка. Однако к концу ноября он решил, что для спасения пациентки необходимо прервать беременность. После этого состояние Дороти быстро улучшилось, она смогла пройти курс физиотерапии и после девяноста четырех дней в больнице ее выписали. Хотя ее опыт, несомненно, был травмирующим для нее и ее семьи — она дважды была описана в записях как истеричка — случай Дороти, по крайней мере, закончился выздоровлением.

    Напротив, двадцатидевятилетняя больная полиомиелитом Роуз была госпитализирована в ту же больницу 16 октября 1950 г. и сразу же была помещена в механический респиратор. 107 Ее брюшные рефлексы были описаны как «отсутствующие», и у нее были «небольшие движения» в диафрагме. Ее дистресс был таков, что ее осмотрели лишь частично, прежде чем поместить прямо в респиратор. Оказавшись в респираторе, ей была назначена физиотерапия, «насколько это возможно с пациентом в респираторе». 108 К декабрю ее можно было снимать с респиратора на контролируемые периоды, сначала всего на две-три минуты, но к концу месяца до четырех-пяти минут. 31 декабря 1950 года в больнице произошел сбой электричества, что означало, что Роуз «почти умерла», прежде чем удалось заставить «ручное управление работать». Это может быть причиной того, что шесть дней спустя ее перевели с респиратора Drinker на респиратор Both — изменение, которое сделало ее более бодрой и комфортной. Однако в течение следующего месяца она заболела пневмонией, и, несмотря на подъем к концу января, в полночь 1 февраля 1951 года у нее случился «внезапный приступ одышки» (одышка), она потеряла сознание, ненадолго пришла в себя и была описана как «напуганная». , прежде чем она впоследствии умерла. 109

    Практика постепенного увеличения времени, в течение которого пациент дышал без посторонней помощи вне респиратора, была стандартной процедурой для больных полиомиелитом с параличом дыхания, тем более что это позволяло им участвовать в физиотерапии. Пациентам, использующим респиратор, рекомендовалось не выходить на улицу в течение более длительного времени, и как только они могли оставаться вне дома в течение сорока пяти минут, они начинали принимать пищу вне аппарата. Хотя взрослые пациенты были относительно изолированы и полагались на эпистолярную переписку для общения с внешним миром, родители могли посещать младших детей, живущих в железных легких, часто в течение длительного времени.Один такой ребенок-пациент провел 218 дней в этой больнице в автомате для питья. Когда он умер, лечащий врач охарактеризовал это как «приятное событие», отметив, что он «никогда бы не жил без респиратора», но что он был «довольно бодр до конца». Родители очень помогли, навещая их каждый день в обязательном порядке». случилось с бедным ребенком при несчастливых обстоятельствах. 111 Эти заметки освещают изменение концепции респиратора: от протеза, позволяющего пользователю продолжать жизнь дома, до оборудования для больниц скорой помощи, в котором жизнь считалась неприемлемой. Несмотря на то, что эти пациенты были описаны как жизнерадостные, железное легкое не использовалось в больнице в качестве протеза, как Халахан использовал свой пульсатор дома. Однако есть свидетельства того, что некоторые современные пользователи использовали железные легкие, чтобы жить полноценной и продуктивной жизнью в этот период, как в случае г-на Фреда Сьюта, который жил с железными легкими, когда женился в 1939 году и отправился в медовый месяц в специально адаптированный по весу прицеп. 112

    Кроме того, есть сообщения о пользователях железных легких и членах их семей, разрабатывавших самодельные персонализированные машины в этот период в Великобритании. Например, в 1949 г. г-н А. Ф. Эванс, инженер-автомобилист из Ковентри, разработал особый тип «железных легких» для своей дочери, который позволил бы ей жить дома. Он объяснил, что построил устройство в своем гараже с некоторой помощью своих сотрудников и друга своей дочери, и подчеркнул, что «это новое легкое, которое я сделал, покрывает только брюшную полость и грудную клетку».Это поддерживает дыхание Энн и позволяет физиотерапевту делать массаж и тренировать конечности, чтобы вдохнуть в них новую жизнь». дома и, как сообщалось, «дышит лягушкой до трех часов, но в остальном нуждается в респираторе и насосе Танниклифф». 114 В письме редактору The Lancet его врач подробно рассказал о различных организациях, занимающихся его лечением, включая установку почтового телефона; врач объяснил, что «Департамент здравоохранения округа предоставляет специальную медсестру; местный совет переделал дом; GPO установил телефон в течение 24 часов; сосед обслуживает насос; и Ассоциация инвалидов с физическими недостатками во многом помогли. 115 Бесс Уильямсон исследовала аналогичные случаи, когда пользователи респираторных технологий приспосабливали медицинские протезы к своим собственным конструкциям, изменяя «знакомые технологии, чтобы они работали для их собственных инвалидов». 116 Проанализировав журналы, выпущенные после 1950-х годов для самопровозглашенных «респо», Уильямсон обнаружила, что оборудование, которое пользователи-инвалиды заказывали в больницах, часто не интегрировалось в жизнь их пользователей и требовало индивидуальной адаптации и «доработки». Несмотря на широкое признание этого эксперимента в сообществе инвалидов в США, разработчики респираторных технологий не рекламировали их пользователям, а медицинский истеблишмент игнорировал вклад пациентов в этой области. 117

    Частично такая индивидуалистическая «переделка» могла быть связана со специфическим характером индивидуальных дыхательных предпочтений. В то время как некоторые пользователи подчеркивали большую мобильность и независимость, которые предлагали нагрудные устройства, другие предпочитали всеобъемлющее облегчение, обеспечиваемое стандартным отрицательным давлением железных легких. Например, Маршалл Барр разработал полиомиелит в Великобритании в 1949 году и начал использовать железные легкие в 1971 году. Он описал опыт помещения в оболочку как «облегчение» и подчеркнул расслабляющие свойства его звуков и вибраций, «таких как: … дыхание, удар; дыхание, удар… Это было не совсем похоже на ровное дыхание. 118 Пол Александер, который начал использовать аппарат «железное легкое» в 1952 году, использовал его в общежитии своего университета в США, чтобы сделать успешную карьеру юриста, и на момент написания статьи остается в аппарате. 119 В 2017 году Марта Лиллард, одна из трех человек, все еще использующих железные легкие в США, описала, как легкие облегчали ей задачу дыхания: «Представьте, если бы вы действительно устали дышать, как бы это было хорошо». чувствовать — если бы вы изо всех сил пытались сделать вдох. 120 Для Марты и других, которые все еще полагаются на эти старые технологии, одной из главных проблем является поиск техников, готовых отремонтировать «железные легкие», поскольку частные компании, которые изначально их разработали, больше не несут ответственности за их техническое обслуживание. 121

    Как было подчеркнуто в этой главе, неоднородность опыта респираторной инвалидности оказалась сложной задачей для разработки стандартизированных методов лечения. Этот исторический анализ подчеркивает важность приоритизации голосов пациентов сегодня, особенно при вынесении суждений о качестве жизни.Осторожность в этом отношении подчеркивает «парадокс инвалидности», рассмотренный в главе 2. То есть тот факт, что многие люди с ограниченными возможностями оценивают качество своей жизни как хорошее или отличное, хотя внешние наблюдатели считают их «нежелательным повседневное существование». 122 Когда их просят представить себе благополучие людей с ограниченными возможностями, здоровые люди склонны воображать, что оно намного хуже, чем оно есть на самом деле, и эта ошибка усугубляется, если человек без инвалидности является медицинским работником, и исправляется, если они провели время с людьми с ограниченными возможностями.Учитывая эти результаты, этот исторический эпизод подчеркивает исключительную важность того, чтобы голоса пациентов, особенно голоса инвалидов, занимали центральное место во всех дискуссиях о технологии протезирования.

    Заключение: эргодический переключатель

    В конце 1800-х годов физики, работающие с газами, столкнулись с проблемой измерения, которая особенно актуальна для целей этой главы и общей идеи этой книги. В то время как эти физики могли легко измерить 91 838 коллективных 91 839 свойств группы молекул газа, определение специфических особенностей каждой отдельной молекулы оказалось сложной задачей.Чтобы решить эту задачу, исследователи решили «использовать среднее поведение группы молекул газа для предсказания среднего поведения отдельной молекулы газа». 123 При этом они использовали набор математических принципов, известных как эргодическая теория. Как объясняет Тодд Роуз: «Согласно эргодической теории, вы можете использовать групповое среднее, чтобы делать предсказания об отдельных людях, если выполняются два условия: (1) каждый член группы идентичен и (2) каждый член группы останется таким же и в будущем.’ 124 Как оказалось, большинство молекул газа не подчинялись этим правилам, как и большинство людей, как показано в этой главе. Тем не менее, использование групповых средних для измерения и оценки людей, как если бы они были эргодиками, — это именно то, как мы рассчитывали пороги нормальности в различных статистических исследованиях человеческих способностей. Идея о том, что люди могут быть ранжированы как идентичные и неизменные, была названа Питером Моленааром «эргодическим предположением», который объясняет, что «использование группового среднего для оценки людей было бы действительным только в том случае, если бы люди были замороженными клонами, идентичными и неизменными». . 125 Как показано в этой главе, использование групповых измерений для стандартизации технологий для отдельных лиц, входящих в эту группу, привело к модификации и отказу пользователей от вспомогательных технологий.

    Девять пациентов больницы Бромптона, которых мы обсуждали во введении к этой главе, считали, что они почувствовали себя лучше в результате своего опыта в воздушных ваннах. Фундаментальным для познания здоровья и болезни является именно этот вопрос: как вы себя чувствуете? Но как узнать, что ты чувствуешь? Традиционно полагались на телесную интуицию, но в течение двадцатого века почитание числовых данных как ориентира для нашего тела вытеснило воплощенное знание.Такая позиция предполагает, что числа и количественные данные воспринимаются как нейтральные, объективные и достоверные, в отличие от живого опыта. Многие критиковали это подавление и игнорирование телесной интуиции как редукционистское по своей сути, утверждая, что важные личные точки зрения не учитываются. Я утверждал здесь, что это также может создать механическую эпистемологическую несправедливость, которая оказывает особенно пагубное воздействие на инвалидов.

    Эта проблема усугубляется в случаях невидимой инвалидности и еще более усугубляется многомерной природой дыхания, которая не поддается редуктивным подходам к измерению.Как я показал в этой главе, попытки создать стандартную «дыхательную машину» ускользнули от MRC, поскольку он изо всех сил пытался отловить дыхание идиосинкразических людей, находящихся под их расследованием. Напротив, работая в тесном контакте с пользователем, Уильям Брэгг и Роберт Пол в дизайне отдавали приоритет целям и приоритетам предполагаемого потребителя. Тем не менее, это означало, что их конструкция нуждалась в существенных модификациях (внесенных медицинским работником доктором Филлис Керридж), прежде чем ее можно было стандартизировать для различных тел в больничных условиях.Тем не менее, по мере того как стандартизированные респираторные технологии перемещались из дома в больницу и обратно, отдельные пользователи вносили изменения в их конструкцию, чтобы они подходили им. Как я утверждаю здесь и далее в этой книге, особый вид телесных знаний о собственном теле, которым обладают инвалиды, привел к инновациям и изобретениям в межвоенный период. Технологии, разработанные людьми для людей, могут оказаться на удивление успешными. По иронии судьбы, индивидуальная природа этого понимания может работать как барьер для стандартизированного использования (как мы видим в случае с пульсатором и железными легкими).Тип стандартизированного использования, который необходим для стационарного использования в больницах, означал, что пациентам приходилось все больше приспосабливаться к машинам, в которые они были помещены. Тем не менее, пользователи часто сопротивлялись такому технологическому вмешательству. Подобные переживания не были полностью отнесены к области истории, поскольку механическая вентиляция легких, обычно используемая в отделениях интенсивной терапии, теперь может проводиться, когда пациенты все еще находятся в сознании, а переживание неспособности контролировать собственное дыхание или говорить стало Недавно было обнаружено, что это приводит к панике, страху и стойкому беспокойству. 126 Кроме того, оригинальные воплощенные знания часто становятся невидимыми, когда они внедряются в технологические проекты, или теряются вместе с человеком или с прекращением участия компании – ситуация, которая указывает на опасность приватизации спасательных средств. Если бы идеи предполагаемых пользователей были внедрены в начале процесса проектирования посредством совместных усилий, то можно было бы избежать неизбежного отказа пользователей и модификации вспомогательных технологий, а конечный продукт, несомненно, был бы значительно улучшен.

    Примечания

    1

    Уоллис, Дж., «Машина в саду: ванна со сжатым воздухом и оздоровительный курорт девятнадцатого века», в Дж. Агар и Дж. Уорд (редакторы), Истории технологий, окружающей среды и современной Британии (Лондон: UCL Press, 2018), стр. 76–100, с. 83.

    2
    3

    Г. Э. Бомонт, «Влияние ванн со сжатым воздухом на жизненную емкость при эмфиземе», в Brompton Hospital Reports, vol.6, 1937. Архив Королевской лондонской больницы, Лондон, RLBH/A/13/63, с. 118.

    4
    5
    6
    7

    McGuire and the Invisible and the Carel.

    8

    Полное объяснение конструкции пульсатора Брэгга-Поля см. в McGuire C., Virdi J. and Hutton J., «Respiratory Technologies and the Co-Production of Breathing in the Twentieth Века», в А. Хэнли и Дж.Мейер (редакторы), Patient Voices (Манчестер: издательство Манчестерского университета, готовится к печати). Некоторый материал из разделов «Истоки пневматической медицины» и «Пульсатор Брэгга-Поля» первоначально появился в этой главе и воспроизводится здесь с разрешения.

    9

    Бинни, К., МакГуайр, К., и Карел, Х., «Объекты безопасности и заключения», Journal of Material Culture (на рассмотрении).

    10
    11

    Более раннюю историю искусственного дыхания см. в Barrington, A.B., «Искусственное дыхание, история идеи», Medical History , 15:4 (1971), 336–351 [бесплатная статья PMC: PMC1034194] [PubMed: 4944603].

    12

    Чанг, Х., «Скрытая история Флогистона: как философская неудача может привести к историографическому совершенствованию», HYLE: Международный журнал философии химии , 16: 2 (2010), 47–79, п. 71.

    13

    Джексон, Дж., Мир в огне: еретик, аристократ и гонка за открытием кислорода (Нью-Йорк: Викинг, 2005), с.126.

    14

    МакЭвой, Дж. Г., «Газы, Бог и баланс природы: комментарий к Пристли (1772) «Наблюдения за различными видами воздуха»», Philosophical Transactions of the Royal Society A: Mathematical физ.-техн. наук , 373:2039 (2015), 1–11, с. 4 [Бесплатная статья PMC: PMC4360083] [PubMed: 25750146].

    15

    Джексон, Мир в огне , стр. 169–170.

    16

    Джозеф Пристли, цитируется там же., п. 172.

    17

    Миллер, Д.П., и Левере, Т.Х., «Вдохните и увидите?»: Сотрудничество между Томасом Беддоусом и Джеймсом Ваттом в пневматической медицине», Ambix , 55:1 (2008) , 5–28 [PubMed: 18831152].

    18
    19

    Миллер и Левере, «Вдохните и посмотрите?», стр. 7–8.

    20
    21

    Ли, Дж. М., «Эволюция аппарата для кислородной терапии», Анестезия , 29 (19074), 462–48].

    22

    Однако использование мундштука требовало добровольного сотрудничества, и когда в 1840-х годах кислород начал использоваться в качестве анестетика, были разработаны маски для лица, полностью закрывающие рот и нос. См. там же.

    23

    Beddoes, T., and Watt, J., Соображения по медицинскому использованию и производству искусственных эфиров , часть 3 (Бристоль: Bulgin and Rosser, for J. Johnson, London, 1795), Специальные коллекции библиотеки Бристольского университета.

    24
    25

    Уэяма, Т., Здоровье на рынке: профессионализм, терапевтические желания и медицинская коммодификация в поздневикторианском Лондоне (Пало-Альто, Калифорния: Общество содействия науке , 2010). С 1868 года сжатый газообразный кислород можно было хранить в баллонах, и это избавило врача от необходимости производить кислород на индивидуальной основе. См. Ли, «Эволюция аппарата кислородной терапии».

    26

    Хегги В., «Экспериментальная физиология, Эверест и кислород: от ужасных кухонь до задыхающихся легких», British Journal for the History of Science , 46:1 (2013), 123–147 .

    27

    За исключением домашних средств и «шарлатанской медицины». См. Уэяма, Здоровье на рынке .

    28
    29

    Он был изготовлен компанией Messrs Siebe, Gorman & Co. в Лондоне.См. Davies, H.W., «Методы терапевтического введения кислорода», Edinburgh Medical Journal , 29:5 (1922), 161–168, с. 166 [Бесплатная статья PMC: PMC5316603] [PubMed: 29641016].

    30

    Этот метод описывался следующим образом: «голову пациента помещают в картонную шляпную коробку подходящего размера, вырезая подходящее отверстие для шеи и направляя струю кислорода внутрь коробки». См. Дэвис, «Методы терапевтического введения кислорода».

    31
    32

    Баркрофт, Дж., «Обсуждение терапевтического использования кислорода», Proceedings of the Royal Society of Medicine, Section of Therapeutics and Pharmacology, 59–2,

    9 68 [Бесплатная статья PMC: PMC2152031] [PubMed: 19981520].

    33

    Дэвис, «Методы терапевтического введения кислорода».

    34

    Лэнг, Г. Д., «Введение кислорода», British Medical Journal , 1:3311 (1924), 1074–1075.

    35
    36
    37
    38

    Первые опыты Берта на воробьях; см. Heggie, «Experimental Physiology, Everest and Oxygen»; и ср. Бингер, С.Дж., Фолкнер, Дж.М. и Мур, Р.Л., «Отравление кислородом у млекопитающих», Journal of Experimental Medicine , 35:5 (1927), 849–864 [бесплатная статья PMC: PMC2131229] [PubMed: 19869294], и Эванс, Дж. Х., «Вдыхание чистого кислорода при лечении заболеваний», Журнал Канадской медицинской ассоциации , 22:4 (1930), 518–522 [бесплатная статья PMC: PMC381805] [PubMed: 20317776].

    39

    Полное обсуждение процесса изобретения пульсатора Брэгга-Поля см. в McGuire et al., «Respiratory Technologies».

    40

    Брэгг назвал Халахана своим другом и «соседом по деревне». Брэгг в то время работал в Лондоне, но, возможно, у него был второй дом/основная база в Западном Суссексе. Письмо У. Х. Брэгга Леонарду Хиллу, 4 января 1934 г. Королевский институт Великобритании, Лондон, Уильям Генри Брэгг, администратор RI.Переписка 1933–39 (далее WHB), RI MS WHB/27E/5. Информация о Сэмюэле Кросби Халахане была получена от GENi. www ​.geni.com/people/Samuel-Halahan ​/6000000015282798567. По состоянию на июнь 2019 г.

    41

    Письмо Брэгга Хиллу от 4 января 1934 г. 5870 (1936), с. 504. Обсуждение непрерывного искусственного дыхания медсестер обсуждается в газетной вырезке под названием «Железные легкие».Королевский институт Великобритании, Разная корреспонденция Уильяма Х. Брэгга (далее WHBMC), Пульсатор Брэгга – Пола (15 марта – 15 августа), RI MS WHB/8B/9. См. также: Blackwell, U., «Механическое дыхание», The Lancet , 254:6568 (1949), 99–102 [PubMed: 18210537].

    43

    Пол был всемирно известен своими научными приборами, в том числе гальванометром, ранними устройствами беспроводной телеграфии и устройствами для ведения подводной войны; сегодня он также известен как пионер британского кино, разработавший камеры и проекторы для кино.

    44183
    44
    45
    46

    письмо от Брэгга до холма, 4 января 1934 г.

    47

    г. Брэгг, «Брэгг-Пол Пульсатор».

    48

    Копия письма Уильяма Х. Брэгга секретарю Британского общества Красного Креста, адресованного полковнику Дэю, 11 июля 1938 г. WHBMC, WHB/8B/4–5. Красный Крест также был заинтересован в создании Брэгга, тем более что эта организация помогла коммерциализировать кислородные палатки, как указано в письме от 17 июля 1938 года от сэра Гарольда Б.Факуса, генерального директора Британского общества Красного Креста Брэггу. WHBMC, WHB/8B/6.

    49
    50

    Макгуайр и Карел, «Видимое и невидимое».

    51

    Брэгг, «Пульсатор Брэгга-Поля».

    52

    Ошинск, Д. М., Полиомиелит: американская история (Оксфорд: Oxford University Press, 2006), с. 61.

    53
    54

    Первоначально устройство было запрошено правительством Южной Австралии в 1938 году для борьбы с разрушительной эпидемией полиомиелита.

    55

    Дринкер, П., «Длительное введение искусственного дыхания», The Lancet , 217:5622 (1931), 1186–1188.

    56

    Дежурный также был необходим для обеспечения туалета с помощью подкладных судов и клизм. Там же.

    57
    58
    59

    Керридж, «Искусственное дыхание в течение трех с половиной лет».

    60

    Этот метод называется языкоглоточным дыханием.См. Wilson, D. J., Living with Polio: The Epidemic and its Survivors (Chicago: University of Chicago Press, 2005), p. 91.

    61

    Письмо К. Н. Кнаппа Уильяму Брэггу, 18 сентября 1933 г. WHB 27E/4.

    62

    Поултон также пригласил Брэгга и Пола представить свое устройство Терапевтической и фармацевтической секции Королевского медицинского общества.

    63

    Для получения дополнительной информации о разработке пульсатора и роли доктора Филлис Керридж в его разработке см. McGuire et al., «Дыхательные технологии».

    64

    Письмо Брэгга секретарю Британского общества Красного Креста.

    65

    Письмо Уильяма Брэгга С. К. Дайку от 7 июня 1934 г. WHB 27E/20.

    66

    Письмо от Siebe-Gorman & Co. Ltd Роберту У. Полу, 21 мая 1936 г. WHB 27E/29.

    67

    Та же компания, которая разработала оборудование для кислородных масок. Брэгг, «Пульсатор Брэгга-Поля», с.254. О шумности поилки см. Gilbertson, A.A., «Before Intensive Therapy?», Journal of the Royal Society of Medicine , 88:8 (1995), 459–463, p. 461 [бесплатная статья PMC: PMC1295304] [PubMed: 7562830].

    68

    Письмо Роберта Пола доктору Дж. Р. Хатчинсону, заместителю главного врача Министерства здравоохранения, 12 августа 1938 г. WHB 8B/24–26. Пульсаторы были распределены по больницам в Манчестере, Бирмингеме, Лондоне, Норидже, Ипсвиче и Ливерпуле.

    69
    70

    Письмо Роберта Пола Си Джей МакСвини, 17 июля 1938 г. WHBMC, WHB/8B/8.

    72183
    72183
    71

    ‘Bragg Paul респиратор’, HC DUB 14 июля 1938.

    72

    ‘Vain Tain Tain с респиратором’, Scotsman , 25 июля 1939 г. Британская газета архив 19380725/107/0012.

    73

    Письмо Пола доктору Сомервиллу Гастингсу, 2 января 1938 г. (re.эфир Би-Би-Си). Полу прислал стенограмму Брэгг. ВБ 27Е/66.

    74

    Письмо доктора Сомервилля Гастингса Полу. ВБ 27Е/66.

    75

    Уилсон, Дж. Г., «Непрерывная битва против вируса полиомиелита», Муниципальный журнал , 59 (6 июль 1951), 1577–1581, с. 1577 и с. 1581.

    76

    Этот фильм был снят только что созданным (1937 г.) отделением анестезиологии Оксфордского университета и размещен Wellcome на YouTube.См. www ​.youtube.com/watch?v=21PEC3ppStc и http://catalogue ​.wellcomelibrary ​.org/record=b1677731~S3. По состоянию на июль 2019 года. Вероятно, он был разработан для сопровождения донорства железных легких лорда Наффилда, и фильм упоминается в письме, объясняющем пожертвование железных легких больнице Святого Барта. См. «Подарок механического респиратора от фонда Наффилда», 1939 г. Архивы больницы Святого Варфоломея, Лондон, SBHB MR/32/4.

    77

    Совет по медицинским исследованиям, «Дыхательные аппараты» и их использование в лечении: отчет Комитета по респираторам (полиомиелит) (Серия специальных отчетов Совета по медицинским исследованиям, No.237) (Лондон: Канцелярия Его Величества, 1939). TNA, FD 4/237 (далее MRC, «Дыхательные аппараты» ), с. 3.

    78
    79

    «Отзыв: Совет по медицинским исследованиям. Серия специальных отчетов №. 237’, Indian Medical Gazette (1940).

    80

    MRC, «Дыхательные аппараты» , с. 2.

    81

    Уилсон, Жизнь с полиомиелитом .

    82

    Варга Д., Полиомиелит через железный занавес: холодная война в Венгрии с эпидемией (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2018), с. 60 [PubMed: 33315356].

    83

    MRC, «Дыхательные аппараты» , с. 46. ​​

    84
    85
    86
    86

    Brooks, DHM, «Жизнь с вентиляцией: Признания наркомана», Уход за критически больными , 8: 5 (1992), 205 –207; ср. Брукс, Д. Х.М., «Путь к домашней вентиляции: взгляд пациента», Уход за тяжелобольными , 6:3 (1990), 96–97.

    87

    MRC, «Дыхательные аппараты» , с. 48.

    88
    89
    90
    91
    92
    93

    Брукс, «Жизнь с проветривания», стр. 207.

    94

    Тот факт, что это были единственные две машины, для которых были доступны данные такого рода, указывает на то, что они были двумя наиболее широко используемыми машинами в Великобритании на момент составления отчета.

    95

    MRC, «Дыхательные аппараты» , Приложение, «Таблица A – продолжение», стр. 76.

    96
    97

    MRC, «Дыхательные аппараты» , Приложение, «Таблица E – продолжение», стр. 88.

    98
    99

    «Железные легкие помогут спасти детей Мидленда», Birmingham Gazette , 4 ноября 1938 г. Архив британской газеты, 65/70

    .Обратите внимание, что, хотя заголовок относится к железным легким, был подарен пульсатор Брэгга-Поля. «Железное легкое» часто использовалось в популярной прессе для обозначения различных типов респираторов. Детей также можно было прикреплять группами к железному легкому. «Заговор» происходит от латинского conspirare , com (с, вместе) и spirare (дышать). См. запись для «заговора» в онлайн-словаре этимологии. www ​.etymonline.com/word ​/conspire?ref=etymonline ​_crossreference.По состоянию на июнь 2019 г.

    100

    Уилсон, «Непрекращающаяся битва».

    101

    MRC, «Дыхательные аппараты» , с. 43.

    102
    103
    104

    Гилбертсон, «Перед интенсивной терапией?», с. 462.

    105

    Все имена пациентов изменены для сохранения анонимности.

    106

    Больница Хэм Грин, Бристоль, Записи полиомиелита, ветряной оспы, герпеса, опоясывающего лишая, краснухи, эпидемического паротита, 1951.Регистрационный номер пациента 1236/50, письмо врачу-резиденту Джеймсу Макрэю, внесенное в историю болезни с 10 января 1950 г. по 1 января 1951 г. Краснуха, эпидемический паротит, 1951. Рег. № 1298/50, Записи пациента 16 октября 1950 по 2 февраля 1951.

    108
    109
    110

    ветчина Зеленая больница, Бристоль, рекорды полиомиелита, ветви Краснуха, эпидемический паротит, 1951 год.Пациент Рег. № 1360/50, записи пациентов с 30 октября 1950 г. по 3 июня 1951 г. № 1360/50, письмо, вставленное из хирургии на Глостер-роуд, 7 июня 1951 года.

    112

    «Железный человек легких, среда», Telegraph and Independent , Шеффилд, 11 августа 1939 года. Архив британских газет, BL 0000700 193

    /007/0001.

    113

    «Самодельные железные легкие ускоряют выздоровление девочки», Coventry Evening Telegraph , 24 августа 1949.Архив Британской газеты, BL 0000769/194

    /256/0017.

    114

    Грейвс, JC, Письмо в редакцию, «Доминиционная реабилитация дыхательных калец», Lancet , 274: 7110 (1959), 1033.

    115
    116
    116
    116
    116

    Уильямсон, Б., «Электрические мамы и квадроциклы: люди с ограниченными возможностями покупают, производят и используют технологии в послевоенной Америке», American Studies , 52:1 (2012), 5–30, с.23.

    117
    118

    Барр, «Железное легкое», с. 256.

    119
    120
    121
    121
    122

    Albrecht и devlieger, «Неспособность Paradox ‘, p. 977.

    123

    Роуз, Конец среднего , с. 63.

    124

    Там же. См. также Molenaar, PCM, «О последствиях классических эргодических теорем: анализ процессов развития должен фокусироваться на индивидуальных вариациях», Developmental Psychobiology , 50:1 (2007), 60–69 [PubMed: 18085558].

    125

    Интервью, Питер Моленаар и Тодд Роуз, цитируется в Rose, The End of Average , p. 63.

    126

    Я благодарен историку Ориане Уокер, которая отметила это в своем выступлении на недавнем собрании Общества истории науки в Утрехте и указала на сопутствующий источник: Karlsson, V., Bergbom, I.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.