Содержание

Вклад Дарвина в биологию кратко. Какой вклад в этапы развития биологии внес Чарльз Дарвин?

Сегодня мало кто станет отрицать огромный вклад Дарвина в биологию. Имя этого ученого знакомо каждому взрослому человеку. Многие из вас могут в двух словах сказать о том, в чем состоит вклад Дарвина в биологию. Однако подробно рассказать о созданной им теории смогут лишь немногие. После прочтения статьи вам удастся это сделать.

Достижения древних греков

Прежде чем описать вклад Дарвина в биологию, расскажем в нескольких словах о достижениях других ученых на пути к открытию теории эволюции.

Анаксимандр, древнегреческий мыслитель, еще в 6 веке до н. э. говорил, что человек произошел от животных. Его предки якобы были покрыты чешуей и жили в воде. Чуть позже, в 4 в. до н. э., Аристотель отметил, что полезные признаки, которые случайным образом проявляются у животных, природа сохраняет для того, чтобы сделать их в будущем более жизнеспособными. А собратья, не имеющие данных признаков, погибают. Известно, что Аристотель создал «лестницу существ». Он расположил организмы в порядке от самых простых к более сложным. Эта лестница начиналась камнями, а заканчивалась человеком.

Трансформизм и креационизм

Англичанин М. Хейл в 1677 году впервые употребил термин «эволюция» (от лат. «развертывание»). Он обозначил им единство исторического и индивидуального развития организмов. В биологии в 18 веке появился трансформизм. Это учение о том, как изменялись различные виды растений и животных. Оно было противопоставлено креационизму, согласно которому бог создал мир, и все виды остаются неизменными. К сторонникам трансформизма относится французский ученый Жорж Бюффор, а также английский исследователь Эразм Дарвин. Первую теорию эволюции предложил Жан-Батист Ламарк в своем труде 1809 года «Философия зоологии». Однако истинные ее факторы вскрыл именно Чарльз Дарвин. Вклад в биологию этого ученого неоценим.

Заслуга Чарльза Дарвина

Ему принадлежит эволюционная теория, обоснованная научно. Он изложил ее в труде под названием «Происхождение видов путем естественного отбора». Эту книгу в 1859 году опубликовал Дарвин. Вклад в биологию кратко описать можно следующим образом. Дарвин считал, что движущие силы эволюции — наследственная изменчивость, а также борьба за существование. В условиях борьбы неизбежным результатом данной изменчивости становится естественный отбор, который представляет собой преимущественное выживание самых приспособленных особей того или иного вида. Благодаря их участию в размножении полезные наследственные изменения накапливаются и суммируются, как отмечал Чарльз Дарвин.

Вклад в биологию его признали ученые, продолжившие исследования в этом направлении. Развитие науки в дальнейшем подтвердило, что дарвиновская теория является правильной. Поэтому сегодня термины «эволюционное учение» и «дарвинизм» нередко употребляются как синонимы.

Итак, мы кратко охарактеризовали вклад Дарвина в биологию. Предлагаем подробнее рассмотреть созданную им теорию.

Наблюдения, натолкнувшие Дарвина на теорию эволюции

Сначала начал задумываться о причинах, по которым между видами имеются те или иные сходства и различия, Чарльз Дарвин. Вклад в биологию, кратко охарактеризованный нами, он внес далеко не сразу. Сперва предстояло изучить достижения предшественников, а также совершить несколько путешествий. Именно они натолкнули ученого на важные мысли.

Основную находку он сделал в Южной Америке, в геологических отложениях. Это скелеты гигантских неполнозубых, весьма сходных с современными ленивцами и броненосцами. Кроме того, на Дарвина произвело большое впечатление изучение видов животных, обитающих на Галапагосских островах. Ученый обнаружил на этих вулканических островах, имеющих недавнее происхождение, близкие виды вьюрков, которые похожи на материковые, однако приспособились к различным источникам питания — нектару цветков, насекомым, твердым семенам. Чарльз Дарвин сделал вывод о том, что эти птицы попали на остров именно с материка. А произошедшие с ними изменения объясняются приспособлением к новым условиям существования.

Чарльз Дарвин поставил вопрос о том, что в видообразовании играют определенную роль условия среды. Ученый наблюдал аналогичную картину и у берегов Африки. Обитающие на островах Зеленого мыса животные, несмотря на определенное сходство с видами, населяющими материк, все-таки от них отличаются весьма значительными чертами.

Дарвин не мог объяснить сотворением видов и особенности развития грызуна туко-туко, описанного им. Эти грызуны живут под землей, в норах. У них появляются зрячие детеныши, которые впоследствии слепнут. Все эти и многие другие факты значительно поколебали веру ученого в сотворение видов. Дарвин, возвратившись в Англию, поставил перед собой масштабную задачу. Он задумал решить вопрос о происхождении видов.

Основные труды

Вклад Дарвина в развитие биологии представлен в нескольких его работах. В 1859 году в своем труде он обобщил эмпирический материал селекционной практики и биологии, современной ему. Кроме того, он использовал результаты своих наблюдений, сделанных во время путешествий. Совершенное им на корабле «Бигль» кругосветное плавание пролило свет на факторы эволюции различных видов.

Чарльз Дарвин дополнил основной труд «Происхождение видов…» фактическими материалами в своей следующей книге, вышедшей в 1868 году. Она известна под названием «Изменение домашних животных и культурных растений». В еще одном труде, написанном в 1871 году («Происхождение человека и половой отбор»), ученый выдвинул гипотезу о том, что человек происходит от обезьяноподобного предка. Сегодня многие соглашаются с предположением, которое высказал Ч. Дарвин. Вклад в биологию позволил ему стать большим авторитетом в научном мире. Многие даже забывают о том, что происхождение человека от обезьяны — всего лишь гипотеза, которая хотя и весьма вероятна, но все-таки еще не вполне доказана.

Свойство наследственности и его роль в эволюции

Отметим, что в основе дарвиновской теории лежит свойство наследственности, то есть способности организмов повторять типы обмена веществ и в целом индивидуальное развитие в ряду поколений. Вместе с изменчивостью наследственность обеспечивает многообразие и постоянство форм жизни. Она является основой эволюции всего органического мира.

Борьба за существование

«Борьба за существование» — это понятие, которое является одним из основных в теории эволюции. Чарльз использовал его для обозначения существующих между организмами отношений. Кроме того, Дарвин употреблял его для описания отношений между абиотическими условиями и организмами. Абиотические условия приводят к выживанию самых приспособленных особей и к гибели менее приспособленных.

Две формы изменчивости

Что касается изменчивости, Дарвин выделил две основные ее формы. Первая из них — определенная изменчивость. Это способность всех особей того или иного вида в определенных условиях среды реагировать одинаковым образом на данные условия (почву, климат). Вторая форма — неопределенная изменчивость. Ее характер не соответствует наблюдаемым изменениям внешних условий. Неопределенная изменчивость в современной терминологии называется мутацией.

Мутация

Мутация, в отличие от первой формы, имеет наследственный характер. Согласно Дарвину, в последующих поколениях усиливаются незначительные изменения, наблюдаемые в первом. Ученый подчеркивал, что в эволюции решающая роль принадлежит изменчивости неопределенной. Она обычно связана с вредными мутациями или нейтральными, однако возможны и такие, которые называют перспективными.

Механизм эволюции

По Дарвину, неизбежным результатом наследственной изменчивости и борьбы за существование является выживание и воспроизведение новых организмов, которые наиболее приспособлены к обитанию в соответствующей среде. А в ходе эволюции происходит гибель неприспособленных, то есть естественный отбор. Механизм его действует в природе аналогично селекционерам, то есть складываются неопределенные и незначительные индивидуальные различия, из которых затем формируются необходимые приспособления у организмов, а также различия между видами.

Обо всем этом, а также о многом другом говорил и писал Чарльз Дарвин. Вклад в биологию, кратко описанный, не ограничивается тем, о чем мы рассказали. Однако в общих чертах были охарактеризованы основные его достижения. Теперь вы можете подробно рассказать о том, какой вклад в биологию внес Дарвин.

Чарлз Дарвин – человек, который изменил мир навсегда

«Я учился, потом совершил кругосветное путешествие,
а потом снова учился: вот моя автобиография»

Чарльз Дарвин «Автобиография»

Чарлз Дарвин205 лет назад родился человек, которому было суждено раз и навсегда изменить представление человека о себе и окружающем мире. Он стал первым ученым, который создал и объяснил теорию, согласно которой все живые организмы имеют общих предков и от которых эволюционируют. Открытия, сделанные им, стали основой синтетической теории эволюции в современном ее виде. На идеях ученого базируется современная биология. Он сделал существенный вклад в развитие генетики, доказал возможность изменения видов путем искусственного вмешательства. Он оказал огромное значение на дальнейшее развитие не только биологии, но и совсем не связанных с ней наук. Имя этого великого человека — Чарлз Дарвин.

 


 

Происхождение видов путем естественного отбораВ 2014 году исполняется также 155 лет со дня выхода в свет первого издания научного труда «Происхождение видов путем естественного отбора».

Благодаря идеям Дарвина встали на ноги такие науки, как палеонтология, генетика, сравнительная анатомия, эмбриология и биохимия.

Предлагаем вашему вниманию информацию о книгах, собранных в наших библиотеках, как про Чарлза Дарвина, так и написанных им самим.

 

Научные труды Чарлза Дарвина

О выражении эмоций у человека и животныхДарвин, Ч. О выражении эмоций у человека и животных / Ч. Дарвин ; Ч. Дарвин. — СПб. : Питер, 2001. — 368 с. — (Психология-классика). — ISBN 5-318-00070-3 : 90-00.
Аннотация: Эта книга положила начало научному изучению мира человеческих эмоций, выразительности описаний мимики и поведения человека и животных
Местонахождение книги: Зал гуманитарной литературы ЦГБ, городские библиотеки № 2, 21

 

 

 

Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль»Дарвин, Ч. Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль» : пер. с англ. / Дарвин Ч.; предисл. Е. Е. Сыроечковского. — М. : Мысль, 1976. — 453 с. : ил. — 3-28.
Местонахождение книги: Зал Языкознания и страноведения ЦГБ

 

 

 

 

Происхождение видов путем естественного отбораДарвин, Ч. Происхождение видов путем естественного отбора : кн. для учителя / Дарвин Ч. ; коммент.: А. В. Яблокова, Б. М. Медникова. — М. : Просвещение, 1987. — 383 с. : ил. — 3-80.
Местонахождение книги: городские библиотеки № 2, 3, 4, 23, 25, 30, Центральная детская библиотека

 

 

 

Происхождение видов путем естественного отбора Дарвин, Ч. Происхождение видов путем естественного отбора / Чарлз Дарвин ; пер. с 6-го англ. изд. К. А. Тимирязева [и др.] ; закл. ст. К. А. Тимирязева ; прим. А. С. Раутиана. — М. : Тайдекс Ко, 2003. — 494, [2] с. — (Устройство мира) (Библиотека журнала «Экология и жизнь»).


Аннотация: Краткий очерк развития воззрений на происхождение видов. Приведена также биография Чарлза Дарвина.
Местонахождение книги: Зал естествознания и медицины ЦГБ

Литература о Чарлзе Дарвине

Сто великих экспедиций Баландин, Р. К. Сто великих экспедиций / Р. К. Баландин. — М. : Вече, 2011. — 431, [1] с. : ил., портр. — (100 великих).
Аннотация: Колумб, Магеллан, Кортес, Васко де Гама, Америго Веспуччи, Ермак, Хабаров, Лаптев, Пржевальский, Крузенштерн. Какая сила влекла этих великих путешественников в неведомые земли, для чего они снаряжали экспедиции и отправлялись в далекие и опасные странствия, рискуя своим здоровьем, а то и жизнью? Одних привлекала романтика приключений, другие стремились к славе и богатству, третьи искали новые земли для своего отечества, четвертые надеялись сделать научное открытие. О ста самых выдающихся экспедициях, изменивших наши представления о земле.

Местонахождение книги: Центральная детская библиотека

Чарлз Дарвин и путешествие на «Бигле»Вуд, А. Д. Чарлз Дарвин и путешествие на «Бигле» : о кругосветном плавании на корабле Её Величества «Бигль» под командованием капитана Фицроя / А. Дж. Вуд, Клинт Твист с использованием фрагментов из трудов Чарлза Дарвина, магистра наук, члена Королевского общества ; с ил. The Templar Company издатели редких и необычных книг. — М. : РИПОЛ классик, 2011. — [28] с. : цв. ил., ч.-б. ил., портр., пл., карты, генеал. табл. — 12+. Для детей старше 12 лет.
Аннотация: Это уникальная книга, рассказывающая о Чарльзе Дарвине, его кругосветном путешествии на корабле «Бигль», географических и естественнонаучных открытиях, удивительной природе дальних стран. Книга богато проиллюстрирована, содержит факсимильные копии писем и документов, цитаты из произведений Дарвина, рисунки, фотографии и карты. Уникальность этой книги заключается в ее оформлении. На каждой странице есть миниатюрные вклейки с дополнительной информацией, которые можно открывать, наподобие открыток; карты, которые можно разворачивать и рассматривать, письма, заключенные в конверты, вклеенные в книгу.


Местонахождение книги: Центральная детская библиотека, городская библиотека № 23

101 ключевая идея: эволюцияДженкинс, М. 101 ключевая идея: эволюция / Мортон Дженкинс ; [пер. с англ. О. Перфильева]. — М. : Гранд : ФАИР-ПРЕСС, 2001. — 234, [1] с. — (Грандиозный мир).

Аннотация: Цель этой книги — доступным и увлекательным образом познакомить читателей с эволюцией.
Местонахождение книги: Зал естествознания и медицины ЦГБ, городские библиотеки № 2, 3, 15, 21
 

 

Путешественники и первооткрывателиКорякин, В. С. Путешественники и первооткрыватели : [история геогр. «открытий» и «закрытий», поиски пропавших экспедиций, пираты и конкистадоры, завоеватели и купцы, белые пятна на картах, книги и карты, гонки за открытиями, кругосветные плавания : для сред. шк. возраста] / [Корякин Владислав Сергеевич]. — М. : ОЛМА Медиа Групп, 2012. — 303, [1] с. : ил., цв. ил. ; 27 см. — (ОЛМА энциклопедия).
Аннотация: Книга «Путешественники и первооткрыватели» серии «Энциклопедия ОЛМА» посвящена истории географических открытий. Книга охватывает несколько больших периодов, начиная с античных времен и заканчивая современностью. Персонажи книги — как знаменитые Христофор Колумб, Фернан Магеллан, Френсис Дрейк, так и малоизвестные широкому кругу читателей путешественники, которые не только открывали новые горизонты, но и боролись с собой, пытаясь узнать пределы человеческих возможностей. Автор книги — известный географ, полярник, путешественник, доктор географических наук В. С. Корякин.

Местонахождение книги: Зал естествознания и медицины ЦГБ, городские библиотеки № 2, 4, 5, 11, 25, Центральная детская библиотека

История биологии и медицины в лицахПавлович, С. А. История биологии и медицины в лицах : [представлены более 400 деятелей науки] / С. А. Павлович, Н. В. Павлович. — Минск : Вышэйш. шк., 2010. — 336 с. — (Справочные материалы).
Аннотация: История становления и развития врачевания, генетики, микробиологии, вирусологии, иммунологии, физиологии. Представлены 409 деятелей науки, из которых более 50 — лауреаты Нобелевской премии.

Местонахождение книги: Зал естествознания и медицины ЦГБ, городская библиотека № 2, Центральная детская библиотека

 

Где живет единорог, или Зоологические историиТанасийчук, В. Н. Где живет единорог, или Зоологические истории : [для сред. шк. возраста] / Виталий Танасийчук ; [худож. В. А. Ермолаев]. — М. : Изд. Дом Мещерякова, 2012. — 156, [3] с. : ил. — (Научные развлечения).
Аннотация: Несколько столетий назад люди не сомневались, что где-то далеко живут драконы и единороги. При этом многие не верили в существование тигров и кенгуру, считая этих зверей выдумкой путешественников. И лишь немногие стремились понять, как устроена природа. Одни ученые целыми днями не отрывали глаз от микроскопов, пытаясь увидеть невидимое. Другие отправлялись в опасные путешествия и рисковали жизнью, чтобы найти какой-нибудь редкий вид. Эта книга расскажет, какой сложный путь пройден людьми от развенчания мифов о живой природе до поразительных открытий, кем на самом деле был единорог, где живут райские птицы, что растет в подводных садах и почему так трудно сфотографировать тасманского волка.

Местонахождение книги: Зал естествознания и медицины ЦГБ, городские библиотеки № 4, 11, 15, 23, 25, 30, Центральная детская библиотека

УченыеУченые [Электронный ресурс] . — Электрон. дан. — М. : 1С-Паблишинг : Изд-во : ИДДК, 2011. — 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). — (1С: Познавательная коллекция) (Энциклопедия великих людей).
Аннотация: Созданная на основе знаменитой биографической библиотеки Флорентия Павленкова, предлагаемая энциклопедия содержит подробные жизнеописания ученых и исследователей разных стран, внесших выдающийся вклад в мировую науку. В составе диска: статьи о деятелях науки, иллюстрации.


Местонахождение CD-ROM: Зал гуманитарной литературы ЦГБ, городские библиотеки № 3, 4, 5, 11, 15, 21, 23, 25, 30, Центральная детская библиотека

 

ПроисхождениеСтоун, И. Происхождение [Текст] : роман-биогр. Чарльза Дарвина / Ирвинг Стоун ; [пер. с англ.: М. И. Брука, Ю. С. Кацнельсона]. — Изд. 3-е. — М. : Политиздат, 1989. — 447 с. — (Библиотека атеистической литературы).
Аннотация: Роман повествует о жизни и деятельности Чарльза Дарвина, основателя эволюционной теории, нанесшей сокрушительный удар по религиозной картине мира. Мастерское владение стилем позволило Стоуну избежать сухости в изложении фактов, и жанр романизированной биографии приобрел заслуженную популярность у читателей.
Местонахождение книги: Зал художественной и детской литературы ЦГБ, городская библиотека № 3

Интересные факты о Чарлзе Дарвине

  • Чарльз Дарвин безумно любил писать письма, которых за свою жизнь отправил приблизительно 14500. Среди получателей были известные ученые Джозеф Хукер, Чарльз Лайелл и Аза Грей.
  • В течении своих исследований Чарльз Дарвин вывел 54 вида крыжовника, а также множество видов гороха, капусты и фасоли.
  • У Чарльза Дарвина не было собственной лаборатории, как у других ученых его времени, вместо нее он использовал пространство вокруг своего дома Даун Хауз для проведения экспериментов и проверки теорий.
  • Будучи студентом университета Кембридж, Чарльз Дарвин председательствовал в клубе обжор (The Glutton Club), который навещал еженедельно для того, чтобы пробовать редкие виды мяса.
  • Медаль ДарвинаВ 1890 году Королевским обществом Великобритании учреждена Медаль Дарвина. Серебряная медаль и денежное вознаграждение в размере 1000 фунтов вручается раз в два года за научные достижения в области изучения биологического разнообразия, популяционной биологии и теории эволюции. Этой награды были удостоены Альфред Уоллес, Томас Гексли, Август Вейсман, Гуго де Фриз, Томас Морган, Эрнст Майр и многие другие ученые.
  • В честь фамилии Дарвина был назван остров в Галапагосском архипелаге, вулкан на о. Исабела, город на севере Австралии.
  • В честь Чарлза Дарвина названа Премия для людей, умерших или лишившихся возможности оставить потомство в результате собственной глупости. По мнению учредителей премии, таким образом естественный отбор изымает гены идиотизма из генофонда человечества. 
  • ПроисхождениеВ 2009 году на экраны вышел фильм «Происхождение» (Creation), посвященный жизненному пути Чарлза Дарвина. Режиссер показывает нам Дарвина человека, который через мучения собственной совести, через разногласия с семьей все же решился опубликовать свой судьбоносный труд, который до сих пор является предметом споров и нападок не только противников его теории, но и последователей, за то, что не до конца получены ответы на все вопросы.

Известные высказывания Чарлза Дарвина

  • Нет ничего более невыносимого, чем безделье.
  • Человек, который осмеливается потратить впустую час времени, еще не осознал цену жизни.
  • Сочувствие чужой радости — это дар гораздо более редкий, нежели сочувствие чужому страданию.
  • По-моему, лекции не имеют по сравнению с чтением никаких преимуществ, а во многом уступают ему.
  • Чем больше мы познаем неизменные законы природы, тем все более невероятными становятся для нас чудеса.
  • Умирает только хилое и слабое. Здоровое и сильное всегда выходит победителем в борьбе за существование.
  • Песчинка на весах может определить жизнь одной особи и смерть другой, какая разновидность или какой вид будут увеличиваться в числе и какие пойдут на убыль или окончательно исчезнут.
  • Способность краснеть — самое характерное и самое человеческое из всех человеческих свойств.
  • Тем, кто в полной мере признает бессмертие человеческой души, гибель нашего мира покажется не такой ужасной.
  • Пять лет я пьянствовал, и пять лет меня пытались вернуть к жизни: я вернулся к настоящей жизни. Но кто мне вернет десять потерянных в пьяном угаре лет, за которые я столько мог сделать. Так дорого я заплатил за первую рюмку.
  • Обезьяна, однажды опьянев от бренди, никогда к нему больше не притронется. И в этом обезьяна значительно умнее большинства людей.
  • Никогда не вступай в дружбу с человеком, которого ты не сможешь уважать.
  • Невежество всегда обладает большею уверенностью, чем знание, и только невежды могут с уверенностью утверждать, что науки никогда не будут в состоянии решить ту или другую проблему.
  • Краска в лице – расслабление сонных артерий и усиленная деятельность сердца при гневе, — вне нашего контроля.
  • Чем более упражняем мы наши силы в служении просвещению, тем менее остается между нами праздных и порочных людей.
  • Плодитесь и размножайтесь, сильные будут жить, слабые погибнут.
  • Человек, решивший растратить хотя бы один час своего времени, еще не дорос до того, чтобы понимать всю ценность жизни.
  • Чем больше мы познаем неизменные законы природы, тем все более невероятными становятся для нас чудеса.
  • Внушения совести в связи с раскаянием и чувством долга являются важнейшим различием между человеком и животным.

Большая книга афоризмовБольшая книга афоризмов : [самая современная антология афоризмов на русском языке : 2500 авторов от царя Соломона до Станислава Лема : 10 000 афоризмов] / по рус. и иностр. источникам сост. Константин Душенко . — 2-е изд., испр. — М. : ЭКСМО-Пресс, 2000.
Аннотация: В книге собраны афоризмы от античности до наших дней.
Местонахождение книги: Зал художественной и детской литературы ЦГБ

 

 

Мудрость тысячелетийМудрость тысячелетий. Искусство дружить : [сб. высказываний] / сост. А. Е. Мачехин. — М. : ОЛМА-ПРЕСС, 2005. — 471,[1] с. — (Мудрость тысячелетий). — Указ цитируемых авт.: с. 438-469.
Аннотация: Собраны высказывания о дружбе более 550 выдающихся мыслителей и поэтов, государственных и общественных деятелей. Издание включает также пословицы, афоризмы, изречения из Библии, Талмуда, Корана, поучения Будды. Хорошо подобранный и систематизированный материал позволит читателю найти в книге ответ практически на любой вопрос, который связан с понятием дружбы.
Местонахождение книги: Зал художественной и детской литературы ЦГБ, городские библиотеки № 3, 5, 25

 

Симфония разумаСимфония разума : Афоризмы и изречения отечеств. и зарубеж. авторов / Композиция В. Воронцова. — 4-е изд. — М. : Худож. лит., 1980. — 704 с.
Аннотация: Настоящее издание представляет собой сборник афоризмов, крылатых выражений, образных суждений отечественных и зарубежных писателей, ученых, художников, общественных и политических деятелей.
Местонахождение книги: Зал художественной и детской литературы ЦГБ

 

Умные речи, красные слова великих и невеликих людейУмные речи, красные слова великих и невеликих людей. : в 2 ч. / собраны, записаны и изд. П. К. Мартьяновым ; [предисл. П. К. Мартьянова]. — М. : Гос. публич. ист. б-ка России, 2007. — 530, [2] с.
Аннотация: До 5000 оригинальных и метких изречений различных людей, как оставивших след в истории, так и совсем неизвестных.
Местонахождение книги: Зал художественной и детской литературы ЦГБ, городские библиотеки № 15, 21

 

 

 

Школа здравомыслияШкола здравомыслия, или Уроки мудрых, как жить достойно : афоризмы и мысли выдающихся людей / авт.-сост.: В. Н. Зубков. — М. : АСТ : Астрель, 2007. — 607 с. — Имен. указ.: с. 565 — 602.
Аннотация: Собраны высказывания выдающихся деятелей разных времен по самым животрепещущим проблемам бытия: о смысле жизни и ее ценностях, о чести и совести, о достоинствах и недостатках человека, о том, как прожить подаренную жизнь так, чтобы потом не было мучительно больно…Усвоить, как здраво, осмысленно относиться к своей жизни поможет наша «Школа здравомыслия», а о ее учителях, авторах афоризмов, вы прочтете в именном указателе в конце книги. В нем приведены сведения о годах жизни, национальной принадлежности и роде их деятельности. Книга предназначена самому широкому кругу читателей.
Местонахождение книги: Зал художественной и детской литературы ЦГБ

Энциклопедия мыслиЭнциклопедия мысли : сборник / сост. Н. Х. Хоромин. — М. : Терра : Кн. лавка-РТР, 1996. — 495 с. — (Русский дом).
Аннотация: Представлены изречения и афоризмы философов, ученых, писателей, художников, государственных деятелей всех времен и всех народов. Кроме мудрых мыслей, книга содержит вступительную статью составителя, галерею портретов философов, ученых, писателей, наиболее часто цитируемых, а также краткие биографические справки о них.
Местонахождение книги: Зал художественной и детской литературы ЦГБ

А так же более подробная информация на сайтах:

aphorism-citation.ru

biografix.ru

bodylang.ru

darwin.museum.ru

darwin-online. org

wikipedia.org

psychologos.ru

to-name.ru

wikia.com 

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Дарвин как систематик-теоретик и систематик-практик — Троицкий вариант — Наука

Balanus amphitrite – один из многих видов усоногих ракообразных, описанных Дарвином. Фотография с сайта Ньюкаслского университета (www.ncl.ac.uk).

Дарвин известен всему человечеству как автор тезиса «человек произошел от обезьяны» и всем мало-мальски образованным людям как создатель эволюционной теории. Однако его вклад в науку отнюдь не ограничивается этими достижениями. За свою долгую жизнь он также успел сделать довольно много в селекции, геологии и палеонтологии, ботанике и физиологии растений, а также в таких зарождавшихся в его время дисциплинах как почвоведение, экология и этология. Немалую роль сыграл он и в развитии биологической систематики. И хотя самый известный из его трудов — «Происхождение видов» — посвящен в основном не систематике, основы современной систематики были заложены именно в этой книге, первое издание которой вышло 150 лет назад, 24 ноября 1859 г. По случаю ее юбилея мне бы хотелось напомнить о достижениях Дарвина в этой области, где работают в наши дни тысячи исследователей, к числу которых принадлежу и я.

Основателем биологической систематики по праву считается Карл Линней, который в середине XVIII в. обобщил почти все, что было известно на тот момент о разнообразии живой природы, и внедрил в науку единую иерархию систематических групп (таких, как виды, роды, отряды, классы), в дополненном виде используемую в научной литературе и сегодня. Ко времени публикации «Происхождения видов» биологической систематикой был накоплен уже немалый объем знаний. Однако Линней, как и большинство его современников, придерживался преобладавшего в додарвиновской науке представления о неизменности видов живых организмов и считал, что систематика приближает людей к пониманию божественного плана творения. Он предполагал, что его иерархическая система живой природы в той или иной степени отражает замысел Творца, и, должно быть, в этом и видел главную задачу систематики. При этом критерием для объединения видов в систематические группы более высокого порядка для Линнея и многих его последователей было не родство (которое они отрицали), а сходство, которое, как впоследствии стало ясно, далеко не всегда служит свидетельством родства. Все же следует отдать должное проницательности Линнея, который считал, что «не признак определяет род, а род определяет признак» (т. е. систематические группы представляют собой нечто большее, чем формальные объединения похожих организмов), и придавал стабильным признакам больший вес, чем изменчивым. Нечто большее — но что? Линней считал, что элемент божественного плана. Дарвин дал другой ответ на этот вопрос — родство.

Разумеется, Дарвин был отнюдь не первым эволюционистом. Еще до его рождения эволюционные идеи развивали Этьен Жоффруа Сент-Илер, Жан-Батист Ламарк и некоторые другие ученые. Но до того, как Дарвину удалось объяснить, какие естественные механизмы могут лежать в основе эволюции, место эволюционных идей было среди известных, но спорных гипотез. Книга «Происхождение видов» убедила большинство биологов в реальности эволюции и открыла глаза систематикам на то, что же они, собственно, изучали уже больше ста лет. Стало ясно, что в основе систематики должно лежать исследование родства, и именно на основании представлений о родстве следует объединять организмы в систематические группы. При этом оказалось, что накопленные систематикой знания во многом уже отражают вероятное родство живых организмов. Как ни удивительно, еще Линней, книги которого пестрят восторженными похвалами Создателю, отнес человека к отряду приматов. Идея о происхождении людей от древних человекообразных обезьян, обоснованная Дарвином в 1871 г. в книге «Происхождение человека и половой отбор», произвела фурор в науке и далеко за ее пределами, но при этом не потребовала никакого переворота в систематике отряда приматов, в составе которого вид Homo sapiens и был описан Линнеем.

Диаграмма из «Происхождения видов», отражающая представления Дарвина о родственных отношениях между видами живых организмов. Прописные буквы обозначают предковые виды, строчные буквы – их вариететы и новые виды, возникающие на их основе. Римскими цифрами обозначены моменты времени, между которыми сменяется тысяча поколений. В пояснениях к этой схеме Дарвин обсуждает возможность выделения возникших в итоге видов в отдельные роды и подсемейства, подразумевая, что эти группы должны объединять всех потомков одного предкового вида. Впоследствии такие группы получили название монофилетических.

При том, что эволюционная теория наполнила биологическую систематику новым содержанием, она почти не сказалась на форме этой научной дисциплины. По крайней мере так было в первые сто лет после публикации «Происхождения видов», когда сам факт эволюции был уже в целом признан научным сообществом, но ее механизмы оставались предметом серьезных разногласий. Эволюционные идеи окончательно восторжествовали в науке лишь в середине XX в., когда стало ясно, что дарвиновское представление об эволюции путем естественного отбора хорошо согласуется с накопленными к тому времени данными генетики и палеонтологии. Примерно тогда же были сформулированы следствия эволюционной теории, наиболее существенные для систематики. Важнейшие обобщения в этой области сделали Эрнст Майр, родившийся в Германии и начинавший как орнитолог, а впоследствии эмигрировавший в США и переключившийся на эволюционную биологию, и западно-германский энтомолог Вилли Хенниг.

Схема Вилли Хеннига из статьи «Phylogenetic Systematics» (1965), показывающая три возможных разновидности систематических групп: монофилетические, полифилетические и парафилетические. Черными кружками обозначены виды, а деревья отражают их родственные связи. Хенниг убедил значительную часть систематиков в том, что следует стремиться объединять виды исключительно в монофилетические группы.

Немалым шагом вперед для систематики стала сформулированная Майром биологическая концепция вида. Дарвин в «Происхождении видов» указал на некоторую расплывчатость такого ключевого для систематики понятия, как вид, и доказывал, что виды есть не что иное, как достаточно обособившиеся формы (вариететы) других, предковых видов, настаивая на невозможности провести границу между вариететом и отдельным видом. Согласно Майру, видом следует называть прежде всего совокупность популяций, представители которых в естественных условиях способны скрещиваться и оставлять плодовитое потомство друг с другом, но не с представителями других популяций, от которых они таким образом репродуктив-но изолированы. Эта концепция в немалой степени способствовала наведению порядка в систематике, однако ее применение оказалось затруднено рядом трудностей. Важнейшая из них, теоретическая, состоит в том, что не у всех организмов есть половое размножение, т.е. у некоторых совокупностей популяций, которые систематики называют видами, о способности скрещиваться вообще говорить не приходится. Другая, практическая трудность состоит в том, что выяснение наличия или отсутствия репродуктивной изоляции в природе — часто очень непростая задача. Кроме того, не всегда ясно, какие условия считать естественными, а многие организмы (например, домашние и лабораторные животные) в любом случае существуют в условиях, которые естественными считать нельзя. Таким образом, во многих случаях систематикам не остается ничего иного, как называть видами условно выделяемые совокупности организмов, в той или иной степени обособленные от других таких совокупностей. Данное Майром строгое определение вида применяется сегодня везде, где это возможно, но во всех остальных случаях систематики по-прежнему исходят из представления о некоторой условности этого понятия, на которой настаивал Дарвин.

Другим важнейшим теоретическим достижением в этой области была концепция филогенетической систематики (т. е. систематики, отражающей филогенез — эволюционную историю), детально разработанная Хеннигом. Предложенная Хеннигом совокупность терминов и понятий широко используется систематиками в наши дни. Согласно одному из принципиальных положений его концепции, систематика должна, по возможности, стремиться к выделению только монофилетических групп, т. е. таких, которые включают всех без исключения потомков некоторого предкового вида и, таким образом, составляют одну отдельно взятую ветвь эволюционного древа. Эта идея вызвала в биологической систематике больше перемен, чем сама теория эволюции. Вместе с тем полной перестройке системы живой природы в соответствии с принципом монофилии мешает наличие ряда давно признанных систематических групп, которые никак не могут быть мо-нофилетическими (например, рептилий, которых традиционно рассматривают в ранге класса Reptilia, но не относят к нему ни птиц, ни млекопитающих, хотя те и другие и происходят от древних представителей этого класса). Однако на уровне групп более низкого ранга, таких, как семейства и роды, большинство современных систематиков стремятся последовательно применять этот принцип.

Примечательно, что еще в «Происхождении видов» Дарвин, хотя и не сформулировал этот принцип так же отчетливо, как это сделал впоследствии Хенниг, но интуитивно, пусть не вполне последовательно, исходил из него, обсуждая гипотетическое эволюционное древо неких неназванных организмов. В пространных пояснениях к этому древу он неизменно исходил из того, что представители каждого возникающего в ходе эволюции нового рода или подсемейства являются потомками единственного предкового вида. Тем не менее, он был готов отнести несколько гипотетических видов, давших начало разным новым родам, к одному общему, более древнему роду. Тем самым он отступал от принципа монофи-лии, хотя и указывал, что этот род объединяет представителей единственного предкового вида, ведь,по Хеннигу, все потомки этого вида должны составлять одну систематическую группу и не могут быть разделены на несколько групп одного ранга (в данном случае — родов). Таким образом, Дарвин уже на самом первом этапе развития эволюционной биологии приблизился к этому широко востребованному в современной систематике принципу, хотя и не сформулировал его строго, как это сделал впоследствии Хенниг, и, в отличие от Хеннига, не предлагал последовательно применять его во всех случаях.

Помимо огромного вклада в развитие теории систематики Дарвин заслуживает отдельной похвалы за ряд публикаций, в которых он выступил в роли систематика-практика. Две главные его работы в этом направлении: двухтомная монография, посвященная современным усоногим ракообразным всего мира, и двухтомная же монография, посвященная ископаемым усоногим. Подготовке этих трудов по систематике усоногих Дарвин посвятил несколько лет в конце 40-х и начале 50-х годов, на время отложив дальнейшую разработку своей эволюционной теории, основную идею которой он сформулировал еще в 1838 году. Только закончив эти две монографии, он вернулся к работе, итогом которой стали книги «Происхождение видов» и «Происхождение человека и половой отбор».

Читая «Происхождение видов», можно подумать, что и другим работам Дарвина свойствен литературный, научно-популярный стиль. Именно так, вероятно, думал О.Э. Мандельштам, который в эссе «Вокруг натуралистов» сообщал, что поставил Дарвина «на воображаемой этажерке рядом с Диккенсом», а в заметке о литературном стиле Дарвина писал, что «Дарвин избегает выписывать весь длинный » полицейский» паспорт животного со всеми его приметами». В «Происхождении видов» это действительно так, но этого никак нельзя сказать о стиле Дарвина в описаниях усоногих, которых Мандельштам упомянул в стихотворении, посвященном Ламарку. Но он, должно быть, не был знаком с работами Дарвина по систематике этих животных. Их стоит поставить на воображаемой этажерке никак не рядом с Диккенсом, а с другими профессиональными систематиками. Полицейский паспорт каждой систематической группы выписан в них по всей форме. Нестрогий стиль «Происхождения видов» объясняется не тем, что нестрогость была свойственна Дарвину как ученому (это отнюдь не так), а тем, что он стремился донести результаты своих вполне строгих исследований до широких кругов читателей. И это ему удалось.

Петр Петров,
кандидат биологических наук, Гейдельберг

Основная заслуга дарвина в биологии. В чем заключается главный вклад ч. дарвина в развитие биологии. Свойство наследственности и его роль в эволюции

Тест по биологии ВАРИАНТ – 1. 1. Основная заслуга Ч. Дарвина состоит в: А) формулирование биогенетического закона; В) разработка теории естественного отбора; Б) создание первой эволюционной теории; Г) создание закона естественных рядов. 2. Наиболее…

Тест по биологии ВАРИАНТ – 1. 1. Основная заслуга Ч. Дарвина состоит в: А) формулирование биогенетического закона; В) разработка теории естественного отбора; Б) создание первой эволюционной теории; Г) создание закона естественных рядов. 2. Наиболее напряжённой формой борьбы за существование Ч. Дарвин считал: А) борьбу с неблагоприятными условиями; В) межвидовую; Б) внутривидовую; Г) все перечисленные формы в равной степени. 3. Естественный отбор действует на уровне: А) отдельного организма; В) вида; Б) популяции; Г) биоценоза. 4.Гомологичными органами являются: А) лапа кошки и нога мухи; В) чешуя рептилий и перья птицы; Б) глаз человека и глаз паука; Г) крыло бабочки и крыло птицы. 5. К обезьянолюдям относят: А) кроманьонца; В) питекантропа; Б) австралопитека; Г) неандертальца. 6. Экологический фактор, выходящий за пределы выносливости, называют: А) стимулирующим; В) абиотическим; Б) лимитирующим; Г) антропогенным 7. Эукариоты: А) способны к хемосинтезу; В) не имеют многих органоидов;

Тест по биологии ВАРИАНТ – 1. 1. Основная заслуга Ч. Дарвина состоит в: А) формулирование биогенетического закона; В) разработка теории естественного отбора; Б) создание первой эволюционной теории; Г) создание закона естественных рядов. 2. Наиболее напряжённой формой борьбы за существование Ч. Дарвин считал: А) борьбу с неблагоприятными условиями; В) межвидовую; Б) внутривидовую; Г) все перечисленные формы в равной степени. 3. Естественный отбор действует на уровне: А) отдельного организма; В) вида; Б) популяции; Г) биоценоза. 4.Гомологичными органами являются: А) лапа кошки и нога мухи; В) чешуя рептилий и перья птицы; Б) глаз человека и глаз паука; Г) крыло бабочки и крыло птицы. 5. К обезьянолюдям относят: А) кроманьонца; В) питекантропа; Б) австралопитека; Г) неандертальца. 6. Экологический фактор, выходящий за пределы выносливости, называют: А) стимулирующим; В) абиотическим; Б) лимитирующим; Г) антропогенным 7. Эукариоты: А) способны к хемосинтезу; В) не имеют многих органоидов; Б) имеют ДНК кольцевой формы; Г) имеют ядро с собственной оболочкой. 8. Общим признаком растительной и животной клетки является: А) гетеротрофность; В) наличие хлоропластов; Б) наличие митохондрий; Г) наличие жёсткой клеточной стенки. 9. Биополимерами являются: А) белки; В) нуклеиновые кислоты; Б) полисахариды; Г) всё перечисленное. 10. Урацил образует комплиментарную связь с: А) аденином В) цитозином Б) тимином Г) гуанином. 11. Гликолизом называется: А) совокупность всех процессов энергетического обмена в клетке; Б) бескислородное расщепление глюкозы; В) полное расщепление глюкозы; Г) полимеризация глюкозы с образованием гликогена. 12. Очерёдность стадии митоза следующая: А) метафаза, телофаза, профаза, анафаза; В) профаза, метафаза, телофаза, анафаза; Б) профаза, метафаза, анафаза, телофаза; Г) телофаза, профаза, метафаза, анафаза; 13. Удвоение хромосом происходит в: А) интерфазе В) метафазе Б) профазе Г) телофазе 14. В анафазе митоза происходит расхождение: А) дочерних хромосом В) негомологичных хромосом Б) гомологичных хромосом Г) органоидов клетки. 15. Из перечисленных животных самая крупная яйцеклетка у: А) осетра В) ящерицы Б) лягушки Г) курицы. 16. из эктодермы образуются: А) мышцы В) скелет Б) лёгкие Г) органы чувств. 17. При Менделеевском моногибридном скрещивании доля особей хотя бы с одним рецессивным геном во втором поколении будет равна: А) 25% Б) 50% В) 75% Г) 100%

18. Сцепленными называют гены, находящиеся в: А) одной хромосоме В) половых хромосомах Б) гомологичных хромосомах Г) аутосомах. 19. Мутации проявляются фенотипически: А) всегда В) только в гомозиготном состоянии Б) только в гетерозиготном состоянии Г) никогда. 20. Полиплоидия заключается в: А) изменении числа отдельных хромосом В) изменении структуры хромосом Б) кратном изменении гаплоидного числа хромосом; Г) изменении структуры отдельных генов. ОТВЕТ: 1 – В, 2 – Б, 3 – Б, 4 – В, 5 – В, 6 – Б, 7 – Г, 8 – Б, 9 – Г, 10 – А, 11 – Б, 12 – Б, 13 – А, 14 – А, 15 – Г, 16 – Г, 17 – В, 18 – А, 19 – В, 20 – Б. ВАРИАНТ – 2 1. По Ч. Дарвину, движущими силами эволюции являются: А) борьба за существование; В) естественный отбор; Б) наследственная изменчивость; Г) все перечисленные. 2. Ведущую роль в эволюции играет следующий вид изменчивости: А) определённая; В) групповая; Б) модификационная; Г) мутационная. 3. Движущая форма отбора обычно приводит к: А) уничтожению особей с отклонениями В) расширению прежней нормы реакции; от прежней нормы реакции; Б) сужению прежней нормы реакции; Г) сдвигу прежней нормы реакции. 4. Аналогичными органами являются: А) жабры рака и жабры рыбы; В) листья берёзы и иголки кактуса; Б) лапа собаки и крыло птицы; Г) все перечисленные пары. 5. В эпоху оледенения жили: А) кроманьонцы; В) синантропы; Б) неандертальцы; Г) все перечисленные. 6. Продуктивностью экосистемы называется: А) её суммарная биомасса; В) суммарная биомасса продуцентов; Б) прирост этой биомассы за единицу времени; Г) суммарная биомасса консументов. 7.В клетках прокариот имеются: А) ядра; В) митохондрии; Б) рибосомы; Г) все перечисленные органоиды. 8. Лейкопласты – это органоиды клетки, в которых: А) осуществляется синтез белка; В) находятся пигменты красного и жёлтого цвета; Б) осуществляется процесс фотосинтеза; Г) накапливается крахмал. 9. Нуклеотиды в нити молекулы ДНК соединяются следующей связью: А) ковалентной; В) пептидной; Б) водородной; Г) дисульфидными мостиками. 10. Транскрипция – это: А) синтез молекулы и-РНК В) доставка аминокислот к рибосомам по матрице одной из цепей ДНК; во время синтеза белка; Б) перенос информации с и-РНК на белок Г) процесс сборки белковой молекулы. во время его синтеза; 11. Синтез АТФ в клетке происходит в процессе: А) гликолиза; В) клеточного дыхания; Б) фотосинтеза; Г) всех перечисленных. 12.Самой продолжительной фазой митоза является:

А) профаза; В) анафаза; Б) метафаза; Г) телофаза. 13.Редукция числа хромосом происходит во время: А) анафазы митоза; В) II деления мейоза; Б) I деления мейоза; Г) во всех перечисленных случаях. 14. Биологическое значение мейоза заключается в обеспечении: А) генетической стабильности; В) генетической изменчивости; Б) регенерации тканей и увеличения Г) бесполого размножения. числа клеток в организме; 15. Нервная система образуется из: А) эктодермы; В) мезодермы; Б) энтодермы; Г) нет верного ответа. 16. Из мезодермы образуются: А) лёгкие; В) кровеносная система; Б) нервная система; Г) органы чувств. 17. Сколько типов гамет образуют дигетерозиготные особи: А) один; В) четыре; Б) два; Г) нет верного ответа. 18. К мутационной изменчивости относятся: А) изменения в хромосомах; В) изменения, передающиеся по наследству; Б) изменения в генах; Г) все перечисленные. 19. Основным источником комбинативной изменчивости является: А) перекрест хромосом В) независимое расхождение хроматид В профазе I деления мейоза; в анафазе II деления мейоза; Б) независимое расхождение Г) все перечисленные процессы в равной степени. гомологичных хромосом в анафазе I деления мейоза; 20. Межлинейная гибридизация культурных растений приводит к: А) сохранению прежней продуктивности; В) повышению продуктивности; Б) выщеплению новых признаков; Г) закреплению признаков. ОТВЕТ: 1 – Г, 2 – Г, 3 – Г, 4 – А, 5 – Б, 6 – Б, 7 – Б, 8 – Г, 9 – А, 10 – А, 11 – Г, 12 – А, 13 – Б, 14 – В, 15 – А, 16 – В, 17 – В, 18 – Г, 19 – Г, 20 – В.

Сегодня мало кто станет отрицать огромный вклад Дарвина в биологию. Имя этого ученого знакомо каждому взрослому человеку. Многие из вас могут в двух словах сказать о том, в чем состоит вклад Дарвина в биологию. Однако подробно рассказать о созданной им теории смогут лишь немногие. После прочтения статьи вам удастся это сделать.

Достижения древних греков

Прежде чем описать вклад Дарвина в биологию, расскажем в нескольких словах о достижениях других ученых на пути к открытию теории эволюции.

Анаксимандр, древнегреческий мыслитель, еще в 6 веке до н. э. говорил, что человек произошел от животных. Его предки якобы были покрыты чешуей и жили в воде. Чуть позже, в 4 в. до н. э., Аристотель отметил, что полезные признаки, которые случайным образом проявляются у животных, природа сохраняет для того, чтобы сделать их в будущем более жизнеспособными. А собратья, не имеющие данных признаков, погибают. Известно, что Аристотель создал «лестницу существ». Он расположил организмы в порядке от самых простых к более сложным. Эта лестница начиналась камнями, а заканчивалась человеком.

Трансформизм и креационизм

Англичанин М. Хейл в 1677 году впервые употребил термин «эволюция» (от лат. «развертывание»). Он обозначил им единство исторического и индивидуального развития организмов. В биологии в 18 веке появился учение о том, как изменялись различные виды растений и животных. Оно было противопоставлено креационизму, согласно которому бог создал мир, и все виды остаются неизменными. К сторонникам трансформизма относится французский ученый Жорж Бюффор, а также английский исследователь Эразм Дарвин. Первую теорию эволюции предложил Жан-Батист Ламарк в своем труде 1809 года «Философия зоологии». Однако истинные ее факторы вскрыл именно Чарльз Дарвин. Вклад в биологию этого ученого неоценим.

Заслуга Чарльза Дарвина

Ему принадлежит эволюционная теория, обоснованная научно. Он изложил ее в труде под названием «Происхождение видов путем естественного отбора». Эту книгу в 1859 году опубликовал Дарвин. Вклад в биологию кратко описать можно следующим образом. Дарвин считал, что — наследственная изменчивость, а также борьба за существование. В условиях борьбы неизбежным результатом данной изменчивости становится естественный отбор, который представляет собой преимущественное выживание самых приспособленных особей того или иного вида. Благодаря их участию в размножении полезные наследственные изменения накапливаются и суммируются, как отмечал Чарльз Дарвин.

Вклад в биологию его признали ученые, продолжившие исследования в этом направлении. Развитие науки в дальнейшем подтвердило, что дарвиновская теория является правильной. Поэтому сегодня термины «эволюционное учение» и «дарвинизм» нередко употребляются как синонимы.

Итак, мы кратко охарактеризовали вклад Дарвина в биологию. Предлагаем подробнее рассмотреть созданную им теорию.

Наблюдения, натолкнувшие Дарвина на теорию эволюции

Сначала начал задумываться о причинах, по которым между видами имеются те или иные сходства и различия, Чарльз Дарвин. Вклад в биологию, кратко охарактеризованный нами, он внес далеко не сразу. Сперва предстояло изучить достижения предшественников, а также совершить несколько путешествий. Именно они натолкнули ученого на важные мысли.

Основную находку он сделал в Южной Америке, в геологических отложениях. Это скелеты гигантских неполнозубых, весьма сходных с современными ленивцами и броненосцами. Кроме того, на Дарвина произвело большое впечатление изучение видов животных, обитающих на Ученый обнаружил на этих вулканических островах, имеющих недавнее происхождение, близкие виды вьюрков, которые похожи на материковые, однако приспособились к различным источникам питания — нектару цветков, насекомым, твердым семенам. Чарльз Дарвин сделал вывод о том, что эти птицы попали на остров именно с материка. А произошедшие с ними изменения объясняются приспособлением к новым условиям существования.

Чарльз Дарвин поставил вопрос о том, что в видообразовании играют определенную роль условия среды. Ученый наблюдал аналогичную картину и у берегов Африки. Обитающие на животные, несмотря на определенное сходство с видами, населяющими материк, все-таки от них отличаются весьма значительными чертами.

Дарвин не мог объяснить сотворением видов и особенности развития грызуна туко-туко, описанного им. Эти грызуны живут под землей, в норах. У них появляются зрячие детеныши, которые впоследствии слепнут. Все эти и многие другие факты значительно поколебали веру ученого в сотворение видов. Дарвин, возвратившись в Англию, поставил перед собой масштабную задачу. Он задумал решить вопрос о происхождении видов.

Основные труды

Вклад Дарвина в развитие биологии представлен в нескольких его работах. В 1859 году в своем труде он обобщил эмпирический материал селекционной практики и биологии, современной ему. Кроме того, он использовал результаты своих наблюдений, сделанных во время путешествий. Совершенное им на кругосветное плавание пролило свет на различных видов.

Чарльз Дарвин дополнил основной труд «Происхождение видов. ..» фактическими материалами в своей следующей книге, вышедшей в 1868 году. Она известна под названием «Изменение домашних животных и культурных растений». В еще одном труде, написанном в 1871 году ученый выдвинул гипотезу о том, что человек происходит от обезьяноподобного предка. Сегодня многие соглашаются с предположением, которое высказал Ч. Дарвин. Вклад в биологию позволил ему стать большим авторитетом в научном мире. Многие даже забывают о том, что происхождение человека от обезьяны — всего лишь гипотеза, которая хотя и весьма вероятна, но все-таки еще не вполне доказана.

Свойство наследственности и его роль в эволюции

Отметим, что в основе дарвиновской теории лежит свойство наследственности, то есть способности организмов повторять типы обмена веществ и в целом индивидуальное развитие в ряду поколений. Вместе с изменчивостью наследственность обеспечивает многообразие и постоянство форм жизни. Она является основой эволюции всего органического мира.

Борьба за существование

«Борьба за существование» — это понятие, которое является одним из основных в теории эволюции. Чарльз использовал его для обозначения существующих между организмами отношений. Кроме того, Дарвин употреблял его для описания отношений между абиотическими условиями и организмами. Абиотические условия приводят к выживанию самых приспособленных особей и к гибели менее приспособленных.

Две формы изменчивости

Что касается изменчивости, Дарвин выделил две основные ее формы. Первая из них — определенная изменчивость. Это способность всех особей того или иного вида в определенных условиях среды реагировать одинаковым образом на данные условия (почву, климат). Вторая форма — Ее характер не соответствует наблюдаемым изменениям внешних условий. Неопределенная изменчивость в современной терминологии называется мутацией.

Мутация

Мутация, в отличие от первой формы, имеет наследственный характер. Согласно Дарвину, в последующих поколениях усиливаются незначительные изменения, наблюдаемые в первом. Ученый подчеркивал, что в эволюции решающая роль принадлежит изменчивости неопределенной. Она обычно связана с вредными мутациями или нейтральными, однако возможны и такие, которые называют перспективными.

Механизм эволюции

По Дарвину, неизбежным результатом наследственной изменчивости и борьбы за существование является выживание и воспроизведение новых организмов, которые наиболее приспособлены к обитанию в соответствующей среде. А в ходе эволюции происходит гибель неприспособленных, то есть естественный отбор. Механизм его действует в природе аналогично селекционерам, то есть складываются неопределенные и незначительные индивидуальные различия, из которых затем формируются необходимые приспособления у организмов, а также различия между видами.

Обо всем этом, а также о многом другом говорил и писал Чарльз Дарвин. Вклад в биологию, кратко описанный, не ограничивается тем, о чем мы рассказали. Однако в общих чертах были охарактеризованы основные его достижения. Теперь вы можете подробно рассказать о том, какой вклад в биологию внес Дарвин.

Основная заслуга Чарлза Дарвина заключается в том, что он впервые вскрыл механизм эволюции, объяснив процесс образования новых видов.

Дарвин обратил внимание на то, что каждый вид потенциально способен производить намного больше особей, чем доживает до взрослого состояния («Важнейшие характеристики популяции »). Выживает только небольшая часть, остальные же гибнут в борьбе за существование. Это первый важный вывод. Далее Дарвин отметил известный факт, что среди всех растительных и животных организмов наблюдают изменчивость признаков, даже в потомстве одной пары родителей нет совершенно одинаковых особей.

Изменчивость может быть наследственной и ненаследственной. Только первая имеет значение для эволюции. По современным представлениям в этом случае изменения затрагивают генотип особи, а потому признак может передаваться потомству. Ненаследственная же изменчивость — это один из вариантов проявления признака в пределах одного генотипа. Например, при абсолютно одинаковом генотипе растения могут образовывать широкие листья, если они развиваются в тени, или же узкие — при хорошей освещенности.

Сопоставив изменчивость и борьбу за существование, Дарвин сделал важнейший вывод: в природе идет избирательное уничтожение одних особей и размножение других. Это и есть естественный отбор . В борьбе за существование даже ничтожные отличия могут давать особи преимущества. Такие особи выживают и размножаются, причем тот признак, который дал им преимущества в борьбе за существование, наследуется их потомками. В результате число особей, обладающих признаком, благоприятным в конкретных условиях, становится все больше и больше, и они на определенной территории полностью вытесняют остальных особей этого вида. Формируется группа особей, обладающих новым приспособлением — адаптацией к существованию в данных условиях, а на ее основе может в дальнейшем появиться новый вид.

Следует помнить, что приспособление никогда не бывает окончательным и универсальным. Например, белая окраска зайца-беляка выручает его зимой, но весной и осенью, наоборот, выдает хищнику. В процессе эволюции происходит «шлифовка» адаптаций, их все более точная подгонка под определенные условия существования. Но и условия эти непостоянны, и их изменение дает толчок для закрепления отбором новых признаков. Поэтому процесс эволюции не останавливается, свидетельством чему служит то многообразие живых существ, которые населяли и ныне населяют нашу планету.

Одно из доказательств реальности существования отбора Дарвин усматривал в происхождении пород домашних животных и сортов растений. При их выведении человек сознательно или бессознательно оставлял для размножения особи, у которых в наибольшей степени был выражен полезный признак. Иными словами, он проводил искусственный отбор , в результате которого и были выведены породы и сорта с полезными для человека свойствами. Эти свойства для самих растений или животных могут быть вредными. При естественном же отборе отбираются только те признаки, которые повышают шанс оставить потомство.

Суть эволюционной теории Дарвина заключается в том, что исходный материал для эволюции поставляет наследственная изменчивость, а естественный отбор выбраковывает менее приспособленные к данным условиям обитания варианты и оставляет наиболее приспособленные. Следовательно, отбору принадлежит движущая роль в процессе эволюции.

На сегодняшний день отношение к теориям Дарвина в обществе нельзя назвать однозначным. Одни считают ее научной истиной, другие противопоставляют религиозному мировоззрению. Чарльз Дарвин — выдающийся английский натуралист, который одним из первых пришел к важному для биологии выводу, что все типы живых организмов эволюционируют от общих предков. В своей теории, которая была описана им в книге «Происхождение видов», главным механизмом эволюции он назвал естественный отбор. По сей день его взгляды не потеряли своей актуальности, а многие из идей лежат в основе биологической науки. Вклад этого исследователя в биологию сложно переоценить.

Основа биологического знания

Главный вклад Дарвина в биологию заключается в создании эволюционной теории, являющейся основанием всей современной биологии. Один из основателей так называемой синтетической теории эволюции, Ф. Г. Добржанский, считает, что «ничто в биологии не может иметь смысла, кроме как в свете эволюционной теории». В любом школьном учебнике описывается, что земноводные произошли от рыб, а рептилии, в свою очередь — от земноводных. Можно сказать, что, до того как была создана теория эволюции (основной вклад Ч. Дарвина в биологию), этой науки как таковой и не существовало. Для того чтобы изучать данную дисциплину, нужно было получать медицинское или же богословское образование.

Как и в любой другой отрасли научного знания, в теории эволюции намного больше вопросов, нежели ответов. Вопрос о том, какой вклад в биологию внес Чарльз Дарвин, актуален и в свете современных исследований. Порядка 80 лет назад на основе данной концепции была создана так называемая синтетическая теория эволюции. Однако даже она сейчас считается устаревшей. Биологи говорят о третьем пересмотре эволюционной концепции и создании ее нового варианта, в котором были бы объединены знания из области генетики, палеонтологии, зоопсихологии, эмбриологии и других дисциплин.

Образование видов

Вклад Дарвина в биологию состоит и в том, что он сумел частично ответить на непростой вопрос о том, как образуются новые виды. Однако сам ученый признавался, что данная проблема далека от своего окончательного решения.

Основное свойство каждого биологического вида заключается в том, что он не может скрещиваться с другими видами — именно так он получает возможность функционировать в качестве автономной биологической единицы. Это свойство носит название репродуктивной изоляции. Оно реализуется при помощи нескольких механизмов.

Как образуются новые виды

В первую очередь, это разница в местообитаниях. Также это разница брачной окраски, несходство брачных ритуалов, отсутствие жизнеспособности у межвидовых гибридов. На начальных стадиях процесса видообразования ареал вида животных, являющийся предковым, разделяется на несколько изолированных друг от друга популяций. В этих отделенных друг от друга группах и накапливаются межвидовые различия. По прошествии некоторого времени эти популяции могут еще раз вступить между собой в контакт. Если при этом возникнет гибридизация, то это потомство должно быть менее приспособленным, чем родительские формы. Через какое-то время гибридизация останавливается, и процесс видообразования считается завершенным. Так предсказывает разработанная Чарльзом Дарвином теория эволюции.

Половой отбор

Вклад Дарвина в биологию состоит и в том, что именно он выдвинул оригинальную для своего времени идею о половом отборе в природе. В настоящий момент накоплено огромное количество доказательств в пользу этой теории. Дарвин понял, что у животных есть немало характеристик, которые не могут быть объяснены лишь адаптацией к условиям окружающей среды.

К примеру, роскошные перья у некоторых типов птиц (к примеру, у павлина) не могут быть названы адаптивными. Кроме того, такое оперение делает птицу еще более уязвимой для хищных животных. Также оно требует поступления в организм дополнительных питательных веществ с целью поддержания формы и окраски оперения. Ученый пришел к выводу, что эволюция, скорее, является проблемой размножения, нежели вопросом выживания видов. Любые признаки, которые передаются по наследству, и являются преимуществом в процессе спаривания, имеют тенденцию к распространению в популяции животных.

Типы полового отбора

Вклад Чарльза Дарвина в биологию состоит и в том, что, помимо выдвижения теории о половом отборе, он смог ее конкретизировать, выделив два типа этого механизма эволюции. Первый тип, иначе называемый соперничеством «самец-самец», — это состязание особей мужского пола за внимание самок. Такой тип соперничества помогает самцам развивать наиболее адаптивные признаки: например, большие рога, крепкие копыта. Вторая форма — это выбор самкой партнера для спаривания. В таком случае те черты, которые самки предпочитают в самцах, получают наибольшее распространение в популяции.

Рассматривая вклад Чарльза Дарвина в биологию, нельзя не упомянуть его слова о том, что предпочтения самок можно сравнить с действиями по выведению новых пород животных у людей. Ученый говорил: «У каждого животного есть определенные черты, индивидуальные отличия. Точно так же, как человек может выводить понравившийся вид домашних птиц, так и предпочтения самок во внешности самцов практически однозначно приведут к изменению и модификации признаков в популяции. Эти изменения могут достигать с течением времени любых масштабов, которые будут совместимы с жизнью вида».

Как другие ученые приняли концепцию Дарвина

Однако вклад Дарвина в развитие биологии не был по достоинству оценен учеными того времени. Например, теорию полового отбора принял биолог и статистик Р. И. Фишер с несколькими коллегами. Причиной того, что многие идеи не были восприняты обществом того времени, были патриархальные нравы. Ведь Дарвин жил в викторианскую эпоху, и его теория полового выбора практически не принималась во внимание, так как наделяла самок большой ролью в процессе эволюции. Сравнительно до недавнего времени данная теория не принималась учеными.

Дополнения Фишера

Фишер дополнил концепцию Дарвина несколькими концепциями о неконтролируемом половом отборе. Ученый назвал этим термином такой тип селекции, при котором формируется положительная обратная связь между выбором самок определенных черт в самцах, что и приводит к распространению этих черт. Например, павлиний хвост может эволюционировать и дальше до тех пор, пока не затруднит выживание этого вида. Ученый Захави выдвинул концепцию о том, что самки предпочитают крайне выраженные особенности, поскольку только здоровый организм может поддерживать такие признаки (лишь у полноценного павлина хвост может постоянно поддерживаться в таком состоянии).

Вклад Дарвина в биологию, кратко описанный в статье, очень велик. С самого детства Дарвин любил биологию, проявлял интерес к окружающему миру. Именно поэтому им и было сделано столько значимых достижений. Без Дарвина невозможно представить современную науку о природе. Кратко вклад Дарвина в биологию можно описать следующими тезисами:

  • Стал первым ученым, сумевшим объяснить теорию эволюции видов.
  • Открытия Дарвина стали основанием для современной синтетической эволюционной концепции.
  • Дарвин сделал весомый вклад в развитие генетики, так как доказал возможность изменения видовых признаков при помощи искусственного вмешательства.

Вклад в биологию Чарльза Дарвина кратко описать очень сложно, поскольку на его открытиях базируется вся эта дисциплина. Эволюционная теория — это практически неисчерпаемая область знаний. Множество вопросов ждут ученых нового поколения, которые на основании открытий Дарвина смогут выдвинуть новые теории и заполнить пробелы в концепциях современности.

Вклад Дарвина в развитие биологии стал возможным благодаря его умению выявлять важнейшие факты и явления, которые находятся в тесной связи с самыми главными вопросами в области естествознания. В те времена вопрос о происхождении видов еще не был поставлен перед учеными в ясной форме, однако Дарвин уже тогда обратил внимание на те феномены, которые содержали в себе ключ к решению этого непростого вопроса.

Профессиональный выбор Дарвина

Многие, кто интересуется тем, какой вклад в биологию внес Дарвин, бывают удивлены его биографическими данными. Ведь в 1831 году молодой Чарльз окончил университет с удовлетворительными оценками, как и многие другие из его товарищей. Сделать окончательный выбор в пользу биологических исследований ему помог профессор ботаники Дж. Хенслоу. Именно он вовремя обратил внимание на неординарные способности молодого Дарвина.

Путешествие

В 1831 году исследователь начал свое знаменитое путешествие на корабле под названием «Бигль», без которого вклад Чарльза Дарвина в развитие биологии вряд ли смог бы осуществиться. Плавание длилось 5 лет. За это время ученый посетил множество мест: Чили, Перу, Бразилию, а также Галапагосские острова. На каждом из них существует своя замкнутая фауна. И с самого начала своего исследования Дарвин серьезно заинтересовался теми способами, при помощи которых происходило переселение животных и растений. Немалый интерес вызвали у ученого и переходные формы между видами, которые у других исследователей вызывали только досаду, так как не вписывались в существующие тогда теории.

После путешествия

Вклад Дарвина в биологию не был по достоинству оценен учеными того времени, однако большую популярность среди простого населения получил его дневник путешествий. Он был написан очень простым языком. Хотя Чарльза Дарвина нельзя было назвать блестящим литератором, но любовь к окружающему миру и наблюдательность искупали несовершенства изложения.

Когда Дарвин вернулся из экспедиции, ему было 27 лет. И вопрос о его дальнейшей карьере разрешился словно сам собой, без каких-либо трудностей. Дарвин не считал себя кем-то, кто способен «двигать научное знание вперед». Просто на руках у него было огромное количество материала, а сам он уже составлял планы дальнейших исследований. Ученый так и сделал и следующие два десятка лет провел, обрабатывая те материалы, что были у него на руках.

Сегодня немного поговорим об эволюционном учении Ч.Дарвина.

С именем знаменитого англичанина Чарльза Дарвина (1809 — 1882) связана одна из основных страниц в истории становления современной биологии

Конечно, к середине XIX века, когда вышел первый труд Ч.Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора…»(1959), идеи креационизма о неизменности мира живых существ, были существенно подорваны (в основном эволюционным учением ). Что же нового «изобрел» Ч.Дарвин? В чем заключается теория Дарвина?

Главная заслуга Ч.Дарвина в том, что он первым четко сформулировал положение об основных факторах эволюции и установил движущую силу эволюции.…..

Ради справедливости следует помнить и имя Альфреда Уоллеса. Дело в том, что 1858 году, когда 20-ти летний труд Дарвина еще готовился к изданию, ему на рецензию была прислана рукопись молодого ученого А.Уоллеса (1823 -1913), в которой излагались идеи, сходные со взглядами самого Дарвина. Поэтому впервые идея естественного отбора была изложена ими совместно на заседании Линнеевского общества в Лондоне.

Почему же мы хорошо знаем Ч.Дарвина, признаем его учение «дарвинизм» и не помним А.Уоллеса? Дело в том, что Уоллес (честнейший и лишенный тщеславия человек) сам отдал по-справедливости пальму первенства Дарвину. И не ирония ли судьбы: сам термин дарвинизм закрепился в науке именно благодаря А.Уоллесу, опубликовавшему в 1875 году книгу под названием «Дарвинизм».

Итак, факторы эволюции по Ч.Дарвину:

1. Наследственность

2. Изменчивость

3. Борьба за существование

Движущая сила эволюции — естественный отбор .

Как мы теперь знаем, наследственность и изменчивость — это «две стороны одной медали»: наследственной информации, находящейся в (хромосомах) ядра клетки.

Передаваясь из одной клетки в другие при бесполом размножении (митозе) в неизменном виде, ДНК обеспечивает явление . Что несомненно очень важно для существования организмов в относительно стабильных условиях внешней среды.

Всей этой триадой факторов эволюции: наследственностью, изменчивостью и борьбой за существование «заправляет» в природных условиях, как додумался Ч.Дарвин, естественный отбор.

Именно естественный отбор обеспечивает такое гармоничное существование более двух миллионов различных видов организмов на Земле, их приспособленность к всевозможным местообитаниям и к взаимодействию друг с другом.

Ну вот, вроде бы всё должно быть вам понятно. По Дарвину есть факторы эволюции, есть движущая сила эволюции. Да, вам понятно, но только непонятно самим авторам-составителям тестов по ЕГЭ. Остается удивляться чью «светлую голову» посетило такое творчество: вот одно из тестовых заданий ЕГЭ, предлагаемых учащимся авторами ФИПИ в Открытом банке заданий ЕГЭ по биологии.

Наследственная изменчивость, борьба за существование и естественный отбор – это
1) свойства живой природы
2) результаты эволюции
3) движущие силы эволюции
4) основные направления эволюции

Чтобы «правильно» ответить на этот тест надо забыть всё, что написано в учебниках по теории Дарвина, всё, чему учили вас школьные учителя и на экзамене каким-то шестым чувством догадаться, что по задумке авторов правильный ответ 3) .

Но есть все же одно небольшое оправдание в пользу авторов этого вопроса. Дело в том, что по современной (СТЭ) к факторам эволюции относятся: мутационная и комбинативная изменчивость, популяционные волны, дрейф генов, изоляции. Но и по СТЭ движущая сила эволюции одна — это естественный отбор.

В связи с последним пунктом, как репетитор ЕГЭ по биологии, очень советую вам вспомнить такую форму биологического прогресса как общая .

Основные формы биологического прогресса, которые рассмотрим в следующей статье, ароморфозы (или морфофизиологический прогресс) и идиоадаптации (или алломорфозы) запоминаются, как правило, хорошо. А вот то, что и общая дегенерация — это третья форма биологического прогресса чаще всего забывается.

*************************************************************************

Уважаемые посетители блога, у кого возникнут вопросы к репетитору биологии по Скайпу, пишите в комментариях.

У меня на блоге вы можете приобрести ответы на все тесты ОБЗ ФИПИ за все годы проведения экзаменов и .

Предпосылки возникновения эволюционной теории Дарвина — урок. Биология, 9 класс.

Общественно-экономические предпосылки

Общественно-экономические предпосылки возникновения эволюционной теории Дарвина связаны с бурным развитием капитализма в Англии, который привёл к росту городов и развитию сельского хозяйства.

 

Возникла необходимость  улучшения существующих сортов растений и пород животных, что привело к развитию селекции. Создавались новые породы животных и сорта растений. Становилось очевидным, что живые организмы могут изменяться и приспосабливаться к условиям.

 

На создание теории Ч. Дарвина повлияли также экономические учения А. Смита и Т. Мальтуса, которые выдвигали идеи свободной конкуренции, перенаселения, естественной гибели неудачливых конкурентов.

Естественнонаучные предпосылки

Естественнонаучными предпосылками возникновения эволюционного учения Дарвина являются:

  • развитие астрономии и геологии;
  • успехи систематики растений и животных;
  • развитие биогеографии и палеонтологии;
  • развитие сравнительной анатомии и эмбриологии;
  • создание клеточной теории;
  • эволюционное учение Ламарка.

Накапливались факты, несовместимые с представлениями о неизменности природы.  Так, немецкий философ И. Кант пришёл к заключению, что Земля и вся Солнечная система  не существовали вечно, они возникли и постоянно изменяются.

 

Английский учёный Ч. Лайель утверждал, что поверхность Земли постоянно изменяется под воздействием климата и других факторов.

 

Химики нашли доказательства единства живой и неживой природы.

 

Появились и стали бурно развиваться сравнительная анатомия, эмбриология, биогеография, палеонтология. Накопившийся фактический материал о многообразии живых организмов, ископаемых формах, сходстве строения и этапов развития зародышей требовал осмысления и объяснения.

  

Кругосветное путешествие на корабле «Бигль»

За время экспедиции Дарвин побывал в Африке, Южной Америке и Австралии. Он собрал богатейший материал,  работа над которым и привела к созданию теории естественного отбора.

 

Рис. \(1\). Маршрут путешествия Ч. Дарвина на корабле «Бигль»

Источники:

Рисунок.© ЯКласс 

Теория эволюции в духовной культуре нашего времени (размышления в связи с юбилеем Ч. Дарвина»): Русская философия : Руниверс

Тезисы доклада

1. «Двойной юбилей» и его мировоззренческие оценки

1.1. В череде недавних знаменательных дат и юбилеев особое значение для мировой науки и культуры имеет двойной юбилей, связанный с именем Чарльза Дарвина (12.02.1809 – 19.04.1882) – 200-летие со дня рождения и 150-летие выхода в свет его главного труда «Происхождение видов» (24 ноября 1859 г.). И действительно, в истории науки и культуры имя Дарвина занимает особое место. Оно – в немногочисленном ряду имен тех величайших мыслителей, которым удалось внести выдающийся вклад не только в развитие конкретно-научного познания, но и в философско-мировоззренческое развитие человечества. Э.Геккель называл Дарвина «Ньютоном органического мира». Символично, что в Вестминстерском аббатстве Дарвин похоронен рядом с И.Ньютоном. В этом сближении имен двух великих ученых есть большой смысл. Как Ньютон завершил труды своих предшественников созданием первой фундаментальной физической теории – классической механики, так Ч.Дарвин довел до завершения процесс поиска способов конкретизации идеи эволюции, создал первую фундаментальную теорию в биологии – теорию естественного отбора – и заложил основания конкретно-научного познания исторического аспекта органических систем. Прежде всего следует отметить, что научная общественность России вполне достойно отметила знаменательный юбилей. Отечественные СМИ «отметили» знаменательный юбилей не на должном уровне, нередко подменяя научные и философские оценки дарвинизма низкопробной халтурой, привлекая к освещению глубоких научных проблем людей, далеких от науки, а иногда и просто невежественных витий.

1.2. И все это происходит на фоне наката очередной мощной исторической волны мифологизации культуры, становления в отечественной духовной культуре целого фронта антинауки, который представлен различными осовремененными формами оккультизма, неомифологизма, язычества, магии, колдовства и др. Ситуация усугубляется тем, что отечественная духовная культура переживает еще и «религиозный ренессанс».

1.3. На поле критического отношения к новейшей тенденции ремифологизации сознания существуют точки соприкосновения и взаимопонимания научно-рационального и религиозного мировоззрений.

1.4. Здравые оценки неомифологии со стороны представителей церкви не всегда соседствуют, к сожалению, со здравыми оценками роли науки и рационалистической философии в духовной культуре. Борьбу с «воинствующим атеизмом» ортодоксального большевизма некоторые деятели церкви трактуют как борьбу с материализмом во всех его формах, с материализмом как мировоззрением. На острие новейшей религиозной борьбы с материализмом – теория эволюции. Ей противопоставляется креационизм, т.е. упрощенный, приспособленный для массового сознания комплекс мифологических представлений о порождении Вселенной и органического мира Богом.

2. Претензии и возможности обыденного сознания

2. 1.Преобладание стихийных процессов в социально-экономической и социокультурной сферах, господство духа разложения и цинизма, тупого потребительства, обогащения любой ценой, снижение стандартов образования и уровня образованности в обществе (в силу весьма противоречивого реформирования отечественной системы образования), оттеснение на второстепенные роли рационализированных форм культуры придает обыденному сознанию самоощущение культурного доминирования. Оно выдает себя за магистральную линию культуры, не нуждающуюся в профессионализме, высоких требованиях к результатам деятельности, в творчестве. Понятно, что такой тренд духовной культуры исключает любые серьезные перспективы у программы модернизации страны, ее выхода на передовые рубежи современного научно-технического прогресса.

2.2. В структуре и функционировании обыденного сознания можно выделить две закономерные стороны. Во-первых, в той мере, в какой обыденное сознание апробировано повседневной практикой, оно имеет рациональные основания, позволяет человеку адекватно ориентироваться в определенном круге явлений природы и общества, устоявшихся жизненных обстоятельствах, различать существенное и несущественное, закономерное и случайное и т. д.  Но есть и вторая закономерная сторона в функционировании обыденного сознания. Обыденное сознание по существу своему эмпирично, а значит, антиисторично, нерефлексивно и способно к обобщению лишь в формах наглядной образности. В силу своей стихийно-эмпирической природы, обыденное сознание не систематично, не оперирует процедурами обоснования знания, содержит, наряду с проверенными знаниями, и предрассудки, заблуждения и др.

2.3.В условиях свободно развивающегося социо-культурного процесса эти две стороны обыденного сознания обычно сбалансированы. Здесь обыденное сознание открыто для углубления, обогащения, оно насыщается разнообразными продуктами специализированного, профессионального духовного производства (научными, нравственными, эстетическими, философскими и др. представлениями и ценностями). И, наоборот, если движение общества затормаживается, приобретает кризисный характер, то обыденное сознание дерационализируется, ремифологизируется, утрачивает способность к адекватной ориентации в мире природных и социальных явлений. В этих условиях его претензии на какую-либо социо-культурную значимость чреваты сползанием в рутинный консерватизм и посредственность. Современное отечественное обыденное сознание оказывается не способным усвоить даже результаты научного освоения мира, системного мышления середины XIX века, одним из выдающихся проявлений которого явилась теория Дарвина. Юбилей Ч.Дарвина – хороший повод обратиться к истории дарвинизма и эволюционных учений.


3.Истоки дарвинизма
 
3.1. Дарвинизм – закономерный и неизбежный результат развития биологического познания в XVIII – начале XIX века. Теория Дарвина представляет собой сложнейший синтез самых различных биологических знаний, в том числе опыта практической селекции. Процесс ее становления и развития охватывает самые разнообразные отрасли биологической науки. Он носил сложный, подчас драматический характер, протекал в напряженной идейной и теоретической борьбе различных мнений, взглядов, школ, мировоззрений, тенденций и т. д. Предпосылки этой теории складывались еще в XVIII веке (прежде всего в систематике и эмбриологии), когда в биологическом познании произошел коренной перелом в направлении систематической разработки научных методов познания. В ходе конкретизации идеи развития еще задолго до Ч.Дарвина был построен ряд важных теоретических концепций, развивавших различные принципы, подходы к теории эволюции. К самым значительным и относительно завершенным гипотезам следует отнести ламаркизм, катастрофизм и униформизм.

3.2. Ж.-Б.Ламарк – один из первых, кто остро осознавал необходимость решительного разрыва со схоластикой и верой в авторитеты; потребность в обобщающей теории развития органических форм. В основу гипотезы эволюции Ламарком были положены два принципа — градации (стремление к совершенству, к повышению организации, изначально присущее живому) и прямого приспособления к условиям внешней среды, который, в свою очередь, конкретизировался в двух законах. Эволюционная концепция Ламарка оценивалась современниками как надуманная и мало кем разделялась. Тем не менее она носила новаторский характер, была первой обстоятельной попыткой универсального решения проблемы эволюции органических форм.

3.3. Катастрофизм есть такая разновидность гипотез органической эволюции, в которой прогресс органических форм объясняется через признание неизменяемости отдельных биологических видов. Теоретическим ядром катастрофизма является принцип разграничения действующих в настоящем и действовавших в прошлом сил и законов природы. По отношению к органической эволюции эти геологические представления конкретизировались в двух постулатах. Во-первых, в допущении коренных качественных изменений органического мира в результате катастроф. Во-вторых, в постулировании прогрессивного восхождения органических форм после очередной катастрофы.

3.4. Но особенное влияние на Ч.Дарвина оказал униформизм, активно разрабатывавшийся в первой половине XIX века, выдвигавший принцип познаваемости истории Земли и органического мира Ядром униформизма являлся актуалистический метод, который рассматривался как ключ для познания древних геологических процессов. Униформизм опирался на следующие теоретические принципы. Во-первых, однообразие действующих факторов и законов природы, их неизменяемость на протяжении истории Земли. Во-вторых, непрерывность действия факторов и законов, отсутствие всяческих переворотов, скачков в истории Земли. В-третьих, суммирование мелких отклонений в течение громадных периодов времени. В-четвертых, потенциальная обратимость явлений и отрицание прогресса в развитии.

3.5. В первой трети XIX века не вполне сложились и эмпирические предпосылки эволюционной теории. Они накапливались всем ходом развития палеонтологии, эмбриологии, сравнительной анатомии, систематики, физиологии, биогеографии других наук во второй половине XVIII – первой половине XIX века. Большое значение для утверждения теории развития имела идея единства растительного и животного миров.

4. Дарвинизм как теоретическая модель биологической эволюции

4.1. Историческая заслуга Дарвина в том, что он разработал стройную теоретическую модель биологической эволюции.

4.2.Можно сказать, что научная биология начинается там, где на смену предметоцентризму приходит системоцентризм. Теория Дарвина, по сути, есть результат системного исследования.

4.3. Дарвиновская теории отбора опирается на следующие принципы: борьбы за существование; наследственности и изменчивости; естественного отбора. Эти принципы являются краеугольным основанием научной биологии.

5. Кризис биологии на рубеже ХIХ-ХХ вв. и зарождение современного антидарвинизма

5.1. Для того, чтобы новая теория окончательно утвердилась в науке, нужно определенное время. Процесс утверждения теории есть процесс превращения предпосылок теории в ее неотъемлемые компоненты, выводимые из оснований теории. При этом изменяется множество различных понятий, представлений, допущений, гипотез и других средств познавательной деятельности, ценностных и методологических компонентов познания. И даже после того, как теория прошла опытную апробацию и окончательно утвердилась в науке, она не может сразу и безусловно объяснить абсолютно все факты из своей предметной области. Все объясняет только миф. Одним из таких мифов как раз и является креационизм.

5.2. Важными вехами в процессе утверждения принципов теории естественного отбора были четыре новых направления в системе биологического познания второй половины XIX – начала ХХ века: возникновение и бурное развитие так называемого филогенетического направления; формирование эволюционной биологии – проникновение эволюционных представлений во все отрасли биологической науки; создание экспериментально-эволюционной биологии;
синтез принципов генетики и дарвинизма и создание основ синтетической теории эволюции.

5.3. В рамках филогенетического направления были вскрыты и исследованы закономерности, имеющие общебиологическую значимость. Вместе с тем, не всеми биологами эти закономерности рассматривались как формы обоснования и подтверждения дарвиновской теории. На базе некоторых из них выдвигались новые концепции эволюции, которые, по замыслу их авторов, должны были опровергнуть дарвиновскую теорию и заменить ее новой эволюционной теорией. Это характерно для периода утверждения любой фундаментальной теории: пока теория окончательно не сложилась, не подчинила себе свои предпосылки, не продемонстрировала свои предсказательные возможности, способность объяснять факты предметной области, часты попытки заменить ее другими теориями, построенными на иных принципах.

5.4. Обобщение принципов эволюционной теории, выявление пределов, при которых они не теряют своего значения, проявилось в интенсивном формировании комплекса эволюционной биологии, имевшем место в 60-е – 70-е годы XIX века. Так возникла эволюционная морфология, эволюционная палеонтология, эволюционная эмбриология, историческая биогеография и др. Возникновение экспериментально-эволюционной биологии во многом было вызвано необходимостью эмпирического обоснования и теоретического утверждения принципов дарвиновской теории, экспериментальной проверки и углубления понимания факторов и законов эволюции. Один из мифов современного антидарвинизма состоит в том, что будто бы не существует непосредственных эмпирических данных о естественном отборе. Первые такие данные были получены еще в конце XIX века.

5.5. Еще в середине XIX века против теории естественного отбора ополчились не только сторонники креационистских воззрений и антиэволюционисты, но и естествоиспытатели, выдвигавшие и обосновывавшие другие эволюционные концепции, построенные на иных, чем дарвиновская теория, принципах.

5.6. Более того, в самом дарвиновском учении выделились относительно самостоятельные направления, каждое из которых по-своему понимало, дополняло и совершенствовало воззрения Ч.Дарвина. Все это привело к тому, что картина развития биологии во второй половине XIX в. была очень пестрой, мозаичной, заполненной противоречиями, драматическими событиями, страстной борьбой мнений, школ, направлений, взаимным непониманием позиций, а часто и нежеланием понять точку зрения другой стороны, обилием поспешных, непродуманных и необоснованных выводов, опрометчивых прогнозов и замалчивания выдающихся достижений.

 
5. 7. Таким образом, во второй половине XIX века дарвинизм развивался в сложной идейной обстановке, и к началу ХХ столетия биология пребывала в состоянии глубокого кризиса своих теоретических и методологических оснований. Оставалось неясным, как должны быть связаны принципы дарвинизма с интенсивно накапливавшимися данными в области учения о наследственности. Системоцентрическая методология с трудом пробивала себе дорогу.

5.8. Важно отметить, что те неадекватные оценки дарвинизма, которые сейчас распространяются средствами массовой информации, – отзвук далекого кризиса в биологии на рубеже XIX–ХХ столетий. Ничего принципиально нового современный антидарвинизм по сути не предлагает. Именно во второй половине XIX – начале ХХ века сложились главные «аргументы» против биологической эволюции: отсутствие переходных форм, большая сложность биологических структур и невозможность их формирования за счет накопления малых случайных изменений, «вредность» мутаций и др. С тех пор они не изменились. Современный антидарвинизм и креационизм оперируют теоретико-понятийным багажом биологической науки столетней давности.

6. Антидарвинизм как антигуманизм

6.1. Синтетическая теория эволюции – первый глубокий синтез классического дарвинизма, генетики, систематики, палеонтологии, экологии. С созданием синтетической теории эволюции завершился кризис биологического познания конца ХIХ – начала ХХ в.

6.2. Во второй половине ХХ века, с возникновением молекулярной генетики, развитие биологического познания привело к открытию молекулярных основ живого. Наука непосредственно приблизилась к решению величайшей проблемы – раскрытию сущности жизни. Выдающихся результатов достигли прикладные отрасли биологии, которые невозможны без теории эволюции, – биотехнологии (медицинские, сельскохозяйственные, экологические и др.), генная инженерия. Исключительны по своей значимости перспективы, открывающиеся перед генной инженерией.

6.3. Конечно же, процесс познания органического мира далек от своего завершения. Самосознание современной биологической науки, теории эволюции лишено самодовольства и самоуспокоения. Нужно решить еще много сложных проблем, но это вовсе не те проблемы, о которых твердят представители креационизма и антидарвинизма. Важнейшей вехой должен стать новый синтез наук, изучающих историю живого, и наук, исследующих структурно-инвариантные аспекты живого. По-видимому, он дополнит синтетическую теорию эволюции, обогатит ее теоретическими моделями макроэволюционных процессов, представлениями о многообразии путей и форм видообразования, неравномерности темпов эволюции различных таксонов, мозаичности эволюции и др. Новый теоретический синтез биологического знания – дело будущего.

6.4. Биология – не «рядовая» естественная наука. Она нацелена в том числе и на высший объект эволюции – человека. Это придает биологии в целом, и теории эволюции как ее концептуальному стержню, глубинный гуманистический заряд. Любые попытки принизить значение эволюционной теории суть одновременно и сдерживание гуманизации общества, ограничение процессов, способствующих раскрытию всего богатства индивидуальности и неповторимости личности, жизненной полноты бытия человека. В этом отношении антидарвинизм выступает как антигуманизм.

6.5. Осознание антигуманистического характера антидарвинизма с трудом пробивает себе дорогу в современном обыденном сознании. Правда, некоторые сдвиги здесь намечаются. В частности, в сфере религиозного сознания, ведь антигуманизм противоречит основным религиозным ценностям. Поэтому в настоящее время более осторожно в такого рода вопросах ведет себя католическая церковь. На этом фоне позиция РПЦ, открыто провозглашающая противостояние с материализмом и наукой, с теорией эволюции выглядит средневековым анахронизмом.

6.6. Антигуманистический характер антидарвинизма и креационизма постепенно осознается в политической идеологии стран Западной Европы.
Парламентской Ассамблеей Совета Европы в 2007 г. была принята резолюция №1580 (2007) «Опасность креационизма для образования», в которой провозглашена цель предостеречь от тенденции подмены науки религиозным верованием.

6. 7. В политической идеологии и повседневной политической практике нашего государства следовало бы учитывать тезисы и идеи резолюции №1580 (2007) Парламентской Ассамблеи Совета Европы «Опасность креационизма для образования» и не поощрять проникновение в систему образования креационизма, антиэволюционизма, антидарвинизма.

6.8. Таким образом, эволюционная теория Ч.Дарвина – продукт «системного способа мышления», и для ее понимания необходимо усвоение такого способа мышления, который вырабатывается серьезным научным образованием. Для лиц, не обремененных таким образованием, находящихся в плену у обыденного сознания, теория эволюции – это область почти такой же концептуальной сложности, как и модели современной теоретической физики или математики. Это надо иметь в виду тем, кто витийствует о «неистинности» теории эволюции и поощряет детей обращаться в суд с требованием отменить в школе преподавание теории эволюции и заменить его изучением примитивной библейской мифологии креационизма.

Найдыш Вячеслав Михайлович — доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой онтологии и теории познания факультета гуманитарных и социальных наук РУДН, академик Академии гуманитарных наук.

День рождения Чарлза Дарвина

Сегодня День рождения у самого известного натуралиста, ученого и путешественника. 12 февраля 1809 года родился Чарлз Дарвин.

 

Возможно, некоторые его исследования и факты из его биографии помогут вам на V Международной олимпиаде по Биологии. Генетика. Олимпиада начнется  19 февраля, участвовать в ней могут ученики с 9 по 11 класс.

 

Итак, чем же знаменит  Чарлз Дарвин?

 

—  Стал первым ученым, который сумел тщательно объяснить теорию, согласно которой все живые организмы имеют общих предков, от которых эволюционируют.

—  Открытия, сделанные Дарвином, стали основой синтетической теории эволюции в современном ее виде. На идеях ученого базируется современная биология.

—  Сделал существенный вклад в развитие генетики, доказывал возможность изменения видом путем искусственного вмешательства.

 

Дарвин был сыном состоятельного врача и финансиста. Когда он был ещё ребёнком, отец заявил ему: «Тебя не интересует ничего кроме охоты, собак и ловли крыс, ты станешь позором для самого себя и для своей семьи». По иронии судьбы, об отце Дарвина вспоминают лишь благодаря детским увлечениям сына.

 

В течении своих исследований Чарльз Дарвин вывел 54 вида крыжовника, а также множество видов гороха, капусты и фасоли.

Чарльз Дарвин считал, что аппендикс был необходим предкам человека для переваривания растительной пищи. Современная еда лучше усваивается человеческим организмом, поэтому надобность аппендикса оказалась под вопросом.

 

В 1859 году Дарвин опубликовал свою самую известную книгу «Происхождение видов путем естественного отбора». Она, как сказали бы сейчас, стала скандальной. В то время было принято считать, что Земля и все живое на ней было создано так, как описано в Библии. Дарвин же заявил, что природа развивалась в течении миллионов лет. Несмотря на это, книга была очень успешной.

 

Подать заявку на участие в олимпиаде, посмотреть примеры работ прошлых лет можно на странице олимпиады.

вкладов Дарвина в генетику | SpringerLink

  • Austin CR, Bishop MWH, 1959. Наличие сперматозоидов в слизистой оболочке маточных труб летучих мышей. J Эндокринол 18: R7-R8.

    Google ученый

  • Бартли М.М., 1992. Дарвин и одомашнивание: исследования наследственности. J Hist Biol 25: 307–333.

    Артикул Google ученый

  • Бейтсон В., 1906 г. Ход генетических исследований.В: Научные статьи Уильяма Бейтсона (под редакцией Паннетта, Р.К.), 1928, 2: 142–151.

  • Бейтсон В., 1910 г. Наследственность и вариации современного освещения. В: Дарвин и современная наука. Издательство Кембриджского университета: 84–101.

  • Beardmore JA, Lints FA, Al-Baldawi ALF, 1975. Возраст родителей и наследуемость числа грудиноплевральных щетинок у Drosophila melanogaster . Наследственность 34: 71–82.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Беляев Д.К., Рувинский А.О., Бородин П.М., 1981.Наследование альтернативных состояний слитого гена у мышей. Дж. Херед 72: 107–112.

    КАС пабмед Google ученый

  • Bulant C, Gallais A, 1998. Эффекты Xenia на кукурузе с нормальным эндоспермом: I. Важность и стабильность. Crop Sci 38: 1517–1525.

    Артикул Google ученый

  • Бантинг Дж., 1974. Чарльз Дарвин. Bailey Brothers & Swinfen LTD: 114.

  • Бербанк Л., 1927 год. Урожай многих лет. Бостон и Нью-Йорк: компания Hoghton Mifflin.

    Google ученый

  • Cox CF, 1909. Чарльз Дарвин и теория мутаций. Ам Нат 43: 65–91.

    Артикул Google ученый

  • Дарвин С. , 1872. О происхождении видов путем естественного отбора или сохранения благоприятствуемых рас в борьбе за жизнь, 6-е изд.Лондон: Джон Мюррей.

    Google ученый

  • Дарвин К., 1868. Изменчивость животных и растений при одомашнивании. Лондон: Джон Мюррей.

    Google ученый

  • Darwin C, 1987. Записная книжка Чарльза Дарвина, 1836–1844 гг. Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета.

    Google ученый

  • Давенпорт, CB, 1933 г.Предполагаемый случай наследования приобретенных признаков. Ам Нат 67: 549–558.

    Артикул Google ученый

  • Denney JO, 1992. Ксения включает метаксению. Хорт Сайенс 27: 722–728.

    Google ученый

  • de Vries, 1910. Внутриклеточный пангенезис. Чикаго: The Open Court Publishing Co. (перевод с немецкого К. Стюартом Гейгером): 7.

    Google ученый

  • де Врис, 1911 г.Теория мутаций. Лондон: Киган

    Google ученый

  • Paul and Co. Duc G, Moessner A, Moussy F, Mousset-Declas C, 2001. Влияние ксении на количество и объем клеток семядолей и на массу семян конских бобов ( Vicia faba L.) Euphytica 117: 169–174.

    Артикул Google ученый

  • Dunn LC, 1973. Ксения и происхождение генетики. Proc Am Philos Soc 117: 105–111.

    Google ученый

  • Endersby J, 2003. Дарвин о поколениях, пангенезе и половом отборе. В: Ходж Дж., Радик Г., ред. Кембриджский компаньон Дарвина. Издательство Кембриджского университета, 69–91.

  • Engel ML, Chaboud A, Dumas C, MCormick S, 2003. Сперматозоиды Zea mays имеют сложный набор мРНК. Завод J 34: 697–707.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Франкель Р., 1956 г.Трансплантационная передача потомству цитоплазматической мужской стерильности у Petunia . Наука 124: 684–685.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Galton F, 1871. Эксперименты по пангенезу путем размножения кроликов чистой разновидности, в кровообращение которых ранее в значительной степени переливалась кровь, взятая от других разновидностей. Proc R Soc Lond 19: 393–410.

    Google ученый

  • Гизелин М.Т., 1975.Обоснование пангенезиса, Genetics 79: 47–57.

    Google ученый

  • Gorcynski RM, Kennedy M, Macrae S, Ciampi A, 1983. Возможный материнский эффект в аномальной гипореактивности к специфическим аллоантигенам у потомства, рожденного от неонатально толерантных отцов. Дж. Иммунол 131: 1115–1120.

    Google ученый

  • Hall BK, 1995. Атавизмы и атавистические мутации. Нат Жене 10: 126–127.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Хаммонд Дж., 1958. Дарвин и животноводство. В: Барнет А., изд. Век Дарвина. Лондон: Хайнеманн: 85–101.

    Google ученый

  • Хуэй Л., 1989 г. Почему моя новорожденная дочь похожа на моего бывшего мужа? Семейство (9): 1.

    Google ученый

  • Landman OE, 1991.Наследование приобретенных признаков. Annu Rev Genet 25: 1–20.

    КАС пабмед Google ученый

  • Лю Ю.С., 2005. Возврат: возвращение к работам Дарвина. Trends Plant Sci 10: 459–460.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Лю Ю. С., 2006. Историческая и современная генетика прививочной гибридизации растений. Adv Genet 56: 101–129.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Лю Ю.С., 2007.Как отец, так и сын: свежий обзор наследования приобретенных признаков. EMBO Rep 8: 798–803.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Лю Ю.С., 2008а. Новый взгляд на пангенезис Дарвина. Biol Rev Camb Philos Soc 83: 141–149.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Лю Ю.С., 2008б. Новый механизм для Ксении? HortScience 43: 706.

    Google ученый

  • Lizana GB, Prado JAS, 1994. Влияние возраста родителей на уровень полиморфизма в локусе Adh у Drosophila melanogaster : I. Влияние на генную и генотипическую сегрегацию потомства. Дж. Херед 85: 327–331.

    Google ученый

  • Лолле С. Дж., Виктор Дж.Л., Янг Дж.М., Прюитт Р.Е., 2005. Полногеномное неменделевское наследование внегеномной информации у Arabidopsis .Природа 434: 505–509.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Lucas WJ, Yoo B-C, Kragler F, 2001. РНК как макромолекула информации на большие расстояния в растениях. Nat Rev Mol Cell Biol 2: 849–857.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Mayr E, 1991. Один длинный аргумент: Чарльз Дарвин и генезис современной эволюционной мысли.Кембридж (Массачусетс): Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Мэй Д, 2000 г. Сын, похожий на бывшего мужа своей матери. Здоровая жизнь 11: 37.

    Google ученый

  • Мичурин И.В., 1949. Избранное. Москва: Изд-во иностранных языков.

    Google ученый

  • Крот, 2006 г. Откуда мы знаем я: странные сны. J Cell Sci 119: 1–2.

    КАС Статья Google ученый

  • Мур Дж. А., 1963. Наследственность и развитие. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета: 1–14.

    Google ученый

  • Muntzing A, 1959. Взгляды Дарвина на изменчивость при одомашнивании в свете современных знаний. Proc Am Philos Soc 103: 190–220.

    Google ученый

  • Охта Ю, 1991 г.р.Прививочная трансформация, механизм генетических изменений высших растений, вызванных прививкой. Евфитика 55: 91–99.

    Артикул Google ученый

  • Пахлавани М.Х., Абольхасани К., 2006. Влияние Ксении на размер семян и зародышей хлопчатника. J Appl Genet 47: 331–335.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Сопиков П. М., 1954. Изменения наследственности при парентеральном введении крови.Агробиология 6: 34–45.

    Google ученый

  • Steele EJ, Lindley RA, Blanden RV, 1998. Подпись Ламарка: как ретрогены меняют дарвиновскую парадигму естественного отбора. Массачусетс: Книги Персея.

    Google ученый

  • Stegemann S, Bock R, 2009. Обмен генетическим материалом между клетками в трансплантатах растительных тканей. Наука 324: 649–651.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Строун М., Анкер П., 2005 г.Циркулирующая ДНК в высших организмах. Обнаружение рака возвращает к жизни игнорируемое явление. Cell Mol Biol 51: 767–774.

    КАС пабмед Google ученый

  • Стертевант А.Х., 1965. История генетики. Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Google ученый

  • Taller J, Yagishita N, Hirata Y, 1999. Привитые варианты как источник новых характеристик в селекции перца ( Capsicum annuum L.). Евфитика 108: 73–78.

    Артикул Google ученый

  • Tchang TR, Shi XB, Pang YB, 1964. Индуцированная инфузория-монстр, передающаяся через триста и более поколений. Научный грех 13: 850–853.

    Google ученый

  • Wallace HM, Lee LS, 1999. Источник пыльцы, завязь плодов и ксения в мандаринах. J Hortic Sci Biotechnol 74: 82–86.

    Google ученый

  • Вейсманн А, 1904 г.Эволюционная теория. Лондон: Эдвард Арнольд.

    Google ученый

  • Winther RG, 2000. Дарвин об изменчивости и наследственности. J Hist Biol 33: 425–455.

    Артикул Google ученый

  • США NSF — Эволюция эволюции

    «Здесь я дам краткий очерк развития мнений о происхождении видов. До недавнего времени подавляющее большинство естествоиспытателей считало виды неизменяемыми произведениями… С другой стороны, немногие естествоиспытатели полагали, что виды претерпевают изменения…». Эволюция эволюции: 150 лет книге Дарвина «О происхождении видов» . Когда в 1859 г. было опубликовано «Происхождение видов», амбиции и масштабы науки резко расширились. «Происхождение видов» ознаменовало переход биологии от преднауки к науке.Предоставлено Национальным научным фондом
     
    В юности и вопреки первоначальным возражениям отца Чарльз Роберт Дарвин закончил учебу в Кембриджском университете в Англии и отправился в пятилетнее кругосветное путешествие, изучая природу на борту корабля Королевского флота HMS Бигль. Его изучение растений и животных и сбор окаменелостей вскоре привели его к настолько разрушительной идее, что он скрывал ее от глаз более двух десятилетий. Когда он опубликовал ее 24 ноября 1859 года, его идея о том, что «естественный отбор» — это процесс, движущий эволюцией, потрясла многих его коллег. Но книга, основанная на этой идее — «О происхождении видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых рас в борьбе за жизнь» — стала, пожалуй, самой значительной научной работой за последние два столетия.
     

    Эволюция эволюции: Интервью с историком науки Маршей Ричмонд . Хотя термин «биология» существовал до того, как было сформулировано «Происхождение видов», Дарвин предоставил зонтичную теорию для наук о жизни, которая была абсолютно важной.Предоставлено Национальным научным фондом
     
    Аудио:
    Интервью с биологами-эволюционистами Шеннон Хакетт и Сушмой Редди
     

    Эволюция эволюции: Интервью с историком науки Джимом Секордом . В период работы Дарвина культура была частью науки, а наука была частью культуры. Занять позицию по некоторым из этих вопросов означало занять позицию в культурных дебатах, которые шли в то время.Предоставлено Национальным научным фондом
     
    Эссе

    Дарвин как ихтиолог: уроки для нашего будущего
    Ранние исследования рыб демонстрируют признаки теории будущего

    Дэниел Поли

    Имя Чарльза Дарвина вызывает в воображении образ пожилого человека с длинной бородой, посвятившего свою жизнь разработке и совершенствованию своих потрясающих мир теоретических представлений об эволюции. Но до того, как он стал «Дарвином», этот сын богатого сельского врача был молодым человеком со страстью к полевой биологии, как наземной, так и водной.Будучи 18-летним студентом в Эдинбурге, Шотландия, он написал превосходный отчет о пинагорах, Cyclopterus lumpus .

    Этот практический опыт был идеальной подготовкой к полевой работе, которую он только что закончил Кембриджский университет. Он стал неофициальным натуралистом на корабле HMS. «Бигль », когда он принял приглашение капитана Роберта Фицроя в конце 1831 года. Дарвин прекрасно использовал свои наблюдательные способности во время почти 5-летнего путешествия на «Бигле» .Это хорошо иллюстрируется его коллекцией рыб, которая интересовала его гораздо больше, чем предполагалось в его более поздних работах.

    Дарвин знал, что лучшие коллекции рыб в мире, особенно из тропической Индо-Тихоокеанской области, были собраны французскими ихтиологами (учеными, изучающими рыб). В его письмах указано, что он планировал собирать рыбу в районах южной части Южной Америки, которые не были хорошо охарактеризованы. Как только он начал свои полевые исследования на Кабо-Верде и в Бразилии, Дарвин начал наблюдать, выдвигать гипотезы и производить простые манипуляции.Характерные для его основополагающей работы, эти прочные основы впоследствии сослужили ему хорошую службу при опросе разносторонних экспертов и проведении более сложных экспериментов.

    В Бразилии он взял пробу Chilomycterus антеннатус , уздечки, которая является «шаровидной рыбой», которая может накачивать себя воздухом. Он мудро упаковал свои образцы вместе с другими в бочку, полную «винного спирта», чтобы отправить ее обратно для последующего описания опытным систематиком (как и большинство полевых натуралистов того времени).Он также записал его живые цвета в соответствии с образцами краски в своем полевом экземпляре буклета Патрика Сайма «Номенклатура цветов Вернера» и сообщил о его поведении, которое он попытался связать с его анатомией. Дарвин отметил механизм, который позволяет этой рыбе надуваться, и предположил, что он может помогать выбрасывать воду на хищников как одно из ее «нескольких средств защиты». Оказывается, это не так. Окунь, как и многие другие рыбы, «выдувает» червей и других мелких животных, которыми они питаются, из своих песчаных укрытий.Идея связать поведение с анатомией была еще новой в то время, но знаменитый мыслительный процесс Дарвина уже начал обретать самоопределенность.

    Дарвин также ошибочно предположил, что белые скалы Дувра образовались из рыб-попугаев. Несмотря на то, что эти гипотезы неверны, они показывают, что молодой Дарвин уже усвоил основную идею Лайелловского Принципа геологии , которую он прочитал на Бигле : Малые причины, действующие на больших территориях и во времени, могут двигать горы.Эта тема была ключевым элементом естественного отбора, который Дарвин опубликовал в 1859 году. Последняя книга Дарвина о подземной работе дождевых червей, опубликованная в 1871 году, вновь связана с основной темой, лежащей в основе его работы о рыбе-попугае 35 годами ранее: миллиарды укусов дождевых червей в течение миллионов лет создали и поддерживают почвы, на которых земная жизнь, включая нашу, зависит от. Величие Дарвина в том, что он мог видеть во всех своих работах, как маленькие вещи, действующие на бескрайних просторах пространства и времени, становятся силами, формирующими Землю.Мы игнорируем этот простой принцип, который также стоит за глобальным потеплением, на свой страх и риск.

    Даниэль Поли — французский профессор ихтиологии в Центре рыбного хозяйства Университета Британской Колумбии, Ванкувер, Канада, где он был директором в течение пяти лет с ноября 2003 г. по октябрь 2008 г. Он является автором или соавтором более 500 научных статей, глав в книгах и более коротких материалов. Он является автором, редактором или соредактором почти 30 книг и отчетов.Он преподает курсы и курирует студентов на четырех языках на пяти континентах. В 2004 году он опубликовал «Рыбы Дарвина: энциклопедия ихтиологии, экологии и эволюции», издательство Кембриджского университета.

    См. в разделе «Ресурсы» список библиографии/дополнительной литературы для этого эссе.

    > Наверх

    Переосмысление птичьего дерева жизни:
    Современные генетические исследования показывают, что вьюрки Дарвина вовсе не вьюрки

    Сушма Редди и Шеннон Хакетт

    Чарльз Дарвин часто ссылался на птиц, когда излагал свои доводы в «Происхождении видов». » Задолго до Дарвина и позже птицы были одними из самых любимых и хорошо изученных организмов.  Изучение этих заметных и часто красивых животных сформировало биологическую мысль — от естественной истории до поведения, экологии, размножения, видообразования, вокализации, познания, эволюции. и многое другое. Учитывая все это внимание, удивительно, что эволюционные отношения птиц — птичье древо жизни — остались столь нерешенными.

    Высокое видовое разнообразие птиц по сравнению с некоторыми другими группами позвоночных долгое время вызывало предположения об их происхождении.Со времен Дарвина выдвигались теории, объясняющие это разнообразие, но исследования показывают, что простого объяснения нет. Например, у основных групп птиц есть несколько общих черт, позволяющих предположить их родство: например, попугаи похожи на других попугаев, но морфологически имеют мало общего с другими птицами; то же верно для сов или пеликанов и так далее. Исследователи использовали то немногое, что было доступно из наблюдений за морфологией, поведением и экологией, чтобы оценить, как птицы были взаимосвязаны. Совсем недавно генетические данные начали собирать воедино части головоломки, но результаты ранних исследований были разнообразными, часто неубедительными и даже противоречивыми.

    Теперь ученые считают, что проблема связана с формой эволюционного дерева птиц. Опираясь на ископаемые и генетические данные, исследователи считают, что современные группы птиц разделились на разные формы в течение нескольких миллионов лет друг от друга, примерно 65-100 миллионов лет назад. Это делает вопрос расшифровки эволюционной истории птиц сложной проблемой, требующей гораздо большего количества данных, чем когда-либо было собрано для решения этой проблемы.

    Уже более пяти лет мы участвуем в совместном проекте по изучению этой большой тайны, касающейся птиц. Мы решили изучить глубокую эволюционную историю птиц, используя огромное количество ДНК всех основных групп птиц. Наше исследование выиграло от технологических достижений, которые позволили нам собрать большое количество данных о последовательностях, а также данные из недавних проектов генома, таких как проекты для человека и курицы, которые в значительной степени способствовали нашим знаниям о геномах. Используя 19 различных генов или более 32 000 пар оснований ДНК для каждого из 169 видов птиц, мы расшифровали надежное «генеалогическое древо» птиц. Наше исследование выявило несколько неожиданных, но убедительно подтвержденных взаимосвязей и показало, что большая часть общепринятых представлений об эволюции птиц неверна.

    Один важный урок из этого исследования заключается в том, что внешний вид может быть обманчивым. Многие разные на вид группы птиц на самом деле тесно связаны между собой. Некоторые из этих маловероятных «кузенов» включают попугаев и певчих птиц, фламинго и поганок, а также колибри и козодоев.И многие из групп, которые выглядят и ведут себя одинаково, оказываются не очень близкими родственниками. Например, хищные птицы или хищники, такие как соколы и ястребы, независимо друг от друга вели подобный образ жизни. Точно так же совы и козодои, ведущие ночной образ жизни, загадочно окрашенные группы, не связаны между собой. Интерпретация многих приспособлений к разному образу жизни, окружающей среде и поведению теперь может быть оценена с этой новой исторической точки зрения.

    Наше исследование, наряду с другими недавними генетическими исследованиями, демонстрирует, что большая часть классификации птиц неверна.Многие из традиционных отрядов, семейств, родов и даже видов не являются естественными группами, что указывает на то, что многие традиционные признаки, используемые для объединения этих групп, не отражают эволюционную историю птиц, как предполагалось ранее.

    Еще один пример сложной эволюции птиц, особенно актуальный, когда мы прославляем Дарвина, его жизнь и достижения, связан с одной из наиболее изученных и влиятельных групп птиц — дарвиновскими вьюрками с Галапагосских островов, которые долгое время считались классическим примером адаптивной радиации. .На этих вьюрках были проведены одни из самых элегантных и подробных исследований, демонстрирующих эволюцию посредством естественного отбора. Однако генетические исследования показывают, что нам еще многое предстоит узнать даже об этой знаменитой группе птиц. Несмотря на свое морфологическое разнообразие, птицы, отнесенные к разным видам на основе разного размера клюва, имеют идентичную или почти идентичную ДНК. Кроме того, использование данных о последовательности ДНК для определения места вьюрков на птичьем древе жизни показывает, что вьюрки Дарвина вовсе не вьюрки, а принадлежат к семейству танагров.Новые данные и подходы могут дать новую интерпретацию даже самым знакомым примерам из учебников.

    Продолжая исследовать и собирать воедино головоломку птичьего древа жизни, мы, несомненно, обнаружим и переосмыслим другие увлекательные грани эволюции птиц. Птицы демонстрируют невероятное разнообразие, и, используя это «генеалогическое древо», мы можем начать понимать, как возникли эти разновидности. Лучше понимая, как эволюционировали птицы, мы также лучше понимаем особенности, которые на протяжении веков очаровывали многих ученых и любителей.

    Сушма Редди в настоящее время является научным сотрудником Полевого музея естественной истории в Чикаго, штат Иллинойс, и работает над проектом «Ранняя пташка», частью программы «Сборка древа жизни» (AToL), поддерживаемой Национальным научным фондом. Осенью 2009 года она стала доцентом биологии в Чикагском университете Лойолы. Ее исследования охватывают темы эволюции, биогеографии и генетики, в основном с использованием птиц, но также и других позвоночных. Шеннон Хакетт — помощник куратора и глава отдела птиц Полевого музея естественной истории в Чикаго, штат Иллинойс.и сопредседатель комитета по эволюционной биологии Чикагского университета. Она также является членом Американского союза орнитологов. Она исследует эволюцию птиц в рамках проекта «Ранняя пташка», который является частью программы «Сборка древа жизни» (AToL), поддерживаемой Национальным научным фондом.

    См. в разделе «Ресурсы» список библиографии/дополнительной литературы для этого эссе.

    > Наверх

    Что, если бы Дарвин не написал «Происхождение видов»?
    Методология Дарвина может сравниться с его идеями по научной значимости.

    Марша Ричмонд

    Эволюция настолько вплетена в ткань современной жизни, что представить мир без нее практически невозможно. Этого не было у Чарльза Дарвина (1809-1882). Европейские культуры, находящиеся под влиянием Аристотеля и Библии, рассматривали мир как стабильный и упорядоченный, с живыми организмами, связанными великой «цепью бытия». Британский естествоиспытатель Уильям Пейли объяснил адаптацию тем, что каждое существо было создано Творцом для определенной цели. В то время как несколько естествоиспытателей, в первую очередь Жан-Батист Ламарк и дедушка Дарвина Эразм Дарвин, размышляли об изменениях организмов с течением времени, такие взгляды считались неортодоксальными, если не еретическими.

    Дарвин начал сомневаться в «постоянстве видов» вскоре после своего пятилетнего путешествия на корабле HMS Beagle (1831–1836). Как он отметил во вступительном отрывке «О происхождении видов»:

    На борту H.M.S. «Бигля», как натуралиста, меня очень поразили некоторые факты в распространении жителей Южной Америки и в геологических отношениях нынешних и прошлых обитателей этого континента. Мне казалось, что эти факты проливают некоторый свет на происхождение видов — на эту тайну из тайн, как назвал ее один из наших величайших философов.( Происхождение , стр. 1)

    В 1838 году Дарвин начал набрасывать свою идею «естественного отбора». За два десятилетия он собрал множество фактов, подтверждающих его теорию. Наконец, он начал писать свою «большую книгу видов», когда в июне 1858 года получил письмо от Альфреда Рассела Уоллеса, британского натуралиста, собиравшего образцы на Малайском архипелаге, с приложением рукописи для чтения Дарвином. Он был поражен сходством рукописи с его собственными идеями. Это вынудило Дарвина действовать, и с помощью его друзей Чарльза Лайелла и Джозефа Далтона Хукера его эссе 1844 года было опубликовано вместе со статьей Уоллеса в Journal of the Proceedings of the Linnean Society of London в августе 1858 года.Затем Дарвин поспешил напечатать «резюме» своих взглядов: «О происхождении видов путем естественного отбора, или о сохранении привилегированных рас в борьбе за жизнь » появилось 24 ноября 1859 года.

    Таким образом, Дарвин был не первым, кто понял эволюцию, и не единственным, кто разработал теорию естественного отбора. Однако это не означает, что, если бы он не опубликовал «Происхождение видов», естествознание было бы в том же положении. Книга Дарвина дала потомству больше, чем просто идея эволюции или теория естественного отбора.

    Методология Дарвина произвела революцию в науках о жизни, заложив основу для крупных достижений биологии двадцатого века. До Происхождение естествоиспытатели в основном занимались описанием и наименованием организмов, а также изучением их анатомии и физиологии. Чтобы обосновать свое утверждение о том, что организмы эволюционировали с течением времени посредством естественного отбора, Дарвину пришлось изложить огромное количество эмпирических данных, полученных из самых разных областей естественной истории, а затем сформулировать «один длинный аргумент», объясняющий эти наблюдения ( Происхождение , п.459). Дарвин полагался на использование аналогии и индуктивных рассуждений для поддержки своей теории естественного отбора. Ссылаясь на понятие «согласованности индукций» философа Уильяма Уэвелла, Дарвин утверждал, что любая теория, способная объяснить такое множество различных классов фактов, вряд ли будет ложной. После 1859 года исследовательская программа Дарвина, основанная на гипотезах, теперь называемая «гипотетико-дедуктивным» методом, в дополнение к его конкретной теории эволюции стала основой для будущей работы в области биологии.

    Таким образом, наследие Дарвина для потомков заключается как в революционном изменении методологии наук о жизни, так и в предложении конкретных взглядов на эволюцию. Уоллес и другие, вероятно, представили бы эволюционные взгляды, описывающие закономерные изменения в органической жизни. Тем не менее, трудно представить себе работу, которая могла бы сравниться с убедительной силой «Происхождения видов» не только в объяснении разнообразия жизни, но и в обучении натуралистов тому, как исследовать сложные взаимосвязи.Действительно, «Происхождение видов» продолжает служить ярким примером того, как делать хорошую науку. Историки, как правило, избегают заниматься историями «а что, если», но большинство согласится с тем, что, если бы «Происхождение видов» не было опубликовано, мы все еще верили бы в эволюцию, но развитие современной биологии развивалось бы совсем по-другому, и с менее заметным успехом.

    Марша Ричмонд — адъюнкт-профессор истории Государственного университета Уэйна в Детройте, штат Мичиган.Историк биологии конца девятнадцатого и начала двадцатого века, ее исследования сосредоточены на взглядах Дарвина на наследственность, истории теории эволюции, развитии современной генетики и вступлении женщин в биологию. Она является американским советником проекта «Переписка Чарльза Дарвина» в Кембридже, Англия. Национальный научный фонд поддерживает ее работу над книгой «Женщины в ранней истории генетики». 2-е изд. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    См. в разделе «Ресурсы» список библиографии/дополнительной литературы для этого эссе.

    > Наверх

    Мифология естественного отбора
    Идеи Дарвина создавались и совершенствовались в сообществах Лондона, а не изолированно на Галапагосских островах.

    Джим Секорд

    Где Чарльз Дарвин убедился в истинности эволюции? Уж точно не на Галапагосских островах с их необыкновенными животными и растениями, а скорее в прокуренном, шумном мире раннего викторианского Лондона.

    Рассказывают, что Дарвин был настолько поражен уникальной фауной Галапагосских островов во время своего пятилетнего путешествия на борту HMS Beagle , что сразу же отказался от своей веры в стабильность видов. Более того, часто утверждают, что его наблюдения за вьюрками, клювы которых различаются от острова к острову, сразу же привели его к вере в естественный отбор. Но эти рассказы о мгновенной конверсии — мифы. В течение долгих и скучных месяцев возвращения Бигля в Англию сомнения Дарвина относительно видов начали кристаллизоваться.

    Только после переезда в Лондон в 1837 году он стал убежденным эволюционистом. Значение находок Дарвина начало обретать форму, когда такие эксперты, как человек-птица Джон Гулд, начали идентифицировать его галапагосские образцы. Различные разновидности черепах и пересмешников предоставили убедительные доказательства связи между галапагосской фауной и фауной близлежащей Южной Америки. В географическом пространстве, как и в геологическом времени, близкородственные виды возникали последовательно и по порядку, точно так же, как и в летописи окаменелостей.Эти отношения, производившие впечатление на Дарвина на протяжении всего путешествия, свидетельствовали о том, что виды не были созданы специально.

    Что касается галапагосских вьюрков, то во время своего краткого пребывания Дарвин не заметил значения вариаций птиц, встречающихся на разных островах. Проведя блестящую детективную работу, историк Фрэнк Саллоуэй исследовал образцы Дарвина, которые сейчас хранятся в Музее естественной истории в Лондоне. Оказывается, Дарвин скептически относился к местным сообщениям о разнообразии вьюрков, поэтому в Лондоне его этикетки пришлось максимально корректировать, используя коллекции его товарищей по плаванию.Таким образом, несмотря на популярные утверждения, данные свидетельствуют о том, что галапагосские вьюрки не были причиной того, что Дарвин разработал свою теорию естественного отбора.

    Наоборот, вдохновение пришло, когда Дарвин объединил результаты своих послевоенных исследований воспроизводства и размножения, связанных с размножением, с пониманием экономического роста населения. В то время Лондон был очагом дискуссий о новых теориях в науке, поэтому вполне уместно, что центральная теория современной биологии была разработана в обшарпанной холостяцкой квартире в многолюдном городе — самом большом городе, который когда-либо знал мир.

    Представление о том, что естественный отбор в полной мере проявился, когда «Бигль» приземлился на Галапагосских островах, не только преуменьшает трудности, с которыми столкнулся Дарвин, но и не признает, что даже величайшие инновации в науке зависят от других. Сегодня Галапагосские острова представляют собой замечательную лабораторию для понимания эволюции, но только потому, что Дарвин создал их такими.

    Джим Секорд — директор Дарвиновского заочного проекта, профессор истории и философии науки Кембриджского университета и член Крайстс-колледжа.Недавно он редактировал «Эволюционные сочинения Дарвина» для издательства Оксфордского университета, включая полный текст его автобиографии.

    См. в разделе «Ресурсы» список библиографии/дополнительной литературы для этого эссе.

    > Наверх

    >Кредиты


    Любые мнения, выводы, выводы или рекомендации, представленные в этом материале, принадлежат только грантополучателю/исследователю, автору или сотруднику агентства; и не обязательно отражают точку зрения Национального научного фонда.

    Эволюционная мысль до Дарвина (Стэнфордская философская энциклопедия)

    1. Постоянство и изменение видов в древности

    1.1 Классические дискуссии

    Во многих отношениях общее представление о возможности видов изменение — старая концепция. Размышления Эмпедокла (ок. 495-35 до н.э.) и взгляды греческих атомистов среди Досократические натурфилософы сформировали классическое наследие, на котором более поздние предположения могут быть развиты.Эти досократические рассуждения сочетал натуралистические мифы о происхождении с размышлениями о работы случайных процессов для создания натуралистического описания происхождение существующих форм жизни (см. античный атомизм). Особенно после того, как предположения досократов-атомистов были переформулированы римский поэт Тит Лукреций (ок. 99–50 до н. Э.) В пятой книге его О природе вещей (Лукреций [RN]), источник был доступный в античности, который изложил спекулятивный отчет о постепенное зарождение живых существ от первоначального атомного хаоса через ненаправленный процесс, который отбирает наиболее адаптированные формы и устраняет тех, кто не подходит для их условий.

    Однако спекулятивные рассуждения первых атомщиков противоречили на нескольких уровнях последующим господствующим платоническим, неоплатоническим, Аристотелевская и стоическая философские традиции. Сочинения Платон (427–327 до н. э.), особенно его давний миф о сотворении мира, Тимей — единственный доступный диалог Платона постоянно в латинской западной традиции — при условии влиятельный небиблейский источник аргументов против атомиста традиция. Этот диалог служит классическим местом для представление о навязанном извне происхождении живых существ через действие разумного Ремесленника ( демиургов ), который заказывает математически задуманную материю в рациональный космос, который включает в себя живых существ в соответствии с вечными архетипами или формами, реализующими посредством этой деятельности достигаются как эстетические, так и рациональные цели.Платона Аккаунт положил начало давней традиции размышлений, которая была продолжена в неоплатонизме и в аспектах стоицизма, чтобы сформировать основу аргумент, что органические существа не могут быть объяснены случайным процессов либо по их происхождению, либо по их сложной конструкции. В частности, как это было развито во влиятельных трудах греческого врач Клавдий Гален (129–200 гг. н. э.), давнее наследие в науки о жизни полагались на анатомию как на свидетельство рационального замысла. Эти интерпретации «телеологического замысла» взаимодействовали сложным образом с еврейскими, христианскими и исламскими библейскими концепциями творения (Седли, 2007).Одно общее значение «телеология», часто встречающаяся в дискуссиях о эволюция со времен Дарвина — это навязанный извне замысел разумная сила (демиург, природа, бог) на существовавшем ранее материя — берет свое начало в этих древних дискуссиях и не точно отождествляется с библейской концепцией creatio ex нихило (Кэрролл 2015).

    В основополагающих биологических трудах Аристотеля (384–322 гг. до н. э.) внешняя телеология дизайнера-творца сменилась внутренняя телеологическая целесообразность, связанная с имманентным действие внутренней причины — у живых существ их информирование душа ( psuche ) — которая функционировала как формальная, конечная и действенная причина жизни (Аристотель, De Anima II: 415b, 10–30).Аристотель также не поддерживал концепцию исторического происхождения мира, утверждая вместо этого вечность мировой порядок ( Физика , I: 192а, 25–34). По крайней мере, это так его понимала более поздняя традиция (Дейлс и Аргерами 1991).

    Другой вопрос, который Аристотель подробно рассматривал в связи с концепция вида — эмбриогенез — также имела важное последствия для последующих дискуссий. В традициях, задолженных в некоторых путь к натурфилософии Аристотеля, половому зарождению и последующее эмбриологическое развитие особи от первичной материи, представляет собой последовательный процесс, происходящий во времени под телеологическое действие души ( psuche ).В По собственному мнению Аристотеля, эта душа-форма обычно происходит от родителя-мужчины, но оно также могло быть получено даже от солнца, как используется в его объяснении происхождения спонтанно порожденные формы (Аристотель, De Generatione анималиум , III: 762а, 20–35).

    Эта теория перехода души как субстанциальной формы в поколение также легло в основу одного значения «вид» ( эйдос ) в биологии Аристотеля. работает — как индивидуализированная воплощенная в материи форма-как-душа, которая увековечен в поколении навечно.Хотя связаны комплексом теория ментальной абстракции к универсальному в мышлении и языке, «вид» в этом биологическом смысле не является всеобщим, но вечная последовательная последовательность одного индивидуума, порождающего другого индивид ( De Anima , II: 415b, 1–10). Важность этого значения «вида» в отличие от значения медведей «вид-как-универсал» по нескольким изученным вопросам в разделах 3.3 а также 3.4 ниже. Один вопрос толкования в толковании Аристотеля. концепция видов касается степени, в которой он был привержен утверждая что-либо за пределами вечности трех основных групп ( ген ) — растения, животные и люди — а не вечность каждого отдельного вида ( эйдос ) ( De Generatione анималиум , II: 731b, 32–732a5).

    1.2 Учебные изменения

    Последствия сложной мысли Аристотеля для последующего дискуссии о видах, вызванные восстановлением его сочинений в Латинский Запад в двенадцатом и тринадцатом веках был разнообразен. С одной стороны, очевидное метафизическое требование Аристотеля о том, что душа-как-форма ( эйдос ) быть постоянной и устойчивой через процесс порождения «подобного за подобным» казался значительная часть традиции сводится к отрицанию возможности того, что естественные виды могут со временем изменить свои основные свойства, хотя местная адаптация в «случайных» свойствах было вполне возможно.Поскольку отдельные существа считались динамические композиты материальной подложки и нематериального и вечная форма, случайная дифференциация субстанциальной формы у отдельных лиц не повлияло на метафизическую выносливость разновидность. Это также сделало вымирание видов метафизически невозможным. В живых существ, душа-форма последовательно передается во времени в акт порождения для создания вечной непрерывности формы. Это послужило метафизической основой для представления о видах. постоянство без зависимости от внешнего креативного агентства.

    На фоне обсуждения высокого средневековья также теория божественного творения, одобренная в наследственном еврейском, христианском и исламская мысль. Это требовало различия между первым происхождение видов в историческое время и нормальное зарождение индивидуальный. Если бы происхождение видов приписывалось божественному действию, временное появление этих видов не обязательно мгновенный. Такое учение легло в основу Августина Теория Гиппона (354–430) о первоначальном сотворении первичные семена ( rationes seminales ) каждого вида на первоначальный момент времени, но с появлением видов в историческое время возможность (Августин, VI.13.23–25, [ГЛ, 175–76]). Эта теория временного творения, выдвинутая подробно подробно в его трактате Буквальное толкование Бытие позволило Августину утверждать, что виды возникли последовательно в историческом времени, а не все сразу.

    Великие текстологические открытия на латинском Западе греческой науки, медицина и философия двенадцатого-пятнадцатого века, как правило, сопровождаемые исламскими комментариями, введенными эти тексты в богословский контекст, который был четко определен августинианством и неоплатонизмом.Взаимодействие между этим существовавшая ранее традиция с новыми философскими воззрениями определила сложную период интеллектуального брожения, который определил большую часть последующего интеллектуальная и научная история Запада (Gaukroger 2006: гл. 2). Постоянные усилия крупных синтезаторов, таких как Томас Фомы Аквинского (1225–1274), чтобы принести массивное тело вновь обретенный аристотелевский подход к диалогу с христианским Неоплатонизм и августинизм требовали нового понимания концепция отношения души и тела, автономия естественного порядок и роль вторичных причин в создании Мир.

    Что касается вопроса о постоянстве и происхождении видов, то Аквинский рассматривал это в диалоге с теорией Августина о серийном творении. Так как он комментирует в своем основном синтезе Summa Theologiae : «Новые виды, если они появляются, уже существуют в определенных активных полномочий» (п. I, кв. 73, респ. обж. 3). Это утверждение предполагает прочтение Аристотеля, предполагавшее существенную неподвижность каждого определимую субстанциальную форму и вечность каждого вида, поскольку творчество. Но этот вывод следует рассматривать в контексте Комплексная теория творения Аквината и обсуждение проблема универсалий в позднесхоластической философии (см. средневековая проблема универсалий, и Уилкинс 2009: гл.3). Этот контекст препятствует любой простой картине Схоластическая мысль о проблеме постоянства видов, и она нельзя утверждать, что ни Аристотель, ни более поздние схоласты, такие как Фомы Аквинского ответственны за сильного «эссенциалиста». позиция, часто приписываемая им в литературе (Р.А.Ричардс 2010: гл. 2). Как будет показано ниже, можно утверждать, что вид концепция «ожесточилась» только в раннее Новое время с возникновением механической философии и сопутствующих ей преформистская эмбриология.«Сильный эссенциалист» позицию, часто приписываемую Аристотелю и схоластике (Hull, 1992), явно является продуктом более позднего исторического развития (Р. Ричардс 2010; Уилкинс 2009; Одерберг 2007: гл. 9; Винсор 2006; Леннокс 1985, 1987).

    2. Фундаменты раннего Нового времени

    2.1 Декартова история природы

    Повторное введение греческого и римского атомизма в эпоху Возрождения, с восстановлением (1417 г.) и изданием (1473 г.) философская поэма О природе вещей , представленная грамотной европейской публике серию влиятельных космологических спекуляции, которые включали натуралистическое объяснение происхождения виды интегрированы в нетелеологическую материалистическую космологию, которая резко контрастировал с общепринятыми схоластическими, аристотелевскими и Августино-платоновские традиции.В восемнадцатом веке эти предположения, а также те, которые взяты из других атомистических источников (см. вход на натурфилософия в эпоху Возрождения). часто оказывались на фоне новых размышлений раннего Нового времени о происхождение видов и их возможная трансформация во времени на протяжении восемнадцатого века (Bowler 2003: chp. 2; Oldroyd 1996; Greene 1959).

    Новая отправная точка в систематических размышлениях о происхождении земли и живых существ, показывая как некоторое сходство, так и основные отличия от атомистических спекуляций, восходит именно к синтез натурфилософии и метафизики, предложенный Рене Декарт (1596–1650) в своих « принципах» философии (1-е изд.1644; 2-е изд. 1647 г.). Этот трактат расширил и обобщил проблемы, которые он разработал ранее в Le Monde . ( Мир, или Трактат о свете ), произведение опубликовано только посмертно в 1664 г., улучшенное издание появилось в 1677 г.

    Это важно для понимания последующих размышлений о «истории» природы признать, что эти картезианские размышления об истории Земли и Солнечной системы. вводится в виде контрфактической гипотезы, которая явно стремился избежать конфликта с общепринятыми теологическими интерпретациями происхождения (Декарт 1647 [1983: 181]).В гипотетическом счете предложено в Принципах философии , выведенных Декартом землю от остывшей звезды, «прежде… как Солнце» (там же). Его постепенное затвердевание в великом небесном вихрь, Земля приняла форму. Последующая сушка и растрескивание образовали бассейны океанов, континенты и горные хребты.

    Однако выдающимся пробелом в изложении Декарта был его неспособность включить происхождение живых существ в его натуралистическая история творения по законам природы.Хотя рукописи показать степень, в которой Декарт несколько раз пытался установить некоторую связь между его общей натурфилософией и эмбриологическое формирование живых существ, эти отражения сделали не появлялся в печати при его жизни (Aucante 2006). То Принципы просто пропускают вопрос о натуралистическом объяснение происхождения жизни и происхождения отдельных видов. Вместо этого в части IV, посвященной в основном происхождению и физическому свойств Земли, он выпрыгивает (предложение 188) из обсуждения магнетизма к краткому намеку на спроецированные Части V и VI его Принципы , касающиеся животных и людей (Декарт 1647 [1983: 275–276]).Но Принципы предлагают только краткое обсуждение различных чувств и взаимодействия тела и души подобно тому, что было изложено в его раннем неопубликованном «Трактате о Человек (1-е латинское изд. 1662 г., 2-е французское изд. 1664 г.). Эти предположения были основаны на концепции гипотетической статуи-машины, созданной непосредственно божественным действием, и сразу овладевает всеми человеческими функции и структуры (Descartes 1664 [1972: 1–5]).

    Умозрения Декарта передали его преемникам по крайней мере два вопросы, относящиеся к происхождению и истории живых существ.Во-первых, по представляющий исторический отчет о происхождении Солнечной системы и мир как контрфактическая гипотеза, средство понимания история природы, адаптированная к ограничениям человеческого разум, а не как буквально правдивое объяснение, Декарт представил вариант чисто беллетристического прочтения исторической науки, который сохранялась до девятнадцатого века (Sloan 2006a). Во-вторых, интеграция живых существ в новую натурфилософию механистический натурализм остался нерешенным.Если что-нибудь, В размышлениях Декарта акцентировалась проблема обеспечения натуралистическое объяснение происхождения живых существ.

    Вслед за Декартом можно проследить две традиции. размышления. Начиная с De solido intra solidum Naturaliter contento dissertationis prodromus от 1669 г. Датский картезианец Николас Стено (1638–1686 гг.) втянуть историческое происхождение живых существ в картезианскую космологии, в данном случае прежде всего допущением, что окаменелости были остатки когда-то существовавших на земле организмов, образовавших исторически.Однако не было предпринято никаких усилий для учета происхождение этих существ на картезианских принципах (Rudwick 1972).

    Вторая традиция установила ряд опубликованных размышлений в конец семнадцатого и начало восемнадцатого веков, которые стали известной в последующей литературе как «теории Земли». Эта традиция началась с Telluris theoria sacra, . опубликовано в 1681 г. (английское издание 1684 г.) английским священником, Томас Бернет (1635–1715). Бёрнет стремился примирить Декартовский исторический отчет о происхождении Земли с рассказ о сотворении Моисеевой традиции.У Бернета счет, Земля началась с изначального хаоса, созданного божественным действие в существующую Землю посредством ряда изменений, которые сопровождалось постепенным разделением континентов, изменением полюса и Мозаичный потоп. Чтобы объяснить происхождение живых существ, Бёрнет полагался на «спонтанную плодотворность земле» в первозданном Эдемском мире, а не на прямом создание форм божественным действием (Бернет 1684: кн. 2, гл. 2, пункт 4, с. 187 [1965: 141]). Подключив этот аккаунт к Библейская история первая глава Бытие Бёрнет сломался с картезианским контрфактуализмом, впервые предлагая предположительно буквальная интерпретация картезианского стиля развития история природы, которая также включала происхождение живых форм.

    2.2 Механизм, теория предсуществования и устойчивость видов

    Различные объяснения, предложенные в последующей «теории земные» традиции, поскольку они были усилены такими естественными философы, такие как Джон Рэй (1627–1705), Джон Вудворд (1665–1728) и Уильям Уистон (1667–1752) не смогли достичь консенсуса по вопросу о натуралистическом объяснение происхождения организмов (Rudwick 1972, 2005). Новый размышления об эмбриологическом происхождении отдельного организма в семнадцатый век стал особым центром внимания, и размышления по этому вопросу были тесно связаны с рассуждениями о видовое происхождение.

    В контексте XVII века вопрос о происхождении видов также вызвало споры о возможности самопроизвольного зарождения формы (Roger 1963 [1997: chp. 2]). Экспериментальные опровержения Франческо Реди (1626–1667) теорий происхождения, основанных на абиогенез, например, предложенный Томасом Бернетом, ослаблен, но не разрушил, веру в самозарождение. Доказательства для самопроизвольное зарождение всегда можно было объяснить обращением к Теория Августина о предсуществующих «семенах» или «микробы».

    Обширные эмпирические исследования поколения птиц и млекопитающих, проведенных Уильямом Харви (1578–1657) и опубликованных в конце своей жизни в своих Exercitationes de Generatione animalium ( Наблюдения за поколением животных ) в 1651 г., в этой дискуссии произвело эффект разорвавшейся бомбы. Харви тщательные исследования утверждали, что опровергают на эмпирических основаниях Аристотелевская теория форм-материи полового зарождения, а также конкурирующая теория «двух семян», основанная на предположении эквивалент мужской и женской спермы.Эта последняя теория была принята древними атомистами, теоретиками медицины Галена и Гиппократа и большинством врачей эпохи Возрождения. Теория двух семян также был принят атомистами раннего Нового времени, такими как Пьер Гассенди. (1592–1655) и Натаниэль Хаймор (1613–85) (Фишер 2006). Как следствие, когда собственные размышления Декарта о эмбриональные образования были окончательно опубликованы посмертно в 1677 г., в который он также полагался на сочетание мужского и женского семинара организована по законам природы и вихревой теории, их обычно встречали с насмешками (см. цитату из Гардена ниже).Подробные эмбриологические исследования Гарвея 1651 г. серьезно подорвало эмпирические основания этих утверждений. это трудно найти любого автора, который одобрил бы решение, предложенное Декарт.

    Эти эмпирические трудности с обеими основными унаследованными теориями поколения, а также с новым «механистическим» альтернативные описания эмбриогенеза Гассенди, Хаймора и Декарт произвел концептуальный кризис в программе всеобщего механизм, который предполагал, что универсальный механизм не может иметь дело причинно-следственной связью с одним из важнейших вопросов философии природа.Необходимо было найти другое решение.

    Вследствие неудачи «механистического» эпигенезе, посткартезианские механики решили этот вопрос с теория «предсуществования». Научные основы этого можно проследить до работ микроскописта Яна Сваммердама. (1637–80) в конце 1660-х годов на основе его микроскопических наблюдения за развивающимися насекомыми. Философское развитие эта теория была выдвинута французским священником-оратором Николаем Мальбранш (1638–1715), чьи влиятельные Recherche de la vérité от 1674 г. пересматривает многие декартовские принципы. в рамках «теистического» универсального механизма (Gaukroger 2010: гл.2). В этом произведении Мальбранш предложил роман теория поколения, которую правильнее всего назвать Теория «предсуществования». С этой точки зрения новый организм не создан в светское время, но существовал ранее, начиная с оригинала сотворение мира. Эта теория, часто подкрепляемая апелляциями к Теория Августина о создании первоначальных семян (см. выше раздел 1.2), должна была стать парадигматической теорией почти на столетие, и тесно связан с какой-то версией механической философии.Различные выражения теории предсуществования можно проследить в публичное учение и опубликованные работы таких влиятельных толкователей академической медицины как Герман Бурхаве (1668–1738) Лейденский университет. Теория также подтверждена в многочисленных научных трактатов начала XVIII в. Вопрос о как индивидуальное, так и видовое происхождение было смещено этой теорией в божественное действие при первом сотворении мира (Pyle 2006; Roger 1963 [1997: гл. 6]).

    Можно выделить по крайней мере три варианта теории предсуществования. выдающийся.Два из них предполагали предсуществование форм в миниатюрные, либо заключенные в яичники самки (овизм), оригинальная версия, или после открытия сперматозоидов Антоном ван Левенгуком в 1677 г., в семенниках самца (вермизм). Эти двое версии «преформизма» вообще стали основными варианты, которые можно найти выраженными в профессиональном медицинском и гинекологическая литература 1670–1740 годов. Третий альтернатива, у которой было мало последователей в семнадцатом и начале восемнадцатого века, но который стал особенно популярен в 1770-х годов, была теория заранее сформированных «зародышей», учитывая ее первое четкое высказывание Клода Перро (1608–1680).Этот Теория Перро, очень похожая на теорию Августина, что первые зачатки организмов образовались в творение как семена, рассеянные в почве, из которой они были взяты в с едой. В надлежащих условиях и в правильном организмы, эти «микробы» внедрялись в яичники из которых они затем развились в ответ на оплодотворение. В целом три рассказа, акт оплодотворения послужил поводом, и не причина, развития организмов во времени.

    Считалось, что теория предсуществования решает многие проблемы. Во-первых, это объяснил тесную взаимосвязь строения и функции, казалось, требовало существования частей организма в Интегрированная система. Сердце, по-видимому, не могло биться без иннервация, а нервы не могли бы существовать без сердца. Следовательно, по ходу рассуждения, весь организм должен предварительно существовать. Существование таких интегрированных систем казалось иначе трудно объяснить последовательным развитием частей, т.к. подразумеваемый в аристотелевской и других «эпигенетических» теориях разработка.Во-вторых, эта версия легко согласовывалась с теологические события в XVII веке, особенно в континенте, где сильное влияние августинской теологии на Кальвинизм (протестантский) и янсенизм (католический) были наиболее очевидными. В качестве примера он предусматривал передачу первородного греха. То возникшим решением был «теистический» механизм, который подчеркивал всемогущество Бога и соответствующую пассивность природа (Дисон, 1986; Роджер, 1963 [1997: глава 6]). Третье преимущество теории предсуществования, по крайней мере, в тех версиях, которые охватывали интерпретация «преформированных зародышей», заключалась в том, что она позволяла появление жизни в светском времени, которое как бы предполагалось существованием ископаемых форм.При этом никаких версий Теория предсуществования подразумевала любое изменение видов или развитие один вид от другого во времени. Наконец, какая-то версия теории преформирование зародыша можно было бы примирить с наилучшей микроскопические наблюдения конца семнадцатого и начала восемнадцатого века, как об этом сообщали такие знатоки этого инструмента как Антон ван Левенгук (1632–1723), Ян Сваммердам, Марчелло Мальпиги (1628–1694) и Генри Бейкер (1690–1774).

    Эти предсуществующие теории эмбриологического происхождения непосредственно затронули вопрос о видовом трансформизме.Во-первых, они эффективно удалили организм от воздействия местных обстоятельств и окружающей среды условия. Во-вторых, все они помещали происхождение видов, а также что по крайней мере зачатки индивидуального организма, в данный момент в первоначальном божественном творении. Цитата из современника обзорная статья иллюстрирует несколько аспектов тезиса предсуществование:

    И в самом деле, все открытые до сих пор законы движения могут дать очень хромой отчет о формировании растения или животного.Мы посмотрите как убого Des Cartes оторвался когда начал применять их к этому предмету; они сформированы Законами, еще неизвестными Человечество, и кажется наиболее вероятным, что Выносливости всех растения и животные, которые когда-либо были или когда-либо будут в Мир, были сформированы ab Origine Mundi [от основания мира] Всемогущим Творцом в течение первого из соответствующий вид. (Сад 1691: 476–477)

    Непосредственным следствием этой теории была новая жесткость, придаваемая понятие вида, которого у него не было в аристотелевской и схоластические традиции.Теория предсуществования усилила резкое различие между «существенным» и «случайные» свойства в степени, не подразумеваемой предшествующая традиция. В то же время теория предсуществования сделала его трудно объяснить очевидные эмпирические явления, такие как чудовищность, регенерация утраченных частей, сходство потомства с обоими родителей, доказательства географической изменчивости, расовых различий и существование гибридных форм, таких как мул. Казалось необходимым приписывают эти аномалии божественному действию при первоначальном творении.Эти трудности в теории привели к разнообразной критике. которые в конечном итоге должны были привести к краху теории предсуществования в свою первоначальную форму, хотя эта теория должна была иметь долгое последующее история через модификацию «зародышевой» теории (Детлефсен 2006; Роджер 1963 [1997: глава 7]; Роу 1981).

    Доминирование той или иной формы предсуществующей теории поколения между примерно 1670 и 1740-ми годами дает некоторое объяснение отсутствие усилий естествоиспытателей по развитию трансформистского теории происхождения видов в тот же период.Заметное исключение из это утверждение было эпикурейской космологией, напоминающей некоторые аспекты Поэма Лукреция, разработанная французским философом Бенуа де Майе (1656–1738) в своем частном рукопись Telliamed , которая была известна во французских кругах десять лет до ее публикации в 1748 году. В этой работе де Майе предложил смелые предположения о том, как морские существа превратились в наземные формы за время. Тем не менее, период до середины XVIII в. века господствовала теория органического зарождения, эффективно препятствовало натуралистическому развитию видов.То можно видеть, что развитие научного трансформизма тесно связано с связаны с новыми теориями генерации, а также с развитием «активные», а не «пассивные» концепции иметь значение.

    2.3 Ньютоновские версии

    Введение ньютоновской натурфилософии в это обсуждение имели неоднозначные последствия в зависимости от интерпретации, данной Натурфилософия Ньютона. Ньютона Естественные принципы математики ( Математические основы натуральной философии ) 1687 г., с последующие пересмотренные издания 1713 и 1726 годов разработали фундаментальные критику картезианства, а также ввел понятие «притяжение на расстоянии» в физические объяснения.Распространение понятия «активные полномочия» на микроуровень в Оптика 1704 (англ.), с важными исправления в изданиях 1706 г. (латиница), 1717, 1721 и 1730 гг., Ньютон ввела в биологические дискуссии новые проблемы, разыгравшиеся в сложными путями в последующие десятилетия.

    При одном прочтении Ньютона его концепция активных сил ввела вернуть в науку о жизни концепцию «динамической» материи, которая может быть использовано в качестве основания для новой виталистической эмбриологии и даже немеханистическая концепция природы, обладающая внутренними силами (Шофилд 1970: гл.9). Этому варианту последовали многие французы. писатели-медики, которые использовали ньютоновские аргументы для обоснования «виталистическая» медицинская теория, интерпретация особенно развитый в Университете Монпелье в начале десятилетия восемнадцатого века (Wolfe 2014; Gaukroger 2010: гл. 10–11).

    Но в более «механистической» интерпретации ньютонианство, это сохраняло инертный характер материи и подтверждало многие из основных черт картезианского биомеханизма, но с добавление математической количественной оценки и некоторое использование привлекательных и микросилы отталкивания (Schofield 1970: гл.1). В этой традиции интерпретации, обнаруживается приверженность механистическому преформизму и даже сильная теория «предсуществования». Это может быть последовал в медицинских теориях Германа Бурхаве, Арчибальда Питкэрн (1652–1713), Ричард Мид (1673–1754) и др. Ньютоновские ятромеханики, которые обычно имели контакт с великими Голландские медицинские школы (Guerrini, 1987).

    Ньютон также утверждал в длинном тридцать первом «Вопросе к Оптика против «Миростроительства» Декартова форме, как обсуждалось выше.Ньютон видел в этом утверждение, что мир «может возникнуть из Хаоса простыми Законами Природы» (Newton 1730: 378) и осудил это как «нефилософский» ( там же ., 401). Возрождение реалистически истолкованная историческая космология в XVIII в. столетие повлекло за собой явный разрыв с этими ньютоновскими ограничениями. Этот сдвиг будет разработан в следующем разделе.

    2.4 Активизация изменения природы и видов

    Развитие новых концепций отношения органических существ к истории мира, и отношение видов постоянство этой истории, было достигнуто в восемнадцатом веке.Это включало в себя слом универсального механизма, введение динамических теорий материи, новых теорий эмбриологических формирование и переосмысление отношения времени к материальный мир. Это также включало разработку прогрессивных и эволюционные, а не «вырождающиеся» представления о история жизни. Следующее обсуждение будет выборочно рассматривать аспекты этих разработок. Читатель отсылается к крупным недавним исторические синтезы для дальнейшего развития более общего интеллектуальный и научный контекст (Zammito 2018a; Gaukroger 2010; Рейл 2005; Рудвик 2005).

    В некоторых отношениях эти события каким-то образом связаны с введение более динамичных концепций материи, возникших в взаимодействие между ньютонианством и лейбницеанством в начале десятилетия восемнадцатого века, особенно во французских дискуссиях (Шэнк 2008). Как описано в предыдущем разделе, Ньютон введение в Запросы к Opticks концепции активные микросилы, которые могли бы объяснить микрохимические и электрические явления открыли эту дискуссию.Другой великий природный философия, разработанная на континенте Готфридом Лейбницем (1646–1716) и систематизировалась и превратилась во влиятельную систематическая философская программа Кристиана Вольфа (1679–1754), разработал более сложную теорию материи, которая различала свойства феноменальной «материи» в понимании Ньютона и более фундаментальных активных и телеологически направленная «субстанция», основанная на силе ( к ). В физике это развитие разыгралось на Континент в полемике vis viva , которая касалась первоначально с сохранением силы при столкновениях.Это было тогда распространялся на более фундаментальные метафизические проблемы, которые имели сложную влияние на науки о жизни.

    В науках о жизни эти проблемы проявились в дебатах о роль жизненных сил в объяснении свойств жизни, поскольку они были разработаны, в частности, во французских дискуссиях в сложных взаимодействия ньютоновских и лейбницианско-вольфовских естественных философии. Ярким примером такого синтеза является Эмили Дю Шатле (1706–1749) Institutions de Physique (первое изд.1740 г., второе изд. 1742 г.). Эти гибридные лейбницианско-ньютоновские синтезы, объединяющие аспекты ньютоновских «активных» сил с монадой и субстанциональная теория лейбницианства, были впоследствии расширены в обсуждения эмбриологии Пьером де Мопертюи (1698–1759), и, как будет показано в следующем разделе, Жоржем-Луи Леклерк, граф де Бюффон (1707–1788) в 1740-х годах.

    Именно в этих дискуссиях мы сталкиваемся с первым раннесовременным систематические рассуждения, связывающие натуралистические теории земли история, эмбриологическое развитие и изменения органических видов в реакция на внешние изменения условий жизни.Эти связи развиваются непосредственно из критики теории предсуществования поколения Мопертюи и Бюффона, которые разными, но родственными способами переформулировать «механистическую» эпигенетическую эмбриологию ранее отстаивали Декарт и теоретики-атомисты. Похожий на эти отвергнутые теории (см. выше, раздел 2.2), существование эквивалентных мужских и женских «семен» было постулированные, которые затем предполагалось объединить в половом порождении к образуют зародыш. Новые версии восемнадцатого века дополнены эти счета семнадцатого века с новой ролью для динамического представления о материи и внутренних организующих силах.На случай, если Бюффона, эти утверждения были подкреплены противоречивыми микроскопическими данными. замечания, которые предположительно опровергли противоположные утверждения, сделанные Уильям Харви столетием ранее.

    Мы можем удобно датировать эти события, исходя из предположений Пьер де Мопертюи, изложенный в двух трактатах, наиболее известный из которых Физическая Венера ( Венера телосложение ) опубликовано в 1745. Чтобы справиться с трудностью объяснения того, как атомистические семена производные от мужского и женского, могут быть сформированы в сложность эмбриона, Мопертюи опирался на своего рода ньютоновское притяжение присущие этим семенам, которые также включали элементы лейбницевской теория монад.В своей последней формулировке 1751 года он расширил это с помощью утверждение, что сами частицы были наделены внутренней принцип, который заставил их организовать себя, чтобы сформировать определенные части плода. Динамический «эпигенез» Мопертюи включал в себя как механизм, так и динамический материализм (Terrall 2002: чп. 7; Хоффхаймер 1982).

    Существует по крайней мере три пути изменения эмбриологического теория, созданная Мопертюи и впоследствии развитая Бюффона, оказались актуальными для более широкого вопроса о Историческая трансформация видов.Во-первых, эта новая учетная запись эмбриологическое происхождение индивидуального организма означало, что он фактически организована в историческом времени, а не в предсуществующем, и просто раскрывается в самый подходящий момент. Во-вторых, она включала теорию материальное наследование, объясняющее передачу физических черт от одного поколения к другому через передачу частиц материи. В-третьих, сохранение идентичности вида гарантируется только точной передачей этого материала наследование.Если на эту передачу влияют внешние обстоятельства в любом случае, значительное историческое изменение в родословной возможно предков и потомков. Эти возможности, открытые Предположения Мопертюи впоследствии получили развитие в рамках институциональная установка Бюффона.

    3. Трансформация естественной истории эпохи Просвещения Бюффоном

    Сложный комплекс проблем, описанных во втором разделе, был все собрано в творчестве Бюффона. В замечательной карьере переход в 1739 году, когда он перешел с должности пенсионера математик Парижской королевской академии наук, до королевского назначение на должность директора Королевского сада и природного Кабинет истории ( Jardin du Roi ) в Париже, привезенный Бюффоном с его в область естественной истории и к его размышлениям о проблемах в биологии его глубокое знакомство с основными теоретическими дебатами разделяя ньютоновцев, картезианцев и лейбницианцев в его эпоху.Он был также был близко знаком через своего друга Мопертюи с дебаты по теории поколений и теориям земли. Он вылепил эти ингредиенты в набор новых перспектив, которые должны были определить его новый подход к наукам о жизни за последние полвека монархия Бурбонов. В интерпретации этой статьи Бюффон главная фигура, чтобы собрать воедино ряд вопросов, которые сформировали предпосылки для трансформизма в биологии, хотя он никогда не сам перемещается в эту теоретическую область.Через его безмерно популярные сочинения, которые были переведены на все основные европейские языках, он оказал влияние на дискуссии, которые варьировались от св. Петербурга в России до Вирджинии в американских колониях.

    Бюффон смог оказать такое влияние через конкретную институциональная основа, обеспечиваемая Jardin du Roi , с его сопровождающий большой шкаф экземпляров, собранных со всех концов мир. Под его руководством был создан крупный центр исследования в области сравнительной анатомии, химии, минералогии, ботаники и биогеографическое исследование (Spary 2000).Предоставляя институциональную установка для этих расследований, спекуляций и теоретических размышления естествоиспытателей восемнадцатого века могут быть подвергся организованной критике и специальной экспертизе в контекст, не встречающийся нигде в естественно-исторических науках период. Теоретическое видение Бюффона дало конкретную рамки, против которых те, кто непосредственно связан с Jardin смогли развить дальнейшие размышления о таких такие вопросы, как природа и продолжительность существования видов, значение сравнительно-анатомические исследования, исторические взаимоотношения форм, значение окаменелостей и систематические отношения живых существ для другого.Только современник Бюффона Карол Линней (1707–1778), профессор медицины и ботаники в университете. Уппсалы в Швеции после 1741 г., имел аналогичную власть в области естественной истории, а у Линнея не было ресурсов и институциональная власть, которая характеризовала Jardin в последние дни монархии Бурбонов.

    Это одновременное появление этих двух главных фигур в природе исторические науки среднего Просвещения создали крупную соперничество традиций исследования, которое будет разыгрываться на нескольких фронты.Бюффон был образцом великого и красноречивого теоретик природы, разработавший основные темы Просвещения натурфилософии и применил их к биологическим темам. В Линнея, у него был благочестивый систематизатор естественного мира его эпохи, чья монументальная Система Природы (первое издание 1735 г.), наряду с многочисленными другими произведениями легли в основу современных биологическая классификация. Их разные подходы заложили основу для крупного теоретического конфликта традиций в естественно-историческом наука, которая в конечном итоге будет синтезирована в девятнадцатом веке (Хоке 2007).

    Развитие Бюффоном широкого теоретического исследования естественной наука в рамках государственного институционального структура требует особого внимания, уделяемого здесь его вклад в историю эволюционной теории. К ним относятся: (1) его методологическая революция в эпистемологии естественно-исторические науки; (2) его анализ и предлагаемое решение проблема животного и растительного поколения; (3) его переосмысление концепции биологических видов; (4) его биогеографический подход к вопросам распространения животных и вариация; (5) его обновленное теоретическое внимание к вопросам космология и «теория земли»; и наконец (6), его заключительный синтез истории земли и жизни в великом натуралистический отчет публикует как его монументальный Les (первоначально Des ) Эпохи природы ( Эпохи природы ) 1778–179 гг., Который предоставил модель для подобных синтезов девятнадцатого века.Сквозь это комбинируя несколько направлений более раннего исследования, Бюффон сформулировал серию теоретических вопросов, которые в дальнейшем исследовались важными преемники, связанные с Парижским музеем в девятнадцатом веке и в естественной истории в целом.

    3.1 Бюффон о методе естественной истории

    В своей позиции естествоиспытателя, в диалоге с произведениями Ньютона, Декарта, Лейбница, Клеро, французов энциклопедистов и крупных английских философов своего периода, Бюффон исследовал основополагающие методологические и философские вопросы Просвещения в сочетании с его анализом эмпирические вопросы.Одним из выражений этого более широкого видения было необычным способом, которым он стремился обосновать исследование естественных истории по отношению к натурализованной эпистемологии, которую ученые считался новаторским для своего времени (Hoquet 2005; Sloan 2006b; Roger 1963). [1997: гл. 9], 1989 [1997: гл. 6]). При разработке нового методологический подход к естествознанию Бюффон претендовал на обоснование его аргументы о форме эмпирической достоверности — «физическая истина» [ verité physique ] — достигается через исследования конкретных отношений существ в их материальных связи.Этому он противопоставлял «абстракции» математическая физика, расширяющая, по-видимому, вдохновленную Лейбницем аргумент против Ньютона, развитый у Эмили Дю Châtelet’s (1706–1749) Institutions de Телосложение , произведение, которое Бюффон, как известно, читал и которым восхищался, когда он перешел к своей карьере в области естествознания (Sloan 2019). Развивая этот аргумент в длинном «Рассуждении о методе», который открыл первый том его Histoire Naturelle ( Natural History ) (1749), Бюффон утверждал, что наука, основанная при повторном наблюдении за конкретными материальными отношениями тел можно достичь степени эпистемологической уверенности, которая превосходит доступную из математического анализа природы (Hoquet 2005; Grene & Депью 2004; Роджер 1989 [1997: гл.6]; Слоан 2006b). На основе эта новая эпистемологическая структура, ориентированная на поиск «физической» истины, Бюффон, таким образом, направил естествознание вдали от преимущественно классификационного проекта. Последний проект, на примере работ его современника Линнея Бюффона. подвергался критике за навязывание природе «абстрактных» категорий. Вместо этого Бюффон стремился анализировать живые существа по отношению к их материальные условия существования. Это должно было быть сосредоточено на их репродуктивные отношения, биогеографическое распространение и в его более поздние работы об их связи с космологией и историческими геология.

    Эти идеи были развиты в основной работе Бюффона, История естественного, общего и частного характера, с описанием кабинета короля (Бюффон [HN]). В этих обсуждения Бюффон касался как вопросов в основополагающих гносеологии и методологии естественно-исторических наук как а также с общими чертами и особенностями органических существ. То работа изначально задумывалась как обзор всего спектра животных, растений и минералов. В своей фактической реализации она была более ограниченное.Первая серия из четырнадцати томов появилась между 1749 г. и 1767 г. и касался генезиса Солнечной системы и Земли, зарождение животных, разновидности человеческого вида и естественная история первичных четвероногих и человекообразных обезьян. Главное четвероногое тома первой серии, начиная с 1753 г., были написаны на сотрудничество со сравнительным анатомом Мари-Луи Добентон (1716–1800). Серия из семи томов дополнений (1774–89) предложил дополнительные размышления и дополнения к этим статей и расширил свои взгляды на историю земли, четвероногие и антропология.В них также сообщалось об экспериментах по прочность дерева и охлаждение металлов, которые он применял к определение возраста земли. В пятом дополнительном томе (1778 г.) Бюффон представил свой грандиозный синтез космологии, истории Земли и история жизни, Les (впоследствии Des ) Эпохи природы . Дополнительные пять томов (1783–88) занимался вопросами минералогии, химии, огня и основные силы природы, особенно электричество и магнетизм.

    эпох природы , которые были напечатаны отдельно (1779 г.) и переведенный на немецкий язык в 1781 году, предложил грандиозный синтез историческая космология, история Земли и история жизнь, оказавшая влияние на несколько последующих синтезов, развившихся на немецком (Гердер, Шеллинг), французском (Ласепед) и возможно, английская (Chambers) естественная история. Продолжение специальные исследования групп животных после его смерти были сделаны его дублер Бернар де Ласепед (1756–1825), который расширил общий подход Бюффона к рептилиям (1788–89), рыбы (1798–1803) и китообразные (1804).То «Эпоха Бюффона» стала определяющей эпохой в естествознании. и основал Королевский сад и его Революционный преемник, Национальный музей истории naturelle , как передовой институциональный центр естественно-историческое исследование девятнадцатого века (Spary 2000: чп. 1; Бланкарт и др. (ред.) 1997 г .; Корси 1983 [1988], 2001).

    Обращаясь к истории Земли, Бюффон также порвал с «Контрфактическая» традиция Декарта. На его месте он предложил светское и научно буквальное описание происхождения Земля и ее формы жизни.Новый стиль Буффона естественно-историческое исследование также оторвало его от долгого ассоциация с провиденциальным замыслом естественного богословия разработан, в частности, британскими естествоиспытателями после Джона Рэя (1627–1705). Это была еще одна особенность, отличающая его стиль. естественной истории от Линнея. Если бы он был не один ответственность за «нарушение границ времени», он был тем не менее одна из главных фигур «времени революция» конца восемнадцатого века (Rudwick 2005).Хотя все эти очки предлагались до Эпох 1778-1799 годов в фрагментарной форме и часто без удовлетворительного развитие с общефилософской точки зрения, их презентация в широко влиятельной работе Бюффона глубоко повлияло на последующую традицию естественной истории.

    3.2 Буффон о поколении

    Конкретное проявление сочетания романа у Бюффона методология и эмпирическое исследование впервые проявляются в его трактовке эмбриологического поколения во втором томе его Natural История (1749).Эти принципы также лежат в основе его необычного анализ значения «вида» в естественной истории. В обоих случаях понятие эпистемической достоверности, полученное из «постоянное повторение» событий, по-видимому, сыграло основную роль в его размышлениях. Следуя примеру своего друга Мопертюи, Бюффон также поддерживал теорию мужского и женского семена для объяснения полового размножения, выведения происхождения зародыша из механической смеси этих ингредиентов. Усиление на Предыдущие предположения Мопертюи (см. выше Раздел 2.4), он объяснил организацию частиц этих двух семян в структурированное целое через микросилы, тесно связанные с Ньютоновские силы притяжения, образующие организующее силовое поле, «внутренняя форма», ассимилировавшая материю в надлежащем порядок эмбрионального развития. Просматривается в более длинных исторических С точки зрения теории Бюффона о внутренней форме функционировала в подобно аристотелевскому понятию имманентного субстанциального форме и, вероятно, находился под влиянием рассуждений Аристотеля в De Generatione Animalium (см. выше Секция 1.1). Эта «форма» служит имманентным принципом организация, которая действует в компании с материей, чтобы структурировать единую организма путем постепенного развития. Внутренняя форма также гарантировала увековечивание подобного за подобным во времени. В отличие от Аристотеля тем не менее, внутренняя форма Бюффона лишена внутренняя завершенность в своем действии. это тоже не принцип оживление.

    По этой причине от Бюффона концептуально требовалось приписать некоторые новые силы материи для объяснения жизненно важных действий.Преследуя это вариант, он порвал с универсальным механизмом и предположением о пассивность материи, которая была неотъемлемым компонентом механического философии и некоторые интерпретации ньютонианства (см. выше Раздел 2.3). Есть также важные сходства его нового «витализм» к тому, что можно найти в лейбницианских дискуссиях, таких как был изложен в Institutions de Physique of Эмили Дю Шатле в 1740 году (Слоан, 2019). дать правдоподобное объяснение эмбриологического формирования, жизненных свойств поэтому должно было быть отнесено к особому виду материи, ограниченной живым существам, органических молекул , которые имели свои собственные присущие динамические и определяющие свойства.

    Введение понятия «жизненная» материя Бюффон, даже с ограничениями в своих действиях, представляет собой важную развития в истории наук о жизни этого периода. Это порвал с однородностью материи, предполагаемой ньютонианской, гассендистские и картезианские традиции, и в ограниченной степени позиционировал Буффона на открытии «виталиста» революция, положившая начало первым размышлениям об истинных видах трансформизма, хотя сам Бюффон так и не въехал в эту новую домен (Reill 2005: гл.1).

    В своих первоначальных презентациях Бюффон концептуализировал эти внутренние формы и определение того, что органические молекулы произошли от божественного творчество. Однако по мере развития Естествознания Бюффон все чаще считалось, что органические молекулы образуются из исходная недифференцированная «грубая» материя, а внутренняя сами формы, как было замечено, возникали спонтанно, получая свои специфичность действия исключительно от дифференциальных сил притяжение между различными формами органических частиц (Бюффон «Де ля Природа.Seconde vue», 1765, [ОП, 38–41]).

    3.3 Реконцептуализация видов

    Это последовало за предложенным им решением проблемы органических поколение, которое Бюффон затем обратился к проблеме органических видов и их постоянство. В четвертом томе Естествознания (1753 г.), посвященный крупным домашним четвероногим, Бюффон впервые поднял вариант видового трансформизма только для того, чтобы отвергнуть его. В статье «Осел», посвященный домашнему ослику, Бюффон нарисовал внимание на близкое анатомическое сходство между лошадью и задницу, как показал анатомический анализ его соавтора Добентона. описания.Это сходство убедительно свидетельствовало о скрытом единстве плана всех четвероногих, сходство повышает возможность что все четвероногие могли произойти в историческое время от один ствол ( souche ), который «с течением времени, произвел путем совершенства и вырождения все остальные животных» (Бюффон 1753, [OP, 355]). В движении, которое смутило комментаторов с тех пор, Бюффон затем отверг эту возможность и вместо этого утверждал, что из-за бесплодия гибридов виды должны быть различны с самого начала.

    Объяснение первоначального отказа Бюффона в 1753 г. трансформизм, и его последующее развитие протоэволюционного взглядов по мере развития естествознания , принимала множество форм (Боулер 2003: глава 3; Лавджой 1911 [1959]). Аргумент этого статье заключается в том, что как первоначальный отказ Бюффона от трансформизма, и его последующее развитие в направлении принятия исторической изменение вида отражает связное и последовательное развитие его понятие «физической истины» (см. выше Раздел 3.1). Опираясь на его упор на серийное повторение как на основу физическую истину, вид сохраняется во времени и онтологическая реальность повторяющимся переходом внутреннего шаблона который формирует органические молекулы в новый организм во времени.

    Этот анализ подразумевал для Бюффона существенное переопределение понятие органического вида, переопределение, затронувшее традиции естествознания и биологии с 1750-х гг. Буффон открыто отвергал давно принятое значение слова «вид». как универсальное, или, говоря современным языком, классовое понятие, образованная совокупностью лиц на основе владения явные определяющие свойства.В этом заключался смысл, заложенный в Линнеевская классификация своего времени. Эту концепцию Бюффон критиковал как «абстрактное» значение вида. Напротив, Буффон определял вид в естественной истории исключительно как историческое правопреемство предка и потомка, связанное материальной связью через поколение. Таких видов

    … ни количество, ни совокупность подобных индивидуумов что образует вид; это постоянная преемственность и непрерывное обновление этих индивидуумов, составляющих его.(Бюффон 1753, [OP, 355])

    Эмпирическим признаком этого существенного единства видов во времени является способность его членов скрещиваться и производить плодовитое потомство, критерий, который имеет приоритет над сходством анатомия или привычки жизни. Лошадь и осел должны быть двумя разными виды, потому что они не могут скрещиваться и давать плодовитое потомство, каким бы ни было их анатомическое сходство. Собаки, с другой стороны, должны, несмотря на большие морфологические различия между породы, составляют один вид из-за их интерферентности.

    Излагая это новое значение слова «вид» в естественном истории, и отличая ее от альтернативного значения вида как логическая универсалия, Бюффон делал больше, чем выделял «категория» от «таксон», поскольку эти термины получили понимание в современной философии биологии. В важном смысле, Бюффон ввел оппозицию между эти два значения «вида», встречающиеся в традиции возвращаясь к Аристотелю (см. Раздел 1.1 выше), приписывая «реальность» в биологии только видам понимается как материальное правопреемство лиц, участвующих в одном и том же внутренняя плесень распространилась во времени.Напротив, Бюффон считал понимание видов в смысле концепции универсального класса как «абстрактный» и «искусственный».

    Это явное противопоставление двух смыслов «виды», введенные Бюффоном, противопоставляются понятиям прежде связанные между собой сложным отношением мысли и мира в рамках аристотелевских и схоластических дискуссий некоторые комментаторы отмечают введение фундаментального путаница в концепции видов в последующих дискуссиях в биологическая литература.Это как минимум одна из основных Причины так называемой «проблемы видов». В их историческое расширение, эти проблемы продолжают порождать современные споры, которые противопоставляют концепции «видов как множеств» те из «видов как пространственно-временных индивидуумов» (Дюпре, 1993; Эрешевски (ред.) 1992; Гизелин, 1997; Халл, 1999; Р.А. Ричардс 2010; Слоан 2013; Стамос 2003; Уилер и Мейер (редакторы) 2000 г.; Уилкинс 2009; Р.А. Уилсон (ред.) 1999; и запись на разновидность в этой энциклопедии).

    3.4 Историческое вырождение видов

    Последующее развитие мысли Бюффона относительно того, что старую научную традицию, ошибочно интерпретируемую как «эволюционизм», заключался в постепенном расширении его естественно-исторические или «физические» виды, чтобы включить более и более широкие степени материальных отношений. Это расширение его оригинальная видовая концепция Бюффона, выраженная языком «вырождение» форм во времени в ответ на условия окружающей среды.

    Встреча с большим объемом новых данных из колоний и исследовательские путешествия вернулись в Париж в ходе написания из естественной истории впечатлил Бюффона степенью на какие виды, казалось, повлияли внешние обстоятельства, такие что из одного источника могут возникнуть многочисленные «вырождения». возникают в некоторых группах.Это послужило концептуальной основой его концепции. расы в отличие от линнеевской разновидности . «Раса» в смысле Бюффона была историческим вырождение от общего предка, который сохранил материальную и историческая связь с этой общей исходной формой. Но этот род может подвергнуться существенному и квазипостоянному наследственному дифференциация на разные линии, с причиной этих дегенерации, объясняемые незначительными изменениями в органических молекулах производится различными обстоятельствами окружающей среды как данное физическое вид мигрирует в новую среду.Эти небольшие изменения в свою очередь повлияла внутренняя плесень. Разработанный в мельчайших подробностях в его длительном статья «О вырождении животных» в томе XIV (1766) из Естественная история , теория Бюффона о вырождение видов зашло настолько далеко, что стало возможным объединение четвероногих как Старого, так и Нового Света в ограниченное число первичные «семьи» ( семей ) и «роды» ( жанров ), которые из точек происхождения в Североевропейское полушарие, выродившееся во времени в ответ на миграция на новые локали.Включая людей в это натуралистический сценарий в его более поздних работах, и предполагая, что человек линии претерпели аналогичные дегенеративные изменения, поскольку они мигрировали из их предполагаемая точка происхождения людей на Кавказе, Теория Бюффона сыграла большую роль в развитии Расовая теория Просвещения (Sloan 1973, 2014).

    Впоследствии Бюффон сделал несколько шагов к объединению тезиса исторического вырождения видов с его теорией исторического космология в Les (впоследствии Des ) Époques de la Nature , впервые опубликовано в качестве дополнения к Естественной Истории в 1778 году.В этом трактате он переработал его более ранние рассуждения о «теории Земли», впервые изложено в 1749 году, добавив к этому историческую хронологию возраст земли определили экспериментально в 1770-х гг. количественные исследования по охлаждению сфер из металла. В этом образном синтез и аллегорическое прочтение Бытие 1, Бюффон объединил историю Земли с исторической последовательностью возникновения живых форм (Бюффон, 1779). При этом он расширил временную шкалу земной истории значительно за пределы принята «мозаичная» хронология менее 10 000 лет от начала мира до настоящего времени, по оценке примерно 75 000 лет в опубликованной версии и более двух миллионов лет в своем черновом манускрипте.В этом трактате Бюффон предложил натуралистическое решение двух унаследованных картезианских дилемм. Во-первых, его схема была предложена как реалистическая версия. Картезианский язык контрфактуализма исчез. Во-вторых, он интегрировал историю живых форм в эту всеобъемлющую историю Мир. Дальнейшая натурализация его теории внутренних форм и органические молекулы, и те, и другие теперь считались возникающими по естественным законам из естественное притяжение различных форм материи и изменения в материи по мере того, как земля охлаждалась от своего происхождения в материи, отлитой от солнца.Животные, впервые возникшие в результате спонтанного скопления вместе этих органических молекул на остывающей земле (Buffon 1779: Пятая эпоха).

    Эпох также предложили схему исторической последовательности форм в серии из шести основных «эпох», которые были даны точные даты продолжительности. Это начинается с происхождения земли от остывшей звезды, а затем описывает начало живой природы с морской жизнью и растениями на ранних стадиях земного история, заканчивающаяся нынешними формами. Его отчет даже предполагал натуралистическое происхождение человека, хотя этот вопрос остается нечеткий.Человечество предстает, без пояснений в тексте, в нерайское государство в северных широтах Евразии, окруженное свирепыми животными, землетрясениями и наводнениями, а в первобытном социальные условия, требующие сотрудничества для выживания. Широкое использование Бюффоном формы спонтанного зарождения, допускал происхождение даже крупных групп животных от скопления органические молекулы, когда земля остыла, сделали фактическим выведение форм из предыдущих форм ненужно.В нескольких отношении развитие подлинно трансформистских теорий Преемники Бюффона требовали гораздо более ограниченного использования возможность самопроизвольного зарождения.

    3.5 Восприятие естественной истории Бюффона

    За пределами парижского сада , отражений вдохновленные Бюффоном, в более широких дискуссиях о позднем Просвещении были сложный. Прием Des Époques de la Бюффона Природа , например, была неравномерной (Роджер «Введение» в Buffon 1779, [1988, cxxiv]).Произведение так и не было переведено на Английский до недавнего времени (2018 г.), и, похоже, он играл незначительную роль в англоязычных дискуссиях, напротив, для например, к большому влиянию работ Линнея, получивших широкая британская экспозиция и перевод. Смелый спекулятивный характер Эпох также расходился с новым профессиональные исследования в области геологии и естествознания молодым поколением натуралистов, которые, возможно, приняли натурализм Бюффона и расширение геохронологии, но не его грандиозный риторический стиль (Rudwick 2005: гл.3).

    Однако исторические исследования показали, что Эпох имели влиятельная история в Германии (Schmitt, 2019). Трактат был быстро (1781 г.) переведен на немецкий язык в Санкт-Петербурге и сыграли важную роль в развитии немецкого языка. историзм (Reill 1992). Хотя связи нуждаются в дальнейшем научное исследование, влияние Эпох Бюффона на исторический трансформизм, намеченный несколькими годами позже Иоганном Готфрид Гердер (1744–1803) в первом томе своего magisterial Ideen zur Philosophie der Geschichte der Menschheit (1784–1791) определяется несколькими строками доказательства (Zammito 2018a: 180–185, 2018b).

    Однако Гердер заметно отошел от Бюффона, разработав свой собственный историческая теория космоса и развития жизни, и в конце концов человеческой культуры, в рамках телеологического прогресса на основе «жизненной» теории материи. Для Гердера не только отдельного организма, но и природа в целом развивается под причинность внутренней органической силы, которая ведет к развитию более высокого и более высоких стадиях жизни, что в конечном итоге приводит к окончательному развитие человечества в истории.

    4. Трансформизм начала девятнадцатого века

    К началу девятнадцатого века можно проследить несколько направлений отражение, допускающее некоторую форму видового трансформизма. в В Германии размышления Гердера стали основным компонентом развитие немецкого Naturphilosophie и «Романтическая» наука, получившая развитие в трудах Иоганн Гёте (1749–1832), Фридрих Шеллинг (1775–1854), Готфрид Тревиранус (1776–1837) и несколько другие, которые выступали за ту или иную версию исторически прогрессивного натурфилософия хотя бы с «развитием», если не актуальная трансформация видов во времени (Zammito 2018a: гл.8,9,11; Р. Дж. Ричардс 2002: главы. 2,3,8). На Британских островах в того же периода, размышления во втором томе его Zoonomia, или Законы органической жизни (1794–1796) Эразма Дарвина. (1731–1802), дед Чарльза Дарвина, предложил теорию развитие видов на основе концепции динамической живой материи. С участием признание этих многочисленных направлений размышлений о вопросы, каждый из которых можно подробно рассмотреть, институциональные развитие этих дискуссий о видовом трансформизме в отношении к геологической истории легче всего проследить по их французскому языку. дискуссии, и эти французские размышления были особенно важны за раннее формирование собственной теоретической мысли Чарльза Дарвина. разработки.

    4.1 Французский трансформизм 1790–1830 гг.

    Руководство Бюффона Jardin закончилось его смертью в апреле 1788 г. на острие массовых социальных, политических и научные изменения, которые должны были настигнуть Францию ​​годом позже. Как единственная крупная научная организация, пережившая демонтаж всех других привилегированных институтов Конвентом летом 1793 г., реструктурированный Национальный музей истории . naturelle продолжала оставаться послереволюционной преемницей Jardin du Roi (Blanckaert et al.(ред.) 1997 г.). В этом новом форму, она обеспечила институциональный контекст, в котором несколько аспектов Великое предприятие Бюффона в области естествознания продолжалось в десятилетия после его смерти (Corsi 1983 [1988: chp. 1]). в Революционный контекст новой республики, Музей также включил новую оценку работы Линнея и классификационное предприятие, которое он вдохновил. Линнеем восхищались и популяризирован Жаном Жаком Руссо, а для республиканских французов биологии, Линней и его описательный подход к биологии часто выгодно отличался от идеи Бюффона, которая рассматривалась как символ Старого режима .Два лидера естественная история фактически стала для французских естествоиспытателей тем, чем Жорж Кювье (1769–1832), позже описанный как «два источники», из которых они совместно черпали свое вдохновение.

    Революционная реорганизация Jardin также создала новый вид специализации исследований в рамках того, что ранее воспринимается как «естественная история». Реорганизация 1793 г. создан в рамках Музея двенадцати отдельных Стулья с равным статусом, которые давали отдельным лицам контроль над части коллекций и исследовательская работа, проделанная в рамках этих подразделений, и при этом учредил новые дисциплинарные подразделения в естественная история.«Млекопитающие и птицы» были помещены под Этьен Жоффруа Сент-Илер (1772–1844). «Рептилии и Рыбы» были возложены на дублера Бюффона Бернара де Ласепед (1756–1825). «Человеческая анатомия» был подарен Антуану Порталю (1742–1832). Создание нового Кафедра сравнительной анатомии с сопутствующим отдельным музеем основанный в 1802 году, обеспечил положение для молодого эльзасского зоолог Жорж Кювье. Большой конгломерат форм, известный ранее только как «Червяки», были поставлены под контроль бывшего дублера Бюффона Жана Батиста Пьера Антуана де Моне, шевалье де Ламарк (1744–1829).Другие кафедры ботаники, палеонтология, сравнительная физиология и антропология. сложились или будут развиваться в девятнадцатом веке. Все эти новые институциональные структуры подразделяли традиционные «естественная история» и способствовала профессиональному исследования в конкретных областях науки о жизни, связанных с природа видов, интерпретация классификационных систем, и история и биогеография земли (Corsi 1983 [1988: гл. 1]; Аппель, 1987).

    Именно в этом контексте и благодаря его положению первого держателя кресло «Вормс» ( Vers ), которое Жан Батист де Ламарк разработал во время своего пребывания в должности первую последовательную теорию виды меняются в течение исторического времени, что в конечном итоге известно как новое срок — преобразование .Ламарк во многом оправдывает претензия на то, чтобы быть первым настоящим эволюционным мыслителем, находящимся внутри профессиональное научное учреждение.

    Ламарковская теория видового трансформизма возникла постепенно в его ежегодные лекции Muséum о «животных без позвонков», которая началась в 1794 году. кафедры, посвященной этому огромному множеству форм, Ламарк предпринял в 1794 г. массовая реорганизация Музея коллекции этих животных.Для этого он приспособил их таксономическая организация способ расположения групп растений он развил в своей более ранней работе по французской ботанике (1778 г.), создал в годы своего становления, когда он работал в Jardin в качестве ботаник. В этой ранней ботанической работе он последовательно упорядочивал группы. от самого сложного к самому простому. Затем Ламарк принял аналогичный метод его первоначального расположения групп беспозвоночных животные.

    Эта линейная форма перестановки классификации затем беспозвоночные предоставили ему эмпирическую базу, на которой была развита трансформистская теория (Burkhardt 1977).Изложено, хотя свои ежегодные лекций в Музее , Ламарк смог развивать эти аргументы против широкого спектра коллекций беспозвоночные животные в Музее .

    Ввиду многочисленных интерпретаций взглядов Ламарка, возникла с момента наиболее развитого изложения его теории в его 1809 Зоологическая философия ( Зоологическая философия ), основные черты размышлений Ламарка должны быть тщательно детализировано. В самых фундаментальных терминах его теория видов изменение было связано с его изменением таксономического порядка формы, первоначально представленные в его ранних систематических аранжировках.В В его первоначальной классификации эти группы были упорядочены в линейном порядке. серия, начавшаяся с наиболее сложных форм беспозвоночных (головоногие) и оканчиваются у наименее организованных (инфузории). К В 1800 году Ламарк решил, что этот порядок был искусственным и что «естественная» аранжировка шла от простого к сложному. То Эволюционная теория, которую он впоследствии разработал, включала утверждение, что этот новый порядок расположения был также историческим последовательность , с помощью которой формы были сгенерированы одна из другой в течение время.

    Эти новые выводы были впервые представлены в музеев лекций из 1800, а затем были разработаны в более подробная информация опубликована в его Recherches sur l’organisation. des corps organisés (1802 г.), с полной экспозицией в его Philosophie zoologique (1809 г.). Его теоретическая выводы также были конкретно отображены в организации экземпляры в главной зоологической галерее Музея над которыми он имел первичный контроль. Некоторые другие важные развитие его идей было затем выражено в его многочисленных статьях для второе издание словаря Жозефа Вирея Nouveau. d’histoire naturelle (извлечено у Ламарка 1817–1819 гг.). [1991]), и в длинном вступительном слове к его основной работе таксономическая ревизия беспозвоночных, Histoire naturelle des animaux sans vertèbres (1815–22).Последующий утверждения легли в основу его зрелой теории:

    1. Происхождение живых существ изначально происходит в результате спонтанного поколение. Однако это действие ограничено истоками самые простые в строении формы жизни — инфузории. Все последующие формы обязательно каким-то образом развились во времени из элементарное начало в этих простейших микроскопических формах.
    2. Причинный фактор, стоящий за этим «восхождением», а не «вырождающаяся», история жизни во времени представлена деятельность динамических материальных агентов — тепловых и электрических жидкости.Эти материальные силы производят спонтанное зарождение инфузории, а также дают толчок, благодаря которому они дают начало к формам более высокой сложности, переходя к радиарианам и т.д. сериал. Выходя за рамки различий между «инертными» и «живая» материя его наставника Бюффона, Ламарка теории вообще можно считать «виталистскими» в вдохновение в том, что они приписывают живой материи подлинный динамизм и дать ему возможность создавать новые формы и структуры через присущие ему силы.Обращение Ламарка к каузальной роли Однако ньютоновские эфирные жидкости основывали свою теорию на концепции активной материи, а не на особых сверхаддитивных жизненных силах, и в этом отношении ее можно назвать теорией «жизненного материализм».
    3. Главная ось ламаркистского трансформизма представляет собой линейный ряд, вовремя осознал. Это движение от более простых форм вверх по шкале организации к более сложным формам. В результате получается ось четырнадцать первичных групп, заканчивающихся млекопитающими.Это параллели «естественный» линейный порядок классификации групп он сложилась в его таксономической системе. Позиция в сериале определяется, прежде всего, с точки зрения структурно-функционального разработка нервной системы.
    4. Самая известная черта ламаркизма в последующем традиция — теория трансформизма через наследование приобретенные признаки – функции подчиненные, разносторонние процесс, посредством которого основные группы животных приспосабливаются к местным обстоятельства.Однако такая адаптация не является основной причиной преобразование из группы в группу вверх по ряду. Следовательно, в в отличие от более поздней теории Дарвина, первичная эволюция жизни не через местную адаптацию.
    5. Однако могут происходить серьезные преобразования между меньшими группами через действие использования и неиспользования структур. Например, Превращение приматов в людей предположительно произошло путем средства этого приспособительного процесса.

    Пересмотры третьего пункта представляют собой наиболее существенное изменение в эти пять пунктов после 1809 г., хотя связь этих изменений оригинальной теории трансформизма Ламарка остается неясным.Оба на диаграмме, представленной в качестве Приложения к Части I Philosophie Zoologique (1809 г.) и во введении Беседа к более позднему Histoire naturelle des animaux sans vertèbres (1815 г.) Ламарк представил разветвленное изображение групповое развитие. Вероятно, отвечает на критику со стороны своего младшего коллега Жорж Кювье, которые были направлены на концепцию линейного отношения групп (см. ниже), Ламарк допускал более сложные ветвящийся образец групповых отношений, причем некоторые демонстрируют независимые линии и даже разные точки происхождения.Этой проблемы не было, однако, развитый в любой теоретической разработке самим Ламарком, и не оказал существенного влияния на историческое понимание Ламаркианство. Некоторые из этих элементов в более поздней теории Ламарка однако оказали некоторое влияние на британское чтение (Sloan 1997).

    В пределах Музея , параллельного, если не немедленно непрерывное развитие связанных вопросов, касающихся видовой трансформизм были сделаны младшим коллегой Ламарка и заведующий кафедрой млекопитающих и птиц, сравнительный анатом Этьен Жоффруа Ст.Илер (1772–1844). Меньше озабочены проблемой видового трансформизма, чем последствия сравнительной анатомии для отношений форм, Жоффруа Сент-Илер исследовал анатомическое «единство тип» — замечательное сходство анатомического строения между организмами, выявленными сравнительной анатомией. Занимаясь этим вопросом в своих лекциях Muséum и в нескольких статьях Жоффруа Сент-Илер приступил к изучению последствий внутреннего Анатомическое сходство позвоночных.На основе двух основных принципы, «принцип связи» и «закон равновесия», Жоффруа Сент-Илер обратил внимание на последствия сравнительной анатомии для единства животного царство. В середине 1820-х Жоффруа Сент-Илер разработал более историческая позиция об отношении единства типа к вопросам летопись окаменелостей и развитие жизни (Le Guyader 1998 [2004: гл. 4]).

    К 1823 году Жоффруа Сент-Илер расширил свою теорию «единство типа» к утверждению, что даже беспозвоночные разделял общий план с позвоночными, и к 1825 г. ограниченная версия трансформизма.Это привело его к прямой оппозиции на претензии своего бывшего друга и коллеги Жоржа Кювье, заведующий кафедрой сравнительной анатомии. исследования Кювье Сравнительная анатомия и палеонтология привели его к выводу, что животные были сформированы на серии из четырех отдельных и автономных органов планы ( ответвлений ), которые могут отображать некоторое единство типа в пределах веток , но не между этими планами. Этот была опорой оппозиции Кювье трансформизму. служил мощным источником оппозиции трансформизму в Дарвиновская эпоха.

    Эти конфликты вокруг «единства типа» лежат в основе «большие дебаты», разгоревшиеся во французской науке о жизни в конца 1820-х годов между Жоффруа Сент-Илером и Кювье и их соответствующие ученики (Appel 1987). Эта дискуссия также является одним из исторические встречи между различными концепциями биологии, которые повлияли на многие аспекты науки о жизни девятнадцатого века. Это нарисовало линии разделения во французской и даже британской биологии по отношения организмов к истории, и она непосредственно затрагивала возможность смены вида.Эти дебаты также помогли сфокусировать внимание на проблемах во французской науке о жизни таким образом, что это значительно повлияло на позднее негативное отношение Франции к работе Дарвина. Эти дебаты со временем должна была включать вопросы палеонтологии, сравнительной анатомии, трансформизм видов и отношение формы к функции.

    Аргументы Кювье, подкрепленные его авторитетом Французская сравнительная анатомия и наука в целом привели к доминирование его позиций в парижской Академии наук .Тем не менее, традиция Жоффруа Сент-Илера оставался сильным течением в Музее . Это было продолжили такие люди, как Антуан Этьен Серрес. (1786–1868), чьи аргументы в пользу исторической последовательности форм, подтверждены эмбриологическими данными, были канонизированы в морфологическом круги как закон перепросмотра Меккеля-Серра (Gould 1977: chp. 3). Вне официальной академической французской науки Жоффруа Сен Теории Иларира имели широкую привлекательность для тех, кто видел актуальность эмбриологии развития для вопросов группового отношения, вопрос, который Кювье, как умеренный преформист, игнорируется.Существующий интерес к взаимосвязи между эволюцией и биология развития, обычно называемая «эво-дево» — привлекло новое внимание к Жоффруа. Взгляды Сент-Илера (Le Guyader 1998 [2004]).

    4.2 Трансформизм в Великобритании 1830–1859 гг.

    Дискуссии о трансформизме на Британских островах в додарвиновскую особенно повлияли французские размышления и Французские дебаты проходят в музее после прекращение наполеоновских войн в 1814-1815 гг., когда установились новые контакты между французскими и английскими учеными.В кроме французских размышлений, были и важные введения немецкого прогрессивного развития, которые вошли Британская наука в первые десятилетия XIX века. То признание этих континентальных перевозок на Британские острова, особенно в медицинских контекстах, предоставил новую основу для понимание размышлений об изменении видов в Британии в период до появления работ Дарвина (Rupke 2009; R.J. Ричардс 2002; Слоан 2007, 2003, 1992; Десмонд 1989).

    Эдинбургский сравнительный анатом Роберт Эдмонд Грант (1793–1874), сыграл важную роль в представлении французского обсуждения на Британских островах. Он также будет служить Чарльзом Первый наставник Дарвина в науке, когда Дарвин был молодым врачом. студент Эдинбургского университета (1825–1827). Грант был непосредственно заниматься вопросами, обсуждаемыми в то время между Жоффруа Сент-Илера, Кювье и Ламарка, и он отстаивал вариант трансформизма Ламарка-Жоффруа в его трудах, темы изложил в своих лекциях по сравнительной анатомии в новом университете Колледж в Лондоне, где он стал первым профессором сравнительного анатомии в 1827 г. (Desmond 1989).

    К этой традиции Гранта также добавился сильный вклад немецкого языка. философия природы, вошедшая в британские дискуссии в 1820-х годах, изложена, в частности, в Хантерианских лекциях по сравнительному анализу Анатомия в Королевском колледже хирургов, представленная британцами хирург Джозеф Генри Грин (1791–1863). Грин импортировал в свой читает лекции о нескольких измерениях Шеллинга. Naturphilosophie , которую он использовал для разработки динамической теории видовых отношений, которые синтезировали работы Ламарка, Кювье и Медицинский теоретик Геттингенского университета Иоганн Блюменбах (1752–1840 (Слоан, 2007).Эти темы будут продолжены в большая серия лекций, прочитанных Грином протеже Колледжа хирургов, сравнительный анатом Ричард Оуэн (1804–1892), обладатель престижной Хантеровская кафедра сравнительной анатомии с 1837 по 1856 год (Rupke 1994, 1993 год; Слоан (ред.) 1992). Широко посещаемые лекции Оуэна между 1837 и 1856 годы принесли многие проблемы анатомии, биологии и эмбриологии для решения вопросов родства видов и изменять.

    В этих лекциях и опубликованных работах Оуэн развил переосмысление значения спора Кювье-Жоффруа и привлёк его к вопросам исторического развития формы.Также в этих лекциях Оуэн изложил теорию архетипическое позвоночное в своих лекциях Хантера в 1845 году, тему, которую он подробно изложен в ряде важных публикаций 1847 и 1848 годов. Использование аспектов философии науки Уильяма Уэвелла для развивая эти рассуждения, Оуэн изложил теорию единства тип по отношению к форме и функции Кювье через полагание идеальной архетипической формы. Эта абстракция действовала на Оуэна как как трансцендентальная идеализация, подобная платоновской форме, а также как имманентный закон, действующий в материи, задуманный по аналогии Закон Ньютона, управлявший развитием форм во времени (Слон 2003 г.; Р.Дж. Ричардс 2002: гл. 14; Рупке 1993). С помощью этого теории, Оуэн утверждал, что может связно объяснить как глубокую сходство форм в их внутренней анатомии — тема подчеркнул Жоффруа Сент-Илер, а также плотное прилегание структуры и функции к «условиям жизни» организма. существования», проницательность, подчеркнутая Кювье.

    Чтобы различать эти два значения отношения, Оуэн ввел в литературе решающее различие между сходствами «гомология», означающая наличие «одного и того же» частей во всевозможных формах и функциях — Жоффруа отношения — и отношения «аналогии», обозначающие исключительно сходство деталей в их функциональном адаптации — отношения Кювье.Развивая эту концепцию гомологии по отношению к его теории архетипа, Оуэн утверждал, что он наконец-то можно было придать связный смысл понятию «одинаковость» в анатомических отношениях. Кроме того, как Оуэн развил эту теорию в связи со своей работой над ископаемыми запись, теория архетипа, задуманная также как имманентный закон работая над историей, привела Оуэна к принятию концепции ветвления и диверсифицирующие отношения форм как расхождения с этим идеалом архетипическую форму с течением времени.Таким образом, Оуэн порвал с линейным историческим прогрессизм от простого к сложному, предполагаемый в трансформистских теориях как у Ламарка, особенно в работах Ламарка до 1815. Он также отличал такого рода исторические отношения от за которую выступали некоторые немецкие прототрансформисты, разработавшие свои представления о линейных моделях.

    С другой стороны, модель Оуэна нельзя считать подлинной. видовой трансформизм — виды исторически не превращаются в другой, и архетип существует в каком-то смысле как квазиньютоновский «закон», управляющий развитием во времени, а не как актуальная историческая форма.Тем не менее, его интеграция сравнительного анатомии, палеонтологии и даже эмбриологии. сложная модель отношений, которая позже была переосмыслена Дарвин с точки зрения его теории материального происхождения из общие исторические предки.

    На более популярном уровне широко популяризировался видовой трансформизм. в додарвинистских англоязычных дискуссиях появлением в 1844 г. великая эволюционная космология, анонимно выдвинутая шотландским издатель Роберт Чемберс (1802–1871 гг.) в своем чрезвычайно популярном Остатки естественной истории творения , произведение, которое в во многом подготовили викторианское общество в Англии, а также до Гражданской войны в Америке, для более ограниченной теории Дарвина 1859 г. (Секорд 2000 г.).Больше похоже на « эпох» Бюффона. Природа и к рассуждениям Гердера, чем к трудам Ламарк, Чемберс предложил эволюционную схему, которая началась с небулярные начала космоса и двигались в телеологическом направлении вплоть до человечества, с широкой эволюцией видов вверх по цепочке существование. В эту грандиозную схему он включил идеи французского зоологии и геологического прогрессивизма, причем все это работает под действия одного великого объединяющего закона природы. Это видение было далее популяризировался благодаря включению в книгу Альфреда Лорда Теннисона. эпическая поэма В память (1850 г.).Не смотря на популярность Творчество Чембера, выдержавшее одиннадцать изданий к концу девятнадцатого века и было продано больше копий, чем книга Дарвина. Происхождение видов , британское научное сообщество по существу единогласно отвергла предложение Палаты спекуляции. Во многом это противопоставление Остаткам со стороны ведущие члены викторианского научного истеблишмента сформировали один основной источник профессионального сопротивления более позднему дарвиновскому теория (см. запись на Дарвин: От Происхождения Видов до Происхождения Человека , Раздел 3).

    Более философски влиятельный эволюционистский эволюционизм также был отстаивал в додарвиновской Англии британский инженер-железнодорожник и общественный интеллектуал Герберт Спенсер (1820–1903). Под влиянием как изложением ламаркизма Чарльзом Лайелем в второй том его Принципов геологии (1830–33), трудами Карла Эрнста фон Бэра об эмбриологическом развитии, а также Хантерианскими лекциями Ричарда Оуэна по остеологии. скелета позвоночных, которую Спенсер посетил в 1851 г. (Rupke 1994: 206), Спенсер участвовал в британских дискуссиях о трансформизме в 1852 г. с его одобрением «гипотезы развития». (Спенсер, 1852 г.).Это послужило поводом для его широких размышлений о закономерная эволюция общества и человечества, детально разработанная в такие работы, как Первые принципы , опубликованные в 1862 году (Haines 1988). До использования этого термина Дарвином Спенсер говорил о «эволюция» жизни и космоса из материального начала, с изменением видов в результате действия природные силы. Также у Спенсера Дарвин заимствовал обозначение «выживание наиболее приспособленных» как синоним его собственный «естественный отбор» в пятом издании Происхождение видов в 1869 году.Хотя Спенсер First Принципы появились после публикации книги Дарвина. Происхождение , Трансформизм Спенсера был развит в целом независимо от работы Дарвина и проявляет наибольшее сходство с размышления Ламарка, Чемберса и исторического девелопментализм Оуэна.

    Спенсера, а не Дарвина, часто считают главным теоретик «социального» дарвинизма в конце XIX в. и начала ХХ веков (Hofstadter 1944 [1955]; см. также вход на Герберт Спенсер).Всемирное влияние Спенсера даже сделало его произведения средством который дарвинизм был впервые введен в незападные дискуссии (Цзинь 2019; Лайтман (ред.) 2016; Эльшакры 2013; Пьюзи, 1983). Это необычное противопоставление Спенсера и Дарвина исследуется в статье Дарвин: от происхождения видов до происхождения человека (раздел 3.1).

    5. Резюме и заключение

    Долгий исторический сценарий, кратко изложенный в настоящей статье, стремился показать сложность трансформизма в биологии в период до появления дарвинизма.Это было против этого комплекса том, что Дарвин разработает собственную теорию происхождения и разнообразие форм. Он по-разному рисовал на этих ранее существовавшие обсуждения во французских и даже немецких источниках. Дальше исследование этого будет сделано в записи Дарвин: От Происхождения Видов до Происхождения Человека .

    12.2: Чарльз Дарвин — Биология LibreTexts

    Чему вы научитесь: Описывать работу Чарльза Дарвина на Галапагосских островах, особенно его открытие естественного отбора в популяциях вьюрков

    Чарльз Роберт Дарвин — английский естествоиспытатель, геолог и биолог, наиболее известный своим вкладом в науку об эволюции.Он установил, что все виды жизни произошли с течением времени от общих предков, и в совместной публикации с Альфредом Расселом Уоллесом представил свою научную теорию о том, что этот ветвящийся образец эволюции является результатом процесса, который он назвал естественным отбором, в котором борьба за существование имеет тот же эффект, что и искусственный отбор, связанный с селекцией.

    Дарвин опубликовал свою теорию эволюции с убедительными доказательствами в своей книге 1859 года О происхождении видов , преодолев научное неприятие более ранних концепций трансмутации видов.К 1870-м годам научное сообщество и большая часть широкой общественности приняли эволюцию как факт. Однако многие отдавали предпочтение конкурирующим объяснениям, и только с появлением современного эволюционного синтеза в 1930–1950-х годах был достигнут широкий консенсус в отношении того, что естественный отбор был основным механизмом эволюции. Научное открытие Дарвина является объединяющей теорией наук о жизни, объясняющей многообразие жизни.

    В этом выпуске мы узнаем больше о его работе и о том, как она помогла разработать теорию эволюции.

    Цели обучения

    • Опишите работу Чарльза Дарвина как натуралиста на борту HMS Beagle
    • Обобщите предыдущую работу и новые данные, которые Дарвин использовал для развития идеи «происхождения с модификацией»
    • Опишите, как работа Дарвина развилась в теорию эволюции

    Darwin and Descent с модификацией

    Рисунок 1. Дарвин заметил, что форма клюва различается у разных видов вьюрков. Он предположил, что клюв предков со временем адаптировался, чтобы вооружить вьюрков для приобретения различных источников пищи.

    В середине девятнадцатого века фактический механизм эволюции был независимо задуман и описан двумя натуралистами: Чарльзом Дарвином и Альфредом Расселом Уоллесом. Важно отметить, что каждый натуралист проводил время, исследуя мир природы, в экспедициях в тропики. С 1831 по 1836 год Дарвин путешествовал по миру на HMS. Beagle , включая остановки в Южной Америке, Австралии и южной оконечности Африки. Уоллес путешествовал в Бразилию, чтобы собирать насекомых в тропических лесах Амазонки с 1848 по 1852 год и на Малайском архипелаге с 1854 по 1862 год.Путешествие Дарвина, как и более поздние путешествия Уоллеса на Малайский архипелаг, включало в себя остановки на нескольких цепочках островов, последней из которых были Галапагосские острова к западу от Эквадора. На этих островах Дарвин наблюдал виды организмов на разных островах, которые были явно похожи, но имели явные различия. Например, наземные вьюрки, обитающие на Галапагосских островах, включают несколько видов с уникальной формой клюва (рис. 1).

    Виды на островах имели градуированные серии размеров и форм клюва с очень небольшими различиями между наиболее похожими.Он заметил, что эти вьюрки очень напоминают другие виды вьюрков на материковой части Южной Америки. Дарвин предположил, что островные виды могут быть видами, модифицированными из одного из первоначальных материковых видов. При дальнейшем изучении он понял, что разнообразные клювы каждого вьюрка помогают птицам добывать определенный тип пищи. Например, у зябликов, питающихся семенами, были более сильные и толстые клювы для разбивания семян, а у зябликов, питающихся насекомыми, были клювы, похожие на копья, чтобы пронзать свою добычу.

    Уоллес и Дарвин оба наблюдали сходные закономерности у других организмов и независимо друг от друга разработали одно и то же объяснение того, как и почему могут происходить такие изменения.Дарвин назвал этот механизм естественным отбором. Естественный отбор , также известный как «выживание наиболее приспособленных», представляет собой процесс, посредством которого организмы, лучше приспособленные к окружающей среде, выживают и передают эти приспособления своему потомству; это приводит к эволюционным изменениям.

    Например, у популяции гигантских черепах, обнаруженных на Галапагосском архипелаге, Дарвин наблюдал более длинные шеи, чем у популяции, обитавшей на других островах с засушливыми низменностями. Эти черепахи были «отобраны», потому что они могли дотянуться до большего количества листьев и получить доступ к большему количеству еды, чем черепахи с короткой шеей.Во время засухи, когда было меньше листьев, у тех, кто мог дотянуться до большего количества листьев, было больше шансов прокормиться и выжить, чем у тех, кто не мог добраться до источника пищи. Следовательно, черепахи с длинной шеей с большей вероятностью будут иметь репродуктивный успех и передадут черту длинной шеи своему потомству. Со временем в популяции будут присутствовать только длинношеие черепахи.

    Естественный отбор, утверждал Дарвин, был неизбежным результатом действия трех принципов, действующих в природе.Во-первых, большинство характеристик организмов наследуются или передаются от родителей к потомству. Хотя никто, включая Дарвина и Уоллеса, в то время не знал, как это произошло, это было общепринятым пониманием. Во-вторых, производится больше потомства, чем способно выжить, поэтому ресурсы для выживания и размножения ограничены. Способность к размножению у всех организмов превышает доступность ресурсов для поддержания их численности. Таким образом, в каждом поколении существует конкуренция за эти ресурсы.И Дарвин, и Уоллес поняли этот принцип, прочитав эссе экономиста Томаса Мальтуса, в котором этот принцип обсуждался применительно к человеческому населению. В-третьих, потомство отличается друг от друга по своим характеристикам, и эти вариации наследуются. Дарвин и Уоллес пришли к выводу, что потомки с унаследованными характеристиками, которые позволяют им лучше всего конкурировать за ограниченные ресурсы, выживут и будут иметь больше потомства, чем особи с вариациями, менее способными конкурировать.Поскольку характеристики наследуются, эти черты будут лучше представлены в следующем поколении. Это приведет к изменению популяций на протяжении поколений в процессе, который Дарвин назвал происхождением с модификацией. В конечном итоге естественный отбор приводит к большей адаптации популяции к местной среде; это единственный известный механизм адаптивной эволюции. Важно иметь в виду, что естественный отбор приводит к адаптации к конкретной среде , а не ко всем средам или даже к другой среде.

    Статьи Дарвина и Уоллеса (рис. 2), излагающие идею естественного отбора, были прочитаны вместе в 1858 году перед Линнеевским обществом в Лондоне. В следующем году вышла книга Дарвина « О происхождении видов , ». В его книге довольно подробно изложены его аргументы в пользу постепенных изменений и адаптивного выживания в результате естественного отбора.

    Рис. 2. Чарльз Дарвин (а) и Альфред Уоллес (б) написали научные статьи о естественном отборе, которые вместе были представлены Линнеевскому обществу в 1858 году.

    Демонстрации эволюции путем естественного отбора требуют много времени и их трудно получить. Один из лучших примеров был продемонстрирован на примере тех самых птиц, которые помогли вдохновить теорию Дарвина: галапагосских вьюрков. Питер и Розмари Грант и их коллеги ежегодно, начиная с 1976 года, изучали популяции галапагосских вьюрков и представили важные доказательства естественного отбора. Гранты обнаружили изменения от одного поколения к другому в распределении формы клюва у среднего наземного вьюрка на галапагосском острове Дафна Майор.Птицы унаследовали вариации формы клюва: у одних птиц широкие глубокие клювы, а у других более тонкие клювы. В период, когда количество осадков было выше нормы из-за Эль-Ниньо, количество крупных твердых семян, которые ели крупноклювые птицы, сократилось; однако мелких мягких семян, которыми питались мелкоклювые птицы, было в избытке. Следовательно, в последующие годы выживаемость и размножение мелкоклювых птиц были намного лучше. В годы, последовавшие за этим Эль-Ниньо, Гранты измерили размеры клюва у населения и обнаружили, что средний размер клюва был меньше.Поскольку размер клюва является наследственным признаком, у родителей с более мелкими клювами было больше потомства, и размер клюва в процессе эволюции стал меньше. По мере улучшения условий в 1987 году и появления более крупных семян тенденция к уменьшению среднего размера клюва прекратилась.

    Цели обучения

    Хотя Чарльза Дарвина обычно называют « отцом эволюции », основная идея этой концепции на самом деле была разработана как Дарвином, так и Альфредом Расселом Уоллесом. Оба ученых основывали свои гипотезы на наблюдениях за разнообразием природных популяций.В частности, работа Дарвина была сосредоточена на животных Галапагосских островов, особенно на вьюрках. Со временем идея о том, что виды изменились под давлением естественного отбора через «происхождение с модификацией», породила идею эволюции. Данные, накопленные с течением времени, например длительное изучение галапагосских вьюрков исследовательской группой Гранта, поддержали эту идею и переместили ее в область поддерживаемой теории биологии.

    Дарвин и теория эволюции

    Естественный отбор может иметь место только при наличии вариаций , или различий между особями в популяции.Важно отметить, что эти различия должны иметь некоторую генетическую основу; в противном случае отбор не приведет к изменению в следующем поколении. Это очень важно, потому что различия между людьми могут быть вызваны негенетическими причинами, такими как рост человека из-за лучшего питания, а не из-за разных генов.

    Генетическое разнообразие в популяции обусловлено двумя основными механизмами: мутациями и половым размножением. Мутация, изменение в ДНК, является конечным источником новых аллелей или новых генетических вариаций в любой популяции.Генетические изменения, вызванные мутацией, могут иметь одно из трех последствий для фенотипа. Мутация влияет на фенотип организма таким образом, что снижает его приспособленность — меньшую вероятность выживания или меньшее количество потомства. Мутация может привести к фенотипу с благотворным влиянием на приспособленность. И многие мутации также не повлияют на приспособленность фенотипа; они называются нейтральными мутациями. Мутации также могут оказывать целый ряд эффектов на приспособленность организма, который выражает их в своем фенотипе, от небольшого эффекта до сильного эффекта.Половое размножение также приводит к генетическому разнообразию: когда два родителя размножаются, уникальные комбинации аллелей собираются для создания уникальных генотипов и, следовательно, фенотипов у каждого из потомков.

    Наследуемый признак, помогающий выживанию и размножению организма в окружающей среде, называется адаптацией . Ученые описывают группы организмов, которые адаптируются к окружающей среде, когда с течением времени происходит изменение диапазона генетической изменчивости, которое увеличивает или поддерживает «приспособленность» популяции к окружающей среде.Перепончатые лапы утконосов приспособлены для плавания. Густой мех снежного барса – приспособление для жизни в холоде. Быстрая скорость гепардов — приспособление для ловли добычи.

    Является ли черта благоприятной, зависит от условий окружающей среды в данный момент. Одни и те же черты не всегда выбираются, потому что условия окружающей среды могут меняться. Например, рассмотрим вид растений, которые росли во влажном климате и не нуждались в экономии воды. Были выбраны крупные листья, потому что они позволяли растению получать больше энергии от солнца.Для поддержания больших листьев требуется больше воды, чем для ухода за маленькими листьями, а влажная среда обеспечивает благоприятные условия для поддержания больших листьев. Спустя тысячи лет климат изменился, и в этом районе больше не было избытка воды. Направление естественного отбора изменилось таким образом, что были выбраны растения с маленькими листьями, потому что эти популяции были способны сохранять воду, чтобы выжить в новых условиях окружающей среды.

    Эволюция видов привела к огромным различиям в форме и функциях.Иногда эволюция порождает группы организмов, которые сильно отличаются друг от друга. Когда два вида развиваются в разных направлениях от общей точки, это называется дивергентной эволюцией. Такую дивергентную эволюцию можно увидеть в формах репродуктивных органов цветковых растений, которые имеют одну и ту же основную анатомию; однако они могут выглядеть очень по-разному в результате отбора в разных физических средах и адаптации к разным видам опылителей (рис. 1).

    Рисунок 1. Цветковые растения произошли от общего предка. Обратите внимание, что (а) плотная пылающая звезда ( Liatrus spicata ) и (б) пурпурная эхинацея ( Echinacea purpurea ) различаются по внешнему виду, но оба имеют схожую базовую морфологию. (кредит а: модификация работы Дрю Эйвери; кредит б: модификация работы Кори Занкера)

    В других случаях сходные фенотипы развиваются независимо у отдаленно родственных видов. Например, полет развился как у летучих мышей, так и у насекомых, и у них обоих есть структуры, которые мы называем крыльями, которые являются адаптацией к полету.Однако крылья летучих мышей и насекомых произошли от совершенно разных исходных структур. Это явление называется конвергентной эволюцией , когда сходные черты развиваются независимо у видов, не имеющих недавнего общего предка. Оба вида выполняли одну и ту же функцию — полет, но делали это отдельно друг от друга.

    Эти физические изменения происходят в течение огромных промежутков времени и помогают объяснить, как происходит эволюция. Естественный отбор действует на отдельные организмы, которые, в свою очередь, могут сформировать целый вид.Хотя естественный отбор может воздействовать на особь в одном поколении, для эволюции генотипа всего вида могут потребоваться тысячи или даже миллионы лет. Именно за эти большие промежутки времени жизнь на земле изменилась и продолжает меняться.

    Цели обучения

    Естественный отбор, движущая сила эволюции, может работать, только если среди организмов существуют вариации. Изменчивость возникает в конечном итоге из-за генетических мутаций. Разнообразие также поощряется за счет полового размножения.По мере изменения окружающей среды давление отбора меняется и способствует различным адаптациям. Таким образом, через тысячи или миллионы лет эволюционируют виды.

    Проверьте свое понимание

    Ответьте на вопросы ниже, чтобы узнать, насколько хорошо вы понимаете темы, затронутые в предыдущем разделе. В этом коротком тесте , а не учитываются при подсчете вашей оценки в классе, и вы можете пересдавать его неограниченное количество раз.

    Используйте этот тест, чтобы проверить свое понимание и решить, следует ли (1) изучить предыдущий раздел дальше или (2) перейти к следующему разделу.

    https://assessments.lumenlearning.co…sessments/6915

    Авторы и ссылки

    Контент с лицензией CC, Оригинал

    • Знакомство с Чарльзом Дарвином. Авторы: : Шелли Картер и Люмен Леринг. Предоставлено : Lumen Learning. Лицензия : CC BY: Attribution

    Контент с лицензией CC, ранее опубликованный

    5.14: Влияние на Дарвина — Биология LibreTexts

    1. Последнее обновление
    2. Сохранить как PDF
    1. влияние на Дарвин
      1. Ранее мыслители
        1. ранее мыслители, которые повлияли на DARWIN
        2. Искусственный выбор
        3. Wallace’s Теория
      2. Summary
      3. Explore More
      4. Обзор

      Как подобные структуры?

      Соборная скала в Седоне, Аризона.Хотя Аризона не была в маршруте Дарвина, на него повлияли работы других людей, которые видели и изучали меняющийся ландшафт Земли. Один геолог, Чарльз Лайель, предположил, что поверхность Земли формировалась постепенными геологическими процессами, и сделал вывод, что Земля должна быть намного старше, чем считало большинство людей. Как еще могли развиваться структуры, подобные показанным здесь? Дарвин полагал, что если бы Земля была намного старше 6000 лет, то у нее было бы достаточно времени для эволюции.

      Влияние на Дарвина

      Наука, как и эволюция, всегда опирается на прошлое.Дарвин не разработал свою теорию полностью самостоятельно. На него повлияли идеи более ранних мыслителей.

      Ранние мыслители, оказавшие влияние на Дарвина

      1. Жан Батист Ламарк (1744–1829) был известным французским натуралистом. Он был одним из первых ученых, предположивших, что виды меняются со временем. Однако Ламарк ошибался относительно того, как меняются виды. Его представление о наследовании приобретенных признаков неверно. Признаки, которые организм вырабатывает в течение своей жизни, не могут передаваться потомству, как считал Ламарк.
      2. Чарльз Лайель (1797–1875) был известным английским геологом. Дарвин взял книгу Лайелла, Принципы геологии, с собой на Бигль . В книге Лайель утверждал, что постепенные геологические процессы постепенно формировали поверхность Земли. Из этого Лайель сделал вывод, что Земля должна быть намного старше, чем считало большинство людей.
      3. Томас Мальтус (1766–1834) был английским экономистом. Он написал эссе под названием « о населении ».В эссе Мальтус утверждал, что человеческое население растет быстрее, чем ресурсы, от которых оно зависит. Когда население становится слишком большим, вспыхивают голод и болезни. В конце концов, это держит популяцию под контролем, убивая самых слабых членов.

      Искусственный отбор

      На Дарвина повлияли не только они. Он также знал, что люди могут разводить растения и животных, чтобы они обладали полезными свойствами. Выбирая, каким животным разрешено размножаться, они могли изменить черты организма.Голуби на рисунке ниже являются хорошими примерами. Дарвин назвал этот тип изменения в организмах искусственным отбором . Он использовал слово «искусственный», чтобы отличить его от естественного отбора.

      Искусственный отбор голубей. Любители голубей разводят голубей, чтобы они обладали определенными характеристиками. Оба голубя в нижнем ряду были выведены от обыкновенного сизого голубя.

      Теория Уоллеса

      Вы когда-нибудь слышали поговорку о том, что «великие умы мыслят одинаково»? Это, безусловно, относится к Чарльзу Дарвину и другому английскому натуралисту по имени Альфред Рассел Уоллес .Уоллес жил примерно в то же время, что и Дарвин. Он также путешествовал в отдаленные места, чтобы изучать природу. Уоллес не был так известен, как Дарвин. Однако он разработал в основном ту же теорию эволюции. Работая в дальних странах, Уоллес отправил Дарвину написанную им статью. В статье Уоллес объяснил свою эволюционную теорию. Это послужило подтверждением того, что уже думал Дарвин.

      Резюме

      • Дарвин находился под влиянием других ранних мыслителей, включая Ламарка, Лайеля и Мальтуса.
      • Дарвин также находился под влиянием своих знаний об искусственном отборе.
      • Статья Уоллеса об эволюции подтвердила идеи Дарвина.

      Узнать больше

      Используйте этот ресурс, чтобы ответить на следующие вопросы.

      1. Кратко опишите влияние на Дарвина следующих лиц:
        1. Граф де Бюффон,
        2. Эразм Дарвин,
        3. Жорж Кювье,
        4. Джеймс Хаттон,
        5. Томас Мальтус.

      Обзор

      1. Что такое наследование приобретенных признаков? Какой ученый развил эту ошибочную идею?
      2. Кем был Чарльз Лайель? Как он повлиял на Дарвина?
      3. Что такое искусственный отбор? Как это работает?
      4. Как Альфред Рассел Уоллес повлиял на Дарвина?

      Вклад Чарльза Дарвина в психологию — видео и стенограмма урока

      Естественный и половой отбор

      Чарльз Дарвин разработал теорию естественного и полового отбора. Естественный отбор — это механизм, с помощью которого варианты внутри вида, наиболее приспособленные к выживанию в окружающей среде, побеждают в репродуктивной игре других видов с менее приспособленными вариантами.

      Половой отбор является разновидностью естественного отбора. Это механизм, с помощью которого физические и психологические варианты, наиболее подходящие с точки зрения сексуальной приспособленности и привлекательности, побеждают в репродуктивной игре другие виды с менее желательными в сексуальном отношении характеристиками.

      Простой пример: люди, которые более привлекательны физически, более сексуально привлекательны по своей природе и легче находят репродуктивных партнеров. Научные исследования показали, что мужчины с мышечным тонусом и небольшой растительностью на лице, например, более привлекательны для женщин, потому что эти черты ассоциируются с мужественностью и силой. Теория полового отбора Дарвина гласила бы, что у мужчин с такими характеристиками может быть больше шансов найти сексуальную пару и произвести потомство, передав свои гены следующему поколению (выживание вида).

      Сравнительная психология

      Вы когда-нибудь задумывались, почему некоторые исследовательские эксперименты изучают обезьян, чтобы сделать выводы о человеческом поведении? Это из-за сравнительной психологии , которая изучает поведение животных, чтобы делать выводы о поведении человека. Сравнительная психология фактически была создана учеником Дарвина.

      Дарвин произвел революцию в нашем представлении о животных. Он утверждал, что мы могли бы больше узнать о человеческой памяти, поведении, инстинктах и ​​эмоциях, если бы изучали только животных.Если бы не выводы Дарвина о том, что животные и люди имеют много общего в биологическом отношении, сравнительная психология сегодня могла бы не существовать. Без сравнительной психологии люди, возможно, не получили бы знаний и информации о человеческом поведении, которые мы смогли собрать, проводя исследования на животных.

      Сравнительная психология полезна, потому что она позволяет нам:

      1. Сравнивать сходства и различия между людьми и животными, что дает нам понимание процесса развития и эволюции.
      2. Обобщить поведение животных на поведение человека. Ученые и исследователи смогли сделать предположения об аспектах человеческих способностей и поведения, таких как память, интеллект и социальное взаимодействие, благодаря исследованиям на животных.

      Эволюционная психология

      Благодаря Чарльзу Дарвину существует целая отрасль психологии, называемая эволюционной психологией. Эволюционная психология пытается определить, какие психологические черты, такие как личность и поведение, являются эволюционными адаптациями в результате естественного отбора.

      Например, эволюционный психолог мог бы приписать отвращение человека к спариванию со своим братом или сестрой как адаптивную черту, чтобы избежать потомства с врожденными дефектами. Механизмы овладения языком и отслеживания союзов — другие примеры исследований в эволюционной психологии.

      Развитие ребенка

      Дарвин действительно наблюдал за своим первенцем в течение нескольких лет, чтобы понять, как развиваются его когнитивные способности, речь и многое другое. Он подготовил статью Биографический очерк младенца в ответ на информацию, которую он собрал, наблюдая за своим сыном.Это было одно из первых английских исследований, состоящее из повторяющихся наблюдений в течение длительного периода времени. Таким образом, можно сказать, что Дарвин был одним из пионеров детской психологии и исследований в области развития.

      Краткий обзор урока

      Чарльз Дарвин, наиболее известный своей теорией выживания наиболее приспособленных, внес значительный вклад в развитие психологии. Теории Дарвина были сосредоточены вокруг людей и животных, имеющих сходные биологические факторы и корни предков. Это сделало его очень спорным.

      Дарвин разработал теорию естественного отбора , которая утверждает, что черты животных, людей и растений, благоприятствующие выживанию, выигрывают в репродуктивной игре. В половом отборе черты, делающие человека или животное более сексуально привлекательными, побеждают в репродуктивной игре.

      Дарвин также был источником вдохновения для сравнительной психологии , или изучения животных для выводов и выводов о человеческом поведении, памяти, интеллекте и социальном взаимодействии.Сравнительная психология позволяет нам (1) сравнивать сходства и различия между людьми и животными и (2) делать выводы о человеческом поведении на основе наблюдений за животными.

      Дарвин был дедушкой эволюционной психологии , которая пытается определить, какие психологические черты, такие как личность и восприятие привлекательности, являются эволюционными адаптациями в результате естественного отбора. Он также был одним из пионеров исследований детского развития и психологии. В рамках своего исследования детского развития Дарвин опубликовал статью «Биографический очерк младенца », которая представляла собой исследование его собственного сына в течение нескольких лет.

      Теория биологического вторжения: вклад Дарвина в происхождение видов | БиоНаука

      Интродукция экзотических (неместных) видов представляет серьезную угрозу как для общества, так и для мировой биоты. С экономической точки зрения затраты, связанные с интродукцией видов, были высокими. В период с 1906 по 1991 год денежный ущерб от выведения 79 экзотических видов в Соединенных Штатах составил приблизительно 97 миллиардов долларов (OTA, 1993). Однако теперь, когда в США появилось около 50 000 неместных видов, экономический ущерб (который также включает затраты на контроль) оценивается примерно в 137 миллиардов долларов в год (Pimentel et al.2000). Помимо этих экономических соображений, многие мировые экосистемы понесли серьезный экологический ущерб, который нельзя оценить в денежном выражении, после интродукции экзотических видов. Этот ущерб, вызванный различными механизмами (например, конкуренция, хищничество, гибридизация), включает реструктуризацию популяций и сообществ, изменение крупномасштабных экосистемных процессов и утрату биоразнообразия (Lodge 1993a, 1993b, Williamson 1996, Vitousek et al. и др., 1997 г., Пиментел и др.2000). Из-за негативного воздействия успешных захватчиков на экосистемы легко понять, почему антропогенное вторжение экзотических видов считается основной угрозой биоразнообразию (Vitousek et al. 1997, Sala et al. 2000) и, скорее всего, внесло значительный вклад в недавнее увеличение скорости вымирания на Земле, которое по величине равно дочеловеческим периодам массового вымирания (Lawton and May 1995, Pimm et al. 1995).

      Из-за увеличения биологических инвазий в 20-м веке (Mills et al.1993, Lodge 1993a, Williamson 1996), увеличилось количество исследований, направленных на описание, понимание и прогнозирование вторжений видов. На самом деле интерес к процессу биологических инвазий в последнее время настолько возрос, что его изучение превратилось в новую область экологии (Lodge, 1993a) со своей собственной теорией и концептуальной структурой (например, Moyle and Light, 1996; Williamson, 1996). Но насколько новой является эта область, учитывая, что многое из того, что мы знаем сегодня о биологических вторжениях — и принимаем как общепринятое мнение — похоже на идеи, которые поддерживали экологи 19-го века? В этой статье мы попытаемся ответить на этот вопрос, сосредоточившись на идеях, представленных Чарльзом Дарвином в книге «Происхождение видов ».С этой целью мы демонстрируем, что Дарвин знал о биологических вторжениях и ценил их, и что нынешняя концептуальная структура, лежащая в основе биологических вторжений, сродни прозрениям в оригинальном тексте Дарвина. В конечном счете, обсуждая эти параллели, мы стремимся воздать должное уже заслуженному Чарльзу Дарвину.

      Источники информации: Дарвин и современные экологи

      Это эссе не является ни всеобъемлющим обзором теории биологического вторжения, ни критической оценкой идей (или парадигм), поддерживаемых современными экологами или Дарвином.Такое предприятие было бы монументальным, отвлекающим от нашей главной цели. Таким образом, мы включили лишь достаточное количество первичной литературы, чтобы продемонстрировать, что взгляды Дарвина на биологические вторжения, взятые из второго издания книги «Происхождение видов путем естественного отбора, или сохранение привилегированных рас в борьбе за жизнь» (1859; цитируемый текст, однако, соответствует Darwin 1996), параллельны мыслям и идеям современных экологов и биологов-эволюционистов (независимо от того, правильны ли они).Хотя о биологических инвазиях было опубликовано множество прекрасных всеобъемлющих текстов и статей (см. Lodge 1993b, Williamson 1996), большинство представленных здесь современных взглядов основано на Williamson (1996). Мы выбрали набор идей Уильямсона (1996) по двум причинам. Во-первых, ни в одном другом документе все фазы биологической инвазии (прибытие и укоренение, распространение, равновесие и эффекты и последствия) не синтезированы в краткую, организованную и связную структуру (но см. Moyle and Light 1996).Во-вторых, хотя Уильямсон (Williamson, 1996) не нашел каких-либо безусловных правил, регулирующих вторжения, он хорошо охарактеризовал нынешнюю общепринятую точку зрения и ее слабости.

      Происхождение видов — это не текст исключительно о биологических вторжениях. Таким образом, идеи, связанные с биологическими вторжениями, не были представлены в связной и прямолинейной форме. Однако в этом тексте мы нашли десятки утверждений о характеристиках видов и сообществ, влияющих на успех вторжения, а также информацию о том, почему нам нужно беспокоиться об интродукции видов (т.д., концептуальную основу). Ниже мы сопоставляем модель вторжения Дарвина, построенную на основе утверждений в Происхождении видов , с первыми 10 пунктами концептуальной схемы Уильямсона (1996) (таблица 1).

      Сравнение концептуальных основ

      Следуя организации Williamson (1996), мы сгруппировали точки концептуальной основы, чтобы разграничить различные стадии процесса биологической инвазии. Сначала мы обсудим факторы, связанные с прибытием и обустройством вида в новой среде («Прибытие и обустройство»).Затем мы переходим (в хронологическом порядке) к обсуждению факторов, связанных с его распространением в этой среде («Распространение»), а также потенциальных последствий, которые захватчик может оказать на захваченную экосистему после ее установления («Равновесие и последствия»). Мы завершаем сравнение идей Дарвина и Уильямсона обсуждением того, как исследование биологических вторжений может помочь нашему пониманию экологических и эволюционных процессов («Следствия»).

      Прибытие и размещение

      Точка концептуальной основы (CFP) 1: Большинство прибытий в настоящее время происходит в результате завоза человеком, но интерес представляют и естественные поступления.90–350 Хотя самые последние исследования биологических инвазий были сосредоточены на интродукциях, возникающих в результате антропогенного воздействия (Mills et al., 1993, Vitousek et al., 1997), Williamson (1996) напоминает нам, что интродукции видов также происходят естественным путем. Лодж (1993a, стр. 133) также придерживается этой точки зрения, предполагая, что «биологические вторжения являются обычным явлением в природе и в целом не должны рассматриваться как аномальные явления» (см. также Элтон, 1958, Эштон и Митчелл, 1989, Карлтон, 1996). . В качестве дополнительной поддержки Уильямсон и Браун (1986) продемонстрировали, что более 75% экзотических видов птиц, проникающих в Британию, сделали это без участия человека.Точно так же недавний ураган в Карибском море, который перенес зеленых игуан ( Iguana iguana ) из Гваделупы в Ангилью, вновь вызвал дискуссию о важности естественного расселения как механизма для понимания биогеографии наземных животных (Censky et al. 1998). ).

      Как и современные ученые, Дарвин понял закономерность и потенциальное значение естественных вторжений. Фактически, он использовал его для объяснения неинтуитивного биогеографического распределения видов, а также для поддержки своей теории эволюционных изменений.Дарвин (1996) сделал все возможное, чтобы описать, как инвазии видов, возникающие в результате оледенений, действуют в масштабах эволюционного времени (стр. 295–309) и «случайные средства» (стр. 290), действующие в экологических масштабах времени (например, растения, семена, велигеры мидий или моллюсков, перевозимые на ногах утки, стр. 290–293, 311–314, семена, переносимые в пищеварительном тракте рыб и птиц, стр. 292–293, 313, птицы, уносимые ветром через море , стр. 292, 313; семена, дрейфующие в океанских течениях, стр. 290–291), могут помочь объяснить несоответствия между биогеографическими закономерностями, о чем свидетельствует летопись окаменелостей (таблица 1).

      Более важное значение, по крайней мере в масштабе экологического времени, имеют интродукции с помощью человека, которые увеличили скорость биологических вторжений до самого высокого уровня в истории Земли (Lodge 1993a, 1993b, Williamson 1996, Vitousek et al. 1997). Карлтон и Геллер (1993) предполагают, что в любой день более 3000 видов могут содержаться в водяном балласте океанских судов, что потенциально может привести к интродукции десятков тысяч видов в чужие районы ежегодно (Карлтон, 1996).Точно так же Миллс и соавт. (1993) показали, что, хотя интродукция экзотических видов происходила в Великих озерах с начала 1800-х годов, темпы интродукции с тех пор увеличились, причем почти треть инвазий произошла за последние 30 лет.

      Хотя роль человечества в интродукции видов подчеркивается в современной литературе больше, чем в Происхождении видов , Дарвин признавал эту роль. Он писал, например, что «крысы и мыши… были завезены человеком во многие части мира и теперь имеют гораздо более широкий ареал, чем любой другой грызун» (Дарвин, 1996, с.116). Точно так же Дарвин (1996, стр. 318) приписал человечеству присутствие наземных млекопитающих на океанических островах: «Пока я не нашел ни одного несомненного экземпляра наземного млекопитающего ( , исключая домашних животных, содержащихся туземцами [курсив добавлен]), населяющих остров, расположенный на расстоянии более 300 миль от континента или большого континентального острова». Другие примеры распространения экзотических видов («домашнее производство») с помощью человека также можно найти в The Origin of Species (таблица 1).

      CFP 2: Большинство вторжений терпят неудачу; только ограниченное число таксонов удается («правило десятков»). Современная теория предполагает, что успех вторжения невелик, а вероятность успеха определяется статистическим правилом, а именно «правилом десятков» (Williamson and Brown 1986, Williamson 1996). Широкое обобщение, охватывающее широкий спектр таксонов (включая как растения, так и животных), правило десятков гласит, что только 10% интродуцированных (или диких) видов приживутся (т. е. сформируют самоподдерживающиеся популяции, натурализуются), и что 10 %, только 10 % вырастут в количестве, достаточном для того, чтобы стать неприятными видами или вредителями (т.д., иметь отрицательный экономический эффект). Уильямсон (1992) продемонстрировал, что правило имеет некоторую грубость, поскольку значения имеют тенденцию колебаться от 5% до 20%. Лодж (1993b) остановился на более высоком максимальном значении (т.е. 38%) для успешных инвазий, но предположил, что это значение может быть завышенным, поскольку во многих исследованиях не удалось задокументировать неудачных инвазий, они были сосредоточены только на легко наблюдаемых видах или имели узкий таксономический охват. основа. Хотя существуют отклонения от этого правила (Lodge 1993a, Williamson 1996), в качестве предиктора успеха вторжения правило десятков верно для различных организмов, включая покрытосеменные, травы, бобовые, наземных позвоночных, рыб, моллюсков и патогенов растений. (Lodge 1993a, 1993b; Mills et al.1993 год; Williamson 1996, рис. 2-2).

      Дарвин не пытался вывести статистическое правило для описания вероятности успеха вторжения. Однако он признал, что не все неместные виды успешно колонизируют новую среду обитания. Теоретически о том, что аборигенные виды более приспособлены к окружающей среде, чем захватчики, Дарвин (1996, стр. 65) писал: «Мы можем видеть, что когда растение или животное помещается в новую страну среди новых конкурентов, хотя климат может быть совершенно другим. так же, как и в его прежнем доме… условия его жизни вообще существенно изменятся.

      Дарвин (1996, стр. 65) также предположил, что единственным средством для успешного приживания экзотического вида («увеличить его среднюю численность в новом доме») будет «изменение его способом, отличным от того, который мы должен был сделать в своей родной стране; потому что мы должны были бы дать ему какое-то преимущество перед другим набором конкурентов или врагов». Таким образом, хотя мы не можем быть уверены, что Дарвин поддержал бы все аспекты правила десятков, мы уверены, что он принял бы его главное правило: не все интродукции экзотических видов увенчались успехом.

      CFP 3: Давление инвазии (или пропагулы) является важной переменной, поэтому инвазия часто происходит в доступные места обитания переносимых видов. Поскольку вероятность найти себе пару (для тех захватчиков, которые полагаются на половое размножение) и избежать элиминации из-за давления, связанного с погодой, хищниками и паразитами, увеличивается с ростом давления пропагулы (т. е. числа особей, вторгающихся в среду обитания; Williamson 1996), виды, которые могут легко преодолевать географические барьеры; имеют устойчивые, высокодисперсные семенные или личиночные стадии; или очень плодовиты, как ожидается, будут успешными захватчиками.Действительно, многие эмпирические данные подтверждают это утверждение, что помогает объяснить высокий успех вторжения видов птиц (Williamson, 1996), рыб (Mills et al., 1993), насекомых (Simberloff, 1989) и растений (Bazzaz, 1986).

      Дарвин (1996, стр. 310) также признавал важность расселения, устойчивости к высыханию и плодовитости для успешного укоренения экзотов (таблица 1): большинство случаев можно объяснить тем, что они весьма полезным для них образом приспособились к коротким и частым перекочевкам.Дарвин (1996, стр. 314) позже писал, что «широкое распространение пресноводных растений и низших животных… я полагаю, в основном зависит от широкого распространения их семян и яиц». Примеры организмов, которые могут быть успешными захватчиками, упомянутые Дарвином (1996), включают водные растения (например, Helosciadium , Nelumbium luteum , Potamogeton ; стр. 290, 313) и беспозвоночных животных (например, моллюск ). Ancylus , a Colymbetes «водяной жук», с.312), а также наземные животные, у которых развилась способность летать (например, птицы, летучие мыши; стр. 292, 319) (табл. 1). Фактически, Дарвин (1996) предположил, что нехватка наземных млекопитающих (за исключением летучих мышей из-за их способности летать; стр. 319) и земноводных (т. е. «лягушек, жаб и тритонов»; стр. 318) на «настолько многие океанические острова объясняются не их физическими условиями», а их «большой трудностью в их транспортировке через море» (стр. 318). Используя эмпирические наблюдения и эксперименты, Дарвин объяснил успех вторжения этих видов адаптацией, которая позволяет им либо выживать в суровых условиях (например,g., длительное воздействие соленой воды, воздуха или пищеварительных соков в желудках рыб и птиц; стр. 290–293, 312–313) или переноситься естественными процессами (например, ветром и водными течениями) на большие расстояния и в течение длительных периодов времени (стр. 290–293, 312–313). Что дарвиновский стереотипный успешный захватчик был более r -отобранным (т. е. высокоплодовитым, высоким темпом прироста населения на душу населения ( r ), устойчивым к широкому диапазону условий, способностью к быстрому расселению), чем K отобранным (я.э., низкая плодовитость, низкая r , плохая способность к расселению и колонизации) хорошо согласуется с общепринятым мнением (Lodge 1993a, 1993b, Williamson 1996).

      CFP 4: Все сообщества неприкосновенны, возможно, некоторые в большей степени, чем другие. 90–350 Одно из обобщений, которое выкристаллизовалось при прочтении нами литературы о вторжениях, заключается в том, что все места обитания могут быть захвачены, включая охраняемые природные заповедники и национальные парки (Elton 1958, Moyle et al. 1986, Moyle and Light 1996, Williamson 1996, Lonsdale 1999, Столгрен и др.1999). В обзоре нашествий растений в национальных парках и заповедниках США Vitousek et al. (1997) продемонстрировали, что экзотические сосудистые растения составляют от 5% до 25% флоры во многих из этих охраняемых территорий, тогда как неместные растения составляют от 50% до 70% флоры в гавайских заповедниках. Точно так же в исследовании 23 природных заповедников по всему миру Usher (1988) задокументировал, что в каждом из них есть по крайней мере одно экзотическое позвоночное животное и несколько инвазивных видов сосудистых растений. Фактически, 18% наземных позвоночных и 30% видов сосудистых растений в заповедниках Ашера не были местными.Интересно, что Usher (1988) и Lonsdale (1999) продемонстрировали, что восприимчивость этих «защищенных» сред к инвазии растений была положительно связана с количеством посетителей парка (т. е. люди служат механизмом увеличения переноса семян или фрагменты и, в конечном счете, распространяющееся давление).

      Несмотря на то, что все сообщества (и экосистемы) кажутся восприимчивыми к вторжению, Уильямсон (1996) предполагает, что нарушенные места обитания более склонны к успешному внедрению экзотических видов, чем нетронутые.В первом тексте, специально посвященном биологическим инвазиям, «Экология инвазий животных и растений» , Элтон (1958) также предположил, что антропогенное вмешательство увеличивает вероятность появления экзотических видов. Элтон специально определил упрощенные места обитания (например, монокультуры, созданные людьми) как очень уязвимые для экзотических захватчиков, и что рост населения и экспансия на новые территории, «приводящие к неестественным нарушениям», привели к увеличению биологических вторжений в последнее время.Хотя теоретические и эмпирические исследования подтверждают мнение о том, что нарушенные участки с большей вероятностью будут захвачены, чем нетронутые (например, Orians, 1986, Pimm and Hyman, 1987, Carlton, 1996, Moyle and Light, 1996), истинная роль, которую нарушение играет в успехе биологической инвазии, остается неизменной. нерешены (Эштон и Митчелл, 1989, Симберлофф, 1989, Лодж, 1993а, 1993b, Уильямсон, 1996, Стольгрен и др., 1999).

      Как и современные экологи, Дарвин признавал, что ни одна система не защищена от вторжения (табл. 1).Используя результаты человеческой колонизации, пытаясь поддержать это утверждение, Дарвин (1996, стр. 69) писал, что

      Нельзя назвать ни одну страну, в которой все коренные жители теперь так идеально приспособлены друг к другу и к физическим условиям, в которых они живут, что ни один из них не может быть улучшен; ибо во всех странах туземцы были настолько покорены натурализованными произведениями, что позволили иностранцам прочно завладеть землей. А так как иноземцы повсюду побеждали некоторых туземцев, то мы можем с уверенностью заключить, что туземцы могли быть модифицированы с пользой[ами], чтобы лучше сопротивляться таким захватчикам.

      В более поздних ссылках, которые теперь относятся к растениям и животным, Дарвин (1996) писал: «Например, эндемичные продукты Новой Зеландии совершенны по сравнению с другими; но теперь они быстро уступают наступающим легионам растений и животных, завезенных из Европы. Естественный отбор не даст абсолютного совершенства, и мы не всегда встречаемся, насколько мы можем судить, с этим высоким стандартом в природе» (стр. 164). «Едва ли можно назвать остров, на котором наши меньшие четвероногие не натурализовались и не сильно размножились» (с.319).

      Ясно, что эти утверждения подтверждают нашу гипотезу о том, что Дарвин признавал, что все сообщества — даже те, в которых комплексы совершенно совместно эволюционировали, — по-прежнему уязвимы для вторжения чужеродных растений и животных.

      CFP 5: Априори очевидное часто не имеет отношения к успеху вторжения. Среди факторов, которые следует учитывать: собственная скорость естественного прироста (r), численность в естественной среде обитания, таксономическая изоляция, совпадение климата и среды обитания, свободные ниши. Последний аспект фазы «прибытие и установление» концептуальной структуры Уильямсона (1996) касается нашей способности предсказывать успех вторжения.В целом, Уильямсон (1996, стр. 77) предполагает, что наша предсказательная способность ограничена и что «захватчиком может быть любой вид, попадающий в любую среду обитания». Его оценка характеристик как видов (например, r , генетическая структура, способы воспроизводства), так и характеристик сообщества (например, видовое богатство, климат, незанятые ниши) показывает, что обобщения, охватывающие широкие таксономические диапазоны, невозможны, учитывая большое количество исключений. . На самом деле Williamson (1996) предполагает, что только давление пропагулы и предыдущий успех инвазии в других средах обитания являются постоянными предикторами успеха инвазии (но см. Ehrlich 1989).

      Несмотря на то, что среди экологов существуют разногласия относительно предикторов успеха биологического вторжения (Ashton and Mitchell, 1989, Ehrlich, 1989, Simberloff, 1989, Williamson, 1996, Stohlgren et al., 1999), между Дарвином и современными экологами существует близкое совпадение в отношении видов и свойств сообществ. которые способствуют успешному внедрению. Например, что касается характеристик видов, Дарвин признал, что виды, добившиеся успеха в вторжении в прошлом, вероятно, станут успешными захватчиками в будущем; «Также естественно, что господствующими, меняющимися и далеко распространяющимися видами, которые уже в известной мере вторглись на территории других видов, должны быть те, которые имеют наилучшие шансы на дальнейшее распространение» (Дарвин, 1996, с. .263). Представление о том, что предыдущий успех инвазии и географический диапазон видов могут указывать на будущий успех инвазии, подтверждается основной литературой (например, Moulton and Pimm 1986, Williamson 1996). Обсуждая успех натурализованных растений в Азии и Северной Америке, Дарвин (1996, стр. 55) утверждал, что «геометрическое соотношение увеличения… просто объясняет необычайно быстрое увеличение и широкое распространение натурализованных растений в их новых домах». И, несмотря на игнорирование менделевской генетики, Дарвин (1996, с.98) способность признать, что «чем более разнообразными по строению могут быть представлены потомки какого-либо одного вида, тем больше мест они смогут захватить и тем больше будет увеличиваться их видоизмененное потомство», — ясно изображает мудрость этого мыслителя. .

      Дарвин также признал, что характеристики захваченной среды обитания могут влиять на успех вторжения. Как следует из его подробных рассуждений о естественном отборе, Дарвин (1996, стр. 65), по-видимому, считал, что биотические взаимодействия (т.е., конкуренция и хищничество) были бы главными регуляторами успеха вторжения:

      Мы можем видеть, что когда растение или животное помещается в новую страну среди новых конкурентов, хотя климат может быть точно таким же, как на его прежней родине , однако условия его жизни, как правило, существенно изменятся. Если бы мы хотели увеличить его среднюю численность в его новом доме, мы должны были бы изменить его способом, отличным от того, что мы должны были бы сделать в его родной стране; ибо мы должны были бы дать ему какое-то преимущество перед другим набором конкурентов или врагов.

      Из-за потенциальной важности конкуренции для успеха биологической инвазии Дарвин (1996, стр. 94–95) предположил, что успешными захватчиками будут виды, которые могут воспользоваться открытыми нишами и которые разнообразны по своей структуре (т. е. морфологически или отличаются поведением) по сравнению с аборигенными видами:

      Истинность принципа, согласно которому наибольшее количество жизни может поддерживаться большим разнообразием структур, проявляется во многих природных обстоятельствах….Видно, что там, где они вступают в теснейшую конкуренцию друг с другом, преимущества разнообразия строения с сопутствующими различиями в привычках и телосложении определяют, что обитатели, теснее всего сталкивающиеся таким образом друг с другом, будут, как правило, правило, принадлежат к тому, что мы называем разными родами и порядками.

      Тот же принцип наблюдается в натурализации растений через деятельность человека в чужих странах. Можно было бы ожидать, что растения, которым удалось натурализоваться в какой-либо стране, как правило, были бы близкородственными туземным растениям… Можно было бы также, вероятно, ожидать, что натурализованные растения принадлежали бы к нескольким группам, более приспособленным к определенные станции в их новых домах. Но дело совсем в другом…. Эти натурализованные растения имеют весьма разнообразную природу. Более того, они в значительной степени отличаются от туземцев [выделено нами].

      Еще раз подчеркнув потенциальную роль конкуренции и открытых ниш для успеха вторжения, Дарвин (1996) выдвинул гипотезу о том, что вероятность вторжения будет выше в небольших пресноводных системах, чем в больших континентальных системах: «Поскольку количество видов невелико по сравнению с наземными видами конкуренция между водными видами, вероятно, будет менее жесткой, чем между наземными; следовательно, пришелец из вод чужой страны имел бы больше шансов захватить место, чем в случае земных колонистов» (с.314).

      Хотя важность свободных ниш и видового разнообразия для успеха биологических вторжений остается спорным вопросом (Stohlgren et al. 1999), многие современные экологи использовали рассуждения, аналогичные рассуждениям Дарвина, для объяснения закономерностей успеха вторжений. Например, Moyle (1986) использовал теорию вакантных ниш, чтобы объяснить, почему экзотические рыбы более успешно вторгаются в западные водоемы (с низким видовым разнообразием), чем в восточные водоемы (с высоким разнообразием) в Соединенных Штатах.Точно так же наше понимание успеха многих экзотических видов рыб в Великих озерах, по-видимому, связано с истреблением экологически сходных местных видов (Пимм и Хайман, 1987 г., Мойл и Лайт, 1996 г.). Кроме того, современные экологи до сих пор используют аргумент Дарвина (1996) о том, что «[на] маленьком острове гонка за жизнь будет менее жесткой» (стр. 88), чтобы объяснить, почему небольшие острова с низким разнообразием были более склонны к успешному вторжению. чем большие, своеобразные континенты (Elton 1958, Orians 1986, Pimm 1989).На самом деле, Moyle and Light (1996) разработали общее эмпирическое правило для пресноводных вторжений, которое предполагает, что системы с разрушенными местными сообществами (т. е. с открытыми нишами) наиболее подвержены вторжению (см. также Simberloff 1981, Lodge 1993a).

      Мы завершаем обсуждение CFP 5, обращая внимание на то, что ученые, старые и новые, говорят о нашей способности предсказывать успех вторжения. Дарвин (1996, стр. 65) заявил, что «хорошо, таким образом, попытаться в нашем воображении придать какой-либо форме некоторое преимущество перед другой.Вероятно, ни в одном отдельном случае мы не должны знать, что делать, чтобы добиться успеха. Это убедит нас в нашем невежестве во взаимоотношениях всех органических существ; убеждение настолько необходимо, насколько трудно его приобрести».

      Он добавил (стр. 307), что «я далек от предположения, что все трудности устранены… в отношении ареала и родства родственных видов, обитающих в северной и южной умеренных зонах…. Я не претендую на то, чтобы указывать точные направления и способы миграции [т.е., вторжение] или причина, по которой мигрировали одни виды, а не другие».

      По иронии судьбы почти 140 лет спустя экологи приходят к тем же выводам, что и Дарвин. Лодж (1993a, стр. 135) предположил, что «поскольку все паттерны характеризуются большой дисперсией и исключениями, мы не можем с какой-либо уверенностью предсказать результат любого конкретного внедрения. Для успешного предсказания каждый потенциальный захватчик и целевое сообщество должны быть тщательно изучены». Точно так же Эрлих (1989, с.326) заявил, что «экологи могут делать мощные и разносторонние предсказания относительно вторжений… С другой стороны, экологи не могут точно предсказать результаты единичной инвазии или интродукции». Ясно, что наша неспособность прогнозировать виды отражает сложную природу экологических взаимодействий (Ehrlich, 1989).

      Распространение

      CFP 6: Распространение может быть с любой скоростью в любом направлении. Хотя Williamson (1996) настроен пессимистично в отношении нашей способности предсказывать успех инвазии, он считает, что наша способность предсказывать скорость распространения после укоренения может быть выше.В целом Уильямсон (1996) предполагает, что, хотя скорость и направление распространения могут быть любой скорости или направления, знание внутренних скоростей увеличения и распространения может помочь нашим способностям к прогнозированию. Следует признать, что рассуждения Дарвина о скорости распространения ограничены. Тем не менее, он признавал «тот факт, что многие виды, натурализовавшиеся благодаря деятельности человека, распространились с поразительной быстротой по новым странам… [и] что большинство видов таким образом распространится» (стр. 325). Дарвин (1996) также упомянул атрибуты, которые, скорее всего, определяют скорость распространения и «процесс диффузии», такие как геометрическая скорость увеличения (стр.54–55, 263), конкурентоспособность (стр. 87–88, 263), экологическая и эволюционная история вида (стр. 263–264), механизмы расселения (стр. 310–315), биотические взаимодействия (т.е. « условия жизни»; с. 263, 324), и климато-географические особенности (с. 263, 306–307) (см. табл. 1).

      Равновесие и эффекты

      CFP 7: Большинство захватчиков имеют незначительные последствия (правило десятков). Хотя экзотические захватчики могут причинить значительный экологический, эволюционный и экономический ущерб, согласно аксиоме CFP 2 (т.э., правило десятков), Williamson (1996) предполагает, что большинство захватчиков (около 99%) окажут незначительное экологическое или экономическое воздействие. Дарвин не пытался подсчитать количество успешных вторжений; однако мы нашли доказательства того, что он понимал, что успешные вторжения не всегда будут иметь серьезные последствия для захваченного сообщества: «Вероятно, ни один регион еще не заселен полностью, так как на мысе Доброй Надежды, где больше видов растений сосредоточено вместе чем в любом другом уголке мира, некоторые чужеземные растения натурализовались, не вызвав, насколько нам известно, исчезновения местных» (Дарвин, 1996, с.91).

      Кроме того, основываясь на рассуждениях Дарвина о важности «условий жизни» для успеха вторжения, даже подходящие климатические совпадения между захватчиком и захваченной средой обитания не гарантируют успеха вторжения: «Этот климат действует в основном косвенно, благоприятствуя других видов, мы можем ясно видеть в огромном количестве растений в наших садах, которые вполне могут переносить наш климат, но никогда не приживаются, потому что они не могут ни конкурировать с нашими местными растениями, ни сопротивляться уничтожению нашими местными животными» (1996, с. .58). Таким образом, для того, чтобы экзотический захватчик преуспел, потребуется какое-то серьезное «преимущество» перед его конкурентами и хищниками (Darwin 1996, p. 65).

      CFP 8: Последствия инвазий могут быть серьезными, начиная от угнетения популяций и заканчивая вымиранием особей и реструктуризацией экосистем, а причинно-следственные механизмы, вызывающие эти изменения, могут быть разнообразными. Пункт 2 концептуальной основы предполагает, что большинство инвазий мало влияют на биотические и абиотические компоненты захваченной экосистемы.Однако для тех систем, которые затронуты, последствия могут быть серьезными, включая изменение демографических характеристик популяции (Moyle and Light 1996, Ayres et al. 1999, McKinney and Lockwood 1999, Parker et al. 1999), организацию сообщества (например, виды состав и численность, структура пищевой цепи (Зарет и Пейн, 1973 г., Шульц и Юриста, 1998 г., Паркер и др., 1999 г.) и функция экосистемы (Лодж, 1993b, МакКинни и Локвуд, 1999 г., Паркер и др., 1999 г.), а также истребление видов. или исчезновение (Witte et al.1992, Fritts and Rodda 1998, Ayres et al. 1999).

      Например, в озере Виктория примерно 200 из 300 Haplochromis видов цихлид, из которых 99% были эндемичными, были вымерли в первую очередь из-за интродукции рыбоядного нильского окуня ( Lates niloticus ) в начале 1950-х годов (Witte et al. др. 1992). В бассейне Флэтхед, штат Монтана, после преднамеренной интродукции креветок-опоссумов ( Mysis relicta ) в озеро Флэтхед в 1949 году для улучшения промысла неместного лосося кокани ( Oncorhynchus nerka ), численность лосося кокани сократилась из-за того, что их предпочтительная добыча (кладоцеры зоопланктон) по иронии судьбы было уничтожено 90 346 M.relicta (в результате хищничества и конкуренции) (Spencer et al. 1991). Сокращение популяции лосося кокани привело к сокращению посещения озера орлами, медведями, чайками и утками, что в конечном итоге привело к сокращению туризма в этом районе (Spencer et al. 1991). В Национальном парке вулканов на Гавайях вторжение Myrica faya , азотфиксирующего дерева, изменило круговорот питательных веществ в этой экосистеме, в конечном итоге изменив «правила существования» для многих видов (Vitousek et al. 1997). В частности, Витоусек и Уокер (1989) обнаружили, что M.faya увеличил доступность неорганического азота, который обычно является ограничивающим питательным веществом в этой экосистеме, более чем в четыре раза. Это, в свою очередь, позволило другим экзотическим видам, адаптированным к условиям с высоким содержанием питательных веществ, доминировать в этих местах обитания.

      Эти изменения вызываются разнообразными механизмами, включая эффекты вертикальной пищевой цепи (т. ; Moyle and Light 1996, Lodge 1993a) и гибридизация (Philipp 1991, Rhymer and Simberloff 1996, Ryman et al.1995, Айрес и др. 1999, Паркер и др. 1999). Поскольку это лишь несколько из многочисленных примеров негативного воздействия биологических вторжений, мы согласны с Витоусеком и его коллегами (1997) в том, что биологические вторжения являются «значительным компонентом изменения окружающей среды».

      Путем противопоставления части вереска, к которой «никогда не прикасалась рука человека» (стр. 59), с другой частью, которая «была огорожена двадцать пять лет назад и засажена [экзотической] пихтой обыкновенной» (стр. 60), Дарвин (1996) ясно демонстрирует свое понимание того, насколько «сильной» может быть интродукция видов.В частности, он заметил, что «изменение в местной растительности засаженной части пустоши было самым замечательным… Не только совершенно изменилось пропорциональное количество вересковых растений, но и двенадцать видов растений (не считая злаков и кариесов) процветали на плантациях, которых нельзя было найти на [незасаженных] вересковых пустошах. Воздействие на насекомых должно было быть еще сильнее, так как в плантациях очень часто встречались шесть насекомоядных птиц, которых нельзя было увидеть на [незасаженной] пустоши» (стр.60).

      В другом примере Дарвин (1996) рассказывает о том, насколько важным может быть выпас крупного рогатого скота (завезенного травоядного) в структурировании сообществ. На участках, огражденных от выпаса оградами, «он густо покрылся бурно растущими молодыми пихтами. Тем не менее [незащищенная] вересковая пустошь была настолько бесплодной и такой обширной, что никто и представить себе не мог, что скот будет так тщательно и эффективно обыскивать ее в поисках пищи» (стр. 60). Далее, подчеркивая потенциальное значение биологических инвазий для сообществ, Дарвин (1996, с.307) писал: «На многих островах местное производство почти равно или даже превосходит числом натурализованное; и если туземцы на самом деле не были истреблены, их число значительно сократилось, и это первый этап на пути к вымиранию». Кроме того, Дарвин (1996, стр. 315) заявил, что «есть основания полагать, что натурализованные растения и животные почти или полностью истребили многие местные продукты». Из этих и других примеров (таблица 1) мы ясно видим, что Дарвин признавал, что биологические инвазии могут иметь драматические последствия для захваченных сообществ.

      CFP 9: успех инвазии могут определять генетические факторы; генетические факторы влияют на события при начальной инвазии; эволюция может происходить после инвазии. Хотя недавняя литература по инвазиям была сосредоточена главным образом на важности абиотических и биотических взаимодействий в управлении успехом инвазии, небольшой, но растущий компонент был сосредоточен на роли генетической структуры инвазивных (например, Philipp 1991, Ryman et al. 1995, Раймер и Симберлофф, 1996, Эйрес и др., 1999, Паркер и др.1999). Эти исследования носили в основном теоретический характер и изучали потенциальное значение различных генетических признаков (например, плоидности, гетерозиготности, бесполого или полового размножения) для успеха захватчика.

      Хотя несколько эмпирических исследований показали, что гетерозиготность важна для успеха инвазии растений (например, Martins and Jain 1979), роль генетики до сих пор в значительной степени неизвестна. Уильямсон (1996), однако, предполагает, что генетические факторы, скорее всего, важны, учитывая, что небольшое изменение в геноме вида может повлиять на его приспособленность.В поддержку этой точки зрения Ayres et al. (1999) продемонстрировали, что экзотический родственный вид вызвал локальное исчезновение Spartina foliosa (местный вьюнок) в результате гибридизации. Точно так же Филипп (1991) продемонстрировал, что интродуцированный во Флориду большеротый окунь ( Micropterus salmoides floridanus ) легко гибридизуется со своим северным подвидом ( M. salmoides salmoides ), что, в свою очередь, может негативно повлиять на рост и выживание северного подвида в течение зимы. . Райман и его коллеги (1995) также приводят многочисленные примеры того, как гибридизация культивируемых рыб с дикими может привести к потере коадаптированных генных комплексов и генетической целостности.Таким образом, мы согласны с Райманом и его коллегами (1995) в том, что генетические эффекты интродуцированных видов являются критической неопределенностью, требующей дальнейшего изучения.

      Очевидно, мы не можем утверждать, что у Дарвина были какие-либо мысли о важности генетической структуры организмов для успеха вторжения, потому что он не был знаком с менделевской генетикой. Однако при рассмотрении его идей о видах, преуспевающих в игре естественного отбора, мы видим, что он осознавал потенциальную важность наследуемости (хотя и в несколько ламарковском смысле) и изменчивости для будущего успеха организмов.«Мы также видели, что это наиболее процветающий или господствующий вид из более крупных родов, которые в среднем различаются больше всего… Таким образом, более крупные роды имеют тенденцию становиться более крупными; и во всей природе господствующие сейчас формы жизни имеют тенденцию становиться еще более господствующими, оставляя много измененных и господствующих потомков» (Дарвин, 1996, стр. 50), — писал он.

      Позднее Дарвин (Darwin, 1996, стр. 98) заявил, что «как правило, чем более разнообразными по строению могут быть представлены потомки какого-либо одного вида, тем больше мест они смогут захватить, и тем больше их модифицированное потомство будет увеличено.Ясно, что в данном случае Дарвин говорил о фенотипических признаках. Однако его идеи, безусловно, совпадают с нашими мыслями о важности генетической изменчивости и морфологической пластичности для успеха вида. Если бы только Дарвину удалось заполучить копию « Экспериментов по гибридизации растений» Грегора Менделя ….

      Последствия

      CFP 10: Вторжения информируют о структуре сообществ и силе взаимодействий, и наоборот. Этот CFP фокусируется на необходимости понимания динамики биологических вторжений и сообществ, поскольку они могут дать представление об организации сообщества, процессах, регулирующих успех вторжения, экологических рисках, связанных с новым захватчиком (включая организмы, введенные в качестве биологического контроля), и эволюции . Наша недавняя история испещрена случайными и преднамеренными интродукциями, которые нанесли значительный экологический и экономический ущерб (например, полосатые мидии Dreissena polymorpha , нильский окунь, креветка-опоссум, M.faya , коричневые древесные змеи Boiga correctis ), многих из которых можно было бы избежать, если бы мы были достаточно предусмотрительны, чтобы понять динамику захватчика и вторгшегося сообщества. Мы уже упоминали о последствиях на уровне экосистемы, испытанных на водосборе Флэтхед в результате преднамеренной интродукции мизид. Аналогичным образом запланированная интродукция хищной улитки Euglandina rosea на Гавайи в качестве биологической борьбы с другим неместным видом улиток ( Achatina fulica ) привела к уничтожению всех местных улиток Partula и, как ожидается, приведет к уничтожению всех эндемичные древесные улитки (Williamson 1996).По таким причинам мы можем понять, почему экологи-рыболовцы предостерегают от преднамеренной интродукции зарыбленных рыб по всей Европе и Северной Америке (Moyle et al., 1986, Philipp, 1991, Ryman et al., 1995).

      Хотя научное сообщество только сейчас начинает признавать, что биологические вторжения могут дать представление об экологических и эволюционных процессах (например, Simberloff, 1989, Lodge, 1993a, 1993b), Дарвин (1996, стр. 95) осознавал это еще до появления экологии. стала организованной дисциплиной: «Рассматривая природу растений или животных, которые успешно боролись с аборигенами какой-либо страны и натурализовались там, мы можем получить приблизительное представление о том, каким образом некоторые из аборигенов должны были бы быть модифицированы». , чтобы получить преимущество перед другими туземцами.

      Точно так же он даже предположил, что знание механизмов, обеспечивающих успешную колонизацию экзотических видов, может пролить свет на биогеографическое распространение и эволюционный успех видов: «Я не претендую на то, чтобы указать точные направления и способы миграции или причина, по которой мигрировали одни виды, а не другие; почему одни виды видоизменились и дали начало новым группам форм, а другие остались неизменными. Мы не можем надеяться объяснить такие факты, пока не сможем сказать, почему один вид, а не другой, натурализуется благодаря деятельности человека в чужой стране» (стр.307).

      Происхождение видов: больше, чем текст о естественном отборе

      Безусловно, можно утверждать, что книга Чарльза Дарвина «Происхождение видов » была самым важным вкладом в современную биологию. Спустя почти 140 лет после своей первой публикации теория эволюции Дарвина (с последующими модификациями, сделанными генетиками) по-прежнему считается наиболее правдоподобным с научной точки зрения объяснением видообразования, и она заложила основу для огромных исследований, основанных на эволюции, которые пронизывают биологию. палеонтологии и антропологии.Благодаря его влиянию на то, как мы интерпретируем историческую и современную биологию (например, фенотипическую и генотипическую изменчивость, функциональную морфологию, видовое разнообразие, поведение растений и животных), можно легко понять, почему Футуйма (1995, стр. 5) считает эволюцию «самая распространенная тема в биологии, объединяющая тема всей науки».

      Но «Происхождение видов» — это гораздо больше, чем основополагающий текст об эволюции. Как историки, так и биологи утверждают, что эта работа легла в основу современной экологии (McIntosh 1985), и беглое прочтение The Origin of Species раскроет истинные корни многих экологических теорий и явлений (напр.г., конкурентное исключение, предельное сходство, смещение признаков, хищничество, половой отбор, родственный отбор, островная биогеография). На самом деле работа Дарвина была настолько влиятельной — в основном те элементы, которые касались эволюции, — что ее влияние выходит за рамки самой науки, проникая во многие аспекты жизни общества, включая политику, образование и религию (Futuyma 1995, Gould 1999).

      Тем не менее, несмотря на все признание, которое получил основополагающий текст Дарвина, мы все же, возможно, не приписали ему все заслуги, которых он заслуживает.Ибо, как мы только что продемонстрировали, Дарвин авторитетно говорил о растущей области биологических вторжений. Фактически, большая часть общепринятых представлений о биологических вторжениях была поддержана в Происхождении видов . Как и многие современные экологи, Дарвин знал, что изучение процесса биологического вторжения важно, потому что оно может дать представление о том, как структурированы сообщества, а также помочь нам понять биогеографическое распространение и эволюцию видов.Точно так же он признал, что атрибуты как захватчика, так и захваченного сообщества могут быть важны для понимания успеха экзотического вида в новой среде. Дарвин даже сделал те же выводы (а именно, что наша способность предсказывать успех вторжений останется ограниченной из-за сложности экосистем), которые сегодня многие экологи принимают в качестве общепринятой точки зрения (например, Эрлих, 1989; Лодж, 1993а).

      Учитывая, что дарвиновская концептуализация успеха биологического вторжения на самом деле не сильно отличается от современного общепринятого мнения (независимо от правильности идей, старых или новых), мы, как и другие (Williamson 1996, p.1, Штольгрен и др. 1999, с. 25), считают, что понимание Дарвином биологических вторжений следует признать. Вполне возможно, что если бы некоторые из наблюдений Дарвина о биологических вторжениях были лучше отмечены, мы не сталкивались бы с серьезностью и разнообразием проблем, с которыми сталкиваемся в настоящее время.

      Благодарности

      Мы благодарим Д. Калвера, М. Кершнера, М. Гринстоуна, Дж. Холомузки, Р. Штейна, Т. Уэйта и двух анонимных рецензентов за их комментарии к предыдущим черновикам этой рукописи.Поддержка этой работы была предоставлена ​​​​(1) проектом Федеральной помощи в восстановлении спортивной рыбы F-69-P (Р. А. Штейну), управляемым совместно Службой охраны рыболовства и дикой природы США и Департаментом природных ресурсов штата Огайо — Отделом дикой природы ( 2) кафедрой эволюции, экологии и биологии организмов Университета штата Огайо (OSU) и (3) президентской стипендией, присужденной С.А. Лудсину OSU. Окончательной подготовке этой рукописи способствовала поддержка постдокторской стипендии Института экологических исследований Великих озер в Виндзорском университете, присужденной С.А. Лудсин и Канадский стратегический грант Совета по естественным наукам и инженерным исследованиям (П. Ф. Сейлу и другим).

      Приведенные ссылки

      .

      1999

      .

      Степень и степень гибридизации между экзотическим ( Spartina alterniflora ) и местным ( S. foliosa ) злаковым (Poaceae) в Калифорнии, США, определена с помощью случайной амплификации полиморфной ДНК (RAPD).

      Молекулярная экология

      8

      :

      1179

      1186

      .

      1996

      .

      Модель, процесс и предсказание в экологии морских вторжений.

      Биологическая консервация

      78

      :

      97

      106

      .

      .

      1993

      .

      Экологическая рулетка: глобальный перенос чужеродных морских организмов.

      Наука

      261

      :

      78

      82

      .

      .

      1998

      .

      Расселение ящериц над водой из-за ураганов.

      Природа

      395

      :

      556

      556

      .

      .

      1998

      .

      Роль интродуцированных видов в деградации островных экосистем: история Гуама.

      Ежегодный обзор экологии и систематики

      29

      :

      113

      140

      .

      1993а

      .

      Биологические инвазии: Уроки экологии.

      Тенденции экологии и эволюции

      8

      :

      133

      137

      .

      1999

      .

      Глобальные закономерности инвазий растений и концепция инвазивности.

      Экология

      80

      :

      1522

      1536

      .

      .

      1979

      .

      Роль генетической изменчивости в колонизирующей способности клевера розового ( Trifolium hirtum All.).

      Американский натуралист

      114

      :

      591

      595

      .

      .

      1999

      .

      Биотическая гомогенизация: Несколько победителей заменят многих проигравших в следующем массовом вымирании.

      Тенденции экологии и эволюции

      14

      :

      450

      453

      .

      .

      1993

      .

      Экзотические виды Великих озер: история биотических кризисов и антропогенных интродукций.

      Журнал исследований Великих озер

      19

      :

      1

      54

      .

      .

      1996

      .

      Биологические инвазии пресной воды: эмпирические закономерности и теория сборки.

      Биологическая консервация

      78

      :

      149

      161

      .

      [OTA] Управление оценки технологий

      .

      1999

      .

      Воздействие: к структуре для понимания экологических последствий захватчиков.

      Биологические инвазии

      1

      :

      3

      19

      .

      1991

      .

      Генетические последствия интродукции большеротого окуня из Флориды, Micropterus salmoides floridanus .

      Canadian Journal of Fisheries and Aquatic Sciences

      48

      :.

      1

      58

      65

      .

      .

      2000

      .

      Экологические и экономические издержки неаборигенных видов в США.

      БиоСайнс

      50

      :

      53

      65

      .

      .

      1987

      .

      Экологическая устойчивость в условиях многовидового промысла.

      Canadian Journal of Fisheries and Aquatic Sciences

      44

      :.

      2

      84

      94

      .

      .

      1995

      .

      Будущее биоразнообразия.

      Наука

      269

      :

      347

      350

      .

      .

      1996

      .

      Вымирание в результате гибридизации и интрогрессии.

      Ежегодный обзор экологии и систематики

      27

      :

      83

      109

      .

      .

      1995

      .

      Охрана внутривидового биоразнообразия промысловых рыб.

      Обзоры по биологии рыб и рыболовству

      5

      :

      417

      446

      .

      2000

      .

      Сценарии глобального разнообразия на 2100 год.

      Наука

      287

      :

      1770

      1774

      .

      .

      1998

      .

      Последствия нетипичного воздействия беспозвоночного хищника ( Bythotrephes cederstroemi ) на сообщество пелагического зоопланктона.

      Гидробиология

      380

      :

      179

      193

      .

      .

      1991

      .

      Зарыбление креветок, коллапс лосося и смещение орла.

      БиоСайнс

      41

      :

      14

      21

      .

      .

      1999

      .

      Экзотические виды растений вторгаются в горячие точки разнообразия местных растений.

      Экологические монографии

      69

      :

      25

      46

      .

      1988

      .

      Биологические инвазии заповедников: поиск обобщений.

      Биологическая консервация

      44

      :

      119

      135

      .

      .

      1989

      .

      Биологическое вторжение Myrica faya на Гавайях: демография растений, фиксация азота, воздействие на экосистему.

      Экологические монографии

      59

      :

      247

      265

      .

      .

      1997

      .

      Интродуцированные виды: важный компонент глобальных изменений, вызванных деятельностью человека.

      Экологический журнал Новой Зеландии

      21

      :

      1

      16

      .

      1992

      .

      Экологические риски от выпуска генетически модифицированных организмов (ГМО): необходимость молекулярной экологии.

      Молекулярная экология

      1

      :

      3

      8

      .

      .

      1986

      .

      Анализ и моделирование британских вторжений.

      Философские труды Королевского общества B

      314

      :

      505

      522

      .

      .

      1992

      .

      Вымирание видов и сопутствующие экологические изменения в озере Виктория.

      Нидерланды Зоологический журнал

      42

      :

      214

      232

      .

      .

      1973

      .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.