Как правильно пишется «приедешь» — ТекстЭксперт

Правильно пишется: приедешь

В правописании глаголов русского языка важно, в какой форме они стоят. Также при вопросе, как правильно пишется «приедешь», надо учитывать историю слова и его морфологические, синтаксические свойства. Ещё надо знать, что глагол «приехать» не имеет одной формы и заменяется при необходимости другим глаголом.

Инфинитив данного глагола – «приехать». Он совершенного вида, непереходный, то есть после него нельзя поставить существительное в винительном падеже и без предлога. Конкретно «приедешь» – глагол в единственном числе, втором лице, будущем времени.

Ты обещал поздравить меня с днём рожденья, приедешь завтра?

Есть глаголы, у которых отсутствуют некоторые формы, и к ним относится «приехать». У этого глагола нет формы повелительного наклонения, вместо «приехать» в повелительном наклонении в единственном и множественном числе употребляют «приезжать».

Надо помнить, что «приехать» и «приезжать» – разные глаголы, хоть и однокоренные; также важно, что «приезжать» несовершенного вида. Слова «приехай/приехайте» – даже не просторечие, а грубая ошибка.

Ты должен же был приехать летом к нам в гости, вот и приезжай, оставайся у нас до осени.

Раз вы хотели приехать к нам на поезде, лучше купите билеты на скоростной, приезжайте быстро и с комфортом.

Так как есть самостоятельный глагол «ехать», то логично предположить, что «приехать» произошёл от него с помощью приставки «при-«. Общий предок для похожих глаголов в европейских языках – праславянский глагол «jeti». В значении «двигаться, перемещаться на транспортном средстве» родственные глаголы есть в следующих языках:

  • iхати – украинский
  • jechac – польский
  • яхам – болгарский
  • jat – латышский (в значении – ехать верхом на лошади)
  • jahati – словенский

Значение у глагола «приехать» одно – прибыть, используя какой-либо транспорт.

Я приеду поездом, так что встречайте меня завтра утром на вокзале.

Глагол «приехали» именно в этой форме также употребляется в качестве междометия с сильным эмоциональным подтекстом. Это междометие имеет значение невозможности продолжать какое-то действие.

Ну, приехали! Мотор сгорел!

Приехали! После того, что ты сказал, спорить с тобой считаю бесполезным!

Наличие приставки «при-«, а не «пре-» объяснить просто: приставка «при-» имеется в глаголах, которые несут в себе значение приближения, присоединения. «Приедешь» – классический пример такого слова.
Если время – будущее, лицо – второе, а число – единственное, то все глаголы имеют на конце мягкий знак, исключений нет.

  • быть – будешь
  • постоять – постоишь
  • подъехать – подъедешь
  • заплакать – заплачешь

Корректное написание окончания в «приедешь» определяется тем, какое у глагола спряжение. В неопределённой форме это «приехать», заканчивается на «-ать». С этим окончанием всего четыре глагола относятся ко II спряжению: держать, слышать, гнать, дышать; остальные (как и «приехать») – I спряжение. При ответе на вопрос «что сделаешь?» они все будут заканчиваться на «-ешь»:

  • нарисовать – нарисуешь
  • вырастать – вырастешь
  • подъехать – подъедешь

Русский язык, такой богатый на ёмкие и остроумные выражения, как-то несправедливо обошёлся с глаголом «приехать»: с ним не так уж много пословиц. Зато они очень интересные и запоминающиеся!

Приехал как Наполеон русских бить (то есть приехал с большими амбициями, а закончилось всё позором).

Приехал – не поздоровался, уехал – не попрощался (и по приезду, и по отъезду был крайне нелюбезен).

А уж с глаголом «ехать» и с производными от него словами их огромное количество!

Ехал-то к брату, а заехал-то к свату!

Косо впряг, да ехать надо так!

Одному ехать – не рука, дорога-то далека!

Не сговорившись на берегу, не езди ты за реку!

как пишется слово полдня — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

Ура! У нас каникулы!

То есть, у Сони. Целую неделю не надо вставать в полшестого утра. Не надо с вечера думать, что положить утром в ланч-бокс. Это такая радость, такая радость, настоящий отдых для меня! Можно посидеть допоздна, когда дети уже уснули. Потрындеть с Виктором (правда, сегодня не получилось, он полдня на гольфе, весь такой уставший). Поэтому сижу до полуночи сама. Хотела фильм посмотреть, но решила почитать статейку в интернете, за ней другую. И вот уже пора идти спать. Чтоб совсем безнадежно бестолково не получилось мое позднее бодрствование , пишу сюда.

Хочется записать первые впечатления, ощущения от Сонной школы, учебы и всего, с этим связанного.

Соню мы решили отдать в международную школу. Подобные школы есть сейчас, наверно, во всех странах. Учатся там дети иностранцев, каким-то образом очутившиеся в чужой стране. Школы эти частные, платные. Оооочень дорогие, как правило. Учатся в них на английском языке. По программам, которые признаны во всем мире: чаще всего это кембриджская, оксфордская программы. В Джакарте много международных школ, в том числе Британская, Австралийская, новозеландская, Нидерландская, Международная школа Ганди, ну и еще разные другие, не такие звучные.

Мы выбрали Соне Нидерландскую международную школу. Она показалась мне самой дружелюбной, уютной, открытой не только для учеников, но и для родителей. Как-нибудь попозже напишу как выбирали школу.

Так вот, школа и в самом деле оказалась очень дружелюбной. Все для детей, все ради детей.

В классе всего 10 человек. К детям, для кого английский неродной, за отдельную плату 🙂 повышенное внимание, индивидуальная помощь во время уроков. Да, забыла написать, что в классе работает учитель и ассистент. Вот ассистент и помогает детям со слабым английским. Моя Соня именно такая, поэтому ей помогают. Нас ломали, чтобы мы взяли эту помощь на полгода, но мы решили оплатить только три месяца и потом смотреть по ее результатам. Я вижу, что трех месяцев будет достаточно. Она уже наравне с англоговорящими детьми пишет слова, читает, считает. И это для меня так удивительно.

Я, конечно, много слышала, что дети быстро схватывают язык. Но видеть это самому, каждый день видеть прогресс в языке — я такого не ожидала. Она уже вовсю тараторит на инглише. По словам учителя, Соня уже не только участвует в дискуссии в классе, но спорит вовсю и с одноклассниками, и с учителем. Произношение, конечно, не идеальное, но гораздо лучше чем было еще два месяца назад. Дальше будет только лучше, хехе!

Оценок не ставят. После диктантов (на написание слов) Учитель пишет либо Wow, либо Good job, ну или что-то в этом роде.

Домашнее задание дают раз в неделю. В понедельник. До пятницы его надо сделать и вернуть в класс. Пока домашку делаем только по математике. Все очень и очень просто. Я даже начинаю думать, что программа уж чересчур простая. И я вряд и ошибаюсь.

Еще им дают по две книжки на неделю. Маленькие такие тонюсенькие книжки на максимум — 30 слов. ну вот читаем их и еще должны писать по ним небольшие отчеты. Можно даже в виде рисунков. Но Соня категорически не хочет делать эти отчеты. говорит, что никто не делает, и она не знает как. Но я хочу во время этих каникул хотя бы попробовать.

Очень важное значение спорту. два раза в неделю физкультура, один раз плавание. Спортзал — отличный, бассейн еще лучше. Соня уже и плавает лучше, прыгает с бортика в воду, ныряет и даже проплывает под водой в обруче. Ей очень нравятся именно физра и плавание.

В программе очень много внимания уделяется коллективной работе. Класс делят на группы и дают задание на трех-четырех человек. Это очень интересно мне, потому как у нас такого почти не было, если и было, то я не помню. А у Сони такие занятия постоянно.

В школе не кормят. Поэтому моя головная боль каждое утро — ланчбоксы. Российские женщины даже не представляют, какие они в этом плане счастливые. Ребенка в школе покормят полезным завтраком, а иногда и обедом. А тут изгаляйся, придумывай. Еще Соня такой едок, ну такой едок. То поест, это не поест. Из дома выходит в полседьмого утра, приезжает в три часа дня. Яблоко и печеньку не положишь. Поэтому я с утра варю, жарю, режу, складываю.

Появились друзья , это здорово. Соня уже так не скучает по России, не режет мне сердце нытьем, что ей здесь скууууучно.

Такие вот дела

Революция №50

Я не был битломаном, из всех дисков имел только «Белый альбом», песни ливерпульцев казались слишком сладкими, чересчур мелодичными, изрядно традиционными, но, помню, когда-то меня неприятно задела характеристика творчества Леннона-МакКартни-Харрисона-Старра как «песен детства» — причем из уст их искреннего поклонника. Я ведь слушаю, но разве я ребенок? А с другой стороны, почему тогда девушки так визжали? Смотреть ту черно-белую хронику с заплаканными, а то и сомлевшими от счастья барышнями без смеха невозможно. Короче говоря, как ни посмотри — совершенно непонятный феномен.

В свое время на кафедре театральной критики меня учили разбирать любое произведение — будь то пьеса, спектакль, фильм, роман или рассказ — исходя из его названия. «Beatles» — на самом деле искаженная форма слова «beetles», то есть «жуки». При попытке передать название группы на русском с учетом этого нюанса приблизительным переводом будет что-то наподобие «Жюки». Такие игры со словами, кстати, любил Леннон, он даже выпустил книгу абсурдных заумных рассказов; но это «Жюки» напоминает скорее детское, подростковое намеренное искажение слов: субъект речи знает, как пишется слово, но намеренно делает по-своему, потому что такое нарушение само по себе выглядит маленьким бунтом против правил грамматики, а именно эти правила — едва ли не самые первые нормы, которые упорно вдалбливает ребенку взрослый мир.

Здесь, собственно, и кроется ответ, и он не слишком оригинален. Такое случалось и ранее; но именно с этими неправильно названными «Битлз» детвора всех континентов получила наконец свою полноценную долю в культуре, пусть и массовой, именно благодаря им захватила немалый плацдарм, на котором законы взрослых не действовали. Ведь все предшествующие века человеческой цивилизации отношения старших и младших определялись жесткой иерархией: пока ты ребенок — учись, работай, повинуйся; когда вырастешь — работай, потребляй, сдохни. А когда же жить? — подумало первое послевоенное поколение, к тому же, имея перед глазами красноречивые примеры того, какой кровью обернулось правление «морального большинства». Революция молодых взорвалась не в 1968-ом, а почти десятью годами ранее. И ее боевым кличем был тот детский визг, а орудием и вождями одновременно — те, кого сегодня осталось лишь двое. «Битлз» просто освободили нас от надокучливой власти взрослых, мимоходом создав матрицу этого освобождения, которую до сих пор успешно используют все новые и новые генерации мятежников: музыка как первый камень воображаемой или реальной баррикады.

Раз уж зашла речь о строительстве, то к месту вспоминаются заметки одного знаменитого архитектора-новатора начала 60-х. В заочной полемике с каким-то своим оппонентом этот господин провел весьма неожиданную аналогию: мол, консервативные современники современную архитектуру отбрасывают, а «Битлз» слушают с удовольствием; мол, «Битлз» через 50 лет забудут, но ведь они все равно имеют право на существование — тем более имеют такое право и новые идеи градостроения, ведь это на века.

Что ж, реформатор ошибся. Полвека миновало, а о «Битлах» никто и не думает забывать, да и экстравагантные когда-то здания уже стали классикой, и жить в них есть кому, потому что детство не кончается, и революция длится и длится.

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День»

Поначалу или по началу: как пишется

Слова «поначалу» и «по началу» пишутся по-разному, но оба варианта допустимы в русском языке. Важно понимать, что это разные части речи. Слитное или раздельное написание зависит от смысла, а смысл можно понять из контекста.

Поначалу мне было неловко в новой компании.

Они поначалу не догадались спросить.

Поначалу шел дождь, но потом выглянуло солнце.

  • «По началу» – существительное с предлогом. Имеется в виду начало чего-то конкретного: книги, фильма, разговора и т.п.

По началу разговора я не понял, куда он клонит.

Уже по началу диссертации был виден высокий уровень работы.

Исход матча трудно предсказать по началу.

Как отличить?

Слитно пишется наречие «поначалу»:

  • Его можно заменить словами «сначала», «вначале» или «сперва», выражением «на первых порах».

Поначалу на лекции было скучно. = Сперва на лекции было скучно.

Нам было грустно (когда?) поначалу.

Раздельно пишется существительное с предлогом «по началу»:

Что сериал будет интересным, мы поняли уже (по чему?) по началу первого сезона.

По началу (чего?) его работы трудно было предвидеть такой карьерный рост.

  • Можно добавить пояснительное слово. По какому началу?
    По (скучному) началу фильма я решил, что он будет неинтересным.
    По (удачному) началу проекта мы видели, что закончим раньше срока.

Сложные случаи

Иногда можно употребить оба выражения. В этом случае автор решает, что именно имеется в виду: обстоятельство или конкретная точка отсчета.

  1. Стал читать книгу. Поначалу я ничего не понял. В значении «сперва мне было непонятно». Пишется слитно.

  2. Стал читать книгу. По началу я ничего не понял. В значении «по началу книги». Пишется раздельно.

«Поначалу». Примеры


Ну, поначалу генералу эта преданность нравилась, однако с течением времени стал он мало-помалу задумываться: что, мол, такое это значит?
М.Е. Салтыков-Щедрин. «Современная идиллия»

Поначалу-то я хотел было в дружбе с ними жить, да они на меня – сразу, как псы на волка.
Максим Горький. «Жизнь Матвея Кожемякина»

Поначалу было неглубоко, и Лиза успела успокоиться и даже повеселела.
Борис Васильев. «А зори здесь тихие»

Кинорежиссёры обратили внимание на импозантную фигуру Евгения Эдуардовича. Поначалу использовали его в массовых сценах.
Сергей Довлатов. «Чемодан»

Поначалу эти обворожительные старички со своим рафинированным русским казались нам божьими одуванчиками.
Дина Рубина. «Наш китайский бизнес»

«По началу». Примеры


Во всяком случае решение дела оставлено до конца войны, а конца войны не предвидится, судя по началу…
И.А. Гончаров. «Фрегат «Паллада»»

Дело, отец Захария, необыкновенное по началу своему и по окончанию необыкновенное.
Н.С. Лесков. «Чающие движения воды»

Судя по началу, я думал, что ты так и вырастешь дураком, а ты вон как развернулся!
М.Е. Салтыков-Щедрин. «Господа ташкентцы»

По началу литературной деятельности Слепцова можно было ждать, что он будет плодовитым писателем.
А.Я. Панаева. «Воспоминания»

Это были Ярцево, Дорогобуж, Духовщина, Издешково, Сафоново – места, знакомые мне особенно по началу войны…
Константин Симонов. «Глазами человека моего поколения»

Не покормишь не вырастишь

Сегодня я расскажу Вам где начинается и как делается цепочка заданий на получение Детеныша кнутохвоста . Все что нужно для его получения: час времени на выполнение заданий, 85й уровень для похода в Зул’Гуруб .

Летим в Ясеневый лес и берем задание Вперед, в джунгли! . Его можно и пропустить, но ценность в том, что задание засчитывается в достижение хранителя мудрости Северной Тернистой долины.

  • Побыв в Оргримаре Вас отправляют в Гром’гол, сразу же берем задание Защита Гром’гола: угроза ящеров. Именно с этого места и начинается цепочка заданий на получение пета.
  • По выполнение автоматически будет предложено задание Детеныш кнутохвоста , выполняем и берем следующее: Не покормишь – не вырастишь и убиваем мурлоков )
  • После выполнения задания, новый квест не будет предлагаться, но цепочка на этом не заканчивается. В сумке у нас остался Осколок яйца ящера-кнутохвоста. С ним отправляемся в Руины Бал’лал (34,8 35,9) (спасибо Вовхэд) и вызываем ящера. Он нам предложит задание: Особенный череп.
  • Выполнив и здав квест наслаждаемся демонстацией магии вуду в исполнении Нимбойя и в котле, позади его, берем задание: Хороший нюх.
  • Делаем этот и 2 следующих задания(никаких проблем с их выполнением и получением я не вижу, по этому описывать не буду) после чего опять возвращаемся к бурлящему котлу. Но что же это? Перед нами появляется Мандокир Повелитель Крови и отбирает нашего детеныша!
  • В слезах и соплях берем у Нимбойа квест на встречу с Жрицей Ху’рала.
  • И вот она, финальная цепочка. Делаем все задания, они, в большинстве своем элементарны.
  • Хотелось бы акцентировать внимание на квесте Стать ящером в котором Вам придется испытать себя в шкуре ящера и попробовать совершить побег из ЗГ.
  • Провалив попытку бегства (да, так надо), жрица нас отправит поговорить с Сурханом.
  • На этом цепочка квестов заканчивается. Для получения питомца Вам будет нужно пойти в подземелье Зул’Гуруб и дойти до босса Мандокира Повелителя Крови. Победив его на арене рядом появиться наш дружок, ящер, который будет предлагать взять задание.
  • Берем и сражу же его сдаем — и вот оно! Главное разочарование!

Пет, то он конечно, петом, но дело вот в чем:
Моделька совершенно не отличается от прочих ящеров, но колоссальное сходство с Детенышем раззаши. Смотрите:

Убивайте хрустальных василисков в Северной Тернистой долине и кормите своего ящера-кнутохвоста их мясом, пока он не съест 40 кусочков.

Куски мяса василиска (40)

Прилагается предмет:

Осколок яйца ящера-кнутохвоста

Описание

Похоже, твой детеныш ящера голоден. Если хочешь позаботиться о зверушке, почему б тебе не принести ей какой-нибудь еды? Кнутохвосты частенько нападают на василисков Тернистой долины, которые водятся к востоку отсюда, выше Лагеря Курцена.

У этого крошки-ящера силенок пока маловато, чтобы самому охотиться, но ему наверняка придется по вкусу свежее мясо василиска.

Завершено

Вот, теперь рост налицо! Сам видишь, эти ящеры растут быстро. Повезло тебе с питомцем.

Постарайся удержать его возле себя как можно дольше, Цзяньян. Уверен – потом не пожалеешь.

Легко запомнить как правильно пишется вырастишь или вырастешь, стоит лишь узнать и запомнить несложное правило, давайте разберемся вместе.

Правильно пишется

В зависимости от значения глаголы «вырастишь» и «вырастешь» пишутся через «и» и через «е» соответственно.

Какое правило

В форме 2-го лица ед. числа глаголы вырастить и вырасти отличаются только буквами «и» и «е» (вырастешь и вырастишь). Чтобы не ошибиться в правописании, следует знать следующее правило: если глагол относится к 1-му спряжению (вырасти), то окончание будет –ешь. А если спряжение глагола второе (вырастить), то и окончание будет писаться через «и».

Для того чтобы правильно написать данное слово, следует четко разграничивать контекст: вырастешь (сам) – вырастишь (кого-то).

Устаю или Устою-как будет правильно?

КошачЬе семейство, как и собачье семейство пишется с мягким знаком. То же верно и для кошачьих/собачьих консервов.

А вот например, слово незрячие дает прилагательное незрячих, которое, очень сходное по форме с предыдущим, тем не менее отлично себе пишется без всякого мягкого знака.

Оба эти слова написаны правильно. Только одно отвечает на вопрос: «Что сделает», а другое — «Что сделать».

Что сделает? Оформится.

Что сделать? Оформиться

Например:

Этот человек (что сделает?) оформится на работу через неделю.

Этому человеку необходимо (что сделать?) оформиться на работу через неделю.

Я думаю, писать надо по общим правилам —

  1. день был в целом недождливый — слитно
  2. день сегодня не дождливый, а жаркий — раздельно.

Хотя изначально как-то слух режет это слово, когда слитно. Может просто писать «безоблачный», «ясный»?

Повешенный — полное страдательное причастие прошедшего времени, образованное от глагола вешать с приставкой по.

По правилам орфографии, в прилагательных, образованных от глаголов с приставками, пишется два н:

поношенный (костюм), подержанные (книги), умеренный (климат).

В кратких страдательных причастиях пишется одна буква н :

повешен (-а, -о, -ы),

они служат сказуемыми.

Примеры предложений.

Повешенный на стену гобелен служил прекрасным дополнением к набору мягкой мебели.

Проходя мимо, повар постоянно цеплялся карманом фартука за крючок для полотенец, неудачно повешенный на шкафчике.

Повешенный на стенке столовой лозунг призывал ребят мыть руки перед едой.

Мальчик (что делает?) делится яблоком с другом.

Мальчику надо (что делать?) делиться яблоком с другом.

С мягким знаком пишется неопределённая форма глагола. Если в предложении можно задать вопрос «что делаТЬ?», то пишется именно эта форма с мягким знаком. При вопросе «чтоделаеТ?» — без мягкого знака.

Поиск Ресурсы для учителей Raz-Plus | Раз-Плюс

Искать термин

Тип ресурса Все анимационные алфавиты увеличиваются / Невероятные животные Бенчмарк Биографии / Биографии Canciones y rimas / Испанские песни и рифмы Комиксы декодируемые декодируемые отрывки Словарь ELL Книжная серия Художественная серия Тексты для успеваемости Графические книги Headsprout Раннее чтение Высокий Низкий Высокочастотный Слово Высокий / Низкий Графические книги Юмор идиома La vida en Latinoamerica y Espana / Жизнь в Латинской Америке и Испании Выровненная книга Leyendas y Mitos / Legends and Myths Los colores / Colours Los nmeros / Numbers Lugares de patrimonio en Latinoamrica / Объекты наследия в Латинской Америке. Основы чтения Документальная серия Карманная книга детских стишков Поэзия Чтение вслух Совместное чтение Совместное чтение Тексты для чтения Однокнижная классика Звук песни / символ Торговая книга Словарь Бессловесный алфавит Дополнительные ресурсы Оценка алфавита Алфавит Пение Алфавит Курсив Таблицы стиля Алфавит Фризы Буква алфавита Карточки Алфавит Изображение Карточки Алфавит Печать Таблицы стилей Упражнения по стилю Алфавит Наклонная печать Таблицы стилей Алфавит / Звук Наборы навыков Аргументация Аутентичные испанские контрольные отрывки Классика Закрыть Отрывки для чтения Закрыть Пакеты для чтения Пакеты навыков для понимания Связанный класс Страны по всему миру Ежедневная языковая практика Пакеты для декодируемых переходов Оценки ELL ELL Comic Conversations ELL Content Picture Packs ELL Grammar Resources ELL Language Skill Packs ELL Leveled Reader Packs ELL Vocabulary Games Guide ELL Vocabulary Power Packs Флорида Беглость речи Прохождение Оценка беглости Чтение предложений Беглость Практика Проходки Основные навыки Бесплатные PDF-файлы Гиганты высокого животного мира Ресурсы почерка Частота Оценка слов Высокочастотные карточки со словами Наборы текста с высоким / низким содержанием Графический органайзер среднего уровня (3-6) Учебные центры Приложение к уроку Литературный кружок Пользовательские журналы Литературный кружок Инструменты для Вы Литературный кружок Инструменты для ваших учеников Значимые беседы Основы чтения следующего поколения Основы чтения следующего поколения Не коллекционирование Письменное письмо следующего поколения Оценка фонограммы Форма оценки фонологической осведомленности Книги по поэзии, детские стишки и сборники песен Обзор Программа написания поэзии Таблицы советов для дошкольного образования Начальная школа Graphic Organizer (K-2) Учебные пакеты на основе проектов Проецируемые макеты RAZ WOWzer Reader’s Theater Script Пересказ рубрики Текущая запись Испанский Закрыть Пакеты для чтения Пакеты тем для летней испанской школы. Ресурсы Репетиторство и наставничество U.S. Правительство Визуальные устройства Словарный запас Графический органайзер Словарь Словарный запас Сортировка по буквам Словарь Открытая сортировка Словарный запас Сортировка звука Словарный запас Сортировка по теме Мировые достопримечательности Мировые лидеры Тема ВсеПриключенияЖивотные и насекомыеИскусство и музыкаКлассикаСообщества и работаКультуры во всем миреЕдаДружбаГосударствоЗдоровье и человеческое телоИсторияПраздники и праздникиДом и семьяКак?

Художественная / Документальная ВсеФантастикаНеформальная Жанры Все Приключения Классическая концепция Описательная Басня Сказка Фэнтези Сказка Исторический Юмористический Информационный Информационный рассказ Легенда Тайна Миф Повествование Личное Личное повествование Личное повествование Убедительная Поэзия Сказка Пуркуа Реалистичная Научная фантастика Песня Рассказ Автобиография Концепция Биографии Творческое Описательное Фактическое Описание Историческое Как к Информационному Интервью Повествовательное Личное Повествование Личное Повествование Поэзия Pro / ConAllAdventureClassicConceptDescriptiveFableFairy TaleFantasyFolktaleHistoricalHumorousInformationalInformational NarrativeLegendMysteryMythNarrativePersonalPersonal NarrativePersonal RecountPersuasivePoetryPourquoi TaleRealisticScience FictionSongTall TaleAllAutobiographyBiographyConceptCreativeDescriptiveFactual DescriptionHistoricalHow toInformationalInterviewNarrativePersonal NarrativePersuasivePoetryPro / Con

Система выравнивания Выберите систему выравниванияLearning A-ZGradeLexileDRAFountas PinnellReading RecoveryRange

aaABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZZ1Z2 — aaABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZZ1Z2

ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTU-VW-XY-Z до ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTU-VW-XY-Z

A-123-468101214161820242830343840506070 + к A-123-468101214161820242830343840506070 +

123-45-67-89-1011-1213-1415-16171819202830343840N / A до 123-45-67-89-1011-1213-1415-16171819202830343840N / A

K123455 + к K123455 +

NPBR200LBR150LBR100LBR50L0L50L100L150L200L250L300L350L400L450L500L550L600L650L700L750L800L850L900L950L1000L1050L1100L1150L1200L1250L1300L1350L1400L к NPBR200LBR150LBR100LBR50L0L50L100L150L200L250L300L350L400L450L500L550L600L650L700L750L800L850L900L950L1000L1050L1100L1150L1200L1250L1300L1350L1400L

Языки ВсеанглийскийФранцузскийИспанскийБританский АнглийскийПольскийУкраинскийВьетнамскийАвстралийский

Категория навыков ВсеСтратегия чтенияПониманиеФонологическая осведомленностьФоникаГрамматика и механикаСловесные работыОсобенности текстаЛитературный элемент Навыки урока ВсеЗадать вопрос и ответить на вопросыСвязаться с предыдущими знаниямиКонтекстные подсказкиОсновная идея и деталиСоздать соединения текста с собойСоздавать, проверять и подтверждать прогнозыРешение проблемРеласионарное совпадение с предыдущими сообщениямиРезумирРазвититьСамоконтрольСамостоятельный вопросПоследовательность событийSQA / Formular y Responder preguntasAuthentiznalyisVechnical Connections и отвечать на вопросы Точка зрения автора Цель автораКатегоризация информацииПричина и следствие Черты персонажаКлассификация информацииСравнить контраст и Настройка Идентифицировать Факты Идентифицировать Жанр Идентифицировать Настройки Интерпретировать ДиаграммыИнтерпретировать Диаграммы s и GraphsMain Идея и DetailsMake InferencesMake Умозаключения / Draw ConclusionsNarrative Точка ViewProblem и SolutionReality и FantasySequenceSequence EventsStory ElementsSummarizeAllAlliterationBlend Onset и RimeBlend PhonemesBlend SoundsBlend SyllablesBlendsCombinar fonemasCombinar slabasCombinar у segmentar уна Palabra ан slabasConsonant Digraph SoundsDiscriminate Начальный и конечный согласный DigraphsDiscriminate Начальная Согласные BlendDiscriminate Начальная DigraphDiscriminate медиальной SoundsDiscriminate R Контролируемые OrDiscriminate Variant Vowel SoundsEl sonido / __ / El sonido / __ / de la letra __El sonido de la letra / __ / El sonido final de una palabraEl sonido inicial de las palabras и финальные звуки Начальные сочетания Начальный согласный диграф Начальные согласные Начальный звук Длинный гласный диграф Длинные гласные звуки Длинные гласныеLos sonidos / b / y / v / Лос sonidos де ла Letra __Manipulate Final SoundsManipulate начальным и заключительным SoundsManipulate Initial SoundManipulate медиальной SoundsMedial SoundOmitir ла slaba inicialProducir rimasR-Controlled VowelsRhymeRimaSegment и Смешать PhonemesSegment Onset и RimeSegment PhonemesSegment SyllablesSegmentar oraciones ан palabrasSegmentar уна Palabra ан slabasSegmento де slabasShort Vowel SoundsShort VowelsSonido inicialSound DiscriminationSustituir slabasSyllable AwarenessVariant гласного SoundsVowelsWord AwarenessAllBlendsConsonant BlendsConsonant DigraphsConsonante finalConsonante inicialConsonantesConsonantsDiferenciar Entre consonantes у vocalesDiferenciar Entre эль Sonido де ла Letra __ у ла Letra __Diferentes patrones де slabasDgrafosDiphthongsDouble LettersEl Sonido / __ / де-ла-Letra __El Sonido де ла Letra __El Sonido-де-лас letrasGrupos consonnticos ан posicin inicialLa consonante окончательный _LA consonante Inicial _Длинные гласныеОткрытые гласные Патроны CV простые Патроны CVC Патроны VCPatrones VC y CVR VowelsRhymeShort VowelsSlabas контролируемая tnicas у slabas tonasSilent LettersSonido де ла Letra / __ / Sonido inicialSound Символ RelationshipVariant VowelsVCe Длинные гласные PatternsVCe PatternVowel DigraphsVowel орграфах Versus Vowel DipthongsVowel DiphthongVowel GeneralizationsVowel PatternsVowel YWord FamiliesAllAccentsAcentuacin де лас Palabras interrogativas у exclamativasAdjectivesAdjectives, глаголами и AdverbsAdjetivos comparativosAdjetivos superlativosAdverbsAgreement из AdjectivesAntonymsApostrophesArticlesArtculos definidosArtculos definidos е indefinidosBold PrintBulletsCapitalizationCapitalization и PunctuationColonColons и SemicolonsCombined SentencesCommandsCommasCommon NounsComparative AdjectivesComparative и Superlative AdjectivesComplete SentencesComplex SentencesCompound AdjectivesCompound PredicatesCompound SentencesCompound SubjectCompound WordsConcordancia де sujeto-verboConjuncionesConjunctionsConnecting WordsContext CluesContractionsCoordinate и накопительное Adje ctivesDashDeclarative SentencesDescribing WordsDialogueEllipsesEnding ErExclamation MarksExclamatory SentencesGender и NumberHyphenated Соединение AdjectivesIdentify HomophonesIdentify Prepostional PhrasesInflectional EndingsInterrogative SentencesIntroducing PhrasesIrregular VerbsMayscula inicialMayscula Inicial у Пунто окончательного де ла oracinMultiple Значение WordsNonfiction элементов в вымышленных TextNounsNouns Против ContractionsOraciones completasOraciones declarativasOraciones exclamativasOraciones interrogativasParagraph FormationParenthesesPast TensePast-Напряженная VerbsPeriodsPlural NounsPluralsPossessive NounsPossessivesPredicado simplePredicatesPrefixesPreposicionesPrepositional PhrasesPrepositionsPresent-Tense VerbsPronombres personalesPronounsProper СуществительныеПунктуацияPuntosВопросительные знакиЦифровые знакиЧтение символов с числамиПолуколонФрагменты предложенийТипы предложенийSignos de exclamacinSignos de interrogacinSimilesПростые и составные предметыПростые предикатыПростые предложенияSimple Su bjectSimple, соединение и комплекс SentencesSubjectSubject и PredicateSubject-Verb AgreementSuffixesSujeto simpleSuperlative AdjectivesSustantivosSustantivos pluralesSynonymsTime-Заказ WordsTypes из SentencesTypes предложений и PunctuationVerb EndingsVerb TenseVerbosVerbsVerbs и AdverbsVerbs и прямой ObjectsAllAbbreviationsAcrosticsAdjectivesAdverbsAffixesAlliterationAlphabetical OrderAlphabetizingAnimal NamesAntnimosAntonymsApostrophesBold PrintBoldface WordsCardinal и Порядковый NumbersCategorizar palabrasCategorize WordsColloquial phrasesColor WordsCommon PrefixesCommon SuffixesComparative и Superlative WordsCompound WordsConcept WordsConjunctionsContent VocabularyContext ПодсказкиСогласованияДни неделиОписательные словаДиалектСловарные навыкиИнформационный языкИностранный словарьВысокочастотные словаГомографыОмонимыГомофоныСоставные слова идиомыИдиомыИнфекционные окончания sMultiple Syllable WordsNumber WordsNumbers и AbbreviationsNumbers в пределах TextOften Confused WordsOnomatopoeiaOrden alfabticoOrder WordsPalabras де coloresPalabras де medidasPalabras де posicinPalabras де УСО frecuentePalabras interrogativasPersonificationPlural EndingsPosition WordsPossessivesPrefixesPrepositional PhrasesPrepositionsPronounsPronunciationProper NounsQuestion WordsReading чисел в пределах TextReading символы, цифры и AbbreviationsRegional WordsRootsSensory WordsSimilesSimiles и MetaphorsSinnimosSpanish VocabularySuffixesSyllable PatternsSyllablesSymbolsSynonymsSynonyms и AntonymsTime и порядок WordsVerb TenseVerbsVocabulario-де-ла lectura Происхождение слов: Слова, префиксы, суффиксы и т. д.

Область содержимого ELL Все Искусство и музыка Искусство Цвета MusicELL Социальные и учебные программы Язык Сотрудничество Повседневные распорядки Чувства Следуя указаниям Дружба Хобби Решение проблем Обязанности Правила Безопасность Школа Спорт и игрыОсновные навыкиЯзыковые навыки ELL Языковые навыки Прилагательные Наречия Прилагательные слова Сочленения Существительные Детские стишки Поэзия Предлоги Местоимения Элементы текста Предложения Типы слов Рассказы Жанр Коллекции Приключение Биография Басни Сказки Общие народные сказки Как и обработка Интервью Легенды Тайны Мифы Убедительные сказки Pourquoi Pro / Con Tall Tales Математика сложение и вычитание Диаграммы и графики Подсчет экономики и бизнеса Доли и проценты Измерение геометрии Число денег Шаблон смысла s Формы Сортировка и классификация Время Наука Животные Биология Земля и космос Электричество и магнетизм Энергия, силы и движение Среда обитания Здоровье и человеческое тело Земля и вода Свет и звук Машины имеют значение Люди Растения Камни и минералы Ученые и изобретатели Инструменты и технологии Вода Погода и времена годаСоциальные истории Запугивание Сотрудничество Чувства и эмоции Манеры дружбы Социальные исследования Искусство и музыка Праздники Сообщество и соседство Культура и религия Экономика и бизнес Исследователи Еда География и путешествия Дом и семья Работа Карты Деньги Люди Места Технологии Транспорт U.С. Правительство США История Всемирная история

«Что я могу делать, когда вырасту Книга

Электронные книги можно купить на:

Amazon KOBO

Руководство по карьере, деньгам и будущему для молодых людей

Вы когда-нибудь чувствовали себя смущенными, напуганными или даже немного раздраженными, когда взрослый спрашивал, как если бы это было самой нормальной вещью в мире: Что вы хотите делать, когда вырастете? Если это так, то вы не одиноки. Знать, чем вы хотите заниматься в своей жизни, — это один из самых сложных вопросов, на который вам когда-либо придется ответить, и это тот, с которым большинство взрослых все еще не могут решить …

Что я могу делать, когда вырасту? — это книга о мире труда, написанная специально для молодежи.Он отправляет нас в путешествие по наиболее важным вопросам в рамках темы, например:

• Как я могу раскрыть свои увлечения?
• Что должно включать в себя «хорошая» работа?
• Сколько денег я должен зарабатывать?
• Как работает экономика?

В результате получилась книга, которая вызовет исключительно плодотворные беседы и поможет вам с оптимизмом и предвкушением смотреть на свою трудовую жизнь.

Выписки из книги:

Почему сложно понять, чем вы хотите заниматься

«Большая трудность во всем этом состоит в том, что наш мозг не очень хорошо умеет говорить нам, что сделает нас счастливыми.Мы достаточно быстро узнаем о проблеме, но это отличается от знания того, что нам нужно сделать, чтобы почувствовать удовлетворение ».

Что такое работа?

«Настоящая причина, по которой вы можете получать деньги за работу, заключается в следующем: люди платят деньги, потому что у них есть проблема, которую они не могут решить самостоятельно. Им нужен кто-то еще, чтобы помочь им — кто-то, кого они обычно не знают и кто не может сделать это просто в качестве «услуги», — и они должны отдать немного денег в обмен на свою помощь ».

Что вам действительно нравится?

«Думать об удовольствии — это ключ к достижению хорошей трудовой жизни.Эта идея звучит странно только потому, что в школах почти никогда не думают о развлечениях. Учеба не приносит удовольствия: вы должны страдать — по крайней мере, это может показаться плохим днем. Однако ваша способность выполнять свою работу должным образом во взрослом возрасте будет зависеть от того, насколько вы хорошо понимаете, что на самом деле приносит вам радость, а затем от поиска подходящей работы ».

Прочитать отрывок из книги

Ресурсы для родителей и учителей от Школы жизни

Книга в твердом переплете с упражнениями | 175 страниц | 227 x 160 мм | Идеально для детей от 9 лет

Зачем расти?

1.Историческая справка

Возможные миры

Справедливо спросить, может ли философия вообще много сказать о таком разнообразном процессе, как взросление. Философы торгуют общими истинами — некоторые все еще ищут необходимые или универсальные — но даже небольшие эмпирические данные показывают, что взросление — это особенность. Достижение совершеннолетия в Самоа — это не то же самое, что совершеннолетие в Саутгемптоне, и даже в рамках одной культуры десятилетия могут иметь значение, а века могут сделать местность неузнаваемой.Французский историк Филипп Арьес утверждал, что европейцы раннего средневековья не имели представления о детстве; только в XII веке дети считались достаточно известными, чтобы их можно было изображать на картинах, и даже тогда их просто изображали как взрослых меньшего роста, без каких-либо различий в чертах лица или выражении лица. Позже историки критиковали Ариеса за слишком быстрый вывод от иконографии к концепциям, но его самая важная мысль все еще остается в силе: какое бы представление о детстве средневековых европейцев ни было, оно не было нашим.Если мы сосредоточимся на образах, мы даже можем спросить, совпадает ли представление Ариеса о детстве с тем, что мы имеем сегодня. Когда в 1960 году он написал свой основополагающий Centuries of Childhood , он мог представить, с какой легкостью некоторые из нас снимают и делятся пачками детских видеороликов, которые, за исключением ограниченного числа социологов, могут представлять интерес только для ребенка. бабушка и дедушка и будущая невеста?

Что-то определенно изменилось, когда это стало возможным, но ничего более драматичного, чем изменения в мышлении о детстве, когда люди стали считать само собой разумеющимся, что их дети выживут в младенчестве.Французские дети семнадцатого века были так же знакомы с рождением и смертью, как и с сексом, и не только в крестьянских жилищах, где жизнь по необходимости проходила в одной комнате. В дневнике королевского врача Эроара есть наблюдения, подобные этому, сделанные, когда будущему Людовику XIII был один год: «Он громко смеялся, когда его няня трясла его членом пальцами, — забавный трюк, который ребенок вскоре скопировал. Вызвав страницу, он крикнул: «Привет!» и поднял халат, показывая ему свой член… в приподнятом настроении он заставил всех поцеловать свой член »( Век детства, , стр. 100).

В нашем нынешнем стремлении компенсировать десятилетия, когда сексуальное насилие игнорировалось, нам следует помнить, что не всякая форма внимания к детской сексуальности является злоупотреблением ею. В ранней современной Франции такое поведение считалось совершенно нормальным до семи или восьми лет, когда от детей требовалось относиться к сексуальным вопросам более скромно. Это так далеко от викторианских ожиданий невинности или нашей нынешней повышенной озабоченности по поводу сексуальных хищников и педерастии, что вполне можно спросить, было ли детское тело таким же в те три эпохи.

Иметь ум ребенка не могло быть таким же в мире, который еще не подчеркивал важность образования или отделял детей от взрослых в новых учреждениях, называемых школами. Большинство раннесредневековых европейских детей были поглощены миром труда взрослых, как только они стали достаточно взрослыми, чтобы подмести пол в мастерской. Ожидание, что мальчики должны быть изолированы от взрослых, чтобы получать удовольствие или выдерживать процесс обучения, зародилось в семнадцатом веке и породило современное представление о долгом детстве.Детство девочек и детей из бедных семей по-прежнему было короче, чем у тех молодых людей, которых отправляли в школу. Даже в отношении последнего мы должны задаться вопросом об общности опыта в эпоху, когда школьники были вооружены и регулярно бунтовали против своих учителей в инцидентах, подобных тому, что произошел в Ди, Франция, в 1649 г .:

Логики забаррикадировались внутри колледжа. не допускали учителей и учеников других классов, стреляли из пистолета, загрязняли ростры в первом и третьем классах, выбросили скамейки во втором классе из окна, рвали книги и, наконец, вылезли из окна четвертого класса.(Там же, стр. 318)

Арьес сообщает нам, что великие школьные мятежи закончились в конце семнадцатого века во Франции, хотя они продолжались в девятнадцатом веке в Англии, когда школьники поджигали свои парты и книги и уходили в остров должен был быть подчинен роте солдат. Представления о детстве и юности были столь же отличны от наших, как и концепция взрослости, которая должна была им следовать:

Чтобы добиться успеха в жизни, не значило заработать состояние или, по крайней мере, это имело второстепенное значение; прежде всего, нужно было завоевать более почетное положение в обществе, все члены которого видели друг друга, слышали друг друга и встречались друг с другом почти каждый день.(Там же, стр. 376)

Всегда можно провести параллели — на ум приходят определенные формы поведения в Facebook, — но даже эти несколько примеров показывают, насколько ранние современные представления о жизненных циклах отличаются от тех, которые мы сейчас принимаем как должное. В частности, современные историки утверждают, что само представление о детстве как о счастливом является современным. Если не считать случайных ласковых словечек в адрес своей матери, вряд ли классический писатель от Греции до Китая оставил воспоминания о своем детстве как о золотом или выразил ностальгию или тоску по нему.1 По мнению французского философа семнадцатого века Рене Декарта, человеческое несчастье связано с тем, что мы начинаем свою жизнь как дети.

На другом конце света, проведенное в более позднее время американским антропологом Маргарет Мид, исследование девочек-подростков в Самоа показало, что они хорошо проводят время. Мид имел в виду это буквально. Когда она написала Coming of Age in Samoa , большая часть времени маленьких детей была потрачена на присмотр за ребенком. В возрасте пяти или шести лет самоанская девочка обычно находилась с младенцем на бедре; до восьми или девяти лет мальчики тоже немного заботились о младших детях.Для обоих полов уход за младенцами в основном заключался в том, чтобы держать их в тишине, когда они находятся в пределах слышимости взрослых. По мере того, как дети росли, «костер или трубка, которую нужно разжечь, призыв к питью, зажигание лампы, плач ребенка, поручение капризного взрослого — все это преследует их с утра до ночи» ( Coming of Возраст , стр.21).

Если бы семьи Самоа были меньше, писал Мид, это разделило бы население на две группы: чисто самоотверженные и тиранически своенравные.

Но точно так же, как ребенок становится достаточно взрослым, и его своенравие становится невыносимым, на него обременяют младшего, и весь процесс повторяется снова, каждый ребенок дисциплинируется и социализируется через ответственность за еще более молодого.(Там же, стр. 19)

Введение государственного школьного образования с тех пор привело к полной реорганизации семейных структур Самоа, и легко пожалеть тех детей, которые во время исследования Мида не могли освободиться от труда. Считаю необходимым для детства. Однако ясно, что детям Самоа не хватало того, чего нам не хватало: опыта внесения значимого вклада в жизнь общества. Наши дети играют в куклы или игрушечные чайные сервизы, имитируя задачи, которые они будут выполнять во взрослом возрасте; Самоанская девочка, заботившаяся о своем младшем брате, выполняла важную функцию, которая позволяла ее матери рыбачить на рифе или работать на плантации в промежутках между беременностями.Вместо длинного пустого пространства, где обязанностей немного, а значения носят подготовительный характер — наших детей оценивают по их успеваемости на тестах, предназначенных для их подготовки к реальным задачам, но которые часто не имеют к ним никакого отношения — дети Самоа делали то, что имело значение, и они это знали. Заявление Мида о том, что это придало их жизни большей согласованности, чем наша, не следует принимать за извинение за миллионы детей, которые все еще вынуждены работать, прежде всего в Азии и Африке, в ужасных условиях сегодня, но это призыв тщательно подумать о том, что мы принимаем как должное.

Однако после полового созревания девочки Самоа были освобождены от более утомительных форм труда, возлагаемого на маленьких детей, и откладывали время до тех пор, пока они не столкнулись с новыми обязанностями, связанными с браком. Они проводили время за легкой работой, такой как плетение корзин, и за свиданиями при лунном свете с молодыми людьми, которые могли успешно их соблазнить. Поскольку самоанское сексуальное мастерство было связано со знанием того, как удовлетворить девушек, эти свидания были сладкими, но они редко бывали настолько запутанными, чтобы вызвать те муки, которые мы знаем по (большей части) наших первых любовных переживаний.Сексуальные отношения были многочисленными и непродолжительными. Для самоанцев «Ромео и Джульетта» было забавным. Мид хорошо знала, что в самоанской культуре, которую она описала, не хватало измерения, которое мы бы упустили:

Любовь и ненависть, ревность и месть, горе и горе — все это вопросы недель. С первых месяцев жизни, когда ребенка небрежно передают из рук одной женщины в другую, усваивается урок: не нужно сильно заботиться об одном человеке, не возлагать больших надежд на какие-то отношения.(Там же, стр. 138)

Тем не менее она непреклонно подчеркивала способы, которыми эта культура избегала кризисов и конфликтов, которые мы стали считать естественными для перехода от детства к зрелости. Самоанский подросток был свободен исследовать желания своего тела в тот момент, когда они становились неотложными; если она не согласна со своими родителями, обычно рядом находился родственник, которому она могла отнести свиток циновок и противомоскитную сетку. Девочки Самоа прошли

через тот же процесс физического развития, через который проходят наши девочки, прорезая свои первые зубы и теряя их, прорезая вторые зубы, становясь высокими и неуклюжими, достигая половой зрелости с первой менструацией, постепенно достигая физической зрелости и становясь готовыми. для производства следующего поколения.(Там же, стр. 135)

И все же никакое физическое развитие не сопровождалось интеллектуальным и эмоциональным развитием, которое мы привыкли рассматривать как типично подростковый: бури разочарования и напряжения ожидания, колебания между высоким идеализмом и скептическим презрением. , отчаянное, часто беспомощное самоутверждение в поисках собственного «я».

Поскольку книга Мида была даже больше классикой двадцатого века, чем книга Ариеса, она, как и книга Ариеса, подверглась профессиональному анализу, некоторые из которых оказались неверными истолкованиями и ошибками.Такова природа эмпирического: вы можете ошибиться. Тем не менее, какие бы неверные толкования они ни содержали, обе книги остаются важными и поучительными, поскольку обе содержат более глубокие истины, которые можно назвать философскими. Детство не фиксировано, равно как и следующие за ним этапы жизни. И эта истина не является просто вопросом исторического или этнологического интереса, поскольку, если наши пути не определены, мы можем выбирать между ними. По крайней мере в принципе.

Эти наброски двух известных рассказов о детстве и юности должны напомнить нам, насколько разным может быть взросление в разных местах и ​​в разные эпохи.Даже небольшие изменения в пространстве или времени могут привести к огромным различиям. Например, в первые годы существования Советского Союза эксперименты в области прогрессивного образования казались американскому философу Джону Дьюи завидными, в то время как ребенок, родившийся всего десять лет спустя, испытал жесткий авторитарный климат, который сталинизм привнес в школы и другие российские учреждения2. Даже в относительно похожих обществах различия в детских предположениях могут быть огромными, как я обнаружил, случайно услышав разговор между моими семилетними дочерьми-близнецами в 1998 году.В то время мы жили в Тель-Авиве, и я уже не помню, кто из них первым услышал неутешительную новость о том, что их кузина из Массачусетса не приедет с давно запланированным визитом, и побежал рассказать сестре. Государственный департамент предупредил, что нельзя ездить в Израиль, и моя невестка уступила.

‘Что случилось?’ — спросила дочь, которую только что проинформировали. ‘Он болен?’

«Он в порядке», — сказала ее сестра. «Это как-то связано с Саддамом Хусейном.«

» При чем здесь Саддам Хусейн?

«Я не уверен», — подумал другой. «Я думаю, что они не так привыкли к войнам в Америке. Может, у него нет собственного противогаза ».

«Не глупи», — последовал надменный ответ. «У каждого в мире есть свой противогаз».

Величайшая задача философии — расширить наше чувство возможности. В поисках примеров, показывающих возможность других жизней или концепций, отличных от тех, которые мы принимаем как должное, многие философы двадцатого века обратились к научной фантастике.Возможно, им лучше было обратиться к истории или антропологии. Как показывают примеры, которые я только что набросал, возможно гораздо больше, чем мир, который мы знаем. Это понимание является философским, и, как и большинство истинно философских прозрений, его подтекст является нормативным, то есть утверждением о том, как все должно быть. Философия может и должна опираться на знания, которые можно получить, только глядя на мир таким, какой он есть и каким он был, но ее взгляд всегда направлен на мир таким, каким он должен быть.Именно это имел в виду Кант, когда писал, что практика первична. В одной из немногих автобиографических заметок, которые он оставил нам, он объясняет, как пришел к такому мнению:

Я по натуре исследователь. Я чувствую всепоглощающую жажду знаний, неугомонную страсть к дальнейшему продвижению, восторг открытий. Было время, когда я считал, что именно это придает истинное достоинство человеческой жизни, и я презирал простых людей, которые ничего не знали. Руссо меня поправил. Это воображаемое преимущество исчезает, и я научился уважать человеческую природу.Я бы считал себя гораздо более бесполезным, чем простой рабочий, если бы я не верил, что моя работа будет способствовать восстановлению прав человечества.3

Но, учитывая разнообразие переживаний взросления, приведенные выше наброски просто намекните на то, какие общие утверждения может сделать философия?

Что такое Просвещение?

Достижение совершеннолетия — это проблема Просвещения, и ничто не показывает так ясно, что мы являемся наследниками Просвещения, признаем мы это наследие или нет.В V веке до н. Э. Платон подробно писал о воспитании детей; его Republic изобилует обсуждениями вопросов, начиная с возраста, необходимого для обучения игре на флейте, мелодии которой должны быть услышаны. До тех пор, пока Руссо не обратит внимание на такие детали, другой философ. Но внимание Платона к деталям не ради ребенка или взрослого, которым он станет; его больше заботит забота о государстве и его развитие, чем об отдельных его личностях. В эпоху, когда традиционные социальные роли начали ослабевать, Просвещение могло начать заботиться об индивидуальном человеческом развитии ради самого себя, хотя политические проблемы никогда не уходили далеко на второй план.В то время как традиционные структуры оставляют мало места для отклонений, неудивительно, что римский философ Цицерон мог описать философский бизнес как изучение того, как умирать, как часть жизни, допускающую значительные вариации. Как только эти структуры были ослаблены, так что процесс взросления перестал быть простым, правильная форма человеческого развития превратилась в философскую проблему, включающую как психологические, так и политические вопросы, и придававшую им нормативную направленность. Таким образом, для современных западных обществ достаточно основных черт взросления, которые, к лучшему или худшему, все чаще становятся моделями взросления где угодно, чтобы некоторые общие философские утверждения имели смысл.

Кант определил бы Просветление как совершеннолетие, поэтому для него было бы естественным написать в эссе 1786 года «Предполагаемое начало истории человечества», что первым шагом человеческого разума является осознание того, что люди обладают способность выбирать свой жизненный путь, в отличие от других животных, которые обязаны только одному. Эта способность казалась особенно большой для человека Просвещения. Средневековые французские мастера или полинезийские вожди имели больше возможностей для выбора в своей жизни, чем их лошади или свиньи, но на протяжении большей части истории человечества индивидуальный выбор жизненного пути был относительно небольшим.Мир Канта только начинал принимать открытость, которую мы принимаем как должное, и он использовал все ее преимущества. Если бы он родился на пару поколений раньше, вероятность того, что сын малограмотного мастера по изготовлению седел, стал бы профессором, не говоря уже о том, чтобы он был признан при жизни крупным мыслителем, была бы практически равна нулю. По-прежнему гораздо более верно, чем должно быть, что даже в странах, которые утверждают, что продвигают равенство возможностей, то, что делают ваши родители, влияет на количество выборов, которые вы сможете сделать в своей жизни.Тем не менее, по сравнению с досовременными обществами, ваша жизнь может быть статистически, но не , неизбежно определяемой вашим положением в младенчестве. (Странные исключения особенно анахроничны: немногие оставшиеся члены королевской семьи. У принца Джорджа нет выбора карьеры.)

Выбор, который мы должны сделать, требует больше опыта и здравого смысла в решающие моменты, когда они нам нужны больше всего. Очень долго другие должны делать их для нас: в отличие от других животных, людям нужно образование.Кант делает исключение для певчих птиц, которых, по его словам, учат петь их матери, как детей в школе. Он предлагает каждому, кто считает, что они учатся петь инстинктивно, следует положить воробьиные яйца в канарейочное гнездо и посмотреть, как молодые воробьи учатся петь, как их приемная мать. Современные биологи подтвердили это4. Но мы стремимся к большему, чем просто чудо, поэтому можно научиться чему-то большему, чем пение мелодии. В самом деле, говорит Кант, «человек может стать человеком только через образование».Но что насчет педагогов? Даже те, у кого самые лучшие намерения, отчасти являются продуктом выбора, сделанного другими. Более того, образование должно быть образованием для будущего, которое мы можем лишь отчасти предвидеть. Оставим в стороне технический прогресс: если у нас есть надежда на моральный прогресс, мы хотим, чтобы следующее поколение было лучше нас. Вариант этого желания выражен в популярной израильской песне, в которой вздыхают: «Береги мир, дитя / Ибо нам не удалось этого сделать». Но не нужно быть таким угрюмым — или безответственным — в надежде, что следующее поколение станет и мудрее, и храбрее нашего.Но как мы можем помочь в создании способностей, которые лучше тех, которыми мы обладаем, даже если мы этого хотим? Неудивительно, что в «Лекциях по педагогике » Канта образование было названо «величайшей и самой сложной проблемой, которую может решить человек».

Дело выглядит еще хуже, если учесть, как часто не хватает лучших намерений. Я придерживаюсь точки зрения доброжелательного родителя или преданного учителя, но не только они определяют, как будет развиваться образование.Как часто напоминает нам Кант, правительства предпочитают незрелых подданных независимым гражданам. Современное выражение этого предпочтения варьируется от растущей практики электронного наблюдения за всеми нами до способности промышленности держать нас в восторге от ошеломляющего количества вариантов выбора автомобилей или хлопьев для завтрака, при этом не позволяя нам делать гораздо более важный выбор. В большинстве случаев незрелость, к которой стремятся правительства, не может быть достигнута силой или скрытно, поскольку мы добровольно вступаем в сговор.В конце концов, легче позволить другим думать за нас, чем думать за себя. Тоталитарные режимы редко необходимы и часто контрпродуктивны, потому что там, где явно присутствуют механизмы контроля, некоторые смелые души будут побуждены противостоять им. Рано или поздно прямой контроль приводит к бунту; косвенный контроль приводит к зависимости. Проще и тоньше инфантилизирующие процессы в нетоталитарных обществах, которые поощряют нашу естественную лень, давая нам комфорт с помощью различных игрушек.Конечно, ни смартфоны, ни автомобили не описываются как как игрушки; Что особенно важно, они изображаются как инструменты, без которых не обходится ни одна взрослая жизнь. Напротив, идеи более справедливого и гуманного мира изображаются как детские мечты, которые нужно отбросить в пользу настоящего бизнеса по приобретению игрушек, то есть найти стабильную работу, которая закрепит наше место в потребительской экономике. Это вероломный поворот, который навсегда сбивает нас с толку. Неудивительно, что Кант называет выход из собственной незрелости самой важной революцией, которая может произойти внутри человека.5

Позвольте мне резюмировать проблему, которую Кант считал самой важной для человечества. Мы рождены для путешествия, путь которого открыт, но контуры которого должны быть очевидны. По мере роста нашего тела и разума мы можем управлять ими, а вместе с ними и миром, в несколько этапов, которые кажутся биологически и психологически простыми. Это должно быть легко: мы начинаем более беспомощными, чем представители других видов, постепенно оживая для мира и своего места в нем, все больше обретая независимость и опыт, пока не станем самоопределяющимися взрослыми, которых наша природа предлагает нам быть.Но наши худшие инстинкты и ряд социальных сил настроены против этого. Наши худшие инстинкты: пассивность удобна. В прежние времена мы не стеснялись слов и называли нас ленивыми; Дэвид Хьюм считал, что большинство мировых бедствий можно вылечить, если бы люди рождались немного более трудолюбивыми. Разнообразие социальных сил: даже лучшему из правительств будет легче управлять незрелыми и пассивными субъектами, чем активными гражданами. Назовите это институциональной ленью по большому счету.

Постпросветительские люди не будут довольны какой-то формой деятельности, которая выражает желание выбирать путь нашей жизни, и неолиберальный способ удовлетворения этой потребности намного более эффективен, чем что-либо, когда-либо изобретавшееся тоталитарными режимами.Нас ослепляет множество мелких решений; Стив Джобс рассказал, что вопрос о том, какую стиральную машину купить, может неделями доминировать за обеденным столом его семьи. (Гениальный изобретатель не нашел этот факт проблематичным; он привел его в качестве примера демократического обсуждения.) Наши возможности для принятия решений полностью исчерпаны, мы игнорируем тот факт, что важные решения принимаются другими людьми, которых мы даже не можем назвать. Или вы выбрали мир, в котором нефтяные компании получают прибыль от разрушения планеты? Женщин побивают камнями за супружескую измену или убивают за то, что они ходят в школу? Дети умирают от болезней, которые легко предотвратить, или получают побочные эффекты от дронов? Ваш выбор имеет значение для чего-либо из этого?

Только свободные и равные взрослые могут построить свободное и равное общество, но если общество заинтересовано в воспитании бездумных иждивенцев, откуда взяться взрослым? Что было раньше: курица или яйцо? Номер — детская головоломка, но за ней скрывается самая серьезная загадка политической философии.Вы не можете получить одно без другого, так как же мы можем начать? Это были вопросы, которые мучили Жан-Жака Руссо, первого философа, который рассматривал взросление как философскую проблему, и единственный, кто предложил всеобъемлющее и радикальное решение. После почти десяти лет мучений над этой проблемой и изгнания большинства своих друзей Руссо предложил ответ: мы должны радикально пересмотреть то, как мы воспитываем детей. Мы должны вырастить ребенка отдельно от общества, создать для него маленького, в котором все имеет смысл .Ребенок, воспитанный должным образом, постепенно и обязательно повзрослеет, чтобы стать самостоятельным взрослым, который сможет создать в более широком масштабе мир, имеющий смысл.

Говорят, что два события так сильно потрясли Канта, что он отошел от своего печально известного распорядка и забыл совершать ежедневные прогулки. (Этот распорядок позволяет легко хихикать, но многие ли из нас выделяют утреннюю пробежку или занятия йогой в свой день, зная, что, если мы не назначим регулярные встречи с нашим телом, мы, вероятно, пренебрежем ими?) Второе событие. Это неудивительно: новости о Французской революции так взволновали демократа Канта, что вытеснили все остальные.Несколько лет спустя, в разгар Террора, он напишет, что естественное возбуждение, которое посторонние прохожие испытывали при мысли о Революции, было доказательством способности человечества добиваться морального прогресса. Большинство из нас может понять, как звук далекой революции может нарушить наш распорядок; три немецкие газеты цитировали Канта по этому поводу в начале «арабской весны». Но первое событие, которое помешало Канту, гораздо менее интуитивно понятно: Жан-Жак Руссо оставил его очарованным.Это был непростой опыт. Кант позже писал, что ему пришлось несколько раз прочитать предложения Руссо, чтобы понять их, настолько он был взволнован красотой их прозы. Этот опыт был освобождающим, как мы видели в записке, в которой говорилось, что именно Руссо изменил его жизнь и научил его истинному призванию. Он также называл Руссо Ньютоном разума, высшей формой похвалы, которую мог собрать восемнадцатый век. Хотя многие читатели ошибочно приняли критику Руссо как призыв к романтизму, прочтение его работ Кантом прямо помещает его в эпоху Просвещения.

На первый взгляд, единственное, что было общего у этих двух мужчин, — это классовое прошлое. Отец Руссо делал часы, а отец Канта — седла, что помещало каждого мальчика прямо в класс мелких ремесленников, которые не могли ожидать многого от образования, не говоря уже о том, чтобы стать главной силой западной мысли. Несомненно, сильное ощущение усилий, необходимых для того, чтобы стать независимо мыслящими взрослыми, заставило каждого из них рассматривать взросление как идеал, а не как данность. Достижение совершеннолетия в то время, когда даже участники Энциклопедии — общепризнанного двигателя и продукта Просвещения — могли быть оскорблены предложением редактора Дидро напечатать свои имена без названий, означало жить в мире классовых различий, которые были почти не затронуты до Французской революции.Руссо всегда замечал и чутко их комментировал.

И все же во всем Кант и Руссо кажутся разными душами. Распорядок дня Канта был настолько регулярным, что по нему смотрели горожане; Руссо выбросил свои часы и с удовольствием запечатлел чувство освобождения, которое сопровождало это выступление. Руссо отказался от пожизненной пенсии от короля Франции, чтобы жить жизнью (обычно ухоженной) бродягой; Кант стал прусским профессором. «Исповедь » Руссо «» была первым произведением современной автобиографии, и он часто позволяет намкам на свою собственную жизнь вторгаться в те места в своих произведениях, которые вы можете подумать, что они не имеют отношения к ним; За исключением комментария о том, что проживание в Кенигсберге может заменить путешествия, личные ссылки Канта ограничиваются парой неопубликованных заметок.Эротическая жизнь Руссо, как в фантазиях, так и в реальности, была такой же насыщенной, разнообразной и открытой, как и многие современные; единственное предположение об Иммануиле Канте как о сексуальном существе — это письмо местной надзирательницы с просьбой заводить ее часы. Речь идет об открытии Tristram Shandy , герой которого был задуман во время ежемесячного завода по дому, но вот он, снова те часы. Путешествия Руссо были необычными даже для его времени, поскольку он не был туристом: иногда по собственному желанию, иногда по необходимости, он часто менял страны.Хотя он никогда не вписывался ни в одну из них, это было не из-за отсутствия попыток.

Он начинал как пятнадцатилетний ученик, который покинул родную Женеву, чтобы пешком пересечь Альпы в Италию, где он работал художником по вывеске и гравером, прежде чем получил должность секретаря дипломата. Переехав во Францию, он назвал себя «мистер Грин из Англии», зарабатывая на жизнь уроками музыки, хотя он никогда не получал ни одного из своих уроков. Тем не менее его первая опера Le Devin du Village произвела такое впечатление на Людовика XV, что ему предложили должность королевского композитора, от которой он отказался, чтобы жить более или менее независимо как писатель, который попеременно очаровывал. и оскорбил салоны Парижа, и ушел в деревню, чтобы спастись от них.Некоторые из его поездок были вынужденными, например, поездка из Франции в Швейцарию после того, как его предупредили, что его Emile вот-вот сожжет публичный палач в Париже, и посоветовал бежать, чтобы его самого не постигла подобная участь. Было также злополучное путешествие в Англию в качестве гостя Дэвида Хьюма после того, как швейцарцы решили, что их родной сын все-таки слишком дикий, и возвращение во Францию ​​после того, как выяснилось, что Дэвид Хьюм — не его чашка чая. И это только основные моменты: его путешествий было так много, что требуется очень внимательное чтение Confessions , чтобы отслеживать их.Кант, как известно, никогда не покидал родного города.

И все же Руссо был путеводной звездой Канта, и в его доме в Кенигсберге было одно произведение искусства: портрет дикого швейцарского философа. Подобно тому, как Principia Ньютона является второстепенным текстом для всего, что писал Кант о природе, Руссо Emile — это текст, который Кант считал само собой разумеющимся почти во всем, что он писал о человечестве. Хотя, как я буду утверждать, эта попытка фатально ошибочна, попытка Руссо решить эту проблему настолько важна, что заслуживает отдельного обсуждения ниже.

Но прежде чем обратиться к нему, стоит задать вопрос: зачем вообще обращаться к Просвещению? Атака просвещения стала настолько популярным видом спорта, что трудно сосчитать количество выдвинутых против нее обвинений. Здесь я остановлюсь только на трех6. Просвещение часто отвергается как европоцентризм. Фактически, это было первое современное движение, которое выступило против евроцентризма и расизма, часто подвергаясь значительному риску. Сегодня имя Кристиана Вольфа известно только ученым, но в начале восемнадцатого века он был самым известным философом Германии и оказал большое влияние на молодого Иммануила Канта.Тем не менее в 1723 году он получил 48-часовое уведомление о том, чтобы освободить свою профессуру в Галле и с территории Пруссии или предстать перед казнью. Его преступление? Вольф публично утверждал, что, хотя китайцы были народом без христианства, они были народом с моралью. Опыт Вольфа не был исключительным: почти все канонические тексты эпохи Просвещения были сожжены, запрещены или опубликованы анонимно. Ибо, какими бы разными они ни были, все они, казалось, угрожали установленной власти во имя универсальных принципов, доступных каждому, будь то христианин или конфуцианец, перс или француз.Безусловно, оскорбительные замечания в адрес евреев или африканцев можно найти во многих переписках эпохи Просвещения или даже в публикациях. Сегодня такие замечания часто подчеркиваются, в то время как такие отрывки, как атака Канта на колониализм, игнорируются:

Сравните негостеприимные действия цивилизованных и особенно торговых государств в нашей части мира. Несправедливость, которую они проявляют к землям и народам, которые они посещают (что равносильно их завоеванию), доводится ими до ужасающих размеров.Америка, земли, населенные неграми, острова Специй, мыс и т. Д., Во время их открытия рассматривались этими цивилизованными пришельцами как земли без владельцев, поскольку они считали жителей ничем … [они] угнетают. туземцы, разжигавшие широкомасштабные войны между различными государствами, сеяли голод, восстание, вероломство и весь перечень бедствий, от которых страдает человечество. Китай и Япония, имевшие опыт работы с такими гостями, благоразумно отказали им во въезде. (Кант, Perpetual Peace , 1795, Третья статья)

Того, кто хвалит Китай и Японию за то, что они не подпускают хищных европейцев, нельзя справедливо обвинить в том, что он слепо навязывает западные методы остальному миру.Мыслители Просвещения были людьми своего времени, получившими образование у людей прежних времен, и их борьба за освобождение от предрассудков и предубеждений никогда не могла быть окончательной. Но фатально забывать, что эти мыслители были не только первыми, кто осудил евроцентризм и расизм; они также заложили теоретическую основу универсализма, на котором должна стоять вся борьба против расизма.

Также распространено нападение на Просвещение за его возвышение человеческого разума. Просвещение в целом и его величайший философ, Кант, в частности, обвиняются в том, что они придерживались разума в некритическом преклонении перед Богом.Частота обвинений вызывает недоумение, учитывая тот факт, что вам не нужно много читать, чтобы увидеть его глупость — самое первое предложение Критики чистого разума — это утверждение о пределах разума. Мыслители Просвещения никогда не считали разум безграничным; они просто отказались позволить церкви и государству быть единственными, кто устанавливает пределы того, что мы можем думать. Разум также не противостоит страсти — предмету, которому мыслители Просвещения посвящали почти столько же места, сколько мысли. В конце концов, это была эпоха, когда мужчины и женщины публично плакали над мелодрамой.Для того, чтобы называть разум нашей высшей способностью, Канта сравнивали с царством террора и маркизом де Садом или, менее драматично, отвергали как суровый, суровый и слегка безумный. Читатели, которые поступают так, совершенно неправильно понимают его концепцию разума. Это обширная концепция, охватывающая способность заниматься логикой и математикой и находить лучшие средства для достижения любой цели, которую вы, возможно, захотите завтра. Но для Канта это банальные рассуждения. Гораздо важнее то, что он называет реальным использованием разума: способность формировать идеи добра, истины и красоты, которые направляют нас в действии.Посредством этих идей разум может претендовать на природу и тем самым подтверждать наши самые сокровенные желания. Pace Модные карикатуры, икона Просвещения — это не холодный, одержимый правилами технократ, а самообладание Моцарта Фигаро — слуга, который использует свой собственный разум, чтобы одолеть своего феодального хозяина, чтобы осознать страсть, которая глубже и глубже. правдивее, чем может показать аристократия.

Наконец, в последнее время принято обвинять Просвещение в экологической катастрофе.Критики утверждают, что склонность мыслителей Просвещения защищать то, что они считали разумным, а не то, что считалось естественным, создавала противостояние между разумом и природой, которое поощряло человеческое господство над природой, которое так резко обернулось в последние годы. Это возражение игнорирует тот факт, что Просвещение чаще всего апеллировало к природе, утверждая, что претензии разума были более естественными, чем претензии произвольной условности. Еще важнее то, что там, где разум противопоставляется природе, традиция настаивает на естественности в интересах ставить под сомнение условности.Рассмотрим некоторые из вещей, которые обычно считались естественными в начале восемнадцатого века: бедность, рабство, подчинение женщин, феодальные иерархии и большинство форм болезней. Еще в девятнадцатом веке некоторые английские священнослужители утверждали, что попытки облегчить ирландский голод противоречат естественному порядку, завещанному Богом. То, что естественно, оспаривается. Как понимали мыслители Просвещения, вы не можете отменить рабство, ниспровергнуть существующие иерархии или вылечить болезнь, если не покажете, что они не обязательно являются частью того, как устроен мир.Способность задавать вопросы о том, что естественно, а что нет, является первым шагом к любой форме прогресса. Просвещение стремилось к моральному прогрессу; технический прогресс желателен лишь постольку, поскольку он приносит человечеству больше счастья и свободы. Безусловно, невозможно было предвидеть все последствия технического прогресса, приведенного в движение Просвещением. Но прежде чем обвинять Просвещение в некоторых технологических достижениях, без которых мы могли бы обойтись, вы можете сделать паузу, чтобы поблагодарить его за процессы, которые удвоили продолжительность жизни, в которой вы можете жаловаться на это.

Зачем обращаться к Просвещению? Нет лучшего варианта. Отвержение Просвещения приводит к домодернистской ностальгии или постмодернистской подозрительности; там, где идет речь о Просвещении, на кону современность. Защита Просвещения — это защита современного мира со всеми его возможностями для самокритики и трансформации. Если вы привержены Просветлению, вы стремитесь понять мир, чтобы улучшить его. Просвещение двадцать первого века должно расширить деятельность восемнадцатого века, исследуя новые опасности для свободы и распространяя социальную справедливость.Взросление зависит от обоих.

Разрыв цепей

Руссо описывает правильный путь к взрослой жизни вопреки установленным им нормам:

Мы созданы, чтобы быть мужчинами; законы и общество снова погрузили нас в детство. Богатые, дворяне, короли — все дети, которые, видя, что люди стремятся облегчить свои страдания, извлекают из этого детское тщеславие и очень гордятся заботой, которую никто бы не оказал им, будь они взрослыми мужчинами. ( Эмиль , стр.85)

Информация о том, что у принца Чарльза есть слуга, который выжимает зубную пасту на его зубную щетку, может заставить задуматься, как много изменилось со времени причитаний Руссо, но немногие из нас, честно говоря, действительно завидуют принцу Чарльзу. Предупреждение относится к тем из нас, чьи клетки более просторные и менее позолоченные. Руссо ясно показывает множество способов, которыми цивилизация инфантилизирует нас. Он считал, что все мы рождаемся свободными, но повсюду скованы цепями. Знаменитая фраза взята из его общественного договора (1764), но примечание звучит в самом первом написанном им тексте.Дискурс об искусстве и науках (1749) бросил вызов самому основному предположению Просвещения о том, что культура и наука являются единственными средствами прогресса, и в особенности свободы. Мало того, писал он, они не ведут к прогрессу; они фактически порабощают нас. Инструменты, которые они использовали для освобождения, оказались гирляндами цветов, которые украшают — и скрывают — цепи, связывающие нас. «Потребность возвести троны; искусства и науки сделали их сильными ». Культура в ее нынешнем виде менее деспотична, но более могущественна, чем само правительство, заставляя нас любить собственное рабство, убеждая нас, что это то, к чему приходит цивилизация.Две страсти — к славе и к роскоши — являются источником всех наших бед; мы злы из-за одного и несчастны из-за другого.

Роскошь развращает все: богатых, которым она нравится, и несчастных, которые ее жаждут. Хуже того, это превращает людей в рыночные ценности, позволяя оценивать людей как стада крупного рогатого скота. Руссо не аскет: многие отрывки из Confessions превозносят удовольствие от хорошего вина, а описание удовольствий от свежих фруктов Эмиль может показаться восторженным.Никакая конкретная мелочь — будь то хорошая еда или новейшая высокотехнологичная игрушка — сама по себе зло. Проблема в том, что они создают ложные потребности, которые делают нас зависимыми. Удовольствие, которое вы получаете от покупки новейшего смартфона, короче, чем ваше беспокойство и замешательство, когда вы забываете его зарядить: вы внезапно становитесь беспомощными. Даже те из нас, кто не спешат осваивать новые элементы технического прогресса, вряд ли могут вспомнить, какой была жизнь до них. Те, кто правят обществом, способствуют нашей зависимости; они делают все, что в их силах, чтобы развить вкус к роскоши, чтобы обмануть нас, заставляя думать, что больше роскоши заставит нас чувствовать себя сексуальными и удовлетворенными.Тем самым они отвлекают нас от размышлений о реальных вещах, определяющих нашу жизнь. Вы можете зайти в любой магазин электроники и выбрать из огромного количества смартфонов. Сколько вариантов вы можете сделать в отношении представляющего вас правительства, использования налоговых денег, которые оно требует от вас, законов, которые вы обязаны соблюдать?

Без смартфона, это все в первом Discourse Руссо, который произвел сенсацию в Париже в 1750 году. Другие философы осуждали роскошь; Вольтер, например, писал, что ошибка сатаны заключалась в искушении Иова страданиями, поскольку мы с большей вероятностью обратимся к религии, когда мы несчастны, чем когда нам очень комфортно.Это умная версия утверждения, что в окопах нет атеистов. Но такой критике не хватало сложности Руссо. Потребовались бы марксисты двадцатого века, такие как Маркузе (и, что менее ясно, Адорно и Хоркхаймер), чтобы снова привести такие аргументы. Когда мы находим время, чтобы взглянуть на них внимательно, они не утратили своей силы. Пока вы можете подумать, что они применимы к Стиву Джобсу или Анне Винтур, но не к создателям высших форм культуры. А как насчет писателей и критиков, художников и философов, чья задача — противостоять действительно важным вещам? По словам Руссо, мы худшие из всех.Во-первых, мы не менее подвержены соблазнам роскоши, чем кто-либо другой, и гораздо более восприимчивы к соблазнам тщеславия. Итак, мы конструируем оправдания, которые удерживают нашу карьеру и мир таким, какой он есть, плетя гирлянды рационализации вокруг цепей, связывающих всех нас. Те, кто вызывает в них конкретные и серьезные сомнения, будут казаться самодовольными, проповедниками или просто чокнутыми.

Руссо обвинялся во всех троих. Сразу признанный блестящим, Discourse превратил 38-летнего бродягу в парижскую сенсацию — пока обитатели салонов не осознали, что он написал произведение не просто для того, чтобы выиграть первый приз Академии. Дижона.Он был совершенно серьезен. За первым Discourse последовал второй, в котором Руссо утверждал, что неравенство и частная собственность были источником всех наших бед, и, казалось, выступал за возврат к естественному состоянию. Тот факт, что эта атака на цивилизацию исходила от гения-самоучки, которому парижане только что снисходили покровительствовать, должен был вызывать особенно раздражение. Вот что написал Вольтер в благодарность за копию второй книги Discourse , которую прислал ему молодой человек:

Я получил, мсье, вашу новую книгу против человечества… Никогда еще никто не использовал столько ума, чтобы превратить нас в животных. При чтении книги хочется шагать на четвереньках. Однако, поскольку я потерял эту привычку более шестидесяти лет назад, я, к сожалению, чувствую, что восстановить ее невозможно, и оставляю эту естественную походку тем, кто ее достоин, чем вы или я (Письмо Руссо, 30 лет). Август 1755 г.)

Вряд ли Вольтер внимательно читал эту книгу, и то же самое следует сказать о многих людях, которые и по сей день следуют за ним, повторяя, что Руссо призывает вернуться к естественному состоянию.Он не был, хотя он думал, что состояние природы было лучше, чем состояние, в котором мы находимся. Только беглое прочтение книги Эмиля , которую он называл своей лучшей и самой яркой книгой, могло подтвердить подозрения философов. Утверждение Руссо о том, что для развития зрелых нравственных качеств необходимо запретить ребенку доступ как к книгам, так и к обществу, требовало, чтобы ребенок отказывался от всего, что они могли предложить. Им следовало бы прочитать более внимательно, потому что Emile — самое ясное и подробное практическое руководство по Просвещению из когда-либо написанных.Если Эмиль для начала должен оставаться в неведении, лучше его преодолеть.

Эмиль претендует на то, чтобы быть записью эксперимента по воспитанию обычного мальчика в условиях, которые приведут его к тому, что он станет действительно свободным взрослым. Этот эксперимент находится в голове Руссо, но он будет казаться менее абсурдным, когда мы узнаем, что химия восемнадцатого века, например, проводилась не в лабораториях, а с помощью того, что называлось рациональным анализом. Даже в естествознании мысленные эксперименты были такими же экспериментами, как и любые другие.По сути, Emile — это книга без жанра. Его первое предложение — утверждение теодицеи — защиты Творения и его Создателя — последнее — счастливый конец сентиментального романа. Между ними — первое современное руководство по воспитанию детей, резкое нападение на устоявшуюся церковь и смесь эпистемологических и политических размышлений. Его внимание к нашему телу остро и ясно, а его полет в фантазию — не менее. Прежде чем мы сможем спросить, принадлежит ли это Просвещению, не должны ли мы спросить, принадлежит ли это философии?

Это книга, которая поднимает вопросы обоим.Ни Просвещение, ни философия не должны выглядеть одинаково после того, как вы их закончили. Возникающие при этом вопросы будут казаться менее странными, если вы поместите Эмиля рядом с книгой, которую Руссо редко забывал при ее написании: Республика Платона . Эмиль не является чем-то странным, если вы вспомните, что самая первая книга западной философии подобным образом движется между фантазией и аргументом, прерывается мифом и не следствием и помещает в обсуждение правильный тип сексуальных отношений и неправильный ритм. середина того, что безошибочно является метафизикой.Оба обращаются к политической теории, однако, как к способу ответа на другой вопрос, который Кант охарактеризовал бы как вопрос о систематической связи между счастьем и добродетелью: не должно ли то, что вы делаете в мире, быть связано с тем, что мир делает с вами. ? Правильный ответ на этот вопрос — самая важная задача взрослого человека.

Эмиль был попыткой заложить основу для исцеления разрыва между разумом и природой, который в других местах зияет, как открытая рана.Чтобы увидеть это, важно понимать Emile не только как часть философии; В отличие от многих основополагающих текстов по образованию, которые построены на нем, это также требование к философии как, если все сделано правильно, как к части взрослого человека. Для Руссо философия и Просвещение — это одно дело, и оно неразрывно связано с темой Эмиля : правильное взросление. Во многом очевидная особенность Emile , даже в виде набора инструкций по воспитанию ребенка, связана с серьезностью, с которой Руссо относится к задаче, которую Кант назвал бы мышлением для себя.В отличие от философов, чей призыв к écrasez l’infâme маскировал глубокую опору на условности, Эмиль будет воспитан без привычек. Думать за себя в детстве — это упражнение для мужчин. Или, говоря иначе: ребенок, окруженный лепетом детской лепешки, школьник, которого заставляют сидеть спокойно перед болтовней учителя, не будет извиваться, когда услышит пустую ложь политика. Поскольку Руссо знает, как легко отказаться думать самостоятельно, его обучение может показаться трудным.Его рецепты представляют собой любопытную смесь бесконечной любви и явной жестокости. Последнее, настаивает он, воспринимается как таковое только теми, кто готовит ребенка к состоянию постоянной инфантилизации. Вот его нападки на нормального учителя:

О чем вы хотите, чтобы он думал, когда вы думаете обо всем за него? Зачем ему предвидеть дождь? Он знает, что вы смотрите на небо ради него. Зачем ему организовывать прогулку? Он не боится, что вы пропустите обеденный час.Вы можете смягчить его тело бездействием, вы не сделаете его понимание более гибким. Напротив, вы завершаете работу по дискредитации разума в его сознании, заставляя его использовать то немногое, что у него есть, на вещи, которые кажутся наиболее бесполезными . ( Эмиль , стр. 118, курсив добавлен)

Подобно чтению, письму и арифметике, ни одной из которых ребенок не научится до двенадцати лет, взгляд Руссо на интеллектуальное развитие основывается на убеждении, настолько очевидном из опыта, что вряд ли Философы, такие как Джон Локк, должны подтвердить, что во времени чувства развиваются раньше разума.Это не дает им особой власти над ним; это просто вопрос хронологии. Для Руссо кажется разумным называть детство «сном разума» (стр. 107). На основе этих почти тривиальных наблюдений Руссо построил теорию нравственного развития, которая была в значительной степени подтверждена более поздними психологами. Дети не рождаются, руководствуясь принципами, и большинство взрослых никогда не добиваются этого. Если мы хотим, чтобы у них была такая возможность, мы должны принять образование, соответствующее их развитию.

Один из способов понять, насколько радикальной должна была казаться эта идея, — это взглянуть на портреты детей времен Руссо.Это не обязательно должен быть портрет испанской инфанты Веласкеса; любой ребенок, родители которого были достаточно примечательны, чтобы нарисовать его портрет, был одет в жесткую и формальную — хотя и великолепную — одежду, которая была миниатюрной версией того, что носили его родители. Требование Руссо, чтобы детям давали удобную одежду, которая пачкалась, может показаться тривиальным в эпоху дизайнерских джинсов, но это было частью его настойчивого утверждения, что детство — не ошибочная версия взрослой жизни, а форма жизни сама по себе. Правильно.Все мы, кто носил комбинезоны и кроссовки и делал пироги из грязи, в долгу перед ним — как и те из нас, кто кормил грудью или кормил собственных детей. Во времена Руссо женщины, которые могли себе это позволить, оставляли своих младенцев кормилице. Его настойчивое требование о том, чтобы матери с самого рождения кормили младенцев, было рассмотрено в лекциях Канта по образованию — деталь, которая показывает нам, насколько широким может быть масштаб философии.

Нет книг? Нападки Руссо на культуру происходят из осознания ее силы.Он совершенно ясно понимает, каким образом культура может поработить нас. Давайте посчитаем: это может, если повезет, принести вам доход; пока толпа аплодирует, это может вызвать у вас слабое чувство собственного достоинства; это может даже подарить вам моменты настолько возвышенные, что вы готовы игнорировать более важные, моральные аспекты мира, чтобы наслаждаться ими. Только тот, кто так осознает силу культуры, может осознавать ее способность подчинять нас. Наряду с описаниями Руссо механизмов, с помощью которых культура держит нас в рабстве, беспечная уверенность Просвещения в том, что культура является инструментом освобождения, показывает поверхностное осознание ее требований.Это как если бы кто-то, написавший эссе, восхваляющий любовь, после целой жизни легкого флирта, столкнулся с человеком с разбитым сердцем. Просто потому, что сознание Руссо столь же тонко, как и пылко, его попытки освободиться граничат с измученными: «Я не хочу больше иметь ничего общего с лживой профессией, в которой, как полагают, человек много делает для мудрости, а все делает для тщеславия. 7 После прочтения критики философии Руссо любой, кто хоть раз не ощущал силу такого взрыва, оказывается либо святым, либо лжецом.

Как мужчина с этим чувством уязвимости подходит к задаче воспитания ребенка во взрослой жизни? Молодому Эмилю не разрешат никаких книг не потому, что Руссо их презирает, а потому, что он их обожает. Эмиль узнает то, что естественно вызывает его интерес, а не механические уроки, навязанные телесными наказаниями или, точнее, желанием похвастаться перед старшими. Его урок астрономии проходит в лесу, куда его наставник отвел в сумерках; Эмиль голоден, и ему нужно узнать положение звезд, чтобы вернуться домой.Он изучает математику, выясняя, под каким углом должна быть поставлена ​​лестница, чтобы собирать вишни, и какой высоты должна быть веревка, чтобы разместить качели. Каждый шаг в воспитании свободы должен выбираться свободно. В десять лет Эмиль не знает, что такое рутина, обычай или привычка. То, что он сделал вчера, не влияет на то, что он делает сегодня. Он никогда не следует формулам, не уступает авторитету или примеру и говорит только так, как ему удобно »( Emile , p. 160).

Самое важное, что он узнает, — это уважать ограничения, установленные миром природы, и ничего больше.Дети должны подчиняться силам природы, но никогда не подчиняться командам других людей. Руссо считает, что обычное обращение с плачущими младенцами способствует как ложным потребностям, так и подчинению, которые он намерен предотвратить. Он рассказывает, что плачущий ребенок вскоре узнает, что после того, как его первоначальная истинная потребность в пище и тепле удовлетворена, он может продолжать плакать и тем самым контролировать волю всех взрослых вокруг него. Если мы позволим ему это сделать, он вскоре поймет, что контроль над волей людей более ценен, чем контроль или приспособление к вещам.А это значит, что его первые идеи — это идеи господства и подчинения. Это также ведет к суевериям, поскольку ребенок приписывает волю природным объектам и миру в целом. Итак, Руссо велит нам позволить ребенку плакать, потому что «важно приучить его рано не отдавать приказы ни мужчинам, потому что он не их хозяин, ни вещам, потому что они его не слышат». Затем он обращается к примеру, чтобы показать, что дети не воспринимают естественные страдания как несправедливые, а естественные ограничения как ограничения. «Печенье все пропало» вызывает совсем другую реакцию, чем «Вы не можете его съесть до обеда».Если нужно научить ребенка свободе, его нужно научить подчиняться только требованиям природы. Если он выбьет окно, его наказание не будет наказанием; ему просто придется спать на морозе.

Утверждение Руссо в его Общественном договоре о том, что «мужчин нужно принуждать к свободе», должно казаться менее зловещим в свете его анализа способов, которыми мы — с благословения общества — способствуем нашему собственному порабощению. Тем не менее критики жаловались, что свобода Эмиля иллюзорна, поскольку его днем ​​и ночью сопровождает всевидящий наставник, способный манипулировать окружающей средой, чтобы все причины и следствия казались естественными.Но как научить ребенка быть свободным? Свобода — это не просто лицензия; Руссо и Кант говорят нам, что это способность подчиняться закону, который вы даете себе. Свобода не может означать просто делать то, что вам приходит в голову в данный момент; таким образом, ты раб любой прихоти или мимолетной фантазии. Настоящая свобода предполагает контроль над своей жизнью в целом, умение строить планы, обещания и решения, брать на себя ответственность за последствия своих действий. Как ребенку научиться этому, если им, как и Питеру Пэну, управляет последовательная игра желаний? Как же тогда развить личность, которая будет способна к свободе?

Помните: свободный ребенок подчиняется только необходимости вещей, а не воле других людей.Поэтому ему не могут давать заповеди даже лучшие наставники или родители. Какими бы в высшей степени разумными они ни были, ребенок будет воспринимать их как произвольное выражение чужой воли. Наставник, следовательно, должен манипулировать видимостью естественной необходимости, определяя волю Эмиля, не вызывая негодования. Поступая так, он воспитывает у Эмиля чувство удовлетворения его собственных желаний, поэтому он испытывает желание делать то, что ему нравится, по его собственным причинам и с его собственной силой. Это дает Эмилю почувствовать, что значит быть свободным: ни рабом своих собственных прихотей, ни воли других.Мы можем назвать это управляемой свободой: расширение опыта свободы Эмиля, позволяя ему научиться уверенности в себе через удовольствие, контролируя при этом окружающую среду, чтобы ничего не случилось.

Среди множества явно случайных советов, содержащихся в Emile , есть этот:

Многие ночные игры. Этот совет важнее, чем кажется. Ночь, естественно, пугает людей, а иногда и животных … Я видел мыслителей, сильных людей, философов, солдат, неустрашимых при дневном свете, которые дрожали, как женщины при звуке листка в ночи.Этот испуг приписывают сказкам медсестер. У этого есть естественная причина … та же самая, которая делает людей недоверчивыми и суеверными: незнание того, что нас окружает, и того, что происходит вокруг нас. ( Эмиль , стр. 134)

В отличие от сильных мыслителей и философов, в которых Руссо не может устоять перед очередным выстрелом, Эмиль никогда не станет жертвой суеверий и не будет бояться темноты. По мере того как Руссо излагает способы организации самых обычных практик так, чтобы мы оставались невосприимчивыми к любому, кроме естественного авторитета, он заполняет пустоты, которые другие мыслители Просвещения просто оставили как пустые пожелания.Метафора света и тьмы для выражения того, что мы имеем в виду, противопоставляя разум суевериям, казалась настолько естественной, что она восходит к Эхнатону, египетскому фараону, который предшествовал Моисею в установлении монотеизма, а также к словам, обозначающим «свет» и «». ясность »встроены в каждое европейское слово, обозначающее само« Просвещение ».

Руссо серьезно относился к своим метафорам. Они хотели нести свет человечеству? Руссо заставляет своего ребенка бесстрашно бродить по ночам.Так было и с другими формами демократических идеалов. Гораздо ближе к рабочему классу, чем его критики, он с гораздо большей готовностью впустил их и в Просвещение. Мало кто был столь же откровенен, как Юм, оставив людей руководствоваться привычками, которые немногие просвещенные могли оставить позади, или были столь же циничны, как Вольтер, поддерживая для масс те самые суеверия, которым его сочинения были посвящены подрыву. Но наиболее молчаливо принималось предположение, что Просвещение будет ограничиваться буржуазией с различной степенью нечистой совести.С Руссо все по-другому, потому что цель Эмиля — показать, что любой обычный мальчик может вырасти и воплотить в жизнь мечту Просвещения: не только стать человеком, чья свобода не имеет себе равных, но и тем, кто на самом деле конец, философ.

Образование освободило Эмиля от цепей государственной власти и гирлянд, которые их скрывают. Однако в подростковом возрасте он будет не только читать книги; он может продолжить их писать. Дважды в книге говорится, что Эмиль, сам того не зная, станет философом, хотя «если он будет писать книги, то не для того, чтобы судить власть предержащих, а для того, чтобы установить права человечества» (стр.458). Кажется очевидным, что Кант понял намек; как мы видели, он писал, что Руссо изменил его жизнь, показав ему, что вся его стипендия имеет меньшую ценность, чем труд обычного рабочего, если только она не помогает установить права человечества.

Медленное знакомство Эмиля с культурой основано не только на негодовании Руссо по поводу механического обучения, которому подвергались дети его времени, или на эмпирических наблюдениях за развитием детей, но и на теории развития человечества, изложенной в Дискурсе Неравенство (1755).В версии истории человечества Руссо дикарь жил изолированно, пока стихийные бедствия не вынудили его образовать грубые групповые поселения. Они могли бы остаться безобидными, если бы культура и сексуальность, рожденные в один и тот же момент, не объединились, чтобы завести нас в круговорот тщеславия, порождающий неравенство, от которого мы так и не оправились. Как говорит Руссо, желание делать больше, чем просто совокупляться и воспроизводить, как другие виды, есть желание быть желанным — элементом сексуальности, который является исключительно человеческим.Это желание привело первобытный народ к первым формам культуры, украшавшим себя красками и перьями, изобретая песни и танцы, чтобы привлечь внимание противоположного пола. Мы остались не только с постоянным соперничеством, но и с неспособностью видеть себя иначе, как в глазах других — два факта, которые отравили большинство дальнейших попыток цивилизации.

Таким образом, культура и сексуальность происходят из одного источника, и каждый черпает большую часть своей силы из другого. Эмиль не будет нуждаться в культуре, пока он не достигнет половой зрелости — а потом она ему понадобится.На этом этапе история и поэзия могут научить его тому, что ему сейчас нужно знать о человеческом сердце и душе. Ибо, превратив естественное влечение в поиск идеального эротического объекта — женщины, которая так же хороша, как и красива, — педагог может вызвать любовь к самому идеалу, которая порождает формы стремления, которые будут иметь реальную ценность. При правильном управлении сексуальное желание может быть естественной связью между личными интересами и моралью.

Как и многие другие, Руссо искал правильную связь между членами гражданского общества.Инструменталистский социальный договор Гоббса предполагает, что нас может связывать только страх — друг перед другом, а также перед анархией — в то время как стандартные предположения Просвещения о том, что мы по природе общительны, предполагают слишком многое. Руссо считал, что мы от природы не такие плохие и доброжелательные, как предполагали его предки8. Хотя мы, как и другие животные, склонны к состраданию, наш интерес к собственной свободе стоит на первом месте. Но есть одно действие, в котором ваш интерес естественно совпадает с интересом другого.Эротическая любовь в лучшем случае снимает напряжение между человеческими желаниями. Таким образом, Руссо считал, что любовь между мужчиной и женщиной может быть краеугольным камнем, на котором может быть основано достойное общество. Эта тема вводится сразу после его обсуждения религии, которое отрицает, что благодать — а значит, и религиозное образование — требуется для спасения. Неудивительно, что церковные власти считали, что книгу нужно сжечь. Вместо религии Эмиль готов найти свое спасение в любви. Чтобы сосредоточить свои эротические взгляды на себе, наставник описывает идеальную девушку по имени Софи, и, чтобы убедиться, что мы поняли его послание, Руссо обращает наше внимание на то, что это имя не случайно. Философия означает любовь к мудрости; Эмиль найдет оба сразу.

К концу книги Руссо настолько увлечен своим творением, что переключился на первого человека: это Жан-Жак, идеальный наставник, который заставил (подтолкнул, направил) Эмиля к свободе. Современный читатель, который, возможно, проследил путь Эмиля и Жан-Жака к взрослой жизни, склонен быть остановленным в последней книге — не потому, что он стал сентиментальным романом со счастливым концом, а потому, что это конец, который большинство из нас отвергнет. .Обсуждение Руссо образования мальчика столь же бескомпромиссно радикально, как его обсуждение образования девочки разочаровывает. Его нужно воспитывать без условностей, ее нужно воспитывать, чтобы соответствовать большинству из них, потому что, говорит Руссо, в то время как мужчина не должен подчиняться никому, кроме естественного авторитета, женщина должна подчиняться мужскому. Такая точка зрения начала казаться реакционной в уголках восемнадцатого века: тот факт, что любимая любовница Вольтера, мадам дю Шатле, переводила Ньютона и писала трактаты по физике, явно был одной из ее прелестей.И что бы он ни думал о Вольтере, мы знаем, что Руссо уважал Платона, чья Республика утверждала, что мужчины и женщины, получившие одинаковое образование, будут иметь равные способности, права и обязанности. Но Платон был желанной аномалией в истории философии; Потребовалось более двух тысячелетий, прежде чем Джон Стюарт Милль написал критический анализ сексизма. Я не буду рассуждать о том, почему Руссо сделал такой шаг назад, но я утверждаю, что его жалкое обсуждение женского образования не угрожает сути его теории.Нетрудно переписать последнюю книгу Эмиля , сделав образование Софи аналогом Эмиля, и предложить любовь этих двух свободных и в равной степени нетрадиционных людей стать основой свободного общества. Увы, как мы увидим, Книга V — не единственная проблема Эмиля .

Важно, что Эмиль оказался для истории философии и образования, он был немедленно атакован. Церковь сожгла книгу за нападение на религиозное образование, но это была последняя схватка за умирающую церковную власть над политической властью.Наиболее интересные нападки на Руссо были сделаны его бывшими коллегами. В основном это были аргументы ad hominem , типа аргументов о человеке, а не его работы, которые философы обычно считают запрещенными. Но могут ли они быть законными для человека, чья работа была настолько сознательно личной? Поиск искренности и подлинности пронизывает все работы Руссо — независимо от того, разоблачает ли он самообманчивые утверждения высокой культуры или исследует собственные ошибки и грехи. Если его собственное поведение так радикально расходится с принципами, которые он так страстно провозглашает, не следует ли привлекать его к ответственности?

Это вопрос, на который Руссо постарался ответить, по крайней мере, в отношении своих литературных произведений: как может человек, выступающий против пагубных последствий культуры, продолжать их создавать? Он заявляет о своей приверженности созданию только таких работ, которые позволили бы избежать его собственных возражений, то есть только тех, которые помогают нам становиться лучше и свободнее.Он даже предлагает сжечь свои собственные работы, если его читатели считают, что он не соответствует его собственным стандартам. Он также указывает, что любая критика за то, что его практика не соответствует его принципам, может только доказать, что он плохо себя ведет, но не отражается на самих принципах. Он писал, что это разум, который указывает нам цель, хотя страсть может отвлечь нас от ее достижения. При надлежащем образовании разум и страсть работают вместе, но немногим из нас посчастливилось получить должное образование. Разве это не относится к автору Эмилю так же, как и ко всем остальным? Мало кто в истории публично признавался в более сомнительном поведении и не подвергал сомнению свои собственные мотивы в поисках искренности.В конце концов, это сам Руссо предупреждает нас о возможности того, что его отказ в королевской пенсии мог быть больше результатом его беспокойства по поводу перспективы выступления при дворе, чем более благородного стремления к независимости. Его стремление к самопознанию было необычным; справедливо будет сказать, что он в одиночку изобрел понятие недобросовестности, этой своеобразной формы самообмана, позже разработанной французскими экзистенциалистами.

Но что, если рассматриваемое поведение заключается не просто в продолжении создания гениальных произведений после того, как завоевал известность за утверждение, что культура подрывает мораль, но в отказе от пятерых младенцев при написании шедевра о важности самоотверженного воспитания детей? Даже тем, кто склонен снисходительно относиться к человеческим слабостям, будет трудно принять этот большой разрыв между теорией и практикой — особенно когда они узнают об уровне смертности во французских приютах восемнадцатого века, где все пятеро младенцев родились от спутника жизни Руссо. , неграмотную прачку Терезу, отправили.Много позже Руссо выразил сожаление по поводу того, что условия его жизни не позволяют ему растить детей так, как они того заслуживают. Это правда, что его финансы были неустойчивыми, и он часто был в бегах, будь то из-за ссор, которые он спровоцировал, или из-за политических преследований, которым он подвергался. Это не были идеальные условия для воспитания ребенка, тем более для того, чтобы вырастить его со сверхчеловеческой преданностью опекуна Эмиля. Тем не менее: учитывая, что 80 процентов младенцев, оставленных во французских детских домах, могут там умереть, не было бы более плохое воспитание лучшим выбором?

Невозможно совместить нежность Руссо к абстрактным детям с бессердечием, с которым он решал судьбы своих, вполне реальных.Указание на то, что почти ни у одной из главных фигур в истории философии, включая критиков Руссо, вообще не было детей, может хоть немного подорвать авторитет критиков, но это не сделает ничего, чтобы поднять Руссо. В конце концов, именно он настаивал на том, что ответственность отца за своих детей заключается не только в их зачатии и обеспечении.

Этот человек просто сошел с ума? Это обвинение, которое предъявлялось достаточно часто при его жизни, а после этого — еще чаще.Жан Старобински, который одновременно является психоаналитиком и одним из величайших интерпретаторов Руссо, писал, что список диагнозов, поставленных Руссо, больше говорит об истории психиатрии, чем о человеке. Здесь не место для их исследования, но даже без дополнительных биографических дискуссий вы можете быть поражены глубиной парадокса, связанного с осознанием взглядов Руссо, который вряд ли смягчается тем фактом, что он был первым, кто указал на это. В Общественном договоре он написал программу для «людей такими, какие они есть, и законов такими, какими они должны быть»; в « Эмиль » он предложил стратегию создания людей такими, какими они должны быть в рамках закона, такими, какие они есть.Кажется, ни один из них не смог бы сдвинуться с мертвой точки без другого. Если не сумасшедшим в каком-либо другом смысле, то разве его работа не показала, что он настолько оторван от реальности, что его считают, по крайней мере, душевнобольным?

«Предложите, что можно сделать», — мне никогда не переставали повторять. Это как если бы мне сказали: «Предлагай сделать то, что уже сделано» или, по крайней мере, «Предложи какое-нибудь добро, которое может быть связано с существующим злом». Такой проект в некоторых вопросах более химеричен, чем мой. Ибо в этом союзе добро испорчено, а зло не излечено.Я бы предпочел во всем следовать устоявшейся практике, чем следовать хорошей на полпути. В человеке было бы меньше противоречий. ( Emile , p. 158)

Итак, Руссо предвосхитил наши возражения в предисловии к Emile . Разве противоречиво, что общество, в котором ценится индивидуальная свобода, может быть и тем, в котором социальные связи ценятся наиболее высоко? Общество, в котором люди терпимы к разнообразию и дружелюбны к незнакомцам, но готовы умереть гордыми патриотами за свою страну в случае необходимости? Где жизнь скорее скромная, чем роскошная, но отдана периодическому веселью на великих вакханальных фестивалях? Где идеальный мужчина нежный, скромный, снисходительный, но при этом героический, мужественный, волевой? Где любовь и сексуальность объединяются, чтобы укрепить не только друг друга, но и узы самого общества? Это черты идеального общества Руссо, в котором удовлетворяются все истинные человеческие потребности.Он первый осмелился спросить: а что, если бы у нас было все?

Он не питал иллюзий по поводу сложности своего проекта. «Я показываю цель, которую нужно поставить; Я не говорю, что этого можно достичь. Но я действительно говорю, что тот, кто подойдет ближе всего, преуспеет больше всего ». ( Эмиль , стр. 95). Он также был первым философом, который задался вопросом, действительно ли ограничения, которые мы принимаем за часть человеческого существования, наложены сами собой. Его ответ на возражения, что его предложения противоречат человеческой природе, настолько же прост, насколько и правдив: «Мы, , не знаем, , какой наша природа позволяет нам быть!» Мы не.Очень глубокие предположения о человеческой природе были опровергнуты за последние пятьдесят лет; просто подумайте об изменениях в западных взглядах на пол, расу или власть. Руссо преодолел любое количество якобы естественных ограничений в своей жизни, в то время, когда имела место реальная реструктуризация общества в зависимости от реструктурирующих предположений о человеческой природе. Возможно, мы снова будем жить в такое время, если перестанем сосредотачивать свое внимание на новых формах технического прогресса и позволим Руссо помочь нам подумать о других возможностях.

Никогда не будет сумасшествием сказать, что в жизни больше возможностей, чем вам сказали. Что же тогда мы можем сказать о возможности проведения эксперимента Руссо? Взросление Эмиля происходит в условиях, которые практически невозможно организовать. Во-первых, это требует постоянного присутствия опекуна в течение примерно двадцати лет. Даже если вы разделяете мнение Руссо о том, что в мире нет более важной задачи, чем правильное воспитание ребенка, вам, возможно, придется зарабатывать на жизнь; даже если вам не нужно зарабатывать на жизнь, вы можете завести близнецов.Внимание, которое опекун должен уделять ребенку, настолько велико, что исключает возможность братьев и сестер, поэтому даже возврат к традиционному разделению труда, когда женщины оставались ответственными за воспитание детей, если вы выберете это, вряд ли будет достаточно для выполнения требований Руссо. программа. Эмиль должен вырасти в деревне, вдали от соблазнов общества — это трудно организовать в то время, когда даже отдаленные деревеньки получают широкополосную связь. Все эти условия было достаточно сложно выполнить во времена Руссо, а в наши дни может быть еще сложнее, но в принципе они не невозможны, просто вопрос очень сложной логистики.Чтение книги может побудить вас взяться за них, поскольку логика Эмиля может показаться необходимой и убедительной.

Но логика, как сказал нам Кант, является наименее важным достижением разума, и один аспект предложения Руссо, однако, невозможен не логически, а метафизически. Внимание опекуна к Эмилю, более обширное, чем может представить самый преданный родитель, не ради безопасности или комфорта Эмиля. Как позднее повторил Кант, Руссо непреклонен в том, что здоровое количество синяков, полученных в результате кувырка и падения, намного лучше, чем травма, которая мешает ребенку стоять самостоятельно.Опекун заботится не о физической безопасности Эмиля, а о его моральной безопасности. Чтобы обеспечить это, страж должен полностью контролировать мир Эмиля. Для правильного воспитания детей требуется, чтобы мир всегда имел смысл. Эмиль никогда не испытывает разрыва между тем, что есть, и тем, что должно быть; добродетель и счастье всегда идут вместе. Каждое его усилие, естественно, вознаграждается: вместо пустых отметок или похвалы за запоминание геометрических теорем он получает вишни на дереве, когда определяет правильный угол лестницы, по которой ему нужно подняться на них.Несчастье возникает в результате естественной необходимости; если он наедается нездоровой пищей, у него будет болеть живот. Воспитанный отдельно от слуг или господ, он не знает высокомерия или подобострастия и встречает на равных с немногими людьми, которых встречает, потому что другого он не знает. Ему никогда ничего не кажется несправедливым или произвольным.

Ребенок, воспитанный таким образом, скорее всего, будет от природы нравственным, поскольку он верит, что мир работает так, как должен. Там, где этого не происходит, смотритель вмешивается, чтобы незаметно создать видимость естественной необходимости, так что Эмиль никогда не заметит разницы между и .Но эта способность, как нам скажет Кант, доступна только Богу, который (предположительно) контролирует весь мир природы, как Он (предположительно) видит глубины человеческих сердец. Таким образом, страж не только более терпелив, уравновешен и доступен, чем любой опекун, которого знал мир; он качественно отличается от всех них, поскольку обладает атрибутами, которые монотеизм приписывает Богу: всемогуществом, всеведением и доброжелательностью. Если мир Эмиля когда-либо выйдет из строя, страж всегда будет рядом, чтобы подтолкнуть его, чтобы в собственных глазах Эмиля все было так, как должно быть.

Но разве не безумие хотеть быть Богом? Этот вопрос должен стать еще более важным для читателя, озадаченного изменением местоимений в середине Emile . Руссо переходит от описания идеального опекуна к тому, чтобы стать им, явно увлеченный фантазией о контроле над миром ради ребенка, которого он хотел бы вырастить. Однако никто иной, как здравомыслящий и трезвый Кант, не сказал бы нам, что желание быть Богом является частью человеческого бытия. Послание его метафизики состоит в том, чтобы предостеречь нас от этого; точнее, чтобы показать нам, как желание быть всеведущим влияет на наше понимание человеческих знаний.Это не желание, которое мы можем перерасти, поскольку Кант считает, что оно «предписано самой природой самого разума», но это желание, которое можно понять и сдержать. Стремление превзойти человеческие пределы столь же человечно, как и тот факт, что мы не можем этого сделать. Однако в основе этики Канта желание не только потворствуется, но и одобряется: мы должны действовать только в соответствии с теми принципами, которые, по нашему желанию, должны стать универсальным законом природы. Метафизика Канта напоминает нам, что мы не Бог; его этика позволяет нам притворяться, что это так.Это метод, и в нем нет ничего безумного.9

Это означает, что Эмиль никогда не испытывал того, что Кант назвал разрывом между и — должно быть . Это не просто старые трудности, а основной факт, что у дела идут не так, как надо, . Возможно, вы захотите защитить своего ребенка от многих вещей, но если вы защитите его от и , как, черт возьми, он сможет вырасти? Хотя нет никаких доказательств того, что Руссо знал что-либо о буддизме, окружение Эмиля удивительно похоже на то, что королевский отец Будды пытался построить для своего сына, для которого он построил три дворца, чтобы защитить его от всех знаний о человеческих страданиях.Согласно легендам, в возрасте двадцати девяти лет Будда отважился покинуть дворец и увидел разложение, болезнь и смерть — тени, падающие на даже самые удачливые жизни. Шок подтолкнул его к жизни крайнего аскетизма, хотя после нескольких лет блуждающего нищего он нашел более умеренный путь. За исключением дворцов — Эмиль предпочел бы загородный коттедж — его метафизическое образование ничем не отличается. Эмиль был подготовлен только к лучшему из возможных миров.

Руссо считал, что большинство болезней возникает из-за отсутствия правильного питания и физических упражнений.Даже если современная медицина подтвердила, что многих болезней можно избежать с помощью многих предписаний Руссо — хорошего воздуха, физической активности, небольшого количества мяса, свежих фруктов и овощей — это никак не подтверждает его более важное утверждение: что люди от природы не боятся смерть. Это утверждение он часто делает, в основном для того, чтобы опровергнуть Гоббса, который считал страх смерти настолько естественным, что разумно подчиниться воле любого старого абсолютного суверена, который может на время предотвратить войну.Нам не нужно доходить до Гоббса или верить в ужасающую загробную жизнь, чтобы мысль о полном уничтожении казалась ужасной. Австрийский философ Жан Амери, переживший два года в Освенциме, считал, что даже самая естественная смерть является оскорблением человеческого разума более невыносимым, чем любое из тех, что он испытал в концлагере. Как может весь этот мой мир быть на грани исчезновения? Мы, конечно, учимся принимать факт этого, но, возможно, невозможно представить это, как бы часто мы ни пытались.Тот факт, что люди начинают потенциально бесконечные путешествия, которые произвольно прерываются, что мы наделены способностями осуществлять проекты — будь то любовь или работа — которые невозможно осуществить за одну жизнь, может показаться самой чудовищной космической шуткой. Мы можем сказать себе, что смертность делает человеческую жизнь богаче, и это может быть даже правдой; рядом с Одиссеем или Антигоной греческие боги выглядят плоскими. И все же стоическое безразличие к смерти, часто воспеваемое Руссо, кажется глубоко бесчеловечным.Как бы вы ни набрались сил, большинство смертей вызовут, по крайней мере, на мгновение, боль ответа: , что не должно было произойти. Пульсация в этот момент — это боль пропасти между и . Когда это происходит, даже атеисты могут почувствовать притяжение христианского понимания смерти как наказания, хотя они могут отвергнуть его обещание вечной жизни.

Но забудьте на время о смерти. Задолго до того, как вы столкнетесь с этим, вы столкнетесь с другими испытаниями.Даже самые удачливые из нас будут наткнуться на части мира, которые не такие, какими должны быть. То, как мы реагируем, является ключом к тому, вырастем мы или нет. В проницательном отрывке из Питер Пэн Барри описывает, что происходит с героем, когда капитан Крюк отвечает на его щедрый рыцарский жест с насилием.

Петра ошеломила не боль, а несправедливость. Это сделало его совершенно беспомощным. Таким образом, это касается каждого ребенка, когда впервые с ним обращаются несправедливо. Все, на что он думает, что он имеет право, когда приходит к вам, чтобы быть вашим, — это справедливость.После того, как вы поступили с ним несправедливо, он снова полюбит вас, но уже никогда не будет прежним мальчиком. Никто никогда не преодолеет первую несправедливость; никого, кроме Питера. Он часто встречал это, но всегда забывал. Полагаю, в этом заключалась настоящая разница между ним и всеми остальными. ( Питер Пэн , стр. 113)

Вы, вероятно, забыли подробности своей первой несправедливости, предположительно потому, что она произошла очень рано, а за ней последовали многие другие. Тем не менее Барри, вероятно, прав, говоря, что никто никогда не преодолеет это, и причина, по которой Питер Пэн остается вечным ребенком, заключается в том, что каждая последующая несправедливость является сюрпризом.Никто никогда не усваивается, поэтому его доверие к миру остается невредимым.

Не так для всех нас; Питер Пэн — это сказка. Даже младенцы, как мы увидим, чувствуют и страдают от мира, который не подходит. Это начало отчуждения, но также и негодования, которое, если его правильно направлять, необходимо для того, чтобы сделать жизнь активной. Какое руководство правильное? Мы хотим, чтобы наши дети видели как можно меньше страданий, и мы знаем, что даже царственный отец Будды не смог защитить его.У большинства из нас значительно меньше ресурсов, чем у него. Когда моему собственному сыну было одиннадцать или двенадцать, он пришел домой из школы и пожаловался, что учитель обошелся с ним несправедливо, и, услышав подробности, я подумал, что он прав. Вот что я ему сказал: Это не последний раз, когда кто-то у власти поступает с вами несправедливо. Они могут бояться, завидовать или просто уставать, они могут предпочесть ребенка или сотрудника, который льстит или падает. Помимо чтения, письма и арифметики, вам нужно научиться в школе, как жить с этим, не теряя себя .Был ли баланс правильным? После слишком многих встреч с несправедливостью я не мог разделить его возмущение. Мы хотим, чтобы наши дети бодрствовали перед несправедливостью; мы просто не хотим, чтобы это погубило их. Я был довольно доволен своей маленькой речью; это было определенно лучше, чем все, что я слышал в детстве, когда отказ моих родителей признать, что учитель может быть чем-то менее доброжелательным, оставил меня не только наедине с моим негодованием, но и в глубоком замешательстве: разве они не просто сказали это это должно быть ? Но проблема в пропорции.Эта мысль может поддерживаться, когда рассматриваемый учитель является одним из многих; когда таких учителей большинство, начинаешь подозревать, что твоим детям было бы лучше не ходить в школу.

Даже если ограничиться одним педагогом, это не тот урок, который Руссо хотел бы выучить для своего ученика. Эмиль вырос, как вы помните, в мире без господ и слуг, авторитетов и подданных, именно для того, чтобы он не научился терпеть несправедливость. Возможно, это могло подготовить его к сопротивлению.Но что, если он сочтет это вредным и сможет отреагировать только беспомощным ошеломлением Питера Пэна?

На этот вопрос нет эмпирических ответов; никого не воспитывали так, как Эмиля. Давайте воздадим должное: даже если его более крупная цель — заставить их стать свободными взрослыми, наше внимание к развитию детей началось с Руссо. Его называют изобретателем самого детства.

Что нужно думать о том варварском образовании, которое жертвует настоящим ради неопределенного будущего, обременяет ребенка, делая его несчастным, чтобы подготовить его к тому, что я не знаю, каким счастьем он может наслаждаться ?… Почему вы хотите наполнить горечью и болью те несколько лет, которые проходят так быстро и не могут вернуть для них больше, чем они могут для вас? ( Эмиль , стр. 79)

Это очень хорошие вопросы. Но они не позволяют избежать еще более неотложной проблемы: как подготовить ребенка к жизни в мире, который не такой, каким он должен быть?

Авторские права © 2014 Сьюзан Нейман

Руководство по написанию, темы и примеры [2021]

Что значит расти? Эссе на эту тему может быть занимательным, но сложным для написания.Взросление обычно ассоциируется с чем-то новым и захватывающим. Это период всего нового и неизведанного.

Итак, вам поручили написать сочинение о взрослении. Вы больше не ребенок, но и не совсем взрослый. Вашему учителю было бы интересно узнать о ваших детских воспоминаниях или прочитать, что вы думаете об опыте взросления.

Вот почему:

В этой статье мы расскажем, как написать сочинение о взрослении.Наша команда перечислила несколько тем, чтобы облегчить процесс написания.

📍 Как написать эссе о взрослении

Написание эссе о взрослении может показаться сложным, но с ним всегда легче справиться, когда у вас есть план. В этом разделе мы подробнее поговорим о том, как написать сочинение по теме.

  1. Выберите стиль. Есть два основных типа сочинений, используемых для статей о взрослении: рефлексивные и повествовательные. Оба типа требуют рассказчика, четкой структуры и цели.
    • Рефлексивные эссе фокусируются на отношении автора к индивидуальному опыту. Этот тип часто требуется при приеме в колледж. Например, можно написать о детстве в бедности и о том, как это повлияло на его характер.

    • Повествовательные эссе фокусируются на конкретном событии или последовательности событий. Например, вы можете написать о самой запоминающейся поездке из детства.

  2. Выберите вашу тему. Вы можете написать о себе или узнать у инструктора, можно ли писать о других людях.
    При выборе темы для рефлексивного эссе нужно помнить несколько вещей:
    • Выберите тему на знакомую тему. Будет легче поразмыслить над проблемой, если у вас будет большой соответствующий опыт.

    • Выберите интересующую тему. Напишите о чем-то, что вызывает у вас сильную эмоциональную реакцию.

    • Покажите уникальное видение темы. Попробуйте подойти к написанию эссе о взрослении в колледже с другой точки зрения.
      При написании повествовательного эссе вы должны помнить, что ваша работа должна рассказывать историю. Тема вашего сочинения о взрослении должна соответствовать объему статьи и структуре сочинения. Сосредоточьтесь на конкретном моменте в вашем письме.

  1. Вспомните детские воспоминания. Если вы пишете повествовательное эссе, вам наверняка понадобятся детские воспоминания. Но как найти правильные?
    Есть несколько советов, которые вы можете учесть, вспоминая их:
    • Подумайте о событии в своей жизни, которое вызывает сильную эмоциональную реакцию;

    • Напишите, что вы узнали из своего опыта;

    • Вы можете написать о своем опыте общения с друзьями или родственниками.Чему вас научили те события?

  2. Сделайте набросок своей статьи. Заблаговременная систематизация статьи поможет вам записывать свои мысли более кратко. Повествовательные и рефлексивные эссе построены по одной и той же структуре:
    • Введение : Ваше детское эссе-введение является первым абзацем работы. Он привлекает внимание читателя и содержит тезисы.

    • Основные абзацы : Эссе о детстве и взрослении может содержать три основных абзаца.В каждом из них приведите пример события или ситуации, которые поддерживают общую тему.

    • Заключение : В вашем сочинении о взрослении заключение — это последний абзац. В нем резюмируются основные моменты и заканчивается статья.

  3. Отредактируйте и отполируйте . Создавая свой первый черновик, вы, возможно, захотите отредактировать и отредактировать его.
    • Отредактируйте черновик через пару дней после его написания. Так вы сможете заметить ошибки или опечатки, которые вы пропустили.

    • Старайтесь избегать пассивного голоса . Если возможно, перепишите предложения в активное.

    • Прочтите свое эссе вслух. Если он не соответствует установленным критериям, продолжайте его пересматривать.

👩‍👦‍👦 6 тем для сочинений о взрослении

Возможно, вы не знаете, чему следует посвятить свое сочинение о взрослении. Если это так, посмотрите этот раздел. Ранее мы говорили о том, как писать, но здесь мы расскажем, о чем писать.

🏡 О вашем детстве

См. Темы, по которым можно перейти к сочинению о вашем детском опыте:

  1. Ценности вашей семьи и то, как они формировали вашу личность. Запишите размышления, чтобы показать, как определенные факторы взросления повлияли на вашего персонажа. Как вы думаете, каковы были последствия вашего взросления?

  2. Какие роли вы играли в семье? Как и почему они изменились? По мере того, как дети растут, семья соответствующим образом приспосабливается.Помните свои роли ребенка, подростка и молодого взрослого. Как они изменились?

  3. Ваши личные изменения в процессе взросления . Напишите сочинение, описывающее, что с вами произошло. Что вызвало эти изменения?
  4. Внезапная зрелость . Напишите сочинение для слишком быстрого взросления. Подумайте о своих чувствах и эмоциях по поводу столь внезапного взросления.

  5. Растем с братьями и сестрами. Напишите сочинение о своем детстве в доме, где вы были не единственным ребенком. Помните, каково было расти с кровными братьями и сестрами? Или, может быть, рос со сводными братьями и сестрами? Как это повлияло на вас?

  6. Краткий мемуар. Чтобы написать о себе, не нужно драматической юности или необычных историй. Поделитесь своими самыми захватывающими историями из детства.

Другими словами, постарайтесь сосредоточиться на чем-то, что сделало ваш опыт взросления незабываемым, и рассказать об этом.

🧒 О ком-то еще

Что, если вам не хочется рассказывать о собственном опыте в эссе о взрослении? Не волнуйтесь. Есть много других способов заполнить вашу статью.

Далее следуют дополнительные идеи для вас:

  1. Напишите сочинения о взрослении на основе литературного произведения или некоторых песен. Выберите свой любимый отрывок из литературы или любимую песню о взрослении. Напишите несколько абзацев об изображении периода взросления в музыке или литературе.

  2. Написать сочинение о взрослении с одним родителем-одиночкой . Напишите эссе о взрослении без отца и матери. На что это похоже? Какое влияние это может оказать на характер человека?

  3. Напишите о взрослении без родителей и т. Д. Детство, проведенное в приюте или у дальних родственников, может иметь долгосрочные последствия. Подумайте о том, как это может повлиять на характер человека.

  4. Напишите сочинение о детстве в маленьком городке. Подумайте о преимуществах и недостатках жизни в маленьком городке. Как вы думаете, почему жить в маленьком городке — это хорошо / плохо?

  5. Напишите о молодежи быстро взрослеет. Дети довольно быстро становятся взрослыми. Обсудите возможные причины, по которым дети растут быстрее.

Спасибо, что прочитали эту статью! Надеюсь, вы нашли информацию, написанную здесь, полезной. Если да, не забудьте прокомментировать и поделиться этой статьей с друзьями.

Это может быть интересно для вас:

🔗 Ссылки

  1. Сработавшие эссе: Hamilton College
  2. Essay Growing Up: Bartleby
  3. Повествовательное письмо ssay Young University4 : Государственный университет Кента
  4. Воспоминания о моем детстве Эссе: Cram

Когда я вырасту — заново открыть, кто я и куда я хочу пойти

Кто-то, возможно, заметил большое количество биографий в моем списке для чтения на 2020 год.Для этого есть причина.

[заговорщицкий шепот ]

Вот небольшая закулисная информация: писатели также должны быть читателями.

Вы могли бы сказать: «Конечно, в этом есть смысл!»

Я думаю, можно с уверенностью сказать, что большинство писателей — это читателей. Большинство из нас было призвано писать, потому что мы провели большую часть своей жизни, читая слова других. Мы осознаем ценность слов. Нам нравится, как отдельные буквы могут быть соединены в слова, которые затем можно связать вместе, чтобы сформировать мысли и идеи, которыми можно поделиться с другими людьми, которые могут иметь отношение к тому, что мы написали, и могут даже испытывать сильные эмоции.Как писатели, мы люди слова. И, конечно, в материальном смысле писателям нужны читатели. Без читателей наши произведения просто лежат неиспользованными.

Но я говорю не об этом. Писатели должны быть постоянными читателями , и чтение иногда является частью работы. Писатели, которые хотят, чтобы их опубликовали, должны знать, о чем пишут другие люди. Им нужно знать, что ищут читатели. Им нужно знать, какие истории сейчас продаются.

Писатели тоже должны быть маркетологами.Писатели — единственные, кто знает детали своих историй, единственные, кто знает, какое сообщение они хотят получить от своих читателей, единственные, кто действительно заинтересован в продаже своих произведений.

Вернуться к списку чтения.

Как уже отмечалось, в прошлом году я прочитал много биографий. В прошлом году я прочитал больше биографий, чем обычно, потому что я пишу биографию . И что многие люди могут не осознавать, так это то, что для того, чтобы убедить издателя воплотить вашу книгу в жизнь, писатель сначала должен написать предложение книги.Это предложение, конечно, включает в себя подробную информацию о вашей книге, но также требует, чтобы вы указали «комплекты» — другие книги, похожие на вашу, которые могут занимать то же место на полке в книжном магазине и, возможно, конкурировать за ваше название. Хотя я полагаю, что мог бы просто пойти в книжный магазин и составить список книг на полках с биографиями, что в этом интересного, когда я мог бы вместо этого прочитать их все! (Я шучу, их слишком много, чтобы прочитать их все, , и если вы хотите, чтобы вас воспринимали всерьез, вам действительно нужно показать, что вы прочитали свои сочинения.)

Книжные издатели хотят видеть текущие книги, и во время моего первого посещения книжного магазина, чтобы найти подходящие книги, ничто не казалось достаточно похожим. В моей книге рассказывается история одного известного человека, но в ней также освещаются конкретные темы образования и детской литературы. Я был разочарован тем, что не нашел идеальной книги, но, не желая идти домой с пустыми руками, я выбрал биографии людей, которые меня интересовали, и начал читать.

Как часто бывает, одна хорошая история сменялась другой.Я начал видеть рекомендации и рекламу биографий, которые более точно соответствовали тому, что я искал. Вскоре я узнал, что в мире есть намного больше интересных людей, чем я думал. Я также отметил, что начал читать как писатель.

Позвольте мне это объяснить.

Я никогда не был из тех писателей, которые сосредотачиваются на элементах рассказа, которые мы все выучили в старшей школе. Возможно, вы помните, что узнали об обстановке, персонаже, сюжете, теме и конфликте. Возможно, вы помните, как анализировали истории и выбирали вступление, восходящее действие, кульминацию и развязку.Мои учителя английского предлагали писателям начинать с них, но я всегда был более интуитивным писателем (в результате, как мне кажется, всю жизнь я был заядлым читателем). Фактически, я не в состоянии написать план перед рассказом. Даже в школе мне приходилось писать историю, прежде чем я смог ее изложить, часто потому, что я не всегда точно знаю, о чем пишу, пока она не будет (хотя бы частично) написана.

Но, читая эти книги, я обнаружил, что замечаю вещи, которые, как мне казалось, работали (а может, и не работали) в рассказах.Некоторые из этих вещей были субъективными и соответствовали моим личным интересам. Я мысленно (и сделал несколько набросков) заметки о том, что хочу включить в книгу my , а также о том, какая информация может не представлять достаточного интереса для читателей, чтобы о них беспокоиться.

Техника повествования бросилась мне в глаза. Как читатель я заметил, что мне нужно больше, чем хронология, даже если она заполнена множеством деталей. Как писатель, я знаю, что легко увязнуть в исследовании, особенно когда все кажется интересным и актуальным.Поэтому возникает вопрос: «Способствует ли эта информация истории, которую вы рассказываете?»

Это повествование — в конечном итоге работа автора. Хотя биография должна быть правдой, но не всей историей. На самом деле, в большинстве случаев вся история получается слишком длинной и, честно говоря, временами неинтересной. Я нашел это откровение обнадеживающим; это избавляет от необходимости рассказывать «всю историю» и помогает определить, когда следует прекратить исследования. (Полное раскрытие: я борюсь с этим — конец исследования меня немного огорчает.)

Заметив, что я замечаю эти вещи, я остановился. Хотя я не получал меньше удовольствия от книг (как это часто бывает, когда вы читаете для анализа, а не для удовольствия), я был , читая по-другому. Я учился: , как стать лучше писателем и как определить, какие истории составляют книгу, а какие попадают в папку с мусором. (Мне сложно постоянно удалять слова / предложения / абзацы, которые звучат хорошо, поэтому они попадают в свою собственную папку, а иногда в конечном итоге их вытаскивают для других, связанных историй.Это заставило меня задуматься о том, какие нити будут проходить через мою книгу и какие шаги мне нужно предпринять дальше.

Пока я держу детали в секрете, в будущем я расскажу о них подробнее. А пока я надеюсь, что вам понравятся мои рекомендации по чтению — их еще ждут.

~ Кимберли

Для тех, кому интересно, мой роман не заброшен — он пересматривается с помощью моей замечательной новой группы критики. Я буду держать вас в курсе и по этому поводу.

Когда я вырасту — Ближайшая дверь

— Автор преподобного Тамби Свини

Во время пандемии моя большая семья еженедельно собиралась через Zoom, чтобы оставаться на связи. С участниками в возрасте от 7 месяцев до 81 года эти события были для нас незабываемыми и жизненно важными.

Одной из особенностей этих виртуальных встреч является викторина, и если у члена семьи приближается день рождения, то викторина фокусируется на них.Один из стандартных вопросов: «Когда я был ребенком, кем я хотел быть, когда вырасту?» Ответы были поучительными и веселыми.

Когда я был ребенком, я хотел быть репортером. Свою газету открыл в 6 классе ; насколько я помню, выпуски этой недолгой публикации были сосредоточены почти исключительно на Цинциннати Редс. В младших классах средней школы я подумывал о том, чтобы стать метеорологом, прежде всего потому, что я был большим поклонником Тома Сайлера, волшебника погоды на канале 2.

Оглядываясь назад, я теперь вижу, что мое желание стать репортером коренится в моей любви к чтению и письму, которая в конечном итоге переросла в любовь к исследованиям, обучению и рассказыванию историй. Когда я откликнулся на Божье побуждение в моей жизни пойти в семинарию, я был уверен, что письмо и преподавание станут частью моего призвания. Хотя поначалу в семинарии я был удивлен вновь обретенной любовью к проповеди, теперь я понимаю, что это было результатом моего желания делиться историями.

Слушая рассказы клиентов в «The Next Door» в групповых настройках и во время индивидуальных занятий, я осознаю, что ни один из них не мечтал стать наркоманом, когда вырастут. Никто из них не надеялся стать бездомным. Никто не ставил перед собой цель провести время в тюрьме. Никто из них не хотел иметь детей и затем отдать их под опеку государства.

Несмотря на то, что их жизнь сложилась не так, как они себе представляли, многие из наших клиентов цепляются за надежду, что будущее может быть другим.Обретая вновь обретенную веру в Бога или заново посвящая свою жизнь следованию за Богом, о котором они впервые узнали в детстве, они с оптимизмом смотрят на новые мечты. Они чувствуют, что их жизнь сейчас идет по восходящей траектории. Они растут духовно по мере исцеления их тела, разума и духа.

В середине жизни я с удивлением осознал, что все еще не чувствую себя взрослым. Я знаю, что мне еще многое предстоит сделать; Мне еще так многому нужно научиться.Вера во Христа, которую я принял в детстве, с годами трансформировалась и углублялась. Как и наши клиенты, я все еще расту духовно. Бог дал мне новые мечты, и я благодарен им за это.

Молитва о духовном росте: «По этой причине с того дня, как мы услышали о вас, мы не прекращаем молиться за вас. Мы постоянно просим Бога наполнить вас знанием Его воли через всю мудрость и понимание, которые дает Дух, чтобы вы могли жить жизнью, достойной Господа, и всемерно угождать Богу: приносить плод во всяком добром деле, расти в познании Бога, укрепляясь всей силой согласно славной силе Божьей, чтобы вы могли иметь великую стойкость и терпение, и радостно благодарить Отца, Который подготовил вас к участию в наследство его святого народа в царстве света.Ибо Бог спас нас от владычества тьмы и ввел в царство Сына, которого любит, в Котором мы имеем искупление, прощение грехов ». (Колоссянам 1: 9-14)

Потомков — я не хочу расти (1987, CrO2 чистый, кассета)

A1 Потомки, написанные — потомки, Т. Ломбардо * Написано — потомки, Т. Ломбардо * 1 : 44
A2 Я не хочу расти Написано — Т.Ломбардо * Автор сценария — Т. Ломбардо * 1:22
A3 Автор сценария — М. Окерман *, Т. Ломбардо * Автор сценария — М. Окерман *, Т. Ломбардо * 1:48
A4 Rockstar Автор сценария — Ф. Наветта *, Т. Ломбардо * Автор сценария — Ф. Наветта *, Т. Ломбардо * 0:37
A5 Нет FB Написано — М. Окерман * Автор — М. Окерман * 0:34
A6 Не могу вернуться Автор — Б.Стивенсон * Автор сценария — Б. Стивенсон * 1:45
A7 GCF Автор сценария — Т. Ломбардо * Автор сценария — Т. Ломбардо * 1:57
A8 Мой мир Автор — М. Окерман * Автор — М. Окерман * 3:30
A9 Автор темы — Т. Ломбардо * Автор — Т. Ломбардо * 2:10
B1 Глупая девушка Написано — Б.Стивенсон * Автор сценария — Б. Стивенсон * 2:10
B2 In Love This Way Автор сценария — М. Окерман * Автор сценария — М. Окерман * 2:34
B3 Рождественские каникулы Автор сценария — Билл Стивенсон, М.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.