Содержание

Почиму басня поучительная??? 🤓 [Есть ответ]

Русский человек любит басню. Басня для него – это настоящий театр комедии и сатиры, кукол и драмы. Что касается драмы, то ещё французский теоретик Шарль Бате, труды которого штудировали самым тщательным образом русские литераторы XVIII-XIX века, как бы узаконил драматическую природу басни.

Пороков, недостатков, злободневных проблем в нашем обществе ещё хватает. Есть они сейчас, были они и во времена И.А.Крылова, жившего несколько сотен лет назад, были и во времена Эзопа и мудреца Вишнушармана ( III–IV вв. н. э.), писавшего басни для царских детей.

А коль есть пороки, коль есть то, что нужно исправлять, будут и басни. Басня, как говорится, это и есть жанр, придуманный для «исправления нравов». Это некая «маленькая комедийка», на самом-то деле затрагивающая основы человеческого мироздания.

Басня – это иносказательный труд. К иносказанию сочинители обращаются тогда, когда высмеять напрямую какой-либо злободневный порок или действие нельзя по тем или иным причинам.

Именно в этом случае нас и выручает басня.

Произведения такого рода – вещь нравоучительная. Так чему же учат басни? Они призваны научить нас познать самих себя, они способствуют тому, чтобы мы смогли увидеть, в первую очередь, свои недостатки. Басенные творения подсказывают нам, как можно пороки искоренить, или, по крайней мере, свести их к минимуму. Басни помогают нам постичь вечные, прописные истины, о которых мы забываем, порой, в суете жизни.

Вот пример непревзойдённого мастерства – работа «Зеркало и обезьяна» И.А.Крылова. Зеркало – это такая вещь, которая врать не будет. С ним бесполезно спорить, что-то доказывать. Мартышка, взглянув на своё отражение в зеркале, не была в восторге от увиденного. Но, исключая себя, она тут же обратила взор к другим.

Никто не желает в чем-то неприятном узнать себя. Все кивают, как правило, на других. Но, может быть, не стоит прилагать «титанических усилий» и думать о других, а в первую очередь стоит обратить внимание на себя? Начать, как говорится, с самого начала, то есть с себя?

Басни учат нас быть правдивыми по отношению к себе и другим, быть искренними, добросердечными, работящими. Они учат человеколюбию, доброте, отзывчивости, пониманию, умению взглянуть на всё со стороны. А со стороны, как говорится, виднее…

Чему ещё учат нас басни, например, басни Крылова? Они учат нас русскому языку. Нашему самому родному русскому языку. Если есть желание выучить русский язык, то следует познакомиться с произведениями Крылова. Обороты речи, удивительно точные интонации, неповторимый стиль – и вы освоите не только азы русского языка.

Многое, из того, что сотворил Крылов, вошло в русскую речь навеки, обретя статус пословиц и поговорок.

Мастерство Крылова-баснописца 📕 | Сочинения по русской литературе

Басни Ивана Андреевича Крылова по праву считаются высшими образцами этого жанра на русском языке. В них нашли свое отражение опыт, сознание и нравственные идеалы нашею народа, особенности национального характера. Это выразилось не только в оригинальной трактовке традиционных сюжетов, но прежде всего в том языке, которым написаны басни.

В языке крыловских басен ярко проявилась живая народная речь. Именно благодаря басням Крылова она стала осознаваться как один из необходимых источников русского литературного языка.

Басня согласно

определению из словаря – это “краткий рассказ, имеющий иносказательный смысл”. В целях иносказания баснописцы разных времен использовали образы зверей и даже предметов. По художественным, а иногда и по цензурным соображениям на смену людям в басне приходят животные, наделенные отдельными человеческими чертами: трусостью, храбростью, добротой, мужеством и др. Такие образы животных, олицетворяющих какую-то одну черту человеческого характера, широко использовали в своих баснях Эзоп, Федр, Лафонтен, Лессинг.

Крылов наследовал эту традицию у своих предшественников. Чтобы понять, что нового внес И.

А. Крылов в басенный жанр, обратимся сначала к тому, что использовал он из опыта своих предшественников.

Аллегория пришла в литературу из фольклора, притчи, сказки, особенно сказок о животных, где действовали традиционные персонажи, – такие как лиса, медведь, заяц, волк. Каждый из них был заведомо наделен определенной чертой характера. Прием аллегории использовали классицисты, например, в одах.

Крылов соединил опыт использования этого приема разными литературными жанрами в одно целое. Басенный муравей – олицетворение трудолюбия , свинья – невежества , ягненок – кротости, как “Агнец Божий” .

Иван Андреевич Крылов считал, что искоренить пороки человечества можно через их осмеяние. В его баснях высмеиваются жадность, невежество, глупость. Но Крылов по сравнению с Эзопом и Лафонтеном не ограничивается только простыми аллегориями.

Образы животных у Крылова играют более важную роль – они несут в себе не только отдельные черты, но и целые характеры. Басни Крылова имеют не только бытовой характер, чисто бытовыми можно назвать лишь некоторые из них.

У Крылова есть исторические и социальные басни, в которых образы животных получают совсем другое назначение. Прежде всего эти басни также высмеивают людские пороки через аллегорические образы животных Но во многих исторических баснях в персонажах животных угадывается уже целый характер, дается намек на определенного человека. Например, в басне “Воспитание Льва” Лев-отец – не только воплощение силы, мужества. Он еще и царь зверей, это создает в басне определенный подтекст . Лев-отец выступает здесь не только как грозный царь, но и как заботливый, но недалекий отец, который поручил воспитание своего сына птице, забыв о том, что царствовать-то сын будет над зверями.

В образе льва-отца обрисован целый характер, со всеми его достоинствами и недостатками, а не одно лишь какое-нибудь свойство человеческой натуры.

В баснях “Волк на псарне” и “Щука и кот” уже можно говорить не столько об аллегории, сколько о метафоре. В этих двух баснях под образами волка и щуки подразумевается Наполеон. Можно долго говорить, что Наполеон был хитер, ловок, умен, умел быстро и ловко приспосабливаться к ситуации. Но он не рассчитал своих возможностей и попал “на псарню” вместо “овчарни”… Соотнеся образ волка со всем аллегорическим смыслом басни, мы сразу угадываем в нем завоевателя Наполеона.

Но при этом образ волка никак не сужается до изображения конкретного человека, он настолько широк и всеобъемлющ, что басня не теряет своей ценности и вне контекста эпохи.

Образы животных у Крылова можно сравнить с образами животных в сказках Салтыкова-Щедрина, где подчас, не зная исторической подоплеки, трудно угадать назначение этого образа в произведении.

Теперь можно сделать вывод, что человек не отделим от своего социального положения, поэтому образы животных можно классифицировать как метафоры определенных социальных уровней. Цари, вельможи, чиновники, “маленькие люди” также нашли свое метафорическое отражение в образах животных у Крылова. Например, в басне “Лев и барс”, где лев и барс – выходцы из высших слоев общества, лиса и кот – из чиновничества.

Сюда же можно отнести басню “Волк и ягненок”. “Усильного всегда бессильный виноват”, – гласит мораль этой басни. Образ ягненка использован не только как “Агнец Божий” – аллегория слабости и беззащитности. Этот образ еще и предстает как метафора определенного социального уровня, возможно, мелких чиновников.

Иногда Крылов иронизирует не только над социальными пороками , но и над самой опорой социальной лестницы – государственными институтами, и для этого также используются образы животных. Примером может служить басня “Квартет”, где пародируется государственный совет, созданный в 1801 году, и его четыре департамента, возглавляемые “Проказницей мартышкой, Ослом, Козлом И косолапым мишкой”. Что же ожидает такой квартет-совет в будущем, если в его главу поставлена даже не свора собак, а именно разные животные?

Итак, широко используемые Крыловым образы животных с разными характерами указывают на реалистическую основу крыловской басни. Реализм Крылова, связь его басен с народной основой придает его басням русский, национальный дух. Образы животных, которые подчас на иллюстрациях бывают изображены в русских национальных костюмах, несут в себе сатирическую типизацию черт русского национального характера.

Крылов использует прием индивидуализации речи персонажа. Баснописец вкладывает в уста животных отдельные элементы разговорной речи разных сословий того времени, например, в басне “Стрекоза и муравей” муравей говорит: “Кумушка, мне странно это”, “Так поди же, попляши”. Стоит обратить внимание и на ритмику этой басни.

Образ попрыгуньи-стрекозы создается особым “прыгучим” размером – хореем. Крылов также широко применяет звукопись для создания “звукового” образа животного. Например, в басне “Змея” инструментовка на шипящие звуки и “з”, в басне “Мор зверей” повторение звуков “м”, “у”, “ы”.

Ориентация Крылова на русскую разговорную речь наглядно проявилась в его баснях благодаря введению в них образа рассказчика. Повествование о действиях персонажей ведется в определенной манере, ясно различим личностный тон рассказчика с присущими ему формами и оборотами речи.

Вот “Лебедь, Рак да Щука”, взявшись за дело, “из кожи лезут вон”, вот “Механик пуще рвется”, чтобы открыть Ларец, вот лягушка, захотевшая сравняться с Волом, вначале стала “топорщиться, пыхтеть”, а затем “С натуги лопнула и – околела”. Бедняк, увидев Смерть, “оторопел”. Моська появляется “отколе ни возьмись”.

Встречаются баснях такие обороты: “зима катит в глаза”, ‘с ним была плутовка такова”. Язык рассказчика басен – просторечно-фамильярный. Рассказчик как бы находится среди своих персонажей, говорит о них, как о знакомых, дает им прозвища: “попрыгунья-Стрекоза”, “проказница Мартышка” , “Повар-грамотей”, “механик-мудрец”. Иногда в самих обращениях уже выражено отношение рассказчика: “мой бедный соловей”, “бедный Фока мой”, “мой хитрец” .

Но приближение к персонажам не мешает давать им справедливую опенку: “Избави, Бог, и нас от этаких судей”, “Кто про свои дела кричит всем без умолку, В том, верно, мало толку”. Бывает, что рассказчик принимает позу хитрого простачка: “Кто виноват из них, кто прав – судить не нам, Да только воз и ныне там”. Это как раз и есть то “веселое лукавство ума”, о котором писал Пушкин.

Народные начала речи, звучащие в баснях Крылова, убедительно подтверждаются использованием в них пословиц и поговорок: “Запели молодцы, кто в лес, кто по дрова”. .

То, что в языке басен Крылова растворились народные выражения, составляет одну его особенность. Другую представляет обратное явление. Многие выражения из басен стали восприниматься как пословицы. “А Васька слушает, да ест”; “А ларчик просто открывался”; “Слона-то я и не приметил”; “Соседушка, я сыт по горло”, – отпирается Фока.

Мы живо представляем себе людей среднего сословия, их настроения и чувства.

Приемом речевых характеристик Крылов пользуется постоянно. Яркие примеры находим в баснях “Любопытный”, “Кошка и Соловей”, “Кот и Повар”. Особенно мастерски передал Крылов слова Лисицы, выражающие тонкую лесть Вороне. Если сравнить разработку этого сюжета у Тредьяковского, Лафонтена, то последний пример наглядно продемонстрирует, что совершенствование басни шло именно по языковой, стилистической линии.

В комплиментах Лисицы сквозит ирония. Иронией проникнуто авторское повествование. Это добавляет жизненности, создает условия для более трезвого вывода.

Язык, речь героев действует на усложнение сюжета басни, это приводит к углублению ее смысла.

Часто встречающиеся в басне интонации устной речи ни в коей мере не выводят ее из области письменности, словесного искусства. Басни Крылова – стихотворные произведения, на которые распространяются законы поэзии.

Разговорный язык басни способствует тому, что ее можно представить как маленькую комедию. Комизм ситуации часто дополняется комизмом языка. Непременное условие басни – действие подчеркивается частыми глагольными рифмами.

Рифма у Крылова несет смысловую нагрузку.

Две Бочки ехали, одна с вином,

Другая

Пустая.

Здесь рифма соединяет именно те слова, которые определяют предмет рассмотрения в басне. На ее примере покажем средства художественной выразительности языка Крылова. Рассказ представляет нам фантастическую картину: по городу едут сами по себе две бочки, одна – плавно, другая – несется и гремит. Если принять условность ситуации, то все выглядит вполне натурально: пыль столбом, прохожий жмется к стороне. Но во второй части басни прямо говорится о людях, которые “про свои дела кричат”.

Затем четко формулируется. мораль: “Кто делов истинно – тих часто на словах”. И

дальше: “Великий человек……думает свою он крепку думу Без шуму”. Это

“без шуму” точно повторяет слова из характеристики движения полной бочки, что устанавливает не только идейную, но и образную связь между ней и человеком деловым. Возвращаясь к началу рассказа, мы осмысляем его уже на другом уровне. Бочки оказываются условными предметами, обозначающими человеческие качества.

Но это аллегорическое высказывание содержит дополнительный метафорический элемент, который мы осознаем после прочтения всей басни. Метафорическое значение пустой бочки в данном контексте осмысляется применительно к пустому человеку, болтуну. Вся басня построена на сопоставлениях.

В басне “Слон на воеводстве” метафора оказывается главным выразительным средством рассказа. Реализация ее буквального смысла создает движение и комизм басни.

На примере басни “Две Бочки видна роль разностопного ямба, которым пользовался Крылов во всех своих баснях. В данном случае это выделение существенных моментов рассказа. С той же функцией мы встречаемся в баснях “Волк и Ягненок”, “Крестьянин и Смерть”, “Крестьяне и Река”. Другими его функциями являются передача интонаций живой речи и стремительного развития действия .

Вольный ямб Крылова отражал жизненное разнообразие, представшее в его баснях. Оно сказалось еще в расширении жанровых границ басни. Так, в басне Осел и Соловей” описание пения соловья дано языком, свойственным идиллии.

Жуковский находил у Крылова “два стиха, которые не испортили бы никакого описания… в эпической поэме”. Он же с восхищением отмечал его искусство изображения различных предметов. При описании мухи стихи “летают вместе с мухой”.

Стихи о медведе как бы тянутся, длинные слова передают медлительность и тяжесть медведя.

В своих баснях не забывал Крылов и звуковую сторону стихов. Возьмем, например, басню “Листы и Корни”. Две части басни, соответствующие монологам Листов и Корней, подчеркиваются различным подбором звуков.

Из восемнадцати стихов первой части только четыре не содержат звука “л”, а в пяти стихах этот звук повторяется не по одному разу. Во второй части выделяются звуки “к”, “р”, “н”, “п”, “т”. Противопоставление Листов и Корней дополнительно подчеркивается на фонетическом уровне.

Так у Крылова и звуковой состав слова может нести смысловое значение.

Встречаются у Крылова, правда, не очень часто, такие речевые приемы, как сравнение и синекдоха. Например, в басне “Ворона и Курица”:

Тогда все жители, и малый и большой…

И вон из стен московских поднялися,

Как из улья пчелиный рой.

Для характеристики языка басен Крылова можно еще указать факт употребления необычного названия обычных предметов. Так, в нескольких баснях Крылов вместо “Ворона” говорит “вещунья”

Все вышесказанное позволяет заключить, что великий баснописец решил задачу сочетания народных элементов со структурой поэтической речи, благодаря чему внес существенный вклад в формирование русского литературного языка и поднял русскую басню на небывалую высоту.

В то же время Крылов обогатил русскую басню новыми реалистическими образами животных. Русский баснописец разработал принципы реалистической типизации, без которых невозможны были бы емкие сатирические образы животных у Салтыкова-Щедрина и вообще все дальнейшее движение русской литературы по пути изображения русского национального характера.

Басни (слушать аудиокнигу бесплатно) — автор Иван Крылов

Серия: «Школьная библиотека»
Вниманию юных слушателей предлагается сборник живописных басен Ивана Андреевича Крылова. Сам Крылов считал, что басня, как и всякое произведение искусства, должна быть проста и понятна: «А ларчик просто открывался!». Вот такими «ларчиками» с сокровищами народной мудрости и были его произведения. Многие выражения из написанных им басен стали крылатыми, превратились в пословицы и поговорки. Пушкин считал, что басенному творчеству Крылова присуще «веселое лукавство», характерное для русского склада ума.

Содержание:

1. Ворона и Лисица
2. Мартышка и очки
3. Музыканты
4. Ларчик
5. Лягушка и Вол
6. Парнас
7. Роща и Огонь
8. Волк и Ягненок
9. Синица
10. Осёл
11. Обезьяны
12. Оракул
13. Червонец
14. Стрекоза и муравей
15. Лягушки, просящие Царя

16. Лев и Барс
17. Мор зверей
18. Собачья дружба
19. Бочка
20. Волк на псарне
21. Ручей
22. Лисица и Сурок
23. Лжец
24. Щука и Кот
25. Петух и Жемчужное зерно
26. Обоз
27. Воронёнок
28. Слон на воеводстве
29. Крестьянин и Работник
30. Осёл и Соловей
31. Слон и Моська
32. Волк и Волчонок
33. Обезьяна
34. Кот и Повар
35. Лев и Комар
36. Огородник и Философ
37. Крестьянин и Лисица («Скажи мне, кумушка, что у тебя за страсть…»)
38. Гуси
39. Откупщик и Сапожник
40. Воспитание Льва
41. Свинья
42. Муха и Дорожные
43. Квартет
44. Листы и Корни
45. Лебедь, Щука и Рак
46. Тришкин кафтан
47. Механик
48. Пустынник и Медведь
49. Любопытный
50. Лев на ловле
51. Пруд и Река
52. Крестьяне и Река
53. Мирская сходка
54. Демьянова уха
55. Чиж и Голубь
56. Камень и Червяк
57. Медведь у Пчёл
58. Зеркало и Обезьяна
59. Крестьянин и Смерть
60. Туча
61. Лиса-строитель
62. Клеветник и Змея
63. Лисица и виноград
64. Волк и Пастухи
65. Две Бочки
66. Мальчик и Змея
67. Пчела и Мухи
68. Крестьянин и Змея («Когда почтен быть хочешь у людей…»)
69. Муравей
70. Медведь в сетях
71. Трудолюбивый медведь
72. Свинья под Дубом
73. Булыжник и алмаз
74. Крестьянин и Змея («К Крестьянину вползла Змея…»)
75. Лисица и Осёл
76. Котёл и Горшок
77. Соловьи
78. Голик
79. Крестьянин и Овца
80. Волк и Мышонок
81. Два Мужика
82. Котёнок и Скворец
83. Две Собаки
84. Кошка и Соловей
85. Рыбья пляска
86. Паук и Пчела
87. Пёстрые Овцы
88. Дикие Козы
89. Скупой
90. Рыбьи пляски
91. Прихожанин
92. Совет Мышей
93. Ворона
94. Волк и Кот
95. Лев состарившийся
96. Лев, Серна и Лиса
97. Крестьянин и лошадь
98. Белка
99. Щука
100. Кукушка и Орёл
101. Бритва
102. Сокол и Червяк
103. Булат
104. Купец
105. Бедный Богач
106. Осёл
107. Мирон
108. Пушки и Паруса
109. Крестьянин и Лисица («Лиса Крестьянину однажды говорила.
..»)
110. Филин и Осёл
111. Лещи
112. Лев
113. Три Мужика
114. Кукушка и Петух
115. Пастух
116. Белка
117. Мыши
118. Лиса
119. Волки и Овцы
120. Два Мальчика
121. Лев и Мышь
122. Скворец
123. Собака, Человек, Кошка и Сокол
124. Охотник
125. Рыцарь
126. Хозяин и Мыши
127. Прохожие и Собаки
128. Осёл и Мужик
129. Орёл и Пчела
130. Дуб и Трость
131. Вельможа

Художественные особенности басен и а крылова. Басня как литературный жанр и её характерные признаки

Художественные особенности. Мастерство Крылова-баснописца остается непревзойденным. Ему удалось условно-дидактический жанр сделать формой подлинно реалистических произведений, предварив многие открытия Грибоедова и Пушкина. В баснях Крылов использо­вал весь предшествующий литературный опыт: от драматургии он бе­рет остроту и динамичность сюжета, мастерство в построении диало­га, речевую характеристику персонажей; от прозы — простоту и есте­ственность рассказа, психологическую достоверность мотивировки поведения героев; от фольклора — народные образы и язык.

Именно язык басен Крылова стал подлинным открытием для русской литературы, проложившим дальнейшие пути развития прозы, драматургии и поэзии. До него никто не писал так просто, доступно и метко. Основа языка басен Крылова — это народный разговорный язык с обильным включением просторечий («горланит вздор», «не впрок», «дыханье сперло»), фразеологизмов, пословиц и поговорок («Дело мастера боится», «Ласточка одна не делает вес­ны»). Недаром Белинский увидел в баснях Крылова черту, вообще свойственную русскому человеку, «способность коротко, ясно и вместе кудряво выражаться». Великий русский баснописец попол­нил русский язык множеством афоризмов и крылатых выражений («Слона-то я и не приметил», «А ларчик просто открывался», «Да воз и ныне там»), прочно вошедших в речь и обогативших совре­менный русский язык.

Художественные особенности басен крылова

4.6 (92.5%) 40 votes
На этой странице искали:
  • особенности басен крылова
  • художественные особенности басен крылова
  • художественные особенности басни
  • особенности басни крылова
  • художественное своеобразие басен крылова

Наиболее известным эпическим жанром, изучаемым в начальной школе является басня. Басня — это:

1. Небольшой рассказ, обычно стихотворный, как правило, носит сатирический характер.

2. Нравоучительный и сатирический краткий рассказ прозе и стихах, в котором под видом картин из жизни зверей рисуются людские недостатки.

3. Жанр дидактической поэзии, короткая повествовательная форма сюжетно-законченная и подлежащая аллегорическому (иносказательному, наглядному, картинному выражению отвлеченных понятий посредством конкретного образа) истолкованию как иллюстрация к известному житейскому или нравственному правилу.

4. Литературный жанр; краткий, обычно стихотворный рассказ, в иносказательной форме, сатирически изображающий человеческие поступки и отношения.

Происхождение жанра

Басня — это один из древнейших литературных жанров. В Древней Греции был знаменит Эзоп (VI-V вв. до н. э.), писавший басни в прозе; в Риме — Федр (I в н. э.). Виднейшим баснописцем нового времени был французский поэт Ж. Лафонтен (XVII в.).

В России развитие басен относится к середине XVIII- началу XIX вв. и связано с именами А.П. Сумарокова («притчи»), И.И. Хемницера, А.Е. Измайлова, И.И. Дмитриева, хотя первые опыты стихотворных басен были ещё в XVII в. у Симеона Полоцкого и в 1-й половине XVIII в. у А.Д. Кантемира. В русской поэзии вырабатывается басенный вольный стих, передающий интонации непринуждённого и лукавого сказа.

Басни И.А. Крылова с их реалистичной живостью, здравомысленным юмором и превосходным языком знаменовали расцвет этого жанра в России. В советское время приобрели популярность басни Д. Бедного, С. Михалкова, Ф. Кривина и др.

Существуют две наиболее известные концепции происхождения басни. Первая представлена немецкой школой Отто Крузиуса, А. Хаусрата и др. Согласно этой концепции, в басне первично повествование, а мораль вторична; жанр происходит из сказки о животных, а сказка о животных — из мифа. Вторая концепция выдвинута американским учёным Б.Э. Перри. Согласно ей, в басне первична мораль; басня близка сравнениям, пословицам и поговоркам; как и они, данный жанр возникает как вспомогательное средство аргументации.

Цель басни — высмеивание человеческих недостатков, пороков, негативных социальных явлений. Действующими лицами произведений такого жанра являются животные, растения, вещи. Характеристика персонажей не даётся развёрнуто. Она реализуется не через действия, а через подобную детализацию со стороны автора.

В басне отличают повествование и вывод из него, т.е. определенное положение (нравоучительное заключение, афоризм, правило, совет, указание), присоединенное к повествованию. Этот вывод – так называемая мораль — в басне прилагается обыкновенно в конце, иногда в начале. Чаще всего содержится в скрытом виде, как легко подразумеваемый в связи с изложенными событиями и разговорами. Мораль может быть выражена как эксплицитно , т.е. автором басни, так и имплицитно , т.е выводится самим читателем. В русской литературе довел басню до наибольшего художественного совершенства Крылов. Его басни отличаются меткостью народных поговорок, веселым и насмешливым тоном, практичностью общего духа. Мораль басен Крылова принадлежит к области житейской мудрости, направлена к поощрению навыков, полезных в жизни.

Басня по той роли, какую имеют в ней животные, восходит к сказаниям первобытных времен, когда одушевленность животных представляли себе совершенно тождественною с одушевленностью человеческою и животным приписывали сознательную волю, разум и т.д.

Басня, как правило, построена на основе противопоставления парных признаков с противоположным значением: ум – глупость, жадность – щедрость, трудолюбие – лень, простота — хитрость и др.

Изучив и проанализировав научные литературоведческие источники, мы обобщили полученную информацию, оформив всё в таблице 1.

Художественные особенности. Мастерство Крылова-баснописца остается непревзойденным. Ему удалось условно-дидактический жанр сделать формой подлинно реалистических произведений, предварив многие открытия Грибоедова и Пушкина. В баснях Крылов использо­вал весь предшествующий литературный опыт: от драматургии он бе­рет остроту и динамичность сюжета, мастерство в построении диало­га, речевую характеристику персонажей; от прозы – простоту и есте­ственность рассказа, психологическую достоверность мотивировки поведения героев; от фольклора – народные образы и язык.

Именно язык басен Крылова стал подлинным открытием для русской литературы, проложившим дальнейшие пути развития прозы, драматургии и поэзии. До него никто не писал так просто, доступно и метко. Основа языка басен Крылова – это народный разговорный язык с обильным включением просторечий (“горланит вздор”;, “не впрок”;, “дыханье сперло”;), фразеологизмов, пословиц и поговорок (“Дело мастера боится”;, “Ласточка одна не делает вес­ны”;). Недаром Белинский увидел в баснях Крылова

черту, вообще свойственную русскому человеку, “способность коротко, ясно и вместе кудряво выражаться”;. Великий русский баснописец попол­нил русский язык множеством афоризмов и крылатых выражений (“Слона-то я и не приметил”;, “А ларчик просто открывался”;, “Да воз и ныне там”;), прочно вошедших в речь и обогативших совре­менный русский язык.

Глоссарий:

  • особенности басен крылова
  • художественные особенности басен крылова
  • художественные особенности басни
  • особенности басни крылова
  • художественное своеобразие басен крылова

(Пока оценок нет)

Другие работы по этой теме:

  1. Система образов. Басня, как сказка, нарушает логические от­ношения живого-неживого и широко пользуется олицетворением. Вот почему в ней на равных с человеком действуют животные и растения,…
  2. 1. Мастерство баснописца Крылова. 2. Русский колорит басен. 3. Новаторство Крылова. 4. Аллюзия в басне. Дело в том, что в лучших баснях Крылова нет ни…
  3. Идейно-тематическое содержание. Басня – небольшое про­изведение повествовательного характера в стихах или (реже) в прозе с нравоучительным, сатирическим или ироническим содержани­ем; имеет иносказательный смысл. Сюжет басни…
  4. Подготовка к ЕГЭ: Сочинение Анализ басен “Квартет” и “Лебедь, рак и щука” Басни Крылов И. А. Когда между товарищами нет согласия, на лад, как известно,…

Имя великого русского баснописца И. А. Крылова стоит в ряду имен любимых народом поэтов, основоположников русской литературы. На них воспитывались и воспитываются многие поколения.

Басни Крылова приобрели мировое признание. В них сочетается суровая правда с глубокой мысленной живописностью языка. Краткие и меткие крыловские изречения давно перешли в пословицы и поговорки, стали народным достоянием еще при жизни баснописца.

Слава баснописца во многом оттеснила в нашем восприятии Крылова-драматурга, прозаика, лирика, хотя произведения Крылова конца XVIII века представляют выдающийся интерес, ведь наряду с Радищевым, Новиковым, Фонвизиным молодой Крылов является одним из наиболее значительных представителей сатирического направления в русской литературе второй половины XVIII века.

Но лишь в басне считалось возможным использовать разговорный язык, просторечия и диалектизмы, которые отстаивал И. А. Крылов. Разговорный язык использовался им не ради грубости, а ради меткости, особой выразительности.

Главной композиционной особенностью басни как жанра является ее двучленность. Басня состоит из обязательных двух частей (они могут быть неравнозначны по объему): рассказа и морального вывода (морали, назидания). Эта двучленность образует соединение двух начал в жанре басни: эстетического и логического. Одно выражено в художественной форме (картины, образы), другое — в форме идеи, вывода, мысли.

Организация речи в басне строится на живом обращении автора к читателю, с одной стороны, и на диалоге героев, другой. Диалог в басне присутствует почти всегда.

Басни, созданные Крыловым, были написаны вольным (басенным) ритмом, разностопным ямбом. Такой ритм позволяет делать паузы, что-то произносить скороговоркой, что-то выделять в речи, то есть передавать меняющиеся интонации живой речи.

Что касается языка Крылова, то все мы с детства владеем этим языком, У легко его усваиваем и — оказывается! — мало его знаем и почти ничего не можем о нем сказать. Что такое язык? Как он устроен? Как развивается? Из каких частей состоит? Как взаимодействуют эти части? Как связан с деятельностью человека? Возможно ли совершенствование языка? На все эти и многие другие вопросы мы попытаемся ответить в этой работе.

Многие в Крылове хотят видеть непременно баснописца, но в нем есть нечто большее. Басни только форма; важен тот дух, который так же выражался бы и в другой форме. Басни Крылова, конечно, басни, но сверх того и нечто большее, нежели басни. . . Басни Крылова — не просто басни, это повести, комедия, юмористический очерк, злая сатира — словом, что хотите, только не просто басни.

Сам Крылов чтением своих басен подчеркивал простоту, естественность их народной речи, их реализм. Все воспоминания об исполнении им своих басен говорят об этом. Так, С. Жихарев, выслушав чтение Крылова, записал: «А как читает этот Крылов! Внятно, просто, без всяких вычур и между тем с необыкновенною выразительностью; всякий стих так и врезается в память. После него, право, и читать совестно».

Естественность и простота его чтения были так велики, что исполнение им своих басен иногда не называли «чтением», а говорили, что он «рассказывает свои басни».

Басни Крылова не стареют. Каждое новое поколение воспитывается на них, они вошли в фонд национальной культуры. Строки крыловских басен, самые названия их стали привычными, вошли в речь, цитируются в газетах, знакомы и старым и малым.

Басни Крылова проложили дорогу Пушкину, Гоголю, Кольцову, Некрасову и многим другим поэтам, приобщив их к чистому роднику народной речи, показав пример реалистической живописи, словесного мастерства. Поэтому-то и не угасает крыловская традиция до наших дней.

Знание Крылова-баснописца заключается в том, что он сумел соединить в своем творчестве поэзию и простоту, основанную на разговорной речи. До Крылова в эпоху классицизма разговорный язык допускался только в низких жанрах. Крылов же доказал возможность использования разговорного языка в поэтической речи. Он сумел создать образ народной речи, которая не была замкнута в пределах какого-то одного стиля, но свободно могла бы быть использована в различных стилевых пластах. Главная заслуга Крылова состояла в том, что он раздвинул жанровые рамки басни, придав ей философско-социальное содержание, вместив передовые идеи века в малую форму. «Поэт и мудрец слились в нем воедино» — писал Н. В. Гоголь. Басенное творчество Крылова предвосхитило и подготовило переход русской литературы к реализму (так, связь басен Крылова с первой реалистической комедией А. С. Грибоедова «Горе от ума» очевидно). Реалистические образы в баснях Крылова могли возникнуть только потому, что автором был создан поэтический язык, позволивший воплотиться этим тенденциям реализма.

Итак, тема нашей дипломной работы «Языковые особенности басен И. А. Крылова». Актуальность данной темы несомненна, так как:

  • — во-первых, языковые особенности басен И. А. Крылова недостаточно исследованы и требуют дальнейшего специального изучения. Ведь изменение — это неизбежный спутник языковой истории. Современный русский литературный язык не появился внезапно, в нем отложились незаметные накопления и сдвиги, происходящие в течение многих веков;
  • — во-вторых, более полному и глубокому пониманию идейно-образного содержания басен способствует не только литературный, но и лингвистический анализ художественного текста. Осмысление состояния лингвистической мысли лежит в основе нашей работы. Для всех разделов дипломной работы характеры многоаспектный подход к лингвистическим единицам, что позволяет выявить взаимосвязи и переходность языковых явлений и тенденции их развития, а также особенности функционирования в различных социолингвистических условиях.

В соответствии с таким подходом нами проанализирована литература: монографии, учебные пособия; работы, ставшие классическими и представляющие отечественную лингвистическую традицию; исследования последних лет, отражающие современные направления, где имеются наиболее ценные сведения по изученным проблемам.

Благодаря исследованиям А. В. Десницкого, С. Ф. Елеонского, М. Н. Морозова мы многое понимаем лучше, так как приблизились к историческому осмысления творчества Крылова в целом и к верному представлению о различных этапах его творческого пути, о языковых особенностях басен Крылова.

Автор книги «Иван Андреевич Крылов» А. В. Десницкий (10) вводит читателя в увлекательный мир литературоведческих поисков. Он пытается, привлекая противоречивые печатные источники, мемуарные свидетельства, документы, художественные произведения, воссоздать биографию великого русского баснописца, драматурга, журналиста и поэта И. А. Крылова, остающуюся во многом не ясной и «загадочной» для современных исследователей; обрисовать социально-политическую, идейно-нравственную и культурную атмосферу в России конца XVIII — начала XIX веков. По ряду не изученных в литературной науке вопросов автор высказывает свою оригинальную точку зрения.

Книги С. Ф. Елеонского «Литература и народное творчество» (12) освещают проблему о взаимосвязях и взаимовлияниях литературы и народного творчества, дается в последовательном историко-литературном порядке разбора наиболее близких к фольклору произведений русской художественной литературы. Пословицы, поговорки и прибаутки Крылов черпал не столько из книг, сколько непосредственно из народа, и широко пользовался ими в словесной живописи своих басен. При создании образов зверей, например, лукавой Лисицы или трудолюбивого Медведя: «Лисица от дождя и под бороню укроется», «Лиса своего хвоста не замарает», «Правит, как медведь в лесу дуги гнет», «Гнет — не парит, а переломит — не тужит». С. Ф. Елеонский говорил: «все это выражено в таких оригинальных, непередаваемых ни на какой язык в мире образах, — что сам Пушкин не полон без Крылова».

В книге М. Н. Морозовой «Поэтика и стилистика русской литературы» язык басен Крылова рассматривается в разнообразных, порой причудливых формах; иными словами, каждый факт, каждое языковое явление рассматриваются сами по себе, в отрыве от других и от общего хода языкового развития. Автор в этой книге ставит задачу дать полное и систематическое описание морфологического анализа слов как частей речи, сосредоточив внимание на трудных случаях квалификации языковых явлений, обусловленных многозначностью, омонимией.

Художественные особенности. Мастерство Крылова-баснописца остается непревзойденным. Ему удалось условно-дидактический жанр сделать формой подлинно реалистических произведений, предварив многие открытия Грибоедова и Пушкина. В баснях Крылов использовал весь предшествующий литературный опыт: от драматургии он берет остроту и динамичность сюжета, мастерство в построении диалога, речевую характеристику персонажей; от прозы — простоту и естественность рассказа, психологическую достоверность мотивировки поведения героев; от фольклора — народные образы и язык. Именно язык басен Крылова стал подлинным открытием для русской литературы, проложившим дальнейшие пути развития прозы, драматургии и поэзии. До него никто не писал так просто, доступно и метко. Основа языка басен Крылова — это народный разговорный язык с обильным включением просторечий («горланит вздор», «не впрок», «дыханье сперло»), фразеологизмов, пословиц и поговорок («Дело мастера боится», «Ласточка одна не делает весны»). Недаром Белинский увидел в баснях Крылова черту, вообще свойственную русскому человеку, «способность коротко, ясно и вместе кудряво выражаться». Великий русский баснописец пополнил русский язык множеством афоризмов и крылатых выражений («Слона-то я и не приметил», «А ларчик просто открывался», «Да воз и ныне там»), прочно вошедших в речь и обогативших современный русский язык.

Басня – краткий рассказ, чаще всего в стихах, главным образом сатирического характера. Басня – жанр иносказательный, поэтому за рассказом о вымышленных персонажах (чаще всего о зверях) скрываются нравственные и общественные проблемы.

Возникновение басни как жанра относится к V веку до нашей эры, а создателем ее считается раб Эзоп (VI–V вв. до н.э.), который не имел возможности по-иному высказывать свои мысли. Эта иносказательная форма выражения своих мыслей и получила впоследствии название «эзопова языка». Лишь около II века до н. э. басни стали записывать, в том числе и басни Эзопа. В античную эпоху известным баснописцем был древнеримский поэт Гораций (65–8 до н. э.).

В литературе XVII–XVIII веков античные сюжеты подверглись обработке.

В XVII веке французский писатель Лафонтен (1621–1695) вновь возродил жанр басни. В основе многих басен Жана де Лафонтена лежит сюжет басен Эзопа. Но французский баснописец, используя сюжет античной басни, создает новую басню. В отличие от античных авторов, он размышляет, описывает, осмысливает происходящее в мире, а не строго наставляет читателя. Лафонтен сосредоточен скорее на чувствах своих героев, чем на нравоучении и сатире.

В Германии XVIII века к жанру басни обращается поэт Лессинг (1729–1781). Как и Эзоп, он пишет басни прозой. У французского поэта Лафонтена басня являлась грациозной новеллой, богато орнаментированной, «поэтической игрушкой». Это был, говоря словами одной басни Лессинга, охотничий лук, в такой степени покрытый красивой резьбой, что он потерял свое первоначальное назначение, сделавшись украшением гостиной. Лессинг объявляет литературную войну Лафонтену: «Повествование в басне, – пишет он, – . ..должно быть сжато до предельной возможности; лишенная всех украшений и фигур, она должна довольствоваться одной только ясностью» («Abhandlungen uber die Fabel» – Рассуждения о басне, 1759).

В русской литературе основы национальной басенной традиции заложил А.П.Сумароков (1717–1777). Его поэтическим девизом были слова: «Доколе дряхлостью иль смертью не увяну, Против пороков я писать не перестану…». Вершиной в развитии жанра стали басни И.А.Крылова (1769–1844), вобравшие в себя опыт двух с половиной тысячелетий. Кроме того, существуют иронические, пародийные басни Козьмы Пруткова (А.К. Толстой и братья Жемчужниковы), революционные басни Демьяна Бедного. Советский поэт Сергей Михалков, которого юные читатели знают как автора «Дяди Степы», возродил басенный жанр, нашёл свой интересный стиль современной басни.

Одной из особенностей басен является аллегория: через условные образы показывается определенное социальное явление. Так, за образом Льва часто угадываются черты деспотизма, жестокости, несправедливости. Лиса – синоним хитрости, лжи и коварства.

Следует выделить такие особенности басни :
а) мораль;
б) аллегорический (иносказательный) смысл;
в) типичность описываемой ситуации;
г) характеры-персонажи;
д) осмеяние человеческих пороков и недостатков.

В.А.Жуковский в статье «О басне и баснях Крылова» указал четыре главные особенности басни .
Первая черта басни – особенности характера , то, чем одно животное отличается от другого: «Животные представляют в ней человека, но человека в некоторых только отношениях, с некоторыми свойствами, и каждое животное, имея при себе свой неотъемлемый постоянный характер, есть, так сказать, готовое и для каждого ясное изображение как человека, так и характера, ему принадлежащего. Вы заставляете действовать волка – я вижу кровожадного хищника; выводите на сцену лисицу – я вижу льстеца или обманщика…». Так, Осел олицетворяет глупость, Свинья – невежество, Слон – неповоротливость, Стрекоза – легкомыслие. По мнению Жуковского, задача басни – помочь читателю на простом примере разобраться в сложной житейской ситуации
Вторая особенность басни, пишет Жуковский, заключается в том, что «перенося воображение читателя в новый мечтательный мир , вы доставляете ему удовольствие сравнивать вымышленное с существующим (которому первое служит подобием), а удовольствие сравнения делает и самую мораль привлекательною». То есть читатель может оказаться в незнакомой ситуации и прожить ее вместе с героями.
Третья особенность басни – нравственный урок , мораль, осуждающая отрицательное качество персонажа. «Басня есть нравственный урок , который с помощью скотов и вещей неодушевленных даете вы человеку; представляя ему в пример существа, отличные от него натурою и совершенно для него чуждые, вы щадите его самолюбие , вы заставляете его судить беспристрастно, и он нечувствительно произносит строгий приговор над самим собою», – пишет Жуковский.
Четвертая особенность – вместо людей в басне действуют предметы и животные. «На ту сцену, на которой привыкли мы видеть действующим человека, выводите вы могуществом поэзии такие творения, которые в существенности удалены от нее природою, чудесность, столь же для нас приятная, как и в эпической поэме действие сверхъестественных сил, духов, сильфов, гномов и им подобных. Разительность чудесного сообщается некоторым образом и той морали, которая сокрыта под ним стихотворцем; а читатель, чтобы достигнуть до этой морали, согласен и самую чудесность принимать за естественное.»

Жанровая особенность и художественное своеобразие басни Ивана Андреевича Крылова. В своих баснях Крылов выступает не только как сатирик, но и как воспитанник на принципах просветительства XVIII века, на убеждении, что поучением и сатирой можно исправить нравы, воспитать общество.

В его баснях неизбежно присутствует поучение, мораль. В ряде случаев это поучение лишено жизненных, реалистических красок, и тогда басня превращается в дидактическое рассуждение. Такие безжизненные, дидактические басни чаще всего возникали, когда баснописец писал под влиянием необходимости доказать свою благонамеренность, и являются его художественными неудачами («Безбожники», «Водолазы», «Конь и Всадник», «Сочинитель и Разбойник»). Крылов высмеивал лень, праздность, тщеславие, хвастоветство, самомнение, невежество, лицемерие, жадность, трусость – все те отрицательные качества, которые особенно ненавистны народу. Баснописец бичует не только любителей поживиться за счет чужого труда, но также и всяческих лентяев и растяп.

Тут и незадачливый Тришка, нелепо перекроивший свой кафтан («Тришкин кафтан»), и беспечный Мельник, у которого «вода плотину прососала», и неспособный к полезному труду медведь, погубивший «несметное число орешника, березняка и вязу». Эти образы сохраняют всю свою значимость и сатирическую заостренность и в наше время, ядовито осмеивая незадачливых растяп и бездельников, беззаботно относящихся к народному достоянию.

Мелочи быта, характеры и в особенности специфическая яркость языковых красок делают басни Крылова произведениями реалистического искусства, хотя и ограниченного жанровыми рамками басни, являющейся одним из излюбленных жанров классицизма. Сохранив основообразующие структурные особенности жанрового построения басни, ее дидактическую направленность, совмещение реального и аллегорического начала, моралистическую целеустремленность.

Крылов вместе с тем преодолел ее абстрактный рационализм, ее схематичность. Мораль у Крылова не отвлеченная, вневременная мудрость, а возникающая из практической, общественной необходимости, из конкретной жизненной ситуации. Вот басня о равнодушиях к чужой беде – «Крестьянин в беде». В этой басне эгоизм, собственническая психология, столь обычная «доброта» на словах, а на деле полное равнодушие к беде своего ближнего осуждаются Крыловым не в пышных словах и риторических обличениях, а с умной, уничтожающей иронией. Чего стоит «дружеский» совет Фоки, который рекомендует Крестьянину взять у него любого щенка: «Я бы рад соседа дорогого от сердца наделить, чем их топить»! В результате: Советов тысячу надавано полезных.

Кто сколько мог. А делом ни один бедняжке не помог. Басня – это жанр, особенно прочно опирающийся на традицию.

Многие басенные сюжеты повторяются в творчестве баснописцев разных времен и народов. Все дело в том, как они рассказаны. Один и тот же сюжет приобретает разный смысл и национальный колорит. В особенности это относится к Крылову, который сюжет Эзопа или Лафонтена переделывал по-своему, погружал его в русский быт, создавал национальные характеры. Художественное своеобразие басен Крылова в том, что он сумел сочетать в образах зверей черты, присущие им как представителям животного мира, с теми типически-характерными свойствами, которые отличают людей. В этом тонком сочетании, в реалистической правдивости и цельности каждого образа и заключается замечательное мастерство баснописца.

В персонажах его басен – Львах, Волках, Лисицах, Ослах и т. д. – неизменно проглядывает их естественное звериное начало, и в то же время они наделены теми типическими человеческими чертами, которые в их «зверином» облике выступают особенно резко и сатирически заостренно. Наибольшей конкретности и выразительности Крылов достиг в баснях, действующими лицами которых являются люди. Такие басни, как: «Демьянова уха»; «Два Мужика»; «Крестьянин в беде»; «Крестьянин и работник» и многие другие, своей реалистической выразительностью предвосхищают Некрасова.

Крылов очень тонко и глубоко раскрывает социальную сторону их характера, их психологии («Мирон», «Бедный Богач», «Мешок»). Крылов замечательно умеет в кратких, скупых оценках показать жизненно правдивые, типические характеры («Разборчивая невеста»). В баснях «Крестьянин и Змея», «Крестьянин и Лисица», «Крестьянин и Лошадь», «Огородник и Философ» и других, Крылов подчеркивает в них трудолюбие, рассудительность, степенность, здравый смысл.

Именно в уста Крестьянина он вкладывает трезвую, положительную мораль, обычно делает его выразителем народной мудрости, а не комическим персонажем, как у баснописцев XVIII века. Пушкин высоко оценил национальное своеобразие басен Крылова и, сравнивая его с Лафонтеном, отмечал в их творчестве выражение «духа» обоих народов.

В отличие от «простодушия» французского баснописца Пушкин видел основной характер басен Крылова в «каком-то веселом лукавстве ума, насмешливости и живописном способе выражаться». Пушкин первый назвал Крылова «истинно-народным поэтом». Басни Крылова выросли из народных истоков, из мудрости русских пословиц и поговорок с их острым и метким юмором. «народный поэт писал по поводу Крылова Белинский …всегда опирается на прочное основание – на натуру своего народа…» Использование пословиц и поговорок придает языку и стилю басен Крылова народный характер и колорит.

В пословицах он нашел живописные, лаконичные формулы, которые способствовали выражению взглядов баснописца. Басни Ивана Андреевича Крылова (список) Ворона и Лисица Мирон Ягненок Дуб и Трость Крестьянин и Лисица Совет Мышей Музыканты Собака и Лошадь Мельник Ворона и Курица Филин и Осел Булыжник и Алмаз Ларчик Змея Мот и Ласточка Лягушка и Вол Волк и Кот Свинья под Дубом Разборчивая Невеста Лещи Паук и Пчела Парнас Водопад и Ручей Лисица и Осел Оракул Лев Муха и Пчела Роща и Огонь Пастух Змея и Овца Волк и Ягненок Мыши Котел и Горшок Обезьяны Лиса Дикие Козы Синица Волки и Овцы Соловьи Осел Крестьянин и Собака Лань и Дервиш Мартышка и Очки Два Мальчика Собака Два Голубя Разбойник и Извозчик Орел и Крот Червонец Клеветник и Змея Квартет Троеженец Фортуна и Нищий Листы и Корни Орел и Куры Лягушка и Юпитер Волк и Лисица Голик Лиса-строитель Бумажный Змей Крестьянин и Овца Напраслина Лебедь, Щука и Рак Скупой Фортуна в гостях Скворец Волк и Мышонок Волк и Пастухи Пруд и Река Два Мужика Кукушка и Горлинка Тришкин кафтан Котенок и Скворец Гребень Пожар и Алмаз Две Собаки Скупой и Курица Пустынник и Медведь Кошка и Соловей Две Бочки Цветы Рыбья пляска Алкид Крестьянин и Разбойник Прихожанин Апеллес и Осленок Любопытный Ворона Охотник Лев на ловле Пестрые Овцы Мальчик и Змея Крестьяне и Река Лев состаревшийся Пловец и Море Добрая Лисица Лев, Серна и Лиса Осел и Мужик Демьянова уха Белка Волк и Журавль Мышь и Крыса Щука Пчела и Мухи Чиж и Голубь Кукушка и Орел Пастух и Море Камень и Червяк Бритва Лисица и Виноград Комар и Пастух Сокол и Червяк Овцы и Собаки Лев и Волк Бедный Богач Медведь в сетях Лев и Лисица Булат Мальчик и Червяк Собака, Человек, Кошка и Сокол Купец Похороны Волк на псарне Пушки и Паруса Трудолюбивый медведь Стрекоза и Муравей Обезьяна Кот и повар Мешок Огородник и Философ Гуси Дерево Свинья Муха и Дорожные Орел и Паук Хозяин и Мыши Воспитание Льва Слон на воеводстве Обоз Откупщик и Сапожник Лжец Волк и Кукушка Волк и Волчонок Вороненок Крестьянин в беде Слон и Моська Петух и Жемчужное зерно Щука и Кот Заяц на ловле Орел и Пчела Лисица и Сурок Ручей Бочка Раздел Собачья дружба Мор зверей Лев и Барс Вельможа и Философ Лягушки, просящие Царя Мирская сходка Водолазы Госпожа и две Служанки Медведь у пчел Зеркало и Обезьяна Крестьянин и Смерть Рыцарь Тень и Человек Крестьянин и Топор Подагра Паук Хмель Слон в случае Туча

Конец работы —

Эта тема принадлежит разделу:

Иван Андреевич Крылов

Смелый сатирик в своих прозаических произведениях, тонкий лирический поэт, остроумный автор веселых и злых комедий – таков Крылов – писатель конца. . Не имея ни состояния, ни покровителей, он с трудом достиг капитанского чина. В.. Во время восстания Пугачева отец будущего баснописца уже в капитанском чине принимал участие в военных действиях, а..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ:

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Неслучайно он останавливает свой выбор на этом жанре. Дело в том, что именно он ближе всего и понятнее народу, а ведь именно для народа трудился писатель. «Мужицкое» отношение к окружающему миру и высмеивание недостатков человека – вот, в чем состоят особенности басен Крылова.

Художественные и жанровые особенности басен Крылова

Обычно Иван Андреевич в качестве образов выбирал животных. Основные его персонажи – Лиса, Волк и другие. За образами животных скрывались конкретные лица, отличавшиеся жадностью, глупостью, злобой и другими пороками, которые больше всего раздражали автора. Именно их он изобличал и высмеивал в своих произведениях.

Основные художественные особенности басен Крылова – приближение произведений к большим жанрам, а именно – к роману и комедии, при этом характерный стиль сохранился – поучение и мораль.

Роль автора в произведение принадлежит рассказчику. Персонажи басни создают историю, и тут же происходит ее развязка. Мораль текста Иван Андреевич преподносит в виде пословиц и поговорок, которые близки и понятны простому народу.

Одна из основных тем произведений автора – труд. Он считает, что только профессионализм и взаимопонимание в коллективе могут дать положительный результат. Особенно четко эта мысль прослеживается в мини-рассказах «Квартет» и «Лебедь, рак и щука».

Еще одна излюбленная тема Ивана Андреевича – слабых и сильных. Обычно в таких произведениях он высмеивает власть. Фраза из одного произведения стала «крылатой» — «у сильного всегда бессильный виноват!».

Еще одна особенность басен Крылова – просто язык изложения, который близок простому народу. По этой причине его произведения легко читаются «на одном дыхании».

Мастерство Крылова-баснописца остается непревзойденным. Ему удалось условно-дидактический жанр сделать формой подлинно реалистических произведений, предварив многие открытия Грибоедова и Пушкина. В баснях Крылов использо­вал весь предшествующий литературный опыт: от драматургии он бе­рет остроту и динамичность сюжета, мастерство в построении диало­га, речевую характеристику персонажей; от прозы — простоту и есте­ственность рассказа, психологическую достоверность мотивировки поведения героев; от фольклора — народные образы и язык.Именно язык басен Крылова стал подлинным открытием для русской литературы, проложившим дальнейшие пути развития прозы, драматургии и поэзии. До него никто не писал так просто, доступно и метко. Основа языка басен Крылова — это народный разговорный язык с обильным включением просторечий («горланит вздор», «не впрок», «дыханье сперло»), фразеологизмов, пословиц и поговорок («Дело мастера боится», «Ласточка одна не делает вес­ны»). Недаром Белинский увидел в баснях Крылова черту, вообще свойственную русскому человеку, «способность коротко, ясно и вместе кудряво выражаться». Великий русский баснописец попол­нил русский язык множеством афоризмов и крылатых выражений («Слона-то я и не приметил», «А ларчик просто открывался», «Да воз и ныне там»), прочно вошедших в речь и обогативших совре­менный русский язык.

    С детства мы знаем басни Крылова. Понятные, легкие, мудрые стихи западают в душу. Нравоучение — а оно в басне присутствует обязательно — понемногу усваивается, и сила его воздействия огромна. Басни учат быть честным, любить Отечество, трудиться для блага…

    У сильного всегда бессильный виноват. Этим выражением начинается басня “Волк и Ягненок” (1808 г.). Само произведение Ивана Крылова написано по популярному в мировой литературе странствующему сюжету, к которому обращались виднейшие баснописцы мира: Эзоп,…

    Крылов принадлежал к русским просветителям XVIII века, во главе которых был Радищев. Но Крылов не сумел подняться до идеи восстания против самодержавия и крепостничества. Он полагал, что улучшить общественный строй можно путем морального перевоспитания…

    События Отечественной войны отразились и в басне «Ворона и Курица». Толкование ее допустимо двоякое: можно думать, что Ворона, оставшаяся в Москве при вступлении французов,- это Наполеон. Мечтавший о большой славе и добыче император «попался, как Ворона…

    В баснях Крылова — быт и нравы русского народа, его житейский опыт, народная мудрость. По словам В. Г.Белинского, в баснях выразилась «целая сторона русского национального духа: русский практический ум… с острыми зубами, которые больно кусаются. В них…

Басни в чтении детей дошкольного возраста. Особенности жанра.

Картина развития литературы для детей начала 19 века была бы неполна без жанра басни. Басня — это небольшой аллегорический рассказ, содержащий нравоучение. Все три элемента басни (рассказ, аллегория, или иносказание, мораль) слиты в единое художественное целое, и чем более тесно, тем басня выразительнее. С начала XIX в. входят в детское чтение басни И.А.Крылова (1769-1844) — почти сразу же после появления первых сборников (в 1809, 1811,1815 годах).

В начале века русские читатели были знакомы с баснями Эзопа, Лафонтена, отечественных авторов: А. П.Сумарокова, В.И. Майкова, И.И. Хемницера, И.И.Дмитриева. Иван Андреевич Крылов довел этот жанр до совершенства. Он написал около 200 басен, объединенных им в 9 книг. Каждый журнал считал своим украшением новую басню Крылова.

Басни Крылова содержат целый нравственный кодекс, на котором дети воспитывались поколение за поколением. Из множества басен Крылова по крайней мере десяток входит в память с самых ранних лет. В основном это те из них, в чеканных строчках которых содержатся простые, но важные житейские истины. «А вы, друзья, как ни садитесь, / Всё в музыканты не годитесь» — о чем это? Да, конечно, о незадачливых людях, дела не знающих, подменяющих его суетой и болтовней. Ребятишкам в науку — без назойливых нравоучений и весело.

В его баснях ребенку открывается целый мир жизненных явлений и образов. Герои простых, бесхитростных, наивно-простодушных рассказов — и люди, и звери, и птицы, и различные предметы. Как и в сказках, волки, львы, лисицы, обезьяны, муравьи удивительно похожи на людей, воплощают их качества и нравы.

В баснях осмеиваются человеческие пороки, осуждается хвастовство, лесть («Ворона и Лисица», «Кукушка и Петух»), невежество и глупость («Мартышка и Очки», «Петух и Жемчужное Зерно», «Свинья под Дубом», «Осел и Соловей»), несогласованность в делах («Лебедь, Щука и Рак»), грубая, вероломная сила («Волк и Ягненок»).

Житейские уроки Крылов преподает наглядно, живо, картинно. Вот «на приветливы Лисицыны слова» падкая на лесть «Ворона каркнула во все воронье горло» — и нет у нее больше сыра («Ворона и Лисица»). Сама Лиса пожадничала, пожалела «щепотки волосков» и осталась вовсе без хвоста («Лиса»). Моральная сентенция только довершает смысл, обобщает конкретный эпизод:

Уж сколько раз твердили миру,

Что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок,

И в сердце льстец всегда отыщет уголок.

Чаще всего басенный текст венчает образная фраза, звучащая одновременно и обобщением: «Ай, Моська! знать она сильная/Что лает на Слона!»

Басни Крылова остроумны, ироничны. Дети, читая, слушая их, развивают наблюдательность, учатся подмечать смешное, комическое в людях, в их отношениях. Комична Мартышка, нанизывающая на хвост очки, или неумеренно расхваливающие друг друга Кукушка и Петух.

Чем младше читатель, тем ему ближе, привлекательнее событийная сторона — это нормальная особенность детского восприятия. Аллегорический смысл во всей глубине раскроется позже, по мере роста жизненного опыта. Стоит заметить, что возможности детского прочтения иногда очень неожиданны. Так, героине «Румяной книжки» Саши Черного — девочке Люсе очень не нравился крыловский Муравей, и она ведет по этому поводу такой диалог с его создателем:

« — Муравей, по-моему, безжалостный грубиян. Что ж такое, что Стрекоза «лето целое пропела»? И соловьи поют… Почему он Стрекозу прогнал и еще танцевать ее заставляет? Я тоже танцую, дедушка. .. Что ж тут плохого? Ненавижу вашего Муравья!..»

На это воображаемый Крылов отвечает:

« — И танцуй, дружок, на здоровье. Я тоже Муравья не совсем одобряю. И даже думаю, что когда он Стрекозу прогнал — ему стало стыдно. Побежал он за ней, вернул, накормил и приютил у себя до весны…

В самом деле? — обрадовалась Люся. — Значит, и мораль тогда другая будет? «Бывают иногда муравьи, у которых доброе сердце». Вот хорошо!»

Басни Крылова — кладезь народной мудрости, в них широко используются пословицы, поговорки, меткие народные выражения: «Хоть видит око, да зуб неймет», «Из кожи лезут вон».

В свою очередь многие крыловские строки стали крылатыми, обогатили народную речь. Вот только некоторые из них: «А ларчик просто открывался!», «Слона-то я и не приметил», «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться», «А Васька слушает да ест», «Отколе, умная, бредешь ты, голова?» Даже названия некоторых басен и отдельные образы из них вошли в нашу речь: «тришкин кафтан», «демьянова уха», «медвежья услуга», «дело в шляпе». И мы употребляем их, даже не задумываясь об источнике. Активно бытуют они и в детской речи.

Художественным мастерством, слогом Крылова восхищались В.А.Жуковский, В.Г.Белинский. Н.В. Гоголь писал о Крылове: «Поэт и мудрец слились в нем воедино». Удивительна выразительность басенных строк Крылова. Так, например, передается кукование кукушки: «Кукушка на суку печально куковала».

Басенный стих Крылова динамичен, в сюжете — стремительность, нет ничего лишнего. У каждого персонажа свое лицо, свой характер, свой язык. Белинский называл басни Крылова «маленькими комедийками». Действительно, их легко инсценировать, читать «по ролям», что с удовольствием делают дети.

Крылов не адресовал первоначально свои басни детям, но не исключал их из числа возможных читателей. Когда его спросили, почему он пишет не что-то другое, а басни, он ответил: «Этот род понятен каждому; его читают и слуги и дети».

В 1811 году (после выхода второго сборника басен) И.А. Крылова избирают членом Российской академии. Славе своих басен он обязан не менее почетным и очень домашним, человечным народным званием «дедушка Крылов».

Басни Крылова стали проникать в детское чтение сразу после выхода в свет первых его сборников (1809, 1811, 1815гг.). Произведения этого жанра включались в сборники, альманахи для детей, в детские журналы.

В 1847 г. был издан сборник «Басни Крылова» с биографией, написанной П.А. Плетневым. Белинский высоко ценил это издание, рассчитанное на широкие слои народа, доступное и детскому восприятию. «Нет нужды говорить о великой важности басен Крылова для воспитания детей: дети бессознательно и непосредственно напитываются из них русским духом, овладевают русским языком и обогащаются прекрасными впечатлениями почти единственно доступной для них поэзии»,- писал Белинский.

В 60-е годы басни Крылова широко представил в своих учебных книгах для начальной школы «Детский мир» и «Родное слово» К.Д. Ушинский. С тех пор произведения выдающегося русского баснописца неизменно присутствуют в учебном и свободном чтении российских детей. Роль Крылова в истории отечественной литературы уникальна. Своими баснями он сблизил литературное творчество с жизнью русского общества. Он смело ввел в литературный язык богатства народной речи, так что, по словам В.Г. Белинского, «сам Пушкин не полон без Крылова в этом отношении».

Басни успешно прошли через несколько исторических эпох, не теряя популярности и тем, подтверждая свою нужность обществу. Это явление искусства, заслужившего право на поучение.

Жанровая особенность и художественное своеобразие басни Ивана Андреевича Крылова. В своих баснях Крылов выступает не только как сатирик, но и как воспитанник на принципах просветительства XVIII века, на убеждении, что поучением и сатирой можно исправить нравы, воспитать общество.

В его баснях неизбежно присутствует поучение, мораль. В ряде случаев это поучение лишено жизненных, реалистических красок, и тогда басня превращается в дидактическое рассуждение. Такие безжизненные, дидактические басни чаще всего возникали, когда баснописец писал под влиянием необходимости доказать свою благонамеренность, и являются его художественными неудачами («Безбожники», «Водолазы», «Конь и Всадник», «Сочинитель и Разбойник»). Крылов высмеивал лень, праздность, тщеславие, хвастоветство, самомнение, невежество, лицемерие, жадность, трусость – все те отрицательные качества, которые особенно ненавистны народу. Баснописец бичует не только любителей поживиться за счет чужого труда, но также и всяческих лентяев и растяп.

Тут и незадачливый Тришка, нелепо перекроивший свой кафтан («Тришкин кафтан»), и беспечный Мельник, у которого «вода плотину прососала», и неспособный к полезному труду медведь, погубивший «несметное число орешника, березняка и вязу». Эти образы сохраняют всю свою значимость и сатирическую заостренность и в наше время, ядовито осмеивая незадачливых растяп и бездельников, беззаботно относящихся к народному достоянию.

Мелочи быта, характеры и в особенности специфическая яркость языковых красок делают басни Крылова произведениями реалистического искусства, хотя и ограниченного жанровыми рамками басни, являющейся одним из излюбленных жанров классицизма. Сохранив основообразующие структурные особенности жанрового построения басни, ее дидактическую направленность, совмещение реального и аллегорического начала, моралистическую целеустремленность.

Крылов вместе с тем преодолел ее абстрактный рационализм, ее схематичность. Мораль у Крылова не отвлеченная, вневременная мудрость, а возникающая из практической, общественной необходимости, из конкретной жизненной ситуации. Вот басня о равнодушиях к чужой беде – «Крестьянин в беде». В этой басне эгоизм, собственническая психология, столь обычная «доброта» на словах, а на деле полное равнодушие к беде своего ближнего осуждаются Крыловым не в пышных словах и риторических обличениях, а с умной, уничтожающей иронией. Чего стоит «дружеский» совет Фоки, который рекомендует Крестьянину взять у него любого щенка: «Я бы рад соседа дорогого от сердца наделить, чем их топить»! В результате: Советов тысячу надавано полезных.

Кто сколько мог. А делом ни один бедняжке не помог. Басня – это жанр, особенно прочно опирающийся на традицию.

Многие басенные сюжеты повторяются в творчестве баснописцев разных времен и народов. Все дело в том, как они рассказаны. Один и тот же сюжет приобретает разный смысл и национальный колорит. В особенности это относится к Крылову, который сюжет Эзопа или Лафонтена переделывал по-своему, погружал его в русский быт, создавал национальные характеры. Художественное своеобразие басен Крылова в том, что он сумел сочетать в образах зверей черты, присущие им как представителям животного мира, с теми типически-характерными свойствами, которые отличают людей. В этом тонком сочетании, в реалистической правдивости и цельности каждого образа и заключается замечательное мастерство баснописца.

В персонажах его басен – Львах, Волках, Лисицах, Ослах и т. д. – неизменно проглядывает их естественное звериное начало, и в то же время они наделены теми типическими человеческими чертами, которые в их «зверином» облике выступают особенно резко и сатирически заостренно. Наибольшей конкретности и выразительности Крылов достиг в баснях, действующими лицами которых являются люди. Такие басни, как: «Демьянова уха»; «Два Мужика»; «Крестьянин в беде»; «Крестьянин и работник» и многие другие, своей реалистической выразительностью предвосхищают Некрасова.

Крылов очень тонко и глубоко раскрывает социальную сторону их характера, их психологии («Мирон», «Бедный Богач», «Мешок»). Крылов замечательно умеет в кратких, скупых оценках показать жизненно правдивые, типические характеры («Разборчивая невеста»). В баснях «Крестьянин и Змея», «Крестьянин и Лисица», «Крестьянин и Лошадь», «Огородник и Философ» и других, Крылов подчеркивает в них трудолюбие, рассудительность, степенность, здравый смысл.

Именно в уста Крестьянина он вкладывает трезвую, положительную мораль, обычно делает его выразителем народной мудрости, а не комическим персонажем, как у баснописцев XVIII века. Пушкин высоко оценил национальное своеобразие басен Крылова и, сравнивая его с Лафонтеном, отмечал в их творчестве выражение «духа» обоих народов.

В отличие от «простодушия» французского баснописца Пушкин видел основной характер басен Крылова в «каком-то веселом лукавстве ума, насмешливости и живописном способе выражаться». Пушкин первый назвал Крылова «истинно-народным поэтом». Басни Крылова выросли из народных истоков, из мудрости русских пословиц и поговорок с их острым и метким юмором. «народный поэт писал по поводу Крылова Белинский …всегда опирается на прочное основание – на натуру своего народа…» Использование пословиц и поговорок придает языку и стилю басен Крылова народный характер и колорит.

В пословицах он нашел живописные, лаконичные формулы, которые способствовали выражению взглядов баснописца. Басни Ивана Андреевича Крылова (список) Ворона и Лисица Мирон Ягненок Дуб и Трость Крестьянин и Лисица Совет Мышей Музыканты Собака и Лошадь Мельник Ворона и Курица Филин и Осел Булыжник и Алмаз Ларчик Змея Мот и Ласточка Лягушка и Вол Волк и Кот Свинья под Дубом Разборчивая Невеста Лещи Паук и Пчела Парнас Водопад и Ручей Лисица и Осел Оракул Лев Муха и Пчела Роща и Огонь Пастух Змея и Овца Волк и Ягненок Мыши Котел и Горшок Обезьяны Лиса Дикие Козы Синица Волки и Овцы Соловьи Осел Крестьянин и Собака Лань и Дервиш Мартышка и Очки Два Мальчика Собака Два Голубя Разбойник и Извозчик Орел и Крот Червонец Клеветник и Змея Квартет Троеженец Фортуна и Нищий Листы и Корни Орел и Куры Лягушка и Юпитер Волк и Лисица Голик Лиса-строитель Бумажный Змей Крестьянин и Овца Напраслина Лебедь, Щука и Рак Скупой Фортуна в гостях Скворец Волк и Мышонок Волк и Пастухи Пруд и Река Два Мужика Кукушка и Горлинка Тришкин кафтан Котенок и Скворец Гребень Пожар и Алмаз Две Собаки Скупой и Курица Пустынник и Медведь Кошка и Соловей Две Бочки Цветы Рыбья пляска Алкид Крестьянин и Разбойник Прихожанин Апеллес и Осленок Любопытный Ворона Охотник Лев на ловле Пестрые Овцы Мальчик и Змея Крестьяне и Река Лев состаревшийся Пловец и Море Добрая Лисица Лев, Серна и Лиса Осел и Мужик Демьянова уха Белка Волк и Журавль Мышь и Крыса Щука Пчела и Мухи Чиж и Голубь Кукушка и Орел Пастух и Море Камень и Червяк Бритва Лисица и Виноград Комар и Пастух Сокол и Червяк Овцы и Собаки Лев и Волк Бедный Богач Медведь в сетях Лев и Лисица Булат Мальчик и Червяк Собака, Человек, Кошка и Сокол Купец Похороны Волк на псарне Пушки и Паруса Трудолюбивый медведь Стрекоза и Муравей Обезьяна Кот и повар Мешок Огородник и Философ Гуси Дерево Свинья Муха и Дорожные Орел и Паук Хозяин и Мыши Воспитание Льва Слон на воеводстве Обоз Откупщик и Сапожник Лжец Волк и Кукушка Волк и Волчонок Вороненок Крестьянин в беде Слон и Моська Петух и Жемчужное зерно Щука и Кот Заяц на ловле Орел и Пчела Лисица и Сурок Ручей Бочка Раздел Собачья дружба Мор зверей Лев и Барс Вельможа и Философ Лягушки, просящие Царя Мирская сходка Водолазы Госпожа и две Служанки Медведь у пчел Зеркало и Обезьяна Крестьянин и Смерть Рыцарь Тень и Человек Крестьянин и Топор Подагра Паук Хмель Слон в случае Туча

Конец работы —

Эта тема принадлежит разделу:

Иван Андреевич Крылов

Смелый сатирик в своих прозаических произведениях, тонкий лирический поэт, остроумный автор веселых и злых комедий – таков Крылов – писатель конца. . Не имея ни состояния, ни покровителей, он с трудом достиг капитанского чина. В.. Во время восстания Пугачева отец будущего баснописца уже в капитанском чине принимал участие в военных действиях, а..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ:

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Сочинение

Всем известная басня “Кукушка и Петух” написана Крыловым по конкретному поводу. Ее публикация в сборнике сопровождалась иллюстрацией, где в карикатурном виде изображались писатели Ф. Булгарин и Н. Греч, до неприличия расхваливающие друг друга в печати. Сейчас об этом факте известно лишь специалистам, а житейское правило приняло отточенную формулировку человеческой мудрости и порядочности:

“За что же, не боясь греха,
Кукушка хвалит Петуха?
За то, что хвалит он Кукушку”

(“Кукушка и Петух\»). Вот и решайте, хорошо это или плохо.

Но есть и другая сторона, ограничивающая преимущества аллегорического жанра, — многовариантность трактовки конкретного сюжета, его двойственность как в изображении, так и в восприятии.

Оказывается, даже очень конкретная на первый взгляд басня “Разборчивая невеста”, описывающая капризную красавицу, имеет второй, более глубокий смысл. По признанию самого Крылова, он здесь имел в виду самого себя. В известной басне “Квартет” был осмеян высший орган царской России — Государственный совет, учрежденный в 1810 г. и состоявший из четырех департаментов. Его члены никак не могли разместиться по отделам и без конца пересаживались из одного в другой.

Басню “Ворона и Лисица” не следует понимать только как восхваление хитрости, изворотливости и ума Лисицы, которая очень хорошо понимает, что сыр силой она отнять не сможет. Именно поэтому она решает выманить его у Вороны хитростью и говорит “так сладко, чуть дыша”. И Ворона, совсем не глупая птица, попадается на беззастенчивую лесть:

Голубушка, как хороша!
Ну, что за шейка, что за глазки!
Рассказывать, так, право, сказки!
Какие перушки! какой носок!

Лисица ловко и умело идет к цели: “И, верно, ангельский быть должен голосок!” Автор осуждает не только того, кто льстит, но и того, кто поддается лести, того, у кого “вскружилась голова” и “от радости в зобу дыханье сперло”. Лесть царит в обществе (“в сердце льстец всегда отыщет уголок”), и это — факт, но нельзя поддаваться лести, переоценивая свои силы (“ведь ты б у нас была царь-птица!”, то есть ты бы была орлом), как бы ни была приманчива эта лесть. Лисица сначала льстит вроде бы правдоподобно, но затем, говоря об ее “ангельском” голоске, она просто издевается над Вороной. Вспомним, что в русском языке глагол каркать употребляется не только в значении “издавать резкий, гортанный звук (о крике вороны)”, но и в переносном значении — “предсказывать неудачу, беду”. Развязку автор не комментирует: “Сыр выпал — с ним была плутовка такова”. Все знают, “что лесть гнусна, вредна”, об этом много говорится (“уж сколько раз твердили миру”), но люди до настоящего времени все равно попадаются в эту ловушку.

В басне “Ворона” рассказывается о Вороне в павлиньих перьях:

“от Ворон она отстала,
А к Павам (т.е. к павлинам) не пристала”

и сделалась “Ни Пава, ни Ворона”. Это словосочетание стало фразеологизмом и употребляется, когда говорят “о человеке, отошедшем от своей среды и не приставшем к другим”.

Именно Крылов “как гениальный человек инстинктивно угадал эстетические законы басни” и “создал русскую басню”, по замечанию Белинского. Что позволило критику сделать такой вывод? Самым знаменитым баснописцем тогда был И.И. Дмитриев, благословивший первые опыты начинающего Крылова. Известные баснописцы придерживались классицистской или сенти-менталистской традиции. Крылов же пошел своим путем, не вступая в различного рода дискуссии и полемику со своими современниками. Он освободил басню, с одной стороны, от слащавости и грубости, а с другой — от абстрактного морализаторства. В этом его историческая заслуга.

Басни Крылова изобилуют множеством конкретных деталей и любопытных наблюдений. Так, например, многие поэты описывали пение соловья, но никому не удавалось передать “тысячу ладов” таким ярким семантическим рядом (тут и глаголы и наречия), какой дан в басне Крылова “Осел и Соловей”, когда Соловей “являть свое искусство стал”:

Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.

Особенность Крылова в том, что он не поучает, а наблюдает за своими героями и выносит на суд читателя свои наблюдения. Возьмем для примера басню “Два мальчика” (1833), сейчас почти забытую, что обидно, так как она относится к разряду басен, формирующих моральный облик молодого человека (цикл “философия поведения”). Сюжет басни предельно прост: два мальчика бегут к дереву полакомиться каштанами, но дерево очень высокое, тогда один мальчик подсаживает другого, но тот, который оказывается на дереве, забывает про друга и ест каштаны один. Сюжет совсем не басенный, и если бы не мораль в конце, то можно было бы считать это повествование маленьким рассказиком в стихах из жизни детей, частным, единичным случаем. Мораль отделена от повествования и помещена в конце басни, переводя частный случай в разряд обобщений. Мораль не допускает двусмысленности, четко показывая, какую позицию занимает рассказчик. Кроме того, из морали читателю становится ясно, во-первых, что это реальный, но, к сожалению, не единичный случай (“Видал Федюш на свете я”) и, во-вторых, что относится это не только к детям, но и ко взрослым людям тоже:

Видал Федюш на свете я, —
Которым их друзья
Вскарабкаться наверх усердно помогали,
А после уж от них — скорлупки не видали!

Черная неблагодарность в данной басне всего лишь констатируется, но никак не осуждается, хотя совершенно ясно, на чьей стороне автор (бедный Сеня). Это вытекает из описания действий Феди, который, взобравшись на дерево, нашел там множество каштанов:

Но Федя принялся их есть один, забыв о друге:

“Вверху Федюша не дремал
За обе щёки сам каштаны убирал” (в черновом варианте)

“Принялся Федя за каштаны,
Набил и рот он и карманы” (в черновом варианте).

В окончательном варианте осталось:

“Федюша сам вверху каштаны убирал,
А другу с дерева бросал одни скорлупки”.

Сене пришлось приложить усилия, чтобы подсадить друга:

“Пыхтел, весь потом обливался
И Феде, наконец, вскарабкаться помог”.

В черновиках эти усилия описываются более подробно, чем в окончательном варианте. Видимо, Крылов хотел показать, что дело не в интенсивности этих усилий, а в самом желании помочь другу. Сеня ждал, что он будет вознагражден за свои усилия, но был обманут в своих ожиданиях:

Что ж! Сене от того прибыток вышел мал:
Он, бедный, на низу облизывал лишь губки;
Федюша сам вверху каштаны убирал,
А другу с дерева бросал одни скорлупки.

Таким образом, не осуждая ни одного, ни другого героя, Крылов показывает читателям, на чьей он стороне и кто из героев поступает плохо. Крылов — защитник общеобязательной морали, нравственный судья.

Своеобразие творчества баснописца в том, что автор-рассказ-чик всегда находится рядом со своими персонажами, но не над ними. Даже когда его герои делают явные глупости, автор впрямую не осуждает их, а лишь показывает нелепость их поведения. Но это не значит, что Крылов равно сочувствует всем своим героям. Его позиция социально окрашена. Он поддерживает простых людей, живущих в мире естественных ценностей, сочувствует своим героям, не идеализируя и не приукрашивая их, но не умиляется и не сюсюкает. Именно эта трезвость анализа делает баснописца учителем и наставником. Благодаря характерным деталям мы сразу же представляем себе крыловских героев: и капризную красавицу невесту (“Разборчивая невеста”), и смешного Тришку (“Тришкин кафтан”), и бедного Фоку (“Демьянова уха”), и других героев.

Структура басен разнообразна. Но мораль — необходимая составная часть басни, которую Крылов помещает либо в начале

“Случается не редко нам
И труд и мудрость видеть там,
Где стоит только догадаться
За дело просто взяться”
(“Ларчик”)

либо в конце басни

“Завистники, на что ни взглянут,
Подымут вечно лай;
А ты себе своей дорогою ступай:
Полают, да отстанут”
(“ Прохожие и Собаки\»)

Чаще всего басня построена в форме диалога, где автор и герои говорят каждый своим собственным языком. Это было открытием баснописца, в котором ему помог предшествующий опыт драматурга. Драматургическая структура басен сделала их более живыми и яркими, передавая интонации непринужденного живого разговора.

“Кумушка, мне странно это:
Да работала ль ты в лето?” —
Говорит ей Муравей.
“До того ль, голубчик, было?
В мягких муравах у нас Песни, резвость всякой час,
Так, что голову вскружило”. —
“А, так ты…” — “Я без души Лето целое все пела”.
“Ты все пела? это дело:
Так поди же, попляши!”

(“Стрекоза и Муравей\»)

Бытовые детали как бы ненавязчиво подводят читателя к пониманию социального характера героя и за частным случаем позволяют увидеть систему общественных отношений. Так, например, в басне “Крестьянин и Смерть” бедственное положение крестьян в России легко угадывается по характеристике главного героя:

“Куда я беден, боже мой!
Нуждаюся во всем; к тому ж жена и дети”

А дальше идет знаменитая фраза: “А там подушное, боярщина, оброк…”, которая конкретно и точно переносит читателя в пореформенную Россию начала XIX в., когда крепостные крестьяне были задавлены многочисленными поборами.

“И выдался ль когда на свете
Хотя один мне радостный денек?” — вопрошает крестьянин.

“В таком унынии, на свой пеняя рок…
Зовет он Смерть…”

Лаконично, всего несколькими штрихами нарисована баснописцем невыносимо тяжелая крестьянская судьба. Крестьянин у Крылова в этой басне — не условное изображение, символизирующее старость, а социальный тип. Это типичный русский крепостной крестьянин, задавленный различными поборами. Не находя выхода, Крестьянин призывает Смерть, которая “явилась вмиг”. Конкретность изображения настолько велика, что именно с Крылова можно вести начало реалистического изображения действительности в русской литературе. Вот еще один пример из басни “Вороненок\»\».

“Уж брать, так брать,
А то и когти что марать!”

Это изображение взяточничества вполне сопоставимо с гоголевским описанием из комедии “Ревизор” (действие 1, явление 4). Городничий (принимая шпагу, к квартальному):
“Что ты сделал с купцом Черняевым, а? Он тебе на мундир дал два аршина сукна, а ты стянул всю штуку. Смотри! Не по чину берешь!”

Уже с первых басенных сборников четко обозначается круг проблем, привлекавших внимание баснописца. Высмеиваются общечеловеческие недостатки и пороки, но способ их изображения и их проявления сразу же выявляют склад именно русского ума, русского характера. Именно народность басен позволила Крылову сделать космополитический басенный жанр едва ли не ведущим в русской литературе первой половины XIX в.

От басни не требуется оригинальности сюжета. Он, как правило, традиционен и идет от Античности, но при разработке отдельными авторами сюжет может трансформироваться. У Крылова много басен с таким традиционным сюжетом: это и “Ворона и Лисица”, и “Стрекоза и Муравей”, и “Волк и Ягненок”, и “Лисица и Виноград”, и “Крестьянин и Смерть”, и множество других. Особую группу басен составляют басни с оригинальным сюжетом. Некоторые из них написаны под влиянием важнейших исторических событий, свидетелем которых был сам писатель. Так, в период нашествия Наполеона на Россию Крылов создает две басни — “Волк на псарне” и “Ворона и Курица”, посвященные наиболее трагическим эпизодам Отечественной войны. Баснописец понимал особенности исторической ситуации и выступил как “летописец” грозных событий. Исследователи признают басню “Волк на псарне” одним из выдающихся достижений баснописца. “Эта удивительнейшая из крыловских басен не имеет себе равных ни по обшему эмоциональному впечатлению, которое она производит, ни по внешнему строю, которому она подчинена. В ней вовсе нет морали и выводов”, — писал Л.C. Выготский в “Психологии искусства”.

Поводом для написания басни “Волк на псарне” послужили события, связанные с попытками Наполеона, находившегося в это время в поверженной Москве, вступить в мирные переговоры. Эти попытки делались как самим Наполеоном, так и через его посредника Лористона, но они были отклонены М.И. Кутузовым. Вскоре после этого Кутузов нанес войскам неприятеля поражение при Тарутине (6 октября).

Вот как описывает С.Н. Глинка это событие в своих “Записках о 1812 годе”: “Ни оружие сынов России, ни молитвы и слезы матерей не спасли Москвы. Видели мы вход в нее полков завоевателя, видели пожар московский, видим и горе исполина нашего века. Он просит и перемирия и мира. Лористон, посол его, совещается с Кутузовым. А умный наш вождь, забавляя посла Наполеонова мечтами о мире, ждет вспомогательного войска, высылаемого северною природою, ждет морозов и бурь зимних. Ждет он также с берегов тихого Дона и новых полков” (“1812 год в русской поэзии и воспоминаниях современников”).

Басня “Волк на псарне” написана в начале октября 1812 г. и опубликована в журнале “Сын отечества” (1812, ч. 1, № 2). Злободневность, актуальность басни требовала немедленной публикации. Это был первый отклик на события такой исторической важности, которые впоследствии волновали не одно поколение русских людей. Автор отлично понимал это и отступил от своих правил: обычно он не публиковал сразу свои басни, а в течение нескольких лет работал над усовершенствованием текста. В этом же случае дозволение цензурного комитета было получено уже

7 октября. Но работа над текстом басни продолжалась и после публикации. Результатом этой кропотливой работы были изменения к напечатанному тексту, опубликованные в том же журнале (№ 4, ч. 1 за тот же год). Это уникальный случай. Но Крылов не остановился и на этом, продолжая работать над текстом. Перепечатанная в отдельном издании басен 1815 г., эта басня также подверглась отдельным изменениям. Крылов продолжал над ней работать и после этого. Окончательно текст сформировался только в издании 1825 г.

Сюжетную основу басни составляет диалог Ловчего с Волком. Басня начинается авторским повествованием: “Волк, ночью, думая залезть в овчарню, попал на псарню”. Это экспозиция басни. Яркие эмоциональные реплики псарей накаляют обстановку. Псари кричат: “Ахти, ребята, вор!” Эта фраза появилась позднее (1815-1819 гг.).

Замечательно описание злейшего врага псарей — Волка, серого “забияки”. Эпитет серый — традиционная характеристика волка в русских народных сказках: это постоянный эпитет. Антитеза серый — седой появилась у автора не сразу, а в результате упорной работы над текстом — только в 1825 г., когда великого полководца уже не было в живых (Кутузов скончался в 1813 г.). До этого Волк имел эпитет старый, что, конечно, менее эффектно. В баснях Крылова сохраняется сказочная традиция в отношении к волку, известная нам с детства, но здесь кроме прочего он еще хитер и нагл. Даже припертый к стене, “прижавшисьв угол задом”,

Волк, над которым нависла смертельная опасность, еще пытается сохранить видимость величия, обещая покровительство на словах, а на деле он уже затравлен собаками. в угол задом”,


Глазами, кажется, хотел бы всех он съесть”

Волк надеется еще выкрутиться (“Пришел мириться к вам, совсем не ради ссоры”) за счет мирных переговоров, пустых, лживых обещаний

“А я не только впредь не трону здешних стад,
Но сам за них с другими грызться рад”

Волк, над которым нависла смертельная опасность, еще пытается сохранить видимость величия, обещая покровительство на словах, а на деле он уже затравлен собаками. Но кто же поверит “волчьей клятве”? Во всяком случае, не седой, умудренный жизненным опытом Ловчий, в котором современники узнавали прославленного народного полководца Кутузова. Признание его заслуг в этой войне в широких общественных кругах прямо противостояло официальной версии, приписывавшей славу победы Александру I.

Замечательно описание псарни (удивительно емкое и лаконичное, но предельно конкретное), которая “в минуту” “стала адом”:

“Бегут: иной с дубьем,
Иной с ружьем” — т.е. бегут с дубинами, кольями, палками.

Крылов употребляет собирательное существительное дубьё. Уж не отсюда ли возникла толстовская “дубина народной войны”!? “Огня! — кричат, — огня!” Известно, что волки боятся огня. Здесь же огонь выполняет еще одну функцию — освещает псарню: “Пришли с огнем”. До этого Волка не было видно, только было слышно, как “псы залилисьв хлевах и рвутся вон на драку”. Когда пришли с огнем, увидели, что Волк “сидит, прижавшись в угол задом”. Затем опять слуховые ассоциации:

“Зубами щелкая и ощетиня шерсть,
Глазами, кажется, хотел бы всех он съесть”.

Стоит обратить внимание на то, что в этой басне нет морали — необходимого компонента всякой басни. Это объясняется тем, что остросюжетное повествование настолько конкретно и ярко и вместе с тем просто и однозначно, характеры действующих предельно ясны, что никаких комментариев не требуется, автор как бы самоустраняется. Искусство речевой характеристики Крылова приобретает в этой басне яркую, отточенную форму. Ирония старого Ловчего — “ты сер, а я, приятель, сед”, — а также конец его речи:

“А потому обычай мой:
С волками иначе не делать мировой,
Как снявши шкуру с них долой”, — подкрепленный действием: “И тут же выпустил на Волка гончих стаю”, как бы заменяют мораль и дают авторскую оценку происходящему.

Волк у Крылова горд и величествен — “пришел мириться к вам совсем не ради ссоры”, — он пока не побежден. Он предлагает дружбу (“уставим общий лад”) и обещает впредь не трогать “здешних стад” и даже защищать их. Речь Волка торжественна и возвышенна. Гениальная прозорливость Крылова была в том, что Наполеон в это время еще не был побежден. Он находился в оккупированной им Москве. Но исход событий был уже ясен для баснописца — “И тут же выпустил на Волка гончих стаю”.

По свидетельству современников, басню “Волк на псарне” Крылов собственноручно переписал и отдал жене Кутузова, которая отправила ее мужу в письме. Кутузов прочитал басню после сражения под Красным собравшимся вокруг него офицерам и при словах “а я, приятель, сед” снял фуражку и потряс наклоненной головой. “Все присутствующие восхищены были этим зрелищем, и радостные восклицания раздавались повсюду”, — писал первый комментатор басен Крылова, В. Киневич, в “Библиографических и исторических примечаниях к басням И.А. Крылова” (1878).

Эта басня единодушно признавалась всеми исследователями одной из лучших в творческом наследии Крылова.

Также в 1812 г. была создана басня “Ворона и Курица”. Это был период огромного патриотического порыва всего русского народа. Приведем всего лишь один отрывок из “Записок о 1812 годе” С.Н. Глинки: «Дух русский вполне ожил во второй заветный двенадцатый год. Если плачут очи русские, то верно заодно плачут с душой. Громы нашествия вызвали из души русской грусть по Отечеству, и вместе с нею излетело из нее самоотречение, безусловное, беспредельное, дело шло тогда “быть или не быть земле русской на лице земли”. В наш двенадцатый год и в голову не приходило никому никакого условия, было одноличное условие: или умереть за Отечество, или жить для Отечества и все отдать Отечеству. В первый двенадцатый год, в год наших предков, были условия не о сбережении личной жизни, но о том, кому сберечь бытие России?»

Вот в период такого патриотического подъема и была создана басня “Ворона и Курица”. В ней Кутузов назван “Смоленским князем”, из чего следует, что басня написана после сражения под Красным, когда им был получен этот почетный титул, т.е. 6 ноября 1812 г. Поводом для написания басни, видимо, послужила заметка в журнале “Сын отечества”, в которой рассказывалось о том, что французы ежедневно ходили на охоту стрелять ворон и не могли нахвалиться своим soup aux corbeaux.

Теперь можно дать отставку старинной русской пословице: “попал, как кур во щи”, а лучше говорить: “попал, как ворона во французский суп”. К этому номеру журнала была приложена карикатура И.И. Теребенева “Французский вороний суп”, на которой были изображены четыре оборванных французских гренадера, разрывавшие ворону на части. Басня начинается словами:

“Когда Смоленский князь,
Противу дерзости искусством воружась…”

Каким же “искусством” вооружился Кутузов против “дерзости” Наполеона? Знаменитый Денис Давыдов в своих записках “Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?” показывает, что нет, это был голод, так как Кутузов заставил французов покидать Москву тем же путем, которым она вошла в нее, т. е. по разоренному краю, а не “по краю невредимому и изобилующему съестными припасами, и быть преследуемой нашей армиею с тыла, а не с боку, как это случилось”. Французская армия вынуждена была возвращаться по опустошенному ею же пути, на котором встречались только разоренные и ограбленные деревни. Французская армия, окруженная русской конницей, которая истребляла все, что осмеливалось отделиться от большой дороги, гибла от холода и голода. И далее Д. Давыдов продолжает: “Что же этому причиною? Точка, избранная для лагеря при Тарутине, отстранение неприятельской армии от края, изобилующего съестными припасами, принуждение его идти по Смоленскому разоренному пути, взятие нашей легкою конницею неприятельских обозов с пищею, окружение ею французских колонн от Малоярославца до Немана, не дозволившее ни одному солдату отлучиться от большой дороги для отыскания себе пищи и приюта”. Вот какую “сеть” расставил полководец “новым вандалам”, т.е. варварам, разрушителям. Всего в нескольких строках баснописец показывает национально-патриотические чувства русского народа, когда москвичи (“все жители, и малый, и большой”) покидали, “часа не тратя”, свой уютный город, сравнивает город с ульем, который оставили пчелы. Это произошло по замыслу Кутузова, который “противу дерзости” Наполеона вооружился “искусством”, надеясь на то, что холод и голод не позволят грабителям и разрушителям (“вандалам новым”) надолго задержаться в Москве. Описание этого трагического события можно найти в романе-эпопее JI.H. Толстого “Война и мир”, который подхватывает и развертывает сравнение Москвы, покидаемой жителями, с растревоженным ульем. Интересно, что для одних французы — враги, супостаты (вспомните Наташу Ростову), для других — гости. “Эта вся тревога” представляется отдельным людям забавной, они смотрят на нее со стороны, занимаясь повседневными делами (“чистя нос” — очень характерный вороний жест). Но оказывается, они не просто смотрят “спокойно”, они намереваются трагическую ситуацию, “когда у порогу наш супостат”, использовать с выгодой для себя:

Так мне [вороне. — Р. К.] с гостьми не мудрено ужиться,
А может быть, еще удастся поживиться
Сырком, иль косточкой, иль чем-нибудь.

Враги в басне названы супостатами. Сейчас это архаизм, но в литературе XIX в. это слово употреблялось довольно часто. Например, у Пушкина:

Где тебе тягаться со мною,
Со мною, с самим Балдою?
Экого послал супостата!
Подожди-ка моего меньшого брата.

(“ Сказка о попе и работнике его Балде ”, 1830)

Порок должен быть наказан, но в жизни так бывает не всегда — не всегда это происходит и в баснях Крылова. Здесь же — иное дело! Обратите внимание: супостат “наш”, т.е. это враг не только Курицы, но и автора, за которым стоит весь народ, вся нация.

Следуя исторической правде, баснописец философски замечает:

Так часто человек в расчетах слеп и глуп.
За счастьем, кажется, ты по пятам несешься:
А как на деле с ним сочтешься —
Попался, как ворона в суп!

Мораль ясна и проста, она начинается с философской максимы, а заканчивается сравнением бытового характера (“как ворона в суп”). Мораль этой басни обобщена до предела: “так часто человек…” — заметьте, любой человек, — поэтому далее: “за счастьем, кажется, ты по пятам несешься” (ты, т. е. каждый человек, включая автора и читателя). По свидетельству К. Батюшкова, “в армии все басни читают наизусть”. Это был невиданный успех. Другой современник, С.Н. Глинка, писал: “В необычайный наш год и под пером баснописца нашего Крылова живые басни превращались в живую историю” (“Записки о 1812 годе”).

Цикл басен об Отечественной войне 1812 г. — величайшая заслуга Крылова перед всей нацией. Новаторство баснописца заключается в том, что он придал повествованию несвойственную басенному жанру масштабность и, кроме того, ввел в число басенных персонажей реальную историческую фигуру — русского полководца Кутузова, выполнившего историческую миссию спасения государства от захватчиков и выступившего выразителем патриотического духа и нравственной силы русской армии и всего русского народа.

Крылов был одним из самых читаемых авторов XIX в. Еще при жизни он стал знаменит, а после смерти сделался легендой. Почти все современники оценили нравственно-воспитательную роль его басен, которые постоянно входили в круг домашнего (семейного) чтения. “Его притчи — достояние народное и составляют книгу мудрости самого народа”, — писал Н.В. Гоголь. Крылов создавал свои басни для широкого круга читателей: для детей и взрослых, для людей разных сословий, они были интересны всем. Уже в XIX веке дети заучивали его басни наизусть: Крылов был для них привлекательным собеседником и наставником в нравственных вопросах. Басни Крылова и для нас являются книгой общественной нравственности, выражаясь современным языком, моральным кодексом поведения человека. Он стал всенародно известным и любимым баснописцем, но он никогда не был поэтом придворным, несмотря на все усилия монаршего двора.

Каждое издание его басен становилось заметным событием в духовной жизни России. Его называли великим учителем, “мудрецом народа” (А. В. Никитенко). Чем же заслужил Крылов такой высокий титул? В баснях действовали люди всех сословий — вельможи, господа, мужики, крестьяне. Или их маски — волки, медведи, львы, орлы, лисицы. Басни, продолжая фольклорную традицию, разоблачали то же, что и сатирические народные сказки, наказывая зло и давая торжествовать добру, понимая его так, как воспринимал бы его простой человек. Восприятие животных в его баснях определяется той эмоциональной окраской, той маской, которая постоянно закреплена за каждым из героев. Это были реалистические сценки, как бы увиденные глазами простого человека, но в них не было ничего жестокого, пошлого, грубого, безнравственного. Люди, животные, растения (корни, листья, цветы) и даже неодушевленные предметы (камень, алмаз, булат, бумажный змей и др.), действовавшие в баснях, говорили ясным и понятным языком, красочным и сочным. “Простонародность” создается за счет выбора сюжета, развития действия, его осмысления и оценки. Но везде чувствуется рука мастера: формы выражения, стиль Крылова ярки и индивидуальны. Легкость и простота чисто внешние. Достоинства крыловских басен особенно отчетливо выявляются при сравнении басен, написанных разными авторами на один и тот же сюжет (например, басня “Ворона и Лисица” переводилась и перерабатывалась в России многими баснописцами). У Крылова нет книжных, архаичных, торжественных форм высокого стиля, так как жанр басни не требовал этого. Это Крылов понял, пожалуй, одним из первых и строго придерживался этого правила, несмотря на упреки в нарочитой “простонародности”. В его баснях звучат голоса реальной русской жизни. У Крылова в одной басне не бывает разностильных элементов, т.е. не сталкиваются элементы высокого и низкого стилей ни в лексическом составе, ни в грамматических формах. Кажущаяся легкость стиля, форма речевого выражения, эмоциональная окраска — все это у баснописца очень органично. По меткому выражению академика В.В. Виноградова, “казалось, главным героем басен Крылова стал сам русский язык”. “Поэт и мудрец слились в нем воедино”, по замечанию Гоголя. Именно совершенство басен, их естественность и органичность делают их такими обыденными, привычными, узнаваемыми. Склад мысли русского человека, его бойкий и живой ум, его горести и радости, беды и печали, вся самобытность русского характера отразилась в героях крыловских басен.

В языке басен встречаются постоянные эпитеты, идущие из фольклора: лето красное

“Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела”. — “Стрекоза и Муравей”

чистое поле
(“Большой собравшися гурьбой
Медведя звери изловили;
На чистом поле задавили
И делят меж собой”. — “Заяц на ловле”

сыра земля
“Кто знает: может быть, что ваш и ближе час
И что сыра земля покроет прежде вас”. — “Старик и трое Молодых” и др.

Интересно отметить, что в русском языке сами названия животных часто служат для характеристики людей. Эта лексическая особенность русского языка также использована великим баснописцем: трусливый заяц, хитрая лисица, могучий лев, сильный, но неуклюжий медведь; иногда даже сами названия животных и птиц (без определений) несут в себе экспрессию: змея, осел, курица, ворона (см. выше), павлин и т.п. Звери и птицы басен Крылова, по меткому замечанию Гоголя, “мыслят и поступают слишком по-русски”, они как бы родились и живут здесь, в России, имея русские нравы и обычаи, в них есть “все шевелящее и задирающее за живое”. За каждым зверем закреплена своя определенная маска, идущая от фольклорной традиции. Лиса во всех баснях хитра и лукава (“Ворона и Лисица”, “Лисица и Виноград” и др.), мартышка и обезьяна известны своими хитроумными проделками, способностью к подражанию, глупыми проказами (“Мартышка и Очки”, “Обезьяны”), осел туп, упрям, амбициозен (“Осел и Соловей”, “Осел” и др.), львы и орлы — носители власти, цари (“Орел и Пчела”, “Орел и Куры”, “Лев и Комар”), пчелы — символ трудолюбия (“Орел и Пчела”) и др. Если с такой точки зрения посмотреть на участников “Квартета”, то чего стоит одно их перечисление:

“Проказница Мартышка,
Осел,
Козел
Да косолапый Мишка
Затеяли сыграть Квартет”.

Совершенно ясно, что в таком составе невозможно “музыке идти”.

Крылов довольно часто использует народные пословицы и поговорки: “Хоть видит око, да зуб неймет” (“Лисица и Виноград”), “Бедность не порок” (“Откупщик и Сапожник”), “Из огня да в полымя” (“Госпожа и две Служанки”), “Не плюй в колодец — пригодится воды напиться” (“Лев и Мышь”) и др. Сам он также создает собственные афоризмы. Эти крылатые выражения целиком ассимилировались русским языком, позволяя применять их в совершенно иных контекстах и даже временных параметрах жизни языка. ом ассимилировались русским языком, позволяя применять их в совершенно иных контекстах и даже временных параметрах жизни языка. Отрываясь от конкретных бытовых ситуаций басни, они легко накладываются на события жизни даже современного человека.

“Беда, коль пироги начнет печи сапожник,
А сапоги тачать пирожник,”

Вот житейское правило, изложенное Крыловым в басне “Щука и Кот”, примененное по отношению к Щуке, которая решила половить мышей вместе с Котом и попросилась пойти вместе с ним на охоту. И сейчас этот афоризм применяется к людям, которые берутся не за свои дела. Еще один пример: конкретная история с Тришкиным кафтаном, который без конца перекраивается под насмешки окружающих, оказывается легко применима ко всем житейским ситуациям, когда человек пытается изменить что-либо не коренным образом, а путем мелких переделок. Единичная конкретная ситуация, описанная в басне как частный случай, обобщается, т.е. аллегория, оформленная в виде сентенции, оборачивается афоризмом.

В крыловских баснях почти нет устаревших слов, а те из них, которые встречаются, легко понимаются из контекста. Так, в басне “Кот и Повар” повар-“грамотей” убегает в кабак из поварни. Слово поварня — архаизм, в современном русском языке оно имеет синоним кухня. Но нынешний читатель басни понимает этот архаизм благодаря тому, что гнездо с этим корнем очень полно представлено в современном русском языке: повар, повариха, поваренок, поварской (поварской колпак), поваренный (поваренная книга), поварешка, поварить и некоторые другие. Слово ритор также знакомо современному человеку по соотношению с существительным риторика (теория красноречия, ораторское искусство) и прилагательному риторический {риторический вопрос), но у Крылова это слово употребляется не нейтрально: оно имеет легкий иронический оттенок:

Тут ритор мой, дав волю слов теченью.
Не находил конца нравоученью.
Но что ж? Пока его он пел,
Кот Васька все жаркое съел.

Можно сказать, что из высокого или стилистически нейтрального слово превращается в эмоциональное, стилистически сниженное, вероятно равное по значению слову краснобай. Изменение стилистической окраски слова позволило баснописцу создать выразительный, колоритный образ повара-болтуна. Приобретает оценочное значение и нейтральное слово грамотей (“человек, знающий грамоту”, т.е. умеющий читать и писать). Таким образом, изменение стилистической окраски слова позволяет создать мастеру живой и яркий образ.

Что становится у Крылова крылатым выражением? Чаще всего это, конечно, мораль:

Когда боится трус кого,
То думает, что на того
Весь свет глядит его глазами.
(“Мышь и Крыса\»)

Но так бывает не всегда. Иногда это какая-либо удачная фраза в основной части басни, например в этой же басне — “Сильнее кошки зверя нет!” или “А Васька слушает, да ест” (“Кот и Повар”) и др. Иногда это просто концовка басни: “А Ларчик просто открывался” (“Ларчик”) или

“Ай, Моська! знать, она сильна,
Что лает на Слона!”
(“Слон и Моська”)

В отдельных случаях само название басни становится афоризмом: “Тришкин кафтан”, “Демьянова уха”, “Лебедь, Щука и Рак”. Это и есть аллегория, являющаяся необходимым элементом басни.

Во время торжественного празднования столетнего юбилея Ивана Андреевича Крылова 2 февраля 1868 г. преосвященный Макарий, архиепископ Харьковский, впоследствии митрополит Московский, сказал: “Что он говорил? Говорил то, что может говорить человек самого здравого смысла, практический мудрец, и в особенности мудрец русский. Братья соотечественники! Договаривать ли, что еще завещал нам бессмертный баснописец? Он завещал любовь, безграничную любовь ко всему отечественному, к нашему родному слову, к нашей родной стране и ко всем началам нашей народной жизни… Итак, развивайте ваши молодые силы и способности, воспитывайте и укрепляйте их во всем прекрасном, обогащайте себя разнородными познаниями, откуда бы они ни приходили, старайтесь усвоить себе все плоды общеевропейского, общечеловеческого образования. Но зачем? Затем, — помните, — чтобы все это добро, вами приобретенное, принести в жертву ей — вашей родной матери, России”.

Этот призыв актуален и в наши дни.

Имя великого русского баснописца И. А. Крылова стоит в ряду имен любимых народом поэтов, основоположников русской литературы. На них воспитывались и воспитываются многие поколения.

Басни Крылова приобрели мировое признание. В них сочетается суровая правда с глубокой мысленной живописностью языка. Краткие и меткие крыловские изречения давно перешли в пословицы и поговорки, стали народным достоянием еще при жизни баснописца.

Слава баснописца во многом оттеснила в нашем восприятии Крылова-драматурга, прозаика, лирика, хотя произведения Крылова конца XVIII века представляют выдающийся интерес, ведь наряду с Радищевым, Новиковым, Фонвизиным молодой Крылов является одним из наиболее значительных представителей сатирического направления в русской литературе второй половины XVIII века.

Но лишь в басне считалось возможным использовать разговорный язык, просторечия и диалектизмы, которые отстаивал И. А. Крылов. Разговорный язык использовался им не ради грубости, а ради меткости, особой выразительности.

Главной композиционной особенностью басни как жанра является ее двучленность. Басня состоит из обязательных двух частей (они могут быть неравнозначны по объему): рассказа и морального вывода (морали, назидания). Эта двучленность образует соединение двух начал в жанре басни: эстетического и логического. Одно выражено в художественной форме (картины, образы), другое — в форме идеи, вывода, мысли.

Организация речи в басне строится на живом обращении автора к читателю, с одной стороны, и на диалоге героев, другой. Диалог в басне присутствует почти всегда.

Басни, созданные Крыловым, были написаны вольным (басенным) ритмом, разностопным ямбом. Такой ритм позволяет делать паузы, что-то произносить скороговоркой, что-то выделять в речи, то есть передавать меняющиеся интонации живой речи.

Что касается языка Крылова, то все мы с детства владеем этим языком, У легко его усваиваем и — оказывается! — мало его знаем и почти ничего не можем о нем сказать. Что такое язык? Как он устроен? Как развивается? Из каких частей состоит? Как взаимодействуют эти части? Как связан с деятельностью человека? Возможно ли совершенствование языка? На все эти и многие другие вопросы мы попытаемся ответить в этой работе.

Многие в Крылове хотят видеть непременно баснописца, но в нем есть нечто большее. Басни только форма; важен тот дух, который так же выражался бы и в другой форме. Басни Крылова, конечно, басни, но сверх того и нечто большее, нежели басни. . . Басни Крылова — не просто басни, это повести, комедия, юмористический очерк, злая сатира — словом, что хотите, только не просто басни.

Сам Крылов чтением своих басен подчеркивал простоту, естественность их народной речи, их реализм. Все воспоминания об исполнении им своих басен говорят об этом. Так, С. Жихарев, выслушав чтение Крылова, записал: «А как читает этот Крылов! Внятно, просто, без всяких вычур и между тем с необыкновенною выразительностью; всякий стих так и врезается в память. После него, право, и читать совестно».

Естественность и простота его чтения были так велики, что исполнение им своих басен иногда не называли «чтением», а говорили, что он «рассказывает свои басни».

Басни Крылова не стареют. Каждое новое поколение воспитывается на них, они вошли в фонд национальной культуры. Строки крыловских басен, самые названия их стали привычными, вошли в речь, цитируются в газетах, знакомы и старым и малым.

Басни Крылова проложили дорогу Пушкину, Гоголю, Кольцову, Некрасову и многим другим поэтам, приобщив их к чистому роднику народной речи, показав пример реалистической живописи, словесного мастерства. Поэтому-то и не угасает крыловская традиция до наших дней.

Знание Крылова-баснописца заключается в том, что он сумел соединить в своем творчестве поэзию и простоту, основанную на разговорной речи. До Крылова в эпоху классицизма разговорный язык допускался только в низких жанрах. Крылов же доказал возможность использования разговорного языка в поэтической речи. Он сумел создать образ народной речи, которая не была замкнута в пределах какого-то одного стиля, но свободно могла бы быть использована в различных стилевых пластах. Главная заслуга Крылова состояла в том, что он раздвинул жанровые рамки басни, придав ей философско-социальное содержание, вместив передовые идеи века в малую форму. «Поэт и мудрец слились в нем воедино» — писал Н. В. Гоголь. Басенное творчество Крылова предвосхитило и подготовило переход русской литературы к реализму (так, связь басен Крылова с первой реалистической комедией А. С. Грибоедова «Горе от ума» очевидно). Реалистические образы в баснях Крылова могли возникнуть только потому, что автором был создан поэтический язык, позволивший воплотиться этим тенденциям реализма.

Итак, тема нашей дипломной работы «Языковые особенности басен И. А. Крылова». Актуальность данной темы несомненна, так как:

  • — во-первых, языковые особенности басен И. А. Крылова недостаточно исследованы и требуют дальнейшего специального изучения. Ведь изменение — это неизбежный спутник языковой истории. Современный русский литературный язык не появился внезапно, в нем отложились незаметные накопления и сдвиги, происходящие в течение многих веков;
  • — во-вторых, более полному и глубокому пониманию идейно-образного содержания басен способствует не только литературный, но и лингвистический анализ художественного текста. Осмысление состояния лингвистической мысли лежит в основе нашей работы. Для всех разделов дипломной работы характеры многоаспектный подход к лингвистическим единицам, что позволяет выявить взаимосвязи и переходность языковых явлений и тенденции их развития, а также особенности функционирования в различных социолингвистических условиях.

В соответствии с таким подходом нами проанализирована литература: монографии, учебные пособия; работы, ставшие классическими и представляющие отечественную лингвистическую традицию; исследования последних лет, отражающие современные направления, где имеются наиболее ценные сведения по изученным проблемам.

Благодаря исследованиям А. В. Десницкого, С. Ф. Елеонского, М. Н. Морозова мы многое понимаем лучше, так как приблизились к историческому осмысления творчества Крылова в целом и к верному представлению о различных этапах его творческого пути, о языковых особенностях басен Крылова.

Автор книги «Иван Андреевич Крылов» А. В. Десницкий (10) вводит читателя в увлекательный мир литературоведческих поисков. Он пытается, привлекая противоречивые печатные источники, мемуарные свидетельства, документы, художественные произведения, воссоздать биографию великого русского баснописца, драматурга, журналиста и поэта И. А. Крылова, остающуюся во многом не ясной и «загадочной» для современных исследователей; обрисовать социально-политическую, идейно-нравственную и культурную атмосферу в России конца XVIII — начала XIX веков. По ряду не изученных в литературной науке вопросов автор высказывает свою оригинальную точку зрения.

Книги С. Ф. Елеонского «Литература и народное творчество» (12) освещают проблему о взаимосвязях и взаимовлияниях литературы и народного творчества, дается в последовательном историко-литературном порядке разбора наиболее близких к фольклору произведений русской художественной литературы. Пословицы, поговорки и прибаутки Крылов черпал не столько из книг, сколько непосредственно из народа, и широко пользовался ими в словесной живописи своих басен. При создании образов зверей, например, лукавой Лисицы или трудолюбивого Медведя: «Лисица от дождя и под бороню укроется», «Лиса своего хвоста не замарает», «Правит, как медведь в лесу дуги гнет», «Гнет — не парит, а переломит — не тужит». С. Ф. Елеонский говорил: «все это выражено в таких оригинальных, непередаваемых ни на какой язык в мире образах, — что сам Пушкин не полон без Крылова».

В книге М. Н. Морозовой «Поэтика и стилистика русской литературы» язык басен Крылова рассматривается в разнообразных, порой причудливых формах; иными словами, каждый факт, каждое языковое явление рассматриваются сами по себе, в отрыве от других и от общего хода языкового развития. Автор в этой книге ставит задачу дать полное и систематическое описание морфологического анализа слов как частей речи, сосредоточив внимание на трудных случаях квалификации языковых явлений, обусловленных многозначностью, омонимией.

Художественные особенности. Мастерство Крылова-баснописца остается непревзойденным. Ему удалось условно-дидактический жанр сделать формой подлинно реалистических произведений, предварив многие открытия Грибоедова и Пушкина. В баснях Крылов использовал весь предшествующий литературный опыт: от драматургии он берет остроту и динамичность сюжета, мастерство в построении диалога, речевую характеристику персонажей; от прозы — простоту и естественность рассказа, психологическую достоверность мотивировки поведения героев; от фольклора — народные образы и язык. Именно язык басен Крылова стал подлинным открытием для русской литературы, проложившим дальнейшие пути развития прозы, драматургии и поэзии. До него никто не писал так просто, доступно и метко. Основа языка басен Крылова — это народный разговорный язык с обильным включением просторечий («горланит вздор», «не впрок», «дыханье сперло»), фразеологизмов, пословиц и поговорок («Дело мастера боится», «Ласточка одна не делает весны»). Недаром Белинский увидел в баснях Крылова черту, вообще свойственную русскому человеку, «способность коротко, ясно и вместе кудряво выражаться». Великий русский баснописец пополнил русский язык множеством афоризмов и крылатых выражений («Слона-то я и не приметил», «А ларчик просто открывался», «Да воз и ныне там»), прочно вошедших в речь и обогативших современный русский язык.

Басни Крылова: герои и их описание

В баснях обычно высмеиваются наши действия, которым мы не придаем значения. И выходит это не оскорбительно, а как-то по-доброму, со зверями и растениями. Так как при прочтении басни — сперва лицезришь животных, а затем воображаешь людей, и лишь после сопоставляешь с собой. Она возникла четыре тысячи лет назад, является наследием поэзии, существует и по сей день.

История

Басня — это краткое повествование, изображающее, обнаруживающее определенный человеческий недостаток, например, малодушие, алчность, злобу, лицемерие. Если в заключение произведения порок написан открыто, то в таком случае это зовется моралью басни, наставлением.

Разница между сказкой, которая также учит нас благодеянию, и басней максимально коротка и ясна. Нередко в ней действует не человек, а животные, мыслящие и поступающие словно люди. Басня — это недлинный поучительный рассказ, который написан в стихах или прозе. Она имеет иносказательную форму и разоблачает людские пороки.

Каждый автор вносит в произведение нечто своё. В России писал гениальный баснописец Крылов.

Биография

Иван Андреевич появился на свет в Москве в капитанской семье. В 1774 году они перебрались в Тверь, поскольку папа юного писателя вышел в отставку. После кончины отца матушка, которая впала в нищенствование и подрабатывала обслугой у состоятельных людей, умолила местное начальство взять сына, которому было всего 9 лет, и который получил домашнее образование, на службу – заниматься переписыванием важных бумаг. Он немало читал, в результате самообразования Крылов стал считаться крайне просвещенным представителем того периода.

Жанр басни в творчестве Крылова

Первое произведение он сочинил, когда ему было 11. Книжки разлетались гигантскими по тем временам изданиями, перепечатывались стабильно раз в 4 года. В первом собрании было 20 басен, в заключительном — около 200.

Оригинальность басен Крылова состоит в том, что он обнаруживал не просто людские недостатки, а непосредственно те, какие имеются у русского человека. Его персонажи характерны для своего периода.

Большинство басен рассказывают о конкретном настоящем событии из истории, в частности, есть произведения о войне 1812 года.

Характерная черта стиля басен поэта — употребление разговорного лексикона. Предложения разнообразной протяженности, что помогает показать разговорную речь.

Герои басни Крылова

Еще в детскую пору мы познакомились с недалекой вороной и лукавой плутовкой из басни поэта под названием «Ворона и Лисица». Заискивающие словечки рыжей лисы на долгое время сохраняются в памяти. Отчего же такие фигуры, западающие в душу чуть ли не с младенчества, шагают с нами рядом по жизненной стезе?

Еще при жизни Ивана Андреевича его произведения нарекали сказочками. А поведать новую упрашивали не только маленькие, но и большие. Всякий видел личный смысл в басне: ребенок — нравоучительную повесть, взрослые — скрытую иронию. Этому помогало и предпочтение писателя использовать на роль героев животных, прибывших в произведение из сказок. Что же волшебного в подобных образах?

Характеристика

Еще в детское время из сказок мы в курсе, что лиса — хитроумная, ослик — упорный, волк — алчный и прожорливый, мишка — неповоротливый. Такие образы формировались народом в течение многих веков, оттачивались время от времени, и в итоге превратились в конкретные характеры-прототипы.

Применение в будущем данных типов для изображения не только конкретной обстановки, но и людей мгновенно передавало ясную оценку ситуации. Выходит, что такие образы делались красочными и наглядными деталями для всякой басни. И как раз подобные типы взяты Крыловым из народных сказок, оберегавших драгоценный опыт предков.

Фигуры из сказок примечаются юными читателями. Животные и объекты являются призмой для понимания текста басен поэта. В произведениях присутствуют образы, придуманные самим Крыловым. Подобно непоседливой («Зеркало и Обезьяна») и любознательной («Мартышка и Очки») мартышке, ехидной змее («Клеветник и Змея»). Они формировались писателем по типу волшебных героев, для чего отводились наиболее типичные черточки, и в действиях, и в образной оценке.

Такие новоиспеченные животные-прототипы, сотворенные аналогично фантастическим персонажам, и обрели в будущем распространение в народе.

И типы, которые создал автор, и герои из сказок обладают еще одним «сказочным» признаком: они наставляют, но не в тягость. Курьезные случаи, в которых оказываются животные, неназойливо представляют читателю определенный выход. Но и он порой имеет противоречивую трактовку, обуславливается это тем, кто читает басню. К примеру, в произведении «Стрекоза и Муравей» ребенок сочувствует непоседе-стрекозе и осуждает безжалостного муравья, а взрослый человек ругает несерьезность стрекозы и понимает реакцию работящего муравья.

Взять также басню «Лягушка и вол». Ее мораль заключается в том, что зависть — негативное чувство. Необходимо трезво оценивать собственный потенциал. Человек обязан иметь оправданные амбиции, устанавливать себе возможные цели и добиваться их. Герои басни Крылова не являются отрицательными.

Такая противоречивость, сделанная намеренно или случайно, помогает затем воспринимать двойственно каждое жизненное обстоятельство. Это обучает человека постоянно и во всем отыскивать оборотную сторону объекта.

Да и герои басен Крылова нечасто бывают плохими. Просто существует два антагонистичных нрава, а правда так и остается спорной.

Популярные произведения

Практически любая басня поэта элементарна и ясна человеку какого угодно возраста. Она выступает в роли истинного нравоучительного урока. К числу самых именитых работ рассматриваемого автора относятся:

  • «Ворона и лисица».
  • «Лягушка и вол».
  • «Лебедь, рак и щука».
  • Басня «Синица».
  • «Стрекоза и Муравей».

Крылов вложил в свои произведения индивидуальный тайный смысл, выявляя значимые для человека вопросы о лжи и лицемерии, глупости и строптивости. Воодушевляли поэта на творчество самые различные происшествия в обществе: акт царского господства и факты отечественной войны, давление на крепостных крестьян и нововведения политики.

Волшебные образы, перенимаемые автором и сотворенные им самим, ясны во все эпохи обширному кругу людей. Из родного языка, народного достояния, афоризмов и присказок были взяты герои басен Крылова.

Мораль басни «Две Бочки» Крылова, анализ, суть, смысл — Litera.site — литературный сайт


Читать текст басни онлайн Две Бочки

Две Бочки ехали: одна с вином, Другая Пустая. Вот первая себе без шуму и шажком Плетется, Другая, вскачь несется; От ней по мостовой и стукотня, и гром, И пыль столбом; Прохожий к стороне скорей от страху жмется, Ее заслышавши издалека Но как та Бочка ни громка, А польза в ней не так, как в первой, велика.

Кто про свои дела кричит всем без умолку, В том, верно, мало толку. Кто делов истинно, — тих часто на словах. Великий человек лишь громок на делах, И думает свою он крепку думу Без шуму.

Мораль басни

Мораль басни заключается в том, что никогда нельзя судить человека по внешнему виду, а так же по его словам. Ведь на деле все происходит иначе, чем больше себя хвалят, тем пустее внутри человек. Судить его можно только по его делам и отношению к другим. Не слушайте громких слов, ведь красив и трудолюбив лишь тот, кто молча делает хорошие дела.

Как говорится в народной пословице: «Слово не воробей – вылетит, не поймаешь». Своим словом можно и обидеть, убить быстрее ножа. Очень часто лучше просто промолчать, чем говорить не обдуманные слова и совершать такие же поступки, это может обернуться против вас самих же.

Анализ басни Две Бочки, герои басни

Басни Крылова всегда славились тем, что в них есть скрытый смысл. Это можно сказать и о басне «Две бочки», которая была написана в начале 19 столетия и сразу завоевала признание публики. Сюжет произведения рассказывает о бочках, у каждой из них были свои «заботы». Одна бочка послушна и тиха по характеру. Она едет туда, куда ей надо. Никакого внимания бочка ни привлекает, да ей этого и не надо, она просто делает, что надо.

Другая бочка, в отличие от описанной выше, совершенно пуста. Но она привлекает постоянно внимание, показывает, какая же она значимая, хотя на самом деле в ней нету ничего.

Крылов вкладывает сюда такой смысл: делай своё дело спокойно, не рассказывай об этом всем, иначе будешь отвлекаться от своей работы. Да и очень невежливо всех занимать своими рассказами, как трудишься. Лучше действительно заняться трудом вместо рассказов о нём.

У бочки совершенно нет никакой скромности, потому то все убегают от неё, только заслышав, что она едет. Она действительно всем вокруг надоедает.

«Слово – серебро, а молчание – золото» — эта пословица как нельзя лучше отражает ситуацию, показанную в басне Крылова. Зато о второй бочке баснописец говорит в морали произведения, он указывает на то, что действительно важные дела делаются в молчании, а не в бесконечной болтовне.

Настоящие краснобаи всегда много врут о своих успехах, но вот на деле они ничего собой не представляют, нельзя забывать это. «Две бочки» является значимым произведением, которое создано в первую очередь для воспитательных целей, но и в литературном смысле басня очень велика.

Крылатые выражения из басни «Две бочки»

  • «Кто про свои дела кричит всем без умолку – в том, верно, мало толку» – выражение из басни «Две бочки» используется сегодня в целях осуждения поведения хвастуна, который активно рекламирует все, что делает или лишь планирует сделать.

Читать все басни Крылова

Иллюстрация к басне «Две бочки» — художник И.А.Петелина

Басни Крылова – это особое явление в мировой литературе. По стилю изложения, безукоризненности подачи, живости слога эти произведения — верх совершенства. Басня – это удивительный жанр литературы. Он понятен и любим разными слоями населения.

Басня «Две бочки» Крылова впервые увидела свет в «Издании басен 1819 г., часть VI, стр. 66». (Полный текст басни «Две бочки» приведён в конце статьи).

Дата её написания — начало марта 1819 года. Речь в басне идёт о двух бочках, катившихся «по своим делам». При этом первая, нагруженная бочка – само смирение. Она тихо движется в нужную точку. Эта бочка не привлекает к себе внимание. А зачем? Она просто выполняет своё дело.

Вторая катящаяся бочка пуста. Её роль не так велика, как первой. Но разве ж может она двигаться тихо, спокойно, не привлекая к себе внимания? Как бы не так! «От ней по мостовой и стукотня, и гром, и пыль столбом».

Есть такие замечательные слова: «О том, что сделал – не кричи, что будешь делать – умолчи». Нескромно (да и нет никакой необходимости) «трубить всему миру» о выполнении своих обязанностей, о своих делах, пусть и добрых, претендовать на славу, добиваясь известности посредством шума.

  • Как и чему учат басни Крылова

«Она от скромности не умрёт» — так можно сказать про пустую бочку. Всяк проходящий мимо этой бочки «прохожий к стороне скорей от страху жмётся, её заслышавши издалека».

«Слово – серебро, а молчание – золото» — ещё одна истина, о которой уместно сказать в данном случае.

Николай Васильевич Гоголь, подчеркивая точность басни «Две бочки», восхищаясь мастерством Крылова, писал: «Его речь покорна и послушна мысли и летает, как муха, то являясь вдруг в длинном, шестистопном стихе, то в быстром, одностопном; рассчитанным числом слогов выдает она ощутительно самую невыразимую ее духовность».

Проводя анализ басни И.А.Крылова «Две бочки», мы понимаем, что некоторые строчки в басне состоят лишь из одного слова. Это сделано автором намеренно. Для того, чтобы читатель обратил на них особое внимание.

Важно вспомнить достойное заключение басни «Две бочки»:

«Великий человек лишь громок на делах, И думает свою он крепко думу Без шуму».

В приведённых выше стихотворных строчках заключается и мораль басни «Две бочки». Можно сказать и по другому — судите о человеке не по словам (выкрикам, шумам), а по делам.

Значение басни «Две бочки», как и других басен Крылова, в литературном и воспитательном отношении давно признано и не подвергаются никакому сомнению.

Пословицы и поговорки из басен Крылова (48 басен)

Здесь собраны: — пословицы крылова — пословицы и поговорки из басен крылова

Слон на воеводстве Кто знатен и силён, Да не умён, Так худо, ежели и с добрым сердцем он.

Скупой и Курица Скупой теряет всё, желая всё достать.

Гребень Поколе совесть в нас чиста, То правда нам мила и правда нам свята… Её и слушают и принимают; Но только стал кривить душей, То правду дале от ушей…

Волк на псарне С волками иначе не делать мировой, Как снявши шкуру с них долой.

Пруд и Река Так дарование без пользы свету вянет, Слабея всякий день, Когда им овладеет лень…

Квартет Проказница-Мартышка, Осёл, Козёл Да косолапый Мишка Затеяли сыграть Квартет. — Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье. — А вы, друзья, как ни садитесь, Всё в музыканты не годитесь.

Волк и Волчонок …Сперва мне ведать надо, Каков пастух у стада?. . — А где пастух дурак, там и собаки дуры.

Стрекоза и Муравей Ты всё пела? Это дело: Так поди же, попляши!

Охотник Как часто говорят в делах: ещё успею, Но надобно признаться в том, Что это говорят, спросяся не с умом, А с леностью своею.

Лев и Комар Бессильному не смейся И слабого обидеть не моги! Мстят сильно иногда бессильные враги: Так слишком на свою ты силу не надейся!

Пустынник и Медведь Хотя услуга нам при нужде дорога, Но за неё не всяк умеет взяться: Не дай бог с дураком связаться! Услужливый дурак опаснее врага.

Две Бочки Но как та Бочка ни громка, А польза в ней не […] велика. — Кто про свои дела кричит всем без умолку, В том, верно, мало толку… — Великий человек лишь громок на делах, И думает свою он крепку думу Без шуму.

Обоз Всё кажется в другом ошибкой нам; А примешься за дело сам, Так напроказишь вдвое хуже.

Лисица и Осёл А мне чего робеть? И я его лягнул: Пускай ослиные копыта знает. — Так души низкие, будь знатен, силен ты, Не смеют на тебя поднять они и взгляды: Но упади лишь с высоты — От первых жди от них обиды и досады.

Щука и Кот Беда, коль пироги начнёт печи сапожник, А сапоги тачать пирожник… Петух и Жемчужное Зерно Навозну кучу разрывая, Петух нашёл Жемчужное Зерно… — Невежи судят точно так: В чём толку не поймут, то всё у них пустяк.

Волк и Кукушка Чем нравом кто дурней, Тем более кричит и ропщет на людей. Не видит добрых он, куда ни обернётся, А первый сам ни с кем не уживётся.

Зеркало и Обезьяна Чем кумушек считать трудиться, Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?

Лебедь, Щука и Рак Когда в товарищах согласья нет, На лад их дело не пойдёт, И выйдет из него не дело, только мука. — Да только воз и ныне там.

Заяц на ловле Над хвастунами хоть смеются, А часто в дележе им доли достаются.

Обезьяна Как хочешь ты трудись, Но приобресть не льстись Ни благодарности, ни славы, Коль нет в твоих трудах ни пользы, ни забавы. — Мартышка вздумала трудиться: Нашла чурбан — и ну над ним возиться! — Трудишься много ты, да пользы в этом нет.

Мельник Беда б не велика сначала, Когда бы руки приложить…

Туча Когда бы на поля свой дождь ты пролила, Ты б область целую от голода спасла; А в море без тебя, мой друг, воды довольно.

Чиж и Голубь Вперёд чужой беде не смейся, Голубок.

Две Собаки Как счастье многие находят Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят!

Пушки и Паруса Держава всякая сильна, Когда устроены в ней все премудро части.

Ларчик А ларчик просто открывался.

Пчела и Мухи Кто с пользою отечеству трудится, Тот с ним легко не разлучится; А кто полезным быть способности лишён, Чужая сторона тому всегда приятна: Не бывши гражданин, там мене презрен он, И никому его там праздность не досадна.

Кот и повар А Васька слушает да ест.

Кукушка и Петух За что же, не боясь греха, Кукушка хвалит Петуха? За то, что хвалит он Кукушку.

Лисица и Виноград Хоть видит око, Да зуб неймёт.

Осёл и Соловей Избави бог и нас от этаких судей. — А жаль, что незнаком Ты с нашим Петухом: Ещё б ты боле навострился, Когда бы у него немножко поучился.

Бумажный Змей Напрасно о себе ты много так мечтаешь! Хоть высоко, но ты на привязи летаешь.

Крестьянин и Змея Когда почтен быть хочешь у людей, С разбором заводи знакомства и друзей!

Орёл и Куры Орлам случается и ниже кур спускаться, Но курам никогда до облак не подняться!

Собачья дружба Послушать — кажется, одна у них душа, — А только кинь им кость, так что твои собаки!

Слон и Моська По улицам Слона водили, Как видно, напоказ. Известно, что Слоны в диковинку у нас… — Ай, Моська! знать, она сильна, Что лает на Слона!

Волк и Пастухи Какой бы шум вы все здесь подняли, друзья, Когда бы это сделал я!

Любопытный Слона-то я и не приметил.

Мышь и Крыса Коль до когтей у них дойдёт, То, верно, льву не быть живому: Сильнее кошки зверя нет! — Когда боится трус кого, То думает, что на того Весь свет глядит его глазами.

Гуси Да наши предки Рим спасли! — Оставьте предков вы в покое: Им поделом была и честь; А вы, друзья, лишь годны на жаркое.

Волк и Лисица Охотно мы дарим, Что нам не надобно самим.

Скворец У всякого талант есть свой; Но часто, на успех прелыцаяся чужой, Хватается за то иной, В чём он совсем не годен. — Берись за то, к чему ты сроден, Коль хочешь, чтоб в делах успешный был конец. — Пой лучше хорошо щеглёнком, Чем дурно соловьём.

Трудолюбивый медведь А дуги гнут с терпеньем и не вдруг.

Муха и Пчела …Уж как тебе не лень С утра до вечера трудиться целый день! На месте бы твоём я в сутки захирела. — Коль выгонят в окно, так я влечу в другое.

Свинья под Дубом Невежда так же в ослепенье Бранит науки и ученье И все учёные труды, Не чувствуя, что он вкушает их плоды.

Волк и Журавль Что волки жадны, всякий знает: Волк, евши, никогда Костей не разбирает.

Волк и Ягнёнок У сильного всегда бессильный виноват. — Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать.

Прохожие и Собаки Завистники, на что ни взглянут, Подымут вечно лай; А ты себе своей дорогою ступай: Полают да отстанут.
[Всего голосов: 0 Средний: 0/5]

Какой алегорический смысл у басни » Две бочки «?

Та аллегория из жизни- прямо- взята; пустое, только и умеет, что брякать громче всех, а полный замыслов, чего- то да достигнет, уверен он- успех, когда- нибудь настигнет, то есть- Иван Андреевич изобразил одну бочку пустую, а вторую- с хорошим выдержанным вином, пустая гулкая, что все шарахаются от нее в стороны, вторая тихо ведет себя, несмотря на ценное содержимое, потом наш классик подвел черту, проведя параллель от этих бочек к людям,- пустозвоны языками замки строят, а- те, кто могут многое- молчаливы, но их- то и ценят.
Литература 5 класс. Басня И.Крылова «Две бочки»:

Аллегорический смысл басни «Две бочки» заключается в том, что бочки сравниваются в двумя типами людей: болтунами и людьми дела. Болтуны самонадеянны, расхваливают себя без умолку, считают себя великими, хотя таковыми не являются. Люди дела, наоборот, много работая, совершая поступки и подвиги, скромно молчат об этом, предпочитая делать, а не говорить. Пустомельство в басне «Две бочки» противопоставляется скромности.

Конечно, здесь главные герои Лисица и Осел, но опосредствованно также Лев. Главная мысль произведения в том, что тот, кто когда-то был великим авторитетом, в случае потери своей силы и мощи, может быть презрительным для всех. и все, кто вчера преклонялись перед ним, сегодня могут лягнуть его, как тугодумный Осел из басни рискнул лягнуть своего бывшего мощного властелина Льва.

Дело в том что Осел был на приеме Льва и досадует на то, что он стал хилым и поэтому никто из зверей не боится его. Хитрая Лиса хочет узнать, а сам Осел уважает постаревшего Льва, но тот говорит, что лягнул его, чтоб он знал, Осел тоже что-то представляет из себя.

Главная мысль этой басни в том, что свобода всегда лучше рабства, пусть даже она сопряжена с опасностями и с лишениями.

А учит басня жить самостоятельно и не искать защиты у сильных мира сего. Потому что за такую защиту приходится расплачиваться собственной независимостью.

В басне «Царь и слоны» речь идет о слепцах, которые по просьбе царя описывали на что похожи его слоны. Слепцы в силу своего недуга не могли полностью описать картину и все выдавали разные версии. Что вскоре привело слепцов к спорам и каждый отстаивал свое мнение.

Главная мысль басни заключается в том, что нельзя судить и делать выводы, когда у тебя мало информации. Для полной картины нужно учесть много фактов. Так и в жизни. Человек делает выводы поспешно и по всяким мелочам. Автор хочет сказать, что нельзя делать поспешных выводов, нужно все проверять и иметь нужный багаж информации. На самом деле человек не имея информации придумывает в своей голове разные варианты. Это и есть воображение.

В сказке, хотя ее главными героями являются животные, осуждаются, человеческие качества. Какие?

Лиса, а затем и журавль, оказались не гостеприимными. В первую очередь все относится к лисице, а затем к журавлю, который, видимо, сделал так же только в отместку.

Лживость и лицемерие- только делали вид, что рады гостям и хотели их угостить.

Источник

Что такое басня? | Фольклор и художественная литература

 

Привет и добро пожаловать в информационный бюллетень «Фольклор и художественная литература». В этом выпуске я пишу о жанре басни с помощью ученых Патрика Оливеля, Христа А. Зафиропулоса, Харриет Шпигель и других, помогая вам анализировать басни и обсуждая способы привнести басни в ваш рассказ.

Басни — это вездесущая форма повествования, встречающаяся на протяжении всей истории передачи сказок и в фольклорных традициях людей во всем мире.Возможно, самыми старыми и наиболее распространенными из них являются « Панчатантра » и сборник сказок, приписываемых Эзопу, который мог быть, а мог и не быть реальным человеком. Эти два столпа жанра басни будут в центре моего внимания, наряду с кратким экскурсом в перевод Гарриет Шпигель « басен » Мари де Франс для контраста.

Фольклорное определение басни

Зафиропулос предлагает отличное определение греческой басни в своей работе над Collectiono Augustana , которая является старейшим полным собранием греческих басен, которое у нас есть (2001, 23).Он пишет, что:

Греческая басня — это краткий и простой вымышленный рассказ с постоянной структурой, обычно с главными героями-животными (но также с людьми, богами и неодушевленными предметами, например деревьями), который дает образцовое и популярное сообщение о практической этике и который обычно комментирует в предостерегающей манере, в плане действий, которым следует следовать или которых следует избегать в конкретной ситуации. (Зафиропулос 2001, 1)

Это дает нам много работы, но также требует распаковки.

Сказочная структура

Начнем со структуры. Басни Эзопа  – это прозаические повествования, состоящие из четырех частей: информация, момент выбора, завершающее действие и мораль. В них главная героиня находится в месте и во времени, она делает выбор между вариантами действий, указывается результат ее выбора, а мораль, написанная под сказкой (называемая epimythium ), проясняет суть повествования. (Зафиропулос 2001, 7).

Панчатантра  содержит пять книг «упакованных» прозаических и поэтических повествований, в которых сказка находится внутри другой сказки, которая сама находится в третьей сказке, и так далее.Внешние сказки обрамляют внутренние сказки и вводят их в виде пословицы, краткого намека или поэтического стиха. Структура здесь более сложная и уходит корнями в древнеиндийские писания, но это все еще нравоучительные рассказы, в которых персонажи попадают в необычные ситуации, делают выбор в пользу добра или зла и сталкиваются с последствиями своих действий (Olivelle 2009, xiv-xvi) .

Поэтические басни Марии де Франс более точно следуют эзопической структуре, и действительно, многие из них являются пересказами греческих басен. Однако эпимифий не выделяется из остальных ее повествований; он встроен в конце каждого стихотворения.

Сказочные персонажи

Герои басен большей частью животные. Так что, хотя они также могут быть людьми, богами или деревьями, мое внимание здесь сосредоточено на животных и их важности для жанра. Зафиропулос пишет, что животные часто использовались в древнегреческой мысли как средство обсуждения человеческой морали (2001, 39), а Оливель сообщает нам, что в Панчатантре общество животных отражает человеческие принципы управления и политической науки (2009, xvii). .Джилл Манн предлагает разумную причину этого, когда пишет, что присутствие главных героев-животных устраняет любые ожидания психологической сложности со стороны слушателя или читателя, так что поведение животного рассматривается как неизбежное или естественное (2010, 39). . Я бы добавил к этому наблюдение о появлении в научно-фантастической литературе и на телевидении инопланетян, которые часто проявляют человеческие черты, предлагая читателям и зрителям возможность увидеть и себя, и Другого через призму нечеловеческой личности и выбора. .Когда смыслом повествования является мораль, животные и инопланетяне могут выполнять примерно одну и ту же функцию, объединяя авторов Басен Эзопа , Панчатантры и Звездного пути баснописцев.

Легендарная этика

Это подводит нас к самому важному элементу басни, ее посланию. Зафиропулос пишет, что греческие басни никогда не рассказывались ради развлечения, а скорее для иллюстрации морального или этического момента, который баснописец хотел продвинуть или осудить (2001, 15).Эти сообщения, наряду с частым появлением главных героев-животных, уже давно сделали басни любимым инструментом для обучения детей. Но в то время как Басни Эзопа  – это простые рассказы, Панчатантра  сложна, и большая часть сборника Марии де Франс посвящена обязанностям правителей и подданных друг перед другом, проблемам несчастливых браков и заботам средневековых женщин. (Мари де Франс 1987, 5). Так что эти сказки очень даже для взрослых.

Имея это в виду, обсуждаемые здесь сборники басен не занимают единой позиции в отношении правильного и неправильного, добра и зла. Греческие басни освещают популярные моральные и этические принципы, но ученые также обсуждают их классовое значение. Некоторые видят в них средство для низших классов заявить о социальной несправедливости. Другие утверждают, что правящий класс использовал их как «механизм идеологического подавления» (Zafiropoulos 2001, 30-31). Кроме того, Басни Эзопа  внутренне не согласованы в своих сообщениях.Например, «Пес, петух и лисица» советует людям отвлекать внимание врагов на более способных противников, а «Спящая собака и волк» советует проявлять самодостаточность перед лицом врагов. Точно так же Panchatantra «… представляет веские аргументы в пользу обеих сторон вопроса, цитируя пословицы, содержащие вековую мудрость, и рассказывая иллюстративные истории в поддержку обеих сторон» (Olivelle 2009, xxxiv). На мой взгляд, это несоответствие указывает на использование басни в устных традициях Греции и Индии, где они могли служить любой потребности, контекстуально соответствующей ситуации, в которой они использовались.

Контрольный список

Как мы видели в прошлом месяце, сказка часто содержит моральное послание, но оно растворено, как лекарственное растение в вине фантастического рассказа, предназначенного для развлечения. Басня  – это  лекарство, и ее можно передавать любыми способами, пока она служит моральным и этическим наставлением. Имея это в виду, мой контрольный список основных компонентов басни короток, с оговоркой, что баснописцы, планирующие работать в этом жанре, должны начать с рассмотрения того, как различные культуры рассказывают сказки.

Басни это:

  • Различные повествования : Рассказы, которые могут быть написаны в виде стихов или прозы и могут быть структурированы различными способами.
  • Разработано, чтобы быть поучительным : Рассказывается или пишется специально с целью передать моральное или этическое послание, которое может быть выделено из остальной части басни в конце.
  • Часто населены животными : Главные герои, которые отражают человеческие характеристики и поведение, принимают человеческие решения и в результате сталкиваются с человеческими успехами и неудачами.

Пример басни

Готовы к работе? Здорово! Прочтите короткое произведение, следующее за ним, и, используя приведенную выше информацию, посмотрите, какие элементы басни вы в нем найдете.

«Спящая собака и волк»

Перед зданием фермы спала собака. На него набросился волк и хотел съесть его, когда собака умоляла его не есть его сразу:

– Сейчас, – сказал он, – я худой и поджарый. Но подожди немного, мои господа будут устраивать свадебный пир.Я накушаю хороших глотков, располнею и буду для тебя намного вкуснее.»

Волк поверил ему и пошел своей дорогой. Через некоторое время он вернулся и обнаружил собаку спящей на крыше дома. Он остановился внизу и крикнул ему, напоминая об их соглашении. Тогда собака сказала:

«О, волк! Если ты еще раз увидишь меня спящим перед фермой, не жди свадебного банкета!»

Эта басня показывает, что мудрые люди, выйдя из затруднительного положения, всю оставшуюся жизнь заботятся о себе.  (Эзоп 1998, 136)

Анализ

Как ты выбрался? Вот что я нашел.

На мой взгляд, это  короткое прозаическое повествование, состоящее из упомянутой выше четырехчастной эзопической структуры; вводится затруднительное положение собаки, он решает попытаться найти выход из него, он идет на крышу, где он в безопасности, и после рассказа о мудрости и уверенности в себе перед лицом опасности представлена ​​мораль. Сказка поучительна , и, что более важно, наставление есть смысл сказки.Наконец, и главный герой, и антагонист являются животными , которые думают и ведут себя как люди.

Как басня может быть использована в художественной литературе

Использование существующих басен

В Древней Греции басни включались в убедительные словесные аргументы, чтобы проиллюстрировать различные моральные и этические моменты. Та же техника может быть использована в художественной литературе как часть диалога персонажа. В древней Индии басни помещались внутри других басен, и писатель мог проделывать аналогичную работу в художественной литературе, «встраивая» басню в более крупную сказку, либо выделяя ее как введение главы, либо включая ее в основную часть романа. или рассказ.Я бы добавил, что большая часть Эзопики довольно короткая; некоторые басни состоят всего из нескольких строк, поэтому было бы просто со структурной точки зрения включить эти фрагменты фольклора в свое сочинение.

Однако меня как фольклориста интересует культурный контекст басен. Например, я бы чувствовал себя более комфортно, если бы представил Эзопику в художественной литературе, чем басни Братца Кролика, которые являются рассказами о сопротивлении афроамериканцев. Моя причина в том, что, хотя Басни Эзопа  – греческие, они также довольно старые и являются частью нашего классического канона.Подвиги Братца Кролика, по словам Роберта Кокрана, «…смертельно серьезные маневры, позволяющие ему выжить и даже победить в мире, которым правят враги, стремящиеся уничтожить его» (Cochran 2004, 21). Таким образом, эти истории более свежие, более близкие афроамериканской культуре, и их лучше рассказывают люди, которые понимают в них сопротивление, выживание и триумф. Имея в виду эту оговорку, я мог бы все же написать вымышленного цветного человека, который любил и рассказывал эти басни, при правильных повествовательных обстоятельствах и с изрядной долей осторожности.

Создание новых басен

Мари де Франс утверждает, что ее коллекция Басни  состояла из переведенных материалов, но Шпигель пишет, что это потому, что средневековые писатели скромно относились к своей работе. Первые сорок взяты из Эзопики, но оставшиеся шестьдесят три не были найдены вместе ни в одном тексте старше басен , и вполне возможно, что некоторые из них являются собственными сочинениями Марии де Франс (Marie de France 1987, 6-9). ). Это важно, потому что ее произведения вызывают сочувствие к женщинам и беднякам, а также потому, что у нее обостренное чувство справедливости.Современные писатели-фантасты могут, так сказать, взять страницу из ее книги и переосмыслить существующие басни или использовать их в качестве шаблонов для новых морально-этических сказок.

Если бы я подошел к такому проекту, я бы выбрал моральную или этическую ось для моей басни, определил, что лучше всего соответствует потребностям моего романа или рассказа, проза или поэзия, набросал бы свою басню, используя структуру, упомянутую выше для Басен Эзопа. и выберите животных в качестве главных героев. Я бы также подумал о популярных концепциях характеристик животных.Например, пчела или горностай были бы лучшим выбором для басни о достоинствах ума и почему? С моей точки зрения, пчелы могут быть представлены в баснях о благоразумии и готовности, но горностаи — быстрые и любопытные существа, которые вторглись в мой дом в зимние месяцы и украли пищу из живых ловушек, предназначенных для их поимки. Ваш пробег может варьироваться, но я знаю, какое животное я бы выбрал для басни об уме!

Заключительный отрывок из басни

Те лица, все, кто начитан, 
Должны изучить и внимательно прислушаться 
К точным счетам в достойных фолиантах, 
К моделям и аксиомам: 
То, что философы нашли 
И написали и запомнили.
Слова, которые они слышали, они записали, 
Чтоб нравы мы замечали;
Так желающие исправиться 
Могут подумать о том, что говорит мудрость. (Мари де Франс 1987, 29)

Пока это все. Большое спасибо за ваше время! Я вернусь в следующем месяце с обсуждением небылиц.

Библиография

  • Эзоп. 1998.  Полное собрание басен . Перевод Оливии Темпл и Роберта Темпла. Лондон: Книги пингвинов.
  • Кокран, Роберт.2004. «Черный отец: подрывное достижение Джоэла Чендлера Харриса». African American Review  38 (1): 21–34.
  • Манн, Джилл. 2010.  От Эзопа до Рейнарда: литература о зверях в средневековой Британии . 1-е изд. Оксфорд и Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Мари де Франс. 1987. Басни . Перевод Гарриет Шпигель. Торонто: Университет Торонто Press.
  • Оливель, Патрик, пер. 2009.  Панчатантра: Книга народной мудрости Индии .1-е изд. Оксфорд и Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Зафиропулос, Христос А. 2001.  Этика в баснях Эзопа: Коллекция Августаны . Лейден: Брилл.

Нежная иллюстрированная сказка о том, что происходит, когда мы отрицаем свои сложные эмоции — Маргинанец

«Дети… самые внимательные, любопытные, нетерпеливые, наблюдательные, чуткие, быстрые и в целом близкие по духу читатели на земле», E. B. Уайт классно утверждал в интервью, предостерегая: «Тот, кто записывает детям, просто тратит свое время.Вы должны писать вверх, а не вниз». И все же мы все еще пишем, глухие к мудрости Уайта и к настойчивому утверждению Толкина о том, что не существует такой вещи, как писательство «для детей», и к крестовому походу Геймана против медвежьей духовной услуги по ограждению детей от тяжелых эмоций.

Нигде эта медвежья услуга не проявляется так ярко, как в том, как мы обращаемся с детским опытом самых мрачных моментов жизни, о чем свидетельствует небольшой набор умных и творческих книг, которые помогают детям понять смысл смерти и утраты.И нигде нет более воодушевляющего противоядия, чем в книге Сердце и бутылка ( публичная библиотека ) неподражаемого Оливера Джефферса.

Джефферс рассказывает историю маленькой девочки, «очень похожей на любую другую», чье экспансивное и буйное любопытство отец подпитывает, читая ей всевозможные увлекательные книги о море, звездах и чудесах нашего мира.

Мы наблюдаем за блаженными исследованиями дуэта, пока однажды не понимаем, что отца больше нет — маленькая девочка оказывается лицом к пустому стулу.

С изысканной тонкостью и экономией слов Джефферс, чье мастерство игры между тьмой и светом распространяется как на кисть, так и на душу, молча раскрывает излияние опустошающих эмоций, порожденных потерей.

Но если горе так сбивает с толку и сокрушает взрослых, то как неподготовленным маленьким сердечкам справиться с его тяжестью? Маленькая девочка не может, и поэтому она не делает.

Чувствуя себя неуверенно, девушка подумала, что лучше всего будет спрятать свое сердце в надежном месте.

Только пока.

Она положила его в бутылку и повесила себе на шею.

И это, казалось, все исправило… поначалу.

Но, как знала Симона Вейль, размышляя о том, как сопротивление нашему страданию расщепляет душу, и как знал Рильке, когда писал, что «смерть — наш друг именно потому, что она приводит нас в абсолютное и страстное присутствие со всем, что здесь есть, что естественно». , то есть любовь», маленькая девочка вскоре обнаруживает, что блокирование боли также блокирует ее способность любить и жить.

Хотя, по правде говоря, все было по-прежнему.

Она забыла о звёздах… и перестала замечать море.

Она больше не была наполнена всеми курьезами мира и не обращала особого внимания ни на что…

Однажды, прогуливаясь по пляжу, где она когда-то блаженно прогуливалась со своим отцом, «девочка» — теперь уже взрослая женщина — встречает другую девочку, еще маленькую и все еще наполненную безграничным и жизнерадостным любопытством, которое когда-то было ее.Внезапно ей напоминают обо всем, что она потеряла, когда заперла потерю.

Итак, она намеревается освободить свое сердце из стеклянной тюрьмы, но бутылка была укреплена годами самозащиты.

Бутылку невозможно разбить. Он просто подпрыгивал и подпрыгивал… прямо в море.

Но тут кому-то поменьше и все еще любопытному миру пришло в голову, что она может знать способ.

Сердце было возвращено на место.И стул уже не был таким пустым.

Хотя такие расширения, как правило, в лучшем случае кажутся бесполезными, если не чистой пародией на повествование, версия истории в приложении превосходна вне слов.

Тем не менее, приложение никогда не сможет сравниться с нежной, осязаемой магией книги, а в великой книге даже такая тонкая деталь, как форзацы, всегда очаровывает. Э.Б. Сам Уайт знал об этом и глубоко заботился об форзацах «Паутина Шарлотты », хотя и признавал, что «вероятно, не более 1800 человек в Соединенных Штатах когда-либо слышали слово «форзац».Джефферс тоже это прекрасно понимает — форзацы книги сами по себе доставляют удовольствие. Передний набор прославляет связь между маленькой девочкой и ее отцовской фигурой в различных ее проявлениях — отцом, дедушкой, возможно, добрым дядей, — а задний набор щекочет любопытство любителя науки минималистской иллюстрированной анатомией человеческого сердца.

Сердце и бутылка — неизмеримое наслаждение от форзаца до форзаца.Дополните его другими исключительными детскими книгами о горе, в том числе японским шедевром «Маленькое деревце » и норвежской жемчужиной «Руки моего отца — лодка» , а затем пересмотрите не менее замечательную книгу Джефферса «Однажды в алфавите », одну из лучших. детские книги 2014 года.

Джефферс также исследовал тему горя с такой же тонкостью и гениальностью в проекте для взрослых, посвященном искусству свидетельства.

Иллюстрации предоставлены Оливером Джефферсом; мои собственные фотографии

20 лучших подкастов Fable (литературный жанр), за которыми вы должны следить в 2022 году

1.

Истории Подкаст