Содержание

Стихи о любви Михаила Лермонтова

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Романтизм поэзии Михаила Лермонтова ❤️| Лермонтов Михаил

В своей лирике Лермонтов опирался на традиции русской поэзии и прежде всего Пушкина, дело которого он продолжал, а также – Байрона, создавшего близкий, созвучный поэту мир идей и образов, который он, однако, не взял «в готовом виде», а продолжил, развил, преобразил. К тому времени, когда Лермонтов начал писать, Байрон в России был известен не только для старшего поколения русской интеллигенции конца 1820-х годов, но и был еще в прямом и полном смысле слова современником поэта и его ровесников.

Поэзия Байрона созвучна декабристским идеалам

– политическим и художественным, – как живое воплощение сильной личности, активно и страстно восстающей против устоев феодального мира, старого и обветшавшего, но еще достаточно опасного в своей ненависти ко всему новому и мятежному. Правда, еще мало кто читал его в подлиннике и знал его творчество полностью. Для литераторов-декабристов Байрон был одним из самых активных творцов современной поэзии. Его ценили чрезвычайно высоко. К 1839 году Лермонтов начинает знакомиться с ним в оригинале и переводить его.

Интерес к Байрону, которого он в это время открывал для себя, совпал с его собственными исканиями.

Байрон был интересен Лермонтову всеми гранями своего творчества и сохранял свое значение в течение всей его поэтической деятельности. Байрон – это и тема лирики молодого Лермонтова:

Я молод, не кипят на сердце звуки,

И Байрона достигнуть я б хотел:

У нас одна душа, одни и те же муки;

О, если б одинаков был удел!…

Как он, ищу забвенья и свободы,

Как он, в ребячестве пылал уже душой,

Любил закат в горах, пенящиеся воды

И бурь зеленых, бурь небесных вой.

Как он, ищу спокойствия напрасно…

Спустя два года он вернется к этой же теме, но уже для того, чтобы признать свое отличие от британского поэта:

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой.

В ранней поэзии Лермонтов ярко воплотил принципы романтизма. Основные темы юношеских стихов Лермонтова: природа, дружба, любовь, взаимоотношения людей, социально-политическая борьба, жизнь и смерть, человек и мироздание. Среди них не без влияния отечественной (Пушкин, Баратынский, Веневитинов) и западноевропейской (Шиллер, Байрон, Т. Мур, Гете, Гейне) литературы особо важное значение приобретает философское осознание бытия, места и роли в нем человека:

Пугает сердце этот звук,

И возвещает он для нас

Конец земных недолгих мук,

Но чаще новых первый час…

В раздумьях о жизни, полной страданий и мук, лирический герой приходит к скорбным суждениям о ее скоротечности.

В полном соответствии с романтическим пафосом Лермонтов рисует идеализированный образ Наполеона, «дивного героя», стоящего выше и похвал, и славы, и людей, павшего «жертвой вероломства и рока прихоти слепой»:

Где бьет волна о брег высокий,

Где дикий памятник небрежно положен,

В сырой земле и в яме неглубокой –

Там спит герой, друзья! – Наполеон!..

Русский поэт воспел подвиг своих соотечественников в борьбе с французами. Тем не менее в таинственном и властном Наполеоне видел он могучую силу духа:

Хоть побежденный, но герой!

В ранней поэзии Лермонтова принципы романтизма воплотились прежде всего в характере лирического героя -одинокого, мятежного, не принимающего действительности, ищущего единения с вольной природной стихией, отдающегося предельно сильным чувствам:

Корабль умчит меня от ней

В безвестную страну,

И повторит волна морей:

Люблю, люблю одну.

В 1830-1831 годах поэзия Лермонтова формировалась под впечатлением французской революции и непрерывно вспыхивавших в России в связи с холерой и чумой крестьянских восстаний. Она проникнута ожиданием народной революции:

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь…

В стихотворении «Парус» мы видим подлинно романтический пейзаж: вольная морская стихия. Он передан необыкновенно экономно, всего несколькими строчками, оставляет очень сильное впечатление простора, голубизны разных оттенков, солнечности движения, даже звуков. Состояния природы, волнующие сами по себе, призваны донести важные оттенки авторской мысли:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом!..

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном?..

Стихотворение глубоко аллегорично, в нем чувствуется значимый подтекст. Поэт восстает против бесцельной, бездумной жизни, на которую обречено его поколение. Он отказывается от того счастья, которое предлагает ему жизнь, он готов бороться с бурей за будущее своей страны и народа.

Сознание своей исключительности в мире, где блаженствует лишь посредственность, вновь и вновь вызывает ощущение горестного одиночества.

Этот устойчивый в романтической лирике Лермонтова мотив звучит и в произведениях, посвященных природе, Но это совершенно особенная природа: в ней все подчинено тем же законам, которые мы видим в человеческом мире. Разыгрываются те же драмы, что и среди людей. «Тихонько плачет» покинутый тучкой одинокий старый утес. А как близок романтическому герою Лермонтова листок, этот вечный странник, оторвавшийся от «ветки родимой», никому не нужный, «не знающий сна и покоя».

Стихотворения такого типа основаны на развернутой метафоре, олицетворении, их можно назвать аллегорическими. Даже перевод стихотворения Гейне “На севере диком…” звучит совершенно оригинально: в силу того что слова «сосна» и «пальма» в немецком языке относятся к разным грамматическим родам, а в русском языке – к одному, мотив любовного томления, определяющий тему у Гейне, у Лермонтова расширяется до мысли о вечной человеческой разобщенности.

Прием одушевления природных явлений часто встречается в лирике, и не только романтической. Но Лермонтов впервые в русской поэзии стал привлекать сравнения из мира природы применительно к человеку. «Он был похож на вечер ясный», – пишет поэт о Демоне. В поздней лирике Лермонтова природа в основном является спокойной, умиротворенной. Она воплощает совершенство, гармонию. Особенно часто это небо и звезды. Гармония природы может быть противопоставлена дисгармонии в душе человека:

В небесах торжественно и чудно,

Спит земля в сиянье голубом.

Что же мне так больно и так трудно?..

Природа можем таить опасность, казаться враждебной человеку, как это происходит в поэме «Мцыри»: «И миллионом черных глаз смотрела ночи темнота», героя “палит огонь безжалостного дня”.

Но все чаще природа манит человека, как родная стихия, близкая его душе: «О, я как брат, обняться с бурей был бы рад», «глазами тучи я следил, рукою молнии ловил».

Мы видим, что природа для поэта – это прекрасный «божий сад». Лишь она может убаюкать душу, помогает забыться, примириться с жизнью.

Конечно, поэту-романтику ближе всего вершины величественных гор, высокие, недоступные звезды, космические глубины, облака, тучи и бури. Но Лермонтов всматривается и в мельчайшие явления окружающего мира, он любит и «росой обрызганный душистой» ландыш, и «малиновую сливу под сенью сладостной зеленого листка,, и «холодный ключ», играющий в овраге. Мир предстает гармоничным и справедливым, когда земля и небо, душа и вселенная едины.

Лермонтов – последний представитель революционно-дворянского романтизма и создатель социально-психологического течения критического реализма. А. В. Луначарский, характеризуя сущность творчества Лермонтова, сказал: «Лермонтов являлся последним и глубоко искренним эхом декабристских настроений*. Именно поэтому он стал продолжателем лучших прогрессивных традиций предшествующей ему литературы и прежде всего творчества Пушкина.

Романтизм поэзии Михаила Лермонтова 👍

В своей лирике Лермонтов опирался на традиции русской поэзии и прежде всего Пушкина, дело которого он продолжал, а также – Байрона, создавшего близкий, созвучный поэту мир идей и образов, который он, однако, не взял “в готовом виде”, а продолжил, развил, преобразил. К тому времени, когда Лермонтов начал писать, Байрон в России был известен не только для старшего поколения русской интеллигенции конца 1820-х годов, но и был еще в прямом и полном смысле слова современником поэта и его ровесников. Поэзия Байрона созвучна декабристским идеалам

– политическим и художественным, – как живое воплощение сильной личности, активно и страстно восстающей против устоев феодального мира, старого и обветшавшего, но еще достаточно опасного в своей ненависти ко всему новому и мятежному. Правда, еще мало кто читал его в подлиннике и знал его творчество полностью.

Для литераторов-декабристов Байрон был одним из самых активных творцов современной поэзии. Его ценили чрезвычайно высоко. К 1839 году Лермонтов начинает знакомиться с ним в оригинале и переводить его.

Интерес к Байрону, которого он в это время открывал для себя, совпал с его собственными исканиями.

Байрон был интересен Лермонтову всеми гранями своего творчества и сохранял свое значение в течение всей его поэтической деятельности. Байрон – это и тема лирики молодого Лермонтова:

Я молод, не кипят на сердце звуки,

И Байрона достигнуть я б хотел:

У нас одна душа, одни и те же муки;

О, если б одинаков был удел!…

Как он, ищу забвенья и свободы,

Как он, в ребячестве пылал уже душой,

Любил закат в горах, пенящиеся воды

И бурь зеленых, бурь небесных вой.

Как он, ищу спокойствия напрасно…

Спустя два года он вернется к этой же теме, но уже для того, чтобы признать свое отличие от британского поэта:

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой.

В ранней поэзии Лермонтов ярко воплотил принципы романтизма. Основные темы юношеских стихов Лермонтова: природа, дружба, любовь, взаимоотношения людей, социально-политическая борьба, жизнь и смерть, человек и мироздание. Среди них не без влияния отечественной и западноевропейской литературы особо важное значение приобретает философское осознание бытия, места и роли в нем человека:

Пугает сердце этот звук,

И возвещает он для нас

Конец земных недолгих мук,

Но чаще новых первый час…

В раздумьях о жизни, полной страданий и мук, лирический герой приходит к скорбным суждениям о ее скоротечности.

В полном соответствии с романтическим пафосом Лермонтов рисует идеализированный образ Наполеона, “дивного героя”, стоящего выше и похвал, и славы, и людей, павшего “жертвой вероломства и рока прихоти слепой”:

Где бьет волна о брег высокий,

Где дикий памятник небрежно положен,

В сырой земле и в яме неглубокой –

Там спит герой, друзья! – Наполеон!..

Русский поэт воспел подвиг своих соотечественников в борьбе с французами. Тем не менее в таинственном и властном Наполеоне видел он могучую силу духа:

Хоть побежденный, но герой!

В ранней поэзии Лермонтова принципы романтизма воплотились прежде всего в характере лирического героя – одинокого, мятежного, не принимающего действительности, ищущего единения с вольной природной стихией, отдающегося предельно сильным чувствам:

Корабль умчит меня от ней

В безвестную страну,

И повторит волна морей:

Люблю, люблю одну.

В 1830-1831 годах поэзия Лермонтова формировалась под впечатлением французской революции и непрерывно вспыхивавших в России в связи с холерой и чумой крестьянских восстаний. Она проникнута ожиданием народной революции:

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь…

В стихотворении “Парус” мы видим подлинно романтический пейзаж: вольная морская стихия. Он передан необыкновенно экономно, всего несколькими строчками, оставляет очень сильное впечатление простора, голубизны разных оттенков, солнечности движения, даже звуков. Состояния природы, волнующие сами по себе, призваны донести важные оттенки авторской мысли:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом!..

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном?..

Стихотворение глубоко аллегорично, в нем чувствуется значимый подтекст. Поэт восстает против бесцельной, бездумной жизни, на которую обречено его поколение. Он отказывается от того счастья, которое предлагает ему жизнь, он готов бороться с бурей за будущее своей страны и народа.

Сознание своей исключительности в мире, где блаженствует лишь посредственность, вновь и вновь вызывает ощущение горестного одиночества.

Этот устойчивый в романтической лирике Лермонтова мотив звучит и в произведениях, посвященных природе, Но это совершенно особенная природа: в ней все подчинено тем же законам, которые мы видим в человеческом мире. Разыгрываются те же драмы, что и среди людей. “Тихонько плачет” покинутый тучкой одинокий старый утес. А как близок романтическому герою Лермонтова листок, этот вечный странник, оторвавшийся от “ветки родимой”, никому не нужный, “не знающий сна и покоя”.

Стихотворения такого типа основаны на развернутой метафоре, олицетворении, их можно назвать аллегорическими. Даже перевод стихотворения Гейне “На севере диком…” звучит совершенно оригинально: в силу того что слова “сосна” и “пальма” в немецком языке относятся к разным грамматическим родам, а в русском языке – к одному, мотив любовного томления, определяющий тему у Гейне, у Лермонтова расширяется до мысли о вечной человеческой разобщенности.

Прием одушевления природных явлений часто встречается в лирике, и не только романтической. Но Лермонтов впервые в русской поэзии стал привлекать сравнения из мира природы применительно к человеку. “Он был похож на вечер ясный”, – пишет поэт о Демоне. В поздней лирике Лермонтова природа в основном является спокойной, умиротворенной. Она воплощает совершенство, гармонию.

Особенно часто это небо и звезды. Гармония природы может быть противопоставлена дисгармонии в душе человека:

В небесах торжественно и чудно,

Спит земля в сиянье голубом.

Что же мне так больно и так трудно?..

Природа можем таить опасность, казаться враждебной человеку, как это происходит в поэме “Мцыри”: “И миллионом черных глаз смотрела ночи темнота”, героя “палит огонь безжалостного дня”.

Но все чаще природа манит человека, как родная стихия, близкая его душе: “О, я как брат, обняться с бурей был бы рад”, “глазами тучи я следил, рукою молнии ловил”.

Мы видим, что природа для поэта – это прекрасный “божий сад”. Лишь она может убаюкать душу, помогает забыться, примириться с жизнью.

Конечно, поэту-романтику ближе всего вершины величественных гор, высокие, недоступные звезды, космические глубины, облака, тучи и бури. Но Лермонтов всматривается и в мельчайшие явления окружающего мира, он любит и “росой обрызганный душистой” ландыш, и “малиновую сливу под сенью сладостной зеленого листка,, и “холодный ключ”, играющий в овраге. Мир предстает гармоничным и справедливым, когда земля и небо, душа и вселенная едины.

Лермонтов – последний представитель революционно-дворянского романтизма и создатель социально-психологического течения критического реализма. А. В. Луначарский, характеризуя сущность творчества Лермонтова, сказал: “Лермонтов являлся последним и глубоко искренним эхом декабристских настроений*. Именно поэтому он стал продолжателем лучших прогрессивных традиций предшествующей ему литературы и прежде всего творчества Пушкина.

Стихотворения М. Ю. Лермонтова из кодификатора ЕГЭ по литературе

Стихотворения М. Ю. Лермонтова из кодификатора ЕГЭ по литературе можно теперь не только прочесть здесь, но и скачать. Для успешной сдачи ЕГЭ по литературе Вам необходимо ознакомиться с такими произведениями М. Ю. Лермонтова, как «Нет, я не Байрон, я другой…», «Тучи», «Нищий», «Из-под таинственной, холодной полумаски…», «Парус», «Смерть Поэта», «Бородино», «Когда волнуется желтеющая нива…», «Дума», «Поэт» («Отделкой золотой блистает мой кинжал…»), «Три пальмы», «Молитва» («В минуту жизни трудную…»), «И скучно и грустно», «Нет, не тебя так пылко я люблю…», «Родина», «Сон» («В полдневный жар в долине Дагестана…»), «Пророк», «Как часто, пестрою толпою окружен…», «Валерик», «Выхожу один я на дорогу…».

Также, не забывайте ознакомиться с направлениями, жанрами и родами стихотворений М. Ю. Лермонтова. Как показывает таблица ниже, Михаил Юрьевич писал преимущественно в направлении романтизм, используя такие лирические жанры, как элегия и стихотворение.

Жанры стихотворений М. Ю. Лермонтова из кодификатора ЕГЭ

М.Ю. ЛермонтовСтихотворения:Жанр/Направление
Писал в направлениях реализм, романтизм. «Нет, я не Байрон, я другой…»,Стихотворение, романтизм
Преимущественно писал в направлении романтизм«Тучи», Стихотворение, реализм, романтизм
«Нищий», Стихотворение, романтизм
«Из-под таинственной, холодной полумаски…»,Стихотворение, реализм, романтизм
«Парус», Лирическая новелла, элегия, романтизм
«Смерть Поэта», Элегия, реализм
«Бородино», Баллада, реализм
«Когда волнуется желтеющая нива…», Стихотворение, романтизм
«Дума», Элегия, романтизм
«Поэт» («Отделкой золотой блистает мой кинжал…»), Элегия, романтизм
мой кинжал…»),
«Три пальмы», Баллада, романтизм
«Молитва» («В минуту жизни трудную…»), Лирический монолог, романтизм
«И скучно и грустно», Элегия, романтизм
«Нет, не тебя так пылко я люблю…», Элегия, романтизм
«Родина», Дума, элегия, романтизм
«Сон» («В полдневный жар в долине Дагестана…»),
«Пророк», Стихотворение-исповедь, романтизм
«Как часто, пестрою толпою окружен…»,
«Валерик», Послание, реализм
«Выхожу один я на дорогу…»Стихотворение, реализм, романтизм

* * *

 

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой.

Я раньше начал, кончу ране,

Мой ум не много совершит;

В душе моей, как в океане,

Надежд разбитых груз лежит.

Кто может, океан угрюмый,

Твои изведать тайны? Кто

Толпе мои расскажет думы?

Я — или бог — или никто!


 

Тучи

 

Тучки небесные, вечные странники!

Степью лазурною, цепью жемчужною

Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники

С милого севера в сторону южную.

 

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?

Зависть ли тайная? злоба ль открытая?

Или на вас тяготит преступление?

Или друзей клевета ядовитая?

 

Нет, вам наскучили нивы бесплодные…

Чужды вам страсти и чужды страдания;

Вечно-холодные, вечно-свободные,

Нет у вас родины, нет вам изгнания.


 

Нищий

 

У врат обители святой

Стоял просящий подаянья

Бедняк иссохший, чуть живой

От глада, жажды и страданья.

 

Куска лишь хлеба он просил,

И взор являл живую муку,

И кто-то камень положил

В его протянутую руку.

 

Так я молил твоей любви

С слезами горькими, с тоскою;

Так чувства лучшие мои

Обмануты навек тобою!


 

* * *

 

Из-под таинственной, холодной полумаски

Звучал мне голос твой отрадный, как мечта,

Светили мне твои пленительные глазки

И улыбалися лукавые уста.

 

Сквозь дымку легкую заметил я невольно

И девственных ланит и шеи белизну.

Счастливец! видел я и локон своевольный,

Родных кудрей покинувший волну!..

 

И создал я тогда в моем воображенье

По легким признакам красавицу мою;

И с той поры бесплотное виденье

Ношу в душе моей, ласкаю и люблю.

 

И всё мне кажется: живые эти речи

В года минувшие слыхал когда-то я;

И кто-то шепчет мне, что после этой встречи

Мы вновь увидимся, как старые друзья.


 

ПАРУС

 

Белеет парус одинокой

В тумане моря голубом!..

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном?…

Играют волны — ветер свищет,

И мачта гнется и скрыпит…

Увы! Он счастия не ищет

И не от счастия бежит!

Под ним струя светлей лазури,

Над ним луч солнца золотой…

А он, мятежный, просит бури,

Как будто в бурях есть покой!


 

СМЕРТЬ ПОЭТА

 

Отмщенья, государь, отмщенья!

Паду к ногам твоим:

Будь справедлив и накажи убийцу,

Чтоб казнь его в позднейшие века

Твой правый суд потомству возвестила,

Чтоб видели злодеи в ней пример.

 

Погиб поэт! — невольник чести —

Пал, оклеветанный молвой,

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой!..

Не вынесла душа поэта

Позора мелочных обид,

Восстал он против мнений света

Один, как прежде… и убит!

Убит!.. к чему теперь рыданья,

Пустых похвал ненужный хор

И жалкий лепет оправданья?

Судьбы свершился приговор!

Не вы ль сперва так злобно гнали

Его свободный, смелый дар

И для потехи раздували

Чуть затаившийся пожар?

Что ж? веселитесь… — он мучений

Последних вынести не мог:

Угас, как светоч, дивный гений,

Увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно

Навел удар… спасенья нет:

Пустое сердце бьется ровно.

В руке не дрогнул пистолет,

И что за диво?.. издалека,

Подобный сотням беглецов,

На ловлю счастья и чинов

Заброшен к нам по воле рока;

Смеясь, он дерзко презирал

Земли чужой язык и нравы;

Не мог щадить он нашей славы;

Не мог понять в сей миг кровавый,

На что́ он руку поднимал!..

И он убит — и взят могилой,

Как тот певец, неведомый, но милый,

Добыча ревности глухой,

Воспетый им с такою чудной силой,

Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной

Вступил он в этот свет, завистливый и душный

Для сердца вольного и пламенных страстей?

Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,

Зачем поверил он словам и ласкам ложным,

Он, с юных лет постигнувший людей?..

И прежний сняв венок, — они венец терновый,

Увитый лаврами, надели на него:

Но иглы тайные сурово

Язвили славное чело;

Отравлены его последние мгновенья

Коварным шепотом насмешливых невежд,

И умер он — с напрасной жаждой мщенья,

С досадой тайною обманутых надежд.

Замолкли звуки чудных песен,

Не раздаваться им опять:

Приют певца угрюм и тесен,

И на устах его печать.

А вы, надменные потомки

Известной подлостью прославленных отцов,

Пятою рабскою поправшие обломки

Игрою счастия обиженных родов!

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда — всё молчи!..

Но есть и божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждет;

Он не доступен звону злата,

И мысли и дела он знает наперед.

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!


 

Бородино

 

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром

Москва, спаленная пожаром,

Французу отдана?

Ведь были ж схватки боевые,

Да, говорят, еще какие!

Недаром помнит вся Россия

Про день Бородина!

 

— Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри — не вы!

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля…

Не будь на то господня воля,

Не отдали б Москвы!

 

Мы долго молча отступали,

Досадно было, боя ждали,

Ворчали старики:

«Что ж мы? на зимние квартиры?

Не смеют, что ли, командиры

Чужие изорвать мундиры

О русские штыки?»

 

И вот нашли большое поле:

Есть разгуляться где на воле!

Построили редут.

У наших ушки на макушке!

Чуть утро осветило пушки

И леса синие верхушки —

Французы тут как тут.

 

Забил заряд я в пушку туго

И думал: угощу я друга!

Постой-ка, брат мусью!

Что тут хитрить, пожалуй к бою;

Уж мы пойдем ломить стеною,

Уж постоим мы головою

За родину свою!

 

Два дня мы были в перестрелке.

Что толку в этакой безделке?

Мы ждали третий день.

Повсюду стали слышны речи:

«Пора добраться до картечи!»

И вот на поле грозной сечи

Ночная пала тень.

 

Прилег вздремнуть я у лафета,

И слышно было до рассвета,

Как ликовал француз.

Но тих был наш бивак открытый:

Кто кивер чистил весь избитый,

Кто штык точил, ворча сердито,

Кусая длинный ус.

 

И только небо засветилось,

Все шумно вдруг зашевелилось,

Сверкнул за строем строй.

Полковник наш рожден был хватом:

Слуга царю, отец солдатам…

Да, жаль его: сражен булатом,

Он спит в земле сырой.

 

И молвил он, сверкнув очами:

«Ребята! не Москва ль за нами?

Умремте же под Москвой,

Как наши братья умирали!»

И умереть мы обещали,

И клятву верности сдержали

Мы в Бородинский бой.

 

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий

Французы двинулись, как тучи,

И всё на наш редут.

Уланы с пестрыми значками,

Драгуны с конскими хвостами,

Все промелькнули перед нами,

Все побывали тут.

 

Вам не видать таких сражений!..

Носились знамена, как тени,

В дыму огонь блестел,

Звучал булат, картечь визжала,

Рука бойцов колоть устала,

И ядрам пролетать мешала

Гора кровавых тел.

 

Изведал враг в тот день немало,

Что значит русский бой удалый,

Наш рукопашный бой!..

Земля тряслась — как наши груди,

Смешались в кучу кони, люди,

И залпы тысячи орудий

Слились в протяжный вой…

 

Вот смерклось. Были все готовы

Заутра бой затеять новый

И до конца стоять…

Вот затрещали барабаны —

И отступили бусурманы.

Тогда считать мы стали раны,

Товарищей считать.

 

Да, были люди в наше время,

Могучее, лихое племя:

Богатыри — не вы.

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля.

Когда б на то не божья воля,

Не отдали б Москвы!


 

* * *

 

Когда волнуется желтеющая нива

И свежий лес шумит при звуке ветерка,

И прячется в саду малиновая слива

Под тенью сладостной зеленого листка;

Когда росой обрызганный душистой,

Румяным вечером иль утра в час златой,

Из-под куста мне ландыш серебристый

Приветливо кивает головой;

Когда студеный ключ играет по оврагу

И, погружая мысль в какой-то смутный сон,

Лепечет мне таинственную сагу

Про мирный край, откуда мчится он, —

Тогда смиряется души моей тревога,

Тогда расходятся морщины на челе, —

И счастье я могу постигнуть на земле,

И в небесах я вижу бога…


 

Дума

 

Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее — иль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья и сомненья,

В бездействии состарится оно.

Богаты мы, едва из колыбели,

Ошибками отцов и поздним их умом,

И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,

Как пир на празднике чужом.

 

К добру и злу постыдно равнодушны,

В начале поприща мы вянем без борьбы;

Перед опасностью позорно малодушны

И перед властию — презренные рабы.

Так тощий плод, до времени созрелый,

Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,

Висит между цветов, пришлец осиротелый,

И час их красоты — его паденья час!

 

Мы иссушили ум наукою бесплодной,

Тая завистливо от ближних и друзей

Надежды лучшие и голос благородный

Неверием осмеянных страстей.

Едва касались мы до чаши наслажденья,

Но юных сил мы тем не сберегли;

Из каждой радости, бояся пресыщенья,

Мы лучший сок навеки извлекли.

 

Мечты поэзии, создания искусства

Восторгом сладостным наш ум не шевелят;

Мы жадно бережем в груди остаток чувства —

Зарытый скупостью и бесполезный клад.

И ненавидим мы, и любим мы случайно,

Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,

И царствует в душе какой-то холод тайный,

Когда огонь кипит в крови.

И предков скучны нам роскошные забавы,

Их добросовестный, ребяческий разврат;

И к гробу мы спешим без счастья и без славы,

Глядя насмешливо назад.

 

Толпой угрюмою и скоро позабытой

Над миром мы пройдем без шума и следа,

Не бросивши векам ни мысли плодовитой,

Ни гением начатого труда.

И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,

Потомок оскорбит презрительным стихом,

Насмешкой горькою обманутого сына

Над промотавшимся отцом.


 

Молитва

(В минуту жизни трудную)

 

В минуту жизни трудную

Теснится ль в сердце грусть:

Одну молитву чудную

Твержу я наизусть.

 

Есть сила благодатная

В созвучьи слов живых,

И дышит непонятная,

Святая прелесть в них.

 

С души как бремя скатится,

Сомненье далеко —

И верится, и плачется,

И так легко, легко…


 

И СКУЧНО И ГРУСТНО

 

И скучно и грустно, и некому руку подать

В минуту душевной невзгоды…

Желанья!.. что пользы напрасно и вечно желать?..

А годы проходят — все лучшие годы!

Любить… но кого же?.. на время — не стоит труда,

А вечно любить невозможно.

В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:

И радость, и муки, и все там ничтожно…

Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг

Исчезнет при слове рассудка;

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, —

Такая пустая и глупая шутка…


 

ПОЭТ

 

Отделкой золотой блистает мой кинжал;

Клинок надежный, без порока;

Булат его хранит таинственный закал —

Наследье бранного востока.

Наезднику в горах служил он много лет,

Не зная платы за услугу;

Не по одной груди провел он страшный след

И не одну прорвал кольчугу.

Забавы он делил послушнее раба,

Звенел в ответ речам обидным.

В те дни была б ему богатая резьба

Нарядом чуждым и постыдным.

Он взят за Тереком отважным казаком

На хладном трупе господина,

И долго он лежал заброшенный потом

В походной лавке армянина.

Теперь родных ножон, избитых на войне,

Лишен героя спутник бедный,

Игрушкой золотой он блещет на стене —

Увы, бесславный и безвредный!

Никто привычною, заботливой рукой

Его не чистит, не ласкает,

И надписи его, молясь перед зарей,

Никто с усердьем не читает…

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,

Свое утратил назначенье,

На злато променяв ту власть, которой свет

Внимал в немом благоговенье?

Бывало, мерный звук твоих могучих слов

Воспламенял бойца для битвы,

Он нужен был толпе, как чаша для пиров,

Как фимиам в часы молитвы.

Твой стих, как божий дух, носился над толпой;

И, отзыв мыслей благородных,

Звучал, как колокол на башне вечевой,

Во дни торжеств и бед народных.

Но скучен нам простой и гордый твой язык,

Нас тешат блёстки и обманы;

Как ветхая краса, наш ветхий мир привык

Морщины прятать под румяны…

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?

Иль никогда, на голос мщенья

Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,

Покрытый ржавчиной презренья?..


 

ТРИ ПАЛЬМЫ

(Восточное сказание)

 

В песчаных степях аравийской земли

Три гордые пальмы высоко росли.

Родник между ними из почвы бесплодной,

Журча, пробивался волною холодной,

Хранимый, под сенью зеленых листов,

От знойных лучей и летучих песков.

И многие годы неслышно прошли;

Но странник усталый из чуждой земли

Пылающей грудью ко влаге студеной

Еще не склонялся под кущей зеленой,

И стали уж сохнуть от знойных лучей

Роскошные листья и звучный ручей.

И стали три пальмы на бога роптать:

«На то ль мы родились, чтоб здесь увядать?

Без пользы в пустыне росли и цвели мы,

Колеблемы вихрем и зноем палимы,

Ничей благосклонный не радуя взор?..

Не прав твой, о небо, святой приговор!»

И только замолкли — в дали голубой

Столбом уж крутился песок золотой,

Звонков раздавались нестройные звуки,

Пестрели коврами покрытые вьюки,

И шел колыхаясь, как в море челнок,

Верблюд за верблюдом, взрывая песок.

Мотаясь висели меж твердых горбов

Узорные полы походных шатров;

Их смуглые ручки порой подымали,

И черные очи оттуда сверкали…

И, стан худощавый к луке наклоня,

Араб горячил вороного коня.

И конь на дыбы подымался порой,

И прыгал, как барс, пораженный стрелой;

И белой одежды красивые складки

По плечам фариса вились в беспорядке;

И с криком и свистом несясь по песку,

Бросал и ловил он копье на скаку.

Вот к пальмам подходит шумя караван:

В тени их веселый раскинулся стан.

Кувшины звуча налилися водою,

И гордо кивая махровой главою,

Приветствуют пальмы нежданных гостей,

И щедро поит их студеный ручей.

Но только что сумрак на землю упал,

По корням упругим топор застучал,

И пали без жизни питомцы столетий!

Одежду их сорвали малые дети,

Изрублены были тела их потом,

И медленно жгли их до утра огнем.

Когда же на запад умчался туман,

Урочный свой путь совершал караван;

И следом печальным на почве бесплодной

Виднелся лишь пепел седой и холодный;

И солнце остатки сухие дожгло,

А ветром их в степи потом разнесло.

И ныне все дико и пусто кругом —

Не шепчутся листья с гремучим ключом:

Напрасно пророка о тени он просит —

Его лишь песок раскаленный заносит,

Да коршун хохлатый, степной нелюдим,

Добычу терзает и щиплет над ним.


 

СОН

 

В полдневный жар в долине Дагестана

С свинцом в груди лежал недвижим я;

Глубокая еще дымилась рана,

По капле кровь точилася моя.

 

Лежал один я на песке долины;

Уступы скал теснилися кругом,

И солнце жгло их желтые вершины

И жгло меня — но спал я мертвым сном.

 

И снился мне сияющий огнями

Вечерний пир в родимой стороне.

Меж юных жен, увенчанных цветами,

Шел разговор веселый обо мне.

 

Но в разговор веселый не вступая,

Сидела там задумчиво одна,

И в грустный сон душа ее младая

Бог знает чем была погружена;

 

И снилась ей долина Дагестана;

Знакомый труп лежал в долине той;

В его груди, дымясь, чернела рана,

И кровь лилась хладеющей струей.


 

Родина

 

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит ее рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

 

Но я люблю — за что, не знаю сам —

Ее степей холодное молчанье,

Ее лесов безбрежных колыханье,

Разливы рек ее, подобные морям;

Проселочным путем люблю скакать в телеге

И, взором медленным пронзая ночи тень,

Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,

Дрожащие огни печальных деревень;

Люблю дымок спаленной жнивы,

В степи ночующий обоз

И на холме средь желтой нивы

Чету белеющих берез.

С отрадой, многим незнакомой,

Я вижу полное гумно,

Избу, покрытую соломой,

С резными ставнями окно;

И в праздник, вечером росистым,

Смотреть до полночи готов

На пляску с топаньем и свистом

Под говор пьяных мужичков.


 

Нет, не тебя так пылко я люблю

 

Нет, не тебя так пылко я люблю,

Не для меня красы твоей блистанье:

Люблю в тебе я прошлое страданье

И молодость погибшую мою.

 

Когда порой я на тебя смотрю,

В твои глаза вникая долгим взором:

Таинственным я занят разговором,

Но не с тобой я сердцем говорю.

 

Я говорю с подругой юных дней;

В твоих чертах ищу черты другие;

В устах живых уста давно немые,

В глазах огонь угаснувших очей.


 

ПРОРОК

 

С тех пор как вечный судия

Мне дал всеведенье пророка,

В очах людей читаю я

Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья.

Посыпал пеплом я главу,

Из городов бежал я нищий,

И вот в пустыне я живу,

Как птицы, даром божьей пищи;

Завет предвечного храня,

Мне тварь покорна там земная;

И звезды слушают меня,

Лучами радостно играя.

Когда же через шумный град

Я пробираюсь торопливо,

То старцы детям говорят

С улыбкою самолюбивой:

«Смотрите: вот пример для вас!

Он горд был, не ужился с нами:

Глупец, хотел уверить нас,

Что бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:

Как он угрюм, и худ, и бледен!

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!»


 

Как часто, пестрою толпою окружен

 

Как часто, пестрою толпою окружен,

Когда передо мной, как будто бы сквозь сон,

При шуме музыки и пляски,

При диком шопоте затверженных речей,

Мелькают образы бездушные людей,

Приличьем стянутые маски,

 

Когда касаются холодных рук моих

С небрежной смелостью красавиц городских

Давно бестрепетные руки, —

Наружно погружась в их блеск и суету,

Ласкаю я в душе старинную мечту,

Погибших лет святые звуки.

 

И если как-нибудь на миг удастся мне

Забыться, — памятью к недавней старине

Лечу я вольной, вольной птицей;

И вижу я себя ребенком; и кругом

Родные все места: высокий барский дом

И сад с разрушенной теплицей;

 

Зеленой сетью трав подернут спящий пруд,

А за прудом село дымится — и встают

Вдали туманы над полями.

В аллею темную вхожу я; сквозь кусты

Глядит вечерний луч, и желтые листы

Шумят под робкими шагами.

 

И странная тоска теснит уж грудь мою:

Я думаю об ней, я плачу и люблю,

Люблю мечты моей созданье

С глазами, полными лазурного огня,

С улыбкой розовой, как молодого дня

За рощей первое сиянье.

 

Так царства дивного всесильный господин —

Я долгие часы просиживал один,

И память их жива поныне

Под бурей тягостных сомнений и страстей,

Как свежий островок безвредно средь морей

Цветет на влажной их пустыне.

 

Когда ж, опомнившись, обман я узнаю,

И шум толпы людской спугнет мечту мою,

На праздник незванную гостью,

О, как мне хочется смутить веселость их,

И дерзко бросить им в глаза железный стих,

Облитый горечью и злостью!..


 

Валерик

 

Я к вам пишу случайно; право

Не знаю как и для чего.

Я потерял уж это право.

И что скажу вам?— ничего!

Что помню вас?— но, Боже правый,

Вы это знаете давно;

И вам, конечно, все равно.

 

И знать вам также нету нужды,

Где я? что я? в какой глуши?

Душою мы друг другу чужды,

Да вряд ли есть родство души.

Страницы прошлого читая,

Их по порядку разбирая

Теперь остынувшим умом,

Разуверяюсь я во всем.

Смешно же сердцем лицемерить

Перед собою столько лет;

Добро б еще морочить свет!

Да и при том что пользы верить

Тому, чего уж больше нет?..

Безумно ждать любви заочной?

В наш век все чувства лишь на срок;

Но я вас помню — да и точно,

Я вас никак забыть не мог!

Во-первых потому, что много,

И долго, долго вас любил,

Потом страданьем и тревогой

За дни блаженства заплатил;

Потом в раскаяньи бесплодном

Влачил я цепь тяжелых лет;

И размышлением холодным

Убил последний жизни цвет.

С людьми сближаясь осторожно,

Забыл я шум младых проказ,

Любовь, поэзию,— но вас

Забыть мне было невозможно.

 

И к мысли этой я привык,

Мой крест несу я без роптанья:

То иль другое наказанье?

Не все ль одно. Я жизнь постиг;

Судьбе как турок иль татарин

За все я ровно благодарен;

У Бога счастья не прошу

И молча зло переношу.

Быть может, небеса востока

Меня с ученьем их Пророка

Невольно сблизили. Притом

И жизнь всечасно кочевая,

Труды, заботы ночь и днем,

Все, размышлению мешая,

Приводит в первобытный вид

Больную душу: сердце спит,

Простора нет воображенью…

И нет работы голове…

Зато лежишь в густой траве,

И дремлешь под широкой тенью

Чинар иль виноградных лоз,

Кругом белеются палатки;

Казачьи тощие лошадки

Стоят рядком, повеся нос;

У медных пушек спит прислуга,

Едва дымятся фитили;

Попарно цепь стоит вдали;

Штыки горят под солнцем юга.

Вот разговор о старине

В палатке ближней слышен мне;

Как при Ермолове ходили

В Чечню, в Аварию, к горам;

Как там дрались, как мы их били,

Как доставалося и нам;

И вижу я неподалеку

У речки, следуя Пророку,

Мирной татарин свой намаз

Творит, не подымая глаз;

А вот кружком сидят другие.

Люблю я цвет их желтых лиц,

Подобный цвету наговиц,

Их шапки, рукава худые,

Их темный и лукавый взор

И их гортанный разговор.

Чу — дальний выстрел! прожужжала

Шальная пуля… славный звук…

Вот крик — и снова все вокруг

Затихло… но жара уж спала,

Ведут коней на водопой,

Зашевелилася пехота;

Вот проскакал один, другой!

Шум, говор. Где вторая рота?

Что, вьючить?— что же капитан?

Повозки выдвигайте живо!

Савельич! Ой ли — Дай огниво!—

Подъем ударил барабан —

Гудит музыка полковая;

Между колоннами въезжая,

Звенят орудья. Генерал

Вперед со свитой поскакал…

Рассыпались в широком поле,

Как пчелы, с гиком казаки;

Уж показалися значки

Там на опушке — два, и боле.

А вот в чалме один мюрид

В черкеске красной ездит важно,

Конь светло-серый весь кипит,

Он машет, кличет — где отважный?

Кто выйдет с ним на смертный бой!..

Сейчас, смотрите: в шапке черной

Казак пустился гребенской;

Винтовку выхватил проворно,

Уж близко… выстрел… легкий дым…

Эй вы, станичники, за ним…

Что? ранен!..— Ничего, безделка…

И завязалась перестрелка…

 

Но в этих сшибках удалых

Забавы много, толку мало;

Прохладным вечером, бывало,

Мы любовалися на них,

Без кровожадного волненья,

Как на трагический балет;

Зато видал я представленья,

Каких у вас на сцене нет…

 

Раз — это было под Гихами,

Мы проходили темный лес;

Огнем дыша, пылал над нами

Лазурно-яркий свод небес.

Нам был обещан бой жестокий.

Из гор Ичкерии далекой

Уже в Чечню на братний зов

Толпы стекались удальцов.

Над допотопными лесами

Мелькали маяки кругом;

И дым их то вился столпом,

То расстилался облаками;

И оживилися леса;

Скликались дико голоса

Под их зелеными шатрами.

Едва лишь выбрался обоз

В поляну, дело началось;

Чу! в арьергард орудья просят;

Вот ружья из кустов [вы]носят,

Вот тащат за ноги людей

И кличут громко лекарей;

А вот и слева, из опушки,

Вдруг с гиком кинулись на пушки;

И градом пуль с вершин дерев

Отряд осыпан. Впереди же

Все тихо — там между кустов

Бежал поток. Подходим ближе.

Пустили несколько гранат;

Еще продвинулись; молчат;

Но вот над бревнами завала

Ружье как будто заблистало;

Потом мелькнуло шапки две;

И вновь всё спряталось в траве.

То было грозное молчанье,

Не долго длилося оно,

Но [в] этом странном ожиданье

Забилось сердце не одно.

Вдруг залп… глядим: лежат рядами,

Что нужды? здешние полки

Народ испытанный… В штыки,

Дружнее! раздалось за нами.

Кровь загорелася в груди!

Все офицеры впереди…

Верхом помчался на завалы

Кто не успел спрыгнуть с коня…

Ура — и смолкло.— Вон кинжалы,

В приклады!— и пошла резня.

И два часа в струях потока

Бой длился. Резались жестоко

Как звери, молча, с грудью грудь,

Ручей телами запрудили.

Хотел воды я зачерпнуть…

(И зной и битва утомили

Меня), но мутная волна

Была тепла, была красна.

 

На берегу, под тенью дуба,

Пройдя завалов первый ряд,

Стоял кружок. Один солдат

Был на коленах; мрачно, грубо

Казалось выраженье лиц,

Но слезы капали с ресниц,

Покрытых пылью… на шинели,

Спиною к дереву, лежал

Их капитан. Он умирал;

В груди его едва чернели

Две ранки; кровь его чуть-чуть

Сочилась. Но высоко грудь

И трудно подымалась, взоры

Бродили страшно, он шептал…

Спасите, братцы.— Тащат в торы.

Постойте — ранен генерал…

Не слышат… Долго он стонал,

Но все слабей и понемногу

Затих и душу отдал Богу;

На ружья опершись, кругом

Стояли усачи седые…

И тихо плакали… потом

Его остатки боевые

Накрыли бережно плащом

И понесли. Тоской томимый

Им вслед смотрел [я] недвижимый.

Меж тем товарищей, друзей

Со вздохом возле называли;

Но не нашел в душе моей

Я сожаленья, ни печали.

Уже затихло все; тела

Стащили в кучу; кровь текла

Струею дымной по каменьям,

Ее тяжелым испареньем

Был полон воздух. Генерал

Сидел в тени на барабане

И донесенья принимал.

Окрестный лес, как бы в тумане,

Синел в дыму пороховом.

А там вдали грядой нестройной,

Но вечно гордой и спокойной,

Тянулись горы — и Казбек

Сверкал главой остроконечной.

И с грустью тайной и сердечной

Я думал: жалкий человек.

Чего он хочет!.. небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он — зачем?

Галуб прервал мое мечтанье,

Ударив по плечу; он был

Кунак мой: я его спросил,

Как месту этому названье?

Он отвечал мне: Валерик,

А перевесть на ваш язык,

Так будет речка смерти: верно,

Дано старинными людьми.

— А сколько их дралось примерно

Сегодня?— Тысяч до семи.

— А много горцы потеряли?

— Как знать?— зачем вы не считали!

Да! будет, кто-то тут сказал,

Им в память этот день кровавый!

Чеченец посмотрел лукаво

И головою покачал.

 

Но я боюся вам наскучить,

В забавах света вам смешны

Тревоги дикие войны;

Свой ум вы не привыкли мучить

Тяжелой думой о конце;

На вашем молодом лице

Следов заботы и печали

Не отыскать, и вы едва ли

Вблизи когда-нибудь видали,

Как умирают. Дай вам Бог

И не видать: иных тревог

Довольно есть. В самозабвеньи

Не лучше ль кончить жизни путь?

И беспробудным сном заснуть

С мечтой о близком пробужденьи?

 

Теперь прощайте: если вас

Мой безыскусственный рассказ

Развеселит, займет хоть малость,

Я буду счастлив. А не так?—

Простите мне его как шалость

И тихо молвите: чудак!..


 

Выхожу один я на дорогу…

 

Выхожу один я на дорогу;

Сквозь туман кремнистый путь блестит;

Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,

И звезда с звездою говорит.

 

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сияньи голубом…

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего? жалею ли о чём?

 

Уж не жду от жизни ничего я,

И не жаль мне прошлого ничуть;

Я ищу свободы и покоя!

Я б хотел забыться и заснуть!

 

Но не тем холодным сном могилы…

Я б желал навеки так заснуть,

Чтоб в груди дремали жизни силы,

Чтоб дыша вздымалась тихо грудь;

 

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,

Про любовь мне сладкий голос пел,

Надо мной чтоб вечно зеленея

Тёмный дуб склонялся и шумел.

Романтизм М.Ю.Лермонтова («Демон», «Мцыри»). (Часть 1-я): cult_tur — LiveJournal

Европейский романтизм представил миру плеяду великолепных поэтов. Столь мощное культурное явление не могло не затронуть Россию, в которой политические и социальные реалии создавали для него весьма благодатную почву. Для одних романтические настроения стали такой же данью моде, как когда-то вольтерианство. Для других романтизм явился способом существования в мире, неким объяснением несбывшихся надежд, оправданием жестокого мира.
Характерные для романтического восприятия мира понятия – одиночество, свобода, судьба человека, мимолетность человеческой жизни – органически слились с русской лирической традицией. Творчество великих европейских романтиков было принято и переосмыслено русскими поэтами.
Поэма – один из главных жанров поэзии Лермонтова. Создавая свои первые лирические поэмы в 1828 году («Кавказский пленник», «Корсар» и др.), поэт испытывает огромное влияние творчества Байрона. Однако это влияние не стало слепым бездушным подражанием или данью моде. Свойственные романтизму вопросы, мучительно переживаемые Лермонтовым в течение всей жизни, снова и снова возникали в различных произведениях и в результате выплеснулись в самых ярких его поэмах – «Демоне» и «Мцыри». Их сюжеты разрабатывались автором всю его творческую жизнь. В них отражена противоречивость его личности, его художественного мировосприятия, в котором мир не складывается в цельную картину, а изначально раздвоен и противоречив. Стремление воссоединить этические противоречия в своей душе приводит поэта к философским вопросам о смысле жизни, о Боге, о вере, о свободе и воле.
Влияние европейских романтиков на русскую культуру начала XIX века отразилось не только в лирических произведениях, оно наложило отпечаток на манеру общения в обществе, на мировосприятие людей. В августе 1832 года Лермонтов пишет:


«Я жить хочу! хочу печали,
Любви и счастию назло;
Они мой ум избаловали
И слишком сгладили чело;
Пора, пора насмешкам света
Прогнать спокойствия туман:
Что без страданий жизнь поэта?
И что без странствий ураган?

И пришла буря, и прошла буря; и океан замёрз, но замёрз с поднятыми волнами; храня театральный вид движения и беспокойства, но в самом деле мертвее, чем когда-нибудь» (10). Вероятно, в этот период романтические настроения молодого Лермонтова в большей степени явились результатом такого влияния, а не итогом личных переживаний и размышлений. Однако в письме к М.А.Лопухиной (август 1832 г.) нельзя не заметить горькую иронию: «Назвать вам всех, у кого я бываю? Я – та особа, у которой бываю с наибольшим удовольствием» (10).
Особенно велико было влияние Байрона. Например, в образе Демона исследователи видят образ самого Байрона, созданный Ламартином в стихотворении «Человек. Лорду Байрону. Поэтические размышления» (1820). Байрон у Ламартина сродни Сатане, однако глубина образа значительно проигрывает лермонтовскому описанию.
В третьей редакции «Демона» (1831 г.) Лермонтов ставит эпиграфом цитату из пьесы Байрона «Каин», в которой образ Люцифера имеет много общих черт с лермонтовским Демоном. В их действиях прослеживаются множественные параллели. Например, Люцифер предлагает Каину:


………Лети со мной, как равный,
Над бездною пространства, – я открою
Тебе живую летопись миров
Прошедших, настоящих и грядущих. (1)

А влюбленный Демон говорит Тамаре:


Тебя я, вольный сын эфира,
Возьму в надзвёздные края;
И будешь ты царицей мира,
Подруга первая моя..
………………………………
Я опущусь на дно морское,
Я полечу за облака,
Я дам тебе всё, всё земное –
Люби меня!.. (10)

Интерес поэта к творчеству Байрона великолепно характеризуют многочисленные переводы произведений или отрывков из произведений английского поэта, выполненные Лермонтовым. Четвертая редакция «Демона» написана пятистопным ямбом – размером, характерным для английской поэзии и в частности для поэзии Байрона. Кавказские мотивы сродни описаниям в «восточных» поэмах Байрона, но личное знакомство Лермонтова с культурой Кавказа позволяет ему передать реальные бытовые подробности. Характеры героев у Лермонтова более цельны, а стремления определённы.
Из немецкой романтической поэзии Лермонтов высоко ценил творчество Генриха Гейне. Лермонтовский перевод стихотворения Гейне «На севере диком стоит одиноко…» занял достойное место в русской поэзии.
Творчество Гейне менее мрачно, чем произведения Байрона. Тем не менее мятежность, беспокойство, жажда невозможного, свойственные романтическому восприятию мира, характерны и для его поэзии, в которой сквозь ряд незнакомых образов порой проступает облик мятежного Демона:


О, как бы я рыдал, когда бы мог!
О, как бы к небу я хотел подняться!
Но нет, внизу я должен пресмыкаться,
Где свист и шип, где вьётся змей клубок. (7)

Вечность божественной природы и мимолетность человеческой жизни одинаково волнуют героя стихотворения Гейне и лермонтовского Мцыри:


Мне в лес бы зелёный! Как дивно там
Цветы цветут, распевают птицы!
Умру, и тьма могильной ночи
Землёй забьёт мне слух и очи, —
И не цвести для меня цветам,
И звонким щебетом мне не упиться. (7)


…И всё зачем? Чтоб в цвете лет,
Едва взглянув на божий свет,
При звучном ропоте дубрав
Блаженство вольности познав
Унесть в могилу за собой
Тоску по родине святой,
Надежд обманутых укор
И вашей жалости позор!.. (10)

Поэты-романтики, пытаясь объяснить и понять несправедливость мироздания на разных языках, в разных уголках Европы создают произведения, в которых ставятся одни и те же вопросы, на которые они не могут найти ответов:


И я задумался. Мой дух на той вершине
Обрел крыла, каких не обретал доныне.
Ещё подобный свет не озарял мой путь.
И долго думал я, пытаясь заглянуть
В ту бездну, что внизу, под зыбью волн таилась,
И в бездну, что во тьме души моей раскрылась.
Я вопрошал себя о смысле бытия,
О цели и пути всего, что вижу я,
О будущем души, о благе жизни бренной
И я хотел постичь, зачем творец вселенной
Так нераздельно слил, отняв у нас покой,
Природы вечный гимн и вопль души людской. (8)

Мировоззрение, мироощущение Лермонтова-человека с годами меняется. Изменяются характер и лексика произведений Лермонтова-поэта, этические проблемы получают иное решение, меняется приоритет этих проблем. Длительная работа над сюжетами поэм позволяет проследить развитие личных убеждений, трансформацию отношения автора к различным сторонам жизни. «…Поэт может, создав пронизанное личными эмоциями произведение, пережить его как катарсис чувства, освобождение от трагедии. Так, Лермонтов говорил о своём «Демоне», что «…от него отделался – стихами!» (14)
Еще в 1829 году в возрасте пятнадцати лет Лермонтов пишет стихотворение «Мой Демон», с которого начинается формирование центрального образа будущей поэмы:


Он недоверчивость вселяет,
Он презрел чистую любовь,
Он все моленья отвергает,
Он равнодушно видит кровь… (10)

Тогда же он начинает работать над поэмой «Демон». В 1830 году Лермонтов пишет в дневнике: «написать записки молодого монаха семнадцати лет. С детства он в монастыре; кроме священных книг не читал. Страстная душа томиться» (10)
Первые попытки стилизовать кавказский фольклор относятся к 1830 году. Впоследствии он использовал этнографический и фольклорный материал для создания в произведениях национального колорита. Лермонтов также обращается к ряду сюжетных мотивов грузинского фольклора. После пребывания в Грузии заново переработал сюжеты «Мцыри» и «Демона», над которыми работал почти всю свою творческую жизнь, и создал новые редакции с новыми яркими образами. Так вместо безымянной монахини с 1838 года героиней Демона становится княжна Тамара.
В 1837 году Лермонтов в письме из Тифлиса к С.А. Раевскому пишет такие слова о Кавказе: «Как перевалился через хребет в Грузию, так бросил тележку и стал ездить верхом; лазил на снеговую гору (Крестовая) на самый верх, что не совсем легко; оттуда видна половина Грузии как на блюдечке, и, право, я не берусь объяснить или описать этого удивительного чувства: для меня горный воздух – бальзам; хандра к чёрту, сердце бьётся, грудь высоко дышит – ничего не надо в эту минуту: так сидел бы да смотрел целую жизнь»1. Отражением настроения поэта в этот период можно назвать картину М. Врубеля «Демон (Сидящий)». В XX веке, продолжая традиции Лермонтова, Блок пишет стихотворную иллюстрацию к этой картине:


И в горном закатном пожаре,
В разливах синеющих крыл,
С тобою, с мечтой о Тамаре,
Я, горний, навеки без сил… (10)

Изображенный Врубелем Демон более всего соответствует начальному описанию Демона в поэме.


То не был ада дух ужасный,
Порочный мученик – о нет!
Он был похож на вечер ясный:
Ни день, ни ночь, – ни мрак, ни свет!.. (10)

Заключительному же описанию больше соответствует «Демон поверженный». Но персонаж Врубеля не выглядит злобным и враждебным всему миру демоном. В нем страдания, бессилие, горечь поражения и утраты. Все то, что спровоцировало болезнь художника в конце жизни. В то же время лермонтовский Демон до конца сохранил гордость и величественность, даже в поражении.


Но, боже! – кто б его узнал?
Каким смотрел он злобным взглядом,
Как полон был смертельным ядом
Вражды, не знающей конца, –
И веяло могильным хладом
От неподвижного лица. (10)

Исследователи творчества Лермонтова соотносят сюжет «демона» с сюжетом поэмы Альфреда де Виньи «Элоа, или сестра ангелов» (1824), в которой дева-ангел Злоа отдаёт свою любовь Люциферу, который в свою очередь губит её ради победы на Богом. Кроме поэмы де Виньи на создание образа Демона оказало влияние творчество Мильтона, Байрона, Гете. Фабула поэмы сочетает библейскую и языческую архаику (схождение ангелов к земным женщинам, связь женщин и богов), христианское средневековье (соблазнение Дьяволом монахини) и философские концепции современности.
Поэма «Демон» построена как диалог двух самостоятельных персонажей: демона и человека. «Мцыри» же является монологом. Сюжетом поэмы стала не легенда, а свидетельство современника о реальном событии. Знаменитая битва с барсом – мотив грузинской народной поэзии.
Мцыри в переводе с грузинского «послушник», «монах», или «пришелец», «чужеземец», одинокий человек, не имеющий родных, близких. Благодаря тому, что имя героя воспринимается и как собственное имя, и как нарицательное, личные переживания героя теряют индивидуалистический смысл и становятся всеобще значимыми.
События поэмы рассматриваются Лермонтовым с точки зрения вечности. Таким образом трагедия Мцыри носит вневременной, точнее всевременной характер. Уже во вступлении говорится, что всё уже прошло и ушло в небытие:


Теперь один старик седой
Развалин страж полуживой,
Людьми и смертию забыт,
Сметает пыль с могильных плит… (10)

Д.Е. Максимов рассматривает поэму, как произведение, одновременно конкретно-бытовое и философски обобщенное, и указывает на соотношение человека и природы, «тюрьмы» и «воли» как на основные её проблемы. Максимов называет обе поэмы – и «Демона», и «Мцыри» – романтическими. Вступая с ним в полемику, Лотман определяет поэму «Мцыри» как произведение реализма.(12) В этом вопросе мне ближе точка зрения Максимова. Романтические настроения, традиции романтизма проявляются в обеих поэмах в создании образов, в поэтических эпитетах и символах.
В произведениях романтиков природа – это не только фон, декорация для действия, но и поэтический образ. Являясь творением бога, природа противостоит человеку. То, что сотворено человеком, противопоставляется божьему творению Подобное противопоставление берёт начало у Мильтона в «Потерянном рае» и получает дальнейшее развитие во многих произведениях европейских писателей. Так Мцыри говорит о дикой красоте девственного леса: «Кругом меня цвел божий сад…».
Изгнанный из рая, человек отторгается божественной природой, которая перестаёт быть убежищем и помощником человеку, а становится сторонним наблюдателем за человеческими страстями и бедами.


Скала угрюмого Казбека
Добычу жадно сторожит,
И вечный ропот человека
Их вечный мир не возмутит. (10)

Такое восприятие природы характерно не только для Лермонтова, не только для русской литературы:


Вода бушуют всё свирепей
И как безумец, рвущий цепи,
Рыдает зло.
Но глухи груды скал могучих
Они надменно прячут в тучах
Своё чело. (8)

Отвергнутый богом Демон больше не чувствует сопричастности окружающему миру, который стал для него чужим:


Лишь только божие проклятье
Исполнилось, с того же дня
Природы жаркие объятья
Навек остыли для меня… (10)

Бог и природа противостоят мятежному человеческому духу. В то же время поэтический восторг от красоты природы и мироздания, ощущение вселенской гармонии пронизывает лирику Лермонтова на протяжении всей жизни. Особенно эта оппозиция проявляется в позднем творчестве Лермонтова, когда трагическое восприятие мира странным образом сочетается с сопричастностью этому миру, с ощущением мировой гармонии:


Внизу глубоко подо мной
Поток, усиленный грозой,
Шумел, и шум его глухой
Сердитых сотне голосов
Подобился. Хотя без слов,
Мне внятен был тот разговор,
Немолчный ропот, вечный спор
С упрямой грудою камней.
То вдруг стихал он, то сильней
Он раздавался в тишине;
И вот, в туманной вышине
Запели птички, и восток
Озолотился; ветерок
Сырые шевельнул листы;
Дохнули сонные цветы,
И, как они, навстречу дню
Я поднял голову мою… (10)

Для языческой традиции характерна однородность мира, единство и взаимопроникновение божественного мира и человеческого. Так Демон – существо иномирное – вступает в связь с земной женщиной, а Мцыри наслаждается той жизнью, которая далека от общественных человеческих норм, той жизнью, которую называют самой природой.


Я сам, как зверь, был чужд людей
И полз и прятался, как змей. (10)

В христианской традиции, в которой мир дуалистичен, взаимодействие человеческого и божественного миров неизбежно приводит к трагическому результату. Тем не менее, стремление к воссоединению с природой, также как и к воссоединению с Богом, является для человека стремлением к мировой гармонии, к идеалу.


………О, я как брат
Обняться с бурей был бы рад!
Глазами тучи я следил,
Рукою молнии ловил… (10)


Хочу я с небом примириться,
Хочу любить, хочу молиться,
Хочу я веровать добру. (10)

Основное противоречие романтизма – противоречие между идеалом и действительностью – достигает у Лермонтова предельного напряжения.
Романтическая личность, особенно в ранний период, представляется в творчестве Лермонтова как абсолютно самоценная и свободная. Единственным законом признает она свою собственную волю. Причём если понятие «свобода» связано у Лермонтова с философским и социальным смыслами, то «воля» обладает контекстными признаками языческого, фольклорного явления. Для Мцыри один миг свободы равен целой жизни. Воля и свобода – признаки мира, к которому стремятся герои, но достичь которого либо принципиально невозможно, либо они достигают его слишком поздно. Трагичность мира заключается ещё и в том, что, даже достигнув желаемого, герои неизбежно погибают. Гармония не может сопровождать человека всю его жизнь. Но даже мимолетное прикосновение к вселенскому счастью приводит к трагическим последствиям. Расплатой за это прикосновение и для Тамары, и для Мцыри становится смерть.
Однако никакие страдания, ни даже страх перед смертью не останавливают героев. Стремление к свободе приобретает героические черты и становится ценным само по себе. Утверждается красота и радость стремления к свободе независимо от цены, которую приходится платить героям даже не за свободу, а лишь за возможность борьбы, возможность действия. Антитеза действию, борьбе – трагическое бездействие, однако оно также приводит к смерти. Но если в процессе борьбы человек счастлив, то бездействие воспринимается в творчестве Лермонтова как заточение, тюрьма.


Я мало жил, и жил в плену.
Таких две жизни за одну,
Но только полную тревог,
Я променял бы, если б мог. (10)


И страшно было мне, понять
Не мог я долго, что опять
Вернулся я к тюрьме моей;
Что бесполезно столько дней
Я тайный замысел ласкал,
Терпел, томился и страдал. (10)

Первопричиной активных действий героя является либо стихийное, инстинктивное влечение к свободе Мцыри, либо вызов судьбе, року Демона. Создание образа мятежного и городого Демона, олицетворения «высокого зла», и образа неосознанного Мцыри, стремящегося к свободе, стало реакцией поэта на события современности. Бунт проти Бога и против общества объясняется невозможностью пребывать в молчании и покорности. Лермонтов совершенно осознанно и открыто заявляет о своей этической позиции, и такая позиция оказалась понята и принята многими современниками поэта.


Я царь познанья и свободы,
Я враг небес, я зло природы… (10)


Оставь же прежние желанья
И жалкий свет его судьбе:
Пучину гордого познанья
Взамен открою я тебе. (10)

Мысль об искушении всеобъемлющим знанием в христианской традиции восходит к ветхозаветной книге Бытия. Предлагая плоды эдемского дерева Еве, змей говорит: «Но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (2). Поэты и писатели, обращавшиеся к образу Сатаны, часто связывали его имя с моментом обретения человеком знания и свободы. Мильтон одним из основных мотивов протеста Сатаны назвал запрет на «обретение премудрости»:


Владеть безвестным благом — невозможно;
Владеть же им в неведенье — равно
Что вовсе не владеть; и, наконец,
Что запретил Он? Знанье! Запретил
Благое! Запретил нам обрести
Премудрость! (15)


…………………………Добро! –
Познать его так справедливо! Зло! –
Коль есть оно, зачем же не познать,
Дабы избегнуть легче?… (15)

В философских повестях Вольтера змей говорит: «Неужели владыка хотел, чтобы ему служили одни дураки и невежды? Разве разум создан не для того, чтобы просвещаться и совершенствоваться? Разве не нужно знать, где добро, а где зло, чтобы творить одно и избегать другого? Право, меня следовало бы за это поблагодарить» (5). Люцифер в мистерии Байрона так говорит Каину:


……………Один лишь добрый дар
Дало вам древо знания – ваш разум:
Так пусть он не трепещет грозных слов
Тирана, принуждающего верить
Наперекор и чувству и рассудку. (1)

А позже, в середине XIX века, «проклятый поэт» Бодлер пишет «Молебствование Сатане»:


Дух вечно-мыслящий, будь милостив ко мне.
Прими под сень свою, прими под Древо Знанья,
В тот час, когда, как храм, пан жертвенное зданье
Лучи своих ветвей оно распространит,
И вновь твою главу сияньем осенит.
Владыка мятежа, свободы и сознанья. (4)

Богоборческие настроения Лермонтова возникают из неприятия неколебимых и несправедливых законов мироздания и социальной среды. Жестокость и всесильность Бога приводит к мятежным, бунтарским настроениям в лермонтовской лирике. Но если у Мильтона Бог является действующим, хоть блеклым и статичным, персонажем, то у Лермонтова Бог вообще не снисходит до какого-либо действия, так как «он занят небом, не землей». Ему противостоит сверхчеловеческая мощь демонического начала, которая тем не менее не может сравниться с божественной силой. Персонификацией этой демонической силы и стал Демон.
Русские поэты в эпоху романтизма часто обращаются к образу Демона. Пушкин в своем стихотворении «Демон» так говорит о своем «злобном гении»:


Он провиденье искушал;
Он звал прекрасное мечтою;
Он вдохновенье презирал;
Не верил он любви, свободе;
На жизнь насмешливо глядел –
И ничего во всей природе
Благословить он не хотел. (18)

Лермонтовский “дух изгнанья” также надменно взирает на «ничтожную» землю – свои владения:


И дик и чуден был вокруг
Весь божий мир; но гордый дух
Презрительным окинул оком
Творенье бога своего,
И на челе его высоком
Не отразилось ничего. (10)


И всё, что пред собой он видел,
Он презирал иль ненавидел. (10)

История Демона начинается с описания того времени, когда единение с божественным миром было естественным состоянием героя:


Счастливый первенец творенья!
Не знал ни злобы, ни сомненья,
И не грозил уму его
Веков бесплодных ряд унылый… (10)

Надпись у входа в ад у Данте также отсылает читателя к изначальному времени:


Я высшей силой, полнотой всезнанья
И первою любовью сотворён.
Древней меня лишь вечные созданья,
Я с вечностью пребуду наравне. (9)

Лермонтовский Демон – не абсолютное зло, а персонаж с человеческими качествами и противоречиями, дух отрицания и зла, стремящийся тем не менее к добру, красоте и гармонии. Это скорее персонаж языческой традиции, а не христианской. Энциклопедия «Мифы народов мира» характеризует демона следующим образом: «Демон в греческой мифологии обобщённое представление о некоей неопределённой и неоформленной божественной силе, злой или (реже) благодетельной, часто определяющей жизненную судьбу человека. Это мгновенно возникающая и мгновенно уходящая страшная роковая сила, которую нельзя назвать по имени, с которой нельзя вступить ни в какое общение. Внезапно нахлынув, он молниеносно производит какое-либо действие и тут же бесследно исчезает… Раннехристианские представления о Демоне связаны с образом злой демонической, бесовской силы» (16). Греческому демону и славянскому бесу народная традиция изначально не даёт какой-либо однозначной оценки. Лишь впоследствии эти понятия приобретают определённый этический оттенок. Но даже в христианской традиции зло демонов не является их природным качеством – адептом зла демон становится по собственной воле, по своему собственному выбору. Демон Лермонтова из нарицательного имени стал именем собственным с неопределенными функциями – некая абстрактная мятежная и разрушительная сила (нерегулярная и нецеленаправленная), с неопределёнными функциями зла, противостоящая Богу. Лишь после окончательного поражения (невозможность обрести блаженство теперь уже не только на небе, но и на земле), у него проступают черты Сатаны и адский дух.
В ранних редакциях падение Демона происходит из-за клятвы Сатане и из-за укоренившегося в его душе зла. Поэт явно говорит о демоне, не как о князе, о сатане, а как о его соратнике, давшем клятву верности:


……клятву молвил он,
Когда блистающий Сион
Оставил с гордым сатаною. (10)


Он искусить хотел – не мог,
Не находил в себе искусства;
Забыть – забвенья не дал бог,
Любить – недоставало чувства. (10)

В поздних редакциях – Демон губит Тамару не сознательно, а по отведённой ему в мироустройстве функции губителя, таким образом вина переадресовывается Творцу такого мироустройства – Богу. А причиной зла Демона становится роковое проклятье Бога, непреклонность небесного суда. В поэме нет окончательной авторской оценки Демона. Мятежность, отверженность Демона безусловно близка и самому Лермонтову. Стихотворение 1831 года, которое вероятно могло быть послесловием к поэме, говорит о субъективной природе образа.


Я не для ангелов и рая
Всесильным богом сотворен;
Но для чего живу, страдая,
Про это больше знает он.

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой;

Прочти, мою с его судьбою
Воспоминанием сравни
И верь безжалостной душою,
Что мы на свете с ним одни. (10)

Демон, как и все демонические герои Лермонтова, воплощают в себе идею индивидуалистичности бунта. Основываясь на абсолютной свободе воли героя, демонизм определяет эту свободу как свободу от каких-либо моральных обязательств. Выступая антагонистом идеям добра и любви, одновременно демонический герой стремится к гармонии и идеалу. Возникает душевная раздвоенность, неудовлетворённость миром и собой. Будучи когда-то частью божественной идиллии, мировой гармонии, и утратив её, «счастливый первенец творенья» делает попытку восстановить прежнюю идиллию, вернуться к изначальному состоянию. Но не достигнув желаемого Демон еще больше озлобляется против мира:


И проклял Демон побежденный
Мечты безумные свои.
И вновь остался он, надменный,
Один, как прежде, во вселенной
Без упованья и любви!… (10)

У Демона нет надежды на изменение своей участи. К своему несчастью он бессмертен и даже смерть не может так или иначе примирить его с небом:


Что люди? что их жизнь и труд?
Они прошли, они пройдут…
Надежда есть – ждёт правый суд:
Простить он может, хоть осудит!
Моя ж печаль бессменно тут,
И ей конца, как мне, не будет;
И не вздремнуть в могиле ей!
Она то ластится, как змей,
То жжёт и плещет, будто пламень,
То давит мысль мою, как камень –
Надежд погибших и страстей
Несокрушимый мавзолей!.. (10)

Эти слова пересекаются с участью обитателей ада у Данте:


И смертный час для них недостижим,
И эта жизнь настолько нестерпима,
Что все другое было б легче им. (9)


Продолжение следует…

Библиография:

1. Байрон Дж.Г. Стихотворения, поэмы, драматургия. М., 1997.
2. Библия
3. Блок А. Избранные произведения. Л.. 1970.
4. Бодлер Шарль. Цветы зла. СПб., 1999.
5. Вольтер. Собрание сочинений. Белый бык. М., 1998.
6. Гаспаров М.Л. Очерк истории русского стиха. М., 2000.
7. Гейне Генрих. Лорелея. СПб., 1999.
8. Гюго Виктор. Труженики моря. Роман. Стихи. М., 1977.
9. Данте. Божественная комедия. СПб., 1999.
10. Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений. М., 1976.
11. Лермонтовская энциклопедия. М., 1999.
12. Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии. СПб., 1996.
13. Лотман Ю.М. О русской литературе. СПб., 1997.
14. Лотман Ю.М. Семиосфера. Культура и взрыв. СПб., 2000.
15. Мильтон Джон. Потерянный Рай. СПб., 1999.
16. Мифы народов мира. Энциклопедия. Т. 1., М., 1991.
17. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений. Т. 5. Л., 1978.
18. Я связь миров. Философская лирика русских поэтов XVIII — начала XX веков. М., 1989.

Стихи Лермонтова про любовь, полный анализ

Любовная лирика Лермонтова в стихах отличается трагичностью и драматизмом. Это связано в первую очередь с личной жизнью поэта, которая сложилась не очень удачно. Ему не везло с девушками: они насмеивались над чувствами юного поэта, отвергали его ухаживания. Молодой и пылкий Лермонтов рано начал писать стихи о любви. Его произведения были адресованы возлюбленным. Ниже представлены стихи о любви М. Ю. Лермонтова.

Тема любви в лирике М. Лермонтова

С именем Лермонтова открывается новая страница русской литературы. часто рассматривают как поэта, в творчестве которого много трагического. Нельзя забывать о том, что истоки трагизма в творчестве Лермонтова — это не только его личная судьба, и как человека, и как поэта, но и трагизм окружающей действительности.

30‑е годы — это годы реакции в России, все лучшее сгноили, разогнали, сослали в Сибирь. Характеризуя творчество Лермонтова, Белинский позднее скажет: “Без отрицания жизнь превратится в стоячее и вонючее болото”. Белинский верно заметил основное противоречие романтического восприятия мира Лермонтовым — это противоречие между идеалом и действительностью, которое в творчестве Лермонтова достигает предельного напряжения.

Его произведения поражают беспощадностью отрицания и могучим полетом мечты. Лермонтовский романтизм основан на твердом убеждении, что существует “жизнь иная”, что человек создан для любви, для счастья. Любовь занимает большое место в поэзии Лермонтова.

Позднее скажет: “По тому, как может любить человек, мы можем судить о его внутренней зрелости”. Лермонтов, как личность, сформировался очень рано. В пятнадцать лет у него уже были глубокие, философские стихи о любви, о родине, о тайне человеческого бытия.

Он пишет: “Мне жизнь все как-то коротка, и все боюсь, что не успею я свершить чего-то”. Идеалы Лермонтова беспредельны: он жаждет не простого улучшения жизни, а “полного блаженства”, изменения несовершенной человеческой природы, абсолютного разрешения всех противоречий бытия.

Существовать вечно — на меньшее поэт не согласен. Любовь в творчестве Лермонтова носит трагический отпечаток из-за его единственной, настоящей, неразделенной любви к другу юности — Вареньке Лопухиной. Он видит невозможность любви и окружает себя мученическим ореолом, ставя себя вне мира и жизни.

Лермонтов грустит о потерянном счастье:

    Душа моя должна прожить в земной неволе 

    Не долго. Может быть, я не увижу боле 

    Твой взор, твой милый взор, столь нежный для других.

Лермонтов подчеркивает свою отчужденность от всего мирского: “Чего б то ни было земного, но я не сделаюсь рабом”. В понимании поэта любовь должна быть вечной, его не удовлетворяют “обычные”, скоротечные страсти, и если он иногда увлекается и отходит в сторону, то его строки — это не плод больной фантазии, а всего лишь минута слабости:

    У ног других не забывал я взор твоих очей. 

     Любя других, я лишь страдал 

    Любовью прежних дней.

Человеческая, земная любовь кажется помехой для поэта на его пути к высшим идеалам. В стихотворении “Я не унижусь пред тобою” он говорит, что вдохновение для него дороже ненужных страстей, которые способны кинуть человеческую душу в бездну. Любовь в лирике Лермонтова носит роковой характер. Он пишет: “Меня спасало вдохновенье от мелочных сует, но от своей души спасенья и в самом счастье нет”.

Бабушка Лермонтова говорила: “Странный Мишель, пока одни подыскивают себе невест и устраивают свои материальные дела, он все витает в облаках, грезит о неземной любви”. В стихотворении “Сонет” поэт пишет: “Я памятью живу с увядшими мечтами, виденья прежних лет толпятся предо мной, и образ твой меж них, как месяц в час ночной, между бродящими блистает облаками”. Поэт пытается противопоставить унылой действительности свои идеальные воззрения.

В этом отличие любовной лирики Лермонтова от . У Пушкина любовь, как божественный дар, радостна и светла. Он не привносит неразрешимого трагизма в свои лирические стихи, у него любовь — всего лишь миг прекрасного, чарующего, возвышенного. Он более реалистичен и жизнерадостен в своих стихах, хотя и у него порой проступают пессимистические нотки. В стихотворениях Лермонтова любовь — чувство высокое, светлое, поэтическое, но всегда неразделенное или утраченное.

В стихотворении “” (“Я к вам пишу случайно; право…”) любовная часть, ставшая впоследствии романсом, передает горькое чувство утраты связи с возлюбленной. “Безумно ждать любви заочной? В наш век все чувства лишь на срок; но я вас помню…” — пишет поэт.

Традиционным в творчестве Лермонтова стал мотив неверной возлюбленной, недостойной великого чувства или не выдержавшей испытания временем. Разлад между мечтой и действительностью проникает в это прекрасное чувство, любовь Лермонтову приносит не радость, а грусть и страдание. Поэт раздумывает над вопросом жизни и смерти. Он грустит о скоротечности жизни и хочет успеть сделать как можно больше за тот небольшой срок, который отведен ему на земле. Ему “жизнь ненавистна, но и смерть страшна”.

Лирические стихи Лермонтова отражают глубину его восприятия окружающей жизни, в них сосредоточены душевные переживания поэта, богатство его внутреннего мира. Он повсюду ищет гармонию, его мысли о вечной свободе, о любви неразрывно связаны с думами о несовершенстве мира, о его жестокости по отношению к отдельной человеческой личности. Страдания человека — в противоречивости чувств: “Никто не получал, чего хотел. А что любил?”

Очень полезно: для школьников.

Анализ стихотворения «Нет, не тебя так пылко я люблю…» М. Ю. Лермонтов

Нет, не тебя так пылко я люблю,

Не для меня красы твоей блистанье:

Люблю в тебе я прошлое страданье

 И молодость погибшую мою.

Когда порой я на тебя смотрю,

В твои глаза вникая долгим взором,

Таинственным я занят разговором,

Но не с тобой я сердцем говорю.

Я говорю с подругой юных дней,

В твоих чертах ищу черты другие,

В устах живых — уста давно немые,

В глазах — огонь угаснувших очей.

1841

Не секрет, что в последние годы жизни Михаил Лермонтов очень сильно привязался к Варваре Лопухиной, которую буквально боготворил. Однако поэт понимал, что возможный союз двух любящих сердец принесет его избраннице лишь глубокие страдания. Объяснял Лермонтов это не только своим скверным и вспыльчивым характером, но и бессмысленностью собственной жизни. Он считал, что не может составить счастье женщины, если является глубоко несчастным и запутавшимся в своих стремлениях человеком.

Так или иначе, но о своем решении не связывать себя узами брака Лермонтов сообщил Лопухиной. Произошло это незадолго до роковой дуэли, когда поэт ненадолго приехал в Петербург, чтобы затем вновь отправиться на Кавказ. По дороге в свой полк Лермонтов остановился в Пятигорске, где судьба свела его с Екатериной Быховец. Именно этой девушке поэт посвятил стихотворение «Нет, не тебя так пылко я люблю…».

Впоследствии Екатерина Быховец вспоминала, что поэт питал к ней очень нежные чувства. Однако такое отношение объяснялось очень просто, так как эта юная особа внешне очень напоминала Лермонтову Варвару Лопухину. Поэтому неудивительно, что обращаясь к Екатерине Быховец в стихах, поэт отмечает: «люблю в тебе я прошлое страданье и молодость погибшую мою».

Таким образом, из этой фразы становится очевидно, что Лермонтов действительно поставил крест на взаимоотношениях с Варварой Лопухиной, хотя это решение далось ему непросто. Мысленно он по-прежнему рядом со своей избранницей. Поэтому автор признается, что когда смотрит на юную Екатерину Быховец, то занят «таинственным разговором», который ведет в душе. «Но не с тобой я сердцем говорю», — подчеркивает поэт.

При этом Лермонтов понимает, что Варвара Лопухина исчезла из его жизни окончательно и бесповоротно. Мысленно он хоронит ее образ, однако сердцу не прикажешь. Именно по этой причине в облике другой он пытается отыскать такие знакомые и милые черты, надеясь увидеть в глазах своей собеседницы «огонь угаснувших очей». Примечательно, что Лермонтов, никого не впускавший в свой внутренний мир, во время краткого знакомства с Екатериной Быховец оказался на удивление откровенным.

Возможно, поэт предчувствовал свою скорую гибель и понимал, что пусть через третье лицо, но в последний раз признается в любви к Лопухиной. По воспоминаниям Екатерины Быховец, поэт мог часами говорить о той, которой принадлежало его сердце, но при этом вспоминал он ней в прошедшем времени.

Стих «Когда твой друг с пророческой тоскою» Лермонтов анализ

Когда твой друг с пророческой тоскою

Тебе вверял толпу своих забот,

Не знала ты невинною душою,

Что смерть его позорная зовет,

Что голова, любимая тобою,

С твоей груди на плаху перейдет;

Он был рожден для мирных вдохновений,

Для славы, для надежд; – но меж людей

Он не годился; и враждебный гений

Его душе не наложил цепей;

И не слыхал творец его молений,

И он погиб во цвете лучших дней;

И близок час… И жизнь его потонет

В забвенье, без следа, как звук пустой;

Никто слезы прощальной не уронит,

Чтоб смыть упрек, оправданный толпой,

И лишь волна полночная простонет

Над сердцем, где хранился образ твой!

Стихотворение «Не смейся над моей пророческой тоскою…» написано Михаилом Юрьевичем Лермонтовым предположительно в 1837 года. Впервые его опубликовали уже после смерти поэта в 1846 году в литературном сборнике «Сегодня и вчера» с купюрами и некоторыми неточностями. У этого произведения есть двойник – «К* (Когда твой друг с пророческой тоскою…)», оба они продолжают тему подвига во имя свободы и расплаты за него, которая была сильна в лирике поэта в 30‑х годах.

«Не смейся над моей пророческой тоскою…» отражает глубокие чувства и переживания автора. В нём речь идёт от первого лица. Поэт обращается к собеседнику, возможно, возлюбленной. Михаил Юрьевич создаёт очень трогательный образ, когда говорит о предчувствии скорой гибели:

Я знал: удар судьбы меня не обойдёт;

Я знал, что голова, любимая тобою,

С твоей груди на плаху перейдёт…

Используя анафору, поэт усиливает ощущение безысходности. Одновременно утверждается и спокойная уверенность. «Я знал», – говорит лирический герой, смиряясь с будущим. Это подтверждается в следующей строке: «Но я без страха жду довременный конец…»

Что же предчувствует поэт, терзаясь «пророческой тоскою»? Исследователи лирики Михаила Юрьевича отмечают, что ожидание гибели у поэта связано со смертью его кумира – А. С. Пушкина. Известно, что Лермонтов вдохновлялся творчеством Александра Сергеевича, воспринимал его как старшего товарища. Смелость, с которой Пушкин порицал современное ему общество и нравы, поражала молодого Лермонтова. Потому кончина великого наставника вызвала у юноши бурю эмоций, которая выплеснулась в стихотворении «Смерть поэта». Императору Николаю I эти стихи показались оскорбительными. Последовали арест и ссылка.

Неудивительно, что в свете этих событий Лермонтова охватила тоска. Поэт снова убедился в чёрствости общества и жестокости власти. Потому-то он и говорит не о смерти, а о плахе, то есть, о казни. «Час кровавый» — таким эпитетом он характеризует момент своей гибели.

Снова поэт создаёт образ «несвоевременного героя» – человека, безусловно, великого, но пришедшего в мир не в тот час:

И я паду, и хитрая вражда

С улыбкой очернит мой недоцветший гений…

В этом стихотворении содержится множество отсылок к творчеству А. С. Пушкина. Эпитет «недоцветший гений» перекликается с выражением «недозрелый гений» из пушкинского «Андрея Шенье». Лермонтов указывает на фигуру Александра Сергеевича, упоминая «венец певца, венец терновый», уже использованный в «Смерти поэта».

Финальная строка производит впечатление незавершённости. Но этому чувству не стоит доверять. Несмотря на то, что последняя фраза не рифмуется ни с одной из предыдущих, мысль произведения оказывается закончена. Автор отпускает все переживания. К сожалению, теперь мы знаем, что его предчувствия подтвердились. Однако читатель может утешиться тем, что поэт оптимистично относился к смерти, воспринимая её как путешествие к новым мирам.

Любовная лирика М. Ю. Лермонтова для учеников 9–11 классов

С именем Лермонтова открывается новая страница русской литературы. Лермонтова часто рассматривают как поэта, в творчестве которого много трагического. Нельзя забывать о том, что истоки трагизма в творчестве Лермонтова — это не только его личная судьба, и как человека, и как поэта, но и трагизм окружающей действительности. Тридцатые годы — это годы реакции в России, все лучшее сгноили, разогнали, сослали в Сибирь.

Характеризуя творчество Лермонтова, Белинский позднее скажет: “Без отрицания жизнь превратится в стоячее и вонючее болото”. Белинский верно заметил основное противоречие романтического восприятия мира Лермонтовым — это противоречие между идеалом и действительностью, которое в творчестве Лермонтова достигает предельного напряжения. Его произведения поражают беспощадностью отрицания и могучим полетом мечты.

Лермонтовский романтизм основан на твердом убеждении, что существует “жизнь иная”, что человек создан для любви, для счастья. — это любовь. Позднее Тургенев скажет: “По тому, как может любить человек, мы можем судить о его внутренней зрелости”.

Лермонтов как личность сформировался очень рано. В пятнадцать лет у него уже были глубокие, философские стихи о любви, о родине, о тайне человеческого бытия. Он пишет: “Мне жизнь все как-то коротка, и все боюсь, что не успею свершить чего-то”. Идеалы Лермонтова беспредельны: он жаждет не простого улучшения жизни, а “полного блаженства”, изменения несовершенной человеческой природы, абсолютного разрешения всех противоречий бытия. Существовать вечно — на меньшее поэт не согласен.

Любовь в творчестве Лермонтова носит трагический отпечаток из-за его единственной, настоящей, неразделенной любви к другу юности — Вареньке Лопухиной. Он видит невозможность любви и окружает себя мученическим ореолом, ставя себя вне мира и жизни, Лермонтов грустит о потерянном счастье:

    Душа моя должна прожить в земной неволе 

    Не долго. Может быть, я не увижу боле 

    Твой взор, твой милый взор, столь нежный для других.

Лермонтов подчеркивает свою отчужденность от всего мирского: “Чего б то ни было земного, но я не сделаюсь рабом”. В понятии Лермонтова любовь должна быть вечной, поэта не удовлетворяют “обычные”, скоротечные страсти, и если он иногда увлекается и отходит в сторону, то его строки — это не плод больной фантазии, а всего лишь минута слабости:

    У ног других не забывал 

    Я взор твоих очей; 

     Любя других, я лишь страдал 

    Любовью прежних дней 

Человеческая, земная любовь кажется помехой для поэта на его пути к высшим идеалам. В стихотворении “Я не унижусь пред тобою…” он говорит, что вдохновение для него дороже ненужных страстей, которые способны низвергнуть человеческую душу в бездну. Любовь в лирике Лермонтова носит роковой характер. Он пишет: “Меня спасало вдохновенье от мелочных сует, но от своей души спасенья и в самом счастье нет”. Бабушка Лермонтова говорила: “Странный Мишель, пока одни подыскивают себе невест и устраивают свои материальные дела, он все витает в облаках, грезит о неземной любви”. В стихотворении “Сонет” поэт пишет:

    Я памятью живу с увядшими мечтами, 

    Виденья прежних лет толпятся предо мной, 

     И образ твой меж них, как месяц в час ночной, 

    Между бродящими блистает облаками.

Поэт пытается противопоставить унылой действительности свои идеальные воззрения. В этом отличие любовной лирики Лермонтова от любовной лирики Пушкина. У Пушкина любовь, как божественный дар, радостна и светла. Он не привносит неразрешимого трагизма в свои лирические стихи, у него любовь — всего лишь миг прекрасного, чарующего, возвышенного. Он более реалистичный и жизнерадостный в своих стихах, хотя и у него порой проступают пессимистические нотки.

В стихотворениях Лермонтова любовь — чувство высокое, светлое, поэтическое, но всегда неразделенное или утраченное. В стихотворении “Валерик” любовная часть, ставшая впоследствии романсом, передает горькое чувство утраты связи с возлюбленной. “Безумно ждать любви заочной? В наш век все чувства лишь на срок; но я вас помню…” — пишет поэт.

Традиционным в творчестве Лермонтова, связанным с его личным опытом, стал мотив неверной возлюбленной, недостойной великого чувства или не выдержавшей испытания временем. Разлад между мечтой и действительностью проникает в это прекрасное чувство, любовь Лермонтову приносит не радость, а грусть и страдание:

    Мне грустно, потому что я тебя люблю.

Поэт раздумывает над вопросом жизни и смерти. Он грустит о скоротечности жизни и хочет успеть сделать как можно больше за тот небольшой срок, который отведен ему на земле. Ему “жизнь ненавистна, но и смерть страшна”. Лирические стихи Лермонтова отражают глубину его восприятия окружающей жизни, в них сосредоточены душевные переживания поэта, богатство его внутреннего мира. Он повсюду ищет гармонию, его мысли о вечной свободе, о любви неразрывно связаны с думами о несовершенстве мира, о несправедливости по отношению” к отдельной личности. Страдания человека — в противоречивости чувств:

    Никто не получал, чего хотел. 

    А что любил? 

Анализ стихотворения М.Ю.Лермонтова «К Сушковой»

Вблизи тебя до этих пор

Я не слыхал в груди огня.

Встречал ли твой прелестный взор —

Не билось сердце у меня.

И что ж? — разлуки первый звук

Меня заставил трепетать, —

Нет, нет, он не предвестник мук:

Я не люблю — зачем скрывать!

Однако же хоть день, хоть час

Еще желал бы здесь пробыть,

Чтоб блеском этих чудных глаз

Души тревоги усмирить.

1830

Стихотворение М.Ю. Лермонтова «К Сушковой» было написано в 1830 году и посвящено Екатерине Сушковой – первой возлюбленной поэта. Известно, что любовь Лермонтова была безответной, имела продолжение – по прошествии некоторого времени – и закончилась для Сушковой довольно печально.

Однако первый «этап» этого романа завершился грустно для самого Лермонтова – его юношеские чувства были безжалостно отвергнуты. Думаю, поэт пишет стихотворение-обращение «К Сушковой», подводя своеобразный итог этой любовной истории

По форме произведение легко и непринужденно. В нем герой беззаботно прощается с предметом своего увлечения:

    Вблизи тебя до этих пор 

    Я не слыхал в груди огня. 

    Встречал ли твой прелестный взор 

    Не билось сердце у меня. 

Однако он признается, что, при необходимости разлуки, почувствовал грусть и свою привязанность к девушке:

    Однако же хоть день, хоть час 

    Еще желал бы здесь пробыть; 

    Чтоб блеском этих чудных глаз 

    Души тревоги усмирить. 

Однако это ни в коем случае не любовь! – предупреждает герой:

    Нет, нет, он не предвестник мук; 

    Я не люблю — зачем скрывать! 

Так ли это на самом деле? Зная автобиографический подтекст этого произведения, можно предположить, что беззаботность – это всего лишь маска. Вполне возможно, что лирический герой страдает и страдает сильно. Что является причиной его переживаний – чувство любви или ущемленное самолюбие? Трудно сказать, однако, на мой взгляд, в стихотворении все же преобладает теплая и дружеская интонация. Герой хочет показать, что видит в героине скорее доброго друга, способного отвлечь его от горестных мыслей и суеты бренного мира:

Чтоб блеском этих чудных глаз 

     Души тревоги усмирить. 

Стихотворений состоит из трех строф, планомерно развивающих авторскую мысль. Зачин — героя не было даже намека на чувство к героине. Развитие темы — предстоящая разлука выявила его привязанность к девушке. Вывод — это не любовь, а скорее, дружеская привязанность, которая способна утешить лирического героя, страдающего в этом мире.

Художественный строй стихотворения основывается на метафорах:«не слыхал в груди огня», «разлуки первый звук», «предвестник мук», «блеском этих чудных глаз Души тревоги усмирить».

По жанру стихотворение представляет собой обращение, поэтому оно построено как диалог, что придает ему живости и эмоциональности. В плане синтаксиса это выражается в наличие вопросительных и восклицательных предложений (вторая строфа), в лексических повторах («Нет, нет, он не предвестник мук»; «Однако же хоть день, хоть час…»). С фонетической точки зрения в произведении наблюдаются аллитерации: повторы звонких согласных, например, («разлуки первый звук»).

Стихотворение создано с помощью перекрестной рифмовки, с преобладанием точных мужских рифм. Оно написано четырехстопным хореем с пиррихиями и спондеями.

Таким образом, «К Сушковой» — высокохудожественное произведение юного Лермонтова, написанное в жанре обращения. Несмотря на то, что оно было создано шестнадцатилетним юношей, стихотворение содержит в себе основные черты стиля великого русского поэта.

«Я не хочу, чтоб свет узнал…» М. Ю. Лермонтова: анализ стихотворения

Я не хочу, чтоб свет узнал

Мою таинственную повесть;

Как я любил, за что страдал,

Тому судья лишь бог да совесть!..

Им сердце в чувствах даст отчет;

У них попросит сожаленья;

И пусть меня накажет тот,

Кто изобрел мои мученья;

Укор невежд, укор людей

Души высокой не печалит;

Пускай шумит волна морей,

Утес гранитный не повалит;

Его чело меж облаков,

Он двух стихий жилец угрюмый

И кроме бури да громов

Он никому не вверит думы…

Конфликт романтического героя и общества — важнейший для лермонтовской поэтики. «Свет», который пренебрежительно именуется «толпой», ценит лишь «ничтожество» и враждебен человеку свободному, мыслящему, талантливому. Искренний и смелый герой сталкивается с клеветой и обманом, которые метафорически уподобляются ядовитому веществу: романтику пришлось почувствовать на себе «злобы яд» и «яд сердечный».

Стихотворение 1837 г. начинается с декларации: лирический герой желает скрыть от враждебного общества свои чувства, составляющие «таинственную повесть» жизни. Право высшего суда признается только за Богом и собственной совестью. Отношение героя к божественному началу противоречиво. Бесстрашный романтик предъявляет претензию Всевышнему, бросая дерзкую фразу: «Изобрел мои мученья». Кощунственные строки проникнуты горькой иронией: могущественные силы не оградили возвышенное сердце от испытаний и терзаний.

«Высокая душа» безразлична к общественному осуждению, что подчеркивается лексической анафорой «укор». В этой же строке герой саркастически уравнивает членов светского общества с «невеждами».

Произведение завершается природной зарисовкой, служащей сравнением с внутренним состоянием героя. Символическая доминанта пейзажа — образ «утеса гранитного», которому не страшны морские бури. Поверхность скалы сравнивается с «челом», а сам утес наделяется способностью мыслить и получает метафору «жилец угрюмый» — система олицетворений призвана оживить образ и максимально приблизить его к облику мрачного и мятежного романтика.

Сквозной образ неприступного утеса или скалы, возвышающихся над бушующим морем, в лермонтовской трактовке символизирует душевную твердость и силу одинокого героя. Подобное идейно-образное наполнение характерно для произведений «Гроза», «Романс». В первом из них подчеркивается недвижность «скалы остроконечной» на фоне морской грозы. «Холодная» и «равнодушная» душа лирического субъекта соотносится с природным образом, объединяясь по признаку неподвижности.

«Серая скала», вокруг которой организуется художественное пространство «Романса», была расколота мощной стихией надвое. Ее образ символизирует утраченную любовь, память о которой вечна в воспоминаниях обоих влюбленных. Романтические чувства оставили след на сердце, сравнимый с «глубокими трещинами», появившимися на камне после разлома.

Лермонтовские мотивы в лирике Н.В. Станкевича

В историческом движении русской литературы 30-е годы XIX века занимают особое место. Это время стало эпохой расцвета таланта выдающегося русского поэта М.Ю. Лермонтова. Именно в его творчестве нашли свое оригинальное воплощение мотивы свободы, воли, родины, одиночества, изгнанничества, земли, неба, а также вечные темы любви, смерти, времени. В лермонтовской лирике эти поэтические константы заметно утрачивают свою «литературность», обретая подлинность и остроту жизненного содержания. Поэтому их по праву называют лермонтовскими мотивами.

Гений Лермонтова служил мощным источником вдохновения и подражания для многих поэтов 30 — 40 годов XIX века. К их числу можно отнести и Николая Владимировича Станкевича. Его поэзия отразила духовные искания современного ему поколения через негодующий романтический протест, гордое самоутверждение личности, но вместе с тем и через чувство одиночества, тоски, мучительного нравственного поиска, которые были так свойственны М.Ю. Лермонтову.

Одной из центральных тем наследия Лермонтова, развивавшихся на протяжении всего творческого пути поэта, является тема родины. Поэтическая мысль Лермонтова уже в ранних стихах пытается искать опоры для патриотического чувства в героическом прошлом России («Бородино», «Новгород», «Два великана»). Эта традиция находит воплощение и в ранней лирике Станкевича. Он усматривает в историческом прошлом страны, в памятниках ее величия и славы источник поклонения и трепетной любви.

Склони чело, России верный сын!
Бессмертный Кремль стоит перед тобою:
Он в бурях возмужал и, рока властелин,
Собрав века над древнею главою,
Возвысился могуч, неколебим…
                                  «Кремль», 1831

Героические события прошлых лет видятся Станкевичу своеобразным заветом, который доносит до нас «замогильный глас» предков. Вслед за Лермонтовым, Станкевич показывает нам, что их подвиг во имя родины служит им лучшим памятником, а лучшей наградой — признание народа:

Ваш лучший памятник — признательность граждан.
Вам монумент — Руси святой существованье!
                «Надпись к памятнику Пожарскому и Минину»,1829

(Сравним: «Недаром помнит вся Россия про день Бородина»).

Характерно, что прошлое страны, как и образы, запечатлевшие его в себе, определяются в художественном сознании поэтов как «священные». У Лермонтова:

Москва, Москва!.. Люблю тебя как сын,
Как русский, — сильно, пламенно и нежно!
Люблю священный блеск твоих седин
И этот Кремль зубчатый, безмятежный
                            «Сашка», 1832 —1834

И у Станкевича:

Как часто, вечером, часов услыша бой,
О Кремль, с высот твоих священных,
Я трепещу средь помыслов надменных…
                «Бой часов на Спасской башне», 1831

Возвращаясь же к реальности современных будней своей страны, поэт ощущает дисгармонию. В отличие от Лермонтова, у которого она находит конкретное воплощение в отрицательном пафосе («Монолог» [«и душно кажется на родине…»], «Жалобы турка»), у Станкевича образ современной российской действительности не рождает отклика. Он пытается самоустраниться в область метафизических грез, в романтическую башню «изслоновой кости». Это, безусловно, обедняет как непосредственно тему родины в его лирике, так и интерпретацию сходного с лермонтовским образа идеальной романтической отчизны.
У Лермонтова переход в мир желаемого решается в философско-утопическом, космическом смысле — как переход человечества к новой ступени бытия, в страну «будущих идеальных человеческих отношений, истинную родину человека». Наиболее ярко этот мотив звучит в стихотворении 1830 года «Отрывок». У Станкевича же идеальная родина — родина небесная, рай, мир божественный.

Борьбы уж нет; стихают сердца муки,
В нем царствуют гармония и мир,
И стройно жизнь перелилася в звуки,
И зиждется из звуков новый мир.
И радужной блестит тот мир одеждой,
Им блеск небес как будто отражен;
Все дышит в нем любовью и надеждой,
Он верою как солнцем освещен.
И зрим тогда незримый царь творенья:
На всем лежит руки его печать,
Душа светла…
                                «Мгновение», 1832

Следующим лермонтовским мотивом, нашедшим свое воплощение в лирике Н.В. Станкевича, стал мотив действия, подвига и их антитеза — трагическое бездействие. Ранняя лирика Лермонтова наполнена жаждой действия, борьбы. Причем решается она с максималистской позиции: все — или ничего. Действие должно совершаться всем напряжением духовных сил, но и результат его должен быть грандиозным («Мой час настал — час славы иль стыда, Бессмертен иль забыт я навсегда…», «Отрывок» или: «Мне нужно действовать, я каждый день Бессмертным сделать бы желал, как тень Великого героя…» («1831-го июня 11 дня»).
Юношеская жажда славы, желание оставить свой след в истории человечества, страх погибнуть в безвестности не чужды и Станкевичу. Обращаясь к славе, он пишет:

Небесная! Скажи: узнаю ль я
Бессмертия святые наслажденья?
Пред взорами веков, при кликах удивленья
Усыновишь ли ты меня?
Все блага — прочь. С тобой лишь в жизни радость!
Мой путь — к одной мечте!..
                             «Желание славы», 1830

И вслед за Лермонтовым лирический герой Станкевича переживает мучительное противоречие морально-этического кодекса идеального действия и его реального аналога. Вступая в контакт с миром, он, влекомый жаждой действия, сталкивается с безответностью, холодностью, жестокостью, обманом. Из этого столкновения и возникает у Лермонтова мотив бездействия, ухода в себя, рефлексии. У Станкевича развитие этого конфликта протекает аналогично. Жизнь ставит лирического героя перед мучительными решениями. Борьба начинает казаться напрасной, бесперспективной, существование — пустым и никчемным.

В борьбе напрасной сохнет грудь,
Влачится юность без отрады.
Скажи, судьба, куда мой путь?
Какой и где мне ждать награды?

Выход из этого состояния видится поэтам по-разному. В зрелой лирике Лермонтова это — деятельный покой («Выхожу один я на дорогу…»). У Станкевича же эта проблема решается в соответствии с романтической философией искусства — через презрение к земному, постижение истинной сущности жизни в отвлеченной мысли. И здесь находит свое выражение один из центральных мотивов лермонтовской лирики — мотив одиночества.

Пойду через тернистый путь!
К гробам! — чтоб страсти омертвели,
Чтоб охладела к миру грудь!
                         «Два пути», 1832

Или:

Скроюсь от света, угасну в тиши!
Некому вверить горе души!
                       «Подвиг жизни», 1833

В стихотворении «Подвиг жизни» Станкевич призывает бежать от «суетных желаний», от «убивающих людей» в область чистой мысли, в царство разума. Это и составляет специфику его понимания творчества, в этом и состоит предназначение поэта и поэзии. Если у Лермонтова изгнанничество из людского мира предстает как вечное противостояние сильной личности и «света», нечто, существующее объективно и независимо от волеизъявления человека («Пророк»), то у Станкевича это «святое иго», залог будущего счастья и рассудочный выбор самого индивида.

Пускай гоненье света взыдет
Звездой злосчастья над тобой
И мир тебя возненавидит, —
Отринь, попри его стопой!
Он для тебя погибнет, дольный:
Но спасена душа твоя!
Ты притечешь самодовольный
К иным пределам бытия.
В борьбе напрасной сохнет грудь,
Влачится юность без отрады.
Скажи, судьба, куда мой путь?
Какой и где мне ждать награды?

И тогда свершится миссия поэта, наступит час высшей радости и всеобщего блага:

Глагол небес прейдет пучины,
И тьмы во прах пред ним падут,
Главы преклонят властелины,
Рабы свободу обретут.
                       «Слабость», 1833

Таким образом, мотив одиночества решается Станкевичем с чисто романтических позиций противопоставления мира земного и небесного, мира плоти и духа. Он не пытается осмыслить и преодолеть его, принимая apriory. Кроме того, он все больше внимания уделяет именно внутренней жизни личности, а не ее бытию в мире. Итак, несмотря на обозначенные нами отличия в трактовке тех или иных тем, Станкевич, безусловно, наследует и развивает в своем творчестве лермонтовские мотивы. Его поэтическое творчество представляет собой типичное для 30-х годов позапрошлого столетия явление. И в этом, как ни парадоксально это звучит, — главный интерес его творений.

Солнцева Н.С. «Тарханский вестник» № 20, год. С. 161 — 166.

Михаил Лермонтов — Поэма Охотник

Вершины мечтательного нагорья
Темнее в ночи;
Долины затишье, в тишине,
Свежий тусклый внутри;

2. Благодарность

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

Для всех, для всех! Благодарю тебя, милый мой:
За клятву сокровенных страстей,
От яда поцелуя и жалящей слезы,
Жестокое обращение со стороны друзей и месть врагов;

3. Ангел

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

Ангел летал по небу в полночь,
И тихо пел он в полете;
И облака, и звезды, и луна в толпе
Слышал эту святую песню.

Не верь в себя, мой молодой мечтатель, не верь,
Остерегайтесь, как язвы, вдохновения…
Это тяжкий приступ твоего нездорового сердца,
Или раздражение заключенных в тюрьму идей.

5. Кинжал

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

★ ★

Да, ты мне нравишься, мой нож из дамасской клятвы,
Мой друг такой яркий и такой холодный,
Вдумчивый грузин сковал тебя за свою месть,
Вольный черкес потом заточил на ряд.

Русский романтик | Хелен Мучник

Михаил Лермонтов; рисунок Дэвида Левина

Русская литература, стремительно переходящая от классицизма к реализму, никогда не имела романтического периода, сопоставимого с периодами Франции, Англии и Германии, но в ней были свои поэты-романтики, и величайший из них — Лермонтов. Он родился в 1814 году, когда Пушкину было пятнадцать лет, и он умер в 1841 году, через четыре года после Пушкина, и, как и он, убит на дуэли.Бесстрашный и откровенный, безрассудный и идеалистический, он всегда был зол и умирал молодым, что делает его понятным и привлекательным для нашего бурного мира. Именно эти качества, безусловно, привлекли мистера Дэниэлса; и все же не горечь и бунтарство, а что-то еще сделало его поэтом, которым он был: чувство музыки слов, острое чувство к живописным деталям линий, движения и цвета, а также несентиментальная способность к самоанализу. . Он написал одни из самых мелодичных текстов на русском языке.Некоторые из его наиболее ярких описаний и один из лучших психологических романов в мире, , Герой нашего времени, , по которому он почти исключительно известен на Западе. Но он также был автором большого количества откровенной риторики, страстных, неотшлифованных стихов и нескольких неестественных, плохо построенных пьес и мелодраматических рассказов — низших сочинений, которые он сам признавал таковыми и не хотел публиковать. В отличие от Пушкина, он не был наделен безупречным слухом и абсолютным чувством правоты, но он стремился к совершенству и, прожив бы он дольше, несомненно, утвердил бы канон своего творчества.

Эти различия г-н Дэниэлс игнорирует. Намереваясь, что достойно похвалы, сделать доступными те произведения, которые трудно найти на английском языке, и некоторые из них, которые до сих пор не были переведены, он добавляет плохое к хорошему и убеждает себя, что плохое — это хорошо. Большая часть его «Читателя» — более двух третей — занята плохой пьесой Странный и бессвязным незаконченным рассказом Княгиня Лиговская . Они интересны как ранние этюды лучших вещей, Странный из Маскарад, Княгиня Лиговская из Герой нашего времени ; но, признавая их недостатки, «злобность и раздутую риторику» одного и «пурпурные пятна и неуклюжесть» другого, г.Дэниелс извращенно настаивает на их превосходстве. В пьесе, написанной несчастным, хаотичным шестнадцатилетним мальчиком, он обнаруживает « éclairs en profondeur », а в рассказе — качества реалистической наблюдательности, которые ставят его выше «нереального» . Наше время . Эти суждения столь же нелепы, как и некоторые другие его замечания во введении, где он намекает на превосходство Лермонтова над Пушкиным как мыслитель и поэт и довольно абсурдно обсуждает относительную «мужественность» их творчества.Можно только удивляться поразительной слепоте к художественным ценностям и человеческим качествам, которая здесь проявляется. Действительно ли мистер Дэниелс невнимателен или просто модно оригинален и дерзок? Его факты верны, его аннотации скрупулезны; он, очевидно, читал много русской литературы, но не понимает ее — или он только делает вид, что не понимает?

Такая же смесь точности и ошибочности характерна для его переводов. Все они — и проза, и стихи — верны, но только некоторые из них хороши.Лучше всего мистер Дэниелс проявляет себя там, где музыка и тонкость не требуются, в шутливом повествовании вроде Жена Тамбовского казначея , которое сочетается с типично байронической дрянью, или в этом замечательном произведении. Песня о царе Иване Васильевиче, молодом охраннике и доблестном купце Калашникове , одна из лучших песен Лермонтова, написанная в стиле русских народных эпосов, превосходящих их рассказы впечатляющим, но тяжеловесным пением. песенный ритм. Очень хороши также его отрывки из Новичок, ( Мцыри, ), где он наиболее успешно использовал свой метод перевода, который он объясняет в вступительной записке: размер оригинала, которому он всегда следовал, схема рифм, когда это возможно, но из-за сильных различий в эффектах ударения в русском и английском языках он «либерально использовал наклонные рифмы, ассонанс и т. д.«Процедура достаточно разумная и в случае с одним ранним стихотворением. «Пророчество» привело к чему-то лучшему, чем возвышенный, но неуклюжий оригинал. Однако это не всегда работает, и, несмотря на иногда хорошие строки, те немногие из прекрасных текстов Лермонтова, которые выбрал г-н Дэниелс, в его исполнении в лучшем случае посредственны, а в худшем — почти упрямы. Должно быть, мистер Дэниэлс плохо разбирается в своей работе, что он не может отличить свои успехи от своих неудач.Как еще он мог осмелиться включить два известных стихотворения, которые уже были написаны гораздо лучше: один — «Родина» Владимира Набокова, а другой — «Солдатское завещание» Мориса Баринга? Последнее, собственно, и есть маленькое чудо перевода. Достигает невозможного. Несколько лет назад в блестящем эссе «О лингвистических аспектах перевода» профессор Роман Якобсон убедительно доказал, что то, что здесь было сделано, невозможно сделать вообще. «Поэзия по определению непереводима», — писал он.«Возможна только творческая транспозиция: либо внутриязычная транспозиция — из одной поэтической формы в другую, либо межъязыковая транспозиция — с одного языка на другой, либо, наконец, интерсемиотическая транспозиция — из одной системы знаков в другую, например, из словесного искусства в музыку, танец и т. Д. кино или живопись ». Что ж, если у Баринга не перевод, а «творческое транспонирование», тогда слова потеряли свой смысл, а определения — просто придирки, поскольку это чудесно точное воспроизведение рифмы и ритма, смысла, идиомы и тона оригинала. , стихотворение, которое на английском так же хорошо, как и на русском:

Я хочу побыть с тобой наедине, Мгновение в полном одиночестве.
Минут осталось мало, Говорят, я скоро уйду.
И вы поедете домой в отпуск,
Тогда скажите… а почему? Я действительно верю
Нет никого, кому было бы наплевать
Услышать обо мне там.

И все же, если кто-то спросит вас там, предположим, они это сделают —
Скажите им, что пуля попала в меня здесь, в грудь, — и она прошла.
И говорят, что я умер и за Изар,
И говорят, какие дураки врачи; —
И что я тебя за руку пожал,
И подумал о родной стране.

Мой отец и моя мать тоже Они могут быть уже мертвы;
По правде говоря, их все равно не огорчать.
Если один из них жив, скажем
Я плохо пишу домой, а они
Отправили нас на фронт, понимаете, —
И что им не нужно меня ждать .

У нас была соседка, как вы знаете, А вы помните Я
И она… Как давно Это мы попрощались!
Она не будет ни спрашивать обо мне, ни заботиться,
Но рассказывать ей все, не жалейте
Ее пустое сердце; и пусть плачет; —
Для нее это не имеет значения.

А вот версия мистера Дэниэлса:

Минутку, друг, я хочу
Побыть с тобой наедине.
Судя по тому, что я слышал, моя земная жизнь
почти закончилась.
Ты скоро пойдешь домой; и так
Я подумал … Да что толку? Я знаю —
Говоря прямо —
Никто не заботится обо мне.

Но если кто-то спросит вас —
Кто бы это ни был —
Скажите им, что пуля пронзила меня
Сундук.Скажи им за меня
Что я умер за царя достойно;
Как ошибаются наши врачи;
И что я отдаю дань уважения
И привет нашей Родине.

Я не думаю, что у вас много шансов найти
Мои мама и папа
Живые — кроме того, мне бы не хотелось
Чтобы они тяжело переживали это.
Но если они живы, вы можете
Скажите им, что мне лень писать;
Полк продвигается вперед,
И отпуска мне не дадут.

Была девушка, как вы помните…
Как давно
Мы расстались! Она вообще не спросит
Обо мне. Тем не менее,
Расскажи ей все с самого начала:
Не щади ее холодное и пустое сердце.
А если заплачет — ну пусть!
Для нее это не имеет значения.

Это неплохо. Но некоторые строчки неловко хромают, идиома потеряла естественность и силу, общий эффект груб, а не трагичен, сосредоточенная страсть стихотворения рассеялась.

Справедливости ради следует иметь в виду, что большинство переводов стихов раздражают тех, кто знает оригинал, что совершенные переводы, такие как переводы Мориса Баринга, крайне редки, и что, безусловно, бессмысленно сердиться на любую честную попытку не всегда получается. Мистер Дэниэлс всегда верен, а иногда и более того. Он дал нам несколько прекрасных отрывков, превосходную версию Калашникова и в целом выпустил том, который, несмотря на его литературные достоинства, действительно демонстрирует разнообразие Лермонтова.За все это — наша благодарность.

Становление Михаила Лермонтова: иронии романтического индивидуализма в России Николая I.

Страница / Ссылка:

URL страницы: HTML-ссылка: Дети и образование — Информационный портал

Поэма Лермонтова «Мцыри», написанная в 1839 году, является вершиной развития классической русской романтической поэмы. Создавая его, Лермонтов придерживался традиций байронической поэмы, но при этом сумел привнести в произведение исключительно свои, авторские черты. «Мцыри» — это история типичного романтического героя.В то же время композиция поэмы Лермонтова «Мцыри», как и ее сюжет, уникальны.

Особенности композиции

Поэма разделена на две неравные части. Первая, занимающая две главы из двадцати шести, знакомит читателя с местом действия (дано описание монастыря) и кратко рассказывает о жизни героя до происходящих событий. Здесь, во второй главе, представлен сюжет поэмы «Мцыри». Главный герой, плененный кавказский мальчик, был доставлен в монастырь, где после долгой болезни остался жить послушником.В монастыре он получил образование, выучил иностранный язык и готовился к постригу, но однажды ночью он исчез в бурную ночь. Безуспешные поиски длились три дня, но когда монахи наконец нашли его, Мцыри уже умирал. Собрав последние силы, он делает свое знаменитое признание.

Вся судьба главного героя раскрывается уже при чтении второй главы, но, в данном случае, чему посвящена большая часть стихотворения? В нем Лермонтов дает слово своему главному герою, дает Мцыри возможность «сказать свою душу».«Переживания романтического героя, его поиск свободы, как внешней, так и внутренней, и, в конце концов, отчаяние от постигшей его неудачи — вот основа остальных двадцати четырех глав. Чтобы раскрыть внутреннее Мир Мцыри максимально полно, Лермонтов выбирает форму исповеди, которая считалась одной из самых удачных форм для романтических произведений.

Как видите, композиция стихотворения Мцыри содержит все основные элементы, идущие по прямому порядку… Дана экспозиция — рассказ о жизни героя в монастыре, сюжетом сюжета которого можно считать момент побега Мцыри из монастыря. Также существует традиционный финал романтического стихотворения — смерть персонажа. При сохранении основных элементов стихотворения особенности композиции «Мцыри» заключаются как раз в соотношении временных планов в стихотворении и размерах частей композиции. Акцент делается на трех днях, проведенных Мцыри на свободе: стихотворение посвящено им, а не остальной части жизни героя.Лермонтов подчеркивает важность этих дней композиционно, благодаря их обширному описанию. Также он обращается к художественно-стилистическим приемам. Смена сухого, короткого, как дневникового, стиля повествования в начале стихотворения на образный, а кое-где даже восторженное выступление от имени главного героя еще раз подчеркивает важность его признания.

Кульминация стихотворения

Важным композиционным элементом, необходимым для продвижения сюжета, является кульминация — момент прямого столкновения героя и его антипода или борьбы их идей.В случае с «Мцыри» кульминацией стихотворения можно назвать эпизод битвы героя с леопардом. Здесь Мцыри предстает перед читателем на пике своей физической и духовной красоты. Он не только одерживает победу, но и сливается с природой в единое гармоничное целое. Момент его триумфа не омрачен ненавистью к сопернику, Мцыри искренне восхищается им и упивается красотой боя. Для него это противостояние на равных. Это тоже необычно для классического романтического стихотворения, которое обычно четко определяет стороны добра и зла.В стихотворении Лермонтова невозможно с уверенностью определить, кто считается главным врагом героя, и на противопоставлении того, на чем основан сюжет «Мцыри».

Особенности конфликта в стихотворении

В стихотворении олицетворена природа, она активный персонаж, и ее проявления: леопард, темный лес, дневная жара сбивают героя с пути и преграждают ему путь на родину. Это связано с тем, что Мцыри, как он сам говорит о себе, — дитя рабства, «цветок», выросший в монастырских стенах.Чрезмерно яркий луч солнца — так метафорически обозначается свободная жизнь в стихотворении — может его уничтожить, что и происходит. Но природу нельзя считать врагом главного героя, так как он сам является его частью и только в единстве с ней может считать себя счастливым. «Три счастливых дня» — так Мцыри вспоминает дни, проведенные на свободе.

Главным врагом героя можно считать общество, породившее такие уродливые вещи, которые искалечили судьбу Мцыри, такие как война и монастырь.Но общество дано в стихотворении скорее как подтекст, нигде прямо не выражено. Герой жалуется, что «умрет рабом и сиротой», но при этом не стремится никого обвинять: «И я никого не прокляну!» Лермонтов подводит читателя к мысли о неразрешенности этого конфликта, потому что тюрьмой для Мцыри становится не только монастырь, но и весь мир в целом. Воспитанный чужаками, он оказался отрезанным от родной культуры, и теперь она для него столь же враждебна и непонятна.Единственный выход для него — смерть, а смерть Мцыри в стихотворении не продиктована требованиями сюжета романтического стихотворения, это единственное средство разрешения конфликта.

Действие поэмы начинается в монастыре — на этом оно и закончится. Поэтому композиция «Мцыри» относится к закрытым композициям. Благодаря этой замкнутости в последних строках особенно сильно звучит любимый мотив Лермонтова — мотив судьбы, неизбежный и неизбежный. «Но я напрасно спорил с судьбой: / Она смеялась надо мной!» — восклицает Мцыри перед смертью.Тщательно выстроенная композиция в сочетании с необычным сюжетом помогает в полной мере раскрыть трагедию жизни Мцыри и поднять стихотворение Лермонтова на вершины романтического творчества.

Тест продукта

Идейно-художественное своеобразие стихотворения М.Ю. Лермонтова «Мцыри»

Поэма М.Ю. Лермонтовский «Мцыри» посвящен важнейшей
поэтической теме свободы. Его название в переводе с грузинского
имеет два значения: «необслуживающий монах» и «иностранец».Лермонтов
много путешествовал по Кавказу, и восхищение удивительной
природой, гордыми персонажами горцев легло в основу стихотворения. Оригинальным эпиграфом
к «Мцыри» стал французский афоризм «Родина
есть только одна», отражающий стремление главного героя
вернуться домой из плена. Лермонтов заменил французский эпиграф
отрывком из Библии: «Поел, я вкусил меда, а теперь умираю
», что означает «Я вкусил немного меда и уже должен умереть».
Второй эпиграф отразил смысл стихотворения шире: не только как
желание героя вернуться домой, но как стремление к свободе, за которое
нужно заплатить жизнью.
Сюжет произведения таков. Все просто: в монастыре, где он вырос, оставили пленного горца
, собирался стать монахом, так как
внезапно сбежал и на третий день был найден умирающим. монах тоже
ребенок, попавший в монастырь не по доброй воле, а с годами смирился с судьбой
.Композиция стихотворения помогает понять авторский замысел
. Произведение состоит из 26 глав: первые две
представляют собой введение, а остальные — исповедь умирающего
Мцыри, в которой он рассказывает о трех днях свободы. Несложно угадать
, что в эти свободные дни прошел реальный герой
, ради них он готов умереть.
В предисловии говорится, что монахи были удивлены внезапным
исчезновением Мцыри, который, казалось, уже привык к плену и собирался
«В расцвете сил произнести монашеский обет.«Однако в исповеди
Мцыри сразу заявляет старому монаху, что он никогда не сможет примирить
с жизнью в неволе:
Я знал только силу мысли,
Одна пламенная страсть …
Это была мечта о свободе и возвращении в мир. их родное село. Рисуя
побег из Мцыри, Лермонтов использует прием параллелизма: состояние
, душа героя созвучна естественному состоянию. Мцыри покидает монастырь
в шторм. Напуганные грозой монахи «лежат ниц на земле». земля
», И Мцыри смело бросился посреди стихии:
… Я сбежал. Ой как брат
Обнять с грозой был бы рад!
Все три дня странствий героя проходят в его тесном слиянии с природой.
В уста Мцыри Лермонтов вкладывает вдохновляющий гимн красоте
Кавказ. Герой стихотворения
удивительно чутко относится к окружающему миру. Убегая от людей, он начинает чувствовать себя частью природы:
Я сам, как зверь, был чужд людям
И ползал и прятался, как змея.
Мцыри видит мир одухотворенным: скалистые уступы, ведущие
в бездну, — это лестница злого духа; роса в «саду божьем» —
«Слезы небесные»; небо настолько чистое, что «полет ангела прилежный
, взгляд мог проследить за ним.«Мцыри ушел не от людей, а от своих
невольных надсмотрщиков-монахов. Герой стремится попасть на родину,
— к соотечественникам. Трудно представить, какое возбуждение испытал
одинокий молодой человек, увидев молодую грузинку. , вышло
за воду. Простая песня, которую напевала женщина, навсегда запала ему
в душу. Мцыри не решился войти в саклю вслед за женщиной, его
желание домой толкнуло вперед. Пробираясь через чащу
герой заблудился и впал в отчаяние.Но даже в таком состоянии
Мцыри не нуждается в человеческой помощи, он чувствует себя «степным зверьком
» и, встретив ночью в лесу леопарда, принимает бой.
Кульминацией стихотворения можно считать битву Мцыри с леопардом.
Молодой человек воспринимает встречу со зверем как свою собственную проверку
на мужественность, он хочет доказать, «что может быть
в стране отцов, а не последних смельчаков. «Мцыри побеждает
лютого врага, но настоящего торжества нет: судьба
не хочет указывать герою дорогу домой.Когда раненый и измученный
Мцыри выходит из леса, он с ужасом узнает знакомого
звук монастырского колокола:
И тогда я смутно понял,
Какой след моей родины
Никогда не проложить.
Обессиленный юноша падает, его мучает предсмертный бред,
когда монахи находят его и приносят в монастырь. Конечно, Мцыри
был утомлен тремя днями скитаний, но главная причина его смерти
— безнадежность: побывав на свободе, он не может вернуть
в монастырь.Не дойдя живым до родного села, он
хочет в последний момент мысленно дойти до него и просит
перенести в сад, откуда виден Кавказ.
Судьба Мцыри трагична, но рассказ о нем
нельзя назвать мрачным и мрачным. Напротив, вся поэма является гимном
свободе, восхищению красотой мира и могучим человеческим духом. «Мцыри» —
романтическое произведение: его главный герой — бунтарь-
одиночка, ощущающий в душе конфликт идеала и реальности,
событий происходят на фоне экзотической природы.

Поэма «Мцыри» — типично романтическое произведение (единение человека с природой — сцена грозы и побег из монастыря; романтическая любовь — встреча с грузинкой; борьба — дуэль с леопардом; свобода — побег из монастырь, являющийся воплощением кабалы). Тема Родины нашла яркое отражение в произведении. Композиция стихотворения закрыта.

Мцыри волею судьбы возвращается в монастырь (романтическая идея непреодолимой судьбы, пессимистический пафос произведения).
В.Г. Белинский
«Какая огненная душа, какой могучий дух, какая гигантская природа у этого Мцыри! Это любимый идеал нашего поэта, это отражение в поэзии тени его собственной личности. «
» Несмотря на незрелость идеи и некоторую напряженность в содержании «Мцыри», детали и изложение этого стихотворения поражают своим исполнением. Без преувеличения можно сказать, что поэт взял цветы из радуги, лучи от солнца, блеск от молнии, рев от грома, рев от ветра — это вся природа несла и дала ему материалы, когда он писал это стихотворение.

(пока оценок нет)


Похожие сообщения:

  1. Одна из любимых книг молодежи — стихотворение Лермонтова «Мцыри». Страстный, написанный как бы на одном дыхании, он близок молодым людям с неудержимым порывом к счастью, яркости и определенности чувств. С конца прошлого века поэма прочно заняла место в анналах русской литературы. основная идея, которую необходимо передать, — это мысль о несокрушимости человеческого стремления к свободе и счастью и о […] …
  2. Своеобразие поэмы «Мцыри» М. Лермонтова Романтизм — литературное направление, особенностью которого является уход от действительности, трактованной писателями как страшная неприглядная картина, в фантастический мир. Характерной чертой романтических произведений авторов является экзотичность натуры. В романтических произведениях герой противопоставляется обществу или не понимается им. Для писателя-романтика главное — утвердить свою мечту и идеал, который […]…
  3. Пафос и основное идейное содержание поэмы находятся в одной плоскости с поэмой «Бахчисарайский фонтан». Однако герой поэмы «Цыгане» — это уже несколько иная модификация героя-индивидуализма. Если сравнивать героев Пушкина с классическими романтическими героями (героями Байрона, например, к которым очень часто обращается сам Пушкин), то Гирея вполне можно сравнить с героем байронского «Корсара», и [… ] …
  4. Стихотворения идейно-художественной идентичности Все стихотворение выдержано в элегически-грустном тоне.Поэт вспоминает свою безвозвратно ушедшую молодость, как он был весел, о своей первой безответной любви. Он приезжает в деревню, где все, от окружающего пейзажа до хижин и ворот, напоминает ему о его юности. Однако деревня сильно изменилась. Это подчеркивается как чисто внешней, описательной […] …
  5. Идеологической и художественной оригинальностью стихотворения Конструкция и язык стихотворения призваны утвердить новую форму, соответствующую ритму и содержанию стихотворения. новая жизнь (1 глава).Поэт хочет похвалить событие эпических масштабов, но это событие в его понимании настолько велико, что ему может соответствовать только новая форма — «телеграфный стиль». Поэта не интересует субъективное мнение человека, он «пьет из источника» по […] …
  6. Мцыри — романтический герой. Явление Мцыри в монастыре. (Плененного шестилетнего мальчика привел в монастырь русский генерал. Постепенно он начал понимать иностранный язык, принял христианскую веру и приготовился стать монахом.) Побег из плена. (Монастырь не стал для мальчика домом. Он чувствовал себя узником, поэтому задумал побег. Бежал в неизвестность, не зная, что его ждало, мечтая […] …
  7. Общая идеологическая направленность «Медный всадник» во многом берет свое начало в «Полтаве» и продолжается в «Борисе Годунове». Неслучайно Пушкин обращается к образу Петра, который в его интерпретации становится своеобразным символом волевой, самодержавной власти. … Несмотря ни на что, Питер строит Петербург на болотах, чтобы «из ниоткуда угрожать шведу».Этот поступок предстает в стихотворении как высшее проявление самодержавия […] …
  8. Кульминация поэмы Михаила Юрьевича Лермонтова «Мцыри» — поединок главного героя и леопарда, где молодой человек в полной мере демонстрирует наклонности храброго воина. После побега из монастыря Мцыри ведет жизнь в единстве с силами природы. Они олицетворяют для него свободу, которой его так долго лишали. Ему не страшна даже мощная гроза, которая так напугала окружающих […] …
  9. Идейно-художественное своеобразие стихотворения «Кому на Руси живется» 1. Проблематика произведения основана на соотношении фольклорных образов и конкретных исторических реалий. Идеологический центр работы — проблема человеческого счастья. Образы семи крестьян-скитальцев — это символический образ России, которая двинулась дальше (работа не закончена). 2. В стихотворении отражены противоречия российской действительности в пореформенный период: а) Классовые противоречия (глава «Помещик», […] …
  10. Идеологическое и художественное своеобразие стихотворения Поэма написана в 1918 году, сразу после революционных событий … В стихотворении отразились и реальные события, свидетелями которых был Блок (суровая зима 1918 года, костры на улицах , патрулирующие улицы красноармейцы, разговорная речь тех времен), и взгляды самого поэта на историю, сущность цивилизации и культуру. Чтобы понять суть взглядов Блока, а значит […] …
  11. Поэма «Полтава» представляет собой важный этап в творческой эволюции Пушкина.Если вписать произведение в контекст творчества поэта, то в первую очередь следует выделить два момента: 1. По идейно-философскому содержанию поэма во многом схожа с «южными» стихотворениями. В центре повествования — герой-индивидуалист, который, желая «свободы только для себя», не принимает во внимание чувства и права других людей. Зверство […] …
  12. Идейно-художественное своеобразие стихотворения «Мертвые души» 1. «Мертвые души» как реалистическое произведение: А) В авторском отступлении о двух типах писателей Гоголь формулирует основные принципы художественного реализма.Гоголь тоже относит свое творчество к критическому направлению. Б) Принципы реализма в стихотворении: Историзм Гоголь писал о своей современности — примерно конец 20-х — начало 30-х годов, в период кризиса […] …
  13. Эпоха эпических поэм сметено, И рассказы в стихах пришли в упадок. М.Ю. Лермонтов Слово «стихотворение» нам хорошо известно: это большое стихотворное произведение, в котором есть повествование, и в то же время отчетливо слышен голос автора.Стихи пришли к нам из древности, где представляли эпос, торжественный, неспешный и величественный рассказ о далеком […] …
  14. И было роковое утешение В попирании заветных святынь … А. Блок В январе 1918 года А. Блок создает свое самое известное стихотворение — он создает ее за несколько дней, в едином вдохновенном порыве. Обычно требовательный к себе, он, оценивая свое творение, пишет: «Сегодня я гений». Стихотворение, опубликованное в феврале, вызвало бурный и неоднозначный отклик.О ней говорили везде. […] …
  15. Романтический герой, а точнее антигерой, в стихотворении — Гирей. Его индивидуализм Пушкин подчеркивает с самого начала. Рассчитывая только на свою волю и желание, Гирей попирает права, чувства и достоинство других людей. Трагический финал для такого героя закономерен — он сам его предсказывает. «Гений и злодейство — вещи несовместимые», — говорит Пушкин в «Моцарте и […] …
  16. Одним из лучших произведений я считаю его стихотворение« Мцыри ».В этом произведении наиболее ярко отражены писательские и жизненные поиски автора, его непростые мысли, философские вопросы, которые ему самому было трудно решить. Лирический герой стихотворения ненавидит любые проявления несправедливости, пытается найти истину. Кроме того, стихотворение Лермонтова «Мцыри» показывает большие чувства — дружбу и любовь. Природа оживает […] …
  17. В автобиографии «Я сам» В. Маяковский отмечал: «Хорошо» считаю программной вещью. «Поэма написана в 1926-1927 годах и называлась сначала« Октябрь », затем« 25 октября 1917 года ».Титул «Хорошо!» был дан после того, как стихотворение было закончено. Именно это имя предопределило новые поэтические возможности и обобщило смысл стихотворения. Жанр произведения необычный — поэтическая хроника. С […] …
  18. июн В автобиографии «Я сам» В. Маяковский отмечал: «Ну, я считаю это программной вещью». Поэма была написана в 1926-1927 годах и называлась сначала «Октябрь», затем «25 октября 1917 года». Титул «Хорошо!» был дан после того, как стихотворение было закончено. Именно это имя предопределило новые поэтические возможности и обобщило смысл стихотворения.Жанр произведения необычный — поэтическая хроника. […] …
  19. Поэма «Василий Теркин» стала знаковой для всей русской поэзии. Она продолжила пушкинскую традицию создания реалистического романа в стихах, рассказывающего о типичном представителе подрастающего поколения. Акцент Твардовского на «Евгении Онегине» сочетается с желанием представить художественное обобщение народного персонажа. Это противоречило преобладающему в советской литературе образу героя как активного строителя или защитника социалистического государства, носителя […] …
  20. На мой взгляд, романтическая поэма «Мцыри» — одна из лучших в творчестве М.Ю. Лермонтов. Автору удалось создать яркий и живой образ главного героя поэмы — одинокого, но непокорного, ведомого мечтой и не приемлющего действительности, стремящегося к гармоничному единению с природой. Встречаем Мцыри в монастыре, где он оказался шестилетним ребенком в плену у русского генерала. […] …
  21. Исследователи, как правило, не считают нужным отмечать художественное своеобразие стихотворения Лермонтова, во многом построенное в резком противоречии с канонами романтической эстетики — они категорически и недвусмысленно утверждают: «Мцыри» — романтическое стихотворение.Таким утверждением изучение стихотворения практически завершается; задачу значительно облегчает описательный подход: перечислить известные черты традиционного романтического стихотворения в качестве доказательства тезиса. Особое место занимает […] …
  22. Мцыри — главный герой поэмы Лермонтова «Мцыри», которую поэт напишет в 1839 году. Само название содержит намек на будущую судьбу героя. , потому что «мцыри» можно перевести с грузинского двояко… В первом случае получается «монах, послушник», во втором — «чужой, иностранец». Жизнь Мцыри проходит между этими двумя полюсами. Его история начинается […] …
  23. Кавказ не раз привлекал русских поэтов своей первозданной красотой, но, пожалуй, наиболее ярко тема красоты южной природы проявилась в творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова. . Впервые побывав в окрестностях Пятигорска в десятилетнем возрасте, он навсегда опьянел величественной красотой горы Машук, у подножия которой умер, не дожив до полных 28 лет.Когда в 1837 году […] …
  24. Узнай, по воле иль тюрьмы Мы родимся в этот мир. М. Лермонтов. Мцыри М. Ю. Лермонтову за все время своей творческой деятельности удалось создать множество ярких и запоминающихся образов. Среди них меня больше всего привлекает романтический герой Мцыри из одноименного стихотворения. Оторванный с детства от родины, дома, друзей и семьи, он хранит в своем сердце […] …
  25. По жанру «Песня …» — историческое стихотворение в народном стиле.Доказано, что Лермонтов не опирался ни на какие источники. Особенности композиции: начало, припев и финал (обращение гусляров к царю — связь с традициями устного народного творчества). На конфликт в «Песне …» есть две точки зрения: 1. Конфликт между Калашниковым, в образе которого отражены лучшие черты представителя народа, и […] …
  26. Недалеко от монастыря в Грузии русский генерал несет с собой шестилетнего пленника с гор.По дороге заключенный заболел, ничего не ел и «тихо, гордо умер». Один монах держит ребенка с собой. Крестившись, мальчик вскоре тоже стал монахом. Осенней ночью молодой человек внезапно исчезает, и после трех дней поисков его находят без сознания […] …
  27. Реалистичные и романтические начала в творчестве писателя. Работа М.Ю. Лермонтов — постпушкинский этап в развитии русской поэзии. Он отражает важный период в общественном сознании прогрессивной знатной интеллигенции, которая не мирилась с отсутствием духовной и политической свободы, но после разгрома восстания декабристов была лишена возможности открытой борьбы.Сознание разорванной связи времен рождает чувство собственного […] …
  28. ОСОБЕННОСТИ ПОЭМНОГО ЖАНРА В РАБОТЕ М.Ю. ЛЕРМОНТОВ (НА ПРИМЕРЕ ПОЭМЫ «МЦЫРИЙ») Реферат написан в классе по результатам изучения темы. На подготовку и письмо отводилось 4 академических часа. Работу проанализировали трое однокурсников автора. Работа представляет собой анализ поэтики поэмы «Мцыри». Автор произведения указал прежде всего на жанрообразующие особенности романтического стихотворения, правильно отметив слияние […] …
  29. Изображение руин монастыря в Грузии. Русский генерал берет с собой пленного ребенка лет шести «из гор в Тифлис». По дороге он заболел, «отказался от еды как приметы и тихо, гордо умер». Один из монахов держит мальчика. Поначалу он живет отдельно от всех, «молчал, один, смотрел, вздыхал, на восток». Его окрестили, вскоре он […] …
  30. Поэма «Мцыри» — один из последних классических образцов русской романтической поэзии.Проблематика этого произведения тесно связана с центральными темами лирического творчества Лермонтова: темой одиночества, неудовлетворенности окружающим миром, жажды борьбы и свободы. Мцыри — герой-боец, протестующий против личного насилия. Стремится к воле, свободе, бурю просит, как парус, не довольствуясь тихой судьбой монаха, не покоряясь судьбе: Такая […] …
  31. Личность М.Ю. Теперь Лермонтов рассматривается во всей совокупности исторических и социальных связей, он все дальше и дальше уходит от поэтизации мятежного и трагического героя-отшельника.Эта переоценка традиционных представлений о романтизме прослеживается как в творчестве зрелого Лермонтова, так и в более поздних редакциях «Демона». Лермонтов начал работу над поэмой в 1829 году, к 1831 году он набросал сразу четыре стихотворения […] …
  32. Мцыри — главный герой Н.Ю. Романтическая поэма Лермонтова … какой могучий дух, какая гигантская натура у этого Мцыри! В.Г. Белинский. Поэма Лермонтова «Мцыри» — романтическое произведение. В нем автор обращается к необычному герою с трагической судьбой, существующему в незнакомой среде.Что заставило Лермонтова придумать именно такой сюжет для своего стихотворения? Думаю, писатель, не видя […] …
  33. Поэма «Мцыри» М.Ю. Лермонтов — яркое явление романтической литературы. В произведении сохранены все необходимые каноны романтизма: один герой, в котором воплощен абстрактный «любимый идеал» — человек, стремящийся к свободе, передача его эмоциональных переживаний; условный сюжет; подробный монолог; напряжение; гиперболизация переживаний; резко волевая интонация.В соответствии с традициями романтизма целостность личности Мцыри связана с идеей […] …
  34. Поэма М.Ю. Лермонтовский «Мцыри» — яркое явление романтической литературы. В произведении сохранены все необходимые каноны романтизма: один герой, в котором воплощен абстрактный «любимый идеал» — человек, стремящийся к свободе, передача его эмоциональных переживаний; условный сюжет; подробный монолог; напряжение; гиперболизация переживаний; резко волевая интонация.В соответствии с традициями романтизма целостность личности Мцыри […] …
  35. М.Ю. Лермонтов вошел в русскую литературу как продолжатель традиций А.С. Пушкин и поэты-декабристы, но вместе с тем его поэзия стала новым звеном в цепи развития национальной культуры … Романтическая поэма «Мцыри» — одна из вершин творческого наследия поэта. Поэма основана на реальных фактах … Мцыри мог стать одной из жертв Кавказской войны, но […]…
  36. … Тогда тревогой смиряется душа моя, Потом морщины на моем лбу расходятся, — И я могу постичь счастье на земле, И на небесах я вижу Бога … М. Лермонтов: «Когда желтеющая нива — волновался … »Поэтический мир Лермонтова богат и разнообразен. В нем обречены на вечную жизнь и выдающийся, одаренный скептик Печорин, и озлобленный Демон, опустошенный ненавистью, презирающий ничтожество земли, […] …
  37. Одна из вершин творческого наследия Лермонтова — это творчество Лермонтова. стихотворение «Мцыри», в котором поднимаются острые вопросы нравственности, судьбы, проблемы свободы и места Родины в жизни людей.В поэме «Мцыри» действие развивается в двух направлениях: тоска по идеалу, стремление к далекой, но близкой сердцу России и странствиям героя, бежавшего из монастыря. Лермонтов развивает идеи мужества и протеста, которые […] …
  38. Поэма «Мцыри» написана М.Ю. Лермонтова в 1839 году. Это романтическое произведение, в котором, согласно главному принципу романтизма, мы видим исключительного героя в исключительных обстоятельствах. Главный герой этого стихотворения — кавказский юноша Мцыри, попавший в плен к русским, а оттуда в монастырь.Произведение написано в форме его признания. Повествованию предшествует эпиграф: «Попробовав, попробовав немного […] …
  39. Мцхета — древняя столица Грузии, основанная там,« где, сливаясь, шумят, / Обнимая, как две сестры, / Ручьи Арагвы и Куры ». Здесь же, в Мцхете, находится собор Светицховели с захоронениями последних царей независимой Грузии, которые «доверили» «свой народ» той же вере в России. Поскольку (конец XVII в.) и благодать Божия осеняет многострадальную страну — цветет и цветет, […] …
  40. Действие М.Ю. Действие поэмы Лермонтова «Мцыри» происходит на Кавказе, в местном монастыре, где жили мирные монахи. Русский генерал, проходя мимо монастыря, оставил монахам в плену замученного ребенка лет шести. Мальчик томился в неволе, не ел, избегал общения, «смотрел, вздыхая, на восток …». Монахи оставили язычника, который остался в монастыре, но все еще тосковал по «его стороне»…] …

Одна из любимых книг молодежи — стихотворение Лермонтова «Мцыри». Страстный, написанный как бы на одном дыхании, он близок молодым людям с неудержимым порывом к счастью, яркости и определенности чувств. С конца прошлого века поэма прочно заняла место в анналах русской литературы. Основная идея, которую необходимо передать, — это идея несокрушимости человеческого стремления к свободе и счастью и естественности этого стремления.Главное чувство — чувство гордости за человека, для которого смерть лучше, чем жизнь в неволе и вдали от Родины.

Сюжет поэмы прост: это рассказ, краткая жизнь Мцыри, история его неудавшейся попытки побега из монастыря? Жизнь Мцыри бедна внешними событиями; мы только узнаем, что герой никогда не испытывал счастья, был взят в плен с детства, перенес тяжелую болезнь и оказался один на чужбине и среди чужих ему монахов.Молодой человек пытается выяснить, зачем человек живет, для чего он создан. Побег из монастыря и трехдневные странствия: они приобщают Мцыри к жизни, убеждают его в бессмысленности монашеского существования, приносят чувство радости в жизни, но не приводят к желанной цели — вернуть Родину и свободу. Не найдя пути на родину, Мцыри снова попадает в монастырь. Его смерть неизбежна; в своей предсмертной исповеди он рассказывает монаху обо всем, что он видел и пережил за «три блаженных дня»? В стихотворении такая последовательность изложения сюжета не выдержана.Композиция «Мцыри» очень своеобразна: после небольшого вступления, изображающего вид на заброшенный монастырь, малая секунда в главе-строфе в спокойном эпическом тоне рассказывает всю жизнь Мцыри; а все остальные строфы (всего их 24) представляют собой монолог героя, его исповедь монаху. Таким образом, автор рассказал о жизни героя в двух строфах, а о трех днях, проведенных Мцыри на свободе, написано целое стихотворение. И это понятно, ведь три дня свободы оставили у героя столько впечатлений, сколько он не получил за многие годы монашеской жизни.

В центре стихотворения — образ юноши, помещенного в необычные по жизни условия. Монашеское существование бедно внешними событиями; он не приносит человеку радости, но и не может разрушить его стремления и порывы. Автор уделяет основное внимание этим устремлениям, внутреннему миру героя, а внешние обстоятельства его жизни только помогают раскрыть характер. Монолог Мцыри позволяет читателю проникнуть в самые сокровенные мысли и чувства героя, хотя юноша сначала заявляет, что его рассказ — это только о том, что он видел и что он сделал, а не о том, что он пережил («Ты можешь сказать душе? ? »- обращается к монаху).

Состав монолога позволяет постепенно раскрыть внутренний мир героя. Первая (строфы 3, 4, 5) Мцыри рассказывает о своей жизни в монастыре и раскрывает то, что не было известно монахам. Внешне послушный послушник, «дитя душой, монах по судьбе», он был охвачен пламенной страстью к свободе (строфа 4), юношеской жаждой жизни со всеми ее радостями и горестями (строфа 5). За этими мечтами и чаяниями Мцыри можно угадать обстоятельства и причины, которые привели их к жизни.Это изображение мрачного монастыря с душными кельями, нечеловеческими законами и атмосферой, в которой

Все естественные тенденции.

Затем Мцыри рассказывает о том, что видел «в дикой природе». Открытый им «чудесный мир» резко контрастирует с мрачным миром монастыря. Юноша настолько увлечен воспоминаниями о увиденных живых картинах (и они наводят его на мысли о родном селе), что он как бы забывает о себе, почти ничего не говорит о своих чувствах.В том, какие картины он вспоминает и какими словами их рисует, раскрывается его пламенная натура, неотъемлемая в его устремлениях. Наконец, в следующих стихах (начиная с 8-го) Мцыри рассказывает о внешних событиях трех дней странствий, обо всем, что произошло с ним на свободе, и обо всем, что он чувствовал и пережил в эти дни своей свободной жизни. Теперь последовательность событий не нарушена, мы шаг за шагом движемся вместе с героем, ярко представляем окружающий его мир и следим за каждым его мысленным движением.

Последние две строфы — прощание Мцыри с жизнью и его волей. Не имея возможности вернуться на родину, Мцыри готов умереть. Но даже перед смертью он отказывается признавать монашеское существование. Его последние мысли о Родине, свободе, жизни. Кратко рассмотрев состав стихотворения, легко показать его обоснованность и закономерность. Особенность композиции не только в смещении последовательности событий, но и в том, что все они показаны через субъективное восприятие героя.Не автор описывает переживания и чувства Мцыри, а сам герой рассказывает о них. В стихотворении преобладает лирический элемент, а включенный в монолог героя эпический рассказ сосредоточен на отдельных, наиболее напряженных моментах действия (встреча с грузинкой, борьба с леопардом. Место героя, а не событие. Характер героя во многом определяет сюжет, все перечисленные особенности композиции в той или иной степени характерны для романтического стихотворения.

Смелый, отважный, гордый, вдохновленный одной мечтой, Мцыри не кажется суровым человеком или фанатиком своей страсти. При всей пылкости и силе его мечтаний, она глубоко человечна, а характер молодого человека веет не суровостью или «дикостью», как писали в дореволюционных учебных пособиях, а стихами. Поэтично, прежде всего, восприятие героем мира как бесконечно прекрасного, дающего человеку ощущение счастья. Мцыри сродни окружающей его природе, он сливается с ней обоими, любуясь чистотой небосвода («… Я утонул в нем глазами и душой »), и когда он переживает ажиотаж борьбы (как будто я сам родился в семье леопардов и волков», — говорит юноша). Испытываемые им чувства восторга и радости поэтичны. Его отношение к грузинской женщине поэтично. Это мечтательное смутное предчувствие любви, рождающее сладкую тоску и печаль. Мцыри понимает неповторимость и очарование этого чувства, он неслучайно говорит:

* Воспоминания тех минут

* Во мне пусть умрут вместе со мной.

Таким образом, Мцыри — мощная огненная природа. Главное в нем — азарт и пламенное стремление к счастью, которое для него невозможно без свободы и Родины, непримиримость к жизни в неволе, бесстрашие, отвага, отвага и отвага. Мцыри поэтичен, юношески нежен, чист и целен в своих устремлениях.

Сюжет поэмы «Мцыри» (1839) основан на рассказе Лермонтова о реальных событиях: в Грузии, в ее бывшей столице Мцхета, поэт встретил старого монаха, который рассказал русскому офицеру историю своей жизни.Монах был сторожем заброшенного монастыря (по-грузински «монах» — бери, «послушник» — мцыри, хотя так иногда называют монахов), он сказал Михаилу Лермонтову, что сам горец, в детстве попал в плен. во время экспедиции генерала Ермолова. Генерал взял его с собой, но по дороге мальчик заболел и был оставлен в монастыре. В этом монастыре он вырос, хотя долго не мог привыкнуть к монашеской жизни, чужой религии, другому языку.Несколько раз он пытался сбежать в горы, на свою родину, хотя и имел смутное представление о том, где это находится. Результатом одной из таких попыток, предпринятых еще в юности, стала длительная болезнь, которая привела его на грань могилы. Выздоровев, молодой альпинист окончательно смирился, остался в монастыре и принял пёстриг.
История старого монаха потрясла Лермонтова, жаждавшего свободы как для отдельной человеческой личности, так и для всех народов. Поэтому, в соответствии с идеологическим планом, Лермонтов иначе разрешил этот жизненный конфликт в своем стихотворении.
Первое упоминание о Кавказе очень многое дало Михаилу Лермонтову в его творчестве, поэтому именно здесь, особенно в Тифлисе, среди русских и грузинских друзей он многое понял из национальной и бытовой ситуации в регионе и образа жизни. кавказских народов. Здесь он мог услышать от своих новых друзей народные сказки и легенды, которые затем вошли в его творчество. Лермонтов, наверное, знал величайшее произведение не только грузинской, но и мировой литературы — стихотворение Шота Руставели «Витязь в шкуре пантеры».Некоторые исследователи видят его отражение в центральном эпизоде ​​лермонтовского «Мцыри» — схватке с леопардом.
Образ Мцыри — художественное обобщение, недаром у главного героя стихотворения нет даже собственного имени, ведь мы помним, что мцыри означает «послушник». В главном герое — Мцыри (автор делает нарицательное) — непокорная мощная сила, прочная как сталь, будет, несмотря на годы, проведенные в монастыре, и неразделимы жажда свободы, героическая мужественность и искренность, мягкость и нежность. слились.Действительно, перед нами идеальный герой и романтический герой. В этом стихотворении автор и герой как бы сливаются, хотя и не тождественны друг другу: например, отличающийся гиперболическими переживаниями Мцыри наделен признаками титанизма — «поймал рукой молнию» ).

Михаил Лермонтов создал бессмертную поэму, пропитанную неукротимой жаждой свободы и восторгом борьбы. Хвала «недолгой, но живой дружбе между бурным сердцем и бурей», безжалостному, властному желанию юного послушника вырваться из монастырской кабалы

В этот чудесный мир бед и битв,
Где прячутся скалы в облаках
Где люди свободны, как орлы —

Все это делает «Мцыри» настоящим героическим гимном человеческой свободе и деятельности.
Мцыри объединяет с бывшими героями Лермонтова могучая сила духа. Но в Мцыри, в отличие от них, нет даже тени разочарования, сомнения, пессимизма. Это цельная, монолитная природа борца и бунтаря, познающего «только мыслью силу, одну, но пламенную страсть». При этом в его образе нет ничего помпезного, неестественного, схематичного. Неустрашимый, его огненная природа многогранна и человечна, подобна жизни.
Поэма М.Ю. Лермонтовский «Мцыри» — один из величайших шедевров русской поэзии.Страстная сила романтической мечты сочетается в произведении с правдивостью и простотой художественного развития темы, грозной энергией стихий — с тончайшей музыкальностью, поэтичностью и блеском кавказских пейзажей — с глубиной и правдой в изображение психологии главного героя.

Образ мятежной души в романтической лирике Лермонтова. Произведения М.Ю. Лермонтова

Русская литература первой трети XIX века, преимущественно романтическая.Читателей увлекли Байрон и Шиллер, Гете и Вальтер Скотт, Жуковский и Бестужев-Марлинский. Отдавая должное новым веяниям, в этом ключе создан ранний Пушкин, молодой Рилеев. Юный Лермонтов также гармонично вписался в литературное направление. Однако именно ему выпала особая честь преодолевать штампы и стереотипы и создавать принципиально новый — лермонтовский — романтизм.

Почему «не Байрон»

Образ мятежной души в романтической лирике Лермонтова стоит особняком среди литературных персонажей, близких к предмету и художественным средствам их раскрытия.В программном стихотворении, сравнивая себя с основоположником английского и европейского романтизма Байроном, молодой поэт подчеркивает «русскую» душу. И потому все, что попадает в поле зрения лирического героя, окрашено национальным русским колоритом, переносится на отечественную почву. Нет, конечно, образ мятежной души в романтической лирике Лермонтова весьма близок к Байрону, и не зря поэт прибегает к сравнительному сравнению: «как и он, чужой, ведомый миром»… ». Однако это все, что объединяет героев. Потому что гневное, часто помпезное разочарование героев лирической поэзии Байрона, их стремление к экзотическим странам и роковые страсти кажутся нереальными, как игра актеров в провинциальных театрах. иной образ мятежной души в романтической лирике Лермонтова.

Пропасть между героем и «миром»

По масштабу и глубине переживаний она сравнима, пожалуй, с бескрайней бездной океана — непостижимой, загадочной, «угрюмой».Гипербола вообще характерна для поэзии Михаила Юрьевича. Тем более, что он уместен, когда речь идет о самом важном для автора. Поэт никогда не будет понят толпой, не будет открыт для нее, потому что он слишком велик. Поэтому образ мятежной души в романтической лирике Лермонтова всегда трагичен. Он одиночка, обреченный своим талантом к духовному вакууму. Только Творец, Творец равен Поэту. Только Он или сам автор может донести до остальных свои мысли, чувства, идеалы лирического героя.Но таким образом проблема духовного одиночества творческой личности в мире обычных людей, «эгоистичных посредственностей» стоит еще острее. Именно она посвящает М. Лермонтову много стихотворений.

«Я один …»

Продолжая тему одиночества как одну из основных линий в романтическом направлении, рассмотрим еще на нескольких примерах его проекцию на лирику Лермонтова. Жизнь Михаила Юрьевича — это бесконечные скитания, а сам он странник, «дубовый лист», сорванный с места чужеродными внешними силами.Не поэтому ли его стихи? М.Лермонтов много писал на тему свободы / несвободы, под которой понимает не только отсутствие внешних оков, но и возможность творческой личности жить так, как считает нужным. У поэта не было этой свободы. Ссылка заменена ссылкой, одни цензурные ограничения другими, гонения гонениями. Потому что так часто в его лирике возникает мотив плена, заточения, тюрьмы. Узник, томящийся за решеткой, с тоской глядящий в далекое небо, в просторы — сам поэт, Лермонтов.Расценки на работы на слуху, не правда ли? «Я один, радости нет …», «Молча сижу под окном тюрьмы …» и многие другие.

Черты лермонтовского романтизма

И даже в тех лирических миниатюрах, кажущихся далекими от социальных проблем, трагическая нота тоски и отчаяния перед непримиримостью Рока, олицетворяемой русским самодержавием, звучит ясно и ясно. Помните известное: «Небесные тучи / вечные странники …»)? Что пишет (цитирует) Лермонтов: «Вы гоняетесь / я как бы / ссыльный»… »А потом перечисляет причины, которые бегут с« милого севера »бегущими облаками. Согласитесь, они больше соответствуют нашему беспокойному человеческому племени, чем« вечно свободным »и« вечно холодным »равнодушным облакам. И это, он, Лермонтову постоянно мешали и открытая злоба света, и тайная зависть врагов, и «решение судьбы» в лице власти. Поэтому романтическая традиция противопоставления личности и мира приобретает в произведении иную трактовку. Михаила Юрьевича, чем в европейской литературе.

Жизнь — борьба

Темы поэзии Лермонтова разнообразны и разнообразны. Это и патриотическая лирика, и любовная, и общественно-политическая, гражданская, философская, поэтическая и поэтическая. Но в первую очередь это лирика протеста, борьбы, непримиримости, бунтарского душевного беспокойства. Лирический герой поэта не может быть умиротворенным, спокойным, безмятежным по определению — ну не его это, не его! Какое стихотворение вспоминается при упоминании имени Лермонтова? «Парус белый, не так ли?» И не только потому, что он один из первых, кого мы преподаем в школе.Одинокий хрупкий парус, разбитый штормами, но смело и смело идущий против течения, жаждущий борьбы и видящий в нем смысл жизни, — это Михаил Юрьевич, каким мы его знаем по стихам, поэмам, драматическим произведениям и мемуарам. современники. Подтверждают эту идею такие произведения М. Лермонтова, как, например, «Кинжал», «Мне грустно смотрю …», «И скучно, и грустно …», «Поэт».

Поэзия и поэзия

Образ кинжала — неизменный атрибут романтической поэзии — присутствует и в лирике Лермонтова.И если в одноименной поэме он имеет в виду действительно холодное оружие, олицетворяет воинственность и свободолюбие не только горских народов, но и лирического героя («Я люблю тебя, / булат мой кинжал»), то в Поэт Михаил Юрьевич снова прибегает к аналогии. Он сравнивает поэзию Поэзии с палкой о двух концах. Когда-то мысль Поэта, его вдохновенные образы пленили людей, поднимали моральный дух, зажигали борьбу за высокие идеалы. Но однажды так было. И тогда поэзия, искусство отошли на второй план, прошли образовательные позиции, отказались идти в духовном авангарде.Поэзия сменила свой страшный, беспокойный, но такой важный примат на спокойствие, равнодушие, лень. Это стало бесполезно, занимательно, как кинжал, золотая игрушка, висящая на стене. Романтический бунтарский дух Лермонтова не может смириться с таким положением вещей. Он горько восклицает: проснется ли «осмеянный пророк», осмелится ли вновь обрести свою былую власть над умами и душами, снова станет вестником «истин веков» или даже в духовной, нравственной дисфункции, эквивалентной смерти.

Любовь и философская лирика

Романтический герой, как правило, несчастен в любви. Она либо неразлучна, либо влюбленных разделяют непреодолимые препятствия. Тема Лермонтова гораздо глубже. Поэт не только непонятен толпе — его любовь также расстроена. «Мне грустно, что ты развлекаешься …», «Я не обижусь на тебя …» — это наиболее характерные примеры личных взаимоотношений лирического героя с адресатами его любовная лирика.Одинокая сосна, мечтающая о красивой пальме, грустная скала, прикрывающая слезу и с тоской глядящая в бегущее облако — все это Лермонтов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *