Содержание

"200 по встречной": безвкусное музыкальное посвящение Лермонтову

В этом месяце исполняется двести лет со дня рождения классика русской поэзии Михаила Юрьевича Лермонтова. Отмечают круглую дату по-разному. Литературоведы практически всех городов России проводят открытые чтения его стихотворений, а телевидение подготовило множество интересных сюжетов. Не остались в стороне и музыканты. Лейбл FANCYMUSIC составил коллаж из тридцати двух песен на стихи великого автора.

Когда-то песню "Выхожу один я на дорогу" пела замечательная Анна Герман. Уверенность в том, что именно так должно звучать стихотворение гения в виде романса, крепка и по сей день. Чудесный голос всенародно любимой артистки в сочетании с музыкой композитора Елизаветы Сергеевны Шашиной до сих пор выжимает слезу и у циника. Но этого, конечно, не случилось бы, не будь знаменитое произведение столь мелодичным само по себе. Мелодии разных настроений и тональности вообще проходят через творческое наследие Лермонтова: хорошими песнями могли бы стать многие из его строк. Видимо, так рассудили и составители сборника "Лермонтов 200 по встречной". За названием, напоминающим исключительно о группе "Тату", на самом деле скрывается попытка приобщить к Лермонтову тех, кто о нем почему-то забыл или не знал.

Читателю, не слишком хорошо знакомому с современной отечественной сценой (тем более, "независимой"), вряд ли что-то скажет большинство задействованных здесь имен. Хотя громкие все-таки есть. Это, к примеру, недавний участник "Евровидения" Петр Налич, певица Маша Макарова, бард Уриевский, группа "Фруктовый Кефир" и даже финны KYPCK - металлисты, которые прославились любовью к нашему языку, приправив его смешным акцентом. Но русской поэзии акценты только во вред - будь они языковыми или музыкальными. Убедиться в этом может любой желающий. Благо, денег за странную аудиоантологию ее авторы не просят. Она целиком доступна для прослушивания в интернете - на популярном сервисе "Яндекс. Музыка".

Многие из привлеченных к трибьюту артистов, очевидно, пошли по пути наименьшего сопротивления и набросали слова Лермонтова поверх привычного для себя поп-рока. Кто-то решил, что трехстрофнику "Кавказ" не хватает бесноватой электроники, а "Смерть Поэта" превратилась в бесформенный инструментальный джаз. Еще несколько вещей подаются в виде беспощадных по своей абсурдности "комических разрядок". Без песни "Выхожу один я на дорогу", разумеется, тоже не обошлось, и участь ее, переведенной на английский, особенно незавидна. I Come out to the Path Alone - образчик панка, уместного в пресном американском радиоформате.

Как нельзя кстати цитата из первоисточника: слушать альбом действительно "и скучно, и грустно". А иногда - просто невозможно. Музыкантов отчасти оправдывает лишь жесткий цейтнот: на то, чтобы придумать эти песни, им дали всего-то по две недели. С другой стороны, никто не мешал отказаться, как это сделал Найк Борзов - большой любитель лермонтовских стихов, явно не приветствующий подобную халатность. Внимательного человека, впрочем, настроит на нужный лад уже обложка. М.Ю. Лермонтов изображен на ней в фотографическом негативе. Содержимому это вполне соответствует: кроме негатива от этих "Двухсот по встречной" ждать решительно нечего.

Лермонтовские места в Петербурге - Официальный сайт Администрации Санкт‑Петербурга

В библиотеке «Батенинская» состоялся литературно-краеведческий салон «Лермонтовские места в Петербурге» с известным радиоведущим, писателем, членом Топонимической комиссии Петербурга Алексеем Ерофеевым. Мероприятие прошло в рамках Общегородской акции «Лермонтовские дни в Петербурге», приуроченной к 205-летию М. Ю. Лермонтова. В нем приняли участие 36 человек.

Алексей Ерофеев рассказал читателям и гостям библиотеки о том, как тесно связана судьба поэта с городом на Неве. В 1832 году 18-летний Михаил Лермонтов бросает Московский университет и едет в город на Неве, рассчитывая продолжить обучение в Петербургском университете. Но в переводе из одного вуза в другой будущему великому поэту отказали. И этот факт оказался судьбоносным для Лермонтова, предопределив его дальнейшую военную карьеру. Друг Михаила Столыпин тогда посоветовал ему держать экзамен в школу кавалерийских юнкеров и гвардейских подпрапорщиков. Примерно в это же время в ту же школу поступил и Мартынов, с которым через 9 лет Лермонтов сойдется в последней дуэли.

Жил юный гусар в это время в двухэтажном особняке своего двоюродного деда Никиты Арсеньева. К сожалению, в том виде дом не сохранился, так как в 1912 году его перестроили, сделав шестиэтажным. Однако на лестнице со стороны улицы Союза Печатников до сих пор можно заметить выступающие аркады.

О первых месяцах жизни Лермонтова в Северной столице известно, что юноша неугомонно стремился к риску и опасностям. В результате одного авантюрного пари гусар остался хромым на всю жизнь: поспорил, что справится с необъезженной лошадью. После этого случая Лермонтов две недели провел в лазарете и получил прозвище «маюшка» (в романах, которыми увлекались в высшем военном свете, так называли «циничного горбуна», отчаянного и решительного). Так его и звали в школе прапорщиков, которая сейчас носит название Николаевское кавалерийское училище и находится на Лермонтовском проспекте, д.

54.

Стихотворение «На смерть поэта» Лермонтов написал буквально за одну ночь. Оно быстро разлетелось по всему Петербургу. Современники вспоминали, что строки переписывалось от руки, заучивалось наизусть и передавалось из уст в уста. Вместе с поэтической славой к юному поэту пришла и расплата. Через неделю после смерти Пушкина, он дописал последнюю строфу «А вы, надменные потомки…», которая и определила его дальнейшую судьбу. Стихотворение на смерть Пушкина, провокационно переименованное кем-то из завистников в «Воззвание к революции», попало к Николаю I. Правитель велел провести обыск в квартире на Садовой и взять под арест смутьяна. Михаила Юрьевича содержали под стражей на последнем этаже Главного штаба, на Дворцовой площади, 6-10.

Заключение под стражу и ссылка не охладили пыл Лермонтова. Поэт никогда не скрывал своих убеждений. И за дуэль с французским послом де Барантом в 1840 году был заключен в Ордонанс-гауз – Петербургскую офицерскую тюрьму, где сейчас располагается военная комендатура. Позже Лермонтова перевели на Арсенальную гауптвахту на Садовой улице, 3.

Памятник поэту стоит на Лермонтовском проспекте перед домом 54. Его открытие было запланировано на 1914 год, но помешала Первая Мировая. Бронзовая скульптура была установлена на гранитном пьедестале в 1916 году – к 75-летию со дня смерти Михаила Юрьевича. В этом же году проспект был назван Лермонтовским.

В завершение вечера читатели и гости библиотеки декламировали стихи Лермонтова, вспомнили «Бородино», послушали несколько романсов на стихи поэта и посмотрели презентацию «Лермонтов – художник».

Адрес: ул. Харченко, д. 17,

Телефон: 295-51-21,

Сайт: www.cbsvib.ru

Лучшие стихотворения Михаила Лермонтова о Кавказе

Портрет Михаила Юрьевича кисти Петра Заболотского. 1837.

На Кавказе поэт бывал в детстве, а в сознательном возрасте попал сюда после стихотворения «Смерть поэта». Здесь он пробыл несколько месяцев и вернулся, благодаря хлопотам бабушки. Однако поездка произвела на него неизгладимое впечатление, он влюбился в суровую природу гор, в жизнь и быт их обитателей, в местный фольклор. После этой поездки он создает давно задуманные поэмы «Демон» и «Мцыри».

В 1840 году после дуэли его снова отправили на Кавказ, к тому времени он уже вынашивал идею романа «Герой нашего времени». Судьба распорядилась, чтобы именно здесь и оборвалась его жизнь. 27 июля 1841 года его застрелил на дуэли Николай Мартынов. Во многих его стихах, поэмах, а также главном романе "Герой нашего времени", присутствует Кавказ. Сегодня вспоминаем стихи.

Кавказ

Хотя я судьбой на заре моих дней, О южные горы, отторгнут от вас, Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз: Как сладкую песню отчизны моей, Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял. Но мнилось, что в розовый вечера час Та степь повторяла мне памятный глас. За это люблю я вершины тех скал, Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор; Пять лет пронеслось: все тоскую по вас. Там видел я пару божественных глаз; И сердце лепечет, воспомня тот взор: Люблю я Кавказ!..

В этом гроте встречались Печорин и Вера. Архитекторы братья Бернардацци придали декоративный вид естественной пещере.

Кинжал

Люблю тебя, булатный мой кинжал, Товарищ светлый и холодный. Задумчивый грузин на месть тебя ковал, На грозный бой точил черкес свободный.

Лилейная рука тебя мне поднесла В знак памяти, в минуту расставанья, И в первый раз не кровь вдоль по тебе текла, Но светлая слеза - жемчужина страданья.

И черные глаза, остановясь на мне, Исполнены таинственной печали, Как сталь твоя при трепетном огне, То вдруг тускнели, то сверкали.

Ты дан мне в спутники, любви залог немой, И страннику в тебе пример не бесполезный; Да, я не изменюсь и буду тверд душой, Как ты, как ты, мой друг железный.

За неделю до смерти Лермонтов был рганизатором бала в гроте Дианы.

Синие горы Кавказа, приветствую вас!

Синие горы Кавказа, приветствую вас! вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры все мечтаю об вас да о небе. Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи, кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился, тот жизнь презирает, хотя в то мгновенье гордился он ею!..

Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов; они так сияли в лучах восходящего солнца, и в розовый блеск одеваясь, они, между тем как внизу все темно, возвещали прохожему утро. И розовый цвет их подобился цвету стыда: как будто девицы, когда вдруг увидят мужчину купаясь, в таком уж смущеньи, что белой одежды накинуть на грудь не успеют.

Как я любил твои бури, Кавказ! те пустынные громкие бури, которым пещеры как стражи ночей отвечают!.. На гладком холме одинокое дерево, ветром, дождями нагнутое, иль виноградник, шумящий в ущелье, и путь неизвестный над пропастью, где, покрываяся пеной, бежит безымянная речка, и выстрел нежданный, и страх после выстрела: враг ли коварный иль просто охотник... все, все в этом крае прекрасно.

Воздух там чист, как молитва ребенка; И люди как вольные птицы живут беззаботно; Война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит. В дымной сакле, землей иль сухим тростником Покровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье, И шьют серебром - в тишине увядая Душою - желающей, южной, с цепями судьбы незнакомой.

Эолова арфа в Пятигорске упоминается в "Княжне Мери": "На крутой скале, где построен павильон, называемый Эоловой арфой, торчали любители видов и наводили телескоп на Эльбрус".

Кавказу

Кавказ! далекая страна! Жилище вольности простой! И ты несчастьями полна И окровавлена войной!.. Ужель пещеры и скалы Под дикой пеленою мглы Услышат также крик страстей, Звон славы, злата и цепей?.. Нет! прошлых лет не ожидай, Черкес, в отечество своё: Свободе прежде милый край Приметно гибнет для неё.

Домик, где Лермонтов жил в Пятигорске, и куда его доставили после дуэли.

Утро на Кавказе

Светает - вьется дикой пеленой Вокруг лесистых гор туман ночной; Еще у ног Кавказа тишина; Молчит табун, река журчит одна. Вот на скале новорожденный луч Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч, И розовый по речке и шатрам Разлился блеск, и светит там и там: Так девушки купаяся в тени, Когда увидят юношу они, Краснеют все, к земле склоняют взор: Но как бежать, коль близок милый вор!

Обелиск на месте гибели поэта у подножия Машука.

Казачья колыбельная песня

Спи, младенец мой прекрасный, Баюшки-баю. Тихо смотрит месяц ясный В колыбель твою. Стану сказывать я сказки, Песенку спою; Ты ж дремли, закрывши глазки, Баюшки-баю.

По камням струится Терек, Плещет мутный вал; Злой чечен ползет на берег, Точит свой кинжал; Но отец твой старый воин, Закален в бою: Спи, малютка, будь спокоен, Баюшки-баю.

Сам узнаешь, будет время, Бранное житье; Смело вденешь ногу в стремя И возьмешь ружье. Я седельце боевое Шелком разошью... Спи, дитя мое родное, Баюшки-баю.

Богатырь ты будешь с виду И казак душой. Провожать тебя я выйду — Ты махнешь рукой... Сколько горьких слез украдкой Я в ту ночь пролью!.. Спи, мой ангел, тихо, сладко, Баюшки-баю.

Стану я тоской томиться, Безутешно ждать; Стану целый день молиться, По ночам гадать; Стану думать, что скучаешь Ты в чужом краю... Спи ж, пока забот не знаешь, Баюшки-баю.

Дам тебе я на дорогу Образок святой: Ты его, моляся богу, Ставь перед собой; Да готовясь в бой опасный, Помни мать свою. .. Спи, младенец мой прекрасный, Баюшки-баю.

Поэт погиб в возрасте 27 лет...

Тамара

В глубокой теснине Дарьяла, Где роется Терек во мгле, Старинная башня стояла, Чернея на черной скале. В той башне высокой и тесной Царица Тамара жила: Прекрасна, как ангел небесный, Как демон, коварна и зла. И там сквозь туман полуночи Блистал огонек золотой, Кидался он путнику в очи, Манил он на отдых ночной.

И слышался голос Тамары: Он весь был желанье и страсть, В нем были всесильные чары, Была непонятная власть. На голос невидимой пери Шел воин, купец и пастух: Пред ним отворялися двери, Встречал его мрачный евнух. На мягкой пуховой постели, В парчу и жемчуг убрана, Ждала она гостя... Шипели Пред нею два кубка вина. Сплетались горячие руки, Уста прилипали к устам, И странные, дикие звуки Всю ночь раздавалися там. Как будто в ту башню пустую Сто юношей пылких и жен Сошлися на свадьбу ночную, На тризну больших похорон. Но только что утра сиянье Кидало свой луч по горам, Мгновенно и мрак и молчанье Опять воцарялися там. Лишь Терек в теснине Дарьяла, Гремя, нарушал тишину;

Волна на волну набегала, Волна погоняла волну; И с плачем безгласное тело Спешили они унести; В окне тогда что-то белело, Звучало оттуда: прости. И было так нежно прощанье, Так сладко тот голос звучал, Как будто восторги свиданья И ласки любви обещал.

Неправильная «Молитва» Лермонтова • Arzamas

Конспект

Период юнкерской школы (1832–1834) обычно выпадает из творческой биографии Лермонтова, как будто в это время он практически ничего не писал. Или писал, но что-то неважное или скабрезное, а потому это не должно включаться в официальную биографию. Главным образом это время ассоциируется с поэмами «Петергофский праздник», «Гошпиталь», «Уланша» — малоприличными и непечатными.

Между тем если непредвзято посмотреть на творческий опыт Лермонтова этого времени, то становится видно, что все, что было тогда им написано, встраивается в общую систему эволюции его творчества. Разрыва не было, а была преемственность и поиск своего пути, без которых понять то, что делал Лермонтов в таких признанных шедеврах, как «Сашка», «Тамбовская казначейша» или «Сказка для детей», невозможно.

Юнкерская школа делит творчество Лермонтова на бойкий юношеский период и взрослый серьезный. Однако принято считать, что юнкерская
школа — это такое мертвое пятно, где под влиянием обстоятельств и недостойных товарищей поэт писал непристойности и только потом превратился в нашего любимого Лермонтова.

Если посмотреть на сюжеты лермонтовских юнкерских поэм, можно найти параллели с его поздним творчеством. Например, в «Гошпитале» главные герои пытаются ночью проникнуть в дом к нравящейся им горничной. Это ночное похождение напоминает сцену из «Героя нашего времени», в которой Печорин прокрадывается к Вере.

Фактически юнкерские поэмы оказываются первым освоением того, что в советских учебниках называли реализмом. Из них логично следует появление пародийной «Юнкерской молитвы» (ее, в свою очередь, часто сопоставляют с более поздними и серьезными «Я, Матерь Божия, ныне с молитвою...» или
«В минуту жизни трудную...») как продолжение иронической поэтики, где в канву определенного жанра встраивается бытовое содержание.

Можно предложить еще одну интересную типологию юнкерского творчества: если поэмы прославляют героические гетеросексуальные подвиги юнкеров (например, поэма «Уланша», где описывается, как эскадрон провел ночь с отважной красоткой), то юнкерские стихи в большинстве своем посвящены гомосексуальным отношениям (например, «Ода к нужнику» — замечательная тем, как Лермонтов пользуется фразеологией любовной элегии для описания совершенно содомитской ночной сцены).

В юнкерский период была еще и проза, в частности текст, где описывается, как профессор химии фон дер Бздех отправляется в экспедицию и как их застигает в пути буря; все явления природы последовательно уподобляются здесь разным проявлениям человеческого организма; торжествует материально-телесный низ.

Стилистические и тематические поиски шли у Лермонтова в юнкерское время очень активно. Именно этот опыт, возможно, повлиял на то мастерство иронии, сатиры, остранения  Остранение — термин, введенный В.  Б. Шкловским первоначально для обозначения принципа изображения вещей у Л. Н. Толстого. При остранении вещь не называется своим именем, а описывается, как в первый раз увиденная. в описании окружающего мира, которое проявилось потом и в серьезной прозе, и в его стихах после 1837 года.  

О прибывании М.Ю. Лермонтов в Новочеркасске - 210 лет Новочеркасску - О городе

ПО ПУТИ НА КАВКАЗ


Впервые через Новочеркасск Лермонтов проехал, будучи ещё четырёхлетним ребёнком - в 1818 году. Вторично он проезжал здесь тогда же, когда в нём впервые побывал и Пушкин - в 1820 году. А в третий раз это случилось в 1825 году. В эти свои детские годы Лермонтов проезжал через Новочеркасск, следуя на Кавказские минеральные воды, куда его возила бабушка - Елизавета Алексеевна Салтыкова, а также возвращаясь с минеральных вод.
Став гвардейским офицером - корнетом лейб-гвардии Гусарского полка - и занимаясь литературным творчеством на высоком профессиональном уровне, Михаил Лермонтов оставался неизвестным читающей России до тех пор, пока в январе 1937 года - после гибели А. С. Пушкина - ни написал стихотворение «Смерть поэта». После этого Лермонтов стал не только общепризнанным, но и опальным поэтом. Вскоре последовали его арест и перевод из гвардии в действовавший на Кавказе Нижегородский драгунский полк. Ехал поэт туда, конечно же, через Новочеркасск. И простудился в дороге настолько сильно, что в Ставрополе попал в военный госпиталь, откуда и был доставлен на лечение водами в Пятигорск. Для поправившегося поэта первая ссылка, позволившая ему знакомиться с восточными традициями и с местным фольклором, много путешествовать по Кавказу, а также писать не только стихи, но и картины маслом, не была особо обременительной и опасной. Таковой для него стала уже вторая ссылка, в которую он был отправлен по следующим обстоятельствам.
Возвратившийся в Петербург поэт при ухаживании за молодой вдовой - княгиней Марией Щербатовой, музой его стихотворения «На светские цепи» - встретил соперника в лице Эрнеста де Баранта - сына французского посланника. В результате состоялась их дуэль, в ходе которой стрелявший первым де Барант дал промах, а Лермонтов, щадя его, разрядил свой пистолет выстрелом в воздух. Так что в итоге единоборство соперников окончилось для них благополучно. Однако за недонесение о дуэли начальству Лермонтов был подвергнут аресту с содержанием на гауптвахте, а затем был переведён в находившийся на Кавказе и участвовавший в военных экспедициях Тенгинский пехотный полк. Переведён туда Лермонтов был уже поручиком, причём по «высочайшей конфирмации» (то есть после личного утверждения этого решения императором Николаем I) от 13 апреля 1840 года.
Отправляясь в новую ссылку на Кавказ, Михаил Лермонтов встретил в Москве своего недавнего сослуживца по лейб-гвардии Гусарскому полку - подполковника Александра Гавриловича Реми. Тот был направлен на службу в донскую столицу штабным офицером к их общему бывшему полковому командиру - генералу Хомутову, занимавшему теперь пост начальника штаба войска Донского. Лермонтов и Реми решили продолжить путь вместе, договорившись, что поэт сделает остановку в Новочеркасске. Из Москвы они выехали 25 мая. Ведший на Кавказ тракт пересекал обширные пространства Земли войска Донского с севера на юг, проходя на верхнем Дону через станицу Казанскую, а на среднем – через станицу Каменскую. Почтовая тройка увозила опального поэта «с милого севера в сторону южную» всё дальше и дальше. В первые дни июня 1940 года офицеры прибыли в столицу казачьего Дона.


В НОВОМ ЧЕРКАССКЕ


В тот раз Лермонтов гостил у своего тёзки – Михаила Григорьевича Хомутова - трое суток. Генерал, будучи по служебному положению вторым должностным лицом в войске Донском, поражал окружающих своей исключительной доступностью и демократизмом общения. В Новочеркасске о нём сохранились воспоминания как о горожанине, жившем в доме с не запертой ни от кого дверью. Поэтому генерал Хомутов принял гостя весьма радушно, несмотря на их разницу в чинах и в служебном положении. Новочеркасск на рубеже 30-х и 40-х годов XIX века был небогат развлечениями. Но всё же в нём тогда уже имелся театр, в котором Михаил Юрьевич побывал трижды.
Покинув донскую столицу и добравшись до Ставрополя, Лермонтов поспешил изложить свои впечатления о новочеркасском театре своему другу - Алексею Лопухину - в письме от 17 июня 1940 года. В нём он писал: «Дорогой я заезжал в Черкасск к генералу Хомутову и прожил у него три дня, и каждый день был в театре. Что за театр! Об этом стоит рассказать: смотришь на сцену - и ничего не видишь, ибо перед носом стоят сальные свечи, от которых глаза лопаются; смотришь назад - ничего не видишь, потому что темно; смотришь направо - ничего не видишь, потому что ничего нет; смотришь налево - и видишь в ложе полицмейстера. Оркестр составлен из четырех кларнетов, двух контрабасов и одной скрипки, на которой пилит сам капельмейстер. И этот капельмейстер примечателен тем, что глух; и когда надо начать или кончать, то первый кларнет дергает его за фалды, а контрабас бьет такт по его плечу. Раз по личной ненависти он его так хватил смычком, что тот обернулся и хотел пустить в него скрипкой, но в эту минуту кларнет дернул его за фалды, и капельмейстер упал навзничь головой прямо в барабан и проломил кожу, но в азарте вскочил и хотел продолжать бой. И что же? О, ужас! На голове его вместо кивера торчит барабан. Публика была в восторге, занавес опустили, а оркестр отправили на съезжую».
От генерала Хомутова поручик Лермонтов узнал о предстоявшей военной экспедиции против горцев и о том, что в Ставрополе формируется специальный отряд охотников (то есть добровольцев) для участия в ней. Михаил Григорьевич не только посоветовал Михаилу Юрьевичу попроситься в этот отряд, но и написал рекомендательное письмо на имя Павла Христофоровича Граббе – генерала, командовавшего всеми русскими войсками на Северном Кавказе. С этим письмом Лермонтов и покинул Новочеркасск. До следующей почтовой станции в станице Аксайской поэта сопровождал его новый знакомый – состоявший при штабе чиновник для особых поручений И.Г. Бордюгов, с которым М.Ю. Лермонтова познакомил М.Г. Хомутов. Поэт подарил ему одну из книг со своими произведениями и с подписью автора.
Существует автолитография В.Ф. Тимма, сделанная по его же рисунку и опубликованная в «Русском художественном листке» № 12 за 1852 год, на которой изображён дом А. А. Мартынова. Его арендовало войско Донское для проживания в нём начальника войскового штаба - генерала М.Г. Хомутова. Именно в этом доме гостил у него великий русский поэт. Находился этот дом в 13-ом городском квартале и стоял на Александровской улице - между храмом и нынешней Пушкинской улицей. До наших дней дом Мартынова не сохранился, так как был он деревянным. Поэтому мемориальную доску, посвящённую пребыванию М. Ю. Лермонтова в Новочеркасске, после её изготовления пришлось закрепить на ближайшей к этому месту стене краснокирпичного здания дореволюционной постройки, принадлежащего ныне министерству обороны.
Изображённый на мемориальной доске профиль Лермонтова в картузе и буквы текста резал по камню большой поклонник творчества этого поэта – художник и лермонтовед Вильям Константинович Куинджи, который в своё время работал в музее-заповеднике М.Ю. Лермонтова «Тарханы». Он же отыскал в военно-историческом архиве документы, по которым и удалось установить бывшее место расположения дома Мартынова. А живший в его доме М.Г. Хомутов, который первоначально был начальником штаба войска Донского, в 1848 году стал наказным (то есть назначенным императором) атаманом этого войска и 14 лет кряду пребывал на этом посту, оставаясь для донцов столь же доступным, как и прежде. Затем он получил чин генерала от кавалерии и стал генерал-адъютантом (то есть вошёл в состав императорской свиты). А в конце своей жизни генерал Хомутов вошёл в Государственный совет.

 Хомутов М.Г.
 


НЕВОЛЬНИК ЧЕСТИ


Однако прибытие Лермонтова на Кавказ было сопровождено не только письмом генерала Хомутова, но и личным приказом императора Николая I, которым предписывалось не отпускать поэта с передовых позиций и активно задействовать его в шедших на Кавказе боевых действиях. Поэтому в следующий раз М.Ю. Лермонтов проехал через Новочеркасск в начале 1841 года, когда ехал с Кавказа в Петербург с намерением получить отставку от военной службы, чтобы всецело посвятить себя литературному творчеству. И вновь он гостил у генерала Хомутова. Но оказалось, что даже для отставки необходимо наличие наград. Незадолго до этого поручика Лермонтова за шестичасовой бой при реке Валерик, неоднократно переходивший в рукопашные схватки с горцами, командование представило к наградному оружию. Но этой награды он так и не получил, так как из списка представленных к награждению офицеров его вычеркнул император.
И поэту пришлось снова возвращаться на Кавказ, чтобы вновь заслужить награду и после этого уже наверняка уволиться с военной службы. Под Тулой он нагнал также ехавшего на Кавказ своего друга и родственника А.А. Столыпина и вместе с ним в последний раз проехал через Новочеркасск в начале мая 1841 года, где в последний раз виделся с генералом Хомутовым. В последний раз потому, что в июле этого же года великий русский поэт Лермонтов погиб. Однако погиб Михаил Юрьевич не от пули горца, а от пули отставного майора Николая Мартынова. Так что в самый последний раз он проследовал через Новочеркасск (по пути с Кавказа в Тарханы – в имение своей бабушки) в конце апреля 1842 года. Но на этот раз - уже не в коляске, а в гробу, извлечённом из могилы и запаянном в свинцовый футляр.

 

  (автор - Павел Чернов, краевед).

ПОЭЗИЯ НА ВСЕ ВРЕМЕНА: Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ

3 (15) октября 1814 года родился Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ (1814-1841), великий русский поэт. 205 лет со дня рождения

«На Руси явилось новое могучее

дарование – Лермонтов»

В. Г. Белинский

Уникальность лермонтовского гения вошла в историю русской литературы и обогатила культуру нашего народа, продолжив дело Пушкина, зачинателя русской литературы и создателя нашего современного литературного языка. За свою короткую жизнь – как известно, поэт не дожил даже до 27 лет – Лермонтов совершил такой творческий подвиг, что его имя по праву было поставлено Белинским сразу после имени Пушкина и рядом с именем Гоголя. По словам же Дмитрия Лихачёва «… уже в день смерти Лермонтова раздались голоса, что этот поэт в развитии своего таланта пошёл бы дальше Пушкина». А Л. Н. Толстому народная молва приписывает такие слова: «Если бы этот мальчик остался жив, не нужны были ни я, ни Достоевский». А устная легенда порой бывает выразительнее, чем иные документы…

Родился Михаил Юрьевич Лермонтов в ночь со 2 на 3 октября (14-15 н.с.) в Москве. Отец – отставной пехотный капитан, из обедневшей дворянской семьи, мать была из рода Столыпиных. Воспитывала будущего поэта бабушка Е. Арсеньева в своём имении в селе Тарханы Пензенской губернии, потому что маленький Миша очень рано потерял свою мать (мальчику было всего 3 года), а с отцом пришлось жить в разлуке. Бабушка делала всё для единственного обожаемого внука, не жалея денег на учителей и гувернёров. Он получил прекрасное домашнее образование: с детства свободно владел французским и немецким языком, играл на многих музыкальных инструментах. В 14 лет был зачислен в Московский университетский благородный пансион – одно из лучших учебных заведений России, где юный Михаил понял, что поэзия – его призвание. В пансионе написал много стихов и поэм: «Черкесы», «Кавказский пленник», «Корсар», «Олег», «Два брата» и другие, начал писать «Демона», над которым будет работать почти до конца жизни.

 1830-й – год поступления в Московский университет, но неудовлетворённость Лермонтова лекциями профессоров и недовольство профессоров непочтительными дерзкими ответами студента привели к тому, что пришлось покинуть университет. В 1932 году Лермонтов поступает в Школу юнкеров, по окончании которой его производят в корнеты лейб-гвардии Гусарского полка, стоявшего в Царском Селе. Однако большую часть жизни Лермонтов проводит в Петербурге, впервые почувствовав себя свободным. Его наблюдения за жизнью светского общества легли в основу драмы «Маскарад» (1835), где поэт критикует те нравы; в это же время начинает писать роман «Княгиня Лиговская», не переставая, конечно же, при этом писать стихи.

Известие о гибели Пушкина потрясло Лермонтова, и на следующий же день он пишет стих «На смерть поэта», а через неделю – заключительные 16 строк, которые сразу сделали его известным. Эти пронзительные, очень смелые строки переписывались и заучивались наизусть:

 А вы, надменные потомки

Известной подлостью прославленных отцов,

Пятою рабскою поправшие обломки

Игрою счастия обиженных родов!

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда – всё молчи!

Но есть и божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждет;

Он не доступен звону злата,

И мысли и дела он знает наперед,

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!

Стихотворение «Смерть поэта» выразило народное горе и негодование, и было первым откликом на горестное событие, которое потрясло всю мыслящую Россию. Лермонтов обличал высший свет, погубивший русского гения, и это стало причиной его ареста и дальнейшей ссылки на Кавказ. Находясь под арестом, поэт написал несколько стихотворений: «Узник», «Сосед», «Молитва», «Желанье», «Бородино». Кавказские темы и образы нашли тоже широкое отражение в его творчестве: в лирике и в поэмах, романе «Герой нашего времени» (1838). Они запечатлены и в картинах Лермонтова: гениальный поэт был ещё и одарённым живописцем. (К слову сказать, Лермонтов был одарён ещё удивительной музыкальностью – играл на скрипке, на фортепьяно, на флейте, пел, сочинял музыку на собственные стихи). А любимый герой Лермонтова Мцыри из одноимённой поэмы, которую поэт написал во время этой первой ссылки, – самое полное воплощение его положительного идеала. Юный послушник (по-грузински – мцыри), рвущийся из монастырского плена к родным горам, полон жажды жизни и готов отстаивать в мужественной борьбе свою свободу. Таков сам Лермонтов: гордый, свободолюбивый, независимый, готовый всегда отстаивать свою честь.

Далее следует кратковременный возврат поэта в Петербург благодаря хлопотам любящей бабушки и ходатайству Жуковского. Лермонтов становится близок петербургским литераторам: посещая поэтические вечера, он встречается с Жуковским, Тургеневым, Белинским. В прогрессивных кругах в нём видели надежду русской литературы.

Но в марте 1840 года за дуэль с сыном французского посла Лермонтов был отправлен снова на Кавказ в действующую армию. Участвовал в военных действиях, «исполняя возложенное на него поручение с отменным мужеством и хладнокровием». В начале февраля 1841 года, получив двухмесячный отпуск, приехал в Петербург, надеясь получить отставку и остаться в столице. Но и в этом ему было отказано, как и в награде за смелые действия в боях на Кавказе. Более того, ему было предписано в течение 48 часов покинуть столицу и следовать в свой полк на Кавказе.

Повторное изгнание поэта, чувство одиночества, разочарование в любви (неоднократно испытанная боль от неразделённой любви, неверие в возможность счастья), осознание бессмысленности жизни без веры – всё это, можно предположить, послужило рождению этих строчек:

И скучно и грустно, и некому руку подать

В минуту душевной невзгоды…

Желанья!.. Что пользы напрасно и вечно желать?..

А годы проходят – все лучшие годы!

 

Любить… но кого же:?.. на время – не стоит труда,

А вечно любить невозможно.

В себя ли заглянешь? – там прошлого нет и следа:

И радость, и муки, и все там ничтожно…

 

Что страсти? – ведь рано иль поздно их сладкий недуг

Исчезнет при слове рассудка;

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, –

Такая пустая и глупая шутка…

 1840

В этих строчках содержится как бы горькая исповедь-самопознание поэта. Ведь каждое сказанное Лермонтовым слово не надуманное, а пережитое и выстраданное.

 Следуя к месту второго предписания, Лермонтов остановился в Пятигорске, где получил разрешение задержаться для лечения минеральными водами. Здесь он написал свои последние стихи: «Спор», «Сон», «Утёс», «Тамара», «Свиданье», «Пророк», «Выхожу один я на дорогу» и другие. Здесь же встретил своих старых приятелей, в числе которых был и его товарищ по Школе юнкеров Н. Мартынов. Мартынов втайне завидовал Лермонтову и относился к нему недоброжелательно, хотя внешне отношения между ними выглядели вполне приятельскими. На одном из вечеров Лермонтов остроумно подшучивал над заносчивым и обидчивым Мартыновым. Задетый шутками Лермонтова, которые показались ему язвительными, Мартынов вызвал поэта на дуэль. Поединок состоялся 15 июля 1841 года у подножия горы Машук и закончился трагической гибелью поэта. «Новая великая утрата осиротила бедную русскую литературу», – писал тогда Белинский.

Жизнь М. Ю. Лермонтова оборвалась очень рано, но за свою короткую жизнь поэт много успел написать. Почти всё написанное Лермонтовым, вплоть до самых интимных лирических стихотворений, – исторический документ, а поэмы и драмы, и в особенности проза – художественная летопись его времени.

Постоянно возвращаясь к наследию великого поэта, вникая в каждое его слово, мы постигаем духовное богатство русского языка. Мы ценим в его творчестве не только силу его протеста против существующей действительности, его смелость, но и веру в лучшее будущее, горячую любовь к народу и природе родной страны. Лермонтов – среди тех, кто заслуживает нашей вечной благодарности, нашего самого пристального внимания, самой горячей любви. Поэтому совсем неслучайно великому русскому поэту посвящена выставка в Центре чтения. Обширный материал по жизни и творчеству Михаила Юрьевича Лермонтова, которым располагает отдел, позволит вызвать интерес и радость открытия «своего» Лермонтова. Произведения поэта представлены как в многотомных Собраниях сочинений, так и во множестве Избранных произведений. Книги о Лермонтове известных лермонтоведов, в том числе И. Л. Андроникова и П. А. Висковатова, отдавших много сил и времени изучению его жизни и творчества, воспоминания современников, друзей и близких приблизят к нам поэта во всём его многообразии, в его живых и резких противоречиях, в его страстях, капризах и недостатках. Они приоткроют завесу над тайной жизни и творчества великого поэта и, несомненно, помогут нашим читателям во многом по-иному понять своеобразие его произведений.

 Приглашаем всех желающих на выставку и представляем наиболее интересные издания:

 

Лермонтов М. Ю. Собрание сочинений в четырёх томах. – Ленинград : Наука, 1980.

В надзаголовке: АН СССР, Институт русской литературы (Пушкинский дом).

 Т.1. Избранные стихи поэта.

 Т.2. Поэмы «Черкесы», «Кавказский пленник», «Корсар», «Последний сын вольности», «Ангел смерти», «Хаджи Абрек», «Беглец», «Демон», «Мцыри» и другие.

 Т.3 Драмы «Цыганы», «Испанцы», «Странный человек», «Маскарад», «Два брата» и другие.

 Т.4 Проза: «Княгиня Лиговская», «Ашик-Кериб», «Герой нашего времени», «Кавказец»; письма Лермонтова.

 

Лермонтов М. Ю. Избранные произведения. – Пермь : Книжное издательство, 1983. – (Юношеская библиотека).

В сборник вошли избранные стихи поэта, поэмы «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова», «Мцыри», «Демон», а также роман «Герой нашего времени» и драма «Маскарад».

 

Лермонтовская энциклопедия. – Москва : Советская энциклопедия, 1981. – 784 с. : ил. В надзаголовке: Институт русской литературы АН СССР (Пушкинский дом). Научно-редакционный совет издательства.

«Лермонтовская энциклопедия» знакомит читателя со всеми сторонами творческого наследия Лермонтова и его биографии. В книге имеются статьи, посвящённые каждому произведению поэта, вопросам поэтики, лермонтовскому окружению, памятным местам. Книга отражает также связи Лермонтова с русской и мировой литературой, рассказывает о преломлении лермонтовских тем и образов в живописи и музыке, театре, кино. Издание иллюстрируется рисунками самого поэта и русских художников на лермонтовские сюжеты.

 

Гусляров Е. Н., Карпухин О. И. Лермонтов в жизни: Систематизированный свод подлинных свидетельств современников / вступит. ст. Д. С. Лихачёва. – Калининград : Янтарный сказ, 1998.

Книга представляет собой документальный роман-хронику. Особая привлекательность этого жанра в том, что в нём сохранена захватывающая мощь свидетельского показания, авторитет слова очевидца. Главная цель книги – создать всесторонний, объёмный образ Лермонтова. Она рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей литературы в целом и жизнью великого русского поэта, в частности.

 

Марченко А. М. Лермонтов / Алла Марченко. – Москва : АСТ : Астрель, 2010.

Повествование в книге А. Марченко строит свободно, разрушая стереотипы и устаревшие суждения, но строго придерживаясь маршрута судьбы и масштаба личности поэта. Книга дополнена фотографиями Михаила Лермонтова, его родных, близких, а также рисунками поэта и иллюстрациями известных художников к его произведениям.

 

Тайны гибели Лермонтова : хрестоматия версий. – Москва : Гелиос АРВ, 2006.

Тайна – непременный «оппонент» всех биографий поэта, которые жаждут пролить свет на события дуэли и её причины, не раскрытые и не объяснённые временем. Тернистый путь к разгадке гибели Лермонтова вымощен не только прозрениями и верными догадками, но и ошибками и заблуждениями. Крупицы истины приходится провидеть в нагромождении противоречивых мнений и предположений. Составители книги предлагают читателю уникальную хрестоматию наиболее значимых и оригинальных версий гибели Лермонтова, частью собранных по малодоступным периодическим изданиям, авторы которых в споре между собой приводят свои доводы и суждения.

Для школьников, студентов, аспирантов, преподавателей, а также широкого круга читателей.

 

Кормилов С. И. Поэзия М. Ю. Лермонтова : в помощь преподавателям, старшеклассникам и абитуриентам. – Москва : Издательство МГУ, 2000. – (Перечитывая классику).

Книга содержит разборы произведений, включённых в программы для поступающих на гуманитарные факультеты вузов. Вместе с тем даётся характеристика М. Ю. Лермонтова как человеческой и творческой индивидуальности, определяются особенности его мировоззрения и художественной манеры, отмечаются основные вехи жизненного и творческого пути поэта. В книге говорится и о таких сторонах биографии и творчества Лермонтова, к которым редко обращалось литературоведение советской поры (отношение к религии, бытовое поведение, те или иные слабости классических лермонтовских произведений).

Пособие адресовано старшеклассникам, абитуриентам, студентам, учителям.

 

Приглашаем любителей поэзии в Центр чтения!

Следующая выставка будет посвящена жизни и творчеству Александра Блока, день рождения которого будет отмечаться 16 (28 н.с.) ноября.

ЧИТАЙТЕ И ПЕРЕЧИТЫВАЙТЕ РУССКУЮ КЛАССИЧЕСКУЮ ПОЭЗИЮ!

"Я в этого дурака стрелять не буду"

Участники поединка Лермонтов vs Мартынов скрыли от следствия факт грубого нарушения дуэльных правил, в результате которого поэт погиб. Но это и не могло иметь решающего значения при определении судом меры наказания: подсудимые подверглись уголовному преследованию лишь за участие в запрещенной законом дуэли, а ответственность за отступление от неписанных правил "борьбы двух" закон не предусматривал.

15 июля 1841 года около семи часов вечера в окрестностях города Пятигорска состоялась дуэль поручика Тенгинского пехотного полка Михаила Лермонтова с отставным майором Николаем Мартыновым, завершившаяся гибелью поэта. Менее пяти лет назад Лермонтов отозвался на кончину Александра Пушкина, стрелявшегося с французским подданным на царской службе Жоржем Дантесом, стихотворением "Смерть Поэта", которое начиналось строчками: "Погиб Поэт! – невольник чести -// Пал, оклеветанный молвой…". Поэтический образ – "невольник чести" – как нельзя лучше характеризует ситуацию, в которой считалось немыслимым уклониться от поединка без ущерба для чести. Поэтому так называемый дуэльный ритуал включал в себя, в первую очередь, определение тяжести нанесенного оскорбления. Однако знакомство с материалами следственного и военно-судного дел о поединке Лермонтова с Мартыновым приводит к шокирующему выводу: причина, по которой отставной майор потребовал сатисфакции от своего однокашника по Юнкерской школе, никоим образом "не касалась до его чести". 

Начало дуэлям в России положил дальний родственник Лермонтова 

Дуэль, как способ защиты чести, трагически оборвавшая жизнь двух великих русских поэтов, в России не имела собственной традиции. Однако в XI веке у восточных славян практиковались судебные поединки, которые служили законным (они были прописаны в Русской правде, правовом сборнике норм уголовного, наследственного, торгового и процессуального законодательства) способом разрешения судебной тяжбы в пользу того, кто победил. Известный в свое время знаток истории дуэли военный следователь полковник Петр Швейковский писал: "Судебный поединок есть доказательство, на основании которого постановляется решение; дуэль есть само решение дела". (Швейковский П.А. Суд чести и дуэль в войсках российской армии. Настольная книга для офицеров всех родов оружия. СПб., 1912. С. 108.) 

Начало дуэлям западного образца в Российском государстве положил поединок в Москве в 1666 году двух иностранных наемников – шотландца Патрика Гордона и англичанина майора Монтгомери. По иронии судьбы один из предков Гордона, королевский адвокат, был женат на Маргарэт Лермонт, которая, по мнению исследователей биографии Лермонтова, приходится ему родственницей. Из сохранившегося дневника Гордона видно, что основанием для вызова стала ссора на пирушке в его доме, о причинах которой он ничего не пишет, утверждая лишь, что "он [Монтгомери] был совсем не прав и весьма меня оскорбил". Офицеры условились "сойтись завтра и решить дело посредством конной дуэли". "Мы разъехались, помчались друг на друга – описывает поединок Гордон, – и оба выстрелили, будучи совсем рядом, – без какого-либо вреда. Я круто развернулся […], а его понесло прочь. Я поскакал следом, и, хотя по военному и дуэльному закону мог воспользоваться его весьма невыгодным положением, все же осадил коня и крикнул, чтобы он возвращался. Остановив своего и приблизившись, он отозвался: "Мы убьем друг друга – сразимся пешими!" Я ответил, что довольствуюсь любым способом…". Однако, как следует из дальнейших записей, в поединок вмешались посторонние и не дали довести начатое до конца. "Итак, мы покинули поле без примирения, – пишет Гордон, – и условились сойтись завтра или в другой раз, однако вечером английские купцы нас помирили". (Гордон Патрик. Дневник. Пер. Д.Г. Федосова. М., Наука, 2002, стр. 162) 

Невольник чести 

В Тенгинский полк поручик Лейб-гвардии гусарского полка Лермонтов был оправлен после дуэли с сыном французского посла в России Эрнестом де Барантом. В феврале 1840 года де Барант обвинил Лермонтова в том, что тот, якобы, распространял о нем в обществе "невыгодные вещи". Поединок проходил на саблях, в ходе которого Лермонтов получил касательное ранение, но после того, как его клинок был сломан, противники продолжили дуэль на пистолетах. После промаха де Баранта Лермонтов выстрелил в воздух, после чего секунданты признали дуэль состоявшейся (и снова ирония судьбы: тремя годами раньше из одного из этих пистолетов, которые де Барант одалживал Дантесу, был смертельно ранен Пушкин). В апреле того же года комиссия военного суда приговорила Лермонтова к трехмесячному содержанию в крепостном в каземате с последующей выпиской "в один из армейских полков тем же чином…". Однако Николай I ограничил наказание Лермонтову лишь переводом на Кавказ, а его секунданта – отставного подпоручика Алексея Столыпина (двоюродный дядя поэта) император распорядился "освободить от подлежащей ответственности". А де Барант и его секундант граф Рауль д'Англесе безнаказанно выехали их России.

"Какое кому наказание за вины" 

Отношение к дуэли с точки зрения общественного мнения емко выразил известный юрист-правовед и адвокат Владимир Спасович: "Обычай поединка является среди цивилизации как символ того, что человек может и должен в известных случаях жертвовать самым дорогим своим благом – жизнью – за вещи, которые с материалистической точки, не имеют значения и смысла: за веру, родину и честь". А Швейковский в упоминаемом выше труде о дуэлях подчеркивал, что "общество кладет чрезвычайное различие между убийцей на дуэли и обыкновенным убийцей". И приводит ряд оснований, выделяющих поединок чести из общего ряда убийств: во-первых, убийство совершается без согласия жертвы, из-за угла, а поединок – по обоюдному согласию, во-вторых, дуэль дает равные шансы сражающимся. 

Тем не менее, в системе российского права поединки рассматривались как уголовное преступление. Исключение составляет период с 1894 по 1910 год, когда "в целях укрепления боевого духа в армии" приказом по военному ведомству поединки в офицерской среде были разрешены, а в некоторых случаях по решению суда общества офицеров считались обязательными. Лермонтова за дуэль с де Барантом, а также Мартынова за убийство Лермонтова судили на основании положений Свода военных постановлений, вступившего в действие согласно манифесту Николая I с 1 января 1840 года. Изданию Свода предшествовала кодификация всех военных законов, начиная с петровского Воинского устава 1716 года, который был положен в основу реформ юридической системы, проводимых при Петре I. 

Принято считать, что именно он установил запреты на поединки. Однако такой запрет еще в октября 1682 года был оговорен в указе царевны Софьи (старшей сестры Петра) о разрешении служилым людям носить личное оружие. Но Петр пошел дальше, детально прописав "артикулы", определяющие ответственность всех участников дуэли ("какое кому наказание за вины"). Статья 139 Артикула (приложение к Воинскому уставу) устанавливала, что "все вызовы, драки и поединки чрез сие наижесточайше запрещаются таким образом, чтоб никто, хотя б кто он ни был, высокаго или низкаго чина, прирожденный здешний или иноземец, хотя другий кто, словами, делом, знаками или иным чем к тому побужден и раззадорен был, отнюдь не дерзал соперника своего вызывать, ниже на поединок с ним на пистолетах, или на шпагах битца. Кто против сего учинит, оный всеконечно, как вызыватель, так и кто выйдет, имеет быть казнен, а именно повешен, хотя из них кто будет ранен или умерщвлен, или хотя оба не ранены от того отойдут. И ежели случитца, что оба или один из них в таком поединке останетца, то их и по смерти за ноги повесить". Статья 140 предусматривала аналогичное наказание и для секундантов, могли быть также наказаны даже слуги, которые предавали "вызывательную цыдулу", зная ее содержание. 

"За самовольный суд и беззаконное мщение" 

Свод военных постановлений значительно понизил шкалу наказаний за дуэль, а также приравнял убийство на дуэли к умышленному убийству. "Кто, вызвав другого на поединок, учинит рану, увечье или убийство, тот наказывается, как о ранах, увечье и убийстве умышленном поставлено" – говорится в статье 395 части 5 книги 1. А статья 376 гласит, что "умышленный смертоубийца подлежит лишению всех прав состояния, наказанию шпицрутенами и ссылке в каторжную работу". Для секундантов наказание содержалось в статье 397: "Примиритель и посредники или секунданты, не успевшие в примирении и допустившие до поединка, не объявив о том в надлежащем месте, судятся как участники поединка и наказываются по мере учиненного вреда, то есть, если учинится убийство как сообщники и участники убийства; если раны или увечья как участники и сообщники в нанесении ран или увечья; если же убийства, ран или увечья не учинено как участники самовольного суда и беззаконного мщения в нарушение мира, тишины, любви и согласия". 

Любопытно, что и ранее в манифесте Екатерины II "О поединках", изданном в 1787 году, дуэль также признавалась преступлением против порядка управления. Виновный в вызове считался оскорбителем той судебной власти, которой должно было бы подлежать дело по жалобе на обиду. Поэтому "лицо, обнаружившее стремление сделаться судьей в собственном деле, прибегнувшее к самосуду" подвергалось "взысканию судейского бесчестия". Принявший вызов подлежал наказанию "яко ослушник законов" и "сообщник беззаконного дела", а причиненные противнику раны, увечье или смерть наказывались как и умышленное преступление. 

Однако, некоторые исследователи места дуэли в системе уголовного права, соглашаясь с тем, что она является самостоятельным правонарушением "особого рода", не считали ее преступлением против судебной власти, поскольку не всегда поводом к ней служило наказуемое по суду оскорбление или же суд, по их мнению, неспособен был восстановить нарушенную честь. Сторонники этой точки зрения не относили также дуэль к преступным деяниям против общественного спокойствия, потому что она лишена публичности, а смертельный исход поединка не считали убийством, поскольку "человек сам создает себе опасность". 

Судебная практика того времени свидетельствует, что по отношению к лицам, участвовавшим в дуэлях, никогда не применялись высшие пределы наказания, а сама шкала наказаний с развитием законодательства неуклонно снижалась. В Уложение о наказаниях уголовных 1845 года поединок уже рассматривался как преступление против "личных благ", за которое предусматривалось наказание в виде заключения в крепости от 6 до 10 лет с сохранением дворянских прав даже в случае гибели одного из противников (секунданты и врачи освобождались от уголовного преследования). Однако и эти меры оставались невостребованными судебными органами. Впрочем, нельзя не согласиться со Швейковским, утверждавшим, что "…готовность обеих сторон скорее лишиться жизни, чем потерять честь, приводит к тому основному выводу, что большая или меньшая строгость наказания за дуэль в смысле влияния на число поединков не может иметь никакого значения". (Швейковский П.А. Суд чести и дуэль в войсках российской армии. С. 135.). 

Кто и как вел военно-судебное производство по делу

Недавно вышла в свет книга "Дуэль Лермонтова и Мартынова", которой адвокатская фирма "Юстина" в рамках проекта "Русские судебные процессы" продолжила издание подлинных материалов наиболее громких судебно-следственных дел из истории России. В книге (вводная статья управляющего партнера "Юстины" Вадима Злобина) собраны подлинные материалы следственного дела "О произошедшем поединке, на котором отставной майор Мартынов убил из пистолета Тенгинского пехотного полка поручика Лермонтова" и военно-судного дела "О предании военному суду отставного майора Мартынова, корнета Глебова и титулярного советника князя Васильчикова за произведенную первым с поручиком Лермонтовым дуэль". Они дают представление о том, кем и как устанавливались фактические обстоятельства произошедшего поединка, как велось военно-судебное производство по делу, что принималось во внимание при назначении наказания его участникам. 

О произошедшей дуэли комендант Пятигорска полковник Василий Ильяшенков донес своему прямому начальнику – командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории генерал-адъютанту Павлу Граббе (в свою очередь, командующий отрапортовал командиру Отдельного Кавказского корпуса генералу от инфантерии Евгению Головину): "…Находящиеся в городе Пятигорске для пользования болезней Кавказскими Минеральными водами, уволенный от службы из Гребенского казачьего полка майор Мартынов и Тенгинского пехотного полка поручик Лермантов [это написание фамилии поэта постоянно встречается в документах] сего месяца 15-го числа в четырех верстах от города, у подошвы горы Машухи, имели дуэль, на коей Мартынов ранил Лермантова из пистолета в бок навылет, от каковой раны Лермантов помер на месте. Секундантами были у них находящиеся здесь для пользования минеральными водами лейб-гвардии Конного полка корнет Глебов и служащий в II отделении Собственной его императорского величества канцелярии в чине титулярного советника князь Васильчиков. По сему произшествию производится законное следствие, а майор Мартынов, корнет Глебов и князь Васильчиков арестованы; о чем и донесено государю императору…".

Ранее, 16 июля 1841 года, плац-майор (помощник коменданта) подполковник Филипп Унтилов получил предписание Ильяшенкова "немедленно приступить к производству […] следствия при бытности заседателя Пятигорского земского суда и медика который будет командирован от госпитальной конторы, присем даю знать, что о командировании заседателя с окружным стряпчим я предложил вместе с сим земскому суду, а об медике предписал госпитальной конторе". 

В следственную комиссию, возглавленную Унтиловым, вошли дворянский заседатель земского суда Черепанов, квартальный надзиратель Марушевский, исправляющий должность стряпчего Пятигорска Ольшанский 2-й и ординатор Пятигорского госпиталя лекарь Барклай-де-Толли, а также подполковник Корпуса жандармов Кушинников, осуществлявший политический надзор в войсках на Кавказе. Свою работу следственная комиссия начала 17 июля. В соответствии с порядком проведения следственных действий, прописанным в Своде законов Российской империи в редакции 1832 года, были допрошены участники дуэли, проведен судебно-медицинский осмотр тела погибшего и осмотр места происшествия. 

Медицинский осмотр тела погибшего, осмотр места дуэли и опись пистолетов

 

Осмотр тела Лермонтова производил лекарь Барклай-де-Толли. В то время медики руководствовались Наставлением врачам при судебном осмотре и вскрытии мертвых тел, утвержденным в 1829 году. Согласно первому параграфу наставления "осмотр мертвых тел и заключение по оному о причине смерти, есть одна из важнейших обязанностей судебного врача. На его мнении нередко основывается приговор, решающий честь, свободу и жизнь подсудимого". Однако Барклай-де-Толли анатомического вскрытия не проводил, ограничившись наружным осмотром. В медицинском заключении он указал, что "пистолетная пуля, попав в правый бок ниже последнего ребра при срастании ребер с хрящом, пробила правое и левое легкое, поднимаясь вверх, вышла между пятым и шестым ребром левой стороны и при выходе порезала мягкие части левого плеча". Известно, что перед выстрелом соперника Лермонтов стоял к нему правым боком, прикрываясь согнутой в локте рукой и пистолетом. Некоторые исследователи высказывали сомнения в том, что при таком положении возможно подобное расположение раневого канала. Другие, опровергая их, предполагали, что указанное расположение входного и выходного отверстия могло быть обусловлено, например, неплотным прилеганием пули в канале ствола пистолета (изношенностью канала), в результате которого она при встрече с препятствием изменила прямолинейную траекторию. 

Картину могло бы прояснить надлежащее исследование орудия убийства, но суду была представлена лишь краткая опись пистолетов: "Пистолеты одноствольные с фистонами с серебряными скобами и с серебряною же насечкою на стволах, из коих один без шомпола и без серебряной трубочки. Число вещей 2". Наименование, характеристики (калибр, дальнобойность и т.д.), а также состояние пистолетов, как и их принадлежность, неизвестны. В дальнейшем эти вещественные доказательства вообще были изъяты из уголовного дела (Столыпин пожелал иметь их как память о Лермонтове, и комендант Пятигорска в последний день суда подменил их другой парой). 

Следственная комиссия в присутствии Глебова и Васильчикова уже на следующий день после дуэли осмотрела место поединка и расположение дуэлянтов. По результатам осмотра был составлен протокол. Однако в документе не нашла места оценка позиции каждого из дуэлянтов с точки зрения равных условий (некоторые исследователи считают, что позиция Мартынова для стрельбы была предпочтительной). Вопреки существовавшим тогда правилам, следствие не составило для суда и графической схемы места поединка. 

Допрос участников дуэли: что они утаили от следствия и суда?

Следственная комиссия, а затем и окружной суд, где должно было рассматриваться дело, представляли Мартынову, Глебову и Васильчикову вопросы в письменном виде (так называемая форма "допросных пунктов" применялась, главным образом, по отношению к дворянам). В период следствия Мартынов и секунданты имели возможность свободно переписываться между собой, согласовывать и менять показания, чем они и воспользовались. 

Не назвали всех участников и свидетелей поединка…

Например, на вопрос о том, как участники дуэли добирались на место ее проведения, Мартынов в одном случае ответил, что он и Лермонтов приехали верхом, а "Васильчиков и Глебов на беговых дрожках", в другом – уже утверждал, что верхом приехал и Васильчиков. И далее: "Кроме секундантов и нас двоих, никого не было на месте дуэли и никто решительно не знал об ней". Дуэльные правила предписывали секундантам воздерживаться от совместного следования к месту поединка, чтобы предотвратить возможный сговор против кого-либо из противников. В одних дрожках они, о чем проговорился Мартынов, могли оказаться только в том случае, если были не единственными распорядителя предстоящей "борьбы двух". Допрашиваемые как раз и скрыли тот факт, что на месте поединка была еще одна пара секундантов – князь Сергей Трубецкой и двоюродный дядя Лермонтова Столыпин, который непосредственно руководил дуэлью и сыграл в ней роковую роль. Они, во что бы то ни стало, старались избежать судебного разбирательства: Столыпин опасался сурового наказания за повторное участие в дуэли, а Трубецкой – за нахождение в Пятигорске без разрешения. Поэтому Глебов с Васильчиковым, обладавшие безупречными служебными формулярами, сговорились взять ответственность на себя и писать, "что до нас относится четырех, двух секундантов и двух дуэлистов". 

Участие в дуэли Столыпина и Трубецкого нашло через много лет подтверждение в воспоминаниях князя Васильчикова. Кроме того, целый ряд источников считает вероятным, что за поединком мог наблюдать заядлый дуэлист Руфим Дорохов, с которым Лермонтова тесно сблизила служба в Тенгинском полку (присутствие на дуэли друзей и близких правилами не запрещалось, хотя и не считалось хорошим тоном). 

Исказили истинное расстояние между дуэлянтами… 

На вопрос об условиях дуэли, Мартынов написал, что "был отмерен барьер в 15-ть шагов, и от него в каждую сторону еще по десяти. Мы стали на крайних точках. По условию дуэли, каждый из нас имел право стрелять, когда ему вздумается, стоя на месте или подходя к барьеру. Осечки должны были считаться за выстрелы. После первого промаха противник имел право вызвать выстрелившего на барьер. Более трех выстрелов с каждой стороны не было допущено по условию. Я первый пришел на барьер. Ждал несколько времени выстрела Лермантова, потом спустил курок". Васильчиков и Глебов, естественно, повторили показания Мартынова. 

Только по прошествии многих лет Васильчиков признался, что расстояние между барьерами составляло не 15, а 10 шагов – секунданты "отмерили тридцать шагов; последний барьер поставили на десяти". В связи с тем, что накануне дуэли Лермонтов говорил, что не будет стрелять в Мартынова, эти условия поставили его противника, истинных намерений которого никто не знал, в самые выгодные условия – дистанция практически исключала возможность промаха. Между тем, французский дуэльный кодекс, которым руководствовались и российские дуэлянты, предоставлял соперникам "щадящие" условия: барьерная дистанция обычно равнялась 30–35 шагам. Тем не менее, секунданты Лермонтова и Мартынова избрали "смертельный" вариант. 

Некоторые исследователи биографии Лермонтова, в частности профессор Павел Висковатов, который беседовал со свидетелями последних дней поэта, склоняются к выводу, что отсутствие на месте поединка доктора и экипажа для возможной транспортировки раненого, участие в дуэли Столыпина и Трубецкого, у которых в случае огласки возникли бы серьезные проблемы по службе, свидетельствует, что присутствовавшие на поединке рассчитывали на мирный исход. "Ближайшие к поэту люди так мало верили в возможность серьезной развязки, что решили пообедать в колонии Каррас и после обеда ехать на поединок. […] Почему-то в кругу молодежи господствовало убеждение, что все это шутка, – убеждение, поддерживавшееся шаловливым настроением Михаила Юрьевича. Ехали скорее, как на пикник, а не на смертельный бой", – писал Висковатов. Васильчиков в разговоре с биографом также говорил, что участники дуэли "так несерьезно глядели на дело, что много было допущено упущений". 

Не сообщили, что Мартынов выстрелил, когда стрелять было нельзя… 

В ответах на "вопросные пункты" обвиняемые показали, что дуэль проходила со сближением: противники по команде могли начинать движение от установленного исходного рубежа до барьера и произвести выстрел в любое время, в том числе и оставаясь на месте. Но умолчали о некоторых оговоренных особенностях начала стрельбы. После команды "Сходись!" Столыпин начал отсчет до "трех" с промежутком времени не более 10-15 секунд. Первый выстрел дуэлянты могли произвести только между счетом "два" и "три". Однако, ни Лермонтов, ни Мартынов в этот промежуток не выстрелили. По правилам дуэль должна была быть остановлена для дальнейшего решения – либо о ее прекращении, либо о продолжении. Но Столыпин в нарушение правил, которые не допускали заранее не оговоренных команд, крикнул: "Стреляйте, или я развожу дуэль!". После этого Лермонтов произнес "Я в этого дурака стрелять не буду" (по другой версии, он сказал, что не имеет обыкновения стреляться из-за пустяков), а Мартынов выстрелил. "Лермонтов остался неподвижен и, взведя курок, поднял пистолет дулом вверх […]", – вспоминал Васильчиков. […] Мартынов быстрыми шагами подошел к барьеру и выстрелил". 

Пытались запутать вопрос о том, от кого исходил вызов на дуэль 

"Я первый вызвал его", – ответил Мартынова на соответствующий вопрос следственной комиссии. Но при этом он сослался на слова, якобы произнесенные в его адрес Лермонтовым, и которые, по его мнению, "уже были некоторым образом вызов", поэтому ему ничего не оставалось делать, как "формально" потребовать от Лермонтова удовлетворения. По утверждению отставного майора, он просил его прекратить несносные шутки и предупредил, что если тот еще раз вздумает избирать его "предметом для своего ума", то он заставит его "перестать". "Он не давал мне кончить, и повторял несколько раз сряду, – пишет Мартынов, – что ему тон моей проповеди не нравится; что я не могу запретить ему говорить про меня то, что он хочет, – и в довершение прибавил: "Вместо пустых угроз ты гораздо бы лучше сделал, если бы действовал. Ты знаешь, что я никогда не отказываюсь от дуэлей…". Мартынов снова и снова в своих показаниях пытался убедить следствие, что, в сущности, вызов последовал со стороны Лермонтова, и путь к примирению был отрезан: "Глебов попробовал было меня уговаривать, но я решительно объявил ему, что он из слов самого же Лермонтова увидит, что, в сущности, не я вызываю, но меня вызывают". И еще одно место показаний: "Я отвечал им (Васильчикову и Глебову): что […] теперь уже было поздно, когда сам он надоумил меня в том, что мне нужно было делать. В особенности я сильно упирался на этот совет, который он мне дал накануне, и показывал им, что этот совет был не что иное как вызов". Васильчиков вслед за дуэлянтом повторил: "… В самый день ссоры, когда майор Мартынов при мне подошел к поручику Лермантову [между тем, Мартынов неоднократно свидетельствовал, что их разговор с Лермонтовым происходил с глазу на глаз], и просил его не повторять насмешки, для него обидных, сей последний отвечал, что он не вправе запретить ему говорить и смеяться, что, впрочем, если обижен, то может его вызвать, и что он всегда готов к удовлетворению". Васильчиков охарактеризовал это, как "подстрекательство к вызову". 

"Оскорбления мне никакого нанесено не было" 

Некоторые обстоятельства дуэли, скрытые Мартыновым и секундантами от следствия и собственные упущения комиссии существенно повлияли на качество расследования, в частности, не установлены все ее участники, факты грубого нарушения правил дуэли. Однако даже будь все по-другому, вряд ли это сыграло бы решающую роль при определении военным судом меры наказания в сторону его ужесточения. Судьи столкнулись бы со своеобразным юридическим казусом: с одной стороны, подсудимые подверглись уголовному преследованию за участие в запрещенной законом дуэли, а с другой – законодательством не предусмотрена ответственность за нарушение неписанных правил поединка. 

Никак не сказалась на приговоре военного суда и ничтожность причины дуэли, закончившейся гибелью Лермонтова. Между тем, она не могла быть незамечена следствием и судом из ответов Мартынова на вопросы о том, какой повод он давал Лермонтову для колкостей и острот ("как без того не могло бы это от него произойти"), в чем заключались наносимые ему обиды и "не относились ли его слова более к дружеской шутке или же к оскорблению чести Вашей?" " С самого приезда своего в Пятигорск Лермонтов не пропускал ни одного случая, чтобы не сказать мне чего-нибудь неприятного, – писал в ответ Мартынов. – Остроты, колкости, насмешки на мой счет – одним словом, все, чем только можно досадить человеку, не касаясь до его чести (Курсив – автора)". "Поводом же к его остротам на мой счет, вероятно, было не что другое, как желание поострить; по крайней мере я других не знаю причин, – продолжал Мартынов. – Что же касается до сущности этих насмешек и колкостей, то в них помнишь не слово, а намерение". И далее: "Я уже имел честь объяснить господам следователям, что оскорбления мне никакого нанесено не было"

Почему подсудимые стремились попасть под юрисдикцию военного суда

4 августа Николай I "высочайше повелеть соизволил" предать участников дуэли "военному суду не арестованными, с тем, чтобы судное дело было окончено немедленно" (ранее намечалось, что дело будет рассмотрено окружным судом). Правовые основания для такого решения были: правила подсудности предусматривали рассмотрение военным судом преступления, совершенного группой лиц, в которую входил военнослужащий (поручик Глебов). Однако здесь сказался интерес как кавказских генералов, не желающих выносить сор из казармы, так и, прежде всего, Мартынова: "цивильный" суд вполне мог приговорить убийцу Лермонтова к каторжным работам. Поэтому отставной майор загодя ходатайствовал перед властями о замене суда. "Сентенция военного суда может доставить мне в будущем возможность искупить проступок мой собственной кровью на службе Царя и отечества", – писал он. 

"Майор Мартынов учинил убийство, так как он вынужден был к дуэли самим Лермантовым" 

Комиссия военного суд была сформирована из строевых офицеров под председательством командира Кавказского линейного №2 батальона подполковника Василия Монаенко. В рассмотрении дела принимал участие также аудитор (военный юрист) Александр Ефремов, который являлся советником членов комиссии по юридическим вопросам. На основании Свода военных постановлений части 5-й устава военно-уголовного, книги 1-й статей 376, 395 и 398 приговорил Мартынова, Глебова и князя Васильчикова к лишению чинов и прав состояния, не найдя оснований для "отсылки в каторжные работы". 

По установленному тогда порядку, свое мнение на сентенцию высказали по старшинству представители военной администрации на Кавказе генерал-адъютант Граббе и генерал от инфантерии Головин. Оба воина заявили в один голос, что "майор Мартынов учинил убийство, так как он вынужден был к дуэли самим Лермантовым" и что "Лермантов сам надоумил его, что нужно делать, и, что совет его, данный ему накануне, есть не что иное как вызов", и предложили "написать его [Мартынова] в солдаты до выслуги без лишения дворянского достоинства". А секундантам Глебову и Васильчикову "вменить в наказание содержание под арестом до предания суду, выдержать еще некоторое время в крепости с записанием штрафа сего в формулярные их списки". 

"Апелляционное" решение Николая I 

Доклад Николаю I о результатах рассмотрения военно-судного дела для окончательного определения наказания Мартынову, Глебову и Васильчикову представил генерал-аудитор Адам Ноинский (он также представлял императору на утверждение приговор Дантесу по делу о дуэли с Пушкиным). Николай I распорядился: майора Мартынова посадить в киевскую крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию, титулярного советника князя Васильчикова и корнета Глебова простить – "первого во внимание к заслугам отца, а второго по уважению полученной им в сражении тяжелой раны". Срок церковного покаяние для Мартынова был определен Киевской духовной консисторией в 15 лет. Оно включало в себя изнурительные молитвы, продолжительные посты и паломничество. После просьб Мартынова о смягчении наказания Святейший Синод в 1843 году сократил срок покаяния с 15 до 5 лет, а в 1846 году Мартынов был от него освобожден.

Читайте также

А Медвежьи ворота | Желание Лермонтова быть похороненным заживо

Одно из самых известных стихотворений Михаила Лермонтова передает желание быть заживо похороненным под дубом. Такое желание необычно даже для поэта-романтика. Это стихотворение без названия датировано 1841 годом, годом смерти Лермонтова на дуэли, 26 числа.

В одиночестве я выхожу на дорогу;

Каменная тропа блестит сквозь туман.

Ночь тиха; Природа внимает Богу,

И выше, звезда разговаривает со звездой.

Небо торжественно и чудесно!

Земля спит бледно-голубым сиянием…

Почему тогда я чувствую такую ​​боль и тревогу?

Есть ли у меня ожидания? Сожаления?

У меня больше нет ожиданий от жизни,

И я не жалею о прошлом.

Ищу свободы и спокойствия:

Забыть и заснуть.

Но не холодным сном могилы:

Я хочу спать вечно,

Но жизнь все еще дремлет во мне

И моя дышащая грудь мягко поднимается,

Сладким голосом поет мне любовь,

Балую слух днем ​​и ночью,

Пока надо мной гнутся и шуршат

Всегда зеленый дуб, дающий тень.

Даже если Лермонтов действительно не хотел, чтобы его так заживо похоронили - а то, чего он желает, конечно, невозможно, - остается вопрос, почему он так себя чувствовал. Была ли жизнь настолько угнетающей для этого 26-летнего парня, что он представлял себе радикальное решение своей потребности в «свободе и спокойствии»? Он хочет свободы от самого себя («забыть себя») и спокойного сна.

Это стихотворение было написано, когда он возвращался на Кавказский фронт.Так что неминуемая смерть была вполне вероятной. Он уже видел там бой, заслужил похвалу за свое мужество, и только недовольный царь отказал ему в награде. Тем не менее этот боевой опыт должен был наложить отпечаток на этого чуткого поэта. Его длинное стихотворение «Валерик» описывает знаменитую битву, в которой он участвовал:

Не успевшие спешиться

Заряжает валы верхом…

Ура, потом тишина. - Daggers

.

И прикладами! - и последовала бойня.

Бой длился два часа

В текущем ручье. Они упорно боролись

Как звери, безмолвные, рукопашные.

Поток забился телами.

Я хотел набрать воды,

(жара и борьба меня утомили)

Но рябь мутная

Тёплые, красные.

Неизвестно, как лейтенант 4 фута 10 дюймов (147 см) выжил в таком долгом рукопашном бою.Он постоянно хромал после падения и, судя по праздничному образу жизни, был не в хорошей форме. Даже если допустить некоторое преувеличение, опыт Валерика, должно быть, был ужасающим.

В «Валерике» он противопоставляет кровавые детали битвы «вершинам вечной гордости и покоя» кавказского пейзажа. И он завершает длинное стихотворение обращением к своему читателю с чувствами, похожими на те, что были в «Один, я шагаю», но с обнадеживающим результатом: «неизбежное пробуждение.”

Да хранит тебя Бог

От увиденного [войны]. У вас

Хватит других забот. Разве не лучше

Завершить жизненный путь самоотверженностью?

Заснуть

С надеждой на скорое пробуждение?

Есть и другие лирические стихи, в которых Лермонтов успокаивает природу. Действительно, природа становится лечением:

Горные вершины

Сон в темноте ночи:

Мирные долины

Полны свежего тумана.

С дороги не поднимается пыль

Листья не дрожат…

Подожди немного,

Вы расслабитесь.

(«По Гете» 1842)

Лермонтов искал спокойствия и уйти от беспокойства задолго до того, как он пережил битву. В стихотворении 1837 года «Когда желтые кукурузные поля» он находит спокойствие в природе - желтом кукурузном поле, серебряных лилиях и долине ручья:

Тогда тревога сдается моей душе.

Потом морщины на моем лбу разойдутся

И я могу постичь счастье на Земле

И увидеть лицо Бога на небесах…

Лермонтов всегда был очень нервным.И он давно искал уединения как для своего психического здоровья, так и для написания стихов. Примечательно, что большая часть его сочинений была написана за пределами города.

В «Парусе» он описывает двойственность своего характера. В нем описывается лодка, выходящая из дома. Моряк гонится за приключениями; он «бунтарь». Стихотворение заканчивается пренебрежительным словом «Как будто в штормах царит покой». В стихотворении есть две стороны Лермонтова: его потребность в приключениях и его потребность в мире.

Его жизнь была полна диссоциативного поведения.Ему понравился конфликт. Он был известен как хулиган, эксплуатирующий слабости знакомых. Он вел себя высокомерно, что оскорбляло его сверстников. Он любил драться и участвовал в двух дуэлях. Большая часть его сочинений была конфронтационной; его «Смерть поэта» атаковала российский истеблишмент и привела к его первой ссылке.

Но он также хотел мира и уединения. В более позднем стихотворении, датированном 1 января (1840 г.), рассказывается, как он отключился на шумном балу и мечтал о своем детстве.Это явно отстраненность. Более ранние стихи, такие как «Когда желтые кукурузные поля» показали, он пытался найти в природе облегчение от напряженной жизни, которую вел. Но последнее стихотворение «Один, я выхожу» идет еще дальше к радикальному решению - быть похороненным заживо. Это стихотворение предполагает, что его опыт рукопашного боя обострил его прежние диссоциативные наклонности. В конце концов, он снова шел на фронт - после безуспешных попыток покинуть русскую армию.

Последнее замечание.Действия Лермонтова на роковой дуэли наводят на мысль, что он хотел там умереть. Он направил свой пистолет в небо и громко сказал, чтобы подстегнуть своего противника: «Я не буду стрелять в этого дурака». После этого комментария его противник подошел к преграде и прострелил ему сердце и легкие. В мемуарах его второй человек описал поведение Лермонтова в решающий момент: «Я никогда не забуду спокойное, почти веселое выражение лица… когда он смотрел на дуло пистолета, уже направленное на него». (см. Лоуренс Келли, , Лермонтов, , стр.178) Все это сильно говорит о том, что Лермонтов действительно покончил жизнь самоубийством на этой дуэли.

«Смерть поэта» - анализ стихотворения Лермонтова. «Смерть поэта»

История создания

Анализ стихотворения Лермонтова «Смерть поэта» следует начать с произошедших исторических событий, которые привели Лермонтова к написанию этого произведения. В январе 1837 года умирает Александр Сергеевич Пушкин. Известие о смерти такого талантливого человека, как Пушкин, в период его расцвета очень потрясло Михаила Юревича.Трагический финал при довольно нелепых обстоятельствах не дал Лермонтову покоя. В шорохе отчаяния и жажды справедливости автор пишет стихотворение «Смерть поэта». Бытует мнение, что в этом произведении Лермонтов выражает несогласие с политикой государства и многих высокопоставленных чиновников, оправдывая поведение киллера А.С. Пушкин.

Произведение написано в столь приемлемом для русского человека жанре, который сразу стал любимым и известным широкому кругу читателей.Произведение переписывалось, цитировалось и заучивалось наизусть. Несмотря на то, что стихотворение посвящено смерти конкретного человека, судьба которого сложилась трагически, поэт вкладывает в свое творение вечный вопрос противостояния добра и зла, темных и светлых сил. В произведении «Смерть поэта» жизненный путь Пушкина кажется многочисленной судьбой миллионов ушедших из жизни талантливых людей.

Что это за стихотворение?

Поэма «Смерть поэта» описывает не справедливую, а раннюю смерть молодого и талантливого автора.Условно все стихотворения можно разделить на две половины. В первой половине - полное описание трагической гибели А.С. Пушкина в 1837 году. Если внимательно прочитать написанные строки, становится очевидным несогласие Лермонтова с позицией высшего общества, которое не критиковало и не насмехалось над Пушкиным. В этом произведении Лермонтов осуждает титульное отношение высшего общества к талантливому поэту.

Вторая половина произведения написана как издевательство над виновными в гибели поэта.Недаром творчество Пушкина Лермонтов называет «нечаянными потомками» знаменитых отцов. Поэт высказывается против общественного мнения и говорит о суде Божьем, который нельзя купить. Кроме того, в своем творчестве поэт рассказывает об обязательном наказании, которое ожидает виновник смерти Пушкина.

Жанр

Анализируя стихотворение «Смерть поэта» Лермонтова, можно без сомнения увидеть в его строках не только трагические, но и моменты сатиры.И действительно лирическое произведение построено в жанре совмещения элегии и сатиры. Драматизм событий, связанных со смертью Пушкина, полностью раскрывается в первой части стихотворения. Элементы сатиры и даже сарказма присутствуют в последних 16 строках произведения. Такое редкое совмещение двух противоположных элементов жизнедеятельности, таких как Элегия и Сатира, как нельзя лучше отражает состояние внутреннего мира Лермонтова. Трагизм, связанный со смертью Пушкина, как великого дара России, сменяется призрачным отношением к мнению публики, недостойным части умершего человека.

Основная идея стихотворения

Идеологический смысл бессмертного произведения Лермонтова «Смерть поэта» состоит в опротестовании нынешней общественной позиции автора, прикрывающей преступную и равнодушную к утрате литературного гения. Смерть Пушкина, как врага застойных взглядов на богатое общество, Лермонтов связывает с восстанием против устаревших взглядов на мир и происхождение человека.

В своем творчестве «Смерть поэта» Лермонтов, темой и движущей силой общества считает богатые основы приближенных к государю.Общество восстает против такого неправильного понимания мира, которое общество игнорирует и избегает. Всеобъемлющее одиночество и остальная смерть талантливого человека зажигает внутренний огонь противостояния и защиты в душе юного Лермонтова. Михаил Юрьевич понимает, что противостоять целому общественному порядку довольно сложно, но Пушкин осмелился и гнева высокопоставленных чиновников не испугался. Этим стихотворением Лермонтов показывает виновность общества в смерти поэта.

Метод стихотворения

Несмотря на то, что в произведении преобладают трагизм и сарказм, Лермонтов использует многочисленные повторения стиинга. Сравнение хорошо видно в работе: «Угас, как и Светок», увял в торжественном венке. «Житие Пушкина» Автор стихотворения связывает свечой, освещая путь, но померк рано. Вторая половина стихотворения пропитана антитезой между светом поэта и тьмой общества. Применение эпитетов: «Пустое сердце», «МиГ кровавый» и метафора: «Жалкое оправдано», «Меня бросили ловить счастье и чины» добавляют дополнительную художественную выразительность.

После прочтения этого произведения в душе остается обзор смерти поэта и противопоставление неправильной смерти таланта.

Самые популярные материалы февраля за 9 класс.

История создания стихотворения.

«О смерти поэта» был написан Лермонтовым сразу после получения первых сведений о гибели Пушкина на дуэли. Он стал быстро распространяться в обществе в списках. Активно участвовал в распространении творчества друга Лермонтова - С.Раевский.

Через некоторое время после похорон Пушкина выяснилось, что Высшее общество и правительство защищают Дантеса и клевету на Пушкина, совершенно не принимая во внимание значение его таланта для России. Рассерженный Лермонтов добавляет к стихотворению еще 16 строф, наполненных резкой критикой клеветы на пушкинскую память. Работа приобретает резкий антиправительственный характер. Николай I получил его от анонима с надписью «Призыв к революции».

Правительство немедленно принимает меры: Лермонтов переводится на Кавказ, а Раевский - в Олонецкую губернию, то есть и для опала, и для справки.

Поэма произвела большой резонанс в образованной части общества. Его часто читали по вечерам и переписывали. В России не полностью напечатано в 1858 г.


Жанр стихотворения

Первая часть произведения - элегия, вторая, написанная позже, содержит элементы сатиры и сарказма.

Основная идея стихотворения - поворот к зрелому периоду творчества Лермонтова. Он обращается к вопросу о противостоянии поэта, Творца и толпы, и Черного.Трагическая смерть русского народного поэта и все, что с ней было связано, настолько шокировало Лермонтова, что он напрямую переходит к руководителю высшего общества и морали, царящей в его окружении. Главное - то, что Лермонтов любит светское познание невежественной массы, неспособной оценить величие отдельного человека.


Композиция

Поэма начинается с описания обстоятельств гибели Пушкина и его убийцы. Это описание постепенно приближается к чистой элегии: философскому размышлению о судьбе поэта, напрасно вошедшему в «завистливый и безмолвный свет».Завершена первая часть сурового подведения итогов: умирает поэт увенчанный «короной Тернова». Ничего не изменит «на устах его отпечаток».
Вторая часть - гневная точная речь. Он очень эмоционально и целиком направлен против «высокомерных потомков». Это приговор всем, кто недооценивает роль гения.

Размер изделия варьируется от трехцепочечной до четырехниточной ямбы.

Выразительные инструменты широко используются Лермонтовым.В первую очередь, это метафора («небезупречный», «торжественный венок», «певец приюта» и др.), Эпитеты («скрытый», «пламенный», «коварный»). Огромное значение, особенно во второй части, имеют антитезисы. Лавровый венок гения противопоставлен терновому венцу Христа. «Простая дружба» противоположна «завистливому и тихому свету». Самая главная антитеза резюмирует все произведение: «Праведная кровь» - «Черная кровь».
Особую эмоциональность второй части придает употребление Лермонтовым возвышенных понятий: «Свобода, гений и слава», «Суд Божий», «Грозная Судея».

Основная идея стихотворения - в неизбежном противостоянии правды, творческой свободы и серой массы, покрывающей купленные права и законы. Лермонтов уверен, что всякий обман и ложь рано или поздно откроются и справедливость восторжествует.

План анализа стихотворения Смерть поэта

  • История создания
  • Жанр произведения
  • Основная тема работы
  • Композиция
  • Размер работы
  • Основная идея стихотворения

Вызвало огромное возмущение в Петербурге.Санкт-Петербург, Дантес. И его приемный отец геккерене и беспрецедентное проявление любви к поэту. Десятки тысяч человек двигались возле дома на раковине, где умирал Пушкин, бесконечный обод проходил по квартире мимо гроба убитого. В наши дни столичное общество резко разделилось на два лагеря: высшая аристократия обвиняла Пушкина и оправдывала Дантеса, люди менее высокопоставленного лица воспринимали смерть поэта как национальную катастрофу.

Выражения недовольства были вынуждены правительством Николая I принять чрезвычайные меры: дом поэта на момент гибели тела был задержан жандармами, панхид в Исаакиевской церкви отменен и передан в суд. суда, куда их пустили по специальным билетам. Гроб с телом Пушкина ночью тайно и под конусом отправили в псковское село. Друзья Пушкина обвинялись в намерении устроить политическую манифестацию из погребения поэта.

В таких условиях стихотворение Лермонтова (полный текст его см. На нашем сайте) было воспринято в российском обществе как смелое выражение протеста.

Сергей Безруков читает стихотворение М.Ю. Лермонтова "Смерть поэта"

Оставив впоследствии обстоятельства, при которых было написано стихотворение, арестованный Лермонтов показал, что болезнь в эти дни не выходила из дома. Однако есть основания полагать, что свидетельские показания были даны для того, чтобы отклонить нежелательные вопросы о том, где он был и с кем я встречался в то время.Семенов-Тянь-Шанский, прославившийся впоследствии географ и путешественник, а в то время десятилетний мальчик, вместе со своим дядей, цензором В.Н. Семеновым приехал в дом Пушкина, чтобы справиться с положением. здоровья поэта, и там, на Мойке, возле дома, где умер Пушкин, увидели Лермонтова.

Есть сведения, что стихотворение попало в списки 30 января - на следующий день после смерти поэта. К «случаю неполных стихов ...» приложен экземпляр, под которым дата: «28 генваров 1837 года» - хотя Пушкин умер только 29 числа.Однако следует иметь в виду, что слух о смерти Пушкина распространился несколько раз в течение двух с половиной дней, в частности, вечером 28-го числа. Судя по всему, в этот вечер Лермонтов написал и написал первую часть «Элегии» после жаркого спора с приятелями, прикрепившего ее к квартире, где он жил со своим другом Святославом Раевским. Раевский позже писал, что «Элегия» (то есть первоначальный текст стихотворения, заканчивающийся словами: «И на устах его отпечаток») была отражением мнения не одного Лермонтова, а очень многих.«По словам другого очевидца, родственника поэта А. Шан-Гурья», она была написана в продолжении «нескольких минут». С помощью друзей и коллег Раевского - сотрудников Департамента общественной защиты и госбезопасности. Департаментом военных поселений этот текст воспроизводился и разносился по городу в различных списках.

Через несколько дней (7 февраля) к Лермонтову приехал его родственник - Николай Столыпин приехал к Лермонтову, одному из ближайших сотрудников министра иностранных дел Несселя.Возник спор о Пушкине и Дантезе, в котором Столыпин встал на сторону убийцы поэта. Выражая враждебное отношение к Пушкину Великого Света и суждениям, исходившим из салона злейшего врага Пушкина, графини Нессельрод, он начал говорить, что Дантес не мог поступить иначе, как то, что иностранцы не подчиняются российскому суду и российским законам. Словно в ответ на эти слова, Лермонтов тут же приписал стихотворению шестнадцать новых - заключительных - строк, начинающихся словами: «А вы, высокомерные потомки // всем известная подлость знаменитых отцов».«

Мы дошли до списка стихотворений, в которые неизвестный современник Лермонтов, чтобы уточнить, кого имел в виду автор, говоря о «потомках знаменитой подлости знаменитых отцов», поставил имена графов Орловых, Бобринских, Воронцовских. , Завадовские, Князья Барятинские и Васильчих, Бароновы Энгельдтовы и Фредериксы, отцы и деды, добившиеся положения на дворе передергиванием, любовными узами, закулисными интригами, «определяю» одновременно »мусор... оскорбленные роды »- то есть те, чьи предки еще с древнейших времен - в 1762 году - на вершине Екатерины II, как и Пушкин, впали в немилость.

Копии с текстом заключительных строк «смерти поэта» начали распространяться в этот вечер, причем стихотворение шло на руки с «прибавлением» и без «прибавления». Текст с добавлением, в свою очередь, прозвучал в двух вариантах - один без эпиграфа, друг с эпиграфом, заимствованный из трагедии французского драматурга XVII века Жана Ротра «Везейслав» (перевод А.Genndon):

Летчинг, государь, буквы!
Поднимите ноги:
Будьте справедливы и накажите убийцу
Чтобы казнить его в конце века
Было объявлено о вашем правом суде над потомством,
Чтобы увидеть в этом злодея, пример.

Во многих «полных» экземплярах эпиграф отсутствует. Из этого следует, что он был предназначен не для всех, а для определенного круга читателей, связанных с «двором». В копии, снятой родственниками поэта для А.М. Верещагина и потому достаточно авторитетным, эпиграфом не является. Но копия, предоставленная эпиграфом, фигурирует в следственном деле. Есть основания думать, что привести к III ветки Полный текст с эпиграфом искал сам Лермонтов. Эпиграф должен был смягчить смысл последней строфы: ведь если поэт обращается к Императору с просьбой о наказании убийцы, значит, Николаю не нужно было воспринимать стихи как обвиняющие в свой адрес. В то же время среди широкой публики стихотворение прошло без эпиграфа.

Эпиграф понимался как способ введения правительства, вводящего в заблуждение, и усугублял вину Лермонтова.

После того, как Николай I получил список стихов с надписью «Явление революции» и заключительные строки были квалифицированы как «свободолюбивые, более чем преступные», Лермонтов, а затем и Раевский были арестованы. Семидневное следствие по делу «неинвалидов» закончилось ссылкой - Лермонтов на Кавказе, к Нижегородскому драгунскому полку, виновный в распространении стихов Раевский находится в Олонецкой губернии.

Впервые (без эпиграфа) поэма была напечатана в 1856 г. за границей: Герцен поместил ее в свою «Полярную звезду».

По материалам статей Ираклия Андронникова.

Поэма «Смерть поэта» была написана, когда у Лермонтова уже было несколько сотен произведений в поэтическом багаже, но читающая Россия узнала имя нового русского гения после появления именно этого произведения. Лермонтова, по мнению А.В. Дружинина, в "... Жггын, Поэтический Ямба, первым убил поэта, первым бросил железный стих в человека, поклявшегося памятью великого человека ».

Лермонтов не называет Пушкина ни по фамилии, ни по имени. Он находит более подходящее слово для этого случая: «Поэт», а заглавная буква подчеркивает величие Пушкина, его значимость. При этом слово «поэт» становится обобщенным, символическим.

Многие психологические детали названы точно: гордость, гениальное одиночество, способность «бунтовать против мнения света», «вольный, смелый дар».Этому высокому образу противопоставляется Ничхемная в образе Лермонтова как убийца с «пустым сердцем». Далее охарактеризовать не удалось. Определено самое значимое. И поэтому понятно, что этот человек не способен понять ни «страну чужого языка и морали», ни то, «что он поднял руку! ..» В шорохе злобы и печали Лермонтову даже нравится дуэль Онегин и Ленский Поединок Пушкина и Дантеса («как тот певец, неизвестный, но родной ...»).

Слова стихотворения стихотворения возбужденно пульсируют, попадают в обвинительные строки.Это настроение усиливается множеством стилистических форм (риторические восклицания и риторические вопросы, стандартные цифры, особая интонация конца предложения), средствами художественной выразительности, среди которых неожиданные сравнения, емкие эпитеты, разделяющие метафоры, звучание ...

Начальная редакция поэмы «Смерть поэта» Лермонтова состоит из двух частей. Первые тридцать три строки разворачивают главную тему - убийство Пушкина как следствие его постоянного и одинокого противостояния «Свету».Вторая часть, которую критик А. В. Дружинин назвал «Плач», состоит из двадцати трех строк. Главный мотив - любовь к поэту и боль утраты. Именно здесь образ Пушкина передан через поэтическое восприятие Лермонтова.

Узнав, что убийцы поэта ничего не угрожают, Лермонтов завершил «смерть поэта» пронзительным шестнадцатилетием. Он решительно изменил содержание и пафос всего предшествующего «плача» над поэтом и стал обвинением и приговором убийцам.Эти шестнадцать строк являются максимально обобщенными. Главный виновник уже не только человек, побывавший в России «на ловле счастья и званий». Обвинению предъявили «Свободу, Гению и Славу» Дворцам », стоящие у престола. Они скроются под покровительством власти и уйдут от праведного мирского суда. Но им не уйти от высшего - Божьего суда.

Между первым изданием и написанием последних шестнадцати строк прошло всего несколько дней. Стихотворение моментально разлетелось по спискам.Их роль исполнила другая Лермонтова С.А.Раевский. Стихотворение «Смерть поэта» читали, восторженно отзывались. Высоко оценил «смерть поэта» В.Л. Жуковский, П. Вяземский, В.Ф. Одоевский, П.А. Плетнев, А. и С. Карамзины и др. Многие друзья А.С. Пушкин. Однако были и другие «читатели»: чья услужливая рука отправила рукописный текст «смерти поэта» в третьи жандармы, указывая на то, что стихотворение является призывом к революции. Если отношение к первой части стихотворения никак не проявилось, то реакция на последние шестнадцать строк была молниеносной.Над Лермонтовым, как когда-то над Пушкиным, нависла угроза расправы ...

В этой статье мы рассмотрим краткий анализ стихотворения «Смерть поэта», написанного Михаилом Лермонтовым. Также включаем мысли об истории его написания, обращаем внимание на проблему, тему работы и основные изображения.

Поэма написана в 1837 году, и идея его написания напрямую связана со смертью великого поэта Александра Пушкина.Надо сказать, что сам Лермонтов в этот период болел, и стихотворение было его призывом, в котором он раскрывает всю тайну и обстоятельства смерти Александра Сергеевича.

Жанр, композиция и образы

Поэма «Смерть поэта», анализ которой мы сейчас проводим, состоит из двух частей, которые соответственно можно назвать Элегией и Сатирой. В первой части рассказывается, что поэт убил не Дантеса, а общество, сделавшее его на одинокую жизнь. Пушкин не выдержал одиночества и решил от него дуэль, заранее понимая, на что идет.Вторая часть содержит несколько модифицированных высказываний других поэтов и ответ Лермонтова тем, кто оказался на стороне убийц.

Задача стихотворения ярко выражена борьбой добра и зла. Читатель сам приходит к выводам, что можно назвать добром, а то - злом. Тема тоже очень злободневная и сразу понятная - это тема поэта и поэзии на реальном примере судьбы Александра Пушкина.

Как и должно быть, анализ «смерти поэта» должен раскрыть основные образы произведения.Это:

  • Образ Пушкина, который представлен как «святая русская поэзия», но это очень одинокий человек с чуткой романтической натурой.
  • Образы убийц, которых поэт называет «высокомерными потомками». Он показывает им злых, жадных, жадных.
  • Лирический герой - сам Лермонтов. Своим лицом и лицом современников он довольно резко выражает свое отношение к смерти поэта.

Сразу анализ стихотворения «Смерть поэта»

Это стихотворение наполнено трагическим настроем по отношению к обществу и содержит определенный призыв.Одинокий Пушкин бросил вызов обществу и был фактически убит перед своей физической смертью. Лермонтов считает, что Пушкину не нужно светское общество и общение с людьми, вышедшими из него.

Важно понимать, что образ Пушкина коллективен, и Лермонтов подразумевает, что это судьба всех поэтов, вступивших в борцовское общество. На тот момент в 34 года Пушкину было присвоено звание, которое мог получить 16-летний юноша. Эта позиция постоянно поднимается в светских кругах.Все знают, что Пушкин был готов к смерти и даже заранее знал, как он умрет, потому что предсказал гадалку, и он верил в это.

Это был золотой юноша, обеспеченный и глупый, способный разрушить тонкую натуру гениального поэта. Обращаясь к суду божьему, Лермонтов обращает внимание «убийц» Александра Сергеевича, что есть Кара не только земной суд.

Михаил Юрьевич почувствовал себя в Пушкине родным человеком и постарался передать читателям всю тайну смерти смерти через литературу.Чтобы остальные понимали, к чему может привести травление души. Учите людей быть добрее и отзывчивее по отношению к другим.

Вы прочитали краткий анализ стихотворения «Смерть поэта» Михаила Лермонтова, и мы надеемся, что он был вам полезен.

Лермонтова жизнь и смерть | Президентская библиотека

15 октября 2019 года исполняется 205 лет со дня рождения великого русского поэта Михаила Лермонтова, одного из самых глубоких и глубоких поэтов России. Электронная коллекция Президентской библиотеки Михаила Лермонтова (1814–1841), отмечавшего свое 200-летие в 2014 году, содержит материалы, раскрывающие незаурядную личность поэта и его роль в становлении новой литературы в России.То, что Лермонтов прожил всего 27 лет, не мешало ему постигать сакральную сущность России и характер препятствий на ее историческом пути, заглядывать в самые сокровенные уголки русской души.

В электронные коллекции Президентской библиотеки поступают новые редкие издания: неизданные стихи Михаила Лермонтова, черновики его знаменитых литературных произведений, многочисленные рисунки, художественные фильмы и видеолекции и другие материалы. Недавно вышло издание «Литературное наследие.№. 45/46. Михаил Лермонтов », 1948 г., со статьей Б. Эйхенбаума, где говорится об случайно обнаруженной рукописи, в сборник которой попали еще не опубликованные стихотворения Лермонтова.

Многие авторы биографических очерков пытаются найти корни гениальности в раннем детстве поэта, из хрупкого на вид ребенка, рано потерявшего родителей и оставшегося на попечении бабушки Э. А. Арсеньевой в ее имении в Тарханах. В связи с этим образ матери поэта описан в электронной копии альбома Михаила Лермонтова: «Марья Михайловна, - читаем мемуары родственницы Лермонтова, - была одарена музыкальной душой.Уложив ребенка к себе на колени, она играла на пианино, а он, прижавшись к ее голове, сидел неподвижно, звуки словно сотрясали его младенческую душу, а по лицу катились слезы. Мать дала ему свою необычайную нервозность ».

В результате вырос талантливый мужчина с обнаженными нервами, рефлексирующий, остро реагирующий на все происходящее вокруг, презирающий пошлость в любых ее проявлениях. За это он, по сути, поплатился жизнью - глупая стычка с товарищем Мартыновым привела к дуэли под горой Машук в Пятигорске.

Поэма «Смерть поэта», написанная по случаю трагической гибели Александра Пушкина, принесла ему славу. .

По материалам «Лермонтова о смерти Александра Пушкина: по подлинным документам» // Вестник Европы. 1887. Vol. 1 ". Лермонтов был ужасно потрясен смертью Пушкина".

Правительство расценило стихотворение как призыв к мести, осознав его социальную значимость, и корнет Лермонтова был сослан на Кавказ в качестве прапорщика.

Кавказ 30-х - начала 40-х годов XIX века был местом экспедиций царских войск для подавления восстания горцев. «Были очень образованные и интересные люди, - вспоминали однополчане Лермонтова, - не последними среди них были декабристы, которых в то время отправляли на Кавказ рядовыми солдатами после сибирской каторги или в поселках». «На Кавказе ... среди величественной природы времен Ермолова не исчез прибежище русской свободной мысли, где по воле правительства собирались ссыльные, а генералы, по легенде, оставались их друзьями. ".

В то же время, проявив необычайное мужество, Лермонтов был поэтом, собирателем кавказских народных сказок и легенд, из которых впоследствии сложились «Демон», «Послушник» и другие произведения. Именно на Кавказе в перерывах между боями Михаил Лермонтов писал свои лучшие полотна маслом и акварелью, создавал карандашные зарисовки горных пейзажей и батальных сцен: «Вид Пятигорска», «Танец грузин», «Тифлис. Замок Метехи »,« Два горца у реки »- эти рисунки размещены на портале Президентской библиотеки.

В это же время Михаил Юрьевич писал письма сестре своего друга Варваре Лопухиной. Лермонтов поговорил с ней о главном: он выразил опасения, что служба в армии помешает ему заниматься литературой, что в новой сфере он не сможет развить свои способности и т. Д., Что отражено в сборнике «Литературное наследие». №. 45/46. Михаил Лермонтов ». Поэт выразил намерение передать свои рукописи Варваре Александровне, на что она ответила:« Вы поступите хорошо, послав мне все, что вы написали до сих пор.Знаете, я честно храню все присланное вами, и вы когда-нибудь с удовольствием все прочитаете ». Она попросила его написать: «Если у вас нет времени заниматься этим каждую неделю, ну, тогда раз в две недели. Но, пожалуйста, не лишайте меня этого утешения ». Но она тогда вышла замуж.

Лермонтов, так рано потерявший мать и остро нуждавшийся в женском понимании и участии, не мог получить их ни от одной из понравившихся ему женщин. Настоящей опорой в жизни осталась только воспитавшая его бабушка.

Благодаря Елизавете Алексеевне Лермонтову дали отпуск, он приехал в Петербург, куда его пригласили в лучшие столичные салоны. Между тем поэт строил собственные планы на дальнейшую жизнь. «Я еще надеюсь, дорогая бабушка, что все же получу помилование и выйду на пенсию», - писал он Э.А. Арсеньевой в мае 1841 года.

Поэт отправился на Кавказ в роковом ожидании скорого конца.

Мартынов простить не мог. Лермонтов погиб на горе Машук во время бессмысленной дуэли, так и не узнав, что командующий войсками на Кавказской линии и Причерноморье генерал-адъютант Граббе в рапорте от 3 февраля 1841 года за № 76 снова представил Лермонтова к награде - на этот раз не к тому приказу, которому генерал неудачно изобразил сорвиголову, а к «золотой полусабле».Но на этот раз снова отказали - уже после смерти поэта.

На смерть Пушкина Поэма Михаила Юрьевича Лермонтова

Пал, раб мишуры-чести,
Жертва похоти клеветы;
Голова Надменного Поэта благороднейшего,
Наклонился на израненную грудь в пыли.
Его свободная душа больше не могла страдать
Низкая дурная слава вульгарного мира;
Он восстал против мирового мнения,
И как герой, одиноким он пал.
Он упал! К чему рыдания -
Бесполезный хор слез и похвалы?
Жалкие заикающиеся отговорки!
Судьба говорила, - никакая сила не унимает!
Разве вы не всегда вместе
Его священный гений наживал рану,
Безмолвная ярость раздулась до пламени,
Вам нравилась ваша работа раньше?
О торжество! Земные муки
Душа Поэта полностью вынесла,
Погашены огни вдохновленные,
Лавровая корона там лежит без листьев!
Убийца презрительным взором
Твердо прицелился,
Нет быстрее его сердце, Убийца!
И стыдливо пожал поднятую руку.
Неудивительно; издалека пришел он
Как неизвестный авантюрист,
За достойное звание, звезда порядка -
Осталось только его безумное желание.
Насмешливо и самодовольно дразнил он
Права и обычаи нашей земли,
Он не мог понять нашей славы,
На что он поднял руку.

'Вот он, отсюда! Его песня «
The Singer» даже в той песне, которую он спел;
Кто горячего, героического настроения,
В позорной смерти пролил свою кровь! '

Почему он оставил безмятежную домашнюю жизнь,
В поисках завистливого рынка,
Где задыхается каждое свободное пламя,
Разоблачить его на базе убийц?
Человеческая порода, которая знала лучше
С самых ранних лет юности, чем он ...
Почему он поверил ложному притворству
Злобы и лицемерия?
Ах, из его лаврового венка ты украл его,
Вместо этого дал ему мученический венец,
И теперь жестокие шипы пронзили его
E'en до крови его гордой головы!
Его последние дни были для него отравлены -
Оскорбленным презрением бессмысленных дураков,
Он умер от жажды, обвинив
Что всякую надежду обманывает его сердце!

Заглуши навеки волшебное эхо,
Чудеса больше не откроются,
Дом Поэта темен и узок -
На губах Певца печать.

Но вы, сыновья дерзкие и бессовестные -
Клеветники, отцы неверные!
Кто протоптал чистую душу другого
Под вашими ногами, кто рьяно
Прижался к царскому престолу с вашей чепухой
К славе и свободе закалилась ненависть!
Что ж, вы можете насмехаться над правдой и справедливостью,
Закон дает вам прикрытие и защиту,
Только высший закон может выносить приговор!
Могущественный Судья без нападения
Отомстите за смерть Поэта его убийцам,
Высший Судья, который не подведет!
Так что клевещи с наглым мужеством,
Ярость твоей ненависти ничто не сдерживает -
Так как твоя темная кровь не могла искупить
Одна капля в чистых венах Поэта.

★ Стихи о смерти - произведения о смерти .. Информация | Около

Пользователи также искали:

и смерть не будет владычествовать, имеют, должен, смерть, доминион потому что я не мог остановиться ради смерти, останавливаться, мог, Смерть, Так как, так как, анализ, перевод, переходя через бар, Пересечение, Пересекая бар, мертвец (стихотворение), общество, Мертвый, мертвых, поэты онлайн, книга, смотреть, кино, читать, смотреть Котировки, netflix стихотворение,

Чтение поэзии войны

Списки книг широко распространены, и каждый служит определенной цели в сообществах, для которых они созданы и распространяются.Военное сообщество не исключение, и списки для чтения многочисленны. Рассмотрим, например, недавний выпуск списка для чтения начальника штаба армии, собрания из более чем 100 наименований, предназначенных для помощи солдатам в личном обучении и профессиональном развитии. Или рассмотрим список «Что читают успешные стратеги», составленный Аароном Базеном на основе опросов военнослужащих и состоящий как из художественной, так и из научно-популярной литературы, который подпитывается и поддерживается списками, подобными списку начальника штаба, взаимно подкрепляющим образом.Затем есть более узконаправленные списки, такие как «Художественная литература для стратега» Дайан Мэй или «Научная фантастика и стратег», составленные Натаном Финни и бригадным генералом Миком Райаном, чтобы дополнить более типичные списки профессиональной литературы. Однако, просматривая эти конкретные списки и профессиональные военные списки литературы в целом, есть очевидный пробел. Хотя они охватывают художественную и научную литературу в различных формах, они слишком часто полностью исключают поэзию.

Почему это разрыв? Почему это создает уязвимость в нашем мышлении? Потому что существует реальная разница между чтением художественной и научной литературы, с одной стороны, и поэзией, с другой.Марианна Мур однажды написала:

Мне это тоже не нравится
Однако, читая это с полным презрением, в
все же обнаруживаешь место для подлинного.

В поэзии войны мы фиксируем что-то из подлинного опыта, воздвигаем памятник этому опыту и делимся им с другими. Как пишет Бен Лернер в книге «Ненависть к поэзии »: «Поэзия возникает из желания выйти за пределы конечного и исторического - человеческого мира насилия и различий - и достичь трансцендентного или божественного.«Поэзия войны представляет собой запись нашего опыта войны за пределами конечного и исторического. Мы можем воспроизвести и вспомнить или возвысить славу и позор, гордость и стыд, жизнь и смерть, трансцендентное и божественное.

Однако важно то, что поэзия - это в высшей степени индивидуальный опыт - для поэта и для читателя поэзии - и поэтому требует разнообразия. Солдаты переживают войну иначе, чем мирные жители, а лидеры - иначе, чем те, кого они возглавляют. Древние переживали войну иначе, чем наши современники.Мужчины переживают войну иначе, чем женщины. Мы, , переживаем войну иначе, чем , они , и живые определенно переживают ее иначе, чем мертвые.

Поэтому мы хотели бы предложить список стихов, отражающих разнообразный опыт войны ... и проект.

Приведенный ниже список не является ни исчерпывающим списком, ни характеристикой канона военной поэзии, который следует прочитать… но это начало этого разговора. Предлагаем вам - читателям и писателям военной поэзии - рассказать нам, что мы упустили.Выберите свое любимое стихотворение (не книгу, не поэта ... а стихотворение) и напишите его в Твиттере или ответьте на Facebook, указав автора, название и хэштег #TheBridgeReadsPoetry. В ближайшие недели мы объединим представленные материалы в более крупный список, отражающий весь наш опыт войны и военной поэзии. Мы создаем микстейп из отдельных стихотворений и создаем его вместе.

Михаил Лермонтов Часть I: Оригинальный хипстер


Если русская литература - это история подражателей Пушкину, то Лермонтов был первым, и он по-прежнему лучший.Многие пытались подражать стилю Пушкина, но немногие дошли до того, чтобы написать трагические стихи о гибели своего героя на дуэли и, спустя годы, сам погибнуть на дуэли. Люди просто больше не стремятся так писать.

Великий роман Михаила Лермонтова Герой нашего времени - обязательное чтение для всех, кто только что учится в колледже или просто в мире, и находит отклик сегодня. Герой - Печорин, уверенный в себе, но чуткий солдат, странствующий по Кавказу, объясняющий всем, кто будет слушать, как ему скучно по жизни.Это похоже на кого-нибудь из ваших знакомых?

При встрече со старшим бойцом Максимом Максимичем Печорин разражается явно отрепетированным трауром по собственной, молодой жизни. Ничего не доставляет ему удовольствия! Сначала он попробовал удовольствия, которые можно купить за деньги, но они стали ему противны. Потом он попытался читать, но там даже он остался без чувства приключений. И он отправился в горы Кавказа, повсюду переживая приключения! Он был впервые в жизни счастлив. Но вскоре ему снова стало скучно.Скучно больше, чем раньше! Он избегает женщин, чтобы избежать мелодрамы. Волнение, грусть, ничего не достает этому парню, Печорину. Так что он просто собирается продолжать приключения и путешествовать, и, надеюсь, он умрет по дороге в какое-нибудь экзотическое место.

Максим Максимич почти возмущен. Он впервые слышит, как кто-то говорит о такой скуке в возрасте двадцати пяти лет! На самом деле его беспокоит, что все, кто живет в большом городе, такие. Он надеется, что большинство 25-летних чуть более оптимистично.

Позже, размышляя об опасностях своих приключений, Печорин замечает: «Если я умру, я умру. Без меня мир станет лучше, а мне самому значительно скучно ».

В шутливом предисловии к « Герой нашего времени» Лермонтов утверждает, что хочет проиллюстрировать не одного человека, а развитие и пороки целого поколения. Его поколение было одним из первых разочаровавшихся молодых людей, которых больше не могли разбудить великие страсти досовременного времени. Французская революция прошла и прошла, и пришел романтизм.Великих идей больше было недостаточно, чтобы таким же образом вызвать бунт. Они вели сначала кровопролитие, затем Наполеона, а затем вернулись к монархии.

Печорин отвлекается от дискурса и обожает природу и путешествия. Он хочет быть в мире, и его страсти редко вспыхивают. Даже с женщинами. Он преследует черкесскую принцессу главным образом потому, что ему не положено, и он не хочет спать или жениться на ней: он интеллектуализирует свою жизнь до такой степени, что намеренно входит в опасные ситуации (например, когда он присоединяется к дуэли, против которой, как он знает, его), чтобы увидеть, вызывает ли это чувство.

Это может быть правдой для всех людей в возрасте от двадцати лет, но есть что-то знакомое в этой скуке, безразличии и отчаянном стремлении к свободе воли в своей жизни. Поколение Y по крайней мере в той же степени, что и предыдущие поколения, обвиняется в меланхолической самоуспокоенности, а может, и в большей степени, а некоторые, например Печорин, ищут приключений в плохом поведении просто так.

Что делает A Hero of Our Time таким интересным, так это глубокая психология. Хотя прозу Пушкина приятно читать (Лев Толстой говорил, что рассказы Пушкина чистые, ничего лишнего, но как-то «голые»), Лермонтов вносит психологию.Пушкин видел в рассказе проблему, которую нужно решить, но Лермонтов видел в ней проблему, которую нужно исследовать. Рассказы Пушкина о Белкине кажутся более глупыми и сказочными, чем проза Лермонтова. Самоанализ в «Герой нашего времени » не только затрагивает нас как связанный много лет спустя, но также оказал глубокое влияние на траекторию русской, а затем и мировой литературы, психологического и внутреннего мира романов.

Это и культурные столкновения в горах Кавказа по-прежнему являются проблемой в наше время.На этой неделе белые протестующие неистовствовали по Москве в поисках убийцы Егора Щербакова. В убийстве обвинили мигранта с Кавказа (где происходит действие Герой нашего времени ), и протестующие решили выбить окна и захватить овощной склад.

Поскольку старый автор пережил гамму революций и столетий, и когда он приближается к дню рождения с круглым числом, нам иногда нравится думать: «Что бы Лермонтов увидел сегодня?» Читая сейчас A Hero of Our Time , читатель ощущает человека с современным мировоззрением.Этот роман по-прежнему предназначен для более молодых читателей, и в отличие от произведений Гоголя, которые становятся лучше по мере того, как вы становитесь старше и больше видите мир, роман Лермонтова может показаться слишком романтичным и временами утомительным.

Но он был молод, когда писал. Для такого молодого писателя это поразительно, и мы стараемся не думать, а что, если бы Лермонтов прожил еще лет двадцать? (Но тогда что, если бы Пушкин прожил еще 20 лет?) Мы сомневаемся, что Лермонтов выбрался, пока он был впереди.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *