Содержание

Стихи А. С. Пушкина, посвященные няне…

***

Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя,
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня.
Ты под окном своей светлицы
Горюешь, будто на часах,
И медлят поминутно спицы
В твоих наморщенных руках.
Глядишь в забытые вороты
На черный, отдаленный путь:
Тоска, предчувствия, заботы
Теснят твою всечасно грудь…

***

Я сам не рад болтливости своей,
Но детских лет люблю воспоминанье.
Ах! умолчу ль о мамушке моей,
О прелести таинственных ночей,
Когда в чепце, в старинном одеянье,
Она, духов молитвой уклоня,
С усердием перекрестит меня
И шопотом рассказывать мне станет
О мертвецах, о подвигах Бовы…
От ужаса не шелохнусь бывало,
Едва дыша, прижмусь под одеяло.
Не чувствуя ни ног, ни головы.

Зимний вечер

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя,

То по кровле обветшалой
Вдруг соломой зашумит,
То, как путник запоздалый,
К нам в окошко застучит.

Наша ветхая лачужка
И печальна и темна. –
Что же ты, моя старушка,
Приумолкла у окна?
Или бури завываньем
Ты, мой друг, утомлена,
Или дремлешь под жужжаньем
Своего веретена?

Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя, где же кружка?
Сердцу будет веселей.
Спой мне песню, как синица
Тихо за морем жила;
Спой мне песню, как девица
За водой поутру шла.

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя.
Выпьем, добрая подружка.
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.

journal-shkolniku.ru

Александр Пушкин — Няне: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя!
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня.
Ты под окном своей светлицы
Горюешь, будто на часах,
И медлят поминутно спицы
В твоих наморщенных руках.
Глядишь в забытые вороты
На черный отдаленный путь:
Тоска, предчувствия, заботы
Теснят твою всечасно грудь.
То чудится тебе…

Анализ стихотворения «Няне» Пушкина

Имя простой крестьянки Арины Родионовны стало благодаря великому поэту известным и даже нарицательным. Она была первой воспитательницей молодого поэта, познакомила его с удивительным миром национальных преданий и сказаний. Благодаря няне Пушкин впервые ощутил всю прелесть и живую силу русского народного языка, его богатство и разнообразие. Учеба в Царскосельском лицее и последующая бурная жизнь отдалили поэта от своей первой учительницы. Он мог только изредка навещать ее. Ссылка поэта в с. Михайловское, продолжавшаяся около двух лет, вновь позволила Пушкину постоянно общаться с Ариной Родионовной. Ей он доверял свои самые заветные мечты и поэтические замыслы. В 1826 г. поэт создал стихотворение «Няне», посвященное наиболее преданной ему женщине.

Пушкин относился к Арине Родионовне не только как к воспитательнице, он испытывал к ней почтительную любовь и уважение. Он с первых строк обращается к няне со словами «подруга» и «голубка». Это не просто фамильярность к крестьянке, так поэт выражает нежность своего чувства. В жизни Пушкина было много людей, которые кардинально поменяли к нему отношение после царской опалы. Арина Родионовна была одной из немногих, кто до конца сохранял верность поэту. В деревенской глуши она преданно ждала своего любимого воспитанника.

Устав от бесконечных насмешек высшего общества и преследования цензуры, Пушкин всегда мог в воспоминаниях обратиться к образу любимой старушки. Он представляет ее себе сидящей у окна с неизменным вязанием. Неясная «тоска», «предчувствия» связаны с переживаниями за судьбу поэта, который навсегда остался для нее маленьким мальчиком.

Пушкин отмечал, что ссылка в Михайловское стала для него не только наказанием, но и отдыхом от шумной городской суеты. Скромная деревенская жизнь стала для поэта свежим источником вдохновения. Немаловажную роль в этом сыграла Арина Родионовна. В ее обществе Пушкин проводил все вечера, возвращаясь в детство. Поэт вспоминал, что только благодаря няне ему никогда не было скучно.

Стихотворение создает ощущение начала какой-то сказки или предания. Образ сидящей у окна няни в точности повторен Пушкиным впоследствии в «Сказке о царе Салтане…».

Произведение осталось неоконченным. Оно внезапно обрывается словами «то чудится тебе…». Можно лишь предполагать, что хотел сказать поэт дальше. Несомненно, что и дальнейшие строки были бы проникнуты тем же нежным и светлым чувством.

Читать стих поэта Александр Пушкин — Няне на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

rustih.ru

Стихотворение полностью Няне, Пушкин

С детских лет маленький Саша – будущий великий русский поэт А.С.Пушкин – воспитывался под присмотром нянечки Арины Родионовны. Родители мало времени уделяли для воспитания детей, возложив все заботы на плечи простой крестьянской женщины. Именно няня присматривала за Сашенькой, гуляла с ним, поведывала сказки, напевала колыбельные, укладывая его спать. Благодаря ее поговоркам и преданиям Саша с малолетства познакомился с народным творчеством, что в последствии оказало огромное влияние на на его произведения. Именно ей он посвящал строки очарования и признательности в своих стихах.

Полностью текст стихотворения Няне Пушкина

Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя!
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня.
Ты под окном своей светлицы
Горюешь, будто на часах,
И медлят поминутно спицы
В твоих наморщенных руках.
Глядишь в забытые вороты
На черный отдаленный путь;
Тоска, предчувствия, заботы
Теснят твою всечасно грудь.
То чудится тебе. . .

(А. С. Пушкин “Няне” 1826 г.)

Арина Родионовна появилась на свет в 1758 году в большой семье крепостных крестьян, воспитывающих семерых детей. Ей пришлось познать голодное безрадостное детство, нищету крестьянской жизни. Девушка попросилась присматривать за детьми своих хозяев. Ее взяли няней в семью Пушкиных к дочери Ольге. После рождения Сашеньки она начинает присматривать за обеими детьми. Все свои заботы, всю ласку и любовь простого крестьянского сердца возложила она на алтарь воспитания малышей. Няня постоянно находится рядом с детьми, сопровождает их в поездках из Михайловского в Петербург, где они проводят каждую зиму.

Арина очень привязалась к мальчику, полюбила его всем сердцем. Всю нежность, душевную теплоту и щедрость подарила она своему “ангелочку”, что не могло не вызвать ответного чувства признательности. Няня стала для будущего поэта всем: подругой, ангелом-хранителем, музой. Александр Сергеевич поверял ей свои мысли и мечты, делился секретами,  искал у нее утешения. Все то, что не мог получить у родителей, он находил у своей “мамушки”.

После поступления на службу встречи повзрослевшего Александра с няней стали редкими; юноша не мог часто посещать Михайловское. Лишь в 1824 г. Александр Сергеевич приехав в поместье изгнанником, снова попадает в заботливые нежные руки. Осенью 1824 г. в своих письмах к брату он делится впечатлениями от народных песен, сказок, поговорок, которыми щедро одаривает его жизнерадостная, добрая рассказчица-няня. Он признается, что восполняет ими упущения “проклятого своего воспитания”. “Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма!” – с восхищением восклицает поэт.

В те тяжелые годы “матушка” становится для поэта лучшим другом, учителем, опекуном, человеком, умеющим выслушать, дать дельный совет, поделиться своей мудростью. Эта простая русская женщина своими повествованиями подтолкнула юношу к первому шагу в большую литературу.

Пушкин также проявляет к ней с особое тепло и трепетное уважение. “Подруга дней моих суровых, Голубка дряхлая моя!”. За этой легкой иронией в обращении к няне скрывается безмерная благодарность за пережитые вместе испытания и тихая грусть.

Озвученный полностью стих “Няня”

В последствии он с любовью и нежностью воспроизводит ее образ в своих произведениях: няни Татьяны в “Евгении Онегине” и Дубровского в одноименной повести; прототипы мамки Ксении из “Бориса Годунова” и княжны из “Русалки”.  Он не скрывает, что к написанию этих образов его натолкнули преданность и мудрость кормилицы, нежной нянечки Арины.

Последний раз Пушкин увиделся с няней осенью 1827 г., но толком пообщаться не успел. Летом 1828г. его “мамушки” не стало. Потрясенный смертью няни, он признает, что лишился самого надежного, справедливого и испытанного друга. Александр относился к ней с уважением и чувством безмерной признательности.

gto-normativy.ru

Стих пушкина няне полностью текст

А.С. Пушкин — Няне текст песни

  • Тексты песен
  • А.С. Пушкин
  • Няне

Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя!
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня.
Ты под окном своей светлицы
Горюешь, будто на часах,
И медлят поминутно спицы
В твоих наморщенных руках.
Глядишь в забытые вороты
На черный отдаленный путь;
Тоска, предчувствия, заботы
Теснят твою всечасно грудь.
То чудится тебе.


В старину воспитанием детей в дворянских русских семьях занимались не гувернеры, а няни, которых обычно подбирали из крепостных крестьян. Именно на их плечи ложились повседневные заботы о барских малышах, которых родители видели не более нескольких минут в день. Именно так протекало детство поэта Александра Пушкина, который практически сразу же после рождения был передан на попечение крепостной крестьянки Арины Родионовны Яковлевой. Эта удивительная женщина впоследствии сыграла в жизни и творчестве поэта очень важную роль. Благодаря ей будущий классик русской литературы смог познакомиться с народными сказками и преданиями, которые впоследствии нашли отражение в его произведениях. Более того, став взрослее, Пушкин доверял няне все свои секреты, считая ее своей духовной наперсницей, которая может и утешить, и подбодрить, и дать мудрый совет.

Арина Яковлева была закреплена не за конкретным поместьем, а за семьей Пушкиных. Поэтому когда родители поэта продали одно из своих имений, в котором проживала крестьянка, то забрали ее с собой в Михайловское. Именно здесь она прожила почти всю свою жизнь, изредка выезжая вместе с детьми в Петербург, где они проводили время с осени до весны. Когда Александр Пушкин окончил лицей и поступил на службу, его встречи с Ариной Родионовной стали редкими, так как поэт практически не бывал в Михайловском. Но в 1824 году он был сослан в родовое имение, где провел почти два года. И Арина Родионовна в этот непростой период жизни поэта была его самым верным и преданным другом.

В 1826 году Пушкин написал стихотворение «Няне», в котором выразил этой мудрой и терпеливой женщине свои признательность за все, что им вместе довелось пережить. Поэтому неудивительно, что с первых строк произведения поэт обращается к этой женщине достаточно фамильярно, но, вместе с тем, очень уважительно, называя ее «подругой дней моих суровых» и «дряхлой голубкой». За этими слегка ироничными фразами кроется огромна нежность, которую Пушкин испытывает к своей няне. Он знает, что эта женщина духовно намного ближе ему, чем собственная мать, и понимает, что Арина Родионовна беспокоится о своем воспитаннике, в котором души не чает.

«Одна в глуши лесов сосновых давно, давно ты ждешь меня», — с грустью отмечает поэт, понимая, что эта женщина до сих пор переживает о том, как же сложится его судьба. При помощи простых и емких фраз поэт рисует образ престарелой женщины, главной жизненной заботой которой по-прежнему остается благополучие «молодого барина», которого она по-прежнему считает ребенком. Поэтому Пушкин отмечает: «Тоска, предчувствия, заботы теснят твою всечасно грудь». Поэт понимает, что его «старушка» каждый день проводит у окна в ожидании, когда же на дороге появится почтовая карета, в которой он приедет в родовое имение. «И медлят поминутно спицы в твоих морщинистых руках», — отмечает поэт.

Но при этом Пушкин понимает, что теперь у него совсем другая жизнь, и он не в состоянии бывать так часто в Михайловском, как того бы хотелось его старой няне. Поэтому, пытаясь оградить ее от постоянных тревог и волнений, поэт отмечает: «То чудится тебе…». Его последняя встреча с Ариной Родионовной произошла осенью 1827 года, когда Пушкин был проездом в Михайловском и даже толком не успел поговорить со своей кормилицей. Летом следующего года она скончалась в доме сестры поэта Ольги Павлищевой, и ее смерть очень сильно потрясла поэта, который впоследствии признался, что потерял своего самого верного и преданного друга. Арина Яковлева похоронена в Санкт-Петербурге на Смоленском кладбище, однако ее могила считается утерянной.
Другие тексты песен «А.С. Пушкин»

velikiy-pushkin.ru

Пушкин и няня Арина Родионовна

Documents

войти

Загрузить

×

  1. No category

advertisement

advertisement

Related documents
Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837) А. С. Пушкин. Детские
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Удомельская гимназия №3 им. О.Г.Макарова» Тема урока
Обращение — ГБОУ школа №657
Пушкин и няня Арина Родионовна.

Document 757921
Document 4991773
Личность Арины Родионовны и её роль в становлении таланта

Детям об Александре Сергеевиче Пушкине. Воспитатель: Сморж А.А.

Слово учителя.
А.С.Пушкин Потические картины зимы

Приложение 2
Элективный курс по русскому языку.
Александр Сергеевич Пушкин 1799-1837
Пушкин и няня

Внеклассное чтение. По сказкам А.С.Пушкина.

А.С.Пушкин-великий русский поэт

«Пушкинские места!« — с ностальгией восклицают все. Кто там

studydoc.ru

Няня Пушкина[41]. «Любовь к родному пепелищу…» Этюды о Пушкине

Няня Пушкина[41]

Арина Родионовна… Это имя простой русской женщины так же широко известно всей России, как и имя ее гениального питомца.

Нянины сказки и присказки, «преданья старины глубокой» и песни Пушкин слушал не раз – и навсегда запомнил. Отбывая Михайловскую ссылку, он снова, как в детские годы, просит няню:

Спой мне песню, как синица

Тихо за морем жила;

Спой мне песню, как девица

За водой поутру шла.

Арина Родионовна пела и снова рассказывала, уже знаменитому двадцатипятилетнему поэту, были и небылицы про избушку на курьих ножках, про тридцать витязей прекрасных. А Пушкин внимательно слушал, записывал их в большую тетрадь и превращал в замечательные сказки, поэмы и песни, которыми все мы, и дети и взрослые, зачитываемся.

В Пушкинском доме Академии наук СССР бережно хранятся записи, сделанные рукою Пушкина со слов няни. Сохранились автографы посвященных няне стихотворений и дружеская переписка поэта, где упоминается имя Арины Родионовны.

* * *

Мы хорошо представляем себе эту женщину, заворожившую младенческую душу будущего поэта старинными преданиями. Этот образ встречается на страницах многих произведений Пушкина. Арина Родионовна – прототип Филиппьевны, няни Татьяны в «Евгении Онегине», мамки царевны Ксении в «Борисе Годунове», мамки княгини в «Русалке», Орины Егоровны в «Дубровском».

Пушкин вспоминает пестовавшую его в детские годы

С платком на голове седой,

Старушку в длинной телогрейке —

и пишет:

В больших очках и с резвою гремушкой,

Ты, детскую качая колыбель,

Мой юный слух напевами пленила

И меж пелен оставила свирель,

Которую сама заворожила.

Родилась Арина Родионовна 10 апреля 1758 года. Она была крепостной потомков Абрама Петровича Ганнибала, арапа Петра Великого, прадеда поэта. В старинных церковных книгах при рождении ее записали Ириной, а в обиходе звали по-крестьянски – Ариной.

Ей было двадцать три года, когда она вышла замуж за Федора Матвеева, крепостного Ганнибалов. Они венчались в той же церкви села Суйды Петербургской губернии, где через пятнадцать лет венчались родители поэта – Надежда Осиповна Ганнибал и Сергей Львович Пушкин.

У Арины Родионовны было уже четверо детей, когда у Пушкиных в 1797 году родилась дочь Ольга, а через полтора года – Александр, будущий поэт. Ее взяли к ним няней. Она вырастила и младшего их брата, Льва.

Александр горячо любил свою няню. Она стала для него второй матерью. Он и называл ее часто мамой.

– Батюшка, за что ты меня все мамой зовешь? Какая я тебе мать? – спрашивала бывало Пушкина Арина Родионовна.

А он отвечал ей:

– Разумеется, ты мне мать: не та мать, что родила, а та, что своим молоком вскормила…

* * *

Расставшись в 1811 году с няней, Пушкин шесть лет учился в Лицее. Три года прожил после этого в Петербурге. Потом за свои вольнолюбивые стихотворения был сослан на юг России. Пробыв четыре года в Кишиневе и Одессе, поэт переехал в Михайловское, где ему предстояло отбыть еще два года ссылки.

Арина Родионовна увидела уже не того шаловливого мальчика, с которым она рассталась тринадцать лет назад. Это был уже поэт, имя которого знала вся Россия. Но для Арины Родионовны он оставался все тем же вскормленным ею питомцем.

Они поселились в двух горницах маленького михайловского домика, о котором Пушкин писал:

Наша ветхая лачужка

И печальна, и темна.

Эти михайловские годы очень сблизили их.

Неграмотная русская женщина стала любимейшей спутницей поэта. С нею, подневольной крепостной, Пушкин разделил и свои михайловские подневольные годы.

Вместе коротали они долгие зимние вечера. В трубе гудел ветер, Арина Родионовна, рассказывала «под жужжанье веретена» свои сказки, а Пушкин работал над «Русланом и Людмилою».

Он так и писал:

Времен минувших небылицы,

В часы досугов золотых,

Под шопот старины болтливой,

Рукою верной я писал…

Пушкин сообщал одному из своих друзей: «…вечером слушаю сказки моей няни, оригинала няни Татьяны… она единственная моя подруга – и с нею только мне не скучно».

«Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма!» – писал Пушкин брату в ноябре 1824 года.

Две записи, сделанные Пушкиным в своей тетради, показывают, как претворялись нянины были и небылицы в пушкинские сказки и поэмы. Арина Родионовна неторопливо сказывала, а Пушкин записывал:

«Что за чудо, говорит мачеха, вот что чудо: у моря лукоморья стоит дуб, а на том дубу золотые цепи, а по тем цепям ходит кот, вверх идет – сказки сказывает, вниз идет – песни поет. Царевич прилетел домой и с благословенья матери перенес перед дворец чудный дуб…»

И здесь же, на внутренней стороне переплета тетради, мы читаем этот нянин рассказ, преображенный в пролог к «Руслану и Людмиле»:

У лукоморья дуб зеленый;

Златая цепь на дубе том:

И днем и ночью кот ученый

Все ходит по цепи кругом;

Идет направо – песнь заводит,

Налево – сказку говорит…

Работая над «Борисом Годуновым», Пушкин писал в июне 1825 года своему другу Н. Н. Раевскому: «…у меня буквально нет другого общества, кроме старушки няни и моей трагедии».

«Родионовна, – писал биограф Пушкина П. В. Анненков, – принадлежала к… благороднейшим типам русского мира. Соединения добродушия и ворчливости, нежного расположения к молодости с притворной строгостью оставили в сердце Пушкина неизгладимое воспоминание».

Мы убеждаемся в этом, читая стихотворения Пушкина, обращенные к няне.

«Гонимый рока самовластьем», поэт мучительно влачит в Михайловском свои «в изгнании закованные дни» и в один из бесконечных зимних вечеров трогательно, задушевно спрашивает няню:

Что же ты, моя старушка,

Приумолкла у окна?

Или бури завываньем

Ты, мой друг, утомлена,

Или дремлешь под жужжаньем

Своего веретена?

Анненков писал, что Пушкин любил няню «родственной, неизменной любовью и в годы возмужалости и славы беседовал с нею по целым часам».

Но я плоды моих мечтаний

И гармонических затей

Читаю только старой няне,

Подруге юности моей… —

говорит Пушкин в четвертой главе «Евгения Онегина», написанной им в Михайловском.

В присутствии няни Пушкин читал навестившему его в январе 1825 года И. И. Пущину свои произведения и рукопись «Горя от ума» А. С. Грибоедова.

Мы «вошли в нянину комнату, где собрались уже швеи, – вспоминал впоследствии Пущин. – Среди молодой своей команды няня тревожно разгуливала с чулком в руках. Мы полюбовались работами, побалагурили и возвратились восвояси. Настало время обеда… начались тосты за Русь, за лицей, за отсутствующих друзей и за нее (за свободу)… попотчевали искрометным няню…».

Арина Родионова присутствовала и при встрече Пушкина с другим лицейским товарищем, А. А. Дельвигом. И, до последней степени взволнованная, плакала навзрыд, когда провожала Пушкина, уезжавшего в сентябре 1826 года вместе с фельдъегерем в Москву по вызову Николая I.

Пушкин тревожился за ее здоровье и из Москвы писал ей, в стихотворении «Няне»:

Подруга дней моих суровых,

Голубка дряхлая моя!

Одна в глуши лесов сосновых

Давно, давно ты ждешь меня.

Ты под окном своей светлицы

Горюешь, будто на часах,

И медлят поминутно спицы

В твоих наморщенных руках.

Глядишь в забытые вороты

На черный отдаленный путь:

Тоска, предчувствия, заботы

Теснят твою всечасно грудь.

Волновались о здоровье Арины Родионовны и друзья Пушкина.

Дельвиг спрашивал его: «Душа моя, меня пугает положение твоей няни. Как она пережила совсем неожиданную разлуку с тобою?»

Пушкин, снова оказавшись в Михайловском после поездки в Москву, писал по этому поводу 9 ноября 1826 года своему близкому другу поэту П. А. Вяземскому: «Деревня мне пришла как-то по сердцу. Есть какое-то поэтическое наслаждение возвратиться вольным в покинутую тюрьму. Ты знаешь, что я не корчу чувствительность, но встреча моей… няни – ей-богу приятнее щекотит сердце, чем слава, наслаждения самолюбия, рассеянности и пр. Няня моя уморительна. Вообрази, что 70-ти лет она выучила наизусть новую Молитву о умилении сердца владыки и укрощении духа его свирепости, молитвы, вероятно, сочиненной при царе Иване. Теперь у ней попы дерут молебен и мешают мне заниматься делом».

Няня, видимо, была в курсе всех дел и бед своего питомца и думала этой молитвой умилить сердце Николая I.

Она тоже волновалась, когда Пушкин снова уехал в Москву и долго не возвращался.

Она диктовала кому-нибудь трогательные и нежные письма и отправляла их с оказией. Сохранилось два таких письма, написанных 30 января и 6 марта 1827 года. Одно написано было каким-то полуграмотным однодворцем, другое – под ее диктовку Анной Вульф из Тригорского.

«Вы у меня беспрестанно на сердце и на уме, – диктовала няня, – и только, когда засну, то забуду вас… Ваше обещание к нам побывать летом меня очень радует. Приезжай, мой ангел, к нам в Михайловское, всех лошадей на дорогу выставлю.

Прощайте, мой батюшка, Александр Сергеевич.

За Ваше здоровье я просвиру вынула и молебен отслужила, поживи, дружочек, хорошенько, самому слюбится. Я, слава богу, здорова, целую Ваши ручки и остаюсь Вас многолю бящая няня Ваша

Арина Родионовна».

Нянины письма у Пушкина лежали среди драгоценнейших бумаг. Теперь они бережно хранятся в Пушкинском доме.

* * *

Тягостно проходила петербургская жизнь Пушкина после возвращения из ссылки. Его преследовал Николай I, досаждал мелочными придирками шеф жандармов Бенкендорф, за каждым его шагом следила тайная и явная полиция.

Пушкин все реже и реже встречался со своей няней и в последний раз виделся с нею в сентябре 1827 года. Она переехала вскоре к сестре Пушкина, Ольге Сергеевне Павлищевой, в Петербург и 31 июля 1828 года скончалась.

Пушкин тяжело переживал смерть Арины Родионовны. Тяжко восприняли смерть няни и друзья его.

Поэт Н. М. Языков, не раз навещавший Пушкина в Михайловском и всегда трогательно относившийся к Арине Родионовне, написал в 1830 году стихотворение «На смерть няни А. С. Пушкина».

Ты не умрешь в воспоминаньях

О светлой юности моей

И в поучительных преданьях

Про жизнь поэтов наших дней.

…………………………………

И вот тебе поминовенье —

На гроб твой свежие цветы!

Я отыщу тот крест смиренный,

Под коим меж чужих гробов

Твой прах улегся, изнуренный

Трудом и бременем годов.

Пред ним печальной головою

Склонюся; много вспомню я —

И умиленною мечтою

Душа разнежится моя!

Могилу няни сейчас не отыскать. Лучшим памятником Арине Родионовне навсегда остались посвященные ей стихотворения и воспоминания Пушкина и его друзей. И есть еще один вековечный памятник ей: в 1937 году именем Арины Родионовны, неграмотной крепостной крестьянки, названа изба-читальня в деревне Кобрино Ленинградской области, где она провела свои детские годы…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Няня Пушкина Арина Родионовна — Об этом нужно знать

Арина Родионовна Яковлева (1758-1828) – няня Александра Сергеевича Пушкина – родилась в деревне Лампово Копорского уезда Санкт-Петербургской губернии в семье крепостных крестьян. Её мать, Лукерья Кириллова, и отец, Родион Яковлев имели семерых детей. Подлинное имя няни было Ирина или Иринья, а дома звали её Арина.

Когда Арина Родионовна была ребёнком, её семья принадлежала подпоручику лейб-гвардии Семеновского полка графу Федору Алексеевичу Апраксину. В 1759 году имение Суйду и прилегающие деревни с людьми купил у Апраксина прадед А.С. Пушкина — А.П. Ганнибал. Так Арина Родионовна стала крепостной крестьянкой Ганнибалов. Арина в 1781 году вышла замуж за крестьянина Федора Матвеева (1756-1801), и ей разрешили переехать к мужу в принадлежавшее Ганнибалам село Кобрино, что неподалеку от Гатчины. Жили они бедно, в хозяйстве не было даже скотины. У Арины и Фёдора было 4 детей: Мария, Надежда, Егор и Стефан. В 43 года Арина Родионовна овдовела и больше замуж не выходила.

В Википедии я прочитала, что Арина Родионовна была няней матери Пушкина Надежды Осиповны. Территориально это было возможно. Ребенком Надежда Осиповна часто живала в селе Кобрино. Однако по времени срастается не очень. Надежда Осиповна родилась в 1775 году, а Арина Родионовна приехала жить в Кобрино к мужу в 1781 году, когда девочке было уже шесть лет. Да потом сама начала рожать и выкармливать четверых детей. Возможно хотя, что какие-то обязанности няни она и выполняла. Более вероятно, что няней Арина Родионовна стала в 1792 году, когда она была взята бабкой Пушкина Марией Алексеевной Ганнибал в качестве няни племянника Алексея, сына брата Михаила. В 1795 году Мария Алексеевна дарит Арине Родионовне за безупречную службу отдельную избу в Кобрине. В 1797 году родилась сестра поэта Ольга, после чего Арина Родионовна была взята в семью Пушкиных, сменив на этом посту свою родственницу или однофамилицу Ульяну Яковлеву. Сначала Арина Родионовна была кормилицей и няней Ольги, затем няней Александра Пушкина и его брата Льва.

Сергей Львович Пушкин вскоре после рождения дочери вышел в отставку и с семьей переехал в Москву, где жили его мать, брат и другие родственники. Арина, как кормилица и няня Ольги Сергеевны, уехала вместе с ними. В 1799 году у Пушкиных родился сын Александр. Вскоре Мария Алексеевна Ганнибал также решила перебраться в Москву. Она продала в 1800 году Кобрино с людьми, а в 1804 году купила под Москвой Захарово.

Арину с семьей и домом, в котором они жили, Мария Алексеевна исключила из запродажной. В 1801 году муж Фёдор умер от пьянства. Четверо детей Арины Родионовны остались после смерти мужа в Кобрино, а она сама находилась при Марии Алексеевне сначала среди многочисленной дворни в Москве, а после продажи Кобрино – в Захарово. Затем Арина в числе домочадцев переезжает в Михайловское.

После Ольги Арина вынянчила Александра и Льва, но кормилицей была только для Ольги.

У маленького Саши она была няней до 7 лет, а затем к нему приставили «дядьку» и гувернера. У Пушкина был Никита Козлов, верный и преданный «дядька», проводивший поэта до могилы.

Однако, в биографиях Пушкина няня затмевает собой Козлова. Первым на это обратил внимание Вересаев:

«Как странно! Человек, видимо, горячо был предан Пушкину, любил его, заботился, может быть, не меньше няни Арины Родионовны, сопутствовал ему в течение всей его самостоятельной жизни, а нигде не поминается: ни в письмах Пушкина, ни в письмах его близких. Ни слова о нем — ни хорошего, ни плохого».

А ведь именно Никита Козлов принес раненого поэта в дом на руках, он вместе с Александром Тургеневым опустил гроб с телом Пушкина в могилу.

Особенно сблизился Пушкин с няней во время своей ссылки в Михайловском в 1824-1826 годах.

В ту пору Пушкин слушал с удовольствием ее сказки, с её слов записывал народные песни. В своём творчестве он использовал сюжеты и мотивы услышанного. По признанию поэта, Арина Родионовна была «оригиналом» няни Дубровского, няни Татьяны из «Евгения Онегина». Принято считать, что она также является прототипом мамки Ксении в «Борисе Годунове», женских образов романа «Арап Петра Великого», княгининой мамки («Русалка»).

В ноябре 1824 года Пушкин пишет брату: «Знаешь ли мои занятия? до обеда пишу записки, обедаю поздно; после обеда езжу верхом, вечером слушаю сказки — и вознаграждаю тем недостатки проклятого своего воспитания. Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма!». Известно, что Пушкин со слов няни записал семь сказок, десять песен и несколько народных выражений, хотя, конечно, слышал от нее больше. Пословицы, поговорки, присказки не сходили у нее с языка. Очень много сказок знала няня и передавала их как-то особенно. Именно от нее Пушкин впервые услышал и про избушку на курьих ножках, и сказку о мертвой царевне и семи богатырях.

Мы совсем не знаем, как выглядела эта женщина. Сам Пушкин создал поэтический, романтический миф о няне, замысел поэта продолжили его друзья.

Вот как Пушкин писал о няне:

Наперсница волшебной старины,

Друг вымыслов игривых и печальных,

Тебя я знал во дни моей весны,

Во дни утех и снов первоначальных.

Я ждал тебя; в вечерней тишине

Являлась ты веселою старушкой,

И надо мной сидела в шушуне,

В больших очках и с резвою гремушкой.

Ты, детскую качая колыбель,

Мой юный слух напевами пленила

И меж пелен оставила свирель,

Которую сама заворожила.

Младенчество прошло, как лёгкой сон.

Ты отрока беспечного любила,

Средь важных Муз тебя лишь помнил он,

И ты его тихонько посетила;

Но тот ли был твой образ, твой убор?

Как мило ты, как быстро изменилась!

Каким огнём улыбка оживилась!

Каким огнём блеснул приветный взор!

Покров, клубясь волною непослушной,

Чуть осенял твой стан полувоздушный;

Вся в локонах, обвитая венком,

Прелестницы глава благоухала;

Грудь белая под жёлтым жемчугом

Румянилась и тихо трепетала…

(1822)

Нам почти не известно, какой она была в действительности. Современники писали, что она была болтлива, словоохотлива.

В своих воспоминаниях поэт Н. Языков отмечал неожиданную ее подвижность, несмотря на полноту, —

«…она была ласковая, заботливая хлопотунья, неистощимая рассказчица, порой и веселая собутыльница».

Почти нет описаний её внешности, если не считать цитаты из воспоминаний Марии Осиповой: «старушка чрезвычайно почтенная – лицом полная, вся седая, страстно любившая своего питомца…». Часть фразы, следующая далее, в ряде изданий вырезана: «…но с одним грешком – любила выпить».

Зимний вечер

Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя;

То, как зверь, она завоет,

То заплачет, как дитя,

То по кровле обветшалой

Вдруг соломой зашумит,

То, как путник запоздалый,

К нам в окошко застучит.

Наша ветхая лачужка

И печальна и темна.

Что же ты, моя старушка,

Приумолкла у окна?

Или бури завываньем

Ты, мой друг, утомлена,

Или дремлешь под жужжаньем

Своего веретена?

Выпьем, добрая подружка

Бедной юности моей,

Выпьем с горя; где же кружка?

Сердцу будет веселей.

Спой мне песню, как синица

Тихо за морем жила;

Спой мне песню, как девица

За водой поутру шла.

Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя;

То, как зверь, она завоет,

То заплачет, как дитя.

Выпьем, добрая подружка

Бедной юности моей,

Выпьем с горя; где же кружка?

Сердцу будет веселей.

Ей он посвятил стихотворение «Няне».

Няне

Подруга дней моих суровых,

Голубка дряхлая моя!

Одна в глуши лесов сосновых

Давно, давно ты ждешь меня.

Ты под окном моей светлицы

Горюешь, будто на часах,

И медлят поминутно спицы

В твоих наморщенных руках.

Глядишь в забытые вороты

На черный отдаленный путь:

Тоска, предчувствия, заботы

Теснят твою всечасно грудь.

То чудится тебе………………………..

Пушкин А.С. 1826

В письме П. А. Вяземскому 9 ноября 1826 Пушкин писал:

«Ты знаешь, что я не корчу чувствительность, но встреча моей дворни, хамов и моей няни – ей-богу, приятнее щекотит сердце, чем слава, наслаждение самолюбия, рассеянности и пр. Няня моя уморительна. Вообрази, что 70-ти лет она выучила наизусть новую молитву о УМИЛЕНИИ СЕРДЦА ВЛАДЫКИ И УКРОЩЕНИИ ДУХА ЕГО СВИРЕПОСТИ, молитвы, вероятно, сочиненной при царе Иване. Теперь у ней попы дерут молебен и мешают мне заниматься делом».

В последний раз Пушкин видел няню в Михайловском 14 сентября 1827 года, за девять месяцев до ее смерти.

В январе 1828 года сестра Пушкина вопреки воле родителей вступила в брак с Николаем Ивановичем Павлищевым. С родными отношения стали холодными. Только в марте они согласились выделить ей несколько дворовых. Ольга Сергеевна в это время и решила взять к себе свою уже очень старую кормилицу и няню Арину Родионовну. К Павлищевым няня приехала, по-видимому, в начале марта 1828 года, еще по зимнему пути. В Кобрине в последний раз повидала она своего сына Егора, внучку Катерину и других родных.

Арина Родионовна скончалась после недолгой болезни 70 лет от роду 29 июля 1828 года в Петербурге, в доме Ольги Павлищевой (Пушкиной).

Даже спустя семь лет 25 сентября 1835 Пушкин пишет жене:

«В Михайловском нашел я все по-старому, кроме того, что нет в нем няни моей, и что около знакомых старых сосен поднялась, во время моего отсутствия, молодая сосновая семья, на которую досадно мне смотреть, как иногда досадно мне видеть молодых кавалергардов на балах, на которых уже не пляшу».

…Вновь я посетил

Тот уголок земли, где я провел

Изгнанников два года незаметных.

Уж десять лет прошло с тех пор – и много

Переменилось в жизни для меня…

Вот опальный домик,

Где жил я с бедной нянею моей.

Уже старушки нет – уж за стеною

Не слышу я шагов ее тяжелых,

Ни кропотливого ее дозора…

В 1974 году в доме Арины Родионовны в селе Кобрино открыт музей «Домик няни А. С. Пушкина».

Арине Родионовне установлены памятники в Болдино, во Пскове, в Калужской области, в селе Воскресенское (Гатчинский район Ленинградской области).

Поэт Н.М. Языкоа посвятил няне Пушкина такие строки:

К няне А.С. Пушкина

Свет Родионовна, забуду ли тебя?

В те дни, как сельскую свободу возлюбя,

Я покидал для ней и славу, и науки,

И немцев, и сей град профессоров и скуки, —

Ты, благодатная хозяйка сени той,

Где Пушкин, не сражен суровою судьбой,

Презрев людей, молву, их ласки, их измены

Священнодействовал при алтаре Камены, —

Всегда приветами сердечной доброты

Встречала ты меня, мне здравствовала ты,

Когда чрез длинный ряд полей, под зноем лета,

Ходил я навещать изгнанника-поэта,

А мне сопутствовал приятель давний твой,

Ареевых наук питомец молодой.

Как сладостно твое святое хлебосольство

Нам баловало вкус и жажды своевольство;

С каким радушием – красою древних лет –

Ты набирала нам затейливый обед!

Сама и водку нам, и брашна подавала,

И соты, и плоды, и вина уставляла

На милой тесноте старинного стола!

Ты занимала нас – добра и весела –

Про стародавних бар затейливым рассказом:

Мы удивлялися почтенным их проказам,

Мы верили тебе – и смех не прерывал

Твоих бесхитростных суждений и похвал;

Свободно говорил язык словоохотный,

И легкие часы летели беззаботно!

Н.М. Языков. 1827.

На смерть няни А.С. Пушкина

Я отыщу тот крест смиренный,

Под коим, меж чужих гробов,

Твой прах улегся, изнуренный

Трудов и бременем годов.

Ты не умрешь в воспоминаньях

О светлой юности моей

И в поучительных преданьях

Про жизнь поэтов наших дней…

Вон там – обоями худыми

Где-где прикрытая стена,

Пол нечиненый, два окна

И дверь стеклянная меж ними;

Диван под образом в углу,

Да пара стульев; стол украшен

Богатством вин и сельских брашен,

И ты, пришедшая к столу!

Мы пировали. Не дичилась

Ты нашей доли – и порой

К своей весне переносилась

Разгоряченною мечтой;..

Ты расскажи нам: в дни былые,

Не правда ль, не на эту стать

Твои бояре молодые

Любили ночи коротать?..

И мы… Как детство шаловлива,

Как наша молодость вольна,

Как полнолетие умна,

И как вино красноречива,

Со мной беседовала ты,

Влекла мое воображенье…

И вот тебе поминовенье,

На гроб твой свежие цветы!

Я отыщу тот крест смиренный,

Под коим, меж чужих гробов,

Твой прах улегся изнуренный

Трудов и бременем годов.

Пред ним печальною головою

Склонюся; много вспомню я –

И умиленною мечтою

Душа разнежится моя!

Н.М. Языков. 1830.

netrmed.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о