Содержание

Иннокентий Анненский. Подробная биография

Иннокентий Фёдорович Анненский – русский поэт, переводчик, драматург, критик, педагог – родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске в семье чиновника. В пятилетнем возрасте переехал в Петербург. Первое образование Иннокентий Анненский получил в частной школе по причине плохого здоровья. Затем он учился в прогимназии с 1865 по 1868 гг., после этого – в гимназии Беренса.

Большое влияние на личность Анненского оказал брат Николай, с которым Иннокентий стал жить после смерти родителей. Первые стихотворения Анненский написал еще в детстве. Следуя совету своего старшего брата, известного экономиста и публициста Н.Ф. Анненского, считавшего, что до тридцати лет не надо публиковаться, молодой поэт не предназначал свои поэтические опыты для печати. В университетские годы изучение древних языков и античности на время вытеснило стихотворчество; по признанию поэта, он ничего не писал, кроме диссертаций.

В 1879 году окончил Петербургский университет. Преподавал древние языки, греческую литературу, теорию словесности.

В 1896-1905 гг. И. Анненский был директором Николаевской царскосельской гимназии, инспектором Петербургского учебного округа.

В печати Анненский дебютировал как критик. В 1880-90-е годы публиковал статьи по проблемам педагогики и филологии. В 1890-1900-е гг. выполнил полный стихотворный перевод трагедий Еврипида. В 1904 году были опубликованы первые стихи И. Анненского.

При жизни Иннокентий Анненский опубликовал единственный сборник стихов «Тихие песни» (1904; под псевдонимом Ник. Т-о), трагедии в стихах «Меланиппа-философ» (опубл. в 1901), «Царь Иксион» (опубл. в 1902), «Лаодамия» (1902; опубл. в 1906), литературно-критическое эссе «Книга отражений» (1906), «Вторая книга отражений» (1909). Посмертно изданы сборник «Кипарисовый ларец» (1910), вакхическая драма «Фамира-кифаред» (1906, опубл. в 1913; поставлена А.Я. Таировым, 1916), «Посмертные стихи Ин. Анненского» (

1923).

Анненский вел достаточно «уединенную» литературную жизнь: он не отстаивал права «нового» искусства на существование в период «бури и натиска», не участвовал в последующих внутрисимволистских баталиях. Первые его публикации на страницах символистской прессы относятся к 1906-1907 гг. (журнал «Перевал»), «Вхождение» Анненского в символистскую среду фактически состоялось в последний год его жизни. Поэт и критик читает лекции в «Поэтической академии», входит в состав членов «Общества ревнителей художественного слова» при новом петербургском журнале «Аполлон», печатает на его страницах свою программную статью «О современном лиризме».

Скоропостижная смерть поэта 30 ноября (13 декабря) 1909 года у Царскосельского вокзала вызвала широкий резонанс в символистских кругах. В среде близких к «Аполлону» молодых поэтов акмеистической ориентации, упрекавших символистов за то, что они «просмотрели» Анненского, стал складываться посмертный культ поэта.

Творчество Анненского сформировалось под влиянием французской поэзии конца 19 века, русской психологической прозы 19 века и наследия античной классики. Не принадлежа формально к символистской школе, И. Анненский был внутренне близок символистам в использовании потенциальной многозначности слова, музыкальной организации стиха. Лирический герой Анненского, обостренно чувствующий трагедию эпохи, сознательно выбирает обреченную на поражение борьбу с миром как единственно возможный путь противостояния его деформирующему влиянию. Взаимодействие интеллектуально-философского и импрессионистического начал поэзии И. Анненского формирует особый образный ряд, в котором объединяются реальное и фантастическое, предметно-конкретное и отвлеченное. Возникновение новых ассоциативных связей обусловливает циклизацию, которая намечается в «Тихих песнях» и становится основным принципом группировки стихов в «Кипарисовом ларце» (трилистники, складни).

Активно используя прозаизмы, Анненский одним из первых в русской литературе создаёт эффект диссонанса не только лексического, но и интонационно-ритмического, нередко подчеркнутого графически. Импрессионистичность стиля с установкой на недосказанность, прерывистость, незавершённость характерна и для Анненского-критика «Книга отражений» - не литературно-критическое сочинение в строгом смысле слова, но художественно-психологический комментарий к литературной классике, попытка обнаружить законы единства личности автора и созданного им произведения.

В своих оригинальных драмах Иннокентий Анненский, сохраняя миф в качестве универсальной сюжетообразующей основы, проецирует на нее проблематику своей лирики, создавая синтез двух культурных слоёв – античной классики и модернизма. Творчество Анненского во многом определило поэтику русского акмеизма.

В плане лексических, стилевых, ритмических новаций Иннокентий Анненский превосходит психологическую новеллистичность стихов А.А. Ахматовой, диалог культур в поэзии О.Э. Мандельштама, самоценность вещного мира в лирике Б.Л. Пастернака, ритмико-интонационные эксперименты В.В. Маяковского и В. Хлебникова.

Биография

Произведения

Критика

Ключевые слова: Иннокентий Анненский,биография Иннокентия Анненского,скачать подробную биографию,скачать бесплатно,русская литература конца 19 века,русские поэты конца 19 века,жизнь и творчество Иннокентия Анненского

md-eksperiment.org

Анненский Иннокентий Федорович

Жизнь и творчество Иннокентия Федоровича Анненского

 

Родился И.Ф. Анненский в Омске. Отец его - советник, затем начальник отделения Главного управления Западной Сибири. Мать - отдаленная родственница Ганнибала, а значит, Пушкина. В 1860 году отца перевели в Петербург чиновником по особым поручениям в Министерстве внутренних дел. Отличаясь предприимчивым характером, он ввязался в торговые спекуляции, наделал долгов, в итоге потерял службу, тяжело заболел. Из-за всех этих жизненных неурядиц Анненский не любил вспоминать детство. 

 


В 1875 году он поступил в Петербургский университет - на историко-филологическое отделение. Французским и немецким Анненский владел с детских лет, в университете добавил к этим языкам - латинский, греческий, английский, итальянский, польский, санскрит, древнееврейский.

 

«Так как в те годы еще не знали слова символист, - вспоминал он позже, - то был я мистиком в поэзии и бредил религиозным жанром Мурильо. Черт знает что! В университете - как отрезало со стихами. Я влюбился в филологию и ничего не писал, кроме диссертаций...» 


В 1879 году Анненский окончил университет со званием кандидата историко-филологического факультета. Преподавал латынь и греческий язык в частной гимназии Ф.Ф. Бычкова. Еще студентом третьего курса страстно влюбился в Надежду Валентиновну Хмара-Барщевскую. Несмотря на ответное чувство, осторожная тридцатишестилетняя вдова, мать двоих сыновей, не спешила становиться женой студента, который был на четырнадцать лет моложе ее. Они поженились лишь после того, как Анненский закончил университет. Чтобы содержать увеличивающуюся семью (скоро родился сын), Анненский, кроме уроков в гимназии, начал преподавать в Павловском институте, читал лекции на Высших женских (Бестужевских) курсах. 

 


В 1891 году Анненского перевели в Киев на пост директора «Коллегии Павла Галагана» - частного закрытого учебного заведения, учрежденного супругами Галаганами в память об их рано умершем сыне. В Киеве Анненский решил перевести на русский язык все трагедии любимого им Еврипида, дав к ним подробный комментарий. Этот план он, кстати, выполнил - перевел все семнадцать дошедших до нас трагедий. Правда, занимался этим он уже в Петербурге после конфликта с почетной попечительницей «Коллегии», Анненский вернулся в столицу. 


В Петербурге Анненского назначили директором 8-й мужской гимназии, находившейся на 9-й линии Васильевского острова, но вскоре перевели в Царское Село - директором Николаевской мужской гимназии.

 

«Время от времени, - вспоминал позже искусствовед Н.Н. Пунин, - мы видели директора в гимназических коридорах; он появлялся там редко и всегда необыкновенно торжественно. Открывалась большая белая дверь в конце коридора первого этажа, где помещались старшие классы, и оттуда сперва выходил лакей Арефа, распахивая дверь, а за ним Анненский; он шел очень прямой и как бы скованный какой-то странной неподвижностью своего тела, в вицмундире, с черным пластроном вместо галстуха; его подбородок уходил в высокий, крепко-накрепко накрахмаленный, с отогнутыми углами воротничок; по обеим сторонам лба спадали слегка седеющие пряди волос, и они качались на ходу; широкие брюки болтались вокруг мягких, почти бесшумно ступавших штиблет; его холодные и вместе с тем добрые глаза словно не замечали расступавшихся перед ним гимназистов, и, слегка кивая головой на их поклоны, он торжественно проходил по коридору, как бы стягивая за собой пространство...» 


В 1901 году вышла в свет трагедия Анненского «Меланиппа-философ», в 1902 году - «Царь Иксион», а в 1906 году - «Лаодамия». А за два года до выхода «Лаодамии» Анненский издал (под псевдонимом «Ник. Т-о») сборник стихов - «Тихие песни». Правда, кроме В. Брюсова и А. Блока никто «Тихих песен» не заметил, но в письме к А.В. Бородиной Анненский скромно заметил «Нисколько не смущаюсь тем, что работаю исключительно для будущего». 

 

 


В 1906 году Анненского назначили инспектором Петербургского учебного округа. Близкая дружба связывала его в эти годы с женой старшего пасынка - Ольгой Петровной Хмара-Барщевской.

 

«Меж теней погасли солнца пятна на песке в загрезившем саду. Все в тебе так сладко-непонятно, но твое запомнил я «Приду»... Черный дым, но ты воздушней дыма, ты нежней пушинок у листа, я не знаю, кем, но ты любима, я не знаю, чья ты, но мечта... За тобой в пустынные покои не сойдут алмазные огни, для тебя душистые левкои здесь ковром раскинулись одни..

 

Эту ночь я помню в давней грезе, но не я томился и желал сквозь фонарь, забытый на березе, теплый воск и плакал и пылал...» Через восемь лет после смерти поэта Ольга Петровна написала близкому ей человеку «Вы спрашиваете, любила ли я Иннокентия Федоровича Господи! Конечно, любила, люблю. И любовь моя «plus fort la mort». Была ли я его «женой» Увы, нет! Видите, я искренне говорю «увы», потому что не горжусь этим ни мгновения той связи, которой покровительствует «Змея-Ангел», между нами не было. И не потому, что я греха боялась, или не решалась, или не хотела, или баюкала себя лживыми уверениями, что «можно любить двумя половинами сердца», - нет, тысячу раз нет! Поймите, родной, он того не хотел, хотя, может быть, настояще любил только одну меня... Но он не мог переступить... Его убивала мысль «Что же я Прежде отнял мать (у пасынка), а потом возьму жену Куда же я от своей совести спрячусь..» 


В 1906 году в товариществе «Просвещение» вышел первый том трагедий Еврипида, переведенных Анненским. Отдельным томом вышли статьи о русских писателях XIX века и о некоторых современниках - «Книга отражений». Разделяя взгляды символистов, Анненский утверждал:

 

«В поэзии есть только относительности, только приближения, потому никакой, кроме символической, она не была, да и быть не может...» 

 


Тогда же Анненский закончил «вакхическую драму» «Фамира-кифарэд». «Лет шесть назад, - писал он Бородиной, - я задумал трагедию. Не помню, говорил ли я Вам ее заглавие. Мысль забывалась мною, затиралась другими планами, поэмами, статьями, событиями, потом опять вспыхивала. В марте я бесповоротно решил или написать своего «Фамиру» к августу, или уже отказаться навсегда от этой задачи, которая казалась мне то непосильной, то просто нестоящей. Меня что-то давно влекло к этой теме. Между тем в этом году, весной, мой старый ученик написал на этот миф прелестную сказку под названием «Фамирид». Он мне ее посвятил. Еще года полтора тому назад Кондратьев говорил мне об этом намерении, причем я сказал ему, что и у меня в голове набросан план «Фамиры», - но совсем в ином роде - трагическом. И вот теперь уже состоялось чтение». 

 

История жизни Иннокентия Федоровича  Анненского


Второй сборник стихов Анненского - «Кипарисовый ларец» - вышел уже после смерти поэта. Книга эта произвела чрезвычайно сильное впечатление. 


«То было на Валлен-Коски. Шел дождик из дымных туч, и желтые мокрые доски сбегали с печальных круч... Мы с ночи холодной зевали, и слезы просились из глаз; в утеху нам куклу бросали в то утро в четвертый раз...

 

Разбухшая кукла ныряла послушно в седой водопад, и долго кружилась сначала, все будто рвалась назад... Но даром лизала пена суставы прижатых рук, - спасенье ее неизменно для новых и новых мук... Гляди, уж поток бурливый желтеет, покорен и вял; чухонец-то был справедливый, за дело полтину взял... И вот уж кукла на камне, и дальше идет река. Комедия эта была мне в то серое утро тяжка... Бывает такое небо, такая игра лучей, что сердцу обида куклы обиды своей жалчей... Как листья тогда мы чутки нам камень седой, ожив, стал другом, а голос друга, как детская скрипка, фальшив... И в сердце сознанье глубоко, что с ним родился только страх, что в мире оно одиноко, как старая кукла в волнах...» 

 


В 1909 году вышла «Вторая книга отражений». 


В марте того же года в Царское Село к Анненскому приехали художественный критик С.К. Маковский и поэт М. Волошин. Они пригласили поэта к сотрудничеству в новом ежемесячном литературно-художественном журнале «Аполлон», и поэт принял предложение. «Высокий, сухой, - вспоминал его Маковский, - он держался необыкновенно прямо (точно «аршин проглотил»). Прямизна зависела отчасти от недостатка шейных позвонков, не позволявшего ему свободно вращать головой. Будто привязанная к шее, голова не сгибалась, и это сказывалось в движениях и в манере ходить прямо и твердо, садиться навытяжку, поджав ноги, и оборачиваться к собеседнику всем корпусом, что на людей, мало его знавших, производило впечатление какой-то начальнической позы.

 

Черты лица и весь бытовой облик подчеркивали этот недостаток гибкости. Он постоянно носил сюртук, черный шелковый галстук был завязан по старомодному широким, двойным, «дипломатическим» бантом. Очень высокие воротнички подпирали подбородок с намеком на колючую бороду, и усы были подстриженные, жесткие, прямо торчавшие над припухлым, капризным ртом. С некоторой надменностью заострялся прямой, хотя и по-русски неправильный нос, глубоко сидевшие глаза стального цвета смотрели пристально, не меняя направления, на прекрасно очерченный прямой лоб свисала густая прядь темных волос с проседью. Вид бодрый, подтянутый. Но неестественный румянец и одутловатость щек (признак сердечной болезни) придавали лицу оттенок старческой усталости - минутами, несмотря на моложавость и даже молодцеватость фигуры, он казался гораздо дряхлее своих пятидесяти пяти лет...» 


Летом 1909 года Анненский написал большую статью «О современном лиризме» - критический обзор русской поэзии последних лет. В первом номере «Аполлона» вместе с этим обзором появились и его оригинальные стихи.

Но во второй номер журнала ни стихи, ни вторая статья поэта, как это планировалось, не попали - С. Маковский (по разным причинам) снял предложенные поэтом материалы. Анненскому пришлось объясниться. «Моя статья «О современном лиризме», - написал он Маковскому, - порождает среди читателей «Аполлона», а также и его сотрудников немало недоумений так, одни и те же фразы, по мнению иных, содержат глумление, а для других являются неумеренным дифирамбом. Если бы дело касалось только меня, то я воздержался бы от объяснений, но так как еще больше, чем меня, упрекают редакцию «Аполлона», то я и считаю необходимым просить Вас о напечатании в «Аполлоне» следующих строк...

 

 

Я поставил себе задачей рассмотреть нашу современную лирику лишь эстетически, как один из планов в перспективе, не считаясь с тем живым, требовательным настоящим, которого она является частью. Самое близкое, самое дразнящее я намеренно изображал прошлым или, точнее, безразлично преходящим; традиции, credo, иерархия, самолюбия, завоеванная и оберегаемая позиция, - все это настоящее или не входило в мою задачу, или входило лишь отчасти. И я не скрывал от себя неудобств положения, которое собирался занять, трактуя литературных деятелей столь независимо от условий переживаемого нами времени. Но все равно, мне кажется, что современный лиризм достоин, чтобы его рассматривали не только исторически, т. е. в целях оправдания, но и эстетически, т. е. по отношению к будущему, в связи с той перспективой, которая за ним открывается. Это я делал - и только это...» 

 


Совершенно по-своему, может, глубже, чем другие, увидел поэта Максимилиан Волошин «Его (Анненского) торжественность скрывала детское легкомыслие; за гибкой подвижностью его идей таилась окоченелость души, которая не решалась переступить известные грани познания и страшилась известных понятий; за его литературной скромностью пряталось громадное самолюбие; его скептицизмом прикрывалась открытая доверчивость и тайная склонность к мистике, свойственная умам, мыслящим образами и ассоциациями; то, что он называл своим «цинизмом», было одной из форм нежности его души; его убежденный модернизм застыл и остановился на определенной точке начала девяностых годов...

 

Он был филолог, потому что любил произрастания человеческого слова нового настолько же, как старого. Он наслаждался построением фразы современного поэта, как старым вином классиков; он взвешивал ее, пробовал на вкус, прислушивался к перезвону звуков и к интонациям ударений, точно это был тысячелетний текст, тайну которого надо было разгадать. Он любил идею, потому что она говорит о человеке, но в механизме фразы таились для него еще более внятные откровения об ее авторе. Ничто не могло укрыться в этой области от его изощренного уха, от его явно видящей наблюдательности. И в то же время он совсем не умел видеть людей и никогда не понял ни одного автора как человека. В каждом произведении, в каждом созвучии он понимал только себя...» 

 


«Последний день его сложился очень утомительно, - вспоминал сын поэта. - Утром и днем - лекции на Высших женских курсах Раева, Учебный округ, заседание Учебного комитета; вечером - заседание в Обществе классической филологии, где был назначен его доклад о «Таврической жрице у Еврипида, Руччелаи и Гёте», и, наконец, отец обещал своим слушательницам-курсисткам побывать перед отъездом в б. Царское, на их вечеринке. В промежутке он должен был обедать у одной дамы, близкого друга нашей семьи, жившей неподалеку от вокзала. Уже там, у О.А. Васильевой, он почувствовал себя нехорошо, и настолько нехорошо, что даже просил разрешения прилечь. От доктора, однако ж, отец категорически отказался, принял каких-то домашних безразличных капель и, полежав немного, уехал, сказав, что чувствует себя благополучно. А через несколько минут упал мертвым на подъезде вокзала в запахнутой шубе и с зажатым в руке красным портфельчиком с рукописью доклада о Таврической жрице...» 

tunnel.ru

фото, биография, личная жизнь, поэзия и интересные факты

Иннокентий Анненский – известный поэт и драматург Серебряного века. На рубеже XIX-XX веков он прославился еще как переводчик и критик. Иннокентий Федорович стоял у истоков зарождения символизма в русской поэзии.

Детские годы

Родился известный поэт-символист Иннокентий Анненский в начале сентября 1855 года в городе Омске, который богат культурными ценностями и достопримечательностями. Известно, что Омск называют еще и театральным городом. И это значительно сказалось на воспитании и формировании будущего поэта.

Семья, в которой родился будущий поэт-символист, считалась образцово-показательной. Никаких особых заслуг не было у родителей известного поэта Серебряного века. Родители никакого отношения не имели и к поэзии. Так, мать поэта, Наталия Петровна, занималась лишь только воспитанием детей и домашним хозяйством. Отец, Федор Николаевич, занимал ответственный и высокий государственный пост.

Когда отец будущего поэта-символиста получил новую должность в Томске, то вся семья переехала туда на постоянное место жительства. Федору Николаевичу была предложена должность председателя Губернского управления. От такого повышения по службе он никак не мог отказаться. Но и в городе ученых и университетов семья Анненских не задержалась долго.

Так произошло, что в 1860 году семья Анненских переехала в Санкт-Петербург. Известно, что отец будущего поэта был человеком азартным и, увлекшись какой-то очередной аферой, он разорился, не оставив сыну никакого состояния.

Образование

В детские годы Иннокентий Анненский, биография которого насыщена событиями, был мальчиком со слабым здоровьем. Он часто болел, но родители все равно решили не оставлять его на домашнем обучении, а отправили в частную общеобразовательную школу. После переезда в Санкт-Петербург он сразу же поступил во Вторую прогимназию Петербурга.

Но уже в 1869 году Иннокентий Анненский учился в частной гимназии В. И. Беренса. В это же время он готовится к экзаменам для поступления в университет. В 1875 году он поселился у своего старшего брата, который был журналистом и экономистом. Он оказал огромное влияние на взгляды будущего поэта-символиста. Брат помог Иннокентию подготовиться к экзаменам.

Поэтому Иннокентий Федорович легко и успешно сдал вступительные экзамены в Петербургский университет на историко-филологический факультет. В 1879 году он уже его окончил, имея практически по всем предметам одни лишь только «пятерки». Были и «четверки», но только по двум предметам: богословию и философии.

Преподавательская деятельность

Иннокентий Анненский сразу же после успешного окончания университета начинает работать. Он выбирает карьеру педагога и устраивается на работу в гимназию Гуревича, где читает прекраснейшие лекции по русской словесности и древним языкам. Его знания и эрудиция удивляли и студентов, и преподавателей. Иннокентия Федоровича все студенты считали самым сильным преподавателем.

Но поэт-символист не только читал лекции в гимназии. Так, он вскоре занял пост директора коллегии Галагана, а затем стал еще и директором восьмой гимназии Санкт–Петербурга. Молодому и преуспевающему педагогу Анненскому было предложено вскоре занять пост директора известной гимназии в Царском Селе, где когда-то учился и известный русский поэт Александр Сергеевич Пушкин.

Поэтическая деятельность

Писать свои поэтические произведения Анненский Иннокентий Федорович начал еще в раннем возрасте. Он считал, что все его стихотворения мистические. А вот о том, что в литературе и в искусстве существует такое направление, как символизм, он не знал. И все-таки его литературные произведения относятся к символизму, так как в них все окружено загадочностью и таинственностью, во многих строках содержатся метафоры или даже намеки, которые следует разгадать и понять.

Но все-таки литературные критики склоняются к тому, что творчество Анненского выходит за рамки символизма. Они утверждают, что это, скорее всего, предсимволизм.

Иннокентий Анненский в некоторых своих произведениях старался следовать еще и религиозному жанру, выбрав в кумиры испанского художника золотого века Бартоломе Эстебана Мурильо. В своих произведениях поэт-символист старался передать девственную чистоту и кротость, умиление и покой. Но использовал для этого не кисти и краски, как его кумир, а слова.

Следуя совету старшего брата, Иннокентий Анненский, краткая биография которого помогает понять его творчество, не стремился печатать свои произведения. Он даже не стремился показывать свои стихотворения знаменитым литераторам, чтобы услышать их мнение. Николай Федорович, брат поэта, советовал тому сначала немного утвердиться в жизни, а уже потом, когда он поймет, в чем его призвание, можно будет заниматься и поэзией, печатать свои стихотворения.

Именно поэтому первая книга поэта Анненского была опубликована лишь только в 1904 году, когда он уже был блестящим учителем и его уважали в обществе. Но его сборник «Тихие песни» был встречен восторженно.

Основными мотивами всех произведений известного поэта-символиста являются одиночество, тоска, грусть и меланхолия. Именно поэтому во многих его стихотворных и драматургических произведениях можно встретить описание либо сумерек, либо холода, либо заката.

Об этом поэт рассказывает в таких своих стихотворениях, как «Две любви», «Смычок и струны» и других. Таинственно и с грустью описывал реальность Иннокентий Анненский. "Снег"- это одно из произведений поэта-символиста, которое необычно и интересно по своему сюжету, где любимое время года поэта соседствует со смертью. Чистая и прекрасная зима помогает увидеть нищету и бедность.

Известный поэт и переводчик внес огромный вклад в развитие литературы. Так, стихотворение Иннокентия Анненского «Колокольчики» можно отнести к первым футуристическим произведениям. Славу и популярность талантливому поэту принес его поэтический сборник «Кипарисовый ларец», который был опубликован уже после его смерти.

Анненский – драматург

Поэт–символист писал не только стихотворения, но и занимался драматургией. В своих пьесах он старался подражать литераторам Древнего Египта, которых хорошо изучил и полюбил. Особый трепет у него вызывали произведения Софокла, Еврипида и Эсхила.

Первая пьеса была написана Иннокентием Федоровичем в 1901 году. На следующий год за произведением «Меланиппа–философ» последовала пьеса «Царь Иксион». В 1906 году поэт-символист написал пьесу «Лаодамия», а вот произведение «Фамира–кафарэд» было опубликовано уже после смерти поэта, в 1913 году.

Во всех своих работах Иннокентий Анненский, творчество которого многообразно и интересно, старался придерживаться импрессионизма. Все, что он видел вокруг, поэт старался описывать реальным, таким, каким он все видел и запоминал.

Переводческая деятельность

Иннокентий Анненский, стихи которого таинственны и загадочны, занимался и переводом. Так, он перевел известные трагедии Еврипида, а также стихотворения таких зарубежных поэтов, как Иоганн Гете, Христиан Гейн, Гораций, Ганса Мюллер и др.

Личная жизнь

О личной жизни знаменитого поэта известно немного. Современники описывали его как человека мягкого и доброго. Но эти черты характера не помогали ему, а лишь только мешали. По своей доброте он и лишился прекрасного места директора гимназии в Царском Селе. Никогда поэт не рассказывал о личной жизни в своих произведениях.

Но известно, что на втором курсе университета он познакомился с Надеждой Валентиновной. Она была уже вдова, да и старше поэта. Но это не помешало влюбленным вскоре вступить в брак. Известно, что на тот момент Надежде уже было полных 36 лет, она происходила из родовитого сословия. В этом браке родился сын Валентин.

Смерть поэта

С самого раннего детства здоровье было у поэта слабое. Но умер он неожиданно. Это случилось в декабре 1909 года, когда он поднимался по лестнице. На одной из ступенек Царскосельского вокзала ему стало плохо.

Умер поэт быстро. Врачи установили смерть от инфаркта. Ему исполнилось на тот момент 54 года.

Интересные факты

Известно, что жена Анненского любила устраивать обеды и часто приглашала своих подруг в гости. Иннокентий Федорович обычно всегда в такие моменты находился в плохом настроении, так как он любил одиночество и сторонился людей.

Свои произведения поэт-символист начал печатать поздно. Когда из печати вышел его первый стихотворный сборник, Анненскому уже исполнилось 48 лет. Но он не стремился к славе и популярности, поэтому печатал свои произведения под псевдонимом «Ник-то».

Первыми читателями в раннем детстве поэта стали его сестры, которые нашли тетрадь с его первыми стихами и стали смеяться и дразнить Иннокентия. После этого мальчик старался прятать свои черновики в такое укромное место, чтобы никто их не нашел. После шуток, которыми щедро одаривали его сестры, он боялся показывать кому-либо еще свои первые поэтические произведения.

Именно эта история с сестрами привела к тому, что последний сборник его стихов, который был опубликован уже после смерти поэта, называется «Кипарисовый ларец». Известно, что у Иннокентия Федоровича была красивая шкатулка, изготовленная из кипарисового дерева. В ней-то он и хранил все свои черновики и тетради, куда записывал свои стихи.

www.nastroy.net

Иннокентий Анненский: биография, творческое наследие

Судьба поэта Анненского Инокентия Федоровича (1855-1909) уникальна в своем роде. Он издал свой первый поэтический сборник (и единственный при жизни) в возрасте 49 лет под псевдонимом Ник. Т-о.

Поэт поначалу собирался озаглавить книгу "Из пещеры Полифема" и выбрать псевдоним Утис, означающий в переводе с греческого "никто" (Одиссей так представился циклопу Полифему). Позднее сборник получил название "Тихие песни". Александр Блок, который не знал, кем был автор книги, посчитал сомнительной такую анонимность. Он писал, что поэт как будто хоронит лицо под маской, которая заставила его затеряться среди множества книг. Возможно, в этой скромной затерянности следует искать слишком уж "болезненный надрыв"?

Происхождение поэта, юные годы

Будущий поэт появился на свет в Омске. Родители его (см. на фото ниже) вскоре перебрались в Петербург. Иннокентий Анненский в автобиографии сообщал, что детство его прошло в среде, в которой соединялись помещичьи и бюрократические элементы. Он с юных лет любил заниматься словесностью и историей, ощущал антипатию ко всему банально-ясному и элементарному.

Первые стихи

Иннокентий Анненский стихи начал писать довольно рано. Поскольку понятие "символизм" в 1870-е годы было еще неизвестно ему, он считал себя мистиком. Анненского привлекал "религиозный жанр" Б. Э. Мурильо, испанского художника 17-го века. Он старался этот жанр "оформлять словами".

Молодой поэт, следуя совету старшего брата, который был известным публицистом и экономистом (Н. Ф. Анненский), решил, что до 30 лет не стоит публиковаться. Поэтому поэтические опыты его не были предназначены для печати. Иннокентий Анненский стихотворения писал для того, чтобы отточить свое мастерство и заявить о себе уже в качестве зрелого поэта.

Обучение в университете

Изучение античности и древних языков в университетские годы на время вытеснило сочинительство. Как признавался Иннокентий Анненский, в эти годы он не писал ничего, кроме диссертаций. "Педагогически-административная" деятельность началась после университета. По мнению коллег-античников, она отвлекала Иннокентия Федоровича от научных занятий. А сочувствующие его поэзии полагали, что она мешала творчеству.

Дебют в качестве критика

Иннокентий Анненский дебютировал в печати как критик. Он опубликовал в 1880-1890-е годы целый ряд статей, посвященных главным образом русской литературе 19-го века. В 1906 году появилась первая "Книга отражений", а в 1909-м - вторая. Это собрание критики, которое отличается импрессионистичностью восприятия, уайльдовским субъективизмом и ассоциативно-образными настроениями. Иннокентий Федорович подчеркивал, что он лишь читатель, а вовсе не критик.

Переводы французских поэтов

Анненский-поэт своими предтечами считал французских символистов, которых охотно и много переводил. Кроме обогащения языка их заслугу он видел также в повышении эстетической чувствительности, в том, что они увеличили шкалу художественных ощущений. Значительный раздел первого сборника стихов Анненского составили переводы французских поэтов. Из русских ближе всего Иннокентию Федоровичу был К. Д. Бальмонт, который вызывал благоговение у автора "Тихих песен". Анненский высоко ценил музыкальность и "новую гибкость" его поэтического языка.

Публикации в символистской прессе

Иннокентий Анненский вел довольно уединенную литературную жизнь. В период натиска и бури он не отстаивал право на существование "нового" искусства. Не участвовал Анненский и в дальнейших внутрисимволистских спорах.

К 1906 году относятся первые публикации Иннокентия Федоровича в символистской прессе (журнал "Перевал"). Фактически его вхождение в символистскую среду состоялось только в последний год жизни.

Последние годы

Критик и поэт Иннокентий Анненский выступал с лекциями в "Поэтической академии". Он также являлся членом "Общества ревнителей художественного слова", которое действовало при журнале "Аполлон". На страницах этого журнала Анненский опубликовал статью, которую можно назвать программной, - "О современном лиризме".

Посмертный культ, "Кипарисовый ларец"

Широкий резонанс в кругах символистов вызвала его скоропостижная смерть. У Царскосельского вокзала умер Иннокентий Анненский. Биография его завершилась, однако творческая судьба после смерти получила дальнейшее развитие. В среде молодых поэтов, близких к "Аполлону" (в основном акмеистической ориентации, которые упрекали символистов за невнимание к Анненскому), начал складываться его посмертный культ. Через 4 месяца после смерти Иннокентия Федоровича вышел второй сборник его стихов. Сын поэта, В. И. Анненский-Кривич, который стал его биографом, комментатором и редактором, завершил подготовку "Кипарисового ларца" (сборник был назван так потому, что рукописи Анненского хранились в кипарисовой шкатулке). Есть основания считать, что авторской воле отца он следовал не всегда пунктуально.

Иннокентий Анненский, стихи которого при жизни не пользовались большой популярностью, с выходом "Кипарисового ларца" обрел заслуженную славу. Блок писал, что эта книга проникает глубоко в сердце и объясняет ему многое о нем самом. Брюсов, который и раньше обратил внимание на "свежесть" оборотов, сравнений, эпитетов и даже просто слов, которые были выбраны в сборнике "Тихие песни", отметил уже как несомненное достоинство невозможность угадать у Иннокентия Федоровича двух следующих строф по первым двум стихам и конец произведения по его началу. Кривич в 1923 году опубликовал в сборнике под названием "Посмертные стихи Ин. Анненского", оставшиеся тексты поэта.

Своеобразие

Лирический герой его - человек, который разгадывает "постылый ребус бытия". Анненский подвергает тщательному анализу "я" человека, которое хотело бы быть целым миром, разлиться, раствориться в нем, и которое замучено сознанием неизбежного конца, безысходного одиночества и бесцельного существования.

Стихам Анненского неповторимое своеобразие придает "лукавая ирония". По словам В. Брюсова, она стала вторым лицом Иннокентия Федоровича как поэта. Манера письма автора "Кипарисового ларца" и "Тихих песен" - резко импрессионистическая. Ассоциативным символизмом назвал ее Вячеслав Иванов. Анненский считал, что поэзия не изображает. Она лишь намекает читателю на то, что нельзя выразить словами.

Сегодня творчество Инокентия Федоровича получило заслуженную известность. В школьную программу включен такой поэт, как Иннокентий Анненский. "Среди миров", анализ которого задают проводить школьникам, - пожалуй, самое известное его стихотворение. Заметим также, что кроме стихов он написал четыре пьесы в духе Еврипида на сюжеты его утерянных трагедий.

fb.ru

Анненский, Иннокентий Фёдорович - это... Что такое Анненский, Иннокентий Фёдорович?

У этого термина существуют и другие значения, см. Анненский.

Инноке́нтий Фёдорович А́нненский (20 августа (1 сентября) 1855, Омск, Российская империя — 30 ноября (13 декабря) 1909, Санкт-Петербург, Российская империя) — русский поэт, драматург, переводчик. Брат Н. Ф. Анненского.

Биография

Иннокентий Фёдорович Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске, в семье государственного чиновника Фёдора Николаевича Анненского (умер 27 марта 1880 года) и Наталии Петровны Анненской (умерла 25 октября 1889 года). Его отец был начальником отделения Главного управления Западной Сибири. Когда Иннокентию было около пяти лет, отец получил место чиновника по особым поручениям в Министерстве внутренних дел, и семья из Сибири вернулась в Петербург, который ранее покинула в 1849 году.

Слабый здоровьем, Анненский учился в частной школе, затем — во 2-й петербургской прогимназии (1865—1868). С 1869 года он два с половиной года обучался в частной гимназии В. И. Беренса. Перед поступлением в университет, в 1875 году он жил у своего старшего брата Николая, энциклопедически образованного человека, экономиста, народника, помогавшего младшему брату при подготовке к экзамену и оказывавшего на Иннокентия большое влияние.

По окончании в 1879 году историко-филологического факультета Петербургского университета долгое время служил преподавателем древних языков и русской словесности в гимназии Гуревича[2]. Был директором коллегии Галагана в Киеве (январь 1891 — октябрь 1893), затем 8-й Санкт-Петербургской гимназии (1893—1896) и гимназии в Царском Селе (16 октября 1896 — 2 января 1906). Чрезмерная мягкость, проявленная им, по мнению начальства, в тревожное время 1905—1906 годов, была причиной его удаления с этой должности[3]. В 1906 году он был переведён в Санкт-Петербург окружным инспектором и оставался в этой должности до 1909 года, когда он незадолго до своей смерти вышел в отставку. Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах. В печати выступил с начала 1880-х годов научными рецензиями, критическими статьями и статьями по педагогическим вопросам. С начала 1890-х годов занялся изучением греческих трагиков; выполнил в течение ряда лет огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всего театра Еврипида. Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на еврипидовские сюжеты и «вакхическую драму» «Фамира-кифарэд» (шла в сезон 1916—1917 на сцене Камерного театра). Переводил французских поэтов-символистов (Бодлер, Верлен, Рембо, Малларме, Корбьер, А. де Ренье, Ф. Жамм и др.).

30 ноября (13 декабря) 1909 года Анненский скоропостижно скончался на ступеньках Царскосельского вокзала в Санкт-Петербурге. Похоронен на Казанском кладбище в Царском Селе. Сын Анненского, филолог и поэт Валентин Анненский (Кривич), издал его «Посмертные стихи» (1923).

Драматургия

Анненский написал четыре пьесы — «Меланиппа-философ» (1901), «Царь Иксион» (1902), «Лаодамия» и «Фамира-кифаред» — в древнегреческом духе на сюжеты утерянных пьес Еврипида и в подражание его манере.

Переводы

Анненский перевёл на русский язык полное собрание пьес великого греческого драматурга Еврипида. Также выполнил стихотворные переводы работ Горация, Гете, Мюллера, Гейне, Бодлера, Верлена, Рембо, Ренье.

Мемориальный камень И.Анненскому в Омске. Установлен на бул. Мартынова в 2008 г.[4] (фото 2010 г.)

Литературное влияние

Литературное влияние Анненского на возникшие вслед за символизмом течения русской поэзии (акмеизм, футуризм) очень велико. Стихотворение Анненского «Колокольчики» по праву может быть названо первым по времени написания русским футуристическим стихотворением. Влияние Анненского сильно сказывается на Пастернаке и его школе и многих других. В своих литературно-критических статьях, частично собранных в двух «Книгах отражений», Анненский даёт блестящие образцы русской импрессионистической критики, стремясь к истолкованию художественного произведения путём сознательного продолжения в себе творчества автора. Следует отметить, что уже в своих критико-педагогических статьях 1880-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к постановке в школе систематического изучения формы художественных произведений.

Деятельность в качестве директора гимназии

Должность директора гимназии всегда тяготила И. Ф. Анненского. В письме А. В. Бородиной в августе 1900 года он писал:

Вы спросите меня:«Зачем Вы не уйдёте?» О, сколько я думал об этом… Сколько об этом мечтал… Может быть, это было бы и не так трудно…Но знаете, как Вы думаете серьёзно? Имеет ли нравственное право убеждённый защитник классицизма бросить его знамя в такой момент, когда оно со всех сторон окружено злыми неприятелями?…

— Иннокентий Анненский. Избранное / Сост. И. Подольская. — М.: Правда, 1987. — С. 469. — 592 с.

Профессор Б. Е. Райков, бывший ученик 8-й Санкт-Петербургской гимназии, писал в своих воспоминаниях об Иннокентии Анненском:

…о его поэтических опытах в ту пору решительно ничего не было известно. Его знали лишь как автора статей и заметок на филологические темы, а свои стихи он хранил про себя и ничего не печатал, хотя ему было в ту пору уже лет под сорок. Мы, гимназисты, видели в нем только высокую худую фигуру в вицмундире, которая иногда грозила нам длинным белым пальцем, а в общем, очень далеко держалась от нас и наших дел.

Анненский был рьяный защитник древних языков и высоко держал знамя классицизма в своей гимназии. При нем наш рекреационный зал был весь расписан древнегреческими фресками, и гимназисты разыгрывали на праздниках пьесы Софокла и Еврипида на греческом языке, притом в античных костюмах, строго выдержанных в стиле эпохи [5].

Издания

  • Анненский И. Ф. Стихотворения / Сост., вступ. ст. и примеч. Е. В. Ермиловой. — М.: Сов. Россия, 1987. — 272 с. (Поэтическая Россия)
  • Анненский И. Ф. Стихотворения и трагедии / Вступ ст., сост., подгот. текста., примеч. А. В. Федорова. — Л.: Сов. писатель, 1990. — 640 с. (Библиотека поэта. Большая серия. Издание третье.)
  • Анненский И. Ф. 1909: Лекции по античной литературе. СПб.

Примечания

  1. Масанов И. Ф, «Словарь псевдонимов русских писателей, учёных и общественных деятелей». В 4-х томах. — М., Всесоюзная книжная палата, 1956—1960 гг.
  2. Ф. Ф. Фидлер свидетельствует об их преподавании в гимназии в 1890 году.
  3. Причину ухода Анненского с поста директора гимназии Вс. А. Рождественский, со слов педагога Царскосельской гимназии В. И. Орлова указывал, что это было «прямой служебной карой» за попытки отстоять «крамольное юношество» перед министром народного просвещения (Рождественский В. Страницы жизни. Из литературных воспоминаний. — М.-Л., 1962, — С. 100). В то же время в кругах революционно настроенной молодежи Анненского не считали «своим».
  4. Централизованная система муниципальных библиотек г. Омска
  5. Райков Б. Е. На жизненном пути: автобиографические очерки. В 2-х кн. СПб.: Коло, 2011. Кн. 1. С. 149—150.

Литература

  • Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М.: РИК «Культура», 1996. — 492 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8
  • Бреславец Т. И. Стихи И. Ф. Анненского и японская традиция // Вузовская наука начала XXI века : гуманитарный вектор : Юридические науки. Литературоведение. Языкознание. Психология : материалы I Всерос. науч. заоч. конф., Екатеринбург, апрель-май 2002 г. — Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2002. — С. 42-44.

Ссылки

dic.academic.ru

Иннокентий Ф. Анненский - краткая биография.

Иннокентий Фёдорович Анненский (1855-1909 гг.) - русский драматург, поэт, переводчик, критик, исследователь литературы и языка, директор мужской Царскосельской гимназии. Брат Н. Ф. Анненского.

Детские и юношеские годы

Иннокентий Фёдорович Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске, в семье государственного чиновника Фёдора Николаевича Анненского (умер 27 марта 1880 года) и Наталии Петровны Анненской (умерла 25 октября 1889 года). Его отец был начальником отделения Главного управления Западной Сибири. Когда Иннокентию было около пяти лет, отец получил должность чиновника по особым поручениям в Министерстве внутренних дел, и семья из Сибири вернулась в Петербург, который ранее покинула в 1849 году. В детстве Иннокентий был очень слабым и болезненным мальчиком.

Учился Анненский в частной школе, затем — во 2-й петербургской прогимназии (1865—1868). С 1869 года он два с половиной года обучался в частной гимназии В. И. Беренса. Перед поступлением в университет, в 1875 году он жил у своего старшего брата Николая, энциклопедически образованного человека, экономиста, народника, помогавшего младшему брату при подготовке к экзамену и оказывавшего на Иннокентия большое влияние.

Деятельность в качестве директора гимназии

После окончания в 1879 году историко-филологического факультета Петербургского университета долгое время служил преподавателем древних языков и русской словесности в гимназии Гуревича. Занимал должность директора коллегии Галагана в Киеве (январь 1891 — октябрь 1893), затем 8-й Санкт-Петербургской гимназии (1893—1896) и гимназии в Царском Селе (16 октября 1896 — 2 января 1906). Чрезмерная мягкость, проявленная им, по мнению начальства, в тревожное время 1905—1906 годов, была причиной его увольнения с этой должности. Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах.

Должность директора гимназии всегда тяготила И. Ф. Анненского. В письме А. В. Бородиной в августе 1900 года он писал: Вы спросите меня: «Зачем Вы не уйдёте?» О, сколько я думал об этом… Сколько об этом мечтал… Может быть, это было бы и не так трудно…Но знаете, как Вы думаете серьёзно? Имеет ли нравственное право убеждённый защитник классицизма бросить его знамя в такой момент, когда оно со всех сторон окружено злыми неприятелями?… - Иннокентий Анненский. Избранное / Сост. И. Подольская. — М.: Правда, 1987. — С. 469. — 592 с.

С 1906 по 1909 год он занимает должность окружного инспектора в Санкт-Петербурге, и незадолго до своей смерти вышел в отставку.

Литературная и переводческая деятельность

Творческая биография Иннокентия Анненского начинается в начале 1880-х годов Анненский когда выступает в печати с научными рецензиями, критическими статьями, а также со статьями по педагогическим вопросам.

С начала 1890-х годов занялся изучением греческих трагиков; выполнил в течение ряда лет огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всего театра Еврипида. Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на еврипидовские сюжеты и «вакхическую драму» «Фамира-кифаред» (шла в сезон 1916—1917 на сцене Камерного театра). Переводил французских поэтов-символистов (Бодлер, Верлен, Рембо, Малларме, Корбьер, А. де Ренье, Ф. Жамм и др.). Первую книгу стихов «Тихие песни» выпустил в 1904 году под псевдонимом «Ник. Т-о», имитировавшим сокращённые имя и фамилию, но складывавшимся в слово «Никто» (таким именем представлялся Полифему Одиссей).

Анненский написал четыре пьесы — «Меланиппа-философ» (1901), «Царь Иксион» (1902), «Лаодамия» (1906) и «Фамира-кифарэд» (1906, издана посмертно в 1913 году) — в древнегреческом духе на сюжеты утерянных трагедий Еврипида и в подражание его манере.

Иннокентием Аннеским переведены на русский язык все дошедшие до нас 18 трагедий великого древнегреческого драматурга Еврипида. Он также выполнил стихотворные переводы работ Горация, Гете, Мюллера, Гейне, Бодлера, Верлена, Рембо, Ренье, Сюлли-Прюдома, Лонгфелло.

30 ноября (13 декабря) 1909 года Анненский скоропостижно скончался на ступеньках Царскосельского вокзала в Санкт-Петербурге от инфаркта. Похоронен на Казанском кладбище в Царском Селе (ныне город Пушкин Ленинградской области). Сын Анненского, филолог и поэт Валентин Анненский (Кривич), издал его «Кипарисовый ларец» (1910) и «Посмертные стихи» (1923).

Литературное влияние

Литературное влияние Анненского на возникшие вслед за символизмом течения русской поэзии (акмеизм, футуризм) очень велико. Стихотворение Анненского «Колокольчики» по праву может быть названо первым по времени написания русским футуристическим стихотворением. Его стихотворение «Среди миров» входит в число шедевров русской поэзии, оно легло в основу романсов, написанных А. Вертинским и А. Сухановым. Влияние Анненского сильно сказывается на Пастернаке и его школе, Анне Ахматовой, Георгии Иванове и многих других. В своих литературно-критических статьях, частично собранных в двух «Книгах отражений», Анненский даёт блестящие образцы русской импрессионистической критики, стремясь к истолкованию художественного произведения путём сознательного продолжения в себе творчества автора. Следует отметить, что уже в своих критико-педагогических статьях 1880-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к постановке в школе систематического изучения формы художественных произведений.

Воспоминания об Анненском

Профессор Б. Е. Райков, бывший ученик 8-й Санкт-Петербургской гимназии, писал в своих воспоминаниях об Иннокентии Анненском:

…о его поэтических опытах в ту пору решительно ничего не было известно. Его знали лишь как автора статей и заметок на филологические темы, а свои стихи он хранил про себя и ничего не печатал, хотя ему было в ту пору уже лет под сорок. Мы, гимназисты, видели в нём только высокую худую фигуру в вицмундире, которая иногда грозила нам длинным белым пальцем, а в общем, очень далеко держалась от нас и наших дел.

...Анненский был рьяным защитником древних языков и высоко держал знамя классицизма в своей гимназии. При нём наш рекреационный зал был весь расписан древнегреческими фресками, и гимназисты разыгрывали на праздниках пьесы Софокла и Еврипида на греческом языке, притом в античных костюмах, строго выдержанных в стиле эпохи.

Память

В городе Пушкин на Набережной улице на доме №12 в 2009 году была установлена мемориальная доска (скульптор В. В. Зайко) с текстом: «В этом доме с 1896 по 1905 год жил и работал в Императорской Царскосельской гимназии поэт Иннокентий Федорович Анненский».

www.wisdoms.one

Анненский Иннокентий Федорович

Иннокентий Федорович Анненский как поэт обладает поистине уникальной судьбой. Первый сборник его стихов (единственный прижизненный) был издан, когда поэту было уже сорок девять лет, причем на обложке стояло имя «Ник. Т-о» - псевдоним, который Анненский выбрал после некоторых раздумий. Изначально он планировал назвать сборник «Из пещеры Полифема», а в качестве псевдонима взять имя «Утис» - «никто» в переводе с греческого. Именно так назвался циклопу Полифему Одиссей, когда оказался в его логове. В итоге сборник получил название «Тихие песни». Скрытность автора показалась Блоку излишней и надрывной - он написал, что хотелось бы узнать поэта, который скрывается за маской.

Иннокентий Федорович Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 г. в Омске, но вскоре его семья переехала в тогдашнюю столицу России - Петербург. В автобиографии поэт написал, что вырос в среде, совмещавшей в себе помещичьи и бюрократические элементы. С самого детства он полюбил историю и словесность, а все ясное и элементарное посчитал неинтересным и неприятным.

Несмотря на позднее издание стихов, заниматься поэтическим творчеством Анненский начал рано. В 1870-е гг. он еще не знал о символизме, поэтому назвал себя мистиком, «бредившим религиозным жанром» старого мастера испанской живописи Б. Э. Мурильо, который работал в XVII в. Старший брат Н. Ф. Анненский посоветовал ему не публиковаться до тридцати лет, и молодой поэт вообще не планировал отдавать свои стихотворные опыты на суд публики. Он отдал всю энергию изучению античности и древних языков, которыми увлекся в университетские годы, и ничего, кроме диссертаций, не писал. После этого Анненский погрузился в педагогическую и административную деятельность, что, по мнению его коллег, отвлекало его от научных изысканий, а, по мнению, близких людей, радевших за творческие успехи Анненского, - мешало занятиям поэзией.

Анненский дебютировал в печати как критик. В 1880-1890-е гг. им публикуется ряд статей, проблематика которых касалась русской литературы XIX века. В 1906 и 1909 годах, соответственно, он выпустил два тома «Книги отражений» - сборника его критики, которую отличал уайльдовский субъективизм, ассоциативная образность и импрессионистичное восприятие. Анненский не раз подчеркивал, что считает себя, скорее, не критиком, а читателем, который делится своими впечатлениями.

Анненский-поэт шел по стопам французских символистов, которых он переводил (переводы их стихов вошли наряду с собственными произведениями поэта в тот первый и единственный прижизненный сборник). Он видел их заслугу не только в обогащении языка, но и в повышении эстетической чувственности читателя и внесении разнообразия в художественные ощущения любителей поэзии. Пожалуй, Анненскому среди русских поэтов ближе всего К. Д. Бальмонт, которого он высоко ценил. Он восхищался музыкальностью языка Бальмонта.

Анненский вел достаточно тихую литературную жизнь, «уединенную» и спокойную. Он не отстаивал права на жизнь новых форм искусства и не участвовал во внутрисимволистских «баталиях». Его первые публикации на страницах символистской прессы появились в 1906 г. в журнале «Перевал». Оставаясь в тени, Анненский стал частью русской символистской среды только на последнем году жизни. Он прочитал несколько лекций в «Поэтической академии», вошел в состав «Общества ревнителей художественного слова», а также напечатал на страницах петербургского журнала «Аполлон» свою статью «О современном лиризме».

Анненский скоропостижно скончался 30 ноября (13 декабря) 1909 года у Царскосельского вокзала. Его смерть стала шоком для символистов и вызвала широкий резонанс в литературных кругах. Символистов начали упрекать в том, что они «просмотрели» Анненского, и молодые поэты-акмеисты фактически начали посмертный культ Анненского-поэта.

Через четыре месяца после смерти вышел второй сборник его стихов - «Кипарисовый ларец», названный так потому, что рукописи поэта хранились в кипарисовой шкатулке. Стихи готовил к публикации сын Анненского, В. И. Анненский-Кривич, биограф своего отца, его редактор и комментатор.

После издания «Кипарисового ларца» к Анненскому пришла широкая посмертная слава. Блок написал, что книга поразила его и проникла глубоко в сердце, Брюсов отметил и высоко оценил поэтический дар Анненского, сказав, что его стихи неожиданны и непредсказуемы, а язык их свеж.

В 1923 г. В. И. Анненский-Кривич опубликовал в сборнике «Посмертные стихи Ин. Анненского» остальные рукописи отца. Есть мнение, что сын, издавая произведения отца, так или иначе, нарушал его волю - ведь Анненский не стремился к славе поэта, и единственный сборник стихов, изданный им при жизни под нарочито таинственным псевдонимом, это только подтверждает.

Лирический герой в поэзии Анненского - это человек, который разгадывает «постылый ребус бытия». Через своего героя Анненский анализирует внутреннее содержание человеческой личности, стремящейся к единению со всем миром, но замученной осознанием собственного одиночества. Каждая личность чувствует приближение неминуемого конца и осознает бесцельность своего существования, она согбенна под гнетом наследственности и невозможности воссоединения с миром во всей его красоте и всем величии.

С. К. Маковский сопоставил лирику Анненского со стихами «младших» символистов, и увидел истоки трагичного мировоззрения и миросозерцания поэта в том, что он не верил в «трансцедентальный смысл Вселенной», и отрицал значение и смысл личного бытия человека. Своеобразие стихов Анненского заключается в легкой иронии, которой они пропитаны. Брюсов считал эту черту поэтического дарования Анненского его второй натурой, неотделимой части его личности как поэта и его духовного облика.

Анненский считал, что задача поэзии - не приблизить к читателю, не изобразить нечто, недоступное выражению и непостижимое, а намекнуть на это «нечто», дать человеку возможность почувствовать «несказанное».

 

biblioman.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о