Содержание

Военная система Карла Великого — Старая Крепость

Военная система Карла Великого768814 и 80014 была примитивна по сравнению с организацией македонцев, римлян или византийцев. Тем не менее она являла собой революционный отказ от той анархии, что господствовала в Западной Европе четыре столетия и вновь воцарилась после его смерти. Кроме того, именно она послужила основой для образования феодализма и рыцарства Средних веков.

До Карла Великого главными особенностями войска франков были высокая решительность и исключительная недисциплинированность. Даже под командованием таких способных полководцев, как Карл Мартелл71541 или Пипин III74168, франкские армии были ненадежны, а завоевания их непостоянны. Карлу Великому постоянно удавалось одерживать верх над любыми противниками главным образом потому, что он сумел превратить природную франкскую энергию в дисциплинированную и эффективную организацию, руководство которой осуществлял исключительно сам.

Действенность военной системы Карла Великого наглядно выявляется на примере ее взаимодействия с ломбардской тяжелой кавалерией. Без особых затруднений нанеся ломбардам поражения в двух коротких кампаниях, Карл тем не менее осознал потенциальное превосходство их кавалерии над его собственной конницей. И, успешно работая над ее совершенствованием, он с этого времени активно привлекал в ряды франкской конницы ломбардцев, которые составили главный компонент той армии, которая вскоре разбила аваров. А ведь до осуществленной Карлом реорганизации и введения дисциплины эти же самые ломбардцы всякий раз оказывались довольно-таки беспомощны против набегов аваров в Северную Италию.

Как и во всякой эффективной военной системе, армейская дисциплина была важнейшим ингредиентом реформ Карла Великого. И в кавалерии, и в пехоте ответственность за исполнение приказов вышестоящих командиров поддерживалась на уровне, неизвестном тевтонам с тех пор, как они разбили римские легионы. К концу своего царствования Карл учредил систему призыва на воинскую службу через посредство знатных вассалов, что позволяло ему содержать регулярные армии в поле, не перенапрягая экономику страны, не оголяя ее провинций и не будучи в то же время вынужденным вербовать ненадежных наемников.

Одной из причин, не позволявших предшественникам Карла Великого постоянно держать свои армии в поле, было отсутствие служб тылового обеспечения. Франкские армии существовали исключительно за счет грабежей и опустошений: даже в дружественных областях это быстро ожесточало население и способствовало возникновению беспорядков, на враждебной же территории распыление сил, необходимое для подобного рода «реквизиций» нередко приводило в конечном счете к поражению от рук бдительного и собранного противника. Отсутствие организованного снабжения почти всегда приводило к распаду франкских армий после первых же проведенных в поле недель. Карл Великий учредил службу тылового обеспечения, в том числе продовольственные и вещевые обозы с запасами, достаточными для поддержания его войск в течение нескольких недель. Возобновление продовольственных запасов теперь осуществлялось упорядоченно, как за счет систематических фуражирских отрядов, так и отправкой тщательно конвоируемых дополнительных обозов в места расположения действующих армий. Это позволяло Карлу вести войну в тысячах километров от сердца Франции и даже в течение всей зимы поддерживать армии во время кампаний или осад — нечто неизвестное в Западной Европе со времен римлян.

Карл также возродил македонскую и римскую практику организации осадных обозов, в результате чего никакое столкновение со вражескими укреплениями не могло застать его войска врасплох. Снабженческие и осадные обозы замедляли наступление армий, но обеспечивали надежность их продвижения. К тому же растущая численность кавалерийских сил, сопровождаемых обозами, составленными из вьючных мулов, по-прежнему позволяла перемещать войска быстро и эффективно.

Одним из ключевых элементов военной системы Карла Великого являлись укрепленные пограничные посты или бурги. Они строились вдоль границ каждой завоеванной провинции и были связаны между собой рокадными дорогами. Снабженные всем необходимым, бурги стали опорными базами для маневров дисциплинированной франкской кавалерии, как при осуществлении операций по поддерживанию порядка на уже завоеванных территориях, так и при выдвижении войск вперед для дальнейшего наступления.

Кроме того, Карл Великий вернул в арсеналы Западной Европы лук, возможно, в результате столкновений с аварами и византийцами. По непонятным причинам после его смерти это оружие вновь было забыто большинством европейских армий, хотя и осталось популярным в качестве охотничьего. Еще одним элементом, обеспечивавшим действенность военной системы Карла Великого, являлось наличие единой тактической доктрины, подготовки младших командиров. В армии Карла была и превосходная служба разведки. Полнота и ясность приказов Карла (некоторые из них дошли до наших дней) доказывают не только его собственную высочайшую профессиональную компетентность, но и то, что благодаря ей он сумел создать действенную штабную службу.

Описание важнейших элементов военной системы Карла Великого содержится в пяти императорских указах, обнародованных между 803 и 813 гг., которые в совокупности представляют собой нечто вроде полевого устава франкской армии. В них он вменял в обязанность вассалам подготовку подлежащих мобилизации сил; определял имущественные основы при призыве на военную службу отдельных солдат; организацию соединений; оружие, защитное снаряжение и амуницию, как отдельного солдата, так и соединения в целом; перечень наказаний за проступки и т.п.

Заслуживает внимания стратегия войска франков. Стратегические действия их войска обычно были направлены на раздробление сил противника, на окружение и поражение врага по частям. Стратегические планы характеризовались смелостью и известным риском, что приводило к поражению отдельных, иногда довольно крупных отрядов войска франков. Однако эти тактические неудачи искупались стратегическими успехами. Войско франков обычно действовало по нескольким направлениям, имевшим охватывающую форму. Этот способ ведения войны оказывался эффективным: противник капитулировал, не доводя дело до сражения. В войнах франков выявилась более сложная, чем у римлян, взаимозависимость тактики и стратегии. Здесь тактические результаты не были самоцелью, как это имело место у римлян. Они подчинялись требованию обеспечения стратегического успеха.

В тактике также произошли значительные изменения. Франкская пехота вела бой глубокими сомкнутыми массами, построенными фалангой. С ухудшением боевых качеств пехоты усиливались оборонительные тенденции в ее действиях. С появлением тяжелой рыцарской конницы встал вопрос о взаимодействии ее в бою с пехотой. Рыцари наносили последний решительный удар после того, как противник был изнурен боем с пехотой. Но тяжелая рыцарская конница не могла завершать бой энергичным преследованием до полного уничтожения врага.

Наконец, в войнах франков получило дальнейшее развитие устройство тыла. Постройка специальных этапных дорог (коммуникаций), с оборудованием на них промежуточных баз, обеспечивала снабжение войска. Устройство тыла повышало маневренность франкского войска, его стратегическую подвижность и позволяло продолжительное время действовать в глубине вражеской страны.

ИМПЕРИЯ КАРЛА ВЕЛИКОГО (768-814 г.г.)

Государственный и общественный строй в империи Карла Великого (768-814 г.г.)

Несмотря на все усилия Карла Великого и церкви, империя не стала единым территориальным образованием. Летопись свидетельствует о непрерывных войнах, мятежах в империи. Множество кланов, племенных, феодальных полуавтономных государственных единиц во Франкской империи скреплялось личной властью императора, обеспечивавшей ему подчинение местных армий, которые призваны были защищать ее от скандинавских, арабских, славянских и других набегов.

Усилению личной власти императора способствовал и бурный процесс закрепощения крестьян в это время. В условиях хищнического захвата земель в VIII—IX вв. король (император) выступает в качестве высшего сеньора, высшего распорядителя земли, закрепляя земельные владения духовных и светских феодалов, общин, но неизменно за счет общин, в интересах крупного землевладения.

Свободный крестьянин был при Меровингах опорой королевской власти. Из свободных общинников-франков состояло народное ополчение, они участвовали в суде, в охране порядка. До тех пор пока эта опора сохранялась, королевская власть могла противостоять притязаниям на власть земельных магнатов. Реальная власть Каролингов опиралась уже на иные силы, на их прямых вассалов, бенефициариев. Это были те лица, которые находились под их непосредственным покровительством. Власть Каролингов становилась все более сеньориальной, частной, она растаскивалась местными владыками, графами, епископами. В руках Карла Великого оставалась лишь определенная часть общегосударственных полномочий. К таким реальным полномочиям по-прежнему относилась "охрана мира", охрана границ, определенная координация действий центральной власти и вотчинных властей.

В капитулярии, прибавленном к Баварской правде Карлом Великим, указывалось, что император "как охранитель мира" должен пресекать "нарушение власти", обеспечивать "правильный мир для церкви, вдов, сирот и слабых", уделять "особое внимание" наказанию "разбойников, убийц, прелюбодеев и кровосмесителей", строго охранять "права церкви и ее имущество". Формально император обладал и высшей апелляционной властью. "Если кто заявит, что его неправильно судили, — записано в том же капитулярии, — то пусть явится перед нами". Но тут же указывалось, что все имущественные споры должны "получать окончательное решение с помощью графов и судей на местах".

К выполнению этих функций был приспособлен и императорский аппарат управления. Совет, состоящий из высших представителей духовной и светской знати, решал все дела, "имеющие отношение к благу короля и королевства". Этот аристократический орган обеспечивал Карлу Великому повиновение подданных. При его же слабых преемниках он прямо навязывал им свою волю.

Во главе местной администрации стояли крупные землевладельцы, губернаторы и графы, делящие власть с епископами. "Епископы вместе с графами и графы с епископами, — предписывал капитулярий Карла I, — должны быть в таком положении, чтобы каждый из них имел возможность исполнять свою службу". Важную роль играли марк-графы, военные начальники в пограничных графствах, следящие за безопасностью границ государства.

Карл Великий правил не через имперскую бюрократию, у него не было даже столичного города, а через рассеянный по империи административно-судебный аппарат "государевых посланцев", которые призваны были проводить в жизнь королевские распоряжения. Государевы посланцы, состоящие из одного светского и одного духовного лица, объезжали ежегодно округа, включающие несколько графств. В их компетенцию входило прежде всего наблюдение за управлением королевскими поместьями, за правильностью совершения религиозных обрядов, за королевскими судьями, рассмотрение апелляционных жалоб на решения местных судов по тяжким преступлениям. Они могли требовать выдачи преступника, находившегося на территории духовного или светского сеньора. Неповиновение епископа, аббата и других грозило им штрафом.

Контролирующий тандем светских и церковных посланцев короля — еще одно свидетельство слабости и неэффективности центральной власти, не имеющей опоры на местах.

После смерти Карла Великого империя была разделена между его наследниками. В 987 году умер последний каролингский король Людовик V, преемником которого стал Гуго Капет. Титул императора перешел к вождю восточных франков, населяющих территорию, названную много столетий спустя Германией.

Капетинги сохраняли власть только за счет контроля над вассалами в родовом домене короля. Так, вместе с превращением власти монарха-вождя во власть государя-сеньора на смену раннефеодальной монархии постепенно приходила новая феодальная государственная форма — сеньориальная монархия.


Рыцари. Полная иллюстрированная энциклопедия / Библиотека / Арсенал-Инфо.рф

1.1. Появление рыцарской конницы. VIII–XI века

Карл Мартелл, битва при Пуатье 732 г. Конница Карла Великого. Стратегия и тактика армий эпохи Каролингов. Тяжелая конница Каролингов и викинги. Германская тяжеловооруженная конница X в. Битва при Риаде 933 г.

Рыцарство (от нем. Ritter – всадник) – это военное (позже аристократическое) землевладельческое сословие средневекового общества, появившееся в VIII веке (правда, есть предположение, что рыцарство появилось в VII веке, но документально доказано только существование рыцарской конницы в VIII веке) в странах Западной и Центральной Европы в эпоху феодально-иерархических отношений. Кстати, в VIII–IX веках это слово означало просто конного воина, который несет вассальную военную службу у своего сеньора. В IX–X веках слово «рыцарь» уже применялось к конному воину, представителю низшего господствующего класса, правда, у которого не всегда были вассалы. И лишь в XI веке слово «рыцарь» стало означать конного воина, принадлежавшего к особому военно-аристократическому сословию, которое считало себя «цветом мира» и высшим слоем общества. Так в XI веке рыцарство превратилось в особое высшее сословие, имеющее огромное влияние.

Отцом-основателем рыцарской конницы (доминирующей силы средневековых европейских армий) принято считать Карла Мартелла (Карл Молот). Карл Мартелл (ок. 688–741) был сыном майордома (от лат. Maior – старший, означало управляющий хозяйством вотчинника-феодала) Франкского государства Пипина Геристальского. Пипину Геристальскому удалось в одной из усобиц, кипевших между вельможами Нейстрии и Австразии из-за господства в земле франков, разбить Берхера, майордома Нейстрии, в битве при Тертри, произошедшей в 687 году. После этого Пипин вынудил короля Нейстрии Теодориха III назначить его майордомом Австразии, Нейстрии и Бургундии, то есть всего Франкского королевства, воссоединенного победой при Тертри. С этой поры Пипин Геристальский именовался не просто майордомом короля, а князем и герцогом Франкского государства. С 715 года Карл Мартелл стал преемником своего отца, получив должность майордома (он был майордомом до 741 г.). По правде сказать, фактически отец передал сыну власть над страной, так как в то время династия Меровингов неуклонно вырождалась. Наступило время «ленивых королей». Именно тогда на первый план выходят майордомы – имеющие в своих руках неограниченную верховную власть и фактически с этого момента управляющие страной. Майордомы по своей воле ставили и смещали королей династии Меровингов (так поступал и отец Карла, и он сам).

Основной целью Карла Мартелла в качестве «правителя» было объединение Франкского государства. Но для этого необходимо было иметь хорошо обученное, находящееся в постоянной боевой готовности и, главное, мобильное войско, с помощью которого можно было оперативно решать те или иные задачи в пределах единого государства. Для этой цели лучше всего подходила конница. Задача конницы состояла в следующем: во время боя охранять фланги и тыл пехоты, осуществлять преследование бегущего неприятеля, а также прикрывать пехоту во время отступления; в мирное время конница должна была обеспечивать порядок и лояльность населения и местной аристократии. То есть в нашем понимании рыцарская конница должна была стать военной мобильной силой быстрого реагирования. Первым шагом к намеченной цели для Карла Мартелла было издание капитулярия, согласно которому некоторое число свободных крестьян должно было снаряжать на войну одного, приобретая для него все необходимое снаряжение и фураж. Так появилась классическая схема разделения средневекового общества на «воюющих» и «работающих-снаряжающих», или, как тогда говорили, «молящихся, воюющих и работающих». Целью капитулярия было создание некой прослойки профессиональных воинов, которые могли нести военную службу, невзирая на сельскохозяйственный цикл. Помимо этого, Карл большинству своих рыцарей выделил землю в «кормление» (необходимую землю Карл получил, проведя массовую секуляризацию церковных наделов). Благодаря этому рыцари-феодалы могли себя обеспечивать всем необходимым, что по тем временам было дорогим удовольствием. Так, например, во Франкском государстве в VIII веке меч с ножнами стоил 7 солидов, копье – 2 солида, щит – 2 солида, шлем – 6 солидов, кожаная куртка с металлическими бляхами стоила целых 12 солидов, а пара защитных щитков для ног – 6 солидов. Для сравнения: в то время конь стоил 7 солидов (как меч с ножнами), кобыла – 3 солида, вол – 2 солида, корова – 1. Получалось, полное вооружение воина стоило 42 солида, что по тем временам являлось целым состоянием. За такие деньги можно было купить 42 коровы, а учитывая тот факт, что стадо обычной деревни в то время насчитывало от 30 до 40 голов скота, выходит, чтобы полностью вооружить рыцаря, необходимо было продать стадо всей деревни.

Карл Мартелл – не единственный, кто в то время пытался создать свое собственное войско, состоящее из профессиональных воинов. Так, на территории Европы почти все графы на местах предпринимали все необходимое для создания таких подразделений. То есть можно сказать, что на тот момент в Европе уже назрела необходимость иметь мобильные и профессиональные войска и все необходимые составляющие для появления рыцарской конницы были в наличии. Бенефициальная система земельных наделов обеспечила экономическую базу, а стремена и седла с прямыми луками позволили существенно улучшить защитное снаряжение рыцарей, превратив их в итоге в тяжеловооруженного всадника.

Первым участием европейской рыцарской конницы в большой битве принято считать сражение, произошедшее при Пуатье в 732 году (франкам предстояло отразить вторжение арабов). Это было серьезное испытание для нового войска Франкского государства. Ведь раньше, как и большинство германских народов, франки традиционно сражались в пешем строю, используя коней лишь в качестве транспортного средства. Теперь же наряду с пехотой в сражении участвовали и конные рыцари. Правда, надо сказать, что в то время пехота, представлявшая собой сплоченную фалангу, все же продолжала играть главную роль в бою, но и рыцарской коннице нашлось применение.

При Валиде I и его наследнике Сулеймане могущество Арабского халифата приобрело угрожающие размеры. Хорошо обученная армия халифата одерживала победу за победой в сражениях, происходивших на побережье Атлантического океана и на берегах Инда. Армия халифата в 717 году даже предприняла дерзкое нападение на хорошо укрепленный Константинополь, гарнизону и жителям которого с большим трудом удалось отстоять город. Примерно с 720 года арабское войско регулярно совершает набеги за Пиренеи, предавая огню и мечу юго-западную часть Галлии (эта территория, освободившаяся от франкского владычества, называлась Аквитанией). Войскам герцога Аквитании с каждым разом было все труднее отражать нападения арабов.

Конница франков. Миниатюра из «Золотого Псалтыря» монастыря Святого Галла, около 883 г. Хорошо видно защитное снаряжение конного воина, которое состоит из шлема с небольшими металлическими полями, щита и панциря. Панцирь, состоящий из нашитых на кожу пластин, по форме напоминающих рыбью чешую (пластины могли быть металлическими либо сделанными из плотной вываренной кожи), достигает колен воина. Знатные воины франков поверх панциря носили плащи

В 732 году арабы предприняли решающую попытку завоевать земли Галлии. Численностью около 50 тыс. человек арабское войско перешло Пиренеи и вторглось в Галлию. На стороне арабов выступили представители аквитанской и бургундской знати со своими дружинами. Мотивом этого поступка стало нежелание способствовать процессу централизации в королевстве франков. Благодаря помощи новых союзников арабское войско под предводительством Абд эль-Рахмана двинулось по Западной Галлии, достигло центра Аквитании, заняло Пуатье и направилось к Туру. Узнав о вторжении, Карл Мартелл во главе 30-тысячного войска (в состав которого входила и рыцарская конница) выступил против арабов. На старой римской дороге, у переправы через речку Вьенн, и произошла встреча двух сильных на то время армий – арабы встретили франков. Можно сказать, что день этой битвы был одним из важных поворотных пунктов истории человечества: здесь, как при Саламине или на Каталаунских полях, судьба многих народов зависела от исхода борьбы двух войск. Представьте, какие побуждения и страстные порывы волновали воинов, входивших в состав этих армий. Арабское войско Абд ар-Рахмана было воодушевлено пламенем веры в Аллаха и его пророка, который уже многие царства и народы подчинил власти правоверных. Арабские воины были переполнены гордостью победителей и алчно жаждали добычи, которую надеялись получить в Галлии. Утверждают, что религиозный энтузиазм был велик и в христианском войске Карла Мартелла, хотя сведений об особом усердии духовенства нет, зато известно, что довольно значительная часть войска Карла состояла из язычников. Одно можно сказать с уверенностью – франки знали, за что бьются: они уже успели свыкнуться с прекрасной страной, которую приобрели своим мужеством и мужеством своих предков, и готовились горячо постоять за нее.

Обычно франкское войско, состоящее целиком из пеших воинов, для боя выстраивалось в плотные боевые порядки, своего рода фалангу, но без должного обеспечения флангов и тыла. Сражение старались выиграть одним ударом, общим порывом, стремительной атакой. Кстати, у франков, как и у арабов, была хорошо развита взаимовыручка, часто основанная на родственных связях. Теперь же у Карла Мартелла было новое войско, состоящее из пехоты и рыцарской конницы. Ею как раз он и прикрыл незащищенные фланги своей пехоты, являвшиеся излюбленной целью для атаки арабской конницы.

Все свое войско Карл поставил поперек старой римской дороги, уперев его фланги в реки Клен и Вьенн. В случае поражения эти водные преграды в тылу обрекали франков на полное уничтожение. Разместив таким способом армию, предводитель франков хотел дать своим воинам дополнительный стимул стремиться к победе. В битве при Павии войско франков выглядело следующим образом: в середине основа боевого порядка франков – пехота, построенная сплошной фалангой; перед ней были выставлены отряды лучников; на флангах застыли отряды тяжеловооруженной конницы. В одной из хроник VIII века этот эпизод был описан так: «Они [рыцари] стояли неподвижно, словно стена, плечо к плечу, словно глыба льда». Кстати, прикрыв фланги своей пехоты, Карл провоцировал арабов нанести мощный фронтальный удар.

Но предводитель арабского войска, видя перед собой грозную армию франков, не решился ее атаковать и занял выжидающую позицию. Карл со своей армией оставался на месте, так как не хотел терять выгодную, с его точки зрения, позицию. Шесть дней длилось это противостояние двух сильных армий. На седьмой день Абд эль-Рахман все же решился дать бой франкам. Скорее всего, импульсивные арабы просто вынудили своего командира отдать приказ о наступлении, так как они, победившие стольких противников, были непоколебимо уверены, что «Аллах наполнит ужасом сердца всех христиан и они станут просить пощады». И так Абд эль-Рахман, построив свою конницу в четыре линии, бросил ее на франкскую фалангу (чего и хотел добиться Карл). Франки стойко отражали все атаки неприятельской конницы. Бой длился несколько часов (по другим данным, до ночи), но арабам так и не удалось сломить строй франков. Потери арабов возрастали с каждым часом. Многие арабские воины, не выдержав натиска франков, обратились в бегство. Все попытки остановить поток отступающих ни к чему не привели.

Видя, что другого выхода нет, Абд эль-Рахман собрал вокруг себя оставшихся воинов и сам лично повел их в атаку. Но и эта атака была отбита, а сам предводитель арабского войска Абд эль-Рахман был убит. Смерть полководца окончательно подорвала боевой дух арабов. Именно в этот момент отряд рыцарской конницы франков под командованием графа Эда Аквитанского, до этого охранявший правый фланг фаланги франков, контратаковал. Некоторые исследователи считают, что конница франков прорвала линии арабского войска и захватила их лагерь, у других есть мнение, что конница франков лишь обошла левый фланг противника с целью подойти к его лагерю, заставив арабов броситься на защиту своего обоза с награбленными сокровищами (к тому времени арабы успели обчистить множество часовен и частных замков).

Ночью остатки арабского войска отошли в свой лагерь (либо они выбили оттуда франков, либо просто не пустили их туда в ходе сражения). Там они узнали о гибели своего полководца. Оставшись без предводителя, арабы принимают решение, не дожидаясь утра, под покровом ночи уходить на юг. Отход арабского войска прикрывали отряды конных воинов. Утром Карл Мартелл опять построил свое войско для сражения. Но врага не было видно. Тогда Карл выслал отряд рыцарской конницы в разведку. Разведка франков, проявляя повышенные меры предосторожности, опасаясь вероломства со стороны арабов, осторожно продвигалась вперед, пока не обнаружила бегство врага. Узнав об этом, Карл принимает решение не преследовать отступающего противника. Зная излюбленные приемы, которыми пользовались арабы во время военных действий, он опасался западни с их стороны. Арабы запросто могли заманить его тяжеловооруженную и малоподвижную конницу в ловушку, отрезать ее от пехоты и разгромить, а рисковать потерять свою новую конницу, стоившую ему стольких усилий, Карл не хотел. Кроме того, он не хотел, преследуя неприятеля, лишиться возможности подробно разобраться с трофеями, поскольку разведка донесла, что арабы бросили большую часть награбленного.

Так в 732 году в битве при Пуатье было разбито большое войско арабов. Считается, что именно после этой битвы Карл получил свое прозвище Мартелл – Молот (его еще называли героем и спасителем христианства). Можно сказать, что эта победа предотвратила завоевание мусульманами Европы, тем самым спася ее от исламизации. Правда, арабы еще долгое время были властителями Испании, но последовавшая Реконкиста вытеснила их за пределы Европы.

Дело Карла Мартелла по укреплению Франкского государства продолжил его сын Пипин по прозвищу Короткий, который занимал должность майордома до 751 года, пока не решил сам стать королем. Заручившись согласием папы римского, Пипин в 751 году сверг последнего короля Франкского государства из династии Меровингов, Хильдерика III, после чего в Суассоне на собрании франкской знати был избран на королевский престол, став первым королем из династии Каролингов (правил до 768 г.). Уже будучи королем Франкского государства, Пипин Короткий подчинил Аквитанию, захватил Септиманию. В 754 и 756 годах совершил военные походы в Италию. Кстати, именно во время этих походов король Пипин Короткий, помня об оказанной папой услуге, благодаря которой Пипин и получил корону, отдает папе часть захваченных у лангобардов земель, положив тем самым начало Папскому государству.

Во время всех своих военных действий король Пипин Короткий активно применяет тяжеловооруженную рыцарскую конницу, которая за этот период существенно увеличилась и улучшила свои боевые качества.

После смерти короля Пипина Франкским государством стали править его сыновья: старший сын, Карл (748–814), позже прозванный Великим, и младший сын, Карламон. До 771 года Карл правил совместно с братом и лишь после смерти Карламона стал единым правителем огромного королевства, границы которого расширил вдвое в результате многочисленных завоевательных походов. Карл Великий воевал против лангобардов в Италии, арабов в Испании, баваров, саксонов, аваров, славян и др. Он сделал империю франков сильнейшим государством в Западной Европе, и именно за время его правления Франкское государство достигло вершины своего могущества. Кстати, именно по его имени стала называться династия Каролингов, именуемая раньше Пипинид и принадлежавшая к знатному роду рипуарских (восточных) франков. Карл Великий укрепил рубежи Франкского государства пограничными областями – марками во главе с маркграфами, остальные владения управлялись герцогами и графами. В своем быстро растущем государстве Карл Великий видел возрождение Западной Римской империи. Его мечты осуществились в 800 году, когда папа Лев III возложил на голову Карла Великого императорскую корону. Резиденцией императора стал город Ахен.

До образования империи разрозненные народы, входившие в состав Франкского государства, мало общались между собой. Каждая тевтонская нация обладала собственными боевыми традициями. И лишь после 800 года все входящие в империю народы стали стремиться к одним и тем же политическим целям под властью единого сильного правителя – императора. Именно тогда, невзирая на национальные различия, все народы Западной Европы стали развиваться по одному стандарту, благодаря чему сформировалось и единство мыслей, верований, искусства, письменности и военного дела.

Рыцарская конница во времена правления Карла Великого не только улучшила свои боевые навыки, но и стала играть существенную роль в ведении боевых действий. Карл Великий, в отличие от своих предшественников, вел войны гораздо более широкого масштаба, и поэтому ему было необходимо иметь многочисленную тяжеловооруженную конницу. Для этого Карл существенно увеличил число конных воинов в своей армии. Его первые военные ордонансы подтверждают, насколько Карл Великий желал сохранить внутри страны как можно больше ресурсов для армии. Так, в 779 году было объявлено, что ни один торговец не может экспортировать кольчуги. Этот же приказ повторно появился в 805 году. Благодаря запретам торговля оружием с аварами и венедами практически прекратилась. Любой торговец, пойманный при продаже или попытке переправить кольчугу за пределы Франкского государства, подвергался аресту. Все его имущество подлежало конфискации. Кстати, запреты Карла Великого подтверждают тот факт, что во время его правления в государстве франков существовали крупные центры по изготовлению оружия и защитного снаряжения высокого качества, которое жаждали приобрести другие государства.

В 774 году Карл Великий, покорив ломбардов, издал для них специальный свод военных законов. Там говорилось, что на ломбардов теперь полностью распространялись франкские правила относительно обязательной воинской повинности. Там же указывалась и пеня в размере 60 солидов, взимаемая за нарушение королевского «запрета». За дезертирство перед лицом противника полагалась смертная казнь либо полная конфискация имущества виновного в пользу казны. В Ломбардском капитулярии 786 года есть интересный отрывок, в котором все до единого коренные жители, клявшиеся в послушании королевской власти, описываются как всадники. Там сказано: «Деревенские жители, или люди графов, епископов и аббатов, или обитателей королевских земельных владений или земель, принадлежавших Церкви, все, кто держит феодальное владение или служит вассалом своему лорду, все те, кто пришел в войско с лошадью и оружием, щитом, копьем, мечом и кинжалом». Этот отрывок доказывает, что в войске Карла Великого преобладала тяжеловооруженная конница.

В те времена служба в армии стала обязанностью каждого взрослого мужчины, так как Карл Великий вел широкомасштабные военные действия и ему были нужны воины в больших количествах. Для франков это стало серьезным поворотом в жизни, так как теперь каждый должен был уметь обращаться с оружием. В армии Карла новобранцы проходили серьезную военную подготовку, что превращало их в настоящих воинов. Правда, крестьянину, оторванному от своего поля и впервые столкнувшемуся с армейской муштрой, было далеко до выучки профессионального воина. Но, как уже было сказано, в то время каждый мужчина умел мало-мальски владеть оружием, поэтому Карлу Великому не потребовалось много времени для создания вполне дееспособной армии.

Принципы организации войска Карла Великого привели к полному преобразованию социальных отношений среди франков. Образовалась новая сила, вскоре ставшая весьма грозной. Вследствие войн Карла Великого многочисленная часть населения его империи оказалась в подчинении победоносного предводителя, образовав социальный слой несвободных (крепостных). Для остававшихся свободными воинов последствия продолжительных походов в отдаленные земли оказались такими тяжелыми, что они добровольно подчинились могущественным, состоятельным господам, которые стали содержать их как свою личную военную силу. Эти новые господа дали прибившимся к ним людям земельный надел – лен (феод), передаваемый по наследству. Так появились ленные господа (феодалы) и крепостные. Из феодалов, которые быстро достигли силы и богатства, в порядке наследования образовалось дворянство, рыцарство, которое постепенно приобрело большое значение в жизни средневекового государства.

Для Карла Великого, стремившегося организовать мощную конницу, усиление воина-одиночки не было залогом военного успеха. Каждый его феодал, каждый свободный должны были являться для сбора под главным знаменем со своими людьми и лошадьми. Наряду с этим были и пешие – несвободные и слуги, частично копейщики, частично стрелки. Сложившиеся отношения вызвали к жизни понятия «знатности», или «благородства», с одной стороны, и «низости», или «подлости», – с другой. Прежде эти понятия для германского народа были, можно сказать, чуждыми. Благодаря этой привилегированности, доверию властителей своим феодалам и вассалам конница стала главным родом войск. Всадник или группа всадников видели в самих себе уже не ядро войска, а само войско. Такая военная организация была в чести до тех пор, пока и народ придерживался подобного мнения. Эта организация к тому же соответствовала германскому характеру еще и благодаря самоценности одиночки, что перекликалось со стародавними остатками понятия героизма.

С выдвижением на передний план тяжеловооруженной рыцарской конницы наступило полное изменение вооружения. Так, длинный меч, которым франки обладали еще со времен Меровингов (конец V – начало VI в.), стал теперь главным оружием рыцаря и атрибутом свободного воина. Копье в это время наравне с мечом стало обязательным оружием всадника. Именно в это время значение копья для первого натиска на врага выросло с необычайной быстротой. Без большого щита, хотя и неудобного для всадника, при несовершенстве защитного вооружения воину было еще не обойтись. Шлем, еще полукруглой формы, редко завершающийся остроконечным навершьем, снабжался бармицей. Кольчужная рубашка простейшего покроя достигала колен. В таком вооружении немцы в первый раз вышли для сражения с венграми в 933 году под Мерзебургом, и неожиданная победа над войском, по-восточному вооруженным и пользующимся восточной тактикой ведения боя, укрепила веру в непобедимость тяжеловооруженной рыцарской конницы. Хотя это представление, вскоре ставшее всеобщим, не совсем оправдалось в свете печального опыта Крестовых походов.

Пока правил Карл Великий, его войско непрерывно увеличивалось и совершенствовалось. Законом было установлено, что все люди, владеющие определенным количеством земли, обязаны служить в армии, и каждый из них должен быть экипирован в соответствии со своим имуществом и статусом. Сохранилось множество «капитуляриев» того времени, в которых говорится об организации военного дела в эпоху правления Карла Великого. Так, в одном документе говорилось, что все «люди» (имеются в виду наделенные землей вассалы) графов, епископов и аббатов должны иметь шлем и кольчугу. В другом документе упоминается про необходимость проводить регулярное обучение военному делу. Там же давалось описание необходимого военного снаряжения, которым снабжали воинов, отправляющихся в армию. Воины должны были иметь копья, топоры, окованные железом шесты, щиты, тараны и метательные машины (за доставкой камней для метательных машин следили королевские маршалы).

До наших дней сохранилось очень живописное описание Карла Великого, когда он во главе своего войска во время итальянской кампании 773 года вошел в Павию. Правда, это описание составлено не современником Карла, а монахом из монастыря Святого Галла, который узнал эту историю от человека, который помнил императора и даже служил в его войсках. Цитируя историю этого человека и при этом, скорее всего, заимствуя кое-что из утерянной поэмы времен правления Карла Великого, монах описывает, как король Дезидериус и его оруженосец Огьер де Дан смотрели на приближение войска захватчиков. При виде каждой колонны воинов король спрашивает, не появился ли его соперник Карл с основной своей армией. На что оруженосец каждый раз отвечает, что Карла еще не видно, а вся масса воинов, прошедших перед глазами короля, это только авангард вражеского войска. Описание Карла Великого в документе выглядит следующим образом: «Появился Железный король в железном шлеме, с рукавами железной кольчуги на руках, широкую грудь его защищала она же. В левой руке он держал железное копье, а правая рука была свободна для непобедимого меча. Бедра его защищали железные звенья, хотя большинство людей предпочитают оставлять эти места открытыми, чтобы легче было вспрыгнуть в седло. А его ноги, как и у других воинов, защищали железные поножи. Его щит был из простого железа (этот момент вызывает много вопросов у исследователей – были ли тогда щиты из цельного железа или это просто выдумка монаха, создававшего образ Железного короля. – Здесь и далее прим. авт.), без украшений и орнаментов. Впереди короля, и позади, и по обе стороны скакали все его люди, вооруженные настолько, похоже, насколько могли себе позволить; так что звон железа заполнял и поля, и все дороги, и на каждом шагу оно отражало солнечные лучи. «Железо, везде железо», – в отчаянии рыдали испуганные жители Павии».

В течение практически всего правления Карла Великого военные действия велись довольно интенсивно. Годы, когда походы не совершались, были настолько редки, что всегда отмечались в анналах. Так, и в 790-м, и в 792 году основной нарративный источник «Анналы Франкского королевства» отмечает: «В тот год не было никакого военного похода». Однако завоевание Фрисландии, подчинение Баварии и Саксонии, борьба с аварами и бретонцами, поход за Пиренеи, разгром, а затем и присоединение Лангобардского королевства требовали регулярного созыва и систематического использования франкских войск, которыми чаще всего командовал сам король.

По истечении столетия войн успех династии Каролингов был неоспорим: владея первоначально лишь Австразией, она сумела не только вернуть Нейстрию и снова присоединить огромную Аквитанию, но и достигла юга Ютландского полуострова и, кроме того, контролировала земли к западу от Заале и Эльбы, продвинулась до Каринтии, завладела Апеннинским полуостровом до герцогства Сполетского включительно, заняла Барселону и Памплону. За пределами официальных границ протекторат Каролингов распространялся на земли лужичан, моравов, аваров и хорватов, герцогство Беневентское и область между Испанской маркой и р. Эбро. Несомненно, большая часть завоеваний осуществлялась постепенно, шаг за шагом, без молниеносных побед, которые несколько поколений назад отмечали экспансию арабов, но тем ярче они свидетельствуют как об упорной воле вождей, так и о качестве военной машины, которой они располагали.

Проводя активную завоевательную политику, Каролинги столкнулись с немалыми трудностями. В частности, нередко они были вынуждены сражаться вдали от материальных баз, составлявших их мощь, вдалеке от центра своих владений, расположенных между Рейном и Маасом. Им приходилось сталкиваться с народами, воинские обычаи которых сильно отличались друг от друга, и приспосабливаться к каждому противнику. Правда, франки имели численное превосходство в людях и средствах; к тому же политические образования, на которые они нападали, часто были непрочными, ослабленными распрями; трудно было бы объяснить внезапное исчезновение лангобардской монархии, не принимая во внимание ту борьбу, которую уже давно вели лангобардские короли со своими герцогами; именно интриги мусульманских правителей Испании, не желавших подчиняться кордовскому эмиру, позволили Карлу Великому распространить франкское влияние к югу от Пиренеев; завоевание Саксонии стало возможным в результате раскола саксов на два лагеря: с одной стороны, господствующий класс, почти сразу же признавший власть Карла, а с другой – люди низших сословий, свободные и полусвободные, ненавидевшие иноземных завоевателей. Наконец, в процессе экспансии дипломатия иногда играла не менее значительную роль, чем собственно военные действия.

Наряду со слабостью противников и сложной политической игрой успеху экспансионистской политики франков способствовали и личные качества трех государей: если ничто не доказывает, что Карл Мартелл, Пипин Короткий и Карл Великий были гениальными и вдохновенными стратегами, то отрицать их незаурядную физическую и моральную силу, истинное военное рвение у нас нет никаких оснований. Кроме того, они умели увлекать за собой людей, использовать собственную клиентелу и знать, которые более или менее охотно, или оказывая сопротивление, постепенно втягивались в политическую систему Франкского государства.

Благодаря капитуляриям мы обладаем более точными сведениями о военной системе Каролингского государства на рубеже VIII–IX веков, прежде всего о наборе войск: каролингский монарх обладал властью приказывать, запрещать и карать, которая называлась бан (bannum), давала ему, в частности, право призывать в армию всех своих подданных, включая жителей только что покоренных областей; практически же поголовный призыв в армию становился необходимым только в случае вражеского вторжения и лишь в той части королевства, которой непосредственно угрожала опасность. Этот всеобщий призыв к оружию (lantweri) предполагал смертную казнь в случае уклонения, если вторжение действительно произошло.

В течение долгого времени формулы призыва на воинскую службу оставались очень нечеткими – несомненно потому, что в случае необходимости на зов откликалось довольно много людей. Но уже с 806 года формулировки становятся более строгими: проводится различие между простыми свободными людьми, обязательства которых ограниченны, и вассалами, подчиненными прямо или косвенно королю, епископами, аббатами, аббатисами, графами и сеньорами, на которых само их положение накладывало очень строгие обязанности. К примеру, постановление 807 года предписывает, чтобы «все живущие по ту (западную) сторону Сены несли воинскую службу. В первую очередь в войско должен прибыть тот, кто владеет бенефициями. Затем должен прибыть в войско всякий свободный человек, владеющий пятью мансами. Таким же образом должны поступать и те, кто владеет четырьмя и тремя мансами. Если же будут два человека, каждый из которых владеет двумя мансами, то один из них должен снарядить другого, и пусть наиболее способный прибудет в войско. Что касается людей, которые владеют половиной манса, то пятеро таких людей снаряжают шестого. А те, кто считается бедным и не имеет ни раба, ни собственной земли, стоящей (лакуна) солида, должны впятером снарядить шестого <…>. И каждому шестому вышеуказанные пятеро безземельных бедняков совместно должны выдать 5 солидов». Эта система «снаряжающих» и «воюющих», которые, как предусматривалось, могли меняться местами, при всей ее сложности оставалась в силе при Людовике Благочестивом и даже была введена в Италии в годы правления Лотаря I (капитулярий 825 г.).

Отсутствие списков, в которых, согласно акту Людовика Благочестивого от 829 года, по всем графствам должны были перечисляться люди, подлежащие призыву на воинскую службу, делает невозможным точный подсчет числа воинов, которые могли быть мобилизованы. Г. Дельбрюк, Ф. Лот и Ф. Гансхов сошлись во мнении, что даже в зените своего могущества Каролинги могли иметь в распоряжении в лучшем случае только несколько тысяч воинов, при этом наиболее приемлема цифра – 5000. Ж.Ф. Вербрюгген был более щедрым: крупная армия могла насчитывать от 2500 до 3000 всадников и примерно от 6000 до 10 000 пехотинцев. Размеры армии допускали ее разделение на несколько корпусов по региональному или этническому признаку, последние могли потом сливаться и сообща выполнять стратегическую задачу. К. Ф. Вернер, рассматривая вопрос в общем виде, показывает недостатки выводов Ф. Лота и настаивает на протяженности земель, обитатели которых призывались в войска Карла Великого. Он предлагает два метода подсчета, которые, хотя и опираются на разные базы данных, дают сходные результаты. Статистическая опись по королевствам, составляющим каролингскую империю, позволяет выдвинуть предположение о существовании не менее 200 дворцов, 600 фисков, 500 аббатств (200 из них находились в непосредственной зависимости от короля) и 189 городов или епископских резиденций, 140 из которых были настоящими крепостями. Итого примерно 1500 населенных пунктов, напрямую зависевших от королевской власти; кроме того, вся империя включала в себя не меньше 700 областей, 500 из которых управлялись графами. Естественно, при таких условиях цифра в 5000 всадников слишком занижена. Если предположить, что каждое графство выставляло до 50 всадников, то число бойцов, собранных со всей империи, возрастает до 35 000. Можно исходить также из числа прямых вассалов, которые находились в распоряжении Карла Великого: 100 епископов, около 200 аббатов, 500 графов и, по приблизительным подсчетам, около 1000 королевских вассалов, итого 1800 человек. Если предположить, что каждый из них приводил в королевское войско 20 всадников, набранных среди своих вассалов, то получается 36 000 конных воинов. Заметим, что число 20 не кажется слишком завышенным; к примеру, в правление Людовика Благочестивого аббат Корвейского монастыря использовал для собственных нужд 30 вассалов, освобожденных от службы в королевской армии; во многих графских актах часто встречаются подписи трех десятков вассалов. Таким образом, по мнению К. Ф. Вернера, в 800–840 годах империя Каролингов могла выставить порядка 35 000 хорошо экипированных всадников, не считая пехотинцев и вспомогательных отрядов, численность которых, возможно, доходила до 100 000 человек. Часть этих предполагаемых сил действительно использовалась для таких крупномасштабных операций, как поход 796 года против аваров, во время которого все войска Карла Великого, двигавшиеся несколькими колоннами, вероятно, насчитывали 15–20 тысяч всадников.

Может быть, К.Ф. Вернер чрезмерно завысил эти цифры, но он сделал важный акцент на протяженности территорий, подчиненных Карлу Великому и Людовику Благочестивому. В соответствии с тем, насколько государи были способны, при их методах управления, навязывать свою волю или хотя бы передавать приказы в своих огромных владениях, они могли собирать довольно многочисленные армии, даже если каждая область выставляла лишь скромный отряд по сравнению с общим количеством юридически военнообязанного населения. Кроме того, выводы К.Ф. Вернера показывают, что по крайней мере в начале IX века ядро каролингской армии формировалось из людей, прочно связанных с сувереном, и эта связь носила либо публичный характер, как в случае с графами, либо личный – как в случае с вассалами.

Существование четких правил набора в армию наводит на мысль о том, что зачастую власти боялись недобрать бойцов. Конечно же, добровольцев, привлеченных жаждой приключений и добычи, было недостаточно. Не следует забывать, что сохранение воинской повинности преследовало также экономическую и фискальную цели. Ведь уклонение от службы каралось большим штрафом. Так, например, в 805 году неявившиеся по призыву в королевское войско, владея движимым имуществом (золото, серебро, доспехи, скот, одежда), оцененным в 6 ливров, должны были заплатить большой штраф в размере 60 солидов; соответственно тот, кто владел имуществом на 3 ливра, платил 30 солидов, и тот, кто владел имуществом на 2 ливра, – 10 солидов. Взимание штрафов и набор в армию часто возлагались на одних и тех же людей, исполнявших обе функции одновременно. Держателей мансов принуждали снабжать войска скотом, в первую очередь овцами, в качестве продовольствия, а также изымали у них волов и повозки.

Сама по себе важность, которую каролингское законодательство придавало проблемам снабжения войск, указывает на то, что силы, участвовавшие в военных кампаниях, вряд ли были небольшими: в одном капитулярии, датируемом последними годами царствования Карла Великого, каждому графу предписывается сохранять 2/3 лугов в его графстве для нужд войска.

Интересным с точки зрения изучения военного дела эпохи Карла Великого является документ, датированный 806 годом, в котором аббат Фулрада призывался на военную службу: «Ты должен прийти в Стасфурт на Боде к 20 мая со своими людьми, готовыми нести воинскую службу в любой части королевства, в какую я их направлю; а это значит, что тебе нужно принести с собой все оружие, и принадлежности, и воинское снаряжение: одежду и продовольствие. У каждого всадника должны быть щит, копье, меч, кинжал, лук и колчан. На повозках (они должны были быть стандартного размера, обтянутые кожей) у вас должны быть пригодные к употреблению лопаты, топоры, копья и окованные железом шесты, и все другие вещи, нужные войску. Еды должно хватить на три месяца, а одежды – на шесть. По пути вы не должны причинять вреда нашим подданным и касаться чего бы то ни было, кроме воды, дерева и травы. Твои люди должны идти вровень с телегами и лошадьми (скорее всего, имеются в виду запасные лошади) и не покидать их до тех пор, пока ты не придешь на место сбора, так, чтобы они не разбежались и не натворили бед. Если ценишь наше доброе расположение, проследи, чтобы все было выполнено в точности». Аналогичные приказы (почти слово в слово) рассылали правители европейских государств аж до XV века.

Долгое время каролингские войска вели по преимуществу наступательные кампании, время начала которых, а иногда и длительность могли определяться заблаговременно. Тем не менее власти стремились ускорить процесс мобилизации. По крайней мере с 790 года она происходила в два этапа: сначала местные власти (графы, епископы, аббаты и аббатисы, крупные королевские вассалы) получали от государевых посланцев приказ о боевой готовности; и в таком случае они могли составить список «воюющих» и «снаряжающих», перепроверить имеющееся снаряжение, запастись провизией. Когда, наконец, приходил приказ присоединиться к королевской армии, все было готово для немедленного выступления, которое, согласно одному из актов Людовика Благочестивого, следовало начать в течение 12 часов.

Помимо воинов палатинов, подчиненных непосредственно королю, в армию входили отряды из различных крупных областей или королевств, на которые была разделена империя. Так, по свидетельству «Анналов Франкского королевства», в армии, которую Карл Великий повел на Сарагосу в 778 году, находились уроженцы Бургундии, Нейстрии, Баварии, Прованса, Септимании и даже отряд лангобардов. Такие большие армии, сформированные одновременно по этническому и административному принципам, включали в себя целый ряд более или менее самостоятельных подразделений.

Существовали и иные формы военной деятельности, предполагавшие участие других людей. Это прежде всего принудительные работы по ремонту и постройке крепостей в пограничных зонах. Защита крепостей возлагалась либо на местное население, либо на профессиональных воинов. Последние иногда образовывали настоящие военные колонии и составляли костяк тех небольших ударных групп, выполнявших отдельные, четко определенные задания, которые в источниках называются scarae (от нем. Schar – военный отряд), их члены назывались excariti или scariti homines.

Начиная очередную войну, Карл Великий старался поразить своих противников в самое сердце. Политическое давление на юг он применил для того, чтобы превратить в союзников военную элиту врага. Основной удар он направил в политический и религиозный центр. Армия Карла Великого атаковала в двух и более направлениях, используя свое численное превосходство, заставляя противника дробить свои силы и отступать. Быстрые марши, при необходимости не прекращавшиеся и ночью, были характерны для армии Карла Великого.

Если стратегия Карла Великого совершенствовалась по мере усложнения намеченных целей, то тактика на поле боя оставалась в принципе неизменной, хотя дисциплина и управление продолжали совершенствоваться. Конные воины действовали как легковооруженные конные застрельщики, многократно атакуя противника дротиками и копьями. Пехота или действовала совместно с конницей, или находилась в непосредственной близости от нее. Лучники преимущественно действовали в составе пеших полков. По мере усиления конницы роль пехоты снижалась. К концу IX века армия франков состояла почти из одной конницы. По-прежнему часто приходилось вести осаду укреплений. При этом конница спешивалась.

Франкская конница была типична для Западной Европы IX века. Самой боеспособной частью армии Карла Великою была скара (scarae), которая подразделялась на несколько клиньев по 50–100 человек в каждом. Как скара, так и клинья имели свои фланги. Каждый клин мог самостоятельно проводить фланговые атаки, заход в тыл противнику, а также организовывал засады. В некоторых случаях воины носили импровизированную униформу, помогавшую отличить своих от чужих. Первое упоминание о тактическом резерве относится к началу IX века, но выделение резерва в то время еще не стало постоянной практикой.

Правитель обычно лично вел армию в поход, в его отсутствие командование осуществлял майордом. Все командные должности всегда занимали франки, даже если данный отряд составляли воины других народностей. Численность военных отрядов могла колебаться в широких пределах. Отряды формировались по территориальному признаку, их возглавляли представители местной знати: герцоги, маркизы, графы, епископы, аббаты или другие королевские вассалы. Численность отрядов, выставляемых каждой провинцией, определялась заранее королевским предписанием.

Угрожаемые участки границы защищали гарнизоны, укомплектованные солдатами из скары. Внутренние районы государства был прикрыты войсками слабее. Главные императорские дворцы, например в Аахене, не имели укреплений и обеспечивали лишь символическую защиту. Замок Ингельхайм также был открыт. Небольшие королевские владения, называемые curies regiae, иногда имели укрепления, обычные для периода поздней Римской империи. Эти укрепления обычно располагались на стратегически важных перекрестках. Укрепления в плане имели квадрат с закругленными углами, но не располагали башнями и были меньше, чем аналогичные римские форты, послужившие им прототипом.

Кстати, подобные изображения драконов имели на поле боя в X в. языческие племена саксов. О языческих драконах, отделанных золотом и драгоценными камнями, упоминается и в «Песни о Роланде». На христианских знаменах в то время были изображены в основном религиозные символы.

Конница франков. Миниатюра из «Золотого Псалтыря» монастыря Святого Галла, около 883 г. Впереди движется знаменосец, знамя представляет собой разукрашенную и позолоченную гибкую фигуру дракона, прикрепленную на длинном древке. За знаменосцем следует полководец в полном вооружении VIII в. Показаны шпоры и стремена. Полководца окружают приближенные рыцари. Далее следует остальное войско, состоящее из конных воинов

В Европе в IX–X веках сыновья знатных аристократических родов получали общее воспитание в раннем возрасте, находясь еще при своих матерях. Затем они передавались на воспитание отцам. Именно отцы отвечали за военную подготовку своих сыновей. Молодые люди сопровождали своих отцов в походах. В целом можно сказать, что после того, как мальчики переходили от матери к отцу, их жизнь резко менялась. Она наполнялась верховой ездой, пребыванием в чистом поле, упражнениями с оружием. В возрасте 14–15 лет юноша получал меч, это открывало ему дорогу в общество взрослых мужчин.

Общее образование военной элиты находилось на неожиданно высоком уровне. Молодежь получала образование в монастырских школах или под началом приходских священников. Школы имелись при дворе короля, герцогов, графов, а иногда и в мелких поместьях. Образование ценилось высоко, так как открывало возможность службы в системе королевской администрации, где на письменные приказы сверху полагалось давать письменные ответы.

Высокий уровень образования среди военной элиты обуславливал ее интерес к руководствам по военному делу. В то время существовал большой корпус текстов, начиная от энциклопедии «Liber Glossarum», составленной при Карле Великом, и заканчивая списками латинских авторов времен империи. Из латинских авторов популярностью пользовался Вегеций, который дал обширное описание методик военной подготовки. Сокращенная версия текста Вегеция была составлена Грабаном Мавром императору Людовику II. Так, Грабан Мавр, комментируя Вегеция, писал: «В наши дни мы видим, что мальчики и юноши растут и мужают в трудных условиях: в холоде, голоде, на солнечной жаре. Всем известна поговорка, гласящая, что тот, кто не научился ездить верхом в детстве, не научится этому уже никогда». В другом месте он говорит об использовании конницы и о подготовке воинов с использованием «дубины и столба». Кроме того, он рассматривает обучение владению легким оружием, которое просто в обращении, говорит об организации обоза, ведении боя в пешем строю, сооружении лагеря и ведении организованного наступления. В то время хорошо была известна тактика ложного отступления. Об этой тактике постоянно упоминается в византийских и мусульманских текстах эпохи раннего Средневековья. Подготовка конницы Каролингов проходила по тем же правилам, хотя на этот счет сохранилось не так много франкских письменных источников.

Франки. Миниатюра из «Золотого Псалтыря» монастыря Святого Галла, около 883 г. Тяжеловооруженные пешие воины франков, вооруженные копьями и одноручными мечами. Хорошо видно защитное снаряжение воина, которое состоит из шлема с небольшими металлическими полями, щита и панциря. Панцирь состоит из нашитых на кожу пластин, напоминающих рыбью чешую (пластины могли быть металлическими либо сделанными из плотной вываренной кожи), и достигает колен воина. Знатные воины франков поверх панциря носили плащи

Некоторые ученые сомневаются в том, что тексты Вегеция и Грабана Мавра имеют отношение к реальным способам ведения войны во времена Каролингов. Но аналогичные византийские и арабские тексты имели практическое применение. Поэтому мы можем утверждать, что конная элита Каролингов умела вести бой как верхом, так и спешившись. Последний способ применялся при столкновении со стойким пешим строем противника, который невозможно было смять кавалерийским наскоком. Это обстоятельство подчеркивает Грабан Мавр в комментариях к сокращенному тексту Вегеция «О военном деле». Он пишет, что сохранил только те главы, которые могут быть полезны «в наше время». Он также пишет, что был вынужден дополнить оригинальный латинский текст. «Деревянные лошади зимой ставятся под крышу, а летом выносятся на открытый воздух. Ученики сначала учатся садиться на коней без оружия, затем держа щиты и мечи, и, наконец, держа длинные копья. Они учатся садиться на коней не только справа, но также слева и сзади. Наконец, они учатся садиться на коней, держа мечи наголо». Далее Мавр замечает, что «подобные упражнения широко практикуются среди франков». Данная учебная практика, правда с меньшими деталями, находится и в других источниках, например, в «Биографии Геральда Аврильяка», который «был настолько проворен, что с легкостью вскакивал в седло в прыжке от земли». Кроме того, молодые воины учились стрелять из лука, бить мишени копьем, а также разыгрывали учебные сражения.

Популярным времяпрепровождением была охота. Она давала пищу, а также позволяла истреблять диких опасных зверей. Охота также позволяла отточить военные навыки, особенно зимой. В биографии Карла Великого, составленной Эйнхардом, приводятся многие привычки и черты характера императора, обычные вообще для всей военной элиты. «Он постоянно упражнялся в верховой езде и охоте. Таков был обычай франков, и едва ли во всем свете найдется народ, который может сравниться с франками в этом отношении».

Хотя известны некоторые доказательства того, что франки умели стрелять из луков с седла, это не было в целом для них характерно, как это было в обычае германцев или бретонцев. Несколько чаще франки пользовались дротиками и легкими копьями, хотя, опять же, не так широко, как представители других народов. В «Хрониках правления» специально оговаривается, что франки не так часто метали копья, как это делали бретонцы. Поэт Эрмольд Нигелл противопоставляет тяжелые копья франков легким метательным копьям бретонцев.

Военные игры, учебные сражения, турниры отмечены уже в вестготской Испании. В так называемом «Календаре Вандельберта», составленном в эпоху Каролингов, говорится: «По старинным законам, призванные в армию ополченцы должны были пройти проверку в мае, а затем уже уверенно сражаться с противником в конном и пешем строю». Наиболее знаменитая из таких «проверок» имела место в Вормсе в 842 году, когда отряды саксов, австразийцев, гасконцев и бретонцев демонстрировали свое мастерство. Спустя несколько десятилетий на Триборском соборе обсуждались так называемые языческие игрища. Многие выступали против проведения игрищ, так как они часто приводили к гибели участников. Тем не менее эти игрища продолжались и в дальнейшем. В середине X века король Германии Генрих I использовал эти игрища для подготовки саксонской и тюрингской конницы.

Кстати, при всей их ограниченности, военные успехи франков на протяжении всего VIII века никоим образом не предвещали поражений следующего столетия. По правде сказать, в период правления Людовика Благочестивого (814–840) защита границ империи была более или менее налажена; предпринимались попытки захватить Бретань, удалось удержать датскую границу. Нашествия болгар в 827 и 829 годах, так же как и проникновение сарацин в Испанскую марку (826–827), и постепенное отторжение Корсики, Сардинии и Балеарских островов не имели серьезных последствий. Трудно определить, почему Франкская держава тогда устояла: благодаря ли своему престижу, все еще эффективной системе обороны или слабой внешней агрессии.

Однако с 840-х годов сарацинские пираты усилили натиск на Средиземноморье, Апеннинский полуостров подвергся нападению со всех сторон и прибрежные города оказались под властью мусульман (иногда на долгое время).

Но самой серьезной опасностью, угрожавшей империи, были викинги. Постоянные набеги начались в середине IX века, первой жертвой викингов стала богатая торговая община Фризии. Хуже всего пришлось Франции. Германия пострадала неизмеримо меньше. Карл Простоватый смирился с существованием «провинции» викингов на Нижней Сене. Вскоре эта территория получит известность как Нормандия. Это была констатация создавшегося положения, хотя Карл питал надежду использовать скандинавских поселенцев в качестве буфера перед будущими набегами викингов.

За первые двадцать лет правления Карла Лысого викинги добились значительных военных успехов и собрали самую богатую добычу. Впоследствии, когда франки смогли организовать сопротивление, викинги изменили тактику и, кроме того, цель своих вторжений: беспорядочные грабежи сменились продуманной эксплуатацией побежденного населения, а потом и постоянным поселением на территории, которая была признана их владением. Именно так с 878 года развивались события на северо-востоке Англии (будущая «область датского права» – Danelaw) и с 911 года – в области Ко, графствах Руана, Эвре и Лизье, которые Карл Простоватый оставил Роллону. После этого первая волна скандинавской экспансии схлынула, и приблизительно на полвека наступило относительное спокойствие.

Главной причиной неспособности Каролингов отразить набеги викингов был коллапс центральной власти. Падение началось в 840 году, со смертью Людовика Благочестивого. Сыновья Людовика разделили империю между собой. Хотя один из них номинально числился императором, фактически его власть ничем не отличалась от власти его братьев. Каролинги начали гражданскую войну, а викинги продолжали беспрепятственно грабить побережье. Аквитания сумела добиться независимости, очевидно, сыграв на неспособности короля защитить область от викингов. В 887 году, со смертью Карла Толстого, прекратило свое существование и номинальное единство империи.

На военном уровне успехи викингов объяснялись тем, что система Каролингов была приспособлена к ведению наступательной, захватнической войны, но не к обороне. Военная организация начала рушиться почти сразу же после того, как империя прекратила территориальный рост, который приносил трофеи и новые земли, которые давали солдатам за службу. В результате государственная казна начала пустеть, а это сразу же отрицательным образом сказалось на лояльности подданных. Многие марки пришли в упадок в первой половине IX века: Бретань, датская граница, Испания, Балканы и средиземноморские острова. Повсеместно бедные, но свободные люди потеряли свое военное значение и превратились в простых плательщиков податей. Единственным сословием, связанным с войной, стала элита, которая на поле боя выступала в роли тяжелой конницы. Нехватка пехоты затрудняла оборону. Там, где пешее ополчение сохранилось, например в Саксонии, удавалось отражать большинство нападений викингов. Попытки мобилизовать крестьян обычно приводили к тому, что крестьянские армии гибли в полном составе.

Нет никаких доказательств того, что военная экипировка скандинавских воинов превосходила по качеству экипировку франков. В действительности значительная доля оружия и доспехов викингов была изготовлена в государстве франков. Однако на стороне викингов была тактическая внезапность, а также возможность из моря подниматься по рекам в глубь континента. Викинги сражались с языческой жестокостью. Они активно применяли луки. Простые большие луки были обычным оружием, хотя иногда встречались композитные луки из нескольких слоев дерева, склеенных между собой. Полевые лагеря викингов с деревянными и земляными укреплениями были достаточно развитыми, возможно, викинги скопировали их у славян, населявших Северо-Восточную Европу. Как правило, лагеря возводились на островах или на берегах рек. Перед лицом угрозы христианское население отстроило заброшенные укрепления, городские и монастырские стены, особенно в центральном районе, между Луарой и Рейном. Постоянная осадная война привела к тому, что тяжелая конница Каролингов действовала в основном в пешем строю, как в атаке, так и в обороне. Парадоксальным образом в этот момент викинги начали активнее использовать конницу. К концу IX века в стычках викингов с Каролингами победа обычно была на стороне франков.

Если верхушка французской элиты старалась бежать перед лицом викингов, так как у нее не было никакого стимула вести войну, то простолюдины были вынуждены защищать свое имущество самостоятельно. Оборона франков, хотя и статичная, была достаточно эффективна. Позднее в обычай вошло откупаться от нападавших. Аналогичным образом развивалась ситуация в Германии в конце IX века. При появлении викингов аристократия укрывалась в городах, замках, лесах или болотах. Церковные иерархи просили о защите местную знать или ополчение, лишь иногда формируя собственные армии. Император Генрих I, как правило, откупался от викингов, но выигрываемое таким образом время использовал для реорганизации своей армии, набирая больше тяжелой конницы и усиливая укрепления. Помимо этого, Генрих I привлекал на службу саксонское крестьянское ополчение, которое имело опыт пограничных войн со славянами. Кроме того, в войске Генриха служили наемники. Вся эта пехота использовалась для формирования гарнизонов. Эта бурная деятельность, направленная на защиту страны, разительно контрастировала с почти полным бездействием во Франции.

Мало известно о том, как организовывался походный лагерь армии Каролингов, но есть косвенные свидетельства того, что он строился по римскому образцу. Применялись палатки с продольной перекладиной и несколькими опорами, азиатские палатки с центральной опорой еще не были известны в Западной Европе. Собравшись, армия Каролингов могла пройти огромные расстояния. В ранний период существования империи активно применялся водный транспорт, но позже, в IX веке, переброску по рекам использовали гораздо реже. До сих пор сохранились линии старинных римских дорог, хотя неизвестно, подходили ли они для верховой езды, так как столетия дождей и морозов неизбежно должны были разрушить каменную брусчатку. Возможно, армии двигались не по самим дорогам, а вдоль них.

Большие усилия прилагались к тому, чтобы поддержать усилия на марше. По правилам армия, двигавшаяся по дружественной территории, могла брать воду, дрова, фураж и солому, но ничего более. Однако армия Людовика Благочестивого, выступившая в 824 году против Бретани, разоряла свою территорию на маршруте, и это был не единственный случай. Другим недопустимым явлением была продажа воинами своего оружия маркитантам, сопровождающим армию. На вырученные деньги приобреталось спиртное. Воины, пойманные пьяными, должны были публично признать свою вину, а в дальнейшем им разрешалось пить только воду.

Предполагается, что один конный воин с одной вьючной лошадью мог брать с собой запасов на 10 дней пути. Это означало, что войско имело радиус действия порядка 225 км, но если происходило сражение, то радиус сокращался до 135 км. Небольшая двухколесная тележка, запряженная двумя быками, могла брать до 500 кг груза. Грузоподъемность четырехколесной повозки достигала 650 кг. 500 кг пшеницы позволяло в течение суток кормить хлебом 500 человек. То, что рацион армии Каролингов на марше состоял в основном из хлеба и вина, следует из знаменитого капитуляра «Capitulare de Villis vel Curtis Imperialibus», составленного будущим императором Людовиком Благочестивым в начале IX века. Там говорится: «Мы желаем, чтобы 12 модиев муки перевозилось на одной повозке. На других повозках следует перевозить по 12 модиев вина. Для каждой повозки иметь щит, копье, колчан и лук».

Трудно подсчитать скорость и выносливость на марше армии Каролингов, но ясно, что кони испытывали чрезмерные нагрузки во время похода. В день приходилось проходить по 30–40 км, тогда как небольшие разведывательные отряды могли проходить за день и 50 км. Из описания Нитардом преследования Карлом Лысым графа Герарда в 841 году следует, что за 13-часовой ночной переход Карл прошел 60 км. На следующий день его воины прошли еще 40 км, покрыв за сутки в общей сложности 100 км. Во время погони использовались лучшие лошади, но даже такие кони неизбежно уставали и требовали отдыха, прежде чем вступить в бой.

Разграбление территории противника было необходимо еще и затем, чтобы прокормить армию. Эрмольд Нигелл описывает франкских воинов, разоряющих Бретань: «Как стая дроздов или других птиц налетает осенью на виноградник, так франки… налетели на страну, разграбив все ее богатства. Они разыскивали все лесные и болотные убежища, откапывали все, скрытое в земле. Они уводили людей, овец, быков. Франки грабили везде. По приказу императора были пощажены церкви, но все остальное предали огню».

После завершения кампании армия распускалась. Этот процесс требовал повышенного контроля. Питрейский эдикт 864 года упоминает pagenses, которые оставались в распоряжении графов на протяжении сорока дней после роспуска армии. Их задачей было поддерживать порядок среди солдат, возвращающихся домой. Маловероятно, что pagenses складывали оружие в централизованные арсеналы, хотя известно, что некоторые контингенты, выставляемые церковью, хранили свое оружие в церквях.

К концу VIII века франки испытывали влияние со стороны военных традиций Византии и поздней Римской империи. Кроме того, ощущалось влияние со стороны Ломбардии и королевства вестготов. Все это приводило к тому, что росла роль тяжеловооруженной конницы. В тактическом отношении тяжелая конница образовывала плотный строй, известный под латинским названием cuneus. В период упадка Римской империи римские конные воины и некоторые германцы использовали для боя тяжелые копья. К VII веку копье использовалось ломбардами, вестготами и франками, хотя вестготы, а также сменившие их андалузы и испанцы традиционно продолжали использовать дротики. Дротики использовали и бретонцы, по-видимому, это были отголоски более ранних римских военных традиций.

Наибольшее влияние на конницу Каролингов оказала Ломбардия. В отличие от практически истребленных аваров, ломбардцы вошли в состав империи Карла Великого, многие из них влились в военную элиту. Влияние вестготов ограничивалось Испанской маркой, Септиманией и частично Аквитанией, но непродолжительная оккупация мусульманами юга Франции практически не наложила своего отпечатка на тактику тяжелой конницы Каролингов. Очевиден тот факт, что отсутствие стремян не слишком ограничивало эффективность тяжелой конницы Каролингов, несмотря на то, что стремена к тому времени уже были известны у аваров и византийцев. Следует иметь в виду, что стремена были изобретены как средство, позволяющее уменьшить усталость всадника во время длительных поездок, а не как средство, повышающее эффективность всадника в бою.

Численность конницы Каролингов росла, хотя никаких специальных мер для этого поначалу не предпринималось. По-видимому, прав был Ф.Л. Гансхоф, писавший довольно давно: «Хотя тяжелая конница Каролингов не отличалась многочисленностью, конница играла очень важную тактическую и стратегическую роль, давая Каролингам преимущество над саксами, славянами и, вероятно, датчанами, хотя не над аварами». Не всегда это преимущество удавалось реализовать на поле боя. Летом 782 года в Зюнтельских горах конница Каролингов атаковала стену щитов саксов – обычный пехотный строй того времени. Эйнхард, который, возможно, был очевидцем сражения, писал: «Саксы выстроили свои боевые порядки перед своим лагерем. Франки на полном скаку атаковали их. Атака провалилась, как и вся битва. Почти сразу атакующие были окружены, и почти никому из франков не удалось вырваться».

Спустя столетие, когда граф Эвдес разбил викингов при Монпансье, армия Каролингов насчитывала 10 тыс. конных и 6 тыс. пеших воинов. Конница заняла позицию позади пехотной линии. Сначала франки обстреляли противника из луков, затем в бой устремилась пехота, а когда ряды викингов дрогнули, в наметившийся прорыв ударила часть конницы, что и предопределило исход сражения. Очевидно, только эта часть конницы и сражалась верхом, тогда как основные силы конницы спешились.

О военном искусстве франков можно прочитать в «Тактике», авторство которой приписывается византийскому императору Льву VI. Текст «Тактики», созданный на рубеже IX–X веков, представляет собой переработанную компиляцию ранних византийских военных руководств. В «Тактике» сообщается, что франки не умеют поддерживать порядок в строю и соблюдать дисциплину. «Они не интересуются военной хитростью, не заботятся о внешней безопасности и никакого значения не придают достижению преимущества. По этой причине они презирают порядок, и в первую очередь так поступают конные воины». Правда, несмотря на столь нелестные отзывы византийцев все же есть доказательства того, что Каролинги на поле боя применяли военную хитрость. Так, например, они предпочитали проводить внезапную атаку, считая ее лучшим способом борьбы с конными лучниками противника: авар, византийцев, а позднее мадьяр. Однако такая тактика могла быть успешной лишь на ровной поверхности. На пересеченной местности эта тактика грозила провалом. Данная слабость конницы Каролингов вполне проявила себя к концу IX века. Император Лев пишет: «В случае конного боя на неровной или поросшей лесом местности они не могут провести стремительный прямой наскок с использованием тяжелых копий. Они несут тяжелые потери в случае атаки во фланг или тыл, поскольку никогда не выставляют охранения. Если некоторые (из их противников) ложно отступают, рассыпая строй, а затем внезапно восстанавливают порядок, они с легкостью побеждают франков». Лев подчеркивает, что западноевропейская конница не любит пересеченной местности. «Задержки и другие причины могут работать против них, когда враждебная им армия становится лагерем на неровной местности. На неровной местности франки не могут успешно применить свои копья». Правда, кроме внезапной лобовой атаки с использованием копий франки умели выполнять такой маневр, как ложное отступление. Этот маневр, в частности, отрабатывался в ходе военных игр в Вормсе. Возможно, такой маневр умели проводить только воины из элитарного отряда scara, где воины действовали в составе небольшого клина с плотным строем. Для формирования такого клина (cuneus) требовалось около 50 человек. Примером использования тактики ложного отступления Каролингами может служить битва, произошедшая в 876 году при Андернахе. В этом сражении Людовик Младший победил благодаря ложному отступлению своего центра, после него последовала конная атака наступающего противника с флангов. Командиры Оттонов научились использовать резервы, хотя в битве при Капо-Колонна в «носке» Апеннинского полуострова сарацинский полководец Абул Касим завлек германского императора своим притворным отступлением и ударил с флангов имеющимся резервом.

Другой распространенной уловкой было соорудить волчьи ямы на пути конницы противника. Сарацины использовали этот прием при разгроме в IX веке ломбардской конницы на юге Италии, а в 891 году Конан Бретонский чуть было не добился победы с помощью этого приема в сражении с Фулком Анжуйским при Конкверее. Бретонцы первыми достигли поля боя и соорудили ямы и траншеи, замаскировав их дерном. Из соседних болот в отрытые канавы отвели воду. Когда бретонцы изобразили отступление, часть передового отряда Фулка бросилась в атаку без приказа. Фулк последовал за атакующими, тогда как оставшаяся часть отряда сформировала резерв. Тем временем вырвавшаяся вперед группа нарвалась на волчьи ямы. Многие кони попались в ловушку, а вылетевшие из седел всадники были перебиты перешедшими в контратаку бретонцами. Граф Фулк потерял коня, но остался в живых благодаря кольчуге. Остатки анжуйского отряда отступили. Бретонцы не рискнули продолжить наступление, так как у противника еще были достаточные силы. Фулк сумел восстановить порядок и, несмотря на гибель своего знаменосца, организовал новую атаку. Эта атака застала уже празднующих победу бретонцев врасплох.

Хотя в «Annales Fuldenses» утверждается, что в битве 891 года франки были не готовы сражаться в пешем строю, известно множество доказательств противного. Византийский император Лев VI писал о франках и ломбардцах: «Когда они сталкиваются с численно превосходящей конницей противника, по заранее оговоренному знаку они спешиваются и формируют пеший строй. Так они продолжают биться, хотя бы их было несколько человек против многочисленной конницы». То же самое часто происходило в X веке, когда отряды Каролингов и Оттонов штурмовали укрепленные лагеря викингов.

К началу X века координация действий элитной конницы Каролингов значительно возросла. Теперь она могла успешно отражать атаки с фланга и тыла. Неизвестно, откуда в Западной Европе узнали о подобной гибкой тактике. Возможно, источником этой тактики стала Бретань, где сохранились римские традиции внезапных конных наскоков и отступлений с использованием дротиков.

Как уже упоминалось ранее, основным оружием конницы Каролингов было копье. Но даже после того, как в IX веке Каролинги освоили стремена, копья не брали на руку, как это делали позднейшие рыцари или современные Каролингам византийцы. Вместо этого воины вертели копье в руках, нанося им колющие или даже рубящие удары с одной или обеих рук. Можно сказать, что конники Каролингов фактически фехтовали копьем, наконечник которого был длинным и имел заточенные режущие кромки, что делало его не только колющим, но и режущим оружием.

Во второй половине X века в Европе произошли резкие социальные и политические изменения. Из пепла империи Каролингов поднялась средневековая феодальная Европа. В то время экономическая экспансия давала средства для создания новых государственных структур. Наиболее заметные изменения произошли в Германии, которой правили саксонские императоры. Здесь возродились старинные родовые княжества, что отразилось на структуре армии, носившей региональный характер.

Саксонская армия была основой политической власти Генриха I и последовавших за ним Оттонов (в X в. в Германии пришла к власти саксонская династия Оттонов, которая в какой-то мере сумела объединить прежнюю Германию Каролингов). Саксонская династия поощряла коневодство, увеличивая долю конницы в составе своей армии. Одновременно в Германии разворачивалось изготовление оружия, прежде всего мечей в Саксонии. Тем не менее мощь Германии Оттонов не шла ни в какое сравнение с былой мощью империи Каролингов. К концу X века в стране преобладали армии, состоящие из профессиональных военных и вассалов, под командованием маркграфов, на лояльность которых не всегда можно было положиться.

Описание германской армии дошло до нас в виде уникального манускрипта, текст которого датируется 981 годом. Это список из 2090 тяжеловооруженных всадников, состоявших на службе у светских и церковных землевладельцев на западе и юге Германии. Именно эти люди служили в войске, разбитом в 982 году мусульманами у Капо-Колонна на Сицилии. Три четверти воинов служило церкви, остальные – светским сеньорам. Самый крупный церковный контингент насчитывал 100 человек, а самый крупный контингент светского сеньора – 60 человек. Самый маленький отряд состоял из 10 всадников. К этому следует добавить личную армию императора, включая телохранителей, набранных из числа обученных военному делу рабов. Императорская гвардия со временем превратилась в конницу, характерную для средневековой Германии. Местные воины (agrarii milites) объединялись в секции по 9 человек. Один человек из секции нес гарнизонную службу, а восемь других, ожидая своей очереди, помогали семье первого вести хозяйство. В начале X века местные воины еще были пехотинцами. Элитарные отряды представляли собой тяжелую конницу (miles armatus). Остальная часть армии состояла из обычных щитоносцев (clipeati milites или scuiferi).

Действуя в плотном строю отрядами по 50 человек, тяжелая конница доминировала на поле боя со второй половины X века, особенно эффективно действуя против славян. Военная подготовка конницы происходила в виде игр, которые были унаследованы со времен Каролингов и были предшественниками средневековых турниров.

Каждый отряд имел свое знамя. Флаги широко применялись для обозначения частей. Элитарный кавалерийский отряд Оттона I имел знамя с изображением архангела Михаила, тогда как личное знамя императора представляло собой шелкового дракона, установленного на древке, увенчанном орлом. Этот штандарт крепился к четырехколесной повозке, похожей на итальянскую карроччио.

Императорский контроль над восточной границей империи был жестче, чем где бы то ни было. По границе была выстроена цепь укрепленных поселений, гарнизоны которых состояли как из местных славян, так и пришлых германских поселенцев. Графам, управляющим этими укреплениями, запрещалось привлекать на службу людей, не проживающих в непосредственной близости от укрепления. Славянские вассальные государства вдоль границы Германии также поставляли войска императору. Например, Польша и Богемия выставляли контингенты по 300 человек каждая.

На протяжении описываемого периода резко сокращалась роль легкой конницы и пехоты, хотя легкая саксонская конница показала себя неплохо в борьбе с викингами.

Свободные крестьяне были практически отстранены от службы в армии. Городское ополчение занималось только защитой городских стен. По мере роста числа замков уменьшалась и роль укрепленных городов.

Примером эффективного действия германской конницы на поле боя в X веке может служить битва, произошедшая в 933 году при Риаде (в районе Эрфурта, Восточная Германия). В этом сражении конница Генриха I нанесла поражение мадьярам. Это была первая победа, одержанная германской конницей над мадьярами. В то время тактика германской конницы, как и итальянской, развивалась с учетом необходимости противодействовать различным искусным в военных делах врагам. Особенно опасным противником были мадьяры, которые принадлежали к совершенно незнакомой в Европе культуре, что давало им преимущество. Мадьяры были народом, принадлежавшим к финно-угорской языковой группе. Они вели полукочевой образ жизни в открытых лесах. В культурном отношении мадьяры были близки к хазарам. Их численность значительно преувеличена в западных летописях. В военном отношении мадьяры характеризовались железной дисциплиной и использованием конных лучников. Тактика конных лучников мадьяр была ближе к тактике византийцев или иранцев, нежели к тактике конных кочевников Средней Азии. Европейские источники согласно утверждают, что мадьярская конница умела лучше проводить маневры в строю, чем это делала конница поздних Каролингов и Оттонов. Сообщают, что германский король Генрих I изучал тактику мадьяр и учил своих воинов действовать коллективно, а не индивидуально. Это было упрощением, но военные комментаторы того периода дружно утверждают, что лучшим способом борьбы с конными лучниками мадьяр были коллективные действия европейской конницы. Хотя основную часть германской армии составляла пехота, в ней появился конный легион. В легион входила тяжелая элитная конница, которая в бою действовала, разделившись на небольшие формации, называемые acies, или боевые линии. Подобной тактикой во многом объясняются победы, одержанные германцами над мадьярами. Победа над мадьярами в Италии не потребовала крупных сражений, как это имело место в Германии. В действительности итальянцы быстро переняли мадьярскую тактику, устраивая ложные отступления с последующими засадами и навязывая легкой коннице мадьяр ближний бой.

В 933 году в битве при Риаде король Генрих, зная сильные и слабые стороны своего врага (в данном случае мадьяр), для достижения победы поступил следующим образом. Он оставил свою лучшую саксонскую, франконскую и баварскую конницу в резерве, поэтому мадьяры решили, что им противостоят только одни пешие тюрингские ополченцы. С уверенностью в легкой победе мадьяры атаковали, но были встречены контратакой германской конницы. Летописец Лиудпранд Кремонский пишет: «Перед боем Генрих дал своим воинам благоразумный совет: «Вы идете в первый бой. Пусть же никто из вас не вырывается вперед только для того, чтобы показать быстроту своего коня. Атакуйте противника всей своей мощью. Прежде чем враги успеют выпустить по второй стреле, на их головы должны обрушиться ваши мечи». Саксы, исполняя приказ короля, атаковали в прямой линии, никто не пытался вырваться вперед, но все прикрывали друг друга своими щитами, приняв на них первый залп мадьярских лучников. По команде все дали коням шпоры и стремительно сблизились с противником, прежде чем он успел сделать второй залп».

В конце X века тяжелая конница безраздельно доминировала на поле боя, по крайней мере на севере Франции. Тяжелая бретонская конница пользовалась репутацией лучшей конницы государства. К северу от Луары подавляющее большинство конных воинов были рыцарями, хотя встречались также воины, не имевшие благородного происхождения. Многие наемники получали оружие и доспехи от своих хозяев. На юге Франции, в Провансе, Каталонии и Арагоне, в конце X века возникло новое военное сословие профессиональных солдат. В отличие от северян, они почти все были солдатами удачи и могли быть как конными, так и пешими. Некоторые из них служили мусульманским владыкам в Испании, при этом часто принимая ислам, другие добирались до Северной Африки.

Хотя на севере Франции большинство воинов были тяжеловооруженными всадниками, при необходимости они могли сражаться и спешенными, особенно при осаде крепостей. Профессиональные воины демонстрировали свое подавляющее превосходство над крестьянским ополчением, которое еще время от времени мобилизовывалось для нужд войны. На юге, в Наварре и Баскских горах, пехота доминировала. Метатели дротиков из этих областей служили наемниками вплоть до XII века.

В развитии европейских видов вооружения нет более важного периода, чем X и XI века. Толчок к ускорению развития дал северный народ – норманны, которые уже в VIII веке навели страх на всю Центральную Европу своими набегами. Овладев в 912 году северной частью Франкского государства, они взяли на себя активную роль в развитии рыцарского дела, оказались первыми военными специалистами, которые во всем, что касалось войны, средств ее ведения, руководства, стали служить примером и образцом. Уже в IX веке они пришли в Андалузию, закрепились на африканском побережье, рассеялись по Италии, и во всех этих странах, покоренных огнем, мечом и военной ловкостью, они переняли многое, что им казалось полезным. В оружейном деле они тоже осуществили важные преобразования, считающиеся основополагающими для всего Средневековья, которые соответствовали организации и агрессивной тактике феодального общества.

Вооружение конного воина эпохи Каролингов. Европа, IX–X вв. Показаны два одноручных меча, большой наконечник копья и стремя.

Вооружение викингов. Норвегия, IX–X вв. Оружие: четыре меча, пять наконечников копий, три топора (без деревянных топорищ). Из защитного снаряжения представлены традиционный деревянный круглый щит с железным выпуклым умбоном и шлем

Кольчуга. Норвегия, VIII–XI вв.

Викингами называли всех скандинавов, которые ходили в завоевательные походы и жили за счет военной добычи, захваченной на море или в других землях. Однако за пределами Скандинавии выходцев из этого региона называли по-разному: «люди севера», «норманны», «даны», «язычники» или просто «чужеземцы». На Руси викингов называли «варягами». Кстати, в то время викинги были основными противниками западных франков. Они являлись одними из самых смелых и знающих мореходов средневековой Европы. В отличие от большинства континентальных стран того времени, викинги использовали свой флот больше в военных целях. Помимо банальной перевозки грузов и людей, корабли викингов могли совершать длительные рейды по водным путям в глубь вражеской территории, а отряды викингов, размещенные на кораблях, могли сражаться с одинаковой ловкостью как на суше, так и на воде (имеется в виду абордажный бой). Основным типом норманнского корабля был драккар. Это парусно-гребное судно длиной 20–23 м, шириной в средней части 4–5 м. Благодаря эластичности конструкции драккар был устойчив к океанским волнам. Его небольшая осадка позволяла идти по мелководью, что давало возможность кораблям викингов подходить ближе к берегу и плавать по мелким рекам. Пиратские набеги викингов поселили такой ужас в сердца европейцев, что в конце Х в. в церковную молитву об избавлении от бедствий была включена просьба к Богу об избавлении «от ярости норманнов» («De furore Normannorum libera nos, Domine»).

Основной силой войска викингов была пехота. Правда, надо уточнить, что в основном пехота викингов во время набегов предпочитала передвигаться по суше не пешим маршем, а верхом на конях, захваченных на вражеской территории. Такая «конная пехота» давала сухопутному войску викингов дополнительное преимущество – мобильность. Поэтому, как только викинги высаживались на вражеский берег, они первым делом захватывали коней, для того чтобы иметь возможность быстро передвигаться, а наткнувшись на неприятеля, «конная пехота» викингов спешивалась и сражалась в традиционном пешем строю. В бою викинги умело использовали преимущества рельефа местности, который по возможности, в зависимости от боевой ситуации, улучшали, возводя различные искусственные препятствия, превращая тем самым свою позицию в хорошее оборонительное укрепление. Так, например, готовясь к сражению против тяжеловооруженной конницы франков, викинги рыли рвы или занимали позиции, недоступные для конных воинов. В целом, конечно, викинги не любили сражаться против тяжеловооруженной конницы, предпочитая отойти и, улучив удобный момент, неожиданно атаковать расслабившегося противника, что обычно приводило к разгрому последнего. Примерно так могло бы закончиться сражение при Сокурте в 881 г. В этом сражении войску викингов противостояла тяжеловооруженная рыцарская конница франков, которая после первой удачной атаки, вместо того чтобы окончательно добить врага, расстроила свои ряды, тем самым позволив викингам прийти в себя и перейти в контрнаступление. Лишь повторная атака сплоченного строя конницы франков позволила остановить натиск викингов, которые, неся тяжелые потери, были вынуждены отступить (по некоторым данным, викинги потеряли убитыми в этом бою около 8 тыс. чел.). От полного разгрома викингов спасла жесткая дисциплина, благодаря которой их поредевший строй отступал, сохраняя полный порядок. Помимо столкновений с франкской конницей викингам часто приходилось иметь дело и с конницей Византии. Примером может служить битва, произошедшая при Силистрии в 972 г. Для борьбы с тяжеловооруженной конницей противника пешее построение викингов выглядело следующим образом: воины строились фалангой (если было мало воинов, то построение было в форме полукруга или круга). Все воины стояли, сомкнув ряды. Воины первого ряда упирали нижний конец копий в землю, а острие наконечника направляли в грудь вражеского всадника, тем временем как воины второго ряда нацеливали свои копья непосредственно на боевых коней.

В качестве военных баз для своих вторжений викинги использовали острова, крепости, укрепленные города и каменные церкви. Долгие осады бывали нечасто, но если таковые имели место, то викинги использовали осадные машины, производили подкопы, в общем, воевали по всем правилам осадной войны. Но больше всего викинги любили во время нападений и обороны прибегать к различным военным хитростям. Мобильность и изобретательность викингов поражали их западноевропейских противников, правители которых старались заполучить в свою армию таких воинов.

Защитное снаряжение викинга состояло из стального шлема конической или полусферической формы, круглого деревянного щита, часто окованного по краям железом либо бронзой, кольчуги (иногда использовали ламелярный доспех, импортированный из Византии). Оружием викинга были меч, топор, копье (копья были двух типов: метательные и для ближнего боя) и нож. Из метательного оружия использовали лук и пращу. Кстати, несмотря на то что викинги предпочитали вести бой холодным оружием ближнего боя, луками они пользовались очень часто. Особенно среди викингов в качестве непревзойденных лучников славились норвежцы, которых называли «великими лучниками», и шведы, у которых слово «лук» стало синонимом слова «воин». Даже короли викингов были обязаны в совершенстве владеть луком. Обычно лучник-викинг нес с собой около 30–40 стрел, которые хранились в цилиндрических колчанах.

Карл Великий, первый европеец | Что читают в Германии | DW

1200 лет назад умер Карл Великий - король франков, объединивший под своей властью половину территории континента и ставший первым европейским императором. Он насаждал христианство, поощрял науки и боролся за поголовную грамотность. При каролингах (так называли династию франкских королей) появилось само понятие "Европы", точнее - Западной Европы. "Первый европеец" - такой подзаголовок дал своей классической биографии Карла Великого известный немецкий историк Зигфрид Фишер-Фабиан (Siegfried Fischer-Fabian).

Немец или француз?

Вокруг Карла Великого, благодаря которому во многие языки мира и пришло слово "король", сложилось множество легенд. О его рождении, детстве и юности не известно почти ничего. В одних трудах годом рождения Карла называется 742-ой, в других - 747-ой. Старинная легенда говорит, что он был зачат на мельнице, но где точно, на чьей территории находилась эта самая мельница, не знает никто. Немцы считают Карла Великого своим соотечественником: он говорил по-немецки, дал своим детям немецкие имена, сделал своей резиденцией немецкий город Ахен (где в главном соборе до сих пор сохранился императорский трон), а, кроме того, очень любил порядок, что является типично немецким качеством. Но мать Карла была француженкой, - возражают французы. - Кроме того, император очень любил красивых женщин (у него было пять жен и великое множество любовниц). То есть нет никакого сомнения в том, что его надо считать настоящим галлом.

Древние летописцы оставили описание Карла: "Он был настоящим великаном: метр 92 ростом, косая сажень в плечах, высокий лоб, бычья шея. Одевался очень скромно: рубашка и штаны из льняной ткани, шелковая туника до колен, сапоги из оленьей кожи. Единственным украшением был меч с серебряной рукояткой".

Карл Великий - полководец франков

Хроники рассказывают, что легендарный император с легкостью гнул подковы, был непревзойденным пловцом, великолепным наездником и обладал абсолютным слухом. "Впрочем, возможно, что придворные просто не решались быть лучше своего властелина, боясь вызвать на себя его гнев", - замечает автор книги о Карле Великом. В любом случае Карл прекрасно владел разными видами оружия и отлично держался в седле. Его отец, король Пипин Короткий вел бесконечные войны с соседями. Карл последовал примеру отца. Из 46 лет своего правления 44 года он провел в военных походах. Если взглянуть на карту и подсчитать, сколько километров, в общей сложности, проскакал во главе своих войск этот удачливый полководец, то получится, что он совершил два кругосветных путешествия.

Стратег и женолюб

Карл был не только храбрым воином, но и талантливым стратегом. Ему удалось создать прекрасно оснащенную и организованную армию и превратить Франкию в неприступный военный лагерь. В качестве вознаграждения за ратные подвиги он отдавал на разграбление взятые ими города и деревни, а его командиры становились владельцами новых территорий. Именно так, кстати, поступал по примеру Карла спустя тысячу лет Наполеон. Что касается военного оснащения, то, кроме мечей и копий, армия Карла славилась также своей мобильностью. Войска передвигались отдельными колоннами и соединялись в мощный кулак лишь перед наступлением или штурмом.

Карл Великий покорил Саксонию, захватил владения итальянских правителей, совершил поход за Пиренеи, воевал за византийские владения, победил хорватов и словенцев... Естественно, что им восхищались многие историки и многие правители, жившие после него. Но вот вольнодумец Вольтер, например, писал о нем с возмущением: "Чем тут восхищаться?! Карл считался благочестивым христианином, но виновен в убийстве многих тысяч людей и, кроме того, был многоженцем. Он вошел в историю как покровитель наук, а на самом деле не мог написать даже собственного имени".

Вольтер не совсем справедлив. Великий гуманист забыл, в какие варварские времена жил Карл. Судить о нем по нашим меркам или по меркам эпохи Просвещения было бы несправедливо. Причем, все свои завоевания император совершал с благословения или, по меньшей мере, с молчаливого согласия католической церкви. Что же касается, например, его любвеобилия, то монахи просто закрывали на это глаза. Главное: Карл строго следил за тем, чтобы его подданные исправно платили церковный налог - так называемую "десятину".

Дорогая моя столица…

Постоянной резиденции у правителей Франкии никогда не было. Лето они проводили в военных походах, а зимой со всем двором жили поочередно в поместьях своих вассалов. Завоевав Лангобардское королевство, Карл был поражен мраморными дворцами, прекрасными соборами и театрами, которые здесь увидел. Самые богатые города Франкии - Регенсбург и Франкфурт - даже отдаленно не могли сравниться, например, с Миланом. Король испытал, как мы сказали бы сегодня, настоящий культурный шок. В ту зиму он засел за латынь и даже на охоту почти не выезжал.

Под этим восьмигранным куполом стоял трон Карла Великого

С этого начался новый этап в истории его царствования, названный "каролингским возрождением". У Карла появилась мечта создать новый Рим с великолепными дворцами, соборами, библиотеками, музеями и... зоопарком. Местом королевской резиденции был избран город Ахен. Он располагался в центре франкских владений в очень красивом месте. Еще римские легионеры ценили Ахен за его целебные горячие источники. Они устроили себе здесь что-то вроде санатория, где отдыхали от ратных подвигов.

Карл подошел к созданию новой столицы как к военному походу: он разослал по всей стране гонцов, которые собирали в Ахен (если нужно, то и силой) каменщиков, столяров, художников, скульпторов... В качестве чернорабочих использовали захваченных пленных. Дворцовый комплекс занимал 20 гектаров. Кроме жилых покоев, парадных залов и так далее в него входили библиотека, архив, ратуша, школа и два огромных бассейна - открытый летний и зимний.

Ахен, по замыслу Карла, должен был стать не только административной, но и культурной столицей могучей империи. Между тем, даже большинство священников и дворян были неграмотными, не говоря уже о простом народе. Сам Карл только-только начал учить латынь, едва понимал греческий язык, по-немецки читал по складам, а писать вообще почти не умел. Поэтому он начал с себя, пригласив учителей по грамматике, риторике, диалектике, латыни, геометрии, арифметике, музыке и астрономии. Неизвестно, как давались Карлу все эти премудрости, но своим детям он сумел дать очень неплохое образование. Карл мечтал даже о собственной Академии наук, но своих ученых во Франкии не было, и "мозги" пришлось импортировать.

В этом ковчеге в Ахенском соборе хранятся останки Карла Великого

Тогда же впервые стали обязательными правила придворного этикета: во время королевских трапез запрещалось есть руками, надо было пользоваться ножом и ложкой (вилка вошла в обиход лишь несколько столетий спустя). Вина пили мало: Карл не любил пьяных. Трапеза сопровождалась музыкой, а во время десерта - яичного пирога с каштанами - устраивались чтения вслух.

Коррупция всесильна

Карлу Великому удалось превратить Ахен в один из важнейших культурных центров Европы. К нему приезжал сюда багдадский калиф, который подарил императору огромные водяные часы и белого слона, монахи из Иерусалима привезли святые реликвии, папа римский отмечал здесь Рождество... Карл наслаждался жизнью в Ахене, близостью семьи и друзей, музыкальными вечерами и умными беседами.

Однако он, как и большинство правителей до и после него, оказался бессилен в борьбе с коррупцией. Добиться настоящего порядка в стране ему не удалось еще и потому, что страна была слишком большой. Люди искали защиты не у далекого императора, а у более богатых и сильных соседей или местных князьков. Карл Великий покорил множество земель, но объединить жившие на них народы ему так и не удалось. Большинство "европейцев" никогда не выезжало за пределы своей деревни или своего города. Народы империи говорили на разных языках и жили по своим законам и по своим неписаным правилам. Они оставались чужими друг другу. И империя развалилась очень скоро после смерти Карла Великого.

Экипировка средневековых воинов: франки | Warspot.ru

В эпоху раннего Средневековья крупнейшим и наиболее могущественным государством Западной Европы являлось Королевство франков. Вершины могущества оно достигло при Карле Великом (768–814), чьё длительное правление прошло в непрерывных войнах. Карл покорил бретонцев, аваров, лангобардов и саксов, совершил несколько походов в Италию и Испанию и расширил во все стороны границы своих владений, увеличив их площадь более чем в два раза. Важнейшую роль в его военных и политических успехах сыграла армия.

Ядро франкского войска составляли отряды тяжеловооружённых всадников. Они набирались из богатых землевладельцев и держателей королевских бенефициев. Капитулярий 805 года предписывал владельцам 20 мансов земли служить со своим конём и защитным вооружением в течение трёх месяцев в году. В случае неявки принадлежавшая им земля и доспехи конфисковывались. Владельцы меньшего количества земли должны были служить в пехоте. Мужчины, чей надел был меньше 5 мансов, обязывались выставлять снаряжённого воина в складчину. Таким образом, франкские солдаты не зависели от цикла сельскохозяйственных работ и могли совершать дальние походы в любое время года.

Всадник на миниатюре из Валенсийского Апокалипсиса, 800–825 годы.
manuscriptminiatures.com

Воины были многочисленны, хорошо вооружены и мобильны. Современные историки предполагают, что армия Карла Великого в среднем могла насчитывать от 2500 до 3000 всадников и примерно от 6000 до 10 000 пехотинцев. Во время крупных кампаний собиралось 20 000 воинов, а полная мобилизация могла дать порядка 35 000 всадников и до 100 000 пехотинцев и вспомогательных сил.

Воины Каролингов обладали самыми лучшими доспехами и оружием своего времени. Из «Рипуарской правды» явствует, что экипировка конного воина состояла из доспеха, шлема, поножей, меча с ножнами, копья, щита и коня. Доспех оценивался в 12 золотых солидов, шлем — в 6 солидов, меч с ножнами — 7 солидов, набедренники — 6 солидов, копьё и шит — 2 солида. Конь стоил от 3 до 7 солидов. Стоимость всего снаряжения, таким образом, составляла от 36 до 40 солидов, что было эквивалентно стоимости стада из 15 коров. Иными словами, полное снаряжение мог себе позволить только очень состоятельный человек.

Представление о внешнем облике франкского воина можно составить из описания, оставленного монахом Сен-Галленского монастыря в 773 году:

«Король был в железном шлеме с гребнем, его широкую грудь защищал железный панцирь с кольчужными рукавами, бёдра были покрыты кольчугой, ноги — поножами. В левой руке он сжимал железное копьё, а в правой — меч. Щит короля целиком изготовлен из железа, на нём нет каких-либо узоров или гербов. Воины короля были экипированы легче, чтобы было удобнее вскакивать на спины своих коней».

Этому описанию соответствуют изображения на иллюминированных рукописях Каролингской эпохи, а также археологические находки оружия и предметов военного снаряжения.

В новом интерактивном проекте Warspot представлена реконструкция оружия и снаряжения франкского воина эпохи Карла Великого.

Армия Карла Великого: Структура, часть 1 | AkumaHanta

Я вновь приветствую вас, мои иллидари. Мы продолжаем знакомиться с Армией франков времен Карла Великого и его потомков. Сегодня по подробнее посмотрим, могла ли быть армия Карла большой? Кто и кому присягал в верности и как вооружались в те тревожные времена.

Мы уже пришли к выводу, что путем объявления призыва всех свободных граждан на войну администрация Карла просто собирала лишние налоги, потому как реально собрать таким путем годную армию можно только в действительно богатых районов. Иначе это будет весьма слабое ополчение, впрочем, пригодное для обороны.

Капитулярии Карла Великого трактовались, вероятно, в том смысле, что владельцы небольших наделов передавали снаряжение, которое обязаны были поставить, графскому вассалу, бравшему на себя их воинские обязательства. И такое трактование было удобно для обеих сторон.

С одной стороны, крестьяне предпочитали оставаться дома. С другой стороны, граф получал хорошего бойца, который становился таким целенаправленно, а значит был в этом усерднее и дисциплинированнее. А еще это могло стать социальным лифтом для крестьянина, желавшего стать воином.

Своеобразным маркером, а одновременно и следствием этого, является численность войск. Профессиональное войско из постоянно отправлявшихся на войну вассалов не могло быть многочисленным. Граф мог привести с собой не больше 100 человек с целого сельского округа, но это были кадровые бойцы, в которых он уверен.

Еще одним пунктом, важным для понимания каролингской военной организации, является снабжение армии. Так в Римской армии снабжение возлагалось на государство. Полководец организовывал закупку и пополнение припасов, а также доставку их в войска. Регулярный подвоз новых припасов обеспечивал армию непрерывно.

У франков же отдельные контингенты должны были являться со своими припасами на все время похода, и сами возить их с собой. На путь туда и обратно. И это все складывалось в неплохой такой караван, за которым следовали плюс ко всему стадо скота. Но это еще не все.

Нужно не забывать, что это уже зарождающееся благородное сословие, и они уже не могли довольствоваться малым, подобно древнеримским легионерам. Они хотели быть обеспеченны всем, в том числе и глотком вина. А значит за ними шли еще и корованы во спиртным, пивом и вином.

Так, как-то незаметно маленькая армия графа обросла большим числом сопровождавших армию людей и животных, и обслуги было вероятно больше, чем солдат в самой армии, а пространство эти стада и караваны занимали тем более сильно большие, чем армия. А это имеет один характерный вывод.

Даже небольшой отряд превращается в табор. Следовательно, большими такие армии быть не могли по определению, без правильной организации снабжения войска. А стада, сопровождавшие такой поход, превращали бы в пустыню все, по ходу движения. Я уже не говорю про то, что растягивалось бы такое войско на большое расстояние, а собрать его в один кулак было бы просто невозможно.

Можно предположить, что у Карла великого редко собиралось в одном месте больше 5000-6000 воинов. Но это только сами всадники. Логично предположить, что обозные слуги, погонщики и прочие сопровождавшие также были вооружены, и могли быть использованы как для охраны обоза, так и для фуражировки.

Кто и куда ходил (карта условная, из Crusader Kings ii)

Контингенты из самых отдаленных областей были объединены в одну армию, и ходили в разные походы. Так баварцы в 763 г. Были посланы в Аквитанию, восточные Франки в 778 г. совершили поход в Испанию. Саксы в 791 г. совершили поход против Аваров, а Аквитанцы в 793 г. были в южной Италии.

Бургундцы отправлялись в Богемию, Саксы в Бретань. Аквитанцы ходили в Саксонию, если бы это были народные армии, они должны были вытоптать своими походами пол Европы! К тому же зачем перебрасывать контингенты так далеко, если бы можно было собрать народную армию где-то поближе?

А на сегодня это все. Ставьте лайки, подписывайтесь на канал, Я – акума ханта! Всем пока!!!

Армия Каролингов - Civilization War

Большинство историков сходится на том, что эпоха Каролингов (VIII-X вв.) представляет собой поворотный момент в истории Европы. Если этот поворот не так заметен в истории европейской культуры, то влияние Каролингов на политическую и социальную историю Европы несомненно. Появление феодализма лишь один из примеров к тому. Влияние Каролингов еще более ощутимо в технологической и военной истории Европы, так как именно тогда зародилось фермерское земледелие и получила распространение обработка металлов. Появление стремени и ранних образцов высокого боевого седла, а также давление со стороны не западноевропейских культур привело к появлению того, что мы называем средневековый способ ведения войны. Среди наиболее опасных противников Каролингов следует назвать исламскую арабо-иранскую цивилизацию, турецкую и финно-угорскую степную культуру аваров, болгар и мадьяр, а также архаическую языческую северную культуру викингов.

Однако, фундаментальные вопросы, касающиеся военной организации армии Каролингов, остаются без ответа. Надежных источников слишком мало, они часто недостаточны, надежность других вызывает серьезные опасения. Известно одно – всего за четверть столетия небольшая и не слишком хорошо подготовленная армия Карла Мартелла превратилась в грозную силу, определившую политику Западной Европы. Многие ученые пытаются определить численность армии Карла Великого. Другой важный вопрос: какая доля армии располагала конями, и если располагала, действовала ли она при этом как конница. Почти каждый исследователь дает свой ответ на эти вопросы. Можно точно утверждать, что военные успехи Каролингов основывались на превосходном руководстве, качественном управлении и высочайшем боевом духе солдат. Каролинги сумели дать адекватный ответ всем своим противникам, приспосабливая армию под тактику врага.

Армия Каролингов

1. Тяжеловооруженный всадник (скола) Каролингов, начало IX в.
На многих манускриптах воины Каролингов изображены в чешуйчатых доспехах, но до сих пор археологам не удалось найти ни одного такого панциря. Шлем, подобный этому, также изображен в манускриптах и представляет собой переходную форму от римского кассиса к южнофранцузскому шлему XI века. Воины скола носили тяжелые доспехи, которые похожи на византийские и мусульманские образцы того времени. Воин вооружен копьем.

2. Воин из Арморики, середина IX в.
В дошедших до нас рукописях имеются только словесные описания бретонских доспехов и ни одного изображения. Известно, что бретонцы выступали в роли тяжелой конницы и сражались дротиками, переняв эту тактику и аваров, селившихся в Арморике в конце существования Римской империи.

3. Франкский пеший ополченец, первая половина IX в.
В противоположность сколе, ополченец самостоятельно обеспечивал себя оружием – в данном случае примитивным боевым серпом.

Карл Толстый и Великая армия викингов: военное объяснение конца Каролингской империи

Карл Толстый и Великая армия викингов: военное объяснение конца Каролингской империи

Саймон Маклин

Журнал военных исследований, Том 3: 2 (1998)

Осада Парижа 885-886. Жан-Пьер Франк (1774–1860) WikiCommons.

Введение: В конце июля 885 года большой флот викингов собрался в устье реки Сены и начал движение вверх по течению в направлении Парижа.Преодолев сопротивление в Руане и Понтуазе, в ноябре захватчики остановились перед башнями и мостами Парижа и, получив отказ жителей в свободном проходе, окопались, чтобы осадить город. Архиепископ Фулк Реймский, встревоженный ситуацией, направил через Рейн тревожное письмо королю и императору франков Карлу III (известному сегодня как «Толстый»), призывая его принять меры. В письме напоминалось о безупречной оборонительной работе, проделанной предшественниками Карла в западном франкском королевстве (он сам взял на себя управление этой частью империи только в мае), и указывалось, что вся империя находится под его опекой.

Более того, Фульк напомнил ему, что город Париж, который защищает главный дворец и вход в земли Нейстрии и Бургундии, был окружен варварской осадой и быстро падет, если его не освободит милость Божья; если бы он был захвачен, это было бы ценой страданий всего королевства.

Мрачный анализ ситуации Фулком отчасти был продиктован личными интересами. Реймс знал, каково это быть на острие датского набега - в 882 году предыдущий архиепископ был вынужден бежать с реликвиями и сокровищами церкви и умер в бегах - и доступ к Марне через Париж потребовался бы. снова подвести агрессоров слишком близко, чтобы успокоиться.С другой стороны, его страхи, возможно, нашли одобрение у более широкой аудитории; Викинги, которые играли видную роль в политике Каролингов на протяжении всего девятого века, в этот момент представляли большую угрозу благополучию франкской империи, чем даже раньше.

После того, как в середине 860-х годов их соблазнили покинуть континентальную часть Европы и сосредоточиться на Британских островах, они вернулись во Францию ​​в 879 году, отчасти из-за поражения, нанесенного им Альфредом Уэссекским в битве при Эджингтоне в 878 году. отчасти вызвано внутренним политическим конфликтом, который разгорелся среди франков из-за престолонаследия короля Людовика II Заика.Войска викингов, пришедшие из Англии в том году и остававшиеся до 892 года, вместе известны как Великая армия (термин современник), и четыре основных фактора отличают масштаб их действий от действий предыдущих десятилетий.

Щелкните здесь, чтобы прочитать эту статью из Университета Сент-Эндрюс

См. Также Отчет об осаде Парижа викингами предлагает новое понимание раннего средневековья

Карл Великий - Энциклопедия всемирной истории

Карл Великий (Charles Великий, также известный как Карл I, л.742-814 гг. Н. Э.) Был королем франков (годы правления 768-814 гг. Н.э.), королем франков и лангобардов (период 774-814 гг. Он является одним из самых известных и влиятельных фигур раннего средневековья благодаря своим военным успехам, объединившим большую часть Западной Европы, его образовательным и церковным реформам, а также его политике, заложившей основу для развития более поздних европейских наций.

Он был сыном Пипина Короткого, короля франков (годы правления 751–768 гг. Н. Э., Первый король династии Каролингов).Карл Великий взошел на трон после смерти своего отца и правил вместе со своим братом Карломаном I (годы правления 768–771 гг. Н. Э.) До самой смерти последнего. Впоследствии, будучи единоличным правителем, Карл Великий быстро расширил свое королевство, провозгласил себя главой Западной церкви - сменив тогдашних у власти пап - и лично руководил военными кампаниями по христианизации Европы и подавлению беспорядков почти непрерывно в течение 46 лет своего правления.

Его смерть по естественным причинам в 814 году н. Э. Считалась его современниками трагедией, и его оплакивали по всей Европе; Тем более что набеги викингов начались вскоре после его смерти.Его часто называют отцом современной Европы.

Ранняя жизнь и восхождение к власти

Карл Великий родился, вероятно, в Аахене (на территории современной Германии) в последние годы правления династии Меровингов, правившей регионом с ок. 450 г. н.э. Монарх Меровингов неуклонно терял власть и влияние в течение многих лет, в то время как якобы подчиненная королевская позиция мэра дворца (эквивалентного премьер-министру) становилась все более могущественной. Ко времени короля Хильдерика III (г.743-751 н.э.), монарх практически не имел власти, и все административные вопросы определялись Пепином Коротким, мэром дворца.

Пипин понял, что он не может просто узурпировать трон и рассчитывать на то, что его признают законным королем, и поэтому он обратился к папству с вопросом: «Правильно ли, что бессильный правитель продолжает носить титул короля?» (Холлистер, 108). Папство в это время имело дело с рядом проблем, начиная от враждебных лангобардов в Северной Италии и заканчивая спорами против иконоборчества с Византийской империей.

Византийский император недавно осудил любое изображение Христа в церквях как идолопоклонство и приказал удалить их. Кроме того, он пытался диктовать ту же политику Папе и следовать ей в Западной Европе. Как выразился ученый К. Уоррен Холлистер, «папство никогда не было так отчаянно нуждалось в защитнике», когда Папа Захари (служил в 741–752 гг. Н. Э.) Получил письмо Пепина. Он более или менее сразу согласился с Пепиным.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Карта Франции

SÃ © mhur (CC BY-SA)

Пепин был коронован королем франков в 751 году нашей эры и, в соответствии с королевским прецедентом, назвал своих наследников двумя сыновьями.Среди своих первых действий в качестве короля Пипин победил лангобардов и пожертвовал значительную часть их земель папству (грант, известный как «Дар Пепина»). Папство, со своей стороны, надеялось контролировать Пипина и его преемников и заявило о своей власти над франкской короной на основании документа, известного как Дар Константина, якобы составленного самим первым христианским римским императором Константином I, в котором говорилось, что христианин монарх добровольно передал свое правление папству, а затем папа милостиво вернул его обратно.

Согласно документу, Церковь фактически была силой, стоящей за каждым престолом, и могла взять эту власть так же легко, как и было дано. Документ был подделкой - и нет никаких доказательств того, что Константин когда-либо делал такое заявление каким-либо образом - но Пепин никак не мог знать об этом, и, будучи неграмотным, у него не было другого выбора, кроме как поверить в то, что духовенство говорило ему, что это было правдой. на бумаге они махали перед его лицом. Пепин принял условие дарения Константина; его сын не стал бы.

Карл Великий правил с самого начала силой своей личности, которая воплощала дух воина-короля в сочетании с христианским видением.

Пепин умер в 768 году нашей эры, и его сыновья взошли на престол. Совместное правление с Карломаном было далеко не гармоничным, поскольку Карл Великий предпочитал прямые действия при преодолении трудностей, в то время как его брат, похоже, был менее решительным. Первым испытанием их правления было восстание в провинции Аквитания, которую Пепин покорил, в 769 году нашей эры. Карл Великий выступал за военную кампанию, которую Карломан не поддерживал.

Карл Великий двинулся на Аквитанию и победил повстанцев, а также покорил соседнюю Гасконь, в то время как Карломан отказался участвовать ни в одном из них. В 770 году нашей эры Карл Великий женился на ломбардской принцессе, дочери короля Дезидерия (годы правления 756–774 гг.), А затем отказался от нее, чтобы жениться на юной Хильдегарде (будущей матери Людовика Благочестивого, годы правления 814–840 гг.). После попыток Дезидерия Карломану свергнуть Карла Великого и отомстить за честь его дочери, два брата были на прямом пути к гражданской войне, когда Карломан умер в 771 году нашей эры.

Военные кампании и расширение

Как единоличный правитель франков, Карл Великий правил с самого начала силой своей личности, которая воплощала дух воина-короля в сочетании с христианским видением. Холлистер описывает короля:

Карл Великий возвышался над современниками в прямом и переносном смысле. Он был ростом 6 футов 3 ½ дюйма, с толстой шеей и пузатым, но при этом внушительным внешним видом. Он мог быть теплым и разговорчивым, но также мог быть жестким, жестоким и жестоким, и его подданные относились к нему с восхищением и страхом… Прежде всего, Карл Великий был королем-воином.Само собой разумеется, что он вел свои армии в ежегодных кампаниях. Лишь постепенно он развил понятие христианской миссии и программу объединения и систематического расширения христианского Запада. (109)

После создания своей армии он начал свою первую кампанию в Саксонии в 772 году н. Э., Начав долгий и кровопролитный конфликт, известный как Саксонские войны (772-804 гг. Н. Э.), В попытке искоренить скандинавское язычество в регионе и установить свою власть. там. Оставив войска в Саксонии, он обратился в Италию, где лангобарды снова утверждали себя.Он победил лангобардов в 774 году н.э. и ввел их земли в свое королевство, после чего назвал себя «королем франков и лангобардов», а затем вернулся в Саксонию.

Статуя Карла Великого

Марк Касван (CC BY-NC-SA)

Волнения басков в Пиренеях привлекли Карла Великого и его армию в этом направлении к ряду сражений, в том числе к знаменитой битве при перевале Ронсево в 778 году нашей эры (вдохновением для более поздней эпической поэмы Песнь о Роланде ), в которой арьергард Карла Великого попал в засаду. и убиты, в том числе граф Роланд из Бретонского марша.Это поражение лишь укрепило решимость Карла Великого полностью подчинить регион своему контролю.

Между 778 и 796 годами нашей эры Карл Великий ежегодно проводил кампании в Пиренеях, Испании и Германии, одерживая неоднократные победы. В 795 году н.э. он принял капитуляцию аваров Венгрии, но, отказавшись им доверять, напал на их цитадель (известный как Кольцо) и полностью победил их в 796 году н.э., фактически уничтожив их как народ. Он также победил сарацинов северной Испании, установил буферную зону, названную Испанским маршем, и взял остров Корсика.Его королевство теперь простиралось через регион современной Франции, северной Испании, северной Италии и современной Германии, за исключением Саксонии на севере.

Саксонские войны

Каждый раз, когда Карл Великий думал, что он покорил саксов и положил конец их борьбе, они снова восставали. До Саксонских войн регион Саксонии был в хороших отношениях с Францией и регулярно взаимодействовал с ними, служа торговым каналом в скандинавские страны. В 772 году н.э. саксонская партия, как сообщается, совершила набег и сожгла церковь в Девентере (в современных Нидерландах, в то время являвшихся частью королевства Карла Великого), и это дало Карлу Великому повод для вторжения в регион.Почему саксы сожгли девентерскую церковь и даже сожгли ли они это на самом деле, неизвестно. Зная нетерпимость Карла Великого к языческим верованиям и обычаям, вполне вероятно, что он стоял за разрушением церкви, чтобы оправдать вторжение, которое он бы предпринял в любом случае.

В возмездие за сожженную церковь Карл Великий двинулся на Вестфалию и разрушил Ирминсул, священное дерево, представляющее Иггдрасиль (Древо жизни в скандинавской мифологии), и убил несколько саксов в своей первой кампании.Его второй, третий и остальные (всего 18) следовали той же модели разрушения и резни. В 777 году н.э. саксонский военачальник по имени Видукинд возглавил сопротивление и, хотя и был способным лидером, он был так же беспомощен, чтобы бросить серьезный вызов военной машине Карла Великого, как и любой другой в Европе. Тем не менее, он вел переговоры с королем Дании Зигфридом, чтобы позволить саксонским беженцам въехать в его королевство.

В 782 году Карл Великий приказал казнить 4500 саксов в злодеянии, известном как Верденская резня, чтобы сломить волю саксов к борьбе, но они все равно не отказались от своей автономии и не отвергли свою религию.Видукинд предложил себя для крещения вскоре после этого (либо в 784, либо в 785 году н. Э.) В знак мира, и записано, что он был крещен, но вскоре после этого исчезает из исторических записей.

Карл Великий положил конец поезду беженцев в Данию в 798 году нашей эры, и саксонские восстания продолжились после исчезновения Видукинда. Карл Великий ответил так же, как и последние 30 лет, с теми же результатами. Наконец, в 804 году нашей эры Карл Великий депортировал более 10000 саксов в Нейстрию в своем королевстве и заменил их в Саксонии своим народом, эффективно выиграв конфликт, но вызвав вражду со стороны скандинавских королей, особенно Зигфрида, который вскоре после этого напал на франкский регион Фризия. .Этот конфликт мог стать еще одним затяжным событием, но Зигфрид умер, и его преемник потребовал мира.

Император Священной Римской империи

На протяжении Саксонских войн и других своих кампаний Карл Великий действовал исключительно по собственной инициативе и уделял очень мало внимания папству. Однако ни один из пап не жаловался, потому что различные предприятия Карла Великого совпадали с их собственными интересами или приносили им прямую пользу. Однако к 800 году н.э. стало ясно, что власть Карла Великого превышает власть папства, и никто ничего не может с этим поделать.

Тирийский пурпурный саван Карла Великого

Неизвестный художник (Public Domain)

Это стало ясно, когда папа Лев III (служил в 795–816 гг. Н. Э.) Был атакован толпой на улицах Рима и был вынужден бежать. Толпа была возбуждена римскими дворянами, которые, надеясь заменить Льва своим собственным, обвинили его в безнравственности и злоупотреблении служебным положением. Лев отправился за защитой к Карлу Великому, и по совету своего ученого советника, ученого Алкуина (l.735-804 гг.), Карл Великий согласился сопровождать Льва обратно в Рим, чтобы очистить его имя, что он и сделал. Ученый Норман Кантор описывает события:

23 декабря, на суде, на котором председательствовал Карл Великий, Лев наконец снял с себя обвинения. Такой ход событий означал ужасное унижение для папы и его отречение перед каролингским правителем, и он решил попытаться восстановить престиж и авторитет своей должности, осуществив имперскую коронацию Карла Великого.В день Рождества 800 года, когда Карл Великий восстал от молитвы перед могилой Святого Петра, Папа Лев внезапно возложил корону на голову короля, и хорошо отрепетированные римские священнослужители и люди закричали: «Карл Август, великий коронованный миротворец. император римлян, жизнь и победа! » (181)

Карл Великий якобы не хотел быть коронованным Львом и, как сообщается, сказал, что никогда бы не вошел в церковь, если бы знал, что это произойдет. Как бы то ни было, точно установлено, что корона была ясно видна в церкви, когда вошел Карл Великий, и этот человек определенно был достаточно умен, чтобы понять, что она не была оставлена ​​там случайно.Скорее всего, Карл Великий приветствовал престиж этого титула, но не собирался позволять папству взять верх над своим псевдо-рычагом «Дар Константина».

Реформы церкви и образования

Вряд ли можно сомневаться в том, что коронация была попыткой папства установить некоторую степень контроля над Карлом Великим. Холлистер отмечает, что «папы считали, что императоры должны быть папскими управителями, используя свою светскую политическую власть в интересах Римской церкви» (112).Но даже в этом случае практической необходимости в этом не было, поскольку Карл Великий с момента прихода к власти последовательно сочетал свои собственные интересы с интересами церкви.

Помимо своих регулярных военных побед, Карл Великий также участвовал в церковной и образовательной реформе, улучшая функции церквей, монастырей и учебных заведений во всем своем королевстве - теперь его империи. Технологический прогресс во время династии Меровингов и правления Пипина Короткого уже заложил основу для большего процветания.Достижения в сельском хозяйстве - такие как севооборот между тремя полями, изобретение и использование комбинированного плуга, пришедшего на смену раннему бессистемному плугу, и поощрение крестьян объединять свои ресурсы и рабочую силу в сельском хозяйстве - все это привело к увеличению производства продуктов питания и лучшему уходу за землей. . Карл Великий усовершенствовал улучшения, поощряя дальнейшее развитие механизации, такой как водяная мельница для измельчения зерна вместо прежнего метода измельчения человеческим трудом.

Скульптура Карла Великого - Аббатство Святого Иоанна в Мюстаире

Владислав Сойка (GNU FDL)

Пепин Короткий инициировал реформу франкской церкви, возглавляемую св.Бонифаций (l. 672-754 гг. Н. Э.), Который установил порядок в религиозных домах и развил монастырские школы. Он также разделил регионы на приходы для облегчения управления. Карл Великий извлек выгоду из этих достижений, способствуя их развитию и окружая себя самыми яркими умами своей эпохи, такими как ученый Алкуин Йоркский, который подчеркивал грамотность как важный аспект благочестия. Эта политика была продвинута в монастырских школах по всей империи Карла Великого, повысив уровень грамотности и подготовив лучших учеников.Ранние реформы Бонифация были продолжены, поскольку Карл Великий разослал комиссаров из своей столицы Аахена в различные округа и приходы, чтобы убедиться, что его указы выполняются должным образом и что все аспекты его управления работают для достижения единой цели. Однако похоже, что для этих комиссаров не было реальной причины, поскольку те, кому Карл Великий доверял руководящие должности, выполняли свои обязанности из личной преданности ему, а не государству.

Наследие

Карл Великий правил своей империей в течение 14 лет до своей смерти от естественных причин в 814 году нашей эры.Лойн отмечает, что его «сила и динамичная личность были необходимы для создания империи, и без него распадающиеся элементы быстро взяли верх» (79). Он уже короновал Людовика Благочестивого в качестве преемника в 813 году н.э., но он ничего не мог сделать, чтобы его наследие сохранялось после его смерти. Комментарии Cantor:

Смерть лишь нескольких просвещенных лидеров или даже внезапная потеря одной великой личности может привести к краху всей системы и открыть путь для столь же быстрого возврата к хаосу и варварству.Вокруг просвещенной группы лидеров в таком доиндустриальном обществе находится масса диких воинов и бычьих крестьян, которые не понимают, что лидеры пытаются сделать. Следовательно, когда центральное направление ослабевает, происходит немедленный откат к варварству. (172)

Первоначальные проблемы империи, однако, были вызваны не отступлением или распадом элементов, а собственным выбором Карла Великого в отношении Саксонии десятилетиями ранее. Саксонские войны разрушили регион, убили тысячи людей и мало что сделали, кроме как взбесили скандинавских королей, которые выжидали своего часа до смерти Карла Великого, а затем развязали набеги викингов на Францию.Во время правления Людовика, между 820 и 840 годами нашей эры, викинги неоднократно наносили удары по Франции. Луи приложил все усилия, чтобы отразить эти нападения, но обнаружил, что умиротворить норвежцев легче с помощью земельных наделов и переговоров.

Когда Людовик умер в 840 году нашей эры, империя была разделена между его тремя сыновьями, которые боролись друг с другом за господство. Их конфликт завершился Верденским договором 843 г. н.э., который разделил империю между сыновьями Людовика I. Людовик Немецкий (годы правления 843-876 гг. Н. Э.) Получил Восточную Францию, Лотарь (г.843-855 CE) захватил Среднюю Францию, а Карл Лысый (годы правления 843-877 CE) правил Западной Францией. Ни один из этих королей не был заинтересован в помощи другим, и инфраструктура империи, а также большинство реформ, продвинутых Карлом Великим, ухудшились. Набеги викингов продолжались с 843 - c. 911 г. н. Э., Когда они были окончательно положены Карлом Простым (годы правления 893–923 гг. Н. Э.) Путем заключения договора с вождем викингов Ролло (позднее Ролло Нормандским, годы правления 911–927 гг. Н. Э.).

Хотя сам Карл Великий никогда не пострадал от абсурдного обмана церкви «Дарение Константина», его потомки не были такими сильными, и более поздняя династия Каролингов пострадала соответственно, поскольку папы утверждали свою предполагаемую политическую власть.Отдельные королевства империи Карла Великого в конечном итоге сформируют современные европейские народы, и, несмотря на все его недостатки, не смогли бы этого сделать, если бы не его видение цели и природные способности вести так, чтобы другие стремились ему служить.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Битва при биографии Чарльза Мартеля, франкского правителя

Чарльз Мартель (23 августа 686 г. - 22 октября 741 г.) был лидером франкской армии и, по сути, правителем Франкского королевства, или Франции (современные Германия и Франция).Он известен своей победой в битве при Туре в 732 году н.э. и отражением мусульманских вторжений в Европу. Он дед Карла Великого, первого императора Священной Римской империи.

Быстрые факты: Чарльз Мартель

  • Известен как : Правитель Франкского королевства, известный своей победой в битве при Туре и отражением мусульманских вторжений в Европу
  • Также известен как : Carolus Martellus, Karl Martell, «Martel» (или «Молот»)
  • Родился : 23 августа 686 г. н.э.
  • Родители : Пиппин Средний и Альпайда
  • Умер : 22 октября 741 г. н.э.
  • Супруг (ы) : Ротруда де Тревес, Суонхильд; хозяйка, Руодхайд
  • Дети : Хильтруд, Карломан, Ландрейд, Ауда, Пиппин Младший, Грифо, Бернард, Иероним, Ремигиус и Ян

Ранняя жизнь

Чарльз Мартель (23 августа 686 г. - 22 октября 741 г.) был сыном Пиппина Среднего и его второй жены Альпайды.Пиппин был мэром дворца короля франков и фактически правил Францией (сегодня это Франция и Германия). Незадолго до смерти Пиппина в 714 году его первая жена, Плектруда, убедила его лишить наследства других своих детей в пользу его 8-летнего внука Теудоальда. Этот шаг разозлил франкское дворянство, и после смерти Пиппина Плектруда попыталась помешать Чарльзу стать точкой сплочения их недовольства и заключила 28-летнего мужчину в тюрьму в Кельне.

Приходите к власти и правьте

К концу 715 года Карл сбежал из плена и нашел поддержку у австразийцев, составлявших одно из франкских королевств.В течение следующих трех лет Карл вел гражданскую войну против короля Хильперика и мэра дворца Нейстрии Рагенфрида. Чарльз потерпел поражение в Кельне (716), прежде чем одержал ключевые победы в Амблеве (716) и Винси (717).

Потратив время на обеспечение безопасности своих границ, Карл одержал решающую победу в Суассоне над Хильпериком и герцогом Аквитании Одо Великим в 718 году. С триумфом Карл смог добиться признания своих титулов мэра дворца, а также герцога и принца. франков.

В течение следующих пяти лет он консолидировал власть, а также завоевал Баварию и Алемманию, прежде чем победить саксов. После того, как франкские земли были захвачены, Чарльз затем начал готовиться к ожидаемому нападению мусульманских Омейядов на юг.

Семья

Чарльз женился на Ротруде Тревской, от которой у него было пятеро детей до ее смерти в 724 году. Это были Хильтруд, Карломан, Ландрейд, Ауда и Пиппин Младший. После смерти Ротруд Чарльз женился на Суонхильде, от которой у него родился сын Грифо.

Помимо двух жен, у Чарльза был постоянный роман со своей любовницей Руодхайд. В их отношениях родились четверо детей: Бернард, Иероним, Ремигиус и Ян.

Лицом к Омейядам

В 721 году мусульманские Омейяды впервые пришли на север и потерпели поражение от Одо в битве при Тулузе. Оценив ситуацию в Иберии и нападение Омейядов на Аквитанию, Чарльз пришел к выводу, что для защиты королевства от вторжения нужна профессиональная армия, а не сырые призывники.

Чтобы собрать деньги, необходимые для создания и обучения армии, которая могла бы противостоять мусульманским всадникам, Карл начал захватывать церковные земли, чем вызвал гнев религиозной общины. В 732 году Омейяды снова двинулись на север во главе с Эмиром Абдул Рахманом Аль Гафики. Командуя примерно 80 000 человек, он разграбил Аквитанию.

Когда Абдул Рахман разграбил Аквитанию, Одо бежал на север, чтобы искать помощи у Чарльза. Это было предоставлено в обмен на то, что Одо признал Чарльза своим повелителем. Мобилизовав свою армию, Чарльз двинулся на перехват Омейядов.

Битва при Туре

Чтобы избежать обнаружения и позволить Чарльзу выбрать поле битвы, приблизительно 30 000 франкских войск двинулись по второстепенным дорогам к городу Тур. Для битвы Чарльз выбрал высокую лесистую равнину, которая заставила бы омейядскую кавалерию атаковать в гору. Сформировав большую площадь, его люди удивили Абдула Рахмана, вынудив эмира Омейядов остановиться на неделю, чтобы обдумать свои варианты.

На седьмой день, собрав все свои силы, Абдул Рахман напал со своей берберской и арабской кавалерией.В одном из немногих случаев, когда средневековая пехота противостояла кавалерии, войска Карла отбивали повторяющиеся атаки Омейядов.

Когда бушевала битва, Омейяды наконец прорвали франкские рубежи и попытались убить Чарльза. Он был незамедлительно окружен личной охраной, которая отразила атаку. Когда это происходило, разведчики, посланные Чарльзом ранее, проникли в лагерь Омейядов и освободили заключенных.

Победа

Полагая, что добыча во время кампании была украдена, большая часть армии Омейядов прервала битву и бросилась защищать свой лагерь.Пытаясь остановить очевидное отступление, Абдул Рахман был окружен и убит франкскими войсками.

Кратковременное преследование франков, отступление Омейядов превратилось в полное отступление. Чарльз реформировал свои войска в ожидании новой атаки, но, к его удивлению, этого так и не произошло, поскольку Омейяды продолжали отступать до Иберии. Победа Карла в битве при Туре позже была признана спасением Западной Европы от мусульманских вторжений и стала поворотным моментом в европейской истории.

Расширение Империи

Проведя следующие три года, охраняя свои восточные границы в Баварии и Алемании, Чарльз двинулся на юг, чтобы отразить морское вторжение Омейядов в Прованс. В 736 году он повел свои войска на возвращение Монфрена, Авиньона, Арля и Экс-ан-Прованса. В этих кампаниях он впервые включил в свои формирования тяжелую кавалерию со стременами.

Несмотря на то, что он одержал ряд побед, Чарльз решил не атаковать Нарбонну из-за силы ее защиты и потерь, которые будут понесены во время любого нападения.По окончании кампании король Теудерик IV умер. Хотя у него была власть назначить нового короля франков, Карл не сделал этого и оставил трон вакантным, а не потребовал его для себя.

С 737 года до своей смерти в 741 году Карл сосредоточился на управлении своим королевством и расширении своего влияния. Это включало в себя покорение Бургундии в 739 году. В эти годы Карл также заложил основу для преемственности своих наследников после своей смерти.

Смерть

Чарльз Мартель умер 22 октября 741 года.Его земли были разделены между его сыновьями Карломаном и Пиппином III. Последний станет отцом следующего великого лидера Каролингов, Карла Великого. Останки Карла были захоронены в базилике Сен-Дени недалеко от Парижа.

Наследие

Чарльз Мартель воссоединился и правил всем франкским королевством. Его победе в Туре приписывают отказ от мусульманского вторжения в Европу, который стал поворотным моментом в европейской истории. Мартель был дедушкой Карла Великого, который стал первым римским императором после падения Римской империи.

Источники

  • Fouracre, Paul. Эпоха Карла Мартеля. Routledge, 2000.
  • Джонсон, Дайана М. Ублюдок Пипина: История Чарльза Мартеля. Superior Book Publishing Co., 1999
  • Mckitterick, Розамонд. Карл Великий: Формирование европейской идентичности. Cambridge University Press, 2008.

Чарльз Мартель и Пипин Короткий

Цель обучения

  • Объясните значение победы Чарльза Мартеля в битве при Туре

Ключевые моменты

  • Карл Мартель был фактическим правителем Франции (Франция), победившим Омейядский халифат в битве при Туре.
  • Битва при Туре была исторически значимой, потому что она остановила продвижение мусульманской империи, которая успешно завоевала большую часть Европы; многие историки считают, что если бы Карл потерпел поражение, никакая сила в Европе не смогла бы остановить исламскую экспансию.
  • Карл разделил свою землю между сыновьями Карломаном и Пипином.
  • После того, как Карломан ушел в религиозную жизнь, Пипин стал единоличным правителем франков и продолжил укреплять и расширять свою власть, чтобы стать одним из самых могущественных и успешных правителей своего времени.

Условия

Пепин в дар

Пожертвования Пепина Короткого, которые обеспечили правовую основу для формальной организации «Папской области», установившей временное папское правление над гражданскими властями.

Битва при Туре

Битва, в которой франкские и бургундские силы под командованием Карла Мартеля противостояли армии Омейядского халифата во главе с Абдул Рахманом аль-Гафики, генерал-губернатором Аль-Андалуса. Последний потерпел поражение, положив конец экспансии мусульманской империи в Европу.

Омейядский халифат

Второй из четырех основных арабских халифатов, основанных после смерти Мухаммеда; продолжил мусульманские завоевания, включив Кавказ, Трансоксиану, Синд, Магриб и Пиренейский полуостров в мусульманский мир, что сделало его пятой по величине империей в истории как по площади, так и по доле населения мира.

франков

Исторически известен, во-первых, как группа германских племен, населявших земли между Нижним и Средним Рейном в III веке нашей эры, а во-вторых, как народ Галлии, который слился с галло-римским населением в последующие века, передав свое имя современная Франция и становится частью наследия современного французского народа.

Карл Мартель (688-741) был франкским государственным деятелем и военачальником, который, будучи герцогом, принцем франков и мэром дворца, был фактическим правителем Франции с 718 года до своей смерти. Сын франкского государственного деятеля Пипина из Херсталя и дворянки по имени Альпайда, Чарльз успешно отстаивал свои претензии на господство в качестве преемника своего отца, который стоял за троном во франкской политике. Продолжая и опираясь на дело своего отца, он восстановил централизованное правительство во Франции и начал серию военных кампаний, которые восстановили франков как бесспорных хозяев всей Галлии.

Помимо своих военных усилий, Карл считается одним из основоположников европейского средневековья. Опытный администратор, а также воин, ему приписывают основополагающую роль в возникающих обязанностях рыцарей дворов и, таким образом, в развитии франкской системы феодализма. Более того, Карл - великий покровитель святого Бонифация - предпринял первую попытку примирения между франками и папством. Папа Григорий III, царство которого находилось под угрозой со стороны лангобардов, предложил Карлу римское консульство в обмен на то, что он станет защитником Святого Престола, но Карл отказался.

Хотя Карл никогда не принимал титул короля, он разделил Францию, как это сделал бы король, между своими сыновьями Карломаном и Пипином. Последний стал первым из каролингов, семьи Карла Мартеля, ставшим королем. Внук Карла, Карл Великий, расширил владения франков, включив большую часть Запада, и стал первым императором на Западе после падения Рима. Таким образом, на основе своих достижений Чарльз считается закладывающим основу империи Каролингов.Подводя итог этому человеку, Гиббон ​​написал, что Чарльз был «героем века», тогда как Герард описал его как «борца Креста против Полумесяца».

После работы по установлению единства в Галлии внимание Карла было обращено на иностранные конфликты; Преодоление исламского продвижения в Западную Европу было главной заботой. Арабские и берберские исламские силы завоевали Испанию (711 г.), пересекли Пиренеи (720 г.), захватили основную территорию вестготов (721–725 гг.) И после периодических испытаний под командованием Абдула Рахмана аль-Гафики, генерал-губернатора Аль-Андалуса. двинулись к Галлии и Туру, «священному городу Галлии».В октябре 732 года армия Омейядского халифата во главе с Аль-Гафики встретила франкские и бургундские войска под командованием Карла в районе между городами Тур и Пуатье (современная северо-центральная Франция), что привело к решающему, исторически важному франкскому поселению. победа, известная как Битва при Туре.

Абдул Рахман аль-Гафики был убит, и впоследствии Чарльз распространил свою власть на юге. Далее Карл перешел в наступление после Тура, разрушив крепости в Агде, Безье и Магелонне, и задействовав исламские силы в Ниме, хотя в конечном итоге не смог вернуть Нарбонну (737 г.) или полностью отвоевать Нарбонну вестготов.После этого он добился значительных внешних успехов в борьбе с братьями-христианами, установив контроль франков над Баварией, Алеманией и Фризией и вынудив некоторые саксонские племена предлагать дань (738 г.). Подробности Битвы при Туре, включая ее точное местоположение и количество бойцов, не могут быть определены из сохранившихся отчетов. Примечательно, что франкские войска выиграли битву без кавалерии.

Считается, что победа Карла остановила продвижение войск Омейядов на север с Пиренейского полуострова и сохранила христианство в Европе в период, когда мусульманское правление захватило остатки древней Римской и Персидской империй.

Летописцы IX века, истолковавшие исход битвы как божественный приговор в пользу Карла, дали ему прозвище Мартелл («Молот»). Более поздние христианские хронисты и историки до 20-го века восхваляли Чарльза Мартеля как поборника христианства, характеризуя битву как решающий поворотный момент в борьбе против ислама, борьбе, которая сохранила христианство как религию Европы. По словам современного военного историка Виктора Дэвиса Хэнсона, «большинство историков XVIII и XIX веков, например Гиббон, рассматривали Пуатье (Тур) как знаменательную битву, ознаменовавшую высокий прилив мусульманского продвижения в Европу.Леопольд фон Ранке считал, что «Пуатье (Тур) был поворотным моментом одной из самых важных эпох в мировой истории».

Мало кто спорит о том, что битва помогла заложить основы империи Каролингов и франкского господства в Европе на следующее столетие. Большинство историков сходятся во мнении, что «установление власти франков в Западной Европе определило судьбу этого континента, и битва при Туре подтвердила эту мощь».

Батай-де-Пуатье в Штойбене.Картина Шарля де Штойбена, 1834–1837 гг., Изображающая битву при Туре.

Карл Мартель разделил свое царство между сыновьями Пипином, которого звали Пипин Короткий, и Карломаном. Унаследовав от отца пост мэра дворца в 741 году, Пепин правил Францией вместе со своим старшим братом Карломаном. Пипин правил в Нейстрии, Бургундии и Провансе, а Карломан утвердился в Австралии, Алемании и Тюрингии. Братья активно подавляли восстания, возглавляемые баварцами, аквитанами, саксами и алеманнами в первые годы своего правления.В 743 году они закончили междуцарствие франков, избрав Хильдерика III, который должен был стать последним монархом Меровингов, номинальным королем франков.

Благоприятно расположенные к церкви и папству благодаря своему духовному воспитанию, Пипин и Карломан продолжили дело своего отца, поддерживая святого Бонифация в реформировании франкской церкви и евангелизации саксов. После того, как Карломан, который был чрезвычайно набожным человеком, ушел в религиозную жизнь в 747 году, Пипин стал единоличным правителем франков.Он подавил восстание, возглавленное его сводным братом Грифо, и преуспел в том, чтобы стать бесспорным хозяином всей Франции. Отказавшись от притворства, Пипин затем принудил Хильдерика в монастырь и сам провозгласил себя королем франков при поддержке Папы Захария в 751 году. Решение не было поддержано всеми членами семьи Каролингов, и Пепину пришлось подавить еще одно восстание во главе с Грифо и сын Карломана Дрого.

Как король, Пипин начал амбициозную программу по расширению своей власти.Он реформировал законодательство франков и продолжил церковные реформы Бонифация. Пепин также выступил в пользу папства Стефана II против лангобардов в Италии. Ему удалось захватить несколько городов, которые он затем передал папе в рамках пожертвования Пепина. Это сформировало правовую основу Папской области в средние века. Византийцы, стремящиеся установить хорошие отношения с растущей мощью Франкской империи, дали Пепину титул Патриция. В экспансионистских войнах Пепин завоевал Септиманию у исламских Омейядов и подчинил себе южные владения, неоднократно побеждая Потеряшка Аквитании и его баскские войска, после чего баскские и аквитанские лорды не видели другого выхода, кроме как присягнуть франкам.Однако Пепина беспокоили беспощадные восстания саксов и баварцев. Он неустанно вел кампании в Германии, но окончательное покорение этих племен было оставлено его преемникам.

Пепин умер в 768 году, ему наследовали его сыновья Карл Великий и Карломан. Хотя Пепин, несомненно, был одним из самых могущественных и успешных правителей своего времени, его правление в значительной степени затмевается правлением его более известного сына.

Источники

Чарльз | Викинги вики | Фэндом

Чарльз

Приверженность:

Каролингская династия

Заголовок: Император западных франков
Король Италии
Император Священной Римской империи
Король Аквитании
Герцог Мэн

Родители:

Император Людовик I † (Отец)

Родственники: Ролло (зять)
Уильям (внук)
Марцелл (внук)
Целса (внучка)
Карл Великий † (дедушка)
Людовик II, король восточных франков (брат)
Лотарий I, король Лотарингии и Италии ( Родной брат)

Император Карл II из Франкии - сложный, беспокойный и могущественный лидер Франкии, который рассматривает борьбу с викингами как духовную и земную миссию.

Хотя Чарльз временами может быть нерешительным и часто воспринимается как слабый многими дворянами своего двора (такими как его соперник граф Одо), на самом деле он безжалостный и хитрый политик, который признает свои собственные слабости и работает над их устранением; он также быстро распознает и ухватывается за возможности, особенно когда он искал союза с герцогом Ролло , как только король Рагнар и большая часть армии викингов покинули Франкию.

Биография

Он сын императора Людовика I «Благочестивого» и внук самого Карла Великого.

Император Карл упоминает своих братьев, также императоров франкских королевств. Возможно, это были Восточная Франция и Средняя Франция, которые были королевствами, составленными по Верденскому договору и являвшимися остатками более широкой Империи Карла Великого.

Он выражает естественное восхищение Карлом Великим, часто публично размышляя о том, как его уважаемый дедушка отнесется к его достижениям.

Цитаты

Я не буду известен истории как французский император, который руководил разрушением Парижа.

- Император Карл

Придется предложить им даже больше.Я должен предложить им нечто гораздо более ценное для меня, чем золото или серебро. Я должен предложить твою руку в браке.

- от императора Карла до Гислы

Общая информация

  • Карл в переводе с германского означает «Армия, воин».
  • Западная Франция была самой западной частью империи Карла Великого и местом происхождения современного французского государства. Сами франки были германским племенем, которое после падения Западной Римской империи обосновалось в Галлии и основало империю Меровингов.Таким образом, франки были дальними германскими родственниками как норвежцам, так и англосаксам.
  • Франки отказались от своего германского языка и приняли латынь в его галло-римском варианте. Спустя столетия этот язык будет развиваться во французском языке (новолатинском языке, другими словами, языке, имеющем корни в латыни)
  • В короне Карла есть изображение геральдической лилии, геральдическая лилия будет символом французских монархов в будущем, и только Дом Бонапарта в 19 веке не будет использовать этот символ, используя орел вместо геральдической лилии.
  • Чарльз - член Дома Карлингов (Каролигийцы). Перед Карлингами Франкия находилась под властью Меровингов ( Меровингов). Правление Merewīowing было положено в результате переворота в 751 году, когда Пепин Короткий официально сверг Хильдерика III, положив начало династии Каролингов. Карлинги правили до 987 года. После них Западная Франкия (ныне Франция) будет управляться Домом Капетов, Домом Валуа, Домом Бурбонов, Домом Бонапарта и Домом Орлеан.Франция - республика с 19 века.
  • Когда Западная Франция стала Францией за несколько столетий, Восточная Франция со временем стала Королевством Германии, Священной Римской империей (Первый Рейх), пост-наполеоновскими немецкими федерациями, которые привели к Второму Германскому Рейху при кайзере Вильгельме I, Третьем немецком Рейх при Адольфе Гитлере и нынешней демократической Федеративной Республике Германия. Таким образом, оба Франциаса являются корнями современной Франции и Германии.
  • Граф Одо действительно стал преемником Карла в реальной истории и не был убит в рамках дворцового заговора.
  • Исторически его дочь Джудит была замужем за Этельвульфом Уэссекским, сыном короля Экберта. В сериале Джудит - дочь короля Нортумбрии Эллы.
  • Этот император Карл, по-видимому, представляет собой смесь по крайней мере трех исторических правителей Западных Франков:
    • Император Карл II «Лысый», который был внуком Карла Великого и правил во время осады Парижа 845 года под предводительством Рагнара Лотброка;
    • Император Карл III «Толстый», который правил во время осады Парижа в 885 году и командовал графом Одо;
    • Король западных франков Карл III «Простой», который заключил договор с Ролло и был отцом принцессы Гислы (Гизелы).

Появления

Кампании шведского короля Карла XII

Карл XII, динамичный молодой король, который привел Швецию в восемнадцатый век, сегодня не так известен, как его современник Петр Великий, царь России. Однако за свою короткую жизнь Чарльз также был автором истории. И привлеченный, и не испуганный вызовом завоевания России, он фактически был величайшим иностранным врагом Петра.

Французский философ Вольтер описал двух соперничающих правителей как «по общему согласию самых выдающихся людей, появившихся за более чем 2000 лет».В противном случае, сказал Вольтер, он не написал бы свою собственную Историю Карла XII. Достойная похвала мужчине, дожившему до 36 лет.

Карл, воспитанный с младенчества на короля, был начитанным и образованным, отличным организатором и даже реформатором. Лично он был аскетом - никогда не был женат и, казалось, предпочитал жизнь военного похода. Он имел репутацию бескомпромиссно честного, но в то же время искусного в тонкостях дипломатии. Он умел выбирать подчиненных для управления страной, пока он отсутствовал, каковым он был на протяжении большей части своего правления.Однако внутренние дела Швеции пострадали из-за этого долгого отсутствия.

Его тактика варьировалась от порой стремительной до совершенно безумной - недаром он был известен как Безумец Европы. Как и Ганнибал, его почти всегда превосходили численностью в битвах, и все же он обычно побеждал. Совершенно бесстрашный, его описывали как бесстрашного и странствующего рыцаря одновременно, и он мог вдохновлять своих людей на невероятные героические подвиги. Однако один современник описал его мягким, как ягненок, и застенчивым, как монахиня.

Когда Карл XII, пра-пра-племянник знаменитого тактика Густава Адольфа, пришел к власти в 1697 году в возрасте 15 лет, Балтийское море было фактически шведским озером. Помимо престола, Карл унаследовал от своего отца Карла XI эффективную армию и бюрократию, над созданием которых старший король трудился большую часть своей жизни. Новому королю вскоре понадобились и те, и другие, особенно армия.

Не теряя времени, Фридрих IV из Дании, Петр I из России и Август, курфюрст Саксонии и король Польши, заключили тайный союз (1699 г.), чтобы обуздать шведскую власть.Они решили воспользоваться молодостью и неопытностью Карла, разработав относительно простой план: датский король Фридрих вторгнется на шведскую территорию на западе, и, пока он будет занят шведами, русские и поляки будут атаковать на востоке.

В апреле 1700 года датчане начали атаку, чтобы начать то, что впоследствии стало известно как Великая Северная война. Фредерик был уверен, что его превосходящий флот защитит его от возмездия. Между тем россияне уверенно вложили Нарву на побережье Балтийского моря в октябре того же года.

Под прикрытием морской демонстрации дружественного британского флота Чарльз удивил всех, проскользнув в Ютландию и пригрозив находящемуся на юге Копенгагену. Фридрих был вынужден вернуться домой, где молодой шведский король продиктовал условия мира. Отправив Данию за шесть недель, Чарльз обратил свое внимание на остальных. коалиция.

Он прибыл на восток прежде, чем Петр даже осознал его приближение, чтобы снять осаду Нарвы (недалеко от Финского залива в современной Эстонии).У Карла была армия всего 8000 человек, чтобы атаковать укрепившуюся русскую армию численностью 40 000 человек. Шансы пять к одному не беспокоили Чарльза, который приступил к атаке в ослепительную метель 30 ноября 1700 года. Сейчас самое время, когда у нас за спиной шторм, сказал он. Они никогда не увидят, насколько нас мало. Карл разбил русских, захватив больше пленных, чем было человек в его армии.

Карл тогда сосредоточился на кампании по свержению Августа с поста польского короля. К середине лета 1701 года он нанес поражение саксам и русским при Дунамюнде; затем он занял Варшаву в мае 1702 года.В июле он и 12 000 человек разгромили саксов и поляков (24 000) у Клиссова, в 110 милях к юго-западу от Варшавы. Через три недели он приехал в Краков. 21 апреля 1703 года он нанес поражение саксам при Пултуске, а 22 сентября покорил крепость Торн. Затем он сверг Августа и короновал Станислава Лецичнского, Палантина Позенского, королем Польши. Во многих из этих сражений численность Чарльза составляла два или три к одному. Между тем царь Петр не сидел сложа руки. В 1702 году Петр взял Ингрию по Финскому заливу.Затем он основал Санкт-Петербург 16 мая 1703 года. В июле 1704 года он снова взял Нарву после долгой осады и уничтожил жителей. В 1705 году русские войска под командованием шотландского генерала Огилви появились в Пултуске в Польше, вынудив шведского полководца Адама Левенгаупта отступить в Ригу. Затем Огилви перезимовал в вооруженном лагере в Гродно. Чарльз попытался вытащить Огилви, но шотландец отказался сражаться. Тем временем Август продвинулся, чтобы атаковать небольшой отряд под командованием Карла Реншельда, готовясь атаковать тыл Чарльза.Но Реншельд разбил саксов при Фраустрадте. Вскоре после этого Огилви был вынужден уйти.

Затем Петр потребовал мира, но Чарльз решил вторгнуться в Россию - он сказал, что обсудит условия мира, когда возьмет Москву. В день Нового 1708 года, оставив в Польше 10 000 человек, чтобы поддержать Станислава, Карл пересек Вислу с 44 000 человек, крупнейшими силами, которыми он когда-либо командовал в полевых условиях.

В июне Карл форсировал Бенезину и разбил 20 000 русских у Холовчина.В сентябре он разбил 16-тысячную русскую армию под Смоленском. К этому моменту он находился всего в десяти днях пути от Москвы. Но к настоящему времени шведы столкнулись с той же политикой выжженной земли, которую русские использовали в отношении более поздних захватчиков, и у них не хватало припасов. Чарльз приказал генералу Левенгаупту из Риги присоединиться к нему с 11000 подкреплений и, что более важно, большим обозом с провизией. Карл остановился в Могилеве, чтобы дождаться их.

Затем, когда Карл был в Могилеве, он принял эмиссара гетмана украинского казачества Ивана Мазепы.Мазепа, когда-то союзник Петра, впал в немилость и искал способ освободить Украину от российского сюзеренитета. Он пообещал Карлу, что если шведы придут на Украину, он возглавит всеобщее восстание и соберет 100-тысячную армию. Карл, вопреки совету своих генералов, двинулся к Мазепе - он оставил слово Левенгаупту, чтобы просто догнать его.

Это было катастрофическое решение. Русские узнали о запланированном восстании, и войска под командованием князя Меншинкова заняли Батуран, столицу Мазепы, убив многих его сторонников и захватив большую часть его денег и припасов.Колонна Левенгаупта была перехвачена в Лисне превосходящими силами. Генералу и примерно 6000 солдат удалось пробиться, чтобы позже присоединиться к Чарльзу, но им пришлось оставить обоз и его свежие орудия. Между тем, 12-тысячные силы, которые должны были вторгнуться в Ингрию из Финляндии и сжечь Санкт-Петербург, обнаружили, что город слишком хорошо защищен, и отступили к крепости Выборг, потеряв по пути 3 тысячи человек.

В результате собственной неудачи Мазепа смог поднять только часть людей, которых он обещал.Тем не менее Карл прижился к зиме в богатой Украине, по-прежнему уверенный в себе. Тогда природа взяла его за руку. Зима 1708–09 годов была самой ужасной за столетие. Шведские нарушители продолжали сражаться и побеждать в боях, но ужасно страдали от холода.

К весне у Карла было всего 20 000 человек, 2 000 из которых были слишком искалечены, чтобы сражаться. Запорожские казаки по наущению Мазепы восстали, предоставив дополнительные войска и отвлекая внимание Петра. Поскольку снабжение все еще было проблемой, Карл решил осадить город Полтаву на реке Ворскла, склад огромных запасов пороха и припасов, который также контролировал южный подход к Москве.Он захватил город в мае, ожидая быстрой сдачи, но русские усилили гарнизон и устояли.

К июню Петр победил запорожских казаков и выступил с 60-тысячным войском, чтобы освободить город. На тот момент у Чарльза было около 24000 человек, только половина из них шведы. Петр перешел реку Ворсклу и разбил укрепленный лагерь в нескольких милях к северу от города.

Карл по своему обыкновению выехал на разведку позиций противника - российский патруль ранил его в ногу.Прикованный к носилкам, он передал свое активное командование фельдмаршалу Реншельду. Когда Петр услышал о своей недееспособности, он отказался от своей политики избегания сражений и переместил свой лагерь ближе к Полтаве.

Карл решил атаковать укрепленный лагерь утром 8 июля 1709 года. Левенгаупт убеждал его снять осаду, но Чарльз отказался, оставив людей охранять город и оставшиеся припасы. Фактически в бою должны были быть задействованы только 12 500 человек. Поскольку порох был таким коротким, бойцы должны были атаковать с закрепленными штыками, их винтовки были пусты, и для поддержки атаки было взято только четыре пушки.Чарльз рассчитывал, что сочетание скорости и шока заставит русских вернуться в свои ряды в беспомощном замешательстве.

Атака началась с рассветом. Левая сторона шведской линии, где Карл сам был перенесен в бой на носилках, атаковал через серию редутов, построенных для защиты русского лагеря, как и было запланировано. Но командующий правым флангом остановился для захвата русских редутов и таким образом отделился от основных сил. Вдобавок центральная колонна под Левенгауптом получила неверный приказ, который, как он думал, означал для него остановиться.Петр собирался бежать, но, воодушевленный внезапной паузой, воспользовался отсрочкой, чтобы выстроить боевой строй из 40 000 человек и 100 пушек перед лагерем. Чарльз решил нанести удар, пока железо было горячим, даже несмотря на то, что у него было всего 4,1000 человек для последней атаки, которую возглавил Левенгаупт.

Несмотря на разногласия, правой стороне шведских позиций все же удалось отбросить русских назад, направив часть русских орудий на своих врагов. Но вскоре они были изрешечены русскими орудиями и подавлены русскими войсками на обоих флангах.

Некоторые историки удивляются тому, что Петр не сразу преследовал своего побежденного врага, но факт остается фактом: шведская армия все еще была в значительной степени неповрежденной и все еще опасной. Когда Чарльз и Левенгаупт перегруппировались в Пушконевке, ниже Полтавы, они обнаружили, что у них все еще было около 16000 человек. Российская стратегия, конечно же, заключалась в том, чтобы загнать их в V, образованную пересечением рек Ворскла и Днепр на юге. На данный момент Чарльз согласится - по крайней мере, он должен.

Карл начал отступать на юг в надежде достичь турецкой территории и оттуда вернуться в Польшу, чтобы присоединиться к Станиславу.Для Карла капитуляция была невозможна не только из-за его собственного чувства чести, но и потому, что он знал, что, если Мазепа и его союзники-казаки будут схвачены, их будут пытать и казнить как предателей.

Однако, когда его армия подошла к Днепру, плотов не хватило, чтобы переправить все войско. Было решено, что Карл и Мазепа переправятся через границу с примерно 1600 мужчинами и как можно большим количеством раненых, в то время как остальная часть армии будет пробиваться на юг и воссоединится с ними у Очакова на Черном море.Но на следующий день после отъезда Карла преследующие русские силы численностью около 8000 человек поймали оставленные шведы. Левенгаупт, который так хорошо сражался раньше, похоже, потерял самообладание - теперь он сдал свои гораздо более крупные силы в 14000 человек русским.

Карл действительно добрался до турецкой территории, не обойдясь с некоторыми приключениями по пути, и был тепло встречен. Не имея армии для ведения боевых действий, Карл обратился к перу - вскоре он убедил турок объявить войну России. Петр незамедлительно вторгся на территорию Турции, где он тоже был подвергнут стратегии выжженной земли и был пойман в ловушку намного превосходящей силы.

Турки заключили выгодный для Турции мир, но Карл был возмущен тем, что Петру позволили бежать. Поощрение Чарльза привело к еще четырем объявлениям войны, но из них ничего не вышло. В конце концов турецкое руководство устало от вмешательства Карла и приказало арестовать его. После того, как Россия и Турция подписали Адрианопольский мир в 1714 году, Карл решил уехать. Он инкогнито пробрался через территорию Турции и Австрии в шведскую Померанию.

Карл потратил большую часть 1715 года, используя сочетание дипломатии и военной стратегии, чтобы защитить остатки центральноевропейских территорий Швеции от новой коалиции, которая теперь объединила против него Россию, Данию, Саксонию, Пруссию, Ганновер и Великобританию. укрыться в собственной Швеции, когда померанский порт Штральзунд пал после длительной осады в декабре 1715 года.

Но Чарльз недолго бездействовал. Он немедленно предпринял план по захвату Норвегии, которая тогда была частью Дании, в качестве компенсации за земли, потерянные на востоке. Его первое вторжение было нерешительным. Он оседлал вторую и вскоре осаждал крепость Фредриксхалд. Он осматривал осадные сооружения, когда ему прострелили голову. Он был убит мгновенно. В то время, в декабре 1718 года, ему было 36 лет.

На фоне слухов о том, что Чарльз был убит шведским, а не датским огнем, решимость шведов рухнула на месте.Фактически, Великая Северная война закончилась. Королевские наследники Карла (сестра Ульрика и ее муж Фридрих I Гессен-Кассельский) были вынуждены передать Штеттин и западную Померанию Пруссии, а восточные балтийские территории Швеции - России царя Петра. По Нистадскому миру, последовавшему за спором о наследовании бездетного Карла, Швеция навсегда потеряла Ливонию, Эстонию, Ингрию и финскую провинцию Кершолд с ее стратегической крепостью Выборг на Финском заливе.

В то время как Швеция исчезла как балтийская, даже мировая, держава, Россия теперь выступила в роли колосса, твердо поставившего одну ногу в Европу - все еще шаткого, несколько загадочного, но тем не менее колоссального присутствия.


Эта статья была написана Гэри К. Шепардом и первоначально опубликована в декабрьском 2001 году в журнале « Military History ». Чтобы получить больше замечательных статей, не забудьте подписаться на журнал « Военная история » сегодня!

BBC - История - Карл II

Портрет Карла II © Карл II был королем Англии, Шотландии и Ирландии, восстановление которого на престоле в 1660 году означало конец республиканского правления в Англии.

Чарльз родился 29 мая 1630 года, он был старшим из оставшихся в живых сыном Карла I. Ему было 12 лет, когда началась гражданская война, и два года спустя он был назначен номинальным главнокомандующим в западной Англии. После победы в парламенте он был вынужден покинуть континент. Он был в Нидерландах, когда в 1649 году узнал о казни своего отца.

В 1650 году Карл заключил сделку с шотландцами и был провозглашен королем. С шотландской армией он вторгся в Англию, но потерпел поражение от Кромвеля в битве при Вустере в 1651 году.Он снова сбежал в изгнание, и только в 1660 году его пригласили обратно в Англию, чтобы вернуть свой трон. Хотя те, кто подписал смертный приговор Карлу I, были наказаны, новый король проводил политику политической терпимости и разделения власти. Его стремление к религиозной терпимости, в значительной степени из-за его собственных склонностей к католицизму, оказалось более спорным. Он предпринял ряд попыток формализовать терпимость к католикам и нонконформистам, но был вынужден отступить перед лицом резко враждебного парламента.

В первые годы правления Карла произошла ужасная чума (1665 г.) и Великий пожар в 1666 г., которые привели к существенной перестройке Лондона. Между 1665 и 1667 годами Англия вела войну с голландцами (Вторая англо-голландская война), закончившаяся победой голландцев. В 1670 году Карл подписал секретный договор с французским Людовиком XIV. Он обязался обратиться в католицизм и поддержать французов против голландцев (Третья англо-голландская война 1672–1674 гг.), В обмен на это он получал субсидии от Франции, что давало ему ограниченное пространство для маневра с парламентом.

В 1677 году Чарльз женил свою племянницу Марию на протестанте Вильгельме Оранском, отчасти для того, чтобы восстановить свои протестантские полномочия. Хотя у Чарльза было несколько внебрачных детей от разных любовниц, у него не было ни одного с женой Катериной Браганской. Таким образом, его брат-католик Джеймс был его наследником.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *