Содержание

«Иван Бунин — живописный поэт Серебряного века»

8 сентября | 19:00

К 150-летию И.А.Бунина.

«Иван Бунин – живописный поэт Серебряного века»

Online-видеопрезентация с участием молодых художников и музыкантов, молодых вокалистов и чтецов из России.

Online-конференция (Zoom) с участием Дома русского зарубежья им. А.И.Солженицына, представителей Бунинского общества и российских музеев.

Бунинский вечер пройдет с синхронным переводом на русском и французском языке.

На 150-летие Ивана Бунина парижский РЦНК пригласил экспертов-буниноведов и творческую молодежь

8 сентября Российский центр науки и культуры в Париже совместно с Творческим объединением «Время молодых XXI» представит телеконференцию с экспертами и ряд музыкально-художественных встреч, подготовленных к 150-летию со дня рождения Ивана Бунина.

В ходе телеконференции приглашены выступить В.А.Москвин, директор Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, Н.

В.Костецкая, председатель Творческого объединения «Время молодых XXI», В.А.Пречисский, председатель Ассоциации «Бунинское наследие».

Внимание зрителей, несомненно, привлекут сообщения С.С.Ивановой, директора Ефремовского Дома-музея И.А.Бунина, Е.Л.Андросовой, директора Литературно-мемориального музея И.А.Бунина в Ельце, В.В.Ефремовой, директора Орловского объединенного государственного литературного музея И.С.Тургенева.

Свои выступления представят Заслуженный художник России, декан художественного факультета ВГИК, профессор В.В.Архипов, Т.Ю.Пластова, кандидат филологических наук, профессор МГАХИ им. В.И.Сурикова при РАХ, Л.Г.Осокина, член правления Ассоциации «Бунинское наследие в России» поделится со зрителями своими литературными поисками.

Талантливая творческая молодежь из России подготовила к конференции разнообразные видеосюжеты по созданию живописных и графических работ, иллюстративный материал, выступления чтецов, музыкантов и вокалистов.

Выдающийся вклад русского писателя в отечественную и мировую литературу воспевают в этом году не только в России, но и в других странах мира.

Театральные постановки, выставки, конкурсы, переиздания и переводы литературного наследия И.А.Бунина — лишь малая часть запланированных мероприятий. Центральным событием эта юбилейная дата станет и на международном культурном форуме в Санкт-Петербурге в ноябре этого года.

РЦНК в Париже поддерживает масштабный проект, посвященный русскому классику, чьи произведения получили всемирное признание. «Он воссоздал в литературной прозе типичный русский характер» — писали об Иване Бунине, который первым из русских литераторов получил Нобелевскую премию.

Не относящий себя ни к одной литературной школе — ни к декадентам, ни к символистам, романтикам и реалистам, он принадлежал Серебряному веку. Однако, как о нем писали, всегда был в стороне от общего движения русского стиха.

Тяжело переживая события Октябрьской революции и Гражданской войны, в начале 1920 года И.Бунин покинул Россию. Как и многие другие писатели-эмигранты, он уехал в Париж, где неустанно работал над своими литературными произведениями до последних лет жизни.

Бунинский вечер пройдет с синхронным переводом на русском и французском языке и будет доступен на веб-сайте РЦНК в Париже.

И.А. Бунин — Поэты серебряного века

Биография



    Бунин Иван Алексеевич (1870 – 1953)
    
     » Нет, не пейзаж влечет меня,
     Не краски я стремлюсь подметить,
     А то, что в этих красках светит,
     Любовь и радость бытия. »
     И. Бунин
    
     Иван Алексеевич Бунин родился 23 октября 1870 года (10 октября по старому стилю) в Воронеже, на Дворянской улице. Обнищавшие помещики Бунины, принадлежали знатному роду, среди их предков — В. А. Жуковский и поэтесса Анна Бунина.
     В Воронеже Бунины появились за три года до рождения Вани, для обучения старших сыновей: Юлия (13 лет) и Евгения (12 лет) . Юлий на редкость способным к языкам и математике, учился блестяще, Евгений учился плохо, вернее, совсем не учился, рано бросил гимназию ; он был одаренным художником, но в те годы живописью не интересовался, больше гонял голубей. Что же касается младшего, то мать его, Людмила Александровна, всегда говорила, что «Ваня с самого рождения отличался от остальных детей», что она всегда знала, что он «особенный», «ни у кого нет такой души, как у него».
    В 1874 году Бунины решили перебраться из города в деревню на хутор Бутырки, в Елецкий уезд Орловской губернии, в последнее поместье семьи. В эту весну Юлий окончил курс гимназии с золотой медалью и осенью должен был уехать в Москву, чтобы поступить на математический факультет университета.
     В деревне от матери и дворовых маленький Ваня «наслушался» песен и сказок. Воспоминания о детстве — лет с семи, как писал Бунин, -связаны у него «с полем, с мужицкими избами» и обитателями их. Он целыми днями пропадал по ближайшим деревням, пас скот вместе с крестьянскими детьми, ездил в ночное, с некоторыми из них дружил.
     Подражая подпаску, он и сестра Маша ели черный хлеб, редьку, «шершавые и бугристые огурчики», и за этой трапезой, «сами того не сознавая, приобщались самой земли, всего того чувственного, вещественного, из чего создан мир «, — писал Бунин в автобиографическом романе «Жизнь Арсеньева». Уже тогда с редкой силой восприятия он чувствовал, по собственному признанию, «божественное великолепие мира» — главный мотив его творчества. Именно в этом возрасте обнаружилось в нем художественное восприятие жизни, что, в частности, выражалось в способности изображать людей мимикой и жестами ; талантливым рассказчиком он был уже тогда. Лет восьми Бунин написал первое стихотворение.
     На одиннадцатом году он поступил в Елецкую гимназию. Учился сначала хорошо, все давалось легко ; мог с одного прочтения запомнить стихотворение в целую страницу, если оно его интересовало. Но год от года ученье шло хуже, в третьем классе оставался на второй год. Учителя в большинстве были люди серые и незначительные. В гимназии он писал стихи, подражая Лермонтову, Пушкину. Его не привлекало то, что обычно
    читают в этом возрасте, а читал, как он говорил, «что попало».
     Гимназию он не окончил, учился потом самостоятельно под руководством старшего брата Юлья Алексеевича, кандидата университета.

     С осени 1889 года началась его работа в редакции газеты «Орловский вестник», нередко он был фактическим редактором ; печатал в ней свои рассказы, стихи, литературно-критические статьи, и заметки в постоянном разделе «Литература и печать». Жил он литературным трудом и сильно нуждался. Отец разорился, в 1890 году продал имение в Озерках без усадьбы, а лишившись и усадьбы, в 1893 году переехал в Кменку к сестре., мать и Маша — в Васильевское к двоюродной сестре Бунина Софье Николаевне Пушешниковой. Ждать молодому поэту помощи было неоткуда.
     В редакции Бунин познакомился с Варварой Владимировной Пащенко, дочерью елецкого врача, работавшей корректором. Его страстная любовь к ней временами омрачалась ссорами. В 1891 году она вышла замуж, но брак их не был узаконен, жили они не венчаясь, отец и мать не хотели выдавать дочь за нищего поэта. Юношеский роман Бунина составил сюжетную основу пятой книги «Жизни Арсеньева», выходившей отдельно под названием «Лика».

     Многие представляют себе Бунина сухим и холодным. В. Н. Муромцева-Бунина говорит: » Правда, иногда он хотел таки казаться, — он ведь был первоклассным актером», но «кто его не знал до конца, тот и представить не может, на какую нежность была способна его душа «. Он был из тех, кто не перед каждым раскрывался. Он отличался большой странностью своей натуры. Вряд ли можно назвать другого русского писателя, который бы с таким самозабвением, так порывисто выражал свою чувство любви, как он в письмах к Варваре Пащенко, соединяя в своих мечтах образ со всем прекрасным, что он обретал в природе, в поэзии и музыке. Этой стороной своей жизни — сдержанностью в страсти и поисками идеала любви — он напоминает Гете, у которого, по его собственному признанию, в «Вертере» многое автобиографично.
     В конце августа 1892 года Бунин и Пащенко переехали в Полтаву, где Юлий Алексеевич работал в губернской земской управе статистиком.
     Он взял к себе в управу и Пащенко, и младшего брата. В полтавском земстве группировалась интеллигенция, причастная к народническому движению 70-80 годов. Братья Бунины входили в редакцию «Полтавских губернских ведомостей», находившихся с 1894 года под влиянием прогрессивной интеллигенции. Бунин помещал в этой газете свои произведения. По заказу земства он также писал очерки «о борьбе с вредными
    насекомыми, об урожае хлеба и трав». Как он полагал, их было напечатано столько, что они могли бы составить три-четыре тома.
     Сотрудничал он и газете «Киевлянин». Теперь стихи и проза Бунина стали чаще появляться в «толстых» журналах — «Вестник Европы», «Мир Божий», «Русское богатство» — и привлекали внимание корифеев литературной критики. Н. К. Михайловский хорошо отозвался о рассказе «Деревенский эскиз» (позднее озаглавленный «Танька») и писал об авторе, что из него выйдет «большой писатель». В эту пору лирика Бунина
    приобрела более объективный характер ; автобиографические мотивы, свойственные первому сборнику стихов (он вышел в Орле приложением к газете » Орловский вестник» в 1891 году) , по определению самого автора, не в меру интимных, постепенно иисчезали из его творчества, которое получало теперь более завершенные формы.
     В 1893-1894 году Бунин, по его выражению, «от влюбленности в Толстого как в художника», был толстовцем и «прилаживался к бондарскому ремеслу». Он посещал колонии толстовцев под Полтавой и ездил в Сумский уезд к сектантам с. Павловки — «малеванцам», по своим взглядам близким к толстовцам. В самом конце 1893 года он побывал у толстовцев хутора Хилково, принадлежавшего кн. Д. А. Хилкову. Оттуда тправился в Москву к Толстому и посетил его в один из дней между 4 и 8 января 1894 года. Встреча произвела на Бунина, как он писал, «потрясающее впечатление». Толстой и отговорил его от того, чтобы «опрощаться до конца».
     Весной и летом 1894 Бунин путешествовал по Украине. «Я в те годы, вспоминал он, — был влюблен в Малороссию в ее села и степи, жадно искал сближения с ее народом, жадно слушал песни, душу его «.
     1895 год — переломный в жизни Бунина: после «бегства» Пащенко, оставившей Бунина и вышедшей за его друга Арсения Бибикова, в январе он оставил службу в Полтаве и уехал в Петербург, а затем в Москву. Теперь он входил в литературную среду. Большой успех на литературном вечере, состоявшемся 21 ноября в зале Кредитного общества в Петербурге, ободрил его. Там он выступил с чтением рассказа «На край света».
     Впечатления его от все новых и новых встреч с писателями были разнообразны и резки. Д. В Григорович и А. М. Жемчужников, один из создателей «Козьмы Пруткова», продолжавшие классический XIX век ; народники Н. К. Михайловский и Н. Н. Златовратский ; символисты и декаденты К. Д. Бальмонт и Ф. К. Соллгуб. В декабре в Москве Бунин познакомился с вождем символистов В. Я. Брюсовым, 12 декабря в «Большой
    Московской» гостинице — с Чеховым. Очень интересовался талантом Бунина В. Г. Короленко — с ним Бунин познакомился 7 декабря 1896 года в Петербурге на юбилее К. М. Станюковича ; летом 1897-го — с Куприным в Люстдорфе, под Одессой.
     В июне 1898 года Бунин уехал в Одессу. Здесь он сблизился с членами «Товарищества южно-русских художников», собиравшихся на «Четверги», подружился с художниками Е. И. Буковецким, В. П. Куровским (о неи у
    Бунина стихи «Памяти друга») и П. А. Нилусом (от него Бунин кое-что взял для рассказов «Галя Ганская» и «Сны Чанга») .
     В Одессе Бунин женился на Анне Николаевне Цакни (1879-1963) 23 сентября 1898 года. Семейная жизнь не ладилась, Бунин и Анна Николаевна в начале марта 1900 года разошлись. Их сын Коля умер 16 января 1905 года. В начале апреля 1899 года Бунин побывал в Ялте, встретился с Чеховым, познакомился с Горьким. В свои приезды в Москву Бунин бывал на «Средах» Н. Д. Телешова, объединявших видных писателей- реалистов, охотно читал свои еще не опубликованные произведения ; атмосфера в этом кружке царила дружественная, на откровенную, порой уничтожающую критику некто не обижался.
     12 апреля 1900 года Бунин приехал в Ялту, где Художественный театр ставил для Чехова его «Чайку», «Дядю Ваню» и другие спектакли. Бунин познакомился со Станиславским, Книппер, С. В. Рахманиновым, с которым у него навсегда установилась дружба. 1900-е годы были новым рубежом в жизни Бунина. Неоднократные путешествия по странам Европы и на Восток широко раздвинули мир перед его взором, столь
    жадным до новых впечатлений. А в литературе начинавшегося десятилетия с выходом новых книг он завоевал признание как один из лучших писателей своего времени. Выступал он главным образом со стихами.
     11 сентября 1900-го отправился вместе с Куровским в Берлин, Париж, в Швейцирию. В Альпах они поднимались на большую высоту. По возвращении из заграницы Бунин оказался в Ялте, жил в доме Чехова,
    провел с Чеховым, прибывшим из Италии несколько позднее «неделю изумительную». В семье Чехова Бунин стал, по его выражению, «своим человеком» ; c его сестрой Марией Павловной он был в «отношениях почти братских». Чехов был с ним неизменно «нежен, приветлив, заботился как старший». С Чеховым Бунин встречался, начиная с 1899 года, каждый год, в Ялте и в Москве, в течении четырех лет их дружеского общения, вплоть до отъезда Антона Павловича за границу в 1904 году, где он скончался. Чехов предсказал, что из Бунина выйдет «большой писатель» ; он писал в рассказе «Сосны» как об «очень новом, очень свежем и очень хорошем». » Великолепны «, по его мнению, «Сны» и «Золотое Дно» — «есть места просто на удивление».
     В начале 1901 года вышел сборник стихов «Листопад», вызвавший многочисленные отзывы критики. Куприн писал о «редкой художественной тонкости» в передаче настроения. Блок за «Листопад» и другие стихи
    признавал за Буниным право на «одно из главных мест» среди современной русской поэзии. «Листопад» и перевод «Песни о Гайавате» Лонгфелло были отмечены Пушкинской премией Российской Академии наук, присужденной Бунину 19 октября 1903 года. С 1902 года начало ваходить отдельными нумерованными томами собрание сочинений Бунина в издательстве Горького «Знание». И опять путешествия — в Константинополь, во Францию и Италию, по Кавказу, и так всю жизнь его влекли различные города и страны.
     4 ноября 1906 года Бунин познакомился в Москве, в доме Б. К. Зайцева, с Верой Николаевной Муромцевой, дочерью члена Московской городской управы и племянницей председателя Первой Государственной Думы С. А. Муромцева. 10 апреля 1907 года Бунин и Вера Николаевна отправились из Москвы в страны Востока — Египет, Сирию, Палестину. 12 мая, совершив свое «первое дальнее странствие», в Одессе сошли на берег. С этого путешествия началась их совместная жизнь. Об этом странствии — цикл рассказов «Тень птицы» (1907-1911) .
    Они сочетают в себе дневниковые записи описания городов, древних развалин, памятников искусства, пирамид, гробниц — и легенды древних народов, экскурсы в историю их культуры и гибели царств. Об изображении Востока у Бунина Ю. И. Айхенвальд писал: «Его пленяет Восток, «светоносные страны», про которые он с необычной красотою лирического слова вспоминает теперь… Для Востока, библейского и современного, умеет Бунин находить соответствующий стиль, торжественный и порою как бы залитый знойными волнами солнца, украшенный драгоценными инкрустациями и арабесками образности ; и когда речь идет при этом о седой старине, теряющейся в далях религии и мифологии, то испытываешь такое впечатление, словно движется перед нами какая-то величавая колесница человечества «.
     Проза и стихи Бунина обретали теперь новые краски. Прекрасный колорист, он, по словам П. А. Нилуса, » принципы живописи» решительно прививал литературе. Предшествовавшая проза, как отмечал сам Бунин, была такова, что «заставила некоторых критиков трактовать» его, например, «как меланхолического лирика или певца дворянских усадеб, певца идиллий», а обнаружилась его литературная деятельность «более ярко и разнообразно лишь с 1908,1909 годов». Эти новые черты придавали прозе Бунина рассказы «Тень птицы». Академия наук присудила Бунину в 1909 году вторую Пушкинскую премию за стихи и переводы Байрона ; третью — тоже за стихи. В этом же году Бунин был избран почетным академиком.
     Повесть «Деревня», напечатанная в 1910 году, вызвала большие споры и явилась началом огромной популярности Бунина. За «Деревней», первой крупной вещью, последовали другие повести и рассказы, как писал
    Бунин, «резко рисовавшие русскую душу, ее светлые и темные, часто трагические основы», и его «беспощадные» произведения вызвали «страстные враждебные отклики». В эти годы я чувствовал, как с каждым днем все более крепнут мои литературные силы». Горький писал Бунину, что «так глубоко, так исторически деревню никто не брал». Бунин широко захватил жизнь русского народа, касается проблем исторических, национальных и того, что было злобой дня, -войны и революции, — изображает, по его мнению, «во след Радищеву», современную ему деревню без всяких прикрас. После бунинской повести, с ее «беспощадной правдой», основанной на глубоком знании «мужицкого царства», изображать крестьян в тоне народнической идеализации стало невозможным. Взгляд на русскую деревню выработался у Бунина отчасти под влиянием путешествий, «после резкой заграничной оплеухи». Деревня изображена не неподвижной, в нее проникают новые веяния, появляются новые люди, и сам Тихон Ильич задумывается над своим существованием
    лавочника и кабатчика. Повесть «Деревня», (которую Бунин называл так же романом) , как и его творчество в целом, утверждала реалистические традиции русской классической литературы в век, когда они подвергались нападкам и отрицались модернистами и декадентами. В ней захватывает богатство наблюдений и красок, сила и красота языка, гармоничность ресунка, искренность тона и правдивость. Но «Деревня» не традиционна.
     В ней появились люди в большинстве новые в русской литературе: братья Красовы, жена Тихона, Родька, Молодая, Николка Серый и его сын Дениска, девки и бабы на свадьбе у Молодой и Дениски. Это отметил и сам Бунин.
     В середине декабря 1910 года Бунин и Вера Николаевна отправились в Египет и далее в тропики — на Цейлон, где пробыли с полмесяца. Возвратились в Одессу в середине апреля 1911 года. Дневник их плавания — «Воды многие». Об этом путешествии — также рассказы «Братья», «Город Царя Царей». То, что чувствовал англичанин в «Братьях», -автобиографично. По признанию Бунина, путешествия в его жизни играли огромную роль» ; относительно странствий унего даже сложилась, как он сказал, «некоторая философия». Дневник 1911 года «Воды многие», опубликованный почти без изменений в 1925-1926 годы, -высокий образец новой и для Бунина, и для русской литературы лирической прозы.
     Он писал, что «это нечто вроде Мопассана». Близки этой прозе непосредственно предшествующие дневнику рассказы — «Тень птицы» — поэмы в прозе, как определил их жанр сам автор. От их дневника — переход к «Суходолу «, в котором синтезировался опыт автора «Деревни» в создании бытовой прозы и прозы лирической. «Суходол» и рассказы, вскоре затем написанные, обозначили новый творческий взлет Бунина после «Деревни» — в смысле большой психологической глубины и сложности образов, а так же новизны жанра. В «Суходоле» на переднем плане не историческая Россия с ее жизненным укладом, как в «Деревне», но » душа русского человека в глубоком смысле слова, изображение черт психики славянина «, — говорил Бунин.
     Бунин шел своим собственным путем, не примыкал ни к каким модным литературным течениям или группировкам, по его выражению, «не выкидывал никаких знамен» и не провозглашал никаких лозунгов. Критика
    отмечала мощный язык Бунин, его искусство поднимать в мир поэзии «будничные явления жизни». «Низких» тем, недостойных внимания поэта, для него не было. В его стихах — огромное чувство истории. Рецензент журнала «Вестник Европы» писал: «Его исторический слог беспримерен в нашей поэзии… Прозаизм, точность, красота языка доведены до предела. Едва ли найдется еще поэт, у которого слог был бы так неукрашен, будничен, как здесь ; на протяжении десятков страниц вы не найдете ни одного эпитета, ни одного сравнения, ни одной метафоры… такое опрощение поэтического языка без ущерба для поэзии — под силу только истинному таланту… В отношении живописной точности г. Бунин не имеет соперников среди русских поэтов «. Книга «Чаша жизни» (1915) затрагивает глубокие проблемы человеческого бытия. Французский писатель, поэт и литературный критик Рене Гиль писал Бунину в 1921 году об изданной по-французски «Чаше жизни»: » Как все сложно психологически! А вместе с тем, в этом и есть ваш гений, все рождается из простоты и из самого точного наблюдения действительности: создается атмосфера, где дышишь чем-то странным и тревожным, исходящим из самого акта жизни! Этого рода внушение, внушение того тайного, что окружает действие мы знаем и у Достоевского ; но у него оно исходит из ненормальности неуравновешенности действующих лиц, из-за его нервной страстности, которая витает, как некоторая возбуждающая аура, вокруг некоторых случаев сумасшествия. У вас наоборот: все есть излучение жизни, полной сил, и тревожит именно своими силами, силами первобытными, где под видимым единством таится сложность, нечто неизбывное, нарушающее привычную на ясную норму.
     Свой этический идеал Бунин выработал под влиянием Сократа, воззрения которого изложены в сочинениях его учеников Ксенофонта и Платона. Он не однажды читал полуфилософское, полупоэтическое произведение «божественного Платона» (Пушкин) в форме диалога — «Фидон». Прочитав диалоги, он писал в дневнике 21 августа 1917 года: «Как много сказал Сократ, что в индийской, в иудейской философии! » «Последние минуты Сократа, — отмечает он в дневнике на следующий день на следующий день, как всегда, очень волновали меня». Бунина увлекало его учение о ценности человеческой личности. И он видел в каждом из людей в некоторой мере «сосредоточенность… высоких сил», к познанию которых, писал Бунин в рассказе «Возвращаясь в Рим», призывал Сократ. В своей увлеченности Сократом он следил за Толстым, который, как сказал В. Иванов, пошел по путям Сократа на поиски за нормою добра «. Толстой был близок Бунину и тем, что для него добро и красота, этика и эстетика нерасторжимы. «Красота как венец добра»,
    — писал Толстой. Бунин утверждал в своем творчестве вечные ценности — добро и красоту. Это давало ему ощущение связи, слитности с прошлым, исторической преемственности бытия. «Братья», «Господи из Сан-
    Франциско», «Петлистые уши», основанные на реальных фактах современной жизни, не только обличительны, но глубоко философичны. «Братья» — особенно наглядный пример. Это рассказ на вечные темы любви, жизни и смерти, а не только о зависимом существовании колониальных народов. Воплощение замысла этого рассказа равно основано на впечатлениях от путешествия на Цейлон и на мифе о Маре — сказание о боге жизни-смерти. Мара — злой демон буддистов — в то же время — олицетворение бытия. Многое Бунин брал для прозы и стихов из русского и мирового фольклора, его внимание привлекали буддистские и мусульманские легенды, сирийские предания, халдейские, египетские мифы и мифы идолопоклонников Древнего Востока, легенды арабов.
     Чувство родины, языка, истории у него было огромно. Бунин говорил: все эти возвышенные слова, дивной красоты песни, «соборы-все это нужно, все это создавалось веками… «. Одним из источников его творчества была народная речь. Поэт и литературный критик Г. В. Адамович, хорошо знавший Бунина, близко с ним общавшийся в Франции, писал автору этой статьи 19 декабря 1969 года: Бунин, конечно, «знал, любил, ценил народное творчество, но был исключительно чуток к подделкам под нее и к показному style russe. Жестокая и правильная — его рецензия на стихи Городецкого — пример этого. Даже «Куликово поле» Блока — вещь, по-моему, замечательная, его раздражала именно из-за его «слишком русского» наряда… Он сказал — «это Васнецов», то есть маскарад и опера. Но к тому, что не «маскарад», он относился иначе: помню, например, что-то о «Слове о полку Игореве». Смысл его слов был приблизительно тот же, что и в словах Пушкина: всем поэтам, собравшимся вместе, не сочинить такого чуда! Но переводы «Слова о полку Игореве» его возмущали, в ч стности, перевод Бальмонта. Из-за подделки под преувеличенно русский стиль или размер он презирал Шмелева, хотя признавал его дарование. У Бунина вообще был редкий слух к фальши, к «педали»: чуть только он слышал фальшь, впадал в ярость. Из-за этого он так любил Толстого и как когда-то, помню, сказал: «Толстой, у которого нигде нет ни одного преувеличенного слова… » В мае 1917 года Бунин приехал в деревню Глотово, в именье Васильевское, Орловской губернии, жил здесь все лето и осень. 23 октября уехали с женой в Москву, 26 октября прибыли в Москву, жили на Поварской (ныне — ул. Воровского) , в доме Баскакова № 26, кв. 2, у родителей Веры Николаевны, Муромцевых. Время было тревожное, шли сражения, «мимо их окон, писал Грузинский А. Е. 7 ноября А. Б. Дерману, — вдоль Поварской гремело орудие «. В Москве Бунин прожил зиму 1917-1918 годов. В вестибюле дома, где была квартира Мурмцевых, установили дежурство ; двери были заперты, ворота заложены бревнами.
     Дежурил и Бунин.
     Бунин включился в литературную жизнь, которая, несмотря ни на что, при всей стремительности событий общественных, политических и военных, при разрухе и голоде, все же не прекращалась. Он бывал в
    «Книгоиздательстве писателей», участвовал в его работе, в литературном кружке «Среда» и в Художественном кружке. 21 мая 1918 года Бунин и Вера Николаевна уехали из Москвы — через Оршу и Минск в Киев, потом — в Одессу ; 26 января ст. ст. 1920 года отплыли на Константинополь, потом через Софию и Белград прибыли в Париж 28 марта 1920 года. Начались долгие годы эмиграции — в Париже и на юге Франции, в Грассе, вблизи Канн.
     Бунин говорил Вере Николаевне, что «он не может жить в новом мире, что он принадлежит к старому миру, к миру Гончарова, Толстого, Москвы, Петербурга ; что поэзия только там, а в новом мире он не улавливает ее». Бунин как художник все время рос. «Митина любовь» (1924) , «Солнечный удар» (1925) , «Дело корнета Елагина» (1925) , а затем «Жизнь Арсеньева» (1927-1929,1933) и многие другие произведения знаменовали новые достижения в русской прозе. Бунин сам говорил о «пронзительной лиричности» «Митиной любви». Это больше всего захватывает в его повестях и рассказах последних трех десятилетий. В них также можно сказать словами их автора — некая «модность», стихотворность.
     В прозе этих лет волнующе передано чувственное восприятие жизни. Современники отмечали большой философский смысл таких произведений, как «Митина любовь» или «Жизнь Арсеньева». В них Бунин прорвался » к глубокому метафизическому ощущению трагической природы человека».
     К. Г. Паустовский писал, что «Жизнь Арсеньева»- » одно из замечательнийших явлений мировой литературы». В 1927-1930 года Бунин написал краткие рассказы («Слон», «Небо над стеной» и многие другие) — в страницу, полстраницы, а иногда в несколько строк, они вошли в книгу «Божье дерево». То, что Бунин писал в этом жанре, было результатом смелых поисков новых форм предельно лаконичного письма, начало которым положил не Тургенев, как утверждали некоторые его современники, а Толстой и Чехов. Профессор Софийского Университета П. Бицилли писал: «Мне кажется, что сборник «Божье дерево» самое
    совершенное из всех творений Бунина и самое показательное. Ни в каком другом нет такого красноречивого лаконизма, такой четкости и тонкости письма, такой творческой свободы, такого поистине
    царственного господства на материей. Никакое другое не содержит поэтому столько данных для изучения его метода, для понимания того, что лежит в его основе и на чем он, в сущности, исчерпывается. Это- то самое, казалось бы, простое, но и самое редкое и ценное качество, которое роднит Бунин с наиболее правдивыми русскими писателями, с Пушкиным, Толстым, Чеховым: честность, ненависть ко всякой фальши… «.
     В 1933 году Бунину была присуждена Нобелевская премия, как он считал, прежде всего за «Жизнь Арсеньева». Когда Бунин приехал в Стокгольм получать Нобелевскую премию, в Швеции его уже узнавали в лицо. Фотографии Бунина можно было увидеть в каждой газете, в витринах магазинов, на экране кинематографа. На улице шведы, завидя русского писателя, оглядывались. Бунин надвигал на глаза барашковую шапку и ворчал: — Что такое? Совершенный успех тенора. Замечательный русский писатель Борис Зайцев рассказывал о нобелевских днях Бунина: «… Видите ли, что же — мы были какие-то последние люди там, эмигранты, и вдруг писателю-эмигранту присудили международную премию! Русскому писателю!.. И присудили на за какие-то там политические писания, а все-таки за художественное… Я в то время писал в газете «Возрождение»… Так мне экстренно поручили написать передовицу о получении Нобелевской премии. Это было очень поздно, я помню, что было десять вечера, когда мне это сообщили. Первый раз в жизни я поехал в типографию и ночью писал… Я помню, что я вышел в таком возбужденном состоянии (из типографии) , вышел на рlace d’Italie и там, понимаете, обошел все бистро и в каждом бистро выпивал по рюмке коньяку за здоровье Ивана Бунина!.. Приехал домой в таком веселом настроении духа… часа в три ночи, в четыре, может быть… » В 1936 году Бунин отправился в путешествие в Германию и другие страны, а также для свидания с издателями и переводчиками. В германском городе Линдау впервые он столкнулся с фашистскими порядками ; его арестовали, подвергли бесцеремонному и унизительному обыску.
     В октябре 1939 года Бунин поселился в Грассе на вилле «Жаннет», прожил здесь всю войну. Здесь он написал книгу «Темные аллеи» рассказы о любви, как он сам сказал, » о ее «темных» и чаще всего очень мрачных и жестоких аллеях. «. Эта книга, по словам Бунина, «говорит о трагичном и о многом нежном и прекрасном, — думаю, что это самое лучшее и самое оригинальное, что я написал в жизни».
     При немцах Бунин ничего не печатал, хотя жил в большом безденежье и голоде. К завоевателям относился с ненавистью, радовался победам советских и союзных войск. В 1945 году он навсегда распрощался с Грассом и первого мая возвратился в Париж. Последние годы он много болел. Все же написал книгу воспоминаний и работал на книгой «О Чехове», которую он закончить на успел. Всего в эмиграции Бунин написал десять новых книг.
     В письмах и дневниках Бунин говорит о своем желании возвратиться в Москву. Но в старости и в болезнях решиться на такой шаг было не просто. Главное же — не было уверенности, сбудутся ли надежды на спокойную жизнь и на издание книг. Бунин колебался. «Дело» о Ахматовой и Зощенко, шум в прессе вокруг этих имен окончательно определили его решение. Он написал М. А. Алданову 15 сентября 1947 года: «Нынче письмо от Телешова — писал вечером 7 сентября… «Как жаль, что ты не испытывал тот срок, когда набрана была твоя большая книга, когда тебя так ждали здесь, когда ты мог бы быть и сыт по горло, и богат и в таком большом почете! » Прочитав это, я целый час рвал на себе волосы. А потом сразу успокоился, вспомнив, что могло бы быть мне вместо сытости, богатства и почета от Жданова и Фадеева… » Бунина читают сейчас на всех европейских языках и на некоторых восточных. У нас он издается миллионными тиражами. В его 80-летие, а 1950 году, Франсуа Мориак писал ему о своем восхищении его творчеством, о симпатии, которую внушала его личность и столь жестокая судьба его. Андре Жид в письме, напечатанном в газете «Фигаро» говорит, что на пороге от 80-летия он обращается к Бунину и приветствует его «от имени Франции», называет его великим художником и пишет: «Я не знаю писателей… у которых ощущения были бы более точны и в то же время неожиданны. «. Восхищались творчеством Бунина Р. Роллан, называвший его «гениальным художником», Анри де Ренье, Т. Манн, Р. -М. Рильке, Джером Джером, Ярослав Ивашкевич. Отзывы немецкой, французской, английской и т.д. прессы с начала 1920-х годов и в дальнейшем были в большинстве своем восторженные, утвердившие за ним мировое признание. Еще в 1922 году английский журнал «The Nation and Athenaeum» писал о книгах «Господин из Сан-Франциско» и «Деревня» как о чрезвычайно значительных ; в этой рецензии все пересыпано большими похвалами: «Новая планета на нашем небе!!. «, «Апокалипсическая сила… «. В конце: » Бунин завоевал себе место во всемирной литературе «. Прозу Бунина приравняли к произведениям Толстого и Достоевского, говоря при этом, что он «обновил» русское искусство » и по форме, и по содержанию «. В реализм прошлого века он привнес новые черты и
    новые краски, что сближало его с импрессионистами.
     Иван Алексеевич Бунин скончался в ночь на 8 ноября 1953 года на руках своей жены в страшной нищете. В своих воспоминаниях Бунин писал: » Слишком поздно родился я. Родись я раньше, не таковы были бы мои писательские воспоминания. Не пришлось бы мне пережить… 1905 год, потом первую мировую войну, вслед за ней 17-й год и его продолжение, Ленина, Сталина, Гитлера… Как не позавидовать нашему праотцу Ною! Всего один потоп выпал на долю ему… » Похоронен Бунин на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, в склепе, в цинковом гробу.
     Ты мысль, ты сон. Сквозь дымную метель
     Бегут кресты — раскинутые руки.
     Я слушаю задумчивую ель
     Певучий звон… Все — только мысль и звуки!
     То, что лежит в могиле, разве ты?
     Разлуками, печалью был отмечен
     Твой трудный путь. Теперь из нет. Кресты
     Хранят лишь прах. Теперь ты мысль. Ты вечен.

Поэзия Бунина для начинающих • Arzamas

* * *

…И снилося мне, что осенней порой
В холодную ночь я вернулся домой.
По темной дороге прошел я один
К знакомой усадьбе, к родному селу…
Трещали обмерзшие сучья лозин
От бурного ветра на старом валу…
Деревня спала… И со страхом, как вор,
Вошел я в пустынный, покинутый двор.

И сжалося сердце от боли во мне,
Когда я кругом поглядел при огне!
Навис потолок, обвалились углы,
Повсюду скрипят под ногами полы
И пахнет печами… Заброшен, забыт,
Навеки забыт он, родимый наш дом!
Зачем же я здесь? Что осталося в нем,
И если осталось — о чем говорит?

И снилося мне, что всю ночь я ходил
По саду, где ветер кружился и выл,
Искал я отцом посаженную ель,
Тех комнат искал, где сбиралась семья,
Где мама качала мою колыбель
И с нежною грустью ласкала меня, —
С безумной тоскою кого-то я звал,
И сад обнаженный гудел и стонал…

<1893>

Портрет

Погост, часовенка над склепом,
Венки, лампадки, образа
И в раме, перевитой крепом, —
Большие ясные глаза.

Сквозь пыль на стеклах, жарким светом
Внутри часовенка горит.
«Зачем я в склепе, в полдень, летом?» —
Незримый кто-то говорит.

Кокетливо-проста прическа,
И пелеринка на плечах…
А тут повсюду — капли воска
И банты крепа на свечах,

Венки, лампадки, пахнет тленьем…
И только этот милый взор
Глядит с веселым изумленьем
На этот погребальный вздор.

<1903>

Одиночество

И ветер, и дождик, и мгла
Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
До весны опустели сады.
Я на даче один. Мне темно
За мольбертом, и дует в окно.

Вчера ты была у меня,
Но тебе уж тоскливо со мной.
Под вечер ненастного дня
Ты мне стала казаться женой…
Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
Проживу и один — без жены…

Сегодня идут без конца
Те же тучи — гряда за грядой.
Твой след под дождем у крыльца
Расплылся, налился водой.
И мне больно глядеть одному
В предвечернюю серую тьму.

Мне крикнуть хотелось вослед:
«Воротись, я сроднился с тобой!»
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила — и стал ей чужой.
Что ж! Камин затоплю, буду пить…
Хорошо бы собаку купить.

<1903>

* * *

Кошка в крапиве за домом жила.
Дом обветшалый молчал, как могила.
Кошка в него по ночам приходила
И замирала напротив стола.

Стол обращен к образам — позабыли,
Стол как стоял, так остался. В углу
Каплями воск затвердел на полу —
Это горевшие свечи оплыли.

Помнишь? Лежит старичок-холостяк:
Кротко закрыты ресницы — и кротко
В черненький галстук воткнулась бородка.
Свечи пылают, дрожит нависающий мрак…

Темен теперь этот дом по ночам.
Кошка приходит и светит глазами.
Угол мерцает во тьме образами.
Ветер шумит по печам.

1907

Закон

Во имя Бога, вечно всеблагого!
Он, давший для писания тростник,
Сказал: блюди написанное слово
И делай то, что обещал язык.

Приняв закон, прими его вериги.
Иль оттолкни — иль всей душою чти:
Не будь ослом, который носит книги
Лишь потому, что их велят нести.

<1906–1907>

Вечер

О счастье мы всегда лишь вспоминаем.
А счастье всюду. Может быть, оно 
Вот этот сад осенний за сараем
И чистый воздух, льющийся в окно.

В бездонном небе легким белым краем
Встает, сияет облако. Давно 
Слежу за ним… Мы мало видим, знаем, 
А счастье только знающим дано.

Окно открыто. Пискнула и села
На подоконник птичка. И от книг
Усталый взгляд я отвожу на миг.

День вечереет, небо опустело. 
Гул молотилки слышен на гумне…
Я вижу, слышу, счастлив. Все во мне.

1909

Поэту

В глубоких колодцах вода холодна,
И чем холоднее, тем чище она.
Пастух нерадивый напьется из лужи
И в луже напоит отару свою,
Но добрый опустит в колодец бадью,
Веревку к веревке привяжет потуже.

Бесценный алмаз, оброненный в ночи,
Раб ищет при свете грошовой свечи,
Но зорко он смотрит по пыльным дорогам,
Он ковшиком держит сухую ладонь,
От ветра и тьмы ограждая огонь —
И знай: он с алмазом вернется к чертогам.

1915

В горах

Поэзия темна, в словах невыразима:
Как взволновал меня вот этот дикий скат,
Пустой кремнистый дол, загон овечьих стад,
Пастушеский костер и горький запах дыма!

Тревогой странною и радостью томимо,
Мне сердце говорит: «Вернись, вернись назад!»
Дым на меня пахнул, как сладкий аромат,
И с завистью, с тоской я проезжаю мимо.

Поэзия не в том, совсем не в том, что свет
Поэзией зовет. Она в моем наследстве.
Чем я богаче им, тем больше я поэт.

Я говорю себе, почуяв темный след
Того, что пращур мой воспринял в древнем детстве:
— Нет в мире разных душ и времени в нем нет!

1916

* * *

Настанет день — исчезну я,
А в этой комнате пустой
Всё то же будет: стол, скамья
Да образ, древний и простой.

И так же будет залетать
Цветная бабочка в шелку —
Порхать, шуршать и трепетать
По голубому потолку.

И так же будет неба дно
Смотреть в открытое окно,
И море ровной синевой
Манить в простор пустынный свой.

1916

* * *

И цветы, и шмели, и трава, и колосья, 
И лазурь, и полуденный зной… 
Срок настанет — Господь сына блудного спросит: 
«Был ли счастлив ты в жизни земной?» 

И забуду я все — вспомню только вот эти 
Полевые пути меж колосьев и трав — 
И от сладостных слез не успею ответить, 
К милосердным коленам припав.

1918

«Прекрасна ты, душа людская…». К 150-летию со дня рождения Ивана Бунина

13 октября 2020 года в Румянцевском зале отдела рукописей Российской государственной библиотеки открылась выставка, посвящённая 150-летию со дня рождения русского писателя, поэта и переводчика, лауреата Нобелевской премии по литературе Ивана Алексеевича Бунина.


«Прочёл, дорогая моя, „В дороге“, но ведь это не рассказ, а просто крохотный набросок. Он очень мил, но судить по нём ни о чём нельзя. Желаю Вам всего доброго — и, если хотите чего-нибудь достичь, долгой и упорной работы».
И. А. Бунин. Письмо к Вере Владимировне Шмидт, 1937.
Фото: Мария Говтвань, РГБ

В экспозиции представлены материалы как из личного архивного фонда писателя, хранящегося в отделе рукописей Российской государственной библиотеки, так и из многих других фондов. Самая ценная часть архива Ивана Алексеевича Бунина — это автографы его произведений: «Господина из Сан-Франциско», «Грамматики любви», «Иудеи», «Суходола» и других.


Бунин, Иван Алексеевич. Рассказ «Грамматика любви». 17 февраля 1915 года. Черновой автограф.
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Нельзя не отметить и уникальную рукопись, пополнившую коллекцию библиотеки, — это машинописный вариант знаменитого сборника рассказов Бунина «Тёмные аллеи» с авторской правкой. На полях рукописи Иван Алексеевич оставил многочисленные комментарии, свидетельствовавшие об очень внимательном отношении писателя к слову.


Бунин, Иван Алексеевич. Цикл рассказов «Тёмные аллеи». 1936—1941. Машинопись с авторской правкой и нумерацией.
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Как писала Софья Прегель, огромное значение «для него имело малейшее отступление от „бунинской линии“: «Всюду сохранить МОИ знаки препинания! Не ставить запятых там, где у меня нет!» или «Набирать книгу только по этим текстам!.. Умоляю о самой тщательной корректуре».

Большой интерес для посетителей представляет первое издание собрания сочинений Бунина, выпущенное в Берлине в 1934—1935 годах, тома из которого также показаны на выставке.


Бунин, Иван Алексеевич. Собрание сочинений. Том I. Берлин: издательство «Петрополис», 1934. С авторской правкой.
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Небольшой раздел выставки посвящён представителям дворянского рода Буниных. Бунин писал в автобиографии: «Я происхожу из старого дворянского рода, давшего России немало видных деятелей, как на поприще государственном, так и в области искусства, где особенно известны два поэта начала прошлого века: Анна Бунина и Василий Жуковский…».


Жуковский, Василий Андреевич. Фотография с портрета. XIX век. В рамке из папье-маше, под стеклом.
Фото: Мария Говтвань, РГБ

В витринах можно увидеть герб рода Буниных, сборник стихотворений Анны Петровны Буниной и её письмо Михаилу Петровичу Погодину, письмо Екатерины Афанасьевны Протасовой (урождённой Буниной) к Василию Андреевичу Жуковскому. Несомненный интерес представляют материалы старшего брата писателя Юлия Алексеевича Бунина, русского литератора и общественного деятеля.


Чехов, Антон Павлович. Письмо к Ивану Алексеевичу Бунину. 17 августа 1901 года.
Фото: Мария Говтвань, РГБ

В экспозиции представлены также письма к Ивану Алексеевичу Бунину известных деятелей литературы и искусства: Антона Павловича Чехова, Сергея Васильевича Рахманинова и других, а также письма самого писателя к разным лицам, в том числе к Зинаиде Николаевне Гиппиус, к Борису Константиновичу Зайцеву, к Якову Борисовичу и Любови Александровне Полонским, к Маргарите Августовне Степун.


Адамович, Георгий Викторович. Статья «Бунин». [1954]. Черновой автограф.
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Большой интерес для всех посетителей выставки, увлекающихся историей русской литературы, представляют статьи Георгия Викторовича Адамовича об Иване Алексеевиче Бунине.


Билеты на творческие вечера Ивана Алексеевича Бунина.
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Отдельный раздел посвящён жизни Ивана Алексеевича в эмиграции и мероприятиям памяти писателя во французском городе Грассе, где он прожил несколько лет и узнал о присуждении ему Нобелевской премии.


План квартиры в Париже, в которой Бунины поселились в 1922 году, с указанием расстановки мебели и личных вещей. 1960-е. Рукою Л. Ф. Зурова, карандашом и чернилами.
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Подлинные протоколы заседаний Общества любителей российской словесности, председателем которого Бунин был до 1917 года, приветствие от Московского литературно-художественного кружка к 25-летию его литературной деятельности и заметка Валерия Яковлевича Брюсова об этом событии, фотографии, письма — все эти материалы из фондов отдела рукописей можно увидеть на выставке, раскрывающей многообразие деятельности писателя в различных сферах литературы, науки и культуры.


Протокол заседаний Общества любителей российской словесности. 1912.
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Любопытнейшим экспонатом выставки является том I из собрания сочинений Александра Сергеевича Пушкина (Берлин, 1921) с пометами Ивана Алексеевича Бунина в тексте и на полях. Лауреат Пушкинской премии позволяет себе достаточно резкие, порой уничижительные оценки творчества великого русского поэта: «плохо», «детская ерунда», «это уже гораздо лучше».


Бунин, Иван Алексеевич. Пометы на полях и в тексте тома I собрания сочинений А. С. Пушкина (Берлин, издательство И. П. Ладыжникова, 1921).
Фото: Мария Говтвань, РГБ

Кураторы выставки — главный архивист сектора комплектования, экспертизы и описания рукописей Марина Николаевна Волкова, главный библиотекарь сектора комплектования, экспертизы и описания рукописей Елена Игоревна Соколова и заведующая сектором Ольга Николаевна Радеева.

Контактные телефоны: 8(499)557-04-70 доб. 26-96
E-mail: [email protected]


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Урок 19. край ты мой, родимый край…» (обзор) стихотворения русских поэтов xix века о родной природе. (в. жуковский. «приход весны»; и. бунин. «родина») — Литература — 7 класс


Урок 19. Край ты мой, родимый край…» (обзор). Стихотворения русских поэтов XIX века о родной природе. (В. Жуковский. «Приход весны»; И. Бунин. «Родина»)
1. Тема природы в искусстве и живописи
2. В. Жуковский. «Приход весны»
3. И. Бунин. «Родина»
4. А. Фет. «Вечер», «Это утро…»
Основное содержание урока
Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик —
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык…
Ф.И.Тютчев
Природа – это неисчерпаемый благодатный источник поэзии, живописи, музыки, вообще искусства. Пейзаж часто созвучен чувствам, настроениям человека. Родная природа привычна для нас, но не каждый способен разглядеть её красоту. Люди искусства могут увидеть в привычном прекрасное, новое, необычное.
Художники – пейзажисты подарили миру замечательные полотна.
Пейза?ж (фр. Paysage, от pays — страна, местность) — жанр изобразительного искусства (а также отдельные произведения этого жанра), в котором основным предметом изображения является первозданная, либо в той или иной степени преображённая человеком природа.
Известный русский композитор П. И. Чайковский написал прекрасную музыку «Времена года», в которой можно расслышать и звон бубенчиков тройки, бегущей по морозной дороге, и осеннюю грусть, пережить пробуждение природы весной, надежды, веры в будущее и жаркий летний день.
Сходную цель имеет и пейзажная лирика. Поэт наблюдает за явлениями природы, передаёт своё мироощущение, настроение,., состояние души.
Пейзажная лирика — это описание того, что человек видит вокруг себя.
Родоначальником в русской литературе пейзажной лирике был В. А. Жуковский.
«Его стихов пленительная сладость
Пройдет веков завистливую даль,» —
так сказал о В. А. Жуковском А. С. Пушкин, который считал себя его учеником, высоко ценил мастерство поэта и любил его как человека.
Жуковский любил русскую природу, воспел ее красоту в своих стихах; он отметил неразрывную связь состояния природы с душевными переживаниями человека.
В данном лирическом произведении Бунин использует различные художественные средства, позволяющие сделать изображенную поэтическую картину выразительней. Например, олицетворение «угрюмо меркнет зимний день» передает спокойную негу, разлитую в природе зимним вечером. Туман ассоциируется в восприятии лирического героя с кроткой печалью:
Один туман молочно-синий,
Как чья-то кроткая печаль…
Данное сравнение создает грустное настроение. Поэт одновременно и упоен открывшейся картиной, и грустит об уходящем дне. Стихотворение настраивает читателя не только на скрытое созерцание природы и упоение художественными образами, но и на различные мысли: о смысле жизни, безвозвратно уходящем времени. Таким образом, благодаря небольшому поэтическому произведению И. А. Бунина «Родина» у читателя появляется возможность заглянуть к себе в душу, в свой внутренний мир.
О чём заставило вас задуматься стихотворение?
Бунин заставляет нас всем существом подумать о том, что нельзя любить только сказочные картины. Родину человек любит такой, какой она есть. Мы учимся у поэта видеть и слышать, чувствовать, как это умел он. Учимся ценить Слово.
Афанасий Афанасьевич Фет — проникновенный лирик и блистательный мастер стихотворной формы, знаток античной культуры, переводчик поэзии древнего Рима.
У каждого поэта есть стихотворение, которое можно назвать его визитной карточкой. Таким стихотворением у Фета является «Это утро, радость эта»
Это утро, радость эта,
Это мощь и дня и света,
Этот синий свод,
Этот крик и вереницы,
Эти стаи, эти птицы,
Этот говор вод,
Эти ивы и березы,
Эти капли — эти слезы,
Этот пух — не лист,
Эти горы, эти долы,
Эти мошки, эти пчелы,
Этот зык и свист,
Эти зори без затменья,
Этот вздох ночной селенья,
Эта ночь без сна,
Эта мгла и жар постели,
Эта дробь и эти трели,
Это всё — весна.
1881 г.
Анализируя текст, мы видим, что оно небольшое по объему:
-произведение состоит из 3 строф;
— в каждой строфе – 6 строк;
— всего 18 поэтических строк.
Что необычного для вас в этом стихотворении?
1.В этом поэтическом шедевре одни имена существительные, совсем нет глаголов и постоянно повторяется слово «Это». Имена существительные — 36 слов
Имена прилагательные — 2 слова
Местоимение «это» — 24 слова
Служебные части речи: союз «и» — 6 раз повторяется, предлог «без» — 2 раза.
О чем это говорит? Все имена существительные обозначают предметы, каждое из слов характеризует весну, дополняя и раскрывая весенний пейзаж, рисуя образную картину пробуждения природы, передает весеннюю суматоху.
2.произведение состоит из одного предложения. Этот приём «одного предложения» смог как нельзя лучше передать движение жизни,»воскрешение» природы весной
Назывные предложения делают стихотворение мелодичными, конкретно указывают на предметы, явления, которые волнуют поэта. С их помощью писатели, поэты лаконично и точно рисуют время и место действия, обстановку, пейзаж.
Еще одно стихотворение Фета, относящееся к пейзажной лирике: в нем изображается неброская красота русской природы. Поэт замечает ее неуловимые переходные состояния: как художник — пейзажист он рисует словесно, находя все новые оттенки и звуки.
ВЕЧЕР.
Прозвучало над ясной рекою,
Прозвенело в померкшем лугу,
Прокатилось над рощей немою,
Засветилось на том берегу.
Далеко, в полумраке, луками
Убегает на запад река.
Погорев золотыми каймами,
Разлетелись, как дым, облака.
На пригорке то сыро, то жарко,
Вздохи дня есть в дыханье ночном, —
Но зарница уж теплится ярко
Голубым и зеленым огнем.
(1855 г.)
Смысл названия стихотворения.
Вечер — это особое время суток, когда день становится ночью, время перехода, быстрой смены явлений. Поэт стремится увековечить эти переходящие моменты.
Композиция
состоит из трех строф каждая из которых объединена перекрестной рифмовкой.
Прошло много лет, но мысли его близки и понятны современным читателям, потому что творчество Фета — это увиденное и воплощенное в стихах мгновение.
Меняется политическая обстановка, меняется жизнь общества, но вечными остаются общечеловеческие ценности: любовь, душа, восхищение красотой природы, музыка – все то, что составляет мир поэзии русских поэтов XIX века
Основные понятия:
o Жанр
o Лирика
o Пейзажная лирика
o Мотив
o Тема
Литература (Т-6):
Литература. 7 класс. Учеб. для общеобразоват. организаций. В 2 ч. Ч.2 / В. Я. Коровина, В. П. Журавлев, В. И. Коровин. — 6-е изд., перераб. — М. : Просвещение, 2016.
Аркин И.И. Уроки литературы в 7 классах: Практическая методика: Кн.для учителя. – М.: Просвещение, 2008.
Турьянская Б. И., Комиссарова Е. В., Холодкова Л. А. Литература в 7 классе: Урок за уроком. — М.: ООО «ТИД «Русское слово—РС», 2000. — 256 с.
Разбор типового тренировочного задания
Одиночный выбор
Как называется средство художественной выразительности, основанное на переносе свойств одного предмета или явления на другие (например, «золотые каймы» облаков в стихотворении А. А. Фета «Вечер»?
1) сравнение
2) метафора
3) олицетвореие
4) гипербола
Стратегия выполнения задания:
1. Внимательно прочитайте вопрос, уяснив его содержание.
2. Вспомните, что обозначается терминами сравнение, метафора, олицетворение и гипербола.
3. Просмотрите сначала все варианты ответов, попробуйте объяснить и подтвердить каждую позиции текстом произведения.
4. Затем выберите единственно верный ответ и проверьте себя.
Разбор типового контрольного задания
Одиночный выбор
Эпитет – это
1) ….образное определение предмета, выраженное прилагательным
2) …сопоставление двух предметов посредством сравнительных союзов (изображение одного явления с помощью сопоставления с другим)
3) …переносное значение слова, основанное на сходстве одного предмета (явления) с другим
Стратегия выполнения задания:
1. Внимательно прочитайте вопрос, уяснив его содержание.
2. Просмотрите сначала все варианты ответов, попробуйте объяснить и подтвердить каждую позиции текстом произведения.
3. Затем выберите единственно верный ответ и проверьте себя.

Книжная полка. К юбилею Ивана Бунина

В детстве мы редко задумываемся о том, кем написано книга, затронувшая наши чувства. Вспоминается, как в юные годы меня очаровала «Песнь о Гайавате» своими напевными строчками. Бывало, бежишь в школу, размахивая портфелем, и повторяешь «…из страны Оджибуэв, из страны Дакотов диких…». Позднее узнала, что написана она американским поэтом Лонгфелло, и, хотите верьте, хотите нет, но только недавно, в связи со 150-летним юбилеем Ивана Бунина узнала, что он ее и перевел.

Первое мое знакомство с поэзией И. Бунина произошло в 1974 году, когда приобрела для своих детей книжечку издательства «Малыш» – «Пахнет черемухой». Удивительно, как составитель точно подметил главную особенность Бунина – поэта, единственную в своем роде и отличающую его от других поэтов, – пристальное внимание к запахам; свет, краски и звуки при том присутствуют в неотъемлемой гармонии: «чем жарче день, тем сладостней в бору дышать сухим смолистым ароматом», «свежо и сладко пахнет можжевельник». Да и зачин той песни о Гайавате – «если спросите – откуда эти сказки и легенды с их лесным благоуханием» – типично бунинский.

Томик «взрослых» стихов Бунина поставила в книжный шкаф в 1990 году, рядом со стихами Гумилева, Ахматовой, Цветаевой. Кому-то такое соседство может показаться странным… Но и М.Цветаева, и И.Бунин ни к одному из литературных течений не примыкали, а Н.Гумилев и А.Ахматова – все же лучшие представители Серебряного века. Где-то мне встречалась фраза, Бунин – это «торжество Золотого века поэзии внутри Серебряного». Современники Бунина поэты-символисты иронически называли его «старомодным пейзажистом». Однако, Пушкинскую премию в 1903 году, а затем и в 1909 году от Российской Академии наук получил Бунин, а не кто-то другой. И первым русским писателем, отмеченным Нобелевской премией «за строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы», был И.Бунин.

У него, действительно, мало любовной лирики, но его стихотворение, начинающееся строчками

Мы рядом шли, но на меня

Уже взглянуть ты не решалась,…

мне ближе, чем вся туманная любовная лирика Блока.

К прозе Бунина мое внимание привлек К. Паустовский в пору, когда я им зачитывалась. У него есть серия очерков «Литературные портреты», и среди них – «Иван Бунин». Было невозможно не откликнуться на такие слова Паустовского:

«Чем больше я читаю Бунина, тем яснее становится, что он почти не исчерпаем», или «Все, о чем говорит Бунин…видно, слышно, осязаемо, вещно и надолго радует, либо печалит нас». Прочла почти все бунинское, что тогда было доступно, но кумиром остался Паустовский.

Новое прочтение произведений Бунина состоялось после того, как на экраны вышел фильм Н. Михалкова «Солнечный удар», одноименный рассказу Бунина, с привлечением его дневников «Окаянные дни». Не кинематографическим языком, а только языком Бунина можно передать любовные переживания героя этого небольшого рассказа. Здесь снова хочется цитировать Паустовского:

«Каждый рассказ и каждое стихотворение Бунина подобны сильному магниту, который притягивает из самых разных мест все частицы, нужные для этого рассказа».

Гениальной находкой режиссера было показать средствами кинематографа, во что превратилась мирная жизнь персонажей Бунинского рассказа после бойни Первой Мировой войны и 1917 года. Невозможно без содрогания и ужаса смотреть, как расправились красные «победители» над теми русскими, которые не последовали за Врангелем и остались в Крыму. Факт этот был уже известен, но одно дело – знать, а другое – видеть. Поистине, окаянные дни.

Покинув Россию в 1920 году и ведя на чужбине нищенскую (большая часть Нобелевской премии была роздана тем, кто просил) и бесприютную жизнь, он все же писал о России, и для русского человека сохранял в пейзажных зарисовках облик той Руси, для него незабвенный, которой теперь уже некому помнить, но благодаря зоркому глазу Бунина, подмечавшему неисчислимое богатство оттенков в простеньком среднерусском пейзаже, можно воспроизвести силой воображения.

Думаю, что повесть «Митина любовь» не одолеть сегодняшнему среднестатистическому молодому человеку, хотя бы его и заинтересовали Митины любовные переживания, потому что они проходят на фоне и в тесной связи с описанием природных явлений. Значительное место в повести занимает быт и характеры дворовых людей, так называемой «дворни», а вовсе не жизнь «уходящего дворянства», как то приписывали Бунину. Тот же «перекос» можно найти и в дореволюционных рассказах.

Первым, обратившим на себя внимание, был рассказ Бунина «Антоновские яблоки», уже в нем показан тип крепкого хозяйственного мужика, названного после 1930 года кулаком и раскулаченного. Поражает зоркость, с которой Бунин увидел/предвидел грядущее превращение человечества в «общество потребления». Это рассказы «Господин из Сан-Франциско» и «Деревня».

Отслеживая годы написания, хочется отметить, что с годами Бунин пишет все короче и короче, но это не значит, что темы мельчают. На тему, затронутую в рассказе «Темные аллеи» Л.Толстой написал целый роман «Воскресение» – громоздкий и тяжелый.

Жаль, все еще не прочитан роман «Жизнь Арсеньева», за который Бунин и получил Нобелевскую премию, о котором Паустовский сказал: «Жизнь Арсеньева»… – слиток из всех земных очарований, горестей, размышлений и радостей… В этой книге поэзия и проза слились воедино, слились органически, создав новый удивительный жанр». А сам о себе Бунин говорил: «…я всё-таки…прежде всего поэт. Поэт! А уж потом только прозаик».

Светлана Полотнова

Поддержи Жуковские вести!

Подробнее о поддержке можно прочитать тут

Иван Бунин – биография, фото, личная жизнь, книги и стихи

Биография

Первого русского нобелевского лауреата Ивана Алексеевича Бунина называют ювелиром слова, прозаиком-живописцем, гением российской литературы и ярчайшим представителем Серебряного века. Литературные критики сходятся во мнении, что в бунинских произведениях есть родство с картинами Виктора Васнецова, а по мироощущению рассказы и повести Ивана Алексеевича схожи с полотнами Михаила Врубеля.

Детство и юность

Современники Ивана Бунина утверждают, что в писателе чувствовалась «порода», врожденный аристократизм. Удивляться нечему: Иван Алексеевич – представитель древнейшего дворянского рода, уходящего корнями в XV век. Семейный герб Буниных включен в гербовник дворянских родов Российской империи. Среди предков писателя – основоположник романтизма, сочинитель баллад и поэм Василий Жуковский.

Портрет Ивана Бунина

Родился Иван Алексеевич в октябре 1870 года в Воронеже, в семье бедного дворянина и мелкого чиновника Алексея Бунина, женатого на двоюродной племяннице Людмиле Чубаровой, женщине кроткой, но впечатлительной. Она родила мужу девятерых детей, из которых выжили четверо.

Иван Бунин в детстве

В Воронеж семья перебралась за 4 года до рождения Ивана, чтобы дать образование старшим сыновьям Юлию и Евгению. Поселились в арендованной квартире на Большой Дворянской улице. Когда Ивану исполнилось четыре года, родители вернулись в родовое имение Бутырки в Орловской губернии. На хуторе прошло детство Бунина.

Любовь к чтению мальчику привил гувернер – студент Московского университета Николай Ромашков. Дома Иван Бунин изучал языки, делая упор на латынь. Первые прочитанные самостоятельно книги будущего литератора – «Одиссея» Гомера и сборник английских стихов.

Иван Бунин в детстве

Летом 1881 года отец привез Ивана в Елец. Младший сын сдал экзамены и поступил в 1-й класс мужской гимназии. Учиться Бунину нравилось, но это не касалось точных наук. В письме старшему брату Ваня признался, что экзамен по математике считает «самым страшным». Спустя 5 лет Ивана Бунина отчислили из гимназии посреди учебного года. 16-летний юноша приехал в отцовское имение Озерки на рождественские каникулы, да так и не вернулся в Елец. За неявку в гимназию педсовет исключил парня. Дальнейшим образованием Ивана занялся старший брат Юлий.

Литература

В Озерках началась творческая биография Ивана Бунина. В имении он продолжил работу над начатым в Ельце романом «Увлечение», но произведение до читателя не дошло. Зато стихотворение юного литератора, написанное под впечатлением от смерти кумира – поэта Семена Надсона – опубликовали в журнале «Родина».

Иван Бунин в юности

В отцовском имении с помощью брата Иван Бунин подготовился к выпускным экзаменам, сдал их и получил аттестат зрелости.

С осени 1889-го до лета 1892 года Иван Бунин работал в журнале «Орловский вестник», где печатались его рассказы, стихи и литературно-критические статьи. В августе 1892 года Юлий позвал брата в Полтаву, где устроил Ивана на должность библиотекаря в губернской управе.

В январе 1894 года писатель посетил Москву, где встретился с близким по духу Львом Толстым. Как и Лев Николаевич, Бунин критикует городскую цивилизацию. В рассказах «Антоновские яблоки», «Эпитафия» и «Новая дорога» угадываются ностальгические ноты по уходящей эпохе, чувствуется сожаление о вырождающемся дворянстве.

Иван Бунин в молодости

В 1897 году Иван Бунин издал в Петербурге книгу «На край света». Годом ранее перевел поэму Генри Лонгфелло «Песнь о Гайавате». В переводе Бунина появились стихи Алкея, Саади, Франческо Петрарки, Адама Мицкевича и Джорджа Байрона.

В 1898 году в Москве вышел поэтический сборник Ивана Алексеевича «Под открытым небом», тепло встреченный литературными критиками и читателями. Через два года Бунин подарил любителям поэзии вторую книгу стихов – «Листопад», упрочившую авторитет автора как «поэта русского пейзажа». Петербургская Академия наук в 1903 году награждает Ивана Бунина первой Пушкинской премией, за которой следует вторая.

Но в поэтической среде Иван Бунин заработал репутацию «старомодного пейзажиста». В конце 1890-х любимцами становятся «модные» поэты Валерий Брюсов, принесший в русскую лирику «дыхание городских улиц», и Александр Блок с его мятущимися героями. Максимилиан Волошин в рецензии на сборник Бунина «Стихотворения» написал, что Иван Алексеевич очутился в стороне «от общего движения», зато с точки зрения живописи его поэтические «полотна» достигли «конечных точек совершенства». Примерами совершенства и приверженности классике критики называют стихотворения «Помню долгий зимний вечер» и «Вечер».

Иван Бунин-поэт не приемлет символизм и критично смотрит на революционные события 1905–1907 годов, называя себя «свидетелем великого и подлого». В 1910 году Иван Алексеевич издает повесть «Деревня», положившую начало «целому ряду произведений, резко рисующих русскую душу». Продолжением ряда становятся повесть «Суходол» и рассказы «Сила», «Хорошая жизнь», «Князь во князьях», «Лапти».

В 1915-м Иван Бунин на пике популярности. Выходят его знаменитые рассказы «Господин из Сан-Франциско», «Грамматика любви», «Легкое дыхание» и «Сны Чанга». В 1917 году писатель покидает революционный Петроград, избегая «жуткой близости врага». Полгода Бунин жил в Москве, оттуда в мае 1918 года уехал в Одессу, где написал дневник «Окаянные дни» – яростное обличение революции и большевистской власти.

Портрет «Иван Бунин». Художник Евгений Буковецкий

Писателю, столь яростно критикующему новую власть, опасно оставаться в стране. В январе 1920 года Иван Алексеевич покидает Россию. Он уезжает в Константинополь, а в марте оказывается в Париже. Здесь вышел сборник рассказов под названием «Господин из Сан-Франциско», который публика встречает восторженно.

С лета 1923 года Иван Бунин жил на вилле «Бельведер» в старинном Грассе, где его навещал Сергей Рахманинов. В эти годы выходят рассказы «Начальная любовь», «Цифры», «Роза Иерихона» и «Митина любовь».

В 1930 году Иван Алексеевич написал рассказ «Тень птицы» и завершил самое значительное произведение, созданное в эмиграции, — роман «Жизнь Арсеньева». Описание переживаний героя овеяно печалью об ушедшей России, «погибшей на наших глазах в такой волшебно краткий срок».

Квартира Ивана Бунина в Париже

В конце 1930-х Иван Бунин переселился на виллу «Жаннет», где жил в годы Второй мировой войны. Писатель переживал за судьбу родины и радостно встречал новости о малейшей победе советских войск. Жил Бунин в нищете. О своем трудном положении писал:

«Был я богат — теперь, волею судеб, вдруг стал нищ… Был знаменит на весь мир — теперь никому в мире не нужен… Очень хочу домой!»

Вилла обветшала: отопительная система не функционировала, возникли перебои с электро- и водоснабжением. Иван Алексеевич рассказывал в письмах друзьям о «пещерном сплошном голоде». Чтобы раздобыть хоть небольшую сумму, Бунин попросил уехавшего в Америку друга на любых условиях издать сборник «Темные аллеи». Книга на русском языке тиражом 600 экземпляров вышла в 1943-м, за нее писатель получил $300. В сборник вошел рассказ «Чистый понедельник». Последний шедевр Ивана Бунина – стихотворение «Ночь» – вышел в 1952 году.

Исследователи творчества прозаика заметили, что его повести и рассказы кинематографичны. Впервые об экранизации произведений Ивана Бунина заговорил голливудский продюсер, выразивший желание снять фильм по рассказу «Господин из Сан-Франциско». Но дело закончилось разговором.

Иван Бунин

В начале 1960-х на творчество соотечественника обратили внимание российские режиссеры. Короткометражку по рассказу «Митина любовь» снял Василий Пичул. В 1989 году на экраны вышла картина «Несрочная весна» по одноименному рассказу Бунина.

В 2000 году вышел фильм-биография «Дневник его жены» режиссера Алексея Учителя, в котором рассказана история взаимоотношений в семье прозаика.

Резонанс вызвала премьера драмы «Солнечный удар» Никиты Михалкова в 2014 году. В основу ленты легли одноименный рассказ и книга «Окаянные дни».

Нобелевская премия

Впервые Ивана Бунина выдвинули на соискание Нобелевской премии в 1922 году. Об этом хлопотал лауреат Нобелевской премии Ромен Роллан. Но тогда премию отдали ирландскому поэту Уильяму Йетсу.

В 1930-х к процессу подключились русские писатели-эмигранты, их хлопоты увенчались победой: в ноябре 1933 года Шведская академия вручила Ивану Бунину премию по литературе. В обращении к лауреату говорилось, что он заслужил награду за «воссоздание в прозе типичного русского характера».

Чествование награждения Ивана Бунина нобелевской премией

715 тысяч франков премии Иван Бунин растратил быстро. Половину в первые же месяцы раздал нуждающимся и всем, кто обратился к нему за помощью. Еще до получения награды писатель признался, что получил 2000 писем с просьбой помочь деньгами.

Спустя 3 года после вручения Нобелевской премии Иван Бунин окунулся в привычную бедность. До конца жизни у него так и не появилось собственного дома. Лучше всего Бунин описал положение дел в коротком стихотворении «У птицы есть гнездо», где есть строки:

У зверя есть нора, у птицы есть гнездо.
Как бьется сердце, горестно и громко,
Когда вхожу, крестясь, в чужой, наемный дом
С своей уж ветхою котомкой!

Личная жизнь

Первую любовь молодой писатель встретил, когда работал в «Орловском вестнике». Варвара Пащенко – высокая красавица в пенсне – показалась Бунину слишком заносчивой и эмансипированной. Но вскоре он нашел в девушке интересного собеседника. Вспыхнул роман, но отцу Варвары бедный юноша с туманными перспективами не понравился. Пара жила без венчания. В своих воспоминаниях Иван Бунин так и называет Варвару – «невенчанной женой».

Иван Бунин и Варвара Пащенко

После переезда в Полтаву и без того сложные отношения обострились. Варваре – девушке из обеспеченной семьи – опостылело нищенское существование: она ушла из дома, оставив Бунину прощальную записку. Вскоре Пащенко стала женой актера Арсения Бибикова. Иван Бунин тяжело перенес разрыв, братья опасались за его жизнь.

Иван Бунин и Анна Цакни

В 1898 году в Одессе Иван Алексеевич познакомился с Анной Цакни. Она и стала первой официальной женой Бунина. В том же году состоялась свадьба. Но вместе супруги прожили недолго: расстались спустя два года. В браке родился единственный сын писателя – Николай, но в 1905 году мальчик умер от скарлатины. Больше детей у Бунина не было.

Любовь всей жизни Ивана Бунина – третья жена Вера Муромцева, с которой он познакомился в Москве, на литературном вечере в ноябре 1906 года. Муромцева – выпускница Высших женских курсов, увлекалась химией и свободно разговаривала на трех языках. Но от литературной богемы Вера была далека.

Иван Бунин с женой Верой

Обвенчались молодожены в эмиграции, в 1922 году: Цакни 15 лет не давала Бунину развода. Шафером на свадьбе был Александр Куприн. Супруги прожили вместе до самой кончины Бунина, хотя их жизнь безоблачной не назовешь. В 1926 году в эмигрантской среде появились слухи о странном любовном треугольнике: в доме Ивана и Веры Буниных жила молодая писательница Галина Кузнецова, к которой Иван Бунин питал отнюдь не дружеские чувства.

Иван Бунин и Галина Кузнецова

Кузнецову называют последней любовью писателя. На вилле супругов Буниных она прожила 10 лет. Трагедию Иван Алексеевич пережил, когда узнал о страсти Галины к сестре философа Федора Степуна – Маргарите. Кузнецова покинула дом Бунина и ушла к Марго, что стало причиной затяжной депрессии писателя. Друзья Ивана Алексеевича писали, что Бунин в тот период был на грани сумасшествия и отчаяния. Он работал сутками напролет, пытаясь забыть возлюбленную.

После расставания с Кузнецовой Иван Бунин написал 38 новелл, вошедших в сборник «Темные аллеи».

Смерть

В конце 1940-х врачи диагностировали у Бунина эмфизему легких. По настоянию медиков Иван Алексеевич отправился на курорт на юге Франции. Но состояние здоровья не улучшилось. В 1947 году 79-летний Иван Бунин в последний раз выступил перед аудиторией литераторов.

Нищета заставила обратиться за помощью к русскому эмигранту Андрею Седых. Тот выхлопотал больному коллеге пенсию у американского филантропа Фрэнка Атрана. До конца жизни Бунина Атран выплачивал писателю 10 тысяч франков ежемесячно.

Иван Бунин в последние годы

Поздней осенью 1953 года состояние здоровья Ивана Бунина ухудшилось. Он не поднимался с постели. Незадолго до кончины писатель попросил жену почитать письма Чехова.

8 ноября доктор констатировал смерть Ивана Алексеевича. Ее причиной стала сердечная астма и склероз легких. Похоронили нобелевского лауреата на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа, месте, где нашли упокоение сотни российских эмигрантов.

Библиография

  • «Антоновские яблоки»
  • «Деревня»
  • «Суходол»
  • «Легкое дыхание»
  • «Сны Чанга»
  • «Лапти»
  • «Грамматика любви»
  • «Митина любовь»
  • «Окаянные дни»
  • «Солнечный удар»
  • «Жизнь Арсеньева»
  • «Кавказ»
  • «Темные аллеи»
  • «Холодная осень»
  • «Цифры»
  • «Чистый понедельник»
  • «Дело корнета Елагина»

Иван Бунин 1870-1953 по JSTOR

Информация журнала

Русское обозрение — многопрофильный научный журнал, посвященный истории, литературе, культуре, изобразительному искусству, кино, обществу и политике народов бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза. Каждый выпуск содержит оригинальные исследовательские статьи авторитетных и начинающих ученых, а также а также обзоры широкого круга новых публикаций. «Русское обозрение», основанное в 1941 году, является летописью. продолжающейся эволюции области русских / советских исследований на Севере Америка.Его статьи демонстрируют меняющееся понимание России через взлет и закат холодной войны и окончательный крах Советского Союза Союз. «Русское обозрение» — независимый журнал, не связанный с любой национальной, политической или профессиональной ассоциацией. JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии The Russian Рассмотрение. Электронная версия «Русского обозрения» — доступно на http://www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация для издателя

Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни.Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и реализовывать их чаяния. Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми сообществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS.Благодаря расширению предложения открытого доступа Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту и поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Век великих русских писателей

WikiCommons

Бунин, первый русский писатель в изгнании, получивший Нобелевскую премию по литературе в 1933 году, был отмечен за его работы, которые «продолжались и развивались с целомудрием и искусством. традиции русской классической прозы ».Дебютный роман Бунина « Д деревня » был опубликован в 1910 году и снискал ему славу как талантливого преемника Чехова и Толстого. В отличие от своих ранних поэтических произведений и резкого отхода от идеализации деревенской жизни в стиле Толстого, « Деревня » рисует мрачную и бескомпромиссную картину деградации и подлости крестьянства и, в свою очередь, будущего России.

В 1918 году, после подъема большевизма, Бунин уехал из России на Украину, а затем поселился в Париже.С началом Второй мировой войны Бунин покинул Париж и всю войну оставался в Грассе. Позже Бунин размышлял о бурном периоде, в котором он жил, и заявлял: «Я родился слишком поздно. Если бы я родился раньше, мои литературные воспоминания были бы другими. Я бы не был свидетелем 1905 года, Первой мировой войны, затем 1917 года и того, что последовало за этим: Ленина, Сталина, Гитлера … Как я могу не завидовать нашему праотцу Ною. Он пережил только одно наводнение за свою жизнь ». Известные произведения Бунина, который продолжал писать на протяжении всей своей жизни, включают: Жизнь Арсеньева , Любовь Мити и Джентльмен из Сан-Франциско.

WikiCommons

Борис Пастернак был удостоен звания Нобелевского лауреата по литературе в 1958 году, но был вынужден отказаться от этой награды под давлением Советского Союза. Премия 1958 года была вручена всего через год после публикации самого известного романа Пастернака « Доктор Живаго » и оказалась в центре дипломатической борьбы между СССР и США. Позже Пастернак вспомнил о романе совет друга: «Не забывайся до такой степени, что веришь, что это ты написал это произведение.Его создали русский народ и его страдания. Слава Богу, что выразил это вашим пером ».

WikiCommons

Дебютный сборник прозы Михаила Шолокова « Сказки с Дона », изданный в 1926 году, представляет собой сборник коротких рассказов о родном городе автора во время Гражданской войны в России и во время Первой мировой войны. Самая известная работа Шолохова « И тихий Дон» первоначально была издана в серийных изданиях между 1928 и 1940 годами.Этот эпос был хроникой семейной и политической жизни семьи Мелеховых, живших в долине Дона в начале 1900-х годов, и повествовал о жизни русского казачества. Роман Шолохова, прослеживающий жизнь семьи в разгар войны, был провозглашен ключевым произведением социалистического реализма в Советском Союзе.

© Евстафьев I WikiCommons

Александр Солженицын проявлял литературные способности с самого раннего возраста, еще до того, как начал формальное обучение математике.Солженицын особенно известен тем, что своими произведениями раскрыл миру ужасы советского ГУЛАГа. В частности, Один день из жизни Ивана Денисовича (1962) и Архипелаг ГУЛАГ (1973) подняли серьезные вопросы о реальных последствиях коммунистической идеологии, в которой всякая оппозиция государству рассматривается как угроза.

Отчасти сила этих работ заключается в их документальном правдивом изложении; Солженицын находился в заключении с 1945 по 1953 год за небрежное высказывание неблагоприятных отзывов в адрес Иосифа Сталина. Один день из жизни Ивана Денисовича документирует обезображивающее воздействие лагеря на заключенных и тюремных охранников, где выживание имеет первостепенное значение. Архипелаг ГУЛАГ, основанный на свидетельствах из первых рук и документальных свидетельствах, значительно расширяет рамки обвинения против Советского государства. Солженицын показывает, что бесчеловечные исправительно-трудовые лагеря были структурно неотделимы от выживания советской политической и экономической системы. Ему была присуждена Нобелевская премия по литературе 1970 года «за этическую силу, с которой он продолжал неотъемлемые традиции русской литературы».

© Anefo / Croes, R.C. I WikiCommons

Уважаемый автор прозы, стихов, эссе и театральных постановок, Иосиф Бродский работал на различных медицинских должностях, включая временную работу в тюремном морге и в больницах. В основном самоучка в литературе, Бродский выучил польский и английский, чтобы читать широкий спектр нерусской поэзии, теологии и философии. В это время Бродский познакомился с одним из самых известных поэтов России, Анной Ахматовой, которая вместе с вдовой поэта Осипа Мандельштама поддерживала творчество Бродского на протяжении всей его карьеры.В 1963 году поэзия Бродского была осуждена за антисоветское содержание и, как «социальный паразит», провел следующие 18 месяцев во внутренней ссылке. Бродский переехал в США в 1972 году и больше никогда не вернется в Россию. «Часть речи», полный сборник стихов Бродского, был опубликован в 1977 году. Другой известный сборник, To Urania , был опубликован в 1988 году. Другие научно-популярные произведения Бродского включают: Less Than One и On Grief and Reason .

Иван Бунин

Иван Алексеевич Бунин (22 октября 1870 г., Воронеж, Россия — 8 ноября 1953 г., Париж, Франция), поэт и прозаик, первый россиянин, получивший Нобелевскую премию по литературе (1933), и один из лучших русских стилистов. .Бунин, потомок старинного дворянского рода, провел детство и юность в российской провинции. Он учился в средней школе в Ельце на западе России, но не окончил ее; его старший брат впоследствии обучал его. Бунин начал публиковать стихи и рассказы в 1887 году, а в 1889–92 работал в газете Орловский вестник («Орловский вестник»). Его первая книга « Стихотворения: 1887–1891 » («Поэзия: 1887–1891») вышла в 1891 году как приложение к этой газете.В середине 1890-х его сильно увлекли идеи романиста Льва Толстого, с которым он познакомился лично. В этот период Бунин постепенно вошел в литературные сцены Москвы и Санкт-Петербурга, в том числе в растущее движение символистов. Сборник стихов « Листопад » Бунина (1901; «Листопад») свидетельствует о его ассоциации с символистами, в первую очередь с Валерием Брюсовым. Однако творчество Бунина имело больше общего с традициями классической русской литературы XIX века, образцами которой были его старшие современники Толстой и Антон Чехов.К началу ХХ века Бунин стал одним из самых популярных писателей России. Его этюды и рассказы Антоновские яблоки (1900; «Антоновские яблоки»), Грамматика любви (1929; «Грамматика любви»), Лёгкое дыхание (1922; «Легкое дыхание»), Сны Чанга (1916). ; «Сны Чанга»), Суходол (1912; «Сухая долина»), Деревня (1910; «Деревня») и Господин из Сан-Франциско (1916; «Джентльмен из Сан-Франциско»). ») Показывают склонность Бунина к предельной точности языка, тонкому описанию природы, детальному психологическому анализу и виртуозному контролю над сюжетом.Хотя его демократические взгляды вызвали критику в России, они не превратили его в писателя, занимающегося политикой. Бунин также считал, что перемены в русской жизни неизбежны. Его стремление сохранить независимость проявляется в его разрыве с писателем Максимом Горьким и другими старыми друзьями после русской революции 1917 года, которую он воспринимал как триумф самой низменной стороны русского народа. Статьи и дневники Бунина 1917–20 — это летопись жизни России в годы террора.В мае 1918 г. он покинул Москву и поселился в Одессе (ныне Украина), а в начале 1920 г. эмигрировал сначала в Константинополь (ныне Стамбул), а затем во Францию, где прожил всю оставшуюся жизнь. Там он стал одним из самых известных русских писателей-эмигрантов. Его рассказы — повесть « Митина любви » (1925; «Любовь Мити») и автобиографический роман « Жизнь Арсеньева » («Жизнь Арсеньева»), которые Бунин начал писать в 1920-х годах и части которого он опубликовал в 1930-е и 1950-е годы были признаны критиками и русскими читателями за рубежом как свидетельство независимости русской эмигрантской культуры.

Бунин жил на юге Франции во время Второй мировой войны, отказывался от контактов с нацистами и прятал евреев на своей вилле. Тёмные переулки (1943; «Темные проспекты и другие рассказы»), сборник рассказов, был одним из последних его великих произведений. После окончания войны Бунину предложили вернуться в Советский Союз, но он остался во Франции. Воспоминания («Воспоминания и портреты»), вышедшая в 1950 году. Незаконченная книга, О Чехове (1955; «О Чехове»; англ.пер. «О Чехове: Неоконченная симфония») вышла посмертно. Бунин был одним из первых писателей-эмигрантов, чьи произведения были опубликованы в Советском Союзе после смерти советского лидера Иосифа Сталина.

Источник: Британская энциклопедия


Иван Бунин | Модернистский архивный издательский проект

Семья Буниных жила в Воронеже до 1874 года, а когда Ивану было четыре года, перебралась в родовое имение в Бутыриках Орловской губернии в центральной России.Он жил здесь и был наставником художника-любителя и музыканта Николая Ромашкова до августа 1881 года, когда он пошел в школу. Иван не был дисциплинированным учеником: ему пришлось повторить свой третий курс из-за неудач в математике, а в марте 1886 года он был навсегда исключен из школы за плохую посещаемость. Бунин продолжил образование под руководством своего брата Юлия в загородном доме Бунина в Ельце.

Бунину было пятнадцать, когда он начал писать стихи, и в 1886-87 годах он написал свой первый роман «Увлечение», который до сих пор не опубликован.Когда ему было восемнадцать, Иван поехал в Харьков, Украина, где жил его брат. Во время своего пребывания в Харькове он много читал и писал до своего возвращения в Орёл. На протяжении 1887 и 1888 годов стихи Бунина публиковались в ряде периодических изданий и газет Санкт-Петербурга. Осенью 1889 года он начал работать в региональной газете «Орловский вестник», которая выпустила его первый сборник стихов (написанных между 1887 и 1891 годами) и напечатала ряд его рассказов.В 1892 году Бунин переехал в Полтаву, где много писал, начал работать в городском архиве и писал для различных газет и журналов. В 1892 году был опубликован один из его ранних рассказов «Танька», в котором аристократ, потеряв жену и ребенка, усыновляет молодую крестьянскую девушку. Между 1892 и 1894 годами были опубликованы новые стихи и рассказы Бунина. Он быстро завоевал литературную репутацию, и в 1895 году Бунин уехал из Полтавы, чтобы заняться писательской деятельностью в Санкт-Петербурге и Москве.В Санкт-Петербурге он опубликовал сборник рассказов «На край света» в 1896 году, а в 1898 году он опубликовал сборник стихов «Под открытым небом».

В 1901 году издательство символистов «Скорпион» напечатало сборник стихов Бунина «Листопад». Эта публикация вместе с переводом Буниным «Песни о Гайавате» Генри Уодсворта Лонгфелло (1896) принесла ему Пушкинскую премию в 1903 году. Вторая Пушкинская премия была присуждена Бунину в 1909 году за его переводы Байрона и Теннисона и за его собственные сборники стихов. датируется 1903-7 гг.

Первое объемное прозаическое произведение Бунина было опубликовано в 1910 году под названием «Деревня». Он предлагает мрачную картину бедности и жестокости сельской русской жизни во время первой русской революции 1904-1905 годов. На нем изображена отчужденная деревня, охваченная растущей социальной и экономической деградацией, и показано влияние Толстого на Бунина с критикой жадности и экономического материализма. Следующим его прозаическим произведением стал полуавтобиографический «Сухолдол» («Сухая долина»), который был опубликован в Москве в 1912 году и разделяет темы культурной бедности и сельской жизни с «Деревней».«Сухая долина» и «Деревня» — часть произведений Бунина в деревенской прозе, которая связывает их с рядом рассказов, написанных между 1908 и 1914 годами: «Дьявол — нищий» в 1908 году; «Ночной разговор» 1911 г .; и «Весенний вечер 1913 года» — это лишь некоторые из них.

Между 1900 и 1916 годами Бунин путешествовал по России и Европе. Находясь на Капри, он начал свою самую известную работу, «Джентльмен из Сан-Франциско», которая была опубликована в 1915 году. Этот рассказ расширяет влияние Толстова, проявленное в «Деревне», в неодобрении чревоугодия Запада и реальности смерти.В центре сюжета «Джентльмена из Сан-Франциско» — богатый американский владелец фабрики и его семья в круизе из Соединенных Штатов в Европу. Безымянный джентльмен страдает сердечным приступом и умирает на Капри. Повесть «Джентльмен из Сан-Франциско» была опубликована в России в 1915 году и в Англии в издательстве «Хогарт Пресс» в 1922 году в переводе Д.Х. Лоуренса и С.С. Котелянского. Издание Hogarth Press озаглавлено «Джентльмен из Сан-Франциско и другие истории» и включало рассказы Бунина «Нежное дыхание», «Казимир Станиславович» и «Сын».В июне 1921 года Котелянский написал Лоуренсу с просьбой помочь ему с переводом «Джентльмена из Сан-Франциско». Лоуренс согласился и остался доволен полученным переводом, попросив Котелянского сотрудничать с ним в переводе некоторых других рассказов Бунина. Однако к этому времени Котеляны уже работали с Леонардом Вульфом над переводом других рассказов, включенных в сборник. Это название хорошо продавалось The Hogarth Press, а впоследствии Вирджиния и Леонард Вульф опубликовали автобиографический роман «Колодец дней» в переводе Дж.Струве и Хэмиш-Майлз в 1933 году и «Грамматика любви», переведенная Джоном Курносом в 1935 году.

В 1917 году Бунин стал свидетелем революций в России и стал стойким антибольшевиком. Он эмигрировал в Париж в 1920 году и написал там некоторые из своих самых известных произведений. Это «Митина Любовь», рассказ о глубокой любви, завершившейся самоубийством, и полуавтобиографический роман «Жизнь Арсеньева», посвященный детству рассказчика в дореволюционной России. Последняя полная книга Бунина «Воспоминания», опубликованная всего за год до его смерти в 1953 году, представляет собой воспоминание о 1927–1950 годах в Париже.На протяжении всей своей литературной карьеры Иван Бунин писал в стиле классического реализма и внес заметный вклад в жанр новеллы. С 1950 года он стал часто страдать от пневмонии и бронхита и умер 8 ноября 1953 года в возрасте восьмидесяти трех лет.

Избранные материалы для дальнейшего чтения

Справочник по русской литературе (Издательство Фицрой Дирборн: Чикаго, 1998), под редакцией Николь Кристиан и Нил Корнуэлл.

«Иван Бунин 1870-1951» Жака Круаза в Русском обозрении Том.13, No. 2, апрель 1954 г., стр. 146-151

Русский еврей из Блумсбери: жизнь и времена Самуэля Котелянского (издательство McGill-Queen’s University Press: Монреаль, 2011 г.), Галя Димент.

«Иван Бунин в ретроспективе» Эндрю Гершуна Колина в The Slavonic and East European Review Vol. 34, No. 82, декабрь 1955 г., страницы 156-173.

Современная русская литература (Wildside Press: Мэриленд, 2010) принца Д. С. Мирского.

Публикации И.А. Бунина

Сборник

Джентльмен из Сан-Франциско и другие рассказы, перевод Д.Х. Лоуренс, С.С. Котелянский и Леонард Вульф. Лондон, Hogarth Press, 1922; переиздано в Лондоне, Chatto and Windus, 1975.

Сны Чанга и другие рассказы, перевод Бернарда Г. Герни, Нью-Йорк, 1923; переиздано как «Пятнадцать сказок», Лондон, Мартин Секер, 1924; 2-е издание, 1935 г.

«Дело Элагина и другие рассказы», ​​перевод Бернарда Г. Герни, Нью-Йорк, 1935 г.

«Темные проспекты и другие рассказы», ​​перевод Ричарда Хара, Лондон, 1935 г.

Истории и стихи, перевод Ольга Шарце и Ирина Железнова, Москва, Прогресс, 1979; переиздано как «Легкое дыхание и другие рассказы», ​​М., Редуга, 1988.

В прекрасной далекой стране: Избранные рассказы, перевод Роберта Боуи, Анн-Арбор, Эрмитаж, 1983.

Давно назад, перевод Дэвида Ричардса и Софи Лунд, Лондон, Ангел, 1984; переиздано как Джентльмен из Сан-Франциско и другие истории, Пингвин, 1987.

Волки и другие истории любви, перевод Марка С. Скотта. Санта-Барбара, Калифорния, Capra Press, 1989.

Поэзия

Листопад [Листопад], Москва, 1901

Стихотворения, Ленинград, 1956

Стихотворения, Рассказы.Москва, 1986.

Художественная литература

Деревня, [Деревня], Москва, 1910; перевод Изабель Ф. Хэпгуд, Лондон, 1923; переиздано 1933 г .; также переведена Ольгой Шарце, в «Рассказах и стихах», 1979.

Сухолдол, Москва, 1912.

Чаша жизни, Москва, 1915; Москва, 1983

«Грамматика любви», Москва, 1915; переведено Дэвидом Ричардсом и Софи Лунд как «Букварь любви» в издании Long Ago, 1984.

«Господин из Сан-Франциско» в Госпондин из Сан-Франциско, Москва; переведен Д. Х. Лоуренсом как «Джентльмен из Сан-Франциско» в «Джентльмене из Сан-Франциско и других историях», 1922; и в «Джентльмене из Сан-Франциско и других историях» Бернарда Г. Герни, Нью-Йорк, 1923 г., и во многих других оттисках.

Mmitina liuboz [Любовь Митии], Париж, 1925 г .; Ленинград, 1926.

Жизнь Арсеньева, Париж, 1939; частично переведен как «Колодец дней» Глеба Струве и Хэмиша Майлза, Лондон, Леонард и Вирджиния Вульф, 1933

Темные аллеи, Нью-Йорк, 1943; Париж, 1946 год; перевод Ричарда Хэра в «Темных проспектах и ​​других историях», 1949; Ольга Шарце, «Пути теней», Москва, 1958.

Рассказы, под редакцией Питера Генри, 1962; переработанное издание Лондон, 1993.

Холодная весна, Москва, 1986.

Повести и рассказы, Москва, 1990.

Солнечный удар, Москва, 1992.

Воспоминания

Окайские дни, Берлин, 1935; переиздано, Лондон, 1973.

Воспоминания [Memior], Париж, 1950.

Избранные критические исследования творчества Бунина

Главы в книгах

«Искусство Ивана Ивана Бунина», Ренато Поджиоли, в Фениксе и Паук (издательство Гарвардского университета: Массачусетс, 1957), страницы 131-57.

«Бунин, Иван, Алексеевич», в Современной энциклопедии русской и советской литературы (Academic International Press: Florida, 1979), под редакцией Гарри Б. Вебера, Gulf Breeze, страницы 171-82.

Журналы

«Иван Бунин» К.Г. Паустовский, в Тарусских странах, Калуга, 1961, 28–34; переведено на страницах из Тарусы. Новые голоса в русском письме [различные переводы], под редакцией Эндрю Филда, Лондон, Чепмен и Холл, 1964, страницы 330-46.

«Путь к русской эмигрантской идентичности: жизнь Арсеньева Бунина.»В Essays in Poetics, том 27, Стивен Хатчинг, страницы 89-138.

» Эволюция нарративной техники Бунина «, Джеймс Б. Вудворд, Scando-Slavica, том 16, выпуск 1, 1970, страницы 5 -21.

Полные этюды

Иван Бунин (Туэйн: Бостон, 1982), Джулиан В. Коннолли.

Иван Бунин: С другого берега, 1920-1933. Портрет из писем, дневников и художественной литературы (Иван Р. Ди: Чикаго, 1995), отредактированный Томасом Гайтоном Марулло

Произведения Ивана Бунина (Мутон: Гаага, 1971) Сергея Крыжицкого.

Иван Бунин: Исследование его художественной литературы (Издательство Университета Северной Каролины: Чапел-Хилл, 1980), Джеймс Б. Вудворд.

Нарратология автобиографии: анализ литературных приемов, использованных в произведении Ивана Бунина «Жизнь Арсеньева» (Peter Lang Publishing Inc: New York, 1997) Александра Ф. Цвирса.

Архивные материалы

Русский архив Лидса был основан в 1982 году и представляет собой собрание документов, относящихся к истории, литературе и культуре России XIX и XX веков.Архив Бунина является частью Российского архива Лидса. Документы, составляющие архив Бунина, были подарены доктором М. Э. Грином Университету Лидса в период с 1983 по 1991 год. В Университете Лидса хранится «Парижский архив» Бунина; документы, созданные в период между эмиграцией писателя из России в 1920 году и до его смерти в Париже в 1953 году. В нем представлены литературные рукописи, машинописные тексты и публикации, заметки, личные документы, переписка и печатные материалы о Бунине. В архиве имеется небольшое количество материалов, датируемых периодом до 1920 года, включая части некоторых литературных рукописей, вырезки из газет и личные документы.В нем также есть посмертные публикации произведений

и о Бунине, а также фотокопии некоторых материалов, оригиналы которых были проданы

или переданы другим учреждениям или частным лицам Буниным и его наследниками. Каталог Российского архива Лидса можно найти здесь http://library.leeds.ac.uk/multimedia/imu/6165/BuninCatalogue2012.pdf

Существует также архив документов семьи Буниных, хранящихся в архивах Гуверовского института по адресу: Стэнфордский университет, Калифорния.

Россия — Литература

Россия Содержание

На протяжении тысячелетней истории России русская литература занял уникальное место в культуре, политике и языковая эволюция русского народа. В современную эпоху литература была ареной для горячих дискуссий практически всех аспекты русской жизни, в том числе место, где сама литература должен занимать в этой жизни. В процессе это произвело богатый и разнообразный фонд художественных достижений.

Начало

Литература впервые появилась у восточных славян после Христианизация Киевской Руси в X веке (см. Золотой век Киева, гл. 1). Основными событиями в этом процессе стали развитие кириллица (см. Глоссарий) алфавит около 863 г. н.э. и развитие старославянского как литургического языка для славян. Наличие литургических произведений на родном языке — преимущество, которого не было в Западной Европе — заставило русскую литературу быстро развиваться.На протяжении XVI века большинство литературных произведений религиозные темы или были созданы религиозными деятелями. Среди примечательными произведениями одиннадцатого-четырнадцатого веков являются Первоначальный Хроника , сборник исторических и легендарных событий, Lay «Поход Игоря «, светская эпическая поэма о битвах против Тюркские печенеги и Задонщина , эпическая поэма о поражение монголов в 1380 г.Работает в светских жанрах, таких как сатирическая сказка начала появляться в шестнадцатом веке, а византийские литературные традиции начали угасать по мере того, как русский язык вошел в чувствовалось большее использование и западное влияние.

Написанная в 1670 году, Житие протоиерея Аввакума является новаторская реалистичная автобиография, избегающая цветочного церковного стиля в пользу разговорного русского. Несколько повестей и сатирических произведений семнадцатый век также свободно использовал местный русский язык.Первое Русские поэтические стихи написаны в начале XVII века.

Петр и Екатерина

Восемнадцатый век, особенно время правления Петра Великого. и Екатерина Великая (годы правления 1762-96) была периодом сильного западного культурное влияние. В русской литературе на короткое время доминировали европейские классицизм, прежде чем перейти к столь же подражательному сентиментализму 1780. Светские прозаические сказки — много пикантных или сатирических — выросли в популярность среди среднего и низшего классов, как читала знать в основном литература из Западной Европы.Петровская секуляризация Русская Православная Церковь решительно сломила влияние религиозных темы по литературе. Средний период восемнадцатого века (1725-62) преобладали стилистические и жанровые новации четырех писатели: Антиох Кантемир, Василий Тредиаковский, Михаил Ломоносов и Александр Сумароков. Их работа стала еще одним шагом в привлечении западных литературные концепции в Россию.

При Екатерине сатирический журнал был заимствован из Британии, и Гавриил Державин продвинул развитие русской поэзии.Денис Фонвизин, Яков Княжнин, Александр Радищев, Николай Карамзин написал противоречивые и новаторские драматические и прозаические произведения, которые принесли Русская литература приближается к роли искусства XIX века обильно снабжены социальными и политическими комментариями (см. Расширение и взросление: Екатерина II, гл. 1). Пышный, сентиментальный язык сказки Карамзина Бедная Лиза положила начало сорокалетнему полемика, натравливающая сторонников инноваций на сторонников «чистота» в литературном языке.

Девятнадцатый век

К 1800 году в русской литературе существовала устоявшаяся традиция представляющих реальные проблемы, и его восемнадцатого века практикующие обогатили его язык новыми элементами. На этом за основу последовал блестящий век литературных усилий.

Русская литература XIX века представляла собой близкий по духу среда для обсуждения политических и социальных вопросов, прямая презентация была подвергнута цензуре.Прозаики этого периода делились важные качества: внимание к реалистичным подробным описаниям повседневная русская жизнь; снятие табу на описание пошлая, неприглядная сторона жизни; и сатирическое отношение к посредственность и рутина. Все эти элементы были сформулированы в первую очередь в формах романа и рассказа, заимствованных из Западной Европы, но поэты девятнадцатого века также создавали произведения непреходящей ценности.

Эпоха реализма, обычно считающаяся кульминацией литературный синтез предшествующих поколений начался примерно в 1850 году. писатели того периода были в большом долгу перед четырьмя людьми предыдущего поколение: писатели Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Николай Гоголь и критик Виссарион Белинский, каждый из которых внесла свой вклад в новые стандарты языка, предмета, формы и повествовательные техники. Пушкин признан величайшим русским поэт, а критик Белинский был «покровителем» влиятельные писатели «социальных сообщений» и критики, которые следовали за ним.Лермонтов внес новаторский вклад в жанры поэзии и прозы. Гоголь признан родоначальником современной реалистической русской прозы, хотя большая часть его работ содержит сильные элементы фэнтези. Богатый язык Гоголя сильно отличался от прямой, разреженной лексики Пушкин; каждый из двух подходов к языку художественной прозы был принят значительными писателями более поздних поколений.

К середине века велись жаркие споры о целесообразности социальных вопросов в литературе.Дебаты заполнили страницы «толстые журналы» того времени, остававшиеся наиболее плодородными сайт для литературных дискуссий и нововведений 1990-х годов; следы от дебаты появлялись на страницах большей части лучшей российской литературы как хорошо. Выдающимся сторонником социальных комментариев был Николай Чернышевский и Николай Добролюбов, критики, писавшие для толстых журнал «Современник » в конце 1850-х гг. начало 1860-х гг.

Лучшими прозаиками эпохи реализма были Иван Тургенев, Федор Достоевский и Лев Толстой. Из-за неизменно высокого качества их сочетание чистой литературы с вечными философскими вопросы, последние два признаны лучшими российскими прозаиками; Романы Достоевского Преступление и наказание и Братья Карамазов , как и романы Толстого Война и мир и Анна Каренина , являются классиками мировой литературы.

Другими выдающимися писателями эпохи реализма были драматург. Александр Островский, писатель Иван Гончаров и проза новатор Николай Лесков, каждый из которых так или иначе принимал активное участие с дебатами по поводу социальных комментариев. Самые известные поэты середины века были Афанасий Фет и Федор Тютчев.

Важный инструмент для авторов социальных комментариев в строгих царская цензура была приемом под названием эзопический язык — разновидность лингвистические уловки, аллюзии и искажения, понятные настроенный читатель, но сбивающий с толку цензоров.Лучший практик этого стилем был прозаик-сатирик Михаил Салтыков-Щедрин, который вместе с поэт Николай Некрасов считался лидером литературных левых крыло во второй половине века.

Крупнейший литературный деятель последнего десятилетия девятнадцатого века. века был Антон Чехов, писавший в двух жанрах: рассказ и драма. Чехов был реалистом, исследовавшим слабости отдельных лиц. а не общество в целом.Его пьесы Вишневый сад , Чайка и Три сестры продолжают исполняться по всему миру.

В 1890-х годах русская поэзия была возрождена и основательно преобразована новая группа, символисты, самым ярким представителем которых был Александр Блок. Еще две группы, футуристы и акмеисты, добавили новые поэтические принципы начала ХХ века. Ведущий фигурой первого был Владимир Маяковский, а второго — Анна. Ахматова.Ведущие прозаики того периода были реалистами. писатели Леонид Андреев, Иван Бунин, Максим Горький, Владимир Короленко, и Александр Куприн. Горький стал литературным представителем Большевики и советские режимы 1920-х и 1930-х годов; в ближайшее время после большевистской революции Бунин и Куприн эмигрировали в Париж. В 1933 г. Бунин стал первым россиянином, получившим Нобелевскую премию за Литература.

Советский период и после

Период сразу после большевистской революции был одним из литературные эксперименты и появление многочисленных литературных коллективов.Большая часть художественной литературы 1920-х годов описывала Гражданскую войну или борьбу между старой и новой Россией. Лучшими прозаиками 20-х гг. Исаак Бабель, Михаил Булгаков, Вениамин Каверин, Леонид Леонов, Юрий Олеша, Борис Пильняк, Евгений Замятин, Михаил Зощенко. В доминирующими поэтами были Ахматова, Осип Мандельштам, Маяковский, Пастернак, Марина Цветаева и Сергей Есенин. Но при Сталине литература ощущала те же ограничения, что и все остальное российское общество.После того, как группа «пролетарских писателей» завоевала господство в начале 1930-х годов ЦК коммунистической партии заставил все писателей-фантаст в Союз советских писателей в 1934 году. установил эталон «социалистического реализма» для советских литературы, и многие писатели в России замолчали или эмигрировали (см. «Мобилизация общества», гл. 2). Несколько прозаиков в адаптации описывая моральные проблемы в новом советском государстве, но сцена была преобладают шаблонные произведения минимальной литературной ценности, такие как Николай Островского Как закалялась сталь и Танкер Юрия Крымова Дербент .Уникальным произведением 1930-х годов стал роман о Гражданской войне «. Тихий Дон , удостоенный Нобелевской премии своему автору Михаилу Шолохову. Премия по литературе 1965 г., хотя авторство Шолохова остается оспаривается некоторыми экспертами. Жесткий контроль 1930-х годов продолжался. вплоть до «оттепели» после смерти Сталина в 1953 году, хотя в прозе времен Второй мировой войны допущены некоторые новшества.

С 1953 по 1991 год в русской литературе появилось несколько первоклассные художники, все еще работающие под давлением государства цензура и часто распространение своей работы через изощренную Подпольная система называлась самиздат (дословно самоиздание).В Роман поэта Пастернака о Гражданской войне « Доктор Живаго » создал сенсация, когда она была опубликована на Западе в 1957 году. Книга получила Нобелевскую премию. Премия по литературе 1958 года, но советское правительство вынудило Пастернака отклонить награду. Александр Солженицын, чей One Day in the Жизнь Ивана Денисовича (1962 г.) тоже была переломным делом, была величайший русский философ-романист эпохи; он был изгнан из Советский Союз в 1974 году и в конечном итоге обосновался в Соединенных Штатах.В 1960-1970-е годы — новое поколение писателей-сатирических и прозаиков, такие как Фазиль Искандер, Владимир Войнович, Юрий Казаков и Владимир Аксёнов, боролся с государственными ограничениями на художественное самовыражение, поскольку выдающиеся поэты Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Иосиф Бродский. Аксёнов и Бродский эмигрировали в США, где они оставались продуктивными. Бродский получил Нобелевскую премию за Литература 1987 года. Самый громкий случай литературных репрессий в 1960-е годы — это Андрей Синявский и Юлий Даниил, иконоборцы писатели советского «андеграунда», приговор которых в 1966 г. каторжные работы за написание антисоветской пропаганды принесли международный протест.

Другое поколение писателей откликнулось на либеральную атмосферу Горбачевской гласности во второй половине 1980-х, открыто обсуждение ранее табуированных тем: эксцессы сталинской эпохи, широкий спектр ранее непризнанных социальных болезней, таких как коррупция, случайное насилие, антисемитизм и проституция, и даже безоговорочно положительный имидж самого Владимира Ивановича Ленина. Среди лучших этого поколения были Андрей Быков, Михаил Кураев, Валерий Попов, Татьяна Толстая и Виктор Ерофеев — писатели не обязательно как талантливы, как их предшественники, но выражают новый вид «Альтернативная фантастика.»В период гласности г. и в период г. публикация ранее запрещенных произведений писателей, таких как Булгаков, Солженицын и Замятин.

Начиная с 1992 г., русские писатели пережили полное творчество. свобода впервые за многие десятилетия. Изменение было не совсем к лучшему, однако. Срочная миссия русских писателей к предоставить общественности такую ​​правду, которую они не могли найти в другом месте общество, подвергшееся цензуре, начало исчезать еще в 1980-х, когда гласность открыли Россию для потока информации и развлечений, идущих из на Западе и в других местах.Самиздат был негласно принят Горбачевым режима, затем он полностью исчез, поскольку в начало 1990-х гг. Традиционное особое место писателей в обществе больше не признается большинством россиян, которые теперь гораздо менее жадно читают литературу чем в советское время. Впервые с момента их появления в начале 1800-х годов «толстые журналы» игнорировались большая часть интеллигенции, а в середине 1990-х годов несколько крупных журналы обанкротились.В этих условиях многие русские писатели выразили чувство глубокой утраты и разочарования.

Пользовательский поиск

Источник: Библиотека Конгресса США

«Вернись домой, душа моя!» Президентская библиотека к юбилею Ивана Бунина

22 октября 2020 года исполняется 150 лет со дня рождения Ивана Алексеевича Бунина (1870–1953) — одного из самых талантливых представителей Серебряного века в прозе и поэзии, лауреата Нобелевской премии 1933 года по литературе.Электронные коллекции Президентской библиотеки содержат не только оцифрованные копии изданий его произведений начала ХХ века, фотографии, письма, но и исследовательские работы, посвященные писателю, авторефераты диссертаций.

Иван Бунин родился в старинной дворянской семье в Воронеже. Отец, получивший небольшое наследство, обанкротился, поэтому детство и юность Бунин провел в вотчинных имениях Бутырка и Озерка Елецкого уезда Орловской губернии (ныне находится в Липецкой области).

С ранних лет Бунин очень чутко относился к русской литературе и гордился тем, что по праву может называть одного из ведущих деятелей русской литературы, поэта Василия Жуковского, сына Афанасия Бунина, предка Ивана Алексеевича по отцовской линии, и захваченная турчанка как его родственница.

Внешне скромная природа Елецкого края вошла в плоть и кровь подрастающего писателя, о котором он потом будет мечтать в эмиграции в Париже.

Первая прозаическая книга Ивана Бунина — сборник «На край света» и «Прочие рассказы» — издана в 1897 году в Санкт-Петербурге.Петербург. Именно с этого издания начинается упомянутый выше каталог-альбом «Иван Бунин в печати (1897–2011)». В начале 1901 года московское издательство «Скорпион» выпустило сборник стихов Бунина «Листопад», который (вместе с переводом «Песни о Гайавате») был удостоен Пушкинской премии Российской академии наук (1903 год). ). В 1915 году в Петрограде издательство «Издательско-полиграфическое объединение им. А. Ф. Маркса» подарило читателям полное шеститомное собрание сочинений писателя в качестве бесплатного приложения к иллюстрированному журналу «Нива».

В дореволюционные времена Бунин был одним из самых публикуемых и читаемых литераторов Серебряного века, он перемещался в блестящей художественной среде двух столиц. На фотографиях из фондов Президентской библиотеки он запечатлен рядом с Максимом Горьким, Федором Шаляпиным и другими.

Писатель рассматривал русскую революцию как национальную катастрофу, не принимал ее категорически. Свое отношение к ней он выразил в книге «Проклятые дни», содержащей дневниковые записи с 1918 по 1920 годы.В январе 1920 года Бунин навсегда покинул Россию и поселился в Париже. Там он написал свои самые сокровенные произведения, связанные с его родиной: «Солнечный удар», «Дело корнета Елагина», «Ида», повесть «Любовь Мити», лирический и автобиографический роман «Жизнь Арсеньева», рассказы и сказки. рассказы, вошедшие в цикл «Темные переулки», о которых сам Бунин однажды упомянул: «Я думаю, что« Темные переулки »- лучшее, что я написал …». Но ни одно произведение первого представителя русских писателей, получивших Нобелевскую премию, на законных основаниях не пересекало границ СССР.Все, что он написал перед отъездом в вынужденную эмиграцию, также находилось под негласным запретом.

«Самая читающая страна в мире» практически не знала ни прозы, ни стихов всемирно известного писателя.

В советское время «интерес к Бунину, когда он не публиковался, был для большинства читателей просто бессмысленным. Так что до войны я не читал произведения Бунина, потому что в Воронеже, где я тогда жил, невозможно было достать произведения Бунина », — сетует писатель-ветеран Григорий Бакланов.Но когда, наконец, состоялась долгожданная встреча произведений писателя-эмигранта с русскоязычным читателем, Бунин занял достойное место среди столпов русской литературы. Первый сборник его произведений в СССР вышел в 1956 году.

Началось активное изучение его литературного наследия, что подтверждается, в том числе, подборкой авторефератов диссертаций, вошедших в электронные фонды Президентской библиотеки, освещающих вклад писателя в национальную сокровищницу культуры.

Из авторского реферата Валентины Федотовой «Поэтика дневниковой прозы Ивана Бунина», изучая личные заметки писателя на протяжении почти всей его жизни, можно сделать выводы о том, какое значение они имели для его творчества. Утверждение о том, что дневники не ставят и не решают каких-либо актуальных художественных задач, некоторым исследователям сегодня кажется спорным, автор произведения отмечает: «Многие дневники содержат законченные, художественно организованные фрагменты».

Записи первого десятилетия ХХ века, по мнению автора, передают характерное настроение в оценке Иваном Алексеевичем надвигающейся политической бури в России.Даже в атмосфере патриархального мира, отразившейся в «Антоновских яблоках», Бунин видел неизбежность смены эпох, течения времени, беспощадно уничтожающего все, что отживает свой век: и праздников, чтобы не погибнуть первая встреча с новой жизнью? »

Позже Бунин писал в «Проклятых днях», что большевики «готовы к уничтожению не менее половины русского народа ради уничтожения« проклятого прошлого ». Кстати, во Франции, по словам Автор очерка «Поэтика дневниковой прозы Ивана Бунина» Иван Алексеевич продолжал писать только на русском языке.

Анализируя из-за границы причины глубочайшего социального кризиса, который Бунин считал Октябрьской революцией 1917 года, он напишет в «Проклятых днях»: «От нас, как дерево, — и дубинка, и икона, — в зависимости от Обстоятельства, которые обрабатывают это дерево: Сергей Радонежский или Емелька Пугачев. Если бы я не любил эту «икону», эту Русь, я не понимал бы, почему я так схожу с ума все эти годы, из-за того, что я так непрерывно, так яростно страдал? »

Тема этой «Руси», этой «иконы» особенно пронзительно звучит в ранних стихах и рассказах Бунина, опубликованных на страницах дореволюционных журналов, доступных на портале Президентской библиотеки.Так, в сборнике «1914» есть такие строки, написанные Иваном Алексеевичем Буниным.

Поэзия и политика во времена Сталина

«Враги народа»: Поэзия и политика во времена Сталина

«Враги народа»:

Поэзия и политика во времена Сталина

Дэвид Морс

Вдалеке уходят курганы человеческих голов.

Я тут все меньше становлюсь — меня уже никто не замечает,

а в ласковых книжках и детских играх

Я воскресну из мертвых, чтобы сказать, что солнце светит.

— Осип Мандельштам, 1937 1

В 1946 году постановление Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии Советского Союза напало на русскую поэтессу Анну Ахматову, заявив:

Такова Ахматова с ее мелкой, узкой личной жизнью, банальными эмоциями и религиозно-мистическим эротизмом. . . . Что общего в этой поэзии с интересами нашего народа и нашего государства? Ровно ничего. 2

Исключенная из важнейшего Союза советских писателей, Ахматова (1889–1966) была вынуждена жить на скудную пенсию, найдя работу переводчиками.Власти постоянно пытались запугать ее, если не подчиняться, по крайней мере, заставляя молчать, посредством преднамеренно заметного наблюдения. Как позже описала ее подруга Надежда Мандельштам:

[T] Они стояли там без малейшей претензии на маскировку. . . Всем своим поведением они как бы говорили: «Тебе негде спрятаться». 3

Наконец — вместе с ее первым мужем, поэтом Николаем Гумилевым, давно преданным смерти за «контрреволюционную деятельность», и заключенными в тюрьму их сыном Львом Гумилевым (известный историк) и ее третьим мужем (искусствовед Николаем Пуниным) — Ахматовой. согласился.Опубликовав всего несколько стихотворений за предыдущие двадцать пять лет, она закончила свое молчание в 1952 году несколькими стихотворениями, восхваляющими Сталина, в том числе посвящением его дню рождения:

Пусть мир навсегда запомнит этот день,

Пусть этот час будет завещан вечности.

Где Сталин, там свобода
,

Мир и величие земли! 4

Ахматова была лишь одним из многих писателей, на которых нападала партия.На кону стояла роль литературы в советском обществе — должны ли писатели быть слугами политической идеологии государства. В постановлении 1946 года был дан четкий ответ: «Любая проповедь идеологической пустоты, аполитичности,« искусства ради искусства »чужда советской литературе и (и) вредна для интересов советского народа и государства. 5 Это мнение не было новым; Партия уже давно усиливала свой контроль над писателями — особенно во время чисток в конце 1930-х годов — и эти усилия приобрели новую энергию в первые годы холодной войны.

Если смотреть дальше, роль интеллигенции (интеллектуального класса) по отношению к государству была центральным вопросом для писателей в царской России. Дебаты по этому вопросу начались в середине девятнадцатого века, когда литературный критик Виссарион Белинский высказал мнение, что писатели — и другие представители интеллигенции — морально обязаны ставить под сомнение власть и преобразовывать общество.

Конечно, вопросы о цели и функциях (если таковые имеются) искусства возникают не только в тоталитарных обществах, хотя там вытекающие из них последствия, вероятно, будут более суровыми.Соединенные Штаты пытались подавить инакомыслие после обеих великих войн двадцатого века — и особенно в эпоху маккартизма, последовавшую за Второй мировой войной. Более того, в наших нынешних дебатах о запрещенных книгах в школах, рэп-текстах в музыкальной индустрии и голливудских «ценностях», что в конечном итоге поставлено на карту, если не то, сколько свободы общество предоставляет артисту? По этой причине изучение роли — и противодействия # 151; писателей в сталинской России может помочь пролить свет на проблемы, которые вращаются вокруг интеллектуальной свободы в обществах, которые, казалось бы, далеки от места и времени.

Литературные прецеденты в царской России

В гораздо большей степени, чем литературный канон Запада, русская литература традиционно была связана с политикой и часто отличалась враждебностью к власти и сильной симпатией к простым людям. За столетие до большевистской революции российские интеллектуалы уже утверждали себя активистами, считая, что «литература и искусство. . . несет главную ответственность перед обществом. 6 Меньшинство интеллектуалов возглавило революционное восстание в России 14 декабря 1825 года. Эти декабристы, бывшие офицеры, находившиеся под влиянием западноевропейских идей во время их службы в наполеоновских войнах, требовали отмены монархии и учреждения представительства. демократия. Хотя само восстание было плохо организованным и недолговечным, его последствия были глубокими, поскольку «русская интеллигенция окончательно кристаллизовалась», а вместе с ней и «связанное с ней движение политического и социального инакомыслия». 7 Восстание также породило у правителей страх перед тем, что могут сделать интеллектуалы, страх, который сохранялся в двадцатом веке, даже когда радикалы сами стали правящей партией.

Последующие радикальные усилия были вдохновлены литераторами, в первую очередь Белинским (1811-1848), который считал, что литература должна отражать реальность при преобразовании общества:

Социализм, социализм — или смерть! Это мой девиз. Какое мне дело, если гений на земле живет на небесах, когда толпа валяется в грязи? 8

Знаменитое «Письмо Белинского к Гого № 148; (1847) критиковал популярного писателя Николая Гоголя за защиту правящей власти и предательство общего блага.Хотя письмо было запрещено печатать, оно получило широкое распространение и стало манифестом многих интеллектуалов. Федор Достоевский (1821–1881), член либерального кружка Петрашевского, был арестован в 1848 году во время чтения письма. Опасаясь нового восстания, подобного восстанию декабристов, царь Николай I приговорил Достоевского и других ведущих петрашевцев к каторгам в Сибири.

Но, несмотря на официальные репрессии, роль русского писателя как общественного критика и активиста закрепилась, имея «такое же практическое значение, как и политический деятель или лидер популистов». 9 Известные писатели, в том числе Лев Толстой и Иван Тургенев, а также Достоевский, описывали социальные проблемы, а также либеральные или радикальные ответы на них в своих романах. И хотя царские чиновники приговаривали некоторых литературных лидеров к смерти или каторге, их запрещенные письма и тексты передавались из рук в руки интеллигенции. В 1861 году царь Александр II в ответ на растущие протесты против крепостного права отменил его; но многие интеллектуалы остались неудовлетворенными.Писал поэт Некрасов (1821-1877),

Не радуйтесь слишком рано! Пора идти вперед. Забудьте о своем ликовании. Народ освобожден. Но счастливы ли люди? 10

Революционная активность в России возросла в последние десятилетия XIX века. В марте 1881 года боевики Народная воля , или «Народная воля», убили Александра II, но потерпели неудачу в аналогичном покушении на Александра III шесть лет спустя. 1905 год стал годом массовых беспорядков и забастовок в России.Уже униженный разгромом русско-японской войны, царь Николай II и его советники потеряли терпение и 22 января 1905 года приказали расправиться с толпой мирных демонстрантов на Дворцовой площади Санкт-Петербурга.

Создание ГУЛАГа

После того, как большевики пришли к власти в 1917 году, вскоре эти радикалы — изначальные антиугнетатели — сами стали угнетателями. Сталин пришел к власти в 1924 году, вскоре оказавшись столь же восприимчивым к своим личным слабостям, как и цари до него.В конце 1920-х годов была создана система исправительно-трудовых лагерей ГУЛАГа, и менее чем через десять лет, в разгар сталинских чисток, в ней содержалось более пяти миллионов заключенных.

Хотя смерть Сталина в 1953 году ознаменовала начало конца ГУЛАГа, это произошло не раньше, чем там умерло от 15 до 30 миллионов человек. Среди его сокамерников были кулаков, (более богатые крестьяне), члены партии, подвергшиеся чистке, рассматриваемые как угроза авторитету Сталина, военнопленные (как вражеские солдаты, так и вернувшиеся советские солдаты, подозреваемые в влиянии западных идей), представители этнических групп настоящие преступники и представители интеллигенции.

Сталин хорошо понимал влияние литературы на русский народ; следовательно, самые тяжелые потери среди интеллигенции во время чисток были среди писателей. Как выразилась Надежда Мандельштам:

Мандельштам всегда говорил, что они всегда знали, что делают: цель — уничтожить не только людей, но и сам интеллект. 11

К 1954 году из 700, собравшихся на Первый съезд Союза советских писателей двадцатью годами ранее, осталось всего 50 писателей.По оценкам, «репрессиям подверглись около 2000 литературных деятелей, из которых около 1500 умерли в тюрьмах или лагерях». 12 И хотя некоторые подвергались преследованиям за то, что открыто осуждали партию, другие стали жертвами, поскольку оставались аполитичными. Эти писатели были наследниками другой русской литературной традиции, лучше всего представленной Антоном Чеховым (1860–1904). В отличие от концепции Белинского о литературе как о слуге дела, такие писатели, как Чехов, сильно сочувствовали судьбе России и ее народа, но отказывались привязывать к своей работе политические или философские идеологии.

Как видно на примере Ахматовой, такой отказ в сталинские годы мог стоить дорого. И хотя Ахматова была «реабилитирована» после смерти Сталина и в какой-то мере вновь принята в советское литературное сообщество, ее цикл стихов « Реквием » давно не появлялся в Советском Союзе. Написанный как памятник жертвам чисток и впервые опубликованный в Мюнхене в 1963 году, Requiem появился в России только двадцать четыре года спустя. В нем поэт выразил общую жалобу на судьбу интеллигенции России:

Никакое чужое небо не защитило меня,

крыло незнакомца закрыло мое лицо.

Я свидетель общему участию,

уцелевших того времени, того места. 13

«Враги народа»

При поиске ответов о природе «того времени, того места» особенно поучительными оказываются записи трех переживших чистки. Евгения Гинзбург, Надежда Мандельштам и Варлам Шаламов писали с пониманием о преследовании, которому они подверглись, исследуя как его причины, так и методы своих угнетателей.Евгения Гинзбург (1896-1977), писательница и член Коммунистической партии, была арестована в 1937 году по обвинению в «терроризме» и заклейменна как «враг народа». Следующие восемнадцать лет она была заключена в лагере ГУЛАГ на Колыме. годы. Ее двухтомные мемуары были опубликованы в Италии в 1967 и 1979 годах, а в Соединенных Штатах — под названиями Journey into the Whirlwind (1967) и Within the Whirlwind (1981). Они оставались неопубликованными в Советском Союзе до тех пор, пока Михаил Горбачев, генеральный секретарь Коммунистической партии, не инициировал период гласности (открытости) в конце 1980-х годов.

Варлам Шаламов (1907-1982), успешный писатель и журналист, также был арестован в 1937 году якобы за поддержку русского писателя-эмигранта Ивана Бунина. Шаламов был заключен на семнадцать лет — как и Гинзбург, в исправительно-трудовой лагерь на Колыме. После освобождения ему разрешили опубликовать часть своих стихов в России, но большая часть его произведений была опубликована за границей. Обездоленный ближе к концу своей жизни, Союз писателей заставил его отказаться от этой работы. Сборник рассказов о лагерной жизни военнопленных « Колымские рассказы » Шаламова был издан на русском языке в Англии в 1978 году.Затем избранные рассказы были опубликованы на английском языке в двух томах: Kolyma Tales (1980) и Graphite (1981). Полное собрание сочинений Шаламова не выпускалось в России до 1992 года.

Надежда Мандельштам (1899-1980) опубликовала в начале 1970-х годов два мемуара о преследованиях, которые претерпели она и ее муж, поэт Осип Мандельштам: Надежда против надежды и Отказ от надежды («Надежда» в переводе с русского означает «надежда». ). Осип был сослан в город Воронеж в 1934 году за описание Сталина:

И каждое убийство — удовольствие

Для широкогрудой осетины. 14

Надежда последовала за мужем в Воронеж, но потеряла его четыре года спустя, когда он был приговорен к пяти годам каторжных работ. Он умер где-то в пути в декабре 1938 года. Стихи Осипа оставались относительно малоизвестными до 1970-х годов, когда их публикация как в Советском Союзе, так и на Западе начала приносить ему признание.

Анализ трудов этих трех авторов показывает ряд повторяющихся закономерностей в методах, используемых Сталиным и партией для достижения абсолютной власти.Похоже, что главной заботой Сталина было подорвать критические способности людей и заменить их упрощенной верой в партию и ее лидеров.

Новое историческое повествование

Одним из методов партии был пересмотр истории России, создание нового нарратива для ее народа. В книге « Сосуды зла: американское рабство и холокост » философ и историк Лоуренс Томас описывает повествование как «essentia # 148; к любой культуре, поскольку он «определяет ценности и позитивные цели, фиксирует исторические точки и облагораживающие ритуалы. 15 Писатели, возможно, больше всего созвучны этому повествованию, поскольку их задача — сохранять и создавать истории своего народа.

Признавая эту взаимосвязь, партия поспешила запретить историческую литературу, стремясь принизить значение дореволюционной царской эпохи, которая была изобиловала классовым неравенством. Учебники истории были переписаны, чтобы отразить только партийную догму, исторические драмы были исключены из репертуаров ведущих театров, а планы по выпуску исторической художественной литературы были исключены литературными периодическими изданиями. 16

Вместо истории партия обратила внимание на героику советской борьбы, создав для своего народа нового героя — «Нового советского человека» или «Героя Труда» — и потребовав, чтобы все искусство соответствовало мировоззрению. идеология «социалистического реализма». Российских фермеров и рабочих призывали к достижению производственных целей пятилетних планов страны, следуя предполагаемому примеру шахтера Алексея Стаханова и становясь «стахановцами». Соответственно, от писателей требовалось создавать персонажей. кто бы

пробуждает людей к трудовым подвигам, борется с их настроениями апатии или самоуспокоенности, улучшает дисциплину и моральный дух и повышает интерес к общинной войне. 17

В результате повествование было лишено внутреннего конфликта, зла, болезненности или даже плохой погоды. Герой Труда был героем, лишенным подлинно человеческих качеств.

Надежда Мандельштам утверждает, что как только история народа начала меняться, многие ценности, которые он олицетворял, были приуменьшены или даже забыты. «Обычная линия, — заявляет она, — заключалась в осуждении истории как таковой: она всегда была одинаковой, человечество никогда не знало ничего, кроме насилия и тирании.” 18 Партия подчеркнула новый день и новую систему ценностей, и Герой Труда стал ее крестоносцем. Пишет Мандельштам,

.

Сторонники капитуляции атаковали все старые концепции только потому, что они старые. . . Все сочли выдумкой. Свобода? Такого нет и не было! . . . Такие термины, как «честь» и «совесть» в это время вышли из употребления — подобные концепции были легко дискредитированы. 19

Результатом, по мнению Мандельштама, стало распутывание ткани русской культуры и обращение ее народа к чему-то сродни дикости.

Варлам Шаламов делает то же самое в Графите: «Все ценное превращается в пыль, а цивилизация и культура падают. . . в течение нескольких недель ». 20 Автор постоянно описывает своих персонажей — сокамерников на Колыме — уже не людьми, а дикими, а редактор Джон Глэд пишет о рассказах, которые« шокируют ». . . «Бесчеловечность человека по отношению к человеку». 21 Шаламов и Мандельштам поняли, что «материал истории — это идеи», 22 и что народ без прошлого становится народом без мыслей и культуры.

Манипуляции надеждой

Понимая потребность народа в будущем, которое заменит его прошлое, партия предложила видение утопического коммунистического общества, к которому люди могли бы стремиться. Надежда Мандельштам, обсуждая манипуляции надеждой со стороны партии, отмечает, как Сталин представил себя народу как единое целое с Богом, пообещав «организовать рай на земле, чего бы это ни стоило». 23 Намерение состояло в том, чтобы заменить людей ». критические способности с «научной» системой убеждений (марксизм-ленинизм-сталинизм), в которую они могли слепо и безоговорочно верить.Русский народ, как его видел Сталин, «жаждал всеобъемлющей идеи, которая объяснила бы все в мире и сразу же принесла бы всеобщую гармонию». 24

Взгляд Мандельштама на методы Сталина напоминает взгляд социолога Зигмунта Баумана, который проводит сравнения между способами, которыми Гитлер и Сталин манипулировали своим народом:

жертв Сталина и Гитлера. . . Устранено так, что мир людей объективно лучше. . . может быть установлен.Коммунистический мир. Или расово чистый, арийский мир. В обоих случаях гармоничный мир, бесконфликтный, послушный в руках своих правителей, находится под контролем. 25

Мандельштам отличается от Баумана в том, что рассматривает Сталина как манипулирующего этими идеалами в своих политических целях, тогда как Бауман, кажется, полагает, что Сталин сам разделял эти мечты.

По словам Мандельштама, за этим последовал процесс идеологической обработки, в ходе которого людей учили партийному кредо, как если бы оно было самой религиозной догмой.В конце концов, люди охотно закрывали глаза и следовали за своим лидером, не позволяя себе сравнивать слова с делами или взвешивать последствия своих действий. 26

Для Мандельштама религиозный символизм подходит, потому что русский народ в своей новой вере даже начал проводить параллели «с победой христианства, [думая], что эта новая религия также просуществует тысячу лет». 27

Евгения Гинзбург описывает потребность в надежде у тех, кто приговорен к ссылке в ГУЛАГ.Как она пишет в книге « Путешествие в вихрь », хотя Колыма «пугала всех во внешнем мире, не только [она] не пугала нас, но была источником надежды». 28 Гинзбург вспоминает положение заключенных (она сама среди их) перевозят через Советский Союз — долгое и жаркое путешествие в переполненном поезде с минимальным количеством средств к существованию. Она рассказывает о том, как они стали жертвами фантазий молодого «верного» — осужденного, которого охранники сочли заслуживающим доверия и которому были предоставлены особые привилегии, — известного среди заключенных как «Вор Васек».На беспокойство каждого из заключенных Васек восклицает: «Не волнуйтесь, девочки, на Колыме есть место, еда и одежда для всех!» 29 Пишет Гинзбург,

[Васек] описание земли обетованной было поглощено. . . как вкусный яд. Все чаще наши лихорадочные ночи прерывались не только стонами и скрежетом зубов, но и криком: «Почему нас не отправляют на Колыму?» 30

Заключенные в конце концов достигли Колымы только для того, чтобы обнаружить пустоту сказок Васека.

Shalamov’s Graphite также исследует пагубные последствия надежды в сочетании с идеологией. В «Житии инженера Кипреева» главный герой, заключенный на Колыме, пытается добиться освобождения, изобретая различные приспособления, полезные для лагерных властей. К тому времени, когда Кипреев уже разработал план утилизации лампочек, он создал рентгеновский аппарат. Он представляет свою машину администраторам вместе с петицией об освобождении, и история заставляет его ждать в надежде на свободу.Но, замечает рассказчик,

Надежда всегда сковывает осужденного. Надежда — это рабство. Человек, который на что-то надеется, меняет свое поведение и чаще оказывается нечестным, чем человек, который перестает надеяться. 31

Истинное благородство души инженера проявляется только после того, как все его махинации терпят поражение, оставляя ему не на что надеяться. Только в этом состоянии — безнадежном — Кипреев совершает бескорыстный поступок. Выздоравливая после операции, он настаивает на том, чтобы более тяжелобольные пациенты получали его «особую диету», не только отказываясь от хорошей еды и отдыха, но и переводя себя из комфортабельной больницы обратно в исправительно-трудовой лагерь.

Сдача и принесение в жертву

Судьба Кипреева демонстрирует, как понятие надежды приводит к идеям капитуляции и самопожертвования, поскольку создание утопии требует устранения всех идеологических отклонений — или, как сказано в постановлении 1946 года, любых взглядов и поведения, «вредных для человека». интересы советского народа и государства ». Мандельштам и Гинзбург описывают подчинение своих интеллектуальных друзей требованиям партии. В частности, на ранних этапах чисток многие просто переусердствовали; однако по мере того, как накатился ужас, многие другие сдались, чтобы спасти себя или свои семьи.Писатель Михаил Зенкевич, утверждает Мандельштам,

был одним из первых, кто погрузился в гипнотический транс или летаргию. . . . бродить по руинам своего Рима, пытаясь убедить себя и других в том, что необходимо отдать не только свое тело, но и свой разум. 32

Шаламов описывает, как «удар может превратить интеллектуала в послушного слугу мелкого повара. . . . Интеллигент постоянно напуган. Его дух сломлен, и он забирает этот испуганный и сломленный дух с собой обратно в гражданскую жизнь.” 33

В воспоминаниях Гинзбург рассказывается, как, находясь в тюрьме на допросе, она «столкнулась» с двумя бывшими коллегами, членами ее литературного коллектива, которые уступили требованию партии о лжесвидетельстве. Одним из этих свидетелей был Володя Дьяконов, молодой писатель, которого учил Гинзбург и которому она нашла работу. Она пишет

Страшно было смотреть на лицо Володи, красивое лицо которого было так искажено нервным тиком, что оно выглядело почти отвратительно.. . . Володя, похожий на кролика перед удавом, медленно писал свое имя дрожащей рукой, как если бы у него был удар, и совсем не похожим на смелое взмах пера, которым он подписывал свои статьи о моральном кодексе мира. новый век. 34

Другой свидетель, давняя подруга из штаба Гинзбурга по имени Наля Козлова, представила противоположную картину — наивного интеллектуала, все еще вовлеченного в партийную риторику. Наля уверенно осудила бывшего друга, согласившись на выдуманные обвинения в адрес Гинзбурга, считая, что они должны быть правдой.Гинзбург заявляет, что Наля, ее «милая, остроумная, лихая однокурсница», превратилась в «попугая», щебечущего с осуждением партии. 35

Материал мучеников и святых

Трудовые лагеря, хотя и не казнили людей в массовом порядке, , тем не менее, воспроизводили условия, подобные по своему ужасу и жестокости условиям Освенцима. Примо Леви в своих мемуарах под названием If This is a Man (опубликованных в США как Survival in Auschwitz ) утверждает, что выживаемость в таких условиях

без отказа от какой-либо части собственного морального мира.. . уступали лишь очень немногим высшим личностям, состоящим из мучеников и святых. 36

Евгения Гинзбург рассказывает о нескольких таких выдающихся личностях, о группе крестьянок, которые были заключены в тюрьму за исповедание своей религии. В то время как большинство рабочих выполнили свою дневную норму вырубки упавших деревьев путем кражи бревен из тайника, эти женщины выполнили свою норму тяжелым трудом. Когда наступила Пасха, они попросили освободить их от работы, но командир отряда отказался: никаких религиозных праздников не признали.

Когда женщины отказались покидать свою хижину. . . их выгнали прикладами автоматов. Добравшись до лесной поляны, они сложили аккуратную груду своих топоров и пил, тихо сели на замерзшие пни и начали петь гимны. Вслед за этим охранники. . . приказал им снять обувь и встать босиком в ледяной воде одного из лесных бассейнов, который все еще был покрыт тонким слоем льда. 37

Женщины отказались сдаваться и скандировали, стоя во льду.Примечательно, что никто из них не заболел, и на следующий день они превысили норму древесины. Но Гинзбург и другие провели ту ночь, размышляя: «А хватило бы у нас смелости сделать то же самое?» 38 К сожалению, она описывает только этих женщин, которые пережили наказание целыми и невредимыми.

Выжившие также редки в воспоминаниях Надежды Мандельштам. Одним из них был Л., «человек, который никогда не унывал. . . и вернулся [из трудовых лагерей] в 1956 году с туберкулезом. . . но по крайней мере вернулся в здравом уме и с лучшей памятью, чем у большинства. 39 В то время как она сама терпела — «почти тридцать лет, стиснув зубы», 40 — муж Надежды Осип не родился с таким же талантом к выживанию.

С самого начала большевистской революции Осип Мандельштам (1891-1938) был человеком, «личность и поэзия которого полностью расходились с позицией, ожидаемой от писателя». 41 Большинство советских писателей, даже такие иконоборцы, как Борис Пастернак , «Имел некоторые точки соприкосновения с традиционным миром литературы, а следовательно, и с такими вещами, как РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей), тогда как М.не было вообще ничего. Пастернак хотел быть дружелюбным, а М. отвернулся от них ». 42 Голос Осипа Мандельштама был« голосом постороннего, который знал, что он один, и ценил его изоляцию ». 43

Можно представить, что стихи, сочиненные Осипом в изгнании, будут утомленными и мрачными, точной копией его жизни, но «Воронежские стихи» раскрывают поэта в его самых радостных проявлениях, а его стихи — в самом облагораживающем. Разум Осипа ярко горел в первые годы заключения, а затем сгорел в Сибири, где о его безумной смерти ходит
легенд.Сохранился сборник стихов, который еще долгое время не публиковался после смерти Сталина, тем не менее нашел аудиторию в России. По словам Надежды, стихи Осипа «не нуждались в изобретении Гутенберга…». все больше и больше людей читают [его] стихи в рукописных копиях, которые распространяются [d] по всей стране ». 44 Силой своих стихов Осип Мандельштам стал настоящим русским героем, войдя в повествование своей страны как антитеза Герою Труда. Как его слова напомнили другим,

Народу нужны мрачно знакомые стихи

, чтобы вечно бодрствовать,

и омыть их своим дыханием

в каштановой волне льняных локонов. 45

Варлам Шаламов считал, что избежать последствий чисток невозможно даже для сильнейших героев. Шаламов «утверждает, что настоящие страдания, такие как Колыма, причиняемая своим обитателям, могут только деморализовать и сломить человеческий дух». 46 Герой Графит — это не тот, кто бежит из ГУЛАГа, а тот, кто там умирает. Фактически это Осип Мандельштам, последние дни которого описаны в художественном рассказе Шаламова «Вишневый бренди» по одному из стихотворений Осипа.По сюжету неназванный поэт осознает на смертном одре, что

жизнь была вдохновением, только вдохновение. . . все — работа, топот лошадиных копыт, дом, птицы, камни, любовь, весь мир — можно было выразить стихами. Вся жизнь легко входила в стихи и чувствовала себя там как дома. Так и должно быть, потому что поэзия была Словом. 47

Но несколько жертв чисток все же выжили. Анна Ахматова, похоже, выжила, сохранив свою веру в письменное слово — веру, которая так упорно расходилась с партией и ее вероисповеданием.Призывая к слепой вере в вечную утопию, партия пыталась отбросить историю, а вместе с ней и традиции и ценности, веками накопленные русским народом. Какое-то время партия использовала русскую литературную традицию, которая рассматривала писателя как слугу общества. Но под поверхностью текли подземные потоки, текущие из того же источника, которые призывали к преданности делу благополучия людей; эти течения, проявившиеся в форме самиздата (самоизданные произведения), выступали против деспотической власти и не могли быть направлены на поддержку какой-либо всеобъемлющей идеи. 48 Ахматова говорила от имени всех российских писателей-оппозиционеров, написав:

Наше священное ремесло существовало

Тысячелетиями. . .

Им светится даже во тьме земля.

Но ни один поэт никогда не настаивал,

Через смех или слезы,

Что нет ни мудрости, ни возраста, ни смерти. 49

Банкноты

1.Осип Мандельштам, Избранные стихотворения , пер. Дэвид Макдафф (Нью-Йорк: Фаррар, Страус и Жиру, 1973), 133.

2. Аврам Ярмолински, Литература при коммунизме (Блумингтон: Университет Индианы, 1957), 23.

3. Надежда Мандельштам, Надежда против надежды , пер. Макс Хейворд (Нью-Йорк: Атенеум, 1970), 17.

4. Ярмолинского, 37.

5. Там же ., 31.

6. Бориса Кагарлицкого, Тростник мышления , пер.Брайан Пирс (Нью-Йорк: Verso, 1988), 16.

7. Там же ., 14.

8. Можно найти в Интернете по адресу: www.britannica.com/seo/v/vissarion-grigoryevich-belinsky

9. Дэвид Макдафф, «Введение», у Осипа Мандельштама, Избранные стихотворения , пер. Дэвид Макдафф (Нью-Йорк: Фаррар, Страус и Жиру, 1973), vii.

10. Можно найти в Интернете по адресу: www.russia.net/~oldrn/history/revolution.html

11. Н. Мандельштам.

12. Роберт Конквест, The Great Terror (Oxford: Oxford University Press, 1990), 297.

13. Стихи Ахматовой , пер. Стэнли Куниц с Максом Хейвордом (Бостон: Литтл, Браун, 1973).

14. Термин «Осетия» Мандельштама происходит от места рождения Сталина — Осетии, региона на севере центральной части Грузии.

15. Лоуренс Томас, Сосуды зла: американское рабство и холокост (Филадельфия: Temple University Press, 1993), 156.

16. Ярмолинского, 44; в качестве примера содержания этих пересмотренных учебников см. «Справочник по современной истории» Университета Фордхэма, посвященный сталинским чисткам, по адресу www.fordham.edu/halsall/mod/1936purges.html

17. Там же ., 45.

18. Н. Мандельштам, 44.

19. Там же ., 165-66.

20. Варлам Шаламов, Графит , пер. Джон Глэд (Нью-Йорк: WW Norton and Co., 1981), 196.

21. Джон Глэд, «Предисловие», в Графит , Варлам Шаламов, пер. Джон Глэд (Нью-Йорк: WW Norton and Co., 1981), 14.

22. Н. Мандельштам, 163.

23. Там же ., 147.

24. Там же ., 162.

25. Зигмунт Бауман, Современность и Холокост (Итака, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета, 1989), 92–93.

26. Н. Мандельштам, 162.

27. Там же ., 164.

28. Евгения Гинзбург, Путешествие в вихрь , пер. Пол Стивенсон и Макс Хейворд (Нью-Йорк: Harcourt, Brace, and World, Inc., 1967), 349.

29. Там же .

30. Там же ., 350-51.

31. Шаламова, 135.

32. Н. Мандельштама, 45.

33. Шаламов, 197.

34. Гинзбург, 91-92.

35. Там же ., 94.

36. Примо Леви, Выживание в Освенциме , пер. Стюарт Вульф (Нью-Йорк: Collier Books, 1993), 92.

37. Гинзбург, 413.

38. Там же ., 414.

39. Н. Мандельштам, 395.

40. Там же ., 395.

41. McDuff, xi.

42. Н. Мандельштам, 152.

43. Там же ., 178.

44. Там же ., 376.

45. Осип Мандельштам, Избранные стихотворения , 143.

46. Рады, 15.

47. Шаламова, 265.

48. Самиздат (самовыдвиженцы) — термин, придуманный в постсталинскую эпоху для пародии на официальное обозначение Госиздат (государственное издательство).Он также может применяться к подвергнутым цензуре произведениям в рукописной или печатной форме, передаваемым из рук в руки до и во время сталинской эпохи.

49. Можно найти в Интернете по адресу: www.kirjasto.sci.fi/aakhma.htm

Список литературы

Читатель, Роберта. Анна Ахматова: поэт и пророк. (Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1994).

Суэйзи, Гарольд. Политический контроль литературы в СССР . Кембридж, Массачусетс: Гарвардский унив. Пресс, 1962.

Дэвид Морс — помощник редактора в отделе публикаций NCSS.

Русская литература советского периода

Следующие предметы рекомендуются учащимся, желающим больше узнать о Советской России посредством чтения литературы.

Аксёнов Василий (1932-). Поколения зимы. Пер. Джона Глэда и Кристофера Морриса.Нью-Йорк: Винтаж, 1995. Этот роман и его продолжение, Зимний герой (1996), описывают борьбу семьи Градовых за выживание в хаотических жизненных перипетиях сталинской эпохи. Сын писательницы Евгении Гинзбург, Аксенов был культурным лидером своего поколения в России, но столкновения с правительством вынудили его эмигрировать в США в 1980 году.

Бабель, Исаак (1894-1941). Красная конница . Лондон, Нью-Йорк: А.А. Кнопф, 1929. Начавшаяся литературная карьера Малыша была приостановлена, когда Горький посоветовал ему набраться жизненного опыта, прежде чем продолжать писать. В 1920 году Бабель присоединился к знаменитой Красной кавалерии Буденного во время советско-польской войны, получая опыт, на котором он основывал эти истории. В 1930-х годах он подвергся резкой критике со стороны коммунистических критиков, а к концу десятилетия был осужден и арестован.

Булгаков Михаил (1891-1940). Мастер и Маргарита . Пер. Мирры Гинзбург. Нью-Йорк: Grove Press, 1991. Эта яростно-веселая сатира Союза писателей и советской политики в целом была написана в 1930-х годах, но не публиковалась в СССР до 1967 года. Булгаковская Белая гвардия (опубликована в Соединенных Штатах) в 1971 г.) — это роман о Гражданской войне, последовавшей за большевистской революцией.

Бунин, Иван (1870-1953). Проклятые дни: дневник революции . Пер. Томас Дж. Марулло. Чикаго: Иван Р. Ди, 1998. Хотя по сути своей аполитичен, Бунин написал язвительный отчет о событиях большевистской революции. Изгнанный из России в конце 1920-х годов, Бунин был первым россиянином, получившим Нобелевскую премию по литературе (1933).

Горький Максим (1868-1936). Мать . Пер. пользователя Isidore Schneider. Secaucus, NJ: Citadel Press, 1975.Первоначально опубликованный в 1907 году и, вероятно, самый известный советский роман революционного этоса, это именно та чушь, которую любил Союз писателей.

Пастернак, Борис (1890-1960). Доктор Живаго . Пер. пользователя Макс Хейворд. Нью-Йорк: Pantheon Books, 1991. Этот знаменитый роман о поэте, посвященный личной жизни, хотя и не лишенный сочувствия к первоначальным целям Революции, был широко известен, когда был опубликован за границей в 1957 году.Пастернак получил Нобелевскую премию по литературе в 1958 году, но ему не разрешили покинуть страну, чтобы принять ее.

Рыбаков Анатолий (1908-1999). Дети Арбата. Пер. Гарольда Шукмана. Нью-Йорк: Делл, 1988. В центре этого популярного романа — молодой студент, который невольно оказывается вовлеченным в политические интриги на грани сталинских чисток. Это первый роман в трилогии, в которую вошли Fear (1992) и Dust and Ashes (1996).

Солженицын, AlexandEr (1918-). Один день из жизни Ивана Денисовича. Пер. Автор: H.T. Willetts. Нью-Йорк: Фаррар, Страус, Жиру, 1991. Этот частично автобиографический роман описывает жизнь зек (осужденного) в сталинском трудовом лагере. Он был опубликован в газете « Новый мир » ( New World ) в 1962 году, во время кратковременной оттепели советской цензуры при Хрущеве. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1970 года, автор опубликовал первый том Архипелаг ГУЛАГ за границей в 1973 году, а в 1974 году был изгнан из Советского Союза.Вернулся в Россию в 1994 году.

Замятин Евгений (1884-1937). Ср . Пер. Бернарда Г. Герни. Лондон: Джонатан Кейп, 1970. Этот антиутопический роман был предшественником романов Олдоса Хаксли «О дивный новый мир » и Джорджа Орвела № 146; s 1984 . Хотя книга оставалась неопубликованной в Советском Союзе, ее публикация за рубежом вызвала такую ​​критику со стороны советского литературного сообщества, что Замятин потребовал депортации.По заступничеству Горького Сталин удовлетворил просьбу, и Замятин прожил остаток своей жизни в Париже.

Для обсуждения жизни и творчества следующих авторов, пожалуйста, обратитесь к сопроводительной статье.

Анна Ахматова (1889-1966). Полное собрание стихов Анны Ахматовой . Пер. пользователя Judith Hemschemeyer. Эд. Роберта Читатель. Сомервилль, Массачусетс: Zephyr Press, 1990. Стихи Ахматовой . Пер. Стэнли Куниц с Максом Хейвордом. Бостон: Литтл, Браун, 1973.

Евгения Гинзбург (1896-1977). Путешествие в вихрь . Пер. Пол Стивенсон и Макс Хейворд. Нью-Йорк: Harcourt, Brace, and World, Inc., 1967. Вихрь (продолжение). Пер. Яна Боланда. Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1981.

Надежда Мандельштам (1899-1980). Надежда против надежды . Пер. пользователя Макс Хейворд. Нью-Йорк: Атенеум, 1970. Брошенная надежда (продолжение). Пер. пользователя Макс Хейворд. Нью-Йорк: Атенеум, 1974.

.

Осип Мандельштам (1891-1938). Избранные стихотворения Осипа Мандельштама . Пер. и Введение Кларенса Брауна и У.С. Мервин. Нью-Йорк: Atheneum Press, 1974. Осип Мандельштам Избранные стихотворения . Пер. и Введение Дэвида Макдаффа. Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру, 1973. Полное собрание стихов Осипа Эмильевича Мандельштама. Пер. Бертона Раффела и Аллы Бураго. Введение и примечания Сидни Монаса. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1973. Воронежские тетради: Стихи 1935-1937 гг. . Пер. Ричардом и Элизабет Маккейн. Вступительное слово Виктора Кривулина. Ньюкасл-апон-Тайн: Кровавый топор, 1996.

Варлам Шаламов (1907-1982). Колымские сказки . Пер. пользователя John Glad. Нью-Йорк: WW Norton and Co., 1980. Графит . Пер. и предисловие Джона Глэда. Нью-Йорк: WW Norton and Co., 1981.

Два фильма о положении интеллигенции в Советской России:

Утомленные солнцем (1994, выпуск для США 1995). Режиссер Никита Михалков, который также играет главную роль. Продолжительность спектакля 134 минуты. На русском с английскими субтитрами. Прекрасный рассказ о том, как сталинские чистки разрушили идиллическую жизнь стареющего большевистского героя и его семьи.Лауреат Каннского кинофестиваля 1994 года и премии Американской киноакадемии за лучший иностранный фильм. Учителям рекомендуется предварительно просмотреть фильм, прежде чем показывать его школьной аудитории.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.