Содержание

монолог "Жестокие нравы, сударь..." (текст)

из пьесы "Гроза" Островского: монолог "Жестокие нравы, сударь...".

Текст этого монолога можно найти в пьесе "Гроза" в 1-ом действии 3-ем явлении.


"Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…

Это был текст монолога Кулигина из пьесы "Гроза" Островского ("Жестокие нравы, сударь...") из 1-ого действия 3-его явления.

Монолог Кулигина «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе!»

Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно. А те им за малую благостыню на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…

 

Слушать аудиокнигу с текстом монолога Кулигина «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе...»

 

Борис. А вы умеете стихами?

Кулигин. По-старинному, сударь. Поначитался-таки Ломоносова, Державина… Мудрец был Ломоносов, испытатель природы… А ведь тоже из нашего, из простого звания.

Борис. Вы бы и написали. Это было бы интересно.

Кулигин. Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную жизнь хотел я вам, сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать.

 

(Островский «Гроза», действие 1, явление 3. См. на нашем сайте краткое содержание «Грозы», её полный текст и анализ этой пьесы, сделанный великим русским писателем А. И. Солженицыным.)

См. также: Монолог Кулигина «Вот какой, сударь, у нас городишко...», Характеристика Кулигина в «Грозе» Островского.

 

Монолог Кулигина «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе! Островский

Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

Кулигин . Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно. А те им за малую благостыню на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…

А. Н. Островский. Гроза. Спектакль. Серия 1

Борис . А вы умеете стихами?

Кулигин . По-старинному, сударь. Поначитался-таки Ломоносова , Державина … Мудрец был Ломоносов, испытатель природы… А ведь тоже из нашего, из простого звания.

Борис . Вы бы и написали. Это было бы интересно.

Кулигин . Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную жизнь хотел я вам, сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать.

(Островский «Гроза», действие 1 , явление 3. См. на нашем сайте

Над обществом имеют прочную власть только идеи, а не слова.
(В. Г. Белинский)

Литература XIX века качественно отличается от литературы предшествующего «золотого века». В 1955–1956 гг. свободолюбивые и свободореализующие тенденции в литературе начинают проявляться всё активнее. Художественное произведение наделяется особой функцией: оно должно поменять систему ориентиров, переформировать сознание. Социальность становится важным начальным этапом, а одной из главных проблем становится вопрос о том, как искажает человека социум. Разумеется, многие писатели в своих произведениях пытались решить поставленную проблему. Например, Достоевский пишет «Бедных людей», в которых показывает бедность и безысходность низших слоёв населения. Этот аспект был также и в сфере внимания драматургов. Н. А. Островский в «Грозе» жестокие нравы города Калинова показал достаточно ярко. Зрители должны были задуматься над социальными проблемами, которые были характерны для всей патриархальной России.

Обстановка в городе Калинове совершенно типична для всех провинциальных городов России второй половины XIX века. В Калинове можно узнать и Нижний Новгород, и города Поволжья, и даже Москву. Фраза «жестокие нравы, сударь» произносится в первом действии одним из главных героев пьесы и становится основным мотивом, который связан с темой города. Островский в «Грозе» монолог Кулигина о жестоких нравах делает достаточно интересным в контексте других фраз Кулигина в предыдущих явлениях.

Итак, пьеса начинается с диалога Кудряша и Кулигина. Мужчины говорят о красоте природы. Кудряш не считает пейзаж чем-то особенным, внешние декорации мало для него значат. Кулигин же, напротив, восхищается красотой Волги: «Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу»; «Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется». Далее на сцене появляются другие действующие лица, и тема разговора меняется. Кулигин говорит с Борисом о жизни в Калинове. Оказывается, жизни-то, собственно, здесь и нет. Застой и духота. Подтверждением этому могут служить фразы Бориса и Кати о том, что в Калинове можно задохнуться. Люди, кажется, глухи к проявлению недовольства, а причин для недовольства очень много. В основном они связаны с социальным неравенством. Вся власть города сосредоточена лишь в руках тех, кто имеет деньги. Кулигин говорит о Диком. Это грубый и мелочный человек. Богатство развязало ему руки, поэтому купец считает, что вправе решать кто может жить, а кто нет. Ведь многие в городе просят в долг у Дикого под огромные проценты, при этом они знают, что Дикой, вероятнее, не даст этих денег. Люди пробовали жаловаться на купца городничему, но это тоже ни к чему не привело - городничий на самом деле не имеет совершенно никакой власти. Савл Прокофьевич позволяет себе оскорбительные комментарии и ругань. Точнее, его речь составляет только это. Его можно назвать маргиналом в высшей степени: Дикой часто выпивает, лишён культуры. Ирония автора в том, что купец богат материально и совершенно нищ духовно. В нём будто нет тех качеств, которые делают человека человеком. При этом находятся и те, кто смеётся над ним. Например, некий гусар, который отказался выполнять просьбу Дикого. А Кудряш говорит, что не боится этого самодура и может ответить Дикому на оскорбление.

Кулигин также говорит и о Марфе Кабановой. Эта богатая вдова «под видом благочестия» творит жестокие вещи. Её манипуляции и обращение с семьёй может привести в ужас любого человека. Кулигин характеризует её так: «нищих оделяет, а домашних заела совсем». Характеристика оказывается вполне точной. Кабаниха представляется гораздо ужаснее, чем Дикой. Её моральное насилие над близкими людьми не прекращается никогда. И ведь это - её дети. Своим воспитанием Кабаниха превратила Тихона во взрослого инфантильного пьяницу, который и рад бы сбежать от опеки матушки, но боится её гнева. Своими истериками и унижениями Кабаниха доводит Катерину до суицида. У Кабанихи сильный характер. Горькая ирония автора в том, что патриархальным миром руководит властная и жестокая женщина.

Именно в первом действии наиболее явно изображены жестокие нравы тёмного царства в «Грозе». Устрашающие картины социальной жизни контрастно противопоставлены живописным пейзажам на Волге. Простору и свободе противопоставлены социальное болото и заборы. Заборы и засовы, за которыми жители отгородились от остального мира, закупорились в банке, и, верша самосуд, самовольно гниют от нехватки воздуха.

В «Грозе» жестокие нравы города Калинова показаны не только в паре персонажей Кабаниха - Дикой. Кроме этого, автор вводит ещё несколько значимых действующих лиц. Глаша, служанка Кабановых, и Феклуша, обозначенная Островским как странница, обсуждают жизнь города. Женщинам кажется, что только здесь всё ещё сохраняются старые домостроевские традиции, а дом Кабановых - последний рай на земле. Странница рассказывает об обычаях других стран, называя их неверными, ведь там нет христианской веры. Такие, как Феклуша с Глашей, заслуживают «скотского» обращения от купцов и мещан. Ведь эти люди беспросветно ограничены. Они отказываются понимать и принимать что-либо, если это расходится с привычным миром. Им хорошо в той «бла-а-адати», которую они себе построили. Дело не в том, что они отказываются видеть реальность, а в том, что реальность считается нормой.

Безусловно, жестокие нравы города Калинова в «Грозе», характерные для общества в целом, показаны несколько гротескно. Но благодаря такой гиперболизации и концентрации негатива автор хотел добиться реакции от публики: люди должны осознать, что перемены и реформы неизбежны. Нужно самим участвовать в изменениях, иначе эта трясина разрастётся до невероятных масштабов, когда изжившие себя порядки подчинят себе всё, окончательно убрав даже возможность развития.

Приведенное описание нравов жителей города Калинова может быть полезно 10 классам при подготовке материалов к сочинению на тему «Жестокие нравы города Калинова».

Тест по произведению

Оригинал:
Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

Обработка А.Минникаева

Жестоки нравы, сударь, в нашем городе. Жестокие
В мещанстве миром правят люди вовсе не далекие
Полным полно грубиянства похлеще, чем в жизни стольной
Не узреть вам ничего кроме бедности нагольной.
Не удасться никогда из этой выбиться коры:
Надежда...есть она у многих, но лишь только до поры
Все, кто честны не заработают насущной еды,
А у кого –в кармане деньги, тот владелец бедноты,
На чьи труды он будет крепко пить и пировать,
Красиво жить и еще больше денег наживать.
Вам сказать, как отвечать сумел ваш дикий дядя,
Савел Прокофич городничему глазами добрыми глядя?

«Послушай, брат, расчитывай ты мужиков хорошенько.
Каждый день ко мне с жалобами ходят по-маленьку.»
Ответом: стоит ли нам с вами о пустяках рассуждать.
Им что копейка, что пять – мне капитал наживать

А меж собой-то, милый сударь, как живут:
Глотки рвут, себя продают, торговлю душат
Друг у друга подрывают, не скрывают,
Что война идет из краю зависти... они с успехом залучают
В свои высокие хоромы пьяных приказных,
На коих виду человечьего нет, и таких
Что истеряли обличье. На листах гербовых
Кляузы злостные строчат на ближних и родных
Судятся, судятся и нет конца глупых споров
Итоги этих процессов, разве только разговоров,
Как в губернию пойдут за правдой, важной вещью
- Там их и ждут, от радости руками плещут.
Скоро сказка говорится, ну а делу торопится
Не годится: их волочат, как звериные хвосты,
А они тому и рады, колокочат без нужды…
Очень странная житейка: «Я потрачусь – говорить
-Да уж ему станет в копейку»
... хотел в стихах изобразить

Рецензии

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру - порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Ответ от чеLOVEк-ТиГр[активный]
Оригинал:
Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят! » Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо! » Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку» . Я было хотел все это стихами изобразить.. .

Ответ от Алекс Клешеров [новичек]
Лог (5x+19)по основанию 2 -5=

Ответ от Liudmila Sharukhia [гуру]
Вот какой, сударь, у нас городишко! Бульвар сделали, а не гуляют. Гуляют только по праздникам, и то один вид делают, что гуляют, а сами ходят туда наряды показывать. Только пьяного приказного и встретишь, из трактира домой плетется. Бедным гулять, сударь, некогда, у них день и ночь забота. И спят-то всего часа три в сутки. А богатые-то что делают? Ну, что бы, кажется, им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так нет. У всех давно ворота, сударь, заперты и собаки спущены. Вы думаете, они дело делают, либо богу молятся? Нет, сударь! И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! Да что вам говорить, сударь! По себе можете судить. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! И все шито да крыто - никто ничего не видит и не знает, видит только один бог! Ты, говорит, смотри в людях меня да на улице; а до семьи моей тебе дела нет; на это, говорит, у меня есть замки, да запоры, да собаки злые. Семья, говорит, дело тайное, секретное! Знаем мы эти секреты-то! От этих секретов-то, сударь, ему только одному весело, а остальные - волком воют. Да и что за секрет? Кто его не знает! Ограбить сирот, родственников, племянников, заколотить домашних так, чтобы ни об чем, что он там творит, пикнуть не смели. Вот и весь секрет. Ну, да бог с ними! А знаете, сударь, кто у нас гуляет? Молодые парни да девушки. Так эти у сна воруют часик-другой, ну и гуляют парочками. Да вот пара!

Проверочная работа по литературе. А.Н.Островский «Гроза»

Кто из героев драмы «Гроза» сказал ?

 

1. «Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу на Волгу и всё наглядеться не могу».

 

2. «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие ! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите… А кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые ёще больше денег наживать».

 

3. «Да я, маменька, и не хочу своей волей жить. Где уж мне своей волей жить».

 

4. «Чего смеётесь! Не радуетесь! Все в огне будете гореть неугасимом, все в смоле будете  кипеть неутолимой. Вон, вон красота-то куда ведёт».

 

5. «Много у меня в год то народу перебывает ; вы то поймите : не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысяча составляются».

 

6. «А вот умные люди замечают, что у вас и время-то короче становится. Бывало лето и зима тянутся, тянутся, не дождёшься, когда кончаться ; А нынче и не увидишь, как пролетят. Дни-то и часы всё те же, как будто остались ; а время-то, за наши грехи всё короче и короче делается».

 

7. «А по-моему : делай, что хочешь, только бы шито да крыто было».

 

8. «Не по своей я воле еду : дядя посылает, уж и лошади готовы; я только отпросился у дяди на минуточку…»

 

9. «Как не ругать! Он без этого дышать не может. Да не спускаю и я : он слово, а я десять; плюнет да и пойдёт. Нет, уж я перед ним рабствовать не стану».

 

10. «Молодость-то что значит ! Смешно смотреть-то даже на них! … Ничего-то не знают, никакого порядка… Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять. Уж и не знаю. Ну, да уж хоть то хорошо. что не увижу ничего».

 

11. «Конечно, не дай бог этому случиться! А уж коли очень мне здесь опостынет, то не удержат меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану. хоть ты меня режь!».

 

Ответы :

 

1. Кулигин, часовщик – самоучка.

 

2. Тоже Кулигин.

 

3. Тихон Кабанов.

 

4. Старая сумасшедшая барыня.

 

5. Купец Дикой.

 

6. Страница Феклуша.

 

7. Варвара, дочка Кабанихи.

 

8. Племянник Дикого Борис.

 

9. Конторщик Дикого Кудряш.

 

10. Купчиха Кабанова (Кабаниха).

 

11. Катерина, жена Тихона.

Тестирование по произведению А.Н.Островского «Гроза»

Тест А.Н.Островский «Гроза»

1.НаУроженцем какого города был А.Н. Островский?

1.Москва

2.Петербург

3.Кострома

4. Орел

2 .Как называлось первое произведение А.Н. Островского, принесшее известность писателю-драматургу?

1. "Картина семейного счастья"

2."Банкрот или «Свои люди - сочтемся"

3. "Гроза"

4. "Не в свои сани не садись"

 

 3. Как называли А.Н. Островского современники?

1. "русский Мольер"

2."Колумб Замоскворечья" 

3."русский Бодлер" 

4."русский Мопассан"

 

4.Назовите тип литературного героя, который стал открытием А.Н. Островского.

1.тип "лишнего человека" 

2.тип "маленького человека"

3. тип самодура 

4.тип босяка

 

 5 .Сотрудником какого журнала в 1956 г. стал А.Н. Островский?

1. "Русский вестник"

2."Москвитянин"

3. "Современник"

4. "Эпоха"

 

6.Какой критик называл пьесы А.Н. Островского "пьесами жизни"?

1. В.Г. Белинский

2.Н.Г. Чернышевский

3. Н.А. Добролюбов

4. Д.И. Писарев

 

 

 

 

7.Что является главной заслугой А.Н. Островского-драматурга?

1.изображение социальных противоречий русской действительности 

2.создание нового литературного типа

3. создание пьес на историческую тематику 

4.создание репертуара для национального театра

 

8.Какие герои пьесы "Гроза" являются центральными (с точки зрения конфликта)?

 1.Борис и Катерина

 2.Катерина и Тихон

 3.Кабаниха и Катерина 

 4.Борис и Тихон

 

9.Чьи это слова: "Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие"?

1. Бориса 

2.Кудряша 

3.Кулигина 

4.Феклуши

 

10.Какой эпизод пьесы можно считать кульминационным?

1. сцена расставания Катерины с Тихоном 

2.сцена свидания Катерины с Борисом в саду

3. сцена прощания с Борисом 

4.сцена с ключом

 

11.Чьи это слова: "Делай, что хочешь, лишь бы все шито да крыто было"?

1.Варвары 

2.Кулигина 

3.Кудряша 

4.Кабанихи

 

12.Н.А. Добролюбов назвал одного из героев пьесы "Гроза" "лучом света в темном царстве". Кто это?

1. Кулигин 

2.Катерина 

3.Борис 

4.Марфа Игнатьевна

 

13.Какой жанр драмы наиболее полно разработан в творчестве А.Н. Островского?

1. комедия

2. трагедия 

3.социально-бытовая драма 

4.лирическая комедия

 

14.Почему события пьесы "Гроза" происходят в вымышленном городе?

1. автор не хотел обидеть жителей реального города 

2.автор стремился подчеркнуть, что события, произошедшие в городе, вымышленные

3. автор стремился подчеркнуть типичность картины русской провинциальной жизни 

4.автор стремился подчеркнуть уникальность этого города

 

 

 

 

15 .Катерина прилюдно признаётся Тихону в своем грехе. Что заставило её так поступить?

1.чувство стыда 

2.страх перед свекровью

3. муки совести и желание признанием искупить вину перед Богом 

4.желание все бросить и уехать с Борисом

 

16.Кто из перечисленных героев является второстепенным персонажем?

1. Кабаниха

2.Феклуша 

3.Тихон 

4.Борис

 

17.Какое социальное сословие изображает в большинстве своих пьес А.Н. Островский?

1. дворянство 

2.крестьянство 

3.купечество 

4.мещанство

 

18.Какими словами заканчивается пьеса "Гроза"?

1. Кабанов: "Вы её погубили, вы, вы..." 

2.Кулигин: "Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней, что хотите! Тело её здесь,.. а душа теперь не ваша..." 

3.Кабанов: "Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем здесь остался жить на свете да мучиться!" 

4.Кабанова: "Спасибо вам, люди добрые, за вашу услугу!"

 

19.В каком журнале были опубликованы ранние пьесы А.Н. Островского?

1. "Вестник Европы" 

2."Москвитянин" 

3."Современник" 

4."Отечественные записки"

 

20.С каким театром была связана вся творческая деятельность драматурга?

1. Большой театр 

2.Малый театр 

3.Мариинский театр

 

Вопрос 1: 1

     Вопрос 2: 2

     Вопрос 3: 2

     Вопрос 4: 3

     Вопрос 5: 3

     Вопрос 6: 3

     Вопрос 7: 4

     Вопрос 8: 3

     Вопрос 9: 3

     Вопрос 10: 4

     Вопрос 11: 1

     Вопрос 12: 2

     Вопрос 13: 3

     Вопрос 14: 3

     Вопрос 15: 3

     Вопрос 16: 2

     Вопрос 17: 3

     Вопрос 18: 3

     Вопрос 19: 2

     Вопрос 20: 2

"Семья - это маленькое государство": 160 лет драме Островского "Гроза"

Перед «Грозой»

Созданию пьесы предшествовало путешествие Островского по Волге. В турне драматург отправился под патронатом морского министерства, которое организовало этнографическую экспедицию, чтобы изучить нравы и обычаи коренных жителей этих мест. Вот и гадают с тех пор, какой же город послужил прототипом мифического Калинова — заброшенного, унылого, с дикими порядками и невежественными обитателями. Называли Торжок, Тверь, а все чаще Кострому, откуда, по одной из версий, Островский и взял сюжет своего шедевра.

Уж больно схожи судьбы Катерины и Александры Клыковой — юной девушки, оставившей дом и бросившейся в Волгу. А все потому, что свекровь изводила ее, а муж никак тому не препятствовал. Наконец, приглянувшийся несчастной почтовый служащий покинул ее. Что тут делать? Только в омут. Впрочем, уже в двадцатом веке вскрылось, что трагедия Клыковой произошла месяцем позже триумфальной премьеры «Грозы».

«Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба», — восклицает персонаж пьесы Кулигин.

Не хочется верить, что слова его очень современны, во многом своей актуальности они не потеряли. Характерно, что жалобы эти обращены к европейски образованному Борису, для которого тамошняя действительность не является особым откровением, его больше волнует гонорар, обещанный дядей с говорящей фамилией Дикой. Чувства к Катерине отходят на второй план, и понять ее душевные страдания герой при всем своем благородстве не в силах.

Быть может, и сам Островский осознавал, что так до конца и не постиг истинные переживания возлюбленной, актрисы Любови Косицкой. Именно она, по утвердившейся версии, и стала настоящим прообразом Катерины и, надо думать, многих других героинь его пьес. Ведь несчастная девушка из города Калинова очень похожа на служительницу Мельпомены. В ней причудливо сочетаются тяга к языческой свободе, воплощенная в особом восприятии природы, слиться с которой она отчаянно стремится, чувствуя себя птицей в клетке, и в то же время невероятная покорность и смирение, благоговение перед детскими воспоминаниями, когда с матерью они посещали церковь. В этой противоречивости и двойственности, так свойственной актерской профессии, и состоит предопределенность будущей трагедии Катерины. Как тут не процитировать стихотворение Бориса Пастернака «Гамлет»: «Но продуман распорядок действий. /И неотвратим конец пути. /Я один, все тонет в фарисействе./ Жизнь прожить — не поле перейти».

Интересно, что решение героини Островского свести счеты с жизнью вызвало настоящий скандал среди прогрессивных критиков. Два наиболее модных в ту пору журнальных трибуна — Николай Добролюбов и Дмитрий Писарев — совсем по-разному оценили поступок Катерины. Добролюбов назвал ее «лучом света в темном царстве», утверждая в своей одноименной рецензии, что пойти на самоубийство девушку заставило нежелание мириться с окружающим самодурством. «Она не хочет пользоваться жалким прозябаньем, которое ей дают в обмен за ее живую душу», — пишет Добролюбов. Его коллега из демократического лагеря Писарев придерживался прямо противоположной точки зрения и видел в Катерине слабую натуру, вполне заурядную и мало чем отличную от того невежественного мира, в котором она существует. В итоге героиня «разрубает затянувшиеся узлы самым глупым средством, самоубийством, да еще таким самоубийством, которое является совершенно неожиданно для нее самой», — заключает Писарев, иронически именуя Катерину «русской Офелией». Тем самым намекая на вторичность этого образа по отношению к шекспировской героине, а следовательно, и на посредственность самой драмы Островского.

К счастью, точку зрения Писарева разделяли немногие. Тому свидетельство крайне лестные отзывы о «Грозе» великого русского писателя Ивана Гончарова. Автор «Обломова» выступил цензором пьесы и с радостью пропустил ее в печать, отметив, что «подобного произведения, как драмы, в нашей литературе не было». Гончаров видел в пьесе выразительные характеры и поразительную смелость их воплощения. «Увлечение нервной, страстной женщины и борьба с долгом, падение, раскаяние и тяжкое искупление вины — все это исполнено живейшего драматического интереса и введено с необычайным искусством и знанием сердца», — восхищался писатель.

Портрет А.Н.Островского. Василий Перов. 1871 год.

«Все лучшие произведения мои писаны мною для какого-нибудь сильного таланта и под влиянием этого таланта»

«Гроза» получила восторженные отзывы критиков, особо отметивших игру Любови Никулиной-Косицкой, исполнившей роль Катерины. Однако мало кто знает, что роль эту ей подарил сам Островский. Драматург был влюблен в талантливую актрису, а она отвечала ему взаимностью.

Судьба Любови Косицкой была немногим радужнее участи ее героини. Будущая актриса родилась в семье крепостных крестьян и юность провела в Нижегородской губернии. Первые годы жизни запомнились ей нескончаемым насилием, которое учинял барин. Вырваться из оков рабства помог театр. Большой любительницей этого искусства была купчиха Долганова, горничной у которой и служила будущая актриса, принимая участие во многих домашних спектаклях. Тогда ее семья только выкупилась на волю. Правда, сначала Люба пробовала себя как оперная певица и, надо сказать, делала в этом направлении большие успехи, покоряя своим проникновенным и выразительным голосом. Однако Косицкая получила предложение учиться именно в театральной школе. По ее окончании она попала в Малый театр. Здесь и взошла звезда этой удивительной актрисы, не очароваться талантом которой просто не мог такой ценитель красоты, как Александр Островский. Очарование оказалось настолько сильным, что когда актриса написала драматургу трогательное письмо, где жаловалась на отсутствие достойных ролей и просила его написать для нее пьесу, то Островский вскоре начал работать над своей самой знаменитой драмой «Гроза».

К тому моменту и драматург, и актриса были несвободны. Косицкая вышла замуж за коллегу по сцене Никулина, а Александр Николаевич состоял в гражданском браке с мещанкой Агафьей Ивановной. Впрочем, семейное положение никак не влияло на нежные чувства, которые пара питала друг к другу. «Гроза» стала отнюдь не первым спектаклем по произведению Островского, в котором играла Любовь Павловна. Все началось с комедии «Не в свои сани не садись». Ее премьера в 1853 году стала настоящим событием в театральной жизни Москвы. Роль Дуни Русаковой, милой и наивной девушки, безумно полюбившей благородного офицера, но горько разочаровавшейся в своем выборе и вернувшейся к простому купцу Ване Бородкину, как нельзя лучше подходила Косицкой. Ее так и воспринимали: принципиальной, сильной, но при этом страстно увлекающейся натурой.

Роман с Островским вспыхнул после постановки другой его комедии — «Бедность не порок». В ней актриса исполнила роль молодой вдовы Анны Ивановны. Драматург уже не мог скрывать эмоций и даже сватался к ней, но, в отличие от своей героини, Косицкая вдовой не была и от мужа, пусть и не самого лучшего, уходить не пожелала. Да и Островский остался формально верен скромной и домашней Агафье. Однако просто разорвать отношения они не могли, хоть и понимали, что тайный союз неминуемо закончится грозою. Любовь Павловна, слава богу, в Волгу не бросилась, но судьба отмерила ей всего сорок один год. В жизни Островского, напротив, наступит тихая семейная радость. Через год после кончины Косицкой он обвенчается с Марией Бахметьевой, которая родит ему шестерых детей.

Любовь Косицкая.

Евгения Крегжде: «Мне нравится, как Островский не щадит своих персонажей»

За сто шестьдесят лет примерить на себя роль Катерины решалось множество выдающихся актрис: от Веры Пашенной до Чулпан Хаматовой. Одним из самых ярких воплощений главной героини Островского стала Евгения Крегжде, исполнившая жертву «темного царства» на сцене театра Вахтангова. Постановка Уланбека Баялиева «Гроза», премьера которой состоялась в 2016 году, получила благосклонные отзывы критиков, особо отметивших оригинальность режиссерского подхода и переосмысление привычных трактовок персонажей драмы.

«Безусловная удача молодого режиссера состоит в том, что драму Островского он не свел к конфликту поколений или к одному любовному треугольнику. У Уланбека Баялиева в центре внимания не только он и работающий на него ансамбль, а каждый персонаж выписан, имеет свой характер, и как результат — мощное полотно, где у каждого своя драма, сложенная в общую, — писала наша газета об этой постановке «Грозы», добавляя: — Замечательная игра Евгении Крегжде: никакой обреченности в ее героине — напротив, красота и легкость, даже борьба между желанием и грехом не подчеркнута излишним трагизмом».

Евгения Крегжде. Фото: vakhtangov.ru

Как же сохранить такую утонченность, когда одолевают и мучают внутренние переживания? О том, как сама Евгения Крегжде воспринимает свою героиню, она рассказала корреспонденту «МК».

— Насколько сложно сегодня играть Катерину?

— Сложнее, пожалуй, играть Татьяну в Онегине, потому что ее финальный монолог звучит сегодня как анахронизм или мечта о былом, уже недостижимом. Катерина, на мой взгляд, ближе, ощутимее для нынешнего человека. Она совершает ошибки, поступается семейными ценностями, и вообще, эту пьесу можно было бы счесть за бытовую драму, если бы не личность самой Катерины, ее способность ставить перед собой по сути гамлетовский вопрос: «Быть или не быть?..» Что первичней: инстинктивная любовь или совесть?

— Отношение к образу Катерины у критиков было разное: Добролюбов видел в ней «луч света в темном царстве», а Писарев — слабую и посредственную натуру. А какая Катерина для Вас?

— Правда всегда где-то посередине. Моя работа заключается в исследовании жизни человеческого духа, поэтому в первую очередь я искала человека, способного чувствовать, осознавать то, что с ним происходит, принимать решения и, что немаловажно, нести ответственность за свои поступки. Я не защищала ее и не осуждала, предпочитаю быть Вергилием, идти рядом и позволять герою быть собой, поэтому Катерина мечется, врет самой себе, испытывает наслаждение от этого, ненавидит себя за это, задается вопросами о совести, отдается чувствам, страданиям, самому движению жизни. Она существует в моменте. Она честна в этом. Именно поэтому она становится доступной зрителю. Каждый в зале сталкивался с проблематикой, которую решает для себя Катя.

— Кажется, что времена «темного царства» прошли, но «Грозу» продолжают ставить. В чем причина?

— Да? Как интересно! А они прошли? Мне кажется, эти времена цветут и пахнут и именно в этом главная причина живучести этой пьесы. Меняются правители, религии, отменяется рабство, совершаются революции — все это числительное, знаменатель же остается неизменным: как не было, так и нет уважения к конкретному человеку, к его жизни. Ну и потом, не стоит забывать, что семья — это маленькое государство, мини-модель того, что происходит в стране.

— Какую главную задачу поставил перед вами режиссер спектакля?

— Ответить на вопрос, что такое свобода. Где она живет? Когда заканчивается? Она вообще есть? В своих исканиях, как ни странно, я постоянно обращалась к Раскольникову: «Тварь ли я дрожащая или право имею?» Катерина совершает самоубийство в конце, церковь осуждает подобное, называя грехом. Мне же кажется, что этот поступок говорит об осознанном, свободном выборе человека. В противном случае она стала бы второй Кабанихой — уверена, она понимала это. А вообще, в этой пьесе есть персонаж — предтеча образов Достоевского, и это Тихон. Всегда, слушая его финальный монолог, поражаюсь этому.

— Что для вас самое ценное в драматургии Островского?

— Мне нравится, как он не щадит своих персонажей. Провоцирует их идти до конца в своих желаниях, исканиях, потребностях, будь то любовь или деньги. Сам же, иронично улыбаясь, посматривает за происходящим из-за угла... Иногда плачет, наверное, но с какой-то светлой тоской, любя человека за его стремления, пусть и ошибочные.

Борис Любимов. Фото: teatrkachalov.ru

Борис Любимов: «Островский неизживаем с русской сцены»

Смело можно утверждать, что именно после «Грозы» за драматургом навсегда закрепилось звание отца национального театра, который тот же Гончаров назвал «театром Островского». Всего же Островский написал почти пятьдесят пьес, подавляющее большинство которых свой сценический путь начинали с Малого театра, а позже игрались по всей стране, да и по всему миру. О самых знаковых постановках Островского и о феномене этого драматурга корреспонденту «МК» рассказал ректор Щепкинского училища, историк театра Борис Любимов.  

— Мы сейчас находимся в Щепкинском училище. Островский ведь здесь разрабатывал программу обучения будущих артистов?

— Я вам больше скажу. В последние годы жизни он был фактически главой всех московских императорских театров, и его кабинет находился в этом здании, где-то наискосок от моего нынешнего.

— Тут же рядом Малый театр, в котором Островский впервые поставил почти все свои пьесы. Как у них сложилась такая любовь?

— Когда творил Островский, была монополия императорских театров. В Москве существовал один драматический театр — Малый, а в Петербурге — Александринский. Может быть, если бы указ об отмене этой монополии, который издал Александр III, вышел раньше, то существовала бы конкуренция. Хотя в самые последние годы драматург застал открытие театра Корша. С другой стороны, Островский, быть может, впервые в истории русской литературы стал не просто великим драматургом, но и великим писателем...

— А как же Грибоедов, Пушкин, Лермонтов, Гоголь — они ведь тоже пьесы писали?

— Конечно, но они не становились фактом истории театра, или это происходило уже после смерти их авторов. Как в случае с «Маскарадом» Лермонтова, пушкинскими пьесами или комедией Грибоедова «Горе от ума», публикацию которой он так и не увидел. Хотя, безусловно, именно это произведение стало первым явлением в истории русской литературы и драматургии, потом гоголевский «Ревизор». Но если есть одна или две пьесы, это еще не формирует труппу, репертуар. Посмотрите афишу Малого и Александринского театров 1830-х годов. Кроме «Горе от ума» и «Ревизора» идут переводные пьесы великого Шекспира, Мольера, Бомарше, а все остальное — посредственная репертуарная драматургия. Нужен был свой Шекспир и Мольер, драматург, у которого есть сорок пьес, формирующих сознание актеров.

— Островский был именно таким автором?

— Безусловно. Он пишет для актеров своего времени, в которых влюбляется, и конечно, для своего зрителя, людей, живших в конце 1840-х — 1880-х годах девятнадцатого столетия. Островский не видит Кавказ, Сибирь, но знает хорошо Москву, Петербург и среднюю Россию, которую и изображает. Островский обладал невероятным сценическим даром, вот почему даже после его пьесы никуда не ушли. Наступает двадцатый век, и оказывается, что и художественному театру Станиславского и режиссерскому театру Мейерхольда нужны и «Снегурочка», и «На всякого мудреца довольно простоты», и «Гроза» — один из самых интересных спектаклей Мейерхольда, поставленный перед самой Февральской революцией. В 1924 году он же делает одну из своих самых экстравагантных постановок «Лес», а Станиславский, возможно, в полемике с ним, ставит в 1926 году спектакль «Горячее сердце».

Спектакль «Лес». Из фондов театрального музея имени Бахрушина.

— Такая своеобразная борьба двух великих режиссеров за «своего» Островского?

— В каком-то смысле. В постановке «Грозы» Мейерхольд идет не от идеи Добролюбова о «луче света в темном царстве», а вместе с художником Головиным создает такую красоту жизни в приволжском городе, что возникает вопрос: как можно в этой красоте так ужасно жить? Здесь акцент делается не на «темном царстве», а на «луче света», который по божественному промыслу создан. Это сделано ненавязчиво, не поперек текста Островского, а изнутри. В то же время «Лес» Мейерхольду нужен был, чтобы не только поднять на дыбы все традиции русского театра, но и осмеять помещиков и духовенство, которое не присутствует в пьесе Островского, но режиссеру хотелось немножко покощунствовать в середине 1920-х. Станиславскому же в «Горячем сердце» важнее, с одной стороны, показать красоту горячих сердец, которые бьются в пьесе, а с другой — представить такую масленичную, праздничную Русь, в духе карнавальности Рабле. Заложено ли это в пьесе Островского? Безусловно. Но то, что это было поднято до таких масштабов, — идея Станиславского. Таким образом, оказалось, что Мейерхольду нужен «Лес», чтобы оттолкнуться от прошлого страны, от прошлого театра; а Станиславский желает протянуть руку сегодняшнему времени через Островского.

— Вообще, в ХХ веке Островский чуть ли не самый востребованный драматург на русской сцене.

— Островский неизживаем с русской сцены, какое бы ни было время. В самом начале 1950-х годов, когда заканчивается сталинская эпоха, ее рубежом становится спектакль мейерхольдовца Николая Павловича Охлопкова «Гроза». Не могу забыть, как молодая тогда актриса Евгения Козырева бежала по сцене перед трагическим финалом. Позже Островский отходит несколько на второй план. Новые театры и режиссеры его не жалуют. Ефремов, по-моему, ни разу не поставил Островского, Эфрос тоже. В «Современнике» очень долго не играли «Грозу» до современного спектакля с Чулпан Хаматовой. Однако Товстоногову Островский нужен, Любимов создает «Бенефис», а Марк Захаров в самый разгар перестройки ставит пьесу «Мудрец». Когда же случается очередная революция 1990-х годов и Малый театр отмечает 170-летие Островского, Фоменко в 1993 году ставит «Волки и овцы», а потом в Театре Вахтангова идет «Без вины виноватые» с Юлией Борисовой, Юрием Яковлевым, Людмилой Максаковой, Евгением Князевым, Вячеславом Шалевичем. Это один из его шедевров. Приходит следующее поколение, и Сергей Женовач, когда он еще работал худруком Театра на Малой Бронной, ставит «Пучину» и «Правда хорошо, а счастье лучше» в Малом театре, который идет уже семнадцатый год. Этот спектакль получил государственные премии, «Золотую маску».

Елена Яковлева и Чулпан Хаматова. «Гроза» («Современник»). Фото: sovremennik.ru

— Чем же так притягателен Островский?

— Мне кажется, что своими разными гранями Островский обращается к каждой эпохе и поколению. В его драматургии, конечно, заметно отношение к героям и видно, кто негодяй, а кто хороший человек, но у него есть не то чтобы сочувствие к плохим людям, но он показывает их объем. Можем ли мы сказать, что в «Горячем сердце» Градобоев заведомо негодяй и мерзавец? Он смеется над Матреной и Наркисом, но Островский дает такой образ, в котором актерам не тесно. Он был чрезвычайно актерским и режиссерским драматургом, не зная, что такое режиссура в понимании последних ста лет, и очень зрительским, открытым ко всем возрастам. Кроме того, Островский обладал уникальным чутьем. Возьмите хотя бы его пьесу «Бешеные деньги».

— Ее же великолепно поставил Андрей Миронов в Театре сатиры?

— А до этого еще был спектакль Леонида Варпаховского по этой комедии в Малом театре. «Бешеные деньги» — пьеса, которая передается из поколения в поколение. Постановка же Андрея Миронова 1981 года идет до сих пор! Понимаете, когда мы смотрели «Бешеные деньги» в конце 1960-х — в начале 1980-х годов, бешеных денег не было ни у кого. Мы понимали это так же абстрактно, как воспринимаем страсти шекспировских героев или Эдипа и Антигоны. Да и Островский только предчувствовал наступление капитализма в России, который развился в конце XIX — начале XX века, а пьеса живет во многих театрах.

— Однако трактовки драм и комедий Островского постоянно меняются.

— Так было не всегда. При жизни и еще через несколько лет после смерти Островского людям не приходилось думать о какой-либо трактовке его пьес, потому что вокруг были те же самые Телятьевы, Глумовы и так далее. Восприятие образов шло от актеров, а они знали всех этих персонажей. Не было нужды что-либо присочинять. Изменение трактовок пьес Островского началось с приходом в театр режиссера — человека, который интерпретирует не отдельную роль, а пьесу в целом. Композиция целого идет уже не от отдельных индивидуальностей — а раньше было именно так, гениальный оркестр без дирижера, — а от замысла режиссера, который меняет какие-то акценты. Например, я вспоминаю, быть может, не очень удачный спектакль Любимова «Бенефис», который состоял из разных произведений Островского. В том числе из «Грозы». Алла Демидова замечательно играла нетипичную Кабаниху — умную, тонкую, строгую, и поди с ней поспорь, у нее своя правда, своя логика. Я наблюдал, как Женовач репетировал «Правда хорошо, а счастье лучше», и для него важно было показать праздничность, яблочность, карнавальность. В нем билась тогда эта стихия.

— Вы упомянули, что раньше как такового режиссера в театре не было; а насколько сам Островский участвовал в постановке своих пьес?

— Еще как участвовал! Островский общался с актерами и давал им советы, вплоть до того, из какой кулисы выходить. Тем более когда его авторитет вырос до степени первого драматурга своего времени и ежегодного поставщика двух-трех пьес для театров Москвы и Петербурга. Ведь он лучше знает своих героев, он даже видит, как они одеты, когда сочиняет. Больше всего Островскому было важно совпадение его замысла с воплощенными характерами персонажей. Иногда он даже принимал участие в распределении пьес. Например, протежировал актера Бурдина и старался его везде протолкнуть, хотя актер был не Бог весть какого дарования.

— Известно ведь, что у него даже был роман с актрисой Никулиной-Косицкой, которая играла Катерину в первой постановке «Грозы», но она тогда не решилась покинуть мужа…

— Не забывайте, что «Гроза» написана в 1859 году, почти за двадцать лет до «Анны Карениной», и уход от венчанного мужа — это серьезное событие вплоть до начала двадцатого века. Островский же был человеком устоев.

Любовь Косицкая с артистами Малого театра. 1863.

— Иной раз кажется, что драматург изображает себя в образе Бориса. Такого европейски образованного человека, который выглядит чужим в этом захолустном волжском городке. Фантазирую?

— Островский был достаточно замкнутым человеком. Можно сравнить переписку Островского с перепиской Достоевского. У последнего там можно найти любовные истории и переживания, связанные со смертью детей, финансовые трудности. Островский в письмах очень закрыт. В нем не было исповедальности. Так что сказать, что Островский — это Борис, думаю, нельзя. В отличие от Достоевского и Толстого, в чьих героях можно угадать черты их родственников и отчасти самих авторов, Островский в этом смысле более объективен. Однако он не холоден, а глубоко понимает страсти и характер других людей, и сам не чужд этим страстям, но себя нараспашку не открывает.

— А какая пьеса Островского, на ваш взгляд, недостаточно оценена театральными режиссерами?

— Знаете, я бы очень хотел, чтобы на сцену вернулась, быть может, не лучшая пьеса Островского «Комик семнадцатого столетия». Дело в том, что ее он написал в 1872 году специально к двухсотлетнему юбилею первого в России спектакля, который прошел 27 октября 1672 года в царствование царя Алексея Михайловича и в год рождения Петра I, то есть задолго до появления театра Федора Волкова. Мы обычно любим удлинять историю театра, а сейчас почему-то укорачиваем. Так что почему бы Москве в 2022 году не отметить триста пятьдесят лет первого спектакля в России, а какому-нибудь театру не поставить пьесу «Комик семнадцатого столетия», начисто забытую.

Мольер купечества

Жаль, что Пушкину не удалось увидеть на сцене ни одной пьесы Островского, – он бы ими наслаждался. Редчайшее совпадение жизнезнания и чувства слова. То ли пословицы, превратившиеся в пьесы, то ли пьесы, ставшие пословицами. Льющаяся до сих пор из предпрошлого века на сцену мощь свободной мысли, ничего общего не имеющей с заготовленными заранее тошнотворными нравоучениями.

Вот с какой завидной исповедальностью говорит часовщик-самоучка Кулигин, один из персонажей «Грозы», и, хотим мы того или нет, его слова попадают прямехонько в нас, если мы еще живы, что определится по одному тому, почувствуем мы хоть что-нибудь или ничегошеньки:

«Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтоб на его труды даровые еще больше денег наживать. А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается: водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел всё это стихами изобразить…»

Тут-то и появляется за стихи зацепочка. Стихами и посильнее можно высказаться, полетучее, пооперённее. Жило в Островском – этом земном-земнущем писателе – понимание, что мысль, сгущенная до метафоры, так задеть может, что прозе еще простят, а вот поэзии – нет: о нее обжечься можно. Даже холодом.

И уже не Кулигин из «Грозы», а Дед-Мороз из «Снегурочки» начинает говорить стихами, поигрывая ритмом и рифмами:

Разольюсь я, Мороз,
В девяносто полос,
Разбегуся столбами, лучами несметными,
Разноцветными.
И толкутся столбы и спираются,
А под ними снега загораются.
Море свету-огня, яркого,
Жаркого,
Пышного;
Там синё, там красно, а там вишнево.
Любо мне,
Любо, любо, любо.
Еще злей я о ранней поре,
На румяной заре.
Потянуся к жильям из оврагов полянами,
Подкрадусь, подползу я туманами.
Над деревней дымок завивается,
В одну сторону погибается;
Я туманом седым
Заморожу дым.
Как он тянется,
Так останется,
По-над полем, по-над лесом,
Перевесом,
Любо мне,
Любо, любо, любо.

При всем том, что существует некая снисходительность по отношению к стихам Островского, мне они, хоть убейте, нравятся своей естественной мелодичностью, многошелестностью, многожурчливостью. Что-то в них есть не столь стилизованное, не столь кольцовское, никитинское, сколь самое что ни на есть свежевыпеченное, теплофольклорное, будто поданное на горячей цельнодеревянной лопате, мучицей чуть присыпанное, из печи вытянутое. Больше стихов из «Снегурочки» я цитировать не буду – лучше сами сходите в театр с детьми или внуками.

Русскость Островского истинно пушкинская – он свободно чувствовал себя в мире европейских языков и культуры, перевел более двадцати пьес разных авторов, в том числе Вильяма Шекспира, Карло Гольдони, Мигеля Сервантеса, Никколо Макиавелли. Изучая право, первую работу выбрал в Совестном суде, а для нас сами эти два слова неумолимо разделены цинической реальностью. Надо бы воссоединить их, тоскующих друг по другу, потому что народ так исстрадался от этого кажущегося необратимым убийственного развода.

В сущности вся мировая классика – это именно Совестный суд, и Островский в ее составе. Боже мой, сколько поучали его – и Николай I, отлучивший на шесть лет от сцены антимафиозную по тем временам пьесу «Свои люди – сочтемся», и цензоры, утолявшие самолюбие временной сладострастной властишкой над гением. Но докучали и поучители-доброхоты, осуждавшие его то за развлекательство, не приносящее так называемой общественной пользы, то за недостаточную социальную активность – какие слова-то скучнющие! Где они все, эти долдоны? Зато в частенько мусорном Интернете так много хороших отзывов о «Снегурочке», особенно от родителей, чьи дети побывали на спектакле. Благодарят за русский язык; видно, что томятся по самому вкусу, запаху слова, по его красоте, возвышенности.

В стихе Островский иногда проходит по опасному лезвию, но никогда не соскальзывает в переслащенность, хотя в музыкальной насыщенности ему не откажешь. В этот стих запросто заходишь, как в ожившую и зазвучавшую васнецовскую картину, внутри которой можно и погулять, и надышаться воздухом берендеевских лесов, и наслышаться деревьями и птицами, а то и зверьми, которые, однако, не пугают, с ними даже поговорить можно. В России никуда не денешься от Островского – он проник в нашу жизнь, как вездесущий Пушкин.

Детство мое пришлось на то время, когда о миллионах людей можно было сказать, назвав пьесу Островского: «Без вины виноватые». Евгения Гинзбург рассказывает в своей уникальной книге, как всем новеньким, попадавшим в тюрьмы в 1937 году, сначала все остальные казались врагами народа, а без вины виноватыми – только они сами. Но это быстро проходило – после первого допроса.

В 1945 году вышел фильм режиссера Владимира Петрова «Без вины виноватые», побивший все тогдашние рекорды посещаемости: его посмотрели почти 29 миллионов человек. Я смотрел этот фильм раз десять.

Хотя главную роль актрисы Кручининой играла Алла Тарасова – советская театральная красавица, звезда номер один, ее успех был несколько затенен Владимиром Дружниковым, ошеломившим в дотоле небывалой, несоветски «надрывной» роли ее тайного, много лет скрываемого сына Незнамова. Разгадка проста – он воплощал общенародную трагедию довоенных массовых арестов и исчезновения «без вины виноватых» в немецком плену, о которых на всякий случай остерегались упоминать даже матери и жены.

Этот фильм входил в противоречие с указанием «создать наш, советский Голливуд», пробуждал нежелательные аллюзии, несмотря на то, что действие в нем происходило до революции. И официальные критики подстраховались, упрекая авторский коллектив в сгущении мрачных красок. Замолчать невиданный зрительский успех было невозможно, и фильму даже дали Сталинскую премию, но неслучайно лишь второй степени, предостерегая от будущих «надрывов». Вот какие сложности случались у советской власти с Островским.

А вот какой у меня неожиданный случай произошел во взаимоотношениях с его памятником на Театральной площади.

Жили мы после войны в довольно стесненных обстоятельствах: втроем на мамину зарплату редактора музыкального отдела Мосэстрады. Петь мама не могла, так как сорвала голос, выступая на фронте. И я потихоньку от нее подзарабатывал тем, что сначала продавал врассыпную папиросы на углу Сретенки, потом занялся перепродажей книжек на Кузнецком и,. наконец, стал перекупщиком театральных билетов. Сам я ходил в театр по контрамаркам, которые мне добывала мама через знакомых актеров, но в Малом театре у нее знакомых не было, а там как раз шли обычно аншлаговые спектакли по пьесам Островского.

Иногда приходилось стоять в кассу по переписи несколько ночей, а в одни руки отпускали только два билета. И в Малый мне самому никак не удавалось попасть. Но однажды случился «облом»: очевидно, какая-то организация неожиданно отменила коллективную заявку, и энное количество билетов было выброшено через кассу перед самым началом спектакля. Я стоял, прячась от пронизывающего ветра за спасительной спиной памятника Островскому с двумя билетиками, трепещущими на ветру, а они никому не были нужны. Все покупали билеты в кассе. Рядом со мной к этому памятнику тоже прижималась подмерзшая дамочка, несколько крикливо одетая и слишком уж намазанная.Она вглядывалась в лица прохожих, кого-то, видимо, поджидая.

– Хотите в театр? У меня есть лишний билетик, – предложил я и, уловив ее неуверенность, добавил: – Денег не надо. А билет – в третий ряд партера. В центре.

– А не фальшивый? – недоверчиво переспросила она, шмыгнув носом, надо сказать, изрядно посизовевшим на ветру.

– Да я с вами и сам пойду. Я еще здесь на Островском не был. А это же его театр.

– Ну ладно, уговорил. А то я промерзла до шкилета, – согласилась она. – Для порядку ты меня под руку возьми. Только, как маму, уважительно. У тебя, кстати, чистого платка носового нету, а то я свои все уже пересморкала.

Платок у меня оказался, даже с моей собственной вышивкой гладью. Меня лечили от мигреней вышиванием, не разрешая слишком много читать. А вышивал я запорожцев – мне бабушка говорила, что предки мои из Сечи Запорожской были.

Дамочка удивилась, увидев запорожца, но оказалась образованной:

– А это что – никак Тарас Бульба?

– Он, – подтвердил я.

Но литературная осведомленность не помешала ей не только сделать крупный высморк, но и стереть помадищу с губ этим же запорожцем.

– Я тебе потом его в женском туалете простирну.

И мы вошли в театр. Нам повезло. Была «Гроза».

Я боялся, что она начнет опять во всю ивановскую сморкаться во время действия. Но она вела себя тактично. Внутрь сопли вхлюпывала.

Раза три всплакнула. В перерыве пригласила меня на ситро и бутерброд с икрой. Правда, не с черной, а с красной. Но я и такой не пробовал. После перерыва еще поплакала, а сморканулась от души, но с умом – под аплодисменты, так что слышно не было.

Потом домой меня проводила. Я ей сказал, что стихи пишу. Она не поверила. Я прочел одно.

– У меня сёдни праздник, – сказала она. – Мне еще ни один мужчина стихов никогда не читал. И в театре я первый раз в жизни побывала. Да еще в московском. И в партере, который в центре. Я и слова-то такого не слышала раньше: партер, только партия. Можно, я тебя поцелую? Да в щеку, в щеку, не бойся… Это я в виде благодарности.

– А ты что у театра делала? Кого-то ждала?

– Да зачем тебе знать? Мерзла я, мерзла. А ты вот отогрел. Ну ладно, прощевай…

– А ты что, приезжая?

– Да зачем тебе?.. Ой, я же твоего запорожца простирнула. Вот он. И ему спасибо. Иди-иди, а то тебя мамка хватится.

Я взошел на крылечко дома на Четвертой Мещанской, помахал ей рукой из окна, но она меня не увидела.

Она стояла, раскрыв свой ридикюль с зеркальцем, и смотрела на собственное лицо, как будто первый раз его увидела.

Сон в летнюю ночь, Краткое содержание

Сон в летнюю ночь

В Афинах был закон, который давал его гражданам право принуждать своих дочерей выходить замуж за кого угодно; поскольку после того, как дочь отказалась выйти замуж за человека, которого ее отец выбрал в качестве мужа, отец был уполномочен этим законом предать ее смерти; но поскольку отцы не часто желают смерти своих собственных дочерей, даже при том, что они оказываются немного непреклонными, этот закон редко или никогда не приводился в исполнение, хотя, возможно, юным леди этого города нередко угрожали их родители с ужасами этого.

Однако был один случай, когда старик по имени Эгей, действительно приходивший до Тесея (в то время правящего герцога Афин), жаловался, что его дочь, которую он приказал выйти замуж за Деметрия, была молодой человек из знатной афинской семьи отказался подчиняться ему, потому что она любила другого молодого афинянина по имени Лисандр. Эгей требовал справедливости от Тесея и желал, чтобы этот жестокий закон был применен против его дочери.

Гермия извинялась за свое непослушание тем, что Деметриус ранее признавался в любви к своей дорогой подруге Елене, и что Елена до безумия любила Деметрия; но эта благородная причина неповиновения отца, которую привела Гермия, не тронула сурового Эгея.

Тесей, хотя и был великим и милосердным князем, не имел власти изменять законы своей страны; поэтому он мог дать Гермии только четыре дня, чтобы подумать об этом: и по истечении этого времени, если она все еще откажется выйти замуж за Деметрия, ее предадут смерти.

Когда Гермию отстранили от герцога, она пошла к своему любовнику Лисандру и рассказала ему, в какой опасности она находится, и что она должна либо бросить его и выйти замуж за Деметрия, либо потерять свою жизнь через четыре дня.

Лисандр сильно огорчился, услышав эти злые вести; но, вспомнив, что у него была тетя, которая жила на некотором расстоянии от Афин, и что в месте, где она жила, нельзя было применить жестокий закон против Гермии (этот закон не распространялся за пределы города), он предложил к Гермии, что она должна украсть той ночью из дома своего отца, и пойти с ним в дом его тети, где он женится на ней.?Я встречу тебя,? сказал Лисандр, «в лесу в нескольких милях от города; в том восхитительном лесу, где мы так часто гуляли с Еленой в приятном мае месяце.

На это предложение Гермия с радостью согласилась; и она никому не рассказала о своем намеченном полете, кроме своей подруги Хелены. Елена (поскольку девушки совершают глупые поступки из любви) очень нелицеприятно решила пойти и рассказать это Деметрию, хотя она не могла надеяться на выгоду от разглашения тайны своего друга, кроме жалкого удовольствия следовать за своим неверным любовником в лес; поскольку она хорошо знала, что Деметрий пойдет туда в погоне за Гермией.

Лес, в котором Лисандр и Гермия предложили встретиться, был излюбленным местом обитания этих маленьких существ, известных под названием «феи».

Оберон, король, и Титания, королева фей, со всей их крошечной стаей последователей, проводили в этом лесу свои полуночные пиршества.

Между этим маленьким королем и королевой духов произошли в это время печальные разногласия; они никогда не встречались при лунном свете в тенистых прогулках этого красивого леса, но они ссорились, пока все их волшебные эльфы не заползали в чаши с желудями и прятались от страха.

Причиной этого несчастливого разногласия был отказ Титании дать Оберону маленького мальчика-подменыша, мать которого была подругой Титании; и после ее смерти королева фей украла ребенка у кормилицы и вырастила его в лесу.

В ночь, когда влюбленные должны были встретиться в этом лесу, когда Титания гуляла со своими фрейлинами, она встретила Оберона, сопровождаемого его свитой придворных фей.

? Меня встретит лунный свет, гордая Титания ,? сказал король фей.

Королева ответила:? Что, ревнивый Оберон, это ты? Феи, бегите отсюда; Я отказался от его компании.?

? Постой, необдуманная фея ,? - сказал Оберон. ? Разве я не твой господин? Почему Титания пересекает свой Оберон? Дайте мне вашего маленького мальчика-подменыша, чтобы он был моим пажем.?

? Успокойте сердце ,? ответила королева; «Все твое сказочное королевство покупает не мой мальчик». Затем она покинула своего господина в сильном гневе.

? Ну иди своей дорогой? сказал Оберон; «до рассвета буду мучить тебя за эту травму.?

Затем Оберон послал за Паком, своим главным фаворитом и тайным советником.

Пак (или, как его иногда называли, Робин Гудфеллоу) был проницательным и коварным духом, который разыгрывал комические шалости в соседних деревнях; иногда заходя в молочные заводы и снимая молоко, иногда погружая его легкое и воздушное тело в маслобойку, и пока он танцевал в маслобойке свою фантастическую форму, доярка тщетно пыталась превратить свои сливки в масло. И деревенские свейны не добились большего успеха; всякий раз, когда Пак решал разыграть своих уродов в пивоваренном котле, эль обязательно испортился.Когда несколько хороших соседей собирались вместе выпить немного удобного эля, Пак прыгал в миску с элем в виде жареного краба, а когда какая-нибудь старая вкусняшка собиралась выпить, он подпрыгивал к ее губам и проливал эль. над ее иссохшим подбородком; и вскоре после этого, когда та же старая дама с серьезным видом усаживалась, чтобы рассказать своим соседям грустную и меланхоличную историю, Пак вытаскивал из-под нее свой трехногий табурет и сваливал бедную старуху, и тогда старые сплетни держались их стороны и смеяться над ней, и клянутся, что они никогда не теряли более веселого часа

? Подойди сюда, Пак ,? сказал Оберон этому маленькому веселому ночному страннику; «принеси мне цветок, который горничные называют« Любовью, праздностью »; сок этого маленького пурпурного цветочка, наложенный на веки спящих, заставит их, когда они проснутся, полюбить первое, что они увидят. Я каплю немного сока этого цветка на веки моей Титании, когда она спит; и первое, на что она увидит, когда она откроет глаза, она влюбится, даже если это будет лев или медведь, вмешивающаяся обезьяна или занятая обезьяна; и прежде чем я уберу это чары с ее взгляда, что я смогу сделать с помощью другого известного мне чара, я заставлю ее отдать мне этого мальчика, чтобы он был моим пажем.?

Пак, который очень любил озорство, был очень увлечен этой задуманной шуткой своего хозяина и побежал искать цветок; и пока Оберон ждал возвращения Пака, он наблюдал, как Деметриус и Елена входят в лес: он услышал, как Деметрий упрекает Елену за то, что она следует за ним, и после многих недобрых слов с его стороны и нежных увещеваний от Елены, напомнивших ему о его прежней любви и профессиях. искренне веря ей, он оставил ее (как он сказал) на произвол дикого зверя, и она побежала за ним так быстро, как только могла.

Король фей, который всегда был дружелюбен к истинным любовникам, испытывал к Елене огромное сострадание; и, возможно, как сказал Лисандр, они гуляли при лунном свете в этом красивом лесу, Оберон мог видеть Елену в те счастливые времена, когда она была любима Деметрием. Как бы то ни было, когда Пак вернулся с маленьким пурпурным цветочком, Оберон сказал своему любимцу: «Возьми часть этого цветка; здесь жила милая афинская дама, влюбленная в пренебрежительного юношу; если вы обнаружите, что он спит, капните немного любовного сока ему в глаза, но постарайтесь сделать это, когда она рядом с ним, чтобы первое, что он увидел, когда просыпается, может быть эта презираемая женщина.Вы узнаете этого человека] по афинским одеждам, которые он носит.

Пак пообещал очень ловко справиться с этим делом: и тогда Оберон, незамеченный Титанией, отправился в свою беседку, где она собиралась отправиться на отдых. Ее сказочная беседка представляла собой берег, на котором росли дикий тимьян, коровьи черепа и сладкие фиалки под навесом из древесной травы, мускусных роз и эглантина. Там Титания всегда спала часть ночи; ее покрывало - покрытая эмалью кожа змеи, которая, несмотря на небольшую мантию, была достаточно широкой, чтобы обернуть в нее фею.

Он обнаружил, что Титания отдаёт приказы своим феям, как они должны работать, пока она спит. ?Некоторые из вас,? сказала Ее Величество, «должна убить язвы в бутонах мускусной розы, а некоторые вести войну с летучими мышами за их кожаные крылья, чтобы сшить мои маленькие эльфийские шубы; и некоторые из вас следят за тем, чтобы кричащая сова в этих ночных сапогах не приближалась ко мне: но сначала пойте мне, чтобы я уснул. Потом запели эту песню:

? Змей с двоязычными пятнами,
Ежиков колючих, не видно;
Тритоны и слепые черви не ошибаются;
Не подходи к нашей королеве фей:

? Филомель, с мелодией,
Пой нашу сладкую колыбельную;
Лулла, колыбельная, колыбельная; колыбельная, колыбельная, колыбельная;
Никогда не причиняйте вреда, ни заклинания, ни заклинания,
Приходите, наша прекрасная леди;
Итак, спокойной ночи, с колыбельной.?

Когда феи спели свою королеву этой красивой колыбельной, они оставили ее для выполнения важных услуг, которые она им повелела. Затем Оберон мягко подошел к своей Титании и капнул немного любовного сока ей на веки, говоря:

? Что ты видишь, когда просыпаешься,
Сделай это для твоей истинной любви?

Но вернемся к Гермии, которая в ту ночь заставила ее сбежать из отцовского дома, чтобы избежать смерти, на которую она была обречена за отказ выйти замуж за Деметрия.Когда она вошла в лес, она обнаружила, что ее дорогой Лисандр ждал ее, чтобы проводить в дом своей тети; но прежде чем они прошли половину леса, Гермия так устала, что Лисандр, который очень внимательно относился к этой дорогой даме, которая доказала свою привязанность к нему, даже рискуя своей жизнью ради него, убедил ее отдохнуть до утра на свежем воздухе. банка мягкого мха, и, лежа на земле на некотором расстоянии, они вскоре крепко заснули. Здесь их нашел Пак, который, увидев спящего красивого юношу и увидев, что его одежда сшита по афински, а рядом с ним спит хорошенькая дама, пришел к выводу, что это, должно быть, афинская горничная и ее высокомерный любовник. кого Оберон послал его искать; и он вполне естественно предположил, что, поскольку они были вместе наедине, она должна быть первым, что он увидит, когда проснется; Итак, без лишних слов он начал наливать немного сока маленького пурпурного цветочка себе в глаза.Но так вышло, что Хелена пришла этим путем и, вместо Гермии, была первым объектом, который увидел Лисандр, когда открыл глаза; и странно рассказывать, настолько мощным было любовное очарование, что вся его любовь к Гермии исчезла, и Лисандр влюбился в Елену.

Если бы он впервые увидел Гермию, когда проснулся, грубая ошибка, совершенная Паком, не имела бы никакого значения, поскольку он не мог слишком сильно любить эту верную даму; но для бедного Лизандра, что волшебное заклинание феи заставило его забыть свою настоящую Грыжу, броситься за другой дамой и оставить Гермию спящей в полном одиночестве в лесу в полночь, было поистине печальным шансом.

Так случилось несчастье. Елена, как уже было сказано, старалась не отставать от Деметрия, когда он так грубо убежал от нее; но она не могла долго продолжать эту неравную гонку, поскольку мужчины всегда лучше бегали в длинных гонках, чем женщины. Елена вскоре потеряла Деметрия из виду; и пока она бродила, удрученная и несчастная, она достигла того места, где спал Лисандр. ? Ах !? - сказала она, - это Лисандр, лежащий на земле. Он мертв или спит ?? Затем, нежно прикоснувшись к нему, она сказала: «Добрый сэр, если вы живы, не спите.? После этого Лисандр открыл глаза и, когда любовные чары начали действовать, немедленно обратился к ней с выражением экстравагантной любви и восхищения, сказав ей, что она превосходит Гермию в красоте, как голубь превосходит ворона. огонь ради нее сладкого; и еще много таких любовных речей. Хелена, зная, что Лисандр был любовником ее друга Гермии и что он был торжественно помолвлен с ней, была в крайнем гневе, когда услышала такое обращение к себе; потому что она думала (а может, и думала), что Лисандр подшучивает над ней.?Ой!? - сказала она, - почему я рождена, чтобы все насмехались и презирали меня? Мало ли, молодой человек, что я никогда не получу ласкового взгляда или доброго слова от Деметрия; но вы, сэр, должны делать вид, что ухаживаете за мной в такой высокомерной манере? Я подумал, Лисандр, ты был повелителем более истинной мягкости.? Сказав эти слова в большом гневе, она убежала; и Лисандр последовал за ней, совершенно забыв о своей собственной Гермии, которая все еще спала.

Когда Гермия проснулась, она очень испугалась того, что оказалась одна.Она бродила по лесу, не зная, что случилось с Лисандром и куда идти искать его. Тем временем Деметриус, не сумевший найти Гермию и его соперника Лисандра и утомленный бесплодными поисками, был замечен Обероном крепким сном. Оберон узнал из нескольких вопросов, которые он задавал Паку, что он наложил любовное заклинание на глаза не того человека; и теперь, найдя человека, который был намеревался первым, он коснулся век спящего Деметрия любовным соком и тотчас же проснулся; и первое, что он увидел, будучи Еленой, он, как и Лисандр, начал обращаться к ней с любовными речами; и как раз в этот момент появился Лизандр, а за ним и Гермия (ибо из-за злополучной ошибки Пака теперь настала очередь Гермии бежать за своим любовником); а затем Лисандр и Деметрий, оба разговаривая вместе, занялись любовью с Еленой, каждый из которых находился под влиянием одного и того же могущественного очарования.

Пораженная Хелена подумала, что Деметриус, Лисандр и ее когда-то дорогая подруга Гермия вместе участвовали в заговоре, чтобы подшутить над ней.

Гермия была удивлена ​​не меньше Елены; она не знала, почему Лисандр и Деметриус, которые оба прежде любили ее, теперь стали любовниками Елены, и для Гермии это казалось не шуткой.

Дамы, которые раньше всегда были самыми дорогими друзьями, теперь вместе говорили высокие слова.

? Недобрый. Гермия ,? - сказала Хелена, - это вы заставили Лисандра досадить мне насмешливыми похвалами; и другой твой любовник, Деметрий, который раньше почти отвергал меня ногой, разве ты не велел ему называть меня богиней, нимфой, редкой, драгоценной и небесной? Он не стал бы так говорить со мной, которую ненавидит, если бы вы не натравили его, чтобы посмеяться надо мной.Недобрый Гермия, присоединяйся к мужчинам, чтобы презирать твоего бедного друга. Вы забыли нашу школьную дружбу? Как часто, Гермия, мы вдвоем сидим на одной подушке, оба поем одну песню, и наши иглы работают над одним и тем же цветком, оба на одном и том же сэмплере; росли вместе, как двойная вишня, почти не расставаясь! Гермия, это не по-девичьи в тебе, это не по-девичьи присоединиться к мужчинам в презрении к твоему бедному другу.?

? Я поражен твоими страстными словами ,? сказала Гермия: «Я не презираю тебя; кажется, ты меня презираешь.?

? Да, неужели? - ответила Хелена, - упорно, притворно серьезная, и корчит мне рты, когда я поворачиваюсь спиной; затем подмигните друг другу и покажите сладкую шутку. Если бы у вас была жалость, изящество или манеры, вы бы не использовали меня таким образом.?

Пока Елена и Гермия говорили друг другу эти гневные слова, Деметрий и Лисандр оставили их, чтобы вместе сражаться в лесу за любовь к Елене.

Когда они обнаружили, что джентльмены оставили их, они ушли и снова блуждали усталые по лесу в поисках своих любовников.

Как только они ушли, король фей, который с маленьким Паком прислушивался к их ссорам, сказал ему: «Это твоя халатность, Пак; или вы сделали это умышленно ??

? Поверь мне, король теней? - ответил Пак, - это была ошибка. Разве ты не сказал мне, что я должен знать этого человека по его афинским одеждам? Однако мне не жаль, что это произошло, потому что я считаю, что их звон - отличный спорт.

? Вы слышали ,? - сказал Оберон, - что Деметриус и Лисандр ушли искать удобное место для сражения.Я приказываю тебе окутать ночь густым туманом и увести этих сварливых любовников в темноту так, что они не смогут найти друг друга. Подражайте их голосам друг другу и горькими насмешками побуждайте их следовать за вами, в то время как они думают, что слышат язык своего соперника. Смотрите, как вы это делаете, пока они не устанут настолько, что не смогут идти дальше; и когда вы обнаружите, что они спят, капните сок этого другого цветка в глаза Лисандру, и когда он проснется, он забудет свою новую любовь к Елене и вернется к своей старой страсти к Гермии; и тогда обе прекрасные дамы могут быть счастливы с мужчиной, которого она любит, и они будут думать обо всем, что прошло досадный сон.Побыстрее об этом, Пак, и я пойду посмотреть, какую сладкую любовь нашла моя Титания.?

Титания все еще спала, и Оберон, увидев рядом с ней клоуна, который заблудился в лесу и тоже спал,? Этот парень? сказал он, «будет настоящей любовью моей Титании»; и хлопать ослиной головой над головой клоуна, это, казалось, подошло ему так же хорошо, как если бы оно выросло на его собственных плечах. Хотя Оберон очень осторожно зафиксировал голову осла, это разбудило его, и, поднявшись, не осознавая того, что Оберон сделал с ним, он направился к беседке, где спала королева фей.

? Ах я, что за ангел, что я вижу ?? - сказала Титания, открывая глаза, и сок маленького пурпурного цветочка начал действовать. «Ты такой же мудрый, как и красивый ??

? Почему, хозяйка? - сказал глупый клоун, - «Если у меня хватит ума найти выход из этого леса, у меня хватит сил, чтобы служить своей очереди».

? Из леса выходить не желание ,? сказала влюбленная королева. «Я дух не единой нормы. Я люблю вас. Иди со мной, и я дам тебе фей, которые будут тебя сопровождать.?

Затем она позвала четырех своих фей. Их звали Цветок гороха, Паутина, Мотылек и Семя горчицы.

? Посетите ,? сказала королева? на этого милого джентльмена. Прыгайте в его прогулках и играйте на его глазах; накормите его виноградом и абрикосами и украдите для него мешочки с медом у пчел. Сядь со мной? - сказала она клоуну, - и позволь мне поиграть твоими милыми волосатыми щечками, моей красивой задницей! и поцелуй твои прекрасные большие уши, моя нежная радость.?

? Где горох ?? - сказал тупоголовый клоун, не особо заботясь об ухаживании королевы фей, но очень гордясь своими новыми слугами.

? Здесь, сэр? сказал маленький цветок гороха.

? Почешу голову ,? сказал клоун. ? Где паутина ??

? Здесь, сэр? - сказал Паутина.

? Хороший мистер Паутина ,? - сказал глупый клоун, - убей меня красную пчелу на вершине чертополоха вон там; И, добрый мистер Паутина, принесите мне мешок с медом. Не слишком расстраивайтесь, мистер Паутина, и следите за тем, чтобы мешок с медом не сломался; Мне будет жаль, что тебя переполнили мешком с медом. Где горчица ??

? Здесь, сэр? - сказал Горчичное семя.? Какова твоя воля ??

? Ничего ,? - сказал клоун, - добрый мистер Горчичное семя, но чтобы помочь мистеру Гороху почесаться; Я должен пойти к парикмахеру, мистер Горчичное семя, потому что мне кажется, что у меня чудесное волосатое лицо.

? Моя сладкая любовь? сказала королева,? что ты будешь есть? У меня есть азартная фея, которая поищет клад белки и принесет вам новые орехи.?

? Мне лучше горсть сушеного горошка? - сказал клоун, у которого с головой задницы был аппетит задницы.«Но, я молю, пусть никто из ваших людей не мешает мне, потому что я хочу спать».

? Тогда спать? сказала королева,? и я обвью тебя на руках. Ой, как я тебя люблю! как я обожаю тебя !?

Когда король фей увидел клоуна, спящего в объятиях своей королевы, он подошел к ней и упрекнул ее в том, что она расточила свои милости на осле.

Этого она не могла отрицать, так как клоун тогда спал у нее на руках, а голова его задницы была увенчана ею из цветов.

Когда Оберон дразнил ее некоторое время, он снова потребовал мальчика-подменыша; в котором она, стыдясь того, что ее господин застал ее с новым фаворитом, не осмелилась ему отказать.

Оберон, получив таким образом маленького мальчика, которого он так давно желал сделать своим пажом, сжалился над позорной ситуацией, в которую своим веселым изобретением он принес свою Титанию и пролил немного сока другого. цветок ей в глаза; и волшебная королева немедленно пришла в себя и удивилась своему старому старению, говоря, что теперь она ненавидит вид странного монстра.

Оберон также снял ослиную голову с клоуна и оставил его дремать, положив голову своего дурака на плечи.

Оберон и его Титания теперь полностью примирились, он рассказал ей историю любовников и их полуночных ссор, и она согласилась пойти с ним и увидеть конец их приключений.

Сказочный король и королева застали влюбленных и их прекрасных дам, на небольшом расстоянии друг от друга, спящими на лужайке; поскольку Пак, чтобы исправить свою прежнюю ошибку, умудрился с величайшим усердием привести их всех в одно и то же место, неизвестное друг другу; и он осторожно снял чары с глаз Лисандра с помощью противоядия, которое дал ему король фей.

Сначала Гермия проснулась и, обнаружив, что ее заблудший Лизандр спит так близко к ней, смотрела на него и удивлялась его странному непостоянству. Вскоре Лисандр открыл глаза и, увидев свою дорогую Гермию, восстановил свой разум, который раньше затуманивал волшебное очарование, а вместе с ним свою любовь к Гермии; и они начали обсуждать ночные приключения, сомневаясь, действительно ли это произошло, или им обоим приснился один и тот же сбивающий с толку сон.

Елена и Деметрий к этому времени уже проснулись; сладкий сон успокоил взволнованный и сердитый дух Елены, и она с восторгом выслушивала признания в любви, которые Деметрий по-прежнему высказывал ей и которые, к ее удивлению и удовольствию, она начала воспринимать как искренние.

Эти прекрасные блуждающие по ночам дамы, больше не соперники, снова стали настоящими друзьями; все прозвучавшие недобрые слова были прощены, и они спокойно обсудили, что лучше всего сделать в их нынешней ситуации. Вскоре было решено, что, поскольку Деметрий отказался от своих претензий на Гермию, он должен попытаться убедить ее отца отменить жестокий смертный приговор, вынесенный ей. Деметрий готовился вернуться в Афины с этой дружеской целью, когда они были удивлены, увидев Эгея, отца Гермии, который пришел в лес в погоне за своей беглой дочерью.

Когда Эгей понял, что Деметрий теперь не женится на его дочери, он больше не возражал против ее брака с Лисандром, но дал свое согласие на то, чтобы они поженились на четвертый день с того времени, то есть в тот же день, когда Гермия была осуждена. потерять свою жизнь; и в тот же день Елена с радостью согласилась выйти замуж за своего любимого и теперь верного Деметрия.

Король и королева фей, которые были невидимыми наблюдателями этого примирения и теперь видели счастливый конец истории влюбленных, достигнутый благодаря добрым услугам Оберона, получили такое удовольствие, что эти добрые духи решили отпраздновать приближение свадьба со спортом и развлечения по всему их сказочному королевству.

И теперь, если кто-то оскорблен этой историей фей и их шуток, считая ее невероятной и странной, им остается только подумать, что они спали и мечтали, и что все эти приключения были видениями, которые они видели в своих спать. И я надеюсь, что ни один из моих читателей не будет настолько неразумным, чтобы обидеться на красивый, безобидный сон в летнюю ночь.

Почему «означает» означает «жестокий»? Значение слова

Среднее значение имеет ряд определений (математическое среднее, чтобы передать значимость и т. Д.), но самый новый и популярный смысл - «жестокий» или «недобрый». Это определение развилось из первоначального употребления, означающего «смиренный или обычный», которое стало «скромным» или «аморальным», которое, наконец, стало обычным «недобрым» определением сегодня.

В ее защиту это было довольно забавно.

С этимологической точки зрения в английском языке существует три означает . Тот факт, что эти несвязанные друг с другом слова пишутся одинаково и одинаково произносятся, - это лишь одно из многих совпадений, по-видимому, предназначенных для того, чтобы излишне усложнить язык.

Значения "среднего"

Есть , означает , которое передает значение или намерение, например, « Новизна означает новизна » и «она имеет в виду побеждать». Это самое старое из наших означает и происходит от древнеанглийского языка, связанного с древневерхненемецким словом, означающим «иметь в виду».

Слово, относящееся к математическому среднему значению («средняя температура»), пришло в английский язык из средневекового французского и происходит от латинского слова medianus , которое позже было снова заимствовано, чтобы дать нам родственный термин median .Современный французский родственник - moyen . Это также происхождение существительного означает , которое означает «средний» или используется в таких фразах, как «означает достижение цели».

Наконец, есть одно, которое чаще всего описывает что-то или кого-то недоброе или жестокое («злые девушки»). И все же такое использование означает в качестве прилагательного - без сомнения, наиболее часто используемого сегодня - является довольно новым для английского языка и было необычным примерно до 1900 года. Этот недобрый новичок безжалостно вытеснил несколько старых значений этого слова, почти до сути. затмевая их.

'Подлый' как скромный

Например, самое древнее употребление этого слова происходит от его этимологического значения «общий» или «общий» (от среднеанглийского слова mene ) и первоначально использовалось для обозначения «скромный», «обычный» или «низший»:

… к этому майору я добавляю это второстепенное или среднее предложение
- Джон Понет, Полное извинение Писания и бессменных докторов , 1556

И зная природу соли Питер Сульфур и древесного угля, эти означают смешанных ингредиентов, мы можем встряхнуть воздух самым ужасным образом.
- Бенджамин Франклин, «О промысле Божьем в управлении миром», 1732 г.

Среднее значение использовалось в расширении для описания людей скромного или неблагородного происхождения, иногда имея значения «общие» или «не имеющие различий».Именно так означает используется в Библии короля Якова и в Шекспире:

… как означает человек уступает богатству тех пуинктов, которые по счастливой случайности отрицали гимн
- Уильям Пейнтер, Дворец удовольствий , 1566.

И значит человек кланяется, и великий человек смиряется: итак не прощайте им.
- Библия короля Иакова, Исайя 2: 9

Нет такого из вас значит и низко / Что не имеет благородного блеска в ваших глазах
- Шекспир, Генрих V

Чезлвит, чья отцовская линия считается , означает и низкий, хотя и неизвестный, и который не проясняет этот вопрос на смертном одре.
- Чарльз Диккенс, Мартин Чезлвит , 1844

Слово demean происходит от этого значения mean ; унизить буквально означает «унижать» или «унижать». Если не относиться конкретно к социальному классу, означает, что использовалось в более широком смысле как синоним «скромный» или «убогий»:

Была темная, мокрая, мрачная осенняя ночь, когда в верхней комнате среднего дома , расположенного на темной улице
- Чарльз Диккенс, Николас Никльби , 1839

В тусклом свете я разглядел, что дверь открыл невысокий, среднего -вид мужчина средних лет с округлыми плечами.
- Артур Конан Дойль, «Греческий переводчик», 1893 г.

«Он в опале». Слова в этом чистом детском голосе звучали как звон колокольчика, но она продолжала: «Выйти в этом чудовищном плаще крысолова и означает галстук».
- Эвелин Во, Возвращение в Брайдсхед, , 1945

Это значение иногда использовалось во фразе «плохие улицы», имея в виду скромные кварталы, где жили бедные люди. Очевидно, это не тот оттенок, который мы могли бы иметь сегодня, особенно под влиянием фильма Мартина Скорсезе « Злые улицы » 1973 года, который, вероятно, большинством понимается как «жестокие улицы».Однако первоначальное значение этого термина может также относиться к истории о мелких преступниках, у которых проблемы с деньгами. Обратите внимание, что слово питомник , используемое в нашем первом примере, имеет определение в нашем словаре Несокращенный , которое гласит «дом или другое жилище, считающееся непригодным для проживания человека»:

Из питомников означает улиц , чью подлость скрывают мраморные дворцы и цветущие сады
- Роберт Уэллс Ричи, Harper’s Magazine , 1912

В грязных окрестностях, тогда из средних улиц больших городов развиваются у женщин практическая мудрость и тонкое чувство личной ответственности.
- Харриот Стэнтон Блатч, The Outlook (еженедельный журнал), 1916

… женщины в роскошных мехах выходили из роскошных машин. Это был мир, который знал Стивен […], но он внезапно осознал, с ощущением одиночества, что здесь, а не на средних улицах , он чувствовал себя, как сказал бы Ветч, «более странным, чем Робинзон Крузо».
- Эллен Андерсон Голсон, Глазго, Один человек в свое время , 1922

В первой половине 20-го века означает используется как прилагательное в основном в смысле «скромный» или «достойный внимания» в отрицательной конструкции.Обзор использования прилагательного в журнале TIME в 1920-х годах выявил следующие формулировки:

Непредвиденное достижение

Никакого различия

Неплохой писатель

Нет средней суммы

Слабая репутация

"Среднее" как низкое

Другое значение этого слова продолжает идею «отсутствия благородства» или «отсутствия различия» и добавляет моральный элемент, в результате чего употребление означает «отсутствие достоинства или чести», «беспринципный», «низкий» или «низменный»:

В характере косвенного Ляра есть что-то более подлое и подлое, чем в прямом.В этом наглость разбойника, в этом лукавство карманника.
- Джон Уэбби: Обнаружение, 17 ноября 1740 г.

В ее глазах я была не по годам развитой актрисой; она искренне смотрела на меня как на смесь злобных страстей, подлого духа и опасного двуличия.
- Шарлотта Бронте, Джейн Эйр , 1847

«Она завладела моей небольшой собственностью, добилась развода через беспринципного юриста, а я вернулся и оказался без жены, ребенка и денег.Разве это не трюк с и ? »
- Горацио Алжир, Из дома , 1889

'Подлый' как неблагородный

Этот нравственный компонент развития слова вел в двух направлениях. С одной стороны, оно стало означать «нелицеприятный», «дешевый» или «скупой» - в основном британское употребление:

«Я бы не хотел ничего делать. означает », - ответил он. «В таких случаях лучше было бы сделать слишком много, чем слишком мало. По крайней мере, никто не может подумать, что я сделал для них недостаточно: даже они сами вряд ли могут ожидать большего."
- Джейн Остин, Чувство и чувствительность , 1811

Я должен согласиться с вами, что [Чарли] Чаплин означает и дешев, он никогда, насколько мне известно, никогда не обращал внимания ни на кого - ни в финансовом, ни в другом отношении.
- Стэн Лорел, письмо Эду Паттерсону, 1957 г.

О, здесь всегда подают хороший завтрак. Я скажу это для Сильвии. Она совсем не , значит в этом смысле.
- Джулиан Феллоуз, Gosford Park , 2001 (установлен в 1932 году)

Наконец... 'Подлый' как жестокий

Когда мы наконец приходим к использованию , означающего для обозначения «недоброго» или «жестокого», мы часто видим его в неформальном контексте и часто в диалогах молодых персонажей - изображении американского молодежного сленга того времени, иногда даже вставьте пугающие цитаты, которые выдают эту новизну:

Я решил в собственном уме, что мистер Максвелл был « подлым стариком », чтобы выбросить мою историю и оставить себе обратную почту.
- Джин Страттон-Портер, У подножия радуги , 1907

«Кора, - импульсивно воскликнула она, - я была злая, - ненавистная к тебе, - но - ты не заслужил этого.
- Маргарет Пенроуз, «Мотоциклисты» , 1910

«Друг-джентльмен вернулся к вам? Послушай, Мэтт, это сложно! Нет, мне не хватило бы значит , чтобы рассказать другим девушкам. Я не такой уж плохой. (Как Фроум ненавидел свои дешевые подшучивания!)
- Эдит Уортон, Итан Фром , 1911

Затем использование перешло от диалога к повествованию, сохранив несколько неформальный тон:

Его мать говорила это не так, как среднее значение .Она казалась обеспокоенной.
- Эрнест Хемингуэй, Soldier’s Home , 1925

Это значение означает, что впервые было введено в словарь Merriam-Webster в гигантском издании 1934 года « Unabridged » и получило ярлык Colloq., U.S. : «Характеризуется мелким эгоизмом или злобой; презренно непослушный или недобрый; вспыльчивый; капризный.

Использование означает для «жестокого», «недоброго» или «сурового» с тех пор стало настолько широко распространено в американском английском, что мы обычно находим эти другие употребления кажущимися необычными или архаичными - или мы неправильно понимаем, что имели в виду авторы предыдущих веков. .В самом деле, один из немногих остатков более ранних значений означает сохраняется в идиоме no mean feat , а другой мы находим во фразах типа «она играет на подлой трубе», оба из которых требуют окружающего контекста и синтаксических подсказок для означает, что нужно понимать правильно, если понимать наше значение.

отрывков из его жизнеописания

Артур, легендарный король Британии: отрывки из его жизнеописания
Отрывки из его жизнеописания
, записанные Джеффри Монмутским, сэром Томасом Мэлори и другими

Собран на

D.Л. Ашлиман
© 2010-2020


Использованные издания:

  • Британская история Джеффри Монмутского , перевод с латыни А. Томпсоном; новое издание, переработанное и исправленное Дж. А. Джайлсом (Лондон: Джеймс Бон, 1842 г.). Написано на латыни под названием Historia Regum Britanniae ; завершено около 1136.
  • Сэр Томас Мэлори, Le Morte d'Arthur , под редакцией Джона Риса, т. 1 (Лондон: Дж. М. Дент и сыновья, 1906). Впервые опубликовано в 1485 году Уильямом Кэкстоном.
  • Сэр Томас Мэлори, Le Morte d'Arthur , под редакцией Джона Риса, т. 2 (Лондон: Дж. М. Дент и сыновья, 1906). Впервые опубликовано в 1485 году Уильямом Кэкстоном.
  • Альфред, лорд Теннисон, Идиллы короля (Бостон: Тикнор и Филдс, 1866).

  1. Зачатие и рождение Артура.
  2. Артур избран королем.
  3. Артур получает Меч Экскалибур от Владычицы Озера.
  4. Артур женится на Гвиневере.
  5. Артур убивает гиганта в Мон-Сен-Мишель.
  6. Предательство Мордреда.
  7. Смерть Артура.


Джеффри Монмут

После этой победы [над саксонской армией во главе с Октой и Эосой] Утер [король Британии] направился в город Алклюд, где он уладил дела этой провинции и восстановил мир во всем мире. Он также добился прогресса во всех странах Шотландии и обуздал свирепость этого мятежного народа с помощью такого строгого отправления правосудия, которого никто из его предшественников раньше не применял, так что в его время преступники повсюду подвергались ужасу. , поскольку они были уверены, что будут наказаны без пощады.Наконец, когда он установил мир в северных провинциях, он отправился в Лондон и приказал Окту и Эосе держать там в тюрьме.

На следующую Пасху он приказал всей знати королевства встретиться с ним в этом городе, чтобы отпраздновать этот великий праздник; в честь которого он и задумал носить свою корону. Призыв повсюду был исполнен, и из всех городов собралось огромное количество людей, чтобы отпраздновать этот день. Итак, король отмечал праздник с большой торжественностью, как он задумал, и очень радостно развлекал свою знать, которых было очень много, с их женами и дочерьми, что соответствовало великолепию пира, приготовленного для них.И, будучи встреченными царем с радостью, они выразили то же самое в своем поведении перед ним.

Среди остальных присутствовал Горлуа, герцог Корнуоллский, со своей женой Игерной, величайшей красавицей во всей Британии. Не успел король взглянуть на нее среди остальных дам, как он страстно влюбился в нее, и мало что касалось остальных, сделало ее предметом всех своих мыслей. Она была единственной дамой, которую он постоянно подавал со свежими блюдами и которой он посылал золотые чаши своими доверенными лицами; на нее он одарил все свои улыбки, и ей адресовал все его речи.

Муж, узнав об этом, пришел в ярость и удалился со двора, не попрощавшись; и не было никакого тела, которое могло бы остановить его, пока он боялся потерять главный объект своего восторга. Поэтому Утер в великом гневе приказал ему вернуться ко двору, чтобы доставить ему удовлетворение за это оскорбление. Но Горлуа отказался подчиниться; на что царь был очень рассержен и поклялся, что уничтожит свою страну, если он быстро не усугубит свое преступление.

Соответственно, без промедления, в то время как их гнев был горяч друг против друга, король собрал большую армию и вошел в Корнуолл, города и поселки, которые он поджег. Но Горлуа не осмелился вступить с ним в бой из-за малочисленности; и счел более разумным укрепить свои города, пока не получит помощи из Ирландии. И так как он больше заботился о своей жене, чем о себе, он поместил ее в город Тинтагель на берегу моря, который считал очень безопасным местом.Но он сам вошел в замок Димилиока, чтобы не допустить одновременного попадания их обоих в одну и ту же опасность, если таковая случится.

Король, узнав об этом, отправился в город, где находился Горлуа, который он осадил, и перекрыл все дороги к нему.

Прошла уже целая неделя, когда, помня о своей любви к Игерне, он сказал одному из своих приближенных по имени Ульфин де Рикарадок: «Моя страсть к Игерне ​​такова, что я не могу иметь ни спокойствия духа, ни здоровья тела. , пока я не получу ее; и если ты не сможешь помочь мне своим советом, как осуществить мое желание, внутренние муки, которые я претерпеваю, убьют меня."

«Кто может посоветовать вам в этом вопросе, - сказал Ульфин, - когда никакие силы не позволят нам получить доступ к ней в городе Тинтагель? Потому что он расположен на берегу моря и со всех сторон окружен им; и там есть но один вход в него, и это через прямую скалу, которую трое мужчин смогут защитить от всей силы королевства. Несмотря на это, если бы пророк Мерлин всерьез предпринял эту попытку, я считаю, что вы могли бы с его советом исполните ваши пожелания."

Король с готовностью поверил тому, к чему он был так склонен, и приказал вызвать Мерлина, который также прибыл на осаду. Поэтому Мерлина, представленного в присутствии короля, было приказано дать совет, как король может выполнить свое желание в отношении Игерны.

И он, обнаружив сильную боль царя, был тронут такой чрезмерной любовью и сказал: «Чтобы осуществить свое желание, вы должны использовать такие искусства, о которых в ваше время не слышали.Я знаю, как с помощью моих лекарств передать вам точное подобие Горлуа, чтобы вы во всех отношениях казались никем иным, как он сам. Поэтому, если вы будете подчиняться моим предписаниям, я превращу вас в истинное подобие Горлуа, а Ульфина - в Иордана из Тинтагеля, его знакомого друга; и я сам, превратившись в другую форму, сделаю третье в приключении; и в этой маскировке вы можете благополучно отправиться в город, где находится Игерна, и получить к ней доступ ».

Король согласился с предложением и действовал в этом деле с большой осторожностью; и когда он передал заботу об осаде своим близким друзьям, подвергся медицинским процедурам Мерлина, которым он был преобразован в подобие Горлуа; как и Ульфин в Иордании, а сам Мерлин в Брайселе; так что теперь никто не мог видеть никаких остатков их прежнего подобия.

Затем они двинулись в путь к Тинтагелю, куда прибыли в вечерних сумерках и сразу же дали знак привратнику, что прибыл консул; на которой открылись ворота, и люди вошли внутрь. Ибо какое место для подозрений, когда там, казалось, присутствовал сам Горлуа?

Поэтому король остался на ночь с Игерной и полностью наслаждался ею, так как она была обманута ложной маской, которую он надел, а также искусными и любовными беседами, которыми он ее развлекал.Он сказал ей, что оставил свое собственное место в осаде исключительно для того, чтобы обеспечить безопасность ее дорогой я и города, в котором она находилась; так что, поверив всему, что он сказал, она отказала ему ни в чем, чего он желал. Таким образом, в ту же ночь она зачала самого прославленного Артура, чьи героические и чудесные действия справедливо прославили его имя для потомков.

Между тем, как только при осаде было обнаружено отсутствие короля, его армия неожиданно напала на стены и спровоцировала осажденного графа на битву, который сам, действуя так же бесцеремонно, как и они, выступил со своими людьми. Он думал с такой маленькой горсткой противостоять мощной армии, но был убит в самом первом ударе боя, и все его люди были разбиты.

Город тоже был взят; но все его богатства не делились поровну между осаждающими, каждый жадно брал то, что мог получить, в зависимости от того, насколько ему благоприятствовала удача или его собственная сила.

После этой смелой попытки в Игерну прибыли гонцы с новостями как о смерти герцога, так и о событиях осады. Но когда они увидели царя в образе консула, сидящего рядом с ней, они были поражены стыдом и удивлением по поводу его благополучного прибытия туда, которого они оставили мертвым при осаде; ибо они совершенно не подозревали о чудесах, которые Мерлин творил с помощью своих лекарств.

Поэтому король улыбнулся этой новости и, обняв графиню, сказал ей: «Ваши собственные глаза могут убедить вас, что я не мертв, но жив. Но, тем не менее, разрушение города и резня моих людей - это что меня очень огорчает; так что есть причина опасаться, что царь придет на нас и заберет нас в этом месте. Чтобы предотвратить это, я выйду навстречу ему и примирись с ним, опасаясь худшего катастрофа."

Соответственно, как только он покинул город, он отправился в свою армию и, сняв маскировку Горлуа, снова стал Утером Пендрагоном.Когда он получил полное представление о том, как дела обстоят успешно, он сожалел о смерти Горлуа, но радовался, что Игерна теперь может снова выйти замуж. Затем он вернулся в город Тинтагель, который взял, и в нем, чего он с нетерпением желал, и саму Игерну. После этого они продолжали жить вместе с большой любовью друг к другу, и у них родились сын и дочь, которых звали Артур и Анна.


  • Источник: Джеффри Монмутский, книга 8, гл. 19-20, стр.167-71.
  • Эти события также записаны в книге сэра Томаса Мэлори Le Morte d'Arthur , книга 1, гл. 1-3. Мэлори дает матери Артура имя Игрейн. Мэлори не упоминает сестру Артура Энн [также пишется Анна], но в следующих главах он действительно обсуждает сестру Артура Морган ле Фэй.
  • Вернуться к содержанию.


Альфред, лорд Теннисон

Да, один, бард; о котором мой отец сказал:
Полный, он спел многие благородные военные песни,
Ev'n в присутствии вражеского флота,
Между крутым обрывом и надвигающейся волной;
И многие мистические воззрения жизни и смерти
Пели на задымленных горных остановках,
Когда вокруг него сгибались духи холмов,
Со всеми их росистыми волосами, развевающимися назад, как пламя:
Так сказал мой отец - и В ту ночь бард
воспел славные войны Артура и воспел короля
Так же почти больше, чем человек, и ругал тех
, Кто называл его ложным сыном Горлоиса:
Ибо никто не знал, откуда он ;
Но после бури, когда разразилась длинная волна.
Все грохочущие берега Бьюда и Боса,
Настал день тихий, как небо, а затем
Они нашли на песках обнаженного ребенка. ;
И это был Артур; и они взращивали его
, пока он чудом не стал царем.



Сэр Томас Мэлори

Затем, в течение двух лет, король Утер заболел серьезной болезнью ... Тогда Мерлин сказал вслух королю Утеру: «Сэр, неужели ваш сын Артур станет королем после ваших дней этого королевства со всеми принадлежностями?»

Тогда Утер Пендрагон повернулся к нему и сказал, выслушав их всех: «Я даю ему благословение Бога и мое, и приказываю ему молиться за мою душу, а также праведно и с благоговением, чтобы он потребовал корону после утраты моего благословения».

И тем самым он выдал призрак, а затем был погребен [в Стоунхендже], как того хотел король.Посему королева, прекрасная Игрейна, сильно огорчила всех баронов.

Тогда королевство долгое время находилось в большой опасности, ибо каждый властитель людей делал его сильным, и многие желали быть королем. Затем Мерлин пошел к архиепископу Кентерберийскому и посоветовал ему послать за всеми лордами королевства и всеми оруженосцами, чтобы они под страхом проклятия приехали в Лондон к Рождеству; и по этой причине, что Иисус, который родился в ту ночь, чтобы он по Своей великой милости явил какое-то чудо, поскольку он пришел, чтобы стать царем человечества, чтобы показать какое-то чудо, Который должен быть праведным царем этого царства.

Итак, архиепископ, по совету Мерлина, послал всех лордов и джентльменов, чтобы они приехали к Рождеству даже в Лондон. И многие из них очистили их от своей жизни, чтобы их молитва была более угодной Богу. Итак, в величайшей церкви Лондона, принадлежит ли она Павлу или нет, во французской книге нет упоминания, все поместья в церкви были долгими или дневными, чтобы молиться.

И когда закончилась утреня и первая месса, на церковном дворе, напротив главного жертвенника, увидел большой четырехугольный камень, подобный мраморному камню, и посреди него был подобен стальной наковальне в фут высотой, и в нем был воткнут прекрасный меч, обнаженный острием, и там были золотые буквы вокруг меча, в которых говорилось: «Кто вытащит этот меч из этого камня и наковальни, тот по праву король всей Англии."

Тогда народ удивился и рассказал архиепископу.

«Я приказываю, - сказал архиепископ, - чтобы вы держали вас в своей церкви и по-прежнему молились Богу; чтобы никто не прикоснулся к мечу, пока не будет завершена большая месса».

Итак, когда все массы были собраны, все владыки пошли взглянуть на камень и меч. И когда они увидели Писание, некоторые испытали; такой, какой был бы королем. Но никто не мог пошевелить мечом или пошевелить им.

«Его нет здесь, - сказал архиепископ, - который достигнет меча, но не сомневайтесь, что Бог сделает его известным.Но это мой совет, - сказал архиепископ, - что мы позволим снабдить десять рыцарей, людей доброй славы, и им оставить у себя этот меч ».

Так было предписано, и затем раздался крик, чтобы каждый человек, который хотел, должен был написать эссе, чтобы выиграть меч. И в день Нового года бароны разрешили устроить рыцарские поединки и турниры, чтобы все рыцари, которые участвовали в рыцарских турнирах или турнирах, могли сыграть, и все это было предназначено для того, чтобы держать лордов и население вместе, поскольку архиепископ верил, что Бог сделает он знал, что должен выиграть меч.

Итак, в день Нового года, когда служба была окончена, бароны поехали на поле, одни на рыцарский турнир, другие на турнир, и так случилось, что сэр Эктор, имевший большие средства к существованию в Лондоне, поехал на рыцарские турниры и вместе с ним. ехал сэр Кей, его сын, и молодой Артур, который был его воспитанным братом; а сэр Кей раньше был посвящен в рыцари Всех Святых. Когда они ехали на турнир, сэр Кей потерял свой меч, потому что он оставил его в квартире своего отца, и поэтому он молился юному Артуру, чтобы тот скакал за его мечом.

«Я буду здоров», - сказал Артур и быстро поскакал за мечом, а когда он вернулся домой, леди и все вышли посмотреть поединок.

Тогда Артур разгневался и сказал себе: «Я пойду на кладбище и возьму с собой меч, воткнувшийся в камень, потому что мой брат сэр Кей не останется без меча сегодня».

Итак, когда он пришел на кладбище, сэр Артур сел и привязал свою лошадь к перекладине, и он пошел к шатру, и не нашел там рыцарей, потому что они участвовали в схватке; и поэтому он взял меч за рукоятки, легко и яростно вытащил его из камня, взял свою лошадь и поскакал своей дорогой, пока он не пришел к своему брату сэру Кею и не отдал ему меч.

И как только сэр Кей увидел меч, он понял, что это каменный меч, и поэтому он поехал к своему отцу, сэру Эктору, и сказал: «Сэр, вот меч из камня, поэтому я должен быть король этой земли ".

Когда сэр Эктор увидел меч, он снова вернулся и пришел в церковь, и там они сели всех троих и вошли в церковь. И вскоре он заставил сэра Кэя поклясться в книге, как он пришел к этому мечу.

«Сэр», сказал сэр Кей, «моим братом Артуром, потому что он принес его мне."

"Как вы достали этот меч?" - сказал сэр Эктор Артуру.

«Сэр, я скажу вам. Когда я пришел домой за мечом моего брата, я не нашел дома никого, кто бы доставил мне его меч, и поэтому я подумал, что мой брат сэр Кей не должен быть без меча, и поэтому я нетерпеливо пришел сюда и вытащил его. из камня без боли ".

"Вы нашли рыцарей около этого меча?" - сказал сэр Эктор.

«Нет, - сказал Артур.

«Итак, - сказал сэр Эктор Артуру, - я понимаю, что вы, должно быть, король этой земли."

«Для чего я, - сказал Артур, - и по какой причине?»

«Сэр, - сказал Эктор, - ибо так угодно Богу, потому что ни один человек не должен был вытаскивать этот меч, но тот, кто по праву будет царем этой земли. Теперь позвольте мне посмотреть, можете ли вы положить туда меч, как он был, и вытащите его снова ".

«Это не мастерство», - сказал Артур и воткнул его в камень, после чего сэр Эктор попытался вытащить меч и потерпел неудачу.

«А теперь проба», - сказал сэр Эктор сэру Кэю.И вскоре он вынул меч изо всех сил, но этого не произошло.

«Теперь займемся сочинением», - сказал сэр Эктор Артуру.

«Я буду здоров», - сказал Артур и легко вытащил его.

И тогда сэр Эктор опустился на землю на колени, и сэр Кей.

«Увы, - сказал Артур, - мои дорогие отец и брат, зачем вы преклоняете колени передо мной?»

Нет, нет, милорд Артур, это не так, я никогда не был ни вашим отцом, ни вашей крови, но я хорошо знаю, что вы из более высокой крови, чем я думал, что вы были."

А затем сэр Эктор рассказал ему все, как его укусили за то, что он питал его, и по чьему приказу и благодаря избавлению Мерлина. Затем Артур сильно огорчился, когда понял, что сэр Эктор ему не отец.

«Сэр, - сказал Эктор Артуру, - будешь ли ты моим добрым и милостивым господином, когда станешь королем?»

«В противном случае виноват я», - сказал Артур, - «потому что вы тот человек в мире, которому я больше всего обязан, и моя добрая леди и мать, ваша жена, которая так же, как и ее собственная, вырастила меня и сохранила.И если когда-нибудь будет воля Божья, чтобы я был царем, как вы говорите, вы пожелаете от меня того, что я могу сделать, и я не подведу вас, не дай бог, я подведу вас ».

«Сэр, - сказал сэр Эктор, - я больше не буду просить вас, но вы сделаете моего сына, вашего приемного брата, сэра Кея, сенешалем всех ваших земель».

«Это будет сделано», - сказал Артур, и даже больше, верой моего тела, что никто, кроме него, не будет занимать эту должность, пока он и я живы ».

После этого они пошли к архиепископу и рассказали ему, как был добыт меч и кем; и на Двенадцатый день все бароны пришли сюда, чтобы попытаться взять меч, кто сочтет нужным.Но после них никто не мог вытащить его, кроме Артура; а потому многие лорды разгневались и сказали, что для них всех и для всего царства было великим позором, что ими управляют с мальчиком невысокой крови, и поэтому они поссорились в то время, что это было отложено до Сретения, а затем все бароны должны встретиться там снова; но всегда десять рыцарей были посвящены наблюдать за мечом днем ​​и ночью, и поэтому они установили павильон над камнем и мечом, и пятеро всегда наблюдали.

Итак, на Сретение Сияния пришли еще многие великие владыки, чтобы завоевать меч, но никто не мог победить.И точно так же, как Артур сделал на Рождество, он сделал это на Сретение и легко вытащил меч, из-за чего бароны были очень огорчены и отложили его до высокого праздника Пасхи. И как раньше Артур, так и на Пасху, но некоторые из великих лордов были возмущены тем, что Артур станет королем, и отложили это с опозданием до праздника Пятидесятницы. Затем архиепископ Кентерберийский, по воле провидения Мерлина, предоставил им лучших рыцарей, которых они могли достать, и таких рыцарей, как Утер Пендрагон, которых больше всего любил и которым больше всего доверял в свое время.И такие рыцари были окружены Артуром, как сэр Британии Бодвин, сэр Кей, сэр Ульфиус, сэр Брастиас. Все это, как и многие другие, всегда касалось Артура, днем ​​и ночью, до праздника Пятидесятницы.

И в праздник Пятидесятницы всевозможные люди пытались вытащить меч, который хотел бы попытаться, но никто не мог победить, кроме Артура, и вытащил его перед всеми лордами и простыми людьми, которые были там, и поэтому все жители сразу закричали ". У нас будет Артур к нашему королю, мы больше не будем задерживать его, потому что все мы видим, что воля Бога состоит в том, чтобы он был нашим королем, и кто сопротивляется этому, мы убьем его."

И при этом все они сразу преклонили колени, и богатые, и бедные, и взывали к Артуру о милосердии, потому что они так долго задерживали его, и Артур простил их, взял меч обеими руками и поднес его на алтарь, где находился архиепископ. и так он был сделан рыцарем лучшего человека, который был там. И вот вскоре была проведена коронация. И там он поклялся своим господам и народам быть истинным царем и с тех пор стоять с истинной справедливостью со дня этой жизни. Кроме того, он заставил всех владык, державших корону, войти и служить так, как им положено.И сэру Артуру поступало много жалоб на великие злодеяния, которые были причинены после смерти короля Утера во многих землях, потерявших своих лордов, рыцарей, леди и джентльменов. Посему король Артур снова отдал земли тем, кто ими владел.

Когда это было сделано, когда король основал все страны вокруг Лондона, он позволил сделать сэра Кея сенешалем Англии; и сэр Бодвин Британии был назначен констеблем; и сэр Ульфиус был назначен канцлер; и сэр Брастиас был назначен надзирателем на севере от Трента вперед, потому что это было то время, по большей части враги короля.Но через несколько лет после этого Артур завоевал весь север, Шотландию и все, что находилось в их подчинении. Также Уэльс, его часть, держался против Артура, но он победил их всех, как и остаток, благодаря благородной доблести себя и своих рыцарей Круглого стола.


  • Источник: сэр Томас Мэлори, книга 1, гл. 4-7, стр. 9-14.
  • Согласно Джеффри из Монмута (книга 8, гл. 24, стр. 175), король Утер был похоронен в «Танце гиганта», также известном как «Кольцо гиганта» или, что более привычно, «Стоунхендж».Джеффри из Монмута также рассказывает, как Мерлин перевез Танец Гигантов (Стоунхендж) из Ирландии в Великобританию, чтобы служить памятником британским принцам, убитым англами и саксами.
  • Обратите внимание, что изображенный здесь меч не является знаменитым Экскалибуром, который Артур получает в более позднем эпизоде.
  • Вернуться к оглавлению.


Сэр Томас Мэлори

Итак, король [Артур] и он [Мерлин] ушли и пошли к отшельнику, который был хорошим человеком и большой пиявкой.И отшельник осмотрел все его раны и дал ему хорошие мази; Итак, король пробыл там три дня, а затем его раны были поправлены, чтобы он мог ехать и ехать, и так ушел.

И пока они ехали, Артур сказал: «У меня нет меча». [Он был разбит на две части в недавнем сражении.]

«Никакой силы», - сказал Мерлин. «Это меч, который будет твоим, и я могу».

Так они ехали, пока не пришли к озеру, которое было чистой водой и широким, и посреди озера Артур носил руку, одетую в белый самит, и в руке держал прекрасный меч.

"Смотри!" - сказал Мерлин. - Вон тот меч, о котором я говорил.

С этими словами они увидели девицу, идущую по озеру.

"Что это за девица?" - сказал Артур.

«Это Владычица Озера, - сказал Мерлин; «а внутри того озера - скала, и место там прекрасное, как и все на земле, и богато обозримое; и эта девица скоро придет к вам, и тогда вы справедливо скажете ей, что она даст вам этот меч».

Через некоторое время девушка пришла к Артуру и приветствовала его, и он снова ее.

«Дамозель, - сказал Артур, - что это за меч, который держит рука над водой? Я бы хотел, чтобы он был моим, потому что у меня нет меча».

«Сэр Артур, король, - сказала девушка, - этот меч мой, и если вы дадите мне подарок, когда я попрошу вас, вы получите его».

«Клянусь моей верой, - сказал Артур, - я дам тебе, какой дар ты попросишь».

«Что ж! - сказала девица, - зайди в ту баржу, греби к мечу и возьми его и ножны с собой, и я попрошу свой дар, когда увижу свое время."

Итак, сэр Артур и Мерлин спустились и привязали своих лошадей к двум деревьям, и они вошли в корабль, и когда они подошли к мечу, который держала рука, сэр Артур взял его за ручки и взял с собой, и рука и кисть ушли под воду.

...

Затем сэр Артур взглянул на меч, и ему понравилось, что он прошел мимо.

«Что тебе больше нравится, - сказал Мерлин, - меч или ножны?»

«Мне больше нравится меч, - сказал Артур.

«Вы более неразумны, - сказал Мерлин, - потому что ножны стоят десять мечей, потому что, пока у вас есть ножны, вы никогда не потеряете крови, даже если вы никогда не будете так сильно ранены, поэтому держите ножны всегда с ты."




Счет Джеффри Монмутского

В конце концов, когда вся страна была уменьшена [восстановлена] им [Артуром] до ее древнего состояния, он взял в жены Гуанумару [Гвиневеру], происходившую из благородной римской семьи, которая получила образование под руководством герцога Кадора и по красоте превосходила все женщины острова.

Счет сэра Томаса Мэлори

В начале Артура, после того, как он был избран королем приключениями и милостью; по большей части бароны не знали, что он был сыном Утера Пендрагона, но как Мерлин открыто заявил об этом. Но все же многие короли и лорды вели великие войны против него по этой причине, но Артур хорошо победил их всех, по большей части в дни своей жизни он правил во многом по совету Мерлина.

Так что однажды король Артур сказал Мерлину: «Мои бароны не дадут мне покоя, но мне нужно взять жену, и я буду брать только по твоему совету и по твоему совету."

«Хорошо, - сказал Мерлин, - что вы берете жену, потому что человек вашей щедрости и благородства не должен оставаться без жены. Есть ли кто-нибудь, кого вы любите больше, чем другого?»

«Да, - сказал король Артур, - я люблю Гвиневеру [Гвиневеру], дочь короля, Леодегранс из земли Камелиард, которая держит в своем доме Круглый стол, который, как вы сказали, он имел от моего отца Утера. Самая храбрая и прекрасная леди из всех, кого я знаю из ныне живущих, или все же из тех, что я когда-либо мог найти."

«Сэр, - сказал Мерлин, - по своей красоте и справедливости она одна из самых прекрасных на свете, но, если бы вы любили ее не так хорошо, как вы, я бы нашел вас девушкой красоты и доброты, которая должна понравиться. ты и угодишь тебе, и сердце твое не расположено; но там, как сердце человека расположено, он не захочет вернуться ».

«Это правда, - сказал король Артур.

Но Мерлин тайно предупредил короля, что Гвиневера не годится для него в жены, потому что он предупредил его, что Ланселот должен любить ее, а она снова его....

Тогда Мерлин попросил короля иметь с ним людей, которые должны были бы спросить у Гвиневеры, и король дал ему согласие, и Мерлин отправился к королю Леодегрансу из Камельярда и рассказал ему о желании короля, которое он хотел бы получить в свое распоряжение. жена Гвиневера, его дочь.

«Это для меня, - сказал король Леодегранс, - лучшая весть, которую я когда-либо слышал, что такой достойный король доблести и благородства женится на моей дочери. А что касается моих земель, я дам ему, если мне это понравится. но у него достаточно земель, ему ничего не нужно, но я пошлю ему подарок, который понравится ему гораздо больше, потому что я дам ему Круглый стол, который мне дал Утер Пендрагон, и когда он будет полностью завершен, будет сто рыцарей и пятьдесят.А что касается сотни хороших рыцарей, то у меня есть сам, но я добился пятидесяти, потому что так много было убито в мои дни ».

И вот Леодегранс передал свою дочь Гвиневеру Мерлину и Круглый стол с сотней рыцарей, и так они ехали только что, с великой королевской властью, как по воде, так и по суше, пока не подошли к Лондону.


  • Источник: Мэлори, книга 3, гл. 1. С. 71-72.
  • Имя жены Артура по-разному дается как Guenever , Guinevere и латинизированная форма Guanhumara .Современная английская форма - Jennifer .
  • Вернуться к содержанию.


Джеффри Монмут

Тем временем Артур получил известие о том, что гигант чудовищных размеров прибыл с берегов Испании, насильно забрал Хелену, племянницу герцога Хоэля, из ее стражи, и вместе с ней бежал на вершину холма. теперь называется гора Михаила [Мон-Сен-Мишель в Нормандии]; и что солдаты страны, преследовавшие его, ничего не могли сделать против него.Ибо независимо от того, нападали ли они на него с моря или с суши, он либо опрокидывал их корабли огромными камнями, либо убивал их несколькими видами дротиков, помимо многих из них, которые он взял и пожрал наполовину.

На следующую ночь, во второй час, Артур, взяв с собой Гая канализационного коллектора и дворецкого Бедвера, вышел наедине из лагеря и поспешил к горе. Будучи человеком неустрашимой храбрости, он не хотел вести свою армию против таких чудовищ; как потому, что он мог таким образом оживить своих людей своим собственным примером, так и потому, что он был один достаточно, чтобы иметь дело с ними.

Как только они подошли к горе, они увидели огонь, горящий на ее вершине, и еще один на меньшей горе, которая была недалеко от нее. И, сомневаясь, на ком из них обитает великан, они отослали Бедвера, чтобы убедиться в достоверности дела. Итак, он, найдя лодку, поплыл на ней сначала к меньшей горе, к которой у него не было другого доступа, потому что она находилась в море. Когда он начал подниматься на ее вершину, он сначала испугался мрачного воющего крика женщины сверху, и представил себе чудовище, находящееся там; но быстро набравшись храбрости, он вытащил свой меч и, достигнув вершины, не нашел ничего, кроме огня, который он прежде видел на расстоянии.

Он также обнаружил недавно построенную могилу и старуху, плачущую и воющую у нее, которая при виде его мгновенно вскрикнула словами, прерываемыми вздохами: «О несчастный человек, какое несчастье привело тебя в это место? О невыразимое муки смерти, которые ты должен претерпеть! Мне тебя жаль, мне тебя жаль, потому что отвратительное чудовище этой ночью уничтожит цветок твоей молодости. Для того самого злого и отвратительного великана, который привел племянницу герцога, которую я только что похоронил вот, и я, ее кормилица, вместе с ней в эту гору, придем и немедленно убьем вас самым жестоким образом.О печальная судьба! Эта прославленная принцесса, погруженная в страх, созданный ее нежным сердцем, в то время как мерзкое чудовище обняла бы ее, упала в обморок и скончалась. И когда он не смог утолить свою жестокую похоть к ней, которая была самой душой, радостью и счастьем моей жизни, будучи разгневанным разочарованием своего скотского желания, он насильственно изнасиловал меня, который (пусть Бог и мои свидетель старости) ненавидел его объятия. Летите, дорогой сэр, летите, опасаясь, что он может прийти, как он обычно делает, лечь со мной, и застать вас здесь самым варварским образом зарежет вас."

Бедвер, тронутый тем, что она сказала, насколько это возможно для человеческой природы, попытался добрыми словами унять ее горе и утешить ее обещанием скорейшей помощи; а затем вернулся к Артуру и рассказал ему о том, с чем он встречался. Артур очень оплакивал печальную судьбу девицы и приказал своим товарищам оставить его, чтобы он разобрался с ним в одиночестве; если только не было крайней необходимости, и тогда они должны были смело прийти ему на помощь. Отсюда они пошли прямо к следующей горе, оставив своих лошадей с их оруженосцами, и поднялись на вершину, Артур шел впереди.

Изуродованный дикарь был тогда у огня, его лицо было измазано запекшейся свиньей кровью, часть которой он уже съел, а оставшуюся часть он жарил на вертеле у огня. Но при виде их, появление которых было для него неожиданностью, он поспешил к своей дубине, которую двое сильных мужчин с трудом могли поднять с земли. После этого царь вытащил свой меч и, защищаясь щитом, побежал со всей своей скоростью, чтобы не дать ему получить его. Но другой, который знал о его замысле, к этому времени схватил его и нанес королю такой ужасный удар по его щиту, что он заставил берега звенеть от шума и совершенно оглушил им уши короля. .

Артур, охваченный яростью при этом, поднял свой меч и нанес ему рану в лоб, которая на самом деле не была смертельной, но все же такая, что кровь хлынула на его лицо и глаза и ослепила его; поскольку он частично защитил удар своей дубиной по лбу и предотвратил его смертельный исход. Однако потеря зрения из-за того, что кровь текла по его глазам, заставила его напрячься с еще большей яростью, и, как разъяренный вепрь против охотничьего копья, он бросился на меч Артура и схватил его за талия, заставила его упасть на колени.Но Артур, ничто не испуганный, выскользнул из его рук и так взбесился своим мечом, что не давал гиганту передышки, пока тот не ударил его до самой спины через его череп. При этом ужасное чудовище издало ужасающий рев, и, как дуб, вырванный с корней ветром, он заставил землю зазвенеть своим падением.

Артур, разразившись смехом при виде этого зрелища, приказал Бедверу отрубить ему голову и передать ее одному из оруженосцев, который должен был отнести ее в лагерь, и там выставить ее на всеобщее обозрение, но с приказом зрителям этого боя молчать.... После этой победы они вернулись на вторую стражу ночи в лагерь с головой; чтобы увидеть это, собралось множество людей, превозносящих этот чудесный подвиг Артура, благодаря которому он освободил страну от самого разрушительного и ненасытного монстра. Но Хоэль, очень опечаленный потерей своей племянницы, приказал построить над ее телом в горе, где она была похоронена, над ее телом мавзолей, который, взяв имя девушки, по сей день называется Гробницей Елены .




Счет Джеффри Монмутского

Артур, завершив свою победу [над римской армией], приказал отделить тела своей знати от тел врага и приготовить для них пышные похороны; и что, когда они будут готовы, их отнесут в аббатства своих стран, где они будут с честью похоронены.

...

В начале следующего лета, когда он шел в сторону Рима и начинал переходить Альпы, он получил известие, что его племянник Модред [Мордред], заботе которого он доверил Британию, тиранически и предательские обычаи возлагают корону на его голову; и что королева Гуанхумара [Гвиневра] в нарушение своего первого брака беззаконно вышла за него замуж.



Счет сэра Томаса Мэлори

Поскольку сэр Мордред был правителем всей Англии [по поручению Артура править в его отсутствие], он действительно писал письма, как будто они пришли из-за моря, и в письмах указывалось, что король Артур был убит в битве с сэром Ланселотом.Поэтому сэр Мордред создал парламент и созвал лордов вместе, и там он заставил их избрать его королем; так он был коронован в Кентербери и провел там пир пятнадцать дней; а потом он привел его в Винчестер, и там он взял королеву Гвиневеру и прямо сказал, что женится на ней, которая была женой его дяди и женой его отца.

Итак, он приготовил пир и день, предшествующий их свадьбе; поэтому королева Гвиневера тяжело переживала. Но она не осмелилась открыть свое сердце, но говорила честно и согласилась на волю сэра Мордреда.

Затем она попросила сэра Мордреда поехать в Лондон, чтобы купить все, что нужно для свадьбы. И благодаря ее справедливой речи сэр Мордред достаточно ей доверял и разрешил ей уйти. Итак, когда она приехала в Лондон, она взяла лондонский Тауэр и внезапно со всей возможной поспешностью наполнила его всевозможными продуктами питания и хорошо украсила его мужчинами, и поэтому сохранила его.

Затем, когда сэр Мордред сообразил и понял, как его обманули, его гнев вышел из меры.И краткий рассказ, который нужно сделать, он пошел и осадил лондонский Тауэр, совершил много великих штурмов, бросил на них много больших машин и стрелял из огромных орудий. Но не все могло победить сэр Мордред, потому что королева Гвиневера никогда не поверила бы ни за честную речь, ни за фол, никогда не поверила бы, что снова попадет в его руки.

Затем пришел епископ Кентерберийский, который был знатным клерком и святым человеком, и сказал сэру Мордреду: «Сэр, что вы будете делать? Король Артур, ваш дядя, не более, чем брат вашей матери, и от нее сам король Артур родил вас от своей сестры, поэтому как вы можете жениться на жене вашего отца? Сэр, - сказал благородный клерк, - оставьте это мнение, или я прокляну ты с книгой, колокольчиком и свечой."

«Делай все, что в твоих силах, - сказал сэр Мордред, - с тобой я буду бросать тебе вызов».

«Сэр, - сказал епископ, - и с вами хорошо, я не буду бояться, что я сделаю то, что я должен делать. Также, когда вы шумите, когда мой господин Артур убит, а это не так, и поэтому вы сделаете грязь. работать на этой земле ".

«Успокойся, лжесвященник, - сказал сэр Мордред, - ибо, если ты еще будешь раздражать меня, я отрублю тебе голову».

Итак, епископ удалился и совершил проклятие в самой оргулистской манере, какой только можно было сделать.

А затем сэр Мордред обратился к епископу Кентерберийскому, чтобы убить его. Тогда епископ убежал, взял с собою часть своего имущества и подошел к Гластонбери; и там он был священником-отшельником в часовне и жил в нищете и в святых молитвах, потому что хорошо понимал, что зловещая война приближается.

Тогда сэр Мордред попытался найти королеву Гвиневеру письмами и зондами, а также честными и грязными способами, чтобы заставить ее выйти из лондонского Тауэра; но все это не помогло, потому что она ответила ему коротко, открыто и тайно, что ей нужно убить себя, чем выйти за него замуж.

Затем сэру Мордреду пришло известие, что король Артур начал осаду сэра Ланселота и что он идет домой с большим войском, чтобы отомстить сэру Мордреду; поэтому сэр Мордред написал грамоты всему баронству этой земли, и многие люди обратились к нему. Ибо тогда среди них раздался общий голос, что для Артура была не что иное, как война и раздоры, а для сэра Мордреда - великая радость и блаженство. Таким образом был развращен сэр Артур, и о нем говорили зло. И многие из них, которых король Артур сотворил из ничего и дал им земли, могли тогда не сказать ему доброго слова.

Воистину, все англичане, не видите, какое здесь зло было! ибо тот, кто был самым королем и рыцарем в мире и больше всего любил дружбу благородных рыцарей, и он поддерживал их всех, теперь не могли бы эти англичане довольствоваться им. Вот таков был старый обычай и использование этой земли; а также люди говорят, что мы, живущие в этой стране, еще не утратили и не забыли этот обычай и обычаи. Увы, это большой проступок нас, англичан, потому что ничто не может нас порадовать никакими терминами.И так поступали люди в то время, они были больше довольны сэром Мордредом, чем королем Артуром; и многие люди обращались к сэру Мордреду и говорили, что останутся с ним как к лучшему, так и к худшему.

Итак, сэр Мордред с большим войском двинулся в Дувр, потому что там он услышал, что прибудет сэр Артур, и поэтому он решил выбить своего отца из его земель; и большая часть всей Англии принадлежала сэру Мордреду, люди были такими новичками.


  • Источник: сэр Томас Мэлори, книга 21, гл.1. С. 379-81.
  • Мордред также известен как Мордред, Модред, Медраут или Медрод.
  • Путаница относительно того, является ли Артур дядей Мордреда или его отцом, проясняется в приведенном выше рассказе: будучи потомком кровосмесительных отношений между Артуром и сестрой Артура, Мордред является одновременно сыном Артура и племянником Артура.
  • Вернуться к содержанию.


Счет Джеффри Монмутского

Поэтому, как только донесение об этом вопиющем злодеянии [предательстве Мордреда] дошло до него, он немедленно отказался от своего предприятия против Лео, царя римлян; и, отправив Хоэля, герцога армориканцев, с армией Галлии, чтобы восстановить мир в тех краях, он быстро вернулся в Британию, в сопровождении только королей островов и их армий.

Но злой предатель, Модред, послал Хелдрика, саксонского лидера, в Германию, чтобы собрать там все силы, которые он мог найти, и вернуться со всей скоростью; и, принимая во внимание эту услугу, пообещал ему всю ту часть острова, которая простирается от Хамбера до Шотландии, и все, что Хенгист и Хорсус владели от Кента во времена Фортегирна. Так что он, повинуясь его приказам, прибыл с восемью сотнями кораблей, наполненных языческими солдатами, и заключил завет, чтобы повиноваться предателю как его государю; который также привлек к себе на помощь шотландцев, пиктов, ирландцев и всех остальных, кого он знал как врагов своего дяди.Вся его армия, взявшая вместе язычников и христиан, насчитывала восемьдесят тысяч человек; с помощью которого он встретил Артура сразу после его высадки в порту Рутупи и, вступив с ним в битву, устроил очень большую резню своих людей. В тот же день пали Аугусель, король Албании [Шотландии], и Валган, племянник короля, с бесчисленным множеством других. Наследником Августа в его королевстве стал Эвентус, сын его брата Уриана, который впоследствии совершил множество знаменитых подвигов в тех войнах. После того, как они, наконец, с большим трудом выбрались на берег, они расплатились за бойню и обратили Модреда и его армию в бегство.Ибо долгой практикой на войне они научились превосходному способу управления своими войсками; которым управляли так, что пока их нога использовалась либо в атаке, либо в обороне, лошадь на полной скорости приближалась под углом, прорывалась сквозь ряды врага и вынуждала их бежать. Тем не менее этот лжесвидетельский узурпатор снова собрал свои силы и следующей ночью вошел в Винчестер. Как только королева Гуанхумара услышала это, королева Гуанше, она немедленно, отчаявшись от успеха, бежала из Йорка в Город Легионов, где она решила вести целомудренную жизнь среди монахинь в церкви Юлия Мученика и войти в нее. их порядка.

Но Артур, гнев которого стал гораздо более разгоряченным из-за потери стольких сотен своих однополчан после того, как он похоронил своих убитых, на третий день отправился в город и осадил предателя, который, несмотря на не желая отказываться от своего предприятия, но использовал все методы, чтобы ободрить своих сторонников, и выступил со своими войсками, готовыми сражаться с его дядей.

В последовавшей за этим битве погибло множество людей с обеих сторон; но в конце концов армия Модреда пострадала больше всего, так что он был вынужден с позором покинуть поле боя.Отсюда он совершил стремительное бегство и, не позаботившись о захоронении убитого, поспешно двинулся в сторону Корнуолла.

Артур, внутренне опечаленный тем, что ему так часто удавалось убегать, тотчас преследовал его в этой стране до реки Камбула, где другой ожидал его прихода. И Модред, так как он был самым смелым из людей и всегда самым быстрым в атаке, немедленно привел свои войска в порядок, решив либо победить, либо умереть, а не продолжать свое бегство.У него еще оставалось шестьдесят тысяч человек, из которых он составил три тела, каждое из которых содержало шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть человек; а всех остальных он соединил в одно тело; и назначив каждой из других партий их лидеров, он взял на себя командование этим. После того, как он так расставил свои силы, он попытался оживить их и пообещал им владения их врагов, если они одержат победу.

Артур, с другой стороны, также построил свою армию, которую он разделил на девять квадратных рот с правым и левым крылом; и, назначив каждому из них своих командиров, увещевал их полностью разгромить тех грабителей и лжесвидетелей, которые, будучи привезены на остров из-за рубежа по настоянию архипредателя, пытались отнять у них все их почести.Он также сказал им, что смешанная армия, состоящая из варваров из стольких разных стран, которые все были сырыми солдатами и неопытными в войне, никогда не сможет противостоять таким храбрым ветеранским войскам, как они, при условии, что они будут выполнять свой долг. После этого поощрения, данного каждым генералом своим сослуживцам, битва внезапно началась с большой яростью; при этом было бы столь же утомительно, как и утомительно рассказывать о резне, жестоком опустошении и чрезмерной ярости, которые должны были быть замечены с обеих сторон.Так они провели большую часть дня, пока Артур, наконец, не выступил со своим отрядом, состоящим из шести тысяч шестисот шестидесяти шести человек, против того, в котором, как он знал, находился Модред; и, открыв путь своими мечами, они полностью пронзили его и устроили жестокую резню. Ибо в этом нападении пал сам лукавый предатель и многие тысячи с ним. Но, несмотря на его потерю, остальные не сбежали, а, сбежавшись со всех концов поля, удерживали свои позиции с неустрашимым мужеством.

Бой теперь стал более ожесточенным, чем когда-либо, и оказался фатальным для почти всех командиров и их войск. Ибо на стороне Модреда пали Хелдрик, Элазиус, Эгбрикт и Бунигнус, саксы; Гиллапатрик, Гилламор, Гистафель и Гиллариус, ирландцы; также шотландцы и пикты с почти всеми их лидерами; со стороны Артура - Ольбрик, король Норвегии; Аскиллий, царь Дакии; Кадор Лименик Кассибеллаун и многие тысячи других, как британцев, так и иностранцев, которых он привел с собой. И даже сам прославленный король Артур был смертельно ранен; и, будучи доставленным оттуда на остров Аваллон, чтобы вылечить свои раны, он передал корону Британии своему родственнику Константину, сыну Кадора, герцога Корнуолла, на пятисот сорок втором году воплощения нашего Господа. .



Счет сэра Томаса Мэлори

И так, как сэр Мордред был в Дувре со своим войском, прибыл король Артур с большим флотом кораблей, галер и караков. И там был сэр Мордред, готовый ждать его приземления, чтобы позволить своему собственному отцу высадиться на земле, над которой он был королем. Затем были спущены на воду большие и малые лодки, полные знатных воинов; и было много резни благородных рыцарей, и многие полные смелые бароны были повержены на дно с обеих сторон.Но король Артур был настолько храбрым, что никакие рыцари не могли позволить ему высадиться, и его рыцари яростно преследовали его; и так они высадились на берег сэра Мордреда и всей его силы и заставили сэра Мордреда врасплох, что он и весь его народ бежали. Поэтому, когда эта битва закончилась, король Артур позволил похоронить своих мертвых людей.

...

И тогда царь позволил обыскать все города в поисках своих убитых рыцарей и похоронил их; и мазал их мягкими мазями, которые были так больны.Тогда многие люди обратились к королю Артуру. А потом они сказали, что сэр Мордред несправедливо воевал с королем Артуром. И тогда король Артур увлек его со своим войском на побережье к западу, к Солсбери; между королем Артуром и сэром Мордредом был назначен день, когда они должны встретиться на холме у Солсбери, недалеко от моря; и этот день был назначен на понедельник после Троицкого воскресенья, чему король Артур очень обрадовался, чтобы отомстить сэру Мордреду.

...

Тогда они снизошли до того, что король Артур и сэр Мордред должны встретиться между обоими своими войсками, и каждый из них должен привести по четырнадцать человек; и они пришли с этим словом к Артуру.

Затем он сказал: «Я рад, что это сделано».

И вот он пошел в поле.

И когда Артур должен был уйти, он предупредил все свое войско, что они видят любой обнаженный меч: «Смотрите, идите яростно и убейте этого предателя, сэра Мордреда, потому что я никоим образом не доверяю ему."

Точно так же сэр Мордред предупредил свое войско, что: «Если вы видите любой обнаженный меч, смотрите, что вы броситесь яростно, и так убейте всех, кто когда-либо стоял перед вами; ибо ни в коем случае я не буду доверять этому договору, потому что я хорошо знаю мой отец отомстит мне ".

И так они встретились, как и было назначено, и поэтому они были полностью согласованы и предоставлены; принесли вино, и они пили. Вскоре из небольшого верескового куста вылетела гадюка и ужалила рыцаря в ногу. И когда рыцарь почувствовал, что его ужалили, он посмотрел вниз и увидел гадюку, а затем вытащил свой меч, чтобы убить гадюку, и не подумал ни о каком другом вреде.И когда войско с обеих сторон увидело обнаженный меч, они затрубили в трубы и рога и мрачно закричали. И оба хозяина одели их вместе.

И король Артур взял свою лошадь и сказал: «Увы, в этот несчастный день!» и так поехал к себе на вечеринку.

И сэр Мордред тоже.

И никогда не было более печальной битвы ни в одной христианской стране; ибо было только бегство и езда, схватки и удары, и было много мрачных слов, сказанных одним другим, и много смертельных ударов.Но когда-либо король Артур много раз участвовал в битве при сэре Мордреде и действовал благородно, как и положено благородному королю, и никогда не падал в обморок; и сэр Мордред в тот день поставил его в безумие и в великую опасность. И так они сражались весь долгий день и не скупились, пока благородные рыцари не были преданы холодной земле; и они все еще сражались, пока не наступила ночь, и к тому времени уже сто тысяч лежали мертвыми на дне.

Тогда Артур Вуд разгневался безмерно, когда увидел, что его народ так убит от него.Тогда король огляделся, и тогда он понял, что все его войско и все его добрые рыцари остались в живых только двух рыцарей; это были сэр Лукан Дворецкий и его братан сэр Бедивер, и они были сильно ранены.

«Господи милосердие, - сказал король, - куда делись все мои благородные рыцари? Увы, но сейчас я когда-нибудь увижу этот печальный день, - сказал Артур, - я пришел к своему концу. где был тот предатель сэр Мордред, который причинил все эти беды?"

Затем был Король Артур, где сэр Мордред опирался на свой меч среди огромной груды мертвецов.

«Теперь дайте мне мое копье, - сказал Артур сэру Лукану, - потому что там я заметил предателя, которого сотворило все это горе».

...

«Принеси мне смерть, опутай меня жизнью, - говорит король, - теперь я вижу его вон там, он никогда не ускользнет от моих рук, потому что в лучшем случае я никогда не получу его».

«Да поможет вам Бог», - сказал сэр Бедивер.

Затем король схватил свое копье обеими руками и побежал к сэру Мордреду, крича: «Предатель, настал день твоей смерти."

И когда сэр Мордред услышал сэра Артура, он побежал к нему с обнаженным мечом в руке. И там король Артур поразил сэра Мордреда под щитом ударом своего копья по всему телу, более чем на сажень. И когда сэр Мордред почувствовал, что получил смертельную рану, он со всей своей мощью толкнулся в могилу копья короля Артура. И вот так он ударил своего отца Артура, держа меч в обеих руках, по бокам головы, так что меч пронзил шлем и черепную коробку, и в результате сэр Мордред упал замертво на землю; и благородный Артур упал в обморок на землю, и там он часто падал в обморок.А дворецкий сэр Лукан и сэр Бедивер часто поднимали его. И так слабо, что они повели его между собой, в маленькую часовню недалеко от моря. И когда король был там, он подумал, что он расслабился.

...

«Мое время быстро идет», - сказал король. «Поэтому, - сказал Артур сэру Бедиверу, - возьми Экскалибур, мой добрый меч, и пойди с ним к той стороне воды, и когда ты подойдешь туда, я приказываю тебе бросить мой меч в эту воду и прийти снова и сказать мне, что ты там видишь."

«Мой господин, - сказал Бедивер, - ваша заповедь будет выполнена, и я легко принесу вам известие».

И сэр Бедивер удалился, и по дороге он увидел этот благородный меч, навершие и рукоять которого были сделаны из драгоценных камней; а затем он сказал себе: «Если я брошу этот богатый меч в воду, от него никогда не будет пользы, кроме вреда и потерь».

А затем сэр Бедивер спрятал Экскалибур под деревом. Итак, как только он смог, он снова пришел к царю и сказал, что был у воды и бросил меч в воду.

"Что ты там видел?" сказал король.

«Сэр, - сказал он, - я не видел ничего, кроме волн и ветра».

«Это неправда сказано о тебе, - сказал царь, - поэтому иди снова с легкостью и исполняй мою заповедь; так как ты для меня дорогой и дорогой, не жалей, но брось это».

Затем сэр Бедивер вернулся и взял меч в руку; и тогда он подумал, что грех и стыд бросить этот благородный меч, и поэтому он спрятал меч, и снова вернулся, и сказал царю, что он был у воды и исполнил свое повеление.

"Что ты там видел?" сказал король.

«Сэр, - сказал он, - я ничего не видел, кроме воды и спада волн».

«Ах, предатель неправда, - сказал король Артур, - теперь ты предал меня дважды. Кто бы мог подумать, что ты, который был для меня таким милым и милым? богатство меча. Но теперь иди снова осторожно, ибо твое долгое пребывание ставит меня под большую опасность для моей жизни, потому что я простудился. И если ты сделаешь сейчас, как я тебе приказываю, если я когда-нибудь смогу тебя увидеть, я увижу убей тебя собственными руками, ибо ты хочешь видеть меня мертвым из-за моего богатого меча."

Тогда сэр Бедивер удалился, и подошел к мечу, и легко взял его, и пошел к берегу; и там он обвязал пояс на рукояти, а затем бросил меч в воду как можно глубже; И вот рука поднялась над водой и встретила ее, и схватила, и так трижды потрясла ею и помахала, а затем исчезла рука с мечом в воде.

Итак, сэр Бедивер снова пришел к королю и рассказал ему об увиденном.

«Увы, - сказал король, - помоги мне отсюда, потому что я боюсь, что пробыл надолго»."

Затем сэр Бедивер взял короля на спину и пошел с ним к берегу. И когда они были у воды, даже быстро у берега парила небольшая баржа с множеством прекрасных дам, и среди них все была королева, и все они были в черных капюшонах, и все они плакали и кричали, когда видели короля. Артур.

«Теперь посадите меня в баржу», - сказал король.

Так он и сделал мягко; и там приняли его три царицы с великим трауром; и они поставили их, и на одном из их колен король Артур положил свою голову.

И тогда эта королева сказала: «Ах, дорогой брат, почему ты так долго задерживался от меня? Увы, эта рана на твоей голове сильно простудилась».

И вот они гребли с земли, и сэр Бедивер увидел, как все эти дамы уходят от него.

Тогда сэр Бедивер воскликнул: «Ах, милорд Артур, что будет со мной, теперь вы уходите от меня и оставляете меня здесь одного среди моих врагов?»

«Утешайся, - сказал король, - и делай, что можешь, потому что у меня нет веры, на которую можно было бы надеяться; ибо я пойду в долину Авилион [Авалон], чтобы исцелить меня от моей тяжелой раны; и если ты услышишь никогда больше обо мне, молись за мою душу."

Но королевы и дамы всегда плакали и визжали, что было жалко это слышать. И как только сэр Бедивер потерял из виду баржу, он плакал и вопил, и так взял лес; и так он шел всю ночь, а утром он был между двумя холмами, часовней и отшельником.

Тогда сэр Бедивер обрадовался и пошел туда; и когда он вошел в часовню, он увидел, где лежал отшельник, пресмыкающийся на всех четырех, там у могилы был новый гроб. Когда отшельник увидел сэра Бедивера, он хорошо его узнал, потому что он был совсем немного раньше епископа Кентерберийского, которым летал сэр Мордред.

«Сэр, - сказал Бедивер, - за какого человека вы так быстро молитесь?»

«Прекрасный сын, - сказал отшельник, - я знал не по правде, а по размышлению. Но этой ночью, в полночь, сюда пришли несколько дам, принесли сюда мертвый труп и просили меня похоронить его; и вот они предложили сотню свечей, и они дали мне сотню безанта ".

«Увы, - сказал сэр Бедивер, - это был мой господин король Артур, который здесь похоронен в этой часовне».

Затем сэр Бедивер потерял сознание; и когда он проснулся, он молил отшельника, чтобы он оставался с ним еще там, чтобы жить постом и молитвами.«Ибо отсюда я никогда не уйду, - сказал сэр Бедивер, - по моей воле, но все дни моей жизни здесь, чтобы молиться за моего господина Артура».

«Добро пожаловать ко мне, - сказал отшельник, потому что я знаю вас лучше, чем мы, что знаю я. Вы - смелый Бедивер, а полный благородный герцог, сэр Лукан Дворецкий, был вашим братом».

Тогда сэр Бедивер рассказал отшельнику все, как вы слышали раньше. Таким образом, сэр Бедивер уговорил сэра Бедивера отшельником, который до этого был епископом Кентерберийским, и там сэр Бедивер одел его в бедную одежду и смиренно служил отшельнику в посте и молитвах.

Так, об Артуре я не нахожу больше написанных в санкционированных книгах, и о самой уверенности в его смерти я никогда не слышал, но так его увели на корабле, в котором находились три королевы; это была сестра короля Артура, королева Морган ле Фэй; другая - королева Северного Галиса; третьей была Королева Пустошей. Также была Нимуэ, правительница озера, которая вышла замуж за доброго рыцаря Пеллеаса; и эта дама много сделала для короля Артура, потому что она никогда не позволила бы сэру Пеллеасу находиться нигде, где ему грозит опасность для жизни; и поэтому он прожил с ней до конца своих дней в большом покое.Больше о смерти короля Артура я так и не узнал, но дамы привели его к его захоронениям; и такой был похоронен там, что отшельник стал свидетелем того, что когда-то был епископом Кентерберийским, но все же отшельник не знал наверняка, что он действительно был телом короля Артура: для этой истории сэр Бедивер, рыцарь Круглого стола, сделал это будет написано.

Тем не менее, некоторые люди говорят во многих частях Англии, что король Артур не умер, а был переброшен по воле нашего лорда Хесу в другое место; и люди говорят, что он придет еще и выиграет святой крест.Не скажу, что так будет, скорее скажу, здесь, в этом мире, он изменил свою жизнь. Но многие люди говорят, что на его могиле написан этот стих:

Hic jacet Arturus Rex, quondam Rex que futurus.

[Здесь лежит Артур, бывший и будущий король.]

Итак, оставляю я здесь сэра Бедивера с отшельником, который жил в то время в часовне рядом с Гластонбери, и там была его обитель. И поэтому они жили своими молитвами, постом и великим воздержанием.

И когда королева Гвиневера [Гвиневра] поняла, что король Артур убит, и все благородные рыцари, сэр Мордред и все остальные, то королева ускользнула и пять дам с ней, и поэтому она отправилась в Алмсбери; и там она позволила себе стать монахиней и одеться в белое и черное, и она приняла великое аскезы, как всегда поступала с грешной женщиной в этой стране, и никакое создание не могло развеселить ее; но жила постом, молитвами и подаянием, что все люди удивлялись тому, как добродетельно она изменилась.




Вернитесь к народным текстам Д. Л. Ашлимана, библиотеке народных сказок, фольклора, сказок и мифологии.

Отредактировано 11 ноября 2020 г.

Пытки и жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание | Международная сеть академий и научных обществ по правам человека: материалы симпозиума и седьмое совещание, проводимое раз в два года, Лондон, 18-20 мая 2005 г.

не согласен с этим утверждением, поэтому его следует рассматривать как отмененное, но они по-прежнему придерживаются порога пирамиды, в котором пытки должны быть более сильной болью или страданием, чем даже боль или страдание, вызванные жестоким или бесчеловечным обращением.В своем предложении они ссылаются на дело Северной Ирландии. Что они не цитируют, так это дело Муни 1998 года, в котором суд поддержал подход пирамиды, но снизил порог настолько существенно, что он стал едва заметным, указав, что жестокое поведение, которое они ранее считали бесчеловечным, но не пытками, теперь будет меняющиеся стандарты приличия, можно рассматривать как пытку.

Что ж, какое это имеет значение, если это не пытка - она ​​все равно жестока или бесчеловечна, не так ли? В чем проблема? Проблема, конечно, в том, что запрет на пытки в конвенции о пытках, которая является полным названием конвенции о пытках - Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания - включен, но немного о жестоком и бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание (1) не было включено, и (2) есть оговорка о том, что это означает жестокое, необычное и бесчеловечное обращение или наказание по смыслу 5-й, 8-й и 14-й поправок к U .С. Конституция. Карьера была сделана и сломана, когда выяснилось, что это значит, даже в Соединенных Штатах. И, что еще более умно, потому что это соответствует смыслу Конституции США, а Конституция США применяется только в пределах основных Соединенных Штатов и, возможно, Гуантанамо тоже, несмотря на протесты администрации после постановления Верховного Суда, вынесенного пару лет назад, что положения, касающиеся жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, не применяются за границей. Конвенция не применяется к жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию за границей из-за оговорки Соединенных Штатов в отношении характера того, что является бесчеловечным или унижающим достоинство.

Опять же, с международно-правовой точки зрения серьезной проблемы нет. Запрещаются пытки и жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание. Давайте на мгновение предположим, что даже с оговоркой США есть вероятность, что применяемые виды практики, если они применяются кумулятивно в течение длительного периода времени, могут легко подпадать под эти условия. Это не имеет значения, потому что законы США его не поймают, и это, опять же, в конечном итоге проблема.Проблема в том, если процитировать знаменитую фразу судьи Оливера Венделла Холмса в The Path of the Law, : «Пророчества о том, что суды будут делать на самом деле, и ничего более претенциозного, я подразумеваю под законом». Я думаю, что теперь у нас есть позиция, в которой мы видим, что предсказание того, что будут делать суды США, и ничего более претенциозного, - это то, что Министерство юстиции имеет в виду под международным правом.

Я не хочу говорить об этом бесцеремонно. Я действительно думаю, что на карту поставлены важные вопросы.Я снова повторяю то, что я сказал раньше о природе врага, и в какой-то момент я подозреваю, что наше обсуждение вернет нас к сценарию с тикающей бомбой, который мы, конечно, можем обсудить, но я не буду касаться его. прямо сейчас.

Позвольте мне просто сделать то, что часто делают британские политики (и цитирую себя). Я думаю, британским ученым следует позволять делать это время от времени. В своем прощальном слове перед Генеральной Ассамблеей ООН, покидая офис Специального докладчика по пыткам, примерно через два месяца после 11 сентября, я сказал:

Какими бы разочаровывающими ни были поиски тех, кто стоит за отвратительными террористическими актами, и доказательств, которые могли бы привлечь их к ответственности, я убежден, что любой соблазн прибегнуть к

% PDF-1.6 % 294 0 объект > эндобдж xref 294 30 0000000015 00000 н. 0000001777 00000 н. 0000001869 00000 н. 0000001891 00000 н. 0000002188 00000 п. 0000002343 00000 п. 0000002612 00000 н. 0000002880 00000 н. 0000003144 00000 п. 0000003403 00000 п. 0000003654 00000 н. 0000004311 00000 н. 0000004444 00000 н. 0000004577 00000 н. 0000004877 00000 н. 0000005266 00000 н. 0000005921 00000 н. 0000006099 00000 н. 0000006281 00000 п. 0000006454 00000 н. 0000006627 00000 н. 0000009279 00000 н. 0000030401 00000 п. 0000031900 00000 п. 0000037154 00000 п. 0000041015 00000 п. 0000045345 00000 п. 0000053307 00000 п. 0000053739 00000 п. 0000054260 00000 п. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 295 0 объект > эндобдж 296 0 объект > эндобдж 297 0 объект > / XObject> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] >> / Group> / Annots [303 0 R 302 0 R 301 0 R 300 0 R 299 0 R 298 0 R] >> эндобдж 298 0 объект >>> эндобдж 299 0 объект >>> эндобдж 300 0 объект >>> эндобдж 301 0 объект >>> эндобдж 302 0 объект >>> эндобдж 303 0 объект >>> эндобдж 304 0 объект > эндобдж 305 0 объект > эндобдж 306 0 объект > эндобдж 307 0 объект > / Вт [1 [160 250 142 440 440 440 558 642 680 474 505 443 368 455 378 219 395 453 202 195 704 458 455 447 283 310 255 446 377 585 384 949]] / FontDescriptor 312 0 R >> эндобдж 308 0 объект > / W [1 [190 711 405 405 204 286 204 455 476 476 476 476 476 269 840 613 673 709 532 748 322 550 853 546 612 483 641 705 623 406 489 405 497 420 262 438 495 238 448 231 753 500 492 490 324 345 294 487 421 639 431 387 1015 561]] / FontDescriptor 313 0 R >> эндобдж 309 0 объект > эндобдж 310 0 объект > эндобдж 311 0 объект > эндобдж 312 0 объект > эндобдж 313 0 объект > эндобдж 314 0 объект > поток xZˎ ߯ 襵 iE60yEH @ `# bdU b = N" р, Of lO> ߟ O ^ & 😕 l3

Акт 1, Сцена 1 Перевод

Процветать.Входят Люченцио и его человек Транио.

LUCENTIO
Tranio, так как у меня было большое желание
Увидеть ярмарку Падую, питомник искусств,
Я прибыл в плодородную Ломбардию,
Прекрасный сад великой Италии,
И по любви и отцовской любви Я вооружен 5
Его доброй волей и твоей хорошей компанией.
Мой верный слуга во всем одобрен,
Давайте дышим и, возможно, учреждаем
Курс обучения и гениальных исследований.
Пиза, известная своими серьезными горожанами, 10
Дала мне мое существо и в первую очередь моего отца,
Торговец с большим потоком во всем мире,
Винченцио, родом из Бентиволиев.
Сын Винченцио, выросший во Флоренции,
Он станет служить всем задуманным надеждам. 15
Укрепить свое состояние своими добродетельными делами.
И поэтому, Транио, пока я изучаю
Добродетель и ту часть философии
Применим ли я то, что относится к счастью
Добродетель специально для достижения. 20
Скажи мне свои мысли, ибо у меня Пиза уехала
И я в Падую приеду, как и тот, кто уходит
Неглубокая вода, чтобы погрузить его в бездну
И с сытостью стремится утолить жажду.

TRANIO
Mi perdonato, нежная мастерская. 25
Я во всем поражен, как и вы,
Рад, что вы таким образом продолжаете свою решимость
Сосать сладости сладкой философии.
Только, добрый хозяин, пока мы восхищаемся
Этой добродетелью и этой моральной дисциплиной, 30
Я молю, не будем ни стоиками, ни акциями,
Или так же посвятите себя проверкам Аристотеля
Как Овидий, будучи изгоем, совершенно отрекся.
Избегайте логики со знакомыми,
И практикуйте риторику в своем общем разговоре; 35
Использование музыки и стихов, чтобы оживить вас;
Математика и метафизика -
Подчинитесь им, когда обнаружите, что ваш желудок служит вам.
Никакая прибыль не растет там, где нет удовольствия.
Короче, сэр, изучите, на что вы больше всего влияете. 40

LUCENTIO
Gramercies, Tranio, что ты посоветуешь.
Если бы, Бионделло, ты сошел на берег,
Мы могли бы сразу подготовить нас
И снять ночлег, чтобы развлечься
Таких друзей, как время в Падуе, должно родить. 45

Входят Баптиста с двумя дочерьми, Катериной и
Бьянкой; Гремио, панталон, и Гортензио, женихи
Бьянке.

Но погоди ненадолго! Что это за компания?

TRANIO
Мастер, какое-то шоу, чтобы поприветствовать нас в городе.

Люченцио и Tranio ждут.

(Здесь начинается игра-врезка. Мы все еще находимся в спальне Слая в доме Господа, который, по-видимому, достаточно велик для живого театрального представления.Слай и его «жена» смотрят спектакль с возвышения над сценой.)

Люченцио и его верный слуга Транио только что прибыли в Падую.

Отец Люченцио отправил его в знаменитый студенческий городок, чтобы Люченцио мог завершить свое образование. Транио напоминает Люченцио, что изучать философию - это хорошо, но им тоже нужно немного повеселиться с женщинами. Люченцио соглашается.

Они замечают, что Баптиста и его великолепные дочери (Бьянка и Кейт) разговаривают с женихами Бьянки и решают подслушать.

BAPTISTA , Гремио и Гортензио
Господа, не надо меня больше досаждать,
Насколько я твердо решил, вы знаете:
То есть не отдавать мою младшую дочь 50
Пока я не получил муж для старшего.
Если кто-то из вас обоих любит Кэтрин,
Потому что я хорошо знаю и люблю вас,
Уходи, ты будешь ухаживать за ней по своему усмотрению.

GREMIO
Скорее ее возить. Она для меня слишком грубая.- 55
Вот там, Гортензио, у тебя будет жена?

КАТЕРИНА , Баптисте
Прошу вас, сэр, это ваша воля
Сделать меня черствым среди этих товарищей?

HORTENSIO
«Друзья», горничная? Что ты имеешь в виду? Нет помощников для
вас, 60
Если только вы не придерживались более мягких и мягких взглядов.

КАТЕРИНА
Я верю, сэр, вам никогда не придется бояться.
Iwis это не на полпути к ее сердцу.
Но если бы это было так, не сомневайтесь, ее забота должна быть
Причесать вашу киску трехногой табуреткой 65
И раскрасить свое лицо и использовать вас как дурака.

HORTENSIO
От всех этих бесов, Господи, избавь нас!

ГРЕМИО И я тоже, Господи.

TRANIO , в сторону Люченцио
Хушт, господин, вот вам хорошее времяпрепровождение;
Эта девка совершенно безумна или замечательно пронырлива. 70

LUCENTIO , в сторону Tranio
Но в молчании другого я вижу кроткое поведение и трезвость
Maid.
Мир, Tranio.

TRANIO , в сторону Люченцио
Хорошо сказано, хозяин. Мама, и смотри, как хочешь.

Баптиста говорит Гремио и Гортензио перестать упрашивать его о разрешении жениться на Бьянке, с которой нельзя жениться, пока Кейт не выйдет замуж. Но, если они хотят, они могут ухаживать за Кейт и забрать ее из рук Баптисты.

Гремио насмехается над этим и говорит, что он предпочел бы «повозить» Кейт, чем «ухаживать» за ней. (Кхм, «извоз» относится к способу, которым «хитрые» женщины были по закону наказаны в Англии 16-го века за непослушание и болтовню.Осужденных «ругателей» иногда привязывали и привязывали к задней части тележки (), чтобы их можно было проводить по городу и публично стыдить, чтобы они держали рот на замке. проститутка на глазах у этих двух болванов. Когда Гортензио говорит, что Кейт никогда не выйдет замуж, если она не научится сдерживаться, Кейт уверяет его, что он ей неинтересен ... разве что, может быть, ударить его табуреткой.

Всегда наблюдательный Tranio говорит, что Кейт сумасшедшая, а способ чересчур болтлив.Люченцио влюблен в Бьянку, потому что она милая и спокойная , именно так он любит своих женщин.

BAPTISTA , Гремио и Гортензио
Господа, пусть я скоро поправлюсь 75
То, что я сказал - Бьянка, вводите вас,
И пусть это не огорчает вас, добрая Бьянка,
Потому что я буду любить тебя никогда меньше, моя девочка.

КАТЕРИНА
Хорошенький торф! Лучше всего
Ткните пальцем в глаз, и она знала почему. 80

BIANCA
Сестра, довольствуясь моим недовольством.
Сэр, к вашему удовольствию смиренно подписываюсь.
Мои книги и инструменты будут моей компанией,
На них я буду смотреть и практиковать самостоятельно.

LUCENTIO , в сторону Tranio
Слушай, Tranio, ты можешь услышать, как говорит Минерва! 85

HORTENSIO
Синьор Баптиста, вы будете таким странным?
Мне очень жаль, что наша добрая воля повлияла на горе
Бьянки.

ГРЕМИО Зачем ты ее,
, синьор Баптиста, для этого злодея ада, 90
И заставишь ее нести наказание своего языка?

BAPTISTA
Господа, доволен вами. Я решил.
Входите, Бьянка.

Бьянка выходит.

И поскольку я знаю, что она больше всего любит
В музыке, инструментах и ​​поэзии, 95
Школьных учителей я оставлю в моем доме
Подходят, чтобы наставлять ее юность.Если вы, Гортензио,
Или, синьор Гремио, знаете кого-нибудь из них,
Предпочитайте их сюда. Для хитрых мужчин
буду очень добр, а для щедрых 100
Моим собственным детям в хорошем воспитании.
Итак, прощай. - Кэтрин, ты можешь остаться.
Потому что мне нужно еще поговорить с Бьянкой.

Он уходит.

КАТЕРИНА
Почему, и я надеюсь, что я тоже могу пойти, не так ли?
Какие, мне назначат часы, как будто, 105
Я не знал, что взять и что оставить? Ха!

Она уходит.

GREMIO Вы можете пойти к плотине Дьявола! Ваши дары
настолько хороши, что никто вас не удержит. - Их любовь
не так уж велика, Гортензио, но мы можем взорвать себе ногти
вместе и изрядно потрепать. Тесто нашего торта на 110
с двух сторон. Прощание. И все же ради любви, которую я несу свою милую Бьянку
, если я смогу каким-либо образом зажечь подходящего мужчину
, чтобы научить ее тому, чем она радуется, я желаю
его отцу.

HORTENSIO Я тоже, синьор Гремио.Но словом, я 115
молюсь. Хотя природа нашей ссоры еще никогда не допускала
переговоров, узнайте теперь по совету, она касается
нас обоих (чтобы мы снова могли иметь доступ к нашей
прекрасной любовнице и быть счастливыми соперниками в любви Бьянки) на
труд и произвести одно специально. 120

ГРЕМИО Что это, молю?

HORTENSIO Выходи замуж, сэр, чтобы жениться на ее сестре.

ГРЕМИО Муж? Дьявол!

HORTENSIO Я говорю «муж.

ГРЕМИО Я говорю «дьявол». Как ты думаешь, Гортензио, 125
, хотя ее отец был очень богат, любой мужчина
настолько глуп, чтобы жениться на аду?

HORTENSIO Туш, Гремио. Хотя ваше терпение
и мое выдерживают ее громкие будильники, ну да,
человек, на свете есть хорошие ребята, мужчина 130
мог бы их осветить, взял бы ее со всеми недостатками,
и достаточно денег .

GREMIO Не могу сказать.Но я предпочел взять ее приданое
с таким условием: каждое утро ее хлестать по высшему кресту
. 135

HORTENSIO Как вы говорите, выбор из
гнилых яблок невелик. Но послушайте, поскольку этот запрет в законе
делает нас друзьями, он будет до сих пор дружелюбным
, пока, помогая старшей дочери Баптисты
мужу, мы освободим его младшую на свободу для мужа 140
, а затем придется '' т заново. Милая Бьянка!
Счастливый человек будет его пособием! Тот, кто бежит быстрее всех, получает кольцо
.Как скажете, синьор Гремио?

ГРЕМИО Я согласен, и если бы я дал ему
лучшую лошадь в Падуе, чтобы он начал ухаживать за ней, 145
тщательно ухаживал за ней, женился на ней, спал с ней и избавлял
от ее дома. Давай.

Гремио и Гортензио выезжают.

Транио и Люченцио остаются на сцене.

Кейт придирается к Бьянке, говоря, что она избалованная негодяйка, которая играет для своей аудитории и притворно плачет, чтобы вызвать сочувствие (это «палец ей в глаз»).

Бьянка играет хорошую девочку и говорит своему отцу, что будет проводить все свое время за учебой, пока он не скажет, что ей пора обручиться.

Гремио и Гортензио жалуются, что Баптиста держит Бьянку взаперти, как животное, но Баптиста твердо стоит на своем. Перед тем как уйти, он спрашивает женихов, могут ли они порекомендовать каких-либо учителей для его драгоценной дочери, намекнув, что им следует найти хороших наставников, если они хотят сделать его счастливым.

Баптиста говорит, что ему нужно бежать и нужно поговорить с Бьянкой, но Кейт может болтаться с парнями, если ей нравится.Кейт раздражается из-за того, что ей говорят, что она может делать, и бросается прочь.

Женихи соглашаются вместе, что им нужно найти кого-то, кто женился бы на Кейт, чтобы иметь свободный доступ к Бьянке. Поэтому они отправляются в разработку плана, оставляя любопытных Люченцио и Транио обсуждать то, что только что произошло.

TRANIO
Я молюсь, сэр, скажите мне, возможно ли это
Эта любовь должна внезапно так овладеть?

LUCENTIO
O Tranio, пока я не обнаружил, что это правда, 150
Я никогда не думал, что это возможно или вероятно.
Но видите, пока я лениво стоял и смотрел,
Я обнаружил эффект любви в праздности,
И теперь откровенно признаюсь тебе
Это искусство для меня такое же сокровенное и столь же дорогое 155
Как Анна для Королева Карфагена была:
Tranio, я горю, я томлюсь! Я погибну, Tranio,
Если добьюсь не этой юной скромницы.
Посоветуй мне, Транио, я знаю, что ты умеешь.
Помоги мне, Транио, я знаю, что ты хочешь. 160

TRANIO
Мастер, сейчас некогда вас упрекать.
Любовь оценивается не от сердца.
Если любовь коснулась вас, ничего не остается, кроме как:
Redime te captum quam queas minimo.

LUCENTIO
Gramercies, парень. Иди вперед. Это содержимое; 165
Остальное утешит, ибо совет Твой.

TRANIO
Мастер, вы так долго смотрели на горничную,
Возможно, вы не заметили, в чем суть всего.

ЛУСЕНТИО
О да, я видел сладкую красоту в ее лице,
Как дочь Агенора, 170
Это заставило великого Юпитера смирить его в свою руку
Когда он коленями поцеловал критскую прядь .

TRANIO
Вас больше не видели? Вы не заметили, как ее сестра
Начала ругать и поднимать такую ​​бурю
Чтоб уши смертных с трудом выносили шум? 175

LUCENTIO
Транио, я видел, как шевелятся ее коралловые губы,
И своим дыханием она ароматизировала воздух.
Священное и сладкое - вот все, что я видел в ней.

TRANIO , в сторону
Нет, тогда пора вывести его из транса.
Я молюсь, проснитесь, сэр! Если вы любите горничную, 180
Согните мысли и сообразительность, чтобы добиться ее.Таким образом,
стоит:
Ее старшая сестра такая суровая и проницательная
Что, пока отец не избавит ее от рук,
Учитель, ваша любовь должна жить служанкой дома, 185
И поэтому он внимательно мяукнул ее,
Потому что женихи ей не надоедают.

LUCENTIO
Ах, Транио, какой он жестокий отец!
Но разве тебе не советовали, что он позаботился о
Чтобы ее хитрые учителя наставляли ее? 190

TRANIO
Да, женитесь, я, сэр, и вот это заговор!

LUCENTIO
Я понял, Tranio!

TRANIO Мастер, в мою руку,
Оба наших изобретения встречаются и прыгают в одно целое.

LUCENTIO
Скажи мне сначала твое. 195

TRANIO Ты будешь школьным учителем
И возьмешь на себя обучение горничной:
Это твое устройство.

LUCENTIO Это есть. Это можно сделать?

TRANIO
Невозможно. Ибо кто понесет твою часть? 200
И быть здесь, в Падуе, сыном Винченцио,
Хранить дом, заниматься своей книгой, приветствовать своих друзей,
Посетить его соотечественников и устроить им пир?

LUCENTIO
Баста, довольствуйся тобой, ибо он у меня полный.
Нас еще не видели ни в одном доме, 205
И по лицам нас не отличить
Для человека или хозяина. Тогда это следует так:
Ты будешь хозяином, Транио, вместо меня,
Сохрани дом, и порт, и слуг, как я должен.
Я буду кем-нибудь другим, каким-нибудь флорентийцем, 210
Каким-нибудь неаполитанцем или более подлым человеком из Пизы.
’Это вылупилось, и так и должно быть. Tranio, немедленно
Убери тебя. Возьми мою цветную шляпу и плащ.

Обмениваются одеждой.

Когда придет Бионделло, он будет ждать тебя,
Но сначала я заколдовал его, чтобы он оставался языком. 215

TRANIO Так что вам нужно.
Короче говоря, сэр, так что вам угодно,
И я обязан быть послушным
(Ибо так ваш отец обвинил меня на прощании:
«Будьте полезны моему сыну», - сказал он, 220
Хотя я думаю, это в другом смысле),
Я доволен быть Люченцио,
Потому что я так сильно люблю Люченцио.

ЛУСЕНТИО
Транио, да будет так, потому что Люченцио любит,
И позволь мне быть рабом, чтобы добиться той горничной 225
Чье внезапное зрелище поработило мой раненый глаз.

Войдите в Бионделло.

А вот и мошенник. - Сирра, где вы,
, были?

Люченцио, охваченный любовью, начинает говорить всякие глупости о том, как он горит для Бьянки.

Он просит у Транио совета, поэтому слуга говорит ему, чтобы он прекратил болтать и уже подумал о плане.(Это то, что он имеет в виду под латинским битом, что переводится как «освободить себя из плена с минимальным выкупом». Люченцио застрял, и ему нужно найти самый простой способ выиграть Бьянку.) Люченцио переодевается учителем, чтобы дать Бьянке «частные уроки».

Поскольку ожидается, что в Падуе Люченцио будет изучать и болтать со всеми богатыми друзьями своего отца, они решают, что Транио замаскируется под Люченцио.

Они обмениваются одеждой: теперь Люченцио замаскирован под учителя по имени Камбио, а Транио замаскирован под Люченцио.

Идет Бионделло (еще один слуга Люченцио).

BIONDELLO
Где я был? Нет, как теперь, где ты?
Мастер, мой товарищ Транио украл вашу одежду? 230
Или вы его украли? Или оба? Молитесь, какие новости?

ЛУСЕНТИО
Сирра, подойди сюда. Не время шутить,
И поэтому сообразите свои манеры со временем.
Твой приятель, Транио, здесь, чтобы спасти мою жизнь,
Одевает мою одежду и мой счет, 235
А я для побега надел его;
Потому что в ссоре с тех пор, как я вышел на берег.
Я убил человека и боюсь, что меня описали.
Ждите его, я обвиняю вас, как становится,
Пока я отступаю отсюда, чтобы спасти свою жизнь. 240
Вы меня поняли?

БИОНДЕЛЛО Да, сэр. В сторону. Ни капельки.

LUCENTIO
И ни капли «Tranio» во рту.
Tranio меняется на Lucentio.

BIONDELLO
Тем лучше для него. Был бы я тоже таким. 245

ТРАНИО
Так мог бы я, вера, мальчик, иметь следующее желание после,
Чтобы у Люченцио действительно была младшая
дочь Баптисты.
Но, сэрра, не ради меня, а ради вашего хозяина, я
советую 250
Вы осторожно используете свои манеры во всех
компаниях.
Когда я один, почему тогда я Tranio;
Но во всех остальных местах ваш господин Люченцио.

LUCENTIO Tranio, пошли. Остается еще одно, что 255
сам казни, чтобы попасть в число этих ухажеров. Если
ты спросишь меня, почему, достаточно, чтобы мои причины
были хорошими и вескими.

Они выходят.

Выступающие говорят выше.

ПЕРВЫЙ СЛУЖАЩИЙ
Милорд, вы киваете. Вы не против спектакля.

SLY Да, клянусь Святой Анной, не так ли? Хорошее дело, конечно. 260
Приходит ли еще?

СТРАНИЦА , как леди Милорд, это только начало.

SLY ’Отличная работа, мадам.
Готово.

Сидят и метят.

Люченцио и Транио рассказывают Бионделло, что они замаскированы, потому что Люченцио убил человека и ему нужно бежать из города на случай, если есть свидетели, которые могут его опознать.

Они объясняют, что Транио будет притворяться Люченцио, чтобы не отставать от приличия.Бионделло покупает их историю, и они уходят со сцены.

Один из слуг Господа (помните сцены индукции в начале?) Спрашивает Слая, почему он задремал. Слай отрицает, что засыпает, и говорит, что пьеса великолепна ... и ему жаль, что она не закончилась.

Кстати, это последний раз, когда мы слышим от Слая в фильме «Приручение строптивой» . Может быть, мы предполагаем, что он заснул, или, может быть, есть потерянные строки и сцены, которых нет в рукописях Шекспира.

В тесно связанной пьесе под названием Укрощение строптивой , которая была написана и исполнена примерно во время пьесы Шекспира, персонаж Слая говорит на протяжении всего представления, комментируя пьесу по ходу ее развития. В конце концов, Слай убегает, чтобы приручить собственную жену.

Некоторые режиссеры и редакторы любят включать эти сцены, особенно финал, даже если нет никаких доказательств того, что Шекспир написал их. Другие директора вообще исключают Индукцию.

Настоящие домохозяйки Нью-Йорка Резюме, сезон 12 серия 14

Пристегните ремни и приготовьтесь к 1500 словам о Рамоне Сингер, вытаскивающей какашку из унитаза голыми руками и кладущей ее на сиденье унитаза, потому что это произошло в этом эпизоде, и это все, о чем я хочу поговорить до 31 декабря, когда мы может, наконец, положить этот адский пейзаж года в могилу, где ему и место.

Ладно, возможно, это не совсем так. Я не уверен, что на сиденье унитаза лежала какашка, но я почти уверен, что это было так. Я перематывал этот отснятый материал примерно миллион раз, увеличивал и воспроизводил его. Это мой личный фильм Запрудера. (Фильм Zap-POO-der, AMIRITE.) Если нам придется реконструировать эту роковую какашку, вот что мы знаем - но кое-что из этого исходит от Рамоны Джейн Сингер, самого ненадежного рассказчика в мире, поэтому я не уверен, насколько мы знаем, что это правда.

Сначала мы видим, как Рамона пытается окунуться в унитаз.Дела идут неважно, и она, по-видимому, не знает, как пользоваться поршнем. потому что вы знаете, что если бы это случилось в ее квартире, она бы пришла в офис супергероя в обтягивающей рубашке и попросила его исправить это. Лия входит в комнату, и Рамона говорит: «Туалет забит, и я не знаю, как это сделать». О, я знаю как, но Рамона отказывается признать, что она берет какашку размером с игрушечного пуделя из всех продуктов Activia, которые она ест. Она говорит Лии, что сделала «номер один», но мы знаем, что это ложь.

Лия и Рамона снова пытаются окунуться в унитаз, но это не сработает.Когда Рамона смывает его, Лия кричит: «О, это какашка!» как она выбегает из комнаты, как мертвая мышь, упавшая с неба к ее ногам. Тем временем Соня находится в ванной в пенной ванне, которая так комично полна пузырей, что вся ее голова покрыта пеной, как будто она на вечеринке 1994 года на Ибице.

Появляется Доринда, и они снова пытаются окунуться в унитаз, но теперь он опасно полон и готов переполниться. Это когда мы впервые видим коричневое пятно на сиденье унитаза.Похоже, Рамона положила на сиденье либо какашку, либо коричневую туалетную бумагу, но, возможно, мы не заметили того, что унитаз переполнился, и он приземлился там, как какой-то токсичный обломок и / или джетам. Это когда Рамона говорит Доринде, что она не смывала салфетки, которые находятся в туалете, но что она накинула салфетки на руку и попыталась вытащить салфетки из унитаза, чтобы очистить их, что, возможно, является самым глупым способом. прочистить туалет. Вы просто собираетесь протолкнуть бумагу и какашки дальше в крошечную трубку, которая вызывает засорение.Рамона, кажется, знает о писах, мочах и числах два не меньше, чем о сантехнике. Это действительно печально, но вот женщина, которая однажды проткнула пол роскошной виллы в Колумбии, а затем размазала его по плитке эспадрильей, так что на самом деле она знает?

Рамона идет на все, чтобы прочистить туалет самостоятельно, потому что она не хочет говорить Доринде, что она забила один из своих туалетов, потому что она не хочет разозлить Доринду. Почему она не хочет разозлить Доринду? Потому что накануне вечером Доринда буквально захлопнула дверь перед Луанн, потому что она не хотела платить Соне Тремонт Морган из Berkshires Collapsible Dining Room Chairs Morgans прожиточный минимум.Примите это к сведению. Рамона так напугана гневом Доринды, что она скорее вытащит из унитаза каки-дуди, как Бобби Браун, помогающий Уитни Хьюстон, чем скажет Доринде, что туалет забит.

Это потому, что Доринда в настоящее время является монстром, созданным только из ярости и электричества. Кому-то нужно бросить ее в лужу и замкнуть накоротко. Кто-то даст трубку Маргарет Джозефс. Накануне вечером разгорелся спор о том, сколько Луанн платит Соне, чтобы она появилась в качестве гостя в «Графине и друзьях».Рамона считает, что Луанн должна дать Соне «тысячи» за участие в шоу. Доринда соглашается. Когда Луанн говорит «нет» и выгоняет Соню из шоу, это превращается в настоящую неразбериху. Со своей стороны, Соня даже не может ответить, она так пьяна. Пока женщины в соседней комнате возмущаются из-за ее зарплаты, как пара Ари Голдса в перименопаузе, она на кухне просто перекусывает остатками китайской еды.

Когда Соня наконец присоединяется к группе за столом, все, что она может собраться с силами, - это несколько раз сказать «Пока, Луанн», пока она жует еду и готовится снова спрыгнуть со стула на камеру.Весь этот аргумент основан на том, что Рамона говорит, что Соня занималась кабаре раньше, чем Луанн, как будто это дает ей право на какие-то деньги только за патентование идеи. Луанн сразу же напоминает Рамоне, что то, что сделала Соня, было «кабурлеском». Я не думал об этом слове в течение многих лет, и одной мысли о поэзии ритма потока сознания Сони, смешанной с легким стриптизом, было достаточно, чтобы заставить меня набухнуть, как если бы я ел мороженое со вкусом виагры из рожка со вкусом сиалиса.

Вот мои мысли по поводу этого фиаско.Исполнитель, исполняющий одну-две песни или даже короткий сет на концерте «Графиня и друзья», на самом деле заработал бы всего несколько сотен долларов, поэтому я понимаю, почему Луанн платит это. На следующий день, когда они помирятся, Луанн объясняет Соне, что она не просто забирает все деньги, она должна заплатить группе, продюсерам, режиссеру, всем, кто путешествует с ней, бла-бла-бла. Несмотря на то, что она хорошо зарабатывает, есть много ртов, которым можно кормиться на этой штуке. Я понимаю, почему Соня получает зарплату актера вне Бродвея за шоу.Однако, в отличие от традиционного кабаре, люди не платят, чтобы посмотреть, как поет графиня. Они не собираются смотреть, как бродвейские актеры исполняют свою единственную песню для прослушивания в Сондхейме. Они идут к домохозяйке. Это означает, что, если они знают, что получат двух домохозяек по цене одной, они с большей вероятностью купят билеты и заплатят за них надбавку. Это означает, что в данном случае Соня, вероятно, заслуживает небольшого повышения.

Доринда не готова относиться к этой дискуссии так рационально.Вместо этого она говорит Луанн, что она такая пьяная, что у нее есть фото за это. Она так жестока с Луанн, что поднимается наверх в своем новом пушистом розовом топе, чтобы паковать чемоданы, «плача». Я говорю это пугающими цитатами, потому что за все эти годы не думаю, что мы хоть раз видели, чтобы Луан плакала. Кроме того, когда она собирает вещи, мы не видим достаточно ее лица, чтобы сказать, есть ли слезы. Ботокс не позволяет ей по-настоящему плакать, но и влаги я не вижу. Луанн просто обезвожена из-за того количества розового вина, которое она выпила? Ах, да.Луанн снова пьет. Вот как все пойдет, и никто не станет об этом упоминать, как будто она не только что сняла свой браслет SCRAM марки Lindsay Lohan.

Когда Луанн выходит за дверь со своей гигантской сумкой Jovani, Доринда кричит: «Feelin’ Jovani. Слава богу, я получил это для вас, и вы никогда не говорили спасибо. У тебя ничего не было, и я получил это для тебя и ни слова ». Луанн пытается покинуть свой дом в «слезах», а Доринда пинает ее, когда она падает. «Ты носишь это дерьмо, и оно тебе идет», - говорит она, хлопая дверью и только усугубляя ситуацию.

Пока графиня ждет своего Убера на улице, выходит Лия в роскошном меховом костюме, который я хочу украсть у нее, и в плиссированной бежевой юбке, и говорит, что они пойдут в бар и поговорим. Она тащит Рамону за собой, и здесь ночь заканчивается. Мы не видим, чтобы все они часами ходили в трактир «Красный лев», чтобы послушать джазовый оркестр, который не хотел, чтобы графиня пела. Мы не видим, чтобы Лия флиртовала с неряшливым барменом. Мы не видим, чтобы Рамона спрашивала каждого мужчину старше 50 об их состоянии, потому что это, по-видимому, единственное условие для знакомства с ней, а это то, чего она не может найти на сайтах знакомств.

Утром Доринда просыпается и делает вид, будто ничего не произошло. Вот что насчет ее ярости: как отмечает Рамона, они становились все длиннее, громче и гораздо более непредсказуемыми. Женщины пытались отговорить ее от себя, как это сделала Рамона, когда сказала ей, что ведет себя агрессивно с Луанн. Доринда просто не слушала, особенно в самый разгар. Доринда также никогда не признает своей неправоты, поэтому, если они попытаются поговорить с ней об этом трезво, она просто удвоится.Это как когда она сказала в исповеди, что не жалеет о том, что была так агрессивна с Рамоной на ужине на Хэллоуин. Так какой же выход остается у женщин? Единственное, что они могут сделать, это перестать тусоваться с ней, чего нет ни в одном из их контрактов.

На следующую ночь Доринда просит своего друга Колина Коуи организовать званый обед для ее гостей и некоторых соседских друзей. Вы все знаете Колина. Это парень, который спланировал экстравагантную свадьбу на заднем дворе Ким Зольчак-Бирманн на Don’t Be Tardy for the Wedding (за что ему, возможно, заплатили, а возможно, и нет).Доринда пригласила своих лучших горячих геев Сэма и Лайла, которым я позволяла спать в моей рыбной комнате в любой день недели.

Также здесь присутствует Хизер Томпсон Холла, бывшая настоящая домохозяйка и жительница Беркшира. Она почти ничего не делает, кроме как улыбается и пытается поймать, как Рамона высмеивает отсутствие у Луанн певческого голоса, но ее присутствие в обычном хаосе Беркшира утешает. После ужина все становится таким же хаотичным, как реалити-шоу Бритни Спирс, особенно когда моя любимая шлюха Соня начинает приставать к «бисексуалу» Колину Коуи.Да, он бисексуал. Если вы ему что-нибудь купите, он будет сексуальным. Наверное, это неправда, но этот парень кажется веселее, чем три чувака, отсосавшие четырем парням, воспроизводящим музыкальное видео «Дождь на меня».

Лия пригласила бармена Джеймса зайти и, мальчик, мне жаль этого парня. Во-первых, он полностью похож на Лию. Он высокий, неряшливый, красивый, но в некотором роде занудный. Я бы целовалась с ним в течение часа, и я далеко не «так отчаянно нуждаюсь в члене», как заявляет Лия. Но этот бедняга носит желтый браслет LiveStrong, как будто последние 20 лет никогда не случалось в Беркшире.Он также ведет «повседневную жизнь», что, по словам Лии, «означает, что у него нет денег», что, вероятно, поразительно точно. Затем Доринда загоняет его в угол на диване и рассказывает все о том, как она работала в гостинице «Красный лев», и все о своем генеалогическом древе, где все они крестились, из какого камня был сделан этот дом и о том, как однажды она выиграла 17 долларов в лотерею на ферме Камберленд в Леноксе, и это изменило всю ее жизнь. Мы видим, как Лия уводит его в другую комнату, но, опять же, именно тогда команда засыпает.Как мы узнаем, что случилось? Лия кость бармена или нет? Лии лучше бы трахнуть того бармена. Верно, Лия? Верно?

Когда Джеймс уезжал на следующее утро, он сел в черный «форд эскалейд» с рыжеволосым на заднем сиденье. Он снял свой желтый браслет и отдал ей. «Думаю, я все записал», - сказал он ей. Он собрал конверт, полный счетов, и вышел из машины. Джилл Зарин просто села на заднее сиденье и усмехнулась. У нее было все запущено, чтобы ее генеральный план, наконец, сработал.Все, что ей нужно, - это чтобы мир оставался таким же, каким был тогда, до марта. Но насколько все может измениться за четыре месяца? На самом деле не так уж и много. Деревья не повернутся, снег не растает, приливы не отступят. Все, наконец, пошло на пользу Джилл. Ну наконец то.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *