Содержание

Зощенко Михаил Михайлович — биография сценариста, личная жизнь, фото, фильмы

Дворянин по происхождению, Михаил Зощенко, после революции поддержал советскую власть. В 20–30-е годы его рассказы и фельетоны публиковались в популярных журналах, а книги выходили большими тиражами. В своем творчестве он высмеивал мещан и обывателей и всегда был убежден, что сатирик должен быть морально чистым человеком. В последние годы Зощенко попал в опалу — его перестали печатать и исключили из Союза писателей СССР.

Гимназист, студент, кондуктор

Михаил Зощенко в окружении родителей и сестер Елены и Валентины. 1903 (?). Санкт-Петербург. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Личное дело первокурсника Императорского Санкт-Петербургского университета Михаила Зощенко. 1913. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Гимназист Михаил Зощенко. 1911. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Михаил Зощенко родился 9 августа 1894 года в Петербурге в дворянской семье. Его отец, Михаил Зощенко, был художником, рисовал иллюстрации для журнала «Нива», делал мозаичные панно. Мать, Елена Сурина, до замужества играла в театре, а после стала писать рассказы и печатать их в местной газете «Копейка». Михаил Зощенко рос в большой и дружной семье: всего у него было семь братьев и сестер. В 1908 году из-за болезни сердца умер отец, матери пришлось одной растить детей.

С детства будущий писатель любил читать, интересовался историей, сочинял стихи и небольшие рассказы. Примером для мальчика служили произведения матери — в своих детских работах он подражал ее публикациям в «Копейке». Несмотря на любознательность и широкий кругозор, в гимназии Зощенко учился плохо и часто спорил с учителями — однажды его даже чуть не исключили. Помогло письмо-прошение, которое мать подала влиятельным чиновникам.

В 1913 году Михаил Зощенко окончил гимназию и поступил на юридический факультет Петербургского университета, однако не смог закончить даже первый курс. В апреле 1914 года его отчислили — не смог оплатить учебу. Тогда будущий писатель решил заработать денег и все лето трудился кондуктором на Кавказской железной дороге. В конце августа Михаил Зощенко вернулся в Петербург и попробовал восстановиться в университете, но ему отказали.

Первая мировая война: «Я навсегда потерял чувство ориентира»

Михаил Зощенко в годы Первой мировой войны. 1915–1916. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Михаил Зощенко в годы Первой мировой войны. 1915–1916. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Михаил Зощенко в годы Первой мировой войны. 1915–1916. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Россия вступила в Первую мировую войну, в сентябре 1914 года Михаил Зощенко стал курсантом Павловского военного училища, где прослушал ускоренные курсы подготовки. В феврале 1915 года он выпустился в звании прапорщика и через месяц попал в действующую армию. Зощенко получил орден Святого Станислава и Святой Анны за отвагу, которую проявил в боях. «В девятнадцать лет я был уже поручиком. В двадцать лет — имел пять орденов и был представлен в капитаны. Но это не означало, что я был герой. Это означало, что два года подряд я был на позициях», — вспоминал он позднее. На войне Михаил Зощенко продолжил писать рассказы, вел полевой дневник и сочинял эпиграммы на офицеров. В июле 1916 года писатель оказался в госпитале, затем его перевели в запас. Однако вскоре Зощенко добровольно вернулся на фронт, где воевал до 1917 года, командовал ротой. В феврале писатель оставил службу и вернулся в Петроград. Он признавался, что Первая мировая война навсегда изменила его жизнь.

«Первая мировая война парализовала мое нутро. Я навсегда потерял чувство ориентира. Иногда наступало затишье, а потом опять начинал преследовать какой-то необъяснимый зловещий рок. Я нигде не мог найти успокоения, словно Агасфер менял города, деревни, села, хутора»

Личная жизнь: «А была ли это любовь?»

Вера Кербиц — жена Михаила Зощенко. 1927. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Михаил Зощенко. 1928. Санкт-Петербург. Фотография: Государственный литературно-мемориальный музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме, Санкт-Петербург

Михаил Зощенко и писательница Мариэтта Шагинян. Начало 1920-х. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

После возвращения в Петроград с фронтов Первой мировой войны, Михаил Зощенко познакомился со своей будущей женой — Выпускницей Петровской женской гимназии Верой Кербиц. «Я уже верил в любовь и искренно думал, что любимая женщина — святыня, «и лучшая, и особенная», — писал он. В 1920 году, спустя несколько месяцев после смерти матери Зощенко, они поженились.

В 1921 году у супругов родился единственный сын — Валерий. Зощенко любил ребенка и баловал его. Валерий пошел по стопам отца и в 1950-х публиковался в журналах, был сотрудником издательств «Детгиз» и «Театральный Ленинград».

Михаил Зощенко прожил с женой больше 40 лет. Их отношения были сложными — писатель подолгу отсутствовал дома, не понимал взглядов Кербиц на жизнь и часто заводил романы. «И прожили мы с ним целую жизнь, 41 год. А была ли это любовь? Не знаю», — вспоминала его жена позднее.

«Писателем быть очень даже трудновато»: рассказы, пьесы и фельетоны Зощенко

Михаил Зощенко (слева) выступает с рассказами в Харькове. 1920-е. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Литературная группа «Серапионовы братья». Слева направо: писатели Константин Федин, Михаил Слонимский, поэт Николай Тихонов, писатели Елизавета Полонская, Михаил Зощенко (сидит в центре), Николай Никитин, Илья Груздев, Вениамин Каверин. Иллюстрация из журнала «Литературные записки». Санкт-Петербург: Издательство «Дом литераторов», 1922

Михаил Зощенко. Фотография: Моисей Наппельбаум / Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

После февральской революции Зощенко работал комендантом почтовой и телеграфной службы Петрограда. «Я на полчаса являлся в Главный Почтамт, небрежно подписывал бумажки и лихо уезжал в своих дрожках», — говорил писатель о своей работе. Летом 1917 года его направили в Архангельск. В это время Зощенко мог эмигрировать: влюбленная в писателя француженка достала поддельный паспорт на его имя и предложила вместе уехать в Париж. Михаил Зощенко долго раздумывал, но отказался — он не хотел покидать Россию и оставлять семью. В марте 1918 года писатель вернулся в столицу. Через год, в 1919-м, он добровольно отправился на войну и присоединился к Красной армии. Однако уже через несколько месяцев Зощенко оставил службу из-за серьезных проблем с сердцем. В последующие годы он работал милиционером, сапожником, столяром, конторщиком и помощником бухгалтера, разводил кур и кроликов, пока окончательно не решил стать писателем. Михаил Зощенко посещал творческую студию, которую организовал Корней Чуковский при издательстве «Всемирная литература». Во время учебы он создал там несколько рассказов, среди которых «Любовь» и «Старуха Врангель», очерки о творчестве популярных деятелей искусства.

На занятиях в студии он познакомился с писателями Валентином Кавериным, Михаилом Слонимским, Всеволодом Ивановым и другими. В 1921 году они создали литературную группу «Серапионовы братья». Ее члены мечтали о разделении литературы и политики. Зощенко писал в статье «Современные писатели «Серапионовы братья» о себе»: «Вообще писателем быть очень даже трудновато. Какая, скажите, может быть у меня идеология, если ни одна партия в целом меня не привлекает… нету у меня ни к кому ненависти — вот моя точная идеология…». В том же году в издательстве «Эрато» вышла первая книга рассказов Михаила Зощенко. Рецензии на некоторые произведения начинающего писателя оставил Максим Горький.

«Отличный язык выработали вы, М М, и замечательно легко владеете им. И юмор у вас очень «свой». Я высоко ценю вашу работу, поверьте: это — не комплимент. Ценю и уверен, что вы напишете весьма крупные вещи. Данные сатирика у вас — налицо, чувство иронии очень острое и лирика сопровождает его крайне оригинально. Такого соотношения иронии и лирики я не знаю в литературе ни у кого»

В 1922 году в свет вышел сборник Зощенко — «Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова». В следующие несколько лет писатель выпустил книги «Разнотык», «Аристократка», «Веселая жизнь». Зощенко стал известен. Его герои — мещане и обыватели — попадали в комичные ситуации и страдали от собственной глупости. Произведения писателя были так популярны, что сцены из них часто разыгрывали, а отрывки читали на литературных вечерах. Максим Горький писал Зощенко: «Некоторые здешние люди находят, что я неплохо читаю ваши бытовые миниатюры». Помимо юмористических рассказов он сочинял произведения для детей, публиковал фельетоны в советских журналах «Огонек», «Бегемот», «Бузотер».

Но не всегда Зощенко получал положительные отзывы. На вышедшие в 1927 году «Сентиментальные повести» критик «Известий» Макс Ольшевец оставил отрицательную рецензию. В том же году жена Зощенко, Вера Кербиц, написала в дневнике: «Михаил прибавил, что вообще его литературное положение начинает колебаться, что на него начинают коситься большевики, что почти подряд запретили три его статьи и что вообще все тревожно и шатко». Несмотря на это, в 1929 году он выпустил книгу «Письма к писателю», в которую включил больше 50 посланий своих читателей.

Юрий Анненков. Портрет Михаила Зощенко. 1921. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Книги Михаила Зощенко. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Бронислав Малаховский. Шарж на Михаила Зощенко (фрагмент). 1935. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

В начале 1930 года Зощенко завершил свою первую пьесу «Уважаемый товарищ». Комедия о недобросовестном чиновнике Барбарисове понравилась режиссеру Всеволоду Мейерхольду, и тот задумал поставить по ней спектакль в своем театре. Режиссер писал: «Нельзя рассматривать пьесу Зощенко как анекдот. Ее необходимо трактовать с той же серьезностью, с какой театр подал «Мандат» и «Ревизора». Труппа Мейерхольда уже начала репетиции «Уважаемого товарища», когда пьесу ставить запретил.

К 1933 году заканчивалось строительство Беломорско-Балтийского канала. Государству были нужны оптимистичные и утверждающие отзывы представителей интеллигенции о стройке. Для этого на ББК, вместе с другими писателями отправили Зощенко. Под впечатлением от нее он написал повесть «История одной перековки».

«Общее впечатление от Беломорского канала необычайное. Прежде всего, это очень красиво и грандиозно. Канал чрезвычайно декоративен. Я на самом деле увидел подлинную перестройку, подлинную гордость строителей и подлинное изменение психики у многих (сейчас можно назвать так) товарищей»

В середине 1930-х Зощенко заболел. Он лечился от тяжелой депрессии, его одолевали приступы хандры, панические атаки. Чтобы справиться с этим состоянием, писатель начал работать над повестью «Возвращенная молодость». Для этого он изучал книги по психоанализу и медицине. Произведение Зощенко обсуждали ученые. Лауреат Нобелевской премии, физиолог Иван Павлов даже пригласил его на «научные среды» — встречи, на которых обсуждали актуальные проблемы психологии и медицины. Писатель не оставил литературное творчество. Однако его рассказы и повести 1930-х, среди которых «История болезни» и «Черный принц», отличаются от раннего творчества. «Литературный корабль Зощенко, набирая скорость, успешно плыл в прямо противоположном — относительно прославивших его 20-х годов — направлении», — полагал прозаик Бернгард Рубен. В этот период творчества писатель стремился показать, как он сам говорил, «историю культуры и человеческих отношений» и жизнь СССР. Воплощением новых идей Зощенко стал, вышедший в 1935 году, сборник «Голубая книга».

«Нынче, когда открывается новая страница истории, той удивительной истории, которая будет происходить на новых основаниях, быть может — без бешеной погони за деньгами и без всяких злодеяний в этой области, нынче особенно любопытно и всем полезно посмотреть, как жили раньше. И в силу этого мы решили, прежде чем приступить к новеллам из нашей жизни, рассказать вам кое-что из прежнего»

В конце 1930-х годов, Зощенко решил сосредоточиться на рассказах для детей. Писатель публиковался в журналах «Еж» и «Чиж» и вскоре выпустил сборник «Леля и Минька», в который вошли произведения «Великие путешественники», «Золотые слова», «Бабушкин подарок» и другие.

Великая Отечественная война и «итог размышлений о роли человеческого разума в истории»

Михаил Зощенко. 1923. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Михаил Зощенко (в центре) в кругу друзей под Ленинградом. Лето 1940. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Михаил Зощенко. 1923. Санкт-Петербург. Фотография: Борис Игнатович / Мультимедиа арт музей, Москва

В начале 1940-х Михаил Зощенко много работал над рукописью «Ключи счастья», которую называл итогом прошлых десятилетий творчества. Для того, чтобы написать книгу он обратился к трудам Зигмунда Фрейда и Карла Юнга. Писатель задумал сложное исследование человеческой психики.

«Эта книга по-новому раскрывает круг вопросов, поставленных в «Возвращенной молодости» и «Голубой книге». Все эти три книги составляют трилогию, и «Ключи счастья» — итог этой трилогии, итог моих размышлений о роли человеческого разума в истории. Мне удалось теперь показать, что сознание должно восторжествовать во всем мире и разрешить трагические противоречия темы первых двух частей трилогии именно в «Ключах счастья»

Плодотворной работе помешала Великая Отечественная война. Зощенко записался добровольцем и хотел уехать на фронт, но не получил разрешения медицинской комиссии. Тогда вместе с сыном он вступил в противопожарную дружину и по ночам дежурил на крышах Ленинграда. Тогда же писатель публиковался в газетах и журналах — сочинял агитки и антифашистские фельетоны. В сентябре 1941 года Зощенко отправили в эвакуацию в Алма-Ату — с собой ему разрешили взять только самое необходимое. Большую часть багажа писателя заняли черновики «Ключей счастья». В 1943 году он переехал в Москву, где работал на «Мосфильме» — писал сценарии к военным фильмам. В том же году писатель закончил «Ключи счастья» и поменял название повести на «Перед восходом солнца». Произведение по главам выходило в журнале «Октябрь» с августа 1943 года, однако вскоре было запрещено решением партии. Зощенко начали критиковать в прессе и обвинять в презрении к читателем и искажении советской действительности.

«Вся повесть «Перед восходом солнца» проникнута презрением автора к людям. Судя по повести, Зощенко не встретил в жизни ни одного порядочного человека. Весь мир кажется ему пошлым. Почти все, о ком пишет Зощенко, — это пьяницы, жулики и развратники. Это грязный плевок в лицо нашему читателю. Это хамски-пренебрежительное отношение к людям он пропагандирует в своей повести, клевеща на наш народ, извращая его быт, смакуя сцены, вызывающие глубокое омерзение»

Последние годы: гонения, постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград»

Советский партийный и государственный деятель Андрей Жданов. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин вручает Михаилу Зощенко (справа) орден Трудового Красного знамени. 17 февраля 1939. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Дача Михаила Зощенко. Сестрорецк, Курортный район Санкт-Петербурга. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

После окончания войны Михаил Зощенко получил медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», однако отношение партийного руководства к нему было отрицательным. Особенно часто критиковал Зощенко член партбюро Андрей Жданов. 14 августа 1946 года вышло Постановление ЦК ВКП (б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», в котором писателя назвали «пошляком и подонком литературы».

«Грубой ошибкой «Звезды» является предоставление литературной трибуны писателю Зощенко, произведения которого чужды советской литературе. Редакции «Звезды» известно, что Зощенко давно специализировался на писании пустых, бессодержательных и пошлых вещей, на проповеди гнилой безыдейности, пошлости и аполитичности, рассчитанных на то, чтобы дезориентировать нашу молодёжь и отравить её сознание»

В советской прессе началась травля Михаила Зощенко и Анны Ахматовой, которые были ключевыми фигурами литературы начала 1940-х годов. Зощенко исключили из Союза писателей СССР. Он остался без средств к существованию и продуктовых карточек. Следующие несколько лет Зощенко писал в стол, а деньги зарабатывал переводами, ему даже пришлось подрабатывать сапожником.

В 1953 году после смерти Иосифа Сталина Александр Твардовский и Константин Симонов предложили вновь принять Зощенко в Союз писателей. Его записали как нового члена организации и не учитывали произведения, которые были написаны до 1953 года. В журналах «Крокодил» и «Огонек» вышло несколько новых рассказов Зощенко, но в публикации комедии «Здесь вам будет весело» ему отказали.

В мае 1954 года советское правительство устроило встречу Михаила Зощенко и Анны Ахматовой с английскими студентами, которые приехали в страну. Они спросили у писателей, как они относятся к постановлению о журналах «Звезда» и «Ленинград». Зощенко заявил, что не согласен с обвинениями и гордится своим творчеством. В прессе появились обвинительные статьи, а писателя вызвали на литературное собрание с представителями московской интеллигенции. На нем Зощенко выступил с речью.

«Я могу сказать — моя литературная жизнь и судьба при такой ситуации закончены. У меня нет выхода. Сатирик должен быть морально чистым человеком, а я унижен, как последний сукин сын… У меня нет ничего в дальнейшем. Ничего. Я не собираюсь ничего просить. Не надо мне вашего снисхождения . Я больше чем устал. Я приму любую иную судьбу, чем ту, которую имею»

Это выступление перечеркнуло дальнейшую писательскую карьеру Михаила Зощенко — больше его не публиковали. В последние годы жизни он страдал от болезни сердца и жил в бедности. Правительство назначило ему положенную пенсию не в 1955 году, по достижении 60 лет, а лишь за несколько дней до смерти, в июле 1958 года.

Умер писатель 22 июля 1958 года на своей даче в Сестрорецке. Друзья и родственники Зощенко хотели похоронить его на «Литераторских мостках» Волковского кладбища Ленинграда, но не получили разрешения властей. Могила писателя находится на городском кладбище Сестрорецка.

Интересные факты

Михаил Зощенко. 1947–1949. Фотография: Государственный Литературный музей, Москва

Михаил Зощенко (справа) и писатель Юрий Олеша. Вторая половина 1930-х. Иллюстрация из книги Валерия Попова «Зощенко» из серии «Жизнь замечательных людей». Москва: Издательство «Молодая гвардия», 2015

Михаил Зощенко. 1930-е. Фотография: Государственный литературный музей «XX век», Санкт-Петербург

1. Отец Михаила Зощенко иногда брал его с собой на работу. В 1900-х он создавал мозаичное панно для музея полководца Александра Суворова. Одну из деталей картины — небольшую еловую веточку — сделал сын художника. «В левом углу картины имеется зелёная ёлочка. Нижнюю ветку этой ёлочки сделал я. Она получилась кривая, но папа был доволен моей работой», — вспоминал писатель.

2. Еще в гимназии Михаил Зощенко хотел покончить с собой. На выпускных экзаменах за сочинение Михаил Зощенко получил кол. Учителю словесности не понравились его рассуждения о тургеневских героинях. Позднее он вспоминал: «Скорей от бешенства, чем от отчаяния, я пытался покончить со своей жизнью». Попытка самоубийства не удалась, но Зощенко разрешили переписать сочинение.

3. В 1920-х и начале 1930-х Михаил Зощенко был очень популярен — его окружали поклонницы, которые писали сатирику многочисленные письма с признаниями в любви, просили выслать фотографию. Об этом написал даже Владимир Маяковский в стихотворении «Фабриканты оптимистов (провинциальное)»:

«И кажется
этой плоской фанере,
что она Венера по крайней мере.
И рисуется ее глазам уж,
что она
за Зощенку
выходит замуж»

4. Михаил Зощенко дружил с Юрием Олешей, а однажды даже починил тому штаны. В тот момент — в 1950 году — оба писателя жили бедно. Олеша вспоминал об этом в своей «Книге прощания»: «У меня порвались штаны, и он великолепно исправил повреждение. По этому поводу, помню, я сказал приехавшему тогда в Ленинград и высокомерно появившемуся в моем и Зощенки обществе Фадееву: «Ты думаешь, что важное событие в текущем моменте нашей литературы — это то, что ты приехал в Ленинград? Ошибаешься, важнее — это то, что писатель Зощенко починил штаны писателю Олеше».

5. О творчестве Зощенко положительно отзывался Владимир Набоков, который редко хвалил других писателей. «Было несколько писателей, обнаруживших, что если они станут придерживаться определенных сюжетов и персонажей, то сумеют вывернуться — в политическом смысле… В итоге Ильф с Петровым, Зощенко и Олеша ухитрились опубликовать несколько безупречных по качеству литературных произведений…», — писал он.

6. Стенограмма выступления Михаила Зощенко на заседании Союза писателей СССР по поводу постановления о журналах «Звезда» и «Ленинград» долгое время считалась утраченной — она пропала из всех архивов, где числилась по картотекам. Документ нашел Даниил Гранин, который присутствовал на собрании. Он обратился к знакомой стенографистке. Она разыскала коллегу, которая работала на заседании, и та отдала Гранину свою копию документа. Стенограмма сопровождалась запиской: «Извините, что запись эта местами приблизительна, я тогда сильно волновалась, и слезы мешали».

Михаил Зощенко ★ Не может быть! (Сборник)) читать книгу онлайн бесплатно

Михаил Зощенко

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Рассказы и пьесы


Дорогой Алексей Максимович!

Два года назад в своем письме вы посоветовали мне написать смешную и сатирическую книгу — историю человеческой жизни.

Вы писали:

«По-моему, вы и теперь могли бы пестрым бисером вашего лексикона изобразить-вышить что-то вроде юмористической „Истории культуры“. Это я говорю совершенно убежденно и серьезно…».

Я могу сейчас признаться, Алексей Максимович, что я весьма недоверчиво отнесся к вашей теме. Мне показалось, что вы предлагаете мне написать какую-нибудь юмористическую книжку, подобную тем, какие уже бывали у нас в литературе, например «Путешествие сатириконовцев по Европе» или что-нибудь вроде этого.

Однако, работая нынче над книгой рассказов и желая соединить эти рассказы в одно целое (что мне удалось сделать при помощи истории), я неожиданно наткнулся на ту же самую тему, что вы мне предложили. И тогда, вспомнив ваши слова, я с уверенностью принялся за работу.

Нет, у меня не хватило бы сил и уменья взять вашу тему в полной своей мере. Я написал не Историю культуры, а может быть, всего краткую историю человеческих отношений.

Позвольте же, глубокоуважаемый Алексей Максимович, посвятить вам этот мой слабый, но усердный труд, эту мою «Голубую книгу», которую вы так удивительно предвидели и которую мне было тем более легко и радостно писать, сознавая, что вы будете ее читателем.

Сердечно любящий вас

Мих. Зощенко

Январь, 1934 г.

Ленинград

ГОЛУБАЯ КНИГА

Веселость нас никогда не покидала. Вот уже пятнадцать лет мы, по мере своих сил, пишем смешные и забавные сочинения и своим смехом веселим многих граждан, желающих видеть в наших строчках именно то, что они желают видеть, а не что-нибудь серьезное, поучительное или досаждающее их жизни.

И мы, вероятно, по своему малодушию, бесконечно рады и довольны этому обстоятельству.

Нынче мы замыслили написать не менее веселую и забавную книжонку о самых разнообразных поступках и чувствах людей.

Однако мы решили написать не только о поступках наших современников. Перелистав страницы истории, мы отыскали весьма забавные факты и смешные сценки, наглядно рисующие поступки прежних людей. Каковые сценки мы также предложим вашему вниманию. Они нам весьма пригодятся для доказательства и утверждения наших дилетантских мыслей.

Нынче, когда открывается новая страница истории, той удивительной истории, которая будет происходить на новых основаниях, быть может — без бешеной погони за деньгами и без великих злодеяний в этой области, нынче особенно любопытно и всем полезно посмотреть, как жили раньше.

И в силу этого мы решили, прежде чем приступить к новеллам из нашей жизни, рассказать вам кое-что из прежнего.

И вот, перелистав страницы истории своей рукой невежды и дилетанта, мы подметили неожиданно для себя, что большинство самых невероятных событий случалось по весьма немногочисленным причинам. Мы подметали, что особую роль в истории играли деньги, любовь, коварство, неудачи и кое-какие удивительные события, о которых речь будет дальше.

И вот в силу этого мы разбили нашу книгу на пять соответствующих отделов.

И тогда мы с необычайной легкостью, буквально как мячи в сетку, распихали наши новеллы по своим надлежащим местам.

И тогда получилась удивительно стройная система. Книга заиграла всеми огнями радуги. И осветила все, что ей надо было осветить.

Итак, в книге будет пять отделов.

В каждом отделе будет особая речь о том предмете, который явится нашей темой.

Так, например, в отделе «Любовь» мы расскажем вам, что знаем и думаем об этом возвышенном чувстве, затем припомним самые удивительные, любопытные приключения из прежней истории и уж затем, посмеявшись вместе с читателем над этими старыми, поблекшими приключениями, расскажем, что иной раз случается и бывает на этом фронте в наши переходные дни.

И то же самое мы сделаем в каждом отделе.

И тогда получится картина полная и достойная современного читателя, который перевалил через вершины прошлого и уже двумя ногами становится в новой жизни.

Читать дальше

Викторина по рассказу Зощенко «Золотые слова» (с ответами)

В рассказе Зощенко «Золотые слова» главные герои, Лёля и Минька, предстают перед нами детьми находчивыми, разговорчивыми, умеющими шутить, послушными. Послушание – это хорошо, но всё-таки в любой ситуации надо, в первую очередь, думать головой, и не доводить послушание до абсурда. Слепое послушание чревато разными осложнениями. Когда обстоятельства меняются, должно измениться и поведение людей.

Викторина по рассказу Зощенко «Золотые слова»

1. Как зовут брата и сестру, главных героев рассказа Зощенко «Золотые слова»?
Ответ: Лёля и Минька

2. Почему Лёлю и Миньку привлекали совместные ужины со взрослыми?
Ответ: из-за вкусной еды и забавных рассказов из жизни

3. По какому поводу папин начальник нередко высказывал недовольство во время ужина?
Ответ: по поводу плохо воспитанных детей, Лёли и Миньки

4. Какая пословица встречается в рассказе Зощенко «Золотые слова»?
Ответ: «На сердитых воду возят»

5. В течение какого срока после неприятного инцидента детям было запрещено ужинать со взрослыми?

Ответ: в течение двух месяцев

6. Какое условие поставил папа детям, разрешив им в дальнейшем ужинать со взрослыми?
Ответ: запретил разговаривать за столом

7. По какой причине в горячем чае папиного начальника оказалось сливочное масло?
Ответ: его уронил туда Минька, когда растапливал масло

8. Почему Минька не предупредил папиного начальника о том, что в его стакан упало масло?
Ответ: потому что Миньке было запрещено разговаривать за обедом

10. Кто прояснил ситуацию, каким образом масло попало в стакан с чаем?
Ответ: Лёля

11. На что был похож чай, в котором плавало сливочное масло?
Ответ: на куриный бульон

12. Почему папа назвал своих детей «глупыми»?
Ответ: потому что они буквально исполнили папино указание, а любое указание надо выполнять с умом, чтобы не доводить ситуацию до абсурда

12. Какие слова надо золотыми буквами записать в своём сердце?

Ответ: «всё надо делать с учётом изменившейся обстановки»

13. Почему автор рассказа назвал себя «счастливым человеком»?
Ответ: потому что он придерживался папиного правила о том, что надо всегда следить за изменением обстановки

14. Почему автор рассказа не писал по правилам старых мастеров?
Ответ: потому что жизнь и публика изменились

Составитель викторины: Ирис Ревю

Михаил Зощенко краткая биография — какие рассказы написал Зощенко

На первый взгляд, судьба казалась вполне благосклонной к Михаилу Зощенко, особенно в начале его творческого пути. В течение всего лишь каких-то десяти лет он стал одним из наиболее известных молодых писателей, представляющих новую литературу. За это время он написал более тысячи фельетонов и рассказов, которые были опубликованы в периодической печати. И В то же время Михаил Зо­щенко относился к той категории художников, творчество которых вызывало ожесточенные споры. Главным вопросом, который так и не могли решить его оппоненты, был такой — сумел ли Зощенко и в самом деле отразить новую советскую действительность или только создавал карикатуру на нее?

В конце концов перевесило последнее, и писателя начали критиковать за то, что он искажает действительность. Внешней причиной такой резкой критики послужила публикация одного из рассказов Зощенко «Приключения обезьяны». Зощенко исключили из Союза писателей и запретили публикацию его произведений. Писатель, правда, не попал в ссылку, но остро почувствовал, как изменилось привычное ему окружение. Осознавая свое двусмысленное положение в период новых сталинских репрессий, художник сам предпочитал не узнавать знакомых и переходил на другую сторону улицы, чтобы не подвергать их опасности. Интересно, что именно в это время на встречах русской интеллигенции с англичанами его произведения были оценены как трагические, равные по мощи драматического звучания прозе Ф.Достоевского. Как же сегодня оценивается творчество Зо­щенко и какое место занимает этот писатель в истории культуры XX века?

Давайте познакомимся с краткой биографией Михаила Зощенко. Родился он в 1894 году в семье художника-передвижника. Закончив учебу в гимназии, в 1913 году он поступает на юридический факультет Петербургского университета. Однако получить высшее образование ему не удалось, поскольку началась первая мировая война. Зощенко записался на ускоренные военные курсы и после их окончания ушел на фронт в чине прапорщика. Он участвовал во многих боях, был ранен, отравлен газами. Современники вспоминают характерное покашливание Зощенко, которое у него осталось после этого. За боевые заслуги Зощенко был награжден четырьмя орденами и получил чин штабс-капитана. Он продолжал службу в армии и после Октябрьской революции, пока не был демобилизован по болезни сердца.

Первая книжка рассказов Зощенко вышла в 1921 году. В то время он связал свою творческую судьбу с группой «Серапионовы братья». Красивый, элегантный, с безупречной военной выправкой, молодой писатель сразу же привлек внимание современников отточенностью и каким-то особым изяществом своего литературного стиля. В его сатирических произведениях не было ничего грубого и вульгарного. Он не высмеивал людей, но помогал им взглянуть на себя со стороны.

Эти качества особенно проявлялись в его рассказах о так называемых маленьких людях. Под пером Зощенко его персонажи становились такими реальными, что многие узнавали в них самих себя, своих соседей, друзей. В мировой литературе, пожалуй, не было другого такого писателя, который умел бы с таким юмором и так тонко воспроизвести народный язык.

На первый взгляд, это были бесхитростные рассказы на темы повседневной жизни. Несмотря на то что автор никогда не выступал в них как действующее лицо, мы чувствуем его позицию, слышим его голос. Чтобы убедиться в этом, достаточно познакомиться с такими произведениями Зощенко, как «Баня» или «Аристократка», а еще лучше прочитать все его рассказы.

Рассказы Зощенко необычайно просты по содержанию, в них много слов из разговорной речи, уменьшительных словечек, иногда даже встречаются ругательные выражения, но все они наполнены неподражаемым юмором. Не случайно первые же рассказы Зощенко начинают читать с эстрады многие выдающиеся актеры, например известный комический актер В.Хенкин, а позже и И.Ильинский. Произведения Зощенко охотно печатают многие популярные тогда сатирические издания, такие, как «Мухомор», «Дрези­на», «Смехач» и другие.

Зощенко писал не только сатирические произведения. В тридцатые годы, продолжая писать сатирические и юмористические рассказы, он начинает работать и в других жанрах, в частности, пишет историко-биографические повести. Читатели и критики не сразу приняли новые литературные опыты Зощенко. Им показалось, что писатель потерял в них все очарование своего таланта. В этом отношении показательна оценка писателя В.Каверина, который считал, что повести Зощенко «лишены той музыки юмора, того изящества, которые звучат в его творчестве двадцатых годов».

Любопытно, что тогда же, в тридцатые годы, Зощенко впервые начинает писать для детей. В один только 1939 год он написал циклы рассказов «Умные животные», «Леля и Минька» и «Рассказы о Ленине». Иронический стиль рассказов резко противопоставлен традиционной для детских произведений дидактике. В ненавязчивой форме обучая своих юных читателей, Зощенко заговорил с ними на простом и понятном языке: «А я всегда сам одеваюсь, и у меня таких глупостей с ногами не бывает», «С вами водиться — что в крапиву садиться». В «Расска­зах о Ленине» писатель использовал другую манеру, которая, как он был уверен, позволяла говорить с ребенком о самых серьезных вещах.

Зощенко писал также и пьесы. У него есть несколько очень интересных комедий, но они почти неизвестны, потому что он создавал их в то время, когда его отлучили от литературы, и театры не могли их ставить. Это произошло в 1946 году, когда вышло постановление ЦК партии о журналах «Звезда» и «Ленинград» с критикой в адрес Зощенко и Ахматовой. Официальная критика и до этого не очень жаловала Зощенко, усматривая в его рассказах стремление намеренно исказить советскую действительность и высмеять советских людей — строителей новой жизни. На этот раз внешним поводом для гонений слала публикация в журнале «Звезда» совершенно невинного детского рассказа «Приключения обезьяны», который, кстати сказать, журнал опубликовал без ведома автора. Недоумение вызывало также и то, что этот рассказ еще раньше был опубликован в детском журнале «Мурзилка» и в трех сборниках писателя.

Вот так сразу Зощен­ко заклеймили как «хулигана», «подонка литературы», который «глумится» над советскими людьми. С тех пор произведения Зощенко практически исчезают со страниц журналов. Он зарабатывает на жизнь переводами, в частности, ему принадлежит лучший перевод повести финского писателя М.Лассилы «За спичками». Несмотря на то, что в 1957 году Зощенко был восстановлен в Союзе писателей, настоящая слава вернулась к нему только после его смерти в 1958 году.

Краткое содержание Зощенко Показательный ребенок за 2 минуты пересказ сюжета

Герой рассказа — пятилетний мальчик Петя. Он живет в Ленинграде с мамой, папой, бабушкой и кошкой, которую зовут Бубенчик. Утром мама с папой ушли на работу, а Петя остался с бабушкой. Бабушка заснула в кресле, а Петя стал дрессировать кошку. В это время в квартиру позвонил почтальон. Он принес какое-то письмо, а когда почтальон ушел, пропала и кошка. Петя подумал, что мужчина забрал Бубенчика с собой и выбежал во двор, чтобы догнать почтальона. В руке у него осталось принесенное почтальоном письмо. Бабушка не заметила пропажи мальчика, так как она была старенькой и снова уснула в кресле.

Петя пытался найти почтальона, но его нигде не было. Увидев, что маленький мальчик бегает по улице один, его окружили прохожие. К собравшимся подошел милиционер и спросил Петю, где он живет. Мальчик без запинки назвал свой адрес и сказал, что может довести милиционера до своего дома. Милиционер развеселился и назвал Петю показательным ребенком. Они вместе пошли к Пете домой.

Во дворе их увидела мама мальчика. Она очень удивилась, увидев Петю в сопровождении милиционера.

Дома мальчика уже ждали папа и бабушка. Милиционер сказал, что такой боевой ребенок скорее всего будет начальником милиции, когда вырастет. Петю немного поругали за то, что он один ушел на улицу, но он объяснил, что отправился на поиски кошки и протянул письмо, которое принес почтальон, папе. В письме сообщалась важная новость — у маминой младшей сестры родился сын — Петин двоюродный брат. Петя назвал его боевым и показательным ребенком и предположил, что он тоже станет начальником милиции. Все засмеялись. А Бубенчик нашелся. Он сидел на шкафу и внимательно смотрел на происходящее. Петя накормил кошку супом и дал ей киселя. Кошка осталась довольна.

Рассказ призывает быть внимательными к детям. Пятилетние малыши не должны одни гулять на улице. Хорошо еще, что Петя знал свой адрес, иначе история могла бы закончиться грустно.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Зощенко. Все произведения

Показательный ребенок. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Андерсен Тень

    Сказка Андерсона рассказывает, как однажды случилось невероятное – человек потерял свою собственную тень. Её не украли, она не сбежала… На самом деле, этот молодой учёный сам её отпустил.

  • Краткое содержание Андерсен Пастушка и трубочист

    Несомненно любая сказка Андерсона это произведение искусства, которое читать одно удовольствие в любом возрасте. Этот писатель прославился своим пером на весь мир, в его сказках всегда сочетается любовь и ненависть, фантазия и юмор

  • Краткое содержание Песнь о моем Сиде

    Песнь состоит из трех частей: «Песнь об изгнании», «Песнь о свадьбе дочерей Сида» и «Оскорбление в лесу Корпес».

  • Краткое содержание балета Спящая красавица

    Дворец короля Флорестана. У короля Флорестана во дворце большой праздник — родилась дочь Аврора. Отовсюду на торжество прибывают гости. Распорядитель бала Каталабют отмечают список гостей. Как будто, приглашены все.

  • Краткое содержание Платонов На заре туманной юности

    Главная героиня произведения – девочка-подросток по имени Ольга. Действие происходит в голодное время Гражданской войны. У нее умерли родители, и она не знает, как дальше жить.

Показательный ребёнок — рассказ Зощенко. Читать онлайн.

Забавный и легкий рассказ о мальчике Пете, у которого был кот Бубенчик. Однажды Петя не нашел дома кота и пошел его искать на улицу. К нему сразу же стали подходить люди, желая проводить домой…

Показательный ребёнок читать

Жил-был в Ленинграде маленький мальчик Павлик.

У него была мама. И был папа. И была бабушка.

И вдобавок в их квартире жила кошка, под названием Бубенчик.

Вот утром папа пошёл на работу. Мама тоже ушла. А Павлик остался с бабушкой.

А бабушка была ужасно старенькая. И она любила в кресле спать.

Вот папа ушёл. И мама ушла. Бабушка села в кресло. А Павлик на полу стал играть со своей кошкой. Он хотел, чтобы она ходила на задних лапах. А она не хотела. И мяукала очень жалобно.

Вдруг на лестнице раздался звонок. Бабушка и Павлик пошли открывать двери.

Это пришёл почтальон. Он принёс письмо. Павлик взял письмо и сказал:
— Я сам передам папе.

Вот почтальон ушёл. Павлик снова хотел играть со своей кошкой. И вдруг видит—кошки нигде нет. Павлик говорит бабушке:
— Бабушка, вот так номер — наш Бубенчик пропал!

Бабушка говорит:
— Наверно, Бубенчик убежал на лестницу, когда мы открыли дверь почтальону.

Павлик говорит:
— Нет, это, наверно, почтальон взял моего Бубенчика. Наверно, он нарочно нам дал письмо, а мою дрессированную кошечку взял себе. Это был хитрый почтальон.

Бабушка засмеялась и говорит шутливо:
— Завтра почтальон придёт, мы отдадим ему это письмо и взамен возьмём у него назад нашу кошечку.

Вот бабушка села в кресло и заснула.

А Павлик надел своё пальто и шапочку, взял письмо и тихонько вышел на лестницу.

«Лучше,—думает,— я сейчас отдам письмо почтальону. И лучше я сейчас возьму от него мою кошечку».

Вот Павлик вышел во двор. И видит—во дворе нету почтальона.
Павлик вышел на улицу. И пошёл по улице. И видит — на улице тоже нигде нет почтальона.

Вдруг какая-то одна рыжая тётка говорит:
— Ах, поглядите все, какой маленький малыш идёт один по улице! Наверно, он потерял свою маму и заблудился. Ах, позовите скорей милиционера!

Вот приходит милиционер со свистком. Тётка ему говорит:
— Поглядите, какой мальчик, лет пяти, заблудился.

Милиционер говорит:
— Этот мальчик держит в ручке письмо. Наверно, на этом письме написан адрес, где он живёт. Мы прочтём этот адрес и доставим ребёнка домой. Это хорошо, что он взял с собой письмо.

Тётка говорит:
— В Америке многие родители нарочно кладут письма в карман своим детям, чтоб они не терялись.

И с этими словами тётка хочет взять письмо от Павлика.

Павлик ей говорит:
— Что вы волнуетесь? Я знаю, где я живу.

Тётка удивилась, что мальчик так смело ей сказал. И от волнения чуть в лужу не упала. Потом говорит:
— Поглядите, какой бойкий мальчик! Пусть он нам тогда скажет, где он живёт.

Павлик отвечает:
— Улица Фонтанка, пять.

Милиционер поглядел на письмо и говорит:
— Ого, это боевой ребёнок — он знает, где он живёт.

Тётка говорит Павлику:
— А как тебя зовут, и кто твой папа? Павлик говорит:

— Мой папа шофёр. Мама ушла в магазин. Бабушка спит в кресле. А меня зовут Павлик.

Милиционер засмеялся и сказал:
— Это боевой, показательный ребёнок — он всё знает. Наверно, он будет начальником милиции, когда подрастёт.

Тётка говорит милиционеру:
— Проводите этого мальчика домой. Милиционер говорит Павлику:

— Ну, маленький товарищ, пойдём домой.

Павлик говорит милиционеру:
— Давайте вашу руку — я вас доведу до своего дома. Вот мой красный дом.

Тут милиционер засмеялся. И рыжая тётка тоже засмеялась.

Милиционер сказал:
— Это исключительно боевой, показательный ребёнок. Мало того, что он всё знает,— он ещё меня хочет до дому довести. Этот ребёнок непременно будет начальником милиции.

Вот милиционер дал свою руку Павлику, и они пошли домой.

Только дошли они до своего дома — вдруг мама идёт.

Мама удивилась, что Павлик идёт по улице, взяла его на руки, принесла домой.

Дома она его немножко побранила. Она сказала:
— Ах ты, противный мальчишка, зачем ты убежал на улицу?

Павлик сказал:
— Я хотел у почтальона взять моего Бубенчика. А то мой Бубенчик пропал и, наверно, его взял почтальон.

Мама сказала:
— Что за глупости! Почтальоны никогда не берут кошек. Вон твой Бубенчик сидит на шкафу.

Павлик говорит:
— Вот так номер! Смотрите, куда прыгнула моя дрессированная кошечка.

Мама говорит:
— Наверно, ты, противный мальчишка, её мучил, вот она и забралась на шкаф.

Вдруг проснулась бабушка.

Бабушка, не зная, что случилось, говорит маме:
— Сегодня Павлик очень тихо и хорошо себя вёл. И даже меня не разбудил. Надо за это дать ему конфетку.

Мама говорит:
— Ему не конфетку надо дать, а в угол носом поставить. Он сегодня убежал на улицу.

Бабушка говорит:
— Вот так номер!

Вдруг приходит папа.

Папа хотел рассердиться, зачем мальчик убежал на улицу. Но Павлик подал папе письмо.

Папа говорит:
— Это письмо не мне, а бабушке.

Вот бабушка надела очки на нос и стала читать письмо.

Потом она говорит:
— В городе Москве у моей младшей дочери родился ещё один ребёнок.

Павлик говорит:
— Наверно, родился боевой ребёнок. И, наверно, он будет начальник милиции.

Тут все засмеялись и сели обедать.

На первое был суп с рисом. На второе — котлеты. На третье был кисель.

Кошка Бубенчик долго глядела со своего шкафа, как Павлик кушает.

Потом не вытерпела и тоже решила немножко покушать.

Она прыгнула со шкафа на комод, с комода на стул, со стула на пол.

И тогда Павлик дал ей немножко супу и немножко киселя.

И кошка была очень этим довольна.

 

(Илл. Андреева А.С.)

М. М. Зощенко и его сатира 👍

Биография замечательного русского писателя Михаила Михайловича Зощенко насыщена разнообразными событиями. В 20 лет ушел добровольцем на Первую мировую войну. Был ранен, четырежды награжден. После февральской революции, при Временном правительстве, работал начальником почт и телеграфов.

Судьба не раз испытывала этого человека. Он был и пограничником, и командиром пулеметной команды, и секретарем полкового суда. Демобилизовавшись, он попробовал себя в роли писателя. Богатый жизненный опыт пригодился, стал материалом его сатирических

рассказов.

В 1921 году он пришел в литературную группу “Серапионовы братья”. Так началась писательская биография Михаила Зощенко.
Первой блестящей удачей Зощенко были “Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова”. С этих рассказов и начался Зощенко-сатирик.
Главный герой этого цикла рассказов побывал на войне и захватил начало революции. Но в его психике можно увидеть следы далеких годов крестьянского рабства. Устранив самого себя из рассказов, Зощенко дал возможность главному герою говорить свободно, полностью раскрыться.
“Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова” положили

начало галерее зощенковских героев, открытие которых стало исторической заслугой Зощенко перед русской и мировой культурой.
Поразивший Зощенко с первых же шагов его творчества разрыв между масштабом революционных событий и консерватизмом человеческой психики сделал писателя особенно внима тельным к той сфере жизни, где, как он писал, деформируются высокие идеи и эпохальные события. Так, инертность человеческой природы, косность нравственной жизни, быт стали основными объектами художественного понимания Зощенко.
“Я был жертвой революции”,- заявляет один из героев Зощенко в момент, когда высоко ценились революционные заслуги. Это рассказ “Жертва революции”. Читатель ждет описания крупных событий в этом произведении, но в нем все буднично.

В рассказе главного героя революция видится через призму обыденных событий: натирания полов, мелких дел по хозяйству. Где-то гремят бои, где-то слышатся выстрелы, а герой все думает о натертых полах, о пропавших хозяйских часиках. Ровным перечислением мелких событий в жизни главного героя Зощенко наметил контуры мира, где не существует резких сдвигов и где революция не входит в сознание человека как решающий катаклизм эпохи.
Эти два мира не выдуманы автором, они действительно существовали в общественном сознании, характеризуя его сложность и противоречивость. Наделавшая немало шума фраза Зощенко: “А мы потихонечку, а мы полегонечку, а мы вровень с русской действительностью” – вырастала из ощущения тревожного разрыва между двумя мирами, между стремительностью фантазий и русской действительностью. У Зощенко был свой ответ: проходя путь, лежащий между этими мирами, высокая идея встречала на своем пути препятствия, коренившиеся в инерции психики, в системе старых, веками складывавшихся отношений между человеком и миром.
В поведении людей с неразвитым сознанием Зощенко увидел опасную, скрытую потенцию: они пассивны, если “что к чему и кого бить не показано”, но когда “показано”, они не останавливаются ни перед чем, и их разрушительный потенциал неистощим: они издеваются над родной матерью, ссора из-за ершика перерастает в целый бой (“Нервные люди”), а погоня за ни в чем не повинным человеком превращается в злобное преследование (“Страшная ночь”).
В чем значение этого открытия? Не только в том, что писатель опроверг версию идеологов о быстром рождении “нового человека”. Как художник, он запечатлел другой феномен: в сознании людей старые привычки и представления укоренены так глубоко, что даже когда одна идеология сменяет другую, в человеке сохраняются все прежние представления о жизни.
Критика нападала на Зощенко за его мелковатого героя, он оправдывался, сам не понимая, какую бесценную услугу оказал современникам, сделав центром изобразительной системы способ мышления героя.
В рассказе “Тормоз Вестингауза” чуть подвыпивший герой хвастается тем, что все может сделать и все сойдет ему с рук, потому что он простого происхождения.
Зощенко удалось расщепить пассивную устойчивость нравственного комплекса бывшего “маленького” человека и раскрыть отрицательные стороны его сознания.
Если бы Зощенко оставался только сатириком, ожидание перемен в человеке могло бы стать всепоглощающим. Но глубоко скрытый за сатирической маской морализм писателя, даже интонационно напоминая Гоголя, обнаружил себя в настойчивом стремлении к реформации нравов. С конца 20-х – начала 30-х годов сам Зощенко стал считать свою позицию созерцательно-пассивной, немного недооценивая возможности сатирического изображения, игнорируя природу собственного художественного видения.
Судя по произведениям 30-40-х годов – повестям “Возвращенная молодость”, “Голубая книга” и “Перед восходом солнца”,- Зощенко в качестве модели исследования использовал и себя. Пережив революцию, он по себе знал и чувство страха перед его величеством случаем и несовпадением человека с самим собой, и леность сознания, не сумевшего преодолеть жуткую правду реальной жизни. Свое личное несовпадение с окружающей жизнью, невозможность слиться с нею он относил к самому себе и в себе же пытался найти причины, как он говорил, своей мрачности. Отчасти он был прав.

В 40-е годы настороженное отношение критики к его “издевательским”, как отмечалось, “анекдотам” о революции было поставлено в прямую связь с аполитичностью “Серапионовых братьев” и в конце концов в 1946 году закончилось громким политическим скандалом, что стоило Зощенко здоровья и сократило его жизнь. В 1958 году писатель умер.
Читая рассказы и фельетоны М. Зощенко, всегда смеешься, как смеялись и современники писателя. Но потом с некоторым страхом начинаешь замечать, что при всей юмористичности изложения, при всех забавных и виртуозных поворотах сюжетов произведения не дают поводов для веселья. И в самом деле, как же мы жили все эти долгие десятилетия, если нас и зощенковских героев мучают одинаковые проблемы, т. е. мы по-прежнему находимся там, откуда хотели уйти? Бег на месте хорош для утренней зарядки, но не для общественного развития.

Вот тут-то и видишь, что ни уровень жизни, ни уровень нравственности принципиально не изменились.
Взять хотя бы жилищный кризис, от которого сатанели зощенковские обитатели коммуналок. Мы строим, строим, строим, рапортуем о миллионах квадратных метров и сотнях тысячах новых квартир – и они действительно есть,- но жилищный кризис остается. А самодурство и непрофессионализм больших и малых начальников, многократное осмеянное писателем!

А издевательские, бессмысленные и бесчисленные чиновничьи правила и установления, по поводу которых выпущено столько сатирических стрел! Вот, правда, одно обстоятельство, вроде бы переменившееся: персонажи Зощенко постоянно озабочены нехваткой денег, мы же утверждаем, будто средств у населения скопилось непомерно много (не принимая, конечно, в расчет сорок, пятьдесят, если не все восемьдесят миллионов тех, кто живет за чертой бедности).
Почти в каждом сатирическом произведении писателя находятся неоспоримые приметы сегодняшнего дня.
Что же касается нравственного состояния послереволюционного и нынешнего общества, то, хотя факторы, влиявшие на него тогда и влияющие теперь, тождественны не на все сто процентов, главные из них совпадают, ибо, как ни крути, а бытие все-таки определяет сознание. За какую нить ни потяни – обнаружишь разительную одинаковость житейского и социального поведения обитателей двадцатых годов и наших современников.
О чем писал Зощенко? Об одичании человека, замороченного барабанным боем пропаганды, замордованного непреходящими бытовыми неурядицами, ожесточенной борьбой за жалкие по сути своей преимущества перед другими. Тут уж не до благородства, сострадания и воспарения духа.

Тут может разгореться жаркая потасовка из-за примусного ежика, произойти динамитная диверсия по поводу нескольких украденных полешек дров. Ложь становится нормой: если врет власть, то неизбежна цепная реакция, доходящая до самого низа, где пациент не считает зазорным обмануть врача, управдом объегорить жильцов, мелкий чиновник – посетителя… и так до бесконечности.
Но ведь и сейчас мы не на шутку встревожены тем же: катастрофическим падением нравов с последствиями куда более жестокими и страшными: разгулом уголовщины, коллективным озлоблением, находящим выход то в межнациональной ненависти, то в требованиях насильственного уравнивания имущественного положения.
Много десятков лет назад писатель едко высмеял городские власти, вздумавшие разбить на месте кладбища парк с аттракционами. Что бы он сказал теперь, когда то и дело слышишь об осквернении могил, кражах надгробных памятников, обворовывании покойников в крематориях, устройстве на месте кладбищ автостоянок, танцплощадок или еще чего-нибудь в таком же роде? Читая Зощенко, узнаешь, что бичом его времени было повальное пьянство, мелкое воровство на фабриках и заводах, давняя российская беда – взяточничество, мздоимство. Но разве все это прошло или хотя бы уменьшилось?

Вопрос чисто риторический…

Зощенко, Михаил | Encyclopedia.com

РОДИЛСЯ: 1895, Полтава, Украина

УМЕР: 1958, Ленинград, СССР

ГРАЖДАНСТВО: Русский

ЖАНР: Художественная литература, научно-популярная литература

МАСТЕРСКАЯ РАБОТА Назара Ильича, господина Синебрюхова (1922)
Молодость восстановлена ​​ (1933)
До восхода солнца (1943, 1972)

Обзор

Михаил Зощенко относительно неизвестен за пределами русской литературы, но он был самым популярным сатириком в Советском Союзе с начала 1920-х до 1946 года, когда он был исключен из Союза русских писателей, а его произведения были запрещены.Зощенко проницательно исследовал культурную неразбериху, последовавшую за большевистской революцией, используя традиционную русскую литературную технику, известную как сказ , которая выделяет комического рассказчика, отличного от автора. Центральным элементом сатиры Зощенко был особый язык, который использовали его рассказчики сказ , сочетающий сленг, марксистский жаргон и юмористические искажения обыденного употребления.

Биографические и исторические произведения

Привилегированное воспитание Михаил Михайлович Зощенко родился 28 июля 1895 года в Полтаве, Украина, тогда входившая в состав Российской империи.Его отец, Михаил Иванович Зощенко, был художником и помещиком, а мать была актрисой и опубликовала несколько рассказов. Он начал писать в юном возрасте, сочиняя стихи к 1902 году, когда ему было семь лет, и

, пытаясь написать свою первую прозу в 1907 году, когда умер его отец. В семнадцать лет он начал изучать право в Санкт-Петербургском университете.

Солдат во время Первой мировой войны Когда началась Первая мировая война, Зощенко бросил учебу и вступил в Императорскую армию.Первая мировая война началась, когда наследник престола Австро-Венгрии эрцгерцог Франц Фердинанд был убит террористом в Сараево, Сербия, в июне 1914 года. Вскоре Австро-Венгрия объявила войну Сербии и ее союзникам. Запутанные союзы вовлекли в конфликт почти все европейские страны. Австро-Венгрия объединилась с Германией, Турцией и, до 1915 года, Италией против Франции, России, Великобритании, а после 1917 года — Соединенных Штатов. Зощенко стал лейтенантом гренадеров и был дважды награжден за отвагу.Во время войны он получил отравление газом, в результате чего его здоровье было хроническим.

Пока шла Первая мировая война, Россия столкнулась с внутренними проблемами. Во время правления царя Николая II, которое началось в 1894 году, сформировались многочисленные оппозиционные группы, которые выступали против автократического характера его правления. Такие группы получили власть после разгрома царских войск в русско-японской войне 1905 года. В то время как Николай пытался удержать власть, позволив избранным Дюма (законодательным органам), он допустил лишь ограниченные реформы, сохранив при этом контроль над правительством.Дальнейшие поражения немцев в Первой мировой войне привели к концу правления Николая. Он был вынужден отречься от престола в марте 1917 года, что привело к новому конфликту по поводу того, кто будет управлять страной. Большевики (коммунисты) во главе с Владимиром Лениным, в конечном итоге, одержали победу в 1918 году, и Ленин немедленно согласился на мирный договор с Германией.

Самый продаваемый юморист в Советской России После революции в России Зощенко работал на разных должностях, от сапожника до патрульного.На короткое время он вступил в Красную Армию, хотя никогда не вступал в Коммунистическую партию и фактически оставался политически непривязанным на протяжении всей своей жизни. Он поселился в Санкт-Петербурге (тогда он назывался Петроградом), женился, имел ребенка и начал свои первые серьезные попытки писать. Он помог основать группу под названием «Братья Серапион», которые в основном были социалистами, но выступали против ограничений на художественное самовыражение. Его первые наброски skaz были озвучены бедным солдатом по имени Синебрюхов, который рассказывает о своих неудачах бессмысленной мешаниной из сленга, диалекта и бюрократического жаргона.Первый сборник рассказов Зощенко Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова (1922) имел мгновенный успех. Еще двадцать последовали в течение следующих четырех лет, они были проданы миллионами копий и быстро сделали его самым популярным юмористом того времени.

Рассказы Синебрюхова придали Зощенко свой фирменный стиль. Его рассказчики использовали разные псевдонимы, но его произведения сразу же узнавали по уникально нелепой лексике и трагикомическому портрету советского общества.Сатизируя повседневные невзгоды, с которыми сталкивается советский гражданин, он избегал романтического или грандиозного тона многих своих сверстников. Для него новое общество не было чем-то героическим или вдохновляющим, а скорее чередой мелких разочарований и поражений.

Отражение перемен в обществе Юмор Зощенко запечатлел социальный хаос в России после 1917 года. Крах монархии и аристократии вызвал резкие разрушения и разлад. Общественный дискурс внезапно наполнился странной марксистской лексикой — сам язык претерпел революцию.Массовые кампании по повышению грамотности привели к появлению миллионов новых образованных читателей. Зощенко говорил с ними, иронически противопоставляя революционные идеалы реальности советской жизни, в прозе, копирующей устное повествование. В «Женщине, которая не умела читать», например, женщина не реагирует на партийный призыв к грамотности — до тех пор, пока она не находит ароматное письмо в кармане своего мужа.

Некоторые рассказы Зощенко подчеркивают лишения и невзгоды современной жизни. Хвалебное введение электрического света в рассказе «Бедность» (1924) только показывает, насколько бедно живут люди.Рассказчики Зощенко обычно живут в коллективных квартирах, разделенных на несколько семей, которые делят кухню и ванную комнату. В «Кризисе» (1925) мужчина и его жена живут в ванной, ежедневно купая своего новорожденного, в то время как их тридцать два соседа по комнате также хотят пользоваться туалетом. Серия более длинных и мрачных историй, собранная под номером «Что пел соловей: Сентиментальные сказки » (1927), играет на литературных условностях, а также на мотивы из классических русских произведений, таких как произведения Николая Гоголя и Александра Пушкина.

Молодежь восстановлена ​​ Зощенко, как и советское общество в целом, столкнулись с проблемами в середине 1920-х годов. После смерти Ленина в 1924 году началась борьба за власть над Коммунистической партией. К 1928 году Иосиф Сталин устранил всех своих соперников и достиг полной власти. Его правление было суровым и включало принудительную индустриализацию и коллективизацию сельского хозяйства. Во время так называемой сталинской культурной революции в истеблишменте Зощенко почувствовал давление, чтобы привести свои работы в соответствие с более ортодоксальной советской литературой.Серая зона, в которой могли работать незарегистрированные художники, закрывалась. В то же время у Зощенко было личное желание внести ясность в свой текст. Его здоровье стало навязчивой идеей, которая вскоре затмила его работу. Зощенко был ипохондриком и страдал хронической депрессией. В конце одного серьезного приступа тоски в начале 1930-х годов он почувствовал, что нашел секрет здоровья и долголетия, которым он намеревался поделиться со своими читателями. Получившаяся в результате повесть « Восстановленная молодежь » (1933) стала самой неоднозначной работой Зощенко.

То, что Зощенко представлял себе как прямую дидактическую работу, получилось совершенно противоположным. История Youth Restored касается стареющего, депрессивного профессора, который приступает к строгой программе самопомощи, которая приводит к тому, что он ухаживает и женится на девятнадцатилетней дочери своего соседа. Однако на полях этого смехотворного повествования сказ сотня страниц сносок представляет недавно обретенные взгляды Зощенко на благополучие. Сопоставление создает тревожный опыт для читателя: это изощренная сатира, серьезный трактат самопомощи или это может быть и то, и другое?

Выживание без двусмысленности Намерения его следующей работы, Синяя книга (1935), были столь же непрозрачными.В нем также сочетаются художественная и документальная, пародийная и идеологическая корректность. «Синяя книга» представляет собой обзор истории человечества с театрализованными историческими эпизодами или краткими сводками фактов, связанных общей темой. Сбитый с толку критиков, произведение можно было рассматривать либо как упрощенную историческую возню, либо как клоунское издевательство.

Создавать такую ​​неортодоксальную литературу было рискованно при Сталине. В конце 1930-х годов, когда социалистический реализм стал официальной доктриной советской литературы, Зощенко изменил свой стиль.В его коротких пьесах язык наглядно яснее, а рассказчик ясно понимает историю и урок, который из нее следует извлечь. Несколько документальных работ, казалось, продемонстрировали его способность писать без иронии или двусмысленности. Если мир, созданный Зощенко в 1920-х годах, был хаотичным и разочаровывающим, то теперь он стал относительно эффективным и гостеприимным. Из-за явных изменений в его деятельности официальное положение Зощенко изменилось. Сталинские чистки унесли жизни миллионов и опустошили ряды писателей-экспериментаторов, но Зощенко не подвергался преследованиям и его творчество не подавлялось.

Написано до восхода солнца Во время Второй мировой войны (глобальный военный конфликт с участием 61 страны, в результате которого погибло 55 миллионов человек) Зощенко, как и почти все советские писатели, занимался антифашистской пропагандой. Он также завершил свою самую амбициозную и автобиографическую работу, Before Sunrise (1943).

Осуждено и замолчано Послание Зощенко было слишком своеобразным и эгоцентричным для сталинского Советского Союза.Публикация Before Sunrise была прервана после того, как первая половина появилась в журнале октября года. Вторая половина не будет напечатана до 1972 года, спустя много времени после смерти Зощенко. Цензура Before Sunrise задавила Зощенко.

ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ СОВРЕМЕННИКИ

Среди известных современников Зощенко:

Михаил Шолохов (1905–1984): этот советский романист написал И Тихий Дон (1928–1940).Он был лауреатом Нобелевской премии по литературе 1965 года.

Исаак Бабель (1894–1984): этот советский еврейский журналист, драматург и писатель рассказов опубликовал такие книги, как сборник рассказов Одесские сказки (1927) и пьесу Закят .

Натанаэль Вест (1903–1940): Этот американский писатель, сценарист и сатирик был известен прежде всего своим мрачным юмором День саранчи (1939).

Роберт Бенчли (1889–1945): Этот американский юморист был известен своей работой в качестве газетного обозревателя, киноактера и члена Алгонкинского круглого стола.

Олдос Хаксли (1894–1963): Этот английский романист, эссеист, поэт и автор рассказов наиболее известен своей классикой 1932 года О дивный новый мир .

Два года спустя пришел более сильный удар. В 1946 году один из детских рассказов Зощенко был переиздан в журнале для взрослых и вне контекста казался провокационным и политически подозрительным. Андрей Жданов, ведущий литературный топор сталинской эпохи, подверг Зощенко разрушительной критикой, назвав его произведения «гнилыми, пошлыми и пустыми».Зощенко выгнали из Союза писателей, лишили продовольственной карточки и даже заставили вернуться к сапожному делу. Его карьера сатирика в основном закончилась, а его долгий вклад в советскую литературу — не в пользу. Культурная оттепель, последовавшая за смертью Сталина, не вернула его репутации. Его здоровье ухудшилось, и он умер в Ленинграде в 1958 году.

Произведения в литературном контексте

Сатирическую прозу Зощенко часто сравнивают с прозой русского мастера XIX века Николая Гоголя.Зощенко разделяет с Гоголем очень изобретательную словесную выразительность и сходную траекторию от иронического юмора и абсурдизма к попыткам писать весьма дидактические тексты. Некоторые критики также считают, что на юмор Зощенко повлияли еще два русских писателя — Николай Лесков и Антон Чехов. Кроме того, на творчество Зощенко повлияли проблемы повседневного существования в Советском Союзе.

Skaz Гоголь также был одним из самых известных практиков техники skaz , наиболее узнаваемой особенностью которой является устное качество письменного текста.Автор сказ , кажется, передал повествование новичку, зачастую едва грамотному. Зощенко использовал комический потенциал этого приема, часто до абсурда, тем самым увеличивая неоднозначность, присущую любому тексту сказ . Поскольку автор открыто передает ответственность вымышленному рассказчику, всегда остается открытым вопрос о том, отражают ли комментарии рассказчика идеи персонажа или автора. Таким образом, использование Зощенко сказ создало определенную анонимность, что раздражало тех советских критиков, которые судили о литературе исключительно по идеологическим соображениям.Эта техника принесла ему заметную свободу выражения.

Классовый конфликт и партийная линия По содержанию рассказы Зощенко принадлежали к богатой сатирической традиции, разыгрывавшей мелкие слабости повседневной жизни советского общества. Его свежий, современный сюжет, казалось, созвучен революционному духу времени. Он принял точку зрения только что победившего пролетариата, но часто высмеивал понятия классового конфликта. В «Филистимлянах» (1926) рассказчик возмущается, когда товарища по работе сбрасывают с трамвая за неподходящую одежду, хотя на самом деле рабочий вошел в трамвай, покрытый мокрой краской.Его главный герой обычно стремится к культурной изысканности, в то же время ведя себя таким образом, чтобы подорвать его притязания. Его сатира распространяется на доктрину коммунистической партии. Обычно его рассказчик честно выражал линию партии, но невежественным или фарсовым образом. Никаких подрывных взглядов в тексте не будет, но проницательные читатели смогут насладиться пародией.

Шершневое гнездо языка Рассказчики Зощенко говорят на незабываемой путанице из сленга, рабочего идиомы, большевистского жаргона и явного психоза.Яркость этого словесного юмора трудно передать в переводе. Отрывки приобретают головокружительные, неожиданные повороты, поскольку язык выходит из-под контроля рассказчика. Запутанная путаницей слов, мораль истории ускользает от рассказчика или ставится в тупик, восхитительно расстраивая ожидания читателя в отношении ясного дидактического рассказа.

Influential Comic Master Несмотря на обход Зощенко в жанре самопомощи и его последующие проблемы с режимом, его популярность среди читателей обеспечила его прочное влияние.Его вклад в русскую литературу с точки зрения юмора, языка, повествования и жанра рассказа нельзя отрицать.

Сочинения в критическом контексте

Зощенко с большим успехом писал для «массового читателя». В силу своей популярности он мог считаться одним из самых демократичных писателей в советской истории. Кроме того, его обращение сблизило обычно разные аудитории, поскольку его можно было прочитать и оценить на разных уровнях. Виртуозность его комического языка и человечность, проявляющаяся в его работах, завоевали множество поклонников.

ОБЩИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОПЫТ

Зощенко был одним из первых, кто высмеивал жизнь в новом советском обществе. Вот еще несколько произведений, пропагандирующих советский социализм:

Собачье сердце (1925), роман Михаила Булгакова. В этом запрещенном советском романе профессор вживляет человеческие органы собаке, которая превращается в версию «нового советского человека».

Двенадцать стульев (1928), роман Ильи Ильфа и Евгения Петрова. В этой книге уверенный в себе человек и обездоленный аристократ преследуют контрабандные драгоценности, спрятанные в кресле в столовой.

Ниночка (1939), фильм режиссера Эрнста Любича. Комедия с Гретой Гарбо в главной роли противопоставила тускло-серый цвет советской жизни романтическому упадку Парижа.

Скотный двор (1945), новелла Джорджа Оруэлла. Самая известная аллегорическая сатира русской революции и восстания Сталина.

Москва 2042 (1986), роман Владимира Войновича. Путешествие во времени раскрывает мрачное будущее Советского Союза в антиутопической пародии, написанной в период гласности (открытости).

Сменная приемная Его критический прием в Советском Союзе, однако, был политически опасным. Когда его популярность достигла пика в 1920-х годах, критический истеблишмент относился к нему с подозрением: некоторые сочли его работы слишком мрачными и пессимистичными, даже антисоветскими. В 1930-х годах, когда он устранил двусмысленность своих рассказов и прояснил их назидательный смысл, он получил более критическое признание. В то же время критики переоценили его более ранние работы, достигнув консенсуса в том, что Зощенко следует рассматривать отдельно от созданных им пролетарских рассказчиков.Критики, по сути, наконец-то догнали читателей в своих суждениях.

До 1946 года имя Зощенко вообще не было признано за пределами Советского Союза. После преследования западные ученые провозгласили его антисоветчиком, поместив его в канон диссидентов, отважно рассказывающих горькую правду советской жизни. По иронии судьбы, после его смерти в Советском Союзе произошел противоположный процесс. Он был реабилитирован, и сборники его рассказов были переизданы, но тщательно отредактированы по идеологическим соображениям.В 1970-х годах три критических книги возродили его репутацию просоветского сатирика, в основном на тех же условиях, что и в 1930-х. После распада Советского Союза он стал рассматриваться как мученик, и его работы получили еще большее внимание и признание.

Синяя книга Самая большая работа Зощенко Синяя книга вызвала неоднозначную реакцию критиков из-за ее первой серийной публикации в Красная новь . Эта история представляет собой путешествие по истории человечества, в котором основное внимание уделяется четырем константам — деньгам, любви, предательству и несчастью — и уравновешивается разделом под названием «Удивительные события», в котором рассказывается о революционерах и достижениях Советского Союза.В зависимости от того, на каком разделе или повествовательном голосе сосредоточился критик, The Blue Book можно рассматривать либо как оптимистичный, хотя и упрощенный обзор истории, либо как нелепую шутливую насмешку. В «Правде » Арон Гурштейн назвал книгу дешевым вульгаризатором, страдающим от самой настоящей авторской «ухмылки», будь то тема трагической или воодушевляющей. С другой стороны, Александр Дымшиц в пролетарском журнале Резец похвалил Зощенко за создание книги, которая была сильной и оптимистичной.

Ответы на литературу

  1. Напишите эссе, сравнивая использование Зощенко повествования сказ с комическими произведениями Николая Гоголя.
  2. В презентации расскажите, как техника skaz позволила Зощенко расширить свободу слова.
  3. Напишите исследовательскую работу о том, как пожизненные проблемы со здоровьем Зощенко повлияли на его литературную карьеру.
  4. Внимательно изучите типы словесного юмора в рассказах Зощенко и в подробном эссе как можно точнее опишите элементы, которые делают его работы забавными.
  5. Опираясь на его рассказ, как бы вы резюмировали отношение Зощенко к советской революции? Был ли он просоветским, антисоветским, или ни то, ни другое не подходит? Поделитесь своим мнением в небольшой группе.

БИБЛИОГРАФИЯ

Книги

Карлтон, Грегори. Политика приема: критические конструкции Михаила Зощенко . Эванстон, Иллинойс: Northwestern University Press, 1998.

Чудакова, Мариэтта Омаровна. Поэтика Михаила Зощенко .М .: Наука, 1979.

Харрис, Джейн Гэри, изд. Автобиографические высказывания в русской литературе ХХ века . Принстон, штат Нью-Джерси: Princeton University Press, 1990.

Hicks, Jeremy. Михаил Зощенко и поэтика сказа . Ноттингем, Великобритания: Astra, 2000.

Попкин, Кэти. Прагматика незначительности: Чехов, Зощенко и Гоголь . Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press, 1993.

Scatton, Linda Hart. Михаил Зощенко: эволюция писателя .Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1993.

Симмонс, Эдвард, изд. Сквозь стекло советской литературы: взгляды русского общества . Нью-Йорк: Columbia University Press, 1953.

Periodicals

Дымшиц, Александр. Рецензия на Blue Book . Резец (1936).

Гурштейн, Арон. Рецензия на Blue Book . Правда , 9 мая 1936 г.

Ходж, Томас П. «Фрейдистские элементы в книге Зощенко Перед восходом солнца [BA1] (1943).” Славянское и восточноевропейское обозрение 1 (1989): 1–28.

Титуник, Ирвин. «Михаил Зощенко и проблема сказа». Калифорния славяноведение 6 (1971): 83–96.

Фон Wiren, Вера. «Зощенко в ретроспективе». Русское обозрение 4 (1962): 348–61.

Михаил Зощенко | Рассказ Проект

Михаил Зощенко был советским писателем. Он родился в Полтаве, Украина, 1895 году. Изучал право в Петербургском университете, но не окончил его.Во время Первой мировой войны Зощенко служил в Российской армии. Сторонник Октябрьской революции, Зощенко вступил в ряды Красной Армии и воевал против белых в Гражданскую войну. В 1922 году Зощенко присоединился к литературному коллективу «Братья Серапионы», чья деятельность была вдохновлена ​​творчеством Евгения Замятина. Группа получила свое название от рассказа E.T.A. Хоффманн с тем же именем, который описывает индивидуалиста, который клянется посвятить себя свободному, творческому и нонконформистскому искусству. Ранние рассказы Зощенко связаны с его опытом Первой мировой войны и Гражданской войны в России.Постепенно он выработал новый стиль, в котором много внимания уделялось юмору. Сатира Зощенко пользовалась популярностью у россиян, и в 20-е годы он был одним из самых читаемых писателей страны. Хотя Зощенко никогда напрямую не нападал на советский режим, он не боялся подчеркивать проблемы бюрократии, коррупции, плохих жилищных условий и нехватки продовольствия. В 1930-е годы Зощенко испытывал растущее давление, чтобы он соответствовал идее социалистического реализма. Он был вынужден присоединиться к экспедиции советских писателей на строительную площадку Беломорканала и принять участие в написании книги, прославляющей узников ГУЛАГа и их труд.С тех пор он сосредоточился в основном на написании детских книг. У него все больше и больше неприятностей с советскими властями. Его автобиография Before Sunrise была запрещена в 1943 году, а через три года он был исключен из Союза советских писателей. В последующие семь лет он зарабатывал на жизнь переводчиком и сапожником. После смерти Сталина были предприняты попытки очистить его имя, и, наконец, он был повторно принят в союз. Михаил Зощенко умер от сердечного приступа в Ленинграде в 1958 году.В 1975 году был снят фильм о его творчестве. В 1988 году его квартира была превращена в музей. Собрание его сочинений было опубликовано в семи томах на русском языке в 2008 году.

Международные отношения США, 1946, Восточная Европа, Советский Союз, Том VI

861.00 / 8–2246: Telegram

Поверенный в Советском Союзе (Дурброу) Секретарю Государство

конфиденциально

Москва, 22 августа 1946 г.—7 с.м.
[Получено 22–18 августа: 24 часа]

3284. Телеграмма посольства 3281, 22 августа. 31 августа. Дальнейшее наступление на Ленинград. интеллигенции — это отречение от ленинградской партийной организации и писателей. за свои «ошибки» и «недоработки» сообщила «Правда» 22 августа. Жданов, 32 года, о котором идет речь. как «секретарь ЦК» партии выступал с докладами «несколько дней назад »к собранию активных групп Ленинградской партийной организации и Ленинградские писатели.Обе группы приняли резолюции, признав свои неисправности и заверения в том, что они их устранят. Главный виновные Зощенко33 и Ахматовой34 не предоставили шанс отречься, но [Страница 775] были далее поносили. Писатели к отречению добавили такое уважаемое имя, как Ольга. Bergholz35 и еще десяток в список подозреваемых в литературе, обвиняя их в «пропаганде» сочинений Зощенко и Ахматова.

События в этой охоте на ведьм, раскрытые в сегодняшней «Правде», имеют важные аспекты.

1.
Назначение Жданова одним из первых лиц режима к смирению Ленинградская интеллигенция показывает, что это главное. политическое значение. Его важность подчеркивается включением партийная организация в отречении, а также публикацией в «Правде», которая страхует ее по всей стране. гласность.
2.
Ленинградская акция партии наиболее сокрушительна в серии ударов недавно поставлен против западного влияния среди советских людей. Это влияние всегда было достаточно сильным в беспартийных кругах, было усилились во время и сразу после войны благодарностью за союзников помощь, особенно продовольствие, и путем прямых контактов советских военных и другие люди с западной жизнью.Советские руководители сейчас стремятся мобилизовать утомленные и несколько разочарованные советские массы на трудные усилия предстоящих планов. Им нужно полное сотрудничество интеллигенции, особенно писателей, которых Сталин когда-то называл «Инженеры человеческих душ». Писатели должны ревностно проповедовать веру в высших перспективах советской жизни. Они должны помочь партии подстегнуть усилия масс по реализации военно-экономической программы путем внедрения страх и ненависть к «буржуазному» Западу.Миссия Жданова в Ленинград должен разрушить любые давнишние надежды советской интеллигенции на возвращение в тенденция военного времени к открытию дверей в западный мир.
3.
Постановлением Ленинградской партийной организации о недостатках в партийный контроль не только в литературе, но и на радио, в кино и театр, тем самым расширяя масштаб кампании культурного контроля.Партийным постановлением обещано устранить недочеты и выполнить Центральную Распоряжение комитета «по-большевистски».
В этой связи примечательно, что вчерашняя «Правда» обвинила секретарей Капустина и Шириков из городской партийной организации был первым подобным нападением на очень высшие партийные деятели еще до войны.
4.
Судьба ленинградской интеллигенции — еще одно доказательство того, что под Интеллигенты тоталитарного государства не должны просто противостоять власти, но должны быть восторженными инструментами воли диктаторов. Ленинградские писатели пообещали начать кампанию «самокритики» Это означает, что они должны помочь группе, щелкнув кнутом над своими головами.

Постановление писателей заканчивалось жалкой записью: «Встреча единодушно заверяет ЦК и товарища Сталина, что ленинградские писатели смогут в короткие сроки преодолеть очень большие дефекты в своей работе и под руководство ленинградской партийной организации найдет в себе сила и способность создавать произведения, достойные великого сталинца. эпоха.”

Напряжение коллективного множественного числа в советской художественной литературе Алины Стефанеску — Grist

Алина Стефанеску

30 ноября 2020

1.

Михаил Зощенко родился в Полтаве, на территории современной Украины, в семье украинца по отцу и русской матери. Он писал преимущественно на русском языке. Его сборник рассказов The Galosh and Other Stories (Лондон: Angel Books, 2000) составил мне компанию во время отчуждения от пандемии Trumplandic.В основе творчества Зощенко — роль сатиры и ее отношение к политическому инакомыслию, или, скорее, точный момент, когда высмеивание общества становится критикой самого государства. Поскольку меня глубоко интересует сатира как критика современной американской культуры и государственного управления, я хочу дать контекст для блеска Зощенко и его ставок в облике советской игры.

2.

В 1920-е годы СССР был страной между гернами. Большевики выиграли битву за власть, но никто еще не знал, что это значит.Это было среднее время, и его легче описать ретроспективно. Новая экономическая политика Ленина признавала необходимость постепенности для создания настоящего советского пролетариата. Допускались симулякры либерализма и рыночного обмена, в то время как официальные декреты и заявления критиковали культуру буржуазного материализма. НЭП был практической стратегией, как педагогической, так и экономической, выигрывавшей время для институционализации радикальных социальных изменений. Поэты вроде Владимира Маяковского буквально превратились в мальчишек с плакатов, высмеивающих мелкобуржуазную социализацию; Популярные плакаты Маяковского высмеивали мечченство , то есть отсутствие приверженности революционным идеалам.

Роль, которую будут играть писатели, обсуждалась. Прослеживание истории сатиры в ранний советский период дает нам представление о том, как язык подразумевает — и подразумевает — конструкции власти. При нэпе сатира была разрешена и не подвергалась цензуре.

Развлечения включали смех, издевательства и служили объединяющей силой и выпускным клапаном для социального давления. Но уже тогда советские критики кричали. Эти критики настаивали на том, что сатира перестала быть необходимой после 1923 года, поскольку создание Советского Союза разрешало социальные проблемы законным и правильным образом.«Правильно» означало, что спор будет продолжаться на протяжении всего советского периода.

3.

Понятие культурности , переведенное Джереми Хиксом как «правильный образ жизни», относится к цивилизованному поведению, социальным нормам, гигиене и манерам. Но что значит вести себя правильно в революционное время, когда писания Маркса не применимы к ситуации на местах? Подобно пастырям-фундаменталистам, советские лидеры и теоретики стали гадателями для неоспоримых высказываний, интерпретируя текстовые Священные Писания с позиции опыта и авторитета, тем самым превращая альтернативные толкования в светские формы ереси и преступлений против государства.Границы между пропагандой и литературой или развлечением не существует для тех, кто полагается на тексты как на путь к откровению.

В рассказах Зощенко персонажи последовательно нарушают расплывчатую, развивающуюся культурность , состоящую из технических, неопределенных слов, которые все чаще используются на партийных собраниях и в средствах массовой информации. В той мере, в какой они пытаются использовать новый язык культурность , они носят его неловко, неприлично, как дешевый универсальный костюм.

Хотя его работа воспринималась как сатира, Зощенко настаивал, что она носит назидательный характер, а юмор — побочный эффект, а не намерение. Зощенко считал себя рационалистом, и остается вопрос: каково было его сатирическое учение? В 1927 году он назвал то, что он сделал, «пародированием», добавив, что он заменял писателя-пролетариата, которого еще не было. Вопрос о пролетарском писателе в конечном итоге был решен формулировкой социалистического реализма, но 1920-е годы оставались отмеченными открытым пространством, где новая терминология сосуществовала с экономическим дефицитом.

4.

Фельетон , разработка актуального фактического материала, стал популярным жанром, чему способствовал рост печатного станка. Зощенко преобразовал фельетон, локализовав его с помощью русского режима повествования, известного как сказ, , в котором рассказчиком является другой персонаж. Сказ как повествовательный стиль популяризировали Николай Гоголь и Николай Лесвов. Использование сатиры для превращения идеологии в очаг конфликта в общественной жизни выявило экзистенциальную природу ранней советской жизни.Обобщенная утопия, существующая как в будущем, так и в настоящем времени — темпоральность, никогда не решаемая советскими теоретиками, — проверяется на реальной банальности человеческих жизней, где абстракции не отображают миропонимание персонажей. Вопрос о доверии и лояльности возникает на уровне индивидуального опыта: следует ли доверять тому, что он знает по опыту, или тому, во что он верит, согласно официальным экспертам? В некотором смысле Зощенко сходит с рук, потому что персонажи всегда подчиняются идеологии, что затрудняет называть это социальной критикой.

5.

Светлана Бойм отмечает, что «авторитарные и тоталитарные режимы выступают за ресакрализацию публичной сферы». В этом новом священном пространстве литература и искусство являются средствами пропаганды или социализации священного идеала революционного духа. Сопернические дискурсы и «несанкционированные выступления» рассматриваются как соперники за истину, как угрозу неприкосновенности государства в его новом позиционировании как авангард глобальной коммунистической революции. Исчезновение частной жизни, в том смысле, в котором наблюдение превращает даже интимное в общественное пространство, выходит на первый план.Упор Сталина на принудительное посещение массовых фестивалей как на стимулирующих событиях неотделим от развития того, что Бойм называет «тайными пространствами страха», усвоенными советскими гражданами.

Новый бинарный анализ «санкционированного» и «несанкционированного» искусства направляет писателей и художников в то время, когда санкции государства начинают определять публикацию, членство в Союзе писателей и идеологическую корректность. Государство разрушает Церковь, чтобы заменить ее в качестве основного средства нравственной корректности, авторитета в вопросах хорошего поведения, места суда перед трибуналом гегелевской истории.К 1930 году политические потребности привели к закрытию сатирических газет. Комедия стала подозрительной; издевательства стали опасными, поскольку превалировало почтение к режиму. Пишущий голос Зощенко лишился официальной санкции.

6.

Итак, конец двусмысленности пришел, как это часто бывает, с войной. С развалом Второй мировой войны Сталин пришел к выводу, что неоднозначные сатиры опасны для советских читателей. Как и многие заглушенные писатели, Зощенко обращался к детским рассказам, чтобы избежать цензуры, и даже написал молодежный сериал о Ленине.Но когда его сатирический рассказ «Приключения обезьяны» был опубликован в литературном журнале 1946 года, это привело к резкости. Андрей

Жданов, представитель Коммунистической партии по вопросам культуры, воспринял эту историю как сатиру на советскую жизнь, в которой говорилось, что лучше жить в клетке зоопарка, чем в городе. Жданов напал на нее в своем литературном стиле, используя новый жанр партийных резолюций (клянусь, партийные резолюции — жанр, заслуживающий большего внимания). В партийном постановлении 1946 года он назвал эту историю клеветнической и девиантной.Зощенко подвергся нападению наравне с Ахматовой в горьких и преувеличенных выражениях.

В результате Зощенко исключен из Союза писателей. Публичный остракизм и преследования сломили его желание писать, поскольку он считал, что его задача как сатирика и сторонника рационализма — просвещать советских читателей. Зощенко считал практически невозможным опубликовать что-либо до смерти Сталина в 1953 году, когда он прошел небольшую неформальную реабилитацию.

Эта неформальная реабилитация позволила мягко вернуться на публичную сцену.В мае 1954 года с ним и Ахматовой встретилась группа английских студентов. Студенты спрашивали, согласны ли они с резолюцией партии, осуждающей их слово. Ахматова согласилась — ее сын в то время находился в ГУЛАГе, — а Зощенко заявил, что нет. Как солдат-ветеран, Зощенко особо выдвинул обвинение в трусости, в котором говорилось, что он избежал блокады Ленинграда.

Когда советские власти приказали Зощенко отказаться от своего публичного возражения против Постановления, он отказался.На этом его писательская жизнь закончилась в СССР. Он умер четыре года спустя, оставаясь проблемным до конца.

Вот сухая таблица событий моей жизни: арестован — 6 раз, приговорен к смертной казни — 1 раз, ранен — ​​3 раза, покончил жизнь самоубийством — 2 раза, избит — 3 раза.

В этой короткой биографии мы можем увидеть, как сатира Зощенко мобилизует оруэлловский двусмысленный язык для кодирования, например, его двойного осуждения советскими властями как формы самоубийства, когда писатель убивает себя.

7.

Я хочу внимательно изучить ранние рассказы Зощенко, чтобы понять, как сатира становится угрозой для тоталитарных и авторитарных режимов. Каждый из этих рассказов занимает от одной до трех страниц, используя краткость и сжатие таким образом, чтобы это было поучительно для авторов флеш-фантастики.

Во флэш-заголовке много работы по настройке тона и намекающему конфликту. Короткие заголовки Зощенко часто создают некую интимную разговорную банальность, которая кажется современной.Используя газеты для обозначения тем и содержания, Зощенко подсчитал, что от 30 до 40% его статей были основаны на новостных статьях и письмах к редактору о социальных проблемах, включая нехватку жилья и вспыхнувшие драки из-за нехватки личного пространства. Заголовки рассказывают читателю, какого конфликта ожидать, создавая каждую сказку в свете ее нового словаря. «Меры экономии», например, вызывают новый экономический импульс, объявленный Коммунистической партией. Его использование названий — потрясающее расширение интертекстуальности, включая официальные речи, партийные собрания, новые партийные директивы и обычные письма граждан.И «А много ли человеку нужно?» Российская история обращается к современнику, ссылаясь на дидактическое эссе Льва Толстого «Сколько земли нужно человеку?» (впервые опубликовано в Intimate Tales for the People , 1886).

Техника повествования сказ , где персонажи и рассказчик рассказывают историю в разговоре, использует богатый язык, общие ругательства и коллективное мы. В то время как Мы Лестова склонны быть Мы деревни или крестьянского быта, Мы Зощенко включают новое городское предпролетариатское население.Это шаткое Мы, нестабильное Мы и завораживающее. Можно утверждать, что через эти рассказы советских читателей приобщали к языку революции. Зощенко центрирует зарождающееся сознательное словоблудие через постоянное обращение к этим словам в таком сжатом пространстве.

Отдельным персонажам не всегда даются имена собственные. Вместо этого мы встречаем комиссию из пяти человек, хронометриста, управляющего жилищным фондом, героя труда, нэпмана, пролетариев, менеджера по эффективности, различных специалистов, представителей меньшинств, паразитов, милиционеров, воров, эмансипированных рабочих, лекторов, граждан, свидетелей, родственники и пострадавшие.Использование этих слов, определяющих классовый статус, раскрывает напряженность советского «Мы», лучше всего выраженную в последовательном, обязательном обращении к товарищу. Краткость и четкий синтаксис создают динамичный, бодрый темп, комфортный благодаря случайным разговорным фразам и уличным разговорам.

8.

Смысл, в котором эти истории знакомы с текущими событиями и отражают их, делает их доступными, в то же время ставя автора во все более уязвимое положение по мере институционализации цензуры.Оскорбления прямо заимствованы из официальных советских директив, описывающих собственно гражданина. Средний засранец стал теперь «ублюдком буржуазным»; преходящий человек автоматически становится вором; безработный — «паразит»; инвалид — «инвалид»; мыслитель — «обскурант». Художественная литература Зощенко усваивает эти новые иерархии статусов, позволяя персонажам использовать их в качестве обычных оскорблений. (Интересно отметить большую роль, которую непомерный гиперболический язык сыграл в официальных советских коммуникациях, поскольку Зощенко заимствует этот эффект в своих рассказах.Как и Трамп в своих выступлениях на стадионе.)

«Язык обезьян» сообщает о диалоге между двумя мужчинами, использующими иностранные слова, такие как кворум и пленарное заседание, подслушанное на политических собраниях, но их неспособность понимать слова, которые они используют, становится признаком отчуждения от языка, а не общего сообщества.

«Речь о взяточничестве» высмеивает иностранные, гиперболические слова линейного начальника инженеров, объявляющих железнодорожникам, что невероятное «зло», известное как взяточничество, «сократилось на пятьдесят процентов.А затем понтификатировать свою веру в то, что это должно быть исполнимым, преступление сразу после убийства. Эти моральные заявления на партийных собраниях сочетаются со статистикой и процентами, расчетами, которые демонстрируют успехи советского государства и измеряют свои результаты на местах. Использование Зощенко «Речи» как формы для короткометражного художественного произведения было сатирическим, пока оно не стало фактическим социальным сценарием единства и лояльности КП. Я думаю о республиканцах Трампа и их слепой лояльности. Я думаю также о постоянном измерении корпоративной культуры и о том, как это сочетается с евангельским подсчетом спасенных душ и т. Д.Я думаю, что в настоящее время есть много способов извлечь уроки из повествовательного стиля Зощенко.

9.

В то время, когда идеология пыталась покончить с мелкобуржуазными привычками материализма и стремления к статусу, мы видим, как сами эти привычки становятся все более важными и решающими, закрепляясь в новой форме правления. Даже любовь аромантична, связана с материальными вещами, с кражей пальто или калош, как мы видим в истории о любовнике, который ночью идет домой со своей девушкой, где образ романтического откровения разрушается уличным грабителем.В «Любви» уныние любовника не заканчивается прощанием с возлюбленным:

«Я провожу ее до дома и теряю свое имущество. Так вот как обстоят дела ».

Этот приоритет собственности как слова и идентичности подрывает сентиментальный контекст. В его рассказах обнаруживаются повторяющиеся предметы, большинство из которых отмечены редкостью, что создает новую экономию стоимости, включая шубу, калоши, мусор, спичечный коробок, перегородку, коммунальную квартиру, лампу, имущество, пальто, овчинную шапку, салфетки.По мере того как добывать предметы становится все труднее, между друзьями и семьей возникает конфликт. Предметы кажутся более важными, чем люди, ирония для Народной республики. В этом Зощенко кажется пророком, закладывающим познавательную основу для общества, в котором граждане в конечном итоге предлагают жизни своих братьев тайной полиции в обмен на летние каникулы. В Советском Союзе процветал рынок дезинформации и сплетен. А поскольку это было законным и нормальным, граждане научились приспосабливаться и участвовать таким образом, который отвечал их личным интересам.

10.

В «Приглушенном обонянии», опубликованном в 1924 году, Зощенко создает гобелен социальных вин и взаимных обвинений. Он начинается с рассказчика и разговора:

«Товарищи, вы знаете, что в наши дни они могут делать удивительные вещи с помощью науки, невероятно!»

Под наукой здесь подразумевается, как собак можно обучить обнаруживать грабителей и преступников. Рассказчик восхищается этими новыми «собаками-поисковиками», а затем рассказывает, как друг обратился за помощью в полицию, которая затем использовала одну из этих собак, чтобы найти вора.Вместо того, чтобы найти вора, собака сосредоточилась на старушке, преследуя ее, пока она не призналась в краже пяти ведер дрожжей и стакана водки. Затем собака преследует гражданина, председателя комитета палаты представителей, который сдается, говоря: «Добрые люди, сознательные граждане … Свяжите меня». Собака начинает хватать людей наугад, и все признаются в различных преступлениях, таких как потеря денег в азартных играх или избиение своих жен утюгом.

Граждане заявляют о своей вине в симфонии мелкобуржуазного отвращения к себе, массовом самобичевании, во многом напоминающем то, что происходило при

.

Сталинизм во время показательных процессов и что стало характерным для партийных собраний по всему Железному блоку.

В преступной системе, управляемой собаками, виноваты все. Каждый должен придерживаться сценария самообвинения, чтобы выжить. И что кажется более уместным, чем последнее предложение, так это то, как Зощенко заканчивает этот трехстраничный рассказ рассказчиком, запирающимся в своей комнате, обдумывая, что он мог сказать или признаться, и наконец приходит к выводу:

«Товарищи, — сказал бы я, — я самый страшный преступник из всех: я хоть шубу не трогал, но беру авансы из журналов, дважды публикую один и тот же рассказ и все прочее.Бей меня, несчастный я ».

Мы видим похожую тему в «Спешном деле», где персонаж говорит:

«Пока мы не знаем, за что поймали моего мужа. Но одно можно сказать наверняка, что-то они найдут. Все что-то сделали, а мы все катаемся по тонкому льду. Но разве они действительно могут приговорить вас к смертной казни за это? »

Обратите внимание, что предложения Зощенко связаны не столько логической последовательностью, сколько «и» или «но». Ничто не имеет смысла, но в этом есть приказ.Его синтаксис переключается между многословной речью и отрывистыми фразами или восклицаниями, в которых отсутствует глагол. Используя неправильные слова, персонажи усиливают атмосферу абсурда, искажая речь и искажая ее, чтобы она соответствовала лексикону.

В чем разница между благочестием, верностью и преданностью? Выполнение верности требует этого благочестия, этих ритуалов, которые стали словесными. Как советские граждане, писатели должны были использовать революционный язык, который часто казался (и был) чужим.Зощенко постоянно ссылается на эти новые формы в интертекстуальных связях партийных директив и пропаганды. Делает ли он это намеренно, чтобы отделить Советов от их языка? Я не могу на это ответить. Но я могу отметить, что эти новые формы включают в себя уголовные отчеты, вызовы в суд, речи, средства правовой защиты, «меры экономии», иностранные телеграммы, отчеты о культуре и юридические слова, среди прочего.

Зощенко опрашивает агентство, делая его случайным, непредсказуемым и абсурдным.Слово «несчастный случай» часто используется для описания события, дестабилизирующего его достоверность. Праздники включают «день бывшего святого», показывая, как персонажи усваивают цензуру религии. Слово «респектабельный» кажется бессмысленным и глупым в контексте его дескриптора (то есть «респектабельный поднос»). «Социальный статус» упоминается персонажами как угроза и беспокойство, создавая шов неизвестности, в котором советские граждане барахтаются, тонут, плавают, тонут. В поисках объяснений персонажи на самом деле не обдумывают объяснения; вместо этого они полагаются на официальные заявления, называя что-то «вопросом культуры».«Чувствуется, как в СССР прекратились дискуссии и размышления.

Тщательное внимание Зощенко к языку включало в себя использование выражений и идиом, которые предполагали иронию обстоятельств (см. Небольшой эпизод, небольшую ошибку, достижение) и / или создавали напряженность из-за клеветы, выдвигая на первый план коллективное Мы. Чтение «единодушных возгласов» и «припевов» дает нам представление о We-ness без эмоционального или другого содержания.

11.

Опасность сатиры в том, что она делает священное уязвимым; он оскверняет пьедестал власти. Если писатели существуют для создания сценария управления государством, то насмешки недопустимы, особенно когда эго страны смешивается с эго лидера. В эссе, в котором исследуется зависимость Бертольда Бреча от сатиры, Вальтер Бенджамин сказал нечто, демонстрирующее присущий писателям риск сатиры:

Сатирик ограничивается наготой, которая предстает перед ним в зеркале.Дальше его долг не идет.

Когда дистанция между собой в зеркале и социальным коллективом исчезает, когда права человека играют второстепенную роль по сравнению с интересами государства, зеркальный взгляд сатирика становится несостоятельным.

Примечания и источники: Большая часть информации о жизни Зощенко была получена из превосходного введения Джереми Хика к этому переводу рассказов, см. The Galosh and Other Stories . Перевод Джереми Хикса.Overlook Press, 2009. Чтобы узнать больше о стилистических нововведениях Зощенко, посмотрите эмоции, которые ниспровергнуты или повернуты: ревность как мелкобуржуазное государство, щедрость, сознательность, честность, абстрактное состояние и т. Д. О Бенджамине о Брехте см. Benjamin, Walter., Et al. al. Reflections: Essays, Афоризмы, Автобиографические сочинения, Mariner Books, 2019, в частности, «Трехгрошовый роман Брехта», где Бенджамин также теоретизирует, что Маркс задал тон дистанции между писателем и предметом. Ссылки на Бойма см. Бойм, Светлана. Другая свобода: альтернативная история

Идея . University of Chicago Press, 2012. (стр. 68-72). Краткую биографию Зощенко см. В России, «Михаил Зощенко»

.

https://russiapedia.rt.com/prominent-russians/literature/mikhail-zoshchenko/. Проверено 24 сентября 2020 г.

ОБ АВТОРЕ
Алина Стефанеску родилась в Румынии и живет в Бирмингеме, штат Алабама, со своим партнером и несколькими сильными млекопитающими.Ее статьи можно найти в различных журналах, включая Prairie Schooner, North American Review, FLOCK, Southern Humanities Review, Crab Creek Review, Virga, Whale Road Review и другие. Она работает редактором поэзии для Pidgeonholes, редактором поэзии для Random Sample Review , рецензентом поэзии для Up the Staircase Quarterly, и содиректором отделения PEN America в Бирмингеме. В 2019 году она была номинирована на 5 премий Pushcart Prize различными журналами. Финалистка премии AWP Курта Брауна 2019 года, Алина выиграла приз River Heron Poetry Prize 2019 года.Она все еще не может поверить в это (или не заслужить) этого. Больше на сайте www.alinastefanescuwriter.com.

СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЕ СКАЗКИ | Kirkus Обзоры

к Салли Руни ‧ ДАТА ВЫПУСКА: 16 апреля 2019 г.

Молодая ирландская пара собирается вместе, расстается, собирается вместе, расстается — извините, не могу сказать, чем это закончилось!

Ирландская писательница Руни произвела фурор с момента публикации своего первого романа Беседы с друзьями в 2017 году.Ее второй фильм уже получил премию Costa Novel Award, среди прочих наград, поскольку он был опубликован в Ирландии и Великобритании в прошлом году. В общих чертах это простая история, но Руни рассказывает ее с бравурным умом, остроумием и деликатностью. Коннелл Уолдрон и Марианна Шеридан — одноклассники в маленьком ирландском городке Каррикли, где его мать работает уборщицей в своей семье. 2011 год, после финансового кризиса, который витает на краю книги, как призрак. Коннелл популярен в школе, хорош в футболе и хорош; Марианна странная и без друзей.Они самые умные дети в своем классе, и они создают близость, когда Коннелл забирает свою мать из дома Марианны. Вскоре они занимаются сексом, но Коннелл не хочет, чтобы кто-нибудь об этом знал, а Марианна не возражает; либо ей все равно, либо это все, что она думает, что заслуживает. Или оба. Хотя однажды, когда она оказалась в социальной ситуации с некоторыми из их одноклассников, она вкратце фантазирует о том, что случится, если она раскроет их связь: «Каким ужасающим и сбивающим с толку статусом она станет в этот единственный момент, насколько это будет дестабилизировать. , как разрушительно.«Когда они оба переезжают в Дублин для поступления в Тринити-колледж, их должности меняются местами: Марианна теперь кажется привлекательной и востребованной, в то время как Коннелл чувствует себя дрейфующей в этой незнакомой среде. Гениальность Руни заключается в ее способности отслеживать тонкие сдвиги в силе своих персонажей, оба внутри себя и по отношению друг к другу, и то, как они знают и не знают друг друга; они оба чувствуют себя наиболее похожими на себя, когда они вместе, но у них все еще есть катастрофические сбои в общении. Марианна говорит Коннеллу в феврале 2012 года.Затем Руни уточняет: «Она пытается произнести это таким образом, чтобы передать несколько вещей: извинения, болезненное смущение, дополнительное болезненное смущение, которое служит для иронии и смягчает болезненный вид, ощущение, что она знает, что она будет прощена или уже прощена». желание не «делать крупную сделку». «Тогда:« Забудь об этом, — говорит он ». Руни четко формулирует все, что происходит под поверхностью; здесь есть юмор и проницательность, а также удовольствие от знакомства с двумя колючими и сложными людьми, которые пытаются понять, кто они и кем хотят стать.

Абсолютно увлекательно. Прочтите это.

Дата публикации: 16 апреля 2019 г.

ISBN: 978-1-984-82217-8

Количество страниц: 288

Издатель: Hogarth / Crown

Обзор Опубликовано онлайн: Фев.18, 2019

Обзоры Киркуса Выпуск: 1 марта 2019 г.

Поделитесь своим мнением об этой книге

Вам понравилась эта книга?

«Почему они все смеются?» Озерова на Зощенко — Борис Дралюк

Сегодня исполняется 60 лет со дня смерти Михаила Зощенко (в этом я вполне уверен), и все утро я думал об этом «человеке, как никто другой.Приведенные слова принадлежат поэту Льву Озерову (1914–1996), автору портретов без рамок , которые по праву можно охарактеризовать как книгу, не имеющую аналогов. В ноябре NYRB Classics выпустит английскую версию этой поэтической энциклопедии советской культуры, переведенную Робертом Чендлером, Марией Блоштейн, Ириной Машински и мной. Он включает характерно наблюдательный и проницательный стихотворный портрет Зощенко Озерова, исполненный Робертом с характерной остротой.Зощенко Озерова «смуглый, тихий, робкий»…

Его глаза сияли чудесным блеском,
казалось, будто в них были слезы.
Мне казалось, что он смотрит
где-то в глубину души,
как будто мир, лежащий за пределами
души, был для него слишком большим.
Он был на войне,
получил сотрясение мозга,
его отравили газом. Все это оставило у него
проблемы с сердцем.

«Проблемы с сердцем». Действительно. Озеров — мастер сдержанного двусмысленности.В изумительной сцене, свидетелем которой является Озеров, Зощенко читает две свои самые смешные истории перед толпой довольных рабочих:

Они хохотали.
Я видел рты, искривленные в странные формы;
Я слышал фырканье, ржание и блеяние.
Один мужчина хлопал себя рукой по колену;
другой все время вертел головой
безумно из стороны в сторону;
третий пытался заставить замолчать
кто-то мычал и плакал рядом с ним.
Четвертый выл,
запрокинула голову.Где ты был,
Брейгель? О Гойя,
где ты был? Я видел эти
своими глазами.
И я увидел задумчивые взгляды,
выражений глубокой тревоги;
Я увидел сияющие лица
истинных любителей слова.

Затем Озеров видит «Зощенко, спокойный и бледный, уходит за кулисы, немного сгорбившись». Юморист обращается к поэту и спрашивает: «Почему они все смеются? Я рассказывала им ужасные вещи «.

Зощенко, конечно, знал, что его рассказы смешные, но никогда не были легкомысленными.Их юмор был основан на реальной жизни со всеми ее ужасами. Поистине великие юмористы никогда не закрывают глаза на ужасы жизни; они видят их ясно, но превращают их для нашей пользы — и часто ценой больших личных затрат — в повод для смеха. Это делает ужасную правду терпимой, а не невидимой. Это необходимая работа, за которую мы должны быть благодарны. Так что спасибо, Михаил Михайлович!


Я с нетерпением жду возможности отпраздновать жизнь Зощенко в этот четверг, 26 июля, в 19:00, на Сансет Стрип в Лос-Анджелесе, в почтенном Book Soup с чтением из Сентиментальных сказок .

Нравится:

Нравится Загрузка …

Зощенко. В поисках счастья

В русском языке есть такая грамматическая форма — предложение, состоящее из одного слова, например, «Вечерело» (Наступала ночь). Есть и другие уникальные формы, обычно используемые в разговоре.

Например, можно сказать: «Ну, это Зощенко!», И все сразу станет понятно, без лишних комментариев.

Зощенко сложно перевести, поскольку его литература основана на уникальных выражениях, которые практически невозможно воспроизвести на другом языке.Михаил Михайлович любил изобретать. Многие источники считают, что 10 августа этого года ему исполнилось бы 110 лет. Благодаря помощи сотрудников Петербургского государственного литературного музея «ХХ века» было обнаружено, что он подделал дату своего рождения и на самом деле он родился не в 1895 году, а в 1894 году. Так что, честно говоря, мы опоздали с празднованием юбилея. Однако мы воспользуемся случаем, чтобы отметить 111-летие его дня рождения.

О Зощенко и его прозе, отнюдь не старомодной, мы поговорили со старшим научным сотрудником музея-квартиры М.М. Зощенко, Дарья Суховей.

— Помню бессмертную цитату Зощенко: «Человек любит хвастаться своими пороками. Это невероятно модно». Не сам ли Михаил поспособствовал неразберихе со своим днем ​​рождения?

— Проблемы с днем ​​рождения возникают из-за ошибок при переносе из старого стиля в новый. Михаил Зощенко родился 28 июля 1894 года (дата указана в выписке из книги рождений при крещении Михаила и в аттестате гимназии), и поэтому некоторые люди отмечают его день рождения 9-го числа, и это правильно. а некоторые — 10 августа.

Интереснее ситуация с годом рождения. В 1920 году, женившись, Зощенко изменил в паспорте дату своего рождения на 1895 год (а возраст в свидетельстве о смерти основан на этом документе), а в конце 1920 года написал в автобиографии по заказу сатирического журнала «Бегемот» I. родился в 1895 году. В прошлом веке. Это меня очень расстраивает. Та же путаница существует с годами. В одном документе указан 1895 год, в другом — 1896 год, что определенно является «фальшивкой».Это может означать, что год рождения писателя пал жертвой творческого отношения автора к самому себе, родившемуся, опять же, 28 июля 1894 года.

— Мальчиком писатель учился в 8-й петербургской гимназии и отставал по русскому языку?

— Михаил из бедной многодетной семьи. В семье было восемь детей, а отец был художником. Когда будущему писателю исполнилось 13 лет, его мать осталась вдовой, и семья стала жить на пособие, предоставленное «Сообществом взаимопомощи русских художников».«Мало того, что Михаил учился плохо. Его сестрам также пришлось повторить год в разных школах из-за плохой успеваемости по некоторым предметам. Михаил отставал не только по русскому языку, но и по многим другим предметам. Его аттестат был« на удовлетворительные оценки ». Возможно, из-за того, что ему никто не помогал в учебе.

За дипломную работу гимназии получил самую низкую оценку. Той весной в жизнь писателя ворвалась первая, яркая и безответная любовь (об этом чувстве Зощенко много писал в рассказе «На страже», в рассказе «Перед восходом солнца»).И это чувство полной безнадежности, неспособности сделать что-то значимое, бороться с этими чувствами и своим внутренним расстройством привело сначала к плохо написанному эссе Михаила, а затем к грани между жизнью и смертью.

— У Зощенко есть совершенно потрясающий и, как мне кажется, недооцененный цикл детских сказок «Лёля и Минька». Насколько в нем отражено его собственное детство?

— Частично. Отвечая на предыдущий вопрос, я уже упоминал, что Михаил Зощенко вырос в многодетной семье, а в рассказах о Леле и Минько изображен иной конфликт в отношениях между старшей сестрой и младшим братом.Возможно, это связано с возможным упрощением схемы межличностных конфликтов в литературе, однако ситуации, описанные в этой серии рассказов, автобиографичны («Елка», «Галоши и мороженое»), хотя все же относятся к здравому смыслу. .

Говоря о «недооценке» цикла рассказов «Леля и Минька», я могу прийти к таким же выводам, основываясь на посещениях музея-квартиры писателя. Надо сказать, что посетители музея их знают, любят и до сих пор читают своим детям.А какая еще оценка нужна литературным произведениям, кроме того, что их читают новые поколения?

— После Октябрьской революции Зощенко, бывший офицер царской армии, встал на сторону Советской власти. Действительно ли он тогда поддерживал большевистскую идеологию?

— Зощенко принял революцию сразу и страстно. «По общему размаху мне ближе всего большевики. Я согласен быть с ними большевиком», — писал Зощенко в 1922 году.Несколькими годами ранее, в 1919 году, будущий писатель, а затем офицер-артиллерист был исключен из царской армии в запас по состоянию здоровья (во время Первой мировой войны его отравили газом, и ему потребовалось много времени, чтобы оправился от травмы), записывается в Красную Армию и несколько месяцев участвует в боях под Нарвой и Ямбургом.

Вот что Надежда Мандельштам пишет о Михаиле Зощенко относительно его отношения к смене власти: «Он настоящий и совершенный человек, он искал связь с эпохой, которая верила в трансляцию программ, обещающих всеобщее счастье. и думал, что когда-нибудь все уляжется, так как жестокость и дикость всего лишь случайность, рябь на воде.»

— Эти «рябь» в конце концов коснулись самого писателя …

— Известный доклад Жданова «О журналах« Звезда »и« Ленинград »в 1946 году не стал первым шагом в преследовании писателя. Первым камнем, который был нацелен на устойчивое положение Зощенко в литературе, был приостановка публикации автобиографического романа «Перед восходом солнца» в 1943 году.

Писатель работал над этим рассказом с середины 1930-х годов, и он основан на двух научных теориях.Фрейдистский психоанализ и теория условных рефлексов Павлова. Целью написания и публикации было желание писателя самому оправиться от навязчивых воспоминаний о прошлых жизненных неудачах и передать читателям опыт преодоления таких воспоминаний.

Но в годы войны от писателя-сатирика №1 ждали иного. Было два решения ЦК о том, насколько «плохой» (тогда, конечно, слово писалось без кавычек) этот рассказ как В результате первое издание было приостановлено, а затем Зощенко был удален из советской литературной действительности на два года (1944-1945).

Первой публикацией после молчания стал детский рассказ «Приключения обезьян», опубликованный в «Мурзилке». Затем этот же рассказ был напечатан в журнале «Звезда» без ведома автора, где его прочитали не по-детски. комедийное развлечение, но как сатира на современное состояние общества. Эта публикация спровоцировала сообщение Жданова «О журналах« Звезда »и« Ленинград », за которым последовал указ.

Официально отношение к писателю практически не менялось на протяжении всей его жизни, вплоть до его смерти в 1958 году.Очередная волна преследований последовала за встречей Ахматовой и Зощенко с британскими студентами в 1954 году, когда Зощенко говорил о несогласии с «Указом о журналах», «Звездой» и «Ленинградом». Кстати, в 1960 году стараниями вдовы писателя Веры Владимировны прекратилась публикация романа «Перед восходом солнца» под редакционным названием «Повесть о разуме». Это судьбоносное решение было отменено только в 1989 году.

— Известно, что Зощенко интересовался психологией и психиатрией, его даже пригласил академик Павлов в свои знаменитые «Среды».Вы уже упоминали цикл рассказов «Перед восходом солнца». Где еще отразился этот интерес в творчестве писателя?

— Интерес к психологии также повлиял на появление цикла рассказов «Вернувшаяся молодежь». Зощенко определил эти произведения как «не только произведение искусства, но и своего рода лабораторию для изучения самого себя». В архиве писателя сохранились черновики, где Михаил выстраивает целую цепочку, разбираясь в происхождении определенного страха, определенной заботы в своей душе.

С детства писатель был очень подвержен страхам, фобиям и саморефлексии. На самом деле стиль его работы тоже сформировался как высоко рефлексивный, автор все пропускает через себя, часто пишет от первого лица. После отравления газом во время Первой мировой войны эти страхи переросли в сильную депрессию. Он мог месяцами избегать разговоров с людьми, у него не было сил вставать по утрам и работать. Даже в литературном коллективе «Братья Серапионовы», где у всех были яркие прозвища, Михаила Михайловича без прозвищ называли «братом Серапионовым», страдающим «мрачностью».

Рабочее название рассказа «Перед восходом солнца» — «Ключи к счастью». Он точно отражает желание Михаила разобраться в себе, прийти в себя и наконец обрести это счастье. Итак, интерес к психологии безмерно повлиял на творчество Михаила Зощенко. На мой взгляд, такой интерес возник не случайно. На самом деле в ином виде он существовал задолго до 1930-х годов. В своих ранних работах Зощенко представил своего персонажа сатирически и гротескно, оперируя скудным количеством деталей, но все они лишь способствовали целостному впечатлению человека.Например, возьмем отрывок из рассказа «Вор», впервые опубликованного в 1923 году: «Был Васька Тяпкин, карманник. Он специализировался в основном на трамваях. Но, пожалуйста, не завидуйте ему, читатель, ничего стоящего в этом нет. Эта профессия. Вы ложитесь в один карман — чушь собачья, может быть, зажигалку; добираетесь до другого — опять дерьмо, — носовой платок или, может быть, дюжину сигарет, или даже лучше — счет за электричество «Здесь оба человека с» разговаривают Само по себе «имя главного героя и содержимое карманов проезжающих в трамвае горожан вносят свой вклад в общие взгляды людей на личность.

— Кто писатели, поэты, повлиявшие на Зощенко?

— В юности Зощенко увлекался творчеством Оскара Уайльда, всю жизнь чувствовал себя как бы в творческом диалоге с Гоголем. Он также сохранил и цитировал в «Сентиментальных сказках» стихи Николая Гумилева, не ссылаясь на него. Он написал рассказ о Тарасе Шевченко. Помимо литературы это была психология, работы Анри Огюста Фореля и Зигмунда Фрейда хранились в его библиотеке.

— Какие писатели и художники были близкими друзьями Зодщенко, которые не предали его после гонений в 1946 году?

— Это были сослуживцы из «Братьев Серапионовых» — Вениамин Каверин, Михаил Слонимский. Мариэтта Шагинян отстаивала свои творческие интересы на писательских встречах. И, конечно же, Корней Чуковский, имеющий отношение к литературному дебюту Михаила Зощенко. Именно он в 1919 году руководил классом литературной студии при издательстве «Мировая литература», куда приехал учиться юный Зощенко.С этой студии началась его профессиональная карьера писателя, за которой последовали литературные знакомства, художественные мероприятия, многочисленные публикации. В 1956 году Корней Чуковский был одним из авторов обращения «К восстановлению доброго имени Зощенко», адресованного ЦК, в результате которого появилась возможность издать однотомное издание избранных рассказов и романов, опубликованных в печати. в двух изданиях в 1956 и 1957 гг.

— Какие события сегодня происходят в Музее-квартире Зощенко?

— Мы издаем ежегодный альманах «ХХ век» и альманах года, который будет посвящен прошедшей в прошлом году Международной научной конференции «Феномен Зощенко», приуроченной к 110-летию писателя.В альманахе, среди прочего, будет опубликована статья Елены Ромашовой, основанная на новых архивных исследованиях о детстве писателя, о том, как и где жила семья, пока не выросли дети, в том числе маленький Михаил. Интересно отметить статью поэтического знатока Юрия Орлицкого «Поэтическое начало в прозе Зощенко», в которой автор приводит доводы о том, что последовательный отказ писателя от использования средств поэтической организации речи можно назвать сознательным » антипоэтическая «художественная стратегия».

В этом году РХГА выпустило второе издание тома «Михаил Зощенко: за и против». Этот 1000-страничный том, включающий письма и статьи писателя, а также исследования, посвященные его творчеству, стал формировать критические обзоры первых публикаций рассказов в систему статей современных исследователей. Книга начинается с подробного введения автора, известного литературоведа Игоря Сухих «Неклассический писатель-классик. Михаил Зощенко и литературный канон ХХ века.’.

Интервью провела Анна Генова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.