Содержание

Проблема выбора социального идеала в русском обществе второй половины XIX века

Полный текст автореферата диссертации по теме "Проблема выбора социального идеала в русском обществе второй половины XIX века"

г> г " 1

1 О ФЕ8 1998

! !и правах рукописи

Керн Лариса Анатольевна

ПРОБЛЕМА ВЫБОРА СОЦИАЛЬНОГО ИДЕАЛА В РУССКОМ ОБЩЕСТВЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

Специальность 24.00.02 - историческая культурология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологических наук

Нижневартовск - 1998

Работа иып;>,;непа па кафедре теории и ипории культуры Нижневартовского 1'осударственного педагогического института

Научный руководи гель - доктор философских наук,

профессор В.И.Полищук

Официальные оппоненты - доктор философских наук, профессор,

академик ЛГН Б.В.Емельянов кандидат философских наук, доцент С.

часов на заседании

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Одной из особенностей современной общественной мысли и культуры в России является смена ценностных ориентации научно-исследовательской работы, появление новых проблем и тем, актуальных для современной науки и общественной жизни. Обновили свое содержание целые области знаний - культурология, политология, конфликтология и т.п. В исследованиях изменились акценты, переосмыслился и осовременился наработанный прежде запас знаний. В частности, культурология, как в теоретическом плане, так и в исторических исследованиях, позволила по-новому осветить многие социальные и культурные процессы исторического развития общества. Это обстоятельство актуализирует социокультурный анализ общественного идеала в русской культуре.

Актуальность исследования вытекает из неизменного интереса к социальной, философской, культурологической мысли, к проблеме идеала, которая,наряду с проблемой человека, смысла жизни^яв-ляется вечной. Исследование как самой проблемы в ее современных постановках, так и культурных процессов через призму решения этой проблемы является актуальным, поскольку позволяет по-новому взглянуть на многие традиционные вопросы истории русской общественной мысли.

В результате социально-политических изменений, произошедших в современном обществе, образовался вакуум в сфере, где раньше существовали вполне определенные, запрограммированные, общепризнанные идеалы. Этот факт является причиной обра-

щения к анализу этой проблемы в истории культуры, и, особенно, русской культуры.

Выбор в качестве предмета исследования поиска социального идеала во второй половине XIX века обусловлен тем, что этот период по многим своим проявлениям сходен с современной ситуацией в области духовной культуры общества. В связи с отменой крепостного права и другими социальными преобразованиями был разрушен старый общественный уклад и шел повсеместный поиск новых жизненных ориентиров. Потому изучение общественного идеала и различных вариантов представлений о нем русских философов, писателей, деятелей культуры второй половины XIX века дают ценный материал для осмысления современных проблем духовной культуры России.

Степень научной разработанности проблемы.

Проблема исследования получила серьезную и обстоятельную разработку в дореволюционной и современной литературе. Много-аспектность темы дает возможность говорить о нескольких направлениях ее исследований в различных областях гуманитарного знания.

Первое направление представлено в работах, анализирующих проблему идеала в общефилософском плане. (Давидович В.Е., Ильенков Э-В., Лармин О.В., Мерцинковская Т.Д., Оспунюк Е.В., Туманов C.B., Яценко А.И. и др.)

Второе направление исследований - труды отечественных авторов, посвященные анализу особенностей социальных идеалов русской национальной культуры и ментальности. (Бакунин М.А.,

Бердяев H.A., Булгаков C.H., Данилевский Н.Я., Кропоткин А.П., Лосский Н.О., Новгородцев П.И. и др.)

Третье направление исследований связано с анализом социокультурного идеала в русской общественной мысли и культуре второй половины XIX в., в трудах ее наиболее выдающихся представителей.

Это работы, посвященные анализу теоретического наследия» Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, В.С.Соловьева, Н.Ф.Федорова, К.Н.Леонтьева, Н.Я.Данилевского и др. (Федчин B.C., Курлянский Г.Б., Замотин П.И., Давыдов Ю., Кантор Л. и др.)

Четвертое, последнее, направление связано с современными аспектами освоения проблем отечественной ментальности, социокультурного идеала. (Бессонов Б.Н., Гаврюшин Н.К., Громов М.Н., Кантор В.К., Кантин И.К.. Хоружий С.С. и др.)

Очевидно, что представленные труды не исчерпывают все стороны исследуемой темы, т.к. имеется определенный дефицит работ по сравнительному ретроспективному анализу проблем российского социокультурного идеала, закономерностей его образования и существования в истории русского общества.

Объектом данного исследования является функционирующая в обществе духовно-нравственная сфера поиска идеала.

Предметом исследования выступает проблема выбора идеала в своих социально-значимых и культурных проявлениях, выраженных в философской литературе.

Основная цель работы состоит в исследовании проблемы выбора социального идеала в русской культуре второй половины XIX в. Осуществление данной цели диссертационного исследования предполагает решение следующих задач:

- исследование понятия идеала как социокультурного феномена;

- раскрытие многообразия представлений о социальном идеале в русской культуре второй половины XIX в.;

- определение и раскрытие содержания понятия ментальность;

- соотнесение понятия социального идеала и судьбы в русской культуре второй половины XIX в.;

- обоснование того факта, что разработка социального идеала в русской культуре второй половины XIX в. имеет аналоги в современном общественном политическом и культурном развитии России.

Методологическая основа исследования. Работа выполнена на основе культурологического и историко-философского подхода к анализу социального идеала, которые позволили выявить его собственно социальную сущность как целостной функционально значимой общественной подсистемы.

В исследовании в качестве теоретических источников использованы труды представителей русской философии, а также отечественных историков русской общественной мысли и культуры. /Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, В.С.Соловьева, Н.Я.Данилевского, А.П.Кропоткина, М.А.Бакунина, Н.Ф.Федорова, К.Н.Леонтьева и др./ Диссертант опирался на критико-аналитические работы современных авторов: В.С.Федчина, П.И.Замотина,

Ю.Давыдова. Л.Кантора, Г.Б.Курляндской, а также на философско-теоретические труды В.Е.Давидовича, Э.В.Ильенкова, О.В.Лармина, С.В.Туманова, А.И.Яценко и др.

Научная новизна диссертации.

Новизна работы состоит в том, что осуществлено обобщенное исследование природы идеала, начиная с выяснения его историко-философской природы и заканчивая социально-историческими формами его проявления в культуре второй половины XIX века.

Систематизированы взгляды на процесс становления и развития общественных идеалов в России второй половины XIX века, в результате чего выяснены его гносеологические, социологические и культурологические особенности в данный период, а также раскрыты их функции и роль в историческом развитии общества.

Представлены в новом аспекте соотношение понятий "идеап" и ' "судьба", их значение в русской культуре.

На основе методологического анализа общественного идеала показано его влияние на становление культуры и мышления современного общества.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в постановке проблем для дальнейшего теоретического осмысления конкретного уровня и степени культурного общества.

Материалы исследования могут быть использованы в качестве теоретической базы в разработке учебно-методических материалов по курсам "история культуры", "история философии", "социальная философия", "мировая и отечественная культура", а также для разработки спецкурсов в рамках указанных дисциплин.

Положения, выносимые на защиту:

- важнейшим понятием культурологии является идеал, как социокультурный феномен, определяющий развитие и содержание многих аспектов культуры;

- в современной культурологии существенное значение приобретает менталитет как определенная внутренняя сумма установок социального субъекта в области мышления, чувств, деятельности и восприятия мира определенным образом.

Он складывается во взаимодействии с традициями, обычаями, нравами, институтами и законами, т.е. культурой данного социума и, одновременно, формирует эту культуру;

- в России второй половины XIX в. среди многообразных социально-политических течений как интегрирующие выделяются революционно-демократическое, монархическое и либеральное. В каждом из них был сформирован свой социальный идеал, вокруг которого строилась деятельность этих течений;

- эти идеалы соотносятся с судьбой России, судьбой русской культуры, служат своеобразным представлением о будущем России;

- имеются три наиболее характерных тенденции развития русской культуры, которым соответствуют определенные социальные идеалы. Это - идеалы В.С.Соловьева и Ф.М.Достоевского, обозначающие стремление "одухотворить" Православием "умирающую Европу*;идеал об особом пути молодой России по сравнению с

''умирающей Европой" сформулированный Н.Я.Данилевским и К.Н.Леонтьевым и, наконец, социалистический идеал.

- все социальные идеалы, рожденные в русской культуре второй половины XIX в., особенно те, которые содержали обращен-

иость к Добру, Красоте, Справедливости, Любви, имеют значение и для современной отечественной культуры.

Апробация работы. Материалы исследования использованы в качестве основы для тезисов выступлений на III Санкт-Петербургском симпозиуме историков русской философии (1995), на Всероссийской научно-практической конференции "Проблемы формирования культуры и нравственности в современных социокультурных условиях" (Барнаул, 1995), на Всероссийской научно-практической конференции "Православие, современное образование и культура" (Барнаул, 1996). Материалы использованы в курсе лекций «История культуры», а также в опубликованных статьях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется степень ее разработанности, формулируются цель и задачи исследования.

Первая глава - "Понятие социального идеала" - посвящена исследованию историко-философского аспекта идеала и его современным интерпретациям.

В первом параграфе "Классические определения идеала в истории философии" представлен анализ понятия "идеал", как вечной проблемы философии, корни которой находятся в мифах и песнопениях Древней Греции, в творениях Гомера и Гесиода. Три

основных интенции античной мифологии - орфическая - выясняющая гармоническое сочетание души и тела; теогоническая - связана с возникновением богов; космогоническая - размышляющая об универсальной основе мира, - определили на тысячелетия круг проблем философии. В определенном смысле интегрирующей среди них была проблема идеала, совершенства, Логоса. Впервые в истории европейской философии идея совершенства возникла у до-сократиков, пытавшихся рационально объяснить мир, найти исходный принцип его строения. Появились первые философские концепции идеальных сущностных начал: "Логос" Гераклита, "Гармония" Пифагора, "Нус" Анаксагора , "Ананке" Демокрита, "Любовь и Вражда" Эмпедокла.

Красота Космоса, его совершенство и порядок постепенно приобретает гуманистическое и антропологическое содержание.

Другое ценностное построение предлагают софисты в знаменитой протагоровской формуле: "Человек есть мера всех вещей - существованию существующих и несуществованию не существующих", - составившее одну из центральных гуманистических идей античности.

Иную трактовку человека как ценности, меры предложили Демокрит и Сократ, для которых не любой, а только мудрый человек становится мерой и идеалом. Ученик Сократа - Платон первым выдвигает проблему эстетического идеала; он пересматривает формулу Протагора и возвращает философии понятие абсолюта, т.е. Бога, как критерия, меры вещей; благодаря чему он создает новую форму идеального государства.

Аристотель понимает политический идеал не как современное ему общественное устройство, а как некую форму, доступную только богам, к которой человек может только стремиться.

В период упадка античности, позднего эллинизма зарождается христианство с его представлением о "граде Божьем" - церкви, как идеальной модели человеческого жизнеустройства.

В средневековой теории идеала, при постулировании жесткого превосходства духовного над материальным, были обоснованы некоторые нравственные ценности, такие как Вера, Надежда, Любовь.

В эпоху Ренессанса новое миропонимание возвратилось к тезису о человеке как мере всех вещей, к возвеличиванию земной жизни. Идеалом стала свободная творческая личность, способная самостоятельно выбрать цель и достичь ее. Возрождение было временем великих утопий человечества, идеалов построения общества на основе частной собственности, на благе и достатке всех членов общества, на отсутствии сословного деления.

В Новое время главными в этой области стали проблемы выяснения сущности "человека природного" и "человека общественного", представления об идеальном обществе. В конце концов идеалом общественного устройства стало признаваться гражданское общество.

Философы эпохи Просвещения считали, что общественный идеал устанавливается на основе просвещения, освобождения от ложных представлений, в том числе и религиозных, на основе демократизма.

Ярче всего это выражено у Лейбница в работе "О предустановленной гармонии".

К концу XVIII в. проблема идеала стала объектом философско-теоретического осмысления. Этот термин в научный оборот ввел

И.Кант. Идеал в его понимании находится в сфере разума, но его предмет не принадлежит самому разуму. В "Критике чистого разума" он определяет идеал как "первосущность". И.Кант разделяет три вида идеала: для человека - это моральное самосовершенствование, воспитание; для государства - это правовое государственное устройство и вечный мир; синтез этих двух идеалов есть высшее благо. У Гегеля идеал, хотя и порождается духом, тем не менее находится в единстве с жизнью, и человек может достигнуть его в сферах диалектической логики, оперирующей идеями.

Наконец, Л.Фейербах, как критик Гегеля, утверждал, что идеалом должно выступать не абстрактное существо, а цельный, образованный человек, таким образом философ предложил свое антропологическое решение проблемы идеала.

Новые подходы в решении проблемы общественного идеала предложили К. Маркс и Ф.Энгельс, разработавшие материалистическое понимание истории и предложившие практическое решение вопросов построения коммунистического общества как идеала бесклассового общественного устройства равноправных и свободных личностей.

Во втором параграфе "Современные философско-культурологические представления об идеале" рассматривается современная теория идеала и множество различных определений этого понятия. В них содержатся общие моменты, связанные с утверждением идеала важнейшей стороной индивидуальной и общественной деятельности человека, с целеполаганием этой деятельности и связи идеала с потребностями людей.

Современные исследователи обращают внимание на много-уровневость идеала, на проблему классификации. Идеал проявляет

себя в индивидуальном и общественном сознании. Он является духовным выражением нормы, образа, цели, поведения, деятельности. В нем существует субъективная сторона, так как он формируется в сознании субъекта и идеален по форме, и объективная сторона, т. к. он возникает как объективная необходимость развития общества. Проявлением субъективных и объективных сторон идеала является "смысл жизни", как проявление сущности человека в реальной жизнедеятельности.

Особенностью идеала является его связь с целеполаганием. Цель и идеал есть нечто предстоящее деятельности. Идеал - это абстрактная цель.

Особое место среди множества идеалов занимает общественный идеал. В нем содержатся политический, нравственный, эстетический и другие идеалы. Он ориентирует деятельность субъектов, участвует в формировании их практической деятельности.

Во второй главе "Русская культура и русский менталитет второй половины XIX в." исследуются особенности русской культуры, менталитета в один из самых значительных периодов истории.

Понятие менталитета включает в себя комплекс различных свойств индивида, влияющих на его поведение и вытекающих из воздействия культуры и структуры общества. Это определенная сумма установок субъекта мыслить, чувствовать, воспринимать мир определенным образом. Менталитет складывается в результате взаимодействия с традициями, обычаями, нравами, законами, т.е. культурой социума, и, одновременно, сам же формирует эту культуру, проявляясь в сознании и поведении людей и групп.

Русский менталитет складывается под влиянием православия, язычества и русского национального характера. В результате их

синтеза, выработались национальные ориентации, получившие во второй половине XIX века название "русской идеи".

В первом параграфе главы "Основные социальные движения в России второй половины XIX в." предметом анализа является общественная жизнь России до и после отмены крепостного права, а также основные политические движения и соответствующие им идеологические направления в русском обществе данного периода.

Одним из самых значительных было революционно-демократическое движение 50-60 гг., одним из лидеров которого был Н.Г.Чернышевский. Борьба за отмену крепостного права, демократические свободы, социалистические идеи имели широкую поддержку в обществе. Под влиянием этого движения Александру II пришлось идти на определенные уступки, отменить крепостное право, начать демократические преобразования.

В 70-80-е гг. появилось народническое движение в котором можно выделить анархические, народовольческие, умеренные (лавристские), бланкистские, а 80-90-е гг. либерально-народнические течения. В 80-90 гг. в России приобрел общественную значимость русский марксизм, набравший политическую и идеологическую силу.

Во второй половине XIX века еще достаточно сильна была монархическая идея. Она имела многочисленных приверженцев в различных слоях общества и имела своих идеологов в лице В.А.Мищерского, К.П.Победоносцева, Л.А.Тихомирова.

В рассматриваемый период политическую силу набрал русский либерализм. В трудах Б.Н.Чичерина, К.Д.Кавелина были сформулированы основные идеи либеральной политики противо-

стоящей как бюрократизму, так и революционным тенденциям общества.

Другое идейное направление в русском обществе второй половины XIX века связано с возникшими еще в 30-40-е гг. дискуссиями между западниками и славянофилами. У них было много общего в оценке социального положения России. И те, и другие пытались найти ответы на вопросы: кто мы, откуда, каково наше предназначение в истории, каково будущее России. Западнической ориентации придерживались революционные, либеральные, леворадикальные течения.

Славянофилы указывали на культурное своеобразие России, на ее особый путь, были уверены, что она призвана спасти "загнивающую Европу". Философские идеи и культурные ориентации славянофильства с 60-х гг. получили свое развитие в движении почвенничества (Ф.М.Достоевский, Н.Н, Страхов, А.А.Григорьев), а также у Н.Я. Данилевского и К.Н.Леонтьева.

Все социальные группы, партии, течения отличались своими особыми социально-политическими взглядами, представлениями о будущем России, своими общественными идеалами.

Во втором параграфе этой главы "Многообразие представлений о социальном идеале в русском обществе второй половины XIX в." делается попытка выяснить различия в представлениях об идеале в различных направлениях русской общественной мысли.

Следует выделить два социокультурных течения, имеющих различные представления о социальном идеале. Первое связано с идеей земного материального преобразования мира. Это революционные демократы, народники, социалисты, а также либералы и монархисты.

Второе связано с идеей нравственно-духовного совершенствования человека, необходимого для дальнейших социальных преобразований. К этому направлению имели отношение религиозные мыслители, считавшие, что культурно-исторический процесс является частью провиденциального замысла. "Христианский социализм" Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого, теократическая утопия В.С.Соловьева и К.Н.Леонтьева - это различные варианты решения проблем социального идеала, представленные сторонниками этого направления.

Представители первого направления видели пути достижения социального идеала в борьбе со злом и их лозунг был "созидание через борьбу". Вторые предлагали преумножать добро и любовь, их девиз был "преображение духа - путь созидания". Это расхождение ориентировано на различные культурные ценности, на различное понимание их смысла и назначения.

В третьей главе "Представление о судьбе русской культуры в конце XIX в." рассматривается многообразие форм и проявлений русской культуры, связанной с представлениями о социальном идеале.

В первом параграфе "Соотношение понятий "идеал" и судьба" исследуются характеристики понятия "судьба", его соотнесенность с понятием "идеал". Судьба, как предопределенность событий, совокупность всего существующего, влияет на жизнь народа, отдельной личности, является существенной категорией миропонимания. Ее мировоззренческое содержание отличается в различных философских школах и течениях. Наиболее распространенное представление ассоциируется с понятием божественного предвидения в жизни отдельного человека и народа. Судьба может иметь нега-

тивное, роковое, угрожающее отношение к человеку, но может быть и светлой, доброй. Таким образом судьба - это своего рода внешняя обусловленность бытия, которая не может не учитываться при формировании идеала, поскольку определят его направление и исполнение.

У судьбы есть еще один аспект толкования. Она может пониматься как жизненный путь человека, народа, культуры, как исполнение замысла данного "свыше", либо самому себе.

Во втором параграфе "Многообразие идеалов и судьба русской культуры" исследуется судьба отечества как внешняя обусловленность ее бытия и, одновременно, как жизненный путь. Доминантой существования русской культуры автор считает ее обращенность к насущным нуждам Родины. Поэтому для русской культуры социальный вопрос - важнейший. А большинство социальных идеалов так или иначе находило отражение в развитии русской культуры. Деятели русской культуры, обращаясь к будущему России, понимали это будущее, как и пути его достижения, по-разному.

Во второй половине XIX в. ясно обозначились две тенденции в развитии русской мысли и культуры. Одна обозначала стремление "одухотворить" с помощью православия умирающую Европу. Эта тенденция нашла выражение в нескольких социальных идеалах, самыми значительными из которых являются идеалы В. С.Соловьева, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, Н.Я.Данилевского, К.Н.Леонтьева, которые в диссертации анализируются.

Своеобразие социального идеала В.С.Соловьева в том, что с одной стороны он признавал европейскую социальность, считал, что русский народ должен сыграть решающую роль в установлении всемирной теократии, с другой - стремился снять различия право-

слания и католицизма. B.C. Соловьев искал положительного всеединства во Вселенской церкви.

Социальный идеал Ф.М.Достоевского - Вселенская Православная Церковь, как мистическое тело Христово, как свободное всечеловеческое единство, а путь к его достижению - подвиг всего русского народа. Писатель говорил о мессианском предназначении России.

Для Л.Н.Толстого в социальный идеал перерождается любовь, которая содействует установлению Царства Божия, а также нравственное совершенствование личности и идея непротивления злу насилием. Все перечисленные принципы являются гарантией создания общества, основанного на любви и разумном согласии с совестью.

Особый путь России предрекал Н.Я.Данилевский, считающий, что славянский культурно-исторический тип, основой которого является Россия, должен заменить уходящий романо-германский культурно-исторический тип. Так же представлял дальнейшее развитие России и К.Н. Леонтьев. Оба они обозначили в своем социальном идеале "движение от Европы", увлечение национальным и государственным началом.

Другая тенденция поиска идеала социального устройства России (достижение социализма) разрабатывалась революционными демократами, народниками, марксистами. Главное здесь - это убеждение в уникальности пути России, вера в ее способность миновать капитализм и построить социалистическое общество. Однако, содержание этого идеала в различных течениях социалистической мысли отличались друг от друга.

В качестве примера в диссертации рассмотрен социалистический идеал общественного устройства, сформулированный в трудах русских революционных демократов А.И.Герцена и Н.Г.Чернышевского. Это был утопический крестьянский социализм, утверждавший возможность некапиталистического пути развития России через непосредственное соединение патриархальной сельской общины с достижениями науки и крупной машинной индустрии.

Подводя итоги исследования отметим, что многие социальные идеалы, существовавшие в русской культуре второй половины XIX в., особенно те, которые обращались к идеям Добра, Справедливости, Любви, Красоты, имеют тенденцию сохраниться в современном русском обществе.

В заключении подводятся краткие итоги исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

Основные идеи диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

1. Социальный идеал Ф.М.Достоевского // Проблемы формирования культуры и нравственности в современных социокультурных условиях: Тезисы Всероссийской научно-практической конференции. Барнаул, 1995. С.120-122.

2. Об условиях формирования общественного идеала в философии С.Л.Франка // Нравственный идеал русской философии: Материалы III Санкт-Петербургского симпозиума историков русской философии. 4.2. СПб,. 1995. С.47-49.

3. Юность в поисках идеала: Размышления П.А.Кропоткина // Православие, современное образование и культура: Сб. материалов

Всесоюзной научно-практической конференции. Барнаул, 1996. С.38-40.

4. Анализ понятия "Идеал" в работе В.С.Соловьева "Идолы и идеалы" // Философия. Культура. Образование: Сб. научных трудов. Нижневартовск, 1996. С. 36-40.

5. Статья: "Идеал Ф.М.Достоевского" - Вопросы философии и культурологии: Сб. научных трудов. Нижневартовск, 1997. С. 57-62.

Осмысление социальных проблем женщин в русской публицистике второй половины XIX века Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

мя, в двадцать пять лет молодые японцы должны перестать выставлять себя напоказ, проявлять публично эмоции, носить фантастические облачения, т. е. должны утихомириться.

Что касается Амели, то для нее личное право сходить с ума, когда вздумается и проявлять публично любые странности - это свято, поэтому и признание ее сопровождающего - двадцатидвухлетнего Юмето, что он и его друзья «никогда» не утихомирятся, в отличие от представителей предшествующих поколений, в двадцать пять лет надевших деловые костюмы и сменивших прически на более приличные и подобающее, как уже было отмечено, внушает ей оптимизм. Для Амели все моменты, которые характеризуются положительно, сводятся к тому, чего нет, а не к тому, что есть, чем обладает героиня: «я испытываю огромную радость, оттого что меня больше не снимают», «испытываю особый восторг оттого, что они [кажущееся стадо синих китов, надо которыми пролетает самолет] не знают о моем существовании», «до чего же хорошо, что нет никого, кому следовало бы давать отчет перед ликом бесконечности!» [3, с. 127].

Вершина Гималаев, Эверест, над которым пролетает самолет, возвращающий Амели из Японии домой, вновь заставляет героиню вернуться к анализу своих эмоциональных состояний и вновь провозгласить в качестве единственно возможного сладкую ностальгию. Она клянется себе никогда больше не испытывать печаль и даже меланхолию. Так впечатления от настоящего определяют будущее, причем в достаточно императивной форме: «Кто соприкоснулся с Эверестом не имеет на это право» [3, с. 127]. Если до этого, вслед за любимым Нервалем, Амели повторяла строки «El Desdichado», которые помогали ей не умереть от удушья в метро, но при этом пронизывали отчаянием, теперь она «с убежденностью юродивых» утверждала, что «отчаявшиеся - скудоумные придурки» [3, с. 128]. Так настоящее неожиданно рождает в ней веру в будущее: «Первому встречному несчастному скажу: "Эверест! Гималаи!". И если после таких слов он попробует не излечиться, значит он заслуживает свои страдания» [3, с. 128].

УДК 821.161

ОСМЫСЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ ЖЕНЩИН В РУССКОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

В статье рассматриваются взгляды русских мыслителей второй половины XIX века на изменение положения женщин в обществе, обозначаются основные социальные проблемы женщин, нашедшие отражение в публицистике, соотносится содержание журнальных публикаций и реальные социальные инициативы.

Ключевые слова: публицистика второй половины XIX века, женский вопрос, эмансипация, проституция, самоубийство.

Таким образом, Амели на последних страницах романа открывает с помощью чувственного опыта возможность собственными глазами увидеть «крышу мира», испытать «со^асИдЬ» - транс, балдеж, восторг. Посадка в Париже вводит в текст новое, до этого никак не зафиксированное у Амели душевное состояние - счастье, как оказалось, связанное с выпавшей на ее долю возможностью жить в Париже. Здесь, кстати, следует подчеркнуть, что, если счастливая ностальгия связана со свойственными человеку мнемическим особенностями вспоминать былое, то счастье для Амели оказывается возможным благодаря возможности забвенья: «забываю слова Колетт: "Париж - это единственный в мире город, где не обязательно быть счастливым"» [3, с. 131].

1. Мамардашвили М. Л. Классический и неклассический идеалы рациональности. СПб. : Азбука, 2010. 288 с.

2. Зогранян Э. Концептуализация понятия «время» в языковой картине мира (на материале современного русского языка) : дис. ... д-ра филол. (Ph.D.). - Тбилиси, 2011. URL: http://old. press.tsu.ge/GE0/internet/disertaciebi/ELMIRA%20Z0GRANIANI S%20DISERTACIA.pdf (дата обращения: 17.03.2018).

3. Нотомб А. Счастливая ностальгия. Петронилла. СПб. : Азбука, 2017. 288 с

4. Ананьев Б. Г. Сенсорно-перцептивная организация человека // Познавательные процессы: ощущения, восприятие. М. : Педагогика, 1982. С. 7-32.

5. Карлик Н. А. Национальные особенности коммуникативного поведения (по романам Амели Нотомб) // Актуальные проблемы гуманитарного знания в техническом вузе. VI Междунар. науч.-метод. конф. : сб. науч. тр. СПб. : С.-Пе-терб. горный ун-т, 2017. С. 237-240.

6. Папилова Е. В. Имагология как гуманитарная дисциплина. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/imagologiya-kak-gumanitarnaya-distsiplina (дата обращения: 17.03.2018).

© Залипаева Ж. П., 2018

Н. А. Петренко N. A. Petrenko

UNDERSTANDING OF SOCIAL PROBLEMS OF WOMEN IN RUSSIAN PUBLICISM OF THE SECOND HALF OF THE XIX CENTURY

The article discusses the views of Russian thinkers of the second half of the 19th century on the changing position of women in society, identifies the main social problems of women, which are reflected in journalism; the paper also correlates the content of journal publications and real social initiatives.

Keywords: journalism of the second half of the 19th century, women's issue, emancipation, prostitution, suicide.

Феномен женской эмансипации интересовал многих писателей, критиков, историков, юристов, политиков, социологов, философов Х1Х-ХХ столетий. В 1860-1870-х гг. он неоднократно рассматривался в публицистике, критике и художественной литературе. Пути и способы решения «женского вопроса» предлагались разные, вплоть до противоположных: от участия женщины в революционной борьбе до посвящения себя семье и воспитанию детей.

Основные тенденции решения «женского вопроса» соответствующего периода системно отражены в работах В. О. Гошевского, И. В. Зыряновой, И. Н. Ковалевой, В. Н. Коновалова, К. де Магд-Соэп, П. И. Моисеева, Э. А. Павлюченко,

A. В. Поповой, О. В. Рябова, Г. А. Тишкина, Т. Н. Ивановой,

B. Л. Погребной, Н. А. Колосовой и других исследователей. Цель нашей статьи - выявить, каким образом в публицистике второй половины XIX века освещались негативные последствия изменения положения женщин в обществе.

В начале 1860-х гг. в истории «женского вопроса» происходит перелом - радикально изменяются социально-психологические представления о роли и месте женщины в семейной, общественной и профессиональной жизни. Важным фактором решения «женского вопроса» стало женское движение, направленное прежде всего на получение женщиной гражданских и избирательных прав, права непосредственного участия в общественной жизни. Очевидно, что радикальные изменения в обществе имели не только положительные, но и отрицательные последствия. Последние составили существо морально-этических проблем, с которыми столкнулось общество в период значительных идеологических преобразований.

В середине XIX в. общий кризис морали отразился и на состоянии традиционной патриархальной семьи. В это время появляются гражданские, фиктивные и рациональные браки. Иногда в одном доме одновременно жили и бывший муж, и настоящий. Описание подобного любовного треугольника можно найти в романе Н. Г. Чернышевского «Что делать?». Например, известны гражданские браки (Шелгу-новых-Михайлова, Боковых-Сеченова, Огаревых-Герцена, Панаевых-Некрасова).

Начиная с середины 1860-х гг. сотни молодых женщин покидали родительский дом в поисках новой самостоятельной жизни. Именно в это время особое распространение получили фиктивные браки, которые заключались по идейным соображениям с целью освобождения женщины от родительского деспотизма. Сразу же после венчания многие девушки получали от мужа-единомышленника отдельный вид на жительство, чтобы поступить на службу или уехать за границу учиться в университете.

Необходимо заметить, что, отказываясь оформить юридически и церковно свои отношения, многие женщины оказывались в более невыгодных условиях, чем мужчины. Зачастую это приводило к таким отрицательным последствиям, как распад традиционных семей, сиротство детей, унижение и «падение» женщин.

В 1850-1860-х гг. весьма распространенным явлением становится проституция. Отказ от прежних моральных устоев, необеспеченность, беспомощность, невежественность, плохое воспитание и образование ведут женщину к безвыходной нищете и, как следствие, к разврату и проституции.

Известный поэт, беллетрист, публицист, литературный критик М. Л. Михайлов в одной из статей «Парижских писем» совершенно правильно замечает: «Только в признании за женщиною человеческих и гражданских прав - охрана от страшного разврата, разъедающего современное общество в самых его основаниях» [1, с. 165]. В статье «К женскому вопросу» критик Н. К. Михайловский констатирует: «Отсутствие женского труда есть одна из причин громадного числа женских преступлений - устраните эту причину, и детоубийство, отравление мужей, проституция и т. д. уничтожатся сами собой» [2, с. 399].

Среди причин, способствующих росту проституции, современники называли традиционный семейный уклад. По справедливому замечанию М. Соболева, «...женщина получала все средства к существованию от отца и затем от мужа. Имея возможность приобрести обеспеченное положение только через брак, она направляла все свои усилия на то, чтобы найти жениха и сделать выгодную партию» [3, с. 98]. Так, многие девушки выходили замуж за пожилых мужчин для того, чтобы обеспечить свою жизнь. Историк С. Шашков в своем исследовании «Очерки истории русской женщины» приходит к выводу, что в России существовала и семейная проституция. Многие отцы, братья, мужья торговали своими дочерьми, сестрами, женами и получали взамен «деньги и награды» [4, с. 256].

Говоря о причинах проституции, исследователи отмечают также влияние среды. С раннего детства девочки и мальчики воспитывались раздельно, при этом последних приучали к труду, к учению, им твердили о необходимости знаний, об их превосходстве над женским полом. Девочкам прививалась мысль, что единственная цель и назначение женщины - выйти замуж, а все остальное - второстепенно.

Распространение проституции связывали как с социально-экономическими, так и с биологическими факторами. Популярными, в частности, были идеи Ч. Ломброзо, который говорил о врожденной склонности к проституции. Помимо этого, назывались умственная недоразвитость, врожденные и прочие наклонности женщин. Медики и психиатры утверждали, что проститутка - это ненормальная по своему психическому складу личность, с наследственными пороками организма.

Вопрос о социальной природе проституции неоднократно обсуждался на различных конференциях, заседаниях различных комиссий и обществ. Высказывалось мнение, что главным фактором, способствующим развитию проституции, является недостаток общественного воспитания. Члены общества защиты женщин указывали, что публичные дома усиливают разврат среди мужчин и женщин, поэтому требовали их закрыть. Актуальная проблема «падения» женщин волновала большинство известных писателей второй половины XIX века. О бесправии гувернанток и прислуги, фабричных работниц, о защите интересов внебрачных детей, о возвращении отвергнутых обществом «падших женщин» к полноценной жизни писали Н. Г. Чернышевский, А. Ф. Писемский, Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский, Н. А. Некрасов, В. М. Гаршин, И. А. Гончаров, Н. С. Лесков, А. Я. Панаева, Н. Д. Хвощинская и др.

Писатели рассматривали проститутку как «жертву общественного темперамента» [5, с. 148] и жестоких законов.

Литературный критик начала XX века В. В. Воровский напишет: «Мир падших женщин до сих пор остается для русского интеллигента специфическим объектом покаянных настроений... Образ проститутки как бы впитал в себя. все несправедливости, все обиды, все насилия, совершенные в течение веков над человеческой личностью, и стал своего рода святыней» [6, с. 283].

Заметим, что в нравственном «падении» женщины, в увлечении ее на путь проституции многие писатели, публицисты, критики, философы, общественные деятели (Н. Лесков, И. Гончаров, А. Хомяков, М. Катков, А. Бебель и др.) виноватым считают мужчину. Именно он наносит женщине сильнейший моральный удар, который отбрасывает ее на самое дно жизни. И только сила воли и характера женщины способны ее возродить.

Развивая эту идею, Н. С. Лесков в статье «Русские женщины и эмансипация» замечает: «Благодаря крайней деморализации мужчин, женщина у нас весьма быстро идет по гибельному пути, в конце которого стоят богадельня или безнравственная спекуляция на заблуждениях вновь подражающих искательниц эмансипации.» [7, с. 689]. Подобная мысль встречается также у И. А. Гончарова, который в статье «Намерения, задачи и идеи романа "Обрыв"» высказывает глубокие суждения о «падении» женщины. Писатель возмущен «несправедливостью и жестокостью» по отношению к женщине «за всякое падение, какими бы обстоятельствами оно не сопровождалось» и обращает внимание на то, что это «один из важных, вопиющих, по своей несправедливости, вопросов» [8, с. 216].

Редактор «Русского вестника» М. Н. Катков в статье «Наш язык и что такое свистуны» выступает за нравственное воспитание обоих полов и отмечает, что счастье женщины в первую очередь зависит от нравственности мужчин. Автор утверждает, что в женском разврате в большинстве случаев повинен мужчина и именно он несет ответственность за моральное состояние общества [9, с. 24]. К мнению М. Каткова близок известный немецкий политик А. Бебель. В «Очерке по женскому вопросу» виновными в падении женщин он называет мужчин, которые всегда относились к проституции «как привилегии, данной им по праву» [10, с. 224].

Вся острота «женского вопроса» проявилась в точке ее пересечения с проблемой самоубийства, ставшей во второй половине XIX века предметом общественного внимания. Известные философы, социологи, писатели, публицисты видели в этом пагубном явлении знаменательный факт эпохи перемен. Согласимся с мнением Н. А. Бердяева, считавшего, что «в эпохи исторических процессов и переломов, когда целые социальные слои отрываются от исторических тел, в которых они родились и жили, самоубийство может сделаться социальным явлением» [11, с. 20].

Статьи о причинах и природе самоубийств и преступлений печатались в газетах «Голос», «Биржевые новости», «Новое время», «Петербургская газета», «Русский мир», «Санкт-Петербургские ведомости», «Московские ведомости», «Неделя», «Гражданин» и журналах «Дело», «Отечественные записки», «Русское богатство». Были и специальные издания, освещающие статистику самоубийств, например: «Журнал Министерства внутренних дел», «Архив судебной медицины и общественной гигиены», «Ведомости Санкт-

Петербургской городской полиции», «Правительственный вестник» и др.

Самоубийство - социальная болезнь, которая обнажает изнанку существующего общественного строя. Интересна в этой связи точка зрения исследователя Г. Чхартишви-ли, который, определяя причины самоубийства, замечает: «.в результате отмены крепостничества и последующих реформ устоявшийся уклад жизни традиционных сословий нарушился, значительные группы населения пережили резкое изменение социального и имущественного статуса» [12, с. 207].

Нужда и безработица женщин, бесплодность их борьбы за существование связываются исследователями с причинами около 30 % самоубийств. Например, Л. Слонимский в статье «Самоубийство с общественной и нравственной точек зрения» говорит о незащищенности женщины: «В газетах печатаются длинные списки девушек, искавших честного труда и встретивших вместо того разные гнусные предложения, бессовестные ловушки соблазнителей и, наконец, открытые двери притонов. В результате - разбитая жизнь, полное разочарование в ценности и смысле этой жизни; затем легкий способ избавиться от нее - уксусная эссенция, морфий или что-нибудь другое в этом роде. Мечты о честной работе кончаются для них смертью» [13, с. 265]. В процитированной статье приводятся примеры самоубийств молодых женщин из-за тяжелой и бесцельной жизни.

Помимо осмысления проблемы нищеты, пьянства, разврата, проституции, самоубийства и преступлений на страницах газет и журналов и на заседаниях кружков и обществ, были предприняты и попытки деятельного вмешательства в ситуацию. Так, во второй половине XIX века особое значение приобретает благотворительная деятельность женщин. Многие состоятельные женщины проводили разнообразные акции для сбора средств (музыкальные и танцевальные вечера, любительские спектакли, публичные лекции, розыгрыш лотерей), чтобы помочь бедным женщинам и детям-сиротам. Кроме этого, они открывали школы, детские сады, отправляли в учебные заведения дочерей несостоятельных родителей.

Деятельность общества защиты женщин, куда входили Н. В. Стасова, А. П. Философова, М. М. Дондукова-Корсако-ва, была направлена на спасение падших женщин. Известный адвокат и общественный деятель А. Ф. Кони указывал, что общественные союзы «по мере сил должны ослабить условия, толкающие в проституцию, - облегчить выход из ее мрачных недр и заняться врачеванием души погибающей женщины» [14, с. 10]. Прогрессивные женщины организовали союзы и дома поддержки (например, общество дешевых квартир, организованное А. П. Философовой), что давало женщинам возможность обучиться какому-либо ремеслу. Многих такие приюты спасали от отчаяния и нищеты. Благотворительные общества активно боролись против разврата и пьянства. В первую очередь они оказывали женщинам нравственную и материальную поддержку, способствовали распространению женского образования, устраивали приюты для несовершеннолетних проституток, устанавливали особый надзор за положением девушек в ремесленных заведениях и на фабриках. Итак, происходящие во второй

половине XIX столетия радикальные преобразования имели одним из своих следствий изменение положения женщины в обществе. Как позитивные, так и негативные стороны этих изменений стали предметом осмысления в публицистических работах того времени.

1. Михайлов М. Л. Парижские письма // Современник. 1859. № 1. С. 163-182.

2. Михайловский Н. К. Полное собр. соч. : в 10 т. СПБ. : Тип. М. М. Стасюлевича, 1906. Т. 10: К женскому вопросу. 1913. С. 390-400.

3. Соболев М. Женский труд в народном хозяйстве XIX века // Мир Божий. 1901. № 8. С. 71-99.

4. Шашков С. С. Очерки истории русской женщины. С прибавлением статьи «Русская проституция» СПб.: Изд. Н. А. Шигина, 1872. 276 с.

5. Минаев Д. Д. С Невского берега // Дело. 1868. № 5. С. 140-157.

6. Воровский В. В. Литературно-критические статьи. М. : Худож. лит., 1956. 480 с.

7. Лесков Н. С. Русские женщины и эмансипация // Русская речь. 1861. № 46. С. 688-690.

8. Гончаров И. А. Собр. соч. : в 8 т. Т. 8: Статьи, заметки, рецензии, автобиографии, избранные письма. М. : Гослитиздат, 1955. 575 с.

9. Катков М. Н. Наш язык и что такое свистуны // Русский Вестник. 1861. № 3. С. 1-38.

10. Бебель А. Очерки по женскому вопросу М. : Тип. А. П. Поплавского, 1905. 574 с.

11. Бердяев Н. А. О самоубийстве М. : Изд-во Моск. унта, 1992. 24 с.

12. Чхартишвили Г. Писатель и самоубийство М. : Новое литературное обозрение, 2000. 576 с.

13. Слонимский Л. Самоубийство с общественной и нравственной точек зрения // Вестник Европы. 1914. № 1. С. 254-269.

14. Кони А. Ф. О задачах Российского общества защиты женщин в борьбе с проституцией // Мир Божий. 1901. № 5. С. 6-11.

© Петренко Н. А., 2018

УДК 821.161.1

Н. В. Проданик N. V. Prodanik

КНЯГИНЯ N В РОМАНЕ А. С. ПУШКИНА «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН» И «ОПЫТЫ» М. МОНТЕНЯ: КНИЖНЫЙ ИСТОЧНИК ЛИТЕРАТУРНОГО ОБРАЗА

В статье рассматривается образ Татьяны - княгини N в восьмой главе пушкинского романа; в качестве одного из источников образа называется книга М. Монтеня «Опыты». Текстуально-компаративный анализ позволяет увидеть близость ценностей жизни, представлений о судьбе в словах философа и княгини. Объяснением сходства становится творческая биография Пушкина: накануне 18291830-х гг. поэт интересуется наследием Монтеня, вступает с ним в творческий диалог. Пушкин соглашается с мыслями французского философа о примирении в личной судьбе противоположных начал - свободы и необходимости, о сдерживании стихии воображения, о спокойном, стоическом принятии ударов судьбы. Весь этот комплекс суждений входит в пушкинские произведения 1830-х гг., звучит он и в восьмой главе «Евгения Онегина».

Ключевые слова: творчество А. С. Пушкина, роман «Евгений Онегин», образ Татьяны, книжные источники литературного образа, творчество М. Монтеня.

DUCHESS N IN A.S. PUSHKIN'S NOVEL «EUGENE ONEGIN» AND M. MONTAIGNE'S «EXPERIENCES»: BOOK SOURCE OF LITERARY IMAGE

The article discusses the image of Tatiana - Duchess N in the eighth chapter of Pushkin's novel; the book "Experiments" of M. Montaigne is considered as one of the sources of this image. Textual and comparative analysis allows us to see the closeness of the values of life, ideas about fate in the words of the philosopher and of the princess. The creative biography of Pushkin becomes an explanation of the similarity: on the eve of the 1829-1830s, the poet was interested in the Montaigne heritage; he entered into a creative dialogue with him. Pushkin agreed with the thoughts of the French philosopher about reconciliation in the personal fate of opposing principles - freedom and necessity, about restraining the elements of imagination, about the calm, stoic acceptance of the blows of fate. This whole range of judgments is included in the Pushkin's works of the 1830s; it also sounds in the eighth chapter of Eugene Onegin.

Keywords: the works of A.S. Pushkin, the novel "Eugene Onegin", the image of Tatiana, book sources of the literary image, the work of M. Montaigne.

Исследователи неоднократно отмечали, что в «Евгении Онегине» сложно переплетены несколько сюжетных планов: наряду с конкретно-историческим, есть национальный план сюжета, обращающий читателя к русской менталь-ности, его дополняет план онтологический, свидетельству-

ющий о вечном характере проблем, затронутых автором. Ю. М. Лотман, определяя специфику построения «Евгения Онегина», настаивал, что в романе «...текст и внетекстовый мир органически связаны, живут в постоянном взаимном отражении, перекликаются намеками, отсылками,

К вопросу о критическом реализме и реализме социалистическом

«Проблема реализма привлекает к себе глубокое внимание научной общественности. В круг интересов исследователей включаются значительные вопросы: о реалистическом методе; об отношениях между реализмом и другими литературными направлениями; об историческом происхождении реализма и его формах на различных этапах развития; о классическом наследии.

В этих областях сделаны ценные наблюдения. Однако сравнительно менее других разработана важнейшая для нас сейчас проблема связей между реализмом критическим и социалистическим. Назрела настоятельная необходимость конкретно подойти к исследованию характера преемственности между двумя типами реализма и уяснить содержание отношений между реализмом и нереалистическими течениями.

Процесс эстетического развития общества весьма богат, он не сводится к существованию одного, хотя и несомненно важнейшего, творчески наиболее плодотворного направления в искусстве – реализма.

Научное понимание историко-литературного процесса складывается из изучения как самостоятельной исторической роли, выполняемой литературными направлениями, так и из картины борьбы и взаимовлияния между различными течениями в развитии национальных литератур. Не следует при этом забывать и о том важном обстоятельстве, что нередко внутри того или иного метода существуют различные художественные тенденции; выдвигается также вопрос об индивидуальных особенностях, индивидуальном своеобразии того или иного писателя, творчество которого не всегда соответствует характерным чертам направления.

Сказанное имеет непосредственное отношение к реализму второй половины XIX века, если принять во внимание несравнимое в этот период с прошлым многообразие различных литературных течений.

В данной статье рассматриваются лишь некоторые стороны этой проблемы первостепенной важности – проблемы реализма (в основном – на материале французской литературы).

 

* * *

Критический реализм XIX века явился одним из идеологических последствий установления новых общественных отношений и не может быть понят вне важнейшей проблемы, поставленной особенно остро процессом развития противоречий капитализма, – вне проблемы активности человека.

К. Маркс вскрыл своеобразный характер связей между личностью и обществом, между индивидом и исторически определенной совокупностью людей, образующих гражданское общество. В работе «К критике политической экономии» он указывает на то, что по природе своей буржуазные общественные отношения с неизбежностью ведут к антагонизму между людьми. «Буржуазные производственные отношения, – пишет Маркс, – это – последняя антагонистическая форма общественного процесса производства, антагонистическая не в смысле индивидуального антагонизма, а в смысле антагонизма, вырастающего из общественных условий жизни индивидов…» . Таково отношение общества к индивиду.

Совокупность материальных жизненных условий, образующих гражданское общество, с объективной необходимостью ставит людей в антагонистические связи между собой.

С другой стороны, уже в XVIII веке в буржуазном обществе различные формы общественной связи выступают по отношению к отдельной личности только как средство для ее частных целей, как внешняя необходимость. Таково отношение индивида к обществу.

Так складываются особенности существования людей при капитализме, при котором извращенный характер получают связи индивида с обществом; оно (общество) вынуждено изменять своему назначению, толкая индивидов к разобщенности и антагонизму; они же рассматривают общество как голую внешнюю необходимость. Капитализм принес с собой не прикрытую никакими иллюзиями, жестокую эксплуатацию большинства меньшинством; он подчинил связи между людьми чисто денежным отношениям… Вместе с тем капитализм, разрушая феодальные отношения, вызывал к жизни грандиозные производительные силы; революционизируя общественные отношения, он породил пролетариат; под беспощадными ударами капитализма, в борьбе с ним шел пролетариат к осознанию своей великой исторической миссии – положить конец классовому неравенству, эксплуатации человека человеком, «войне всех против всех»…

В этих условиях перед литературой – формой общественного сознания – важнейшей из проблем с объективной непреложностью встала проблема жизнедеятельности, практики, активности человека.

Постановка проблемы активности человека имеет принципиальное значение. Исполненный глубоких противоречий тип отношений между личностью и обществом, на который указывал Маркс, присущ капитализму – последней антагонистической формации, которой завершается предыстория человечества. Вопрос о жизнедеятельности человека, о ее направленности приобрел большую остроту в XIX веке в связи с окончательной победой капиталистических отношений; он стал еще более актуальным и острым в наше время, когда во всемирно-историческом смысле человечество подошло к решению гигантской задачи перехода от капитализма к социализму.

Изучение указанной проблемы дает нам возможность найти один из критериев, помогающих выявить преемственную связь между различными этапами истории реализма в XIX – XX веках, – с одной стороны. С другой – проясняет истинный смысл того размежевания, которое существует между старым (критическим) реализмом и реализмом социалистическим, в соответствии с тем новым содержанием, которое приобретает жизнедеятельность человека в условиях борьбы между социализмом и капитализмом.

Проблема действия получила трезвое и многостороннее освещение в произведениях первой половины прошлого столетия. Изображение общественного человека в наиболее многочисленных его проявлениях составляло основу программы художественного познания действительности у реалистов XIX века. В 1840 году, подводя итоги развития современной ему литературы, Бальзак уже мог констатировать, что она за последнюю четверть века испытала превращение, «изменившее законы поэтики» . В чем состояло это превращение? В каком направлении изменялись законы поэтики?

Процесс «разобществления» людей, диалектика взаимного отчуждения между человеком и обществом, современность в ее уродливых социальных контрастах, в борьбе страстей и разнородных стремлений стала содержанием искусства. В основе эстетики европейского критического реализма было заложено противоречие между уродливым (с социальной точки зрения) общественным укладом и тем фактом, что именно уродливая дисгармоничность общества и есть объект искусства. Реалисты вынуждены были работать с тем «материалом», который давала сама жизнь; действительность, какой она была, стала под руками реалистов источником великих художественных завоеваний. «Однако этот беспорядок и есть источник красоты», – писал Бальзак (т. 15, стр. 501).

Решающим моментом для прогресса жанра романа, по мнению великих реалистов – Бальзака и Стендаля, было богатство общественных форм жизни во Франции; многообразие типов и драматических конфликтов: «здесь обо всем говорят, обо всем мыслят, все совершают» (там же).

Показ новых, усложненных форм жизнедеятельности людей вел к разрушению границ между жанрами. Как и подобает реалисту, Бальзак создавал художественную картину действительности на строго фактическом основании. Но самый факт для Бальзака, Диккенса и других крупных романистов был лишь отправным началом для движения в глубины причин и следствий житейских драм. Факт сам по себе, изолированно взятый, неспособен разъяснить процессы, происходящие в обществе. Жизненный факт тогда становится предметом искусства, когда он делает зримой подземную работу страстей. Диалектика усложненных отношений между личностью и обществом вела реалистов прошлого к необходимости проникать в подпочвенные глубины фактов.

Чтобы заставить факт жить в литературном произведении, писатель должен, по убеждению Бальзака, показать «все его (факта) корни» (т. 15, стр. 348), выявить его лицо и изнанку, открыть смысл, иногда прямо противоположный внешнему облику явления.

Однако необходимость выявить, сделать зримым сложное сцепление обстоятельств, приведших к появлению факта, далеко не исчерпывала задачи художественного изображения хаоса частной жизни, задачи создания буржуазного эпоса. Художнику нужно было открыть социальный двигатель всех событий (Бальзак, «Златоокая девушка»), основу основ, начало и конец жизненной активности. Таким социальным двигателем событий в глазах критических реалистов XIX века стали материальные интересы, господствующие над человеком, страсти, которые являются концентрированным и целеустремленным выражением человеческой активности. Так Вотрен, по замыслу Бальзака, является человеком, в котором выразились дух и страсти каторги, «ее страшное величие, …ее низость…» (т. 3, стр. 180).

С этой точки зрения самый факт выступал своего рода скрещением личной воли, устремлений человека и встречного хода обстоятельств, логики их развития, не зависящего от индивида и враждебного ему. Герои критического реализма XIX века предстали как воплощение, сгущенное и целеустремленное, страстей, царящих в обществе. Здесь можно сослаться и на пример Стендаля, пристально изучавшего способы «охоты за счастьем», построившего свою концепцию социального развития, положив в основу ее понятие господствующей страсти, различные формы которой знаменуют собой разные исторические периоды.

«Социальная природа плодовита на причуды». Великие романисты прошлого с жадным интересом исследовали условия, обстановку и те направления, по которым устремлялась активность человека их времени. Творцы великих произведений искусства «…всегда изучали состояние умственной атмосферы общества. Они, так сказать, всматривались в него, щупали пульс своей эпохи, чувствовали ее болезни, наблюдали ее физиономию, изучали ее настроения; их книга или персонаж всегда были сверкающим звучным призывом, которому отвечали в каждую данную эпоху современные идеи, зарождающиеся фантазии, тайные страсти» (т. 15, стр. 360).

Критический реализм XIX века разоблачал язвы капиталистического миропорядка: эгоизм и паразитизм, погоню за наживой, обожествление частного интереса и т. п. Но нельзя забывать о другой стороне реализма: наблюдая разрушительные последствия власти эгоизма, личной выгоды над человеком, критические реалисты первой половины прошлого века пытались найти выход из царства чистогана, указать на возможность внебуржуазного существования для своих героев. Реалисты прошлого пытались открыть положительные социальные возможности человека, они приходили к показу трагедии неиспользованных, неразвернувшихся или крайне суженных возможностей положительно направленной человеческой жизнедеятельности. Удивительные слова говорит Стендаль о своем Жюльене: «Он был еще очень молод, но, по-моему, в нем было заложено много хорошего. Вместо того чтобы переходить от чувствительности к хитрости, как это случается с громадным большинством, он постепенно обрел бы с возрастом истинно отзывчивую доброту и излечился бы от своей сумасшедшей подозрительности… А, впрочем, к чему эти тщетные предрекания?» . В мире внебуржуазного существования интересы людей могли не иметь агрессивной направленности. Так возникали мечтатели (д’Артез), созерцатели (Понс) у Бальзака, пикквикисты у Диккенса…

Нельзя недооценивать важности подобных поисков идеала гармонически упорядоченного и гуманного существования, опровергающих взгляд на реалистов прошлого, как на людей, занятых будто бы чисто негативной, обличительной работой. Нередко даже в разоблачении и в отрицании сказывалась определенная тенденция, определенное предпочтение, положительный идеал, выраженный в негативной форме. Положительный герой для критических реалистов первой половины XIX века еще нечто не совсем определенное, окончательно не оформившееся как общественный тип; но во всяком случае для Бальзака, например, было ясно, что носитель положительной активности далек от Нусингена, Гобсека, Гранде и т. п. Только последовательный натуралист с его объективизмом или декадент с его убеждением в фатальной извращенности и испорченности человека могут воскрешать уродливое и грязное ради них самих. В антикапиталистической направленности творчества крупнейших реалистов прошлого значительную роль играл революционный опыт трудовых масс, хотя этот опыт и находил отражение в весьма сложно опосредственной форме. В более прямой и очевидной форме исторический опыт масс заявлял о себе в революционно-демократической литературе XIX века.

Критический реализм первой половины прошлого века, поставив в центр своего внимания проблему смысла человеческой активности, исходил из убеждения в огромных социальных возможностях человека. То было результатом великих исторических перемен, обозначивших наступление новой, более высокой и прогрессивной формы человеческого общежития. Реалисты показали его во всеоружии ума, воли, больших страстей. Но реалистам доступно было увидеть, в какие чудовищно превратные формы кристаллизуется жизнедеятельность, активность буржуа, ибо активность эта носит эгоистический характер и направлена только на себя.

 

* * *

Во второй половине прошлого и в начале нынешнего столетия, в условиях зарождения и развития империализма, проблема смысла и направленности человеческой практики встала с еще большей остротой перед западноевропейским реализмом. С последних десятилетий XIX века западноевропейский реализм вступил в новый этап своей истории. В чем же можно видеть его своеобразие, те особенности, в силу которых реализм данного периода составил этап?

Реалисты первой половины XIX века вкладывали точный смысл в понятие «типические обстоятельства». В основу бесконечного разнообразия сюжетов легла в сущности одна, так сказать, генеральная типическая ситуация: личность и общество – враги; общество выступает по отношению к отдельному его члену как жестокая внешняя необходимость; давление общества, его волчьих законов направляет способности и склонности человека.

Следует заметить, что картина порчи, моральной деградации людей под влиянием капиталистических условий жизни не носила в творчестве великих романистов прошлого характера фатальной неизбежности. Показывая гибель доброго, писатели не придавали его (добра) крушению абсолютного внеисторического значения; вырождение положительных начал в человеке выступает у них всегда точно социально мотивированным. Здесь весьма важное значение имела именно точность социальной мотивированности человеческих судеб; доброе представало не только со стороны обреченности своей, но обнаруживало и известную устойчивость, способность к сопротивлению противостоящей ему среде и даже возможность взять верх над враждебными силами в жизни (например, в романах Диккенса).

Уже в творчестве Флобера, которое представляет собою во многом явление переходное от реализма одного периода к другому, намечается тенденция к переосмыслению типических обстоятельств. «Госпожа Бовари» подводила читателя к пессимистическому выводу о роковой зависимости человека от среды, о тщетности всех усилий его вырваться из мертвящих оков социального окружения. Не случайно в глазах братьев Гонкур и Золя роман Флобера стал программным реалистическим произведением. Типические обстоятельства, в которых действуют герои у реалистов первой половины века полны движения: они меняются, становятся. Обстоятельства, предлагаемые персонажам произведений второй половины века внутренне статичны, малоподвижны; это усиливало ощущение безысходности, бесперспективности бытия.

Золя и другие реалисты конца прошлого – начала нынешнего века продолжали дело критического реализма: они показали, в каких многообразных формах, вульгарных и грубо эгоистических, проявляет себя человеческая активность. Вместе с тем в изображении судеб современников громадное, почти самодовлеющее значение начинала приобретать «среда», все более веский смысл придавался фатализму обстановки, окружения героя. Объяснение тех или иных отрицательных или положительных в социальном смысле форм активности человека пытались искать в наследственности, в биологической сущности человеческой природы. Несмотря на то, что изображение среды составляло все большую часть произведения, понимание среды в сравнении с прошлым периодом сужалось, обеднялось. Подробное живописание ближайшего быта, обстановки заслоняло тот «социальный двигатель», отыскание которого составляло пафос творчества Бальзака.

Насколько проблема жизнедеятельности человека, ее социального и нравственного смысла была действительно важнейшей для критического реализма, можно судить по творческой практике Флобера. В творчестве автора «Воспитания чувств» поставлен ряд вопросов, сопряженных со всей последующей историей буржуазного общества и с историей самого реализма. Перед Флобером во всей своей трагической неразрешимости встал вопрос о кризисе действия, кризисе свершения.

Писателя обуревали сомнения: не знаменует ли выход революционной демократии на арену активной гражданской жизни возврат общества к варварским временам средневековья? Но и не означает ли разгул буржуазной политической реакции конец всех перспектив социального прогресса? Глубину своего скепсиса писатель отразил в судьбе двух персонажей «Воспитания чувств» – Делорье и Фредерика Моро. Обоим жизнь не удалась: ни тому, кто мечтал о власти, ни тому, кто мечтал о любви. При всех заблуждениях писателя в отношении революционной демократии того времени сама мысль о кризисе действия, кризисе свершения была проблемой гигантского исторического значения, связанной с судьбами последующего критического реализма. Флобер, конечно, не был здесь первооткрывателем, ибо и до него и после него, уже в наше время, критический реализм сосредоточен по преимуществу на изображении разнообразных форм кризиса действия, кризиса активности.

Тот же Флобер, скептически развенчивая различные формы жизненной активности индивида, пытался искать выход в единственно, по его мнению, свободной от оков буржуазности сфере – сфере мечты, духовной жизни, интеллектуализма. Стремясь возвыситься над кризисом буржуазной общественной мысли, он отстаивал особый вид свободомыслия – «интеллектуальный либерализм» (термин писателя), враждебный конкретным формам политического либерализма, дискредитировавшего себя практически. Для Флобера художник или мыслитель – представители «партии философов» – в силу принципиальной враждебности их миру житейской практики оказывались носителями разума, они как бы воплощали собой существование некоей объективной истины.

От Флобера шла линия к Франсу. Образ одинокого мыслителя у Франса имел принципиальный смысл: именно в качестве мыслителя, созерцателя герой приобретал свойства гуманиста. Франсовский герой наделен свободой, широтой и проницательностью суждений, недоступных буржуазному обывателю в массе своей. Уход в интеллект, в духовные интересы означал для героев Франса погружение в единственно для них нормальную и естественную сферу жизнедеятельности. То было дальнейшим развитием концепции интеллектуального либерализма, намеченной уже «отшельником из Круассе».

Объективно носителями широкого разумного взгляда на жизнь у Франса выступают люди из «партии философов». Но он начал вносить в образ мыслящего героя черты внутренней противоречивости, момент самокритики, идущей или прямо от автора, или объективированной в сознании героя. Когда Бержере называет себя «мыслящим шимпанзе», он иронизирует над собственным идеалом истинной жизни – жизни в сфере духовного наслаждения, созерцания, в сфере не меняющего ничего в мире скептицизма, скептицизма одиночки. Героев с развитым философским интеллектом как бы дополняли у Франса люди плоти: например, в «Харчевне королевы Педок» рядом с Куаньяром – Турнеброш… Непосредственно-чувственное сознание, представленное в конкретном персонаже, тесно сопряженное с носителем философской мысли, должно было компенсировать известную односторонность последнего.

В каком же смысле можно говорить о развитии идей интеллектуального либерализма после Флобера? Франс создавал «Современную историю» в обстановке интенсивной общественной борьбы. Перед лицом нарастающей реакции его Бержере в начале эпопеи полон пессимизма, неверия в социальный прогресс. Его пессимизм в основе своей обусловлен зрелищем беспощадной эгоистической войны человека с человеком, тем, что люди «пожирают друг друга». Он даже убежден, что вообще жить – значит уничтожать, действовать – значит вредить. То было выражением кризиса действия, перенесенного в сферу духовных исканий.

Флобер не пошел дальше отображения кризиса духовных исканий («Бувар и Пекюше»). Иное мы видим у Франса. Позиция «мыслящего шимпанзе», на которой Бержере охотно остается в начале эпопеи, затем отброшена. Бержере – наблюдатель, комментатор неприемлемой для него действительности – приходит, наконец, к высокому общественному идеалу; он испытывает потребность вмешиваться в жизнь, у него вырастают «крылья энтузиазма».

В «Утраченных иллюзиях» Бальзак с поразительной силой изобразил совокупность общественных условий, толкающих художественный талант к проституированию и гибели. Писатели послебальзаковского периода в истории европейской литературы пошли дальше, перемещая внимание на внутренний процесс духовных исканий. Трагедия духовного бытия получила различное идейное освещение у Золя («Творчество»), Бурже («Ученик»), в романах Барреса. Но именно этот принцип детального анализа самого содержания духовной активности становился характерным для литераторов второй половины прошлого – начала нынешнего века.

У Франса в «Современной истории» и у Роллана в эпопее «Жан-Кристоф» ведущим сюжетным началом выступают моменты своеобразной биографии человеческого духа. Этот факт обусловил появление у Роллана жанра романа-потока, в котором широкая панорама действительности переплетается с историей богатой и сложной жизни человеческого сознания.

И сильные и слабые стороны послебальзаковского критического реализма ясно сказались в Жан-Кристофе. Его сила в необычайно ярком раскрытии духовной творческой сущности человеческого бытия, то есть той самой сущности, которая оставалась за порогом натурализма. Его слабость в том, что творческая мощь человека, ощущаемая писателем как нечто враждебное силам капитализма, лишена четкой исторической направленности. Духовные способности человека возводятся в степень стихийных сил природы.

«…божественная радость созидания! Одно только и есть счастье: творить. Живет лишь тот, кто творит. Остальные – это тени, блуждающие по земле, чуждые жизни. Все радости жизни – радости творческие: любовь, гений, действие – это разряды силы, родившейся в пламени единого костра» .

Ромен Роллан разделил здесь судьбу критического реализма, который подошел вплотную к великой проблеме активности, преобразующей мир, и остановился перед нею.

В связи с этим возникает важная проблема художественного метода. Возьмем, к примеру, Золя – одного из крупнейших представителей литературы второй половины XIX века. О нем писал Плеханов следующее: «Я помню, разумеется, что Золя написал «Germinal». Но, оставляя в стороне слабые стороны этого романа, не надо забывать, что если сам Золя начал, как он говорил, склоняться к социализму, то его так называемый экспериментальный метод до конца остался мало пригодным для художественного изучения и изображения великих общественных движений… Оставаясь верными этому методу, художники могли изучать и изображать своих «мастодонтов» и «крокодилов» как индивидуумов, а не членов великого целого» .

Плеханов безусловно прав в отношении натуралистической школы. Но художественный метод Золя не укладывался в границы Натуралистической догмы и в рамки философии позитивизма. Внутри метода Золя существовали различные художественные тенденции, и его нельзя сводить к теории экспериментального романа.

Художественный метод Золя был шире и богаче сконструированной им теории «научного романа», вот почему рядом с «Землей», «Человеком-зверем» или «Доктором Паскалем» могли появиться «Жерминаль», «Разгром»… Эти факты свидетельствуют о наличии разных художественных тенденций внутри метода писателя: Золя оказался в состоянии наряду с изучением «мастодонтов» и «крокодилов» подняться до изображения «членов великого целого».

Строго отвечала требованиям натуралистической теории драма Гауптмана «Перед восходом солнца» (1889) с ее сгущенным показом физиологических подробностей жизни человека, с трактовкой наследственности как начала, всецело определяющего социальные судьбы людей. Известен отталкивающе наглядный натурализм этой пьесы. Но Гауптману принадлежит и драма «Ткачи» (1892), в которой несомненны яркие реалистические черты. В основе драмы лежит конфликт, взятый в его необычайно остром и грозном социальном звучании, «Ткачи», – писал Меринг, – стоят в самом решительном противоречии с той «гениальной» мазней, которая с фотографической точностью снимает любой уголок банальной и брутальной действительности и воображает, что совершает при этом чудеса. В «Ткачах» бьет ключом самая подлинная жизнь, но только потому, что они обработаны с напряженнейшим прилежанием и тонким пониманием искусства» ## Ф.

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

Неизвестные передвижники. Рисунок второй половины XIX века

29 ноября, 2019 — 12 июля, 2020

Государственная Третьяковская галерея представляет новый выставочной проект — четвертую экспозицию из цикла «Художник и время», — который проходит в рамках программы «Третьяковская галерея открывает свои запасники». Поколение художников, входивших в Товарищество передвижных художественных выставок (ТПХВ), подробно исследовано и хорошо знакомо широкому кругу любителей искусства. Творческая практика и художественные устремления передвижников преимущественно были сосредоточены в области живописи, а графике изначально была отведена прикладная функция. Передвижники заново открыли для себя искусство рисунка, акварели. В этом виде графики знаменитые и хорошо известные живописцы предстают совершенно другими — непривычными и, без преувеличения, неизвестными художниками.

16+

Выставка охватывает период с 1871-го по середину 1910-х годов и представляет графику передвижников: подготовительные работы к картинам, а также авторские реплики с живописных произведений, выполненные как для репродуцирования в каталогах и иных изданиях, информирующих о выставках, так и по заказу коллекционеров, пожелавших иметь у себя вариант знаменитого произведения. К раритетным документам эпохи можно отнести «картинки с выставки», изображающие посетителей в залах экспозиций.

Рабочие эскизы передвижников составляют значительную часть графического собрания Третьяковской галереи. Данный приоритет был определен П.М. Третьяковым еще при комплектовании собрания. Фиксируя различные этапы развития замысла — от первоначального наброска до окончательного варианта — эти подготовительные работы раскрывают неизвестные грани композиционного и образного решения известных полотен. В эскизах сохранены и несуществующие композиции — нереализованные, уничтоженные, утраченные. Настоящая экспозиция отражает характерный для выставок ТПХВ тематический срез материалов. Особым спросом у публики пользовались жанровые сюжеты, картины-сценки, зарисовки из жизни. Протестная, бунтарская нота скорее проявляла себя в композициях на исторические темы. Художники выбирали поворотные, трагические эпизоды прошлого страны — Смутное время, стрелецкие бунты, пугачевское восстание. Активную реакцию публики и прессы вызывали картины на религиозные темы, в которых было дано личностное, современное прочтение канонических образов и сюжетов.

При том, что портреты и пейзажи составляли практически основной массив на выставках ТПХВ, эскизы к ним крайне редки. В подготовительных рисунках к пейзажу и портрету функции этюда и эскиза чаще всего соединяются. Узнавание в этюдном прототипе персонажа даже самой известной картины представляет собой увлекательную и порой совсем непростую для зрителя задачу. Степень трансформации его облика от натурного впечатления до итогового воплощения в живописном варианте может быть достаточно велика. Часто художники находили натурщиков в своем ближайшем окружении. Экспозиция натурных этюдов — это и своеобразная портретная галерея современников. Художник Д.М. Боло́тов позировал И.Е. Репину для картины «Прием волостных старшин императором Александром III во дворе Петровского дворца в Москве» (1886), писатель В.М. Гаршин — для главного героя в произведении «Не ждали» (1884–1888), мать В.А. Серова стала моделью для царевны Софьи в работе «Царевна Софья Алексеевна через год после заключения ее в Новодевичьем монастыре, во время казни стрельцов и пытки всей ее прислуги в 1698 году» (1879), В.Д. Поленов способствовал убедительности образа Алёши Поповича в «Богатырях» (1881–1898) В.М. Васнецова.

В экспозиции показаны как общие, определенные временем черты в подходе к натурному этюду, так и существенные различия в понимании его идеи и функции. И.Е. Репина, например, больше занимали выразительность и точность позы. В этюдах он практически не работал с цветом. У В.И. Сурикова большинство этюдов — акварельные, каждый из которых представлял собой колористическую матрицу будущего полотна.

Отличительной чертой эпохи было появление авторских графических повторений живописных произведений, примеры которых также представлены в отдельном зале выставки. Передвижники придавали особое значение репродуцированию своих произведений для знакомства с ними широкого круга зрителей. Отделить авторскую реплику от эскиза для неподготовленного зрителя не представляется возможным. Специально для настоящего проекта создатели выставки собирали репродукции, вычисляя их по различным свидетельствам. Иногда эти работы позволяют увидеть произведения, неосуществленные или не дошедшие до наших дней, или уточнить дату создания того или иного произведения. Уже первая выставка ТПХВ сопровождалась публикациями рисунков-реплик картин, представленных в экспозиции. В дальнейшем реплики исполнялись для иллюстрированных каталогов ТПХВ и для размещения на страницах многотиражных периодических изданий — журналов «Нива», «Всемирная иллюстрация», «Пчела» и других.

На выставке также представлены известные картины передвижников, воспроизведенные в технике офорта, в том числе и самими авторами. Практика гравирования сказалась на характере перового рисунка в творчестве многих художников. Часто рисунок почти имитировал офорт. В творчестве И.И. Шишкина они настолько тесно взаимосвязаны, что в результате их взаимодействия выработался тот характерный шишкинский штрих, который отличает графические произведения мастера, будь то рисунок «от руки» или печатный лист.

В последних залах можно увидеть произведения, которые экспонировались непосредственно на выставках ТПХВ. Это, например, натурные этюды из путешествий. В собрании Галереи хранятся целые серии таких «отчетных» акварельных этюдов Н.Е. и В.Е. Маковских, В.Д. Поленова, В.И. Сурикова. Текучие, принципиально незаконченные акварели, открытая манера и при этом стремление увеличить графику до невероятных размеров — как в случае с уникальным гигантским рисунком И.И. Шишкина «На ручье» (1895) — воспринимаются, как стремление уравнять в правах графику и живопись в экспозиционном ряду.

Графический портрет, заявленный как некая новая, равноправная с живописью форма, уже на первых выставках ТПХВ выработал новые конкурентоспособные свойства. Рисунок обретал цвет. Начал возрождаться интерес к практически забытой технике пастели. Графический портрет стремился к репрезентативности, становясь более масштабным и по размерам, и по характеру рисования.

Важно отметить, что именно передвижники первыми организовали выставку этюдов, эскизов и рисунков. Репин показал на этой выставке около 50 своих работ высочайшего качества, в результате чего эскиз и этюд начали восприниматься публикой как имеющие самостоятельную значимость, станковый статус и коллекционную ценность произведения. До этого графика считалась исключительно рабочим материалом; эскизы и этюды никто не собирал, их роль была закрытой, непубличной. Таким образом, именно в недрах передвижничества была рождена идея показа «лаборатории художника» — подготовительных штудий к картинам. Она воплощалась в серии специализированных выставок этюдов, рисунков и эскизов (1903, 1914–1916), которые во многом послужили эстетическому осмыслению эффектов незавершенности, эскизной манеры рисования, открытости самого процесса работы художника и подготовили почву нового расцвета искусства графики на рубеже ХХ века.

Куратор выставки: Ирина Викторовна Шуманова, заведующий отделом графики XVIII - начала XX века Государственной Третьяковской галереи



Посещение и временные правила

Часы работы выставки: 
Пн — выходной 
Вт, Ср, Вс —  10:00 - 18:00, вход до 17:00 
Чт, Пт, Сб — 10:00 - 21:00, вход до 20:00

Стоимость билетов:
Взрослый полный — 500 ₽
Льготные категории  — 250 ₽, бесплатно 

Посещение выставки входит в стоимость входного билета в Главное здание Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке, 10. При покупке билета онлайн выбирайте «Входной билет с на экспозицию, Лаврушинский пер.,10». 

«Друзья Третьяковской галереи» — без билета и без очереди. Подробнее


Галерея осуществляет регулярную полную санитарную обработку помещений, включая гардероб и камеры хранения в соответствии с предписаниями Роспотребнадзора и Министерства культуры РФ. 

Обезопасьте себя и гостей музея: на входе в музей, пожалуйста, пройдите процедуру измерения температуры бесконтактным способом; в залах используйте индивидуальные средства защиты (маски/респираторы), соблюдайте дистанцию 1,5-2 метра и следуйте обозначенному однонаправленному маршруту осмотра. Просим вас оставить в камере хранения антисептические гели и спреи. 

Запланируйте посещение заранее: с 3 июля посещение Третьяковской галереи проходит по сеансам. Сеанс — это 30-минутный интервал, когда вы можете зайти в музей, рекомендуемое время осмотра — 2 часа. 

Только узким кругом: количество посетителей в залах ограничено. Вы можете посетить постоянные экспозиции и временные выставки Третьяковки с организованной экскурсионной группой не более 5 человек.

Оставайтесь с Третьяковкой онлайн: временно в музее приостановлены массовые  мероприятия. Присоединяйтесь к событиям музея онлайн.

Здоровье важнее! Если вы почувствовали себя плохо, билет можно сдать бесплатно за день до посещения онлайн с возвратом полной стоимости билета. Если вы не прошли температурный контроль на входе, дату визита можно перенести с сохранением билета. 

Литературные салоны и кружки в русской культуре первой половины XIX века

Книжная выставка представляет издания из фондов ГПИБ, раскрывающие мир литературных кружков и салонов в России первой половины XIX века, которые оставили заметный след в развитии культуры и общественной мысли.

Выставка открывается разделом, где представлены книги, рассказывающие об истории возникновения салонов в Европе. Эти аристократические салоны и кружки, объединявшие людей с общими интересами, вкусами, жизненной средой, стали пространством интеллектуального общения, где мог активизироваться творческий потенциал посетителей салона. Традиция светских гостиных, привнесенная из Франции, в России начала распространяться со второй половины XVIII века. Русская салонная культура зародилась позже европейской и во многом носила подражательный характер, перенимая черты французских салонов. В то же время она имела и свои особенные черты. XVIII столетие явилось периодом подготовки к формированию кружковых традиций XIX века, когда характер процесса их создания и функционирования приобрел черты устойчивости и влияния на духовную жизнь русского общества. Кружки и салоны занимали особое место в жизни русского общества и выступали важным фактором становления и развития национальной культуры.

        

 

Второй раздел выставки объединяет работы, в которых содержится анализ феномена российских салонов, их влияния на культурный процесс. Наиболее важные статьи о литературных кружках, салонах и обществах увидели свет на рубеже 1920-1930 гг. Известная книга М. Аронсона и С. Рейсера «Литературные кружки и салоны» (М. ; Л., 1930) убеждает в том, что ведущая роль в русской духовной культуре принадлежала именно интимному кружку. Это издание, сразу ставшее библиографической редкостью, было переиздано только в 2001 г. В работах Ю. М. Лотмана изложены результаты исследования различных аспектов взаимосвязи русской литературы и культуры, исследованы формы и содержание живого общения в салонах А. Дельвига, А. Оленина, Хитрово-Фикельмон, Карамзиных. Интересные наблюдения сделаны В. Вацуро в работах о литературном салоне С.Д. Пономаревой. В 1990-2000 гг. вновь возрастает интерес к истории дворянской культуры, ставятся задачи переосмысления отношения к салонам. В этом отношении показательны работы А. М. и М. А. Гординых, О. С. Муравьевой, Б. А. Успенского. Русским салонам в контексте дворянской культуры пушкинской эпохи посвящены, в частности, энциклопедический словарь «Быт пушкинского Петербурга», книга Н. А. Марченко «Приметы милой старины».

         

 

Часть выcтавочных экспонатов демонстрирует литературу, посвященную тем людям, вокруг которых формировался салон или кружок. В первой половине XIX века в Петербурге наиболее яркими и известными были салоны Воейковой, Голицыной, Дельвига, Карамзиных, Жуковского, Лавалей, Одоевского, Олениных, Плетнева, Пономаревой, Ростопчиной, Смирновой-Россет, Соллогуба, Хитрово, Фикельмон. В Москве в это время представляли интерес салоны Волконской, Елагиной, Свербеевых, Павловых. В разделе широко представлена мемуарная литература. Начиная с последней трети XVIII века, мемуары получили значительное распространение в российских образованных кругах. Их публиковали журналы «Русская старина», «Исторический вестник», «Русский архив». В этих произведениях авторы описывали события, свидетелями которых они были, давали развернутые характеристики своим современникам. В этой связи интересны также «Записки» К.А. Полевого (СПб., 1888), «Литературные встречи и знакомства»  А.Милюкова (СПб., 1890), «Воспоминания» Е.Ф. Юнге  (М., [б.г.]). Кроме того, обращают на себя внимание некоторые современные публикации, не издававшиеся ранее и содержащие весьма ценные комментарии: Оленина А. А. Дневник. Воспоминания (СПб., 1999), Фикельмон Д. «Дневник 1829-1837» (СПб., 2009), Свербеев Д. Н. «Мои записки» (М., 2014).

       

В первой половине XIX века салоны существовали не только в Петербурге и Москве, но и в таких провинциальных городах, как Харьков, Казань, Одесса, Воронеж, Вильно. Провинциальные салоны играли значительную роль в духовной жизни местного дворянства, позволяли наполнить конкретным содержанием общественно-гражданские процессы развития культуры. В этом смысле представляют интерес следующее издания: Пиксанов Н. К. «Областные культурные гнезда» (эта работа не переиздавалась с 1928 г.), книга одесского краеведа Д. Атлас «Старая Одесса, ее друзья и недруги», переиздание 1911 года.

         

 

Четвертый раздел представлен литературой, отражающей роль светских салонов, как интеллектуальных центров воспитания у дворянского общества исторического мышления. В 1810-1820-е годы относительно открыто обсуждались социально-политические проблемы российской действительности. Общественное мнение формировало своеобразный рейтинг популярности ведущих политических деятелей, в том числе самого императора. Завершение первой четверти XIX в. стало своеобразным рубежом по широте и степени проявления общественного мнения в России. Салоны и кружки той эпохи оказались тесно связанными с декабристским движением. Наступление реакции во внутренней политике Николая I обусловило возрастание общественной роли литературных салонов как неофициальной нерегламентированной формы интеллектуального общения. В обществе возникла тяга к свободному обмену мнениями в интимном дружеском кругу. В 30-е годы XIX века интересные литературные кружки создают студенты и выпускники Московского университета, находившегося вдалеке от официального, чиновничьего Петербурга. Таким образом, литературный салон стал особой формой духовной жизни интеллектуальной элиты, организованной для общения по историко-культурной, общественно-политической и философской тематике с акцентом на вопросы литературного творчества. Литература всегда являлась выразителем самосознания культурного общества, отражением переживаемых им проблем, его умонастроений.

 

Последний раздел выставки посвящен салонной культуре. Салонная жизнь строилась во многом по законам ритуала светского этикета и в то же время характеризовалась некоторыми собственными правилами и обычаями. Основным и излюбленным занятием посетителей салона была светская беседа. Здесь могли обсуждаться проблемы политики или искусства, литературные новинки. Хозяйка или хозяин салона только выбирали тему и руководили дискуссией, создавая благоприятную атмосферу для презентации талантов своих гостей. Салоны соревновались в искусстве ведения бесед, остроте поднимаемых проблем, и интересности приглашенных гостей. Серьезные разговоры чередовались с играми: шарадами, буриме, живыми картинками. Неотъемлемым атрибутом салонной жизни были альбомы. В России альбом получил название «картинной книги». В начале XIX столетия альбомный репертуар значительно расширился: в альбомах появились автографы, рисунки, акварели. Многие поэты относились к альбомам снисходительно, что не помешало моде на них. Значение альбомов велико, так как представляются весьма важными по ценности документами эпохи. В этом разделе интересны следующие издания: Корнилова А.В. «Мир альбомного рисунка» (Л., 1990), «Правила светского обхождения о вежливости» (М., 1829).

    

Литературные салоны и кружки первой половины XIX в. сыграли заметную роль в развитии художественно-эстетических вкусов и интеллектуальных потребностей просвещенной публики.

 

 

Книжная выставка представляет издания из фондов ГПИБ, раскрывающие мир литературных кружков и салонов в России первой половины XIX века, которые оставили заметный след в развитии культуры и общественной мысли.
Выставка состоит из 5 разделов.
В первом разделе представлены книги, рассказывающие об истории возникновения салонов в Европе. Эти аристократические салоны и кружки, объединявшие людей с общими интересами, вкусами, жизненной средой, стали пространством интеллектуального общения, где мог активизироваться творческий потенциал посетителей салона.
Традиция светских гостиных, привнесенная из Франции, в России начала распространяться со второй половины XVIII века.  Русская салонная культура зародилась позже европейской и во многом носила подражательный характер, перенимая черты французских салонов. В то же время она имела и свои особенные черты.
XVIII столетие явилось периодом подготовки к формированию кружковых традиций XIX века, когда характер процесса их создания и функционирования приобрел черты устойчивости и влияния на духовную жизнь русского общества. Кружки и салоны занимали особое место в жизни русского общества и выступали важным фактором становления и развития национальной культуры.

2-3 картинки.

       Второй раздел выставки объединяет работы, в которых содержится анализ феномена российских салонов, их влияния на культурный процесс. Наиболее важные статьи о литературных кружках, салонах и обществах увидели свет на рубеже 1920-1930 гг. Известная книга М. Аронсона и С. Рейсера «Литературные кружки и салоны» (М.-Л., 1930 г.) убеждает в том, что ведущая роль в русской духовной культуре принадлежала именно интимному кружку. Это издание, сразу ставшее библиографической редкостью, было переиздано только в 2001 г.  В работах Ю.М. Лотмана изложены результаты исследования различных аспектов взаимосвязи русской литературы и культуры, исследованы формы и содержание живого общения в салонах А. Дельвига, А. Оленина, Хитрово-Фикельмон, Карамзиных. Интересные наблюдения сделаны В. Вацуро в работах о литературном салоне С.Д. Пономаревой.
     В 1990-2000 гг. вновь возрастает интерес к истории дворянской культуры, ставятся задачи переосмысления отношения к салонам. В этом отношении показательны работы А.М. и М.А. Гординых, О.С. Муравьевой, Б.А. Успенского. Русским салонам в контексте дворянской культуры пушкинской эпохи посвящены, в частности, энциклопедический словарь «Быт пушкинского Петербурга», книга Н.А. Марченко «Приметы милой старины».

2-3 картинки
   Третий раздел объединяет литературу, посвященную тем людям, вокруг которых формировался салон или кружок. В первой половине XIX века в Петербурге наиболее яркими и известными были салоны Воейковой, Голицыной, Дельвига, Карамзиных, Жуковского, Лавалей, Одоевского, Олениных, Плетнева, Пономаревой, Ростопчиной, Смирновой-Россет, Соллогуба, Хитрово, Фикельмон. В Москве в это время представляли интерес салоны Волконской, Елагиной, Свербеевых, Павловых.
В разделе широко представлена мемуарная литература. Начиная с последней трети XVIII века, мемуары получили значительное распространение в российских образованных кругах. Их публиковали журналы «Русская старина», «Исторический вестник», «Русский архив». В этих произведениях авторы описывали события, свидетелями  которых они были, давали развернутые характеристики своим современникам.
В этой связи интересны также книги Полевого К.А. «Записки» (Спб., 1888), Милюкова А. «Литературные встречи и знакомства» (СПб., 1890), Юнге Е.Ф. «Воспоминания» (М.,б.г.). Кроме того, обращают на себя внимание некоторые современные публикации, не издававшиеся ранее и содержащие весьма ценные комментарии: Оленина А.А. Дневник. Воспоминания (СПб., 1999), Фикельмон Д. «Дневник 1829-1837» (СПб., 2009), Свербеев Д.Н. «Мои записки» (М., 2014).

Картинки: обложки журн.

а. В первой половине XIX века салоны существовали не только в Петербурге и Москве, но и в таких провинциальных городах, как Харьков, Казань, Одесса, Воронеж, Вильно.  Провинциальные салоны играли значительную роль в духовной жизни местного дворянства, позволяли наполнить конкретным содержанием общественно-гражданские процессы развития культуры.
В этом смысле представляют интерес следующее издания: Пиксанов Н.К. «Областные культурные гнезда» (эта работа не переиздавалась с 1928 г.), книга одесского краеведа Д. Атлас «Старая Одесса, ее друзья и недруги»,переиздание 1911года

картинки: теневая, виды

   Четвертый раздел представлен литературой, отражающей роль светских салонов, как интеллектуальных центров воспитания у дворянского общества исторического мышления. В 1810-1820-е годы относительно открыто обсуждались социально-политические проблемы российской действительности. Общественное мнение формировало своеобразный рейтинг популярности ведущих политических деятелей, в том числе самого императора. Завершение первой четверти XIX в. стало своеобразным рубежом по широте и степени проявления общественного мнения в России. Салоны и кружки той эпохи оказались тесно связанными с декабристским движением.
   Наступление реакции во внутренней политике Николая I обусловило возрастание общественной роли литературных салонов как неофициальной незарегламентированной формы интеллектуального общения. В обществе возникла тяга к свободному обмену мнениями в интимном дружеском кругу.
    В 30-е годы XIX века интересные литературные кружки создают студенты и выпускники Московского университета, находившегося вдалеке от официального, чиновничьего Петербурга.
Таким образом, литературный салон стал особой формой духовной жизни интеллектуальной элиты, организованной для общения по историко-культурной, общественно-политической и философской тематике с акцентом на вопросы литературного творчества. Литература всегда являлась выразителем самосознания культурного общества, отражением переживаемых им проблем, его умонастроений.

2-3 картинки

   Последний раздел посвящен салонной культуре. Салонная жизнь строилась во многом по законам ритуала светского этикета и в то же время характеризовалась некоторыми собственными правилами и обычаями.
Основным и излюбленным занятием посетителей салона была светская беседа. Здесь могли обсуждаться проблемы политики или искусства,   литературные новинки.Хозяйка или хозяин салона только выбирали тему и руководили дискуссией, создавая благоприятную атмосферу для презентации талантов своих гостей. Салоны соревновались в искусстве ведения бесед, остроте поднимаемых проблем, и интересности приглашенных гостей. Серьезные разговоры чередовались с играми: шарадами, буриме, живыми картинками.
     Неотъемлемым атрибутом салонной жизни были альбомы. В России альбом получил название «картинной книги». В начале XIX столетия альбомный репертуар значительно расширился: в альбомах появились автографы, рисунки, акварели.Многие поэты относились к альбомам снисходительно, что не помешало моде на них. Значение альбомов велико, так как представляются весьма важными по ценности документами эпохи.
В этом разделе интересны следующие издания: Корнилова А.В. «Мир альбомного рисунка» (Л., 1990), « Правила светского обхождения о вежливости.» М.,1829г.,

2-3 картинки.

    Литературные салоны и кружки первой половины XIX в. сыграли заметную роль в развитии художественно-эстетических вкусов и интеллектуальных потребностей просвещенной публики.

Особенности литературы второй половины 19 века 19 век Разное :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Разное / 19 век / Особенности литературы второй половины 19 века

    19 век – знаменательный век в русской литературе. Он дал миру такие великие имена, как А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой… Литература этого времени четко делится на два периода: первая половина 19 века и вторая половина 19 века. Художественные произведения этих периодов отличаются идейным пафосом, проблематикой, художественными приемами, настроением.
    Авторы, чьи произведения составляют классику русской литературы второй половины 19 века, очень разные. В их число входят А.Н. Островский, И.С. Тургенев, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов.
    А.Н. Островский по праву считается реформатором, привнесшим много нового в русскую драматургию. Новаторство его сказалось в том, что он круто повернул русский театр к жизни и к ее актуальным социально-нравственным проблемам. Островский первым обратился к жизни русского купечества, обрисовал быт и нравы этого огромного слоя российского общества, показал, какие проблемы существуют в нем.
    Кроме того, именно Островский стал «разработчиком» психологической драмы, показывающий внутренний мир героев, волнения их души. Пьесы этого драматурга наполнены символикой. Все эти черты найдут продолжение в пьесах Чехова и драматургов 20 века.
    И.С. Тургенев вошел в историю не только русской, но и мировой литературы как непревзойденный психолог и художник слова. Этот писатель известен прежде всего как автор романов «Отцы и дети», «Дворянское гнездо», «Рудин» и другие. Кроме того, он является создателем стихов в прозе, полных лиризма и глубоких раздумий над жизнью, и других прозаических произведений.
    Определяя главную особенность своего творческого пути, Тургенев говорил: «Я стремился, насколько хватало сил и умения добросовестно и беспристрастно изобразить и воплотить то, что Шекспир называл самый образ и давление времени».
    Классик сумел показать в своем творчестве чистоту любви, силу дружбы, страстную веру в будущее своей Родины, уверенность в силе и мужестве русского человека. Творчество истинного художника слова предполагает множество открытий, и Тургенев - тому подтверждение.
    Все творчество Ф.М. Достоевского — это художественное исследование человека, его идеальной сути, его судьбы и будущего. Человек Достоевского — это существо, потерявшее целостность, это человек в разладе, в несовпадении с действительностью и с самим собой. Можно сказать, что герой Достоевского – это мятущийся герой, который постоянно находится в поисках себя. Этот путь полон страданий, крови, греха. Но всегда это – мыслящий человек, пытающийся познать себя. В своем отрицании и Бога и жизни герой Достоевского намного честнее, чем многие «верующие» и «добропорядочные» люди.
    Персонажи Достоевского кровно связаны с Богом, хотя часто и отрицают его. Сами того не ведая, они часто проходят путь многих евангельских святых, буквально «перестрадав» свою веру.
    Мир Достоевского – это мир «униженных и оскорбленных». Взгляд писателя обращен именно к ним, обнажая жизнь и страданья этих людей. Во многом, поэтому Ф.М. Достоевского называют «великим русским гуманистом».
    Изображение духовного роста человека, «диалектики души» — самое, пожалуй, характерное в творчестве Л.Н. Толстого. Эта художественная особенность прослеживается на протяжении всего творческого пути писателя. Толстой пишет так, что ясно видно: чем больше влияет на человека светское общество, тем беднее его внутренний мир, человек может достигнуть внутренней гармонии в общении с народом, с природой. Толстой убежден, что сословные преграды угнетающе действуют на развитие характера.
    Герои Толстого не чужды противоречий, в них происходит упорная внутренняя борьба, но лучшие душевные качества никогда не изменяют им. Интуитивная душевная чуткость Наташи, благородство Пьера, аналитический ум и моральная красота князя Андрея, тонкая душа княжны Марьи — все это объединяет героев «Войны и мира», несмотря на индивидуальность каждого характера. Можно сказать, что всех лучших героев Толстого объединяет богатство душевного мира и стремление к счастью.
    Все произведения А.П. Чехова не только очень реалистичны, но в них еще и заложен глубокий философский смысл. «Пошлость пошлого человека» - это то, против чего всю жизнь боролся писатель. Протест против обыденщины, мещанства - главное в его произведениях. Одни герои писателя стремятся вырваться из этого «заколдованного круга» (три сестры из одноименной пьесы), другие покорно погружаются в эту трясину, постепенно усыпляя свою душу (док тор Старцев из «Ионыча», например).
    Произведения Чехова сложны и очень тонки. В них несколько смысловых пластов, раскрыть которые может только внимательный и знающий читатель. Все произведения этого русского писателя наполнены множеством символов, позволяющих раскрыть всю их глубину.
    Таким образом, русская литература второй половины 19 века очень разнообразна и ярка. Каждый писатель того времени – это настоящая величина не только русской, но и мировой литературы. Несмотря на все различия, всех этих художников объединяет любовь к родине, стремление улучшить жизнь русских людей. Кроме того, все писатели пользовались классическими традициями, создавая на их основе что-то свое, новое, ставшее, в свою очередь, тоже классикой.


0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Разное / 19 век / Особенности литературы второй половины 19 века


Смотрите также по произведению "19 век":


Бог в Америке: Учебное пособие: Новый свет (Эпизод 4)

Резюме В 19 веке силы современности бросили вызов традиционной вере и вбили клин между либеральными и консервативными верующими. Иммигрант из Богемии Исаак Майер Уайз принял перемены и основал реформистский иудаизм в Америке, в то время как его противники придерживались традиций Старого Света. В Нью-Йорке пресвитерианский библеист Чарльз Бриггс стремился совместить свою евангельскую веру с современной библейской наукой, что привело к суду за ересь.В 1925 г. на судебном процессе по эволюции Скоупса христианский фундаменталист Уильям Дженнингс Брайан столкнулся с вольнодумцем Кларенсом Дэрроу в битве между научной и религиозной истиной. Израиль в Америке

Пока американские протестанты изо всех сил пытались примириться с современностью в 19 веке, еврейские иммигранты также формировали свой собственный ответ на современный мир. Раввин Исаак Майер Уайз возглавил движение за перемены и разработал реформистский иудаизм, который тесно связал судьбу еврейского народа с судьбой Америки.«Свобода, - сказал он, - это наше место в истории, наша национальная судьба, наш идеал, сама душа нашего существования». Он с энтузиазмом воспринял свободу религии в Америке и призвал евреев приветствовать новые возможности, которые предлагает Америка. «Он не видел причин переносить все европейские проблемы и все религиозные разделения Европы в Соединенные Штаты», как заметил один историк. Европейский еврей должен стать американским евреем, «пробужденным к самосознанию» и «независимому мышлению», писал раввин Уайз, «для того, чтобы обрести гордое самосознание свободно рожденного человека.… Я начал американизироваться изо всех сил ». Мужчины и женщины сидели вместе на службах, проводимых не только на иврите, но и на немецком и английском языках. В синагоге были введены хоры. Были отменены диетические законы и правила.

Важная попытка американизации была предпринята в 1885 году, когда группа раввинов-реформаторов изложила свои основные принципы в определяющем документе, известном как Питтсбургская платформа. Раввин Уайз назвал его Декларацией независимости, в которой реформистский иудаизм тесно связан с духом современности:

Мы считаем, что современные открытия научных исследований в области природы и истории не противоречат доктринам иудаизма, поскольку Библия отражает примитивные идеи своего времени.… Мы считаем, что все законы Моисея и раввинов, регулирующие диету, священническую чистоту и одежду, возникли в веках и под влиянием идей, совершенно чуждых нашему нынешнему умственному и духовному состоянию. Им не удается произвести впечатление на современного еврея духом священнической святости; их соблюдение в наши дни скорее будет препятствовать, чем способствовать современному духовному возвышению. ... Мы считаем своим долгом участвовать в великой задаче современности, решать на основе справедливости и праведности проблемы, порожденные контрастами и пороками нынешней организации общества.

Раввин Уайз видел реформу и модернизацию как способы возродить иудаизм и объединить его на новой земле. Хотя цель объединения американских евреев ускользнула от него, в разгар великих религиозных и культурных изменений он преуспел в продвижении очень американского вида иудаизма.

Ересь, высшая критика и Священное Писание

Возникнув в немецких академических кругах в начале 19 века, более высокая критика подчеркивала, что Библия является продуктом разных авторов, культур, времен и мест.Это подходило к Библии не как к почитаемому Священному Писанию, а как к литературе, которую нужно исследовать. Используя инструменты литературного анализа, ученые исследовали тексты, чтобы определить, когда, где и кем они были составлены. Они также оценили богословские программы различных авторов этих текстов. Их результаты опровергли знакомые предположения и выдвинули новые гипотезы: Моисей не писал первых пяти книг Библии; Книга Бытия содержала два разных рассказа о творении и, вероятно, была составлена ​​двумя разными авторами; Давид написал не все приписываемые ему псалмы.Прошло почти 2000 лет с тех пор, как были написаны Евангелия Нового Завета, а книги Ветхого Завета были еще старше. Между тем, современные исследователи Библии говорят, что цивилизация шла вперед, и многие из предположений, ценностей и верований в Библии устарели.

К 1870-м годам борьба за модернизм достигла апогея. Некоторые консервативные ученые настаивали на безошибочности Библии и вели войну против новых либеральных интерпретаций и теории эволюции Дарвина.Однако другие ученые, которые приняли более высокую критику, больше не понимали теологию как фиксированный свод вечных истин, а скорее как «эволюционное развитие, которое должно соответствовать стандартам и потребностям современной культуры».

В течение 1880-х и 1890-х годов это новое понимание богословия распространилось во многих твердынях американского протестантизма. В 1891 году либеральные и консервативные протестанты открыто столкнулись в судебных процессах по обвинению в ереси Чарльза Бриггса, набожного пресвитерианина, который учился в Германии и был назначен на престижную кафедру библейских исследований в Союзной теологической семинарии в Нью-Йорке.В своей вступительной лекции на тему «Авторитет Священного Писания» Бриггс попытался соединить евангельское благочестие с современной библейской критикой. Он надеялся найти «настоящую Библию», сказал он, и объяснил, что его озарение пришло к нему «с силой божественного откровения». Он назвал себя «благословленным новым божественным светом», а Библию - «озаренным новым светом». Обращение Бриггса и его последующие судебные процессы по обвинению в ереси подняли серьезные вопросы о религиозном и библейском авторитете в Америке.Сторонники сочли лекцию «ярким призывом к борьбе за торжество подлинно современного христианства». Возмущенные противники спрашивали: «Разве люди действительно могут жить без Бога?» и "Нет ничего святого?" В основные протестантские группы вбивался клин, в результате чего члены одних и тех же конфессий разделились на прогрессивные и традиционные, либеральные и консервативные лагеря.

В своей книге Как читать Библию Джеймс Кугель, специалист по еврейской Библии и библейским толкованиям, резюмирует важные вопросы, поднятые историей Чарльза Бриггса и судебными разбирательствами по делу о ереси против него:

Чарльз А.Бриггс, возможно, был непосредственным ответчиком в судебном процессе, но в более широком смысле обвинением выступила сама Библия. Что это было на самом деле? Была ли это особенная книга, не похожая ни на одну другую, само слово Божье? Или это было, как, казалось, предполагал Бриггс, главным образом (хотя и не исключительно) продуктом человеческого труда, а действительно, работой людей, которые жили во времени и в месте, далеком от нашего собственного? Действительно ли его истории правдивы? Если да, то не было ли даже сомнение в их точности кощунством - ересью, как обвиняли обвинители Бриггса? Или же для библейских ученых, как и всех других исследователей с университетским образованием, было совершенно правильным беспрепятственно следовать своим теориям, глубоко изучая каждый аспект Библии и позволяя фишкам упасть, где бы они ни находились?
Эпоха фундаментализма

Жестокость Первой мировой войны бросила вызов либеральной вере в человеческий прогресс и способность человечества реализовать Царство Божье на земле.До войны существовал разрозненный набор консервативных групп, мало интересовавшихся политическими и социальными проблемами. Но в послевоенной обстановке они объединились в антимодернистское движение, известное как фундаментализм. Фундаменталисты были частью более широкого евангелизма, уходящего своими корнями во времена Первого великого пробуждения 1740-х годов. В 1920-е годы фундаменталисты, больше не отстраненные от политики, приобрели воинственность, которая отличала их от других евангелистов. Историк Джордж Марсден заметил, что «фундаменталист - это евангелист, который на что-то сердится.«

Консервативные протестанты, которые выступали против тенденций модернизации и верили, что Библия является словом Божьим - что она «означает то, что говорит, и говорит то, что означает», как отмечает в этом эпизоде ​​профессор истории и теологии Марк Масса, - нашли сильного защитника. в Уильямсе Дженнингсе Брайане, прогрессивном демократическом политическом деятеле и ораторе, известном как «Великий простолюдин». Брайана также называют «последним великим образцом евангелической политической активности XIX века». Он был убежден, что ответвление теории дарвинизма, известное как социальный дарвинизм, позволило богатым и могущественным капиталистам оправдать попирание бедных и слабых.Он провозгласил, что «все беды, от которых страдает Америка, можно проследить до учения об эволюции», а противоядием от социальных болезней была Библия. «Сейчас я участвую в самой большой реформе своей жизни», - сказал Брайан. «Я пытаюсь спасти христианскую церковь от тех, кто пытается разрушить ее веру». Он также стремился восстановить особые отношения Америки с Богом.

На суде над Скоупсом в 1925 году Брайан столкнулся с адвокатом Кларенсом Дэрроу, самопровозглашенным агностиком, который утверждал, что «происхождение того, что мы называем цивилизацией, связано не с религией, а со скептицизмом ... современный мир - дитя сомнения и исследования, поскольку древний мир был дитя страха и веры.«В течение нескольких дней эти двое мужчин спарринговались в изнуряющую летнюю жару в Дейтоне, штат Теннеси. Дэрроу, похоже, проигрывал. Затем он подозвал Брайана к трибуне, чтобы защитить Библию. Он загнал Брайана в угол. Команда Брайана победила по техническим причинам, но Дэрроу победил в суде общественного мнения. Либеральный протестантский журнал The Christian Century злорадствовал, что «все фундаменталистское движение было пустым и искусственным. ... Отныне это будет исчезающее количество в американской религиозной жизни, в то время как наши церкви переходят к более важным вопросам.Журналист Х. Л. Менкен связывал дело фундаментализма с сельской отсталостью. Он называл сельских жителей «зияющими приматами горных долин» и клеймил последователей Брайана «мужланами», «дебилами» и «деревенщинами». Фундаментализм исчерпал себя, или около того. казалось. Фундаменталисты отступили, но не исчезли. Со временем они возродятся как часть более крупного евангелического движения, которое изменило американскую религию и политику в 20-м веке.

Для обсуждения

Профессор еврейской истории Джеффри Гурок говорит, что некоторые еврейские иммигранты в Америке хотели «вести себя, выглядеть и вести себя как протестантское большинство, не отказываясь от своей веры.«Каким образом Америка XIX века изменила религиозную идентичность иммигрантов и каким образом иммигранты изменили американский религиозный ландшафт?

Раввин Исаак Майер Уайз считал Америку идеальным местом как для сохранения, так и для реформирования традиционного иудаизма, говорит историк Хасия Динер. Он хотел «поддержать иудаизм и изменить его», - написал Джонатан Сарна. Дилемма раввина Вайса заключалась в том, насколько изменить иудаизм, чтобы он процветал, и сколько нужно вести переговоры. Какие именно американские идеи и идеалы повлияли на его изменение религиозных ритуалов, обычаев, языка и обычаев?

Согласны ли вы с Рэндаллом Балмером в том, что в Америке есть что-то такое, что «кажется, поощряет определенные выражения веры, а не какое-либо единое выражение веры»? Почему это могло быть так? Какие еще примеры этой тенденции к фрагментации американской религии вы видели в сериале?

Америка вызвала вопросы о религиозном авторитете и лидерстве для иммигрантских религий, поскольку, по словам Джонатана Сарны, «вера тянулась в одном направлении, а Америка - в другом».Как раввин Уайз пытался включить американские ценности в свое понимание своей еврейской идентичности? Что он имел в виду, когда сказал: «Только в религии мы евреи, во всем остальном мы граждане Америки»?

Джеффри Гурок называет историю раввина Мудрого не просто еврейской, а американской религиозной историей. Что делает это так? Хасия Дайнер подчеркивает американское качество истории, когда в американской религии говорит, что если вам что-то не нравится, «вы уходите и создаете свою собственную конгрегацию» - очень протестантская характеристика американской религиозной истории.

Модернисты, как пишет историк Марк Нолл, «были протестантами, которые считали важным приспособить христианство к новой науке, новому экономическому росту и новым идеалам человеческого прогресса». Они считали, что Бога лучше всего понимали как «сила, действующая в человеческом обществе и в человеческой природе», а «развивающаяся форма современной жизни представляла собой откровение путей Бога в мире». Он пишет, что большинство фундаменталистов «не были интеллектуалами, разрабатывающими осторожные богословские позиции. Вместо этого они отреагировали на модернистское богословие, сплотив простых верующих.В основном они предпочитали энергичные проповеди, беспорядочные дебаты и популярные произведения, направленные на то, чтобы тронуть сердце больше, чем поколебать разум ». На основе примеров из этой серии опишите, что происходит, когда религиозные группы противостоят тому, что Стивен Протеро называет« натиском современности ». "и должен выбрать, принять его или отвергнуть.

В конце 19 века люди читали Библию иначе, чем во время гражданской войны. Какие силы в обществе и культуре в целом внесли свой вклад в это изменение? Почему то, что сказал и сделал Чарльз Бриггс, считалось таким опасным?

Что такое ересь? Что такое православие? Какой была революция среди американских протестантов, которую начал Чарльз Бриггс? Какие «новые истины» он исповедовал?

Почему некоторые протестанты могли подумать, что новое толкование Библии Бриггсом угрожает особым отношениям нации с Богом?

Кто на самом деле выиграл испытание Scopes? Суд описывается как представляющий «один из самых глубоких и стойких конфликтов современной американской культуры.«Как конфликт 1925 года соотносится с нынешней религией и наукой в ​​американской культуре?

Реакция на модернизм и судебное разбирательство по делу Скоупса также вызвала раскол между либералами и консерваторами и вызвала разногласия и ссоры между самими протестантами, а также между католиками и евреями, которые все еще сохраняются. Какое влияние эти идеологические расколы внутри религиозных групп оказали на них и на религию в Америке, и каким образом разногласия все еще проявляются в текущих дебатах по социальным вопросам?

Каким образом особые отношения Америки с Богом оказались под угрозой в суде над Скоупсом? Синтия Лерли предполагает: «Заветные отношения Америки с Богом были в опасности.«Как обломки Первой мировой войны способствовали этому страху? Какие еще угрозы вырисовывались? Согласны ли вы с предположением, что« дарвинизм подорвал представление о том, что значит быть американцем »?

Как бы вы сравнили Кларенса Дэрроу и Уильяма Дженнингса Брайана религиозно, темпераментно, политически?

В то время как Дэрроу подвергал испытанию само фундаменталистское христианство в Дейтоне, штат Теннеси, фундаменталисты чувствовали, как говорит Рэндалл Балмер, что «целостность Библии» подвергается испытанию.Какие вопросы, по вашему мнению, были поставлены на карту в ходе исследования Scopes?

В этом эпизоде ​​«Бог в Америке» представлены два испытания. В обоих из них важны вопросы об авторитете и истине - божественной, человеческой, библейской, религиозной, научной. В обоих случаях можно было сказать, что «обвиняется сама Библия». Сравните испытания Бриггса и Скоупса с проблемами, поднятыми в другом судебном процессе, представленном в этой серии, - суде над Энн Хатчинсон в пуританской Новой Англии.

Почему религиозные консерваторы отказались от американской культуры и политики после суда над Скоупсом? Что случилось с фундаментализмом? Какие великие разногласия доминировали в стране по завершении судебного процесса?

Как изменилось значение и определение термина «фундаменталист» после Первой мировой войны и после суда над Скоупсом?

Учить больше

На алтаре нации: моральная история гражданской войны Гарри С.Стаут

Американский иудаизм: история Джонатан Д. Сарна

Исаак Майер Уайз: основатель американского иудаизма Макс Мэй

Исаак Майер Мудрый: формирование американского иудаизма Сефтон Темкин

Евреи Соединенных Штатов Хасия Динер

Американская еврейская история под редакцией Джеффри Гурока

Уроки истории: создание американского еврейского наследия Бет С.Венгер

Чарльз Огастес Бриггс и кризис исторической критики Марк Масса

Как читать Библию Джеймса С. Кугеля

Разделенный разум протестантской Америки, 1880-1930 годы Ференца Мортона Саса

Лето для богов: испытание прицелов и продолжающиеся дебаты Америки о науке и религии Эдвард Дж. Ларсон

Когда трепетали все боги: дарвинизм, масштабы и американская интеллигенция Пол К.Конкин

Благочестивый герой: жизнь Уильяма Дженнингса Брайана Майкла Казина

Кларенс Дэрроу: американский иконоборчество Эндрю Керстен

В поисках бога Дарвина Кеннет Миллер

Фундаментализм и американская культура Джордж М. Марсден

Понимание фундаментализма и евангелизма Джорджа М. Марсдена

Возроди нас снова: пробуждение американского фундаментализма Джоэл Карпентер

Модернистский импульс в американском протестантизме Уильям Р.Хатчинсон

PBS: Американские евреи
Документальное исследование 350-летней еврейской истории Америки.

Американское еврейское историческое общество
Эта группа предлагает доступ к миллионам документов, книг, фотографий и артефактов, отражающих историю еврейского присутствия в Соединенных Штатах.

Библиотека Конгресса: «Из гавани в дом: 350 лет еврейской жизни в Америке»
На этой выставке представлено более 200 сокровищ американской иудаики.

Национальный музей истории американских евреев
Расположенный в торговом центре Независимости в Филадельфии, этот музей «исследует перспективы и проблемы свободы через призму опыта американских евреев».

Pew Forum on Religion & Public Life: Исследование религиозного ландшафта США
Это обширное исследование, в котором приняли участие более 35 000 взрослых, подробно описывает религиозные верования и обычаи, а также социальные и политические взгляды американской общественности.

Национальный гуманитарный центр: испытание прицелов
Онлайн-эссе историков Гранта Ваккера и Кристофера Армстронга, которое включает разделы о проведении студенческих дискуссий и рекомендуемые исторические труды.

образование | Определение, развитие, история, типы и факты

Образование , дисциплина, которая касается методов преподавания и обучения в школах или школьной среде в отличие от различных неформальных и неформальных средств социализации (например, проекты развития сельских районов и образование через отношения между родителями и детьми).

Популярные вопросы

Что такое образование?

Образование относится к дисциплине, которая связана с методами преподавания и обучения в школах или школьной среде, в отличие от различных неформальных и информальных средств социализации.

Каким было образование в древних Афинах?

Примерно с конца 7-го или в течение 6-го века Афины стали первым городом-государством в Древней Греции, отказавшимся от образования, ориентированного на будущие солдатские обязанности. Эволюция афинского образования отражала эволюцию самого города, который двигался в сторону все большей демократизации.

Как социальный класс влияет на уровень образования?

Исследования показали, что образование является самым сильным фактором, определяющим профессиональный статус человека и шансы на успех во взрослой жизни.Однако корреляция между социально-экономическим статусом семьи и успеваемостью или неуспеваемостью в школе, по-видимому, увеличилась во всем мире. Долгосрочные тенденции показывают, что по мере индустриализации и модернизации общества социальный класс становится все более важным в определении результатов образования и профессиональной подготовки.

Когда образование стало обязательным?

Какие существуют альтернативные формы обучения?

Альтернативные формы образования появились с конца 20 века, такие как дистанционное обучение, домашнее обучение и многие параллельные или дополнительные системы образования, часто обозначаемые как «неформальные» и «популярные».«Религиозные учреждения также обучают молодых и старых в одинаковой степени священным знаниям, а также ценностям и навыкам, необходимым для участия в местных, национальных и транснациональных обществах.

Образование можно рассматривать как передачу ценностей и накопленных в обществе знаний. В этом смысле это эквивалентно тому, что социологи называют социализацией или инкультурацией. Дети - независимо от того, рождены ли они среди племен Новой Гвинеи, флорентийцев эпохи Возрождения или среднего класса Манхэттена - рождаются без культуры.Образование предназначено для того, чтобы направлять их в изучении культуры, формировании их поведения в соответствии с образами взрослой жизни и ориентации на их возможную роль в обществе. В самых примитивных культурах формального обучения часто мало - мало того, что обычно называют школой, классами или учителями. Вместо этого вся среда и все виды деятельности часто рассматриваются как школа и классы, и многие или все взрослые действуют как учителя. Однако по мере того, как общества становятся более сложными, количество знаний, передаваемых от одного поколения к другому, становится больше, чем может знать любой человек, и, следовательно, должны развиваться более избирательные и эффективные средства культурной передачи.Результатом является формальное образование - школа и специалист вызывают учителя.

По мере того, как общество становится все более сложным, а школы становятся все более институционализированными, образовательный опыт становится все менее напрямую связанным с повседневной жизнью, меньше является вопросом демонстрации и обучения в контексте повседневного мира и все больше абстрагируется от практики, в большей степени извлекать, рассказывать и изучать вещи вне контекста. Такая концентрация обучения в формальной атмосфере позволяет детям узнать больше о своей культуре, чем они могут сделать, просто наблюдая и подражая.По мере того как общество постепенно придает все большее значение образованию, оно также пытается сформулировать общие цели, содержание, организацию и стратегии образования. Литература наполняется советами по воспитанию подрастающего поколения. Короче говоря, развиваются философии и теории образования.

В этой статье обсуждается история образования, прослеживается эволюция формального обучения знаниям и навыкам с доисторических и древних времен до наших дней, а также рассматриваются различные философии, которые вдохновили возникшие системы.Другим аспектам образования посвящен ряд статей. Для рассмотрения образования как дисциплины, включая организацию образования, методы преподавания, а также функции и подготовку учителей, см. преподавание; педагогика; и педагогическое образование. Для описания образования в различных специализированных областях, см. историография; юридическое образование; медицинское образование; наука, история. Для анализа философии образования, см. образование, философия.Для изучения некоторых из наиболее важных вспомогательных средств в образовании и распространении знаний, см. Словарь ; энциклопедия; библиотека; музей; печать; издательство, история. Некоторые ограничения свободы образования обсуждаются в цензуре. Для анализа характеристик зрачка: см. интеллект, человек; теория обучения; психологическое тестирование.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Образование в примитивных и ранних цивилизованных культурах

Термин образование может применяться к примитивным культурам только в смысле инкультурации, то есть процесса культурной передачи.Первобытный человек, культура которого представляет собой совокупность его вселенной, имеет относительно фиксированное чувство культурной преемственности и безвременья. Модель жизни относительно статична и абсолютна, и она передается от одного поколения к другому с небольшими отклонениями. Что касается доисторического образования, то его можно сделать вывод только из образовательных практик в сохранившихся примитивных культурах.

Таким образом, цель примитивного образования - научить детей становиться хорошими членами своего племени или группы.Особое внимание уделяется обучению гражданственности, потому что первобытные люди очень озабочены развитием индивидов в качестве членов племени и глубоким пониманием их образа жизни во время перехода от препубертатного возраста к постпубертатному.

Из-за разнообразия бесчисленных тысяч примитивных культур трудно описать какие-либо стандартные и единообразные характеристики препубертатного образования. Тем не менее некоторые вещи обычно практикуются в культурах.Дети фактически участвуют в социальных процессах взрослой деятельности, и их совместное обучение основано на том, что американский антрополог Маргарет Мид назвала сочувствием, идентификацией и подражанием. Первобытные дети до достижения половой зрелости учатся, выполняя и соблюдая основные технические приемы. Их учителя не чужие, а их непосредственное сообщество.

В отличие от спонтанных и довольно нерегулируемых имитаций в доубертатном образовании, постпубертатное образование в некоторых культурах строго стандартизировано и регулируется.Преподавательский состав может состоять из полностью посвященных мужчин, часто неизвестных посвященному, хотя они являются его родственниками в других кланах. Посвящение может начаться с того, что посвященного внезапно отделяют от его семейной группы и отправляют в уединенный лагерь, где он присоединяется к другим посвященным. Цель этого разделения - отвлечь глубокую привязанность посвященного от его семьи и установить его эмоциональную и социальную якорь в более широкой паутине его культуры.

Начальный курс обучения обычно не включает практических предметов.Вместо этого он состоит из целого набора культурных ценностей, племенной религии, мифов, философии, истории, ритуалов и других знаний. Первобытные люди в некоторых культурах считают совокупность знаний, составляющих учебную программу посвящения, наиболее важной для их принадлежности к племени. В рамках этой основной учебной программы религиозное обучение занимает самое видное место.

Как партия «Незнайка XIX века» изменила американскую политику | История

Как и в «Бойцовском клубе», существовали правила вступления в тайное общество, известное как Орден Усеянного звездами Знамени (OSSB).Обряд посвящения под названием «Увидеть Сэма». Запоминание паролей и жестов. Торжественное обещание никогда не нарушать порядок. Чистокровная родословная протестантских англосаксов и неприятие католиков. И, прежде всего, членам тайного общества не разрешалось говорить о тайном обществе. Если о чем-то спросят посторонние, они ответят: «Я ничего не знаю».

Таковы правила этого тайного братства, которое приобрело известность в 1853 году и превратилось в могущественную политическую партию, известную как Незнающие.На пике своего развития в 1850-х годах партия ничего не значащая, первоначально называвшаяся Американской партией, включала более 100 избранных конгрессменов, восемь губернаторов, контрольный пакет акций полдюжины законодательных собраний штатов от Массачусетса до Калифорнии и тысячи местных политиков. Члены партии поддержали депортацию иностранных нищих и преступников; 21-летний период натурализации для иммигрантов; обязательное чтение Библии в школах; и устранение всех католиков с государственных должностей. Они хотели восстановить свое видение того, как должна выглядеть Америка: умеренность, протестантизм, уверенность в своих силах, американское гражданство и трудовая этика, закрепленные как высшие ценности нации.

«Ничего не знай» были первой крупной третьей стороной американской политической системы. В начале XIX века двумя партиями, оставшимися после рождения Соединенных Штатов, были федералисты (которые выступали за сильное центральное правительство) и демократические республиканцы (сформированные Томасом Джефферсоном). Вслед за самыми ранними партиями пришли национал-республиканцы, созданные для противостояния Эндрю Джексону. Эта группа в конечном итоге превратилась в вигов, когда партия Джексона стала известна как демократы.Партия вигов направила в Белый дом президентов Уильяма Генри Харрисона, Закари Тейлора и других за время своего недолгого существования. Но партия раскололась, а затем распалась из-за политики рабства. Ничего не знающие заполнили пустоту власти еще до того, как виги прекратили свое существование, решив игнорировать рабство и сосредоточить всю свою энергию на вопросе иммигрантов. Они были первой партией, которая использовала экономические соображения по поводу иммиграции в качестве основной части своей платформы. Хотя они и были недолговечными, ценности и позиции «Ничего не знающие» в конечном итоге внесли свой вклад в двухпартийную систему, которую мы имеем сегодня.

Движению «Ничего не известно» проложили путь двое мужчин из Нью-Йорка. Томас Р. Уитни, сын ювелира, открывшего свой собственный магазин, написал величайший труд для «Ничего не знай, В защиту американской политики ». Уильям «Билл Мясник» Пул был лидером банды, борцом с призов и мясником в Бауэри (и позже будет использован в качестве вдохновения для главного героя в фильме Мартина Скорсезе «Банды Нью-Йорка », ). Уитни и Пул принадлежали к разным социальным классам, но оба оказали огромное влияние на выбранную ими партию, и их пути пересеклись в решающий момент подъема нативизма.

Помимо того, что Уитни был успешным гравером, он был заядлым читателем философии, истории и классических произведений. Он перешел от чтения к написанию стихов и, в конце концов, политических трактатов. «Что такое равенство, как не застой?» Уитни написала в одном из них. Уитни, которому в нативистских кругах предшествовали такие элиты, как писатель Джеймс Фенимор Купер, Александр Гамильтон-младший и Джеймс Монро (племянник бывшего президента), умел быстро подниматься на вершину той группы, к которой он принадлежал.Он стал членом Ордена объединенных американцев (предшественник OSSB) и использовал свой собственный печатный станок для публикации многих брошюр группы.

Уитни верила в действия правительства, но не на сокращение социального неравенства. Скорее, он считал, что все люди «имеют право на такие привилегии, социальные и политические, которые они могут использовать и пользоваться рационально». Другими словами, только те, кто имеет соответствующую квалификацию, заслуживают полных прав.Избирательное право женщин было отвратительным и противоестественным, католики представляли угрозу стабильности нации, а иммигранты из Германии и Ирландии подорвали старый порядок, установленный отцами-основателями.

С 1820 по 1845 год в США ежегодно въезжало от 10 000 до 1 000 000 иммигрантов. Затем, вследствие экономической нестабильности в Германии и картофельного голода в Ирландии, эти цифры превратились из ручейка в цунами. Между 1845 и 1854 годами в страну прибыло 2,9 миллиона иммигрантов, многие из которых были католиками.Внезапно более половины жителей Нью-Йорка родились за границей, а ирландские иммигранты составили 70 процентов получателей благотворительной помощи.

По мере столкновения культур страх взорвался, и заговоры росли в большом количестве. Плакаты по всему Бостону провозглашали: «Все католики и все, кто поддерживает католическую церковь, являются… гнусными самозванцами, лжецами, негодяями и трусливыми головорезами». Говорят, что монастыри удерживают молодых женщин против их воли. «Разоблачение», опубликованное Марией Монк, которая утверждала, что работала под прикрытием в одном из таких монастырей, обвиняет священников в изнасиловании монахинь, а затем в удушении младенцев.Не имело значения, что Монк был раскрыт как мошенник; ее книга была продана сотнями тысяч экземпляров. Заговоры были настолько жестокими, что были сожжены церкви, а банды «Незнайки» распространились из Нью-Йорка и Бостона в Филадельфию, Балтимор, Луисвилл, Цинциннати, Новый Орлеан, Сент-Луис и Сан-Франциско.

В то время как этот приток иммигрантов изменил структуру американского населения, казалось, что старые политические партии вот-вот распадутся.

«Ничего не знающие возникли из того, что казалось вакуумом», - говорит Кристофер Филлипс, профессор истории Университета Цинциннати.«Это провалившаяся партия вигов и колеблющаяся Демократическая партия и их неспособность сформулировать, к удовлетворению значительной части своего электората, ответы на проблемы, которые были связаны с повседневной жизнью».

Гражданин ничего не знает.(Викискладе) Нативистский антикатолический плакат, опубликованный в Бостоне в 1854 году.(Викискладе) "Никто, кроме граждан Соединенных Штатов, не может получить лицензию на занятие какой-либо работой в этом городе."Антииммигрантская иллюстрация. (Библиотека Конгресса)

Филлипс говорит, что «Ничего не знающее» продемонстрировало три модели, общие для всех других нативистских движений.Во-первых, это принятие национализма, как это видно в трудах OSSB. Во-вторых, это религиозная дискриминация: в данном случае протестанты против католиков, а не более современное противопоставление иудео-христиан мусульманам. Наконец, идентичность рабочего класса проявляется в сочетании с риторикой политических лидеров высшего класса. Как пишет историк Эллиот Дж. Горн, «призывы к этнической ненависти позволили мужчинам, чьи средства к существованию зависели от победы на выборах, избежать более сложных и политически опасных разделений на классы.”

Ни один человек не проиллюстрировал это почитание рабочего класса больше, чем Пул. Несмотря на экстравагантную азартную игру и регулярные драки в барах, Пул был уважаемым партийным инсайдером и возглавлял банду, которая терроризировала избирателей на избирательных участках с такой жестокостью, что позже сообщалось, что одна жертва укусила себя за руку и серьезно повредила глаз. Пул был также первым мучеником Ничего не знающих.

24 февраля 1855 года Пул пил в салуне Нью-Йорка, когда он встретился лицом к лицу с Джоном Моррисси, ирландским боксером.Они обменялись оскорблениями и вытащили пистолеты. Но прежде, чем драка могла стать ожесточенной, прибыла полиция, чтобы ее разогнать. Однако позже той ночью Пул вернулся в холл и схватился с людьми Моррисси, включая Льюиса Бейкера, иммигранта из Уэльса, который выстрелил Пулу в грудь с близкого расстояния. Хотя Пул прожил почти две недели, он умер 8 марта. Последние слова, которые он произнес, пронзили сердца знатоков страны: «До свидания, мальчики, я умру настоящим американцем».

Около 250 000 человек затопили нижний Манхэттен, чтобы засвидетельствовать свое почтение великому американцу.Драмы, представленные по всей стране, изменили свое повествование, и в конце актеры закутывались в американский флаг и цитировали последние слова Пула. В анонимной брошюре под названием The Life of William Poole утверждалось, что стрельба была не простой дракой в ​​баре, а убийством, организованным ирландцами. Факты не имели значения; То, что Пул нес пистолет в ночь стрельбы, или что его нападавший выстрелил в голову и живот, не имело значения. Поклонников не волновало и то, что у Пула ранее было дело против него за нападение с целью убийства.Он был американским героем, «борющимся за свободу», который пожертвовал своей жизнью, чтобы защитить людей от опасных католических иммигрантов.

В день похорон Пула по улицам Нью-Йорка шла процессия из 6000 скорбящих. В их число входили местные политики, добровольцы-пожарные, группа из 52 человек, члены OSSB и Томас Р. Уитни, который собирался занять свое место в Палате представителей в качестве члена группы «ничего не значащий».

Судя по размеру похорон Пула и способности партии «Незнайка» проникнуть на все уровни власти, казалось, что третья сторона была готова свергнуть вигов и занять свое место в двухпартийной системе.Но вместо того, чтобы продолжать расти, «Ничего не знающие» рухнули под давлением необходимости занять твердую позицию по проблеме рабства. К концу 1850-х годов дело Дреда Скотта (который подавал в суд за свою свободу и получил в ней отказ) и рейды, возглавляемые аболиционистом Джоном Брауном, доказали, что рабство было более взрывоопасной и неотложной проблемой, чем иммиграция.

Америка вела Гражданскую войну из-за рабства, и разрушение этого конфликта отодвинуло нативистские опасения на задний план американской психики.Но нативизм никогда не уходил, и наследие «ничего не значащего» проявляется в политике, направленной на каждую новую волну иммигрантов. В 1912 году комитет Палаты представителей по иммиграции обсуждал, можно ли считать итальянцев «чистокровными кавказцами», а иммигранты из южной и восточной Европы считались «менее разумными в биологическом и культурном отношении».

С конца 19 века до первой трети 20 века иммигранты из Азии были исключены из процесса натурализации на основании их небелого статуса.«Люди из самых разных групп и принадлежностей, от Ку-клукс-клана до прогрессивного движения, старых аристократов Новой Англии и движения евгеники, были среди странных соратников в кампании по прекращению иммиграции, которая считалась нежелательной старыми ... «белые американцы», - пишет социолог Чарльз Хиршман начала 20 века. «Прохождение иммиграционных ограничений в начале 1920-х годов положило конец практически всей иммиграции, за исключением северо-западной Европы».

Эти дебаты и постановления продолжаются и сегодня в отношении беженцев с Ближнего Востока и иммигрантов из Латинской Америки.

Филлипс приходит к выводу, что те, кого сбивают с толку текущие политические события, просто не заглянули достаточно далеко в историю. «Невозможно понять [текущие события], если вы не знаете что-то о нативизме», - говорит он. «Это требует, чтобы вы вернулись во времени, к Ничего не знающему. Вы должны понимать, что контекст отличается, но темы согласованы. Актеры все те же, но с другими именами ».

Тенденции сохранения природы Америки девятнадцатого века (У.S. Служба национальных парков)

Mt. Обернское кладбище. Предоставлено Крисом Деверсом, Creative Commons Flickr

Сохранение природы поблизости: сохранение городов и движение парков XIX века
Ближе к домам большинства людей инициативы по сохранению открытого пространства в городских районах или рядом с ними привели к созданию больших спроектированных загородных парков . Ко второй половине XIX века индустриальные города востока росли быстрыми темпами. Открытые сельские пространства, которые когда-то существовали рядом с такими городами, как Бостон, быстро превращались в сами города, чтобы приспособиться к резкому увеличению населения.Желание защитить общественное водоснабжение и большее открытое пространство возле городов привело к движению городских парков 19 века и созданию больших «загородных» парков во многих городских районах или рядом с ними во второй половине 19 века. Основанные на романтических принципах, эти парки были вдохновлены аналогичными проектами, созданными английскими садовниками в 18 веке. Часто они были размером в несколько сотен акров, привнося в город сельские пейзажи и с пасторальными элементами в дизайне парка, чтобы вызвать успокаивающие эмоции как необходимый контраст с стрессами городской жизни.Элементы дизайна обычно включали широкие луга и природные живописные элементы, такие как скалистые обнажения и леса, которые тщательно использовались для того, чтобы скрыть городские здания из поля зрения. Дорожки или дороги служили местом для прогулок или верховой езды.

Прообразом загородного парка послужило сельское или садовое кладбище. Первым из этих кладбищ, построенных в США, была гора Mt. Обернское кладбище в Уотертауне и Кембридже, штат Массачусетс, датируемое 1831 годом. Сельские кладбища стали настолько популярными местами проведения развлекательных экскурсий, что ландшафтный садовник Эндрю Джексон Даунинг, Уильям Каллен Брайант и другие лоббировали создание большого сельского парка в Нью-Йорке.Группа ведущих жителей Нью-Йорка подхватила идею в 1850-х годах о приобретении участка площадью более 700 акров в северной части города. После победы в конкурсе на проектирование, ландшафтный архитектор Фредерик Лоу Олмстед и его коллега, архитектор Калверт Во, были наняты для проектирования большого парка. Дизайн парка включал пасторальные элементы, такие как открытые луга, лужайки и густую бордюрную растительность. Центральный парк Нью-Йорка вдохновил на создание многих других парков и парковых систем в американских городах после гражданской войны, таких как связанные парковые системы в Чикаго, Буффало и Миннеаполисе.Бостонской версией была система Emerald Necklace Park System, которую Фредерик Лоу Олмстед разработал в 1870-х годах и завершил до начала 20-го века.

Охрана дикой природы в конце XIX века: первые государственные общества Одубона
Конец XIX века также дал начало третьему основному обоснованию сохранения открытого пространства: защита среды обитания диких животных. В 19 веке среда обитания диких животных резко сократилась из-за потери среды обитания из-за вырубки лесов и заполнения водно-болотных угодий в сочетании с чрезмерной охотой.Новые рынки дикой природы сделали убийство дикой природы прибыльным с финансовой точки зрения предприятием для охотников, которые воспользовались преимуществами усовершенствованных методов транспортировки, таких как железные дороги, чтобы получить доступ к ранее недоступным районам. Отсутствие правовой защиты дикой природы привело к истреблению многих видов, некоторые из которых были истреблены или почти вымерли. Дикие животные, такие как странствующие голуби и буйволы, которых было чрезвычайно много, были истреблены (или почти полностью). Особенно пострадали перелетные птицы, поскольку существовал огромный рынок перьев птиц, таких как цапли, которые используются для создания модных женских шляп.В 1880-х годах в шляпной промышленности использовались крылья, перья и перья птиц, таких как дятлы, крачки, поганки, кедровые свиристели, малиновки и голубые сойки, появлявшиеся на шляпах. Спустя десятилетие самыми популярными перьями были цапля, цапля, райские птицы, голуби и морские птицы. Ежегодно сотни тысяч птиц погибали из-за перьев, которые носили в головных уборах (Kastner, 1994; Vileisis, 1997).

В ответ на сокращение популяций птиц образовался ряд новых природоохранных организаций.Зимой 1874–1875 годов было основано почти 100 организаций спортсменов, а к 1878 году 308 организаций заявили о своей приверженности природоохранной деятельности. Журнал для спортсменов Forest and Stream внес большой вклад в этику спортсменов. Джордж Берд Гриннелл, работавший в журнале, написал в 1886 году редакционную статью, в которой было основано первое национальное общество Одюбона. Он призвал неравнодушных людей подписать клятвы, что они не причинят вреда птицам. В первый год зачислили почти 39 000 мужчин, женщин и детей.Новый клуб назывался Audubon Society, но он рос настолько быстро, что журнал не справлялся с дополнительной работой и был распущен в течение двух лет, став жертвой своей популярности (Vileisis, 1997).

Десять лет спустя первое в стране Общество Одюбонов было основано двумя женщинами из Массачусетса - Харриет Лоуренс Хеменуэй и ее кузиной Минной Холл, частью богатого общества Бостона. В январе 1896 года миссис Хеменуэй услышала об уничтожении лежбища флоридских цапель, на которое охотники совершили набег за перьями, и начала действовать.Первая стратегия заключалась в том, чтобы собрать вместе многих ведущих ученых и общественных деятелей Бостона для проведения мозгового штурма. Участники собрания решили, что наиболее эффективным способом действий будет создание новой организации, и проголосовали в тот день за создание Массачусетского общества одюбонов. Целью новой организации будет «воспрепятствовать покупке и ношению в декоративных целях перьев любой дикой птицы». Модель Массачусетса прижилась, и в течение двух лет Общества Одубона были созданы в 15 штатах.К 1901 году в 35 штатах были созданы группы Одюбон. В 1905 году Национальное общество Одюбона было сформировано как зонтичная организация, которая помогает координировать усилия государства. Со временем группы Audubon перешли к сохранению экологической среды обитания. Общество Массачусетса Одюбон было официально зарегистрировано в 1915 году и имело возможность получать собственность и управлять ею. Земля для первого птичьего заповедника Массачусетского общества одюбонов была подарена Джорджем Филдом в Шароне. В настоящее время в штате Массачусетс насчитывается 42 заповедника Одубон.

Защитники природы объединяют свои силы для спасения американских лесов
Одним из последствий индустриализации, урбанизации и заселения на западе стало резкое сокращение лесов Америки. Встревоженные быстрой расчисткой лесных угодий и убежденные работой Марша, описывающей нежелательные последствия неправильного ведения лесного хозяйства, американские ученые и естествоиспытатели решили что-то с этим сделать. Сначала они лоббировали исследование быстро исчезающих американских лесов.Управление сельского хозяйства Массачусетса наняло ботаника и садовода Чарльза Спрэга Сарджента, директора недавно созданного Арнольдского дендрария в Бостоне, для подготовки обзора состояния оставшихся лесов Массачусетса, опубликованного в отчете за 1876 год. Вскоре после этого Министерство внутренних дел поручило Сардженту обследовать состояние оставшихся лесов в Соединенных Штатах. Результаты исследования «Отчет о лесах Северной Америки» опубликованы в отчете 1880 года как часть переписи населения США.В отчете исследовано более 400 разновидностей деревьев, отмечены их таксономия, распространение и текущее использование. Отчет завершился предупреждениями о темпах истощения национальных лесов.

В последние десятилетия XIX века федеральное правительство и правительства штатов инициировали ряд программ по сохранению лесов и просвещению общественности о необходимости совершенствования методов управления лесами. Конгресс принял закон о первых национальных лесах в марте 1891 года - Закон о лесных заповедниках.Этот закон позволил президенту создать лесные заповедники, изъяв лесные угодья из общественного достояния. Нью-Йорк возглавлял страну в инициативах на уровне штата, где коалиция ученых, спортсменов, любителей природы и бизнесменов в 1885 году поддержала закон, который создал первый государственный лесной заповедник в Соединенных Штатах, 715000 акров лесных угодий на севере Нью-Йорка, которые стали Государственный парк Адирондак. В течение нескольких лет последовали инициативы по созданию государственных лесов в западных штатах и ​​Новой Англии, и эта тенденция продолжалась в течение первых нескольких десятилетий 20-го века.

BBC - История - Британская история в деталях: Британская Индия и «Великое восстание»

Разочарование

Любая попытка объяснить восстание 1857 года традиционным отказом Индии от современных реформ слишком груба. До этого порывы к переменам были слабыми и неравномерными. В Бенгалии и на юге, долгое время находившимся под властью Великобритании, восстаний не было. В областях, которые действительно восстали в 1857 году, британцам, похоже, удалось вызвать недовольство и свергнуть благородных индейцев со своих престолов, пока еще не получив значительной поддержки.

В последнем британском приобретении королевства Авад (Oudh), аннексированного в 1856 году, не только правитель был свергнут, но и многие землевладельцы потеряли контроль над тем, что они считали своими владениями. Налоги были высокими по всему региону, и у предпринимателей было мало возможностей для получения прибыли. Влияние Запада в городах было ограниченным, но там появились первые христианские миссии и открылись новые колледжи, что казалось нежелательным вторжением для многих набожных индуистов и мусульман.Они также питали страхи перед наступлением христиан и насильственными обращениями.

Северная Индия имела давние традиции спазматических беспорядков и сопротивления правительству. Эти потрясения, вероятно, стали бы более интенсивными в середине 19 века, но их можно было бы сдержать, если бы британцы не оттолкнули группу людей, от которых зависела их безопасность. Эти люди были солдатами, или сипаями, бенгальской армии, мятеж которой в конечном итоге вызвал восстание 1857 года.

Бенгальская армия набиралась не из самой Бенгалии, а из северной Индии, особенно из Авада.Быть солдатом в бенгальской армии стало занятием с высоким статусом. Сипаи считали себя элитой. На протяжении многих лет бенгальская армия добросовестно сражалась за британцев, но на своих условиях. Они не собирались уезжать за границу, и им требовалась тщательно продуманная группа последователей лагеря, и к 1857 году британское высшее командование теряло терпение к этому.

В Непале и Пенджабе становились доступными поставки более гибких солдат, которые не желали бы пользоваться своими привилегиями, и бенгальской армии сказали, что она должна модернизироваться - приняв обязательства служить за пределами Индии и используя новую винтовку.Искрой, вызвавшей большой страх солдат - что их заветный статус будет подорвана, - были слухи об использовании в качестве смазки патронов для новых винтовок, запрещенных мусульманскими и индуистскими религиями, свиного и коровьего жира. Кантон за расквартированием восставал. Когда солдаты отказались признать британскую власть, для недовольных принцев и аристократов, а также для недовольных деревенских и городских жителей был открыт путь к восстанию вместе с солдатами.

Узнать больше

Книги

Последствия восстания: Индия 1857-1870 гг. Томас Р. Меткалф (Принстон, 1964)

Авадх в восстании, 1857–1858: исследование народного сопротивления Рудрангшу Мукерджи (Дели, 1984)

«Индия 1818-1860: два лица колониализма» Д. А. Вашбрука, опубликовано в Эндрю Портере, изд., Оксфордская история Британской империи, III, Девятнадцатый век (Оксфорд, 1999)

Современная Южная Азия: история, культура, политическая экономия Сугата Бозе и Аиша Джалал (Лондон, 1998)

Новая Кембриджская история Индии, II.1, Индийское общество и становление Британской империи К. А. Бейли (Кембридж, 1988)

Крестьянин вооружен: восстание в Индии 1857 г. под редакцией К. А. Бэйли (Оксфорд, 1986)

Ссылки

Восточные и индийские офисные коллекции Британской библиотеки обеспечивают доступ к материалам, относящимся ко всем культурам Азии и Северной Африки и европейскому взаимодействию с ними.

В Национальном музее армии в Челси есть информация о восстании в Индии.

Королевская военная академия в Сандхерсте имеет постоянную экспозицию, посвященную индийской армии.

Достопримечательности

Музей Британской империи и Содружества, Clock Tower Yard, Temple Meads, Бристоль, BS1 6QH, откроет свои галереи 26 сентября 2002 года. В течение 2002 года будет проходить временная выставка под названием «Индия: новаторские фотографии, 1850-1900». Между тем, запросы о просмотре коллекций фотографий и архивов документальных фильмов или использовании архива устной истории приветствуются (телефон: 0117 925 4980).

Танец ХХ века | Круг раннего танца

Танцы 20 века сейчас изучаются с использованием тех же методов, которые применялись в более ранние периоды. Письменные источники, в принципе, гораздо более многочисленны и подробны (не только инструкции по эксплуатации, но и газеты, журналы, плакаты и программы), но на практике их все еще очень трудно найти. Мы записывали музыку (на воске, шеллаке, виниле, магнитной ленте, компакт-дисках и цифровых носителях), но именно изобретение движущихся изображений, снятых на фотопленку или видео, произвело революцию в нашей способности изучать реальные движения танцоров. в 20 веке.Тем не менее, даже они не доступны повсеместно и не всегда дают полную картину, поэтому все еще требуются устоявшиеся методы исторического исследования.

В Великобритании очень разные направления танца возникают и сочетаются друг с другом в течение века. Влияние Америки очень сильно. Балет и его более поздние ответвления современного танца образуют отдельную область исследования и не рассматриваются на этих страницах. Вместо этого наша главная забота - это социальный танец.Однако кино (возможно, заменяющее сценические представления более ранних эпох) имеет большое влияние на то, что происходит на танцплощадках Британии. Кроме того, в 20-м веке было возрождение английского кантри-танца и раннее или историческое возрождение танца . Итак, здесь мы помещаем нашу собственную разработку в контекст.

ПРИМЕЧАНИЕ
Круг раннего танца приближает этот раздел к периоду, выходящему за рамки его обычных полномочий. Как бы мы ни любили танцпол и всех, кто там рискнул, наш главный интерес связан с периодами более 100 лет назад.Однако нам нравится смотреть в будущее.

Большое спасибо Нире Пуллин, которая предоставила большую часть информации, которую можно найти здесь.

1900-1920

Первое десятилетие мало изменилось по сравнению с формами танца XIX века в Англии, за двумя новыми исключениями. The Two Step , американский эквивалент chassé , популярного в 1890-х годах и танцевавшего под песню Джона Филипа Соузы Washington Post March , стал более популярным. Во-вторых, «Бостон», новый стиль вальс , появился в 1890-х годах и стал популярным в Англии к 1910-1911 годам.Здесь важны более плавный ход, более естественные движения при ходьбе и начало современного танца - опускания стопы наружу.

Прогулка по торту

Черный американский танец начал оказывать влияние на современные танцевальные формы. Конец 19-го века Cakewalk стал в основном танцевальным представлением, связанным с шоу менестрелей. Он вошел в число фигур Кадриль , но был недолговечен.

Однако новый опьяняющий ритм под названием Ragtime кардинально изменил социальный танец.В Великобританию они попали примерно в 1911 году. Фактически, танцы теперь пришли в Англию из Нью-Йорка, а не из Парижа, и вскоре распространились по всему миру. Эта новая синкопированная музыка для чернокожих американцев требовала большей свободы в танце, что было реакцией на ограниченные танцы прошлого, которые нравились молодому поколению.

Названия новых танцев больше походили на скотный двор, чем на бальный зал: The Grizzly Bear , Foxtrot , Duck Waddle , Bunny Hug , Turkey Trot и другие.Большинство из них просто ходили, бегали рысью или раскачивались по комнате, подражая определенным животным:
«… танцоры махали руками, трясли плечами, кивали головой, подпрыгивали, скользили или топали ногами, или шевелили спиной. Элегантная прямая поза предыдущих парных танцев »должна была уступить место. См. The Wicked Waltz and Other Scandalous Dances , Mark Knowles (McFarland, 2009). Танец демократизировался и выходил из-под контроля традиционных правил приличия.Объятия партнеров были разнообразными и могли быть шокирующими, даже скандальными! Эти танцы были недолговечными, но повлияли на One-Step и позже на Quickstep .

Наряду с танцами животных появился аргентинский танго Tango , прибывший в Англию из Парижа в 1912 году, значительно укрощенный по сравнению с версией, впервые исполненной в Буэнос-Айресе. Танго-чаи появились почти в каждом отеле, ресторане и бальном зале, так как публика сошла с ума по танго! К 1914 году это увлечение помогло популяризировать другой южноамериканский танец - бразильский Maxixe .Его популярность уменьшилась во время Первой мировой войны, но была возрождена в 1930-х годах в виде бальной версии Samba .

Танцем эпохи регтайма был танец One Step или RAG . Это было просто и легко научиться. Просто ходили туда-сюда под музыку. Его сделали популярным англичанин Вернон Кастл и его американская жена Ирен, которые сделали танец регтайм более элегантным и утонченным:
«Вальс прекрасен, танго грациозно, бразильский максикс уникален.Можно спокойно посидеть и всех с удовольствием послушать; но когда хороший оркестр играет «тряпку», нужно просто двигаться. One Step - танец для музыки рэгтайм ». См. Modern Dancing , V&I Castle (Harper Brothers, 1914). Каслс и другие учителя танцев произвели революцию в бальных танцах и создали свои собственные вариации, опубликовав многочисленные танцевальные пособия, чтобы научить широкую публику новым танцам, практикуясь в гостиной под фонограф.

Начали появляться выставочные танцевальные пары, в частности Замки, которые создали свой фирменный танец Castlewalk (танцевали ближе друг к другу и более плавно на ступнях, чем One Step ).Они также популяризировали Hesitation Waltz .

В начале двадцатого века Императорское общество учителей танцев в Лондоне начало «кодифицировать» танцы, и сегодня мы видим зарождение современного бального танца.

По мере того, как мир популярного танца продолжал развиваться, в Англии традиционные танцы начали возрождаться такими фигурами, как Сесил Шарп и Мэри Нил. В шести томах книги Country Dance Book (1909-1922) Сесил Шарп попытался реконструировать английский деревенский танец Плейфорда.Шарп опубликовал 160 танцев из руководств Плейфорда и 16 традиционных деревенских деревенских танцев. Танцевальные группы возникли по всей Великобритании, подобное возрождение традиционного социального танца произошло в Шотландии и Ирландии, что привело к основанию Королевского общества шотландских деревенских танцев в 1923 году. Многие клубы собираются и по сей день.

Первый сборник современных английских деревенских танцев с 1820-х годов, Maggot Pie , был опубликован в 1932 году. Продолжаются реконструкции исторических танцев и новые композиции.Среди переводчиков и композиторов 20-го века - Дуглас и Хелен Кеннеди, Пэт Шоу, Том Кук, Кен Шеффилд, Чарльз Болтон, Майкл Барраклаф, Колин Хьюм, Гэри Рудман и Эндрю Шоу.

Танец Морриса тоже извлек выгоду из энтузиазма Шарпа после того, как он стал свидетелем выступления танцоров Headington Quarry Morris Dancers в День подарков в 1899 году. Компания Morris Ring была основана в 1934 году и сегодня насчитывает около 200 членов и ассоциированных команд.

Общество народных песен было объединено с Обществом английского народного танца в 1932 году и образовало Общество английского народного танца и песни (EFDSS).Он нацелен на сохранение и популяризацию лучших произведений фолка. Дом Сесила Шарпа в Лондоне по-прежнему остается оживленным и оживленным центром традиционного танца. Моррис, длинный меч и танцы сабо, среди других традиционных танцев, продолжают исполняться там и по всей Великобритании.

1920-е годы

Джозефин Бейкер делает Чарльстон

Первая мировая война оставила мало времени для инноваций в танце, но впоследствии новые свободы и новые стили музыки, поведения и моды начали революцию на танцполе.Американский джаз пронзил популярную танцевальную сцену 20-х годов, и на свет появился Charleston , который достиг Англии примерно в 1925 году. Еще один вклад афроамериканцев в танец - это часть бродвейского шоу Runnin ’Wild . (Из других шоу пришли The Black Bottom , Varsity Drag и The Shimmy .) Бродвей и бальный зал начали сливаться, отчасти благодаря известной английской танцевальной паре - Фреду Астеру и его сестре Адель. Модель Charleston была названа «причудливой» и «серией искажений», но принц Уэльский был восторженным и опытным танцором Charleston , поэтому он стал еще более популярным среди публики.Его фирменным знаком является то, что ножки поворачиваются и выкручиваются, и некоторые его черты появляются позже в Quickstep .

Foxtrot и One Step были по-прежнему популярны, а после Первой мировой войны Tango вернулся в кафе и бальные залы. Послевоенная версия, получившая название
French Tango
, была более стандартизирована и приобрела популярность, когда Рудольф Валентино танцевал ее в фильме 1921 года « Четыре всадника Апокалипсиса ». Его, конечно, танцуют и сегодня.

Танго Валентино из "Четырех всадников"

«Ревущие двадцатые» были эпохой растущего досуга и новых возможностей танцевать; помимо бальных залов, были кабаре, ночные клубы и спикизи, Charleston Contests и т. д., а также отели, рестораны, местные танцевальные залы и морские курорты. Танец был королем. Этому можно было легко научиться по кинохронике, танцевальным пособиям, танцевальным школам и, конечно же, репетируя дома под радио или пластинки. Мода была гораздо менее громоздкой и позволяла танцорам бить ногами, поднимать и размахивать руками, даже над головой.Свобода витала в воздухе, но ненадолго.

1930-е годы

Попытка танцевать Депрессию вдали помогли поддержать угасающую социальную танцевальную сцену. Танцевальные марафоны (сеансы «Танцуй до упаду») предлагали отчаявшимся парам денежные призы. Кино-мюзиклы с Фредом Астером и Джинджер Роджерс в главных ролях, а также приток латинских ритмов помогли удержать людей на танцполе. Во второй половине десятилетия появился Swing , принесший в Англию новый танец со звуком Big Band. Модель Lindy Hop была названа в честь перелета Чарльза Линдберга через Атлантику.

Джиттербаг в танцевальном зале

Позже в Великобритании начался выпуск модели Jitterbug . Он зародился в конце 20-х годов в знаменитом бальном зале Savoy в Гарлеме, штат Нью-Йорк, и положил начало парным танцам Breakaway и Air Steps (где ступни отрываются от пола). Другие новые ритмы были за границей с Кубы: румба и новые танцы, такие как Conga , Lambeth Walk , Chestnut Tree и Hokey Cokey .

1940-х годов

В течение 40-х годов Jitterbug с его движениями «не сидеть на месте» распространился по всей Европе американскими военнослужащими. Он характеризовался переходом от плотной хватки к танцу на расстоянии вытянутой руки от партнера. За ним последовал Boogie Woogie , а затем Jive . В Англии растущая популярность латинских ритмов вернула румбу , и она была признана Официальным советом бальных танцев.Популярность фильмов Кармен Миранды принесла на танцпол самбу , и другие латинские танцы.

1950-е годы

Выпуск Rock Around the Clock в 1955 году вызвал огромный общественный интерес, особенно среди подростков. На тот момент публичные танцы были в основном под музыку 45-х, пластинки и музыкальный автомат, а не под живые музыканты. Поколения разошлись: подростковая культура охватила Rock , Jive и, наконец, Twist (отчасти благодаря Элвису Пресли), в то время как их старшие продолжали наслаждаться Samba и Rumba , а также новыми танцами. как Mambo и Cha Cha Cha .

Раннее или историческое возрождение танца, середина 1950-х гг. И позже

Совершенно отдельно от популярной танцевальной сцены и современного бального зала группа энтузиастов занималась развитием нашего понимания европейского танцевального наследия. Многие были частью зарождающегося движения старинной музыки. Поскольку история танца стала прежде всего историей балета, требовалось резкое повышение сознания.

Новаторская работа была предпринята в Великобритании Мейбл Долметч ( танцев Англии и Франции 1450-1600 ; танцев Испании и Италии 1400-1600 ) и Мелюзин Вуд ( Некоторые исторические танцы 1952, другие исторические танцы 1956 и Продвинутые исторические танцы 1960), затем Венди Хилтон ( Танцы и музыка суда и театра , Избранные произведения) и Белинда Квири ( Могу ли я получить удовольствие? История народных танцев ).У каждого был свой особый подход. Эти работы, возможно, обогнали современную науку, но они были неоценимы для открытия области.

По всей Великобритании были сформированы группы ранних танцев, чтобы исследовать и продемонстрировать британское танцевальное наследие. Например, в 1966 году Пегги Диксон основала компанию «Nonsuch History and Dance», которая воплотила ее приверженность сочетанию эрудированных исследований и ярких зрелищ. Под руководством Даррена Ройстона Nonsuch до сих пор использует танцы истории для обучения, тренировки и развлечения.Джим Картмелл и Марджори Райли основали Capriol Historical Dance and Musik Group. Он разработал новый подход, который сочетал в себе скрупулезные исследования как хореографии, так и музыки с воссозданием шоуменом социального контекста танцев, будь то маскировки, праздники, шествия или другие торжества. Дэвид Уилсон работал с Capriol Cambridge над реконструкциями и организовал множество конференций, редактируя их труды. Его главный вклад в изучение раннего танца включает многочисленные статьи и две монографии, 101 Italian Dances и совсем недавно The Basse Dance Handbook .Кроме того, он заложил основу для Национального ресурсного центра EDC по раннему танцу, который теперь располагается в колледже Келлог в Оксфорде. Многие группы танцоров (любительские и профессиональные) сейчас учатся, тренируются и выступают по всей Великобритании. См. Наш список классов и учителей .

Ранние танцевальные представления предлагают новой публике возможность оценить красоту, сложность и веселье ренессанса, барокко, плейфорда, регентства и викторианского танца. Новые стипендии и новый энтузиазм постоянно расширяют поле деятельности.В Великобритании эту работу продолжают два общества - зонтичная организация The Early Dance Circle и Историческое танцевальное общество (бывшее Dolmetsch Historical Dance Society).

1960-е и 70-е годы - назад к современной сцене социального танца

И Rock , и Latin (включая кубинскую Bossa Nova ) продолжались и в 60-е годы, но самым важным танцем была увлечение американцами Twist , сделавшее сольные танцы в моде.Вскоре он попал в Великобританию. В Twist не было ни стандартных шагов, ни удержания, даже не требовался партнер, только скручивающие движения тела под музыку и имитацию, «тушение сигареты». Подростки любили его за простоту и индивидуальность, и «старше 40» тоже любили. Его даже танцевали члены королевской семьи.

К 60-м годам сцена современного социального танца стала настолько разнообразной, что ее чрезвычайно трудно описать в кратком обзоре. Было множество танцев, таких как The Mashed Potato , Swim , Watusi , Hitch Hiker и Hand Jive .Mods in Carnaby Street выпустили Ska , Blue Beat с Ямайки и Shake . И, конечно же, была музыка Битлз и Роллинг Стоунз. Казалось, что традиционный бальный танец находится по другую сторону растущего разделения поколений. Никто не предвидел грядущей популярности телеканала BBC TV Strictly Come Dancing !

Следующее десятилетие ознаменовалось лихорадкой субботнего вечера с Джоном Траволтой (1977) и расцветом дискотек.Пары иногда снова танцевали вместе. Затем последовали Hustle , линейный танец, и Salsa , еще один латинский бит. Брейк-данс вскоре распространился по всему миру из Бруклина и Бронкса.

Наконец

То, что танцы, такие как The Shimmy и Handjive , когда-нибудь будут считаться «историческими», в то время показалось бы дико диковинным, но тогда танцоры гальярды и менуэта могли подумать примерно так же .Перефразируя совет Рабиндраната Тагора, мы все «легко танцуем на краю Времени, как роса на кончике листа».

Первичные источники

Замок V&I, Современные танцы (братья Харпер, 1914)

М. Хини и Дж. Форрест, Annals of Early Morris (University of Sheffield & The Morris Ring, 1991)

Ричард Пауэрс Загрузки «Основные источники исторического танца» из собрания Ричарда Пауэрса. 107 источников, 58 книг и 49 описаний одиночных танцев, которых нет в Библиотеке Конгресса или где-либо еще.http://socialdance.stanford.edu/powers/Downloads.htm

Виктор Сильвестр, Современные бальные танцы (Лондон, Дженкинс, 1927)

Вторичные источники

А. Абра, Танцы в английском стиле, потребление, американизация и национальная идентичность в Великобритании 1918-50 (Oxford University Press, 2017)

Т. Бакленд, Танцы общества: модные тела в Англии, 1890-1920 гг. (Palgrave Macmillan, 2011).

Джон Чарльз Честин, Национальные ритмы, африканские корни: глубокая история латиноамериканского народного танца (University of New Mexico Press, 2004)

A H Franks, Social Dance (Routledge & Kegan Paul, 1963)

Марк Ноулз, Злой вальс и другие скандальные танцы , (МакФарланд, 2009)

Джули Малниг, Ballroom, Boogie, Shimmy Sham, Shake: A Social and Popular Dance Reader (University of Illinois Press, 2009)

Джеймс Нотт, Поездка во Дворец: социальная и культурная история танцев и танцевальных залов в Великобритании, 1918-1960 гг. (OUP, 2015)

П. Дж. С. Ричардсон, История английских бальных танцев (1910-1945) (Лондон, Дженкинс, 1946)

Карта

| Национальное географическое общество

Карта - это символическое представление выбранных характеристик места, обычно нарисованное на плоской поверхности.Карты представляют информацию о мире в простой и наглядной форме. Они рассказывают о мире, показывая размеры и формы стран, расположение объектов и расстояния между местами. Карты могут отображать распределение объектов по Земле, например схемы поселений. Они могут показать точное расположение домов и улиц в районе города.

Картографы, называемые картографами, создают карты для самых разных целей. Отдыхающие используют дорожные карты для прокладки маршрутов своих поездок. Метеорологи - ученые, изучающие погоду, - используют карты погоды для составления прогнозов.Градостроители решают, где разместить больницы и парки с помощью карт, которые показывают особенности местности и то, как земля в настоящее время используется.

Некоторые общие особенности карт включают масштаб, символы и сетки.

Масштаб

Все карты являются масштабными моделями реальности. Масштаб карты показывает соотношение между расстояниями на карте и фактическими расстояниями на Земле. Это отношение может быть выражено графической шкалой, вербальной шкалой или репрезентативной дробью.

Самый распространенный тип графической шкалы выглядит как линейка. Также называемая линейной шкалой, это просто горизонтальная линия, размеченная в милях, километрах или других единицах измерения расстояния.

Словесная шкала - это предложение, которое связывает расстояние на карте с расстоянием на Земле. Например, словесная шкала может сказать: «Один сантиметр представляет один километр» или «один дюйм означает восемь миль».

Репрезентативная фракция не имеет конкретных единиц. Он отображается в виде дроби или отношения, например 1/1 000 000 или 1: 1 000 000.Это означает, что любая заданная единица измерения на карте равна одному миллиону единиц измерения на Земле. Итак, 1 сантиметр на карте соответствует 1 000 000 сантиметров на Земле или 10 километрам. Один дюйм на карте соответствует 1 000 000 дюймов на Земле, или чуть меньше 16 миль.

Размер покрываемой области помогает определить масштаб карты. Карта, которая показывает область с большим количеством деталей, например карта улиц района, называется крупномасштабной картой, потому что объекты на карте относительно большие.Карта большего размера, например, континента или мира, называется мелкомасштабной картой, потому что объекты на карте относительно малы.

Сегодня карты часто компьютеризируются. Многие компьютеризированные карты позволяют зрителю увеличивать и уменьшать масштаб, изменяя масштаб карты. Человек может начать с просмотра карты всего города, на которой показаны только основные дороги, а затем увеличить масштаб, чтобы была видна каждая улица в районе.

Символы

Картографы используют символы для обозначения географических объектов.Например, черные точки обозначают города, звезды в кружках обозначают столицы, а различные виды линий обозначают границы, дороги, шоссе и реки. Цвета часто используются как символы. Зеленый часто используется для обозначения лесов, желтовато-коричневый - для пустынь, а синий - для воды. На карте обычно есть легенда или ключ, который показывает масштаб карты и объясняет, что представляют собой различные символы.

На некоторых картах показан рельеф или перепады высот. Обычный способ показать рельеф - это контурные линии, также называемые топографическими линиями.Это линии, соединяющие точки с одинаковой высотой. Если на карте показана достаточно большая территория, контурные линии образуют круги.

Группа окружностей контурных линий внутри друг друга указывает на изменение отметки. По мере увеличения высоты эти контурные круги обозначают холм. По мере уменьшения высоты контурные круги обозначают углубление в земле, например бассейн.

Сетки

Многие карты содержат сетку или серию пересекающихся линий, образующих квадраты или прямоугольники.Сетка помогает людям находить места на карте. На мелкомасштабных картах сетка часто состоит из линий широты и долготы. Линии широты проходят с востока на запад вокруг земного шара, параллельно экватору, воображаемой линии, которая окружает середину Земли. Линии долготы проходят с севера на юг от полюса до полюса. Линии широты и долготы пронумерованы. Пересечение линий широты и долготы, называемых координатами, определяет точное местоположение места.

На картах с более подробной информацией в сетке часто используются цифры и буквы.Поля, образованные сеткой, могут называться A, B, C и т. Д. В верхней части карты, а также 1, 2, 3 и т. Д. По левой стороне. В указателе карты расположение парка может быть указано как B4. Пользователь находит парк, глядя в поле, где пересекаются столбец B и строка 4.

Другие особенности карты: DOGSTAILS

Наряду с масштабом, символами и сетками на картах регулярно появляются и другие объекты. Хороший способ запомнить эти особенности - СОБАКИ: дата, ориентация, сетка, масштаб, заголовок, автор, указатель, легенда и источники.

Название, дата, автор и источники обычно отображаются на карте, хотя и не всегда вместе. Название карты сообщает, о чем карта, раскрывая предназначение и содержание карты. Например, карта может называться «Политическая карта мира» или «Битва при Геттисберге, 1863 год».

«Дата» относится либо к времени создания карты, либо к дате, соответствующей информации на карте. Например, на карте районов, которым угрожает лесной пожар, должна быть указана дата и, возможно, даже время, чтобы отслеживать распространение лесного пожара.На исторической карте древней Шумерской империи датируется период между 5000 г. до н. Э. и 1000 г. до н. э.

Важно отметить автора карты, потому что точка зрения картографа будет отражена в содержании. Оценка точности и объективности также требует проверки источников. Источники карты - это то, откуда автор карты получил свою информацию. На карте школьного округа в качестве источников могут быть указаны Бюро переписи населения США, технология глобальной системы позиционирования (GPS) и собственные записи школьного округа.

Ориентация означает наличие розы компаса или просто стрелки, указывающей направление на карте. Если используется только стрелка, стрелка обычно указывает на север.

Указатель карты помогает зрителям найти определенное место на карте с помощью сетки. Легенда карты объясняет, что означают символы на карте.

Картографические проекции

Перенос информации со сферической или шарообразной поверхности Земли на плоский лист бумаги называется проекцией.Глобус, сферическая модель Земли, точно отображает формы и расположение континентов. Но если глобус разрезать пополам, а каждую половину сложить в карту, результат получится морщинистый и разорванный. Изменится размер, форма и относительное расположение массивов суши.

Проекция - серьезная проблема для картографов. На каждой карте есть какие-то искажения. Чем больше площадь, покрытая картой, тем больше искажение. Такие характеристики, как размер, форма, расстояние или масштаб, можно точно измерить на Земле, но после проецирования на плоскую поверхность можно точно отобразить только некоторые, а не все из этих качеств.Например, карта может сохранять либо участки суши правильного размера, либо правильные формы очень небольших участков, но не то и другое вместе.

В зависимости от назначения карты картографы должны решить, какие элементы точности наиболее важны для сохранения. Это определяет, какую проекцию использовать. Например, конформные карты показывают истинные формы небольших участков, но искажают их размер. Карты равных областей искажают форму и направление, но показывают истинные относительные размеры всех областей. Существует три основных вида выступов: плоские, конические и цилиндрические.Каждый полезен в разных ситуациях.

В плоской проекции поверхность Земли проецируется на плоскость или плоскую поверхность. Представьте, что вы касаетесь земного шара куском картона, наносите на карту эту точку контакта, а затем проецируете остальную часть карты на картон вокруг этой точки. Плоские проекции наиболее точны в их центрах, где самолет «касается» земного шара. Их часто используют для карт одного из полюсов.

Представьте, что вы обернули конус вокруг Земли, поместив конец конуса на один из полюсов.Это коническая проекция. Конус пересекает земной шар по одной или двум линиям широты. Когда конус развернут и превращен в плоскую карту, линии широты выглядят изогнутыми в кругах или полукругах. Линии долготы прямые и сходятся на одном полюсе. В конической проекции области в средних широтах - регионы, не расположенные ни близко к экватору, ни к полюсам - представлены довольно точно. По этой причине конические проекции часто используются для карт США, большая часть которых находится в средних широтах.

Для цилиндрической проекции представьте, что поверхность Земли проецируется на трубку, которая обернута вокруг земного шара. Цилиндр касается Земли по одной линии, чаще всего по экватору. Когда цилиндр разрезается и превращается в карту, области вблизи экватора являются наиболее точными. Наиболее искажены области у полюсов.

Съемка и дистанционное зондирование

Картографы полагаются на данные съемок для получения точной информации о планете. Геодезия - это наука об определении точного размера, формы и местоположения участка земли.Геодезисты собирают информацию из регионов как над уровнем моря, так и под водой.

Съемку можно проводить пешком. Геодезисты используют множество инструментов для измерения характеристик или топографии земли. Компас, измерительное устройство и теодолиты часто используются геодезистами при полевых работах. Теодолит - это инструмент для измерения углов. Геодезист может рассчитать угол холмов, долин и других объектов с помощью теодолита, который обычно устанавливается на штатив или трехногую платформу.

Сегодня многие геодезисты используют дистанционное зондирование для сбора данных о местности, фактически не касаясь ее. Датчики, которые обнаруживают свет или излучение, излучаемое объектами, устанавливаются на самолетах или космических спутниках, собирая информацию о местах на Земле сверху. Одним из методов дистанционного зондирования является аэрофотосъемка, фотографирование Земли с воздуха. Аэрофотосъемка устранила большую часть работы геодезистов и позволила точно обследовать некоторые места, до которых невозможно добраться пешком.Спутники, космические корабли, которые вращаются вокруг Земли, выполняют дистанционное зондирование. Например, спутник Landsat, который совершает круговой оборот вокруг Земли 14 раз в день, передает огромные объемы данных на компьютеры на Земле. Данные можно использовать для быстрого создания или исправления карт.

Как создаются карты

Перед созданием карты картографы решают, какую область они хотят отобразить и какой тип информации они хотят представить. Они учитывают потребности своей аудитории и цель карты. Эти решения определяют, какие проекции и масштабы им нужны, а также какие детали будут включены.

Картограф должен учитывать язык карты. Например, слепому читателю нужна карта, на которой информация написана шрифтом Брайля. Аудитория карты может определить, насколько широко карта используется. На карте могут использоваться красные и зеленые символы, чтобы показать расположение кленов и сосен. Эта информация может быть легко отображена в простой легенде. Однако такую ​​карту не могли использовать дальтоники.

Линии широты и долготы наносятся математически на плоской поверхности.Элементы рисуются в соответствующем месте.

До развития передовых компьютерных и печатных технологий карты рисовались вручную. Картографы рисовали или писали карту на листе пластика с покрытием с помощью специального инструмента для травления, соскабливая цветное покрытие, чтобы оставались четкие, резкие линии. Несколько разных листов пластика были наложены друг на друга, чтобы добавить тени и названия мест. Пластиковые листы использовались для изготовления металлических печатных форм или пробных отпечатков для публикации карты.

Сегодня большая часть картографии выполняется с помощью компьютеров. Координаты каждой точки вводятся в компьютер. Путем ввода новых данных в компьютер или удаления старых данных можно быстро и легко вносить изменения в карту. Можно изменить цвета, добавить новые дороги и изменить топографические объекты, например течение реки. После этого новую карту можно легко распечатать.

Типы карт

Картографы составляют множество различных типов карт, которые можно разделить на две большие категории: общие справочные карты и тематические карты.

Общие справочные карты показывают общую географическую информацию о местности, включая расположение городов, границ, дорог, гор, рек и береговых линий. Государственные агентства, такие как Геологическая служба США (USGS), составляют некоторые общие справочные карты. Многие из них являются топографическими картами, что означает, что они показывают изменения высоты. Они показывают все холмы и долины на местности. Это полезно для всех, от путешественников, пытающихся выбрать маршрут, до инженеров, пытающихся определить, где строить шоссе и плотины.

Тематические карты отображают распределение или закономерности на поверхности Земли. Они подчеркивают одну тему или тему. Эти темы могут включать информацию о людях, других организмах или земле. Примеры включают растениеводство, средний доход людей, говорящих на разных языках, или среднегодовое количество осадков.

Многие тематические карты теперь создаются с помощью технологий географических информационных систем (ГИС). ГИС - это компьютерные системы, которые собирают, хранят и отображают данные, относящиеся к местоположению на поверхности Земли.Эта технология объединяет информацию с карт с другими данными о людях, земле, климате, фермах, домах, предприятиях и многом другом, позволяя отображать несколько наборов данных на одной карте. Многие отрасли и правительства используют технологию ГИС для анализа и принятия решений. Например, данные ГИС помогают чиновникам определить, какие потоки подвергаются наибольшей опасности загрязнения. Это также может помочь компании решить, где разместить новый магазин.

История создания карт

На протяжении веков карты принимали множество различных форм.Самые ранние карты, вероятно, представляли собой наброски, сделанные на земле, которые показывали окрестности. Жители Маршалловых островов использовали пальмовые волокна, чтобы показать волновые узоры между островами в Тихом океане. Они использовали ракушки для обозначения островов. Рыбаки-инуиты в Арктике вырезали кусочки коряги, чтобы показать особенности побережья. Одна из старейших существующих карт мира была найдена на каменной плите в Испании. Ему почти 14 000 лет.

Древние греки обычно считаются основоположниками научной картографии.Греческие ученые знали общий размер и форму Земли, и они разработали сеточную систему широты и долготы. Эратосфен, живший примерно с 276 по 194 год до нашей эры, рассчитал размер Земли, используя математику и наблюдения за Солнцем. Клавдий Птолемей, или Птолемей, был астрономом, математиком и географом во втором веке нашей эры.Он довел картографирование до уровня точности, который не был виден до пятнадцатого века. Он объединил все свои знания о мире в книге под названием География .

В Европе в средние века картографы рисовали карты, отражающие их религиозные верования. Эти карты были в основном простыми, а иногда и фантастическими. Город Иерусалим, священный для евреев, христиан и мусульман, иногда помещался в центре.

Многие средневековые европейские карты с Иерусалимом в центре называются картами T&O. Земля была представлена ​​в виде круглого колеса, окруженного одним круглым океаном, буквой O на T&O. Земля, окруженная океаном, была разделена буквой «Т» на три континента, известные средневековым европейским картографам: Азия была большим массивом суши над Т, Африка и Европа были двумя меньшими участками по обе стороны от Т, и Иерусалим был в центре.Т-образная форма, разделяющая континенты, состояла из Средиземного моря (между Европой и Африкой), реки Нил (между Африкой и Азией) и реки Дон (между Европой и Азией). Нил и Дон сливаются в одну линию, образуя вершину T.

В эти темные века в Европе арабские ученые поддерживали научную картографию. Они сохранили работы Птолемея и перевели их на арабский язык. Арабские картографы создали первый надежный глобус западного мира.

Во время Золотого века ислама арабские картографы использовали сложные математические и астрономические формулы, чтобы определять различные проекции карт.В 1154 году ученый и картограф аль-Идриси сделал карту мира, которая была лучше, чем карты мира, которые создавали европейцы. На карте Аль-Идриси был изображен весь континент Евразия, включая Скандинавию, Аравийский полуостров, остров Шри-Ланка, а также Черное и Каспийское моря.

В пятнадцатом веке картография в Европе улучшилась. Развитие печати и гравировки означало, что карты, которые ранее были нарисованы вручную, можно было копировать быстрее.Примерно в то же время моряки начали путешествовать дальше по океанам. Они добавили на свои карты недавно открытые земли и более детализированные береговые линии. Исследователи привезли с собой описания интерьеров и береговых линий континентов.

Европейцы исследовали большую часть Америки в шестнадцатом веке, Австралию в семнадцатом веке, а Антарктиду наконец заметили в начале девятнадцатого века.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *