Абай (Ибрагим) Кунанбаев · Персоналии · Портал «История Казахстана»

Абай (Ибрагим) Кунанбаев (29.07.1845 — 23.06.1904) — поэт, просветитель и философ, основоположник новой казахской национальной письменной литературы и казахского литературного языка.

Родился в Чингисских горах Семипалатинской области в семье старшины тобыктинского рода Кунанбая. Получил первоначальное домашнее образование у муллы, затем был направлен в медресе семипалатинского имама Ахмет-Ризы. Обучаясь в медресе параллельно посещал русскую школу. Владел арабским, персидским и др. восточными языками. Читал в оригинале произведения классиков Востока — Навои, Фирдоуси, Низами, Саади, Джами, Хафиза, Сайхали.

Не закончив учение в городе, по настоянию отца возвращается в аул, где начинает вникать в судебную службу и будущую административную деятельность главы рода. Постигает приемы ведения словесных состязаний, где оружием служило отточенное красноречие, остроумие и находчивость. Часто идет вразрез с интересами и стремлениями Кунанбая, вынося справедливые и беспристрастные решения.

Все остальные двадцать лет жизни прошли в содержательной творческой, поэтической деятельности. В середине 70-х годов Х1Х в. возобновляет изучение русского языка и классиков русской литературы А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, И. А. Крылова, Л. Н. Толстого, М. Е. Салтыкова-Щедрина, И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского. Знакомство с русскими политическими ссыльными Е. П. Михаэлисом, И. И. Долгополовым и С. С. Гроссом сформирует его прогрессивные взгляды.

Абай был носителем всего нового, стоял на голову выше той среды, которая его породила. В поэтических произведениях, созданных в 1882 — 1886 гг. обращается к социально-общественным, моральным проблемам казахского народа, призывал казахов выйти на «верный путь» цивилизованного развития («Восьмистишия»). Стремление к прогрессивному развитию общества, где человека возвышают «разум, наука, воля», является одним из главных направлений всего творчества Абая. Расценивал труд как единственный путь к богатству и изобилию общества. Вскрывал антагонистические противоречия между народом и господствующей верхушкой. Протестовал против межродовых распрей, критиковал тщеславие и феодальные нравы общества.

Отношение к ярым поборникам мусульманской религии у Абая было явно пренебрежительное. Видя, что среди них многие не знают даже намаза, не говоря о других тонкостях религии, Абай писал: «Я думаю, что нельзя назвать казахов истинными мусульманами».

В вопросах управления придерживался демократических позиций. Считал, что на должность правителей должны избираться люди честные, заинтересованные в деятельности на благо народа. Найти пути разрешения противоречий между правителями и интересами большинства народных масс не сумел. Абай не мог до конца выяснить, какова же взаимозависимость общества, закона и личности.

Пути улучшения жизни народа видел прежде всего в изменении экономической основы общества. Прогрессивное развитие казахов он неразрывно связывал с развитием земледелия, ремесла и торговли.

Основную силу, способную преодолеть невежество видел в науке и просвещении. Признавая необходимость мира и взаимопонимания для всех народов считал, что только при этих условиях могут в полную меру развиться основные движущие силы общества — наука, передовые идеи, культура и настанет всенародное благоденствие. Мечтая о всенародном благоденствии, оставался на уровне просветителей своего времени считая, что в первую очередь просвещение и наука, способны изменить существующий строй.

Впервые в казахской литературе создал поэтические произведения о назначении поэта и поэзии («Поэзия — властитель языка»). Соединял элементы пейзажной, любовной лирики с философскими обобщениями и просветительско-гуманистическими идеями. Художественное новаторство Абая проявилось в обновлении тематики содержания поэзии. Многие стихи написаны в форме лирических монологов («Айттым сәлем, Каламкас» — «Шлю привет тебе, тонкобровая»).

Воспевал женщину — мать как опору семьи, отрицал калым, многоженство, боролся за равноправие женщины в казахском обществе. В стихотворении «Көзімнің қарасы» («Ты зрачок глаз моих»), «Қызарып, сұрланып» («И краснеть, и бледнеть»), «Ғашықтық тілі — тілсіз тіл» («Язык любви — язык без слов») показаны сила любви, красота женщины.

В 1887 году им написаны поэмы «Искандер», «Масгуд», «Сказание об Азиме». Их сюжеты построены на переосмысленных мотивах восточной классической литературы.

Значительным вкладом Абая в развитие художественной прозы и общественной мысли явились «Слова назидания» — «Гаклия» (1890 — 1898). Содержание книги составляют 45 «Слов назиданий» многообразных по тематике. Важную роль эти заветы сыграли в приобщении молодежи к духовным истокам народной мудрости. Центральная идея «Слов назидания» — вера в торжество гуманистических идеалов, в безграничные возможности родного народа.

Органичная часть творчества Абая — переводы на казахский язык произведений русских классиков (около 50 переводов из произведений А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, И. А. Крылова). С особым вдохновением Абай работал над переводами отрывков из поэмы Пушкина «Евгений Онегин» — «Письмо Татьяны», «Ответ Онегина», «Слово Ленского». Превосходным образцом литературного перевода стали стихотворения Лермонтова «Дума», «Кинжал», «Парус», «Утес», «Выхожу один я па дорогу…» и др. В переводах басен Крылова «Пестрые овцы», «Ворона и «Вороненок». «Стрекоза и муравей», «Дуб и трость» сохранить их обличительную силу и тонко передать выразительность и простоту языка. Метод вольного перевода позволил поэту творчески подойти к лучшим произведениям литературы и передать их в восприятии казахского народа.
При жизни Абая были опубликованы лишь несколько стихотворений. В Петербурге был издан сборник под названием «Стихи казахского поэта Ибрагима Кунанбаева», тиражом 1 тыс. экземпляров.

Музыкальное наследие Абая занимает особое место в истории казахского национального искусства. Абай прекрасно знал песни и кюи, высоко ценил песни народных композиторов Биржан сала, Акана сери, Таттимбета, Жаяу Мусы и других. Музыкальный дар поэта нашел свое отражение в лирических песнях. Песни «Айттым сәлем, Каламкас» («Шлю привет тебе, тонкобровая…»), «Қор болды жаным» («Унижена моя душа»), «Сұрғылт тұман» («Серые тучи»), «Ата-анаға көз қуаныш» («Утешение отцу и матери»), «Татьянаның хаты» («Письмо Татьяны») и др. ввели в народное песенное творчество новые мелодичные ритмы, формы и размеры, новые принципы использования художественно-выразительных средств языка.

Абай проявлял интерес и к песням русского народа, романсу, вокальному творчеству русских композиторов М. И. Глинки, А. А. Алябьева, А. Е. Варламова, А. Л. Гурилева, А. Г. Рубинштейна. В творчестве Абая имеется цикл песен, созданных на основе стихов, переведенных с русского языка. На стихи Абая писали песни и романсы композиторы М. Тулебаев, С. Мухамеджанов, Г. Жубанова, М. Койшыбаев, Н. Тлендиев и др.

Литературное и эстетическое наследие Абая — национальная гордость казахского народа. Традиции Абая в своем литературном творчестве развивали Ш. Кудайбердыев (1858 — 1931), С. Торайгыров (1894 — 1921), М. Жумабаев (1893 — 1938), С. Донентаев (1894 — 1933). На наследии Абая воспитаны классики казахской литературы ХХ в.: М. Ауэзов, С. Сейфуллин, Г. Мусрепов, С. Муканов, Г. Мустафин, А. Тажибаев, К. Аманжолов, Т. Жароков.

Образ выдающегося поэта-просветителя запечатлен в произведениях литературы, музыки, изобразительного искусства. Его жизнь и творчество вдохновили М. О. Ауэзова на создание романа-эпопеи в 2 книгах: «Абай» и «Абай жолы» («Путь Абая») (Ленинская премия, 1959 г.).

Труд Абая переведён на многие языки мира, среди которых русский, китайский французский и др.

В память об Абае учреждена Государственая премия Казахстана в области литературы.
В честь Абая названы город, административные центры, улицы, театры, библиотеки и другие объекты на территории республики. Именем Абая названы Казахский государственный академический театр оперы и балета, Казахский национальный педагогический университет в городе Алматы, центральные проспекты городов Казахстана, пик в отроге хребта Иле Алатау. На площади Абая в городе Алматы установлен памятник великому поэту(1960 год) .

В 2010 г. в Астане памятник Абаю разместился напротив Старой площади по проспекту, названному в его же честь. В день рождения поэта ежегодно на этой площади проводятся поэтические слушания, посвященные великому Абаю.

150 -летие Абая в 1995 году прошло под эгидой ЮНЕСКО.

Литература
История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В 5 томах. Т. 3. — Алматы «Атамұра» 2010, — 768 с., илл., карты — С. 535–540.
Казахстан. Национальная энциклопедия, т.1. / Гл. ред. Б. Аяган. — Алматы: Главная редакция: «Қазақ энциклопедиясы», 2004 — 560 с. — С. 67 — 69.
Акмола: Энциклопедия — Алматы: Атамұра, 1995, — 400 с. — С. 282 — 283.

e-history.kz

Абай (Ибрагим) Кунанбаев

Абай Кунанбаев - великий поэт, писатель, общественный деятель, основоположник современной казахской письменной литературы, реформатор культуры в духе сближения с русской и европейской культурой на основе просвещенного либерального ислама.

Абай родился 10 августа 1845 г. в Чингизских горах Семипалатинской области (по нынешнему административному делению) от одной из четырех жен Кунанбая, старшего султана Каркаралинского окружного приказа. Семья Абая была потомственно аристократической, и дед (Оскенбай) и прадед (Иргизбай) главенствовали в своем роду в качестве правителей и биев. Ему повезло в смысле семейного уюта и домашнего воспитания, поскольку и мать Улжан и бабушка Зере были чрезвычайно обаятельными и одаренными натурами. Именно с легкой руки матери данное отцом имя "Ибрагим" было заменено ласкательным "Абай", что означает "осмотрительный, вдумчивый". Под этим именем он прожил всю свою жизнь и вошел в историю.

Начатое в раннем детстве приобщение к устному творчеству народа и домашнее обучение у муллы было продолжено в медресе имама Ахмед-Ризы. Одновременно он учился в русской школе и к концу пятилетней учебы начинает писать стихи. С 13 лет Кунанбай начинает приучать Абая к административной деятельности главы рода. Ему пришлось вникнуть в межродовые тяжбы, ссоры, интриги и постепенно он испытал разочарование к административно-политической деятельности, что привело к тому, что в возрасте 28 лет Абай отходит от нее, целиком занявшись самообразованием. Но только к 40 годам он осознает свое призвание как поэта и гражданина, в частности, поставив под стихотворением "Лето" свое имя (ранее он приписывал свои сочинения другу Джантасову Кокпаю). Значительным импульсом в раскрытии высоких потенций Абая в этот момент стало его общение с ссыльными русскими, с Е.П. Михаэлисом, Н. Долгополовым, С. Гроссом. Обращение Абая к русской культуре, испытавшей в XIX в. свой период "бури и натиска" в литературе и искусстве, оказалось тем более естественным, что в восточной традиции поэтическое слово ценилось чрезвычайно высоко. Абаю оказалась близка поэзия Пушкина, Лермонтова, Гете и Байрона. Он в своих переложениях их на казахский тонко передавал дух переводимых стихов и адаптировал к мироощущению соплеменников.

На протяжении 20 лет чрезвычайно разносторонне расцветает гений Абая, он завоевывает необычайный авторитет, огромную и доселе в степи не встречавшуюся популярность. К нему стекаются акыны, певцы, композиторы, вокруг него толпится талантливая молодежь, создается социально-философская и литературная школы.

Но Абай как властитель дум вызывает дикую зависть, бешенное озлобление, проявившееся в самых коварных формах. Последние удары судьбы связаны со смертью Абдрахмана и Магавьи. Он отверг лечение недуга и добровольно обрек себя на смерть. Он похоронен около своей зимовки в долине Жидебай, вблизи Чингизских гор, на 60 году жизни.

Я с утеса кричал,
Мне простор отвечал -
Отвечали горы и дол.
Но услышав звук,
Я искал вокруг:
Как, откуда тот звук пришел?
Был все тот же утес иной, -
Отклик есть, но отклик пустой.

* * *

Велика у меня,
Широка родня, -
Одиноким быть нет причин,
Велика семья, но не понят я
И живу средь людей один.
Как могила шамана, я
Одинок - вот правда моя!

Нельзя полностью понять трагическое ощущение одиночества, испытанное Абаем, без учета двух обстоятельств. Первое и самое принципиальное обстоятельство состоит в импульсе к преобразованию культуры народа, который Абай дал. Речь идет прежде всего о словесной культуре, о поэтической традиции. Казахская специфика фольклора, несмотря на свою традиционность, и до Абая не исключала индивидуального творчества, о чем свидетельствуют сохранившиеся имена акынов, певцов, сказителей, композиторов, импровизаторов, мастеров поэтического состязания. Абай во все это привнес совершенно новое качество. Он влил в культуру казахов целый поток образов, форм (сатира, лирика, откровения, пейзажная лирика, исповедь) сюжетов, идей из иных культур и традиций, что означало включение казахской культуры в мир большой культуры классических цивилизаций и привитие свойственных последним духовных опытов к традиционной культуре казахов. В числе этих ино-культур и арабская культура в таких ее крупнейших документах как "Коран" и "Тысяча и одна ночь", а вместе с ней эллинистическая традиция Аристотеля и Александра Македонского. Затем тысячелетняя персидская культура и литература, которая в традиции семьи Абая вошла в его сознание с детства и закрепилась сознательным обращением к творчеству Фирдоуси, Саади, Низами, Навои, Физули. Совершенно новым, дотоле неизведанным был для казахов до Абая мир русской культуры в связи с европейской культурой и европейской традицией. Но опорой восприятия Запада является глубоко осознанный Восток, приверженность исламу.

Есть сюжеты, которым самой судьбой предназначено кочевать. Подобно мифу об одноглазом чудовище, перенесенном из степи в Средиземноморье в виде гомеровского Полифема, один из сюжетов Гете через российские равнины дошел до степных кочевий в виде известных переложенных Абаем на музыку стихов. Лермонтов перевел гетевскую "Ночную песнь странника", от этого и оттолкнулся Абай в своей элегии "Карангы тунде тау калгып". Такие совершенно разные культурные пласты были Абаем органически претворены и органически приживлены к древу казахской традиции. Именно в этом творческом сплаве - сила Абая, мощь его культурного воздействия, ни с кем не сравнимая всенародность творчества. Вызывает удивление сходство казахского песенного творчества с оперным искусством, но оно становится вполне понятным к контексте импровизаций Абая. Сказанное о вкладе Абая в казахскую культуру будет не до конца логичным, если мы не упомянем того, что творчество Абая не замыкается рамками сохранившихся текстов и мелодий, а включает в себя могучее воздействие его личности. Он выступал в качестве советника, рассказчика, ненавязчивого наставника, учителя, организатора неофициальной школы талантливых литераторов, просветителя, который в беседах, в разговорах щедро делился прочитанным, продуманным.

Все сказанное, казалось бы, говорит о прочной нерасторжимой творческой связи с окружением, с народом, о встречных потоках симпатий и откликов, исключающих саму возможность трагического одиночества. Но жизнь, как правильно заметили наши предки зороастрийцы, не состоит из одних только светлых начал, в ней есть место для темных сил зла, которые неустанно стремятся изничтожить добро. Раньше подобные ситуации объяснялись достаточно просто, чем и подкупались умы неискушенных и даже искушенных людей. Говорилось, к примеру, что есть царские администраторы, которым не нравилась сатира и критика Абая, связь его с политическими ссыльными. Есть местная правящая верхушка, которая возненавидела Абая за его любовь и сострадание к обездоленным. Прекрасная схема, но слишком упрощенная и далекая от жизни. В ней, в жизни, все гораздо сложней и страшней. Ведь верно было сказано еще в древности, что "в своем отечестве нет пророка". Плотным кольцом сомкнулись вокруг Абая его ненавистники и недоброжелатели, мелкие завистники и "большие люди из верхов", которые по традиции считают себя "властителями дум". Поистине великий человек, "благородный муж", и остается им в противовес, по выражению Конфуция, "мелким человечкам".

К порывам юные сердца зову
Я человечность ставлю во главу.
Кто корыстолюбив и бессердечен,
Тот мелкий человек по существу.
Разве безжалостные строки о человеческих пороках казахов не стоит обратить к сегодняшнему дню?
За деньги рады все позорить и чтить,
Мгновенно в любой перекрасившись цвет.

Надо представить себе казахское общество абаевской эпохи в целом. Это - прежде всего колония со всеми атрибутами смеси имперской и колониальной психологии, чванством, самодурством, лизоблюдством, наглостью, внутренней ущербностью. Но это одновременно традиционное общество, где вся жизнь человека на виду, где человека не оставляют в покое с его заботами и переживаниями, а постараются залезть в самую душу, внести семена подозрений и вражды, сплетен в ближайшее окружение. Невидимый человеческому глазу айсберг несовместимости с подлинным величием, большим человеческим сердцем на поверхности всплывал полицейской слежкой, сыском, враждебными действиями, вплоть до покушения на жизнь, клеветой и доносам. Воистину был прав Лермонтов: восстал он против мнений света один как прежде и убит. Но творчество Абая при всей его трагичности, вопреки превратностям судьбы, вопреки всем ненавистникам, крепко вросло в толщу народного сознания и продолжает питать его плодотворными импульсами. Не удалось противникам Абая самое страшное, чего хотели они добиться: сомкнуть кольцо вокруг поэта так, чтобы слово его осталось безответным. Они просчитались в главном. Слово Абая не могло остаться абсолютно неуслышанным.

Особое место в творчестве Абая занимает "Кара соз". Под этим наименованием объединены 45 "Слов" - небольших законченных фрагментов, выраженных в тщательно, художественно стилистически обработанной прозаической форме. Это и непосредственное обращение к читателю, откровенный разговор - собеседование, это и "ума холодных наблюдений и сердца горестных замет", это и философия жизни отдельного человека на фоне судеб народа. Термин "кара" (черный) в сочетании с термином "соз" (слово) чрезвычайно многозначен: это и обозначение прозы в отличие от рифмованной речи и текста, это и обозначение печали, и, наконец, обозначение, идущее от тюркской традиции, важного, значительного, первостепенного. "Кара соз" по жанру близки к тому, что в чингизовской традиции называлось "биликом", метким изречением, рассказом о жизненном примере, имеющим значение образца. По европейской традиции, это жанр "максим", "афоризмов", "бесед". А по сути "Кара соз" - исповедь. Данное на русском языке название этого произведения "Слова назидания" звучит сухо моралистично, менторски-наставительно. Но с ним приходится считаться как с высказыванием перед лицом мира и прежде всего своей собственной совестью, жанр, известный в мировой литературе со времен Марка Аврелия, Петра Абеляра, Блеза Паскаля и Жан-Жака Руссо. Но для тюркской литературы и казахской в особенности в силу преимущественно эпического характера, - но не только - "обнажение души", обнаруженное в "Словах назидания" - явление беспрецедентное. Исповедь - чрезвычайно ответственный жанр. Он требует от писателя предельной честности и искренности, здесь противопоказаны малейшая фальшь и рисовка. Абай хочет, чтобы его голос не был гласом вопиющего в пустыне. Канва повествования начинается с зачина, казалось бы, сугубо индивидуального: "Хорошо ли я прожил до сегодняшнего дня, но пройдено не мало… Но вот когда уже виден конец пути, когда обессилел и устал душой, я убеждаюсь в бесплодности своих благих стремлений, в суетности и бренности человеческой жизни". Так подводит Абай итог собственной жизни и объясняет решение записать "свои мысли". "Может быть, кому-то придется по душе какое-нибудь мое слово и он перепишет его для себя или просто запомнит, и если нет - мои слова, как говорится, останутся при мне". Но трагизм ситуации не в обычной сентенции по поводу бренности жизни и свойственной ей суете сует. "Хоть и существую я, но поистине мертв. Не могу разобраться, в чем причина: то ли в бессильной досаде на сородичей, то ли в отверженности от самого себя, то ли еще в чем-то. По внешнему виду я вполне здоров, изнутри же мертв. Смеюсь ли, не чувствую радости. Что ни делал, говорю ли, смеюсь ли - все это как совсем не мое, а кого-то иного".

Такая опустошенность обозначает, что человек не получает извне духовных откликов, что не обнаружилось никаких проблесков, никаких опор для уверенности в возможностях окружения.

Суровый счет, предъявленный поэтом своим братьям-казахам, мало что оставляет для утешения. Абай откидывает в сторону всякие внешние обстоятельства и разговор заводит по существу тех ценностей и ориентиров, которые заводят казахов в тупик: ложное самомнение в превосходстве над другими, праздность, леность, индивидуализм и групповщина, мелкое тщеславие, зубоскальство и глупый смех, потеря совести и высоких стремлений, отсутствие согласия и единения, почтение к ворам, злодеями м мошенникам… Откуда вошел в кровь "гордого степняка" целый сонм этих дурных качеств? И это ли есть "мой народ, который я люблю и к сердцу которого я ищу тропу?" Поэтому в упомянутом девятом Слове речь идет не просто о личном духовном самочувствии, а о состоянии и судьбах народа. "Не пойму" - пишет Абай - как я "отношусь к своему народу… питаю к нему неприязнь или люблю? - Если б любил, то без малейшего сомнения одобрил бы его нравы и среди всех черт нашел бы хоть одну, достойную похвалы. Моя любовь не давала бы погаснуть вере, будто мои соплеменники обладают качествами, присущими великому народу. Но нет у меня этой веры.

Основное чувство, пронизывающее "Слова назидания" - это боль по поводу неразвитости основной части и надежда, вера в могущество разума и внутренних потенций, накопленных историей. "Кто отравил Сократа, сжег Жанну д' Арк, распял Христа? - спрашивает поэт. - Толпа. Значит, у толпы нет ума. Сумей направить ее на путь истинный. Чтобы народ перестал быть толпой, нужны образованные люди, пекущиеся о народе, необходимо возникновение потребности в культуре и самообразовании. Все эти процессы потребуют целеустремленности, махом не перескочишь к высотам культуры. Человек должен как минимум освободиться от нужды в хлебе насущном, ибо только в виде исключения, редчайшего случая кто-то способен преодолеть все препятствия, замыкающие человека в рамки борьбы за существование. Главное в процессе обучения состоит в том, что оно должно принести ученику радость познания. Поэт протестует против "насилия со стороны родителей и мулл, которые убивают в детях искренность".

В педагогической системе Абая первостепенное значение отводится нравственному примеру и языкам. Через родной язык впервые открывается окно в мир. Широта взглядов, общечеловечность обязывает изучать языки других народов.

Испытанный им самим путь приобщения к европейской культуре Абай пропагандирует как всеобще значимый путь приобщения к достижениям европейской цивилизации. "Знать русский язык - значит открыть глаза на мир" - говорит Абай в 25 Слове. "Знание чужого языка и культуры делает человека равноправным с этим народом, он чувствует себя вольно, и если заботы и борьба этого народа ему по сердцу, то он никогда не сможет оставаться в стороне". Отталкиваясь от общего правила, что тот, кто способен воспринимать чужую культуру, делает шаг к более широкому взгляду на мир, учится самокритичности и к преодолению ограниченности, Абай еще раз настаивает: "Русская наука и культура - ключ к осмыслению мира и, приобретя его, можно намного облегчить жизнь нашего народа. Например, мы познали бы разные, но в то же время честные способы добывания средств к жизни и наставляли бы на этот путь детей, успешнее боролись за равноправное положение нашего народа среди других народов земли". Именно в концовке этой фразы, в призыве бороться за "равноправное положение нашего народа среди других народов" лежит самый глубокий корень того обстоятельства, что последующее за Абаем поколение интеллектуалов, объединившихся вокруг Алаш-Орды, воспринял Абая как свою духовную предтечу, как духовного вождя возрождения казахской нации. Это Алихан Букейханов, Миржакип Дулатов, Ахмет Байтурсынов, Магжан Жумабаев, вся блестящая плеяда талантливых деятелей начала и первой трети ХХ века, уничтоженных безжалостной рукой большевистской опричнины. Двигаясь в русле абаевского наследия, последователи Абая смогли поднять его на новую высоту. Прежде всего они создали круг интеллектуального общения, то, чего не доставало Абаю, чувствовавшему себя в духовном вакууме. Абай как Валиханов и Алтынсарин, по сути дела действовали в одиночку, предпринимая индивидуальные усилия. Во-вторых, продолжатели заветов Абая связывали общие нравственные требования с конкретной политической программой обретения независимости и социально-экономического прогресса. Эта высота была утрачена за годы тоталитарного режима. Возврат к ней на новом витке истории, когда Казахстан юридически обрел независимость, был бы лучшим памятником Абаю.

Первым, кто способствовал сбору и изданию полного собрания сочинений, своду данных о жизни и деятельности Абая, был Кокбай Жанатай-улы (1864-1927). Громадная работа по всем линиям абаеведения принадлежит М. Ауэзову. Помимо сугубо научных исследований жизни и творчества классика казахской литературы он благодаря роману "Абай" запечатлел свое имя подле Ибрагима Кунанбаева

bankreferatov.kz

Абай (Ибрагим) Кунанбаев | Sauap.org

Абай Кунанбаев — великий поэт, писатель, общественный деятель, основоположник современной казахской письменной литературы, реформатор культуры в духе сближения с русской и европейской культурой на основе просвещенного либерального ислама.

Начатое в раннем детстве приобщение к устному творчеству народа и домашнее обучение у муллы было продолжено в медресе имама Ахмед-Ризы. Одновременно он учился в русской школе и к концу пятилетней учебы начинает писать стихи. С 13 лет Кунанбай начинает приучать Абая к административной деятельности главы рода. Ему пришлось вникнуть в межродовые тяжбы, ссоры, интриги и постепенно он испытал разочарование к административно-политической деятельности, что привело к тому, что в возрасте 28 лет Абай отходит от нее, целиком занявшись самообразованием. Но только к 40 годам он осознает свое призвание как поэта и гражданина, в частности, поставив под стихотворением «Лето» свое имя (ранее он приписывал свои сочинения другу Джантасову Кокпаю). Значительным импульсом в раскрытии высоких потенций Абая в этот момент стало его общение с ссыльными русскими, с Е.П. Михаэлисом, Н. Долгополовым, С. Гроссом. Обращение Абая к русской культуре, испытавшей в XIX в. свой период «бури и натиска» в литературе и искусстве, оказалось тем более естественным, что в восточной традиции поэтическое слово ценилось чрезвычайно высоко. Абаю оказалась близка поэзия Пушкина, Лермонтова, Гете и Байрона. Он в своих переложениях их на казахский тонко передавал дух переводимых стихов и адаптировал к мироощущению соплеменников.Абай родился 10 августа 1845 г. в Чингизских горах Семипалатинской области (по нынешнему административному делению) от одной из четырех жен Кунанбая, старшего султана Каркаралинского окружного приказа. Семья Абая была потомственно аристократической, и дед (Оскенбай) и прадед (Иргизбай) главенствовали в своем роду в качестве правителей и биев. Ему повезло в смысле семейного уюта и домашнего воспитания, поскольку и мать Улжан и бабушка Зере были чрезвычайно обаятельными и одаренными натурами. Именно с легкой руки матери данное отцом имя «Ибрагим» было заменено ласкательным «Абай», что означает «осмотрительный, вдумчивый». Под этим именем он прожил всю свою жизнь и вошел в историю.

На протяжении 20 лет чрезвычайно разносторонне расцветает гений Абая, он завоевывает необычайный авторитет, огромную и доселе в степи не встречавшуюся популярность. К нему стекаются акыны, певцы, композиторы, вокруг него толпится талантливая молодежь, создается социально-философская и литературная школы.

Но Абай как властитель дум вызывает дикую зависть, бешенное озлобление, проявившееся в самых коварных формах. Последние удары судьбы связаны со смертью Абдрахмана и Магавьи. Он отверг лечение недуга и добровольно обрек себя на смерть. Он похоронен около своей зимовки в долине Жидебай, вблизи Чингизских гор, на 60 году жизни.

Я с утеса кричал, Мне простор отвечал — Отвечали горы и дол. Но услышав звук, Я искал вокруг: Как, откуда тот звук пришел? Был все тот же утес иной, — Отклик есть, но отклик пустой. * * * Велика у меня, Широка родня, — Одиноким быть нет причин, Велика семья, но не понят я И живу средь людей один. Как могила шамана, я Одинок — вот правда моя!

Абай (Ибрагим) Кунанбаев

Нельзя полностью понять трагическое ощущение одиночества, испытанное Абаем, без учета двух обстоятельств. Первое и самое принципиальное обстоятельство состоит в импульсе к преобразованию культуры народа, который Абай дал. Речь идет прежде всего о словесной культуре, о поэтической традиции. Казахская специфика фольклора, несмотря на свою традиционность, и до Абая не исключала индивидуального творчества, о чем свидетельствуют сохранившиеся имена акынов, певцов, сказителей, композиторов, импровизаторов, мастеров поэтического состязания. Абай во все это привнес совершенно новое качество. Он влил в культуру казахов целый поток образов, форм (сатира, лирика, откровения, пейзажная лирика, исповедь) сюжетов, идей из иных культур и традиций, что означало включение казахской культуры в мир большой культуры классических цивилизаций и привитие свойственных последним духовных опытов к традиционной культуре казахов. В числе этих ино-культур и арабская культура в таких ее крупнейших документах как «Коран» и «Тысяча и одна ночь», а вместе с ней эллинистическая традиция Аристотеля и Александра Македонского. Затем тысячелетняя персидская культура и литература, которая в традиции семьи Абая вошла в его сознание с детства и закрепилась сознательным обращением к творчеству Фирдоуси, Саади, Низами, Навои, Физули. Совершенно новым, дотоле неизведанным был для казахов до Абая мир русской культуры в связи с европейской культурой и европейской традицией. Но опорой восприятия Запада является глубоко осознанный Восток, приверженность исламу.

Есть сюжеты, которым самой судьбой предназначено кочевать. Подобно мифу об одноглазом чудовище, перенесенном из степи в Средиземноморье в виде гомеровского Полифема, один из сюжетов Гете через российские равнины дошел до степных кочевий в виде известных переложенных Абаем на музыку стихов. Лермонтов перевел гетевскую «Ночную песнь странника», от этого и оттолкнулся Абай в своей элегии «Карангы тунде тау калгып». Такие совершенно разные культурные пласты были Абаем органически претворены и органически приживлены к древу казахской традиции. Именно в этом творческом сплаве — сила Абая, мощь его культурного воздействия, ни с кем не сравнимая всенародность творчества. Вызывает удивление сходство казахского песенного творчества с оперным искусством, но оно становится вполне понятным к контексте импровизаций Абая. Сказанное о вкладе Абая в казахскую культуру будет не до конца логичным, если мы не упомянем того, что творчество Абая не замыкается рамками сохранившихся текстов и мелодий, а включает в себя могучее воздействие его личности. Он выступал в качестве советника, рассказчика, ненавязчивого наставника, учителя, организатора неофициальной школы талантливых литераторов, просветителя, который в беседах, в разговорах щедро делился прочитанным, продуманным.

Все сказанное, казалось бы, говорит о прочной нерасторжимой творческой связи с окружением, с народом, о встречных потоках симпатий и откликов, исключающих саму возможность трагического одиночества. Но жизнь, как правильно заметили наши предки зороастрийцы, не состоит из одних только светлых начал, в ней есть место для темных сил зла, которые неустанно стремятся изничтожить добро. Раньше подобные ситуации объяснялись достаточно просто, чем и подкупались умы неискушенных и даже искушенных людей. Говорилось, к примеру, что есть царские администраторы, которым не нравилась сатира и критика Абая, связь его с политическими ссыльными. Есть местная правящая верхушка, которая возненавидела Абая за его любовь и сострадание к обездоленным. Прекрасная схема, но слишком упрощенная и далекая от жизни. В ней, в жизни, все гораздо сложней и страшней. Ведь верно было сказано еще в древности, что «в своем отечестве нет пророка». Плотным кольцом сомкнулись вокруг Абая его ненавистники и недоброжелатели, мелкие завистники и «большие люди из верхов», которые по традиции считают себя «властителями дум». Поистине великий человек, «благородный муж», и остается им в противовес, по выражению Конфуция, «мелким человечкам».

К порывам юные сердца зову Я человечность ставлю во главу. Кто корыстолюбив и бессердечен, Тот мелкий человек по существу. Разве безжалостные строки о человеческих пороках казахов не стоит обратить к сегодняшнему дню? За деньги рады все позорить и чтить, Мгновенно в любой перекрасившись цвет.

Надо представить себе казахское общество абаевской эпохи в целом. Это — прежде всего колония со всеми атрибутами смеси имперской и колониальной психологии, чванством, самодурством, лизоблюдством, наглостью, внутренней ущербностью. Но это одновременно традиционное общество, где вся жизнь человека на виду, где человека не оставляют в покое с его заботами и переживаниями, а постараются залезть в самую душу, внести семена подозрений и вражды, сплетен в ближайшее окружение. Невидимый человеческому глазу айсберг несовместимости с подлинным величием, большим человеческим сердцем на поверхности всплывал полицейской слежкой, сыском, враждебными действиями, вплоть до покушения на жизнь, клеветой и доносам. Воистину был прав Лермонтов: восстал он против мнений света один как прежде и убит. Но творчество Абая при всей его трагичности, вопреки превратностям судьбы, вопреки всем ненавистникам, крепко вросло в толщу народного сознания и продолжает питать его плодотворными импульсами. Не удалось противникам Абая самое страшное, чего хотели они добиться: сомкнуть кольцо вокруг поэта так, чтобы слово его осталось безответным. Они просчитались в главном. Слово Абая не могло остаться абсолютно неуслышанным.

Особое место в творчестве Абая занимает «Кара соз». Под этим наименованием объединены 45 «Слов» — небольших законченных фрагментов, выраженных в тщательно, художественно стилистически обработанной прозаической форме. Это и непосредственное обращение к читателю, откровенный разговор — собеседование, это и «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет», это и философия жизни отдельного человека на фоне судеб народа. Термин «кара» (черный) в сочетании с термином «соз» (слово) чрезвычайно многозначен: это и обозначение прозы в отличие от рифмованной речи и текста, это и обозначение печали, и, наконец, обозначение, идущее от тюркской традиции, важного, значительного, первостепенного. «Кара соз» по жанру близки к тому, что в чингизовской традиции называлось «биликом», метким изречением, рассказом о жизненном примере, имеющим значение образца. По европейской традиции, это жанр «максим», «афоризмов», «бесед». А по сути «Кара соз» — исповедь. Данное на русском языке название этого произведения «Слова назидания» звучит сухо моралистично, менторски-наставительно. Но с ним приходится считаться как с высказыванием перед лицом мира и прежде всего своей собственной совестью, жанр, известный в мировой литературе со времен Марка Аврелия, Петра Абеляра, Блеза Паскаля и Жан-Жака Руссо. Но для тюркской литературы и казахской в особенности в силу преимущественно эпического характера, — но не только — «обнажение души», обнаруженное в «Словах назидания» — явление беспрецедентное. Исповедь — чрезвычайно ответственный жанр. Он требует от писателя предельной честности и искренности, здесь противопоказаны малейшая фальшь и рисовка.   Абай хочет, чтобы его голос не был гласом вопиющего в пустыне. Канва повествования начинается с зачина, казалось бы, сугубо индивидуального: «Хорошо ли я прожил до сегодняшнего дня, но пройдено не мало… Но вот когда уже виден конец пути, когда обессилел и устал душой, я убеждаюсь в бесплодности своих благих стремлений, в суетности и бренности человеческой жизни». Так подводит Абай итог собственной жизни и объясняет решение записать «свои мысли». «Может быть, кому-то придется по душе какое-нибудь мое слово и он перепишет его для себя или просто запомнит, и если нет — мои слова, как говорится, останутся при мне». Но трагизм ситуации не в обычной сентенции по поводу бренности жизни и свойственной ей суете сует. «Хоть и существую я, но поистине мертв. Не могу разобраться, в чем причина: то ли в бессильной досаде на сородичей, то ли в отверженности от самого себя, то ли еще в чем-то. По внешнему виду я вполне здоров, изнутри же мертв. Смеюсь ли, не чувствую радости. Что ни делал, говорю ли, смеюсь ли — все это как совсем не мое, а кого-то иного».

Такая опустошенность обозначает, что человек не получает извне духовных откликов, что не обнаружилось никаких проблесков, никаких опор для уверенности в возможностях окружения.

Суровый счет, предъявленный поэтом своим братьям-казахам, мало что оставляет для утешения. Абай откидывает в сторону всякие внешние обстоятельства и разговор заводит по существу тех ценностей и ориентиров, которые заводят казахов в тупик: ложное самомнение в превосходстве над другими, праздность, леность, индивидуализм и групповщина, мелкое тщеславие, зубоскальство и глупый смех, потеря совести и высоких стремлений, отсутствие согласия и единения, почтение к ворам, злодеями м мошенникам… Откуда вошел в кровь «гордого степняка» целый сонм этих дурных качеств? И это ли есть «мой народ, который я люблю и к сердцу которого я ищу тропу?» Поэтому в упомянутом девятом Слове речь идет не просто о личном духовном самочувствии, а о состоянии и судьбах народа. «Не пойму» — пишет Абай — как я «отношусь к своему народу… питаю к нему неприязнь или люблю? — Если б любил, то без малейшего сомнения одобрил бы его нравы и среди всех черт нашел бы хоть одну, достойную похвалы. Моя любовь не давала бы погаснуть вере, будто мои соплеменники обладают качествами, присущими великому народу. Но нет у меня этой веры.

Основное чувство, пронизывающее «Слова назидания» — это боль по поводу неразвитости основной части и надежда, вера в могущество разума и внутренних потенций, накопленных историей. «Кто отравил Сократа, сжег Жанну д’ Арк, распял Христа? — спрашивает поэт. — Толпа. Значит, у толпы нет ума. Сумей направить ее на путь истинный. Чтобы народ перестал быть толпой, нужны образованные люди, пекущиеся о народе, необходимо возникновение потребности в культуре и самообразовании. Все эти процессы потребуют целеустремленности, махом не перескочишь к высотам культуры. Человек должен как минимум освободиться от нужды в хлебе насущном, ибо только в виде исключения, редчайшего случая кто-то способен преодолеть все препятствия, замыкающие человека в рамки борьбы за существование. Главное в процессе обучения состоит в том, что оно должно принести ученику радость познания. Поэт протестует против «насилия со стороны родителей и мулл, которые убивают в детях искренность».

В педагогической системе Абая первостепенное значение отводится нравственному примеру и языкам. Через родной язык впервые открывается окно в мир. Широта взглядов, общечеловечность обязывает изучать языки других народов.

Испытанный им самим путь приобщения к европейской культуре Абай пропагандирует как всеобще значимый путь приобщения к достижениям европейской цивилизации. «Знать русский язык — значит открыть глаза на мир» — говорит Абай в 25 Слове.  «Знание чужого языка и культуры делает человека равноправным с этим народом, он чувствует себя вольно, и если заботы и борьба этого народа ему по сердцу, то он никогда не сможет оставаться в стороне». Отталкиваясь от общего правила, что тот, кто способен воспринимать чужую культуру, делает шаг к более широкому взгляду на мир, учится самокритичности и к преодолению ограниченности, Абай еще раз настаивает: «Русская наука и культура — ключ к осмыслению мира и, приобретя его, можно намного облегчить жизнь нашего народа. Например, мы познали бы разные, но в то же время честные способы добывания средств к жизни и наставляли бы на этот путь детей, успешнее боролись за равноправное положение нашего народа среди других народов земли». Именно в концовке этой фразы, в призыве бороться за «равноправное положение нашего народа среди других народов» лежит самый глубокий корень того обстоятельства, что последующее за Абаем поколение интеллектуалов, объединившихся вокруг Алаш-Орды, воспринял Абая как свою духовную предтечу, как духовного вождя возрождения казахской нации. Это Алихан Букейханов, Миржакип Дулатов, Ахмет Байтурсынов, Магжан Жумабаев, вся блестящая плеяда талантливых деятелей начала и первой трети ХХ века, уничтоженных безжалостной рукой большевистской опричнины. Двигаясь в русле абаевского наследия, последователи Абая смогли поднять его на новую высоту. Прежде всего они создали круг интеллектуального общения, то, чего не доставало Абаю, чувствовавшему себя в духовном вакууме. Абай как Валиханов и Алтынсарин, по сути дела действовали в одиночку, предпринимая индивидуальные усилия. Во-вторых, продолжатели заветов Абая связывали общие нравственные требования с конкретной политической программой обретения независимости и социально-экономического прогресса. Эта высота была утрачена за годы тоталитарного режима. Возврат к ней на новом витке истории, когда Казахстан юридически обрел независимость, был бы лучшим памятником Абаю.

Первым, кто способствовал сбору и изданию полного собрания сочинений, своду данных о жизни и деятельности Абая, был Кокбай Жанатай-улы (1864-1927). Громадная работа по всем линиям абаеведения принадлежит М. Ауэзову. Помимо сугубо научных исследований жизни и творчества классика казахской литературы он благодаря роману «Абай» запечатлел свое имя подле Ибрагима Кунанбаева.

Абай Кунанбаев способствовал распространению русской культуры среди казахов. Впоследствии его примеру последовал Турар Рыскулов. Он призывал: «Знать русский язык — значит открыть глаза на мир», «Русская наука и культура — ключ к осмыслению мира и, приобретя его, можно намного облегчить жизнь нашего народа. Например, мы познали бы разные, но в то же время честные способы добывания средств к жизни и наставляли бы на этот путь детей, успешнее боролись за равноправное положение нашего народа среди других народов земли».

Некоторое время Абай работал волостным управителем. Однако в скором времени, разочаровавшись в своей способности использовать должность на благо народа, оставил её.

Бестолково учась, я жизнь прозевал. Спохватился, да поздно. Вот он, привал! Полузнайка — я мнил себя мудрецом И заносчиво ждал наград и похвал. Я остальных мечтал за собой вести, А они меня сами сбили с пути. Я — один, а наглых невежд не сочтешь, И нелепые шутки ныне в чести. Ни друзей у меня, ни любимой нет. Я устало пою на исходе лет. О, каким необъятным казался мир Той порой, как встречал я жизни рассвет! (Перевод А.Штейнберга)

Абай высмеивал некоторые обычаи родового аула, выступал против рабского положения женщины в долине. Выступал против социального зла и невежества. Сатирические стихи «Наконец, волостным я стал…» (1889), «Управитель начальству рад…» (1889), «Кулембаю» (1888) наполнены критикой социального положения в казахских племенах. Абай Кунанбаев был новатором казахской поэзии: он ввел такие стихотворные формы как новые шестистишья и восьмистишья; новаторский характер носят стихи, посвященные временам года: «Весна» (1890), «Лето» (1886), «Осень» (1889), «Зима» (1888), стихи о назначении поэзии. Сюжеты поэм «Масгуд» (1887) и «Сказание об Азиме» основаны на мотивах восточной классической литературы. В поэме «Искандер» поэт противопоставляет разум в лице Аристотеля алчности завоевателя (Александра Македонского).

Но Абай, как властитель дум, вызывает дикую зависть, бешеное озлобление врагов, проявившееся в самых коварных формах. Последние удары судьбы связаны со смертью его сыновей Абдрахмана и Магавьи. Подавленный Абай отверг лечение недуга и добровольно обрёк себя на смерть. Он похоронен около своей зимовки в долине Жидебай, вблизи Чингизских гор, на 60-м году жизни.

Абай (Ибрагим) Кунанбаев. Памятник в городе Байконуре

В истории казахской литературы Абай занял почетное место, обогатив казахское стихосложение новыми размерами и рифмами. Он ввел новые стихотворные формы: восьмистишья, шестистишья и другие.

Абаем создано около 170 стихотворений и 56 переводов, написаны поэмы, «Слова назидания» («Қара сөздер»).

Абай был также талантливым и оригинальным композитором. Им создано около двух десятков мелодий, которые популярны в наши дни. Некоторые свои лирические стихи Абай Кунанбаев переложил на музыку, а песня на его стихи «Көзімнің қарасы» («Ты зрачок глаз моих», перевод М. Петровых) стала народной.

Руководители движения Алаш-Орда воспринимали Абая как своего духовного предтечу, как духовного вождя возрождения казахской нации. Алихан Букейханов стал первым биографом Абая. Его статья «Абай (Ибрагим) Кунанбаев» — некролог казахского народного поэта в связи с характеристикой его творчества была напечатана в газете «Семипалатинский листок» в 1905 году. Затем с портретом Абая она печаталась в журнале «Записки Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Императорского русского географического общества» в 1907 году.

В 1914 году тюрколог В. В. Гордлевский в качестве видных представителей казахской литературы выбрал Абая Кунанбаева и Миржакипа Дулатова для публикации их произведений в «Восточном сборнике», выпускаемом в честь 70-летия известного востоковеда, академика Н. И. Веселовского.

Сочинения (основные издания)

— Первый сборник «Стихи казахского поэта Ибрагима Кунанбаева» (под ред. Какитая Искакова) — Санкт-Петербург, 1909; Казань, 1922; Ташкент, 1922.
— «Абай Кунанбайұлы толық жинағы» (полное собрание стихов под ред. М. Ауэзова), Кзыл-Орда, 1933.
— Кунанбаев А. Лирика и поэмы / Под ред. Соболева, предисл. М. Ауэзова, Москва, Гослитиздат, 1940.
— Абай Кунанбаев. Избранное. Пер. с каз. под ред. Л. Соболева. Алма-Ата, Худ. лит., 1945.
— Абай Кунанбаев. Собрание сочинений (в одном томе), Москва, 1954.
— Кунанбаев А. Шығармаларының толық жинағы (екі томдық) — Алматы, 1954 (преизд. 1968, 1986, 2002).
— Абай. «Слова назидания» (Қара сөздер). (Пер. с каз. С. Санбаева), Алматы, Жалын, 1979, 1982.
— Абай. «Книга слов» (на китайском языке), Пекин, 1995.
— Кунанбаев А. «Книга слов» (Қара сөздер). (Пер. с каз. Р. Сейсенбаева), Семипалатинск, 2001.
— «Двадцать стихотворений Абая» (все известные их переводы, сост. и пер. М. Адибаев), Алматы, 2005.
— Абай Кунанбаев. Избранное (серия «Мудрость веков»), Москва, Русский раритет, 2006.
— Abai. Zwanzig Gedichte («Двадцать стихотворений» под ред. Г. Бельгера), Koln, Onelverlag, 2007.

Почтовая марка СССР из серии «Писатели нашей Родины», посвященная А. Кунанбаеву, 1965, 4 копейки (ЦФА 3220, Скотт 3059)

Почтовая марка, посвящённая А. Кунанбаеву

Почтовая марка, посвящённая А. Кунанбаеву

Памяти казахского поэта посвящён ряд почтовых марок и других филателистических материалов, выпущенных в СССР, Казахстане и других странах.

Источник http://www.people.su/

Поделиться ссылкой:

Похожее

sauap.org

Абай (Ибрагим) Кунанбаев - Wikipedia

Абай (Ибрагим) Кунанбаев - (29.7 (10.8). 1845, азыркы Чыгыш Казакстан облусу, Абай району, Караул айылы 23. 6 (6.7). 1904, ошол эле жерде) казактын жазма адабиятына негиз салган улуу акын, ойчул, композитор. Атасы Кунанбай түпкүлүктүү бий тукумунан чыгып, өзү да дубанга аким болуп шайланган. Айылдык молдого окуткан балдарынын ичинен Абайдын сергек чыкканын көрүп, аны Семей шаарындагы медресеге жиберет, анда 4 жылдай таалим алып, иран, араб, түрк классиктери жараткан чыгармалар менен таанышат, аларга таасирленип ыр жаза баштайт. Анын алгачкы ырларында казак оозеки поэзиясынын жана чыгыш акындарынын салттары айкын байкалат. Абай медреседен орус тилинде окуп, бир аз сүйлөп, китеп окуганга жарап калат. Бирок Абай окуусун андан ары улай алган эмес, анткени аны атасы Кунанбай айылга чакырып алып, эл башкаруу иштерине аралаштырат. Коомдук-саясий иштерге аралашуусу Абайдын социалдык уюштуруучулук тажрыйбасын арттырат. Абай орус тилин дагы терең үйрөнүп, өз алдынча окуп, билимин уланта берет. Анын эстетикалык табитинин, коомдук-саясий жана философиялык көз караштарынын калыптанышына орус адабиятынын классиктери А. С. Пушкин, И. А. Крылов, М. Ю. Лермонтов, Л. Н. Толстой, М. Е. Салтыков-Щедрин, В. Г. Белинскийдин чыгармалары, байыркы грек философтору Аристотель менен Сократтын, чыгыш окумуштуулары Ибн-Сина, Беруни жана башка эмгектери зор таасир тийгизген. Абай Семей аймагында алдыңкы саясий көзкараштары үчүн сүргүнгө келген орус окумуштуулары Н. И. Долгополов жана Е. П. Михаэлис менен таанышып, алардан аздыр-көптүр саясий таалим алган. Абайдын адабий мурасы бай жана ал негизинен үч бөлүктөн турат: өзүнүн поэтикалык чыгармалары; башка тилдерден, көбүнчө орусчадан которгондору; карасөз менен жазылган санаттары. Ал өз ырларында ошо кездеги актуалдуу коомдук-саясий маселелерди, өмүр, заман, махабат тууралуу түбөлүктүү темаларды козгойт; казак коомундагы курч социалдык карама-каршылыктарды көрсөтүп, уруучулук араздашууларга, адилетсиздикке каршы чыгат; мекендештерин илим-билимге, орус маданиятын үйрөнүүгө чакырат. Абай ырларын кагаз бетине 80-жылдын ортосунан түшүрө баштаган. Акындын «Сап, сап көңүлүм», «Шарипке», «Абыралыга», «Жакшылыкка», «Кең жайлоо» аттуу ырлары 1870-80-жылдардын аралыгында жазылган. Абайдын «Кансонарда» аттуу чыгармасы (1882) анын акындык кубатын тааныткан ири чыгарма болгон. Чыгармада казак адабиятында калыптанган лирикалык жанрдын өзгөчөлүктөрү көп кырдуу келип, метафоралар, үлгү сөздөр мол. Чыгыш ойчулу Абу Наср-ал-Фарабинин философиясы Абайдын дүйнөтаанымын калыптандырып, аны өнүктүрүүдө зор роль ойногон. Абай адам проблемасын өтө бийиктен карап, анын рухий, коомдук, күндөлүк, этикалык, эстетикалык проблемалары боюнча ой толгогон. Абайдын философиялык, көркөмдүк, гуманисттик жана диний көзкараштары терең сезилген эмгеги, анын «Кара сөздөрү». Жалпы саны 46 түрдүү чыгармадан турган, мазмуну жагынан ар башка багытта жазылган эмгегиндеги гуманисттик агартуучулук ойлору дин тууралуу пикирлери менен биригип, казак элинин философиялык концепциясын түзөт. Анын «Кара сөздөрүнүн» айрымдары алгач 1918-ж. Семейде чыккан «Абай» журналында жарык көргөн. Алар көптөгөн чет тилдерге которулган. Абай музыка өнөрүндө мол мурас калтырып, казак музыкасын байытты. Ал таланттуу музыкант, обончу да болгон. Кээ бир ырларына өзү обон чыгарган. Биздин заманга анын 40ка жакын обону жетти. Азыркы учурда 27 ыры нотага түшүрүлгөн. Композиторлор А. Жубанов менен Л. Хамиди Абайдын ырларын операга пайдаланса, Е. Брусиловскийдин «Жалгыз кайың», А. Жубановдун «Абай» аттуу симфониялык поэмалары, аспаптык чыгармалар, ыр-романстар Абайдын ыр-обондорунун негизинде жазылган. Казактын классик жазуучусу М. Ауэзовдун «Абай жолу» романы улуу акынга арналган. Бул эпопея дүйнө элдеринин 116 тилине которулган. «Абай» энциклопедиясы анын 150 жылдык мааракесине (1995) карата чыгармачылык жолуна арналып, туулган күнүнө 100 миң нуска менен чыгарылган. 1631 макала камтылып, көлөмү 120 автордук басма табактан турган бул эбегейсиз зор эмгекте улуу акындын туңгуч чыгармалары менен кара сөздөрүнө жанаа философиялык, психологиялык, педагогикалык, этикалык, эстетикалык, экономикалык дүйнөтаанымына кеңири орун берилген. Ал И. А. Крыловдун тамсилдерин, А. С. Пушкиндин ырларын жана «Евгений Онегин» романынын айрым главаларын, М. Ю. Лермонтовдун бир катар поэтикалык чыгармаларын казак тилине которгон. Абайтаануу казак адабият таануу илиминин бир тармагы. Абайтаануу кеменгер акындын өнөрүн, философиялык, коомдук, эстетикалык көз карашын, казак поэзиясындагы ыр санаттарын, музыкалык мурастарын, кол жазмаларын, адабий-рухий дөөлөттөрүн улам терең изилдеп келүүдө. «Абай» операсы алгач 1944-ж. анын туулган күнүнүн 100 жылдыгына жанаа Казак академия опе

ky.wikipedia.org

Абай (Ибрагим) Кунанбаев

Абай (Ибрагим) Кунанбаев

  Абай (Ибрагим) Кунанбаев   (1845-1904)   Жизнь и творчество   I   Великий поэт казахского народа Абай родился в 1845 году в Чингизских горах Семипалатинской области, в кочевьях племени Тобыкты.   Отец Абая — самовластный, суровый степной правитель Кунанбай — был старшиной Тобыктинского рода, недавно принявшего русское подданство.   Ранние детские годы Абая прошли в тяжелой обстановке семейного разлада внутри полигамной семьи (Кунанбай имел четырех жен). Этот необыкновенно тягостный уклад феодальной семьи влиял на психику, нравы и личную судьбу не только жен-соперниц, но и детей, обычно так же соперничавших и враждовавших между собою, как и их матери. Но, по счастью для Абая, его родная мать Улжан была женщиной замечательных качеств. Ее природная гуманность, сдержанная рассудительность и исключительная любовь к сыну создавали для Абая редкий в таких семьях уют родного гнезда. Улжан всегда выделяла его из числа остальных своих детей, и имя его — Ибрагим, данное отцом, она заменила ласкательным "Абай". Это имя так и осталось за ее сыном на всю его жизнь.   Живя в молчаливой отчужденности от Кунанбая, Абай и его мать нашли свою духовную опору в лице бабушки — Зере. Многоопытная, мягкосердечная и мудрая бабушка, сама познавшая за долгую жизнь все горечи бесправной жены, перенесла всю надежду и любовь на внука. Забота, наставления и ласка этих двух матерей резко отличались от всех поступков, привычек и установлений отца и смягчали для детской души Абая суровый холод жизни, в котором была обречена расцветать эта душа.   Дав мальчику начальное домашнее образование у наемного муллы в ауле, Кунанбай послал восьмилетнего Абая обучаться в старомодном "медресе" семипалатинского имама Ахмет - Ризы.   За пять лет учебы в этом медресе прилежный и необыкновенно способный мальчик сумел получить многое. Дни и ночи великовозрастных воспитанников духовной школы проходили в пустом заучивании непонятного текста корана, в пятикратной молитве, в изнуряющем посте, в иссушающих рассудок бесплодных спорах над буквой шариата, преодолевая премудрости арабского богословско-схоластического учения о догмах ислама, Абай расширяет круг своих интересов. Уже к этому времени им владела рано пробудившаяся в нем любовь к поэзии. Она зародилась в нем еще тогда, когда он слышал в родном ауле многочисленные рассказы и воспоминания бабушки Зере, хранительницы живой старины, когда заучивал наизусть слышанные в ауле сказки, легенды, богатырские былины, исторические песни — все многообразное богатство творений акынов, певцов его родных степей. И попав в медресе, Абай стал увлекаться чтением арабо-иранских и тюркских поэтов. Из удушливой атмосферы богомольных буквоедов, темных фанатиков (хальфе, хазретов), окружавшей его, он чутким, пытливым умом рвется, как к благодатному оазису в мрачной пустыне, — к произведениям знаменитых классиков востока, к народной и классической литературе. Вместе с тягой к изучению восточных языков в нем пробуждается интерес и к русскому языку, к русской культуре. Нарушая суровый устав медресе, он самовольно поступил в русскую школу, одновременно обучаясь и там.   За эти школьные годы Абай не только изучает доступ¬ных ему поэтов, но и сам начинает писать стихи. Среди "Медресе — мусульманская духовная школа. сохранившихся ранних стихов Абая мы встречаем лирические отрывки, послания и любовные стихи, написанные под влиянием книжной восточной классической поэзии, и — одновременно — стихи-экспромты, созданные в стиле народной поэзии, в духе творчества акынов-импровизаторов того времени.   Вдумчивый юноша, старательный ученик и начинающий поэт, Абай мог бы извлечь много важного и полезного для своего будущего даже и в условиях скудной "науки" медресе. Но воля отца определила дальнейшую участь своего сына в ином направлении.   Беспрерывная борьба степной знати за родовую гегемонию и постоянное участие в ней Кунанбая нажили ему много врагов среди его дальних и близких соперников. И Кунанбай должен был готовить к участию в этой борьбе каждого из своих детей и близких родственников. Поэтому, прекратив обучение Абая в городе, Кунанбай вернул его в аул и начал постепенно приучать сына к разбирательству тяжебных дел, чтобы подготовить его к административной деятельности главы рода.   Наделенный от природы недюжинными способностями, юноша очень рано попал в самую гущу сложных интриг, в противоречивое переплетение человеческих взаимоотношений. Вращаясь в кругу изощренных воротил и вдохновителей межродовой степной борьбы, Абай постигает все тонкие приемы словесных турниров, выражаемых в отточенном красноречии, в остроумии и изворотливости. Так как тяжбы решались не царским судом, а на основе веками существовавшего обычного права казахов, Абай был вынужден обратиться к богатым запасам прошлого и настоящего казахской народно речевой культуры. И еще в юношеском возрасте он заслуженно стяжал себе славу красноречивого, остроумного оратора, сумев стать знатоком и тонким ценителем манерно - стилизованной ораторской речи и научившись высоко ценить все полновесное значение художественно - поэтического слова.   Общаясь не только с людьми из круга своего отца, но и, вопреки его воле, тяготея больше к талантливым выходцам из народа, Абай откладывал в памяти обильные запасы народных песен, эпоса, сказаний и преданий минувших веков, передававшиеся изустно. И если Кунанбай и родня хранили в своей памяти лишь деяния предков — родовых старейшин, то Абай знал почти всех своих предшественников, поэтов, акынов и участников "айтыс", выступавших перед народом в борьбе за поэтическое первенство.   Рано пробудившийся интерес к книжной восточной поэзии (арабской, иранской, чагатайской) рождал первые подражательные стихи Абая. Теперь обращение к традиции казахской народной поэзии сделало его новые стихи оригинальными и индивидуально-самобытными. В этих стихах уже наметился будущий самостоятельный облик поэта, чье творчество уходит корнями глубоко в народную основу.   Несмотря на свидетельства многих современников Абая, подтверждающих, что он начал сочинять стихи, и в виде импровизаций и в виде писем-посланий, очень рано, с двенадцатилетнего возраста, его поэзия этого первого периода дошла до нас далеко не полностью. Вместе с небольшим количеством юношеских стихов мы знаем только ряд упоминаний об отдельных забытых и утерянных произведениях. Так, известны лишь начальные строки стихов, посвященных любимой им девушке Тогжан. Так, только в устной прозаической передаче сохранился "айтыс" молодого Абая с девушкой-поэтессой Куандык. Слабое развитие письменной куль-туры в Казахстане того времени обусловило и отсутствие писем, мемуаров, записей, воспоминаний современников, которые могли бы сохранить юношеские стихи Абая и осветить его биографию. Немалое значение при этом имело и отношение к поэту вообще, бытовавшее в феодальное - байской среде того времени. Если народ с глубоким уважением относился к поэтическому творчеству и высоко чтил звание акына, то родовитые баи с самодовольной гордостью говорили: "Слава богу, из нашего племени не выходило ни одного баксы  и акына". Этим презрительным отношением знати к профессии поэта объясняется то, что в родных аулах Абая не сохранилось ни его произведений, ни рассказов об его поэтической деятельности. И сам Абай, под влиянием таких взглядов на поэта, часто выдавал свои стихи того периода за стихи своих молодых друзей.   Втянутый насильно волей отца в тягостные дела родовых распрей, Абай долгое время жил в большом душевном разладе с отцом. Он не мог примириться с несправедливостью и жестокостью отца и часто шел вразрез интересам и стремлениям Кунанбая, вынося справедливые и беспристрастные решения многих дел. Кунанбаю были ненавистны новые повадки сына: и то, что друзей и советников Абай искал себе в народе среди мудрых и честных людей, и то, что Абай уже многие годы тяготел к русской культуре. Между властным отцом и правдивым, непокорным сыном все чаще происходили серьезные споры и стычки, готовые со временем вылиться в прямой разрыв.   Этот разрыв и совершился, когда Абаю было двадцать восемь лет.   Теперь Абай смог определить дальнейшую свою жизнь по велениям собственного разума, своей личной воли.   Прежде всего он вернулся к изучению русского языка, прерванному в детстве. Новыми его друзьями стали акыны, певцы-импровизаторы, талантливая степная молодежь, по преимуществу незнатного рода, лучшие представители русской интеллигенции того времени, встреченные им в Семипалатинске. И на тридцать пятом году жизни Абай вновь возвращается к поэзии. Но и стихи этого периода он все еще распространяет от имени своего ученика и друга Кокпая Джанатаева. В течение десяти-двадцати лет Абай, уже как зрелый и культурный человек, изучает лучшее наследие народной литературы, восточных поэтов и, главным образом, русскую классическую литературу. И только летом 1886 года, когда ему было 40 лет, написав прекрасное стихотворение "Лето", Абай впервые решился поставить под своими произведениями свое имя.   И начиная с этого дня, все остальные двадцать лет его жизни стали полнокровной, цветущей порой его необычайно содержательной, напряженно-творческой поэтической деятельности.   К этому же времени, до глубины души разочаровавшись в нравах и во всем моральном облике социально разлагавшейся феодально-родовой среды, Абай всеми силами стремится оттолкнуться от нее. Бывший в юности невольным участником бесконечных межродовых раздоров и распрей, разжигаемых воротилами родов, Абай теперь отчетливо сознает всю пагубность, всю неимоверную тяжесть этой родовой борьбы для народа, начинает понимать истинный смысл этих раздоров, искусственно разжигаемых царизмом, проводящим свою политику по принципу "разделяй и властвуй". Управители, бии и старшины превращаются в его глазах в ставленников колонизаторской власти. Тяжко задумывается Абай над судьбами своего народа, терзается мыслями об участи темной, угнетенной и бесправной народной массы. И стихи зрелых лет Абая выражают глубокую скорбь поэта о злосчастной доле отсталого народа.   Искренний поэт и верный сын своего народа, Абай ищет выхода для него. В первые же годы своей новой, зрелой поэтической деятельности Абай пытается открыть народу глаза, громогласно осуждая и беспощадно бичуя в правдивых, желчных, изобличительных стихах пороки феодально-родовой, чиновничьей знати и призывая народные массы к просвещению, которое одно может указать им путь к иной жизни.   В то же время Абай усиленно занимался самообразованием, и книги русских классиков стали его неразлучными друзьями. Счастливый случай свел Абая со ссыльными русскими революционерами семидесятых годов. Это были ученики Чернышевского - Михаэлис, Долгополов, Гросс, Леонтьев и другие. Возникла тесная связь Абая с этими людьми, перешедшая в большую дружбу. На лето они выезжают в гости в аул Абая, зимой поддерживают постоянную переписку с ним. С исключительным вниманием и отзывчивостью русские друзья помогают самообразованию Абая, подбирая для него книги, отвечая на его вопросы. Благодаря этому Абай очень успешно и быстро расширяет круг своих интересов. Необыкновенно широко раздвинулся его горизонт, когда он обнаружил и познал подлинные ценности духовной культуры русского народа. Абай становится почитателем наследия Пушкина, Лермонтова, Крылова, Салтык-Щедрина, Льва Толстого. И с самого того памятного лета 1886 года, то есть с начала своей осознанной поэтической деятельности, Абай переводит на казахский язык произведения Крылова, Пушкина, Лермонтова, впервые делая их доступными и понятными для своего народа.   Будучи не только поэтом, но и композитором, глубоким знатоком и тонким ценителем казахской народной музыки, Абай создает ряд своих мелодий, главным образом, для тех своих стихов, которые вводили в казахскую поэзию новые, неизвестные ей до этого формы (восьмистишия, шестистишия и т. д.). Такие же новые мелодии создал Абай и к своим переводам отрывков из "Евгения Онегина". И уже в 1887 году имя Пушкина и имена его героев Онегина и Татьяны, пролетев над степями на крыльях этих песен, стали родными для казахского народа, так же известными, как имена казахских акынов и героев казахских эпических поэм.   К этим же годам имя самого Абая — поэта, мыслителя и композитора — становится одним из самых популярных и чтимых народом имен. К нему едут акыны, композиторы, певцы из дальних районов его родины. Знаменитый Биржан, акын Асет, слепая женщина-акын Ажар, старшие акыны Шортанбай, Кемпирбай заучивают и поют его песни. Сверстники Абая, акыны Жусупбек – Шейхуль - Ислам, Машһур – Жусуп - Копеев, Нармамбет, женщины поэтессы Куандык, Сара и другие разносят по широким степям его стихи.   Вокруг Абая группируются ученики-поэты, образованные и знакомые с книгами люди: Кокпай, Муха, Акылбай, Шакарим, Какитай, младший сын Абая — Магавья. Все они, по примеру самого Абая усиленно занимаются самообразованием, изучают русскую литературу, пишут поэмы — исторические, романтические и бытовые — на темы, разработанные и заданные своим учителем.   Популярность имени Абая привлекает не только казахов, но и многих либеральных людей востока, по преимуществу из татарской молодежи, принужденных покинуть город из-за преследования властей, или репрессированных царским правительством пришельцев с Кавказа, Крыма. Так, в ауле Абая месяцами гостили кавказцы, бежавшие из сибирской ссылки и пробиравшиеся по казахским степям к себе на родину. Аул Абая постепенно становится центром прогрессивных, либерально настроенных, передовых людей того времени.   Все это, а также длительная и прочная дружба Абая со ссыльными революционерами и частые поездки их к нему в сильной степени тревожат власти края. Сведения об Абае, как об опасном для царизма человеке, доходят до семипалатинского военного губернатора и до генерал-губернатора Степного края. За аулом Абая и за всем, что происходит там, устанавливается негласный надзор. Абай как авторитетная в степи личность и как опасный и смелый провозвестник правды, изобличитель пороков существующего образа правления, становится объектом постоянного и бдительного внимания приставов, урядников, волостных управителей.   А культурная среда учеников, последователей и почитателей таланта Абая все увеличивается с годами. Широко распространяется в городе его огромное влияние. Поются, переписываются и заучиваются массами не только его собственные стихи, но и произведения его учеников. В форме устного сказа распространяются в степи романы западных и русских писателей, прочитанные Абаем и пересказанные им своим слушателям-сказочникам. Так проникли в степь популярные в среде абаевских слушателей "Три мушкетера", "Генрих Наваррский" Дюма, русский народный сказ о Петре Великом, романы времен инквизиции, сюжеты поэм Лермонтова и множество восточных поэм, как "Шах-Наме", "Лейла и Меджнун", "Кер-Оглы" и т. д. По примеру Абая распространению таких произведений способствовал и ряд европейски образованных людей из круга Абая.   Сам поэт обучал своих детей в русских школах. Его дочь Гуль-Бадан и сыновья Абдрахман и Магавья с раннего детства были посланы им в город, в русскую школу. Впоследствии Абдрахман получил солидное образование, окончив Михайловское артиллерийское училище в Петербурге, а дочь и другой сын — Магавья — вернулись в аул только по слабости здоровья. Однако, вернувшись в семью, Магавья становится одним из самых ревностных и старательных учеников с коего отца.   Он и старший сын Абая — Акылбай — были самыми   Талантливыми поэтами среди последователей Абая. Магавья написал несколько поэм, среди которых лучшими считаются поэмы, написанные по совету Абая: "Медгат-Касым" — поэма о борьбе раба с хозяином, плантатором на берегах Нила, "Шамиль" — о борьбе с царизмом известного вождя кавказских повстанцев. Акылбай оставил романтические сюжетные поэмы: "Дагестан", "Зулус", темы и идеи которых также подсказал ему Абай.   Другие поэты абаевской школы, Кокпай и Шакарим, писали поэмы исторические, беря темы из быта казахов в прошлом - "Калкаман - Мамыр", "Энлик - Кебек ". По поручению Абая и при его ближайшем участии Кокпаем написана историческая поэма об известном восстании Кенесары, о его длительной военной борьбе с царизмом за интересы своего народа.   Все эти произведения так же распространялись среди народа и в рукописях и, главным образом, в устном исполнении акынов-певцов, заучивавших их и разносивших по степи. Так же доходили до широких масс казахских слушателей произведения Пушкина и Лермонтова — новые, неизвестные им ценнейшие дары мировой поэзии.   Эта разносторонняя просветительская, художественно - воспитательная и общественная деятельность Абая и его учеников всей силой своего колоссального воздействия была направлена против остальных феодальных устоев тогдашнего аула, против конкретных носителей этого зла — родовитых интриганов, невежественных угнетателей народа и — поверх их голов — против всей системы царизма.   Трудами и усилиями своими, всей своей светлой и ясной общественной программой и ориентацией на русскую культуру, своим презрением ко всем власть имущим Абай заслужил лютую ненависть степных феодалов, верных слуг царизма. Они начали беспрерывную, грязную и коварную борьбу против него, против всего того, что нес на своем знамени просвещенный и непримиримый поэт. Эти враги Абая были в союзе с чиновничьей знатью, с властями и с переводчиками, со всеми тогдашними представителями продажной мелко-чиновничьей интеллигенции.   Все эти темные силы, боясь народной любви к Абаю, не могли действовать против него открыто. Они избрали коварные и вероломные методы борьбы. Один из старейшин, непримиримый и злобный враг Абая — Оразбай, сплотил вокруг себя недовольных Абаем представителей степной и городской знати. Они стали преследовать абаевских учеников, порочить Абая клеветой и, наконец, в 1897 году, при явном попустительстве властей, устроили предательское покушение на жизнь Абая. Они затопили канцелярии губернаторов, уездных начальников, царских судов всевозможными доносами на Абая со стороны управителей и родовых старшин, называя Абая "врагом белого царя", "смутьяном среди народа", "неугомонным нарушителем обычаев, прав и установлений отцов и дедов". По этим доносам об опасной деятельности Абая в его аул нагрянули с обысками чины семипалатинской полиции. Однажды с целым отрядом жандармов выезжал и сам полицмейстер города Семипалатинска, учинив обыск во всем ауле Абая.   Неоднократно пытался изъять Абая из степи и губернатор. Но, боясь исключительной популярности Абая среди казахского народа, опасаясь возмущений масс, он вынужден был ограничиться только изоляцией Абая от его ссыльных друзей. Долгополов и Михаэлис были высланы в далекие от Семипалатинска районы и области. Это прервало тесную связь их с Абаем. Всякую переписку поэта со всеми его друзьями и читателями из отдаленных районов власти контролировали и просто задерживали в своих ведомствах.   Но все эти меры не смогли стать преградой для широкого признания народом заслуг Абая и величайшей ценности его трудов и всей его деятельности.   Непримиримый, прямолинейный и беспощадный обличитель всех пороков управителей, биев (родовых судей), родовых старшин и всех иных властей, Абай стал мудрым советником народа во всех его тягостных больших и малых делах. За его разумными советами, за его бескорыстным и справедливым судом в спорах начали обращаться люди, племена и роды не только из близких аулов, районов. Даже казахи отдаленных уездов — Каркаралинского, Павлодарского, Устькаменогорского и Зайсанского — обращались к Абаю за разрешением их давних крупных споров по земельным и иным тяжебным делам. Нередко к нему приезжали и с просьбой решить сложные междуобластные дела о набегах, убийствах, о пени за убийства, в которых чины власти не смогли разобраться и оставляли неразрешенными. Абай, не будучи ни в какой мере официальным лицом, порой должен был решать эти спорные дела, как избранный третейский народный судья. И Абай брался за них - только для того, чтобы выручить из бедственной вражды и спасти от новых набегов безвинные массы народа, чтобы заставить присмиреть поджигателей этой борьбы. По единогласному свидетельству современников, мы знаем, что проникновенность, справедливость и бескорыстная объективность Абая в решении таких дел были настолько безукоризненными, что порой судиться перед Абаем шли даже лично враждовавшие с ним родовые старшины. И действительно, из этого круга много было людей, подававших в областные канцелярии доносы и ложные показания на Абая и все-таки в своей личной тяжбе по бытовым и обычным делам искавшим суда Абая, самого справедливого и неподкупного судьи того времени.   Вместе с распространявшимися в те же годы все новыми произведениями Абая и эти его общественно-полезные дела создавали его имени еще большую популярность, еще больший почет. Дела и творения Абая были особенно популярны среди степной молодежи. На многих народных сборах, поминках, торжественных тоях (пирах), на свадебных празднествах певцами и акынами пелись его песни. Юноши объяснялись в своих любовных чувствах строками стихов Абая. Девушки из родовых аулов Абая, выходя замуж, увозили в числе своего приданого рукописные сборники стихов, поэм и наставлений Абая. Так сохранились сборники, принадлежащие девушкам Асие, Василе, Рахиле и т. д.   Но завистливая, коварная и невежественная среда степных воротил не могла мириться с такой невиданной славой, которую создал народ имени опасного, ненавистного для них Абая, и они продолжали интриги и непрерывную борьбу против него, отравляя дни труда и кипучей творческой деятельности его самого и его учеников.   Сложная сеть этих хитроумных грязных интриг доходила до безобразных бытовых проявлений, ранивших сердце поэта. От Абая отталкивали его ближайших родных, восстанавливали против него племянников, даже его родного брата, вероломного Такежана, клеветой и угрозами откалывали от Абая его учеников, преследованиями и откровенными нападками травили его друзей.   В этой мрачной и страшной атмосфере злобы и ненависти тяжелой и непоправимой утратой явился для Абая ряд смертей, особенно смерть его сына Абдрахмана, наследника дел его, образованного и талантливого человека. Надломленный тягостной борьбой и горестной трудной жизнью, одинокий борец за правду, за счастливую жизнь народа, преследуемый тупой, злобной средой феодалов и чиновничьей знати, Абай терпит последний тяжелый удар судьбы: умирает в чахотке его любимый сын и талантливый ученик — поэт Магавья...   Пережив его только на сорок дней, Абай, раздавленный этим несчастьем и упавший духом, отвергнув всякое лечение своего недуга, умирает в родных степях на шестидесятом году своей жизни.   Он похоронен около своей зимовки — в долине Жидебай, вблизи Чингизских гор.   II   Литературное наследие Абая, в виде его стихов, поэм, переводов и бесед с читателем (Кара-Сөз, названных им "Гаклия"') в последнем издании составляет два объемистых тома.   Драгоценный результат многолетних дум, волнений и благо-родных душевных порывов поэта, наследие это теперь, на псом фоне истории казахской литературы, представляется синтезом духовной культуры казахского народа всех предшествовавших Абаю веков.   Три великих источника национальной и общечеловеческой культуры питают своими соками корни творчества мудрого поэта.   Один из них — древне казахская культура, запечатленная и устных и письменных памятниках прошлого, созданных гением самого народа. Творчество Абая питалось богатствами этого бесценного клада. В своем глубоком и тесном общении с поэтическим наследием родного народа Абай сумел увидеть этот клад новым творческим взглядом и обогатить им свою поэзию.   Другой источник — это лучшие образцы восточной культуры, арабо-иранская и тюркская классическая поэзия. В той стадии развития казахской литературы, в которой застал ее Абай, обращение к восточной культуре было еще в значительной мере не прошлым, а настоящим, ибо соприкосновение с этим источником вплотную началось лишь с начала девятнадцатого века. И насыщая этим богатством, мало знакомым казахскому народу, свою поэзию, Абай несомненно совершал прогрессивное дело.   Третий источник — это русская (а через нее и европейская) культура. Для эпохи Абая самый факт обращения к этому источнику, главным образом, к наследию русских великих гуманистов и классиков, до сих пор совершенно неведомых казахскому народу, был фактом огромного значения. Это было залогом будущего расцвета казахской культуры, смелой и верной ориентацией пути своего народа в историческую перспективу будущего.   Исключительная самобытность, природная мощь и гениальность Абая сказались в том, что, обратившись к этим трем источникам культуры, он не унизил своего творчества ни подражательством, ни перепевами, ни иными проявлениями простого эпигонства и фальши. Делая критический и строгий отбор, Абай как художник большого дыхания органически впитывает в себя новую культуру. Свои идейно - художественные искания и свою поэзию он насыщает этой культурой уже в претворенном своей ярко выраженной индивидуальностью виде.   Своим обращением к этим культурам — далеким и не освоенным еще казахским народом — Абай обогатил себя не только новыми средствами художественной выразительности. Он обогатил и свой духовный мир новыми идеями, сумев получить для себя столько же, сколько Пушкин получил для себя из общения с античной, средневековой и современной ему западной культурами. И так же, как Пушкин, Абай, в самой сущности своего идейного и творческого богатства, интернационален, но вместе с тем, как и Пушкин, он национален и бесспорно народен.   Присмотримся ближе к влиянию трех названных нами основных источников творчества Абая. Эти струи часто находятся в органическом слиянии, во взаимопроникновении, что естественно для творчества зрелого мастера. Поэтому, касаясь различных этапов творчества Абая, мы можем говорить об этих элементах только как о преобладающих при-знаках.   Большинство стихов восьмидесятых годов посвящены своеобразному укладу и быту тогдашнего аула и исторической судьбе современного общества. Вместе с тем в них происходит глубокий художественно-критический пересмотр всех духовных ценностей своего народа. Там же провозглашена новая поэтическая программа Абая, деятельного преобразователя общества и всей истории своего народа. В этих произведениях Абай приходит в близкое соприкосновение с народным наследием.   Но именно здесь мы видим, как резко отличается его поэзия от всего народного творчества. Ни одна абаевская строчка не воспроизводит речевой и поэтической культуры народного творчества в канонизированном традиционном виде. Наоборот, и словарь, и образная система, и стилистические приемы устного творчества видоизменены Абаем, углублены, наполнены новыми мыслями и чувствами, свойственными его новому мироощущению. Великолепную силу и поразительность народной поэзии Абай сумел перевести в нос, высшее качество. Иные идеи, иные порывы духа запечатлены в его стихах, и прежде всего в них резко сказалось непримиримое отношение поэта к современности, к обще - пенному укладу тогдашнего аула с его архаическими пересказами, извращенными нравами феодальных верхов, с его мракобесием, раздорами, с его бедственным и безысходным к жжением трудовых масс. Огромное количество стихов Абая, начиная "Хоть мы старцы", "О бедная моя страна", "Кукибаю", "Кожекбаю", беспощадно бичует невежество, взяточничество, паразитизм, духовную нищету среды. Впервые в казахской литературе в стихах Абая отчетливо и на такой моральной высоте высказано новое отношение к семье, к родительскому долгу, к воспитанию молодого поколения и, главное к женскому вопросу.   Злосчастная доля восточной женщины, глубоко и волнующе воспетая в народных поэмах и бытовых песнях, при-обретает в творчестве Абая новый, общечеловеческий смысл. В своей поэзии Абай раскрывает самую душу казахской женщины и девушки, ее сокровенные мысли и чувства, о которых так мало было рассказано в прежних поэмах и песнях, отражавших, главным образом, внешнюю сторону ее трагической судьбы. Абай показывает, как трогательна, искренна и глубока ее любовь, когда она сама выбирает себе возлюбленного, как сильна и непоколебима ее воля в борьбе за вырванное с таким трудом счастье. Абай воспевает казахскую женщину как основу семьи, готовность ее к самопожертвованию как матери, мудрость и стойкость ее в своей преданной дружбе, цельность ее прекрасной и верной души. С гневом и страстью отрицая позорный институт калыма, многоженства и порабощения, Абай неустанно доказывает в стихах неоспоримое право женщины на равноправие в обществе.   Желчно и саркастически обрушиваясь на вековые устои старого аула, на косность, лень, неспособность к высоким порывам, Абай воспевает деятельную волю и любовь к труду как необходимые качества разумного и жизнеспособного человека. Только труд и борьба за свои права принесут независимость степной бедноте, только упорное стремление к знанию, к широкому просвещению принесут лучшую жизнь подрастающему поколению. Этот призыв народа к просвещению выражен не сухой проповедью. Абай всей системой действенных образов своей поэзии ориентирует путь развития нового общества на европейскую и общечеловеческую культуру, высмеивая схоластику и фанатизм мусульманских "медресе", питомцы которых лишь углубляют мрак и усиливают бедственное положение аульных масс. В этих стихах Абая произведена радикальная переоценка основ степного общества, дедовских традиций, обычных прав и общественной морали: жизненный путь человека должны определять его разумная воля, искренность и благородство чувств и полезная деятельность, а не тупое следование обветшалым обычаям и традициям.   Такую же свежую остроту и глубокое содержание приобретает в творчестве Абая отношение человека к природе, к труду, к борьбе за преобразование жизни. Смысл человеческого существования осознан по-новому.   Большой цикл стихов Абая посвящен такому пересмотру всех основ современной ему общественной морали, основанной на традициях и обычаях прошлого: Абай, затрагивавший все животрепещущие вопросы и проблемы, которые волновали народ, предстает перед нами в этих стихах как выразитель мыслей и чаяний своего народа. Но в этих же стихах Абай самобытен и неповторим как поэт, провозглашающий новые идеи, проводящий прямолинейно и остро свою действенную социальную программу.   Не менее оригинален Абай и в своем общении с восточной поэзией, со всей прошлой и современной ему культурой Ближнего Востока.   Еще в молодости влияние Востока сильно отразилось на Абае. Он знал в оригинале (частично в переводе на чагатайский язык) весь арабо-иранский религиозно-героический эпос и классиков востока — Фирдоуси, Низами, Саади, Хафиза, Навои, Физули, Бабура. В молодости он и сам подражал этим поэтам, впервые введя в казахский стих размер "гаруз" и множество заимствованных из поэтической лексики этих классиков арабо-персидских слов. Впоследствии, найдя более жизненные и прочные основы искусства в народном творчестве, Абай отобрал из восточной литературы и полюбил народные творения: "Тысячу и одна ночь", персидские и тюркские народные сказки и народный эпос. Из его же пересказов стали популярными в степи поэмы "Шах-Наме", "Лейла и Меджнун", "Кер-Оглы".   Разносторонне изучая историю арабо-магометанской культуры, Абай знал также исторические труды Табари, Рашид Эддина, Бабура, Абулгази-Багадур-хана и других, знал и основы логики и мусульманского права в толковании ученых богословов Востока. Не только древняя история, но и современное состояние культуры Ближнего Востока также было хорошо известно Абаю. Он знал труды первого татарского просвещенца-новатора Шихабеддина Марджани, знал труды и других новаторов, как Мухаммеда Габдуху египетского, Желалетдина афганского, читал газету "Тарджиман" Исмагила Гаспринског

el.kz

АБАЙ КУНАНБАЕВ | Sauap.org

(1845–1904)

Абай Кунанбайулы (Абай Кунанбаев) – великий поэт-просветитель, выдающийся поэт, мыслитель, философ, композитор, общественный деятель, основоположник новой казахской письменной литературы и казахского литературного языка, реформатор культуры в духе сближения с русской, а также европейской культурой на основе просвещенного ислама, ювелирный мастер художественного слова.

Абай Кунанбаев родился 10 августа (23 августа) в Чингизских междугорьях (урочище Жидебай) Чингизской волости, Семипалатинского уезда Западно-Сибирского генерал-губернаторства (с 1845 года Семипалатинская область, по нынешнему административному делению в Абайском районе Восточно-Казахстанской области) в семье крупного бая, старшины (ага-султан) всего Каркаралинского внешнего округа, позже волостного управителя Кокше-Тобыктинской волости Кунанбая Оскенбаева (1804–1886 гг.) из рода Тобыкты из казахского племени Аргын. Семья Абая была потомственно аристократической: дед (Оскенбай) и прадед (Иргизбай) главенствовали в своем роду в качестве правителей и биев.

Настоящее имя Абая – Ибрагим, но прозвище «Абай» («внимательный», «осмотрительный»), данное бабушкой Зере, закрепилось за ним. Под этим именем он прожил всю свою жизнь и вошел в историю.

Начальное образование Абай получил у мулл в родном ауле, затем был направлен в медресе имама Ахмет-Ризы в Семипалатинске. Он владел арабским, персидским и др. восточными языками, читал в оригинале произведения классиков Востока – Навои, Фирдоуси, Низами, Саади, Джами, Хафиза, Сайхали. К концу пятилетней учебы начинает писать стихи, сначала приписывая их авторство своему другу Кокбаю Джантайулы. Но только к 40 годам он осознает свое призвание как поэта и гражданина, в частности, поставив под стихотворением «Лето» свое имя.

Обучаясь в медресе Абай параллельно посещал русскую школу. Всего лишь три месяца продолжалось его учение в русской приходской школе.

Отец Абая хотел сделать сына своим верным помощником, поэтому, не закончив учение в городе, по настоянию отца тринадцатилетний Абай возвращается в аул для участия в политической жизни Степи, где начинает вникать в судебную службу и будущую административную деятельность главы рода. Постигает приемы ведения словесных состязаний, где оружием служило отточенное красноречие, остроумие и находчивость. Часто идет вразрез с интересами и стремлениями Кунанбая, вынося справедливые и беспристрастные решения.

Абаю пришлось вникнуть в межродовые тяжбы, ссоры, интриги и постепенно он испытал разочарование к административно-политической деятельности, что привело к тому, что через пятнадцать лет Абай отходит от нее.

В возрасте 28 лет Абай снова приезжает в город, чтобы целиком заняться самообразованием и стать поборником справедливости, защитником бедных и угнетенных. Общественно-просветительские взгляды Абая формировались под влиянием демократических традиций казахской и восточной культуры. Теперь он жадно изучает произведения классиков русской и западноевропейской литературы, знакомится с передовыми русскими людьми, сосланными царским правительством в Семипалатинск. Абаю оказалась близка поэзия Пушкина, Лермонтова, Гете и Байрона. Его волновали правдивость, высокое мастерство, жизнеутверждающая сила их произведений. Абай стремится познакомить с творчеством этих великих поэтов жителей казахских аулов. В собственных переложениях их на казахский, тонко передавал дух переводимых стихов и адаптировал к мироощущению соплеменников. Знакомство с русскими политическими ссыльными Е.П.Михаэлисом, И.И.Долгополовым и С.С.Гроссом сформирует его прогрессивные взгляды. Но вместе с тем, творчество Абая остается оригинальным, самобытным, он глубоко национальный поэт и философ. Предметом его поэтических описаний и философских рассуждений была жизнь казахского народа. Мы видим в нем художника, глубоко, правдиво и ярко рисующего быт, нравы и характер казахов.

Все остальные годы жизни Абая прошли в содержательной творческой, поэтической деятельности. На протяжении 20 лет чрезвычайно разносторонне расцветает гений Абая, он завоевывает необычайный авторитет, огромную и доселе в Степи не встречавшуюся популярность. К нему стекаются акыны, певцы, композиторы, вокруг него толпится талантливая молодежь, создается социально-философская и литературная школы.

Аул Абая, сама его личность становится одним из своеобразных центров казахской культуры, средоточием талантов. Поэт собирал вокруг себя одаренную молодежь, пропагандировал среди нее образование, культуру и искусство, вводил ее в большой мир поэзии. Это начинание Абая с энтузиазмом поддерживали его дети, родственники, близкие. Многие вечера в ауле Абая становились праздниками поэзии и искусства.

Но Абай как «властитель дум» вызывает дикую зависть, бешеное озлобление, проявившееся в самых коварных формах. С одной стороны были царские администраторы, которым не нравилась сатира и критика Абая, связь его с политическими ссыльными. С другой – местная правящая верхушка, которая возненавидела Абая за его любовь и сострадание к обездоленным. Плотным кольцом сомкнулись вокруг Абая его ненавистники и недоброжелатели, мелкие завистники и «большие люди из верхов». Поистине великий человек, «благородный муж», и остается им в противовес, по выражению Конфуция, «мелким человечкам».

Последние удары судьбы связаны со смертью любимых его сынов – Абдрахмана и Магауи. После этого Абай отверг лечение недуга и добровольно обрек себя на смерть. Через сорок дней после смерти Магауи в 1904 году, не дожив до шестидесятилетнего возраста, великий поэт скончался. Он похоронен около своей зимовки в долине Жидебай, вблизи Чингизских гор.

Новатор. Абай был носителем всего нового, стоял на голову выше той среды, которая его породила. В поэтических произведениях, созданных в 1882–1886 гг. обращается к социально-общественным, моральным проблемам казахского народа, призывал казахов выйти на «верный путь» цивилизованного развития («Восьмистишия»). Стремление к прогрессивному развитию общества, где человека возвышают «разум, наука, воля», является одним из главных направлений всего творчества Абая. Расценивал труд как единственный путь к богатству и изобилию общества. Вскрывал антагонистические противоречия между народом и господствующей верхушкой. Протестовал против межродовых распрей, критиковал тщеславие и феодальные нравы общества.

Абай настаивал перед властями на открытии школ казахской молодежи, в которых она могла бы учиться светским наукам. «Надо взять детей у родителей, отдать ребят в школы, направить одних на одну специальность, других – на другую. Надо создать школы, надо, чтобы все учились, даже девушки», – писал Абай.

Абай Кунанбаев был новатором казахской поэзии; новаторский характер носят стихи, посвященные временам года: «Весна» (1890), «Лето» (1886), «Осень» (1889), «Зима» (1888) (природная лирика, пейзажная лирика), стихи о назначении поэзии (учить хорошему и осуждать плохое).

Абай ввел в казахское стихосложение новые размеры, рифмы и стихотворные формы: восьмистишия и шестистишия.

Впервые в казахской литературе создал поэтические произведения о назначении поэта и поэзии («Поэзия – властитель языка»). Соединял элементы пейзажной, любовной лирики с философскими обобщениями и просветительско-гуманистическими идеями. Художественное новаторство Абая проявилось в обновлении тематики содержания поэзии.

Абай дал импульс к преобразованию культуры народа. Речь идет, прежде всего, о словесной культуре, о поэтической традиции. Казахская специфика фольклора, несмотря на свою традиционность, и до Абая не исключала индивидуального творчества, о чем свидетельствуют сохранившиеся имена акынов, певцов, сказителей, композиторов, импровизаторов, мастеров поэтического состязания. Абай во все это привнес совершенно новое качество. Он влил в культуру казахов целый поток образов, форм, сюжетов, идей из иных культур и традиций, что означало включение казахской культуры в мир большой культуры классических цивилизаций и привитие свойственных последним духовных опытов к традиционной культуре казахов. В числе этих ино-культур и арабская культура, а вместе с ней эллинистическая традиция Аристотеля и Александра Македонского. Затем тысячелетняя персидская культура и литература, которая вошла в его сознание с детства и закрепилась сознательным обращением к творчеству Фирдоуси, Саади, Низами, Навои, Физули. Совершенно новым, дотоле неизведанным был для казахов до Абая мир русской культуры в связи с европейской культурой и европейской традицией. Но опорой восприятия Запада является глубоко осознанный Восток, приверженность исламу.

Поэмам о любви и дастанам Абай придает новую форму. В 1887 году Абай написал поэмы «Искандер», «Масгут», «Сказание об Азиме». Их сюжеты построены на переосмысленных мотивах восточной классической литературы. Поэмы «Масгут», «Сказание об Азиме» – притягательные и интересные истории, написаные в духе восточных легенд с элементами волшебства. В поэме «Искандер» противопоставлены разум в лице Аристотеля и алчность завоевателя в лице Александра Македонского. Сюжет поэмы Абая «Ескендір» (Александр Македонский) встречается и в творениях Фирдоуси, Низами, Навои. Но у каждого из этих четырех великих поэтов своя интерпретация этой личности.

Гуманист Абай принес казахам новую систему мышления и познания, стал мостом между культурами Востока и Запада.

Абай Кунанбаев оказал большое влияние на зарождавшуюся казахскую национальную интеллигенцию конца XIX − начала XX веков. Так, руководители движения Алаш-Орда воспринимали Абая как своего духовного предтечу и даже духовного вождя возрождения казахской нации.

В 1914 году тюрколог В.В.Гордлевский выбрал в качестве видных представителей казахской литературы Абая Кунанбаева и Миржакипа Дулатова для публикации их текстов в «Восточном сборнике», выпускаемом в честь 70-летия известного востоковеда, академика Н.И.Веселовского.

Значительным вкладом Абая в развитие художественной прозы и общественной мысли явились «Қара сөз» («Гаклия», 1890 – 1898). «Қара сөз» («Слова назидания», в дословном переводе «Простое (буквально – черное) слово») состоит из 45 кратких притч или философских трактатов, многообразных по тематике. Важную роль эти заветы сыграли в приобщении молодежи к духовным истокам народной мудрости. Центральная идея «Слов назидания» – вера в торжество гуманистических идеалов, в безграничные возможности родного народа.

«Слова назидания» – фундаментальное произведение Абая Кунанбаева. В этой прозаической поэме поднимаются проблемы национального воспитания и мировоззрения, истории, педагогики, морали и права этнических казахов.

Поэт. Свой высший этический идеал Абай выразил в нравственной формуле: «Адам бол! – Будь человеком!», с которой он обращается, прежде всего, к молодежи. Этический смысл абаевской формулы «Адам бол!» состоит в высокой оценке роли назначения человека в жизни. В его понимании человек должен сочетать в себе разум и гуманность, трудолюбие и образованность, дружбу и любовь.

Актуальны сегодня мысли Абая о формировании нравственных принципов и нравственных ценностей в процессе самой жизни в противовес религиозному учению о «божественной предопределенности» морали. По мнению Абая, человек не рождается с какими-то готовыми качествами личности. Все понятия о добродетели, все правила поведения приобретаются в процессе его жизни и деятельности. Он призывает молодых:

«Не кидайся на все сгоряча,

Дарованьем своим гордись:

И ты, человек, кирпич мирозданья,

В здание жизни самой ложись».

Несмотря на разное социальное положение, утверждает Абай, люди от природы равны. Об этом прирожденном биологическом равенстве людей Абай пишет в 34 слове Назиданий: «В этом мире рождение и рост, сытость и голод, горе и смерть, строение тела и место, откуда взялся человек и куда он должен отправиться, – все это одинаково». А поскольку люди равны, то им незачем стремиться навязывать свою волю, силу другим, ибо они не лучше других. Наоборот, люди, народы должны проникнуться взаимным уважением друг к другу, любить друг друга, жить в мире, не враждовать и не завидовать друг другу.

В центре миропонимания Абая, как и других мыслителей, таким образом, находится человек, сущность которого мыслитель рассматривает чрезвычайно многопланово, с точки зрения биологической, психологической, социальной и педагогической. Абая привлекает эстетический, этический облик человека, его образование и воспитание, мир его чувств и интеллекта, его идеалы и цель жизни.

Несмотря на прирожденное равенство, люди, далее утверждает Абай, в нравственном отношении друг с другом не равны: одни безнравственны, порочны, глупы, хитры, другие, наоборот, нравственны, добродетельны, умны, скромны и т.д.

Выдвигая свой нравственный принцип «Адам бол!» в цикле моралистических поэтических произведений, Абай разрабатывает для молодежи целый кодекс этических норм дружбы и товарищества, любви в супружестве, долга и совести, мужества и красоты человеческих отношений и т.д. В этом отношении характерны такие произведения, как: «О, джигиты, дорог смех, не шутовство», «В интернате учиться» и многие другие. Если в одних стихотворениях Абай учит, что надо делать, чтобы быть человеком, то в других учит, чего не следует делать, чтобы стать человеком. Например, «Не щеголяй вещами», «Измучен, обманут я всем вокруг» и другие.

По утверждениям литературоведов, Абай высмеивал некоторые обычаи родового аула, выступал «против рабского положения женщины» и, как повторено в его парадных советских биографиях, «против социального зла и невежества». Советские литературоведческие источники, повторяя эту фразу, иногда ссылаются в ее подтверждение на стихотворения «Наконец, волостным я стал…» (1889), «Управитель начальству рад…» (1889) и «Кулембаю» (1888).

Многие стихи Абая написаны в форме лирических монологов («Айттым сәлем, Каламкас» – «Шлю привет тебе, тонкобровая»). Воспевал женщину – мать как опору семьи, отрицал калым, многоженство, боролся за равноправие женщины в казахском обществе. В стихотворении «Көзімнің қарасы» («Ты зрачок глаз моих»), «Қызарып, сұрланып» («И краснеть, и бледнеть»), «Ғашықтық тілі – тілсіз тіл» («Язык любви – язык без слов») показаны сила любви, красота женщины.

Органичная часть творчества Абая – переводы на казахский язык произведений русских классиков (свыше 50 переводов из произведений А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, И.А.Крылова). С особым вдохновением Абай работал над переводами отрывков из поэмы Пушкина «Евгений Онегин» – «Письмо Татьяны», «Ответ Онегина», «Слово Ленского». Превосходным образцом литературного перевода стали стихотворения Лермонтова «Дума», «Кинжал», «Парус», «Утес», «Выхожу один я на дорогу…» и др. В переводах басен Крылова «Пестрые овцы», «Ворона и лиса», «Стрекоза и муравей», «Дуб и трость» сохранил их обличительную силу и тонко передал выразительность и простоту языка. Метод вольного перевода позволил поэту творчески подойти к лучшим произведениям литературы и передать их в восприятии казахского народа.

При жизни поэта произведения отдельной книгой не изданы. При жизни поэта несколько его стихотворений публиковались в 1889–1890 годах на страницах газеты «Дала уалаяты» («Степная газета»), издававшейся в Омске.

Произведения Абая впервые были изданы отдельным сборником в 1909 году после его смерти, в Санкт-Петербурге, под названием «Стихи казахского поэта Ибрагима Кунанбаева». Подготовили их к печати сын Абая Турагул Кунанбаев и двоюродный брат Какитай Искаков (1868-1915). Здесь же была помещена краткая биография поэта. Для ценителей и исследователей поэзии этот сборник долго оставался ценным подспорьем в популяризации творчества Абая. Затем сборник переиздавался в Казани (1922 г.) и Ташкенте (1922 г.). Объективная оценка творчеству Абая Кунанбаева дана в дореволюционных работах Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсунова, Миржакып Дулатова, Магжана Жумабаева. Однако лишь в последнее время стало известно, что первым биографом Абая был Алихан Букейханов. Его большая статья-некролог «Абай (Ибрагим) Кунанбаев» была напечатана в газете «Семипалатинский листок» в 1905 году. Затем с портретом Абая она печаталась в журнале «Записки Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Императорского русского географического общества» в 1907 году.

Также изданы: «Абай Құнанбайұлы толық жинақ» (полное собрание стихов под ред. М.Ауэзова), Кызыл-Орда, 1933.

Кунанбаев А. Лирика и поэмы / Под ред. Соболева, предисл. М.Ауэзова, Москва, Гослитиздат, 1940.

Абай Кунанбаев. Избранное. Пер. с каз. под ред. Л.Соболева. Алма-Ата, Худ. лит., 1945.

Абай Кунанбаев. Собрание сочинений (в одном томе), Москва, 1954.

Құнанбаев А. Шығармаларының толық жинағы (екі томдық) – Алматы, 1954 (преизд. 1968, 1986, 2002).

Абай. «Слова назидания» (Қара сөз). (Пер. с каз. С.Санбаева), Алматы, Жалын, 1979, 1982.

Абай. «Книга слов» (на китайском языке), Пекин, 1995.

Абай Кунанбаев. Избранное (серия «Мудрость веков»), Москва, Русский раритет, 2006.

Abai. Zwanzig Gedichte («Двадцать стихотворений» под ред. Г.Бельгера), Koln, Onelverlag, 2007,

«Abai. Book of words» и др.

Произведения Абая переведены на многие языки разных народов.

Абаем создано около 170 стихотворений и 56 переводов, написаны поэмы.

Композитор. Абаю принадлежат кюи «Май түні», «Майда қоңыр», «Торы жорға», «Абайдың желдірмесі», «Абайдың толғауы» и др.

Абай сочинил много песен. Большинство из них не были записаны и потерялись навсегда. Некоторые песни Абая в наши дни воспринимаются как народные творения. Дети Абая также любили песни и стремились учиться игре на музыкальных инструментах.

Музыкальный дар поэта нашел свое отражение в лирических песнях. Песни «Айттым сәлем, Қаламқас» («Шлю привет тебе, тонкобровая…»), «Қор болды жаным» («Унижена моя душа»), «Сұрғылт тұман» («Серые тучи»), «Ата-анаға көз қуаныш» («Утешение отцу и матери»), «Татьянаның хаты» («Письмо Татьяны»), также «Көзімнің қарасы», «Бойы бұлғаң», «Желсiз түнде жарық ай», «Мен көрдім ұзын қайың құлағанын», «Не іздейсің көңілім», «Өзгеге көңілім тоярсың», «Өлсем орным қара жер сыз болмай ма», «Сегіз аяқ» и др. ввели в народное песенное творчество новые мелодичные ритмы, формы и размеры, новые принципы использования художественно-выразительных средств языка.

А.Кунанбаев создал около двух десятков мелодий, которые популярны в наши дни.

Труды Абая переведены на многие языки мира, среди которых английский, русский, турецкий, китайский, французский, немецкий, украинский, узбекский, монгольский, персидский, киргизский, азербайджанский, индийский, вьетнамский, урду, латынь и др.

На стихи Абая писали песни и романсы композиторы М.Тулебаев, С.Мухамеджанов, Г.Жубанова, М.Койшыбаев, Н.Тлендиев и др. Литературное и эстетическое наследие Абая – национальная гордость казахского народа.

Образ выдающегося поэта-просветителя запечатлен в произведениях литературы, музыки, изобразительного искусства.

В 1938 году внучатый племянник Абая Мухтар Ауэзов в соавторстве с Леонидом Соболевым создали трагедию «Абай». Позже М.Ауэзов написал роман-эпопею «Путь Абая» (т. 1–4, 1942–1956), за который ему была присуждена Сталинская премия 1949 года (за первую часть «Абай») и Ленинская премия 1959 года (за вторую часть «Путь Абая»).

В 1944 году Ахмет Жубанов и Латиф Хамиди по либретто Мухтара Ауэзова создали оперу «Абай». В июне 2014 года состоялась премьера обновленной оперы, дирижером-постановщиком которой стал Алан Бурибаев, правнук Ахмета Жубанова.

В 1945 году на Алматинской киностудии был снят фильм «Песни Абая» (режиссеры – Г.Л.Рошаль и Е.Е.Арон, в роли Абая – Калибек Куанышпаев). В 1995 году о жизни поэта был снят двухсерийный казахско-французский фильм «Абай» (режиссер – Ардак Амиркулов, в роли Абая – Габиден Турыкпаев).

В честь Абая названы город (город Абай в Карагандинской области Казахстана), административные центры, театры, библиотеки и другие объекты на территории Казахстана.

Во многих казахстанских городах, а также в Дели, Каире, Берлине, Ташкенте, Бишкеке, Киеве и других городах мира есть улицы, названные именем Абая. В Лондоне открыт Дом Абая.

В 2006 году памятник Абаю был открыт в Москве на «Чистопрудном бульваре». В начале мая 2012 года площадка вокруг московского памятника Кунанбаеву на Чистых прудах стала местом дислокации лагеря российской оппозиции, а в социальных сетях получил распространение тег #ОккупайАбай.

В 2007 году воздвигнут памятник Абаю в столице Ирана, в г.Тегеране, на аллее у входа в Национальную библиотеку.

В 2014 г. в столице КНР в г.Пекине в парке «Чаоян» открыли памятник Абаю.

В июне 2014 года памятник Абаю установили в Венгрии: бюст поэту установлен на улице Астана в Будапеште.

В 2016 г. во французском городе Ренн, побратиме Алматы, увековечили память Абая Кунанбаева: бюст поэта был установлен в живописном парке под названием «Алматы» в центре города. Стоит отметить, что например, французский поэт Луи Арагон был поражен творчеством Абая и считал, что его произведения стали одними из самых великих в XIX веке.

13 октября 2016 г. при поддержке Посольства Казахстана в Египте в одном из красивейших центральных парков Каира – парке «Свободы и дружбы» был установлен бюст Абаю. Памятник Абаю установлен перед зданием Посольства Казахстана в Ташкенте (Узбекистан).

Именем Абая названы Казахский государственный академический театр оперы и балета, Казахский национальный педагогический университет в городе Алматы. На площади Абая в городе Алматы установлен памятник великому поэту (1960 год). В 2010 г. в столице Казахстана в г.Астане памятник Абаю разместился напротив городской площади по проспекту, названному в его же честь. В день рождения поэта ежегодно на этой площади проводятся поэтические слушания, посвященные великому Абаю.

На пик Абая (4010 м) в Заилийском Алатау под Алматы ежегодно устраиваются массовые альпиниады. В 1995 году, объявленном ЮНЕСКО годом Абая, на пик поднялся и Первый Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. В честь Абая назван ледник в Джунгарском Алатау и на Заилийском Алатау. Именем поэта названы еще две вершины: «Абая Кунанбаева» в Среднем Талгаре и «Песни Абая» в Центральном Тянь-Шане.

150-летие Абая в 1995 году прошло под эгидой ЮНЕСКО. Торжества по этому поводу проводились в 25 странах мира.

Памяти казахского поэта посвящен ряд почтовых марок и других филателистических материалов, выпущенных в СССР, Казахстане и других странах.

 

 Ссылки youtube.com/ , http://khabar.kz/

 

Источник: Sauap.org

 

Ссылки youtube.com/ , http://khabar.kz/

Поделиться ссылкой:

Похожее

sauap.org

Кунанбаев, Абай - это... Что такое Кунанбаев, Абай?

Аба́й (Ибраги́м) Кунанба́ев (29 июля (10 августа) 1845, Семипалатинская область, Казахстан — 23 июня (6 июля) 1904) — великий казахский поэт, писатель, общественный деятель, композитор, основоположник современной казахской письменной литературы и ее первый классик, реформатор культуры в духе сближения с русской и европейской культурой на основе просвещённого либерального ислама.

Настоящее имя — Ибрагим, но прозвище Абай (каз. Абай «внимательный», «осторожный»), данное матерью, закрепилось за ним на всю жизнь. Племянник Абая — также известный казахский поэт Шакарим Кудайбердиулы.

Биография

Родился в Чингизских горах Семипалатинской области в семье крупного феодала Кунанбая Ускенбаева. Семья Абая была потомственно аристократической, и дед (Оскенбай) и прадед (Иргизбай) главенствовали в своём роду в качестве правителей и биев.

Учился в медресе муллы Ахмет-Ризы в Семипалатинске и одновременно посещал русскую школу.

На формирование мировоззрения Абая оказали влияние поэты и ученые Востока, придерживавшиеся гуманистических идей (Фирдоуси, Алишер Навои, Низами, Физули, Ибн Сина и другие), а также произведения русских классиков, а через них и европейская литература вообще. Он переводил басни И. А. Крылова, стихи М. Ю. Лермонтова, «Евгения Онегина» А. С. Пушкина, стихи Гете и Байрона.

Весьма интересна история стихотворения «Қараңғы түнде тау қалғып». Иоганн Вольфганг Гёте написал «Wanderers Nachtlied», Михаил Юрьевич Лермонтов грациозно переложил её на русский язык, а спустя ещё полвека сын казахских степей Абай Кунанбаев воссоздаст её не менее грациозно на казахском языке.

Абай Кунанбаев способствовал распространению русской культуры среди казахов. Впоследствии его примеру последовал Турар Рыскулов. Он призывал: «Знать русский язык — значит открыть глаза на мир», «Русская наука и культура — ключ к осмыслению мира и, приобретя его, можно намного облегчить жизнь нашего народа. Например, мы познали бы разные, но в то же время честные способы добывания средств к жизни и наставляли бы на этот путь детей, успешнее боролись за равноправное положение нашего народа среди других народов земли».

Некоторое время Абай работал волостным упра­вителем. Однако в скором времени, разочаровавшись в своей способности использовать должность на благо народа, оставил её.

Бестолково учась, я жизнь прозевал.
Спохватился, да поздно. Вот он, привал!
Полузнайка — я мнил себя мудрецом
И заносчиво ждал наград и похвал.
Я остальных мечтал за собой вести,
А они меня сами сбили с пути.
Я — один, а наглых невежд не сочтешь,
И нелепые шутки ныне в чести.
Ни друзей у меня, ни любимой нет.
Я устало пою на исходе лет.
О, каким необъятным казался мир
Той порой, как встречал я жизни рассвет!

(Перевод А.Штейнберга)

Абай высмеивал некоторые обычаи родового аула, выступал против рабского положения женщины в долине. Выступал против социального зла и невежества. Сатирические стихи «Наконец, волостным я стал…» (1889), «Управитель начальству рад…» (1889), «Кулембаю» (1888) наполнены критикой социального положения в казахских племенах. Абай Кунанбаев был новатором казахской поэзии: он ввел такие стихотворные формы как новые шестистишья и восьмистишья; новаторский характер носят стихи, посвященные временам года: «Весна» (1890), «Лето» (1886), «Осень» (1889), «Зима» (1888), стихи о назначении поэзии. Сюжеты поэм «Масгуд» (1887) и «Сказание об Азиме» основаны на мотивах восточной классической литературы. В поэме «Искандер» поэт противопоставлет разум в лице Аристотеля алчности завоевателя (Александра Македонского).

Но Абай, как властитель дум, вызывает дикую зависть, бешеное озлобление врагов, проявившееся в самых коварных формах. Последние удары судьбы связаны со смертью его сыновей Абдрахмана и Магавьи. Подавленный Абай отверг лечение недуга и добровольно обрёк себя на смерть. Он похоронен около своей зимовки в долине Жидебай, вблизи Чингизских гор, на 60-м году жизни.

В истории казахской литературы Абай занял почетное место, обогатив казахское стихосложение новыми размерами и рифмами. Он ввел новые стихотворные формы: восьмистишья, шестистишья и другие.

Абаем создано около 170 стихотворений и 56 переводов, написаны поэмы, «Слова назидания» («Қара сөздер»).

Абай был также талантливым и оригинальным композитором. Им создано около двух десятков мелодий, которые популярны в наши дни. Некоторые свои лирические стихи Абай Кунанбаев переложил на музыку, а песня на его стихи «Көзімнің қарасы» («Ты зрачок глаз моих», перевод М. Петровых) стала народной.

Руководители движения Алаш-Орда воспринимали Абая как свою духовную предтечу, как духовного вождя возрождения казахской нации. Алихан Букейханов стал первым биографом Абая. Его статья «Абай (Ибрагим) Кунанбаев» — некролог киргизского (казахского) народного поэта в связи с характеристикой его творчества была напечатана в газете «Семипалатинский листок» в 1905 году. Затем с портретом Абая она печаталась в журнале «Записки Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Императорского русского географического общества» в 1907 году.

В 1914 году тюрколог В. В. Гордлевский в качестве видных представителей казахской литературы выбрал Абая Кунанбаева и Миржакипа Дулатова для публикации их произведений в «Восточном сборнике», выпускаемом в честь 70-летия известного востоковеда, академика Н. И. Веселовского.

Қара Сөз

Знаменитым произведением Абая стала прозаическая поэма «Қара сөз» (в дословном переводе «черное слово»), состоящая из 45 кратких притч или философских трактатов. В этих «Назиданиях» поднимаются проблемы истории, педагогики, морали и права этнических казахов. «Кара соз» создана Абаем на склоне лет. Он знает цену всему — делам, искушению, соблазнам, но все проходит и остается только мудрость. Попыток перевода данного произведения немного, так как оно требует не только поэтического дарования, но и философского мышления. Известны три перевода на русский язык этого творения Абая. Первые сделаны в советский период: в 1970 году казахским писателем Сатимжаном Санбаевым под названием «Слова назидания», в 1979 году известным московским писателем и литературоведом Б. Н. Шкловским и в 1990 году земляком Абая, родом из Семея, проживающим ныне в Лондоне писателем Роланом Сейсенбаевым. Им с Кларой Серикбаевой была сделана новая редакция перевода поэмы. Она получила название «Книга слов». Этот перевод символичен, как преемственность поколений, к тому же Сейсенбаев выпустил «Книгу слов» вместе с «Записками забытого» Шакарима стотысячными тиражами за свой счёт. Пример, достойный как уважения, так и подражания.

Сочинения (основные издания)

  • Первый сборник «Стихи казахского поэта Ибрагима Кунанбаева» (под ред. Какитая Искакова) — Санкт-Петербург, 1909; Казань, 1922; Ташкент, 1922.
  • «Абай Кунанбайұлы толық жинақ» (полное собрание стихов под ред. М. Ауэзова), Кзыл-Орда, 1933.
  • Кунанбаев А. Лирика и поэмы / Под ред. Соболева, предисл. М. Ауэзова, Москва, Гослитиздат, 1940.
  • Абай Кунанбаев. Избранное. Пер. с каз. под ред. Л. Соболева. Алма-Ата, Худ. лит., 1945.
  • Абай Кунанбаев. Собрание сочинений (в одном томе), Москва, 1954.
  • Құнанбаев А. Шығармаларының толық жинағы (екі томдық) — Алматы, 1954 (преизд. 1968, 1986, 2002).
  • Абай. «Слова назидания» (Кара соз). (Пер. с каз. С. Санбаева), Алматы, Жалын, 1979, 1982.
  • Абай. «Книга слов» (на китайском языке), Пекин, 1995.
  • Құнанбаев А. «Книга слов» (Қара сөз). (Пер. с каз. Р. Сейсенбаева), Семипалатинск, 2001.
  • «Двадцать стихотворений Абая» (все известные их переводы, сост. и пер. М. Адибаев), Алматы, 2005.
  • Абай Кунанбаев. Избранное (серия «Мудрость веков»), Москва, Русский раритет, 2006.
  • Abai. Zwanzig Gedichte («Двадцать стихотворений» под ред. Г. Бельгера), Koln, Onelverlag, 2007.

Литература (ранние публикации)

  • Рамазанов Н. Статья в «Восточном сборнике в честь А. Н. Веселовского». — М. 1914.
  • Саади А. Статья в «Ак-Юл» (на казахском языке). Ташкент, 1923. № 355, 356, 359, 363, 369, 372.
  • Кабулов Ильяс. Статья в газете «Советская степь», Кзыл-Орда, 1928. № 174.
  • Мустамбаев, Статья в газете «Советская степь», Кзыл-Орда, 1928. № 191.
  • Аршаруни А. Заметки о национальной литературе. Журнал «Новый Восток». № 23—24.

Память

Музеи

  • В Семипалатинске открыт республиканский литературно-мемориальный дом-музей Абая [4]
  • В Лондоне по инициативе писателя Ролана Сейсембаева открыт дом Абая.

Памятники

  • Памятники поэту установлены в Алматы[1], во многих других городах Казахстана, в Стамбуле, Тегеране, а также в Москве[2].

Имени Абая

Памятник А. Кунанбаеву в Москве

  • В Дели, Каире, Берлине, Ташкенте[3] и других городах мира есть улицы, названные именем Абая.
  • С 1993 года в городах Казахстана традиционно проводятся «Абаевские чтения» в день рождения поэта.
  • На пик Абая (4010) в Заилийском Алатау под Алматы ежегодно устраиваются массовые альпиниады. В 1995 году, обьявленном ЮНЕСКО Годом Абая, на пик поднялся и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.
  • Именем поэта названы ещё две вершины: Абая Кунанбаева в Среднем Талгаре и Песни Абая в Центральном Тянь-Шане.
  • Имя Абая носит библиотека в Семипалатинске, читателем которой был сам Абай.
  • В Алматы его именем названы Государственный академический театр оперы и балета, Национальный педагогический университет и один из главных проспектов города.
  • Именем Абая назван Культурно-Досуговый Комплекс в Актау.

Абай в произведениях литературы и искусства

  • Жизни Абая посвящен роман-эпопея его дальнего родственника известного казахского писателя М. О. Ауэзова «Путь Абая» (т. 1—4, 1942—1956), за который ему присуждена Сталинская премия 1949 года (за первую часть «Абай») и Ленинская премия 1959 года (за вторую часть «Путь Абая»).
  • В 1995 г. о жизни поэта был снят двухсерийный фильм «Абай», режиссёр Ардак Амиркулов. Фильм производства Казахстан-Франция.

Абай в филателии

Памяти казахского поэта посвящён ряд почтовых марок и других филателистических материалов, выпущенных в СССР, Казахстане и других странах.

Примечания

Ссылки


Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *