М. И. Глинка - это... Что такое М. И. Глинка?

Михаи́л Ива́нович Гли́нка (20 мая (1 июня) 1804 — 3 (15) февраля 1857) — русский композитор, основоположник русской классической музыки.

Биография

Детские и юношеские годы

Михаил Глинка родился 20 мая (1 июня н. ст.) 1804 года в селе Новоспасском Смоленской губернии, в имении своего отца, отставного капитана Ивана Николаевича Глинки. До шести лет воспитывался бабушкой (по отцу) Фёклой Александровной, которая полностью отстранила мать Михаила от воспитания сына. Михаил рос нервным, мнительным и болезненным баричем-недотрогою — «мимозой», по собственной характеристике Глинки. К счастью для мальчика, бабушкино воспитание, грозившее превратить его в жалкого, изнеженного недоросля, было прервано её смертью. Михаил снова перешёл в полное распоряжение матери, приложившей все усилия, чтобы стереть следы прежнего. С десяти лет Михаил начал учиться игре на фортепиано и скрипке. Первой учительницей Глинки была приглашённая из Санкт-Петербурга гувернантка Варвара Федоровна Кламер.

В 1817 году родители привозят Михаила в Санкт-Петербург и помещают в Благородный пансион при Главном педагогическом институте (в 1819 году переименован в Благородный пансион при Санкт-Петербургском университете), где его гувернёром был поэт, декабрист В. К. Кюхельбекер. В Петербурге Глинка берет уроки у крупнейших музыкантов, в том числе у ирландского пианиста и композитора Джона Филда. В пансионе Глинка заводит знакомство с А. С. Пушкиным, который приходил туда к своему младшему брату Льву, однокласснику Михаила. Их встречи возобновились летом 1828 года и продолжались вплоть до кончины поэта.

Творческие годы

1822—1835

По окончании в 1822 году пансиона Михаил Глинка усиленно занимается музыкой: изучает западноевропейскую музыкальную классику, участвует в домашнем музицировании в дворянских салонах, иногда руководит оркестром дяди. В это же время Глинка пробует себя в качестве композитора, сочиняя вариации для арфы или фортепиано на тему из оперы австрийского композитора Йозефа Вайгля «Швейцарское семейство». С этого момента Глинка всё больше внимания уделяет композиции и вскоре уже сочиняет чрезвычайно много, пробуя свои силы в самых разных жанрах. В этот период им были написаны хорошо известные сегодня романсы и песни: «Не искушай меня без нужды» на слова Е. А. Баратынского, «Не пой, красавица, при мне» на слова А. С. Пушкина, «Ночь осенняя, ночь любезная» на слова А. Я. Римского-Корсакова и другие. Однако он долгое время остаётся неудовлетворённым своей работой. Глинка настойчиво ищет пути выхода за рамки форм и жанров бытовой музыки. В 1823 году он работает над струнным септетом, адажио и рондо для оркестра и над двумя оркестровыми увертюрами. В эти же годы расширяется круг знакомств Михаила Ивановича. Он знакомится с Василием Жуковским, Александром Грибоедовым, Адамом Мицкевичем, Антоном Дельвигом, Владимиром Одоевским, ставшим впоследствии его другом.

Летом 1823 года Глинка совершил поездку на Кавказ, побывав в Пятигорске и Кисловодске. С 1824 по 1828 год Михаил работал помощником секретаря Главного управления путей сообщения. В 1829 году М. Глинка и Н. Павлищев издали «Лирический альбом», где среди сочинений разных авторов были и пьесы Глинки.

В конце апреля 1830 года композитор отправляется в Италию, задержавшись по пути в Дрездене и совершив большое путешествие по Германии, растянувшееся на все летние месяцы. Приехав в Италию в начале осени, Глинка поселился в Милане, бывшим в то время крупным центром музыкальной культуры. В Италии он знакомится с выдающимися композиторами В. Беллини и Г. Доницетти, изучает вокальный стиль бельканто (итал. bel canto) и сам много сочиняет в «итальянском духе». В его произведениях, значительную часть которых составляют пьесы на темы популярных опер, уже не остается ничего ученического, все композиции выполнены мастерски. Особое внимание Глинка уделяет инструментальным ансамблям, написав два оригинальных сочинения: Секстет для фортепиано, двух скрипок, альта, виолончели и контрабаса и Патетическое трио для фортепиано, кларнета и фагота. В этих произведениях особенно отчётливо проявились черты композиторского почерка Глинки.

В июле 1833 года Глинка отправился в Берлин, остановившись по пути на некоторое время в Вене. В Берлине Глинка, под руководством немецкого теоретика Зигфрида Дена работает в области композиции, полифонии, инструментовки. Получив в 1834 году известие о смерти отца, Глинка решил незамедлительно вернуться в Россию.

Глинка вернулся с обширными планами создания русской национальной оперы. После долгих поисков сюжета для оперы Глинка, по совету В. Жуковского, остановился на предании об Иване Сусанине. В конце апреля 1835 года Глинка обвенчался с Марьей Петровной Ивановой, его дальней родственницей. Вскоре после этого молодожёны отправились в Новоспасское, где Глинка с большим рвением принялся за написание оперы.

1836—1844

Портрет М. Глинки кисти художника Я. Ф. Яненко, 1840-е годы

В 1836 году опера «Иван Сусанин» была закончена, однако Михаилу Глинке с большим трудом удалось добиться принятия её к постановке на сцене Петербургского Большого театра. Этому с большим упорством препятствовал директор императорских театров А. М. Гедеонов, который отдал её на суд «директору музыки» капельмейстеру Катерино Кавосу. Кавос же дал произведению Глинки самый лестный отзыв. Опера была принята, однако, по рекомендации двора, название «Иван Сусанин» было заменено на «Жизнь за царя», к тому же Глинку обязали не требовать за оперу вознаграждения.

Премьера «Ивана Сусанина» состоялась 27 ноября (9 декабря) 1836 года. Успех был огромным, опера была с восторгом принята передовой частью общества. На следующий день Глинка писал своей матери:

Вчерашний вечер совершились наконец желания мои, и долгий труд мой был увенчан самым блистательнейшим успехом. Публика приняла мою оперу с необыкновенным энтузиазмом, актёры выходили из себя от рвения… государь-император… благодарил меня и долго беседовал со мною…

13 декабря у А. В. Всеволжского было устроено чествование М. И. Глинки, на котором Михаил Виельгорский, Пётр Вяземский, Василий Жуковский и Александр Пушкин сочинили приветственный «Канон в честь М. И. Глинки». Музыка принадлежала Владимиру Одоевскому.

Пой в восторге, русский хор!

Вышла новая новинка.
Веселися, Русь! Наш Глинка -
Уж не Глинка, а фарфор!

Вскоре после постановки «Ивана Сусанина» Глинку назначали капельмейстером Придворной певческой капеллы, которой он руководил в течение двух лет. Весну и лето 1838 года Глинка провёл на Украине. Там он отбирал певчих для капеллы. Среди новичков оказался и Семён Гулак-Артемовский, ставший впоследствии не только известным певцом, но и композитором.

В 1837 году Михаил Глинка, ещё не имея готового либретто, начал работать над новой оперой на сюжет поэмы А. С. Пушкина «Руслан и Людмила». Идея оперы возникла у композитора ещё при жизни поэта. Он надеялся составить план по его указаниям, однако гибель Пушкина вынудила Глинку обращаться к второстепенным поэтам и любителям из числа друзей и знакомых. Первое представление «Руслана и Людмилы» состоялось 27 ноября (9 декабря) 1842 года, ровно через шесть лет после премьеры «Ивана Сусанина». В сравнении с «Иваном Сусаниным», новая опера М. Глинки вызвала более сильную критику. Самым яростным критиком композитора был Ф. Булгарин, в то время всё ещё весьма влиятельный журналист.

1844—1857

Тяжело переживая критику своей новой оперы, Михаил Иванович в середине 1844 года предпринимает новое длительное заграничное путешествие. На этот раз он уезжает во Францию, а затем в Испанию. В Париже Глинка познакомился с французским композитором Гектором Берлиозом, который стал большим почитателем его таланта. Весной 1845 года Берлиоз исполнил на своем концерте произведения Глинки: лезгинку из «Руслана и Людмилы» и арию Антониды из «Ивана Сусанина». Успех этих произведений навёл Глинку на мысль дать в Париже благотворительный концерт из своих сочинений. 10 апреля 1845 года большой концерт русского композитора с успехом прошёл в концертном зале Герца на улице Победы в Париже.

13 мая 1845 года Глинка отправился в Испанию. Там Михаил Иванович изучает культуру, нравы, язык испанского народа, записывает испанские фольклорные мелодии, наблюдает народные празднества и традиции. Творческим результатом этой поездки явились две симфонические увертюры, написанные на испанские народные темы. Осенью 1845 года им была создана увертюра «Арагонская хота», а в 1848 году, уже по возвращении в Россию — «Ночь в Мадриде».

Летом 1847 года Глинка отправился в обратный путь, в своё родовое село Новоспасское. Пребывание Глинки в родных местах было непродолжительным. Михаил Иванович снова отправился в Санкт-Петербург, но передумав, решил перезимовать в Смоленске. Однако приглашения на балы и вечера, почти ежедневно преследовавшие композитора, довели его до отчаяния и до решения вновь покинуть Россию, став путешественником. Но в заграничном паспорте Глинке отказали, поэтому, доехав в 1848 году до Варшавы, он остановился в этом городе. Здесь композитор написал симфоническую фантазию «Камаринская» на темы двух русских песен: свадебной лирической «Из-за гор, гор высоких» и бойкой плясовой. В этом произведении Глинка утвердил новый тип симфонической музыки и заложил основы её дальнейшего развития, умело создав необычайно смелое сочетание различных ритмов, характеров и настроений. Пётр Ильич Чайковский так отозвался о произведении Михаила Глинки:

Вся русская симфоническая школа, подобно тому как весь дуб в жёлуде, заключена в симфонической фантазии „Камаринская“.

В 1851 году Глинка возвращается в Санкт-Петербург. У него появляются новые знакомые, в основном молодежь. Михаил Иванович давал уроки пения, готовил оперные партии и камерный репертуар с такими певцами как Н. К. Иванов, О. А. Петров, А. Я. Петрова-Воробьёва, А. П. Лодий, Д. М. Леонова и другими. Под непосредственным влиянием Глинки складывалась русская вокальная школа. Бывал у М. И. Глинки и А. Н. Серов, в 1852 году записавший его «Заметки об инструментовке» (опубликованы в 1856 году). Часто приезжал А. С. Даргомыжский.

Первоначальный памятник на могиле М. Глинки в Берлине (ныне плита утрачена; рисунок XIX века)

В 1852 году Глинка снова отправился в путешествие. Он планировал добраться до Испании, но утомившись от переездов в дилижансах и по железной дороге, остановился в Париже, где прожил чуть более двух лет. В Париже Глинка начал работу над симфонией «Тарас Бульба», которая так и не была закончена. Начало Крымской войны, в которой Франция выступила против России, стало событием, окончательно решившим вопрос об отъезде Глинки на родину. По пути в Россию Глинка две недели провёл в Берлине.

В мае 1854 года Глинка приехал в Россию. Он провёл лето в Царском Селе на даче, а в августе снова перебрался в Петербург. В том же 1854 году Михаил Иванович начал писать мемуары, названные им «Записки» (опубликованы в 1870 году).

В 1856 году Михаил Иванович Глинка уезжает в Берлин. Там он занялся изучением старинных русских церковных напевов, творчества старых мастеров, хоровых сочинений итальянца Палестрины, Иоганна Себастьяна Баха. Глинка первый из светских композиторов стал сочинять и обрабатывать церковные мелодии в русском стиле.[1] Неожиданная болезнь прервала эти занятия.

Михаил Иванович Глинка скончался 15 февраля 1857 года в Берлине и был похоронен на лютеранском кладбище. В мае того же года, по настоянию младшей сестры М. И. Глинки Людмилы Ивановны Шестаковой, прах композитора был перевезён в Санкт-Петербург и перезахоронен на Тихвинском кладбище. На могиле установлен памятник, созданный архитектором А. М. Горностаевым. В настоящее время плита с могилы Глинки в Берлине утеряна. На месте могилы в 1947 году Военной комендатурой советского сектора Берлина был сооружён памятник композитору.

[2]

Память

  • Памятники М. И. Глинке:
    • в Смоленске создан на народные средства, собранные по подписке, открыт в 1885 году в восточной стороне сада Блонье; скульптор А. Р. фон Бок. В 1887 году памятник был композиционно завершён установкой ажурной литой ограды, рисунок которой составлен из нотных строчек — отрывков 24 произведений композитора
    • в Санкт-Петербурге сооружён по инициативе Городской Думы, открыт в 1899 году в Александровском саду, у фонтана перед Адмиралтейством; скульптор В. М. Пащенко, архитектор А. С. Лыткин
    • в Санкт-Петербурге сооружён по инициативе Императорского русского музыкального общества, открыт 3 февраля 1906 года в сквере у Консерватории; скульптор Р. Р. Бах, архитектор А. Р. Бах
    • в Киеве открыт 21 декабря 1910 года (Основная статья: Михаил Глинка (памятник, Киев))
    • в Запорожье открыт в 1956 году напротив входа в концертный зал имени Глинки
    • в Челябинске открыт 20 июля 2004 года на площади перед академическим театром оперы и балета; скульптор Вардкес Авакяни, архитектор Евгений Александров
    • 20 мая 1899 года дом в Берлине, где умер М. И. Глинка, был увековечен мемориальной доской
  • Премии и фестивали имени М. И. Глинки:
    • В 1884 году М. П. Беляевым были учреждены Глинкинские премии, просуществовавшие до 1917 года
    • С 1965 по 1990 год существовала Государственная премия РСФСР имени Глинки
    • С 1958 года в Смоленске проводится Всероссийский музыкальный фестиваль имени М. И. Глинки
    • С 1960 года проводится Международный (ранее Всесоюзный) конкурс вокалистов имени Глинки
  • Фильмы о М. И. Глинке:
    • В 1946 году на Мосфильме был снят художественный биографический фильм «Глинка» о жизни и творчестве Михаила Ивановича
    • В 1952 году Мосфильм выпустил художественный биографический фильм «Композитор Глинка»
    • В 2004 году к 200-летию со дня рождения был снят документальный фильм о жизни и творчестве композитора «Михаил Глинка. Сомненья и страсти…»
    • В 1951 году выпущена почтовая марка СССР к 175-летию Большого театра в Москве, на которой портретную галерею русских композиторов возглавляет портрет М. И. Глинки (ЦФА (ИТЦ) #1613; Скотт #1554)
    • В 1954 году в СССР были выпущены две почтовые марки, посвящённые 150-летие со дня рождения М. И. Глинки (ЦФА (ИТЦ) #1781—1782; Скотт #1723—1724), на одной из них изображён портрет композитора, на другой — сцена из оперы «Иван Сусанин»
    • В 1957 году вышли две почтовые марки СССР, посвящённые 100-летию со дня смерти композитора (ЦФА (ИТЦ) #1979—1980; Скотт #1907—1908)
    • В 1958 году марки с портретом М. Глинки выпустили почты Болгарии (Михель #1052) и Румынии (Михель #1712)
    • В 1991 году в рамках «Международного года русской культуры» Министерством связи СССР выпущен конверт с оригинальной маркой, оригиналом портрета на которой послужила картина И. Репина «М. И. Глинка за сочинением оперы „Руслан и Людмила“», а на конверте — репродукция с литографии «Квартет М. Ю. Виельгорского»
    • 20 мая 2004 года Почта России выпустила три почтовые марки к 200-летию со дня рождения М. И. Глинки. На одной из миниатюр помещён портрет М. Глинки, на двух других — сцены из опер «Иван Сусанин» или «Жизнь за царя» и «Руслан и Людмила». На купоне, объединяющем все марки в единое целое, помещено факсимиле композитора и лист с нотами гимна-марша «Славься» (ЦФА (ИТЦ) #942—944; Михель #1174—1176)
    • 18 июня 2004 года Банк России выпустил памятную монету номиналом 2 рубля
  • В честь М. И Глинки названы:

Основные произведения

М. Глинка и Н. Павлищев «Лирический альбом», 1829 год
Оперы
Симфонические произведения
  • Симфония на две русские темы (1834, окончена и оркестрована Виссарионом Шебалиным)
  • Музыка к трагедии Н. В. Кукольника «Князь Холмский» (1842)
  • Испанская увертюра № 1 «Блестящее каприччи на тему Арагонской хоты» (1845)
  • «Камаринская», фантазия на две русские темы (1848)
  • Испанская увертюра № 2 «Воспоминания о летней ночи в Мадриде» (1851)
  • «Вальс-фантазия» (1839, 1856)
Камерно-инструментальные сочинения
Романсы и песни
  • «Венецианская ночь» (1832)
  • «Я здесь, Инезилья» (1834)
  • «Ночной смотр» (1836)
  • «Сомнение» (1838)
  • «Ночной зефир» (1838)
  • «В крови горит огонь желанья» (1839)
  • свадебная песня «Дивный терем стоит» (1839)
  • «Попутная песня» (1840)
  • «Признание» (1840)
  • «Слышу ли голос твой» (1848)
  • «Заздравный кубок» (1848)
  • «Песнь Маргариты» из трагедии Гете «Фауст» (1848)
  • «Мери» (1849)
  • «Адель» (1849)
  • «Финский залив» (1850)
  • «Молитва» («В минуту жизни трудную») (1855)
  • «Не говори, что сердцу больно» (1856)

Гимн Российской Федерации

Патриотическая песня Михаила Глинки в период с 1991 по 2000 год являлась официальным гимном Российской Федерации.

Адреса в Санкт-Петербурге

  • 2 февраля 1818 — конец июня 1820 года — Благородный пансион при Главном педагогическом институте — набережная реки Фонтанки, 164;
  • август 1820 — 3 июля 1822 года — Благородный пансион при Санкт-Петербургском университете — Ивановская улица, 7;
  • лето 1824 — конец лета 1825 года — дом Фалеева — Канонерская улица, 2;
  • 12 мая 1828 — сентябрь 1829 года — дом Барбазана — Невский проспект, 49;
  • конец зимы 1836 — весна 1837 года — дом Мерца — Глухой переулок, 8, кв. 1;
  • весна 1837 — 6 ноября 1839 года — дом Капеллы — набережная реки Мойки, 20;
  • 6 ноября 1839 — конец декабря 1839 года — офицерские казармы лейб-гвардии Измайловского полка — набережная реки Фонтанки, 120;
  • 16 сентября 1840 — февраль 1841 года — дом Мерца — Глухой переулок, 8, кв. 1;
  • 1 июня 1841 — февраль 1842 года — дом Шуппе — Большая Мещанская улица, 16;
  • середина ноября 1848 — 9 мая 1849 года — дом Училища глухонемых — набережная реки Мойки, 54;
  • октябрь — ноябрь 1851 года — доходный дом Мелихова — Моховая улица, 26;
  • 1 декабря 1851 — 23 мая 1852 — дом Жукова — Невский проспект, 49;
  • 25 августа 1854 — 27 апреля 1856 — доходный дом Е. Томиловой — Эртелев переулок, 7.

Примечания

  1. Державина М. Н.
  2. Ковалёв К.

Ссылки

Литература

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

М.И. Глинка. Художник А.Г. Горавский. 1869 г.

История создания этого полотна раскрывается в письмах А.Г. Горавского к П.М. Третьякову[1].

9 июня 1869

С.-Петербург [2]

Многоуважаемый мною Павел Михайлович!

<...> У сестры родной покойного Глинки я был недели две тому назад, она мне с удовольствием согласилась [предоставить] все имеющиеся у ней данные и рассказала всю биографию его, равно показывала портреты, из коих только опять все-таки с фотографии можно воспользоваться вполне… <...> Есть у нее в альбоме из лучших оттенков жизни Глинки – это чертежи карикатурные Степанова [3], коих она находит похожими и характерными, и тому мне даст приглядываться.

Исполнить портрет я с удовольствием могу за ту же цену – лишь бы только не торопить меня, а именно по возвращении с летнего сезона. Займусь и, конечно, берусь сделать галлерейно, ибо летом имею сильную жажду поучиться над пейзажной натурой <...> Потрудитесь, пожалуйста, сообщить о портрете Глинки, быть может, точно такой величины нужен, как Даргомыжского [4]; тогда мне нужно прислать величину холста. Я забыл снять мерку. <...>

22 октября 1869 [5]

Многоуважаемый мною Павел Михайлович!

Простите, что не так скоро ответил на Ваше письмо, которое получил 10 октября, причиною тому следующее: дорожа Вашею просьбою, после отъезда Вашего через неделю принялся за портрет композитора Глинки с той единственной фотографии, о которой я Вам лично говорил, она хоть очень не дурна, но полутоны полиняли в головке. Нарисовал углем в увеличенном виде на запасном холсте и собрался было писать красками, как вскоре получаю известие от родной сестры Глинки [6], которая вспомнила о превосходнейшем единственном дагерротипном портрете Глинки, снятом в 1852 году, в разгаре его творчества и в самом любимом его постоянном костюме в виде халата, в длинном сюртуке с бархатным воротником и обшлагами, в шляпке с золотою кистью, и что у одной ее родственницы, поклонницы Глинки, хранился, как святыня, сей дагерротип и, если оный уцелел, то постарается мне достать и доставить. То, конечно, я приостановился начинать красками. Спустя же некоторое время действительно с радостью присылает мне упомянутый дагерротип и вместе сожалеет, что оный попортился от времени. Я получая пакет, открываю маленький портрет в коричневой стеклянной овальной рамочке, пристально всматриваюсь и еле-еле вижу маленький лик и одну левую руку; плохо дело! Взял увеличительное стекло и давай всматриваться – и заметил, что весь портрет опорошен пылью и плесенью, то, дождавшись солнечного дня, вскрыл я рамочку и, вынув пластинку, осторожно стал смахивать собольею кисточкою; как вдруг откуда ни возьмись открылся живой человек с превосходными двумя руками красивыми.

Представить Вы себе не можете моего изумления и радости, ибо подобного дагерротипа в жизни своей не случалось видеть; но что за прелестная и умная голова в свободно привычном костюме: сидящий человек, левою рукою, покоющеюся на кушетке, а правой опущенной на бедро, до того типичное и выразительное лицо, просящееся на полотно, что, несмотря на начало прежнего портрета фасом (снятый в [18]56 году) и несмотря на трудность всматриваться в дагерротипную блестящую пластинку, я с радостью предпочел этот и, долго не думавши, взял губку с мыльною водою и смыл до чиста начатое дело и принялся за новое; и вот посылаю Вам маленький эскиз, в котором мотив понятен и верен, но о экспрессии лица судить нельзя, ибо в маленьком эскизе не стоило усиливать труда. Если Вы вздумаете скоро приехать, то только увидите начерченный и вытушеванный углем на холсте сей портрет величиною одинаковый с портретом митрополита Головинского, а именно: в вышину 1 аршин 12 ½ вершков в ширину 1 аршин и 5 ½ вершков – меньше этого размера, по моему убеждению, не следует. Масштаб логично обдуман, мотив также и Вы вполне можете судить по эскизу. Принимаюсь я за этот портрет с особенной жадностью, так хороши данные, лицо из широких планов, черты оного живописнейшие, усы, бакенбарды и борода с сединою расположены живописью без претензии, взгляд умный, добрый и изумительно хорош и на благородном челе насунута шапка бархатная с золотым шитьем и кистью, без которой он покоиться не мог. Словом, все данные для живописи бесподобны, невольно приохочивают и сравнения нету с данными нескольких карточек фотографических Даргомыжского, с которых приходилось мне отыскивать сходство. А для избежания приключений с дагерротипом Глинки, я пластинку вклеил в папку под толстое зеркальное стекло. Знаменитый композитор Михаил Иванович Глинка родился в 1804-м году 20 мая, а скончался в 1957-м г [оду] 3-го февраля в Берлине, и именным указом государя императора могила в Берлине была вскрыта и покойник перевезен в Петербург и похоронен вторично в Невском монастыре. Есть надгробный памятник с изображением из бронзы его профильного барельефного медальона. Фотография фасом, с которой я прежде хотел пользоваться, была снята в 1856 году в мае месяце, а дагерротип, с которого я теперь работаю, снят в 1852-м году.

С фотографии был делан бюст [7], но очень не удачен и не похож, так что сестра Глинки – наследница не захотела распространять продажу бюстов и формы держит у себя, а дагерротип забытый и, по ихнему, испорченный, к тому же втайне скрывавшиеся две руки – никем не был и не мог быть по невнятности трактован. Случайная судьба пала на меня и любознательность открыла живого Глинку, (конечно, без всякой ретуши, как зеркало природы), что и дорого для художника. Имея это и узнавши о колорите, мне более ничего не надо, кроме старания исполнить схожим и художественно галлерейно. Ростом Глинка был 2 аршина и 4 вершка, но голова и плечи довольно большие и лицом полный. Цвет волос темный шапен, с проседью, как у сестры. Глаза темно-серые, впадающие в коричневые, цвет лица между смуглым и белым, впадающий в болезненность. Одним словом, колорит лица и глаз, как у сестры (фамильный). (Натуру мужскую подбираю) Глинка не любил сниматься, а потому обманом сестра его завозила к съемке упомянутых портретов дагерротипных и фотографических. Начинал К.П. Брюллов (1799—1852) с него писать, но по неудаче портрета труд сеанса был уничтожен самим Брюлловым, а есть профиль акварелью в карикатуре, начертанный Степановым — и хранится по сей день в альбоме г-жи Шестаковой, урожденной Глинки. Все нужное разжевано для меня и заботиться более ни о чем не остается, как только с помощью Божею исполнить вещь, дабы вполне обратило внимание ценителей и любителей искусств.<...>

24-го сентября 1870

Почтовая ст[анция] Свислочь [8]

Многоуважаемый мною и дражайший Павел Михайлович!

<...> При всем том, что хотя мало времени я имел в деревне нормального, но хоть немного воспользовался портретом Глинки и, дорогой мой Павел Михайлович, не взыщите с меня, что к означенному Вами сроку не поспеет [9].

Так ли, сяк, оный задуман мною вместе с пейзажем выставить. Мотив, Вами мне заданный, весьма серьезен и дорог для меня, а потому исполнить должен так, как только сил и познаний моих хватит. Хоть мешкотно, но надеюсь, что останетесь вполне довольны. <...>

Январь 1871

С.-Петербург [10]

Многоуважаемый мною Павел Михайлович!

Честь имею поздравить Вас и все семейство Ваше с наступившим, текущим Новым годом. Ожидал вас праздниками в Петербурге лично поздравить, но, вероятно, поездка Ваша отложена до масленицы.

Портрет композитора Глинки весь написан с натуры, и с особенным удовольствием жаждаю строжайших замечаний специалистов и физиономистов. Когда приедете и увидите, то надеюсь, что найдете достойным нарядить в хорошую раму, в которой я считаю почти необходимом маску прописать еще раз à la <...>

28 декабр[я] 1871

вечером

С.-Петербург [11]

Многоуважаемый мною Павел Михайлович!

<...> При сем сообщаю Вам о своей ошибке, аккуратно уплоченной Вами цифре за портреты Бруни и Глинки [12], которая произошла вследствие экспромтного моего назначения Вам цены, не заглянувши в расчетную свою колею, оная была подробно вычислена и замечена на беггровском счету и в особой книжонке, а именно: при запросе Вами [о] вознаграждении [и] труда моего за Глинки и Бруни мне представилось, что деньги те, которые Вы прислали на рамы, были получены мною в виде задаточной суммы на заказанную Вами живопись, и потому наскоро определил Вам цифру: за один 350, а за другой 400. По вычисленному же мной счету трудового, лучшего времени и расходов, а равно имея отчасти в виду повышенную цену жизни петербургской, у меня в подробном счету назначена цифра следующая: за портреты нижеколенные Бруни 400 р[ублей], а за Глинки 500. Ваша же цифра поставлена в заметке моей за Бруни 350, а за Глинки ничего не поставлено, видно, не было упомянуто Вами. Не сердитесь многоуважаемый мною Павел Михайлович, за мою откровенность, которую представляю на Ваше благоусмотрение. Но цены эти, говоря по добросовестности, они все-таки значительно менее прежних моих цен, за которыми я в настоящее время особенно не гонюсь. <...>

14 февраля 1872

утром [13]

Многоуважаемый мною Павел Михайлович!

Спешу сообщить Вам, считая долгом, что третьего дня в Академии был комитет и совершался выбор вещей художественных на Лондонскую Всемирную выставку [14], а так как ко мне на квартиру была прислана [картина] для показания Совету из лучших моих произведений, то я, ожидая Вас со дня на день лично видеть, решился послать через присланных из Академии казенных носильщиков портрет Федора Ант[оновича] Бруни, коего Совет Академии в присутствии Владимира Александровича [15] утвердил послать в Лондон.< …>

Надеюсь, что Вы не рассердитесь за сие распоряжение, ибо я помню Ваши слова, что портрет Бруни для Вашей коллекции не так важен, как Глинки, а потому Глинки портрет я не смел послать в Академию, вспомнивши, что у Вас место над роялем давно ожидает упомянутого портрета. <...>

20 апреля 1872

С.-Петербург [16]

Многоуважаемый мною Павел Михайлович!

Христос воскресе!!!

Честь имею поздравить Вас и все многоуважаемое мною Ваше семейство с наступившими праздниками светло-Христова воскресения при желании здоровья, счастья и провести их в кругу Вашего семейства и добрых знакомых весело. <...>

На большой <...> академической выставке наполнилось столько [произведений — Е.Г.], что в бельэтаже ставить негде и по назначению в[еликого] к[нязя] Владимира Алекс[андровича] Совет рассортировал. Лучшие вещи, 1-го и 2-го номеров, оставить в бельэтаже в двух залах, а похуже наверху, в залах с верхним светом. <...>

Относительно же моих произведений нужно подождать конца суждений и разноголосых отзывов. Насколько покамест слышно между специалистами разного суждения, в сборищах клубов художеств [17] и ученических и в академических субботах, то из портретной живописи признают лучшими Глинки и графчика [А.Л.] Шереметьева и один портрет Шервуда работы [18]. <...>

Редактор Ф. И. Иордан [19] заявил мне, чтобы в Венской всемирной выставке в 1873 году выставить Глинки портрет, то я ответил, что это будет зависеть от властителя П. М. Третьякова, а покамест ничего верного сам я не могу определить. <...>

24 июня 1872

Село – Уборки [20]

Многоуважаемый мною Павел Михайлович!

Письмо Ваше получил я 30 мая, еще в Петербург, а отвечаю теперь из деревни. <...>

Касательно опрометчивой ошибки моей насчет цены, взятой от Вас, я к Вам прежде писал подробно и откровенно, как к другу и отнюдь не желая напрасно воспользоваться прибавкой, а представляя Вам свою ошибку на Ваше собственное же благоусмотрение, с коим мнением остаюсь и в настоящую минуту, так как то письмо было написано без всяких посторонних советчиков и набивателей цен и никому из любителей и поклонников Глинки я ровно никого не заискивал в показание, и хотя бы ценили портрет втрое дороже, то моего убеждения не отвергли бы. Так как настоящий покупатель и оценщик тот, кто на деле платит исправно, а не словами цену большую сулит. К тому же если бы и действительно я в душе чувствовал, что мне от Вас произошла малая оценка труда, то все-таки всегда с полным убеждением и благодарностью приму от Вас скорее полцены, чем от другого целую. Потому именно, что Вы единственный у нас, который двигает и поощряет труд талантливых художников, то есть братьев моих. В этом и тут я чувствую и получаю заплату себе, а благодарность, уважение и святость к Вашей особе, истинно, в чувствах моих неизменных к вам навсегда. <...>

Пока не удалось установить, какими путями, в какие годы портрет М.И. Глинки работы А.Г. Горавского попал в Московскую консерваторию.


[1] См.: Письма художников Павлу Михайловичу Третьякову. М.: Государственное издательство «Искусство». Т. 1. 1960; Т. 2. 1968. В т. 1 письма подготовлены к печати и примечания к ним составлены научными сотрудниками Государственной Третьяковской галереи Н.Г. Галкиной, М.Н. Григорьевой, в т. 2 к ним присоединилась Н.Л Приймак. Сохранены все особенности орфографии и пунктуации, характерные для данного издания, которое в дальнейшем будет называться сокращенно — Письма.

[2] Письма. Т. 1. С. 244–245.

[3] Портреты-шаржи Н.А. Степанова (1807 — 1877).

[4] Портрет А.С. Даргомыжского (1813 — 1869) А.Г. Горавский написал по заказу П.М. Третьякова в марте — апреле 1869 года. См.: Письма. Т. 1. С. 229–230, 232, 234. Дальнейшая судьба портрета неизвестна.

См.: Письма. Т. 2. С. 445.

[5] Письма. Т. 1. С. 261–263.

[6] Л.И. Шестаковой.

[7] Очевидно, Горавский имеет в виду бюст М.И. Глинки, исполненный скульптором Ф.Ф. Каменским (1836—1913). Письма. Т. 1. С. 346.

[8] Письма. Т. 2. С. 25–26. Свислочь — почтовая станция Минской губернии. См.: Письма. Т. 2. С. 86.

[9] В примечаниях к письмам отмечается, что «портрет Глинки с трудом давался Горавскому, и он, сдав его П.М. Третьякову в 1869 г., несколько раз брал для доработки, закончив его в 1871 г.» (Письма. Т. 2. С. 434-435).

[10] Письма. Т. 2. С. 38–39.

[11] Письма. Т. 2. С. 60–61.

[12]«Невозможно определить сумму, уплаченную за каждый из портретов, так как в списке с обозначением сумм, уплаченных за картины, рукой П. М. Третьякова значится: в 1871–1872 г.г. «Горавскому 875». Это, очевидно, цена портретов, так как ничего больше П.М. Третьяков в эти годы у А.Г. Горавского не приобретал» (Письма. Т. 2. Примечания. С. 445).

[13] Письма. Т. 2. С. 67.

[14] «Впервые Россия приняла участие во Всемирной выставке в Лондоне в 1862 г. В 1872 г. по желанию Александра II Академия художеств вновь участвовала в Лондонской (Кенсингтонской) выставке» (Письма. Т. 2. Примечания. С. 447).

[15] Президент Совета Академии, великий князь (прим. Е.Г.).

[16] Письма. Т. 2. С. 73–75.

[17] «Встречи художников происходили по пятницам в Художественном клубе, существовавшем с 1863 по 1877 г. в Петербурге» (Письма. Т. 2. Примечания. С. 450).

[18] Шервуд Владимир Осипович (1832 — 1897) — портретист, скульптор, архитектор (см.: Письма. Т. 2. Примечания. С. 451).

[19] Иордан Федор Иванович (1800–1883) — гравер. С 1871 г. — ректор классов по живописи и скульптуре в Академии художеств (см.: Письма. Т. 2. Примечания. С. 451).

[20] Письма. Т. 2. С. 84–86.

www.mosconsv.ru

Михаил Иванович Глинка (Mikhail Glinka)

Mikhail Glinka

Нам предстоит задача серьезная! Выработать собственный свой стиль и проложить для оперной русской музыки новую дорогу.
М. Глинка

Глинка... в такой степени соответствовал потребностям времени и коренной сущности своего народа, что начатое им дело процвело и выросло в самое короткое время и дало такие плоды, каких неизвестно было в нашем отечестве в продолжение всех столетий его исторической жизни.
В. Стасов

В лице М. Глинки русская музыкальная культура впервые выдвинула композитора мирового значения. Опираясь на многовековые традиции русской народной и профессиональной музыки, достижения и опыт европейского искусства, Глинка завершил процесс формирования национальной композиторской школы, завоевавшей в XIX в. одно из ведущих мест в европейской культуре, стал первым русским композитором-классиком. В своем творчестве Глинка выразил передовые идейные устремления времени. Его произведения проникнуты идеями патриотизма, верой в народ. Подобно А. Пушкину, Глинка воспел красоту жизни, торжество разума, добра, справедливости. Он создал искусство, настолько гармоничное и прекрасное, что им не устаешь восхищаться, открывая в нем все новые и новые совершенства.

Что же формировало личность композитора? Об этом Глинка пишет в своих «Записках» — замечательном образце мемуарной литературы. Главными впечатлениями детства он называет русские песни (они были «первою причиною того, что впоследствии я стал преимущественно разрабатывать народную русскую музыку»), а также крепостной оркестр дяди, который он «любил более всего». Мальчиком Глинка играл в нем на флейте и скрипке, став старше, дирижировал. «Живейшим поэтическим восторгом» наполняли его душу колокольные звоны и церковное пение. Юный Глинка неплохо рисовал, страстно мечтал о путешествиях, отличался живостью ума и богатой фантазией. Два великих исторических события явились для будущего композитора важнейшими фактами его биографии: Отечественная война 1812 г. и восстание декабристов в 1825 г. Они определили основную идею творчества («Отчизне посвятим души прекрасные порывы»), а также политические убеждения. По словам друга юности Н. Маркевича, «Михаило Глинка... не сочувствовал никаким Бурбонам».

Благотворное влияние на Глинку оказало пребывание в Петербургском Благородном пансионе (1817-22), славившемся прогрессивно мыслящими преподавателями. Его воспитателем в пансионе был В. Кюхельбекер, будущий декабрист. Юность протекала в атмосфере пылких политических и литературных споров с друзьями, причем кое-кто из близких Глинке людей после разгрома восстания декабристов оказался среди сосланных в Сибирь. Недаром Глинка был подвержен допросу относительно связей с «бунтовщиками».

В идейно-художественном формировании будущего композитора немалую роль сыграла русская литература с ее интересом к истории, творчеству, жизни народа; непосредственное общение с А. Пушкиным, В. Жуковским, А. Дельвигом, А. Грибоедовым, В. Одоевским, А. Мицкевичем. Разнообразными были и музыкальные впечатления. Глинка брал уроки фортепианной игры (у Дж. Филда, а затем у Ш. Майера), учился пению, игре на скрипке. Часто бывал в театрах, посещал музыкальные вечера, музицировал в 4 руки с братьями Виельгорскими, А. Варламовым, начал сочинять романсы, инструментальные пьесы. В 1825 г. появился один из шедевров русской вокальной лирики — романс «Не искушай» на стихи Е. Баратынского.

Немало ярких художественных импульсов дали Глинке путешествия: поездка на Кавказ (1823), пребывание в Италии, Австрии, Германии (1830-34). Общительный, пылкий, увлекающийся юноша, доброту и прямодушие сочетавший с поэтической чувствительностью, он легко обзаводился друзьями. В Италии Глинка сблизился с В. Беллини, Г. Доницетти, встречался с Ф. Мендельсоном, позже среди его друзей появятся Г. Берлиоз, Дж. Мейербер, С. Монюшко. Жадно впитывая разнообразные впечатления, Глинка серьезно и пытливо учился, завершив музыкальное образование в Берлине у известного теоретика З. Дена.

Именно здесь, вдали от родины, Глинка в полной мере осознал свое истинное предназначение. «Мысль о национальной музыке... более и более прояснялась, возникло намерение создать русскую оперу». Этот замысел осуществился по возвращении в Петербург: в 1836 г. была завершена опера «Иван Сусанин». Ее сюжет, подсказанный Жуковским, давал возможность воплотить чрезвычайно увлекавшую Глинку идею подвига во имя спасения родины. Это было новым: во всей европейской и русской музыке не появлялось героя-патриота, подобного Сусанину, образ которого обобщает лучшие типические черты национального характера.

Героическая идея воплощается Глинкой в формах, характерных для национального искусства, на основе богатейших традиций русской песенности, русского профессионального хорового искусства, которые органично соединились с закономерностями европейской оперной музыки, с принципами симфонического развития.

Премьера оперы 27 ноября 1836 г. была воспринята передовыми деятелями русской культуры как событие большого значения. «С оперой Глинки является... новая стихия в Искусстве, и начинается в его истории новый период — период Русской музыки», — писал Одоевский. Высоко оценили оперу русские, позже зарубежные, писатели и критики. Пушкин, присутствовавший на премьере, написал четверостишие:

Слушая сию новинку,
Зависть, злобой омрачась,
Пусть скрежещет, но уж Глинку
Затоптать не может в грязь.

Успех окрылил композитора. Сразу же после премьеры «Сусанина» началась работа над оперой «Руслан и Людмила» (на сюжет поэмы Пушкина). Однако всевозможные обстоятельства: неудачная женитьба, завершившаяся разводом; высочайшая милость — служба в Придворной певческой капелле, отнимавшая много сил; трагическая гибель Пушкина на дуэли, разрушившая планы совместной работы над произведением, — все это не благоприятствовало творческому процессу. Мешала бытовая неустроенность. Некоторое время Глинка жил у драматурга Н. Кукольника в шумном и веселом окружении кукольниковской «братии» — художников, поэтов, изрядно отвлекавших от творчества. Несмотря на это, работа продвигалась, а параллельно появлялись и другие произведения — романсы на стихи Пушкина, вокальный цикл «Прощание с Петербургом» (на ст. Кукольника), первый вариант «Вальса-фантазии», музыка к драме Кукольника «Князь Холмский».

К этому же времени относится деятельность Глинки в качестве певца и вокального педагога. Он пишет «Этюды для голоса», «Упражнения для усовершенствования голоса», «Школу пения». Среди его учеников С. Гулак-Артемовский, Д. Леонова и др.

Премьера «Руслана и Людмилы» 27 ноября 1842 г. принесла Глинке немало тяжелых переживаний. Враждебно встретила оперу аристократическая публика во главе с императорской фамилией. Да и среди сторонников Глинки мнения резко разделились. Причины сложного отношения к опере заключаются в глубоко новаторской сущности произведения, с которое начался неведомый ранее Европе сказочно-эпический оперный театр, где в причудливом переплетении предстали разнообразные музыкально-образные сферы — эпическая, лирическая, восточная, фантастическая. Глинка «на былинный лад распел пушкинскую поэму» (Б. Асафьев), причем неторопливое развертывание событий, основанное на смене красочных картин, было подсказано пушкинскими словами: «Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой». Как развитие самых сокровенных идей Пушкина предстали в опере и другие ее черты. Солнечная музыка, воспевающая любовь к жизни, веру в торжество добра над злом, перекликается со знаменитым «Да здравствует солнце, да скроется тьма!», а яркий национальный стиль оперы как бы вырастает из строк пролога; «Там русский дух, там Русью пахнет». Несколько последующих лет Глинка провел за границей в Париже (1844-45) и в Испании (1845-47), специально изучив перед поездкой испанский язык. В Париже с большим успехом прошел концерт из произведений Глинки, по поводу которого он писал: «...Я первый русский композитор, который познакомил парижскую публику со своим именем и своими произведениями, написанными в России и для России». Испанские впечатления вдохновили Глинку на создание двух симфонических пьес: «Арагонская хота» (1845) и «Воспоминание о летней ночи в Мадриде» (1848-51). Одновременно с ними в 1848 г. появилась знаменитая «Камаринская» — фантазия на темы двух русских песен. С этих произведений, равно «докладных знатокам и простой публике», ведет свое начало русская симфоническая музыка.

Последнее десятилетие жизни Глинка жил попеременно в России (Новоспасское, Петербург, Смоленск) и за рубежом (Варшава), Париж, Берлин). Атмосфера все сгущавшегося глухого недоброжелательства угнетающе действовала на него. Лишь небольшой круг истинных и горячих почитателей поддерживал его в эти годы. Среди них А. Даргомыжский, дружба с которым началась еще в период постановки оперы «Иван Сусанин»; В. Стасов, А. Серов, молодой М. Балакирев. Творческая активность у Глинки заметно снижается, однако новые веяния в русском искусстве, связанные с расцветом «натуральной школы», не прошли мимо его внимания к определили направление дальнейших художественных поисков. Он начинает работу над программной симфонией «Тарас Бульба» и оперой-драмой «Двумужница» (по А. Шаховскому, незаконч.). Одновременно возник интерес к полифоническому искусству эпохи Возрождения, мысль о возможности связать «Фугу западную с условиями нашей музыки узами законного брака». Это вновь привело Глинку в 1856 г. в Берлин к З. Дену. Начался новый этап творческой биографии, которому не суждено было завершиться... Глинка не успел осуществить многое из того, что было задумано. Однако его идеи получили развитие в творчестве русских композиторов последующих поколений, начертавших на своем художественном знамени имя основоположника русской музыки.

О. Аверьянова

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

Дата рождения

01.06.1804

Дата смерти

15.02.1857

Профессия

композитор

Страна

Россия

просмотры: 69540
добавлено: 04.12.2010

вам может быть интересно

Произведения

Публикации

Главы из книг

Записи

www.belcanto.ru

М. И. Глинка - Композиторы - Композиторы - Фото, портреты композиторов

Михаил Иванович Глинка родился 1 июня 1804 года в селе Новоспасском Смоленской губернии, в имении своего отца. Десяти лет начал учиться игре на фортепьяно и скрипке.

В 1817 году родители привозят Глинку в Петербург и помещают в Благородный пансион при Педагогическом институте. В Петербурге Глинка берет уроки у крупнейших музыкантов, в том числе у пианиста и композитора Дж. Фильда. По окончании пансиона в 1822 году он усиленно занимается музыкой: изучает западноевропейскую музыкальную классику, участвует в домашнем музицировании в дворянских салонах, иногда руководит оркестром дяди.

В 1830 году композитор уезжает за границу - сначала в Италию, затем в Австрию и Германию. В Италии он изучает прославленный вокальный стиль bel canto и сам много сочиняет в "итальянском духе". В 1833 - 1834 годах Глинка живет в Германии и под руководством немецкого теоретика З. Дена работает в области композиции, полифонии, инструментовки. Ден, один из передовых теоретиков своего времени, обобщил и привел в систему все накопленные Глинкой практические знания.

В 1834 году Глинка возвращается в Россию с новыми произведениями и обширными планами создания русской национальной оперы. После долгих поисков сюжета для оперы Глинка, по совету Жуковского, останавливается на предании об Иване Сусанине. Вскоре после постановки "Ивана Сусанина" Глинка назначается капельмейстером Придворной певческой капеллы, которой он руководит в течение двух лет.

В 1844 году Глинка уезжает во Францию, а затем в Испанию. Творческим результатом этой поездки явились испанские увертюры - "Арагонская охота" (1845) и "Ночь в Мадриде" (1848), написанные на испанские народные темы.

По возвращении из-за границы он создает свое значительнейшее симфоническое произведение - "Камаринскую" (1848), в которой по словам Чайковского, "как дуб в желудке", - вся русская симфоническая школа. В 1852 году Глинка вновь уезжает за границу, где проводит с небольшим перерывом последние годы своей жизни. Михаил Иванович Глинка скончался 15 февраля 1857 года в Берлине. Впоследствии тело композитора было перевезено в Петербург.

Глинка считается родоначальником русской классической музыки, зачинателем двух новых направлений русской оперы (народная музыкальная драма и опера-сказка), он заложил основы русского симфонизма, его романсы являются классическими образцами этого жанра.

uroku.ucoz.ru

ГЛИНКА

М. И. Глинка. Портрет худож. К.П. Брюллова. 1840 (?) г.


М. И. Глинка. Портрет худож. К.П. Брюллова. 1840 (?) г. Михаил Иванович (20.05.1804, с. Новоспасское Ельнинского у. Смоленской губ. - 3.02.1857, Берлин), рус. композитор, основоположник рус. классической музыки. Произведения Г. определили общенациональное и мировое значение рус. муз. культуры. Композитор обобщил традиции народной песенности (старинной крестьянской песни и городского фольклора), древнерус. церковнопевч. искусства, достижения рус. композиторского искусства XVIII - нач. XIX в.

Первые яркие муз. впечатления Г. связаны с колокольным звоном, к-рому он старался подражать в бытовых условиях («на медных тазах»), и с народной песней. Г. любил слушать концерты крепостного оркестра, участвовал в них. Начальное домашнее муз. образование Г. продолжил во время учебы в Благородном пансионе (1818-1822), занимаясь с Дж. Фильдом, Ш. Майером. В 20-х гг. Г. пользовался известностью у любителей музыки как певец и пианист, автор романсов. Посещая Италию (1830-1833), Берлин (1833-1834, 1856-1857), Париж (1844-1845, 1852-1854), Испанию (1845-1847), Варшаву (1848, 1849-1851), он знакомился с муз. жизнью крупнейших европ. центров, овладевал опытом мировой муз. культуры.

В зрелый период творчества Г. создал 2 крупнейшие оперы: «отечественную героико-трагическую» «Жизнь за царя» (1836) и сказочно-эпическую «Руслан и Людмила» (1842), в к-рой соединились фривольно-иронический характер поэзии Пушкина и откровенно чувственная окраска музыки Г. Идею создания «русской оперы» на сюжет об Иване Сусанине, отвечавшую размышлениям Г. о национальной музыке, композитору предложил В. А. Жуковский (его поэтический текст «Ах, не мне бедному, ветру буйному» использован в трио с хором из 1-й картины Эпилога). По свидетельству кн. В. Ф. Одоевского, первоначально она была задумана как сценическая оратория «Иван Сусанин» (возможно, под впечатлением «Думы» К. Ф. Рылеева с той же сюжетной основой - Стасов В. В. Новые мат-лы для биографии М. И. Глинки: Два письма кн. В. Ф. Одоевского // Ежег. имп. театров. 1892-1893. С. 472-473). Значительная часть либретто, написанного бароном Е. Ф. Розеном (фрагменты текста принадлежат Н. В. Кукольнику, В. А. Соллогубу), приспосабливалась к уже созданной Г. музыке. Как в 1-й (поставлена в 1836), так и во 2-й (поставлена в 1837) редакции опера «Жизнь за царя» сохранила жанровые признаки оратории, проявившиеся прежде всего в значимости конструктивной и смысловой функции хора (хоровое обрамление оперы в виде Интродукции и Эпилога, хоры крестьян, хоры поляков во 2-м, «польском», действии и в сцене в лесу из 4-го действия). Хор (народ) и герои одновременно представляют как историческую, так и идеальную мистическую реальность. Мистериальный характер оперы воплощается в представлении об идеальном отечестве («Высок и свят наш царский дом и крепость Божия кругом! Под нею сила Руси цела, а на стене в одежде белой стоят крылатые вожди» - 3-е действие, сцена в избе Сусанина с поляками) и о семье как о его точном отражении, о богоданном государе и царе - народном избраннике («Сам Господь его нам в цари пожаловал, Сам Господь царя отстоит от врагов. Силами небесными. Отстоит» - 4-е действие, сцена у ворот мон-ря) и в почти агиографических образах Вани, отрока-сироты и вестника-ангела («Голос мой, что колокол, прозвучит, услышат все, даже мертвые» - Там же), защитившего законного царя, и народного героя, крестьянина Ивана Сусанина, принесшего себя в жертву царю и отечеству («Господь, меня Ты подкрепи, в мой горький час, в мой страшный час, в мой смертный час», «Во правде дух держать, и крест свой взять» - 4-е действие, сцена в лесу). Оригинальность, новизна, высокий профессионализм оперы и ее значимость для рус. культуры были оценены в шуточной стихотворной форме Жуковским, кн. П. А. Вяземским, А. С. Пушкиным, гр. М. Ю. Виельгорским (к-рый вместе с кн. В. Ф. Одоевским положил этот текст на музыку в форме канона), а также со всей серьезностью франц. критиком А. Мериме (письма из Москвы от 1840, опубл. в марте 1844 в «Revue de Paris»): «Это более чем опера, это национальная эпопея, это музыкальная драма, возведенная на благородную высоту своего первоначального назначения, когда она была еще не легкомысленной забавой, а обрядом патриотическим и религиозным». В музыке оперы органично соединились национальные хоровые традиции (церковного, в т. ч. раннего партесного, и крестьянского многоголосия), высокий стиль западноевроп. хорового письма (Г. Ф. Гендель, Л. ван Бетховен), знание сольной вокальной техники (претворение на рус. почве культуры бельканто), мастерство оркестрового письма.

Высокий профессиональный уровень отличает и произведения Г. др. жанров: романсы, в к-рых Г. добился полной гармонии музыки и поэтического текста и впервые достиг уровня поэзии Пушкина («Я помню чудное мгновенье», вокальный цикл «Прощание с Петербургом»), «Вальс-фантазия» (написан для фортепиано в 1839, оркестровка ред. 1856), музыка к трагедии Н. В. Кукольника «Князь Холмский» (1840).

Под впечатлением путешествия в Испанию возникли оркестровые увертюры Г. «Арагонская хота» (1845) и «Ночь в Мадриде» (1848, 2-я ред. 1851), отличающиеся филигранностью, прозрачностью и точностью оркестрового письма и положившие начало жанровому симфонизму, впосл. развитому композиторами «Могучей кучки». В «русском скерцо» для оркестра «Камаринская» (Варшава, 1848) Г. раскрыл особенности национального муз. мышления, синтезировал богатство народной музыки и высокий профессионализм. Его сочинениям свойственны аристократически безупречный вкус, отточенность форм, артистизм.

В 1837-1839 гг. Г. служил капельмейстером Придворной певческой капеллы и занимался муз. образованием певчих. С апр. по сент. 1838 г. находился в Малороссии, подбирая певчих для капеллы. В 1837 г., желая «испытать силы свои в церковной музыке» (Записки. С. 280), Г. написал «Херувимскую песнь» на 6 голосов в стиле рус. хорового концерта кон. XVIII - нач. XIX в. (фрагменты черновых автографов хранятся в ОР ГПБ. Ф. 190. № 11. Л. 42-43; № 67. Л. 1 об.). В этом же стиле была начата, но не завершена хоровая фуга (возможно, ею является фуга «Хваля, призову Господа», автограф в ОР ГПБ. Ф. 190. № 11. Л. 34-39 об.). Сложившиеся в XVIII - нач. XIX в. традиции церковного пения, по-видимому, не удовлетворяли Г.

В формировании представлений композитора об отечественной духовной музыке немалую роль могли сыграть поездки в Малороссию, знакомство с лучшими церковными хорами, регентами, певчими. Именно в это время Г. «впервые серьезно задумался о судьбах православного богослужебного пения вообще и о путях его реформы» (Тышко, Мамаев. С. 41). Весной 1838 г. изучал круг церковного пения. В 40-х гг. в беседах с В. Ф. Одоевским, В. В. Стасовым Г. нередко обсуждал вопросы ладовой организации древнерус. напевов, отмечая ее сходство с церковными ладами западноевроп. средневек. музыки, а также и национальную специфику. Причиной серьезных размышлений Г. о рус. духовной музыке стало общение в 1855 г. со свт. Игнатием (Брянчаниновым), в то время настоятелем Троице-Сергиевой пуст. под С.-Петербургом. Свои «соображения насчет отечественной церковной музыки» Г. намеревался высказать еп. Игнатию при встрече, и они остались незафиксированными (Письма. Т. 2Б. С. 95). Отголоски бесед с Г., возможно, содержатся в ст. свт. Игнатия «Христианский пастырь и христианин-художник», посвященной вопросу церковности муз. творчества (БТ. 1996. Сб. 32. С. 278-281).

Для монахов Троице-Сергиевой пуст. весной 1856 г. Г. написал «Ектении» для альта, 2 теноров и баса и «Да исправится молитва моя» греческого распева для 2 теноров и баса, к-рые, по словам Г., «произвели некоторый успех» (Письма. Т. 2Б. С. 142-143). Первое песнопение, опубликованное изд-вом Юргенсона в 1878 г. под названием «Ектения первая», вероятно, является великой ектенией для литургии. Эти песнопения отличает опора на диатонику, ладовая переменность, плагальность, вариационность, свойственные рус. музыке. В «Да исправится молитва моя» Г. открывает новые пути мелодико-гармонической обработки, в частности, обращается к трехголосию, поскольку ясность, прозрачность фактуры была для Г. одним из критериев красоты звучания. В «Заметках об инструментовке» он писал о предпочтении гармонии «сколько можно реже четырехголосной - всегда несколько тяжелой, запутанной» (Т. 1. С. 183). Переложение Г. качественно отличается от переложений его современников А. Ф. Львова, Н. М. Потулова. Свящ. Михаил Лисицын в 1902 г. писал, что «Да исправится молитва моя» является «откровением, из которого черпала и черпает вся масса перелагателей до сих пор» (Лисицын М. А. Современная и новейшая церк. музыка // Музыка и пение. 1902. № 2. С. 2).

В 1856 г. Г. изучал теорию церковных тонов и строгий стиль письма западноевроп. средневековья и Ренессанса в Берлине у теоретика З. В. Дена. «Всемогущий может сподобить меня произвести церковную русскую музыку» - такова основная мысль писем Г. из Берлина в 1856 г. (Письма. Т. 2Б. С. 153). Г. оставил работу над симфонией «Тарас Бульба», поиск рус. национального стиля всецело перешел в область богослужебного пения. С целью создания «Литургии Иоанна Златоуста на 3 и 2 голоса не для хора, а для причетников» (Письмо В. П. Энгельгардту от 11 июля (29 июня) 1856 - Т. 2Б. С. 142-143) Г. привез в Берлин собрание старинных напевов. В стиле буд. сочинения должны были соединиться принципы церковного и народного муз. творчества в условиях «опрятного» (грамотного, логичного) письма. Однако оставался открытым важнейший вопрос о соотношении полифонической техники строгого письма, в т. ч. канонов, с национальным колоритомбуд. сочинения.

В берлинских черновиках Г. сохранились 4 варианта «Христос Воскресе», в одноголосном и 3-голосном изложениях (Учебные работы. С. 112). Один из многоголосных вариантов сопровождает надпись: «Как он поется обыкновенно дьячками и народом». К 2 другим можно отнести слова композитора: «Как я хотел сделать для дьячков и народа». Отличия гармонизации Г. от «дьячковско-народной» состоят в том, что не везде выдержана терцовая втора, более широко развернута мелодия баса, гармонический минор заменен натуральным, нет параллелизмов всех голосов.

Г. не успел осуществить свои замыслы, но им была заложена основа для последующего развития духовной музыки в творчестве П. И. Чайковского, С. И. Танеева, Н. А. Римского-Корсакова, А. Д. Кастальского и др. композиторов кон. XIX - нач. XX в.

По настоянию сестры Г., Л. И. Шестаковой, композитор был перезахоронен в Александро-Невской лавре в С.-Петербурге, однако памятник ему на кладбище в Тегеле сохранился до наст. времени.

Соч.: Записки. Л., 1930. М., 2004; Заметки об инструментовке // ПСС: Лит. произв. и переписка. М., 1973. Т. 1; Письма // Там же. М., 1975. Т. 2А; 1973. Т. 2Б; Учебные работы: Упражнения в церк. ладах // Собр. соч.: В 18 т. М., 1969. Т. 17. Лит.: Одоевский В. Ф. К вопросу о древнерус. песнопении // День. 1864. № 17. С. 6-9; Компанейский Н. И. Влияние соч. Глинки на церк. музыку // РМГ. 1904. № 19/20. Стб. 494-503; Канн-Новикова Е. И. М. И. Глинка: Новые мат-лы и док-ты. М., 1950. Вып. 1; Стасов В. В. М. И. Глинка. М., 1953; Глинка в восп. современников / Под общ. ред. А. А. Орловой. М., 1955; Левашев Е. М. Традиц. жанры правосл. певч. искусства в творчестве рус. композиторов от Глинки до Рахманинова: 1825-1917: Нотогр. справ. М., 1994. С. 6-8, 31; Плотникова Н. Ю. Опыты и замыслы М. И. Глинки в рус. духовной музыке // Дни слав. письменности и культуры: Мат-лы Всерос. науч. конф. Владивосток, 1998. С. 142-149; Тышко С. В., Мамаев С. Г. Странствия Глинки: Коммент. к «Запискам». К., 2000. Ч. 1: Украина; Деверилина Н. В., Королева Г. К. «Я открою вам сердце мое». Смоленск, 2001; Глинка Е. А. Письма. М., 2002; Плотникова Н. Ю. Войти во двор Христов // Культурно-просветительная работа («Встреча»). 2004. № 5. С. 15-17.

Н. Ю. Плотникова, И. Е. Лозовая

www.pravenc.ru

Михаил Иванович Глинка

Михаил Иванович Глинка

В 1804 году 20 мая в Смоленской губернии в семье помещика Ивана Николаевича Глинки родился мальчик, которому суждено было стать основоположником русской классической музыки. От роду ребенок был слабым и болезненным. Все детство он провел в окружении женщин. Такое влияние естественно отразилось на характере Глинки, и без того очень мягком. Впоследствии мягкость его характера часто переходила в слабость и беспомощность в житейских делах.

Одним из самых ярких первых музыкальных впечатлений мальчика было церковное пение и колокольный звон. По праздникам Мишу водили в церковь. Возвращаясь домой он набирал медные тазы, и подолгу звонил в них, подражая церковным колоколам. В семилетнем возрасте, когда мальчик бывал в городе, он безошибочно мог отличить звон каждой церкви. Музыка производила на маленького Глинку потрясающее впечатление. Однажды на уроке рисования учитель, заметив рассеянность Миши спросил его – “ Вы, наверно, все думаете о вчерашней музыке.”- “Что же делать, - отвечал мечтательный мальчик, - музыка - душа моя”. Играть на скрипке Мишу учил крепостной скрипач, а на фортепиано гувернантка. Однако музыкальные занятия в домашних условиях были далеки от совершенства.

В 1817 году семья Глинки переехала в Петербург. Там Михаила определили в Благородный пансион при Педагогическом институте. В студенческие годы Глинка часто посещал театр, увлекаясь балетом и оперой. Во время летних каникул он упражнялся в дирижировании с крепостным оркестром своего дяди.

После окончания пансиона Глинка получил должность помощника секретаря в канцелярии совета  путей сообщения. Служба не обременяла композитора, и он продолжал заниматься главным делом своей жизни - музыкой. Вскоре из-за конфликта с начальством Глинка был вынужден уйти в отставку, однако это событие ни сколько не огорчило композитора. К тому времени его произведения уже издавались, он был широко известен в Петербурге как композитор и вращался  в  высшем  Петербургском обществе (гр.  М. Ю. Виельгорский, Толстые, Штерич, князья Голицыны). Так безоблачно проходили молодые годы композитора. Казалось, впереди его ожидает самое светлое будущее. Единственное, что омрачало его жизнь в эти годы – это болезнь. Чем в действительности был болен Глинка, мы не имеем достоверных сведений, как и не имели их врачи, лечившие композитора. После тщетных попыток докторов поправить здоровье Глинки, его отправляют за границу.

В 1830 году композитор  уезжает в Италию. Живя в Милане, Глинка восхищается  итальянской музыкой. В этот период им написано большое количество арий в итальянской манере. Но вскоре первые впечатления  стали терять свою прелесть. Глинка сделал вывод, что при всей привлекательности  итальянской музыки, в ней не хватает глубины.  В конце концов, композитором овладело чувство тоски по России и по русскому искусству. Так вдали от Родины у Глинки  возникла идея создания русской национальной музыки.

В 1834 году Михаил Иванович вернулся в Петербург, и с увлечением принялся за сочинение оперы о патриотическом подвиге русского народа в образе Ивана Сусанина. Сюжет  подсказал композитору поэт Жуковский. Опера “Жизнь за царя” была восторженно принята публикой, и укрепила славу композитора.

В 1837 году Глинку назначают капельмейстером в придворной Певческой капелле (В наши дни Санкт- Петербургская капелла носит имя этого великого композитора.) Глинка находится в расцвете своего творчества. Но его жизнь омрачает неудачная женитьба.

Разлад с женой действовал на ранимую душу композитора угнетающе, и в итоге привел к публичному разводу, что весьма плохо отразилось на репутации Глинки. От всех жизненных переживаний композитор спасается работой над оперой “Руслан и Людмила”.

Пять лет шла работа над этим произведением. Однако всем, кому он показывал оперу, опера не нравилась. Глинка был разочарован, он с горечью говорил: “Из ”Руслана” я мог бы сделать десять таких опер, как “Жизнь за царя”. Постановка оперы получилась очень слабая. В следующем сезоне оперу и вовсе убрали из репертуара театра. При таких грустных обстоятельствах композитор покинул Россию.

На этот раз Глинка уезжает во Францию и Испанию. В Париже Михаил Иванович знакомится со знаменитым французским композитором Гектором Берлиозом.

В 1857 году Глинка простудился. Болезнь развивалась очень быстро, и 3 февраля композитор  скончался в Берлине. Его прах перевезли в Петербург и похоронили на кладбище Александро-Невской лавры. 


www.portal-slovo.ru

Михаил Глинка - это... Что такое Михаил Глинка?

Михаи́л Ива́нович Гли́нка (20 мая (1 июня) 1804 — 3 (15) февраля 1857) — русский композитор, основоположник русской классической музыки.

Биография

Детские и юношеские годы

Михаил Глинка родился 20 мая (1 июня н. ст.) 1804 года в селе Новоспасском Смоленской губернии, в имении своего отца, отставного капитана Ивана Николаевича Глинки. До шести лет воспитывался бабушкой (по отцу) Фёклой Александровной, которая полностью отстранила мать Михаила от воспитания сына. Михаил рос нервным, мнительным и болезненным баричем-недотрогою — «мимозой», по собственной характеристике Глинки. К счастью для мальчика, бабушкино воспитание, грозившее превратить его в жалкого, изнеженного недоросля, было прервано её смертью. Михаил снова перешёл в полное распоряжение матери, приложившей все усилия, чтобы стереть следы прежнего. С десяти лет Михаил начал учиться игре на фортепиано и скрипке. Первой учительницей Глинки была приглашённая из Санкт-Петербурга гувернантка Варвара Федоровна Кламер.

В 1817 году родители привозят Михаила в Санкт-Петербург и помещают в Благородный пансион при Главном педагогическом институте (в 1819 году переименован в Благородный пансион при Санкт-Петербургском университете), где его гувернёром был поэт, декабрист В. К. Кюхельбекер. В Петербурге Глинка берет уроки у крупнейших музыкантов, в том числе у ирландского пианиста и композитора Джона Филда. В пансионе Глинка заводит знакомство с А. С. Пушкиным, который приходил туда к своему младшему брату Льву, однокласснику Михаила. Их встречи возобновились летом 1828 года и продолжались вплоть до кончины поэта.

Творческие годы

1822—1835

По окончании в 1822 году пансиона Михаил Глинка усиленно занимается музыкой: изучает западноевропейскую музыкальную классику, участвует в домашнем музицировании в дворянских салонах, иногда руководит оркестром дяди. В это же время Глинка пробует себя в качестве композитора, сочиняя вариации для арфы или фортепиано на тему из оперы австрийского композитора Йозефа Вайгля «Швейцарское семейство». С этого момента Глинка всё больше внимания уделяет композиции и вскоре уже сочиняет чрезвычайно много, пробуя свои силы в самых разных жанрах. В этот период им были написаны хорошо известные сегодня романсы и песни: «Не искушай меня без нужды» на слова Е. А. Баратынского, «Не пой, красавица, при мне» на слова А. С. Пушкина, «Ночь осенняя, ночь любезная» на слова А. Я. Римского-Корсакова и другие. Однако он долгое время остаётся неудовлетворённым своей работой. Глинка настойчиво ищет пути выхода за рамки форм и жанров бытовой музыки. В 1823 году он работает над струнным септетом, адажио и рондо для оркестра и над двумя оркестровыми увертюрами. В эти же годы расширяется круг знакомств Михаила Ивановича. Он знакомится с Василием Жуковским, Александром Грибоедовым, Адамом Мицкевичем, Антоном Дельвигом, Владимиром Одоевским, ставшим впоследствии его другом.

Летом 1823 года Глинка совершил поездку на Кавказ, побывав в Пятигорске и Кисловодске. С 1824 по 1828 год Михаил работал помощником секретаря Главного управления путей сообщения. В 1829 году М. Глинка и Н. Павлищев издали «Лирический альбом», где среди сочинений разных авторов были и пьесы Глинки.

В конце апреля 1830 года композитор отправляется в Италию, задержавшись по пути в Дрездене и совершив большое путешествие по Германии, растянувшееся на все летние месяцы. Приехав в Италию в начале осени, Глинка поселился в Милане, бывшим в то время крупным центром музыкальной культуры. В Италии он знакомится с выдающимися композиторами В. Беллини и Г. Доницетти, изучает вокальный стиль бельканто (итал. bel canto) и сам много сочиняет в «итальянском духе». В его произведениях, значительную часть которых составляют пьесы на темы популярных опер, уже не остается ничего ученического, все композиции выполнены мастерски. Особое внимание Глинка уделяет инструментальным ансамблям, написав два оригинальных сочинения: Секстет для фортепиано, двух скрипок, альта, виолончели и контрабаса и Патетическое трио для фортепиано, кларнета и фагота. В этих произведениях особенно отчётливо проявились черты композиторского почерка Глинки.

В июле 1833 года Глинка отправился в Берлин, остановившись по пути на некоторое время в Вене. В Берлине Глинка, под руководством немецкого теоретика Зигфрида Дена работает в области композиции, полифонии, инструментовки. Получив в 1834 году известие о смерти отца, Глинка решил незамедлительно вернуться в Россию.

Глинка вернулся с обширными планами создания русской национальной оперы. После долгих поисков сюжета для оперы Глинка, по совету В. Жуковского, остановился на предании об Иване Сусанине. В конце апреля 1835 года Глинка обвенчался с Марьей Петровной Ивановой, его дальней родственницей. Вскоре после этого молодожёны отправились в Новоспасское, где Глинка с большим рвением принялся за написание оперы.

1836—1844

Портрет М. Глинки кисти художника Я. Ф. Яненко, 1840-е годы

В 1836 году опера «Иван Сусанин» была закончена, однако Михаилу Глинке с большим трудом удалось добиться принятия её к постановке на сцене Петербургского Большого театра. Этому с большим упорством препятствовал директор императорских театров А. М. Гедеонов, который отдал её на суд «директору музыки» капельмейстеру Катерино Кавосу. Кавос же дал произведению Глинки самый лестный отзыв. Опера была принята, однако, по рекомендации двора, название «Иван Сусанин» было заменено на «Жизнь за царя», к тому же Глинку обязали не требовать за оперу вознаграждения.

Премьера «Ивана Сусанина» состоялась 27 ноября (9 декабря) 1836 года. Успех был огромным, опера была с восторгом принята передовой частью общества. На следующий день Глинка писал своей матери:

Вчерашний вечер совершились наконец желания мои, и долгий труд мой был увенчан самым блистательнейшим успехом. Публика приняла мою оперу с необыкновенным энтузиазмом, актёры выходили из себя от рвения… государь-император… благодарил меня и долго беседовал со мною…

13 декабря у А. В. Всеволжского было устроено чествование М. И. Глинки, на котором Михаил Виельгорский, Пётр Вяземский, Василий Жуковский и Александр Пушкин сочинили приветственный «Канон в честь М. И. Глинки». Музыка принадлежала Владимиру Одоевскому.

Пой в восторге, русский хор!

Вышла новая новинка.
Веселися, Русь! Наш Глинка -
Уж не Глинка, а фарфор!

Вскоре после постановки «Ивана Сусанина» Глинку назначали капельмейстером Придворной певческой капеллы, которой он руководил в течение двух лет. Весну и лето 1838 года Глинка провёл на Украине. Там он отбирал певчих для капеллы. Среди новичков оказался и Семён Гулак-Артемовский, ставший впоследствии не только известным певцом, но и композитором.

В 1837 году Михаил Глинка, ещё не имея готового либретто, начал работать над новой оперой на сюжет поэмы А. С. Пушкина «Руслан и Людмила». Идея оперы возникла у композитора ещё при жизни поэта. Он надеялся составить план по его указаниям, однако гибель Пушкина вынудила Глинку обращаться к второстепенным поэтам и любителям из числа друзей и знакомых. Первое представление «Руслана и Людмилы» состоялось 27 ноября (9 декабря) 1842 года, ровно через шесть лет после премьеры «Ивана Сусанина». В сравнении с «Иваном Сусаниным», новая опера М. Глинки вызвала более сильную критику. Самым яростным критиком композитора был Ф. Булгарин, в то время всё ещё весьма влиятельный журналист.

1844—1857

Тяжело переживая критику своей новой оперы, Михаил Иванович в середине 1844 года предпринимает новое длительное заграничное путешествие. На этот раз он уезжает во Францию, а затем в Испанию. В Париже Глинка познакомился с французским композитором Гектором Берлиозом, который стал большим почитателем его таланта. Весной 1845 года Берлиоз исполнил на своем концерте произведения Глинки: лезгинку из «Руслана и Людмилы» и арию Антониды из «Ивана Сусанина». Успех этих произведений навёл Глинку на мысль дать в Париже благотворительный концерт из своих сочинений. 10 апреля 1845 года большой концерт русского композитора с успехом прошёл в концертном зале Герца на улице Победы в Париже.

13 мая 1845 года Глинка отправился в Испанию. Там Михаил Иванович изучает культуру, нравы, язык испанского народа, записывает испанские фольклорные мелодии, наблюдает народные празднества и традиции. Творческим результатом этой поездки явились две симфонические увертюры, написанные на испанские народные темы. Осенью 1845 года им была создана увертюра «Арагонская хота», а в 1848 году, уже по возвращении в Россию — «Ночь в Мадриде».

Летом 1847 года Глинка отправился в обратный путь, в своё родовое село Новоспасское. Пребывание Глинки в родных местах было непродолжительным. Михаил Иванович снова отправился в Санкт-Петербург, но передумав, решил перезимовать в Смоленске. Однако приглашения на балы и вечера, почти ежедневно преследовавшие композитора, довели его до отчаяния и до решения вновь покинуть Россию, став путешественником. Но в заграничном паспорте Глинке отказали, поэтому, доехав в 1848 году до Варшавы, он остановился в этом городе. Здесь композитор написал симфоническую фантазию «Камаринская» на темы двух русских песен: свадебной лирической «Из-за гор, гор высоких» и бойкой плясовой. В этом произведении Глинка утвердил новый тип симфонической музыки и заложил основы её дальнейшего развития, умело создав необычайно смелое сочетание различных ритмов, характеров и настроений. Пётр Ильич Чайковский так отозвался о произведении Михаила Глинки:

Вся русская симфоническая школа, подобно тому как весь дуб в жёлуде, заключена в симфонической фантазии „Камаринская“.

В 1851 году Глинка возвращается в Санкт-Петербург. У него появляются новые знакомые, в основном молодежь. Михаил Иванович давал уроки пения, готовил оперные партии и камерный репертуар с такими певцами как Н. К. Иванов, О. А. Петров, А. Я. Петрова-Воробьёва, А. П. Лодий, Д. М. Леонова и другими. Под непосредственным влиянием Глинки складывалась русская вокальная школа. Бывал у М. И. Глинки и А. Н. Серов, в 1852 году записавший его «Заметки об инструментовке» (опубликованы в 1856 году). Часто приезжал А. С. Даргомыжский.

Первоначальный памятник на могиле М. Глинки в Берлине (ныне плита утрачена; рисунок XIX века)

В 1852 году Глинка снова отправился в путешествие. Он планировал добраться до Испании, но утомившись от переездов в дилижансах и по железной дороге, остановился в Париже, где прожил чуть более двух лет. В Париже Глинка начал работу над симфонией «Тарас Бульба», которая так и не была закончена. Начало Крымской войны, в которой Франция выступила против России, стало событием, окончательно решившим вопрос об отъезде Глинки на родину. По пути в Россию Глинка две недели провёл в Берлине.

В мае 1854 года Глинка приехал в Россию. Он провёл лето в Царском Селе на даче, а в августе снова перебрался в Петербург. В том же 1854 году Михаил Иванович начал писать мемуары, названные им «Записки» (опубликованы в 1870 году).

В 1856 году Михаил Иванович Глинка уезжает в Берлин. Там он занялся изучением старинных русских церковных напевов, творчества старых мастеров, хоровых сочинений итальянца Палестрины, Иоганна Себастьяна Баха. Глинка первый из светских композиторов стал сочинять и обрабатывать церковные мелодии в русском стиле.[1] Неожиданная болезнь прервала эти занятия.

Михаил Иванович Глинка скончался 15 февраля 1857 года в Берлине и был похоронен на лютеранском кладбище. В мае того же года, по настоянию младшей сестры М. И. Глинки Людмилы Ивановны Шестаковой, прах композитора был перевезён в Санкт-Петербург и перезахоронен на Тихвинском кладбище. На могиле установлен памятник, созданный архитектором А. М. Горностаевым. В настоящее время плита с могилы Глинки в Берлине утеряна. На месте могилы в 1947 году Военной комендатурой советского сектора Берлина был сооружён памятник композитору.[2]

Память

  • Памятники М. И. Глинке:
    • в Смоленске создан на народные средства, собранные по подписке, открыт в 1885 году в восточной стороне сада Блонье; скульптор А. Р. фон Бок. В 1887 году памятник был композиционно завершён установкой ажурной литой ограды, рисунок которой составлен из нотных строчек — отрывков 24 произведений композитора
    • в Санкт-Петербурге сооружён по инициативе Городской Думы, открыт в 1899 году в Александровском саду, у фонтана перед Адмиралтейством; скульптор В. М. Пащенко, архитектор А. С. Лыткин
    • в Санкт-Петербурге сооружён по инициативе Императорского русского музыкального общества, открыт 3 февраля 1906 года в сквере у Консерватории; скульптор Р. Р. Бах, архитектор А. Р. Бах
    • в Киеве открыт 21 декабря 1910 года (Основная статья: Михаил Глинка (памятник, Киев))
    • в Запорожье открыт в 1956 году напротив входа в концертный зал имени Глинки
    • в Челябинске открыт 20 июля 2004 года на площади перед академическим театром оперы и балета; скульптор Вардкес Авакяни, архитектор Евгений Александров
    • 20 мая 1899 года дом в Берлине, где умер М. И. Глинка, был увековечен мемориальной доской
  • Премии и фестивали имени М. И. Глинки:
    • В 1884 году М. П. Беляевым были учреждены Глинкинские премии, просуществовавшие до 1917 года
    • С 1965 по 1990 год существовала Государственная премия РСФСР имени Глинки
    • С 1958 года в Смоленске проводится Всероссийский музыкальный фестиваль имени М. И. Глинки
    • С 1960 года проводится Международный (ранее Всесоюзный) конкурс вокалистов имени Глинки
  • Фильмы о М. И. Глинке:
    • В 1946 году на Мосфильме был снят художественный биографический фильм «Глинка» о жизни и творчестве Михаила Ивановича
    • В 1952 году Мосфильм выпустил художественный биографический фильм «Композитор Глинка»
    • В 2004 году к 200-летию со дня рождения был снят документальный фильм о жизни и творчестве композитора «Михаил Глинка. Сомненья и страсти…»
    • В 1951 году выпущена почтовая марка СССР к 175-летию Большого театра в Москве, на которой портретную галерею русских композиторов возглавляет портрет М. И. Глинки (ЦФА (ИТЦ) #1613; Скотт #1554)
    • В 1954 году в СССР были выпущены две почтовые марки, посвящённые 150-летие со дня рождения М. И. Глинки (ЦФА (ИТЦ) #1781—1782; Скотт #1723—1724), на одной из них изображён портрет композитора, на другой — сцена из оперы «Иван Сусанин»
    • В 1957 году вышли две почтовые марки СССР, посвящённые 100-летию со дня смерти композитора (ЦФА (ИТЦ) #1979—1980; Скотт #1907—1908)
    • В 1958 году марки с портретом М. Глинки выпустили почты Болгарии (Михель #1052) и Румынии (Михель #1712)
    • В 1991 году в рамках «Международного года русской культуры» Министерством связи СССР выпущен конверт с оригинальной маркой, оригиналом портрета на которой послужила картина И. Репина «М. И. Глинка за сочинением оперы „Руслан и Людмила“», а на конверте — репродукция с литографии «Квартет М. Ю. Виельгорского»
    • 20 мая 2004 года Почта России выпустила три почтовые марки к 200-летию со дня рождения М. И. Глинки. На одной из миниатюр помещён портрет М. Глинки, на двух других — сцены из опер «Иван Сусанин» или «Жизнь за царя» и «Руслан и Людмила». На купоне, объединяющем все марки в единое целое, помещено факсимиле композитора и лист с нотами гимна-марша «Славься» (ЦФА (ИТЦ) #942—944; Михель #1174—1176)
    • 18 июня 2004 года Банк России выпустил памятную монету номиналом 2 рубля
  • В честь М. И Глинки названы:

Основные произведения

М. Глинка и Н. Павлищев «Лирический альбом», 1829 год
Оперы
Симфонические произведения
  • Симфония на две русские темы (1834, окончена и оркестрована Виссарионом Шебалиным)
  • Музыка к трагедии Н. В. Кукольника «Князь Холмский» (1842)
  • Испанская увертюра № 1 «Блестящее каприччи на тему Арагонской хоты» (1845)
  • «Камаринская», фантазия на две русские темы (1848)
  • Испанская увертюра № 2 «Воспоминания о летней ночи в Мадриде» (1851)
  • «Вальс-фантазия» (1839, 1856)
Камерно-инструментальные сочинения
Романсы и песни
  • «Венецианская ночь» (1832)
  • «Я здесь, Инезилья» (1834)
  • «Ночной смотр» (1836)
  • «Сомнение» (1838)
  • «Ночной зефир» (1838)
  • «В крови горит огонь желанья» (1839)
  • свадебная песня «Дивный терем стоит» (1839)
  • «Попутная песня» (1840)
  • «Признание» (1840)
  • «Слышу ли голос твой» (1848)
  • «Заздравный кубок» (1848)
  • «Песнь Маргариты» из трагедии Гете «Фауст» (1848)
  • «Мери» (1849)
  • «Адель» (1849)
  • «Финский залив» (1850)
  • «Молитва» («В минуту жизни трудную») (1855)
  • «Не говори, что сердцу больно» (1856)

Гимн Российской Федерации

Патриотическая песня Михаила Глинки в период с 1991 по 2000 год являлась официальным гимном Российской Федерации.

Адреса в Санкт-Петербурге

  • 2 февраля 1818 — конец июня 1820 года — Благородный пансион при Главном педагогическом институте — набережная реки Фонтанки, 164;
  • август 1820 — 3 июля 1822 года — Благородный пансион при Санкт-Петербургском университете — Ивановская улица, 7;
  • лето 1824 — конец лета 1825 года — дом Фалеева — Канонерская улица, 2;
  • 12 мая 1828 — сентябрь 1829 года — дом Барбазана — Невский проспект, 49;
  • конец зимы 1836 — весна 1837 года — дом Мерца — Глухой переулок, 8, кв. 1;
  • весна 1837 — 6 ноября 1839 года — дом Капеллы — набережная реки Мойки, 20;
  • 6 ноября 1839 — конец декабря 1839 года — офицерские казармы лейб-гвардии Измайловского полка — набережная реки Фонтанки, 120;
  • 16 сентября 1840 — февраль 1841 года — дом Мерца — Глухой переулок, 8, кв. 1;
  • 1 июня 1841 — февраль 1842 года — дом Шуппе — Большая Мещанская улица, 16;
  • середина ноября 1848 — 9 мая 1849 года — дом Училища глухонемых — набережная реки Мойки, 54;
  • октябрь — ноябрь 1851 года — доходный дом Мелихова — Моховая улица, 26;
  • 1 декабря 1851 — 23 мая 1852 — дом Жукова — Невский проспект, 49;
  • 25 августа 1854 — 27 апреля 1856 — доходный дом Е. Томиловой — Эртелев переулок, 7.

Примечания

  1. Державина М. Н.
  2. Ковалёв К.

Ссылки

Литература

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о