КАРАМЗИН НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ
(1766-1826)

История Государства Российского» есть не только
создание великого писателя, но и подвиг честного человека»
.
А. С. Пушкин

Русский историк, писатель, публицист, основоположник русского сентиментализма. Николай Михайлович Карамзин родился 12 декабря (по старому стилю 1 декабря) 1766 в селе родовое поместье Знаменское, село Михайловка Симбирской губернии, в семье симбирского помещика. Его детство прошло в имении отца отставного капитана Михаила Егоровича Карамзина, среднепоместного симбирского дворянина, потомка татарского мурзы Кара-Мурза.

Мальчик рано лишился матери и едва ее помнил, хотя и сохранил особое благоговение к ее памяти. В 1770 г. отец его женился во второй раз на тетке И.И. Дмитриева, о которой не сохранилось никаких сведений. Сведения о детстве Карамзина сохранились отчасти в записках И.И. Дмитриева, а частично (хотя и в романической форме, но с справедливою основою) в повести «Рыцарь нашего времени».

Как и большинство молодых людей того времени, юный Карамзин первоначальное образование получил дома, в это время мальчик очень много читает не только беллетристику, но и Римскую историю Ролленя.В возрасте 14 летКарамзин был привезен в Москву и отдан в частный пансион профессора Московского университета И.М. Шадена, который по свидетельству современников, был хороший, нравственный, образованный человек и умный преподаватель. В своих академических речах Шаден развивал многие из тех мыслей, которые впоследствии встречаем у самого Карамзина. В пансионе Н.М. Карамзин учился с 1775 по 1781. Одновременно посещал лекции в университете.

В начале 1780-х гг. по настоянию отца Карамзин был определен в лейб-гвардии Преображенский полк в Петербурге, куда записан был еще малолетним.В Петербурге он сблизился с И.И. Дмитриевым. С этих пор началась их дружба, продолжавшаяся без всяких недоразумений до смерти Карамзина. Дмитриев не был так богато одарен, как Карамзин, не был так широко образован, но он был человек умный, одержанный, с большим тактом, приятный собеседник. Письма Карамзина к Дмитриеву, с которым он почти так же откровенен, как с женою, – драгоценный материал для его биографии; жаль, что не сохранилось писем Дмитриева. Записки Дмитриева дают хотя любопытные, но слишком краткие сведения о Карамзине.

В начале 1784 г. Карамзин выходит в отставку ненадолго уезжает в Симбирск, где вступает в масонскую ложу «Золотого венца». По совету И.П. Тургенева, являвшегося одним из основателей ложи, в конце 1784 г. Карамзин переезжает в Москву, где вступил в масонское «Дружеское ученое общество», членом которого был и Н.И. Новиков, оказавший большое влияние на формирование взглядов Николая Михайловича Карамзина. Одновременно он сотрудничал с журналом Новикова «Детское чтение». В этом журнале была опубликована анонимно первая повесть Н.М. Карамзина «Евгений и Юлия», стихотворения и переводы.

Весною 1789 г. Карамзину удалось исполнить свое сильное желание увидеть Европу. Он продал имение братьям и на эти деньги совершил поездку. За границей пробыл он 18 месяцев (с 18 мая 1789 г. по сентябрь 1790 г.).Объехал Германию, Швейцарию, Францию, Англию, побывал в Берлине, Лейпциге, Женеве, Париже, Лондоне. В результате этой поездки были написаны знаменитые «Письма русского путешественника», публикация которых сразу же сделала Карамзина известным литератором.

Вернувшись в Москву, стал издавать «Московский Журнал», в котором были напечатаны его «Письма русского путешественника», повести «Фрол Силин», «Наталья, боярская дочь», «Бедная Лиза», стихи и переводы.Издание журнала превратило начинающего писателя Карамзина в главу молодой русской литературы, основоположника русского сентиментализма. В этих произведениях, а также в литературно-критических статьях выражалась эстетическая программа сентиментализма с его интересом к человеку независимо от сословной принадлежности, его чувствам и переживаниям. В 1890-е годы возрастает его интерес к истории России; он знакомится с историческими сочинениями, основными опубликованными источниками – летописными памятниками, записками иностранцев и т. п.

Интерес к истории мировой и отечественной, древней и новой, событиям сегодняшнего дня превалирует в публикациях первого в России общественно-политического и литературно-художественного журнала «Вестник Европы», издававшегося Карамзиным в 1802-03. Здесь он публикует несколько сочинений по русской средневековой истории («Марфа Посадница, или Покорение Новагорода», «Известие о Марфе Посаднице, взятое из жития св. Зосимы», «Путешествие вокруг Москвы», «Исторические воспоминания и замечания на пути к Троице» и др.), свидетельствующих о замысле масштабного исторического труда.

Указом императора Александра I от 31 октября 1803 г. Н.М. Карамзин официально назначается историографом для сочинения российской истории. Идея написания истории России возникла у Карамзина во время его странствий по Европе: «У нас до сего времени нет хорошей Российской истории… Говорят, что наша история сама по себе менее других занимательная: не думаю… У нас был свой Карл Великий – Владимир, свой Людовик XI – царь Иоанн, свой Кромвель – Годунов, и еще такой Государь, которому нигде не было подобных: Петр Великий».

В 1817 г. вышли из печати первые 8 томов «Истории государства Российского». Исторический труд Н.М. Карамзина имел огромный успех не только в России, но и за рубежом. В 1818 г. предпринято второе издание «Истории государства Российского» в 12 томах. Этот труд был переведен на многие иностранные языки.

«История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего». (Н.М. Карамзин).

Об «Истории государства Российского» хорошо сказал в свое время Бестужев-Рюмин: «Высокое нравственное чувство делает до сих пор эту книгу наиболее удобною для воспитания любви к России и к добру».А.С. Пушкин писал: «Все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную. Она была для них новым открытием. Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка Колумбом. Несколько времени ни о чем ином не говорили».

Воспоминания о Симбирском крае, любовь к отчизне пропитывали всё его творчество. Свидетельством сыновней любви Карамзина к Симбирску, волжской природе, к родным, друзьям детства и юности являются его письма к старшему брату Василию Михайловичу, И.И. Дмитриеву, А.И. Тургеневу. По мнению Н.М. Карамзина,

«симбирские виды уступают в красоте немногим в Европе». Симбирску, Венцу, Свияге, Волге посвящено немало поэтических и эпистолярных строк.

Река священнейшая в мире,
Кристальных вод царица, мать!
Дерзну ли я на слабой лире
Тебя, о Волга! величать,
Богиней песни вдохновенный,
Твоею славой удивленный?

(Н.М. Карамзин «Волга», 1793)

В 1848 г. в Симбирске была открыта первая публичная библиотека, которая в память историографа получила название «Карамзинской». В истории русской культуры Карамзинская общественная библиотека в Симбирске занимает особое место: в течение 70 лет библиотека существовала как благотворительное бесплатное учреждение. В 1990 г. в Ульяновской областной научной библиотеке имени В.И. Ленина была открыта мемориальная экспозиция «Симбирская Карамзинская общественная библиотека», в которой представлены подлинные портреты, личные вещи и книги Н.М. Карамзина. В 1991 г. по инициативе ульяновских краеведов пассажирский теплоход Московского речного пароходства получил имя «Николай Карамзин». В 2005 г. по решению мэрии г. Ульяновска возле здания Ульяновской областной научной библиотеки был установлен памятник букве Ё (авт. А. Зинин), введённой в русский алфавит Н.М. Карамзиным.

Семья историографа всегда внимательно и бережно относилась к памяти отца на его родине. В августе 1845 г. сыновья Н.М. Карамзина Андрей и Александр присутствовали на открытии памятника в Симбирске. В 1848 г. вдова писателя Е. А. Карамзина передала в дар Карамзинской библиотеке несколько десятков томов сочинений Н.М. Карамзина. В 1867 г. племянник историографа Е.Д. Ниротморцев пожертвовал библиотеке портрет Н.М. Карамзина (худ. Дамон-Ортолани, с сер. 1920-х гг. хранится в Ульяновском областном художественном музее).

Сын Н.М. Карамзина Владимир Николаевич в 1867 г. передал в дар Карамзинской библиотеке два портрета отца (худож. А.Г. Варнек, А.Г. Венецианов), часть рабочей библиотеки Н.М. Карамзина. Портреты и книжное собрание Н.М. Карамзина в настоящее время представлены в экспозиции «Симбирская Карамзинская общественная библиотека». В 1879 г. по завещанию В.Н. Карамзина в Карамзинскую библиотеку было передано его книжное собрание (более 2000 томов).

В 1900 г. в южной части г. Симбирска началась застройка улицы, получившая название Карамзинской. В 2011 г. было принято решение о переименовании ул. Коммунистической в Ленинском районе г. Ульяновска в переулок Карамзина.

Содержание

Краткая биография Николая Карамзина

Карамзин Николай Михайлович (1766 – 1826 гг.)

Русский писатель, поэт, журналист, историк. Из дворян Симбирской губернии. Детство провел в имении отца, воспитывался в частном пансионе Симбирска, затем в московском пансионе профессора Шадена.

Здесь он изучал языки, историю, словесность и философию. Затем, по настоянию отца, Карамзин переехал в Петербург и поступил на военную службу в гвардейский Преображенский полк. Вскоре юноша оставил военную службу и отдался литературному труду, начав с переводов. Поселившись в Москве, он вошел в кружок просветителя Н.И. Новикова и принял участие в выпуске первого русского журнала для детей — «Детское чтение».

В 1789 г. Карамзин отправился в заграничное путешествие по Европе, посетил Германию, Австрию, Швейцарию, Францию, Англию, встречался с И. Кантом, И. Гёте, в Париже был свидетелем событий Великой Французской революции. Впечатления от поездки по западноевропейским странам Карамзин изложил в «Письмах русского путешественника» — книге, прославившей его имя.

С 1791 г он издает «Московский журнал», а с 1802 г — «Вестник Европы». Карамзин печатает одну за другой свои повести («Бедная Лиза», «Наталья, боярская дочь», «Фрол Силин, благодетельный человек», «Лиодор»), горячо принятые читающей публикой. В русской литературе Карамзин выступил зачинателем сентиментализма. Его полные меланхолии и горестного томления стихотворения — элегии, дружеские послания, мадригалы — своим психологизмом, лирической трактовкой пейзажа прокладывали путь поэзии Жуковского.

Карамзин много сделал для развития русского литературного языка, освободил прозу от обветшалых, архаических форм, выработав легкую, изящную интонацию фразы, обогатив словарный состав.

С 1803 г. и до самой смерти Карамзин «по высочайшему повелению» занимался «Историей государства Российского», некоторые главы читал Александру I. Каждый том имел обширные документальные приложения, не уступающие по своему объему основному тексту.

Красной нитью в «Истории» Карамзина, как и в его трактате 1811 г., проходит идея: судьба России и ее величие заключены в развитии самодержавия. При сильной монархической власти Россия процветала, при слабой — приходила в упадок.

Рубрика

Близкие темы

Популярные темы

Комментарии

Карамзин – жизнь и творчество

Николай Михайлович Карамзин родился 1 декабря 1766 года. Отец его был помещиком Самарской губернии, рано овдовел и женился вторично. Будущий писатель, лишившись матери, рано замкнулся в себе: природная чувствительность и наклонность к мечтательности обострились у него благодаря чтению романов.

 

Карамзин. Краткая биография. Иллюстрированная аудиокнига (видеоверсия этой статьи)

 

На 12-м году он был привезен в Москву и отдан в пансион професора Шадена. На воспитание Шаден смотрел с идеалистической, сентиментальной точки зрения: он воспитывал в детях, прежде всего, «сердце», старался развивать «чувствительность» (педагогика Руссо и Геллерта). В пансионе Карамзин начал знакомиться с новейшей немецкой идеалистической поэзией.

По окончании образования Карамзин отслужил положенные годы в военной службе и уехал в Симбирск, где повел рассеянную жизнь. Сблизившись с масоном Тургеневым, он вернулся в Москву, стал содействовать здесь деятельности Новикова, помогая ему вместе с другими юношами в качестве переводчика издавать полезные для народного просвещения книги. Можно думать, что в это время он сам сделался масоном.

Дружба с одним очень начитанным юношей из этого кружка новиковской молодежи, – Петровым, помогла Карамзину хорошо ознакомиться с лучшими произведениями всемирной литературы, – и он стал увлекаться Шекспиром, Юнгом, Томсоном, Макферсоном, Стерном, Ричардсоном, Руссо, Галлером, Геснером, Клопштоком и Клейстом.

Под влиянием масонского миросозерцания, Карамзин увлекся философией и политикой: он сделался деистом и поклонником освободительных настроений конца века: начинавшаяся тогда революция во Франции радовала его юное сердце, идеалистически настроенное, полное возвышенной любви ко всему человечеству, – от французского освободительного движения он ждал счастья для всего мира. Впоследствии он вспоминал, как в равней юности –

 

...мечтами обольщался,
Любил с горячностью людей,
Как нежных братий и друзей
. ..Готов был кровию своею
Пожертвовать для блага их!

 

«Конец нашего века, говорит он в одном позднейшем произведении, почитали мы концом главнейших бедствий человечества и думали, что в нем последует важное, общее соединение теории с практикой, умозрения с деятельностью». Другими словами, юный утопист верил, что стоит во Франции утвердиться республике, чтобы там люди сделались счастливы, и тогда такое же счастье начнется во всех других государствах Европы.

Но эти идеи, любезные очень многим людям XVIII века, не сложилась у Карамзина в «убеждения», – они остались для него «прекрасной мечтой», тревожившей его, манившей, но не определившей его жизни. В это время он так характеризовал себя: он – «молодой человек, у которого в груди бьется горячее сердце, который ищет чего-то, к чему он мог бы привязаться всей душой и о чем он сам не имеет определенного понятия». Таким образом, перед нами, – «прекраснодушный» юноша, романтически настроенный, сентиментальный мечтатель-утопист, идеалист-либерал, далекий от жизни действительной (ср. тип Ленского).

В 1789 г. Карамзин отправился путешествовать, побывал в Германии, в Швейцарии, Франции, Англии и вернулся на родину с большим запасом новых сведений, но сильно разочарованный в освободительном французском движении, потеряв половину того обожания, с которым он раньше заглазно относился к Западной Европе. Особенно отрезвляюще подействовали на Карамзина личные наблюдения, сделанные им над революцией в Париже, и рассказы о крайностях и увлечениях деятелей революционной борьбы. Во имя «свободы», «равенства» и «братства» совершались во Франции насилия, убийства. – Этого не могло перенести чувствительное сердце юноши – и он отступился от своего мечтательного либерализма. –

 

Когда ж людей невинных кровью
Земля дымиться начала,
Мне свет казался адом зла.
.....................................
…Время, опыт разрушают
Воздушный замок юных лет,
Красы волшéбства исчезают:
Теперь иной я вижу свет!
И вижу ясно, что с Платоном,
Республик нам не учредить. ..

 

По возвращении на родину Карамзин стал издавать «Московский Журнал», в котором и были напечатаны его сентиментальные повести и стихи. Потом, под влиянием сурового павловского режима, он ушел от литературы в изучение русской истории.

 

Карамзин. История государства Российского. Анализ

 

При восшествии на престол Александра I, Карамзин опять выступил в печати, на этот раз в роли публициста, издавая журнал «Вестник Европы». Потом занятия русской историей окончательно отвлекли его от поэтической деятельности. Он стал выпускать, том за томом, свою знаменитую «Историю Государства Российского». Знакомство с устоями русской истории, разочарование во французской революции, годы – превратили под конец жизни Карамзина-космополита и либерала в Карамзина-патриота и консерватора, который, правда, не отрицал красоты и возвышенности республиканских идеалов, но решительно признал невозможность полного осуществления этих идеалов на земле вообще, а в особенности, их полную непригодность для России. (См. Карамзин «Записка о древней и новой России».)

 

Краткая биография Николая Карамзина для школьников 1-11 класса. Кратко и только самое главное

Главная>Биографии писателей и поэтов

Быстрый переход:

Очень краткая биография (в двух словах)

Краткая биография (подробно)

Очень краткая биография (в двух словах)

Родился 12 декабря 1766 года в селе Знаменское, Симбирская губерния. Отец — Михаил Егорович Карамзин (1724—1783), военный, дворянин. Учился в Москве, в пансионе профессора Московского университета И. Шадена. В 1783 году поступил на службу в Преображенский гвардейский полк, но вскоре вышел в отставку. С 1789 по 1790 годы совершил поездку по Европе. В 1803 году был назначен Александром I на должность историографа. В 1818 году выпустил в продажу первые восемь томов «Истории государства Российского». Был дважды женат и имел 10 детей. Умер 3 июня 1826 г. в Санкт-Петербурге в возрасте 59 лет. Похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. Основные произведения: «История государства российского», «Бедная Лиза», «Наталья, боярская дочь», «Письма русского путешественника» и другие.

Краткая биография (подробно)

Николай Михайлович Карамзин – выдающийся русский писатель и историк, представитель эпохи сентиментализма, почетный член Императорской АН, реформатор русского языка. Родился 12 декабря 1766 года в родовом поместье в Симбирской губернии. Отец был отставным капитаном и дворянином. До 1778 года Николай был на домашнем обучении, затем поступил в Московский пансион при университете. Через несколько лет был отправлен на службу в гвардейский полк в Петербурге. Первые литературные очерки относятся именно ко времени военной службы.

Уйдя в отставку, писатель отправился в Симбирск. Там он вступил в масонскую ложу. Спустя некоторое время переехал в Москву, где познакомился с такими писателями как Н. И. Новиковым, А. А. Петровым и другими. С 1789 по 1790 годы путешествовал по Европе, где встречался с И. Кантом. Результатом этой поездки стали «Письма русского путешественника», сразу же прославившие Карамзина как писателя. Вернувшись на родину, он поселился в Москве и работал профессиональным писателем и журналистом.

Настоящую славу ему принесла повесть «Бедная Лиза», написанная в 1792 году. За ней последовал ряд сборников, включая «Пантеон иностранной словесности» и «Аноиды». Именно труды Карамзина превратили сентиментализм в ведущее литературное течение в России. В 1803 году император Александр I даровал ему звание историографа. Вскоре появилась «Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях». Этой работы писатель пытался доказать, что страна не нуждается в каких-либо реформах и преобразованиях.

В 1818 году вышла в свет книга «История государства российского», впоследствии изданная на многих европейских языках. Работа над историей страны сблизила писателя с царем, поэтому он вскоре переехал ближе ко двору в Царское село. К концу жизни Карамзин стал ярым последователем абсолютной монархии. Писатель скончался в результате сильнейшей простуды 22 мая (3 июня) 1826 года в Петербурге.

см. также:
Краткие биографии других писателей и поэтов

Краткое содержание Бедная Лиза, Карамзин

КАРАМЗИН НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Знаменитый писатель, историк, поэт, публицист. Создатель "Истории государства Российского".

Семья. Детство

Николай Михайлович Карамзин родился в Симбирской губернии в семье небогатых образованных дворян. Получил хорошее домашнее образование. В 14 лет начал учиться в Московском частном пансионе профессора Шадена. По окончании его в 1783 году отправился в Петербург на службу в Преображенский гвардейский полк. В столице Карамзин познакомился с поэтом и будущим сотрудником своего «Московского журнала» Дмитриевым. Тогда же им был опубликован первый перевод идиллии С. Геснера «Деревянная нога». Прослужив в армии меньше года, Карамзин в невысоком звании поручика в 1784 году ушел в отставку и вернулся в Симбирск. Здесь он вел внешне светскую жизнь, но при этом занимался самообразованием: изучал историю, литературу и философию. Друг семьи Иван Петрович Тургенев, масон и литератор, состоявший в большой дружбе с Николаем Ивановичем Новиковым, сыграл определенную роль в жизни будущего писателя. По его совету Николай Михайлович переехал в Москву и познакомился с кружком Новикова. Так начался новый период в его жизни, охватывающий время с 1785 по 1789 годы.

Московский период (1785-1789). Путешествие в Европу (1789-1790)

В Москве Карамзин переводит художественную прозу, с 1787 года регулярно публикует свои переводы «Времен года» Томсона, «Деревенских вечеров» Жанлис, трагедии У. Шекспира «Юлий Цезарь», трагедии Лессинга «Эмилия Галотти». Также он начинает писать для журнала «Детское чтение для сердца и разума», издателем которого был Новиков. В 1789 году в нем появилась первая оригинальная повесть Карамзина «Евгений и Юлия».

Вскоре Николай Михайлович решает отправиться в путешествие по Европе, ради чего закладывает наследственное имение. Это был смелый шаг: он означал отказ от жизни на доходы от наследственного поместья и обеспечения себя за счет труда крепостных крестьян. Теперь Николаю Михайловичу оставалось зарабатывать на жизнь собственным трудом профессионального литератора. За границей он провидит около полутора лет. В течение этого времени он посещает Германию, Швейцарию, Францию, где наблюдает деятельность революционного правительства. В июне 1789 года из Франции Карамзин переезжает в Англию. Во время всего путешествия литератор знакомится с интересными и выдающимися людьми. Николая Михайловича интересуют жилища людей, исторические памятники, фабрики, университеты, уличные гуляния, трактиры, деревенские свадьбы. Он оценивает и сравнивает характеры и нравы той или иной национальности, изучает особенности речи, записывая различные беседы и собственные размышления.

У истоков сентиментализма

Осенью 1790 года Карамзин возвращается в Москву, где предпринимает издание ежемесячного «Московского журнала», в котором выходили его повести (такие как «Лиодор», «Наталья, боярская дочь», «Флор Силин»), критические статьи и стихотворения. Здесь же были напечатаны знаменитые «Письма русского путешественника» и повесть «Бедная Лиза». К сотрудничеству в журнале Карамзин привлек Дмитриева и Петрова, Хераскова и Державина и др.

В своих произведениях данного периода Карамзин утверждает новое литературное направление – сентиментализм. Доминантой «человеческой природы» это направление объявило чувство, а не разум, что отличало его от классицизма. Сентиментализм идеалом человеческой деятельности полагал не «разумное» переустройство мира, а высвобождение и совершенствование «естественных» чувств. Его герой более индивидуализирован, его внутренний мир обогащается способностью сопереживать, чутко откликаться на происходящее вокруг.

В 1790-е годы писатель издает альманахи. Среди них «Аглая» (ч. 1-2, 1794-1795), «Аониды», написанный в стихах (ч. 1-3, 1796-1799), а также сборник «Мои безделки», включающий в себя различные повести и стихотворения. К Карамзину приходит известность. Его знают и любят по всей России.

Одним из первых произведений Карамзина, написанных в прозе, является опубликованная в 1803 году историческая повесть «Марфа Посадница». Она была написана еще задолго до того, как в России началось увлечение романами Вальтера Скотта. В этой повести проявилось тяготение Карамзина к античности, классике как к недостижимому идеалу нравственности. В эпическом, античном виде представил Карамзин борьбу новгородцев с Москвой. «Посадница» затрагивала важные мировоззренческие вопросы: о монархии и республике, о народе и вождях, о «божественном» историческом предопределении и неповиновении ему отдельной личности. Симпатии автора были явно на стороне новгородцев и Марфы, а не монархической Москвы. Эта повесть обнаруживала и мировоззренческие противоречия писателя. Историческая правда была, несомненно, на стороне новгородцев. Однако Новгород обречен, плохие предзнаменования являются предвестниками скорой гибели города, и позже они оправдываются.

Но наибольший успех имела повесть «Бедная Лиза», опубликованная в 1792 году и ставшая знаковым произведением сентиментализма. Часто встречающийся в западной литературе восемнадцатого века сюжет о том, как дворянин соблазнил крестьянку или мещанку, в русской литературе впервые разработал в данной повести Карамзин. Биография нравственно чистой, прекрасной девушки, а также мысль о том, что подобные трагические судьбы могут встречаться и в окружающей нас действительности, способствовали огромному успеху этого произведения. Важно было и то, что Н.М. Карамзин учил своих читателей замечать красоту родной природы и любить ее. Гуманистическая направленность произведения имела неоценимое значение для литературы того времени.

В этом же 1792 году появилась на свет повесть «Наталья, боярская дочь». Она не столь известна, как «Бедная Лиза», однако затрагивает очень важные нравственные вопросы, которые волновали современников Н.М. Карамзина. Одним из важнейших в произведении является проблема чести. Алексей, возлюбленный Натальи, был честным человеком, служившим русскому царю. Поэтому он признался в своем «преступлении», в том, что похитил дочь Матвея Андреева, любимого боярина государя. Но царь благословляет их брак, видя, что Алексей - достойный человек. Это же делает и отец девушки. Заканчивая повесть, автор пишет о том, что молодожены жили долго и счастливо и были похоронены вместе. Их отличала искренняя любовь и преданность государю. В повести вопрос чести неотделим от служения царю. Счастлив тот, кого любит государь.

Знаковым для Карамзина и его творчества стал 1793 год. В это время во Франции была установлена якобинская диктатура, потрясшая писателя своей жестокостью. Она возбудила в нем сомнения в возможности для человечества достичь благоденствия. Он осудил революцию. Философия отчаяния и фатализма пронизывает его новые произведения: повести «Остров Борнгольм» (1793), «Сиерра-Морена» (1795), стихотворения «Меланхолия», «Послание к А. А. Плещееву» и др.

К середине 1790-х годов Николай Карамзин становится признанным главой русского сентиментализма, открывавшего новую страницу в русской литературе. Он был непререкаемым авторитетом для Жуковского, Батюшкова, юного Пушкина.

«Вестник Европы». «Записка о старой и новой России»

В 1802 — 1803 годах Карамзин издает журнал «Вестник Европы», в котором преобладают литература и политика. В его критических статьях этого времени вырисовывалась новая эстетическая программа, что способствовало становлению русской литературы как национально-самобытной. Ключ самобытности русской культуры Карамзин видел в истории. Наиболее яркой иллюстрацией его взглядов стала упоминавшая выше повесть «Марфа Посадница». В своих политических статьях Карамзин обращался с рекомендациями к правительству, указывая на роль просвещения.

Стараясь воздействовать на царя Александра I в этом направлении, Карамзин передал ему свою «Записку о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях» (1811), в которой отразились взгляды консервативных слоев общества, не одобрявших либеральные реформы государя. Записка вызвала раздражение последнего. В 1819 году литератор подал новую записку — «Мнение русского гражданина», вызвавшую еще большее неудовольствие царя. Однако Карамзин не отказался от веры в спасительность просвещенного самодержавия и позднее осудил восстание декабристов. Несмотря на это, Карамзина-художника по-прежнему высоко ценили молодые писатели, даже не разделявшие его политических убеждений.

«История государства Российского»

В 1803 году посредством своего друга и бывшего учителя юного императора М.Н. Муравьева Николай Михайлович получает официальное звание придворного историографа. Это имело для него огромное значение, так как теперь, благодаря назначенной государем пенсии  и доступу  к архивам, писатель мог осуществить задуманный им труд по истории отечества. В 1804 году он оставил литературное поприще и с головой окунулся в работу: в архивах и книжных собраниях Синода, Эрмитажа, Академии наук, Публичной библиотеки, Московского университета, Александро-Невской и Троице-Сергиевой лавры читал рукописи и книги по истории, разбирал древние фолианты (Остромирово Евангелие, Ипатьевскую, Троицкую летописи, Судебник Ивана Грозного, «Моление Даниила Заточника» и многие другие) выписывал, сравнивал. Трудно представить, какую огромную работу проделал историк Карамзин. Ведь на создание двенадцати томов его «Истории государства Российского» ушло двадцать с лишним лет напряженного труда, с 1804-го по 1826 год. Изложение исторических событий здесь отличалось, насколько это возможно, беспристрастностью и достоверностью, а также прекрасным художественным слогом. Повествование было доведено до Смутного времени. В 1818 году были изданы первые восемь томов  «Истории», в 1821 году вышел 9-й том, посвященный царствованию Иоанна Грозного, в 1824-м — 10-й и 11-й, о Федоре Иоанновиче и Борисе Годунове. Смерть оборвала работу над 12-м томом и не позволила осуществить масштабный замысел до конца.

Выходившие один за другим 12 томов «Истории государства Российского» вызывали многочисленные читательские отклики. Возможно, впервые за всю историю печатная книга спровоцировала такой всплеск национального самосознания жителей России. Карамзин открыл народу его историю, объяснил его прошлое. Рассказывали, что, закрыв восьмой том, Ф.И. Толстой-Американец воскликнул: «Оказывается, у меня есть Отечество!». Зачитывались «Историей» все — студенты, чиновники, дворяне, даже светские дамы. Читали в Москве и Петербурге, читали в провинции: например, в Иркутске  закупили 400 экземпляров.

Но содержание труда воспринималось неоднозначно. Так, вольнолюбивая молодежь была склонна оспаривать поддержку монархического строя, которую выказывал на страницах «Истории государства Российского» Карамзин. А молодой Пушкин даже написал дерзкие эпиграммы на почтенного в те годы историка. По его мнению, этот труд доказывал «необходимость самовластья и прелести кнута». Карамзин, книги которого никого не оставили равнодушным, в ответ на критику всегда был сдержан, спокойно воспринимал как насмешки, так и похвалу.

Последние годы

Переехав жить в Петербург, Карамзин, начиная с 1816 года, каждое лето проводит в Царском Селе со своей семьей. Карамзины были радушными хозяевами, принимающими таких известных поэтов, как Вяземский, Жуковский и Батюшков (они являлись членами созданного в 1815 году  и отстаивавшего карамзинское направление в литературе общества «Арзамас»), а также образованную молодежь. Здесь часто бывал и молодой А.С. Пушкин, слушая, как старшие читают стихи, ухаживая за женой Н. М. Карамзина Екатериной Андреевной (она была второй женой писателя, у пары было 9 детей), уже немолодой, но обаятельной и умной женщиной, которой он решился даже послать признание в любви. Мудрый и опытный Карамзин простил выходку молодого человека, как и его дерзкие эпиграммы на «Историю». Через десять лет Пушкин, уже будучи зрелым человеком, по-другому посмотрит на великий труд Николая Михайловича. В 1826 году, находясь в ссылке в Михайловском, он напишет в «Записке о народном воспитании», что историю России следует преподавать по Карамзину, и назовет это произведение не просто трудом великого историка, но и подвигом честного человека.

В целом, последние годы жизни историка и писателя можно назвать счастливыми. Его связала дружба с царем Александром. Вдвоем они часто гуляли, беседуя, по Царскосельскому парку. Событием, омрачившим эти годы, стало восстание декабристов. 14 декабря 1825 года Карамзин  присутствовал на Сенатской площади. Историк, безусловно, был против восстания, хотя и видел среди бунтовщиков знакомые лица Муравьевых, Бестужева, Кюхельбекера, Н. Тургенева. Через несколько дней после выступления Николай Михайлович сказал: «Заблуждения и преступления этих молодых людей суть заблуждения и преступления нашего века».

Сам Карамзин стал жертвой событий 14 декабря: стоя на Сенатской площади, он страшно простудился и 22 мая 1826 года скончался.

Память

В 1848 году в Симбирске была открыта Карамзинская общественная библиотека. В Новгороде на памятнике «1000-летие России» (1862) среди 129 фигур самых выдающихся личностей в российской истории есть и фигура Н.М. Карамзина. В Москве в честь Н.М. Карамзина назван проезд, в Калининграде – улица. В Ульяновске установлен памятник историку, в усадьбе Остафьево  - памятный знак.

Сочинения

Избранные сочинения в 2-х тт. М.-Л., 1964.

История государства Российского. СПб., 1818-1826.

Полное собрание сочинений в 18-ти тт. М., 1998-2008.

Полное собрание стихотворений / Вступ. ст., подгот. текста и примеч. Ю. М. Лотмана. Л., 1967.

Каким запомнился современникам историк Николай Карамзин — Российская газета

Может быть, он хотел невозможного... (Строчка, вычеркнутая цензурой из речи М.П. Погодина на открытии памятника Н.М. Карамзину в Симбирске в 1845 году)

Все прошлые юбилеи Карамзина предшествовали большим потрясениям. Столетие со дня рождения (1866 год) - пришлось на реформы Александра II и начало народовольческого террора.

150-летие (1916 год) выпало на второй год мировой войны и канун революции.

200-летие (1966 год) отмечалось в СССР лишь узким кругом историков в условиях назревающей жесткой конфронтации с западными странами и Китаем.

225-летие широко праздновалось в декабре 1991 года. Перестроечные толстые журналы печатали главы из карамзинской "Истории..." как самую актуальную литературу. Торжественное заседание проходило в Колонном зале. Блестящую речь о Карамзине сказал Дмитрий Сергеевич Лихачев. Через две недели закончилась история Советского Союза.

Чему канун 2016-й - о том напишут потомки.

"История государства Российского": воздушная громада

Карамзину было дано столько разнообразных дарований, что для их реализации ему необходима была длинная взлетная полоса - как тяжелому воздушному лайнеру. Читая в учебниках краткую справку о классике, дети могут подумать, что разгонялся Карамзин очень плавно, спокойно, и летел к цели, не зная тревог и сомнений. Но карамзинская взлетная полоса была более похожа на дорогу от райцентра до заброшенной деревни: рытвины, колдобины и запрещающий знак у самой околицы, поставленный то ли в шутку, то ли всерьез.

Драм, трагедий, конфликтов в его жизни было в избытке. В молодости - острый конфликт с влиятельным вельможей, вынужденный отъезд за границу, более похожий на бегство. Рискованное путешествие по Европе в разгар французской революции. Ранние смерти (первой жены Елизаветы Ивановны, детей Андрея и Наташи). Война 1812 года - утрата семейного гнезда, "вся моя библиотека обратилась в пепел", участь беженца. А еще - грубая критика, яростное противодействие влиятельных сановников, скудость средств (он никогда не брал в долг), нескончаемая работа, грозящая слепотой, и бесконечные болезни родных...

И все-таки его создание, его "История..." - эта воздушная громада! - вышла из одинокого кабинета, как из ангара, и вот уже двести лет каждый, кто оглянется на прошлое Отечества, - он, прежде всего, увидит эту гряду облаков, эти двенадцать томов Карамзина.

Улыбка Карамзина

Давно замечено, что Карамзин не дается биографам, его личность не обрела завершенных очертаний даже под пером таких исследователей как Михаил Погодин (автор изданной 150 лет назад, в 1866 году легендарной книги "Николай Михайлович Карамзин, по его сочинениям, письмам и отзывам современников"), Юрий Лотман ("Сотворение Карамзина") и Натан Эйдельман "Последний летописец").

Николай Михайлович будто стоит за колоннадой томов своей Истории. Что ж, он любил оставаться в тени, считая, что земная слава - помеха трудам. Выход в свет был для него уступкой приличиям и поводом для самоиронии.

Лицеист Пушкин не раз был свидетелем того, как Карамзин собирался во дворец. "Однажды, - вспоминал Александр Сергеевич, - отправляясь в Павловск и надевая свою ленту, он посмотрел на меня наискось и не мог удержаться от смеха. Я прыснул, и мы оба расхохотались..."

Пушкина легко представить хохочущим. Хохочущего Карамзина - невозможно.

Должно быть, в этом виноваты портреты государственного историографа. Николай Михайлович на них выглядит сановито, официально, улыбка прячется в уголках губ.

Да, Карамзин не был веселым человеком, земные скорби никогда не оставляли его, но он знал цену и доброй шутке, и приветливости. Даже отправляясь на прием к графу Аракчееву, Николай Михайлович не оставлял своей улыбки дома.

Аракчеев, видевший до этой встречи в Карамзине врага, проводил его потом из кабинета как друга.

"В сердечной простоте беседовать о Боге и истину царям с улыбкой говорить. .." С блеском исполняя эту несомненно известную ему державинскую максиму, Николай Михайлович сделал акцент на улыбке.

Ровная приветливость Карамзина, его невозмутимость, раздражали старых царедворцев с их каменными лицами.

А будущим декабристам улыбка казалась слабостью, уступкой "тирану". Юный Никита Муравьев и его друзья исповедовали аскетизм, непримиримость и суровость, они не могли понять карамзинской учтивости, его располагающей к диалогу улыбки и неподдельной привязанности к царской семье. Они считали, что истина должна как камень влететь в Зимний дворец.

Неспособность оппозиции придать своей критике достойную форму заметил еще Николай Васильевич Гоголь. И как назвал он свою статью: "Карамзин"!

"Как смешны, - писал Гоголь, - те, которые утверждают, что в России нельзя сказать полной правды и что она у нас колет глаза! Сам же выразится так нелепо и грубо, что более, нежели самой правдой, уколет глаза теми заносчивыми словами, которыми скажет свою правду, словами запальчивыми, высказывающими неряшество растрепанной души своей, и потом сам же изумляется и негодует, что от него никто не принял и не выслушал правды! Нет. Имей такую чистую, такую благоустроенную душу, какую имел Карамзин, и тогда возвещай свою правду: всё тебя выслушает, начиная от царя и до последнего нищего... И выслушает с такой любовью, с какой не выслушивается ни в какой земле ни парламентский защитник прав, ни лучший нынешний проповедник..."

Титульный лист юбилейного издания "Истории государства Российского" и одна из страниц книги: картина Павла Рыженко "Благословение Сергия". Фото: Издательство Росса

Какое несчастье, что в последнее царствование рядом с Николаем II не было человека такого доброго и умного сердца, такого ясного и провидческого ума, как Карамзин. Скольких ошибок, скольких жертв Россия могла бы избежать!

А был ли другой Карамзин?

Вокруг императора Александра всегда было немало умных, талантливых и деятельных сановников, но Карамзин был еще и обаятелен. Добавим к этому неизменное благородство, щепетильность и смирение Карамзина - и мы поймем, почему именно он стал так близок Александру I.

Всякое придворное лицедейство было Карамзину отвратительно. И смиренен Карамзин не из убеждения, что плохо быть гордым и заносчивым, а из удовольствия быть именно таким - смиренным и кротким. Так же его прямота и честность были не следствием принуждения самого себя, а природными свойствами души.

Никакой другой Карамзин в его душе не таился.

В этом, очевидно, и состоит трудность карамзинского жизнеописания - нет внутреннего конфликта, нет падений, нет поступков, которые противоречили бы тому, что Карамзин декларировал. Он будто изначально, с момента своего появления на свет, был настроен на деятельное добро и неустанный труд.

Понятно, что Карамзин был мишенью для завистников. Не раз чиновники в избытке патриотизма предлагали Александру историографа "запереть, а сочинения его сжечь". В 1811 году Карамзина даже обвинили в шпионаже в пользу Франции, донос об этом поступил императору.

С тех пор и до весны 1816 год Карамзин был в негласной опале. Все это время Карамзин не был уверен, что царь ждет от него окончания "Истории. ..", и тем более не мог быть уверен, что его труд будет издан, но продолжал неустанно работать, рассчитывая уже не на царя и не на современников, но лишь на потомков.

Почему Александр I после длительного охлаждения решил отбросить доносы и сделал Карамзина не только одним из своих ближайших советников, но и ввел его в свой семейный круг? Причины по-человечески совершенно понятны.

Бездушных исполнительных льстецов вокруг трона всегда хватало, но не было тех, кто способен понять тяжесть креста, который несет самодержец. Карамзин понимал, и это помогало найти ему верный тон в сложных отношениях с первым лицом государства. То, что в устах придворного или министра, звучало бы неслыханно дерзко, у Карамзина обретало форму самую дружественную и учтивую, форму особой доверительности.

Советник Трона

Конечно, Карамзин и Александр I не только приятно улыбались друг другу. Они горячо обсуждали самые актуальные мировые и внутренние проблемы. Еще до Отечественной войны Карамзин был одним из немногих, кто пытался удержать Александра от военного столкновения с Наполеоном.

После победного завершения войны, истощившей и Россию и Европу, Карамзин признается близкому другу, что в разговоре с государем он "не безмолвствовал о налогах в мирное время, о нелепой губернской системе финансов, о грозных военных поселениях, о странном выборе некоторых важнейших сановников, о министерстве просвещения иль затмения, о необходимости уменьшить войско, воюющее только Россию, о мнимом исправлении дорог, столь тягостном для народа, наконец, о необходимости иметь твердые законы, гражданские и государственные". Темы, надо сказать, и сегодня - двести лет спустя! - для нас более чем актуальные. Чего стоит одно только "мнимое исправление дорог" или "министерство затмения"!

Но вот парадокс: при всей нынешней свободе и демократии, мы не видим сегодня рядом с президентом самостоянья подобного карамзинскому.

Из записки Карамзина, составленной в 1819 году после разговора с Александром I, и оставленной "в наследство сыновьям":

"Я пил у Него чай в кабинете, и мы пробыли вместе, с глазу на глаз, пять часов, от осьми до часу за полночь. На другой день я у Него обедал; обедал еще и в Петербурге... но мы душою расстались, кажется, на веки... Потомство! достоин ли я был имени гражданина Российского? Любил ли Отечество? верил ли добродетели? верил ли Богу?.. Не хочу описывать всего разговора моего с Государем, но между прочим вот что я сказал ему по-французски: "Государь! У вас много самолюбия. Я не боюсь ничего. Мы все равны перед Богом. Что говорю я вам, то сказал бы вашему отцу, государь! Я презираю либералистов нынешних, я люблю только ту свободу, которой никакой тиран не может у меня отнять..."

Не удивительно, что со стороны царя были дни, а иногда и месяцы охлаждения, недопонимания, недоверия, мнительности. Но именно Александр принял решение печатать "Историю...", взял на себя все расходы и распорядился не подвергать труд Карамзина предварительной цензуре.

И вот сколь огромна разница царствований Александра I и Николая I: в 1845 году цензура долго не будет пропускать в печать "Историческое похвальное слово Карамзину, произнесенное при открытии ему памятника в Симбирске в собрании симбирского дворянства". ..

Что же опасного для трона оказалось в речи Погодина? Николаевской цензурой были вычеркнуты "наши вельможи", "дух республиканской свободы, великодушный в опасностях" и даже щемящее "Может быть, он хотел невозможного..."

Убийство Карамзина

Вяземский вспоминал, что когда в мае 1823 года Карамзин заболел нервической горячкой "государь всякий раз во время утренней прогулки по саду, приходил к Китайскому дому, в котором жил Карамзин. Боясь обеспокоить больного, он подходил к заднему крыльцу, спрашивал прислугу, и стоял в ожидании, пока выйдет к нему кто-либо из семейства рассказать, как больной провел ночь..."

Загадочная смерть императора в Таганроге, а вскоре и его супруги, не были, думается, загадкой для историографа, с которым перед отъездом на юг император общался наедине на протяжении четырех часов. Уход царя в иную жизнь, в иночество - абсолютно карамзинский сюжет. Карамзин не мог не поддержать желание царя уйти от мира, покаяться за вольное или невольное соучастие в отцеубийстве, и открыть тем новую, чистую главу в истории самодержавия.

Восстание декабристов сокрушило идеальный проект и все усилия Александра I и его историографа по нравственному обновлению самодержавия.

Это как если бы кто-то подошел к играющим в шахматы, опрокинул доску и стал ей бить по головам шахматистов.

Кровь, пролившаяся на Сенатской площади, была для Карамзина не просто дурным, а страшным предзнаменованием. Он понимал, что доброго, просвещенного и справедливого царствования в России уже не будет. 14 декабря Карамзин без шубы выбежал из дворца и провел на площади весь день до сумерек, до самой развязки. Пять или шесть камней упали у его ног. В полночь он с сыновьями еще раз ходил во городу, видел следы крови на снегу. Вскоре он заболел пневмонией, осложнения после которой оказались смертельными.

На Сенатской площади убили не только героя Отечественной войны графа Милорадовича. Убили Карамзина.

Возможно, самым страшным переживанием для Николая Михайловича было то, что все молодые офицеры, составившие заговор, были его внимательными читателями. Никита Муравьев, сын бесконечно любимого и почитаемого Карамзиным Михаила Никитича Муравьева, юноша гениальных дарований - он в армии читал "Историю..." по ночам при лунном свете и знал ее чуть не наизусть. В октябре 1826 года он напишет жене из каземата Петропавловской крепости: "Мой ангел, я готов ко всему, что свершится по воле Бога... Может быть, я ошибаюсь, но я верю, что не руководствовался никакой личной целью... Я прошу тебя взять Свод четырех Евангелистов, сочинения моего отца, всеобщую историю Сюгера, моего маленького Тацита и историю Карамзина..."

Орешек не сдался

Письма Карамзина после декабря 1825 года скупы на подробности. "Нелепой трагедией" он называет события на Сенатской, осуждает "безумных либералистов", но выражает надежду, что "истинных злодеев между ими не так много". О матери Никиты Муравьева пишет со скорбью и сопереживанием: "Екатерина Федоровна Муравьева раздирает сердце своею тоскою..."

Последние письма Карамзина пронизаны печалью. Из-за кулис исторической сцены вылезло чудище смуты, бессмысленного и беспощадного бунта.

"Но остался Бог, - пишет Карамзин своему старому другу Ивану Дмитриеву 22 марта 1826 года, - и моя вера к Нему та же: ...смиряюсь в духе и не ропщу. Не могу говорить с живостью: задыхаюсь. Брожу по комнате; читаю много; имею часто сладкие минуты в душе: в ней бывает какая-то тишина неизъяснимая и несказанно приятная..."

Карамзин работал до последнего дня. "История государства Российского" оборвалась на фразе "Орешек не сдавался".

Парусник, назначенный Николаем I перевезти Карамзина по совету врачей к спасительному теплу солнечной Италии, так и остался на рейде.

Николай Михайлович скончался 22 мая 1826 года.

Строки друга...

"Читая в журналах статьи о смерти Карамзина, бешусь. Как они холодны, глупы и низки. Неужто ни одна русская душа не принесет достойной дани его памяти?"

(Александр Пушкин - Петру Вяземскому, 10 июля 1826 года).

... и недруга

"История его подлая и педантичная, а все прочие его сочинения жалкое детство..."

(Павел Катенин - И. Н. Бахтину, 9 января 1828 года)

Завещание

"ДУМАЯ БОЛЕЕ О ЛЮДЯХ, НЕЖЕЛИ О ФОРМАХ..."

В 1811 году завершая свою "Записку о древней и новой России", вызвавшую раздражение Александра I, Карамзин писал: "Благоразумная система государственная продолжает век государств; кто исчислит грядущие лета России? Слышу пророков близкоконечного бедствия, но благодаря Всевышнего сердце мое им не верит, - вижу опасность, но еще не вижу погибели!.. Если Александр будет осторожнее в новых государственных творениях.., думая более о людях, нежели о формах.., дороговизна мало-помалу уменьшится.., колебания утихнут, неудовольствия исчезнут, родятся нужные для государства привычки, ход вещей сделается правильным, постоянным; новое и старое сольются в одно... Увидим ясное небо над Европой..."

Может быть, Карамзин хотел невозможного?

Анонс

Уходящий год журнал "Родина" объявил Годом Карамзина, опубликовав в январском номере первую статью - "Карамзин научил уважать историю".

Дело не только в том, что в декабре мы готовились отмечать 250-летие великого историографа. Взгляд Карамзина на историческую память и беспамятство, напрямую связанные с глубиной наших знаний о прошлом, очень актуален сегодня.

Именно об этом и шел серьезный разговор на страницах журнала.

"Краски Карамзина" - так называлась статья в мартовском номере. "Мастер-класс Николая Карамзина" - в сентябрьском. В октябре тему продолжила публикация "Трое в кибитке Петербург - Москва". В декабрьском номере журнала и сегодня на этой странице газеты Год Карамзина завершает наш постоянный автор Дмитрий Шеваров.

Подписаться на "Родину" можно в почтовых отделениях связи РФ по каталогам: Роспечати - индекс 73325, "Почта России" - индекс 63436, "Пресса России" - индекс 40687.

О жизни и творчестве Н. М. Карамзина | доклад, реферат, сочинение, сообщение, отзыв, статья, анализ, характеристика, тест, ГДЗ, книга, пересказ, литература

Николай Михайлович Карамзин становится родоначальником сентиментализма в России. Сын помещика Симбирской губер­нии, в юности он служит в гвардии, откуда увольняется в чине поручика. Путешествует по Европе, а в 1791 году, поселившись в Москве, становится редактором и автором «Московского журна­ла», уйдя из журналистики лишь в знак протеста на период пав­ловского царствования (1796—1801). В 1792 году он создаёт два произведения, которые стали известнейшими и любимейшими произведениями русской литературы того времени: повести «На­талья, боярская дочь» и «Бедная Лиза». Эти повести написаны в стиле сентиментализма.

Чтобы описать чувства, изображение которых было главным объектом сентименталистов, необходимо было подобрать соот­ветствующие слова. Оказалось, что в русском языке часто нет слов для выражения понятий, которые есть в других европейских языках. И тогда Карамзин, по словам В. Г. Белинского, «преобра­зовал русский язык».

Слова и выражения, введённые в русский язык Я. М. Ка­рамзиным: чувствительность, деликатность, влюблённость, тонкий вкус, утончённость, будущность, представитель, об­щественность, человечный, усовершенствовать, переворот, развитие. ..

Это была настоящая революция в языке. Но важнее всего бы­ло то, что Карамзин изменил образ героя литературного произве­дения. Его герои — не цари и вожди, а молодые девушки, про­стые крестьянки, которые тоже умеют любить и страдать.

С 1804 года Карамзин берётся за огромный труд, над кото­рым будет работать более двадцати лет — до конца своей жизни: написание «Истории государства Российского». Работу над ней можно назвать подвигом жизни Карамзина. «История...» вдохно­вит многих русских писателей на создание произведений на ис­торические темы (вспомним, например, пушкинского «Бориса Годунова»). Материал с сайта //iEssay.ru

Карамзину предлагали стать министром народного просве­щения, предлагали чины, звания, награды. Писатель от всего от­казался, согласившись принять звание историографа. Это звание было настолько диковинным в России, что слуга записал его од­нажды в книге визитов: «Граф Истории».

Русский сентиментализм и «История государства Российско­го» — вот великое наследие Николая Михайловича Карамзина.

На этой странице материал по темам:
  • жизнь и творчество владимира фёдоровича одоевского
  • доклад на тему жизнь и творчество карамзина
  • творчество н. карамзина
  • доклад на тему творчество и жизнь карамзина
  • творчество карамзина доклад

Создатель «Истории государства Российского» Н.М. Карамзин - в электронном фонде Президентской библиотеки

12 декабря 2017 года исполняется 251 год со дня рождения русского историка, автора знаменитой «Истории государства Российского» писателя и издателя Николая Михайловича Карамзина (1766-1826). Посвященное ему электронное собрание, включающее известные труды по истории государства Российского, а также исследования, очерки и архивные документы о жизни и творчестве Карамзина, находится в открытом доступе на сайте Президентской библиотеки.

Много интересных фактов об историке можно найти в редком издании К. Н. Бестужева-Рюмина Николая Михайловича Карамзина: очерк жизни и творчества 1895 года. Например, его прекрасный язык в книге объясняется его собственными словами: «Откуда у тебя такой чудесный слог?» - спросил однажды Карамзина Ф. Н. Глинка. «Из камина», - ответил он. - «Как же так, из камина?» - «Вот как: я перевел одно и то же произведение три раза подряд и, прочитав его, бросил в огонь, пока, наконец, не пришел к тому моменту, когда остался доволен и выпустил его.Он действительно много перевел, в частности «Юлия Цезаря» Шекспира, «заложив таким образом основу для знакомства русской публики с этим великим поэтом».

Весной 1789 года Н. М. Карамзин отправился в путешествие по Европе, в ходе которого были созданы «Письма русского путешественника», ставшие событием для читателей того времени. В своих посланиях близким друзьям автор рисует красоту природы, рассказывает о своих впечатлениях от дороги, встречах и опыте встреч с людьми, описывает достопримечательности городов, разговаривает с разными людьми: «Целью его путешествия было не изучение природы. любая наука, кроме наблюдений за неизвестной для России жизнью: широкое литературное образование дало ему как возможность разговаривать с европейскими поэтами и учеными, так и сообщать общественности об особенностях их личности.Современникам его элегантное повествование давало возможность многому научиться и расширить свой кругозор. Дети в его письмах находят ценный материал для выяснения взглядов людей того времени », - говорится в упомянутой книге Николай Михайлович Карамзин: очерк жизни и творчества.

Именно в этом путешествии Николай Михайлович, по его словам, «заболел» русской историей. «Говорят, - пишет он из Парижа в« Письмах русского путешественника », - что наша история менее интересна, чем другие: я так не думаю; для этого нужен светлый ум, вкус, талант; есть из чего выбрать, оживить, раскрасить; читатель удивится, как из Нестора, Никона и т. д. могло получиться нечто привлекательное, сильное, достойное внимания не только россиян, но и иностранцев.<…> Были у нас Карл Великий - Владимир, наш Людовик XI - Царь Иван, наш Кромвель - Годунов, а также такой государь, которого даже нигде не найти - Петр Великий. Время их правления составляет важнейшие эпохи в нашей истории и даже в истории человечества; это должно быть представлено ».

Карамзин указывает на то, что у Европы есть своя история, и при этом, помимо элит, ее знают и люди разных слоев. В то время в России не существовало сколько-нибудь масштабного исторического труда, и, вернувшись на родину, писатель сам приступает к этому серьезному масштабному делу.

Карамзин всю оставшуюся жизнь работал над главным делом своей жизни. "История государства Российского" состоит из 12 толстых томов, почти сразу после выхода в свет она имела ошеломляющий успех и позже была переведена на немецкий, английский, итальянский, греческий и даже китайский языки.

В издании «Биографии и характеристики» 1882 года: Татищев, Шлецер, Карамзин, Погодин, Соловьев, Ешевский, Гильфердинг его автор К. Н. Бестужев-Рюмин писал: «Пушкин чрезвычайно остроумно и точно заметил, что Карамзин открыл древнюю Русь, как Колумб открыл Америку.И он объясняет, почему: «В конце XVIII и особенно в начале XIX века, в это время самого пика развития русского европеизма, русская древность была совершенно неизвестна в так называемой образованной среде: место отцовских библиотек, состоящих из старинных рукописей, в боярских покоях заняли массивы французских писателей XVIII века и их английские архетипы, конечно, во французском переводе; старинное образование, с детства приученное слышать звуки церковнославянского языка, <…> перешло в сферу традиций.”

Важную роль в успехе «Истории государства Российского» сыграл слог ее автора. В книге «Карамзин в истории русского литературного языка», электронная копия которой представлена ​​на сайте Президентской библиотеки, Ю. Грот отмечает, сколько историк сделал для развития русского литературного языка, избавив прозу от ветхих. , архаичные формы, выработав легкую и элегантную интонацию фразы, обогащая словарный запас.Подтверждение этому мы находим в статье Карамзина и Сперанского в «Русском зарубежном дайджесте»: «Он впервые осмелился писать на обычном разговорном языке, уничтожил устаревшие и германские выражения. Слава классика-реформатора принадлежит ему: если бы он не очистил язык от посторонней субстанции, никогда бы не было столько гармонии в Жуковском и столько энергии в Пушкине ».

В электронной коллекции Н. М. Карамзина (1766–1826) можно найти много других интересных материалов о жизни и творчестве писателя: его личная переписка, архивные дела, открытки и фотографии с изображениями памятников, поставленных в честь писателя и историографа. и многое другое.

Николай Михайлович Карамзин - 1911 Британская энциклопедия -

Внимание!

Устали видеть рекламу во время учебы? Теперь вы можете пользоваться версией сайта без рекламы всего за 10 центов в день.
Нажмите здесь, чтобы начать сегодня!

1911 Encyclopedia Britannica

НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ КАРАМЗИН (1765-1826), русский историк, критик, прозаик и поэт, родился в селе Михайловка, в правительстве Оренбурга, а не в Симбирске, как многие его английские и немецкие биографы. неправильно сказано, 1 декабря (по старому стилю) 1765 г.Его отец был офицером русской армии татарского происхождения. Его послали. в Москву, чтобы учиться у профессора Шадена, откуда он впоследствии переехал в Санкт-Петербург, где познакомился с Дмитриевым, русским поэтом с некоторыми достоинствами, и занялся переводом эссе иностранных писателей на его родной язык. Прожив некоторое время в Санкт-Петербурге, он уехал в Симбирск, где жил на пенсии, пока его не убедили снова приехать в Москву. Там, оказавшись среди общества ученых людей, он снова занялся литературной работой.В 1789 г. он решил путешествовать и посетил Германию, Францию, Швейцарию и Англию. По возвращении он опубликовал свои писем русского путешественника, , которые имели большой успех. Эти письма были впервые напечатаны в «Московском журнале », который он редактировал «», но впоследствии были собраны и изданы в шести томах (1797–1801). В том же журнале Карамзин опубликовал переводы некоторых сказок о Мармонтеле и некоторые оригинальные рассказы, среди которых можно упомянуть Бедная Лиза и Наталья Боярская дочка. В 1794 и 1795 годах Карамзин отказался от своего литературного журнала и опубликовал сборник в двух томах под названием Аглая, , в котором, среди прочего, появились «Остров Борнхольм» и «Илья Муромец», рассказ, основанный на приключениях. известного героя многих русских легенд. В 1797-1799 годах он выпустил еще один сборник или поэтический альманах, Аониды, совместно с Державиным и Дмитриевым. В 1798 году он составил Пантеон, собрание произведений из произведений самых известных древних и современных авторов, переведенных на русский язык.Многие из его легких произведений впоследствии были напечатаны им в томе под названием « моих мелочей». В 1802 и 1803 годах Карамзин редактировал журнал « European Messenger». Только после публикации этой работы он понял, в чем заключалась его сила, и начал свою Историю Российской Империи. Чтобы выполнить задание, он уединился на два года; и, по причине того, что его отставка стала известна императору Александру, Карамзин был приглашен в Тверь, где он прочитал императору первые восемь томов своей истории.В 1816 году он переехал в Санкт-Петербург, где провел самые счастливые дни своей жизни, пользуясь благосклонностью Александра и передавая ему листы своего большого труда, которые император читал вместе с ним в садах Царского дворца. Село. Однако он не дожил до того, чтобы продолжить свою работу дальше одиннадцатого тома, завершив его воцарением Михаила Романова в 1613 году. Он умер 22 мая (по старому стилю) 1826 года в Таврическом дворце. В память о нем в Симбирске в 1845 году поставили памятник.

Как историк Карамзин заслуженно имеет очень высокую репутацию. До появления его работ в России сделано в этом направлении мало. Предыдущая попытка Татищева была лишь грубым наброском, неэлегантным по стилю и без истинной критики. Карамзин очень усердно собирал материалы, и примечания к его томам - кладези любопытной информации. Стиль его истории элегантен и плавен, он основан скорее на легких предложениях французских прозаиков, чем на длинных периодических абзацах старой славянской школы.Быть может, Карамзина справедливо порицать за фальшивый блеск и романтическую атмосферу, окутанные ранней русской летописью, скрывающие грубость и жестокость местных манер; в этом отношении он напоминает нам сэра Вальтера Скотта, чьи труды в то время вызвали большую сенсацию во всей Европе и, вероятно, оказали на него влияние. Карамзин открыто выступает панегиристом самодержавия; действительно, его работа была названа «Эпосом деспотизма». Он без колебаний признает свое восхищение Иваном Грозным и считает его и его дедушку Иваном III.как созидателей русского величия, славу, которую в своих ранних трудах, возможно, в то время в большей степени под влиянием западных идей, он приписывал Петру Великому. В боевых частях (например, описание Куликовского поля, взятие Казани и т. Д.) Мы находим значительные возможности описания; и характеры многих главных персонажей русской летописи нарисованы твердыми и жирными линиями. Как критик Карамзин оказал стране большую услугу; фактически его можно считать основоположником рецензии и эссе (в западном стиле) среди россиян.

Заявление об авторских правах
Эти файлы являются общественным достоянием.

Библиографическая информация
Чисхолм, Хью, главный редактор. Запись на «Николай Михайлович Карамзин». 1911 Британская энциклопедия. https://www.studylight.org/encyclopedias/eng/bri/n/nikolai-mikhailovich-karamzin.html. 1910.

«Бедная Лиза» и другие истории: Учебное пособие: Анализ

Эти заметки были предоставлены членами сообщества GradeSaver. Мы благодарны за их вклад и призываем вас сделать свой собственный.

Повесть «Бедная Лиза» была опубликована в 1792 году в московском журнале «», который издавал Карамзин. Популярность автора сделала «Бедная Лиза».

Карамзин - писатель-новатор. Его по праву считают основоположником русского сентиментализма. Читатели восприняли рассказ с энтузиазмом, потому что общество жаждало чего-то подобного. Предшествовавшее сентиментализму классицистское направление, основанное на рациональности, утомляло читателей учением. Сентиментализм (от слова «смысл») отражал мир чувств, сердечную жизнь.Было много подражаний «Бедной Лизе» - разновидности массовой литературы, пользующейся спросом у читателей.

«Бедная Лиза» - первый русский психологический рассказ. Чувства героев раскрываются в динамике. Карамзин даже придумал новое слово - чувствительность. Чувства Лизы ясны и понятны: она живет любовью к Эрасту. Чувства Эраста сложнее, он сам их не понимает. Сначала он хочет влюбиться просто и естественно, как он читал в романах, затем обнаруживает физическое влечение, разрушающее платоническую любовь.

Социальные проблемы рассказа кроются в классовом неравенстве влюбленных, которое ведет не к счастливому финалу, как в старых романах, а к трагедии. Карамзин поднимает проблему человеческой ценности вне зависимости от сословия. Моральная сторона раскрывает ответственность человека перед доверяющими ему, «нечаянное зло», которое может привести к трагедии.

Хотя внимание писателя сосредоточено на психологии персонажей, для сюжета важны внешние события, ведущие героиню к смерти.Сюжет повести прост и трогателен: молодой дворянин Эраст влюблен в крестьянскую девушку Лизу. Их брак невозможен из-за классового неравенства. Эраст ищет чистой братской дружбы, но не знает собственного сердца. Когда отношения перерастают в интимные, Эраст остывает к Лизе. В армии он теряет целое состояние в карты. Единственный способ исправить положение - жениться на богатой пожилой вдове. Лиза случайно встречает Эраста в городе и думает, что он влюбился в другого.Она не может жить с этой мыслью и топится в том самом пруду, у которого она встретила своего любимого. Эраст осознает свою вину и страдает всю оставшуюся жизнь.

На главные события повествования уходит около трех месяцев. Композиционно они украшены рамкой, связанной с образом рассказчика. В начале рассказа рассказчик сообщает, что описанные на озере события произошли 30 лет назад. В конце рассказа рассказчик снова возвращается в настоящее и вспоминает на могиле Лизы о несчастной судьбе Эраста.В тексте Карамзин использует внутренние монологи, часто слышен голос рассказчика. Пейзажные зарисовки гармонируют с настроением персонажей и созвучны событиям.

Карамзин был новатором в литературе. Он был одним из создателей современного языка прозы, близкого к разговорной речи образованного дворянина. Так говорят не только Эраст и рассказчик, но и крестьянин Лиза и ее мать. Сентиментализм не знал историзма. Жизнь крестьян очень условна, это какие-то вольные (не крепостные) балованные женщины, которые не могут обрабатывать землю и покупать розовую воду.Целью Карамзина было показать чувства, равные для всех сословий, которые не всегда могут контролировать гордый ум.

Обновите этот раздел!

Вы можете помочь нам, пересматривая, улучшая и обновляя эта секция.

Обновить этот раздел

После того, как вы потребуете раздел, у вас будет 24 часа , чтобы отправить черновик. Редактор рассмотрит заявку и либо опубликует ее, либо оставит отзыв.

Юрий Лотман, «Об одном читательском понимании Н.«Бедная Лиза» М. Карамзина: покушение на



Юрий Лотман, «О понимании одним читателем« Бедной Лизы »Н.М. Карамзина: попытка

концептуализировать массовое сознание в восемнадцатом веке »

Назначен и представлен Дамиано Ребеккини, Università degli Studi di Milano

Краткое эссе Юрия Лотмана «О приеме Бедной Лизы Н.М. Карамзина: на примере

(О структуре массового сознания в 18

тыс.

век) », изданная в 1966 году, представляла собой

важный вклад, особенно с точки зрения методологии, в развитие исследований по

История чтения в Советском Союзе

1

.В этой статье Лотман интерпретирует чтение как форму

.

перевод с художественного языка, использованного автором в своем произведении, на уже освоенный им.

читатель перед его чтением. Такой способ интерпретации чтения помог советским ученым признать

, что исторически сложилось так, что автор и читатель практически никогда не разделяют один и тот же эстетический код. Кроме того

побудил их рассматривать работу, которую читают, не только как сообщение, которое необходимо интерпретировать, но и как

также как новый язык для изучения.Сравнивая чтение с формой перевода, Лотман был

, предлагающий выявить все факторы, которые играют роль в сложном процессе чтения.

Литературный критик

задавал такие вопросы, как развился художественный язык читателя?

С помощью каких текстов? Насколько компетентен он (или она) в литературном жанре текста, который он (или

)

она читает? Какие элементы текста он понимает, а какие может быть истолкован неверно,

на основе специфического художественного языка читателя? Наконец, как работает новый язык

способствуют изменению уже усвоенного читателем языка? Как подчеркивает критик на

- конец его эссе, поскольку читаемая работа представляет собой не только сообщение, но и код, она может внести свой вклад в

.

, изменяя эстетические нормы читателя, например, развивая чувствительность к

описания природных ландшафтов, которых раньше читатель не имел.К этому аспекту, то есть как

чтение и искусство в целом могут преобразить своих бенефициаров, Лотман посвятил несколько блестящих

статей в последующие десятилетия

2

.

Статья, впервые опубликованная пятьдесят лет назад, сегодня кажется более интересной из-за вопросов.

поз, чем те выводы, которые он делает. В определенной степени это можно отнести к контексту в

, в которой появилась статья. Эссе Лотмана попыталось создать диалог между разными дисциплинами,

таких, как социальная история, книжная история и семиотика, которые в то время все еще были жестко разделены в

Советский Союз.Спустя десятилетия, в течение которых даже социология не была признана автономной

1

Очерк опубликован под названием «Об одном читательском восприятии« Бедной Лизы »Н.М. Карамзина: (К

структура массового сознания XVIII в.) », В XVIII век. Сборник 6 , Москва-Ленинград, 1966, с. 280-285.

2

См., Например, Ju. Лотман, «Декабрист в повседневной жизни: повседневное поведение как историко-психологический

. Категория

»(тр.C.R. Pike) в: Lotman, Ju. М .; Успенский Б.А. Семиотика русской культуры, изд. Анн Шукман.

(Michigan Slavic Contributions 11), Анн-Арбор, 1984, Мичиганский университет, стр. 71-123; «Поэтика повседневности

поведения в русской культуре XVIII века »(тр. Н. Ф. К. Оуэн) там же, стр. 231-256.



, Советский Союз медленно, но медленно проявлял интерес как к истории книги, так и к теории рецепции.

постоянно пробуждается с 1960-х годов

3

.В то же время, благодаря исследованиям Лотмана и

других ученых закладывались основы того, что станет важнейшим Тарту-

Московская семиотическая школа. Однако в области социальной истории они продолжали прибегать к жестким правилам

.

Марксистские категории, использующие такие понятия, как «массовое сознание», которые сам Лотман использовал в

- название его эссе, которое сегодня кажется совершенно неадекватным. Лотман опубликовал свою статью в журнале

.

институциональных публикаций Академии наук и должны были соответствовать этим категориям.А также

некоторые из его выводов, например, о том, как любовь была задумана рабочим классом и

отсутствие у ремесленников осознания ценности личности, глубоко затронуты

идеологическая обусловленность советского контекста.

Статья посвящена интересному источнику: транскрипции аристократического интеллектуала 1799 г.

из беседы ремесленника и крестьянина о классике русского сентиментализма,

Рассказ Николая Карамзина Бедная Лиза (1792).Знаменитая сказка Карамзина, рассказанная

очарованный рассказчик, рассказывает трагическую историю любви между аристократом Эрастом, в основном добросердечным

но взбалмошный молодой человек и молодая и невинная крестьянка Лиза, поддающаяся своей страсти к нему.

Брошенная Эрастом бедная Лиза в отчаянии тонет в том месте, где они жили.

встреча, озеро у Симонова монастыря, недалеко от Москвы. Построенный по образцу

Руссо « Новая Элоиза», Сказка Карамзина вызвала множество литературных подражаний и породила

значительного прозелитизма среди русских читателей, аналогично реакции Руссо.

шедевр.Как отмечают многие источники периода, толпы сентиментальных русских читателей достигли

человек.

посещают места, где разворачивается трогательный рассказ, вздыхают над их неудачными романами и

резьба стихов, посвященных героине Карамзина, в коре берез

4

. Сайт посвящен

г.

Святой Симон, который, как принято считать, обладал целительной силой, стал местом паломничества.

для российских читателей, тронутых сказкой о Бедной Лизе за многие десятилетия . Как первые строки произнесены

выставка ремесленников, литературный миф смешивается и пересекается с древними религиозными верованиями.

Лотман в своей статье не анализирует социальное положение свидетеля, расшифровавшего

Беседа ремесленника и крестьянина, ученого Алексея Федоровича Мерзлякова.

Отсюда очевидная наивность утверждения критика о том, что «нет причин сомневаться в точности

.

его сказка ».Собственно, Лотман хорошо знает, о чем говорит. Он глубоко изучил не только

Эпистолярий Мерзлякова, который является его источником, но также литературная позиция второстепенного ученого и

3

См. Стивен Ловелл, Русская революция в чтении. Печатная культура в Советском Союзе и в постсоветское время ,

Macmillan, London, pp. 45-50 и Д. Ребеккини, Р. Вассена, «Читатель, где ты? Введение », в Д.

Ребеккини, Р.Васена (ред.), Чтение в России. Практики чтения и литературного общения , 1760-1930 , стр.

19-21.

4

Ср. A. Zorine, A. Nemzer, «Les Paradoxes de la sentimentalité», в Stroev A. (ed.), Livre et lecture en Russie , tr. М.Л.

Bonarque, Париж, Éditions de la maison des Sciences de l’homme, 1995, стр. 98–100.



отношение к Карамзину и его творчеству. Фактически он уже посвятил обширное критическое исследование

ему


5

.Что может быть интереснее его выводов о массе

рабочего класса?

совесть »- это то, что он не говорит и, возможно, не может сказать о своем источнике - то, что

четко прослеживается в полной версии статьи. Поразительно, например, насколько быстро высокий

литературных текстов, рассчитанных в основном на аристократическую аудиторию и рассказывающих сказки, не лишенные эротики.

аллюзии были распространены сначала в монастырской среде, а затем и среди ремесленников.По данным источника,

Книга Карамзина передана симоновским монахом группе мастеров, работавших на

Иконостас монастыря

. Ремесленник, несмотря на свое недоразумение, оценивает его до такой степени, что покупает

.

копию для себя и рекомендую крестьянину на деревенском празднике. Источник,

, таким образом, показал, что, несмотря на то, что утверждали советские критики, тексты распространялись довольно свободно.

среди разных классов, и даже работа «реакционного аристократа», такого как Карамзин, могла быть

одинаково нравились царской аристократии, ремесленникам и крестьянам.С другой стороны,

ремесленника

«перевод», кажется, подчеркивает другой аспект текста, который, возможно, Лотман не мог нарисовать.

внимание в советском контексте, но явно вытекает из его источника. В рассказе Карамзина

сказка, ремесленник, полностью игнорирующий социальные и психологические конфликты, описанные в тексте,

уделяет пристальное внимание экономическим механизмам, лежащим в основе взаимоотношений между двумя

главных героя.Хотя он почти ничего не говорит об их чувствах и эмоциях, он дает

подробный отчет обо всех суммах и транзакциях между двумя, упомянутыми в книге. Таким образом, в

г.

рассказ мастера, Бедная Лиза преобразован из сентиментального рассказа в счетную книгу

доходов и расходов главных героев.

Публикуя свой источник и комментируя «перевод» мастером текста Карамзина,

Лотман был ответственен за еще одно достижение советского научного сообщества.Он

отвлекло внимание от чисто феноменологического анализа акта чтения (проведенного

Роман Ингарден, а затем Вольфганг Изер), или из полностью семиологического анализа (как в Умберто

Eco’s The Role of the Reader ), к анализу конкретных текстовых следов, оставленных читателями в

прошлое. Когда чтение рассматривается как перевод, это уже не абстрактный процесс, а

создание нового текста, устного или письменного, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

влечет за собой.Если, с одной стороны, эта интерпретация стерла нематериальное, бессистемное и эфемерное

, с другой стороны, по мнению Лотмана, он позволил реконструировать эстетическое и

аксиологическая система читателей прошлого, основанная только на их «переводах».

В заключение Лотман всегда объединял свои теоретические размышления о семиотической

механизмов культуры в подробный исторический анализ текстов прошлого; это то, что делает

он один из самых вдохновляющих российских ученых второй половины 20-х гг.

тыс.

век.

5

Ju. Лотман, А.Ф. Мерзляков »(1958) в сборнике Ю. Лотман, Избранные статьи , т. 2, Таллинн, Александра, 1992, с. 228-264.


Dostları ilə paylaş:

Выпуск 5 2 :: ИЗ КОММЕНТАРИИ К РЕЦЕНЗИИ Н. КАРАМЗИНА РОМАН М. ХЕРАСКОВА «КАДМУС И ГАРМОНИЯ»

Дополнительные источники и материалы

 1. Карамзин Н.М. [Об издании «Московского журнала»] // Московские ведомости.1790. № 89. 6 ноября. С. 5–6. [Карамзин, Н.М. Об издании «Московского журнала»]. Московские ведомости. 1790. № 89. Ноябрь 6. С. 5–6.] 
2. Карамзин Н.М. Смеш к «Московским ведомостям» 1795 года: Отрывки, оригинальные и переводные // Москвитянин. 1854. № 3–4. С. 45–46, 49–64; № 6. С. 13–28; № 7. С. 29–46; № 10. С. 59–74; № 11. С. 111–126; № 12. С. 171–198. [Карамзин, Н.М. Смесь к Московским ведомостям 1795 года: Отрывки, оригинальные и переводные].Москвитянин. 1854. № 3–4, 6, 7, 10, 11, 12.]
3. Барсков Я.Л. Переписка московских масонов XVIII т .: 1780–1792 гг. Pg., 1915. [Барсков Я.Л. Переписка московских масонов XVIII века. Петроград, 1915.]
4. Герасков М.М. Время // Московский журнал. 1791. Ch. 1. Kn. 1. С. 7–9. [Херасков, М. [Время]. Московский журнал. 1791. Часть 1. Книга 1. С. 7–9.]
5. Державин Г.Р. Видение Мурзы // Московский журнал.1791. Ch. 1. Kn. 1. С. 8–15. [Державин, Г. [Видение Мурзы]. Московский журнал. 1791. Часть 1. Книга 1. С. 8–15.]
6. Карамзин Н. М. Кадм и Гармония. Древнее повествование, в двух частях // Московский журнал. 1791. Ch. 1. № 1. С. 81–101. [Карамзин Н.М. [Кадм и гармония. Древнее повествование в двух частях. Московский журнал. 1791. Часть 1. Книга 1. С. 81–101.]
7. Герасков М.М. Добродетель // Аониды, или Собрание разных новых стихотворений. Kn.1. М., 1796. С. 1–7. [Херасков, М. [Добродетель]. Аонид, или Собрание разных новых стихотворений. Книга 1. Москва, 1796. С. 1–7.]
8. Герасков М.М. Размышление о Боге // Аониды… Кн. 2. М., 1797. С. 1–14. [Херасков, М. [Размышления о Боге]. Аонид [Аонид]… Книга 2. Москва, 1797. С. 1–14.]
9. Капнист В.В. Unynie // Aonidy… Kn. 1. М., 1796. С. 8–12. [Капнист, В.В. [Уныние]. Аонид [Аонид]… Книга 1. Москва, 1796. С. 8–12.]
10.Державин Г.Р. Ода на новый 1797 год // Аониды… Кн. 2. М., 1797. С. 15–24. [Державин, Г. [Ода Новому 1797 году]. Аонид [Аонид]… Книга 2. Москва, 1797. С. 15–24.]
11. Лонгинов М.Н. Письма Н.М. Карамзина, сообщенные Н.И. Второвым // Библиографические записки. 1858. № 19. Стб. 587–592. [Лонгинов, М. Письма Н.М. Карамзина [Н.М. Письма Карамзина. Библиографические записки. 1858. № 19. Ст. 587–592.]
12. Вакуро В.Э. Карамзин возвращается // Литературное обозрение.1989. № 11. С. 33–39. [Вацуро, В. [Карамзин возвращается]. Литературное обозрение. 1989. № 11. С. 33–39.]
13. Погодин М.П. Николай Михайлович Карамзин, по его сочинениям, письмам и отзывам современников: Материалы для биографии, с примечаниями и объяснениями. Ч. 1–2. М., 1866. [Погодин, М. П. Николай Михайлович поэт. Карамзин Н. М. По сочинениям, письмам и отзывам современников. Ч. 1–2.Москва, 1866.]
14. Виноградов В.В. Проблема автора и теория стилей. М., 1961. [Виноградов В.В. Проблема авторства и теория стилей. М., 1961.]
15. Кочеткова Н.Д. Два издания «Московского журнала» Н.М. Карамзина // XVIII век. Сб. 19. СПб., 1995. С. 168–182. [Кочеткова Н.Д. [Два выпуска «Московского журнала» Н.М. Карамзина]. XVIII век [XVIII век]. Сборник 19. СПб, 1995. С. 168–182.]
16. Кочеткова Н.Д. Герасков в «Московском журнале» Карамзина // Русская литература. 2006. № 4. С. 161–165. [Кочеткова Н.Д. [Херасков в «Московском журнале» Карамзина]. Русская литература. 2006. № 4. С. 161–165.]
17. Фомин А.Г. Андрей Иванович Тургенев и Андрей Сергеевич Кайсаров: Новые данные о них по документам архива П.Н. Тургенева // Русский библиофил. 1912. № 1. С. 7–39. [Фомин, А.Г. [Андрей Иванович Тургенев и Андрей Сергеевич Кайсаров]. Русский библиофил.1912. № 1. С. 7–39.]
18. Аксаков С.Т. Детские года Багрова-внука, служащие продолжением Семейной хроники. М., 1858. [Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука. Москва, 1858.]
19. Хранитель. 1713. № 6. 18 марта.
20. Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII века: 1725–1800. Т. 1–5. М., 1961–1967. [Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII века: 1725–1800].Vol. 1–5. Москва, 1961–1967.]
21. Карамзин Н. М. Письма Русского Путешественника. Гл. 1–6. М., 1797–1801. [Карамзин, Н.М. Письма русского путешественника. Часть 1–6. Москва, 1797–1801.]
22. Лыжин Н.П. Альбом Н.М.Карамзина // Летописи русской литературы и древности. Т. 1. М., 1859. С. 161–192. [Лыжин, Н. [Н.М. Альбом Карамзина. Летописи русской литературы и древности. Vol. 1. Москва, 1859. С. 161–192.]
23. Поэтические произведения Александра Поупа с его последними исправлениями, дополнениями и улучшениями: В четырех томах: Из текста доктора Уорбертона: При жизни автора. Лондон. 1787.
24. Новиков Н.И. Опыт исторического слова о Российских писателях. СПб., 1772. [Новиков Н.И. Опыт исторического словаря о российских писателях. Санкт-Петербург, 1772.]
25. [Поуп А.] Опыт о человеке / господина Папы: Переведено с франк.яз. <…> Николаем Поповским 1754 года. Изд. 2-е. М., 1787. [Папа А. Опыт о человеке… [Опыт человека: пер. С французского… Н. Поповского 1754]. Издание 2. Москва, 1787.]
26. Галахов А.Д. Карамзин как оптимист: (К.Д. Кавелину) // Отечественные записки. 1858. Т. 116. № 1. Отд. 1. С. 107–146. [Галахов А.Д. [Карамзин как оптимист: (к К.Д. Кавелину)]. Отечественные записки. 1858. Т. 116. № 1. Деп. 1. С. 107–146.]
27. Берков П.Н. История русской журналистики XVIII века.М .; Л., 1952. [Берков П.Н. История русской журналистики XVIII века. Москва; Ленинград, 1952.]
28. Карамзин Н.М. Письма к И.И. Дмитриеву / По поручению ОРЯС Имп. Акад. науки издали с примеч. и указателем Я. Грот и П. Пекарский. СПб., 1866. [Карамзин, Н.М. Письма к И.И. Дмитриеву [Письма И.И. Дмитриев]. СПб., 1866.]
29. [Баттё Ш.] Начальные правила словесности / Перевель с франк. и прибавлениями умножил <…> Дмитрий Облеухов.Т. 1–4. М., 1806–1807. [Batteux, Ch. Начальные правила словесности: Пер. с французского и добавлено к умножению <…> Дмитрий Облеухов]. Т. 1–4. Москва, 1806–1807.]
30. [Роллен Ш.] Способ, которым можно учить и обучаться словесным наукам / С франк. <…> Переведен Иваном Крюковым. Вторым тиснением. Гл. 1–8. СПб., 1789. [Роллин, гл. Способ, которым можно учить и обучать словесным наукам ... Пер.с французского… Ивана Крюкова]. Второе тиснение. Часть 1–8. Санкт-Петербург, 1789.]
31. [Роллен Ш.] Древняя история об Египтянах, о Карфагеньянах, об Ассириана, о Вавилоньянах, о Мидьянах, Персах, о Македоньянах и о Греках / S franc. переведенная чрез Василия Тредиаковского. Т. 1–10. СПб., 1749–1762. [Роллин, гл. Древняя история… [Древняя история египтян, карфагенян, ассирийцев, вавилонян, мидян, персов, македонцев и греков: с французского пер.через Василия Тредиаковского]. Санкт-Петербург, 1749–1762.]
32. [Херасков М.М.] Кадм и Гармония: Древнее повествование. Гл. 1–2. М., 1789. [Херасков М.М. Кадм и Гармония: Древнее повествование. Части 1–2. Москва, 1789.]
33. Тредиаковский В.К. Тилемахида, или Странствие Тилемаха, Сына Одиссеева, описанное в составе ироический пиймы… Т. — 1–2. СПб., 1766. [Тредиаковский В.К. Тилемахида, или Странствие Тилемаха, сына Одиссеева [Тилемахид, или Путешествие Филемаха, сына Одиссея]… Части 1–2.Санкт-Петербург, 1766.]
34. Николев Н.П. Творений. Гл. 1–5. М., 1795–1798. [Николев, Н. Творений [Сочинения]. Часть 1–5. Москва, 1795–1798 гг.]
35. Клушин А.И. Прогулки // Зритель. 1792. Ch. 2. Июнь. С. 154–169. [Клушин, А. [Гулять пешком]. Зритель. 1792. Часть 2. Июнь. С. 154–169.]
36. Николев Н.П. Лирическое послание Ээ Сиятельству Княгин Екатерина Романовне Дашковой // Новые ежемесячные сочинения. 1791. Ch. 60. Июнь. С. 3–39. [Николев, Н. [Лирическое послание Ее Превосходительству княжне Екатерине Романовне Дашковой].Новые ежемесячные сочинения. 1791. Часть 60. Июнь. С. 3–39.]
37. [Писарев А.А.] Рассмотрение всех рецензий, помещенных в ежедневном издании под названием: Московский журнал, изданный на 1797 и 1799 годе Н.М. Карамзиным воеводством. 1804. Ch. 3. № 8. С. 141–158. [Писарев, А.А. Рассмотрение всех рецензий. помещенных в ежемесячном издании под названием: Московский журнал… [Обзор всех обзоров. Помещено в ежемесячное издание «Московский журнал», издававшееся в 1797 и 1799 годах Н.М. Карамзин]. Северный вестник. 1804. Часть 3. № 8. С. 141–158.]
38. Сиповский В.В. Из истории русского романа и повести: (Материалы по библиографии, историии теории русского романа): Гл. 1: XVIII век. СПб., 1903. [Сиповский В.В. Из истории русского романа и повести. Часть 1: XVIII век [Часть 1: XVIII век]. СПб., 1903.]
39. [Белинский В.Г.] Сочинения Александра Пушкина. Статистика первая: Обозрение русской литературы от Державина до Пушкина // Отечественные записки.1843. Т. 28. № 6. Отд. 5. С. 19–42. [Белинский, В. [Произведения Александра Пушкина. Статья первая: Обзор русской литературы от Державина до Пушкина. Отечественные записки. 1843. Т. 28. № 6. Деп. 5. С. 19–42.]
40. Морозова Н.П. Книга из библиотеки Гоголей: (К вопросу об употреблении термина поэма в русской литературе) // XVIII век. Сб. 16. Л., 1989. С. 251–255. [Морозова, Н. [Книга из библиотеки Гоголя: (Об употреблении термина «Поэма» в русской литературе)]. XVIII век [XVIII век]. Сборник 16.Ленинград, 1989. С. 251–255.]
41. О заблуждениях и истине, или Воззвание человеческого рода к общему началу знания… / Переведено с франк. иждивением Типографической компании. М., 1785. [О заблуждениях и истине ... О заблуждениях и истине ... Перевод с французского владения типографией]. Москва, 1785.]
42. Лопухин И.В. Записки / С предисл. Искандера <А. Герцена>. Лондон, 1860. [Лопухин И.В. Записки. Лондон, 1860.]
43. Лонгинов М.Н. Новиков и московские мартинисты. М., 1867. [Лонгинов М.Н. Новиков и московские мартинисты. Москва, 1867.]
44. Ешевский С.В. Сочинения. Т. 1–3. М., 1870 [Ешевский, С.В. Сочинения. Часть 1–3. Москва, 1870.]
45. Пыпин А.Н. Русское масонство: XVIII и первая четверть XIX т. Стр., 1916. [Пыпин А.Н. Русское масонство: XVIII и первая четверть XIX в. Пероград, 1916 год.]
46. Лотман Ю.М. Черты реальной политики в позиции Н.М.Карамзина 1790-х гг. (к генезису исторической концепции Карамзина) [Лотман Ю.М. [Особенности реальной политики в позиции Н. М. Карамзина 1790-х гг.]. XVIII век [XVIII век]. Сборник 13. Ленинград, 1981. С. 102–131.]
47. Письмо к барону Г *** // Магазин свободно-каменщический. 1784. № 1. С. 27–60. [Письмо к барону Г *** [Письмо барону Г ***]. Магазин свободнокаменский. 1784.№ 1. С. 27–60.]
48. [Муравьев М.Н.] Дщицы для записи // Утренний свет. 1778. Ch. 4. С. 368–378. [[Муравьев, М. [Тень для записи]. Утренний свет. 1778. Часть 4. С. 368–378.]
49. Кочеткова Н.Д. Отзывы о Ломоносове в «Собеседнике любителей российского слова» // Литературное творчество М.В. Ломоносова: Исследования и материалы. М .; Л., 1962. С. 270–281. [Кочеткова Н.Д. Отзывы о Ломоносове в «Собеседнике любителей русского слова».Литературное творчество М.В. Ломоносова [Литературное творчество М.В. Ломоносов]. М., Ленинград, 1962. С. 270–281.]
50. Лотман Ю.М. Историко-литературные заметки // Учен. записки Тартуского гос. ун-та: Вып. 209: Тр. по рус. я славянин. филологии: [Т.] 9: Литературоведение. Тарту, 1968. С. 358–365. [Лотман, Ю.М. [Историко-литературные записки]. Ученые записки Тартуского гос. унта. Вып. 209 [Вестник Тартуского государственного университета. Вып. 9]. С. 358–365.]
51. [Державин Г.Р.] Прогулка в Сарском Селе // Московский журнал.1791. Ch. 3. Kn. 2. Август. С. 125–127. [Державин Г.Р. [Прогулка по Сарскому Селу]. Московский журнал. 1791. Часть 3. Книга 2. Август. С. 125–127.]
52. Державин Г.Р. Сочинения / С об "ясными примечаниями. Я. Грота. Т. 1–9. СПб., 1864–1883. [Державин, Г. Р. Сочинения [Сочинения]. Т. 1–9. Санкт-Петербург, 1864–1883. ]
53. [Карамзин Н. М.] Неистовый Роланд, героическая поэма г. Ариоста. Переведена с французского. Книга первая. В Москве, в волной типографии г. Пономарева, 1791 // Московский журнал.1791. Ch. 2. Kn. 3. Июнь. С. 322–325. [Карамзин Н.М. Гневный Роланд, героическая поэма Ариоста. Перевод с французского]. Московский журнал. 1791. Часть 2. Кн. 3. Июнь. С. 322–325].]
54. Боголюбов В.М. Н.И. Новиков и его время. М., 1916. [Боголюбов В.М. Н.И. Новиков и его время [Н.И. Новиков и его время. М., 1916.]
55. Отрывок из рукописи Карамзина: О древней и новой России, в ее политическом и гражданском отношениях: (До смерти Екатерины II) // Современник.1837. Т 5. С. 89–112. [Отрывок из рукописи Карамзина: О древней и новой России, в ЕЕ политическом и гражданском отношениях: (До смерти Екатерины II) »[Отрывок из рукописи Карамзина: О Древней и Новой России, в ее политических и гражданских отношениях: (Перед смертью Екатерины II)]. Современник. 1837. Т. 5. С. 89–112.]
56. Мармонтель Ж.- Велизер Ф. / Переведен на Волге. [M.,] 1768. [Marmontel, J.-F. Велизер. Переведен на Волге. Москва, 1768 г.] 57. Кульматова Т. В. Экземпляр книги «Велизер» Ж.-Ф. Мармонтеля из академического собрания БАН // Действие книги: Михаил Николаевич Куфаев (1888–1948): сб. науч. тр. по материалам 15-ч Смирдинских чтений. СПб., 2010. С. 165–175. [Кульматова Т.В. [Копия книги «Велизер» Ж.-Ф. Мармонтель с Академического собрания БАН]. Деятели книги: Михаил Николаевич Куфаев (1888–1948). Санкт-Петербург, 2010. С. 165–175.]
58. Мармонтель Ж.-Ф. Велизер / Переведен на Волге.2-м тиснением. СПб., 1773. [Мармонтель, Ж.-Ф. Велизер.Переведен на Волге. к Волге]. Эд. 2. Москва, 1763.]
59. Мармонтель Ж.- Велизер Ф. / Переведен на Волге. 3-м тиснением: Иждивением Типографической компании. М., 1785. [Marmontel, J.-F. Велизер. Переведен на Волге. Эд. 3. Москва, 1785.]
60. [Новиков Н.И.] Санкт-Петербург // Санкт-Петербургские ученые ведомости на 1777 год. № 11. С. 81–88. [Новиков, Н. [Св. Петербург]. Санкт-Петербургские учёные ведомости.Петербургские ученые. 1777. № 11. С. 81–88.]
61. Кафанова О.Б. Карамзин Н.М. - переводчик Мармонтеля // Проблемы метода и жанра: Вып. 6. Томск, 1979. С. 157–176. [Кафанова, О.Б. Н.М. [Н.М. Карамзин - переводчик Marmontel]. Проблемы метода и жанра. Вып. 6. Томск, 1979. С. 157–176.]
62. Кафанова О.Б. Библиография переводов Н.М. Карамзина (1783–1800 гг.) // XVIII век. Сб. 16. Л., 1989. С. 319–337. [Кафанова, О.Б. Библиография переводов Н.М.Карамзин]. XVIII век [XVIII век]. Сборник 16. Ленинград, 1989. С. 319–337.]
63. Кафанова Ольга. Н.М.Карамзин traducteur et interprète des Contes moraux de J.- F. Marmontel et de S.F. де Женлис // Revue des études slaves. Т. 74. Ф. 4. 2002. С. 741–757.
64. Мартынов И.Ф. Книгоиздатель Николай Новиков. М., 1981. [Мартынов И.Ф. Книгоиздатель Николай Новиков [Издатель книги - Николай Новиков]. М., 1981.]
65. Карамзин Н.М. К бедному поэту // Аониды… Кн. 2. М., 1797.С. 35–42. [Карамзин Н.М. [Бедному поэту]. Аонид [Аонид]… Книга 2. Москва, 1797. С. 35–42.]
66. Карамзин Н.М. Нечто о науках, Искусствах и Просвещениях // Аглая. Издание второе. Kn. 1. М., 1796. С. 33–76. [Карамзин Н.М. Кое-что о науках, искусстве и просвещении]. Аглая. Издание второе. Книга 1. Москва, 1796. С. 33–76.]
67. Фенелон Ф. Похождение Телемаково, сына Улисова / Переведено на Российский язык в 1734 году. Напечатано третьим тиснением. Гл.1–2. СПб., 1782. [Фенелон, Ф. Похождение Телемаково, Сына Улиссова]. Часть 1–2. Санкт-Петербург. 1782.]
68. [Герасков М.М.] Россияда, поэма эпическая. Изд. 2-е, испр., Пересмотр. я доп. М., 1786. [Херасков М.М. Россияда, поэма эпическая. Эд. 2. Москва, 1786.]
69. Герасков М.М. Эпические творения. Изд. 2-е, испр., Пересмотр. я доп. Гл. 1–2. М., 1786–1787. [Херасков, М. Эпические творения. Эд.2. Часть 1–2. Москва, 1786–1787.]
70. Герасков М.М. Творения, вновь испр. я доп. Гл. 1–12. М., 1796–1803. [Херасков, М. Творения. Часть 1–12. Москва, 1796–1803 гг.]
71. Западов В.А. К истории государственных преследований Н.И. Новикова // XVIII век. Сб. 11. Л., 1976. С. 37–48. [Западов В.А. [К истории преследования Н.И. Новиков]. XVIII век [XVIII век]. Сборник 11. Ленинград, 1976. С. 37–48.]
72. Герасков М.М. Эпические творения. Гл. 1–2. М., 1820 [Херасков, М. Эпические творения. Часть 1–2. Москва, 1820.]
73. Вяземский П.А. Полн. собр. соч. Т. 1–12. СПб., 1878–1896. [Вяземский П.А. Полн. собр. соч. Т. 1–12. СПб., 1878–1897.]
74. [Герасков М.М.] Россияда: Ироическая поэма. М., 1779. [Херасков М.М. Россияда: Ироическая поэма. Москва, 1779.] 75. Драйден Дж. Все для любви, или мир хорошо потерян. Трагедия. Как разыгрывается в Королевском театре. И написано в подражании стилю Сэкспира.In the Savor, 1692.
76. Dryden Jh. Все для любви, или мир хорошо потерян. Трагедия. London, 1696.
77. Dryden Jh. Все для любви… Лондон, 1710.
78. Драйден Дж. Все для любви… Лондон, 1740.
79. Драйден Дж. Все для любви… Эдинбург, 1768.
80. Драйден Дж. Все для любви… Лондон, 1778.
81. Драйден Дж. Драматические произведения. Vol. 1–6. London, 1735.
82. Grocott J.C. Указатель знакомых цитат, выбранных из британских авторов, с параллельными отрывками из разных писателей древних и современных.Ливерпуль, 1863.
83. Бартлетт, Джон. Знакомые цитаты, являющиеся попыткой проследить в их источниках: отрывки и фразы, часто используемые. Выпуск восьмой. Бостон, 1890.
84. Эдвардс, Трайон. Жемчуг; или «Мировая лаконичность: выбор Мысли лучших авторов в прозе и поэзии». Boston, 1872.
85. [Поуп А.] Опыт о критике: Поэма в трех песнях / С англ. яз. перевел князь Сергей Шихматов. СПб., 1806. [Папа А. Опыт о критике… Опыт критики. Князь Сергей Шихматов в переводе с английского языка.Санкт-Петербург, 1806.]

В московском институте финансистов произошел облав

После того, как американский финансист Джордж Сорос публично выступил в защиту заключенного в тюрьму российского магната Михаила Ходорковского, в московские офисы Фонда Сороса сегодня утром совершили облаву десятки людей, вооруженных маскировочной одеждой и электрошокерами. который утащил за 15 лет документы и компьютерные данные.

Операция, начавшаяся вскоре после полуночи, была проведена частными силами безопасности, якобы нанятыми бизнесменом, с которым у фонда возник юридический спор.Но официальные лица Фонда Сороса заявили, что не могут исключить связи с делом компании "ЮКОС Ойл", когда в офисы по всей Москве в последние месяцы проводились обыски со стороны властей, ищущих улики против нефтяного магната-миллиардера.

«Не могу исключить, что это своего рода месть со стороны некоторых агентств, прибегающих к использованию бандитов и головорезов за позицию господина Сороса и его отношение к господину Ходорковскому», - сказала Екатерина Гениева, директор агентства. Институт «Открытое общество» и Фонд Сороса в России.

Ходорковский, самый богатый олигарх России, был арестован 25 октября по обвинению в уклонении от уплаты налогов, подделке документов и мошенничестве по делу, которое вылилось в самый серьезный кризис администрации президента Владимира Путина. Сторонники Ходорковского утверждают, что арест был карательной акцией антидемократической группировки в Кремле, стремящейся подавить политическое влияние бизнесмена.

Фонд Сороса из Нью-Йорка потратил более 1 миллиарда долларов на благотворительные проекты в России за последние 15 лет.Ходорковский основал свою благотворительную организацию, Фонд «Открытая Россия», на базе Института «Открытое общество» Сороса и имел тесные связи с деятельностью Фонда Сороса по поддержке библиотек, Интернет-образованию, развитию сообществ и развитию гражданского общества.

На этой неделе Сорос высказался против ареста Ходорковского, заявив, что «репрессии со стороны г-на Путина безошибочно говорят о том, что независимость действий недопустима». Сорос сказал, что давление Запада против тенденции к «государственному капитализму» может привести к «вытеснению России» из Большой восьмерки промышленно развитых стран.

Гениева, которая находилась во Флоренции, Италия, когда начался рейд, сказала, что была убеждена, что это было связано со спором фонда с домовладельцем - до тех пор, пока чиновники Сороса не смогли убедить российские власти вмешаться.

«Сейчас происходит то, что Фонд Сороса физически прекратил свое существование в России», - сказала она. «Он был разграблен до последней нити. И с учетом этого я бы очень хотел исключить какую-либо связь с Ходорковским, но, к сожалению, не могу.Здесь слишком много совпадений ».

За пределами офиса фонда юридический директор Института «Открытое общество» Кузьмин Павел беспомощно наблюдал, как ящики с материалами везут в ожидающий грузовик. Ему не разрешили войти в помещение десятки частных охранников.

Павел сказал, что охранники были наняты домовладельцем Кантемиром Карамзиным для выселения фонда в результате спора об аренде, несмотря на то, что Сорос выиграл два недавних судебных процесса.

Карамзин, который также стоял снаружи, подтвердил, что он выселяет фундамент за, по его словам, неуплату арендной платы. Но хотя он признал инициатор рейда, он также намекнул, что правовой спор может иметь отношение к делу ЮКОСа.

«Боюсь, что вся эта ситуация может быть как-то связана с печально известными событиями, разворачивающимися сейчас в России», - сказал он. «Ходорковский не скрывает, что его благотворительный фонд« Открытая Россия »возьмет на себя часть функций Института« Открытое общество ».”

Гениева сохраняла оптимизм. «Я все еще надеюсь, что с помощью всего этого, что мы создали ... что новое поколение, которое мы воспитали, сумеет справиться со всем этим безумием, которое здесь происходит», - сказала она. «Хотя, честно говоря, нужно быть большим патриотом этой страны, чтобы не поддаваться отчаянию».

*

Алексей В. Кузнецов из московского бюро The Times внес свой вклад в этот отчет.

Славянский базар 2005 - Фото

Томас Хеймор
Достоевский и Рациональный Выбор

в заметках из подполья Достоевский дает читателю возможность заглянуть в сердце и жизнь Подземного Человека, презренного и развращенного человека.Этот подпольный человек набрасывается на сторонников рационального эгоизма и опровергает их утверждения о том, что лучшая жизнь для каждого человека, индивидуально и коллективно можно найти, преследуя собственные интересы. В роли Джеймса Сканлана утверждает, однако, что эта критика рационального эгоизма - это больше, чем просто эмоциональный взрыв - это прием, который Достоевский использует для дискредитации теории. Достоевский, принципиально противник нигилизма и себялюбия, имеет свою нормативную теорию хорошей жизни, которую он стремится продвигать в Записках из подполья.В своем выступлении я рассмотрю Достоевских. противостояние рациональному эгоизму, его собственным теориям, а также тому, как Достоевский идеи сравниваются с более современными формулировками рационального выбора.

Мириам Ногради
Уроженец Берлина

В искусстве как техника, русский критик-формалист ХХ века Виктор Шкловский определяет искусство как изображение предметов неожиданными и новыми способами для новых интерпретаций мира.Фактический ход восприятия объекты - это то, что отличает их от нас самих и окрестности. Стать уроженцем Берлина изучает, как ХХ век Такое искусство русский писатель Владимир Набоков создает в «Путеводителе по Берлину». переезд в город. Неизвестный вымышленный рассказчик описывает город как русский иностранец, нуждающийся в своей родине. Несмотря на погоду Набоков на самом деле тоскует по дому, рассказчики опровергают Берлин. через чувство бездомности, в свою очередь, опровергает родство Набоковых. в Россию.

Становление Уроженец Берлина объясняет, как индивидуально названные отрывки из Путеводителя в Берлин мистифицируют обычные образы и сцены, отражающие Набокова как иммигранта. В The Pipes рассказчик превращает обычную черную трубку в символ. сексуального желания, чтобы отразить сильную тоску иностранца по своей родине. Трамвай необычно описывает роман между мужским и женским троллейбусом. с тем же эффектом, но теперь рассказчик пишет с точки зрения будущего когда люди тоскуют по устаревшим трамваям прошлого.Время и память научитесь ценить утраченные предметы, в том числе покинувшие родину. Эдем представляет Берлинский зоопарк, вокруг которого иммигрантская русская община жил в двух формах. Это одновременно и любимая Родина России, и родная Берлин, из которого такой иммигрант, как Набоков, всегда будет чувствовать себя отделенным. Однако в последнем сегменте, «Паб», рассказчик, наконец, выражает, что иностранец становится частью города благодаря воспоминаниям берлинцев о нем.

Становление Уроженец Берлина занимается теоретической практикой. В путеводителе по Берлину Набоков демонстрирует философию искусства Шкловского на множестве уровней. Из-за клеветы на Берлин Набоков может заново увидеть себя. также. В этом исследовании произведения Набокова подчеркивается важность последовательного подвергая сомнению восприятие мира, чтобы сформулировать новые выводы.

Тара Мендола
Серая звезда: время и его отношение к морали в Лолите Владимира Набокова и Ада

В моем статья «Серая звезда: время и его связь с нравственностью во Владимире Набокове». Лолита и Ада, я пытаюсь обрисовать набоковский временность и мораль.Насколько мне известно, вопрос оригинальный; немного критики имеют дело с набоковской моралью, и я не видел ни одного отношения между двумя. В статье используются три основных основных текста: «Лолита» и «Лолита». Ада и Говори, Память. Я читаю автобиографию (Говори, Памяти) как философский трактат предполагаемого автора, таким образом используя его для поддержки и объясните три основные временные структуры, которые я нашел в текстах. Эти три структуры (спиральные, сферические и круговые временные моды) тогда показано, что относится к моральному / аморальному (хотя и слишком длинно для этого абстракта, даны точные определения того, что я имею в виду под моралью и временем в эссе) действия персонажей романов.Более того, связь лучше всего видна через призму сексуальных отклонений, которые обычно был ошибочно принят за истинно аморальное содержание текста. Сумма:
У Набокова два романа Лолита и Ада, три специфические временные структуры в текстах демонстрируют поразительное отношение к моральным / аморальным действиям главные герои романов. Более того, эта связь лучше всего воспринимается через темы сексуальных отклонений (инцест и педофилия) в двух романах.

Кристи Макмиллан
Петербургский миф как хронотоп

ул. Петербург издавна считался городом, недоброжелательным к своим жителям. Мысль о том, что Петербург - это очаг тревожного психологического давления, спусковой крючок для безумия, кажется, лежит в основе того, что было называется петербургским мифом. Повествовательные нити этого мифа возникают почти одновременно с планами Петра Великого и последующим строительством города, то есть из-за своего происхождения дискурс, окружающий св.Петербург тяготеет к творческой выдумке. Именно в девятнадцатого века, однако, что совокупный склад петербургских персон, сюжеты и места начинают предоставлять устные и высокие литературные способы повествования одинаково; Итак, петербургский миф находит свое выражение и в городском фольклоре. 1820–30-х годов и в произведениях Пушкина, Гоголя, Достоевского и Белый. Используя избранные тексты вышеупомянутых авторов, моя статья будет прочитать литературный образ св.Петербург через бахтинскую концепцию хронотопа. Обсуждая хронотоп, Бахтин показывает, как текстовые изображения связаны с определенными режимами времени и пространства. я надеюсь продемонстрировать, что это именно пространственные и временные несоответствия приписываемые Петербургу, за что ухватились русские авторы в своих изображение города как нереального, фантасмагорического и как места, вызывающего аномальные психологические состояния.

Андрей Fink
Торговля, Право, Свобода и Новгород. Русская Венеция

Торговый город-государство - явление, встречающееся во всем мире. Средневековый Новгород и его город-побратим Псков демонстрируют очень общую тенденцию в купеческой городов, а именно разработка конституционных кодексов для увеличения уже существующая традиция общего права (в данном случае «Российская правда»).Новый правовой кодекс установил сложные правовые нормы и разработал судебные решения. должности, которые были больше, чем слуги принца, а служили арбитрами среди равных. Эти сложные судебные постановления - вот что разрешено местам как Венеция, Сиракузы и Новгород, чтобы развивать свои очень уважаемые традиции свободы и свободы.

Спенсер Уиллиг
Записки русского националиста: исследование русского и зарубежного в России. Путешествие Карамзина

Николай Карамзин получил огромное количество зениток за последние двести лет. лет за его предполагаемые симпатии к Западу.Часто характеризуется как европейский среди русских Карамзина называют его верность России и русскость. под вопросом критики, от Шишкова до современных ученых. Они были скучаю по лесу за деревьями.

Первая предлагая краткое изучение молодости и развития Карамзина как писателя, Подчеркиваю раннее отвращение Карамзина к французам и его предпочтения. для относительно консервативной, ретроспективной мысли; для Москвы над С.Петербург. Примечательно, что Карамзины любят немецкую литературу и философию. питает его чувство национализма, позволяя ему определять национальные особенности в страны в зависимости от людей, с которыми он встречается.

Изготовление использование первого полного английского перевода Записок, я исследую Карамзина обращение с теми иностранцами Карамзины полу-вымышленный, полуавтобиографический путешественник / рассказчик встречает во время своего путешествия.Вскоре становится ясно, что, несколько часто цитируемых криков о всеобщем братстве в сторону, даже Карамзины любимые страны получают свою долю бородавок. Все страдают от неблагоприятных сравнения с Россией и россиянами. В совокупности, особенно учитывая значение Записок к творчеству Карамзина и длительный период времени над которым он был написан и опубликован частями, случаи критика иностранного и прославление русских в каждой нации кажутся поразительно исчерпывающими.

Наконец, Я поместил Заметки в контекст более поздней карьеры Карамзина, кратко продемонстрировав его совместимость и часто предвосхищение его более поздних писательских работ, издатель и историк.

Таким образом Я предполагаю, что мотивы и поведение Карамзина были неизменно националистическими, включая стилистические решения, столь критикуемые Шишковым. Хотя возможно приукрашивая свою работу, добавляя иностранные слова и даже кейтеринг для общества мужчин и женщин, составлявших его аудиторию, Карамзин был просто работает над тем, чтобы его послание о российском превосходстве было легче усвоить.В суть его работы не видит в России склонности к европейским стандартам, а скорее ставит Россию за рамки всех доступных зарубежных моделей и превыше всего.

Райна Лопян
Конфликт XVIII века в России: модернизация, объединение или и то, и другое?

Моя газета, Конфликт XVIII века в России: модернизация, объединение или и то, и другое? исследует сложные и постоянно меняющиеся отношения между Россией и Запад на протяжении восемнадцатого века.В частности, эссе исследует Россия непрерывно борется за то, чтобы охватить аспекты европейского образа жизни в то же время создавая собственную самобытную и самобытную русскую идентичность. К Для определения раннего отношения россиян к Европе я использовал три известных Русские записки о путешествиях: дневник Петра Толстого из поездки в Венецию в 1697 году Денис Фонвизиньш опубликовал «Письма из моего второго заграничного путешествия». написаны в середине XVIII века, и, наконец, Николай Карамзин опубликовал Письма русского путешественника 1790 года.Хотя эти лицевые счета, безусловно, различались по стилю, цели и конкретному содержанию при совокупном анализе, они отражают меняющийся характер взглядов России на Запад.

Кому изучить развитие русских мнений о Европе в 1700-х годах, Я использовал только три вышеупомянутых рассказа о путешествиях в качестве вспомогательных исследований. поскольку каждое повествование по существу представляет определенный период времени в восемнадцатом веке.Дневник путешествий Толстого представляет собой один из самые ранние русские рассказы о путешествиях, когда-либо написанные и составленные на орден Петра Великого, специально для того, чтобы способствовать передаче современных идеи и практики от Европы до России. Примечательно, что Петр Великий царствование и современное плавание Толстого представляют собой первые попытки на развитие выгодных отношений между Россией и Европой. Особенно, дневник показывает первоначальное восхищение русскими и последующее подражание Европейские традиции и инновации.Документ критических писем Дениса Фонвизина прогресс и сложность установления такой связи считается удовлетворительной как модернистами, так и традиционалистами. Фонвизин сильно критиковал Россию слепое подражание Франции, осуждающее Францию ​​как несоответствующую модель, лишенную основные добродетели. Наконец, опубликованные в конце восемнадцатого века, Путешествие Николая Карамзина отражает слабое примирение конкурирующих желает подражать другим, а также оставаться верным своей стране.Карамзины дневник показывает недавнюю способность России извлекать выгоду из уже установленных Европейские модели и одновременно культивировать собственную национальную идентичность.

Рассказы о Толстом, Фонвизине и Карамзине восемнадцатого века дают представление в самые ранние взаимодействия между Россией и Западом. Процессы культурного распространения и создания национального единства, адресованные в каждом дневников, являются постоянными, подвержены влиянию исторических событий и постоянно изменение отношения.Россия стремится и сегодня, в двадцать первом веке, найти баланс между национализмом и уважением к другим культурам, конфликт, который в значительной степени можно проследить до этих бесценных личных путешествия.

Маркиан Добчанский
Война и идентичность: Сталин, Хмельницкий и российско-украинские отношения

Это в статье делается попытка обрисовать в общих чертах создание официально санкционированного, патриотического Советская украинская национальная история во время Второй мировой войны и в ближайшее время. послевоенный период.Победа над немецко-фашистскими захватчиками стала пробным камнем одновременно. как за общесоюзный советский патриотизм, так и за специфически украинский патриотизм. В этом контексте я исследую отношения между официальными русскими и украинские историографии, включая их подходы к украинским Казачий предводитель Богдан Хмельницкий и проанализируем роль местного украинца партийные чиновники в создании этой недавно получившей признание версии истории. Так и будет выступают против тоталитарной модели культурного производства, в которой идеология был сделан в центре, и любое инакомыслие жестоко подавлялось.Отстаивая относительная автономия украинских деятелей культуры в провозглашении советского Украинская государственность, я выступаю за примат опыта Второй мировой войны как источник легитимности в советском контексте. Напоследок прокомментирую о непреходящем наследии национальных историй, созданных в период позднего сталинского периода. период последующей советской истории и постсоветских российско-украинских отношений.


Майкл Халлам
Русские играют в боулинг в одиночку? Постсоветское российское гражданское общество

Это статья исследует рост и развитие гражданского общества на постсоветском пространстве. Россия.Использование Роберта Путнамса зависимости от членства в группах и участия в качестве индикатора уровня гражданского общества в данной статье исследуется рост гражданского общества за предыдущее десятилетие, а также сохраняющиеся проблемы перед российским гражданским обществом. Анализ документов начинается с конца. Советского Союза, потому что не было узнаваемого гражданского общества во время советский период. В то время как советские русские были членами групп, это ясно, что эти группы не всегда были добровольными, и их цель была не влиять на характеристики социальных изменений настоящих неправительственных организаций (НПО).

Там произошел колоссальный рост в формировании групп гражданского общества (упомянутые сюда как НПО) в постсоветское время. Количество НПО в России составляет в настоящее время около 600 000 человек. Российские НПО выполняют самые разные функции, от потребительских кооперативов до защиты интересов. Это было только в прошлом несколько лет, когда российские неправительственные организации начали активную пропагандистскую деятельность. Они обратились такие вопросы, как охрана окружающей среды и справедливое налогообложение.

Пока НПО стали более политически активными, у них были лишь ограниченные национальные успех. Наиболее важные победы российских НПО были на региональный и муниципальный уровни. Организационные и финансовые трудности а также правовая среда обеспечивают больший успех на местном в отличие от национального уровня.

Там в российском гражданском обществе со времен конец СССР.Россияне продемонстрировали там способность организовывать и формировать группы, способные влиять на социальную политику, по крайней мере, в местный уровень. Появились центры поддержки НПО, которые проводят обучение и финансирование зарождающегося Третьего сектора. Однако проблемы и препятствия, оставаться. Отсутствие общественной поддержки НПО, особенно в небольших больших и малых городов, остается препятствием на пути развития гражданского общества. В текущая политическая и правовая среда, характеризующаяся ограничениями на независимая пресса, укрепление политической власти в президенте и законы, препятствующие благотворительности, являются серьезным препятствием на пути к развитие динамичного, активного и эффективного третьего сектора в России.

Дан Коррен
Храм и Гимн: государственные символы в постсоветской России

Распад Советского Союза в 1991 году стал чем-то большим, чем конец экономический и политический режим после почти семидесяти пяти лет безальтернативной правило. Хотя в краткосрочной перспективе это не так важно, как экономическое развитие и политической стабильности, новой проблемой для нового правительства было способ представить гражданам новое российское государство.Любая попытка создать новый и согласованный набор государственных символов, столкнувшись с множеством вопросов связаны с их уместностью в новом политическом контексте и или нет, они точно представляли новую российскую идентичность. Двадцатый В этом веке в России правили три различных режима, разделенных двумя революциями. Режимам Ельцина и Путина нужно было вернуться в бурную века в попытке установить набор государственных символов, которые могли бы точно представляют и вдохновляют дух и воображение новых граждан России.

Я буду обсудить два конкретных примера государственных символов, которые претерпели драматические изменения. Первый - это Храм Христа Спасителя и насколько религиозный символы сыграли свою роль в формировании новой российской идентичности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *