На дне — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. На дне (значения).
На дне

Титульный лист первого издания пьесы (1903)
Жанр драма
Автор Максим Горький
Язык оригинала русский
Дата написания 1901—1902
Дата первой публикации 1903
Электронная версия
Текст произведения в Викитеке
Цитаты в Викицитатнике
 Медиафайлы на Викискладе

«На дне» — пьеса Максима Горького, написанная в конце 1901 — начале 1902 года. В пьесе, имеющей подзаголовок «Картины», изображена группа обитателей ночлежного дома для неимущих. В январе 1904 года пьеса получила Грибоедовскую премию. Пьеса была разрешена только в МХТ, где была осуществлена первая постановка с большим успехом 18 декабря 1902 года режиссёром Станиславским, который также исполнил одну из центральных ролей (Сатин), и Немировичем-Данченко. К 60-летию первой постановки (18 декабря 1962 года) пьеса прошла во МХАТе 1451 раз

[1].

Постановка пьесы на

ru.wikipedia.org

История пьесы Горького «На дне»

И тот же шум вокруг твоих созданий В толпе, забывшей гром рукоплесканий, С каким она лелеяла «На дне». И так же образы любимой драмы, Бессмертные, величественно–прямы, Стоят над нами в ясной вышине
115 лет назад Максимом Горьким была написана пьеса «На дне». Несмотря на столь солидный возраст, пьеса, давно разобранная на цитаты, идет в современных театрах, вызывает интерес и споры читателей, зрителей и театральных критиков. Это происходит потому, что поднятые Горьким проблемы общественной жизни не исчезли и существуют до сих пор.

Сегодня в нашем блоге историю пьесы представляет Людмила Давыдова, зав. отделом художественной литературы библиотеки №32 им. М.Горького.



Перед нами мир отверженных, у которых отнята вера в лучшую жизнь. Нужно ли стремиться стать Человеком с большой буквы или опустить руки и погибнуть на дне. В центре пьесы – спор о человеке. Главное в этом споре – проблема правды и лжи: надо ли воспринимать жизнь такой, какая она есть на самом деле или жить иллюзиями. Горький предлагает читателям и зрителям найти вместе с ним ответ на очень важный философский вопрос: что лучше – истина или сострадание? В драматургию Горький пришел благодаря Художественному театру. Этот молодой творческий коллектив с момента своего рождения в 1898 году предложил новый сценический язык, новые принципы игры и организации театрального дела. Увлекшись искусством Художественного театра, писатель специально для МХТ пишет несколько пьес. «На дне» стала второй для автора. Творческий замысел пьесы «На дне» относится к 1900 году. Максим Горький хотел в ней рассказать о своих наблюдениях за миром низов. К «бывшим людям» писатель относил представителей различных социальных кругов, разочаровавшихся в жизни, потерпевших неудачи.

Находясь весной в Крыму, М.Горький рассказал К.С.Станиславскому содержание задуманной пьесы, которое очень отличалось от окончательного варианта. «В первой редакции главная роль была роль лакея из хорошего дома, который больше всего берёг воротничок от фрачной рубашки – единственное, что связывало его с прежней жизнью. В ночлежке было тесно, обитатели её ругались, атмосфера была отравлена ненавистью. Второй акт кончался внезапным обходом ночлежки полицией. При вести об этом весь муравейник начинал копошиться, спешили спрятать награбленное; а в третьем акте наступала весна, солнце, природа оживала, ночлежники из смрадной атмосферы выходили на чистый воздух, на земляные работы, они пели песни и под солнцем, на свежем воздухе, забывали о ненависти друг к другу» – так описывает этот момент Станиславский в книге «Моя жизнь в искусстве». В октябре 1901 г. Горький сообщил К.П.Пятницкому, основателю и руководителю товарищества «Знание», что им задуман «цикл драм» из четырёх пьес, каждая из которых будет посвящена изображению определённого слоя русского общества. О последней из них в письме сказано: «Ещё одну: босяки. Татарин, еврей, актёр, хозяйка ночлежного дома, воры, сыщик, проститутки. Это будет страшно. У меня уже готовые планы, я вижу - лица, фигуры, слышу голоса, речи, мотивы действий – ясны, всё ясно!..». Писать «На дне» М.Горький начал в конце 1901 г. в Крыму и там же читал написанные части пьесы Л.Толстому. Окончательный текст был написан в 1902 году в Арзамасе, где писатель находился в ссылке. 15 июня пьеса была закончена и рукопись её отправлена в Петербург, К.П.Пятницкому, которому автор и посвятил свой труд. Не сразу было найдено известное нам заглавие. В рукописи она называлась «Без солнца», «Ночлежка», «Дно», «На дне жизни». Окончательное заглавие «На дне» впервые появилось только на афишах Московского Художественного Театра. Впервые пьеса напечатана отдельной книгой под заглавием «На дне жизни», издательством Мархлевского в Мюнхене без указания года, и под заглавием «На дне» издательством товарищества «Знание», СПб. 1903. Мюнхенское издание поступило в продажу в конце декабря 1902 г., петербургское – 31 января 1903 г. В этот период Горький-писатель был необыкновенно популярен, поэтому неудивительно, что 40 000 экземпляров первого петербургского издания разошёлся в течение двух недель. К концу же 1903 г. было продано более 75 000 экземпляров. По утверждению современников подобным успехом до того времени не пользовалось ни одно литературное произведение. Вскоре после выхода книги публика увидела постановку пьесы. История постановки оказалась очень непростой. 5 сентября 1902 года Горький в Москве читал свое произведение труппе Московского Художественного театра. Пьеса произвела на актеров огромное впечатление, но как оказалось, к постановке была запрещена. Как вспоминает В.И.Немирович-Данченко: «Пришлось ехать в Петербург, отстаивать чуть ли не каждую фразу, скрепя сердце делать уступки и, в конце концов, добиться разрешения только для одного Художественного театра». Вслед за этим В.И. Немирович-Данченко говорит: «..У меня сложилось впечатление, что «На дне» было разрешено только потому, что власти рассчитывали на решительный провал пьесы». Но они просчитались! Получив разрешение, труппа приступила к репетициям. Актеры понимали всю трудность и сложность задачи, стоящей перед ними. Приступая к работе, К.С.Станиславский ставит перед собой задачу достоверно изобразить тот слой жизни, который знал Горький, но которого совершенно не знал режиссер. Более того, реальность этой жизни была практически неизвестна и миру искусства. По этому поводу К.С.Станиславский писал, что нужно было «проникнуть в душевные тайники самого Горького, чтобы найти потайной ключ к душе автора. Тогда эффектные слова босяцких афоризмов и витиеватых фраз проповеди наполнятся духовной сущностью самого поэта, и артист заволнуется вместе с ним». Актерам нужно было познакомиться с бытом персонажей пьесы, окунуться в их повседневную жизнь. Неоценимую помощь в этом оказал В.А.Гиляровский, знаток московских трущоб. Все участники спектакля посетили Хитров рынок – прибежище деклассированных элементов всех мастей: воров, проституток, бездомных и, как бы мы сейчас сказали, бомжей.

С большими подробностями вспоминает об этом К.Станиславский в своей книге «Моя жизнь в искусстве»: «Экскурсия эта лучше, чем всякие беседы о пьесе или ее анализ, разбудила мою фантазию и творческое чувство. Теперь явилась натура, с которой можно лепить, живой материал для творчества людей и образов. Все получило реальное обоснование, стало на свое место. Я чувствовал себя Данте, проходящим через все отделы чистилища. Главный же результат экскурсии заключался в том, что она заставила меня почувствовать внутренний смысл пьесы. Свобода – во что бы то ни стало! – вот ее духовная сущность. Та свобода, ради которой люди опускаются на дно жизни, не ведая того, что там они становятся рабами». Другой участник экскурсии художник-декоратор В.И.Сомов сказал: «Здесь я почувствовал выразительность человеческого горя и несчастья. Мои декорации «Дна» и навеяны гнетущим мотивом берлоги, где людям жилось хуже зверей». А В.Гиляровский, неоднократно бывавший здесь, заметил: «Здесь ютились люди, потерявшие обличье человеческое. Отсюда выхода не было». Работой были увлечены все – режиссеры, художник, исполнители главных ролей и массовки. Для создания правдивой реальности постановщик ищет не только бытовые подробности, большое значение придает мизансценам, речи героев. Тщательно подбирает грим, одежду для персонажей. Интересно, что Станиславский, сам исполнявший роль Сатина, подбирает себе сценический костюм в своем домашнем гардеробе. Вещи привезли в театр и здесь довели их до той степени ветхости, которая соответствует образу жизни персонажа.

Спустя четыре месяца после создания пьесы, 18 (31) декабря состоялась ее первая постановка. Она имела небывалый успех. Горький стал героем дня. Спектакль производил на зрителей огромное впечатление. Актеры были правдивы в воплощении образов, каждый из них раскрывал прошедшее и настоящее своего героя. Пьеса имела огромный политический резонанс, звала к переустройству общества. Она наводила на мысль, что нет и не может быть счастья, пока человек несвободен, пока несправедливость господствует на каждом шагу. Человек достоин счастья и свободы уже потому, что он Человек! Но особенно важным был мотив будущего с призывом к «свободе – во что бы то ни стало», который очень тонко уловила публика.

Зрители ощутили, что искусство открывает неведомую им ранее сторону жизни. «Случилось нечто, чему еще вчера никто не мог бы поверить: подлинная жизнь широким потоком вторглась на сцену, опрокидывая все условности, далеко отшвыривая все ее формы и покрывая все очищенное пространство жестокою художественною правдою», –пафосно писал московский корреспондент парижского журнала «Mercure de France». Спектакль смотрели представители различных социальных групп: аристократия и студенты, буржуазия и рабочие. Монархический журнал «Русский Вестник» обращался к буржуазной публике, прося ее опомниться и не посещать спектакль: «Нельзя не пожалеть того общества, которое в полном оголтении самосознания, в забвении своих устоев, своих верований, в растлении нравственности рвется, как римская толпа времен цезарей, ко всякой новинке и рукоплещет в неистовстве смраду, грязи, разврату, революционной проповеди… в то время как сам босяцкий атаман Горький Максим ударами пера, как ударами лома, рушит почву, на которой стоит это общество. Какой вредный писатель! Какие жалкие, слепые поклонники, читатели и зрители»! В Москве в первый же сезон в течение двух месяцев пьеса прошла 50 раз. Многие из участников спектакля прославились исполнением горьковских ролей: О.Л.Книппер – Настя, И.М.Москвин – Лука, В.И. Качалов – Барон. В роли Сатина выступил К.С.Станиславский. Такого успеха пьесы не ожидал и сам Горький. В декабре 1902 года он писал Пятницкому: «Успех пьесы – исключительный. Я ничего подобного не ожидал. И знаете, кроме этого удивительного театра нигде эта пьеса не будет иметь успеха». Горький явно недооценил свое произведение. Спектакль, созданный МХТ, послужил впоследствии основой для создания постановок в других театрах: русских и зарубежных. Пьеса «На дне» была переведена на многие иностранные языки и, начиная с 1903 г., с огромным успехом обошла сцены всех крупных городов мира. Ее увидели в Берлине, Кракове, Париже, Токио, Нью-Йорке, Лондоне и многих других городах. В Софии, в 1903 г., спектакль вызвал бурную уличную демонстрацию. До 1905 года постановка пьесы в России разрешалась с большими купюрами, и каждый раз с согласия местных властей. В последующие годы пьесу ставили многие провинциальные и столичные театры. В 1962 году, когда отмечали 60-летие первой постановки, пьеса прошла только во МХАТе 1451 раз. Пьеса «На дне» затрагивает вечные темы актуальные во все времена, потому является неиссякаемым источником для творчества. Десятки режиссеров осуществили ее постановку, и каждый нашел в ней что-то свое, созвучное своему времени. Одна из лучших постановок пьесы в советское время осуществлена режиссером Г.Волчек в театре «Современник». Природу конфликта «На дне» театр «Современник» увидел в трагической истории России ХХ века, исключающей человека из списка главных своих ценностей. В этой постановке на первый план выходят размышления о человеке и человечности, о взаимоотношениях людей, их взаимопонимании. Идейным центром в ней стал Лука. Он не «вредный утешитель», а светлая личность, добрый, человечный, с философским взглядом на мир. Сатин же из пафосного героя – обличителя – превращается в человека, который просто старается жить не по лжи, в котором «боль насмешливого ума путалась с пьяной тоской». Этот спектакль называют «звездным». В нем принимали участие замечательные актеры: И.Кваша, А.Мягков, Е. Евстигнеев, В. Никулин, Л.Толмачева, А.Покровская, Н.Дорошина, О.Табаков и др.

Новое неожиданное и неоднозначное прочтение пьесы предложил московский режиссер В.Саркисов. Премьера поставленного им спектакля состоялась в январе 2017 года в Нижегородском государственном академическом театре драмы им. М.Горького.



Давайте предоставим слово тем, кто успел посмотреть спектакль. «Живой, современный, созвучный нам Горький»— так говорят о спектакле его первые зрители. После просмотра спектакля театральные критики задумались: «Что это? Социальный цирк? Философский джаз? И то и другое. И все что угодно. Потому что режиссер взял за основу создания этого действа предельную степень условности. Огромные трубы, служащие декорацией, говорят о том, что это может быть любая точка на Земле, а джаз, взятый за музыкальную основу, предельно точно отражает мысль Горького о том, что «на дне» — это не место для неудачника. Это та точка, в которой может оказаться любой. И каждый будет пытаться подняться. Или хотя бы мечтать об этом». «Все это делает спектакль современным как никогда», – решили они. «Хочу, чтобы спектакль получился про нас, а не про какой-то определенный социальный слой общества. Это не ночлежка. Не бомжи. Вспомните героев: барон, актер, шулер, картузник... Абсолютно разные люди, личности. У каждого своя история. Они плачут и смеются, любят, заботятся друг о друге, среди них кипят страсти. Что внизу, то и наверху. Это не имеет значения. Такое стечение обстоятельств. Не более. А живут тем же, думают о том же. В центре – человек. Его история. Его жизнь», – говорит о героях пьесы Валерий Саркисов. Об этом же говорил перед премьерой Сергей Блохин, исполнитель роли Сатина: «У нас нет главного героя. Все герои – главные. Пьеса про людей. Про их взаимоотношения, про их отношения друг к другу, про отношение к жизни. У каждого своя правда. Каждый живет… абсолютно честно, правильно». И именно так происходит на сцене. Под звуки джазовых композиций Дюка Эллингтона, каждый успевает рассказать свою историю, которая вливается в общее прочтение пьесы про жизнь. В финале зритель видит круг сжимающих друг друга за плечи людей. Потом, после темноты, он разворачивается. Но люди уже почувствовали, что они могут быть рядом, вместе. И как много лет назад, Максим Горький заставляет не только актеров, но и зрителей думать, чувствовать, сопереживать. Существует несколько кинематографических версий пьесы «На дне». В 1936 году во Франции вышел фильм Жана Ренуара. Жан Ренуар был в то время известным режиссером, кстати сказать, сыном еще более известного художника – импрессиониста О.Ренуара. Он представил на экране свою версию известной пьесы, внеся в нее значительные изменения. Сделано это было с разрешения автора – М.Горького. Интересно и то, что в написании сценария принимал участие русский писатель Е.Замятин, хотя в окончательном варианте авторами сценария заявлены Ж.Ренуар и Ш. Спаак.
Действие в фильме происходит во Франции 30-х годов, хотя персонажам оставлены русские имена. Весь социально-философский контекст из пьесы убран, и она превратилась в романтическую мелодраму. Главными героями фильма стали Барон, Васька Пепел и Наташа. Основной сюжет сводится к тому, что Барон, проигравший все до последней копейки, лишившийся имущества думает о самоубийстве. В этот момент он знакомится с молодым вором Васькой. После ночного кутежа Барон решает, что лишать себя жизни необязательно и отправляется вместе с Пеплом в трущобы Парижа. Здесь в ночлежке, которую содержит скупщик краденного Костылев, живет его новый знакомый. Выяснение отношений между Васькой и Василисой, Василисой и ее сестрой Наташей приводят к смерти Костылева. Обвиненного в его смерти Ваську сначала сажают в тюрьму, затем освобождают. А полюбившие друг друга Васька Пепел и Наташа, взявшись за руки, покидают ночлежку в надежде на светлое будущее. Главные роли исполнили Луи Жеве и Жан Габен. В 1957 году пьесу экранизирует известнейший японский режиссер Акира Курасава. Текст первоисточника им сохранен почти полностью, но акценты расставлены по-своему. Действие перенесено в Японию конца 19 века, и актеры носят японские имена. По мнению критиков, Куросава придал фильму иронические интонации, чем придал социальной драме сатирический оттенок.

Герои фильма живут в лачуге на дне оврага. Они постоянно сетуют на свою жизнь, но в то же время сопротивляются каким-либо переменам в ней. Священник Кехае (Лука) пытается подтолкнуть их к переменам. Но его попытки напрасны. Все они обманывают себя и других в стремлении выдавать желаемое за действительное. И в этом фильме на первый план выходит история вора Сутэкити (Васька Пепел). Он самый сильный из обитателей лачуги, но и он не может решиться уйти и начать новую жизнь вместе с полюбившейся ему Окае (Наташа). За всем этими событиями наблюдает картежник Есисабуро. Он относится ко всему происходящему как к забавному спектаклю. Фильм удостоился нескольких японских кинопремий. Как ни странно, самую далекую от оригинала версию «На дне» осуществил российский режиссер В. Котт в 2014 году. Его фильм воспринимается зрителем как бытовая драма. Время действия – наши дни. Герои – бомжи, живущие на свалке. Они воруют, пьют, ищут, что можно продать. Очень вольно режиссер обошелся с героями. Персонажи Насти и Медведева из пьесы выведены и объединены с персонажами Наташи и Костылева. В роли Луки 14-летний подросток, которого в конце фильма убивают. А главным действующим лицом становится Актер в исполнении М.Ефремова. Фильм откровенно не понравился критикам и зрителям. Но актриса Е.Добровольская получила приз за лучшее исполнение женской роли второго плана (Василиса) на премии «Золотой орел» в 2015 году.
Фразы из пьесы, ставшие крылатыми Ни одна блоха – не плоха: все – черненькие, все прыгают. Человек – все может… лишь бы захотел… Смерть – она все успокаивает. Коли веришь, – есть; не веришь, – нет…Во что веришь, то и есть… Она, правда, может, обух для тебя. Не всегда правдой душу вылечишь. Когда труд – удовольствие, жизнь – хороша! Когда труд – обязанность, жизнь – рабство. Человек – вот, правда! Ложь – религия рабов и хозяев…Правда – бог свободного человека! Человек! Это звучит…. Гордо! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо! Человек рождается для лучшего!

Читайте классику в библиотеках города!

Бялик Б. М.Горький – драматург. – М.: Советский писатель, 1977. – 639с. Соболев. Ю. Московский Художественный театр: Очерки. М.-Л.: Гос. Изд. «Искусство»,1938. – 107с. Станиславский К.С. Моя жизнь в искусстве. – М.: Искусство, 1966. – 574с Людмила Давыдова, зав. отделом художественной литературы

библиотеки №32 им. М.Горького

vokrugknig.blogspot.com

Книга На дне читать онлайн Максим Горький

Максим Горький. На дне


Посвящаю
Константину Петровичу Пятницкому

     Действующие лица:
    
     Михаил Иванов Костылев, 54 года, содержатель ночлежки.
     Василиса Карповна, его жена, 26 лет.
     Наташа, ее сестра, 20 лет.
     Медведев, их дядя, полицейский, 50 лет.
     Васька Пепел, 28 лет.
     Клещ, Андрей Митрич, слесарь, 40 лет.
     Анна, его жена, 30 лет.
     Настя, девица, 24 года.
     Квашня, торговка пельменями, под 40 лет.
     Бубнов, картузник, 45 лет.
     Барон, 33 года.
     Сатин, Актер - приблизительно одного возраста: лет под 40.
     Лука, странник, 60 лет.
     Алешка, сапожник, 20 лет.
     Кривой Зоб, Татарин - крючники.
     Несколько босяков без имен и речей.

    АКТ ПЕРВЫЙ

     Подвал,  похожий  на  пещеру.  Потолок  -  тяжелые,   каменные   своды,
закопченные, с обвалившейся штукатуркой. Свет - от зрителя и, сверху вниз, -
из квадратного окна с правой стороны. Правый угол занят отгороженной тонкими
переборками комнатой Пепла, около двери в эту  комнату  -  нары  Бубнова.  В
левом углу - большая русская печь, в левой, каменной, стене - дверь в кухню,
где живут Квашня, Барон, Настя. Между печью  и  дверью  у  стены  -  широкая
кровать, закрытая грязным ситцевым пологом.  Везде  по  стенам  -  нары.  На
переднем плане у  левой  стены  -  обрубок  дерева  с  тисками  и  маленькой
наковальней, прикрепленными к нему, и другой, пониже первого. На последнем -
перед наковальней - сидит Клещ, примеряя ключи к старым замкам У ног  его  -
две  большие  связки  разных  ключей,  надетых  на  кольца   из   проволоки,
исковерканный самовар из жести,  молоток,  подпилки.  Посредине  ночлежки  -
большой стол, две скамьи, табурет, все - некрашеное и грязное. За столом,  у
самовара, Квашня - хозяйничает, Барон жует черный хлеб и Настя, на табурете,
читает, облокотясь  на  стол,  растрепанную  книжку.  На  постели,  закрытая
пологом, кашляет Анна. Бубнов, сидя на  нарах,  примеряет  на  болванке  для
шапок, зажатой в коленях, старые, распоротые  брюки,  соображая,  как  нужно
кроить. Около него - изодранная картонка из-под шляпы - для козырьков, куски
клеенки, тряпье. Сатин только что проснулся, лежит на нарах и  -  рычит.  На
печке, невидимый, возится и кашляет Актер.

     Начало весны. Утро.

     Барон. Дальше!
     Квашня. Не-ет, говорю, милый, с этим ты от меня поди прочь. Я,  говорю,
это испытала... и теперь уж - ни за сто печеных раков - под венец не пойду!
     Бубнов (Сатину). Ты чего хрюкаешь?

     Сатин рычит.

     Квашня. Чтобы я, - говорю, - свободная женщина, сама себе  хозяйка,  да
кому-нибудь в паспорт вписалась, чтобы я мужчине в крепость  себя  отдала  -
нет! Да будь он хоть принц американский - не подумаю замуж за него идти.

knijky.ru

Горький «На дне», 4 действие (акт) – читать онлайн полностью

Акт четвертый

Обстановка первого акта. Но комнаты Пепла – нет, переборки сломаны. И на месте, где сидел Клещ, – нет наковальни. В углу, где была комната Пепла, лежит Татарин, возится и стонет изредка. За столом сидит Клещ; он чинит гармонию, порою пробуя лады. На другом конце стола – Сатин, Барон и Настя. Пред ними бутылка водки, три бутылки пива, большой ломоть черного хлеба. На печи возится и кашляет Актер. Ночь. Сцена освещена лампой, стоящей посреди стола. На дворе – ветер.

 

Горький. На дне. Спектакль 1952 г. См. полный текст пьесы

 

Клещ. Д-да… он во время суматохи этой и пропал…

Барон. Исчез от полиции… яко дым от лица огня…

Сатин. Тако исчезают грешники от лица праведных!

Настя. Хороший был старичок!.. А вы… не люди… вы – ржавчина!

Барон (пьет). За ваше здоровье, леди!

Сатин. Любопытный старикан… да! Вот Настёнка – влюбилась в него…

Настя. И влюбилась… и полюбила! Верно! Он – все видел… все понимал…

Сатин (смеясь). И вообще… для многих был… как мякиш для беззубых…

Барон (смеясь). Как пластырь для нарывов…

Клещ. Он… жалостливый был… У вас вот… жалости

Сатин. Какая польза тебе, если я тебя пожалею?..

Клещ. Ты – можешь… не то, что пожалеть можешь… ты умеешь не обижать…

Татарин (садится на нарах и качает свою больную руку, как ребенка). Старик хорош был… закон душе имел! Кто закон душа имеет – хорош! Кто закон терял – пропал!..

Барон. Какой закон, князь?

Татарин. Такой… Разный… Знаешь какой…

Барон. Дальше!

Татарин. Не обижай человека – вот закон!

Сатин. Это называется «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных»…

Барон. И еще – «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями»…

Татарин. Коран называет… ваш Коран должна быть закон… Душа – должен быть Коран… да!

Клещ (пробуя гармонию). Шипит, дьявол!.. А князь верно говорит… надо жить – по закону… по Евангелию…

Сатин. Живи…

Барон. Попробуй…

Татарин. Магомет дал Коран, сказал: «Вот – закон! Делай, как написано тут!» Потом придет время – Коран будет мало… время даст свой закон, новый… Всякое время дает свой закон…

Сатин. Ну да… пришло время и дало «Уложение о наказаниях»… Крепкий закон… не скоро износишь!

Настя (ударяет стаканом по столу). И чего… зачем я живу здесь… с вами? Уйду… пойду куда-нибудь… на край света!

Барон. Без башмаков, леди?

Настя. Голая! На четвереньках поползу!

Барон. Это будет картинно, леди… если на четвереньках…

Настя. Да, и поползу! Только бы мне не видеть твоей рожи… Ах, опротивело мне все! Вся жизнь… все люди!..

Сатин. Пойдешь – так захвати с собой Актера… Он туда же собирается… ему известно стало, что всего в полуверсте от края света стоит лечебница для органонов…

Актер (высовываясь с печи). Орга-ни-змо-в, дурак!

Сатин. Для органонов, отравленных алкоголем…

Актер. Да! Он – уйдет! Он уйдет… увидите!

Барон. Кто – он, сэр?

Актер. Я!

Барон. Merci, служитель богини… как ее? Богиня драм, трагедии… как ее звали?

Актер. Муза, болван! Не богиня, а – муза!

Сатин. Лахеза… Гера… Афродита… Атропа… черт их разберет! Это все старик… навинтил Актера… понимаешь, Барон?

Барон. Старик – глуп…

Актер. Невежды! Дикари! Мель-по-ме-на! Люди без сердца! Вы увидите – он уйдет! «Обжирайтесь, мрачные умы»… стихотворение Беранжера… да! Он – найдет себе место… где нет… нет…

Барон. Ничего нет, сэр?

Актер. Да! Ничего! «Яма эта… будет мне могилой… умираю, немощный и хилый!» Зачем вы живете? Зачем?

Барон. Ты! Кин, или гений и беспутство! Не ори!

Актер. Врешь! Буду орать!

Настя (поднимая голову со стола, взмахивает руками). Кричи! Пусть слушают!

Барон. Какой смысл, леди?

Сатин. Оставь их. Барон! К черту!.. Пускай кричат… разбивают себе головы… пускай! Смысл тут есть!.. Не мешай человеку, как говорил старик… Да, это он, старая дрожжа, проквасил нам сожителей…

Клещ. Поманил их куда-то… а сам – дорогу не сказал…

Барон. Старик – шарлатан…

Настя. Врешь! Ты сам – шарлатан!

Барон. Цыц, леди!

Клещ. Правды он… не любил, старик-то… Очень против правды восставал… так и надо! Верно – какая тут правда? И без нее – дышать нечем… Вон князь… руку-то раздавил на работе… отпилить напрочь руку-то придется, слышь… вот те и правда!

Сатин (ударяя кулаком по столу). Молчать! Вы – все – скоты! Дубье… молчать о старике! (Спокойнее.) Ты, Барон, – всех хуже!.. Ты – ничего не понимаешь… и – врешь! Старик – не шарлатан! Что такое – правда? Человек – вот правда! Он это понимал… вы – нет! Вы – тупы, как кирпичи… Я – понимаю старика… да! Он врал… но – это из жалости к вам, черт вас возьми! Есть много людей, которые лгут из жалости к ближнему… я – знаю! я – читал! Красиво, вдохновенно, возбуждающе лгут!.. Есть ложь утешительная, ложь примиряющая… Ложь оправдывает ту тяжесть, которая раздавила руку рабочего… и обвиняет умирающих с голода… Я – знаю ложь! Кто слаб душой… и кто живет чужими соками – тем ложь нужна… одних она поддерживает, другие – прикрываются ею… А кто – сам себе хозяин… кто независим и не жрет чужого – зачем тому ложь? Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!

Барон. Браво! Прекрасно сказано! Я – согласен! Ты говоришь… как порядочный человек!

Сатин. Почему же иногда шулеру не говорить хорошо, если порядочные люди… говорят, как шулера? Да… я много позабыл, но – еще кое-что знаю! Старик? Он – умница!.. Он… подействовал на меня, как кислота на старую и грязную монету… Выпьем, за его здоровье! Наливай…

Настя наливает стакан пива и дает Сатину.

(Усмехаясь.) Старик живет из себя… он на все смотрит своими глазами. Однажды я спросил его: «Дед! зачем живут люди?..» (Стараясь говорить голосом Луки и подражая его манерам.) «А – для лучшего люди-то живут, милачок! Вот, скажем, живут столяры и всё – хлам-народ… И вот от них рождается столяр… такой столяр, какого подобного и не видала земля, – всех превысил, и нет ему во столярах равного. Всему он столярному делу свой облик дает… и сразу дело на двадцать лет вперед двигает… Так же и все другие… слесаря, там… сапожники и прочие рабочие люди… и все крестьяне… и даже господа – для лучшего живут! Всяк думает, что для себя проживает, ан выходит, что для лучшего! По сту лет… а может, и больше – для лучшего человека живут!»

Настя упорно смотрит в лицо Сатина. Клещ перестает работать над гармонией и тоже слушает. Барон, низко наклонив голову, тихо бьет пальцами по столу. Актер, высунувшись с печи, хочет осторожно слезть на нары.

«Все, милачок, все, как есть, для лучшего живут! Потому-то всякого человека и уважать надо… неизвестно ведь нам, кто он такой, зачем родился и чего сделать может… может, он родился-то на счастье нам… для большой нам пользы?.. Особливо же деток надо уважать… ребятишек! Ребятишкам – простор надобен! Деткам-то жить не мешайте… Деток уважьте!» (Смеется тихо.)

Пауза.

Барон (задумчиво). Мм-да… для лучшего? Это… напоминает наше семейство… Старая фамилия… времен Екатерины дворяне… вояки!.. выходцы из Франции… Служили, поднимались всё выше… При Николае Первом дед мой, Густав Дебиль… занимал высокий пост… Богатство… сотни крепостных… лошади… повара…

Настя. Врешь! Не было этого!

Барон (вскакивая). Что-о? Н-ну… дальше?!

Настя. Не было этого!

Барон (кричит). Дом в Москве! Дом в Петербурге! Кареты… кареты с гербами!

Клещ берет гармонию, встает и отходит в сторону, откуда наблюдает за сценой.

Настя. Не было!

Барон. Цыц! Я говорю… десятки лакеев!..

Настя (с наслаждением). Н-не было!

Барон. Убью!

Настя (приготовляясь бежать). Не было карет!

Сатин. Брось, Настёнка! Не зли его…

Барон. Подожди… ты, дрянь! Дед мой…

Настя. Не было деда! Ничего не было!

Сатин хохочет.

Барон (усталый от гнева, садится на скамью). Сатин, скажи ей… шлюхе… Ты – тоже смеешься? Ты… тоже – не веришь? (Кричит с отчаяньем, ударяя кулаками по столу.) Было, черт вас возьми!

Настя (торжествуя). А-а, взвыл? Понял, каково человеку, когда ему не верят?

Клещ (возвращаясь к столу). Я думал – драка будет…

Татарин. А-ах, глупы люди! Очень плохо!

Барон. Я… не могу позволить издеваться надо мной! У меня – доказательства есть… документы, дьявол!

Сатин. Брось их! И забудь о каретах дедушки… в карете прошлого – никуда не уедешь…

Барон. Как она смеет, однако!

Настя. Ска-ажите! Как смею!..

Сатин. Видишь – смеет! Чем она хуже тебя? Хотя у нее в прошлом, уж наверное, не было не только карет и – дедушки, а даже отца с матерью…

Барон (успокаиваясь). Черт тебя возьми… ты… умеешь рассуждать спокойно… А у меня… кажется, нет характера…

Сатин. Заведи. Вещь – полезная…

Пауза.

Настя! Ты ходишь в больницу?

Настя. Зачем?

Сатин. К Наташе?

Настя. Хватился! Она – давно вышла… вышла и – пропала! Нигде ее нет…

Сатин. Значит – вся вышла…

Клещ. Интересно – кто кого крепче всадит? Васька – Василису, или она его?

Настя. Василиса – вывернется! Она – хитрая. А Ваську – в каторгу пошлют…

Сатин. За убийство в драке – только тюрьма…

Настя. Жаль. В каторгу – лучше бы… Всех бы вас… в каторгу… смести бы вас, как сор… куда-нибудь в яму!

Сатин (удивленно). Что ты? Сбесилась?

Барон. Вот я ей в ухо дам… за дерзости!

Настя. Попробуй! Тронь!

Барон. Я – попробую!

Сатин. Брось! Не тронь… не обижай человека! У меня из головы вон не идет… этот старик! (Хохочет.) Не обижай человека!.. А если меня однажды обидели и – на всю жизнь сразу! Как быть? Простить? Ничего. Никому…

Барон (Насте). Ты должна понимать, что я – не чета тебе! Ты… мразь!

Настя. Ах ты, несчастный! Ведь ты… ты мной живешь, как червь – яблоком!

Дружный взрыв хохота мужчин.

Клещ. Ах… дура! Яблочко!

Барон. Нельзя… сердиться… вот идиотка!

Настя. Смеетесь? Врете! Вам – не смешно!

Актер (мрачно). Катай их!

Настя. Кабы я… могла! я бы вас (берет со стола чашку и бросает на пол) – вот как!

Татарин. Зачем посуда бить? Э-э… болванка!..

Барон (вставая). Нет, я ее сейчас… научу манерам!

Настя (убегая). Черт вас возьми!

Сатин (вслед ей). Эй! Полно! Кого ты пугаешь? В чем дело, наконец?

Настя. Волки! (Убегает.) Чтоб вам издохнуть! Волки!

Актер (мрачно). Аминь!

Татарин. У-у! Злой баба – русский баба! Дерзкий… вольна! Татарка – нет! Татарка – закон знает!

Клещ. Трепку ей надо дать…

Барон. М-мерзавка!

Клещ (пробуя гармонию). Готова! А хозяина ее – все нет… Горит парнишка…

Сатин. Теперь – выпей!

Клещ. Спасибо! Да и на боковую пора…

Сатин. Привыкаешь к нам?

Клещ (выпив, отходит в угол к нарам). Ничего… Везде – люди… Сначала – не видишь этого… потом – поглядишь, окажется, все люди… ничего!

Татарин расстилает что-то на нарах, становится на колени и – молится.

Барон (указывая Сатину на Татарина). Гляди!

Сатин. Оставь! Он – хороший парень… не мешай! (Хохочет.) Я сегодня – добрый… черт знает почему!..

Барон. Ты всегда добрый, когда выпьешь… И умный…

Сатин. Когда я пьян… мне все нравится. Н-да… Он – молится? Прекрасно! Человек может верить и не верить… это его дело! Человек – свободен… он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум – человек за все платит сам, и потому он – свободен!.. Человек – вот правда! Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они… нет! – это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет… в одном! (Очерчивает пальцем в воздухе фигуру человека.) Понимаешь? Это – огромно! В этом – все начала и концы… Всё – в человеке, всё для человека! Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга! Чело-век! Это – великолепно! Это звучит… гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо! Выпьем за человека, Барон! (Встает.) Хорошо это… чувствовать себя человеком!.. Я – арестант, убийца, шулер… ну, да! Когда я иду по улице, люди смотрят на меня как на жулика… и сторонятся и оглядываются… и часто говорят мне – «Мерзавец! Шарлатан! Работай!» Работать? Для чего? Чтобы быть сытым? (Хохочет.) Я всегда презирал людей, которые слишком заботятся о том, чтобы быть сытыми… Не в этом дело, Барон! Не в этом дело! Человек – выше! Человек – выше сытости!..

Барон (качая головой). Ты – рассуждаешь… Это – хорошо… это, должно быть, греет сердце… У меня – нет этого… я – не умею! (Оглядывается и – тихо, осторожно.) Я, брат, боюсь… иногда. Понимаешь? Трушу… Потому – что же дальше?

Сатин (уходит). Пустяки! Кого бояться человеку?

Барон. Знаешь… с той поры, как я помню себя… у меня в башке стоит какой-то туман. Никогда и ничего не понимал я. Мне… как-то неловко… мне кажется, что я всю жизнь только переодевался… а зачем? Не понимаю! Учился – носил мундир дворянского института… а чему учился? Не помню… Женился – одел фрак, потом – халат… а жену взял скверную и – зачем? Не понимаю… Прожил все, что было, – носил какой-то серый пиджак и рыжие брюки… а как разорился? Не заметил… Служил в казенной палате… мундир, фуражка с кокардой… растратил казенные деньги, – надели на меня арестантский халат… потом – одел вот это… И всё… как во сне… а? Это… смешно?

Сатин. Не очень… Скорее – глупо…

Барон. Да… и я думаю, что глупо… А… ведь зачем-нибудь я родился… а?

Сатин (смеясь). Вероятно… Человек рождается для лучшего! (Кивая головой.) Так… хорошо!

Барон. Эта… Настька!.. Убежала… куда? Пойду, посмотрю… где она? Все-таки… она… (Уходит.)

Пауза.

Актер. Татарин!

Пауза.

Князь!

Татарин поворачивает голову.

За меня… помолись…

Татарин. Чего?

Актер (тише). Помолись… за меня!..

Татарин (помолчав). Сам молись…

Актер (быстро слезает с печи, подходит к столу, дрожащей рукой наливает водки, пьет и – почти бежит – в сени). Ушел!

Сатин. Эй ты, сикамбр! Куда? (Свистит.)

Входят – Медведев в женской ватной кофте и Бубнов; оба – выпивши, но не очень. В одной руке Бубнова – связка кренделей, в другой – несколько штук воблы, под мышкой – бутылка водки, в кармане пиджака – другая.

Медведев. Верблюд – он вроде… осла! Только без ушей…

Бубнов. Брось! Ты сам – вроде осла.

Медведев. Ушей вовсе нет у верблюда… он – ноздрей слышит…

Бубнов (Сатину). Друг! Я тебя искал по всем трактирам-кабакам! Возьми бутылку, у меня все руки заняты!

Сатин. А ты – положи крендели на стол – одна рука освободится…

Бубнов. Верно. Ах ты… Бутарь, гляди! Вот он, а? Умница!

Медведев. Жулики – все умные… я знаю! Им без ума – невозможно. Хороший человек, он – и глупый хорош, а плохой – обязательно должен иметь ум. Но насчет верблюда ты – неверно… он – животная ездовая… рогов у него нет… и зубов нет…

Бубнов. Где – народ? Отчего здесь людей нет? Эй, вылезай… я – угощаю! Кто в углу?

Сатин. Скоро ты пропьешься? Чучело!

Бубнов. Я – скоро! В этот раз капитал я накопил – коротенький… Зоб! Где Зоб?

Клещ (подходя к столу). Нет его…

Бубнов. У-у-ррр! Барбос! Бррю, брлю, брлю! Индюк! Не лай, не ворчи! Пей, гуляй, нос не вешай… Я – всех угощаю! Я, брат, угощать люблю! Кабы я был богатый… я бы… бесплатный трактир устроил! Ей-богу! С музыкой и чтобы хор певцов… Приходи, пей, ешь, слушай песни… отводи душу! Бедняк-человек… айда ко мне в бесплатный трактир! Сатин! Я бы… тебя бы… бери половину всех моих капиталов! Вот как!

Сатин. Ты мне сейчас отдай все…

Бубнов. Весь капитал? Сейчас? На! Вот – рубль… вот еще… двугривенный… пятаки… семишники… все!

Сатин. Ну и ладно! У меня – целее будет… Сыграю я на них…

Медведев. Я – свидетель… отданы деньги на сохранение… числом – сколько?

Бубнов. Ты? Ты – верблюд… Нам свидетелей не надо…

Алешка (входит босый). Братцы! Я ноги промочил!

Бубнов. Иди – промочи горло… Только и всего! Милый ты… поёшь ты и играешь, очень это хорошо! А – пьешь – напрасно! Это, брат, вредно… пить – вредно!..

Алешка. По тебе вижу! Ты – только пьяный и похож на человека… Клещ! Гармошку – починил? (Поет, приплясывая.)

 

Эх, кабы мое рыло
Не красиво было –
Так меня б кума моя
Вовсе не любила!

 

Озяб я, братцы! Х-холод-но!

Медведев. Мм… а если спросить – кто такая кума?

Бубнов. Отстань! Ты, брат, теперь – тю-тю! Ты уж не бутошник… кончено! И не бутошник, и не дядя…

Алешка. А просто – теткин муж!

Бубнов. Одна твоя племянница – в тюрьме, другая – помирает…

Медведев (гордо). Врешь! Она – не помирает, она у меня без вести пропала!

Сатин хохочет.

Бубнов. Все равно, брат! Человек без племянниц – не дядя!

Алешка. Ваше превосходительство! Отставной козы барабанщик!

 

У кумы – есть деньги,
У меня – ни гроша!
Зато я веселый мальчик,
Зато я – хороший!

 

Холодно!

Входит Кривой Зоб; потом – до конца акта – еще несколько фигур мужчин и женщин. Они раздеваются, укладываются на нары, ворчат.

Кривой Зоб. Бубнов! Ты чего сбежал?

Бубнов. Иди сюда! Садись… запоем мы, брат! Любимую мою… а?

Татарин. Ночь – спать надо! Песня петь днем надо!

Сатин. Ну, ничего, князь! Ты – иди сюда!

Татарин. Как – ничего? Шум будет… когда песня поют, шум бывает…

Бубнов (идя к нему). Князь! Что – рука? Отрезали тебе руку?

Татарин. Зачем? Погодим… может – не надо резать… Рука – не железный, резать – недолго…

Кривой Зоб. Яман твое дело, Асанка! Без руки ты – никуда не годишься! Наш брат по рукам да по спине ценится… Нет руки – и человека нет! Табак твое дело!.. Иди водку пить… больше никаких!

Квашня (входит). Ах, жители вы мои милые! На дворе-то, на дворе-то! Холод, слякоть… Бутошник мой здесь? Бутарь!

Медведев. Я!

Квашня. Опять мою кофту таскаешь? И как будто ты… немножко того, а? Ты что же это?

Медведев. По случаю именин… Бубнов… и – холодно… слякоть!

Квашня. Ты гляди у меня… слякоть! Не балуй… Иди-ка спать…

Медведев (уходит в кухню). Спать – я могу… я хочу… пора!

Сатин. Ты чего… больно строга с ним?

Квашня. Нельзя, дружок, иначе… Подобного мужчину надо в строгости держать. Я его в сожители взяла, – думала, польза мне от него будет… как он – человек военный, а вы – люди буйные… мое же дело – бабье… А он – пить! Это мне ни к чему!

Сатин. Плохо ты выбрала помощника…

Квашня. Нет – лучше-то… Ты со мной жить не захочешь… ты вон какой! А и станешь жить со мной – не больше недели сроку… проиграешь меня в карты со всей моей требухой!

Сатин (хохочет). Это верно, хозяйка! Проиграю…

Квашня. То-то! Алешка!

Алешка. Вот он – я!

Квашня. Ты – что про меня болтаешь?

Алешка. Я? Всё! Всё, по совести. Вот, говорю, баба! Удивительная! Мяса, жиру, кости – десять пудов, а мозгу – золотника нету!

Квашня. Ну, это ты врешь! Мозг у меня даже очень есть… Нет, ты зачем говоришь, что я бутошника моего бью?

Алешка. Я думал, ты его била, когда за волосы таскала…

Квашня (смеясь). Дурак! А ты – будто не видишь. Зачем сор из избы выносить?.. И, опять же, обидно ему… Он от твоего разговору пить начал…

Алешка. Стало быть, правду говорят, что и курица пьет!

Сатин, Клещ – хохочут.

Квашня. У, зубоскал! И что ты за человек, Алешка?

Алешка. Самый первый сорт человек! На все руки! Куда глаз мой глянет, туда меня и тянет!

Бубнов (около нар Татарина). Идем! Все равно – спать не дадим! Петь будем… всю ночь! Зоб!

Кривой Зоб. Петь? Можно…

Алешка. А я – подыграю!

Сатин. Послушаем!

Татарин (улыбаясь). Ну, шайтан Бубна… подноси вина! Пить будим, гулять будим, смерть пришол – помирать будим!

Бубнов. Наливай ему, Сатин! Зоб, садись! Эх, братцы! Много ли человеку надо? Вот я – выпил и – рад! Зоб!.. Затягивай… любимую! Запою… заплачу!..

Кривой Зоб (запевает). Со-олнце всходит и захо-оди-ит…

Бубнов (подхватывая). А-а в тюрьме моей темно-о!

Дверь быстро отворяется.

Барон (стоя на пороге, кричит). Эй… вы! Иди… идите сюда! На пустыре… там… Актер… удавился!

Молчание. Все смотрят на Барона. Из-за его спины появляется Настя и медленно, широко раскрыв глаза, идет к столу.

Сатин (негромко). Эх… испортил песню… дур-рак!

 

Занавес

(Назад, к 3 акту)

 

rushist.com

Тест по пьесе "На дне" Горького на знание текста с ответами (викторина) |LITERATURUS: Мир русской литературы

Барон и Настя. Пьеса "На дне".
Актеры В. И. Качалов и О. Книппер
В этой статье представлен тест по пьесе "На дне" Горького на знание текста с ответами (материалы для викторины).

Тест содержит вопросы об основных событиях и фактах из пьесы "На дне", а также о том, кому принадлежат известные цитаты из произведения.

Правильные ответы на вопросы смотрите в конце теста.

Смотрите: 
- Краткое содержание пьесы
- Все материалы по пьесе "На дне"


Тест по пьесе "На дне" Горького с ответами (материалы для викторины)


1. Кто из героев гордится своим дворянским происхождением?
  1. Сатин
  2. Барон
  3. Клещ
  4. Васька Пепел
2. На ком хочет жениться Васька Пепел?
  1. на Василисе
  2. на Насте
  3. на Анне
  4. на Наталье
3. Кто из героев становится мужем Квашни в конце пьесы?
  1. Лука
  2. Медведев
  3. Барон
  4. Сатин
4. Наталья является сестрой:
  1. Василисы
  2. Насти
  3. Квашни
  4. Анны

5. Кто из героинь серьезно болеет и умирает по ходу пьесы?
  1. Квашня
  2. Настя
  3. Василиса
  4. Анна
6. Кто предлагает Ваське Пеплу убить Костылева?
  1. Наташа
  2. Василиса
  3. Сатин
  4. Барон
7. Кто из героев является профессиональным шулером?
  1. Лука
  2. Костылев
  3. Сатин
  4. Татарин
8. Кто из героев произносит фразу: "...талант – это вера в себя, в свою силу..."?
  1. Лука
  2. Актер
  3. Костылев
  4. Василиса
9. Кто из героев отсидел в тюрьме почти 5 лет за убийство?
  1. Сатин
  2. Барон
  3. Наташа
  4. Медведев
10. Кто из героев кончает жизнь самоубийством в конце пьесы?
  1. Лука
  2. Сатин
  3. Барон
  4. Актер
11. Кому из героев принадлежат слова: "Человек! <...> Это звучит ... гордо"?
  1. Луке
  2. Сатину
  3. Барону
  4. Актеру
12. Кому из героев принадлежат слова: "...Она, правда-то, – не всегда по недугу человеку… не всегда правдой душу вылечишь…"?
  1. Костылеву
  2. Василисе
  3. Луке
  4. Бубнову
13. Кто из героинь читает книгу "Роковая любовь"?
  1. Наташа
  2. Василиса
  3. Квашня
  4. Настя
14. Кому из героев принадлежит фраза: "...В женщине – душа должна быть… Мы – звери… нам надо… надо нас – приучать..."?
  1. Ваське Пеплу 
  2. Луке
  3. Сатину
  4. Клещу
15. Кто из героев в молодости служил на телеграфе?
  1. Лука
  2. Клещ
  3. Татарин
  4. Сатин
16. Кто из героев надеется попасть в бесплатную лечебницу для алкоголиков?
  1. Лука
  2. Сатин
  3. Квашня
  4. Актер
17. Назовите имя Сатина:
  1. Константин
  2. Михаил
  3. Максим
  4. Александр
18. Как зовут хозяина ночлежки, в которой происходит действие пьесы?
  1. Сатин
  2. Бубнов
  3. Костылев
  4. Пепел
19. Кто из героев говорит о себе следующее: "...Я когда маленький был, так уж в ту пору меня звали вор, воров сын…"?
  1. Васька Пепел
  2. Сатин
  3. Лука
  4. Татарин
20. В начале пьесы герои спорят о том, кто должен:
  1. покрасить стены
  2. подмести пол
  3. помыть окна
  4. сходить за водой

Ответы на вопросы теста по пьесе "На дне" 


1. (2) Барон
2. (4) на Наталье
3. (2) Медведев
4. (1) Василисы
5. (4) Анна
6. (2) Василиса
7. (3) Сатин
8. (2) Актер
9. (1) Сатин
10. (4) Актер
11. (2) Сатину
12. (3) Луке
13. (4) Настя
14. (1) Ваське Пеплу
15. (4) Сатин
16. (4) Актер
17. (1) Константин
18. (3) Костылев
19. (1) Васька Пепел
20. (2) подмести пол

Это был тест по пьесе "На дне" Горького на знание текста с ответами (материалы для викторины).

Смотрите: Все материалы по пьесе "На дне"

www.literaturus.ru

Пьеса "На дне" М. Горького

Лука – врачеватель душ или лжец?

…Старик! Он умница!.. Он подейство-

вал на меня, как кислота на старую и

грязную монету… Я – арестант, убий-

ца, шулер… ну, да…

М. Горький, пьеса «На дне».

Пьеса «На дне» была написана М. Горьким в 1902 году. Горького всегда волновали вопросы о человеке, о любви, о сострадании. Все эти вопросы и составляют проблему гуманизма, которой пронизаны многие его произведения. Один из немногих писателей, он показал всю нищету жизни, ее «дно». В пьесе «На дне» он пишет о тех людях, которые не имеют смысла жизни. Они не живут, а существуют. Тема босяков очень близка Горькому, так как было время, когда и ему приходилось странствовать с котомкой за спиной. Горький пишет именно пьесу, а не роман, не поэму, так как хочет, чтобы смысл этого произведения поняли все, в том числе простые неграмотные люди. Своей пьесой он хотел обратить внимание людей на низкие слои общества. Пьеса «На дне» была написана для Московского Художественного театра. Цензура сначала запретила постановку этой пьесы, но потом, после переработки, все-таки разрешила. Она была уверена в полном провале пьесы. Но пьеса произвела на зрителей огромное впечатление, вызвала бурю оваций. На зрителя с такой силой подействовало то, что впервые на сцене показаны босяки, показаны с их грязью, нравственной нечистоплотностью. Эта пьеса глубоко реалистична. Уникальность драмы – в том, что сложнейшие философские проблемы обсуждаются в ней не мастерами философских диспутов, а «людьми улицы», необразованными или опустившимися, косноязычными или не находящими «нужных» слов. Разговор ведется на языке бытового общения, а порой – на языке мелочных склок, «кухонной» брани, пьяных стычек.

Лука является одним из главных героев пьесы «На дне». Тяжелый жизненный опыт, бесприютные скитания Луки обусловили основные черты его психологии. Одной из них является острый интерес к людям. «Понять хочется дела человеческие», - определяет свое главное желание Лука. Отвечая на вопрос сочинения – «Лука – врачеватель душ или лжец?», я считаю, что старик, безусловно, является врачевателем душ. Лука пытается помочь Актеру, Ваське Пеплу, Наташе изменить жизнь, облегчить страдания Анны и Насти, делая все это бескорыстно, принося, хотя бы минутное, но облегчение. Этот человек, прежде всего, добр: он снисходителен к слабостям, терпим к чужим грехам, отзывчив на просьбу о помощи. Еще одна привлекательная черта Луки – его неподдельный интерес к жизни, к другим людям, у каждого из которых он способен разглядеть индивидуальную «изюминку». Лука не навязывает другим своих взглядов, не горит желанием делиться жизненным опытом с первым встречным или демонстрировать свой незаурядный ум.

Вначале пьесы мы видим подвал, похожий на пещеру, куда не может проникнуть ни один лучик света. Эта ночлежка собрала вместе очень много разных людей. Это люди разные по своим привычкам, бывшей судьбе, характеру, но одинаково голодные, измученные и никому не нужные. Все они были вытолкнуты на «дно жизни». Эти люди утратили все человеческое, потеряли даже облик человека, превратились в жалких существ. Конечно, во многом они сами виноваты в том, что с ними случилось: у них не хватало твердости или умения бороться с судьбой. И только благодаря Луке в сердцах ночлежников зарождается луч надежды . Поначалу он почти незаметен, но потом все более и более упрямо начинает разгораться и пробиваться сквозь мрак «дна». Старик дает всем обитателям подвала советы, как выбраться со дна жизни. Актеру он советует лечиться от алкоголизма в бесплатной лечебнице. Ваське Пеплу – забрать Наташу, которую он полюбил, и ехать работать в Сибирь. Наташе – ехать с Пеплом, так как он «парень ничего, хороший» и к тому же она ему нужнее, чем он ей. Лука утешает умирающую Анну, жену Клеща, которая, несмотря на покой загробной жизни, хочет еще пожить. И всем обитателям ночлежки он рекомендует немножко больше уважать друг друга.

Лука – это личность, пытающаяся построить жизнь на вере: «Во что веришь – то и есть». «Ложь во спасение» - вот принцип, которому следует Лука. Этого странника в жизни много «мяли», но он уважает людей, даже жуликов, учит их делать добро, при этом замечает: «Если кто кому хорошего не сделал, тот худо поступил». Лука учит Наташу жалеть людей: «Христос – о всех жалел и нам велел… Я те скажу – вовремя человека пожалеть… хорошо бывает!» Странник рассказывает историю о том, как он пожалел двух воров и тем самым спас их от тюрьмы. «Человека приласкать – никогда не вредно…» - советует Барону Лука. Часто старик желает ободрить человека и примирить его с безрадостным содержанием жизни. Я понимаю, что это всего лишь утешительная речь, которая может только временно успокоить человека, но все-таки она очень сильно помогает подавленным людям. Когда Васька Пепел уличает старика во лжи, Лука говорит о том, что правда не нужна, она может быть обухом для человека. Речи Луки содержат и убедительные суждения о том, что человек все может. Он уверен, что кто ищет – найдет. Старик отмечает, что «все ищут люди, все хотят как лучше», «кто крепко хочет – найдет». После ухода старика обитатели ночлежки вспоминают его тепло. Барон беззлобно замечает, что Лука был «как пластырь от нарывов». И Сатин считает, что старик был мякишем для беззубых. По-моему Лука помог некоторым из этих людей. Например, Анна: старик пожалел больную женщину, попытался уменьшить ее страдания. И мне кажется, это у него получилос ь. Анна умерла спокойно, без страха, что очень важно для многих людей.

Каждая прочитанная книга оставляет какой-то след в душе читателя, иногда очень яркий. Вот тогда вдруг и начинаешь задумываться над тем, что дала она нам. Пьеса «На дне» заставила меня задуматься обо всем. О жизни и смерти, о радости и горе, о предназначении человека. Со времени создания пьесы Горького прошло много лет, но и сейчас она читается и идет в театрах, видимо, ей предопределена долгая жизнь.

«Человек – это великолепно!.. Это звучит гордо» Мне кажется, человек, какой бы он ни был, хоть самый опустившийся, прежде всего, человек. Даже брошенным на дно жизни людям, свойственны обыкновенные людские мысли, чувства, переживания. Человек, попавший на дно, так же способен любить, страдать, мечтать, имеет право на любовь, дружбу, сострадание. По-моему, Лука в пьесе – учитель человечности. Он преподает уроки нравственности. Когда я прочитала пьесу «На дне», у меня даже не вызвало сомнений то, что Лука не врет. Лука окрыляет человека, дает ему возможность «вылететь» со дна на землю. Советуя Наташе и Пеплу податься в Сибирь, говоря Актеру об алкогольной лечебнице, в которой тот может вылечиться, он дает оптимальный вариант выхода со «дна». В пьесе мне ближе всех странник, который бескорыстно утешает, тем самым, спасая людей. Он не лицемер, не жестокий обманщик, он, в некотором роде, Иисус, спустившийся незаметно и ушедший незамеченным, который не только милосерден и добродушен, но еще умеет прощать людей, а это, по-моему, главное в жизни. Лука, кроме всего этого, вселяет в «опустевшие» сердца людей надежду и веру в хорошее, спасая от духовной и физической гибели, так как без веры и надежды жить человек не может, жизнь теряет смысл. А ведь как много людей и в нашем современном мире, которые нуждаются в помощи, в Луке, который бы утешил и успокоил, вселил надежду в сердца тех, кто одинок, болен или просто стар.

mirznanii.com

Пьеса М. Горького “На дне” критика


Одно из самых ярких и сильных Драматических произведений ГорькогО начала 900-х годов — Пьеса «На дне».

Горький написал ее в 1902 году. Она предназначалась для Московского Художественного театра. Творческое содружество Горького с МХАТом началось в 1901 году и длилось до последних дней жизни писателя. Это глубоко закономерно. Московский Художественный театр, созданный в 1898 году, выступил в искусстве под знаменем демократических идей, под знаменем художественного реализма, правды жизни, которой чужды фальшь, искусственная театральщина, ложь и манерность. Эти принципы были близки Горькому. Для Горького МХАТ всегда был «лучшим театром», «настоящей русской гордостью». Он считал, что этот театр не любить невозможно, «не работать для него — преступление». Пьесы Горького сообщили деятельности МХАТа яркую общественно-политическую революционную окраску. На сцене театра были поставлены такие произведения, как «Мещане», «На дне», «Дети солнца» и др.

Вначале Пьеса «На дне» была запрещена цензурой, и лишь после долгих хлопот ее разрешили, да и то потому только, что цензура была убеждена в провале спектакля.

Пьеса была поставлена. «Спектакль имел потрясающий успех, — вспоминал К. С. Станиславский. — Вызывали без конца режиссеров, всех артистов… и, наконец, самого Горького».

По словам В. И. Качалова, «зрительный зал принимал пьесу бурно и восторженно, как пьесу-буревестник, которая предвещала грядущую бурю и к бурям звала».

Пьеса обошла театры России и многих зарубежных стран. К маю 1906 года только в одном из берлинских театров пьеса выдержала 500 представлений.

Какими причинами был обусловлен успех пьесы?

Разумеется, немалое значение имело то, что впервые на театральных подмостках зритель увидал незнакомый ему доселе мир отверженных. Зрителя подкупала потрясающая сила реа-лизма, острота и яркость изображения жизни. Такой суровой, беспощадной правды о жизни социальных низов, об их беспросветной участи, страшном, безысходном трагизме их судьбы мировая драматургия не знала.

Но была и еще одна причина, почему накануне революционных событий 1905 года пьеса эта отвечала настроениям широких кругов демократических зрителей. Причина эта заключалась в том, что пьеса «На дне» проникнута протестом против бездушных порядков капиталистического общества и призывом к другой, справедливой и свободной, достойной человека жизни.

Мрачный быт костылевской ночлежки изображен Горьким как воплощение невыносимого зла. Уже один вид помещения ночлежки свидетельствует об угрюмой и страшной жизни, «дна»: «Подвал, похожий на пещеру. Потолок — тяжелый, каменные своды, закопченные, с обвалившейся штукатуркой. Свет — от зрителя и, сверху вниз, — из квадратного окна с правой стороны».

В этом подвале, похожем на пещеру, оказались люди самого различного характера и социального положения. Здесь и рабочий Клещ, мечтающий о честном труде, и Пепел, жаждущий правильной жизни, и Актер, весь поглощенный воспоминаниями о своем былом успехе, и Настя, страстно рвущаяся к большой, настоящей любви. Все они достойны лучшей участи. Тем трагичней их положение сейчас.

Судьба обитателей «дна» — грозный обвинительный акт против капиталистического строя. Горький не дает подробного описания жизненного пути героев пьесы, но и те черты, которые он воспроизводит, прекрасно раскрывают его замысел.

В немногих словах рисуется жизненная судьба Анны. «Не помню — когда я сыта была… — говорит она. — Над каждым куском хлеба тряслась… Всю жизнь мою дрожала… Мучилась… как бы больше другого не съесть… Всю жизнь в отрепьях ходила… всю мою несчастную жизнь…»

Рабочий Клещ говорит о безысходной своей доле: «Работы нет… силы нет! Вот — правда! Пристанища… пристанища нету! Издыхать надо… вот она, правда!»

Обитатели «дна» выброшены из жизни в силу условий, царящих в обществе. Человек предоставлен самому себе. Если он споткнулся, выбился из колеи, ему грозит неминуемая нравственная, а нередко и физическая гибель. Погибает Анна, кончает с собой Актер, да и остальные изломаны, изуродованы жизнью.

И здесь, в этом страшном мире отверженных, продолжают действовать волчьи законы капиталистической эксплуатации. Вызывает омерзение фигура содержателя ночлежки Костылева, готового из несчастных и обездоленных постояльцев высосать последнюю каплю крови. Отвратительна его молодая жена Василиса — «гадюка ядовитая».

Таким образом, первое, что необходимо отметить: в пьесе «На дне» с огромной силой звучит обличение социального зла, трагических противоречий буржуазного общества.

Второй мотив, сильно и ярко звучащий в пьесе, — утверждение принципов гуманизма. Страшная участь обитателей ночлежки становится особенно очевидной, если сопоставить ее с тем, к чему призван человек. Под темными и угрюмыми сводами ночлежного дома, среди жалких и искалеченных, несчастных и бездомных бродяг звучат торжественным гимном слова о человеке, о его призвании, о его силе и красоте. Сатин восклицает: «Человек — вот правда! Все — в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и его мозга! Человек! Это — великолепно! Это звучит… гордо!»

Но если человек в своей сущности прекрасен и только строй, основанный на эксплуатации, низводит его до ужасающего состояния, стало быть, нужно сделать все, чтобы этот строй уничтожить и создать условия, когда человек станет поистине свободным и прекрасным.

Таков вывод пьесы.

В этой связи Горький поставил важнейший вопрос: каковы же пути выхода из противоречий эксплуататорского общества, что нужно сделать для того, чтобы человек стал человеком и обрел независимость и свободу?

На этот вопрос пьеса дает как бы несколько возможных ответов. Один из них связан с образом Клеща. Клещ — рабочий. Он жаждет честного труда. Он уверен, что честным трудом он поднимется со «дна», станет снова человеком. Горький подчеркивает, однако, что в условиях капитализма сам по себе честный труд не может привести к независимости и преодолению социального зла. В конце пьесы мы видим, как рушатся иллюзии Клеща: он примиряется с окружающими условиями и все больше и больше опускается.

Скачать критическую статью о пьесе М. Горького «На дне»

Горький, На дне

www.testsoch.info

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о