Джованни Бернини: скульптор, ожививший мрамор

«Три вещи, которые необходимы для успеха в живописи и скульптуре: видеть красоту и приучать себя к этому с молодых лет, упорно работать и получать хорошие советы». Эту фразу итальянского скульптора и архитектора Джованни Лоренцо Бернини, которого часто называют создателем стиля барокко в скульптуре, можно считать кредо настоящего Художника.

Сын своего отца

Как и многие другие великие художники Возрождения, Джованни Лоренцо Бернини — представитель династии. В 1598 году в Неаполе у известного скульптора Пьетро Бернини родился сын. Спустя 7 лет Пьетро был приглашен в Рим для работы в Ватикане, а маленький Лоренцо проводил много времени с отцом. Он рисовал, блуждая по ватиканским залам, и его рисунки были так хороши, что малыша тут же назвали «вторым Микеланджело».

Первую скульптуру мальчик сделал в 10 лет! В этом возрасте он уже работал с мрамором, и учителем талантливого Лоренцо был его отец. Искусствоведы сходятся во мнении, что Пьетро Бернини также обладал ярким талантом, однако понимал, что сын пойдет гораздо дальше.

Выразительность и пластика

«Экстаз блаженной Людовики Альбертони», 1671-1674 гг.

Талант или даже гений Бернини был очевиден для его окружения. А самого молодого художника интересовала пластика тела, эмоции, выразительность, которых он добивался в своих произведениях. «Я победил мрамор и сделал его пластичным, как воск», — говорил он, и это было недалеко от истины.

В те времена художнику сложно было работать без состоятельного и влиятельного покровителя, заказчика. Первым патроном Бернини был кардинал Шипионе (Сципион) Боргезе. Именно его имение Вилла Боргезе стала сейчас крупнейшим художественным собранием Италии. Будучи племянником тогдашнего Папы Римского, Боргезе имел огромные возможности и пополнял свою коллекцию скульптур, в том числе и произведениями Джованни Бернини.

Скульптору нередко заказывались портреты, в мастерстве создания которых Бернини все больше совершенствовался. Скоро ему уже не нужно было лепить с натуры — он мог ваять даже по портрету. Казалось, мрамор становился в его руках пластичным, живым, мягким, приобретая самые изящные формы.

Римское барокко

1623 год стал переломным для Бернини, его творчества и размаха его деятельности. В этот год очередным Папой Римским стал кардинал Маффео Барберини. Жизнь Бернини складывалась так, что успешность его работы во многом зависела от того, насколько благоволил ему глава Католической церкви. И это можно понять: масштаб таланта художника был так велик, что ареной его деятельности становился весь Рим!

Скульптура кардинала Маффео Барберини

Именно Барберини (папа Урбан VIII) привлек Джованни к обновлению облика Вечного города. Парадные фонтаны, лестницы, палаццо, целые кварталы — все это стало объектом творчества. Но не только.

Примерно в эти годы Бернини начинает работу, которой были посвящены не просто годы — десятилетия его жизни. Он много трудился над совершенствованием внутреннего убранства Собора Святого Петра в Ватикане — одного из главных, если не главного католического собора. Настоящим шедевром стал балдахин над могилой Святого Петра.

Это время стало периодом рождения римского барокко — стиля, который любил выразительность, эффектность, само название которого происходит от итальянского слова «вычурный». Творения Бернини были действительно ярчайшим воплощением этого стиля. Казалось, они дышали, словно живые, но дышали страстями. В них не было спокойствия — было то напряжение чувств, тот порыв, которые свойственны нам лишь в яркие мгновения жизни.

Опала

Успевал ли Бернини творить для себя? Не по заказу мецената или церкви, а по велению души? Такой период в жизни художника был. Например, после воцарения на папском престоле Иннокентия X Бернини попал в опалу. Он не получал больше заказов, и именно в этот период создал такие поистине совершенные скульптуры, как «Правда, разоблаченная временем» или «Голова Медузы Горгоны».

Но потом его гений опять оказался нужен: для обустройства площади Навона в Риме потребовался фонтан. Среди архитекторов был объявлен конкурс, к которому не допустили Бернини. Однако он подготовил свой вариант, и он был настолько совершенен, что именно его воплотили в жизнь. Так родился великолепный фонтан Четырех рек — настоящее украшение Рима, символ величия Вечного города.

«Фонтан четырех рек» 1648-1651 гг.

Самое грандиозное творение

Бернини, как считают искусствоведы, не нужно было доказывать свой гений. Но требовалось, как мы сейчас говорим, реализовать крупный, масштабный проект, который соответствовал бы его таланту. И таким творением его жизни стала площадь около Собора Святого Петра. Один из символов Рима и Ватикана. Гимн искусству архитектуры.

Площадь ограничивают две полукруглые колоннады, которые вместе с самим собором образуют особую форму — «ключ Святого Петра».

Перед Бернини стояла, пожалуй, самая трудная задача: увязать разрозненные элементы — сам собор, обелиск, стоявший на площади, а также фонтан, в единое целое. Плюс надо было справиться с перепадом высот: поверхность площади изначально была неровна. За счет создания лестниц, колонн, еще одного фонтана композиция гармонизировалась, и тот, кто стоит на площади, воспринимает ее как совершенный ансамбль.

Площадь Святого Петра, 1656-1667 гг.

Повелитель искусств

Сложно говорить о Бернини как об архитекторе или о скульпторе. Он был настоящим повелителем искусств: сохранились его художественные полотна, он писал и ставил пьесы, а также сам в них участвовал, конструировал декорации и театральные машины, а также изготавливал обычные предметы быта, украшавшие интерьеры.

«Тот, кто хочет отказаться от проектов Бернини, должен позаботиться о том, чтобы их случайно не увидеть», — так сказал о нем один из римских пап, которых великий скульптор пережил (всего на его веку сменилось восемь понтификов). И лучше этих слов для описания гения Бернини просто не найти.

Непревзойденные скульптуры Бернини

«Проклятая душа», 1619 год

«Давид», 1623-1624 гг.

Похищение Прозерпины, 1621 год

Аполлон и Дафна, 1622-1625 год

Балдахин святого Петра, 1624-1633

Кафедра Святого Петра

Фонтан Тритона

lifestyle-journal.ru

все его работы в Риме

                                        «Шедевры Бернини - единство визуального искусства».Ирвинг Лавин Действительно, в своих шедеврах Бернини удалось синтезировать скульптуруживопись и архитектуру в единое концептуальное и визуальное целое.

Он был ведущей фигурой в становлении римского и всего итальянского барокко. Он основал стиль борокко в архитектуре и скульптуре и впоследствии развил его до совершенства.

Сумел превратить глыбы мрамора в живые, «дышащие» фигуры. Ему удалось сделать свой любимый материал, мрамор, податливым, «как воск» и достиг иллюзии подвижности пластических форм. Он также использовал театральные приемы ложной перспективы и оптические устройства, для достижения иллюзии большей длины и размеров.

Бернини родился в Неаполе 7декабря 1598 года. Его отцом был Пьетро Бернини, талантливый скульптор-маньерист родом из Флоренции, а матерью Анжелика Галанте, неаполитанка.

Джованни Лоренцо получил свое начальное образование у своего отца Пьетро и в возрасте 7 лет он отправился с ним в Рим где Пьетро был вовлечен в несколько крупных проектов. Здесь в Риме Джованни Лоренцо начал свою карьеру, помогая отцу в его работе. Где жил Бернини в Риме можно посмотреть здесь и здесь.

Джованни Лоренцо был ребенком вундеркиндом и работал так усердно, что заслужил похвалу известного художника Аннибале Карраччи и вскоре был замечен папой Павлом V, который начал ему покровительствовать.

Следует отметить,что в течение своей долгой карьеры, Бернини получил много важных заказов, которые были связаны со сменяющимися на престоле папами. Его ранние работы очень понравились папскому племяннику кардиналу Шипионе Боргезе, который также начал ему покровительствовать и в 1621 году, в возрасте всего 23, Бернини был посвящен в рыцари Папой Григорием XV.

Его первые работы были вдохновлены древней эллинистической скульптурой. Он находился под сильным влиянием античных греческих и римских произведений искусств, которые тщательно изучал в Ватикане. Кроме этого он обладал глубокими знаниями живописи Высокого Возрождения начала 16 века. Его изучение и подражание Микеланджело проявилось в его скульптуре Святой Себастьян (ок.1617), выполненной для кардинала Маффео Барберини, который позднее стал папой Урбаном VIII и был самым большим покровителем Бернини (хранится в Музей Тиссена-Борнемисы, Мадрид).

В 1629 году Бернини был назначен архитектором Собора Святого Петра и Палаццо Барберини. С тех пор Бернини занимал ведущие позиции в итальянском искусстве 17 столетия, процветающем под покровительством своих кардиналов и пап. Во время правления Иннокентия X, Бернини,временно находился в опале. Однако в это время он создал один из своих величайших шедевров – капеллу Корнаро в небольшой римской церкви Санта Мария делла Виттория (1644-1655).

Бернини умер в возрасте 81-го года, пережив 8 пап. После своей смерти он обрел славу не только величайшего художника Европы, но и как одного из величайшего представителя своей эпохи. Он был похоронен в Базилике Санта Мария Маджоре

 в Риме.

Все работы Джованни Лоренцо Бернини в Риме и провинции:


АРХИТЕКТУРНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ


Церковь Сант-Андреа-аль-Квиринале


Коллегиальная церковь Санта-Мария-Ассунта (Аричча/Ariccia)

www.ciao-bellaitalia.com

Лоренцо Джованни Бернини | Культура и искусство Уроки культуры

 Джованни Лоренцо Бернини родился 7 декабря 1598 года в Неаполе.

Его папа, имеющий известность скульптор Пьетро Бернини, переехал по приглашению папы Павла V из Неаполя в Рим для работы над мраморной группой в одной из ватиканских капелл.  Это случилось в 1605 году. 

Мальчик, попав в Ватикан, запирался в залах, рисуя с утра до вечера. Лоренцо было 8 лет, когда он сделал набросок головы Святого Петра. Рисунок был настолько идеален, что публика назвала мальчика «вторым Микеланджело».

О его даровании пошли слухи, он попался на глаза самому Павлу V, получил заказ от племянника папы, кардинала Шипионе Боргезе, и поразил всех создав необычные скульптурные произведения «Эней и Анхиз», «Похищение Прозерпины», «Давид», «Аполлон и Дафна» (все — 1619—1625).

В 16 лет он создал скульптуру «Мученичество св. Лаврентия». Увидев эту скульптуру, кардинал Скопион Боргезе решил сделать Джованни своим личным скульптором. Он попросил его построить виллу, где кардинал собирался жить.

С тех пор сменявшиеся на престоле папы передавали Лоренцо  другу как драгоценнейшее наследство.

Папа Григорий XV посвятил его в рыцари, а папа Урбан VIII сделал его своим другом.

Существует такая легенда, что когда кардинал Барберини стал Урбаном VIII, он позвал к себе Бернини и сказал:

«Тебе посчастливилось жить во время папы Барберини, но еще большее счастье, что рыцарь Бернини живет во времена понтифика«.

Он разрешил приходить Бернини в свою резиденцию без предупреждения.

Юный самоучка сумел достичь невероятной динамики масс и линий отражающей эмоциональное усилие персонажей, и без малого иллюзорной вещественности, передав в мраморе нежность девичьей кожи, пушистые волосы Дафны, кору и листья лаврового дерева.

Автопортрет Джованни Лоренцо Бернини

Урбан VIII, задумав украсить Рим церквами и светскими зданиями, скульптурой, фонтанами и садами, поставил Бернини во главе художественной мастерской, где работали видные скульпторы, бронзировщики, лепщики, позолотчики, «архитекторы воды» — гидравлики, строительные рабочие.

Именно ему, Лоренцо, папскому архитектору и скульптору, во многом обязан своим прославленным обликом «Вечный город».  С начала 20-х годов XVII века по его идеям, под его руководством создаются самые знаменитые памятники и формируется манера римского барокко.

Бернини занимался также рисованием и драматургией.

Святой Андрей (Эндрю) и Святой Томас. Масло, холст. 59 x 76 см .Лондонская национальная галерея

Портрет молодого человека. 1615

Давид с головой Голиафа. 1625

Папа Урбан VIII. 1632

  В 1624 году  Бернини был избран для строительства купола церкви святого Петра, спроектированного Микеланджело . Тогда за это задание боролся и другой архитектор — Борромини, который на тот момент был более квалифицированным мастером. Борромини был очень обижен на Бернини, в том числе и на его высокомерное поведение. Борромини был вынужден помогать Бернини в строительстве, но все заслуги были причислены Бернини. Эту обиду Борромини так и не простил Бернини.

Этому монументальному алтарю предстояло символизировать догматы католицизма — идею искупления,  напоминать об отцах церкви, утверждать  папское влияние на католическую церковь.

Высоту балдахина — двадцать девять метров — многие современники Микеланджело считали чрезмерной.  Но мастер угадал точь-в-точь — алтарь виден из дальнего  главного нефа, влечет к себе, растет на глазах. Бронзовые стволы, поддерживающие перекрытия, летят вверх, извиваясь и перекручиваясь,  как  живые существа. Вблизи же он обретет другой размах, идеально соизмеримый с немыслимой высотой купола Микеланджело.

Задуманный великим Буонаротти собор достраивали разные мастера, фасад завершил в начале XVII века Карло Мадерна. Надо было слить все в единую композицию, обратить облегающее пространство в сцену для церемониальных торжеств, а главное —  произвести  на людей незабываемое впечатление.

Алтарь собора святого Петра в Риме

Бернини ещё раз стал достойным «соавтором» Микеланджело в грандиозном ансамбле площади Св Петра (1657—1663) в Риме.

Площадь святого Петра в Риме

Обнеся колоннадой круглую площадь глубиной в двести восемьдесят метров, архитектор загородил прямой тракт к собору, поставив в центре обелиск, а на поперечной оси — два фонтана.

С момента выхода зрителя на овальную площадь, колоннады, по выражению Бернини, «аналогично распростертым объятиям», захватывают зрителя и направляют его движение к доминанте композиции — главному фасаду, откуда сквозь вестибюль и продольные нефы движение продолжается к алтарю.  

Личная жизнь Лоренцо Бернини была бурной и неоднозначной.

Джованни вел совместную жизнь с замужней женщиной Констанцией. Однажды до него дошли слухи, что Констанция изменяет ему с его младшим братом Луиджи, тоже скульптором и математиком. Джованни решил проверить эти слухи и в один день сказал, что уедет через день и в городе его не будет. Вместо этого на следующее утро он подошел к своему дому. Там он и застал Луиджи с Констанцией. Луиджи убежал, но Джованни догнал его и стал избивать. Он схватил металлический прут и ударил им Луиджи, сломав ему два ребра. Их мать успела позвать гвардейцев, которые расцепили дерущихся. Но как выяснялось, Джованни заранее послал в свой дом слугу, которому дал задание изуродовать Констанцию. Пока Джованни и Луиджи дрались, слуга исполосовал лицо спящей Констанции.

Бернини был обвинен в нанесении тяжких телесных повреждений и покушении на убийство. Урбан VIII уладил дело и приговорил Джованни к штрафу, а также заставил его жениться на Катерине Тезио, дочери римского адвоката. Луиджи Бернини за участие в драке был выслан в Болонию, а слуга и Констанция (которую обвинили в прелюбодеянии) были отправлены в тюрьму. Констанция некоторое время просидела в тюрьме и вышла благодаря своему мужу. Луиджи вскоре вернулся в Рим, но был вновь выслан за попытку изнасилования.

В это время Бернини получил новый заказ. Ему было заказано установить две колокольни на церковь Святого Петра. Сперва была идея создать маленькие колокольни, но неопытный Бернини решил сделать башни побольше. Церковь стояла на болотистой почве, и это было очень рискованно. У Бернини не было честных и опытных помощников. Единственным, кто разбирался в подобных постройках, был Борромини, но их отношения были слишком плохими.

В июле 1641 года он представил свою первую башню. Через два месяца появились трещины. Бернини сильно переживал и перестал есть. Трещины увеличивались. В 1644 году умер последний защитник Бернини — Урбан VIII. Новый папа,Иннокентий X, выбрал себе в фавориты Борромини. Было проведено расследование причин ошибки Бернини. Борромини представил все улики против Бернини.  23 февраля 1646 годав Ватикане была собрана комиссия, которая должна была решить судьбу башен Бернини. Папа принял решение уничтожить башни.

Уничтожение заняло 11 месяцев. Видя это, Бернини тяжело переживал. Он стал получать заказы от низких слоев общества. Шанс восстановить доброе имя ему дал знатный кардинал Карнало, который заказал ему скульптуру Святой Терезы. Бернини создает «Экстаз святой Терезы». Работа понравилась кардиналу. Интерес к Бернини вновь вырос. Иннокентий X стал дружить с ним. Бернини стал примерным христианином и всю жизнь прожил спокойно.

В 1665 году Бернини поехал в Париж для работы над проектом фасада Лувра по приглашению Людовика XIV:

«Господин кавалер Бернини, я до того только ценю Ваши заслуги, что испытываю большое вожделение Вас у видеть и больше узнать вашу личность, настолько прославленную, только бы намерение мое совпадало бы с Вашим служением  нашему Святейшему Отцу и с Вашим собственным удобством. »

Бернини предложил фасад с ризалитами, с колоссальным ордером из полуколонн и пилястров на цокольном этаже. Этот впечатляющий план был чем-то словно бы стратегического хода итальянской школы в наметившемся соперничестве двух школ.  Проект Бернини встретил упорную оппозицию в среде французских архитекторов и всех тех, кто был связан с архитектурой по ведомству Кольбера, возглавившего в качестве верховного администратора всю строительную дело государства.  В итоге сложилась такая обстановка, когда   не могли отвергнуть проект итальянца, и  не могли его полностью одобрить. План на практике был «заморожен»  , а Бернини ехал на родину под ливнем наград и комплиментов. Составлением нового проекта занялась нарочно созданная комиссия, куда вошли Лево, Лебрен и Клод Перро

Рим немыслим без созданных Бернини фонтанов. Фонтан Тритона на площади Барберини,  фонтан Мавра на площади Навона фонтан Пчёл, фонтан Четырёх рек —   являются шедеврами мирового искусства.

Фонтан Тритона на площади Барберини в Риме

Фонтан Пчел (Fontana delle Api)

Площадь Навона.  Фонтан Мавр. 

   

Фонтан Четырех Рек на площади Навона в Риме. 1648

Папа Григорий XV наградил мастера рыцарским крестом ордена Христа и титулом «кавалера».

Современники включили его в строй «божественных творцов», назвав наследником титанов эпохи Возрождения.

 Лоренцо Бернини так и не получил профессионального архитектурного образования, оставаясь гениальным дилетантом с математическим глазомером и непогрешимым чувством архитектурного пространства.

Проектирование, расчеты, возведение вели помощники, работники мастерской. В их числе были выдающиеся художники, и с одним из них, не уступавшим Бернини талантом. 

Мемуаристы описывают Бернини живым, темпераментным, неоднозначным мастером.

 Его биограф — ученый, флорентийский антиквар и историк искусства Филиппе Бальдинуччи — пишет:

«До семи часов без единой передышки, когда его не отвлекали занятия архитектурой, он до самых последних своих лет просто отдавался работе над мрамором — работа, которую  его молодые помощники перенести не могли; и если другой раз кто-нибудь из них хотел его от этой работы отвлечь, он сопротивлялся говоря: «Оставьте меня, я влюблен!..» Кардиналы же и князья, приходившие, чтобы посмотреть на него за работой,  что бы ни на минуту его не отвлечь, тихо рассаживались по местам и сидели не шелохнувшись, а позже тихонько уходили…»

Гаулли Джованни Баттиста  Портрет Бернини 1665 год

Мастер прожил долгую жизнь. Он умер 12 ноября 1680 года в Риме.

 Скульптуры мастера. 

Аполлон и Дафна. 1622-1625. Мрамор Каррары. 243 см. Галерея Боргезе, Рим

Экстаз святой Терезы 1652

     

Давид. 1623. Мрамор. Галерея Боргезе, Рим

    

Алтарь капеллы дель-Сакраменто

Коза Амальтея с младенцем Юпитер и Фавн. 1615

Вакханалии, Фавн дразнили дети. 1617. Музей Метрополитен

Эней и Анхиза. 1618

Бюст Камиллы Барберини. 1618

Нептун и Тритон. 1620

Похищение Прозерпины. 1621-1622. Мрамор. Галерея Боргезе, Рим

Бюст папы Григория XV. 1621

Портрет Бюст Педро де Фуа Монтойя. 1622

Медуза. Капитолийские музеи

Гробница папы Урбана VIII. 1627

    

Бюст кардинала Сципиона Боргезе. 1630

Святой Лонгинус. 1631

Бюст папы Урбана VIII. 1632

Благотворительность. 1634

Бюст Констанца Bonarelli. 1635

Бюст кардинал Арман де Ришелье. 1641. Лувр

Правда. 1645

Даниил. 1650

Трон Святого Петра мрамор, бронза, 1657-1666. Сан-Пьетро (Рим, Италия)

Святая Агнесса. 1659

Мемориал Бюст Габриэле Фонсека

Конная статуя короля Людовика XIV. 1669

Блаженная Людовика Албертини. 1671

Гробница папы Александра VII. 1671

Константин Великий

Святая Бибиана

Гробница графини Матильды в Тоскане

 

http://www.liveinternet.ru/users/sscorpiona/post182102816/

http://ru.wikipedia.org/

01.07.2013

urok-kultury.ru

Джованни Лоренцо Бернини (Giovanni Lorenzo Bernini) краткая биография архитектора

Джованни Лоренцо Бернини (1598–1680) – итальянский скульптор и архитектор, родился в Неаполе. Биография Бернини считается историей одной из лидирующих фигур в итальянском барокко.

После получения начальных навыков от отца (Пьетро Бернини (1562–1629) был скульптором), Джованни работал преимущественно в Риме. Многие из его ранних работ, такие как «David» (до 1623 – 1624), «Rape of Proserpine» (1622), «Apollo and Daphne» (1625), были сделаны для кардинала Шипионе Боргезе. Именно он был одним из влиятельнейших меценатов, патронатов того периода. Папа Урбан VIII, Иннокентий X, Александр VII передали Боргезе величайшие возможности по оформлению церквей, часовен, источников, могил и статуй.

В 1629 году в биографии Бернини была получена должность архитектора Святого Петерса. Он создал богато украшенный балдахин под куполом, «Cathedra Petri». Также Бернини разработал обильные мраморные убранства капеллы. На протяжении 1640-х годов он трудился над капеллой Корнаро храма Санта-Мария делла Виттория. С 1656 года Бернини работал над величайшей эллиптической пьяццей, обширной колоннадой перед церковью.

Во время папства Иннокентия Бернини часто работал под личным покровительством. Ему доверили разработку фонтанов Пьяцца Навона (1648–1651). Для церкви Святого Петерса он создал королевскую лестницу, а также героическую статую Константина (1654 – 1670).

Бернини помогало множество скульпторов в столь масштабных разработках.

Между 1658 и 1670 годами Джованни Лоренсо Бернини были оформлены три церкви: Сан-Томасо ди Вилланова, Санта-Мария делл Ассанционе, Сан-Андре-аль Квиринале в Риме. Он ввел новую моду, динамично скомпоновав скульптуру и архитектуру. В 1665 Луис XIV пригласил Бернини в Париж, чтобы завершить убранство Лувра. Однако проект Бернини не удался. Вернувшись в Италию, он продолжил работать над собором Св. Петерса.

Многие из работ архитектора совмещают белый, цветной мрамор с бронзой и штукатуркой. Наиболее эффектно это сочетание представлено в Санта-Мария делла Виттория, Рим, где Бернини создал «Ecstasy of St. Teresa». Часто поглощенный классическими формами, скульптор мог мраморный блок превратить в живую, почти дышащую фигуру. Автопортрет Бернини (1665, Королевский художественный колледж, Виндзор) является примером его величайшего таланта к черчению.

Также Джованни Бернини написал несколько комедий, нарисовал множество карикатур. Кроме того он работал над пьесами, все из которых содержат эффектные иллюзии. Однако наиболее значимые работы Бернини находятся в Риме. Исключением является «Neptune and Triton» в музее Виктории и Альберта в Лондоне, бюст Луиса XIV в Версале.

Оценка по биографии

Новая функция! Средняя оценка, которую получила эта биография. Показать оценку

Средняя оценка: 4 баллов. Всего получено оценок: 12.

obrazovaka.ru

Бернини. Секс и камень | Artifex.ru

Вы любите секс? Вам нравится этот момент единения, когда весь мир уже не значит ничего, этот момент экстаза, когда гравитация не в счет, когда кажется, что ты в раю, и кроме одичавшего счастья, безграничной радости не чувствуешь ничего? Никаких жизненных тревог, никаких сомнений, никаких переживаний… Только наслаждение.

Джованни Лоренцо Бернини (Giovanni Lorenzo Bernini) очень любил секс, был одним из величайших поклонников страсти и знал о ней практически все.

Мало кому из мастеров так везло в жизни, как Бернини. Многие из них шли к признанию почти всю жизнь и часто получали его только после смерти. Но это не про нашего героя. Популярность и слава настигли его в возрасте восьми лет, когда, сделав набросок головы Святого Петра, он был назван «вторым Микеланджело». Уже на семнадцатом году жизни он создал свой первый абсолютный шедевр. Кардинал Сципион Боргезе, увидев его, сделал Бернини своим личным скульптором.

О да, такого в изобразительном искусстве еще не делал никто! Нет, конечно, многие уже изображали в скульптурах мученическую смерть христианских святых, но никто даже не пытался показать юмор, рожденный в адских мучениях. «Мученичество святого Лаврентия», на мой взгляд, − одно из самых пронзительных, трагичных и одновременно жизнелюбивых произведений в истории искусства.

 

 

Святой Лаврентий (по странной христианской иронии − покровитель поваров) был приговорен к сожжению заживо. Во время казни, когда боль стала нестерпимой, он почувствовал запах собственного мяса и с улыбкой обратился к палачам:

«Ребята, кажется меня нужно перевернуть: с этой стороны я уже поджарился»

Именно этот момент и запечатлел Бернини. Вся композиция — это вызов смерти, вызов страданию и победа жизни, причем победа во всех смыслах. Скульптору удалось оживить камень, он сделал его пластичным, податливым, как воск. Вы абсолютно верите происходящему, даже огонь в жаровне выглядит реальным! В работах Джованни Лоренцо Бернини камень меняет свою структуру, превращается в совершенно другое вещество.

Перед нами процесс трансмутации: мрамор уже не мрамор, он − плоть, он − огонь, он − железная решетка, он — ткань. А на лице Лаврентия видна другая трансформация: на губах намечается улыбка, вот-вот она двинется дальше. Святой, поборов страдания, пошутив над своими палачами и посмеявшись над ними, отправится на небеса. Да, то, чего так жаждали алхимики (управлять природой вещества), удалось сделать Бернини при помощи искусства.

 

 

Наш скульптор всегда мечтал о том, чтобы уметь запечатлевать мгновение, передавать его вечность; ведь именно на этих моментах, почти неуловимых для глаза, моментах величайшего эмоционального напряжения, и строится наша жизнь; именно в них, в этих ускользающих сквозь пальцы песчинках времени, и кроется секрет красоты. И вот перед нами его «Давид», и как топорно в сравнении с ним выглядят одноименные произведения великих скульпторов прошлого: Донателло и Микеланджело! Насколько топорной кажется их работа, как мало эмоций!

 

 

Но в начале своей статьи я говорил про секс, про то, что Бернини знал о нем все. Мы уже близимся к середине, а про секс еще не сказано ни слова. Понимаю твое возмущение, читатель, поговорим о сексе. В начале своего творческого пути наш мастер только познавал науку любви. Тяжело быть специалистом в ней, когда тебе всего 16 лет. Вначале нужно было узнать все о человеческом теле, испытать настоящую страсть и уже потом создать вот это!

 

«Похищение Прозерпины» − здесь работал уже не мальчик, а молодой мужчина, знающий, что такое настоящая страсть. Когда ты видишь эту скульптуру, очень сложно поверить, что перед тобой холодный мрамор, что вся композиция весит несколько тонн. Прозерпина как будто взлетает вверх, пытаясь вырваться из крепких объятий Плутона, а пальцы подземного бога вцепляются в ее юную плоть. Это сцена совершающегося насилия, когда страсть настолько сильна, что ее невозможно сдержать.

 

Кстати, странно, почему Фрейд, со своим увлечением античными мифами, не говорил о Бернини — Древнюю Грецию и секс они оба любили одинаково.

Но двигаемся дальше − тема секса явно не раскрыта. Перед нами Аполлон и Дафна. Мастеру было 26 лет, когда он закончил эту композицию, открывшую перед ним возможность быть причисленным к величайшим творцам.

 

Техника пойманного момента достигает в творении Бернини совершенства. Согласно мифу, Аполлон решил овладеть нимфой Дафной, но она обратилась с мольбой к богам, которые превратили ее в дерево. Как же это символично. Умирая, страсть всегда превращается в бревно. И Джованни Лоренцо Бернини сумел поймать и изобразить в камне этот момент.

Настоящая страсть, рожденная в любви, — это всегда движение, это вихрь, захватывающий тела. Страсть подобна торнадо, и ее бешеное движение чувствуется в этой скульптуре везде. Но перед нами финал гонки, движение угасает, и страсть уже мертва. Ноги Дафны врастают в землю, руки превращаются в ветки, и Аполлон замедляет в недоумении свой бег, ощутив в левой руке не желанную женскую плоть, не кожу, к которой он так мечтал прикоснуться, а грубую древесную кору.

Работы Бернини буквально переполнены чувством, и это отлично отражает темперамент самого мастера.

Достаточно вспомнить историю с его любовницей Констанцией. До скульптора дошли слухи, что она изменяет ему с его братом Луиджи. Он сообщил всем, что уезжает на несколько дней из города, а сам на рассвете был у дома своей возлюбленной. Слухи оказались правдой.

 

 

Бернини бросился в погоню за братом и убил бы его, если бы не подоспели стражники, а в дом Констанции был отправлен слуга, который изрезал ей все лицо ножом. Порывы страсти у художника могли не только создавать красоту, но и уничтожать ее. Впрочем, за все эти преступления Бернини был наказан штрафом. Хотя нет, не все: понтифик, считавший скульптора своим другом, приговорил его еще к женитьбе на самой красивой девушке в Риме.

Заказы сыпались на мастера один за другим, он брался за все и выполнял свою работу блестяще. Доказательство тому — Рим. Город, где творения Бернини встречают вас на каждом шагу. Но вот в одном он оплошал. И это чуть не стоило ему карьеры. Предполагалось, что собор Святого Петра украсят двумя огромными колокольнями, которые должны были подниматься выше купола, построенного Микеланджело. Ох уж это мужское тщеславие, накрывающее нас в среднем возрасте! Сколько детского в нем: «У меня самая большая машина! А у меня дом! А мои колокольни будут выше купола Микеланджело!!!» Наверное, большинство поломанных мужских судеб и происходит из-за этой глупости. Во всяком случае, Бернини чуть ли не стал отличным примером этого.

Большие колокольни — это очень хорошо, это очень по-мужски, вот только грунт под собором Святого Петра в Риме не способен был вынести их вес. В июле 1641 года он представил публике первую башню, а через два месяца на ней появились трещины, с каждым годом они разрастались, и в феврале 1646 года, по решению комиссии, колокольни работы Бернини были снесены. Это было фиаско, настоящая неудача, которых в жизни творца еще не было. Интерес к его работам падал, и скульптор мог бы закончить свою жизнь, как Рембрандт, в забвении и нищите, но судьба распорядилась иначе.

Джованни Лоренцо Бернини был настоящим поклонником страсти, он искренне любил жизнь и те наслаждения, которые она дает, а кроме того, он всегда любил женщин. Наверное, поэтому образ монахини в оргазме не оставлял скульптора до самого конца. «Экстаз святой Терезы» и «Экстаз Блаженной Людовики Альбертони» имели оглушительный успех.

 

Еще никому не удавалось создать такое потрясающее изображение плотского наслаждения и духовного откровения, как это получилось у Бернини. Его монахини совсем не похожи на страшных фанатичных затворниц средних лет. Нет, это молодые женщины, которых переполняют чувства. Просто посмотрите на кровать Людовики. Тонкое кружево, шелковые простыни — не очень по-христиански. Ее правая рука в порыве страсти сжимает грудь, левая с силой вцепляется в живот, а по движению рясы становится ясно, какое буйство плоти происходит под ней.

 
Красиво умереть нельзя — смерть всегда отвратительна, красиво можно только жить. Джованни Лоренцо Бернини сумел великолепно доказать это, создав из мертвого и холодного камня настолько живые и чувственные изображения.

artifex.ru

Джованни (Джан) Лоренцо Бернини... - Семнадцатый век

Автопортрет. 1623




Экстаз святой Терезы. 1645–1652. Мрамор
Церковь Санта Мария делла Виттория, Рим


Давид. 1623. Мрамор. Галерея Боргезе, Рим


Автопортрет.


Святой Андрей (Эндрю) и Святой Томас. Масло, холст. 59 x 76 см .Лондонская национальная галерея


Алтарь капеллы дель-Сакраменто


Портрет молодого человека. 1615


Коза Амальтея с младенцем Юпитер и Фавн. 1615


Вакханалии, Фавн дразнили дети. 1617. Музей Метрополитен


Эней и Анхиза. 1618


Бюст Камиллы Барберини. 1618


Нептун и Тритон. 1620


Торс Нептуна. 1620. Эрмитаж


Похищение Прозерпины. 1621-1622. Мрамор. Галерея Боргезе, Рим


Аполлон и Дафна. 1622. Галерея Боргезе, Рим


Бюст папы Григория XV. 1621


Портрет Бюст Педро де Фуа Монтойя. 1622


Дэвид. 1623


Автопортрет в юности. 1623


Давид с головой Голиафа. 1625


Гробница папы Урбана VIII. 1627


Гробница папы Урбана VIII. 1627 (Подробно)


Бюст кардинала Сципиона Боргезе. 1630


Автопортрет. 1630


Портрет мужчины с усами. 1630. Королевская коллекция ее величества королевы Елизаветы II


St. Longinus. 1631


Бюст папы Урбана VIII. 1632


Папа Урбан VIII. 1632


Благотворительность. 1634


Бюст Констанца Bonarelli. 1635


Папа Урбана VIII. 1637


Портрет мальчика. 1638


Экстаз святой Терезы. 1640. Государственный Эрмитаж


Бюст кардинал Арман де Ришелье. 1641. Лувр


Правда. 1645


Даниил. 1650


Санкт-Августа. 1650. Эрмитаж


Император Константин. 1650. Государственный Эрмитаж


Тритоны с дельфинами. 1652. Государственный Эрмитаж


Алтарь Креста. 1657


Трон Святого Петра мрамор, бронза, 1657-1666. Сан-Пьетро (Рим, Италия



St. Agnes. 1659


Ангел с надписью INRI. 1660


Святой Иероним. 1661


Мемориал Бюст Габриэле Фонсека


Кающийся Св. Иероним. 1665. Лувр


Standing Angel with Scroll. 1667


Конная статуя короля Людовика XIV. 1669


The Blessed Lodovica Albertoni. 1671


Гробница папы Александра VII. 1671


Дизайн для конного памятника Людовику XIV. 1673


Bozzetto of Time Arrested by Death


Исследование по конному памятнику Константина Великого. 1654


Константин Великий


Медуза. Капитолийские музеи


Санкт Бибиана


The Angel of the Crown of Thorns


The Angel of the Superscription


Гробница графини Матильды в Тоскане


Фонтан Четырех Рек на площади Навона в Риме. 1648


Колоннада собора святого Петра в Риме


Гаулли Джованни Баттиста - Портрет Лоренцо Джованни Бернини 1665
Национальная Галерея искусств, Рим
тата сообщения галина_суханова

17-century-ru.livejournal.com

Джованни Лоренцо Бернини - Smartwebsite.ru


     «Синьор кавалер Бернини, слух о Вашем несравненном таланте и о столь счастливо завершенных Ваших творениях распространился за пределы Италии, а также чуть ли не за пределы Европы, и везде у нас в Англии Ваше славное имя превыше всех мастеров, когда-либо отличавшихся в Вашей профессии. Не соблаговолите ли Вы изваять из мрамора наш портрет…»

Это только одно из множества писем, полученных Бернини. Под ним стоит подпись короля Англии Карла I, голову которого, слетевшую впоследствии на плахе, Бернини все-таки соблаговолил изваять, глядя на специально написанный знаменитым Антонисом ван Дейком тройной портрет. Среди корреспондентов мастера можно встретить целый ряд римских пап и известнейших личностей, вроде кардиналов Ришелье и Мазарини. Чем же он заслужил подобное отношение со стороны сильных мира сего?

Джованни Лоренцо Бернини родился 7 декабря 1598 года в Неаполе. Лоренцо было лет десять, когда его отец, известный скульптор Пьетро Бернини, переехал по приглашению папы Павла V из Неаполя в Рим для работы над мраморной группой в одной из ватиканских капелл. Получивший к тому времени технические навыки обработки мрамора мальчик, попав в Ватикан, запирался в залах, рисуя с утра до вечера. О его даровании пошли слухи, он попался на глаза самому Павлу V, получил заказ от племянника папы, кардинала Шипионе Боргезе, и поразил всех, создав необычные скульптурные произведения «Эней и Анхиз», «Похищение Прозерпины», «Давид», «Аполлон и Дафна» (все – 1619—1625). Юный самоучка сумел добиться невероятной динамики масс и линий, отражающей эмоциональное напряжение персонажей, и почти иллюзорной вещественности, передав в мраморе нежность девичьей кожи, пушистые волосы Дафны, кору и листья лаврового дерева.

С тех пор сменявшиеся на престоле папы передавали его друг другу как драгоценнейшее наследство. Урбан VIII, задумав украсить Рим церквами и светскими зданиями, скульптурой, фонтанами и садами, поставил Бернини во главе художественной мастерской, где работали видные скульпторы, бронзировщики, лепщики, позолотчики, «архитекторы воды» – гидравлики, строительные рабочие. Именно ему, папскому архитектору и скульптору, во многом обязан своим прославленным обликом Вечный город. С начала 20-х годов XVII века по его идеям, под его руководством создаются самые знаменитые памятники и формируется стиль римского барокко.

Этот новый стиль, предельно выразительный и динамичный, сталкивает в драматических конфликтах земную и небесную, материальную и духовную стихии. Самым благодатным полем для этого оказалась архитектура, тесно связанная с реальной жизнью и открывающая широкие возможности для синтеза – одного из важнейших принципов барокко, поскольку архитектурный ансамбль обязательно включает в себя живописное и скульптурное убранство.

Особенно ярко принцип синтеза проявился в церковной архитектуре. К 17-му столетию сложился новый католический ритуал, обставленный с театральной пышностью, и храмы должны были служить ему достойным обрамлением. Именно в этой области начинали свои поиски крупнейшие итальянские архитекторы. Лоренцо Бернини одним из первых предложил для церкви Санта-Бибиана новый тип фасада – свободную живописную композицию. Он еще молод и только пробует сочетать разные традиции, стили, манеры, приемы, но подобное сочетание станет одной из главных отличительных черт барокко.

В 1624 году Бернини поручили уникальную работу – сооружение так называемого балдахина в средокрестии спроектированного Микеланджело собора Св. Петра. Этому монументальному алтарю предстояло символизировать догматы католицизма – идею искупления, града земного и града небесного, напоминать об отцах церкви, утверждать папскую власть. Высоту балдахина – двадцать девять метров – многие современники считали чрезмерной. Но мастер угадал точно – алтарь виден из дальнего конца главного нефа, влечет к себе, растет на глазах, бронзовые стволы, поддерживающие перекрытия, летят вверх, извиваясь и перекручиваясь, словно живые существа. Вблизи же он обретает иной масштаб, идеально соизмеримый с немыслимой высотой купола Микеланджело. Вот уже много лет их творение кружит голову каждому, кто входит в собор Св. Петра…

Бернини еще раз стал достойным «соавтором» Микеланджело в грандиозном ансамбле площади Св. Петра (1657—1663). Задуманный великим Буонарроти собор достраивали разные мастера, фасад завершил в начале XVII века Карло Мадерна. Надо было слить все в единую композицию, превратить окружающее пространство в сцену для церемониальных торжеств, а главное – произвести на людей незабываемое впечатление.

Обнеся колоннадой круглую площадь глубиной в двести восемьдесят метров, архитектор загородил прямой путь к собору, поставив в центре обелиск, а на поперечной оси – два фонтана. С момента выхода зрителя на овальную площадь, колоннады, по выражению Бернини, «подобно распростертым объятиям», захватывают зрителя и направляют его движение к доминанте композиции – главному фасаду, откуда через вестибюль и продольные нефы движение продолжается к алтарю. Просвечивающий в глубине площади и замкнутого трапециевидного пространства, по-разному освещаемый лучами солнца, фасад храма вдруг вырастает во всем величии, зрительно подчеркнутом расходящимися в перспективе галереями.

Тот же принцип применяется и в соединяющей собор Св. Петра с Ватиканским дворцом Королевской лестнице – «Скала реджа». Сузив ее в перспективе, сблизив колонны, варьируя высоту ступеней, Бернини зрительно увеличивает масштаб и протяженность, благодаря чему выход папы на богослужение превращается в величественное зрелище.

Многочисленны проекты Бернини, в том числе неосуществленные, переделки облика классического и современного ему Рима, которые включали разрушения и реконструкции, переустройство и реставрацию. Бернини хотел бы слепить весь город своими руками, как если бы он был гигантской статуей. Церкви, спроектированные им в зрелые годы, все расположены в центральной части города церковь Сант-Андреа аль Квиринале, церкви делль Ариччья и ди Кастельгандольфо.

Одна из них – церковь Сант-Андреа аль Квиринале (1658) – должна быть отнесена к выдающимся образцам архитектуры римского барокко. Она принадлежит к разряду тех культовых сооружений, которые в противовес наиболее типизированным образцам дают пример глубоко индивидуального подхода зодчего к творческой задаче. Необычен рассчитанный на фронтальный аспект восприятия фасад церкви с низкими вогнутыми венками-кулисами по сторонам и с возвышающейся над ними узкой центральной частью, которая целиком, от цоколя до кровли, трактована в форме прямоугольного портала в обрамлении двух широких пилястр треугольного фронтона.

План храма не имеет ни одной прямой линии, в чем можно было бы усмотреть крайнюю степень чисто барочных устремлений. В действительности же это сооружение, поразительное по ритмической согласованности всех своих композиционных слагаемых, всех архитектурных форм, отличается редкой уравновешенностью целого – доказательство того, что в рамках барочной системы Бернини тяготел не к ее крайностям, а к решениям более гармонического характера.

Более активно, нежели в храмовом строительстве, Бернини проявил себя в архитектуре частных городских дворцов. Помимо того, что он участвовал в возведении столь значительного памятника, как палаццо Барберини, где его вклад, возможно, был решающим, два других его создания – палаццо Монтечиторио и палаццо Одескальки – дают пример важных привнесений в широкий комплекс проблем, связанных с эволюцией этого типа построек.

Различные по своему облику, оба дворца были, как и палаццо Барберини, знамением существенных перемен в образной трактовке дворцовых сооружений. В противовес давнему традиционному подходу к общей компоновке здания палаццо в виде замкнутого объема с несколькими фасадами, выходящими на разные улицы, Бернини концентрирует представительские качества своих дворцов в одном, главном фасаде.

Выразительность палаццо Монтечиторио основана на многократно изломанной линии его главного фасада, следующей очертаниям площади, на которую он выходит, но в еще большей мере на сильном выделении его центральной части протяженностью в семь оконных осей. Слегка выступая вперед, наподобие ризалита, она снабжена трехпролетным входным порталом в ордерном обрамлении и увенчана высоким аттиком, отделяющим ее от боковых крыльев. В строгой горизонтали трехэтажного палаццо Одескальки какая-либо акцентировка центра отсутствует вовсе, но зато здесь использован другой выразительный прием: вместо обычного поэтажного членения впервые в архитектуре частных дворцов использован в качестве ведущего композиционного принципа большой ордер. Ровная череда пилястр с коринфскими капителями, охватывающих собой два верхних этажа, вносит в фасад элемент подчеркнутого единства. Этот прием получил впоследствии широкое распространение в европейской дворцовой архитектуре, став олицетворением парадной торжественности.

В 1665 году Бернини поехал в Париж для работы над проектом фасада Лувра по приглашению Людовика XIV. «Господин кавалер Бернини, я настолько исключительно ценю Ваши заслуги, что испытываю большое желание Вас увидеть и более близко узнать особу, столь прославленную, только бы намерение мое было бы совместимо с Вашим служением нашему Святейшему Отцу и с Вашим собственным удобством…»

Бернини предложил фасад с ризалитами, с колоссальным ордером из полуколонн и пилястров на цокольном этаже. Этот впечатляющий проект был чем-то вроде стратегического хода итальянской школы в наметившемся соперничестве двух школ. Законы централизации фасада, регулярности, соподчинения элементов практически не действуют, так что этот проект противостоял наметившимся во Франции тенденциям по главным пунктам.

Проект Бернини встретил упорную оппозицию в среде французских архитекторов и всех тех, кто был связан с архитектурой по ведомству Кольбера, возглавившего в качестве верховного администратора всю строительную деятельность государства. В итоге сложилась такая ситуация, когда «барочный Лувр» не мог стать реальностью, согласно замыслам итальянца, и вместе с тем официально отвергнуть его предложения было невозможно по соображениям государственно-престижного характера. Его проект практически был «заморожен» в то самое время, когда Бернини ехал на родину под ливнем наград и комплиментов, а составлением нового проекта занялась специально созданная комиссия, куда вошли Лево, Лебрен и Клод Перро.

Рим немыслим без созданных Бернини фонтанов. Бесконечному движению каскадов воды вторят причудливые изгибы раковин, фигурок дельфинов и тритонов в фонтане Тритона на площади Барберини, в фонтане Мавра на площади Навона. В фантастическом фонтане Четырех Рек масса скульптурных форм, символизирующих реки, животных, растения, и необработанных каменных глыб, среди которых высится египетский обелиск, купается в бьющих, брызжущих, плавно льющихся со всех сторон потоках и струях.

Папа Григорий XV наградил мастера рыцарским крестом ордена Христа и титулом «кавалера». Современники включили его в ряд «божественных творцов», назвав наследником титанов эпохи Возрождения. Он так и не получил профессионального архитектурного образования, оставаясь гениальным дилетантом с математическим глазомером и непогрешимым чувством архитектурного пространства. Проектирование, расчеты, строительство вели помощники, работники мастерской. В их числе были выдающиеся художники, и с одним из них, не уступавшим Бернини талантом, связана темная и трагическая история. Ходили слухи, будто Франческо Борромини, отстраненный всевластным соперником от работы, именно из-за этого покончил с собой, утопившись в Тибре, добавляя, впрочем, что оба отличались неуживчивостью и плохим характером.

Мемуаристы описывают Бернини живым, темпераментным, полным огня, постоянно погруженным в разговоры об искусстве и в неустанные труды. Его биограф – ученый, флорентийский антиквар и историк искусства Филиппо Бальдинуччи – пишет: «До семи часов без единой передышки, когда его не отвлекали занятия архитектурой, он до самых последних своих лет обычно отдавал работе над мрамором – труд, которого даже его молодые помощники вынести не могли; и ежели иной раз кто-нибудь из них хотел его от этой работы оторвать, он сопротивлялся говоря: «Оставьте меня, я влюблен!..» Кардиналы же и князья, приходившие, чтобы взглянуть на него за работой, но ни на миг его не отвлекая, бесшумно рассаживались по местам и сидели не шелохнувшись, а затем тихо уходили…»

Вклад Бернини в искусство скульптуры не менее значителен. Доводя выразительность до предела, он сочетает разные материалы, и из этого живописного великолепия возникает, например, напоминающая видение композиция «Экстаз св. Терезы», где парящие на облаке фигуры святой и ангела сияют нестерпимой белизной среди колонн цветного мрамора, на фоне бронзового фронтона, серого туфа и позолоченных лучей, испускающих мистический свет, отражая лучи солнца из невидимого зрителю окна.

В колоссальном наследии Бернини, кроме архитектурных и скульптурных шедевров, остались живописные и графические работы. Он был постановщиком театральных феерий, автором комедий, декоратором и конструктором, впервые, в частности, изобретшим замечательную машину «восход солнца». Слух о ней дошел до французского короля Людовика XIII, попросившего у автора модель, и тот послал ее с примечанием: «Будет работать, когда я вам пошлю мои руки и голову».

Мастер прожил долгую жизнь. Он умер 28 ноября 1680 года в Риме. Обладая могучим природным талантом, будучи сильной личностью, занимая высокое положение при папском дворе, он приобрел непререкаемый авторитет и превратился в «художественного диктатора» Италии XVII века. А потомки с уважением и благодарностью вспоминают Джованни Лоренцо Бернини за творческое вдохновение художника, подарившего миру бессмертные произведения.

smartwebsite.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о