Содержание

Учим древнеегипетский: Безглагольные предложения

В наших предыдущих уроках мы расшифровывали уже имена, словосочетания, учились читать слова во множественном числе. Пришло время познакомимся с простыми предложениями.

Вообще, в древнеегипетском языке, несмотря на его нестандартность, были весьма стандартные правила составления предложений – почти как в нашем языке. Египтологи выделяют два основных типа предложений в древнеегипетском языке: глагольные предложения и безглагольные предложения (я их так перевела). Сегодня рассмотрим подробнее безглагольные предложения.

Итак, что же это такое? Как и следует из названия, безглагольные предложения – это такие предложения, в которых нет глаголов – слов, отвечающих на вопрос «что делать?».  Вот несколько примеров таких предложений:

Это кошка. Саша – мой брат. На столе ваза с цветами.

Как видно, ни в одном из них нет глаголов, но мы в любой момент можем вставить слово «есть», и при этом смысл предложения не изменится. Надеюсь, понятно? 🙂
В свою очередь, безглагольные предложения делятся на три типа. Я уже не помню стандартную классификацию в русском языке, опишу их просто, без названий.

Итак, к первому типу будем относить предложения, где в роли сказуемого выступает существительное. Например, Саша – мой брат. Здесь «Саша» – это подлежащее, а «брат» — сказуемое. Стоит обратить внимание на порядок слов в таких предложениях в древнеегипетском. Если мы говорим «Саша – мой брат», древние египтяне сказали бы «Брат мой Саша». Немножко другой порядок. Хотя, мы с вами тоже иногда так говорим, поэтому древнеегипетский должен быть нам близок :). Ниже приводятся примеры древнеегипетских предложений.

Второй тип безглагольных предложений отличается тем, что в роли сказуемого будет прилагательное. Ниже опять приводится пример «из жизни». Следует запомнить, что в предложении прилагательное обычно стоит перед существительным (в словосочетаниях наоборот) и не согласовывается в роде и числе. В безглагольных предложениях прилагательное обычно имеет единственное число мужского рода. Ниже приводятся два примера. В первом случае, у нас будет словосочетание, так как прилагательное стоит после существительного и согласовывается в роде и числе. А во втором случае – уже безглагольное предложение.

Ну, и последний, третий, тип безглагольных предложений – это такие предложения, где в роли сказуемого выступает наречие (где? куда? и т.д.)
Ну и пример: «На столе ваза с цветами» (ваза где? – на столе) или же реальный пример из древнеегипетской жизни 🙂

Ну, вот, кратенько разобрались с предложениями. А теперь как всегда упражнения на расшифровку. Помните, что теперь мы расшифровываем почти полноценные предложения. Удачи! :))

ancient-egiptian.blogspot.com

Хрестоматия по синтаксису — Стр 32

3. За синтаксическое доказательство неполноты безглагольных предложений часто принимается распространенное мнение о том, что форма косвенного падежа имени существительного сама по себе служит показателем зависимости этого имени от другого слова, обычно — от глагола, которым и задается данная форма.

Разграничение функционально свободных, обусловленных и связанных синтаксических форм слова помогло установить, что из них только в связанных формах морфологический облик слова выражает его зависимость от другого слова и задается, управляется этим другим словом (верить в справедливость; править, командовать, распоряжаться, руководить людьми; проектировать, строить, любить, белить, продавать, украшать дом и т. п.). Участие в предложении связанных форм имени существительного обусловлено наличием (или отсутствием, контекстно восполняемым) управляющего слова, чаще глагола. В морфологической и синтаксической несамостоятельности, зависимости связанных форм имени претворяется специфика их семантического объектного значения: сама категория объекта действия в системе связей внеязыковой реальности производна от категории действия, направленного на тот или иной предмет.

В отличие от связанных, в свободных синтаксических формах слова косвенный падеж не сигнализирует зависимость от другого слова, но вместе с категориально-семантическимзначением слова и предлогом, если он есть, составляет компоненты самостоятельного номинативного значения данной синтаксической формы слова. Реализуется свободное значение в различных синтаксических условиях. Свободная синтаксическая форма слова выступает и в изолированной позиции, например в качестве заголовка1, и как один из конструктивных компонентов предложения, и в присловной позиции, часто при глаголе. Но существованием своим, ни формой, ни значением, она не обязана глаголу (таковы, например, формы с пространственным, локальным значением:у реки, в доме, за лесом, под деревом, на столе, в ящике и под.; формы с временным, темпоральным значением:в январе, в субботу, с утра, вечерами, во время войны, через час, за день, после обеда и под.; формы со значением направления:

влес, за реку, через дорогу, сквозь заросли, на юг, к морю и под.;

1 Ср. характерное рассуждение: «Предложения, которые в обычной речи считаются неполными, попадая в заголовок, получают большую самостоятельность, неполнота их ощущается слабее, и заголовок в своей структуре часто воспринимается как полное предложение, несмотря на формальное сходство с неполным, напр.:К русской революции (Брюс.)». (Ронгинский В. М. Синтаксические модели заголовков и их использование в различных стилях речи: автореф. дис. … канд. филол. наук. Киев, 1965. С. 8). Представляется, что при таком подходе следствие принимается за причину. Лингвистическим фактом можно считать то, что одни падежные ипредложно-падежныеформы, обладая свободным, не зависимым от синтаксического окружения значением, способны функционировать в качестве заголовка, другие, не обладая таким значением, не способны.

studfiles.net

Методы исследования двухъядерных безглагольных предложений


Абдуллаева Диана Боходировна

Самаркандский Государственный Институт Иностранных Языков

Преподаватель кафедры фонетики английского языка

Республика Узбекистан, г. Самарканд


Синтаксические конструкции разговорной речи английского языка изучались на разных уровнях с точки зрения стилистики. Но в лингвистике с этой точки зрения нет единой концепции уровней, используемых для описания семантических и синтаксических явлений. Различаются как число используемых уровней, так и содержание, вкладываемое исследователями в понятие уровня синтаксической единицы.


Проблема синтаксического содержания до сих пор обычно решалась в плане понятийного содержания лексического значения словоформ. В связи с этим и мнения исследователей о роли значения для грамматики разделились: одни исследователи признавали, другие, отрицая, не признавали значения лингвистической категории [4]. Представители американского структурализма строили базу грамматики на чисто формальной основе. Однако, как показывает исследование, возникает необходимость учёта семантики на уровне синтаксиса.


Как уже отмечалось, семантические особенности синтаксических единиц в структуре двухъядерных безглагольных предложений изучены пока недостаточно. Это объясняется сложившимся в лингвистической литературе преимущественно морфологическим подходом к изучению безглагольных предложений. Необходимо сказать, что в этом случае структурно-семантическое единство понимается односторонне — с точки зрения только морфологического выражения членов. Анализ предложения как высшей единицы синтаксического уровня языка может вестись в двух планах, которые можно рассматривать как противоположные по направленности анализа. Возможен анализ предложения как целостной коммуникативной единицы, когда изучается коммуникативное назначение предложения или характер взаимодействия предложения с другими единицами того же порядка в больших, чем предложения, отрезках речи. Такой подход к изучению предложения можно назвать функциональным или коммуникативно-функциональным.


Наряду с таким подходом к изучению предложения возможно рассматривать их как конструктивную единицу, когда предметом исследования оказывается структура предложения, составляющие предложение структурные элементы, их взаимные связи и отношения. Такой подход к анализу предложения можно назвать структурным [1,11]. На основе структурного анализа предложения можно воспользоваться методом изучения по членам, непосредственно составляющим его структуру. Данный метод обладает рядом существенных недостатков. Как отмечает Л.С. Бархударов, при анализе НС последние оказываются объединенными с единицами, принадлежащими к морфологии [2,54]. Такой анализ предложения не позволяет проникнуть в синтаксические законы его построения, поскольку выделенные в предложении именные и глагольные части и их морфологические характеристики компонентов предложений не решают статуса высказывания, поэтому проблема двухъядерных безглагольных предложений в аспекте синтаксической семантики остаётся в центре внимания лингвистов.


Синтаксический анализ двухъядерных безглагольных предложений традиционно проводился по членам предложения (главным, второстепенным). Однако членами предложения могут быть и синтаксически неделимые единицы и синтаксические членимые образования. В учениях о членах предложения отсутствует понятие элементарной синтаксической единицы, поскольку главными или второстепенными признаются и синтаксически делимые конструкции.


Кроме того, критическое рассмотрение понятия члена предложения может иметь различную целевую направленность. Оно может носить конструктивный характер, будучи подчинено задаче грамматизации понятия члена предложения. Критика учения о членах предложения также встречается в работах Т.П.Ломтева [5,132], Л.С.Бархударова [3, 63]. Критикуя существующий подход к анализу по членам предложения, Д.Слэдд, несмотря на это, выделяет члены предложения в качестве основных единиц анализа предложения [7, 86].


Существенной особенностью теории предложения, как отметил А.М.Мухин, «…является общее признание наличия между членами предложения различных типов синтаксической связи, изучению которых придаётся в отечественной лингвистике особенно большое значение и наличие которых в языке подтверждается с помощью методов эксперимента и моделирования» [6, 128].


Существенная же особенность теории словосочетания и предложения, как усматривается в исследованиях по теоретической грамматике, состоит в следующем: словам словосочетаний и членам предложений свойственны синтаксические связи, а именно: согласование (agreement, concord), под которым понимается способ выражения синтаксических отношений, сводящийся к тому, чтобы заставить подчиненное слово принять форму, подобную форме того слова, которому оно подчинено, и управление (government), под которым подразумевается употребление определенной формы подчиненного слова, требуемой главным словом, но не совпадающей с формой самого этого главного слова. Но, несмотря на это, согласование в современном языкознании может относиться только к категории морфологии, а роль управления проявляется на лексическом уровне языка. Поэтому А.М.Мухин и его ученики разработали новые типы синтаксических связей, как предикативная, субординативная, вторично предикативная, интродуктивная, координативная, аппозитивная, нулевая предикативная связь (Мухин 1980, 1999, 2004а, 2007; Ган,1974; Северьянова, 1977; Филимонова, 1978; Усманов У., 1983; Акбулатова, 1984; Гайнутдинова, 1985; Ашуров, 2007; Кубейсинова, 2008; Жоллыбекова, 2008; Усманов Ф., 2012) и другие.


В данной работе в отличие от традиционного анализа предложений предлагается исследовать двухъядерные безглагольные предложения английского языка с точки зрения синтагматики и парадигматики. Синтагматика двухъядерных безглагольных предложений требует проведения, с нашей точки зрения, компонентного анализа. Существенную роль в компонентном анализе структуры двухъядерных безглагольных предложений играет разграничение типов синтаксических связей. Для установления этих связей возможно использовать метод эксперимента. Выбор этого метода мотивируется тем, что в двухъядерных безглагольных предложениях без установления синтаксических связей между синтаксическими единицами предложений трудно выявить дифференциальные синтаксические признаки компонентов предложения. Эти дифференциальные синтаксические признаки компонентов двухъядерных безглагольных предложений определяются в синтагматическом плане системой противопоставлений-контрастов.


При исследовании экспериментального аспекта мы придерживались следующих принципов: 1) используемые виды трансформации (метод эксперимент) рассматривались в тесном единстве со значением двухъядерных безглагольных предложений английского языка; 2) строго разграничивались синтаксические и синтактико-семантические признаки синтаксических единиц в структуре двухъядерных безглагольных предложений английского языка.


Лингвистический эксперимент способствовал выявлению релевантных характеристик элементов изучаемых предложений. Полагая, что выделяемые на базе синтаксических связей компоненты предложения образуют поверхностный слой структуры предложения, выдвигаем одну из задач исследования — синтаксический анализ двухъядерных безглагольных предложений английского языка на уровне их поверхностной структуры.


В результате установления синтаксических связей между синтаксическими элементами двухъядерных безглагольных предложений английского языка нами определяются дифференциальные синтаксические признаки компонентов предложения и их морфологические характеристики, нашедшие отражение в компонентных моделях.


Парадигматика двухъядерных безглагольных предложений нами понимается как выявление дифференциальных синтактико-семантических признаков синтаксических единиц этих предложений, которое проводится по результатам компонентного анализа. На её основе были выделены основные синтактико-семантические признаки компонентов предложения, которые являются семантикой отдельных единиц. Эти содержательные признаки соотносятся с обозначением явлений внеязыковой действительности, т.е. они являются семантическими, точнее синтактико-семантическими.


На основе синтактико-семантического анализа двухъядерных безглагольных предложений определён «глубинный слой» предложения.


Как уже отмечалось, при определении компонентов предложения достаточно знать лишь природу синтаксической связи, для чего нет необходимости выходить за рамки данного предложения. При определении же синтактико-семантического признака необходимо сопоставлять предложения с синтактико-семантическими признаками в составе других предложений. Причём, выделение как компонентов предложения, так и синтактико-семантических признаков осуществляется с учётом одних и тех же синтаксических связей в структуре предложений.


Например: 1. She works; 2. She is beautiful; 3.She is happy; 4.She is 22; 5. She is a student. Если провести в этих предложениях традиционно синтаксический анализ, тогда синтаксическая единица she во всех предложениях является подлежащим, выраженным личным местоимением третьего лица женского рода. Когда же изучаем их синтактико-семантические особенности, выраженные единицей she, то в первом предложении she наделена синтактико-семантическим признаком производителя действия, во втором предложении she является носителем качественной характеристики, в третьем — she становится носителем состояния, в четвёртом — she определяется как носитель количественной характеристики, в последнем предложении she выражает тождественность, т.е. идентифицированность. В современном синтаксисе элементарные синтаксические единицы в структуре предложения не изучены с точки зрения синтаксической семантики.


Поэтому в данной работе определяются синтаксические связи между элементарными синтаксическими единицами и их синтаксические признаки, а также выявляются дифференциальные синтактико-семантические признаки. Различение двух родов элементарных синтаксических единиц имеет


ряд последствий. Во-первых, возникает возможность изучить содержательные и формальные особенности элементарных единиц в структуре двухъядерных безглагольных предложений английского языка. Во-вторых, можно обосновать синтаксическую и синтактико-семантическую классификацию этих предложений. В-третьих, выделение синтактико-семантического признака позволяет приступить к изучению системных отношений в области синтаксиса, поскольку синтактико-семантические признаки, составляющие содержание каждой единицы, ориентируют исследователя на установление их парадигматических рядов, в которых последние объединяются на основе общности определённого синтактико-семантического признака, а также их парадигматических вариантов в языке. В-четвертых, открываются возможности для использования метода лингвистического анализа-моделирования и эксперимента.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Акбулатова А.М. Родительный падеж в структуре предложений современного английского языка/Автореф. дисс…. канд. филол. наук, Ленинград: 1984. — 21с.
  2. Бархударов Л.С. Структура простого предложения современного английского языка. — Санкт-Петербург, Издательство: ЛКИ, 2008. — 200 с.
  3. Бархударов Л.С., Штелинг Д.А. Грамматика английского языка. — 3-е изд. Москва: Высш. школа, 1965. — 428 с.
  4. Винокурова Л.П. Грамматика английского языка // www.lingvo.ru.
  5. Ломтев Т.П. Предложение и его грамматические категории. — Санкт-Петербург, Издательство: ЛКИ, 2007. — 198 с.
  6. Мухин А.М. Функциональный синтаксис. — СПб: Наука, 1999. — 184 с.
  7. Sledd J. A Short Introduction to English Grammar. — Chicago: Scott, Foresman and Company, 1959. — 346 p.

journalpro.ru

бЕзГлАГОльНыЕ кОНСтРукцИИ РуССкОй РАзГОВОРНОй РЕчИ

Documents

войти

Загрузить

×

  1. Искусство и гуманитарные
  2. Религиоведение
  3. Богословие

advertisement

advertisement

Related documents

Затверджено Директор школи ____________________________ «___»______________ 2015 року
МОУ «СОШ №15 имени дважды Героя Советского Союза А. Ф…. Составитель: учитель русского языка и литературы

Программа для ЭВМ учебного назначения «Интерактивные таблицы основных форм немецких

Урок-игра по русскому языку в 4 классе на основе групповой

Грамматика и лексика

sravn harakteristikax
Волкова Татьяна Сергеевна урок русского языка

НЕСЕТЕ `пар?. ?. xёкVОV). Р?ез102е пёк1егё

Тема: Изменение глаголов по числам

Спецкурс «Вербоцентрическая концепция языка как теоретическая основа

Скачать

advertisement

studydoc.ru

Процессуальные двусоставные безглагольные предложения

3.1. Процессуальные двусоставные безглагольные предложения.

В данном разделе рассматриваются синтактико-семантические особенности элементов, выраженные инфинитивом и причастием в позиции сказуемого в структуре двусоставных безглагольных предложений английского и узбекского языков. Общим синтактико-семантическим признаком считается процессуальность. Термин “процессуальность” говорит о том, что он связан с обозначением процесса, противополагаемого субстанции и квалификации. “Процессуальность является более точным наименованием понятия, обозначаемого глаголом, чем слово “действие”, поскольку последнее используется и для наименования того, что обозначено отглагольным существительным”1. Фактический материал, собранный нами, свидетельствует о том, что процессуальные признаки в позиции сказуемого обладают частными синтактико-семантическими признаками, как акциональность, модальность, стативность, негативность, акционально-направленность, экзистенциальность.

3.1.1. Акциональный признак. Этот признак связан с обозначением действия в английском языке:

1. German tendency to talk (TDJG, 64) → German tendency talks.

2. You going out there (JSGW, 206) → you are going out there.

В этих предложениях компоненты “talks”, “are going out” в позиции сказуемого наделены признаком процессуальности, а из частных признаков акциональности. На базе предикативной связи признак процессуально-акциональности может сочетаться только с субстанциальной агентивной синтаксической семантикой.

На базе субординативной связи процессуальный акциональный признак может сочетаться:

а) с субстанциальной объектной семой:

The preacher watching him (JSGW, 98).

б) с субстанциальной компаративной:

The great plateau rolling like a ground swell (JSGW, 141).

в) с субстанциальной локативной:

I been walking around in the country (JSGW, 149).

г) с субстанциальной локативной аллативной:

These two going to California (JSGW, 174).

д) с субстанциальной индифинитной, объектной, агентивной:

Mr.Krook looking for somebody to speak next (CDBH, 296).

е) с квалификативной семой способом действия:

The old companies clearing out completely (TDT, 111).

ё) с субстанциальной социативной:

Anybody coming with me? (JSGW, 219).

ж) с субстанциальной темпоральной:

We going on tonight? (JSGW, 229).

з) с субстанциальным объектным признаком носителя качественной характеристики:

We done it clean (JSGW, 161).

В узбекском языке акциональность двусоставных безглагольных предложений в художественной литературе встречается очень редко. Признаки “процессуальность” и “акциональность” могут быть представлены инфинитивом или причастием прошедшего времени.

1. Сен берган пулга (ҲҒТ,275).

2. Мақсадим Абдулҳайнинг қасосини олиш (ҲҒТ,234).

На базе предикативной связи процессуальный акциональный признак сочетается с оттенками субстанциальности и агентивности, на базе субординативной связи только с признаком объекности.

3.1.2. Акционально-направленный признак. Синтактико-семантический признак акционально-направленности из серии процессуальности в позиции предицирующего (сказуемого) компонента в структуре двусоставных безглагольных предложений представляется в английском языке формой причастия 2. Например: Irish gentleman drunk (WSRW, 118) Irish gentleman was drunk. В результате трансформации- экспликации восстанавливается вспомогательный глагол “to be” в личной форме.

В узбекском языке в структуре двусоставных безглагольных предложений семантика акционально-направленность выражается причастием 2 без трансформации. Например: Хати текисроқ, ёзилган (ҲҒТ, 124).

В этом языке страдательный залог образуется посредством морфологических маркеров (и) л, (и) н и т.д.1

В указанных выше предложениях компоненты “was drunk”, “ёзилган” имеют значение акционально-направленности, т.е. “was drunk”, “ёзилган” в позиции сказуемого имеют значение направленности действия на лица или предметы, выполняющие функцию подлежащего. На базе предикативной связи акционально-направленный признак может сочетаться с признаком объектности, субординативной же связи агентивности.

Это можно доказать путём трансформации-депассивизации.

3.1.3. Экзистенциальный признак. Лексической базой признака экзистенциальности в структуре двусоставных безглагольных предложений английского языка является причастная форма прошедшего времени глагола to be (been) или эксплицитно невыраженная форма “to be”, в узбекском же языке этот признак представляется с помощью слов “бор” или “йўқ”. Иногда это может быть представлено эксплицитно невыраженными вариантами:

Money in London (PAP, 17) → Money is in London.

Аэродромимиз мана шу ерда. (ҲҒТ, 300).

В примере узбекского языка явно не указывается элемент экзистенциальности. При трансформации настоящего времени глагола в

прошедшее или будущее время вырисовывается следующее:

Аэродромимиз мана шу ерда → Аэродромимиз мана шу ерда эди

Аэродромимиз мана шу ерда бўлади. Процессуальная экзистенциальная и экзистенциальная негативная семы в английском и узбекском языках на базе предикативной связи сочетаются с субстанциальной экзистенциальной семой, а на основе субординативной связи с локативной, темпоральной, социативной семами. На основе фактического материала английского языка мы обнаружили, что процессуальные семы включают в себя ряд признаков: стативный, акционально-модальный, акционально-модальный негативный, чего мы не встретили в структуре двусоставных безглагольных предложений узбекского языка.

3.1.4. Акционально-модальный признак. Она выражается в позиции сказуемого сочетанием модальных глаголов или их эквивалентов с инфинитивом, что не присуще узбекскому языку.

В английском языке это выглядит так:

Nobody been able to make a crop for years (JSGW, 81) → Nobody has been able to make a crop for years.

3.1.5. В данном разделе выявляется признак стативности в позиции предицирующего компонента в структуре двусоставных безглагольных предложений. В английском языке:

You to be low-spirited (CDBH, 246) → You are low-spirited → You are in the state of low-spirited. В данном предложении синтаксическая единица “are low-spirited” в позиции предицирующего компонента (сказуемого) выражает состояния элемента “you” в позиции предицируемого компонента (подлежащего), и поэтому “you” определяется как субстанциальная сема- носитель состояния. Процессуальная стативная сема, выраженная элементами “are low-spirited” на базе предикативной связи сочетается с субстанциальной семой носителя состояния, на базе субординативной связис локативной, компаративной семами.

В узбекском языке не встречается указанный признак в структуре двусоставных инфинитивных или причастных предложений.

3.2. Субстанциальные двусоставные безглагольные предложения.

Категориальный синтактико-семантический признак “субстанциальность” противопоставляется признакам квалификативности и процессуальности. Следовательно, признак “субстанциальность” может обозначаться формами разных частей речи (существительным, местоимением, числительным и т.д.). Изучаемые синтактико-семантические признаки, при общности признака субстанциальности, различаются между собой некатегориальными синтактико-семантическими признаками.

В процессе анализа субстанциальных двусоставных безглагольных предложений в английском и узбекском языках выявляются следующие частные синтактико-семантические признаки: идентифицирующий, идентифицирующий акциональный, идентифицирующий посессивный и идентифицирующий квалитативный.

3.2.1. Идентифицирующий признак. Сему в синтаксическом элементе в позиции предицирующего компонента (сказуемого) в структуре предложений можно отнести к идентифицирующей, если она указывает на субстанцию, тождественную (идентичную) субстанции, обозначенной элементом в позиции предицируемого компонента (подлежащего). В английском языке:

You lucky boy (EHFA, 76) → you are lucky boy.

В узбекском языке: Мен ўзбек туркиданмен (ПҚЮТ, 153).

3.2.2. Идентифицирующий акциональный признак. Наличие признака акциональности (обозначения действия) можно подчеркнуть с помощью трансформации-вербализации, которая заключается в замене имени существительного, представляющего анализируемый элемент, однокорневым глаголом.

You murderer (EHFA, 156).

Онам тўқувчи (ПҚЮТ, 186).

Эти предложения поддаются трансформации-вербализации и выражают акциональность:

you murderer → you murdered; онам тўкувчи → онам тўқийди.

3.2.3. Идентифицирующий посессивный признак.

Синтактико-семантический признак “посессивность” субстанциальной семы заключается в обозначении субстанции одновременно с указанием на её принадлежность. Наличие признака посессивности предложения английского языка доказывает путём трансформации-добавления:

These all yours! (TDT, 368) → These are all your children.

В узбекском языке выражение посессивности в позиции сказуемого представляется с помощью суффиксов -им, -инг, -и, -имиз, -ингиз, -лари, которые присоединяются к существительным в позиции сказуемого:

Хонзода менинг тўнғич қизим (ПҚЮТ, 93).

3.2.4. Идентифицирующий квалитативный признак.

Лексической базой выражения дифференциального синтактико-семантического признака идентифицирующей квалитативной семы являются абстрактные субстантивированные прилагательные.

That slight awkwardness! (JLIH, 53).

Риҳситилла аразчироқ (АСБКД, 170).

В английском языке доказательством наличия признака квалитативности у элемента “awkwardness” служит возможность

трансформации-адъективизации:

That slight awkwardness → That is … awkward. Также в английском и узбекском языках, элементы выражающие квалитативность, поддаются трансформации-номинализации:

That is … awkward → awkward thing.

Риҳситилла аразчироқ → аразчи Риҳситилла.

3.3. Квалификативные двусоставные безглагольные предложения. В данном разделе рассматривается один из категориальных признаков квалификативность. Квалификативность указание на характеристику субстанции или процесса. Такая характеристика может быть различной: либо качественной, либо компаративной, либо стативной, либо количественной. В признаке квалификативности выявлены следующие частные признаки:

3.3.1. Квалификативно-квалитативный признак. Признак квалитативности обуславливает специфику лексической базы реализации этой синтаксической семантики, представленной именами прилагательными, обозначающими цвет, размеры, свойства, особенности характера и т.д., а также субъективную оценку предмета или явления. В английском языке: Jolly fine! (PAP, 98) → Jolly is finefine Jolly.

В узбекском языке: Иброҳим хасис (ПҚЮТ, 355) → хасис Иброҳим.

Элементы is “fine” и “хасис” выражают синтактико-семантический признак квалитативности. “Jolly” и “Иброҳим” имеют субстанциальное значение с указанием носителя качественной характеристики.

3.3.2. Квалификативно-стативный признак. В данном случае мы ограничимся рассмотрением признака стативности, выраженного прилагательными и фразеологическими единицами в структуре двусоставных безглагольных предложений. Например:

В английском языке: You sick (JSGW, 243).

В узбекском языке: Бобур жим (ПҚЮТ, 114).

Предложение английского языка поддаётся трансформации-добавления: you sickyou are sickyou feel sickyou are in the state of sickness. Оно выражает признак стативности. В узбекском языке предложение Бобур жим также поддаётся трансформации-добавлению: Бобур жим → Бобур жим ҳолатда → Бобур жимликни ҳис қилаяпти.

3.3.3. Квалификативно-квалитативный компаративный признак. Данный синтактико-семантический признак в структуре двусоставных безглагольных предложений английского и узбекского языков в позиции предицирующего компонента (сказуемого) внешне представлен формой сравнительной степени прилагательного.

Twenty cents the cheapest (JSGW, 378). → Twenty cents are the cheapest.

Ижод учун бу ер тинчроқ (ПҚЮТ, 414).

В этих предложениях синтаксические единицы “are the cheapest”,

“тинчроқ” выражают дифференциальный синтактико-семантический признак квалитативности и дополнительно наделены признаком компаративности. Но признак компаративности не влияет на содержание элементов cents, ер, которое заключает в себе субстанциальный синтактико-семантический признак носителя качественной характеристики.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Двусоставные безглагольные предложения английского языка, в основном, встречаются в разговорной речи, как в устной, так и в письменной форме её использования. Данная структура для узбекского языка считается нормой, поскольку глаголы “эрмоқ”, “бўлмоқ” употребляются в прошедшем и будущем времени.

В данной диссертации мы исходим из общепринятого в лингвистике различия двусоставных безглагольных, неполных, эллиптических и односоставных предложений. Неполные предложения определяются как предложения по крайней мере эксплицитно-невыраженные, один из обязательных компонентов которых поддаётся трансформации-экспликации в основе конситуации. Эллипсис встречается на всех уровнях языка (фонологическом, морфологическом, лексическом и синтаксическом). Что касается синтаксиса, в частности, односоставных предложений, то это явление делает эти предложения самостоятельной единицей сообщения,где невозможно определить статус его членов предложения.

Двусоставные безглагольные предложения английского и узбекского языков рассматриваются нами на поверхностном и глубинном уровне языка. При изучении поверхностной структуры двусоставных безглагольных предложений в этих языках в синтагматическом плане определены предикативная, субординативная, координативная, аппозитивная и интродуктивная связи.

На базе этих синтаксических связей выявлены дифференциальные синтаксические признаки, такие, как предицируемый NP1 (подлежащее), предицирующий NP2 (сказуемое), зависимый ÑD, однородный предицируемый HNP1, однородный предицирующийHNP2, неядерный аппозитивный предицируемый ÑAP1 компоненты и их морфологические характеристики. Всё это наглядно представлено в нашей работе в юнкционных и компонентных моделях.

В аспекте поверхностной структуры двусоставные безглагольные предложения английского и узбекского языков в диссертации делятся на инфинитивные, субстантивные, адъективные, причастные и местоименные предложения.

Определение синтаксического статуса компонентов двусоставных безглагольных предложений не является конечной целью данного исследования. Следующая цель это изучение глубинной структуры этих предложений в сравнительно-типологическом плане, т.е. синтактико-семантический анализ элементарных синтаксических единиц в структуре двусоставных безглагольных предложений. В результате синтактико-семантического анализа структуры этих предложений сначала выявлены наиболее широкие и всеохватывающие признаки среди категориальных, такие, как субстанциальность (указание на субстанцию, т.е. лицо или предмет), процессуальность (указание на процесс действия или состояние), квалификативность (выражение характеристики предмета или лица со стороны их качества, количества, состояния), что позволило нам разделить двусоставные безглагольные предложения на три типа:

1) процессуальные двусоставные безглагольные предложения;

2) субстанциальные двусоставные безглагольные предложения;

3) квалификативные двусоставные безглагольные предложения.

На базе процессуальных признаков выявлены некатегориальные (частные) признаки, а именно: “акциональность”, “акционально-направленность”, “экзистенциальность”, “модальность”, “негативность” и “стативность”. Их разграничение проводится различными методами эксперимента.

В результате синтактико-семантического анализа субстанциальных признаков, выраженных существительными в позиции предицирующего компонента (сказуемого) в структуре двусоставных безглагольных предложений английского и узбекского языков, определены следующие синтактико-семантические признаки: идентифицирующий, идентифицирующий акциональный, идентифицирующий поссесивный, идентифицирующий квалитативный.

Синтактико-семантический признак квалификативности также является одним из общих категориальных признаков на уровне синтаксической семантики, связанных с обозначением той или иной характеристики (качественной, количественной, стативной) лица или предмета. На базе квалификативности выявлены частные признаки, а именно: квалитативность, компаративность и стативность.

Все выявленные синтактико-семантические признаки, их варианты и потенциальные сочетаемости на базах предикативной, субординативной, координативной и аппозитивной связей в настоящем исследовании изучены сравнительно-типологическим методом на основе парадигматики.

microbik.ru

Процессуальные двусоставные безглагольные предложения

3.1. Процессуальные двусоставные безглагольные предложения.

В данном разделе рассматриваются синтактико-семантические особенности элементов, выраженные инфинитивом и причастием в позиции сказуемого в структуре двусоставных безглагольных предложений английского и узбекского языков. Общим синтактико-семантическим признаком считается процессуальность. Термин “процессуальность” говорит о том, что он связан с обозначением процесса, противополагаемого субстанции и квалификации. “Процессуальность является более точным наименованием понятия, обозначаемого глаголом, чем слово “действие”, поскольку последнее используется и для наименования того, что обозначено отглагольным существительным”1. Фактический материал, собранный нами, свидетельствует о том, что процессуальные признаки в позиции сказуемого обладают частными синтактико-семантическими признаками, как акциональность, модальность, стативность, негативность, акционально-направленность, экзистенциальность.

3.1.1. Акциональный признак. Этот признак связан с обозначением действия в английском языке:

1. German tendency to talk (TDJG, 64) → German tendency talks.

2. You going out there (JSGW, 206) → you are going out there.

В этих предложениях компоненты “talks”, “are going out” в позиции сказуемого наделены признаком процессуальности, а из частных признаков акциональности. На базе предикативной связи признак процессуально-акциональности может сочетаться только с субстанциальной агентивной синтаксической семантикой.

На базе субординативной связи процессуальный акциональный признак может сочетаться:

а) с субстанциальной объектной семой:

The preacher watching him (JSGW, 98).

б) с субстанциальной компаративной:

The great plateau rolling like a ground swell (JSGW, 141).

в) с субстанциальной локативной:

I been walking around in the country (JSGW, 149).

г) с субстанциальной локативной аллативной:

These two going to California (JSGW, 174).

д) с субстанциальной индифинитной, объектной, агентивной:

Mr.Krook looking for somebody to speak next (CDBH, 296).

е) с квалификативной семой способом действия:

The old companies clearing out completely (TDT, 111).

ё) с субстанциальной социативной:

Anybody coming with me? (JSGW, 219).

ж) с субстанциальной темпоральной:

We going on tonight? (JSGW, 229).

з) с субстанциальным объектным признаком носителя качественной характеристики:

We done it clean (JSGW, 161).

В узбекском языке акциональность двусоставных безглагольных предложений в художественной литературе встречается очень редко. Признаки “процессуальность” и “акциональность” могут быть представлены инфинитивом или причастием прошедшего времени.

1. Сен берган пулга (ҲҒТ,275).

2. Мақсадим Абдулҳайнинг қасосини олиш (ҲҒТ,234).

На базе предикативной связи процессуальный акциональный признак сочетается с оттенками субстанциальности и агентивности, на базе субординативной связи только с признаком объекности.

3.1.2. Акционально-направленный признак. Синтактико-семантический признак акционально-направленности из серии процессуальности в позиции предицирующего (сказуемого) компонента в структуре двусоставных безглагольных предложений представляется в английском языке формой причастия 2. Например: Irish gentleman drunk (WSRW, 118) Irish gentleman was drunk. В результате трансформации- экспликации восстанавливается вспомогательный глагол “to be” в личной форме.

В узбекском языке в структуре двусоставных безглагольных предложений семантика акционально-направленность выражается причастием 2 без трансформации. Например: Хати текисроқ, ёзилган (ҲҒТ, 124).

В этом языке страдательный залог образуется посредством морфологических маркеров (и) л, (и) н и т.д.1

В указанных выше предложениях компоненты “was drunk”, “ёзилган” имеют значение акционально-направленности, т.е. “was drunk”, “ёзилган” в позиции сказуемого имеют значение направленности действия на лица или предметы, выполняющие функцию подлежащего. На базе предикативной связи акционально-направленный признак может сочетаться с признаком объектности, субординативной же связи агентивности.

Это можно доказать путём трансформации-депассивизации.

3.1.3. Экзистенциальный признак. Лексической базой признака экзистенциальности в структуре двусоставных безглагольных предложений английского языка является причастная форма прошедшего времени глагола to be (been) или эксплицитно невыраженная форма “to be”, в узбекском же языке этот признак представляется с помощью слов “бор” или “йўқ”. Иногда это может быть представлено эксплицитно невыраженными вариантами:

Money in London (PAP, 17) → Money is in London.

Аэродромимиз мана шу ерда. (ҲҒТ, 300).

В примере узбекского языка явно не указывается элемент экзистенциальности. При трансформации настоящего времени глагола в

прошедшее или будущее время вырисовывается следующее:

Аэродромимиз мана шу ерда → Аэродромимиз мана шу ерда эди

Аэродромимиз мана шу ерда бўлади. Процессуальная экзистенциальная и экзистенциальная негативная семы в английском и узбекском языках на базе предикативной связи сочетаются с субстанциальной экзистенциальной семой, а на основе субординативной связи с локативной, темпоральной, социативной семами. На основе фактического материала английского языка мы обнаружили, что процессуальные семы включают в себя ряд признаков: стативный, акционально-модальный, акционально-модальный негативный, чего мы не встретили в структуре двусоставных безглагольных предложений узбекского языка.

3.1.4. Акционально-модальный признак. Она выражается в позиции сказуемого сочетанием модальных глаголов или их эквивалентов с инфинитивом, что не присуще узбекскому языку.

В английском языке это выглядит так:

Nobody been able to make a crop for years (JSGW, 81) → Nobody has been able to make a crop for years.

3.1.5. В данном разделе выявляется признак стативности в позиции предицирующего компонента в структуре двусоставных безглагольных предложений. В английском языке:

You to be low-spirited (CDBH, 246) → You are low-spirited → You are in the state of low-spirited. В данном предложении синтаксическая единица “are low-spirited” в позиции предицирующего компонента (сказуемого) выражает состояния элемента “you” в позиции предицируемого компонента (подлежащего), и поэтому “you” определяется как субстанциальная сема- носитель состояния. Процессуальная стативная сема, выраженная элементами “are low-spirited” на базе предикативной связи сочетается с субстанциальной семой носителя состояния, на базе субординативной связис локативной, компаративной семами.

В узбекском языке не встречается указанный признак в структуре двусоставных инфинитивных или причастных предложений.

3.2. Субстанциальные двусоставные безглагольные предложения.

Категориальный синтактико-семантический признак “субстанциальность” противопоставляется признакам квалификативности и процессуальности. Следовательно, признак “субстанциальность” может обозначаться формами разных частей речи (существительным, местоимением, числительным и т.д.). Изучаемые синтактико-семантические признаки, при общности признака субстанциальности, различаются между собой некатегориальными синтактико-семантическими признаками.

В процессе анализа субстанциальных двусоставных безглагольных предложений в английском и узбекском языках выявляются следующие частные синтактико-семантические признаки: идентифицирующий, идентифицирующий акциональный, идентифицирующий посессивный и идентифицирующий квалитативный.

3.2.1. Идентифицирующий признак. Сему в синтаксическом элементе в позиции предицирующего компонента (сказуемого) в структуре предложений можно отнести к идентифицирующей, если она указывает на субстанцию, тождественную (идентичную) субстанции, обозначенной элементом в позиции предицируемого компонента (подлежащего). В английском языке:

You lucky boy (EHFA, 76) → you are lucky boy.

В узбекском языке: Мен ўзбек туркиданмен (ПҚЮТ, 153).

3.2.2. Идентифицирующий акциональный признак. Наличие признака акциональности (обозначения действия) можно подчеркнуть с помощью трансформации-вербализации, которая заключается в замене имени существительного, представляющего анализируемый элемент, однокорневым глаголом.

You murderer (EHFA, 156).

Онам тўқувчи (ПҚЮТ, 186).

Эти предложения поддаются трансформации-вербализации и выражают акциональность:

you murderer → you murdered; онам тўкувчи → онам тўқийди.

3.2.3. Идентифицирующий посессивный признак.

Синтактико-семантический признак “посессивность” субстанциальной семы заключается в обозначении субстанции одновременно с указанием на её принадлежность. Наличие признака посессивности предложения английского языка доказывает путём трансформации-добавления:

These all yours! (TDT, 368) → These are all your children.

В узбекском языке выражение посессивности в позиции сказуемого представляется с помощью суффиксов -им, -инг, -и, -имиз, -ингиз, -лари, которые присоединяются к существительным в позиции сказуемого:

Хонзода менинг тўнғич қизим (ПҚЮТ, 93).

3.2.4. Идентифицирующий квалитативный признак.

Лексической базой выражения дифференциального синтактико-семантического признака идентифицирующей квалитативной семы являются абстрактные субстантивированные прилагательные.

That slight awkwardness! (JLIH, 53).

Риҳситилла аразчироқ (АСБКД, 170).

В английском языке доказательством наличия признака квалитативности у элемента “awkwardness” служит возможность

трансформации-адъективизации:

That slight awkwardness → That is … awkward. Также в английском и узбекском языках, элементы выражающие квалитативность, поддаются трансформации-номинализации:

That is … awkward → awkward thing.

Риҳситилла аразчироқ → аразчи Риҳситилла.

3.3. Квалификативные двусоставные безглагольные предложения. В данном разделе рассматривается один из категориальных признаков квалификативность. Квалификативность указание на характеристику субстанции или процесса. Такая характеристика может быть различной: либо качественной, либо компаративной, либо стативной, либо количественной. В признаке квалификативности выявлены следующие частные признаки:

3.3.1. Квалификативно-квалитативный признак. Признак квалитативности обуславливает специфику лексической базы реализации этой синтаксической семантики, представленной именами прилагательными, обозначающими цвет, размеры, свойства, особенности характера и т.д., а также субъективную оценку предмета или явления. В английском языке: Jolly fine! (PAP, 98) → Jolly is finefine Jolly.

В узбекском языке: Иброҳим хасис (ПҚЮТ, 355) → хасис Иброҳим.

Элементы is “fine” и “хасис” выражают синтактико-семантический признак квалитативности. “Jolly” и “Иброҳим” имеют субстанциальное значение с указанием носителя качественной характеристики.

3.3.2. Квалификативно-стативный признак. В данном случае мы ограничимся рассмотрением признака стативности, выраженного прилагательными и фразеологическими единицами в структуре двусоставных безглагольных предложений. Например:

В английском языке: You sick (JSGW, 243).

В узбекском языке: Бобур жим (ПҚЮТ, 114).

Предложение английского языка поддаётся трансформации-добавления: you sickyou are sickyou feel sickyou are in the state of sickness. Оно выражает признак стативности. В узбекском языке предложение Бобур жим также поддаётся трансформации-добавлению: Бобур жим → Бобур жим ҳолатда → Бобур жимликни ҳис қилаяпти.

3.3.3. Квалификативно-квалитативный компаративный признак. Данный синтактико-семантический признак в структуре двусоставных безглагольных предложений английского и узбекского языков в позиции предицирующего компонента (сказуемого) внешне представлен формой сравнительной степени прилагательного.

Twenty cents the cheapest (JSGW, 378). → Twenty cents are the cheapest.

Ижод учун бу ер тинчроқ (ПҚЮТ, 414).

В этих предложениях синтаксические единицы “are the cheapest”,

“тинчроқ” выражают дифференциальный синтактико-семантический признак квалитативности и дополнительно наделены признаком компаративности. Но признак компаративности не влияет на содержание элементов cents, ер, которое заключает в себе субстанциальный синтактико-семантический признак носителя качественной характеристики.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Двусоставные безглагольные предложения английского языка, в основном, встречаются в разговорной речи, как в устной, так и в письменной форме её использования. Данная структура для узбекского языка считается нормой, поскольку глаголы “эрмоқ”, “бўлмоқ” употребляются в прошедшем и будущем времени.

В данной диссертации мы исходим из общепринятого в лингвистике различия двусоставных безглагольных, неполных, эллиптических и односоставных предложений. Неполные предложения определяются как предложения по крайней мере эксплицитно-невыраженные, один из обязательных компонентов которых поддаётся трансформации-экспликации в основе конситуации. Эллипсис встречается на всех уровнях языка (фонологическом, морфологическом, лексическом и синтаксическом). Что касается синтаксиса, в частности, односоставных предложений, то это явление делает эти предложения самостоятельной единицей сообщения,где невозможно определить статус его членов предложения.

Двусоставные безглагольные предложения английского и узбекского языков рассматриваются нами на поверхностном и глубинном уровне языка. При изучении поверхностной структуры двусоставных безглагольных предложений в этих языках в синтагматическом плане определены предикативная, субординативная, координативная, аппозитивная и интродуктивная связи.

На базе этих синтаксических связей выявлены дифференциальные синтаксические признаки, такие, как предицируемый NP1 (подлежащее), предицирующий NP2 (сказуемое), зависимый ÑD, однородный предицируемый HNP1, однородный предицирующийHNP2, неядерный аппозитивный предицируемый ÑAP1 компоненты и их морфологические характеристики. Всё это наглядно представлено в нашей работе в юнкционных и компонентных моделях.

В аспекте поверхностной структуры двусоставные безглагольные предложения английского и узбекского языков в диссертации делятся на инфинитивные, субстантивные, адъективные, причастные и местоименные предложения.

Определение синтаксического статуса компонентов двусоставных безглагольных предложений не является конечной целью данного исследования. Следующая цель это изучение глубинной структуры этих предложений в сравнительно-типологическом плане, т.е. синтактико-семантический анализ элементарных синтаксических единиц в структуре двусоставных безглагольных предложений. В результате синтактико-семантического анализа структуры этих предложений сначала выявлены наиболее широкие и всеохватывающие признаки среди категориальных, такие, как субстанциальность (указание на субстанцию, т.е. лицо или предмет), процессуальность (указание на процесс действия или состояние), квалификативность (выражение характеристики предмета или лица со стороны их качества, количества, состояния), что позволило нам разделить двусоставные безглагольные предложения на три типа:

1) процессуальные двусоставные безглагольные предложения;

2) субстанциальные двусоставные безглагольные предложения;

3) квалификативные двусоставные безглагольные предложения.

На базе процессуальных признаков выявлены некатегориальные (частные) признаки, а именно: “акциональность”, “акционально-направленность”, “экзистенциальность”, “модальность”, “негативность” и “стативность”. Их разграничение проводится различными методами эксперимента.

В результате синтактико-семантического анализа субстанциальных признаков, выраженных существительными в позиции предицирующего компонента (сказуемого) в структуре двусоставных безглагольных предложений английского и узбекского языков, определены следующие синтактико-семантические признаки: идентифицирующий, идентифицирующий акциональный, идентифицирующий поссесивный, идентифицирующий квалитативный.

Синтактико-семантический признак квалификативности также является одним из общих категориальных признаков на уровне синтаксической семантики, связанных с обозначением той или иной характеристики (качественной, количественной, стативной) лица или предмета. На базе квалификативности выявлены частные признаки, а именно: квалитативность, компаративность и стативность.

Все выявленные синтактико-семантические признаки, их варианты и потенциальные сочетаемости на базах предикативной, субординативной, координативной и аппозитивной связей в настоящем исследовании изучены сравнительно-типологическим методом на основе парадигматики.

www.microbik.ru

К ВОПРОСУ О БЕЗГЛАГОЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЯХ В НЕМЕЦКИХ РЕКЛАМНЫХ ТЕКСТАХ | Опубликовать статью РИНЦ

Писарихина А.С.1, Зуева С.Б.2

1ORCID: 0000-0001-5820-1532, кандидат филологических наук, старший преподаватель, 2Студент, Государственный гуманитарно-технологический университет

К ВОПРОСУ О БЕЗГЛАГОЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЯХ В НЕМЕЦКИХ РЕКЛАМНЫХ ТЕКСТАХ

Аннотация

В рамках настоящей статьи авторы обращают внимание на особенности строения современного рекламного слогана, в частности, на тенденцию распространения безглагольных конструкций в немецких рекламных текстах. В процессе исследования выявляются новые принципы построения предложения, не свойственные литературному немецкому языку, а также устанавливаются возможные причины, обусловившие внутриграмматические вариации. Кроме того, высказываются гипотезы относительно разрушительного влияния актуальных стремлений к упрощению синтаксического и лексического строения литературного немецкого языка.   

Ключевые слова: эллипс, рамочная конструкция, безглагольность, реклама.

Pisarikhina A.S.1, Zueva S.B.2

1ORCID: 0000-0001-5820-1532, PhD in Philology, senior lecturer, 2Student, State University of Humanities and Technology

TO THE PROBLEM OF VERBLESS STRUCTURES IN THE GERMAN ADVERTISING TEXT

Abstract

The authors of the given article pay attention to the features of a modern advertising slogan structure, specifically to the verbless constructions distribution tendency in German advertising texts. New principles of creation non-peculiar to literary German sentence come to light in the process of researching and also the possible reasons which caused intragrammatical variations are established. Besides, the hypotheses of rather destructive influence of urgent aspirations to simplification of a syntactic and lexical structure of literary German are expressed. 

Keywords: ellipse, frame design, verbless constructions, advertising text.

Роль рекламы в современном обществе потребления сложно переоценить. Со страниц газет и журналов, уличных таблоидов, с экранов телевизоров потребителю предлагаются всевозможные товары и услуги. Изучение рекламного текста с точки зрения лингвистической парадигмы ведется на протяжении последнего десятилетия особенно активно. Однако, в настоящее время, актуальность подобных исследований сохраняется.

В данной работе будут рассмотрены безглагольные синтаксические структуры в текстах рекламы на немецком языке. Цель исследования – анализ роли безглагольных синтаксических конструкций в рекламных текстах и выявление возможных причин появления тенденции к упрощению немецкого синтаксиса в языке средств массовой информации, в частности, в языке рекламы. Актуальность предпринятого исследования обусловливается в первую очередь постоянными трансформациями, происходящими с рекламными текстами. Реципиенту всегда запоминается броская, краткая фраза в конце любого рекламного ролика – слоган.

Одной из основных форм построения немецкого предложения является рамочная конструкция. Символичную рамку образуют спрягаемая часть сказуемого, выраженная вспомогательным или модальным глаголом, или самостоятельный глагол (глаголы движения, восприятия, начала и завершения действия и др.), и отделяемая часть сказуемого (причастие I, II; инфинитив I, II; и др.). Основной тип немецких предложений – это преимущественно двучленные предложения, содержащие в своей структуре, как субъект, так и предикат. Однако в немецком языке встречаются и такие предложения, в которых нельзя выделить два главных члена. Такие предложения могут состоять из глагола в императиве, существительного с зависимым словом или же без него [1]. В двучленных предложениях (нераспространённых) выстраивается некая система отношений между субъектом и предикатом, такое предложение можно назвать категориально полным. В нём глагол заключает в себе максимум информации о субъекте и об обстоятельствах речевого акта. Этот эффект достигается посредством различных грамматических категорий глагола: времени, лица, числа, наклонения, залога. В литературном немецком языке доминируют двучленные предложения, однако в рекламных текстах можно наблюдать обратное явление. Язык рекламы наполнен различными иноязычными словообразовательными конструкциями, фразеологическими, лексическими и синтаксическими средствами. Последние являются источником появления и распространения в немецком языке не просто одночленных предложений, а безглагольных предложений. Рассмотрим несколько примеров рекламных текстов, в которых отсутствует предикат.

Рис. 1

 

Первый рекламный текст (рис. 1) принадлежит компании Ritter-Sport.  Текст этого рекламного сообщения «Unsere beliebteste Geschmacksrichtung: Abwechslung». Предложение с первого взгляда не обладает ярко выраженными стилистическими, лексическими или фразеологическими особенностями. Русскоязычному читателю перевод данного рекламного текста будет вполне понятен и привычен: «Наш излюбленный вкус: разнообразие». В переводе на русский язык этот рекламный текст построен по структуре назывного предложения, где в качестве грамматической основы выступают имена существительные. Это же явление наблюдается и в немецком варианте данного текста. Синтаксические отношения между субъектом и предикатом в немецком языке не обеспечиваются стандартным способом. Здесь можно было бы говорить о такой стилистической фигуре как эллипс, то есть пропуск какой-либо маловажной части предложения, легко дополняемой в общей связи речи. Однако применение данной речевой фигуры применимо в данном случае только к русскоязычному варианту, так как синтаксические отношения между главными частями предложения в русском языке обеспечивается посредством паузации. Во внутренней речи мы произносим связующий элемент – союз «это». В немецком предложении отсутствие глагола нельзя обосновывать такой речевой фигурой как эллипс. Глагол в немецком предложении является обязательной составляющей рамочной конструкции. К тому же опущение глагола ставит под сомнение правильную интерпретацию рекламного сообщения. В русском языке наиболее вероятно дополнение предложения недостающим союзом. В немецком тексте опущенная часть речи – глагол, который может иметь множество синонимичных вариантов с различной стилистической или лексической окраской. В данном случае восполнение предиката глаголом «sein» было бы универсальным средством для восстановления рамки, однако не смогло бы передать точные семантические отношения между субъектом и предикатом.

Рис. 2

В данном рекламном тексте (рис. 2) «Für ein Date mit deinem Freund. Oder mit dir selbst» полностью отсутствует грамматическая основа предложения. Такая конструкция пренебрегает основным принципам построения немецкого предложения, как с точки зрения синтаксиса, так и с точки зрения лексикологии. Так в тексте содержится заимствованное из английского языка слово «Date», которое вошло в немецкий язык без изменения в лексическом значении и без фонетической адаптации, приобретя лишь грамматическую категорию рода [3].
Исходя из факта использования в данном рекламном тексте заимствованной лексики, можно предположить, что и синтаксическая конструкция безглагольного предложения носит заимствованный характер. Информация о субъекте, отсутствующая в тексте рекламы, перенесена на изображение, что в свою очередь является одним из средств осуществления рекламной коммуникации на визуальном уровне. Если принимать во внимание факт заимствования синтаксической структуры предложения из английского языка, то отсутствие глагола можно трактовать как речевой приём эллипсиса глагольной составляющей предложения. Соответственно, недостающий глагол можно без сомнения восполнять глаголом «sein», который можно считать эквивалентным английскому глаголу «to be».

Рис. 3

Рекламный текст косметической компании Sixtus (рис. 3) грамматически более нормирован по сравнению с предыдущими примерами.  Предложение: «Sixtus – mein neuer Partner,» – так же, как и рассмотренные ранее примеры, является безглагольным. При переводе этого рекламного текста на русский язык можно отметить, что грамматической основой данного предложения являются имена существительные, то есть в нём используется составное именное сказуемое: «Сикстус – мой новый партнёр». Как в русском, так и в немецком вариантах данного предложения синтаксические отношения между субъектом и предикатом обеспечиваются опущенной связкой. Как было отмечено ранее, в русском языке в качестве связки выступает имплицитный союз «это». В немецком языке в качестве связки между главными членами предложения выступает глагол-связка «sein», который согласно нормам языка выражен эксплицитно. Однако в рассматриваемом примере глагол подвергается такому речевому приёму как эллипс, который является восполняемым. По контексту данного безглагольного предложения легко определить синтаксические отношения между частями грамматической основы благодаря распространению предложения.  Отсутствие глагольной связки не влияет на понимание коммуникативной цели данного рекламного сообщения и не препятствует переводу текста на другой язык. Следовательно, безглагольность здесь выступает в качестве стилистического приёма.

Рассмотрев несколько примеров структуры безглагольных предложений в рекламных текстах, можно сделать определённый вывод о развитии тенденции к безглагольности предложений.  Данное стремление ставит под угрозу грамматическое функционирование рамочной конструкции немецких предложений, что ведёт к «синтаксическому разрыхлению». Немецкое безглагольное предложение частично или полностью может утратить свои основные свойства: глагольность, двусоставность и номинативность. Причиной тому является в большей мере влияние английского языка на все сферы жизнедеятельности общественной жизни. Рекламные тексты перенимают различные особенности построения английских текстов для обеспечения лаконичности, краткости и экспрессивности рекламной коммуникации. Также велико влияние разговорного немецкого языка. Использование синтаксических конструкций, стилистических приёмов или лексических единиц разговорного стиля языка упрощает понимание рекламных текстов, делает их смысл общедоступным, незамысловатым, запоминающимся. Для языка рекламы эти свойства крайне важны, но для функционирования и развития литературного немецкого языка они оказывают лишь разрушительное влияние.

Литература

  1. Биркенгоф Г.М., Ромм З.М., Уроева Р.М. Курс грамматики немецкого языка с грамматико-фонетическими упражнениями. – Ч. 1.: Синтаксис. – М.: Международные отношения, 1980 – 184 с.
  2. Адмони В.Г. Исторический синтаксис немецкого языка. – М.: Высшая школа, 1963. – 338 с.
  3. Duden Online Wörterbuch [Электронный ресурс]. URL: http://www.duden.de/suchen/dudenonline/date (дата обращения 12.08.2016).

References

  1. Birkengof G.M., Romm Z.M., Uroeva R.M. Kurs grammatiki nemeckogo jazyka s grammatiko-foneticheskimi uprazhnenijami [German grammar course with grammar-phonetics exercises]. – Part 1. : Sintaksis. – : Mezhdunarodnye otnoshenija, 1980 – 184 P. [in Russian]
  2. Admoni V.G. Istoricheskij sintaksis nemeckogo jazyka [Historical syntax of German language]. – : Vysshaja shkola, 1963. – 338 P. [in Russian]
  3. Duden Online Wörterbuch [E-resource]. URL: http://www.duden.de/suchen/dudenonline/date.

research-journal.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о