Легенда о Данко из рассказа «Старуха Изергиль» Горького (текст полностью) |LITERATURUS: Мир русской литературы

Легенда о Данко.
Художник И. М. Тоидзе

Легенда о Данко — один из центральных эпизодов рассказа «Старуха Изергиль» Горького.

В этой статье читайте полностью текст легенды о Данко из рассказа «Старуха Изергиль» Горького.

Текст легенды можно найти в III-ой главе рассказа.

Смотрите: Все материалы по рассказу «Старуха Изергиль»

Легенда о Данко из рассказа «Старуха Изергиль» (текст полностью)

(отрывок из главы III рассказа «Старуха Изергиль»)

«Жили на земле в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трех сторон таборы этих людей, а с четвертой – была степь. Были это веселые, сильные смелые люди. И вот пришла однажды тяжелая пора: явились откуда‑то иные племена и прогнали прежних в глубь леса. Там были болота и тьма, потому что лес был старый и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот сквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот, то подымался смрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жены и дети этого племени, а отцы задумались и впали в тоску. Нужно было уйти из этого леса, и для того были две дороги: одна – назад, – там были сильные и злые враги, другая – вперед, – там стояли великаны‑деревья, плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота. Эти каменные деревья стояли молча и неподвижно днем в сером сумраке и еще плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам, когда загорались костры. И всегда, днем и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точно собиралось раздавить их, а они привыкли к степному простору. А еще страшней было, когда ветер бил по вершинам деревьев и весь лес глухо гудел, точно грозил и пел похоронную песню тем людям. Это были все‑таки сильные люди, и могли бы они пойти биться насмерть с теми, что однажды победили их, но они не могли умереть в боях, потому что у них были заветы, и коли б умерли они, то пропали б с ними из жизни и заветы. И потому они сидели и думали в длинные ночи, под глухой шум леса, в ядовитом смраде болота. Они сидели, а тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске, и всем казалось, что это не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болота… Люди всё сидели и думали. Но ничто – ни работа, ни женщины не изнуряют тела и души людей так, как изнуряют тоскливые думы. И ослабли люди от дум… Страх родился среди них, сковал им крепкие руки, ужас родили женщины плачем над трупами умерших от смрада и над судьбой скованных страхом живых, – и трусливые слова стали слышны в лесу, сначала робкие и тихие, а потом всё громче и громче… Уже хотели идти к врагу и принести ему в дар волю свою, и никто уже, испуганный смертью, не боялся рабской жизни… Но тут явился Данко и спас всех один. <…>

Данко – один из тех людей, молодой красавец. Красивые – всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:

– Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес и пройдем его сквозь, ведь имеет же он конец – всё на свете имеет конец! Идемте! Ну! Гей!..

Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня.
– Веди ты нас! – сказали они.

Тогда он повел… <…>

Повел их Данко. Дружно все пошли за ним – верили в него. Трудный путь это был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилую пасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелись их ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг много стоил пота и крови тем людям. Долго шли они… Всё гуще становился лес, всё меньше было сил! И вот стали роптать на Данко, говоря, что напрасно он, молодой и неопытный, повел их куда‑то. А он шел впереди их и был бодр и ясен.

Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько их было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди между больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь, великаны‑деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнем молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что‑то страшное, темное и холодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, пали духом. Но им стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на Данко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неумении управлять ими, – вот как!

Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы, усталые и злые, стали судить Данко.

– Ты, – сказали они, – ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел нас и утомил, и за это ты погибнешь!

– Вы сказали: „Веди!“ – и я повел! – крикнул Данко, становясь против них грудью. – Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Что сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!

Но эти слова разъярили их еще более.

– Ты умрешь! Ты умрешь! – ревели они.

А лес всё гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых он понес труд, и видел, что они – как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них. Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня… А они, увидав это, подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума родила в нем тоску.

А лес всё пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…

– Что сделаю я для людей?! – сильнее грома крикнул Данко.

И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой.

Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни.

– Идем! – крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям.

Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко всё был впереди, и сердце его всё пылало, пылало!

И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождем. Гроза была – там, сзади них, над лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струей из разорванной груди Данко.

Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, – кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и – умер.

Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего‑то, наступил на гордое сердце ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло…»

Конец легенды.

Это была легенда о Данко из рассказа «Старуха Изергиль» Горького (текст полностью).

www.literaturus.ru

Данко — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Данко (значения).

Данко
Памятник Данко в Кривом Роге
Создатель Максим Горький
Произведения Старуха Изергиль
Пол мужской

Да́нко — персонаж третьей части рассказа Максима Горького «Старуха Изергиль», пожертвовавший собой и спасший свой народ с помощью горящего сердца. Образ романтического героя связан с «преодолением раннего байронизма» автора[1]; одновременно в нём отразились ницшеанские мотивы. В Кривом Роге герою установлен памятник-бюст работы Александра Васякина[2][3].

Содержание

  • 1 Замысел. Мифологическая и литературная основа образа
  • 2 Ницшеанские мотивы в образе Данко
  • 3 Данко и Ларра
  • 4 Примечания
  • 5 Литература

Замысел. Мифологическая и литературная основа образа[править |

ru.wikipedia.org

Данко: легенда о пламенном сердце

Жили на земле в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трех сторон таборы этих людей, а с четвертой — была степь. Были это веселые, сильные и смелые люди. И вот пришла однажды тяжелая пора: явились откуда-то иные племена и прогнали прежних в глубь леса. Там были болота и тьма, потому что лес был старый, и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот сквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот, то подымался смрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жены и дети этого племени, а отцы задумались и впали в тоску. Нужно было уйти из этого леса, и для того были две дороги: одна — назад, — там были сильные и злые враги, другая — вперед, там стояли великаны-деревья, плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота.

Эти каменные деревья стояли молча и неподвижно днем в сером сумраке и еще плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам, когда загорались костры. И всегда, днем и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точно собиралось раздавить их, а они привыкли к степному простору. А еще страшней было, когда ветер бил по вершинам деревьев и весь лес глухо гудел, точно грозил и пел похоронную песню тем людям. Это были все-таки сильные люди, и могли бы они пойти биться насмерть с теми, что однажды победили их, но они не могли умереть в боях, потому что у них были заветы, и коли б умерли они, то пропали б с ними из жизни и заветы. И потому они сидели и думали в длинные ночи, под глухой шум леса, в ядовитом смраде болота. Они сидели, а тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске, и всем казалось, что это не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болота… Люди всё сидели и думали. Но ничто — ни работа, ни женщины не изнуряют тела и души людей так, как изнуряют тоскливые думы. И ослабли люди от дум… Страх родился среди них, сковал им крепкие руки, ужас родили женщины плачем над трупами умерших от смрада и над судьбой скованных страхом живых, — и трусливые слова стали слышны в лесу, сначала робкие и тихие, а потом все громче и громче… Уже хотели идти к врагу и принести ему в дар волю свою, и никто уже, испуганный смертью, не боялся рабской жизни… Но тут явился Данко и спас всех один. […]

Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые — всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:
— Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес и пройдем его сквозь, ведь имеет же он конец — все на свете имеет конец! Идемте! Ну! Гей!..
Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня.
— Веди ты нас! — сказали они.
Тогда он повел… […]

Повел их Данко. Дружно все пошли за ним — верили в него. Трудный путь это был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилую пасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелись их ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг много стоил пота и крови тем людям. Долго шли они… Все гуще становился лес, все меньше было сил! И вот стали роптать на Данко, говоря, что напрасно он, молодой и неопытный, повел их куда-то. А он шел впереди их и был бодр и ясен.

Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько их было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди между больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь, великаны-деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнем молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное и холодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, пали духом. Но им стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на Данко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неумении управлять ими, — вот как!

Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы, усталые и злые, стали судить Данко.
— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел нас и утомил, и за это ты погибнешь!
— Вы сказали: „Веди!“ — и я повел! — крикнул Данко, становясь против них грудью.— Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Что сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!
Но эти слова разъярили их еще более.
— Ты умрешь! Ты умрешь! — ревели они.

А лес все гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них. Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня… А они, увидав это, подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума родила в нем тоску.

А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…

— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям.

Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и сердце его все пылало, пылало!

И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождем. Гроза была — там, сзади них, над лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струей из разорванной груди Данко.

Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.

Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло…

fishki.net

Полное содержание Горящее сердце Данко Горький М. :: Litra.RU

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Горький М. / Горящее сердце Данко

    Жили на земле в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трёх

    сторон таборы этих людей, а с четвёртой — была степь. Были это весёлые, сильные и смелые люди. И вот пришла однажды тяжёлая пора: явились откуда-то иные племена и прогнали прежних в глубь леса. Там были болота и тьма, потому что лес был старый, и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот сквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот, то подымался смрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жёны и дети этого племени, а отцы задумались и впали в тоску. Нужно было уйти из этого леса, и для того были две дороги: одна — назад, — там были сильные и злые враги, другая — вперёд, — там стояли великаны деревья, плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота. Эти каменные деревья стояли молча и неподвижно днём, в сером сумраке, и ещё плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам, когда загорались костры. И всегда, днём и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точно собиралось раздавить их, а они привыкли к степному простору. А ещё страшней было, когда ветер бил по вершинам деревьев и весь лес глухо гудел, точно грозил и пел похоронную песню тем людям.

     Это были всё-таки сильные люди, и могли бы они пойти биться насмерть с теми, что однажды победили их, но они не могли умереть в боях, потому что у них были заветы, и коли б умерли они, то пропали б с ними из жизни заветы. И потому они сидели и думали в длинные ночи, под глухой шум леса, в ядовитом смраде болота. Они сидели, а тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске, и всем казалось, что это не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болота… Люди всё сидели и думали.

     …И ослабли люди от дум… Страх родился среди них, сковал им крепкие руки, ужас родили женщины плачем над трупами умерших от смрада и над судьбой скованных страхом живых, — и трусливые слова стали слышны в лесу, сначала робкие и тихие, а потом всё громче и громче… Уже хотели идти к врагу и принести ему в дар волю свою, и никто уже, испуганный смертью, не боялся рабской жизни… Но тут явился Данко и спас всех один…

     Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые — всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:

     — Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдём в лес и пройдём его сквозь, ведь имеет же он конец — всё на свете имеет конец! Идёмте! Ну! Гей!..

     Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня.

     — Веди ты нас! — сказали они.

     Тогда он повёл…

     …Повёл их Данко. Дружно все пошли за ним — верили в него. Трудный путь это был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилую пасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелись их ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг много стоил пота и крови тем людям. Долго шли они… Всё гуще становился лес, всё меньше было сил! И вот стали роптать на Данко, говоря, что напрасно он, молодой и неопытный, повёл их куда-то. А он шёл впереди их и был бодр и ясен.

     Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И стало тогда в лесу так темно, точно в нём собрались сразу все ночи, сколько их было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди, между больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь, великаны деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнём и исчезали так же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещённые холодным огнём молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, тёмное и холодное. Это был трудный путь, и люди, утомлённые им, пали духом. Но им стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на Данко, человека, который шёл впереди их. И стали они упрекать его в неумении управлять ими, — вот как!

     Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы, усталые и злые, стали судить Данко.

     — Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас. Ты повёл нас и утомил, и за это ты погибнешь!

     — Вы сказали: «Веди!» — и я повел! — крикнул Данко, становясь против них грудью. — Во мне есть мужество вести, вот потому я повёл вас! А вы? Что сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!

     Но эти слова разъярили их ещё более.

     — Ты умрёшь! Ты умрёшь! — ревели они.

     А лес всё гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых он понёс труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них. Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И вот его сердце вспыхнуло огнём желания спасти их, вывести на лёгкий путь, и тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня… А они, увидав это, подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого ещё ярче загорелось в нём сердце, ибо эта их дума родила в нём тоску.

     А лес всё пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…

     — Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.

     И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из неё своё сердце и высоко поднял его над головой.

     Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещённый этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумлённые, стали как камни.

     — Идём! — крикнул Данко и бросился вперёд на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям.

     Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивлённо качая вершинами, но его шум был заглушён топотом бегущих людей. Все бежали быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. И теперь гибли, но гибли без жалоб и слёз. А Данко всё был впереди, и сердце его всё пылало, пылало!

     И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождём. Гроза была — там, сзади них, над лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в бриллиантах дождя, и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струёй из разорванной груди Данко.

     Кинул взор вперёд себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.

     Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что ещё пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло…

     Вот откуда они, голубые искры степи, что являются перед грозой!

Добавил: ZhaklinNesterova

/ Полные произведения / Горький М. / Горящее сердце Данко

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru

Сказка про храброго Данко. Правильные сказки

Сказка про храброго Данко

Когда-то давно люди были изгнаны из своей земли. И шли через дикие леса и болота.

И был среди людей тот, кого звали Храбрый Данко. Он старался раздобыть как можно больше ягод и кореньев, делал растяжки на привале. Отрабатывал ударную и захватную технику, чистил оружие и ждал. Однажды на людей напал страшный Болотный Зверь. И люди гибли в его когтях и клыках. Храбрый Данко немедленно спрятался и стал ждать, что будет дальше. А когда один из людей тяжело ранил Болотного Зверя, Храбрый Данко выскочил из засады и добил его одним ударом. Поднял вверх руки с оружием и издал победный клич. Его подхватили люди. Все приветствовали Храброго Данко, Победителя Зверя. А потом Храбрый Данко подговорил людей против вождя. Люди свергли вождя, и провозгласили вождем Храброго Данко.

А потом Храбрый Данко обвинил двух самых слабых людей в том, что они знают выход, но из злобности своей его не укажут.

— Либо вы выведите нас, либо вас ждет судьба вождя! — сказал он.

Со страху обострилась их интуиция и вывели они людей из болот.

И все радостно приветствовали Великого Вождя Данко. Спасителя и Победителя Зверя.

И самые красивые женщины любили Данко. У него было много-много детей и все они гордо называли себя «Дети Данко»! Прошли века, но навсегда сохранилась у людей память о Великом Вожде Данко, Победителе Зверя…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Краткое содержание произведения Данко Горький

В старину в непроходимых лесах жили люди, отличающиеся веселым нравом и веселостью. Они были сильные и смелые. Но как-то пришли другие племена и прогнали этих в лес, туда, где болота и темно, поскольку лес старый и густой. Не было видно неба. От смрада болот гибло много людей. Жены и дети плакали, а отцы понимали, что из лесу нужно уходить. Но проблема состояла в том, что дорог было только две. Если идти назад, то необходимо будет столкнуться со злыми врагами, а если пойти вперед – забраться в большую чащу зарослей, где еще темнее и страшнее. Пугало людей и гудение леса от сильного ветра.

Будучи сильными, они могли пойти в бой с теми, что когда-то их победили, но позволить себе умереть и потерять заветы, по которым они жили, эти люди не могли. Поэтому они сидели длинными вечерами, вдыхая смрад болот, и думали, что же сделать. Эти навязчивые изнуряющие думы ослабили их. От слабости родился страх. А потом и трусливые слова изрекли некоторые из этих людей. Хотели пойти к врагу и сдаться, поскольку рабства они уже не боялись.

Молодой красивый парень Данко спас всех. Он изрек слова, что лес должен же где-то иметь конец, поэтому стоит идти. Все пошли за ним, поскольку поверили. Это был очень трудный путь. Лес ставал все гуще и гуще, много людей погибло. Пришло время, когда начали упрекать Данко в его безрассудстве. Гроза еще больше напугала маленьких людей. Стыдясь своего бессилия, они решили согнать зло на Данко. От злости люди превратились в зверей. Сердце Данко любило людей и понимало, что без него они погибнут. Вспыхнуло сердце его огнем, но люди подумали, что это от злости. Понял Данко, что его убьют, поэтому разорвал грудь себе руками, вырвал сердце и поднял его над головой. Очарованные таким поступком, люди пошли дальше за юношей. Они и дальше гибли, но уже без жалоб и слез, понимая, что тот, что впереди, страдает еще больше. Данко привел людей туда, где заканчивался лес. Увидев солнце, реку и широкую степь, Данко обрадовался и засмеялся. А потом умер.

Люди от радости и надежд не заметили, как не стало Данко. Сердце же его продолжало пылать. И лишь один острожный человек заметил сердце и, побаиваясь последствий, наступил на гордое сердце ногой. Рассыпавшись на много искр, оно угасло.

www.allsoch.ru

ДАНКО И ДАНЬКА — сказка от Нехамы Мильсон

«Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, – кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и – умер.

Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло…».

 

Данька дочитал рассказ, и задержал дыхание, чтобы унять бешеный стук сердца о грудную клетку. Словно и его, Данькино, сердце захотело быть вырванным из груди на благо человечеству. Мальчик вытер слезы и подошел к отцу.

— Папа! Я у тебя в шкафу книгу нашел. Героическую!

— “Старуха Изергиль”… ммм интересный выбор. Что же тебе понравилось, Даня?

— Данко. Папа!!! Он жизнью пожертвовал ради людей! Спас свой народ. Вот зачем человеку нужно сердце! — голос мальчика дрожал и срывался.

— Мне жаль разочаровывать тебя сын… Но сердце нужно человеку совсем для другого. А для служения своему народу гораздо больше пользы принесли бы мозги — не сдержал сарказма отец.

 — Нет отец! ты ничего не понимаешь. Ты — дитя осторожного поколения. Бабушка сказала, что ваше поколение — бездушное. Мы будем другими! — закричал мальчишка и выскочил из кабинета отца, хлопнув с размаху дверью.

“Вырос сын. Свое мнение появилось. А ведь и мне нравился Данко в мои десять лет. Если бы не мама, я наверно и не задумался бы…”

Даньку душили злые слезы. Как отец может. Как он не понимает!!! Вырвать сердце, чтобы осветить им путь в темноте… Это же… это…. “больше пользы принесли бы мозги” — сказал отец…. Да, он бывает резким, не всегда понимает Данькиных чувств, но у него есть бесценное преимущество. Отец всегда предельно логичен. А логику Даня уважает. Конечно, папа не прав, и обида на него не куда не делась, но и не задуматься над его словами мальчишка не мог.

Так, разрываемый между логикой и чувствами, он не заметил, как тихая дрема спустилась на его глаза.

…………………………………………….

Дышать в лесу было практически невозможно. Болотные испарения душили, запах сырости, плесени, гнилья вызывал тошноту. А от страха рубашка стала совершенно мокрой, холодный пот скатывался под ней по телу, создавая липкую пленку. Женщины голосили, дети стонали от жажды и лихорадки, мужчины ссорились.

— Мы не справимся. Нужно спасать женщин и детей. Враг коварен, но они не станут убивать беззащитных. Пока мы еще здоровы, они возьмут нас в плен. Потерпим до весны, окрепнем, соберемся с силами и оружием и нападем на них.

— Мы уже пытались воевать с ними и потерпели поражение. Нам не одолеть этой орды. И мы не мирные пленники, мы для них — поверженный враг. Не станут они нас щадить. Убьют всех мужчин и овладеют нашими женами.

— Надо бежать. Лес и болота не могут быть бесконечными, когда-нибудь мы выйдем на сухую землю и сможем разбить новый лагерь

— Но неизвестно, сколько из нас дойдет живыми…

Это отчаяние длилось уже много дней. Дети болели, женщины плакали, мужчины ссорились, а выход так и не находился….

И тогда вышел из толпы смелый  Данко:

— Хватит разговаривать! Будьте мужчинами! Мы должны спасти свой народ. Собирайте женщин и детей, берите запас еды и вперед, будем прокладывать дорогу через лес!

И увидели люди, что как засветилась надежда сквозь темноту густого леса. Эту надежду им давали слова смелого Данко.

Данино сердце снова забилось с бешеной скоростью.

— Я помогу тебе, Данко!

И Даня бросился собирать съестные припасы. Он отобрал у женщин кожаные сумки, не слушая криков протеста, выкинул из них деревянных и глиняных божков, медные украшения и баночки с притираниями. Аккуратно, используя с умом каждый сантиметр пространства, упаковал в сумки теплые одеяла, вяленое мясо, корешки и пакетики с лечебными травами. Потом собрал мох, вложил им изнутри связанную рукавами рубаху, и через этот самодельный фильтр нацедил болотной воды в большой котелок. Вскипятил воду на костре, перелил в глиняный кувшин и поставил кипятить новую порцию.

— Это для детей и больных, — пояснил удивленным соплеменникам. — Остальные будут пить воду просто фильтрованную через рубаху со мхом.

Пока собирался, суетился, отдавал указания, обалдевшим от наглости сопляка мужчинам, он и не заметил, каким странным взглядом смотрит на него Данко.

К утру сборы закончились.

— Веди нас, смелый Данко, — не спуская с кумира восхищенных глаз, сказал Даня.

И Данко повел. Много дней и ночей пробирался народ через непроходимые леса. Сильные мужчины шли впереди, прорубая топорами тропу среди сплетающихся ветвей. Те кто послабее, завершали колонну, оберегая женщин и детей от нападения сзади.

И никто больше не погиб в пути. Потому что еды хватало на всех. А по пути женщины собрали еще съедобных корешков, яблок и ягод. И воды хватало, и перестала болотная лихорадка мучить детей, которым теперь доставалась только чистая вода. А если кто-то заболевал, то старухе-целительнице Даня подавал сумку с аккуратно сложенными целебными травами.

Но путь был длинным, люди устали и начали терять надежду. И роптать начали на Данко:

— Ты завел нас на погибель! Скоро не станет у нас еды, и кончится чистая вода, женщины наши изнемогли, а дети обессилели. Ты глупец, Данко, ты погубил свой народ.

— Вы сказали “Веди”, и я повел вас — оправдывался вождь. — А что сделали вы? Вы только шли как стадо овец. Только шли туда, куда я вел вас.

Но люди продолжали жаловаться. И тьма сгущалась над непроходимой чащей. И болотные испарения поднимались от влажной земли.

И сказал тогда Данко:

— Что сделал я для людей? И что я готов сделать для них?

И поднес он руки к своей груди, готовый вырвать из нее сердце, чтобы осветить своему народу путь.

И в этот момент Даня вдруг совершенно четко осознал, что имел в виду отец, когда сказал ”для служения своему народу гораздо больше пользы принесли бы мозги”. Он с острейшей ясностью увидел, что случится вскоре после подвига Данко. Сердце будет светить не долго, скоро оно упадет в грязь, и кто-то осторожный наступит на него, разбивая его на тысячи голубых искр. А народ останется посреди леса, или на неизвестной его окраине, растерянный, уставший и бессильный без мудрого лидера.

— Стой, Данко, — закричал мальчик. — Не делай этого, твоя смерть не спасет народ.

— Да что ты понимаешь, глупый мальчишка! — накинулся на него Данко. — Ты думаешь твоя глупая суета с упакованными кусками вяленого мяса и лекарственных трав, твоя вареная вода — это то, что спасло людей? Ты хочешь казаться героем? Да ты просто обычный трус, не способный пожертвовать собой ради своего народа. Истинный вождь готов на все ради людей! Я вырву из груди свое сердце, и пусть оно сгорит, освещая путь моему племени!

Данко говорил страстно, глаза его горели героическим огнем. Как прекрасен он был в этот момент. Только не видел красоты своего кумира Даня. Он остервенело тер друг об друга кусочки дерева над сухим мхом. Всю долгую дорогу выглядывал он сухие участки, где собирал эти кусочки древесины и обрывки не подмоченного болотом мха, чтобы при необходимости развести огонь. Но не знал городской мальчик, как это сложно.

— Подожди, Данко, ты только подожди, я сейчас, сейчас, я знаю, это должно сработать. Я в книжке читал, ты главное потерпи еще немного.

И наконец получилось, первые искры упали на мох, он начал тлеть, и наконец загорелся. Данька поджег ото мха большую ветку и вручил Данко. Но поникший Данко не принял от мальчика факел. Он был героем. Он не знал, что ему делать, если подвиг больше не нужен. И Даня с ярко пылающим факелом в руке повел людей дальше. Окраина леса оказалась не так уж близко. Трижды три раза поджигал мальчишка новую ветку от догорающей, а лес все не кончался. Но ничто не длиться вечно. Сырым и промозглым утром они вышли на опушку. И попали в рай. Огромный луг с одной стороны был защищен лесом, с другой высокими горами, под горой протекал чистый ручей, земля казалась жирной и плодородной. Люди наконец напились, приготовили пищу на кострах, отдохнули и смогли приступить к постройке шалашей. И только Данко был не весел. Будто в момент готовности своей вырвать сердце из груди, он и правда потерял насос, качающий через его тело жизнь. Его красивые глаза потухли, звонкий голос — сник. Данко был героем. Он мог умереть за свой народ. Но как жить ради него он не знал.

………………………………………………….

— Папа, — окликнул Данька отца, сидящего с утренней чашкой кофе за кухонным столом.- Ты был прав. Я все понял. Сердце нужно, чтобы любить жизнь. А для служения своему народу гораздо больше пользы приносят мозги.

Автор: Нехама Мильсон

Сайт автора: http://www.reclifing.com/%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%BE-%D0%B8-%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%8C%D0%BA%D0%B0/

VN:F [1.9.13_1145]

Рейтинг: 10.0/10 (10 votes)

ДАНКО И ДАНЬКА — сказка от Нехамы Мильсон, 10.0 out of 10 based on 10 ratings

www.elfikarussian.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о