Содержание

краткое содержание, главные герои :: SYL.ru

А.П. Чехов был известен своими рассказами и пьесами, которые поражали читателей тем, как тонко писатель подмечал особенности человеческой натуры. Для Антона Павловича было важно показать переживания героев и то, как они влияют на их поступки, потому что в первую очередь его интересовала личность, а потом уже все общественные и политические вопросы. В пьесе Чехова «Дядя Ваня», краткое содержание которой представлено ниже, говорится о том, как может переживать человек, когда его представление о личности другого человека полностью меняется.

Действующие лица

Персонажи из «Дяди Вани» Чехова — это простые люди, ничем не выдающиеся, но которые, как и все, радуются и переживают. В пьесе есть два героя, заслуживающих внимание: это профессор Серебряков и его шурин, дядя Ваня. Именно их конфликт занимает центральное место в пьесе. Назовем основных героев произведения:

  • Серебряков Александр Владимирович — профессор в отставке.
  • Елена Андреевна — вторая жена профессора, молодая особа 27 лет.
  • Соня — дочь Серебрякова от первого брака.
  • Войницкая Мария Васильевна — мать первой жены профессора и дяди Вани.
  • Войницкий Иван Петрович — известен в пьесе как дядя Ваня, управляющий имением Серебрякова.
  • Астров Михаил Львович — врач.
  • Телегин Илья Ильич — бедный помещик, приживала у Войницких.
  • Марина — старая няня.

Беседа во время чаепития

Пьеса описывается как «сцены из деревенской жизни в четырех действиях». Все повествование происходит в одном поместье. Писатель рассказывает нам о том, как устроена жизнь вдали от шума и суеты большого города. Все действия разворачиваются в поместье профессора Серебрякова.

Александр Владимирович приезжает туда вместе со своей молодой женой, Еленой Андреевной. Имением управлял его шурин, брат первой жены профессора, Войницкий. Для родных он — просто дядя Ваня. Ему помогает в этом дочь Серебрякова, Соня.

Краткое содержание «Дяди Вани» Чехова начинается с чаепития в имении Войницких. Няня Марина разговаривает с Астровым, врачом, другом Войницкого. Он приехал по просьбе Елены Андреевны, потому что ее муж стал жаловаться на здоровье. Дожидаясь их возвращения с прогулки, Михаил Львович сетует Марине на долю врача. Он рассказывает об антисанитарных условиях в крестьянских избах, о том, как приходится в любое время суток идти к больным.

К ним выходит Войницкий. Он тоже жалуется, но уже на то, что с приездом четы Серебряковых весь его распорядок дня изменился. Дядя Ваня говорит, что он ничего теперь не делает. Только ворчит, ест и спит. Войницкий разочарован в профессоре: раньше он восхищался им и его идеями, а теперь осознал, что Серебряков ничего не сделал существенного.

Дяде Ване непонятно, как его старый шурин может пользоваться успехом у противоположного пола. Войницкий в восхищении от его жены. Дядя Ваня спорит за чаепитием со своей матушкой, потому что она обожает профессора. Елена Андреевна упрекает Войницкого за его несдержанность. Он признается ей в любви, но она отвергает его ухаживания. Иван Петрович призывает ее не разрушать настоящее чувство.

Важные признания

Дальнейшие действия пьесы «Дядя Ваня» Чехова, краткое содержание которой поможет понять смысл и сюжет произведения, продолжаются в столовой Серебряковых. Профессор и его жена живут на доходы с имения его первой жены. После того как Александр Владимирович вышел в отставку и приехал к Войницким, он только ворчит и жалуется на старость и здоровье. Его брюзжание уже раздражает всех, даже его жену.

Только няня Марина жалеет стареющего профессора. Иван Петрович снова признается в своих чувствах к Елене Андреевне, но она отвергает его. Дядя Ваня, Телегин и Астров напиваются и рассуждают о жизни. Соня пытается признаться в любви к Астрову, но он не отвечает ей взаимностью.

Елена Андреевна и Соня откровенно разговаривают. Жена профессора признается, что ее любовь к Серебрякову оказалась лишь иллюзией. Девушка признается ей, что она влюблена во врача, но знает, что она некрасива, поэтому он не любит ее. Елена Андреевна решает ей помочь.

Нарастание конфликта

Вроде бы ничего особенного не происходит с героями пьесы «Дядя Ваня» Чехова. Краткое содержание третьего действия, однако, показывает, что между присутствующими на чаепитии назревает конфликт. Молодая жена профессора понимает, что Войницкий прав. Женщина не чувствует себя счастливой. Выйдя замуж за профессора, прельстясь его ученостью и положением, она не обрела того семейного уюта, которого ждала. Елене хочется настоящего чувства, она влюблена в Астрова.

Она с волнением соглашается поговорить с ним о Соне. Но женщина догадывается, что врач влюблен в нее. Астров подтверждает ее догадки. Он пытается поцеловать женщину: в этот момент их видит дядя Ваня. Елена Андреевна, боясь нравственного осуждения, говорит, что покинет имение вместе с мужем.

Раскрывается личность профессора: он оказывается корыстным и эгоистичным человеком. Ему кажется, что доходы с этого поместья недостаточны, поэтому он решает продать его. Часть денег поместить в банк и жить на проценты. Дядя Ваня в ужасе: куда деваться ему, старушке-матери и Соне? Ведь они столько лет для него трудились, старались побольше денег ему отправить.

Профессор говорит, что позже обдумает это. Соня не может поверить в то, что отец выставляет своих близких родственников на улицу. Потрясенный такой несправедливостью, дядя Ваня два раза стреляет в профессора, но оба раза промахивается.

Отъезд Серебряковых

В последнем действии пьесы Чехова показано, как рушатся все надежды героев на лучшую жизнь. Дядя Ваня пребывает в удрученном состоянии и решается на самоубийство. Поэтому он тайно забирает из аптечки Астрова морфий. Врач обнаруживает пропажу и просит Войницкого вернуть его. Дядя Ваня согласился только благодаря уговорам Сони.

Михаил Львович пытается уговорить Елену Андреевну остаться с ним. Но она не решается на этот поступок из-за книжных идеалов. Елена прощается с дядей Ваней и врачом в теплых чувствах. Войницкий внешне примиряется с профессором. Он обещает присылать ему столько же денег, сколько и раньше.

Все, кроме Телегина, покидают поместье. Расстроенная Соня призывает дядю заняться делами. Иван Петрович жалуется племяннице, что ему тяжело. Тогда девушка произносит свой монолог о том, что их предназначение в том, чтобы трудиться. И потом они будут вознаграждены за свои труды.

Личность дяди Вани

В пьесе Чехова один из центральных персонажей — Иван Петрович. В самом начале читателю показывается, что ранее этот мужчина обладал впечатлительностью, возвышенностью, верой в идеалы. Но постепенно, все больше занимаясь обыденными делами, он черствеет и осознает, что все идеалы — пусты.

В пьесе показано, нарастание внутреннего конфликта героя, который заканчивается его попыткой самоубийства. Войницкий — это разочаровавшийся в жизни человек, но еще не до конца утративший веру в лучшее. В его сердце еще есть справедливость и любовь к ближним, в отличие от его шурина.

Трагедии других героев

В пьесе «Дядя Ваня» А.П. Чехова показано, что не только главный герой стремился улучшить свою жизнь. Елена Андреевна, приняв увлечение за любовь, вышла замуж за эгоистичного и пустого человека. Но она испугалась, что все ее «книжные» устои разрушатся, поэтому не решилась оставить профессора.

Астров — талантливый человек, но из-за непростых условий ему все труднее сохранить свой талант и умение чувствовать. Соня надеялась, что Елена поможет ей в отношениях с Астровым, но та сама в него влюбилась. Все эти герои надеялись на то, что их жизнь улучшится, но эти надежды не сбылись. Поэтому всем остается жить так, как раньше.

Это был краткий анализ произведения «Дядя Ваня» Чехова, в котором показано, как страх человека перед переменами может помешать ему построить счастье. У них были возможности, чтобы поставить себе новые цели, изменить жизнь. Но их надуманные идеалы помешали это осуществить. Также рассказывается и о том, как важно иметь цель и трудиться для ее достижения — тогда помыслы будут чище, а жизнь правильнее.

www.syl.ru

Анализ пьесы Чехова «Дядя Ваня»

Драматургия Чехова — революционный прорыв в истории русского театра. Писатель отошел от классической традиции и начал творить в русле модернизма, экспериментируя с формой и содержанием своих работ. Одним из таких примеров является пьеса, посвященная безотрадной жизни и экзистенциальному бунту Ивана Войницкого.

История создания

В 1889 году драматург пишет комедию «Леший», но вскоре решает коренным образом переделать пьесу. Хотя ее уже поставили в таком виде, и премьера прошла успешно, автора не удовлетворял результат. Чего-то «Лешему» явно не доставало. Так появляется известный нам вариант «Дядя Ваня». Окончательно Чехов завершил работу в 1896 году.

В новом тексте были широко использованы выдержки из дневника Чехова. Он заносил туда наблюдения из жизни, а затем переносил их в художественную явь. Кроме того, он полностью изменил структуру пьесы. Так, с «Лешего» началась история создания «Дяди Вани». «Первый блин» казался ему неудачным произведением, поэтому он сразу же после премьеры снял его с репертуара, и сделал из него нечто новое, самобытное, то, что критики потом назовут «лучшей работой Чехова». Но это будет далеко не сразу. Свежий взгляд автора на театр ругали и не принимали в обществе: постановка «Чайки», например, в том же 1896 году провалилась. После этого писатель решил переделать «Дядю Ваню» в повесть, но замешкался, и ее напечатали уже в виде пьесы. Однако, несмотря на резонансную и неоднозначную карьеру драматурга, к нему начали стекаться предложения о постановке новой комедии.

В героях драмы друзья автора видели реально существующих прототипов. А. Епифанский писал:

В Сумах вам могут указать на героев Чехова… Назовут Соню, профессора Серебрякова, Вафлю…

М. П. Чехов в дочери Серебрякова видел их сестру Марию Павловну. О своих догадках он сообщает в эпистолярном жанре:

 Ах, какая это превосходная пьеса! Насколько не люблю „Иванова“, настолько мне нравится „Ваня“. Какой великолепный конец! И как в этой пьесе я увидел нашу милую, бедную, самоотверженную Машету!

В. Я. Лакшин утверждает, что Серебряков – вылитый народник С. Н. Южаков.

Смысл названия произведения указывает на простоту, обыденность, обыкновенность изображенной трагедии. Иван Петрович так и остался «дядей Ваней», реализовавшись лишь в качестве члена семьи и опекуна племянницы. Только для Сони он существовал, как личность. Все остальные видели его исключительно в качестве приказчика. Герой попросту не заслуживал в их глазах называться как-то иначе. В этом непризнании скрыта психологическая драма главного героя, разрешившаяся выстрелом, промахом и смирением на грани с отчаянием.

Основная проблематика

В пьесе «Дядя Ваня» особенно остро стоит проблема экологии. Авторские взгляды на нее до читателя доносит Астров, тонкий ценитель природы и романтик в душе. Он возмущен тем, что леса вырубаются ради выгоды, а не в пользу людям. От прогресса им не становится лучше: все так же распространен тиф, живут в нищете дети, болеют их матери, а отцы надрываются и умирают на непосильно тяжелой работе. Социальные проблемы населения не решаются, зато финансовые интересы господ удовлетворяются бескомпромиссно.

Герой искренне переживает о гибели прелести всего живого и внутренней красоты души. Между ними он видит нерасторжимую связь. Прогресс сулит лишь комфорт существования, но не энергию жизни, которую люди черпают в природе.

Также очевидна проблема разочарования в идеале и напрасного служения ложной цели. Осознание тщетности поклонения перед ничтожным идолом застигло героя врасплох, причем в возрасте, когда уже ничего нельзя исправить. Он не смог сбросить с себя это служение даже в крайней степени разочарования. Мнимая избранность поработила его волю, и он понял, что жизнь уже не повернуть вспять, значит, и менять ничего не следует. Герой разуверился в себе – и это психологическая проблема, кризис  среднего возраста. Критически оценивая себя, он осознал свое ничтожество и…покорился ему.

Проблема духовной нищеты и практической бездеятельности, присущая дворянскому сословию, тоже не осталась без внимания в комедии «Дядя Ваня». В образах Елены и ее супруга автор изобличает сибаритство и внутреннюю пустоту, которые прикрывает одна кичливость. В таких тонах изображается «опора государства» и «гордость страны», дворянское сословие. Чехов опасается, что такие «опоры» только подтачивают основы государственности и не могут быть полезными своей стране.

Тематика

Смысловое богатство драмы Антона Павловича – уникальная черта его творчества. Поэтому спектр тем, затронутых им в произведении, чрезвычайно широк.

  • Трагическое самопожертвование маленького человека во имя фальши — главная тема «Дяди Вани» Чехова. В этом выражается преемственность в русской литературе, где авторы продолжают описывать глобальные и общечеловеческие вопросы из поколения в поколение. Всего себя отдавали и Акакий Акакиевич из «Шинели», и Самсон Вырин из «Станционного смотрителя», и Макар Девушкин из «Бедных людей» Достоевского. Несчастные и недооцененные судьбы были разбиты, но на восстание осмелился лишь Войницкий Чехова. Он стал раскованнее своих предшественников, но все равно не сумел довести бунт до логического завершения, так как природную робость души ему не перебороть. В этом было бы его нравственное падение.
  • Гибнущая красота и ее особенная эстетика овевают всю книгу. С ней же связана и тема экологии. Леса безжалостно вырубаются, все живое, что находило там пристанище, умирает безвозвратно. Люди вроде Астрова понимают всю чудовищность этого варварского истребления природы, страдают вместе с ней, но ничего не могут поделать.
  • Отношение к природе является для автора показателем духовного богатства. Профессор и ему подобные, кроме себя, ничего не видят. Чехов противопоставляет равнодушие и эгоизм этих слепцов чуткости, естественности и мягкости настоящих людей – Сони, Ивана и Астрова. В них скрыто подлинное душевное благородство, без которого человек погружается в пучину себялюбия и перестает замечать мир вокруг. Теряя способность любить что-то помимо себя, он сеет лишь губительную пустоту вокруг, сравнимую разве что с вырубленным лесом. Ведь природу люди тоже губят от внутренней нищеты.

Действующие лица

Чеховский список персонажей никогда не бывает случайным: в сухом перечне имен и должностей уже скрывается конфликт, уже зарождается драма. Так в «Дяде Ване» профессор контрастирует с «честным приказчиком» Иваном Петровичем.

  1. Серебряков Александр Владимирович — профессор в отставке, отец Сони, когда-то женатый на сестре Ивана.
  2. Софья Александровна (Соня) — племянница Ивана Петровича, дочь профессора, тоже бескорыстно трудящаяся во имя его преуспеяния.
  3. Елена Андреевна — жена Серебрякова, 27 лет. Мачеха Сони.
  4. Войницкая Мария Васильевна — мать Ивана Петровича и бабушка Сони.
  5. Войницкий Иван Петрович — дядя Ваня, шурин профессора и опекун Сони.
  6. Астров Михаил Львович — врач, сосед Войницкого.
  7. Телегин Илья Ильич — разорившийся помещик
  8. Марина — престарелая няня
  9. Работник

Характеристика героев

  1. Дядя Ваня. 48-летний Иван Войницкий — кроткий, добрый и трудолюбивый человек, но благодаря расточительности и эгоизму своего шурина он остался без гроша за душой. Все свои силы он направил на то, чтобы помочь профессору в служении науке. Он верил, что вместе с ним изменяет мир, делает его лучше для людей. Поэтому его смело можно назвать идеалистом, оторванным от реальности. Чем-то его отрешенность от семейных дрязг, мелочности и себялюбия напоминает святость князя Мышкина из «Идиота» Достоевского: оба мужчины предпочитают посвятить себя бескорыстному служению всему живому вне зависимости от его характера. Однако иллюзии Ивана рассеялись, и даже тогда он готов направить оружие на себя. Его нравственный кризис проходит острую стадию безболезненно благодаря целительному влиянию Сонечки, имя которой означает «мудрость» и напоминает нам такую же самоотверженную героиню из «Преступления и наказания» Достоевского.
  2. Соня. Юная дочь Серебрякова – честная труженица вроде своего дяди. Она отказалась от личных радостей и высоких амбиций, свойственных юности, и кропотливо трудилась ради блага отца, который даже не пожелал самостоятельно воспитать ребенка. Но ей не нужно взаимности, ее любовь жертвенна по определению. Повседневность и быт затягивают ее молодость, но добродетель и принципиальность делают Соню красивой изнутри. Девушка мила и рассудительна, явно симпатизирует Астрову, который умеет разглядеть прелесть сердца, а не только смазливость лица.
  3. Профессор Серебряков. Бездеятельный и праздный эгоист. Будучи абсолютно бездарным, он умудряется пускать пыль в глаза, но ничего при этом из себя не представлять. Судьба явно благоволит ему: женщины его любят, семья возвела чуть ли не в ранг божества, а окружающие трепещут перед силой его красноречия. Серебряков сеет вокруг себя пустоту, ведь для созидания ему не хватает способности к любви. У него нет цели, в мире он именно прозябает, паразитируя на трудах других людей. За десятки лет безропотного служения дядя Вани он ни разу не поднял его жалование, ни разу не осведомился о его личных планах. Профессор лишь проматывал все доходы от имения и жаловался на подагру.
  4. Елена Андреевна. Образ Елены косвенно связан с мифом о Елене Троянской, роковая прелесть которой играючи погубила сотни жизней. Так и героиня Чехова опустошает сердца всех мужчин, встречающихся ей на пути. Ее красота — искусственная, праздная, не настоящая, ведь относится только к внешности женщины, а не к ее духовности. В человеке все должно быть прекрасно, говорит Чехов, а Елена этот принцип грубо нарушает, поэтому оказывает тлетворное влияние на обстановку в доме. Она же увлекает Астрова, разрушая его отношения с Соней. В этом любовном треугольнике запечатлена грубая правда жизни: мужчина ошибается, предпочитая прелесть лица красоте души. Разрушительная, роковая, жестокая сила героини сметает и выбрасывает все искреннее и настоящее, но не может создать себе даже слабого подобия этого. Их союз с Астровым обречен на неудачу.
  5. Астров. Этот образ выражает авторскую точку зрения на все происходящее, в его словах скрыты те смысловые акценты, которые Чехов не любил расставлять очевидно. Михаил Львович очень рассудителен и умен, его душа обладает чуткостью к прекрасному. Он физически ощущает гибель красоты, но не может противостоять этой гибели в себе. Встреча с Еленой вырубает его внутренние леса, выкорчевывает его нравственную чистоту с корнем. Так, герой увлекается бездушной женой профессора, и забывает добродетельную Соню, изменяя своим же собственным принципам. Непоследовательность драматург ему не простил, и Астров остается несчастным и разочарованным в себе.

Смысл пьесы

Финал произведения можно назвать безысходным. Все покидают имение, и все возвращается на круги своя: Соня и ее дядя остаются одни, их труд возобновляется в прежнем режиме. Героиня навсегда рассталась с Астровым и смирилась со своим положением вслед за опекуном. Бунт его не дал никаких результатов, напротив, жить с осознанием бессмысленности жизни стало невыносимо.

Что же тогда хотел донести до нас Чехов? Почему не помог, не возвысил своих положительных персонажей над жестокой реальностью? Бунт Ивана даже не подарил читателям ощущения справедливой мести. Но суть финала пьесы заключается в другом: упоминание о «жизни светлой, прекрасной, изящной» должно вдохновить нас оглянуться вокруг и заметить, наконец, тех, кто ее достоин, и вместе с ними делать окружающий мир лучше, чтобы прийти в эту новую жизни обновленными людьми. Множество незаметных тружеников, отдающих всю свою энергию ради счастья других, достойно лучшей доли. Это призыв реализовать справедливость в жизни, пока не поздно, а не в книгах, где кара писателя все равно запоздала: Войницкому уже поздно начинать жить по-другому.

Больше всего автор ценит в человеке способность к созиданию и красоту души, которые невозможны без чистоты помыслов. Только такой гражданин может своим трудом изменить страну к лучшему, только такой семьянин в силах воспитать новых людей в радости и любви, только такая личность способна гармонично развиваться и вдохновлять на прогресс других. К этому надо стремиться каждому из нас.

Новаторство Чехова драматурга

При жизни автора часто упрекали в нарушении устоявшихся канонов театра. Тогда это ставили в вину, а сейчас – превозносят. Например, новаторская композиция в «Дяде Ване» — повествование без разделения пьесы на явления — относится к открытиям Чехова. Ранее драматурги не нарушали композиционного правила оформления и добросовестно формировали список действующих лиц, участвующих в каждом явлении. Так делал и Антон Павлович, но со временем он не побоялся поэкспериментировать с консервативным видом искусства, внеся в русский театр ветер перемен, дух эпохи модернизма, соответствующий времени. Новаторство Чехова-драматурга не было оценено по заслугам при жизни писателя, зато сполна вознаграждено его потомками. Благодаря ему русская литература ни чуть не отставала от общемировой культурной тенденции, даже во многом опережала ее.

Что касается содержания, здесь Чехов тоже отражает новую тенденцию – кризис реализма. В его драмах действие растворяется в повседневности, герои – в бесконечных отступлениях от темы, смысл – в нарочитой абсурдности изображенного бытия. Например, «Дядя Ваня» — про что это? Автором изображена какая-то сумбурная история без морали и финала, где робкий и смирный герой, казалось бы, ни  с того, ни с сего пытается убить родственника и завладеть его женой. С точки зрения логики, это полный бред. Но жизнь гораздо шире того, во что мы пытаемся ее загнать, и человеком порой движут более тонкие и менее очевидные психические процессы, которых мы подчас не в силах понять.

Диалоги, обращенные в никуда, тоже не способствуют пониманию. Герои Чехова говорят, не слыша, отвечая лишь собственным мыслям. Их слова не стоит воспринимать буквально: в них важно именно то, что не сказано. Так же скрыт и настоящий конфликт, ведь персонажи не имеют черно-белой окраски. Таким образом, драматург раскрывает проблемы личности в пьесе «Дядя Ваня» по-новому, не тривиально, заставляя нас острее воспринимать происходящее на сцене и сильнее задумываться над ним.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

literaguru.ru

А.П. Чехов «Дядя Ваня»: описание, герои, анализ пьесы

В 1889 г. Чехов закончил комедию в 4-х действиях под названием «Леший». Опубликована она была в 1890 г. Впоследствии, после создания «Чайки», писатель переделал её в пьесу «Дядя Ваня».

В первоначальном варианте драма «Леший» была поставлена 27/12/1889 г. в Москве, в театре М. М. Абрамовой. Окончательное завершение пьесы произошло в 1896 г. Она уже именовалась «Дядя Ваня» и имела подзаголовок «Сцены из деревенской жизни в четырёх действиях». В 1899 г., когда Чехов был в Ялте туда приходит известие о триумфе его пьесы «Дядя Ваня».

В этой пьесе писатель широко охватывает российскую действительность и описывает духовную жизнь российской интеллигенции. Это удаётся ему благодаря очень точному подбору главных героев. Иван Петрович, доктор Астров, Соня – люди, заботы и интересы которых выходят далеко за пределы узкоэгоистических рамок личной жизни. Жизнь в провинции мрачна, полна безысходности, разочарований, что ещё более усугубляются описанием нищеты жизни простого люда.

В пьесе постоянно звучат лейтмотивы страшной усталости и одиночества. В то же время им противостоят мотивы веры в высокие идеалы романтизма, попытки в одиночку бороться со всеобщей неустроенностью. Иван Петрович и Соня искренне считают, что обеспечивая материально профессора Серебрякова, они, тем самым, служат науке. Доктор Астров составляет карту, отражающую историю взаимоотношений человека и природы, прошлое, настоящее и будущее природы России и эта работа является смыслом его жизни. Провинциальные герои уже сейчас хотят видеть итоги сделанного ими и осознать цель и смысл своей жизни. И у каждого героя есть на этот счёт своя точка зрения.

Анализ пьесы

Сюжет

Сюжетная линия озвучена в самом подзаголовке пьесы «сцены из деревенской жизни». Помещик Иван Петрович Войницкий и его племянница Соня практически всю свою жизнь материально обеспечивают своего зятя и соответственно отца, искренне считая, что таким образом они поддерживают науку в лице научного светила профессора Серебрякова. Однако, с его приездом со своей молодой женой Еленой Андреевной в поместье происходит прозрение. Все эти годы Иван Петрович работал для материального процветания научного ничтожества, который не способен был вообще что-то создать в науке. Влюблённость в Елену Андреевну усугубляют ситуацию. Он осознаёт, что жизнь прошла зря, он ничего не достиг, жизнь растрачена напрасно, что он обманут, так как принёс в жертву свою личную жизнь, семью. Помогая другому, он забыл о себе.

По мере развития сюжета, всё запутывается. Иван Петрович безуспешно влюблён в Елену Андреевну, Елена Андреевна влюблена в Астрова и не без взаимности, Соня безответно влюблена в Астрова. А профессор Серебряков, поселившийся в доме Войницких, порядком уже всем надоел своим брюзжанием и подагрой. Решив поправить свои материальные дела, он на семейном совете предлагает продать имение, купить дачу в Финляндии. Это переполняет чашу терпения Ивана Петровича и он два раза стреляет в профессора, по счастью, мимо. Помирившись со своим родственником, профессор с женой уезжают, а Соня и Иван Петрович возвращаются к своему прежнему занятию, ведению хозяйства поместья. 

Характеристики образов

Центральный образ пьесы – Иван Петрович Войницкий, дядя Ваня. Человек всю жизнь боготворивший своего зятя, почитавший его за научное светило и, в итоге, жестоко разочаровавшийся в нём. Это умный, образованный, глубоко порядочный человек, способный на жертвенность ради другого. Трагедия его в том, что всю свою жизнь он посвятил пустышке. Ничего не добился сам, не завёл семью. Осознание этого гложет его. Состояние его усугубляется безответной любовью  к Елене Андреевне. Его нельзя назвать сильной личностью, ведь даже всё осознав, он не пытается что-то изменить а покорно возвращается к своим счетам. Чем-то он напоминает художника-пейзажиста из «Дома с мезонином». Можно было бы даже предположить, что это он и есть, только постаревший. Та же бездеятельность и  инфантильность при полном понимании и осознании происходящего. Он даже не пытается вырваться из того житейского болота, в которое его затянуло. 

Доктор Михаил Львович Астров один из героев, который привлекает к себе внимание масштабностью своей личности. Наиболее точно характеризует его Елена Андреевна: «…это самый настоящий талант! Смелый, со свободной головой, большим размахом… Посадит дерево и уже представляет, что же произойдет через тысячи лет от этого, он уже видит счастье человечества. Очень редки такие люди, их нужно уважать и любить…». Астров талантлив как врач, практик и мыслитель. Эти качества проявляются в его способности вести хозяйство, лесничество, в котором он навёл должный порядок. Он любит природу и заботится о ней.  Он относится к тому типу людей, которыми должна быть населена Россия. Но, даже он не удовлетворён окружающей действительность и становится беспомощным при столкновении с окружающей действительностью России. Окружающая среда сильнее.

Соня, как и её дядя служила благополучию своего отца. В ней практически нет изьянов, он умна, романтична, жертвенна. Читателю остаётся только додумать, что её безответная любовь к Астрову со временем забудется и она найдёт своё счастье. Потому что на её стороне самое большое преимущество – её молодость.

Елена Андреевна, жена Серебрякова. Женщина очень красивая внешне, умная. Но, как говорит Астров, везде, где она проходит, происходит разрушение. Именно в связи с её характеристикой и говорит он о том, что «в человеке должно быть всё прекрасно, и душа, и лицо, и мысли». К сожалению, всем этим параметрам Елена Андреевна не соответствует. 

И, наконец, отставной профессор Александр Владимирович Серебряков. Личность крайне неприятная во всех отношениях. Начиная от его вечного брюзжания и подагры, которой он всех в доме попросту достал, до его совершеннейшего эгоизма. Нисколько не озаботившись тем, где будут проживать его родная дочь и Иван Петрович, всю свою жизнь обеспечивавший ему безбедное существование, он запросто предлагает продать имение для того, чтобы купить себе дачу в Финляндии. Уже не стоит говорить о том, что как учёный он из себя ничего не представляет, что, в общем-то, явилось причиной разочарования Ивана Петровича. 

В большинстве своих произведений Чехов избегает озвучивания своего отношения к героям и ситуациям, давая возможность читателю самому делать выводы. Но в «Дяде Ване» явно выражена позиция писателя к личности и красоте, которую он озвучил словами Астрова: «В человеческом облике должно все быть прекрасно: и душа, и лицо, и мысли». И ценность этого принципа непреходяща.

xn—-8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

Полное содержание Дядя Ваня Чехов А.П. [1/3] :: Litra.RU

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Полные произведения / Чехов А.П. / Дядя Ваня

    СЦЕНЫ ИЗ ДЕРЕВЕНСКОЙ ЖИЗНИ

     В ЧЕТЫРЕХ ДЕЙСТВИЯХ

    

     ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

     Серебряков Александр Владимирович, отставной профессор.

     Елена Андреевна, его жена, 27-ми лет.

     Софья Александровна (Соня), его дочь от первого брака.

     Войницкая Мария Васильевна, вдова тайного советника, мать первой жены профессора.

     Войницкий Иван Петрович, ее сын.

     Астров Михаил Львович, врач.

     Телегин Илья Ильич, обедневший помещик.

     Марина, старая няня.

     Работник.

     Действие происходит в усадьбе Серебрякова.

     ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

     Сад. Видна часть дома с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит гитара. Недалеко от стола качели. — Третий час дня. Пасмурно.

     Марина (сырая, малоподвижная старушка, сидит у самовара, вяжет чулок) и Астров (ходит возле).

     Марина (наливает стакан). Кушай, батюшка.

     Астров (нехотя принимает стакан). Что-то не хочется.

     Марина. Может, водочки выпьешь?

     Астров. Нет. Я не каждый день водку пью. К тому же душно.

     Пауза.

    Нянька, сколько прошло, как мы знакомы?

     Марина (раздумывая). Сколько? Дай бог память… Ты приехал сюда, в эти края… когда?.. еще жива была Вера Петровна, Сонечкина мать. Ты при ней к нам две зимы ездил… Ну, значит, лет одиннадцать прошло. (Подумав.) А может, и больше…

     Астров. Сильно я изменился с тех пор?

     Марина. Сильно. Тогда ты молодой был, красивый, а теперь постарел. И красота уже не та. Тоже сказать — и водочку пьешь.

     Астров. Да… В десять лет другим человеком стал. А какая причина? Заработался, нянька. От утра до ночи все на ногах, покою не знаю, а ночью лежишь под одеялом и боишься, как бы к больному не потащили. За все время, пока мы с тобою знакомы, у меня ни одного дня не было свободного. Как не постареть? Да и сама по себе жизнь скучна, глупа, грязна… Затягивает эта жизнь. Кругом тебя одни чудаки, сплошь одни чудаки; а поживешь с ними года два-три и мало-помалу сам, незаметно для себя, становишься чудаком. Неизбежная участь. (Закручивая свои длинные усы.) Ишь, громадные усы выросли… Глупые усы. Я стал чудаком, нянька… Поглупеть-то я еще не поглупел, бог милостив, мозги на своем месте, но чувства как-то притупились. Ничего я не хочу, ничего мне не нужно, никого я не люблю… Вот разве тебя только люблю. (Целует ее в голову.) У меня в детстве была такая же нянька.

     Марина. Может, ты кушать хочешь?

     Астров. Нет. В Великом посту на третьей неделе поехал я в Малицкое на эпидемию… Сыпной тиф… В избах народ вповалку… Грязь, вонь, дым, телята на полу, с больными вместе… Поросята тут же… Возился я целый день, не присел, маковой росинки во рту не было, а приехал домой, не дают отдохнуть — привезли с железной дороги стрелочника; положил я его на стол, чтобы ему операцию делать, а он возьми и умри у меня под хлороформом. И когда вот не нужно, чувства проснулись во мне, и защемило мою совесть, точно это я умышленно убил его… Сел я, закрыл глаза — вот этак, и думаю: те, которые будут жить через сто-двести лет после нас и для которых мы теперь пробиваем дорогу, помянут ли нас добрым словом? Нянька, ведь не помянут!

     Марина. Люди не помянут, зато бог помянет.

     Астров. Вот спасибо. Хорошо ты сказала.

     Входит Войницкий.

     Войницкий (выходит из дому; он выспался после завтрака и имеет помятый вид; садится на скамью, поправляет свой щегольской галстук). Да…

     Пауза.

    Да…

     Астров. Выспался?

     Войницкий. Да… Очень. (Зевает.) С тех пор, как здесь живет профессор со своею супругой, жизнь выбилась из колеи… Сплю не вовремя, за завтраком и обедом ем разные кабули, пью вина… не здорово все это! Прежде минуты свободной не было, я и Соня работали — мое почтение, а теперь работает одна Соня, а я сплю, ем, пью… Нехорошо!

     Марина (покачав головой). Порядки! Профессор встает в 12 часов, а самовар кипит с утра, все его дожидается. Без них обедали всегда в первом часу, как везде у людей, а при них в седьмом. Ночью профессор читает и пишет, и вдруг часу во втором звонок… Что такое, батюшки? Чаю! Буди для него народ, ставь самовар… Порядки!

     Астров. И долго они еще здесь проживут?

     Войницкий (свистит). Сто лет. Профессор решил поселиться здесь.

     Марина. Вот и теперь. Самовар уже два часа на столе, а они гулять пошли.

     Войницкий. Идут, идут… Не волнуйся.

     Слышны голоса; из глубины сада, возвращаясь с прогулки, идут Серебряков, Елена Андреевна, Соня и Телегин.

     Серебряков. Прекрасно, прекрасно… Чудесные виды.

     Телегин. Замечательные, ваше превосходительство.

     Соня. Мы завтра поедем в лесничество, папа. Хочешь?

     Войницкий. Господа, чай пить!

     Серебряков. Друзья мои, пришлите мне чай в кабинет, будьте добры! Мне сегодня нужно еще кое-что сделать.

     Соня. А в лесничестве тебе непременно понравится…

     Елена Андреевна, Серебряков и Соня уходят в дом; Телегин идет к столу и садится возле Марины.

     Войницкий. Жарко, душно, а наш великий ученый в пальто, в калошах, с зонтиком и в перчатках.

     Астров. Стало быть, бережет себя.

     Войницкий. А как она хороша! Как хороша! Во всю свою жизнь не видел женщины красивее.

     Телегин. Еду ли я по полю, Марина Тимофеевна, гуляю ли в тенистом саду, смотрю ли на этот стол, я испытываю неизъяснимое блаженство! Погода очаровательная, птички поют, живем мы все в мире и согласии, — чего еще нам? (Принимая стакан.) Чувствительно вам благодарен!

     Войницкий (мечтательна). Глаза… Чудная женщина!

     Астров. Расскажи-ка что-нибудь, Иван Петрович.

     Войницкий (вяло). Что тебе рассказать?

     Астров. Нового нет ли чего?

     Войницкий. Ничего. Все старо. Я тот же, что и был, пожалуй, стал хуже, там как обленился, ничего не делаю и только ворчу, как старый хрен. Моя старая галка, maman, все еще лепечет про женскую эмансипацию; одним глазом смотрит в могилу, а другим ищет в своих умных книжках зарю новой жизни.

     Астров. А профессор?

     Войницкий. А профессор по-прежнему от утра до глубокой ночи сидит у себя в кабинете и пишет. «Напрягши ум, наморщивши чело, всё оды пишем, пишем, и ни себе, ни им похвал нигде не слышим». Бедная бумага! Он бы лучше свою автобиографию написал. Какой это превосходный сюжет! Отставной профессор, понимаешь ли, старый сухарь, ученая вобла… Подагра, ревматизм, мигрень, от ревности и зависти вспухла печенка… Живет эта вобла в именье своей первой жены, живет поневоле, потому что жить в городе ему не по карману. Вечно жалуется на свое несчастья, хотя, в сущности, сам необыкновенно счастлив. (Нервно.) Ты только подумай, какое счастье! Сын простого дьячка, бурсак, добился ученых степеней и кафедры, стал его превосходительством, зятем сенатора и прочее и прочее. Все это неважно, впрочем. Но ты возьми вот что. Человек ровно двадцать пять лет читает и пишет об искусстве, ровно ничего не понимая, в искусстве. Двадцать пять лет он пережевывает чужие мысли о реализме, натурализме и всяком другом вздоре; двадцать пять лет читает и пишет о нем, что умным давно уже известно, а для глупых неинтересно, — значит, двадцать пять лет переливает из пустого в порожнее. И в то же время какое самомнение! Какие претензии! Он вышел в отставку, и его не знает ни одна живая душа, он совершенно неизвестен; значит, двадцать пять лет он занимал чужое место. А посмотри: шагает, как полубог!

     Астров. Ну, ты, кажется, завидуешь.

     Войницкий. Да, завидую! А какой успех у женщин! Ни один Дон-Жуан не знал такого полного успеха! Его первая жена, моя сестра, прекрасное, кроткое создание, чистая, как вот это голубое небо, благородная, великодушная, имевшая поклонников больше, чем он учеников, — любила его так, как могут любить одни только чистые ангелы таких же чистых и прекрасных, как они сами. Моя мать, его теща, до сих пор обожает его, и до сих пор он внушает ей священный ужас. Его вторая жена, красавица, умница — вы ее только что видели — вышла за него, когда уже он был стар, отдала ему молодость, красоту, свободу, свой блеск. За что? Почему?

     Астров. Она верна профессору?

     Войницкий. К сожалению, да.

     Астров. Почему же к сожалению?

     Войницкий. Потому что эта верность фальшива от начала до конца. В ней много риторики, но нет логики. Изменить старому мужу, которого терпеть не можешь, — это безнравственно; стараться же заглушить в себе бедную молодость и живое чувство — это не безнравственно.

     Телегин (плачущим голосом). Ваня, я не люблю, когда ты это говоришь. Ну, вот, право… Кто изменяет жене или мужу, тот, значит, неверный человек, тот может изменить и отечеству!

     Войницкий (с досадой). Заткни фонтан, Вафля!

     Телегин. Позволь, Ваня. Жена моя бежала от меня на другой день после свадьбы с любимым человеком по причине моей непривлекательной наружности. После того я своего долга не нарушал. Я до сих пор ее люблю и верен ей, помогаю, чем могу, и отдал свое имущество на воспитание деточек, которых она прижила с любимым человеком. Счастья я лишился, но у меня осталась гордость. А она? Молодость уже прошла, красота под влиянием законов природы поблекла, любимый человек скончался… Что же у нее осталось?

     Входят Соня и Елена Андреевна; немного погодя входит Мария Васильевна с книгой; она садится и читает; ей дают чаю, и она пьет не глядя.

     Соня (торопливо, няне). Там, нянечка, мужики пришли. Поди, поговори с ними, а чай я сама… (Наливает чай.)

     Няня уходит. Елена Андреевна берет свою чашку и пьет, сидя на качелях.

     Астров (Елене Андреевне). Я ведь к вашему мужу. Вы писали, что он очень болен, ревматизм и еще что-то, а оказывается, он здоровехонек.

     Елена Андреевна. Вчера вечером он хандрил, жаловался на боли в ногах, а сегодня ничего…

     Астров. А я-то сломя голову скакал тридцать верст. Ну, да ничего, не впервой. Зато уж останусь у вас до завтра и, по крайней мере, высплюсь quantum satis*.

     _______________

     * В полную меру (лат.).

     Соня. И прекрасно. Это такая редкость, что вы у нас ночуете. Вы, небось, не обедали?

     Астров. Нет-с, не обедал.

     Соня. Так вот кстати и пообедаете. Мы теперь обедаем в седьмом часу. (Пьет.) Холодный чай!

     Телегин. В самоваре уже значительно понизилась температура.

     Елена Андреевна. Ничего, Иван Иваныч, мы и холодный выпьем.

     Телегин. Виноват-с… Не Иван Иваныч, а Илья Ильич-с… Илья Ильич Телегин, или, как некоторые зовут меня по причине моего рябого лица, Вафля. Я когда-то крестил Сонечку, и его превосходительство, ваш супруг, знает меня очень хорошо. Я теперь у вас живу-с, в этом имении-с… Если изволили заметить, я каждый день с вами обедаю.

     Соня. Илья Ильич наш помощник, правая рука. (Неясно.) Давайте, крестненький, я вам еще налью.

     Мария Васильевна. Ах!

     Соня. Что с вами, бабушка?

     Мария Васильевна. Забыла я сказать Александру… потеряла память… сегодня получила я письмо из Харькова от Павла Алексеевича… Прислал свою новую брошюру…

     Астров. Интересно?

     Мария Васильевна. Интересно, но как-то странно. Опровергает то, что семь лет назад сам же защищал. Это ужасно!

     Войницкий. Ничего нет ужасного. Пейте, maman, чай.

     Мария Васильевна. Но я хочу говорить!

     Войницкий. Но мы уже пятьдесят лет говорим и говорим, и читаем брошюры. Пора бы уж и кончить.

     Мария Васильевна. Тебе почему-то неприятно слушать, когда я говорю. Прости, Жан, но в последний год ты так изменился, что я тебя совершенно не узнаю… Ты был человеком определенных убеждений, светлою личностью…

     Войницкий. О, да! Я был светлою личностью, от которой никому не было светло…

     Пауза.

    Я был светлою личностью… Нельзя сострить ядовитей! Теперь мне сорок семь лет. До прошлого года я так же, как вы, нарочно старался отуманивать свои глаза вашею этою схоластикой, чтобы не видеть настоящей жизни, — и думал, что делаю хорошо. А теперь, если бы вы знали! Я ночи не сплю с досады, от злости, что так глупо проворонил время, когда мог бы иметь все, в чем отказывает мне теперь моя старость!

     Соня. Дядя Ваня, скучно!

     Мария Васильевна (сыну). Ты точно обвиняешь в чем-то свои прежние убеждения… Но виноваты не они, а ты сам. Ты забывал, что убеждения сами по себе ничто, мертвая буква… Нужно было дело делать.

     Войницкий. Дело? Не всякий способен быть пишущим perpetuum mobile, как ваш герр профессор.

     Мария Васильевна. Что ты хочешь этим сказать?

     Соня (умоляюще). Бабушка! Дядя Ваня! Умоляю вас!

     Войницкий. Я молчу. Молчу и извиняюсь.

     Пауза.

     Елена Андреевна. А хорошая сегодня погода… Не жарко…

     Пауза.

     Войницкий. В такую погоду хорошо повеситься…

     Телегин настраивает гитару. Марина ходит около дома и кличет кур.

     Марина. Цып, цып, цып…

     Соня. Нянечка, зачем мужики приходили?..

     Марина. Все то же, опять все насчет пустоши. Цып, цып, цып…

     Соня. Кого ты это?

     Марина. Пеструшка ушла с цыплятами… Вороны бы не потаскали… (Уходит.)

     Телегин играет польку; все молча слушают; входит работник.

     Работник. Господин доктор здесь? (Астрову.) Пожалуйте, Михаил Львович, за вами приехали.

     Астров. Откуда?

     Работник. С фабрики.

     Астров (с досадой). Покорно благодарю. Что ж, надо ехать… (Ищет глазами фуражку.) Досадно, черт подери…

     Соня. Как это неприятно, право… С фабрики приезжайте обедать.

     Астров. Нет, уж поздно будет. Где уж… Куда уж… (Работнику.) Вот что, притащи-ка мне, любезный, рюмку водки, в самом деле.

     Работник уходит.

    Где уж… куда уж… (Нашел фуражку.) У Островского в какой-то пьесе есть человек с большими усами и малыми способностями… Так это я. Ну, честь имею, господа… (Елене Андреевне.) Если когда-нибудь заглянете ко мне, вот вместе с Софьей Александровной, то буду искренно рад. У меня небольшое именьишко, всего десятин тридцать, но, если интересуетесь, образцовый сад и питомник, какого не найдете за тысячу верст кругом. Рядом со мною казенное лесничество… Лесничий там стар, болеет всегда, так что, в сущности, я заведую всеми делами.

     Елена Андреевна. Мне уже говорили, что вы очень любите леса. Конечно, можно принести большую пользу, но разве это не мешает вашему настоящему призванию? Ведь вы доктор.

     Астров. Одному богу известно, в чем наше настоящее призвание.

     Елена Андреевна. И интересно?

     Астров. Да, дело интересное.

     Войницкий (с иронией). Очень!

     Елена Андреевна (Астрову). Вы еще молодой человек, вам на вид… ну, тридцать шесть — тридцать семь лет… и, должно быть, не так интересно, как вы говорите. Все лес и лес. Я думаю, однообразно.

     Соня. Нет, это чрезвычайно интересно. Михаил Львович каждый год сажает новые леса, и ему уже прислали бронзовую медаль и диплом. Он хлопочет, чтобы не истребляли старых. Если вы выслушаете его, то согласитесь с ним вполне. Он говорит, что леса украшают землю, что они учат человека понимать прекрасное и внушают ему величавое настроение. Леса смягчают суровый климат. В странах, где мягкий климат, меньше тратится сил на борьбу с природой и потому там мягче и нежнее человек; там люди красивы, гибки, легко возбудимы, речь их изящна, движения грациозны. У них процветают науки и искусства, философия их не мрачна, отношения к женщине полны изящного благородства…

     Войницкий (смеясь). Браво, браво!.. Все это мило, но не убедительно, так что (Астрову) позволь мне, мой друг, продолжать топить печи дровами и строить сараи из дерева.

     Астров. Ты можешь топить печи торфом, а сараи строить из камня. Ну, я допускаю, руби леса из нужды, но зачем истреблять их? Русские леса трещат под топором, гибнут миллиарды деревьев, опустошаются жилища зверей и птиц, мелеют и сохнут реки, исчезают безвозвратно чудные пейзажи, и всё оттого, что у ленивого человека не хватает смысла нагнуться и поднять с земли топливо. (Елене Андреевне.) Не правда ли, сударыня? Надо быть безрассудным варваром, чтобы жечь в своей печке эту красоту, разрушать то, чего мы не можем создать. Человек одарен разумом и творческою силой, чтобы преумножать то, что ему дано, но до сих пор он не творил, а разрушал. Лесов все меньше и меньше, реки сохнут, дичь перевелась, климат испорчен, и с каждым днем земля становится все беднее и безобразнее. (Войницкому.) Вот ты глядишь на меня с иронией, и все, что я говорю, тебе кажется не серьезным и… и, быть может, это в самом деле чудачество, но, когда я прохожу мимо крестьянских лесов, которые я спас от порубки, или когда я слышу, как шумит мой молодой лес, посаженный моими руками, я сознаю, что климат немножко и в моей власти, и что если через тысячу лет человек будет счастлив, то в этом немножко буду виноват и я. Когда я сажаю березку и потом вижу, как она зеленеет и качается от ветра, душа моя наполняется гордостью, и я… (Увидев работника, который принес на подносе рюмку водки.) Однако… (пьет) мне пора. Все это, вероятно, чудачество, в конце концов. Честь имею кланяться! (Идет к дому.)

     Соня (берет его под руку и идет вместе). Когда же вы приедете к нам?

     Астров. Не знаю…

     Соня. Опять через месяц?..

     Астров и Соня уходят в дом; Мария Васильевна и Телегин остаются возле стола; Елена Андреевна и Войницкий идут к террасе.

     Елена Андреевна. А вы, Иван Петрович, опять вели себя невозможно. Нужно было вам раздражать Марию Васильевну, говорить о perpetuum mobile! И сегодня за завтраком вы опять спорили с Александром. Как это мелко!

     Войницкий. Но если я его ненавижу!

     Елена Андреевна. Ненавидеть Александра не за что, он такой же, как все. Не хуже вас.

     Войницкий. Если бы вы могли видеть свое лицо, свои движения… Какая вам лень жить! Ах, какая лень!

     Елена Андреевна. Ах, и лень, и скучно! Все бранят моего мужа, все смотрят на меня с сожалением: несчастная, у нее старый муж! Это участие ко мне — о, как я его понимаю! Вот как сказал сейчас Астров: все вы безрассудно губите леса, и скоро на земле ничего не останется. Точно так вы безрассудно губите человека, и скоро, благодаря вам, на земле не останется ни верности, ни чистоты, ни способности жертвовать собою. Почему вы не можете видеть равнодушно женщину, если она не ваша? Потому что — прав этот доктор — во всех вас сидит бес разрушения. Вам не жаль ни лесов, ни птиц, ни женщин, ни друг друга…

     Войницкий. Не люблю я этой философии!

     Пауза.

     Елена Андреевна. У этого доктора утомленное, нервное лицо. Интересное лицо. Соне, очевидно, он нравится, она влюблена в него, и я ее понимаю. При мне он был здесь уже три раза, но я застенчива и ни разу не поговорила с ним как следует, не обласкала его. Он подумал, что я зла. Вероятно, Иван Петрович, оттого мы с вами такие друзья, что оба мы нудные, скучные люди! Нудные! Не смотрите на меня так, я этого не люблю.

     Войницкий. Могу ли я смотреть на вас иначе, если я люблю вас? Вы мое счастье, жизнь, моя молодость! Я знаю, шансы мои на взаимность ничтожны, равны нулю, но мне ничего не нужно, позвольте мне только глядеть на вас, слышать ваш голос…

     Елена Андреевна. Тише, вас могут услышать!

     Идут в дом.

     Войницкий (идя за нею). Позвольте мне говорить о своей любви, не гоните меня прочь, и это одно будет для меня величайшим счастьем…

     Елена Андреевна. Это мучительно…

     Оба уходят в дом.

     Телегин бьет по струнам и играет польку; Мария Васильевна что-то записывает на полях брошюры.

     Занавес

     ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

     Столовая в доме Серебрякова. — Ночь. — Слышно, как в саду стучит сторож.

     Серебряков (сидит в кресле перед открытым окном и дремлет) и Елена Андреевна (сидит подле него и тоже дремлет).

     Серебряков (очнувшись). Кто здесь? Соня, ты?

     Елена Андреевна. Это я.

     Серебряков. Ты, Леночка… Невыносимая боль!

     Елена Андреевна. У тебя плед упал на пол. (Кутает ему ноги.) Я, Александр, затворю окно.

     Серебряков. Нет, мне душно… Я сейчас задремал, и мне снилось, будто у меня левая нога чужая. Проснулся от мучительной боли. Нет, это не подагра, скорей ревматизм. Который теперь час?

     Елена Андреевна. Двадцать минут первого.

     Пауза.

     Серебряков. Утром поищи в библиотеке Батюшкова. Кажется, он есть у нас.

     Елена Андреевна. А?

     Серебряков. Поищи утром Батюшкова. Помнится, он был у нас. Но отчего мне так тяжело дышать?

     Елена Андреевна. Ты устал. Вторую ночь не спишь.

     Серебряков. Говорят, у Тургенева от подагры сделалась грудная жаба. Боюсь, как бы у меня не было. Проклятая, отвратительная старость. Черт бы ее побрал. Когда я постарел, я стал себе противен. Да и вам всем, должно быть, противно на меня смотреть.

     Елена Андреевна. Ты говоришь о своей старости таким тоном, как будто все мы виноваты, что ты стар.

     Серебряков. Тебе же первой я противен.

     Елена Андреевна отходит и садится поодаль.

    Конечно, ты права. Я не глуп и понимаю. Ты молода, здорова, красива, жить хочешь, а я старик, почти труп. Что ж? Разве я не понимаю? И, конечно, глупо, что я до сих пор жив. Но погодите, скоро я освобожу вас всех. Недолго мне еще придется тянуть.

     Елена Андреевна. Я изнемогаю… Бога ради молчи.

     Серебряков. Выходит так, что благодаря мне все изнемогли, скучают, губят свою молодость, один только я наслаждаюсь жизнью и доволен. Ну да, конечно!

     Елена Андреевна. Замолчи! Ты меня замучил!

     Серебряков. Я всех замучил. Конечно.

     Елена Андреевна (сквозь слезы). Невыносимо! Скажи, что ты хочешь от меня?

     Серебряков. Ничего.

     Елена Андреевна. Ну, так замолчи. Я прошу.

     Серебряков. Странное дело, заговорит Иван Петрович или эта старая идиотка, Марья Васильевна, — и ничего, все слушают, но скажи я хоть одно слово, как все начинают чувствовать себя несчастными. Даже голос мой противен. Ну, допустим, я противен, я эгоист, я деспот, — но неужели я даже в старости не имею некоторого права на эгоизм? Неужели я не заслужил? Неужели же, я спрашиваю, я не имею права на покойную старость, на внимание к себе людей?

     Елена Андреевна. Никто не оспаривает у тебя твоих прав.

     Окно хлопает от ветра.

    Ветер поднялся, я закрою окно. (Закрывает.) Сейчас будет дождь. Никто у тебя твоих прав не оспаривает.

     Пауза; сторож в саду стучит и поет песню.

     Серебряков. Всю жизнь работать для науки, привыкнуть к своему кабинету, к аудитории, к почтенным товарищам — и вдруг, ни с того, ни с сего, очутиться в этом склепе, каждый день видеть тут глупых людей, слушать ничтожные разговоры… Я хочу жить, я люблю успех, люблю известность, шум, а тут — как в ссылке. Каждую минуту тосковать о прошлом, следить за успехами других, бояться смерти… Не могу! Нет сил! А тут еще не хотят простить мне моей старости!

     Елена Андреевна. Погоди, имей терпение: через пять-шесть лет и я буду стара.

     Входит Соня.

     Соня. Папа, ты сам приказал послать за доктором Астровым, а когда он приехал, ты отказываешься принять его. Это неделикатно. Только напрасно побеспокоили человека…

     Серебряков. На что мне твой Астров? Он столько же понимает в медицине, как я в астрономии.

     Соня. Не выписывать же сюда для твоей подагры целый медицинский факультет.

     Серебряков. С этим юродивым я и разговаривать не стану.

     Соня. Это как угодно. (Садится.) Мне все равно.

     Серебряков. Который теперь час?

     Елена Андреевна. Первый.

     Серебряков. Душно… Соня, дай мне со стола капли!

     Соня. Сейчас. (Подает капли.)

     Серебряков (раздраженно). Ах, да не эти! Ни о чем нельзя попросить!

     Соня. Пожалуйста, не капризничай. Может быть, это некоторым и нравится, но меня избавь, сделай милость! Я этого не люблю. И мне некогда, мне нужно завтра рано вставать, у меня сенокос.

     Входит Войницкий в халате и со свечой.

     Войницкий. На дворе гроза собирается.

     Молния.

    Вона как! Helene и Соня, идите спать, я пришел вас сменить.

     Серебряков (испуганно). Нет, нет! Не оставляйте меня с ним! Нет. Он меня заговорит!

     Войницкий. Но надо же дать им покой! Они уже другую ночь не спят.

     Серебряков. Пусть идут спать, но и ты уходи. Благодарю. Умоляю тебя. Во имя нашей прежней дружбы, не протестуй. После поговорим.

     Войницкий (с усмешкой). Прежней нашей дружбы… Прежней…

     Соня. Замолчи, дядя Ваня.

     Серебряков (жене). Дорогая моя, не оставляй меня с ним! Он меня заговорит.

     Войницкий. Это становится даже смешно.

     Входит Марина со свечой.

     Соня. Ты бы ложилась, нянечка. Уже поздно.

     Марина. Самовар со стола не убран. Не очень-то ляжешь.

     Серебряков. Все не спят, изнемогают, один только я блаженствую.

     Марина (подходит к Серебрякову, нежно). Что, батюшка? Больно? У меня у самой ноги гудут, так и гудут. (Поправляет плед.) Это у вас давняя болезнь. Вера Петровна, покойница, Сонечкина мать, бывало, ночи не спит, убивается… Очень уж она вас любила…

     Пауза.

    Старые что малые, хочется, чтобы пожалел кто, а старых-то никому не жалко. (Целует Серебрякова в плечо.) Пойдем, батюшка, в постель… Пойдем, светик… Я тебя липовым чаем напою, ножки твои согрею… Богу за тебя помолюсь…

     Серебряков (растроганный). Пойдем, Марина.

     Марина. У самой-то у меня ноги так и гудут, так и гудут. (Ведет его вместе с Соней.) Вера Петровна, бывало, все убивается, все плачет… Ты, Сонюшка, тогда была еще мала, глупа… Иди, иди, батюшка…

     Серебряков, Соня и Марина уходят.

     Елена Андреевна. Я замучилась с ним. Едва на ногах стою.

     Войницкий. Вы с ним, а я с самим собою. Вот уже третью ночь не сплю.

     Елена Андреевна. Неблагополучно в этом доме. Ваша мать ненавидит все, кроме своих брошюр и профессора; профессор раздражен, мне не верит, вас боится; Соня злится на отца, злится на меня и не говорит со мною вот уже две недели; вы ненавидите мужа и открыто презираете свою мать; я раздражена и сегодня раз двадцать принималась плакать… Неблагополучно в этом доме.

     Войницкий. Оставим философию!

     Елена Андреевна. Вы, Иван Петрович, образованны и умны и, кажется, должны бы понимать, что мир погибает не от разбойников, не от пожаров, а от ненависти, вражды, от всех этих мелких дрязг… Ваше бы дело не ворчать, а мирить всех.

     Войницкий. Сначала помирите меня с самим собою! Дорогая моя… (Припадает к ее руке.)

     Елена Андреевна. Оставьте! (Отнимает руку.) Уходите!

     Войницкий. Сейчас пройдет дождь, и все в природе освежится и легко вздохнет. Одного только меня не освежит гроза. Днем и ночью, точно домовой, душит меня мысль, что жизнь моя потеряна безвозвратно. Прошлого нет, оно глупо израсходовано на пустяки, а настоящее ужасно по своей нелепости. Вот вам моя жизнь и моя любовь: куда мне их девать, что мне с ними делать? Чувство мое гибнет даром, как луч солнца, попавший в яму, и сам я гибну.

     Елена Андреевна. Когда вы мне говорите о своей любви, я как-то тупею и не знаю, что говорить. Простите, я ничего не могу сказать вам. (Хочет идти.) Спокойной ночи.

     Войницкий (загораживая ей дорогу). И если бы вы знали, как я страдаю от мысли, что рядом со мною в этом же доме гибнет другая жизнь — ваша! Чего вы ждете? Какая проклятая философия мешает вам? Поймите же, поймите…

     Елена Андреевна (пристально смотрит на него). Иван Петрович, вы пьяны!

     Войницкий. Может быть, может быть…

     Елена Андреевна. Где доктор?

     Войницкий. Он там… у меня ночует. Может быть, может быть… Все может быть!

     Елена Андреевна. И сегодня пили? К чему это?

     Войницкий. Все-таки на жизнь похоже… Не мешайте мне, Helene!

     Елена Андреевна. Раньше вы никогда не пили и никогда вы так много не говорили… Идите спать! Мне с вами скучно.

     Войницкий (припадая к ее руке). Дорогая моя… чудная!

     Елена Андреевна (с досадой). Оставьте меня. Это, наконец, противно. (Уходит.)

     Войницкий (один). Ушла…

     Пауза.

    Десять лет тому назад я встречал ее у покойной сестры. Тогда ей было семнадцать, а мне тридцать семь лет. Отчего я тогда не влюбился в нее и не сделал ей предложения? Ведь это было так возможно! И была бы она теперь моею женой… Да… Теперь оба мы проснулись бы от грозы; она испугалась бы грома, а я держал бы ее в своих объятиях и шептал: «Не бойся, я здесь». О, чудные мысли, как хорошо, я даже смеюсь… но, боже мой, мысли путаются в голове… Зачем я стар? Зачем она меня не понимает? Ее риторика, ленивая мораль, вздорные, ленивые мысли о погибели мира — все это мне глубоко ненавистно.

     Пауза.

    О, как я обманут! Я обожал этого профессора, этого жалкого подагрика, я работал на него, как вол! Я и Соня выжимали из этого имения последние соки; мы, точно кулаки, торговали постным маслом, горохом, творогом, сами не доедали куска, чтобы не грошей и копеек собирать тысячи и посылать ему. Я гордился им и его наукой, я жил, я дышал им! Все, что он писал и изрекал, казалось мне гениальным… Боже, а теперь? Вот он в отставке, и теперь виден весь итог его жизни: после него не останется ни одной страницы труда, он совершенно неизвестен, он ничто! Мыльный пузырь! И я обманут… вижу — глупо обманут…

[ 1 ]
[ 2 ]
[ 3 ]

/ Полные произведения / Чехов А.П. / Дядя Ваня

Смотрите также по
произведению «Дядя Ваня»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru

Пьеса «Дядя Ваня»

Расставляя акценты при создании художественного мира спектакля «Дядя Ваня», режиссер во многом исходил из литературного источника. Вспомним: в третьем действии пьесы Астров, рассказывая Елене Андреевне об исчезновении лесов в уезде, говорит, в частности: «В общем, картина постепенного и несомненного вырождения, которому, по-видимому, остается еще каких-нибудь десять-пятнадцать лет, чтобы стать полным <…> если бы на месте этих истребленных лесов пролегли шоссе, железные дороги <…> народ стал бы здоровее, богаче, умнее, но ведь тут ничего подобного!» В том же действии Елена Андреевна, оставшись одна и размышляя о любви Сони к Астрову, замечает: «Я понимаю эту бедную девочку. Среди отчаянной скуки, когда вместо людей кругом бродят какие-то серые пятна, слышатся одни пошлости, когда только и знают что едят, пьют, спят, иногда приезжает он, непохожий на других, красивый, интересный, увлекательный». Эти и подобные им суждения героев пьесы были преобразованы режиссером в развернутый мотив, существенно определивший смыслообразование целого. Как заметили многие рецензенты, спектакль получился в том числе об истаивании жизни, процессе упадка, вырождении и шире — гибели культурной и исторической эпохи и попытке героев выстоять в таких обстоятельствах1.

Болезнью и одновременно попыткой противостоять ей начинается и оканчивается спектакль. В начале спектакля Астров (К. Сморигинас) ставит банки старой няне Марине. В финале с помощью того же средства Соня пытается лечить дядю Ваню.

Признаки вырождения и разрушения жизни обнаруживались в представленном нам мире на разных уровнях. Обеспокоенный состоянием собственного тела, Астров, закатав рукава и брюки, с подозрением ощупывает свои руки и ноги. И Астров, и дядя Ваня (Видас Пяткявичюс), и Вафля (Юозас Поцюс), и даже Соня (Д. Овярайте) и Серебряков (В. Багдонас) на протяжении спектакля неоднократно пытаются поднять гири, явно проверяя собственные мышцы. У всех, кроме профессора, это пока получается.

Трагикомичен в своем поведении дядя Ваня. Когда, например, он, не ощущая своей карикатурности, торжественно подходит к Елене Андреевне с пальмой в кадке, под сенью которой готовится к любовному признанию. Когда, не замечая собственной неопрятности, он снимает в присутствии Елены Андреевны пиджак, оставаясь голым до пояса, со следами от банок. Когда, словно собака, устраивается рядом с диваном, на котором лежит она, а потом остается один, как побитый щенок. Когда пытается устроить дуэль с Серебряковым. И когда отказывается отдать украденный морфий, так что окружающим приходится прибегнуть к насилию над ним.

Патологична, а не просто стара в спектакле Войницкая (Эльвира Жябяртавичюте), с пластикой уродливой, эксцентричной, разваливающейся куклы. Астров, следуя за Войницкой, забавляется тем, что копирует ее жесты. Соглядатаем во многих сценах то и дело оказывается Вафля.

Невостребованным на протяжении всего действия оставалось пианино. Оно звучало лишь при падении на клавиши Вафли или когда по его закрытой крышке то один, то другой герой нервно барабанил пальцами.

Серебряков, будто его постоянно знобит, неизменно появляется в длинном пальто, перчатках, шляпе, с зонтом или тростью. Только зонт и позволяет ему держаться на неестественно подкошенных ногах, которые плохо подчиняются ему, и порой одна из них вдруг самовольно отскакивает. Болезненное лицо напоминает зловещую маску с тонкой ниткой губ или ртом-ямой во время смеха. Признаки его человеческого «вырождения» обнаруживаются и в манере обращаться с Еленой Андреевной. В том, например, как он притягивает жену к себе, зацепив ее за шею ручкой зонта, или хамски бесцеремонно кладет ноги ей на колени. Перед отъездом он, укутанный, обмотанный шалью, в платке и шляпе, механистично поворачивая голову то в одну, то в другую сторону, мало похож на мужчину, пусть и состарившегося.

Елена Андреевна в исполнении Дали Сторик — блестящая красавица с изломанной пластикой, в которой многие критики увидели женщину эпохи модерн, то в ослепительном костюме всадницы, то в не менее красивом облегающем платье (художник по костюмам — Н. Гультяева). «Вывернутость» жизни сказалась и в том, что эта героиня — собственность Серебрякова, который обращается с нею как с вещью. Едва ли не как с вещью обращаются с ней и Астров с Войницким, когда при появлении Елены Андреевны в начале спектакля бросаются чистить ее костюм наездницы, не ограничивая себя в жестах. Лупа, помещенная между Еленой Андреевной и маркой, которую показывает ей Астров, — представляет зрителю лицо героини в измененных пропорциях, расплывшееся, едва ли не обезображенное. А синхронно с этим звучащая реплика Астрова, посвященная гибнущей природе («тут мы имеем дело с вырождением»), невольно оказывается обращенной и к героине.

Двумя патологично толстыми и длинными косами обернулись в спектакле «прекрасные волосы» Сони, которыми обладает ее литературная тезка. Причем они не стелются по спине, а всегда свисают спереди, так что сначала обращаешь внимание именно на них. Не косы украшают героиню, скорее, она существует при них.

«Забавы», как назвал чеховский Астров свои занятия, связанные с окружающей средой, — одна из возможностей героя если не противостоять угрозам природе, то хотя бы обратить внимание на происходящее с ней. У сценического Астрова эти забавы выглядят как странноватая прихоть, которая сама по себе оказывается связанной с темой вырождения. Картограммы героя величиной с почтовые марки приходится брать пинцетом, рассматривая через лупу. Разрушение окружающей среды — один из мотивов, связанных с темой вырождения и упадка. К нему имеет отношение и лесной пейзаж на картине с изображенными на ней редкими и явно нездоровыми деревьями, и оленьи рога, приспособленные под вешалку для шляп (сценограф спектакля — Н. Гультяева).

Гибнущая культурная и историческая эпоха в пьесе представлена прежде всего в образах Войницкого и Астрова. У Някрошюса эти герои претерпели существенную трансформацию.

По мнению К. Рудницкого, «Астров, который часто снимает пиджак и остается в крахмальной белой сорочке <…> поджарый, опрятный, решительный <…> воспринимается в этом спектакле не столько как вдохновенный поэт лесов, сколько как единственный мужчина, достойный любви»2. Однако в ходе действия герой представал перед нами пьяным — на четвереньках, похрюкивающий, покрытый звериной шкурой, в ботинке на одной ноге, с босой второй ступней. В ответ на отказ Елены Андреевны и прощальном поцелуе герой спектакля, в отличие от чеховского персонажа, симулирует самоубийство, падает, а затем как ни в чем не бывало с улыбкой поднимается. Но все это не дискредитирует героя в глазах критика. В этой выходке он видит шутку героя. Больше того. Рудницкий полагает, что, «если бы Некрошюса не остановило уважение к чеховскому тексту, режиссер предпочел бы не розыгрыш, а подлинное самоубийство»3. Не станем обсуждать «уважение к текстам», которое (как критик хорошо знает) не измеряется степенью их неизменности или трансформации в сценическом мире режиссера. Что же до предположения о самоубийстве, то оно противоречит самому факту самоубийства как шутки, которую позволяет себе герой.

Существенно снижение образа Войницкого в сравнении с тем, как трактовали героя в предыдущих постановках пьесы. Вспоминая о спектакле Товстоногова, К. Рудницкий заметил, что уже там мы встречались не с Иваном Петровичем Войницким, каким он был у А. Вишневского в раннем МХТ и позднее у многих других (например, у Б. Добронравова, М. Романова и А. Попова), а с дядей Ваней. Герой О. Басилашвили в товстоноговском спектакле — «человек изношенный», но при этом чувствовалось, что в прошлом у него «была красота, был талант, была недюжинная сила»4. Ничего подобного, «никаких следов былой даровитости и былого щегольства»5, в герое спектакля Някрошюса не обнаруживалось. Это верно. Здесь другое. Перед нами одинокий, глубоко страдающий человек. А почти детские рыдания дяди Вани, которые он не в силах сдержать после отъезда Елены Андреевны, выдают его ощущение мира как окончательно рухнувшего.

Многие обитатели серебряковской усадьбы порой оказывались склонны к грубости, граничащей с насилием, как случилось, например, когда, пытаясь отобрать у дяди Вани склянку с морфием, его валили на пол, зажимая между ножками стула. По мнению Е. Кухты, это сравнимо со сценой «в колонии строгого режима: у заключенного обнаружили холодное оружие <…> Прямое физическое тюремное насилие никак не объяснимо отношениями лиц, участвующих в сцене, это затем только, чтоб нам напомнить о железных прутьях решетки, окружающей сцену жизни»6. Возникшая ассоциация вполне понятна в нашем социальном контексте. Но по отношению к спектаклю она, похоже, внешняя. При всей дружбе сценических Астрова и Войницкого взаимного насилия они не чураются. Названный жест — лишь один из череды многих резких действий, не принятых по отношению к дяде Ване в ходе изъятия у него злосчастной склянки. Не задумываясь, привычно, Астров резко толкнул его так, что тот свалился. Причем это вовсе не удивило Войницкого, судя по всему также привыкшего к подобным действиям. Через мгновение доктор и вовсе заломил ему руки и с помощью Вафли связал их. А сам Войницкий, посаженный на стул, не раздумывая, вполне привычно пихнул ногой доктора. Это, очевидно, тоже в порядке вещей, поскольку Астров никак не отреагировал, разве что резко обернулся. В другой сцене Астров автоматическим жестом плещет в лицо одному из полотеров.

Не брезгуют насилием и другие обитатели и гости имения. Серебряков привычно цепляет крючком трости шею жены. Не говоря о его поведении по отношению к полотерше, чьи ноги, оказавшиеся у него на пути, он может зло поддать собственным ботинком. А Войницкой, например, ничего не стоит стукнуть сына газетой по лицу. Заметим, что в «Чайке» Някрошюса, поставленной совсем в другое время и в другой стране — Италии, совсем с другим контекстом «окружающей сцену жизни», насилие, которое совершил Астров по отношению к Войницкому, повторяет Треплев по отношению к своей матери, когда в сцене их ссоры зажал ее, поваленную на пол, между ножками стула. Эти примеры, которые можно множить, указывая на произведения режиссера вплоть до самых последних, обнаруживают представление Някрошюса о насилии как о чем-то ширящемся, захватывающем мир и становящемся его неотъемлемой составляющей.

Отталкиваясь от ряда сцен пьесы, режиссер развертывает еще одну тему, на которую указали М. Иванова и В. Иванов7. Связанная с попыткой противостоять разрушающемуся миру, она играет не менее важную роль в процессе смыслообразования спектакля.

Существенную метаморфозу по сравнению с чеховской пьесой претерпел в спектакле ночной разговор Астрова и Сони, который происходит во втором действии. Сценические герои в этом эпизоде не едят наскоро, стоя у буфета, как герои пьесы. Впрочем, они вообще не едят, если не считать, что в начале эпизода Астров откусил было кусок хлеба. Герои оказываются по разные стороны небольшой этажерки, на полках которой портрет дяди Вани и будильник. На одной из них Соня зажигает свечу. Вокруг темно. Будто стремясь приблизиться к свече, герои встают на колени. Их голоса усиливаются с помощью невидимых микрофонов. Так возникает эпизод, напоминающий импровизированную исповедь героев друг другу. Что касается дяди Вани, то и он через его портрет, стоящий рядом, тоже оказывается причастным происходящему.

Подобные акты противостояния разрушительному для них ходу времени подарены и другим персонажам. Прежде всего — Астрову, с его неизменно строгим отношением к своей врачебной обязанности. Так, явно подсмеиваясь над Войницкой и, может быть, недолюбливая героиню, он регулярно подходит к ней, чтобы проверить пульс.

Объединение героев в сопротивлении обстоятельствам порой выглядит как совершенно невольное. Так происходит, например, после откровенного разговора Елены Андреевны и Сони. Здесь то одна, то другая окружает ладонями, как рамкой, лицо собеседницы. И когда лицо Сони оказывается между ладоней Елены Андреевны, героини, кажется, неожиданно для себя, начинают вальсировать. Они кружатся и кружатся, словно нет сейчас ни соперниц, ни красавицы, ни дурнушки. Есть две молодые женщины, думающие каждая о своем. Может быть, они в этот момент даже счастливы, в один только этот момент.

Большинство таких эпизодов связано с любовью, стремлением к ней или мечтой о ней. Любовь становится мощным фактором, поддерживающим жизнь героев. «Молнии любви прорезают пространство, высвечивая взволнованные лица Войницкого, Астрова, Сони»8 в сцене первого появления Елены Андреевны. Среди подобных эпизодов назовем и уже упомянутую сцену, когда обретший надежду дядя Ваня устремляется с пресловутой пальмой в кадке к Елене Андреевне. По-своему сопротивлялся ходу своей, казалось бы, бесповоротно потерянной жизни необычный Вафля (в исполнении Ю. Поцюса), которого нередко и справедливо сравнивали с огромным котом. Этот сценический герой, даже живущий не в своем доме, по сути своей человек очень домашний, нежный, необычайно тоскующий по человеческой близости. Он то и дело оказывается где-то рядом, за спинами других обитателей усадьбы Серебрякова, каждого из которых он понимает как никто. Когда же ему удается приблизиться к Елене Андреевне, то он расплывается в улыбке, которая мгновенно выдает, что он, забыв в этот момент обо всем другом, ощущает себя бесконечно счастливым от самой возможности просто находиться рядом с нею.

Однако и само стремление к любви нередко обретало здесь болезненный характер. Например, многих неудержимо притягивали к себе флакончики духов Елены Андреевны, побуждая то и дело припадать к ним или пускаться в бесконечную игру-перестановку пузырьков, как делал тот же Вафля.

Общая попытка пересилить ситуацию возникает и в одном из финальных эпизодов, когда все собираются в ответ на приглашение Серебрякова. Вафля приносит фотоаппарат, все рассаживаются для коллективной фотографии, а затем хором запевают.

1 См., например: Бакутис В. Духовной жаждою томим // Литва. 1987. 4 июня. С. 4; Дмитревская М. Магия мастерства // Смена. 1987. 27 декабря. С. 3. Наиболее развернуто об этом см.: Иванова М., Иванов В. «Дядя Ваня»: конец и начало // Творчество. 1988. № 4. С. 27 – 29.

2 Рудницкий К. Театральные сюжеты. С. 129 – 130.

3 Рудницкий К. Театральные сюжеты. С. 134.

6 Кухта Е. Чехов в театре Эймунтаса Някрошюса // Петербургский театральный журнал. 2002. № 27. С. 22.

7 См.: Иванова М., Иванов В. «Дядя Ваня»: конец и начало. С. 27 – 29.

8 Рудницкий К. Театральные сюжеты. С. 127.

Загрузка…

triada-theatrer.ru

Дядя Ваня, Антон Павлович Чехов – Referaty.com

“Дядя Ваня” – пьеса Антона Павловича Чехова, которая совмещает в себе лирическую, психологическую и художественную части. Автор уделяет много внимания описанию  характеру и переживаниям  главного героя, а сюжету придает второстепенное значение.

Эта пьеса показывает борьбу человека с самим собой. Диалоги в ней простые, а общий стиль повествования  легок для чтения. Мы можем почувствовать атмосферу тишины и спокойствия, несмотря на сложные взаимоотношения героев.

Пьеса состоит из четырех актов, повествование идет ровно, в нем сложно выделить особые кульминационные моменты. Она начинается спокойно и заканчивается тоже спокойно, хотя в сюжете и содержится множество событий. На протяжении всей пьесы автор показывает нам противостояние между героями. Приезд в деревню Серебрякова и его молодой жены Елены можно назвать завязкой действия.

Все герои в пьесе статичные, слабые и меланхоличные. Всю жизнь они ждут перемен, но сами ничего не делают, чтобы изменить хоть что-то. Так они и проводят дни, одинаково, без веселья и новых впечатлений.

Хотя Войницкому и удается на время немного измениться, это не продлилось долго. Вскоре он возвращается к своему привычному однообразному  укладу жизни со своей племянницей Соней. Все герои описываются так, будто они ждут своей смерти, но никто из них не решается на самоубийство.

Чехов показывает характеры героев через диалоги, при этом он ни в чем их не обвиняет, а просто изображает такими, какие они есть. В этой ичстории нет определенной морали, но автор проделал прекрасную работу, показав поведение людей в определенных ситуациях.

Жанр: пьеса

Время: 24 часа одной осенней ночи

Место действия: русская деревня – дом Серебрякова

Дядя Ваня пересказ

Произведение начинается с описания жизни Серебрякова. Он профессор, вышедший на пенсию, имеет свое поместье, доставшееся от первой жены. Из его прошлого мы узнаем, что он получает много денег от этого дома, поэтому он живет праздной жизнью и имеет все, что хочет. Люди, которые его обеспечивали его, гордились им, восхищались умом и  талантом, хотя и не догадывались, какой он на самом деле.

Будучи профессором, он не имел много студентов, а сейчас, выйдя на пенсию, он пытался писать статьи. Но это были мысли о жизни совсем других людей, а не его собственные.

Ему всегда везло в любви, женщины любили его.  От первого брака, в котором его жена рано умерла,  у Серебрякова осталась дочь София, которую все звали просто Соня. Через некоторое время он снова женится, на этот раз на молодой женщине по имени Елена. Он считает, что ее обижает то, что он намного старше, поэтому ему надо доказывать ей, что он тоже имеет право на счастье, несмотря на возраст.

Его дочь Соня молода, но не очень привлекательна. Она смотрит за домом вместе со своим дядей Ваней, братом первой жены Серебрякова. Когда Серебряков с женой приехали в имение, жизнь Сони будто остановилась, ей ничего не хотелось делать. Поначалу она не желала разговаривать с мачехой, но затем им удается найти общий язык.  Соня замечает, что она влюблена в Михаила Львовича Астрова. Астров – доктор, любит выпить, но Соня очень несчастна из-за этого. Она осознает, что не может ничего изменить.

Дядя Ваня – мужчина сорока семи лет, который вдруг осознает, что тратит свою жизнь впустую. Всю жизнь он работал на Серебрякова, но сейчас  видит, что тот только притворяется интеллектуалом, а в реальности он не известен своими работами. Дядя Ваня чувствует себя обманутым за то, что верил ему, злится, что мог бы прожить жизнь совсем по другому. Он не намерен больше с этим мириться.

В имении живет также вдова Мария Васильевна Войницкая, мать первой жены Серебрякова и дяди Вани, Марина, старая няня, которую все считают членом семьи и Телегин, простой работник, помогающий по дому. Он также умеет играть на гитаре, этим он привносит хоть какое-то веселье в дом.

Профессор сообщает всем, что хочет продать имение, а из-за этого Соня и дядя Ваня оказались бы на улице. Дядя Ваня не хочет мириться с этой несправедливостью, поэтому решает застрелить профессора и берет ружье. Выстрелив, он понимает, что промахнулся.  Ему становится стыдно, потому что он влюблен в Елену, которая не обращает на него никакого внимания.

У дяди Вани схожие с Соней чувства. Он теряет веру, не знает, для чего дальше жить. Его пугает факт того, что он еще не слишком пожилой, а что делать с оставшимися годами жизни он не представляет. Несмотря на желание начать новую жизнь, он подавлен тем, что Астров постоянно повторяет, что им некуда больше идти.

Астров – сельский доктор, который начал пить из-за выматывающей работы. Он признает, что у него проблемы с алкоголем, но утверждает, что пьяным он лучше работает. Он одинок, потерян, совсем не ценит себя и не имеет семьи. Его самая большая трагедия в том, что он ничего не чувствует и никого не любит.

Соня была бы для него идеальной женой, но он не испытывал к ней никаких чувств. С другой стороны, он был очень привязан к Елене, у которой есть то, что не было у Астрова – молодость. Он считал, что если они начнут новую жизнь вместе, он снова почувствует себя молодым. Астров много раз просил ее о встрече, но она каждый раз отказывала ему.

Астров осознает, что его жизнь больше не имеет смысла, и решает покинуть деревню. Он сообщает, что вернется весной, но он знает, что этого не произойдет. Врач считает, что лучший способ убить время и забыть о бессмысленности жизни – алкоголь.

Елена – несчастная двадцатисемилетняя девушка. Она – персонаж, вокруг которого и развивается действие пьесы. Главная причина ее несчастья – ее старый, обрюзгший и нервный муж, который не может обеспечить ей хорошую жизнь. Но, несмотря на ненависть к нему, она никогда его не обманывала и не предавала.

Елена никогда не чувствовала себя комфортно в этом имении из-за чувств к ней Астрова и дяди Вани. Дядя Ваня – брат умершей жены ее мужа, а Соня была влюблена в Астрова.

Пьеса заканчивается тем, что Елена с мужем уезжает из имения навстречу другой жизни.

Герои: Серебряков, Елена, Соня, дядя Ваня, Астров, Марина, Телегин.

Анализ персонажей

Дядя Ваня – мужчина сорока семи лет, который понял, что его жизнь проходит впустую. Он влачит жалкое существование со своей племянницей Соней. Он чувствует себя обманутым и преданным, а когда узнал, что профессор захотел продать имение, то попытался его застрелить, но промахнулся. Единственная радость в его жизни – Елена, но она не отвечает ему взаимностью.

Соня – несчастна из-за своей любви к Астрову. Она много работает в имении и, по сути, никогда не жила полной жизнью. У нее не хватает духа что-то изменить, поэтому она находит утешение в вере.

Астров – врач, интеллектуал, застрявший в русской деревне. Он провел всю жизнь в одиночестве, работая. Он безразличен ко всему, кроме Елены, которая не испытывает к нему никаких чувств. Смирился со своей бессмысленной жизнью.

Елена – двадцатисемилетняя девушка, имеет несчастливый брак с человеком намного старше нее. Она смирилась со своей участью и не стремится ничего изменить. Многие мужчины признавались ей в любви, но она хранит верность своему мужу несмотря ни на что.

Серебряков – пожилой профессор, который причинил много горя окружающим его людям. Дядя Ваня и Елена считали его причиной своей несчастной жизни, но Соня все равно любила его. Он уже в возрасте, болеет, поэтому завидует чужой молодости. Он самовлюбленный и требует к себе внимания. Избегает разговоров о своей работе, не имеет больших достижений в жизни.

Антон Павлович Чехов биография

Антон Павлович Чехов – классик литературы, по произведениям которого ставятся спектакли во всем мире.

Родился 29 января 1860 г. в городе Таганрог Екатеринославской губернии в семье купца. После окончания гимназии в 1879 г. поступил в Московский университет на медицинский факультет. В этот период Чехов публикует свои юмористические рассказы под  псевдонимами, самый известный из которых Антоша Чехонте, в различных изданиях. Первый сборник рассказов “Сказки Мельпомены” вышел в свет в 1884 г.

После окончания учебы писатель работает врачом в Звенигороде. В последующие годы он много путешествовал, посетил Крым, Сахалин, где изучал жизнь каторжников ,  Кавказ, продолжая писать. В 1892 г. проживал в Москве, затем в имении Мелихово в Подмосковье. В этот период он написал свои известнейшие произведения, среди которых “Человек в футляре”, “Дама с собачкой”, “Чайка”, “Вишневый сад” и другие.

В 1899 г. Чехов переезжает в Ялту, чтобы поправить свое здоровье, подорванное туберкулезом. Там его посещают Л. Толстой, М. Горький, И. Бунин и другие. В 1901 г. Он женится на актрисе МХТ Ольге Книппер.

Скончался писатель в немецком курорте Баденвейлере, куда приезжал лечиться, 15 июля 1904 г.

www.referaty.com

Чехов, «Дядя Ваня»: краткое содержание по главам

Пьеса «Дядя Ваня», краткое содержание которой полностью передает ее сюжетную линию, была написана Антоном Павловичем Чеховым. Он был не только драматургом и писателем, но и на протяжении всей своей жизни практиковал в медицине. Антон Чехов создал в литературе новое направление, которое позднее переняли многие авторы.

Он считал, что основная задача писателя заключается в том, чтобы не отвечать в своих произведениях на вопросы читателя. А, наоборот, самому задавать их и попутно создавать тему для размышлений.

Начало произведения. Первое действие

Пьеса «Дядя Ваня», краткое содержание которой начинается с описания чаепития в усадьбе, состоит из сцен деревенской жизни. Под старым тополем стоит стол, который накрыли специально для чаепития. Пасмурная осенняя погода.

За столом расположилась пожилая няня Марина, сухонькая старуха Елена Андреевна, супруга профессора Серебрякова, которому и принадлежит имение. Войницкий, или дядя Ваня. Вокруг стола нервно ходит Астров. Вскоре появляется Телегин, которому дали кличку Вафля. Это разорившийся помещик, он живет в усадьбе на правах иждивенца.

Разговоры присутствующих за чаепитием

О чем говорят эти люди, собравшиеся за чаепитием? Пьеса «Дядя Ваня», краткое содержание которой лишь в общих чертах передает настроение всех присутствующих, не стремится анализировать их поступки. Автор только озвучивает мысли каждого своего персонажа, предоставляя читателю самому судить о правильности их рассуждений и действий.

Астров по профессии доктор, и, пока старушка наливает ему чай, он без устали рассказывает ей о трудностях своей работы. Жалуется на антисанитарные условия в избах крестьян, различные эпидемии и из-за этого частые смертельные случаи. Он переживает за российские леса, которые вырубают даже без дела. Однако этот человек не только сочувствует природе, но и находит время, чтобы высаживать новые молодые деревья.

Родной брат первой супруги профессора

Дядя Ваня, который является родным братом первой супруги Серебрякова, ворчит, что с тех пор, как профессор явился в усадьбу со своей второй женой, весь привычный уклад словно перевернулся. Войницкий даже не старается скрыть своей зависти к Серебрякову. Критикует его за постоянные жалобы. Насмехается над тем, что профессор уже четверть века пишет об искусстве, а на самом деле ничего в этом не понимает.

Елене Андреевне, второй супруге профессора, которая значительно моложе мужа, безгранично скучно в этом поместье. Она жалуется на отсутствие каких-либо развлечений. Отрывочные фразы и реплики всех присутствующих не связаны между собой. Нет за столом какого-то общего диалога. Но именно по ним можно судить о том, что пьеса «Дядя Ваня» (краткое описание ее и дальше будет содержать различные диалоги) прежде всего подчеркивает всю напряженность драмы, которую переживают персонажи пьесы. Нет в этом имении ни благополучия, ни спокойствия.

Отношение к профессору окружающих

Мать дяди Вани, Мария Васильевна, очень тепло относится к своему зятю и выговаривает своему сыну за то, что он выражает презрение к профессору. А Войницкий завидует Серебрякову не только из-за его успехов в карьере, но и из-за популярности среди женщин. Более того, ему понравилась молодая супруга профессора.

Но на признания Войницкого Елена Андреевна не отвечает взаимностью, а лишь отмахивается. Она сначала не понимает, чем вызвано такое отношение к ее супругу. Ей кажется, что он такой же, как и все. Так пьеса «Дядя Ваня» Чехова, краткое содержание первой главы которой подошло к концу, описывает своих персонажей. Практически все негативные эмоции сосредотачиваются вокруг профессора.

Страсти накаляются, или Брюзжащий профессор

О чем в дальнейшем повествует в своей пьесе «Дядя Ваня» Чехов? Краткое содержание теперь полностью посвящено Серебрякову. С каждой проходящей минутой чувствуется, как вокруг этого человека сгущается атмосфера ненависти и вражды. Он раздражает буквально всех. И теперь даже собственную супругу, которая как-то позабыла, что он такой же, как и все.

Профессор постоянно жалуется на разнообразные болезни. Требует тщательного ухода за ним. Войницкий окончательно понимает, насколько мелочен его родственник. Он вспоминает все то время, которое они вместе со своей племянницей Сонечкой, которая тоже живет в усадьбе, работали на него. Зачастую отказывая себе в чем-либо, старались отправить Серебрякову как можно больше денег, заработанных на имении.

Невозможно скрыть эмоции

Краткое содержание «Дяди Вани» показывает, насколько негативная обстановка сложилась в поместье. У всех персонажей накопилось столько эмоций внутри, что они просто не в силах уже сдерживать их. Астров напился и начал бранить всю российскую жизнь.

Он вдруг заговорил о том, как прекрасна Елена Андреевна и душой, и телом, и мыслями. Но, по его мнению, она ведет совершенно неправильный образ жизни, паразитируя за счет собственного супруга. Красота этой женщины влечет доктора. Сонечка, в свою очередь, рассказывает мачехе о своих нежных чувствах к Астрову. Так разгораются страсти в пьесе «Дядя Ваня». Краткое содержание второй главы именно на этом и подходит к концу.

Кипение чувств вокруг супруги Серебрякова

Соня замечает, как дядя Ваня словно тень бродит за ее мачехой, да и доктор Астров забросил медицинскую практику, даже леса, которые так его волновали. Елена Андреевна предлагает девушке поговорить с Астровым о своих чувствах и даже сама стремится выведать о его отношении к своей падчерице.

Но доктор не замечает этого. Он, наоборот, начинает рассказывать Елене о своей любви к ней. Пытается поцеловать ее. Свидетелем этой сцены становится Войницкий. Дядя Ваня не только смущен, но и в какой-то степени даже испуган. Женщина хочет покинуть имение. Таким образом, краткое содержание «Дяди Вани» раскрывает все тайные чувства персонажей.

Имение будет продано, или Как жить дальше его обитателям

Профессор собрал всех обитателей имения и объявил, что собирается продать его. Он вложит деньги в ценные бумаги, которые и обеспечат им с супругой дальнейшее безбедное существование. Что хотел показать этим в своей пьесе «Дядя Ваня» Чехов?

Краткое содержание не передает в точности все высказывания персонажей, но, исходя из самой новости, которую сообщил профессор, можно сделать вывод, насколько этот персонаж мелочен и эгоистичен. Он даже не подумал о том, где будут жить его дочь Сонечка и Войницкий.

Хотя есть немаловажный факт, о котором упомянул автор. Это то, что сама усадьба принадлежит Соне. Она досталась ей в наследство от матери. Краткое содержание книги «Дядя Ваня» не может не упомянуть о реакции основных персонажей на это заявление профессора.

Выстрел, или Заключительные события произведения

Войницкий просто вскипел от такого решения Серебрякова. Он наконец высказывает профессору все, что накопилось за долгое время. Начался грандиозный скандал. В течение которого дядя Ваня не сдержался и выстрелил в надоевшего ему профессора Серебрякова. Но, к счастью, промахнулся.

Чем же заканчивается произведение «Дядя Ваня» Чехова? Краткое содержание подходит к концу, и остается описать только последнюю сцену, во время которой Астров и Войницкий рассуждают о своих жизнях. Профессор вместе с супругой собирается в Харьков. В имении все остается по-прежнему. Дядя Ваня и Соня занимаются запущенным хозяйством. Девушка также мечтает о лучшей жизни.

fb.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о