Есенин Сергей — Я спросил сегодня у менялы. Слушать онлайн

Я спросил сегодня у менялы,
Что дает за полтумана по рублю,
Как сказать мне для прекрасной Лалы
По-персидски нежное «люблю»?

Я спросил сегодня у менялы
Легче ветра, тише Ванских струй,
Как назвать мне для прекрасной Лалы
Слово ласковое «поцелуй»?

И еще спросил я у менялы,
В сердце робость глубже притая,
Как сказать мне для прекрасной Лалы,
Как сказать ей, что она «моя»?

И ответил мне меняла кратко:
О любви в словах не говорят,
О любви вздыхают лишь украдкой,
Да глаза, как яхонты, горят.

Поцелуй названья не имеет,
Поцелуй не надпись на гробах.
Красной розой поцелуи веют,
Лепестками тая на губах.

От любви не требуют поруки,
С нею знают радость и беду.
«Ты — моя» сказать лишь могут руки,
Что срывали черную чадру.

1924

читает С.Никоненко

Лирическая система Сергея Александровича Есенина скрепляется образом лирического героя. Этот образ чрезвычайно эмоционален, противоречив, ему свойственны и тончайшие, нежнейшие движения души, и в то же время слава скандалиста и хулигана его, как известно, не обошла. При этом мы твердо уверены, что лирический герой и автор – это одно и то же лицо, или, по крайней мере, лирический герой Есенина близок самому автору. И не без оснований. В творчестве Есенина, как и многих других поэтов, лирический герой не просто связан тесными узами с автором, его мироотношением, духовно-биографическим опытом, манерой речевого поведения, но оказывается очень часто от него неотличимым. Это качество является родовой особенностью лирики: лирика в основном автопсихологична.

К лирическому герою Есенина это относится в полной мере. «Судьба» лирического героя Есенина стала отражением судеб, мыслей, чувств, настроений, ожиданий многих и многих его современников. И не только современников. Есенин, несмотря на кажущуюся внешнюю простоту и доступность, наверное, один из самых сложных русских поэтов ХХ века. Может быть, потому, что он один из самых «русских» поэтов, глубоко укорененных в национальной русской психологии. И именно ныне, когда творчество Есенина рассматривается в широком философском, психологическом контексте, приходит понимание особенностей его поэзии, специфики его лирического героя: «Несомненно, что Есенин – не просто крестьянский поэт, но и поэт национально-космического уровня, ибо подтекст и дух его поэзии ведет в изначальный космос русской души», – Ю. Мамлеев

Поэзия Есенина – одна из самых автобиографичных и автопсихологичных в русской литературе, практически все стихотворения поэта пронизаны автобиографическими мотивами. Есенин говорил: «Что касается “автобиографических сведений”, – они в моих стихах». Этот герой родился и вырос в деревне, в мире природы, и потому ему дорого все природное. Затем он отрывается от своей «малой родины», уходит в город, который оказывается для него «чужим миром». Тускнеет яркий и многоцветный мир поэзии Есенина: «Тех волос золотое сено // Превращается в серый цвет…» («Я усталым таким еще не был»). Характерно, что в поэзии Есенина почти нет городских пейзажей. В городе Поэт не находит себе места, мечтает, как блудный сын, возвратиться: «Я вернусь, когда раскинет ветви // По-весеннему наш белый сад» («Письмо матери»), – вылечить душу слиянием с природой. Но и деревня изменилась, стала другой. А когда он пытается измениться сам, приспособиться к жизни в большом и чужом для него мире, то становится смешным, ненужным и в конце концов погибает, пережив кризис веры.

«Трудно найти во всей русской поэзии пример такой погруженности в себя, сосредоточенности лирического поэта на своем внутреннем мире. В этом и великое достоинство Есенина-лирика и источник его слабостей и страданий»4. Великое достоинство, потому что душа, судьба каждого человека не менее важна и поучительна, чем судьба целого государства. Источник слабостей и страданий, потому что чувства и переживания героя гипертрофируются, как бы изолируются от мира, и поведенческие реакции во многом перестают быть адекватными. Как следствие, героем овла- девает тревога, меланхолия, чреватые психологическим срывом.

Все есенинское творчество представляет собой как бы лирической автобиографический роман, героем которого является образ Поэта – поэта мира древнего, «деревянного», деревенского. Трагедия Есенина – это трагедия русского человека, вобравшего в себя и поэтически выразившего народные представления об идеальной стране мужицкого счастья – «Инонии». Когда же утопический характер этой мечты обнажился, наступил кризис веры, жить дальше стало бессмысленно. Автобиографизм и автопсихологизм лирического героя поэзии Есенина, в частности, позволяет расценивать в качестве «аргументов» в решении спора об убийстве или самоубийстве поэта поэтические произведения самого Есенина. А в стихах его мотив смерти звучит постоянно, и он усиливается по мере приближения поэта к трагическому финалу его жизни. Само слово «смерть» встречается в его поэзии около 400 раз. Можно утверждать, что Есенин предвидел свою «черную гибель» (как и М.Ю. Лермонтов). И можно также утверждать, что источник драмы лирического героя лежит не в сфере социальной и идеологической, а в сфере психологической, «мифотворческой», том идеальном для Есенина образе России, который не выдержал испытания действительностью.

teatr.audio

Анализ стихотворения «Я спросил сегодня у менялы» Сергея Есенина

  1. Анализ стихотворений русских поэтов
  2. Сергей Есенин
  3. Я спросил сегодня у менялы

В 1924 году Сергей Есенин побывал в Азербайджане, в результате чего появился цикл лирических произведений под общим названием «Персидские мотивы». В него вошло и стихотворение «Я спросил сегодня у менялы…» — легкое, пронзительное и наполненное романтизмом, которые не свойственны лирике поэта последнего периода.

Не секрет, что на создание этого цикла Есенина вдохновила Шаганэ Тальян-Тертарьян, обычная школьная учительница, за которой поэт галантно ухаживал и на каждом свидании читал ей свои новые стихи. Его избранница не отвечала взаимностью, так как совсем недавно похоронила мужа. Однако Есенин был ей интересен как прекрасный и остроумный собеседник, а его стихи производили на женщину неизгладимое впечатление.

О том, что испытывал к Шагане сам поэт, нетрудно догадаться из стихотворения «Я спросил сегодня у менялы…», в котором его избранница представлена в образе загадочной Лалы. Именно ей он пытается объясниться в любви и просит совета у старого персидского менялы, как подобрать слова, чтобы девушка его смогла понять.

«Как сказать мне для прекрасной Лалы по-персидски нежное «люблю»?», — допытывается автор, а также пробует выяснить у уличного менялы, как звучат на этом древнем языке такие важные слова, как «поцелуй» и «моя». Однако убеленный сединами собеседник поэта убежден, что если человек по-настоящему любит, то не нужно пытаться выражать свои чувства словами. «О любви вздыхают лишь украдкой, да глаза, как яхонты, горят», — считает мудрец. По его мнению, нельзя выразить словами такое понятие, как поцелуй. Ведь слово способно превратить его в надгробную надпись, своеобразный памятник вечной, но мертвой любви. А когда чувства глубоки и искренни, то «красной розой поцелуи веют, лепестками тая на губах».

Все без исключения мужчины являются собственниками, поэтому назвать женщину своей для них – это вопрос принципа и чести. Однако Есенин обладает удивительной широтой взглядов, считая, что женщина имеет точно такую же внутреннюю свободу. Поэтому прежде, чем назвать ее своей, нужно убедиться, разделяет ли она подобную точку зрения. Но слова и в этом случае будут бессильны, так как «ты моя» сказать лишь могут руки, что срывали черную чадру».

Таким образом, поэт проводит четкую грань между словами и чувствами, которые должны говорить сами за себя. Нарушив это простое правило, человек теряет то самое важное и сокровенное в своей жизни, что принято называть любовью.

Анализы других стихотворений


* * *

 

Я спросил сегодня у менялы,

Что даёт за полтумана по рублю,

Как сказать мне для прекрасной Лалы

По–персидски нежное «люблю»?

 

Я спросил сегодня у менялы,

Легче ветра, тише Ванских струй,

Как назвать мне для прекрасной Лалы

Слово ласковое «поцелуй»?

 

И ещё спросил я у менялы,

В сердце робость глубже притая,

Как сказать мне для прекрасной Лалы,

Как сказать ей, что она «моя»?

 

И ответил мне меняла кратко:

О любви в словах не говорят,

О любви вздыхают лишь украдкой,

Да глаза, как яхонты, горят.

 

Поцелуй названья не имеет,

Поцелуй не надпись на гробах.

Красной розой поцелуи рдеют,

Лепестками тая на губах.

 

От любви не требуют поруки,

С нею знают радость и беду.

«Ты – моя» сказать лишь могут руки,

Что срывали чёрную чадру.

 

1924


  1. Анализ стихотворений русских поэтов
  2. Сергей Есенин
  3. Я спросил сегодня у менялы

45parallel.net

Текст песни Сергей Есенин — Я спросил сегодня у менялы перевод, слова песни, видео, клип

Я спросил сегодня у менялы,

Что дает за полтумана по рублю,

Как сказать мне для прекрасной Лалы

По-персидски нежное «люблю»?

Я спросил сегодня у менялы

Легче ветра, тише Ванских струй,

Как назвать мне для прекрасной Лалы

Слово ласковое «поцелуй»?

И еще спросил я у менялы,

В сердце робость глубже притая,

Как сказать мне для прекрасной Лалы,

Как сказать ей, что она «моя»?

И ответил мне меняла кратко:

О любви в словах не говорят,

О любви вздыхают лишь украдкой,

Да глаза, как яхонты, горят.

Поцелуй названья не имеет,

Поцелуй не надпись на гробах.

Красной розой поцелуи веют,

Лепестками тая на губах.

От любви не требуют поруки,

С нею знают радость и беду.

«Ты — моя» сказать лишь могут руки,

Что срывали черную чадру.

I asked today at the money-changers ,

 What makes for poltumana ruble ,

 How to tell me for the lovely Lala

 Persian gentle «love» ?

 I asked today at the money-changers

 Easier to wind, quieter Van jets

 How to call me for a lovely Lala

 Gentle word «kiss» ?

 And I asked the moneychangers ,

 In the heart of timidity deeper though

 How to tell me for the lovely Lala ,

 How to tell her that she is «my» ?

 And he answered me briefly changed :

 About Love, words can not say ,

 About love sigh only furtively ,

 Yes eyes like sapphires , burn.

 Kiss the name has no

 Kiss is not the inscription on the tombs.

 Red rose wafted kisses ,

 Concealing petals on the lips .

 Of love does not require bail

 With her know the joy and trouble.

 » You — my » can only say hands

 That tore the black veil.

songspro.ru

Текст песни Есенин — Я спросил сегодня у менялы… перевод, слова песни, видео, клип

Я спросил сегодня у менялы,

Что дает за полтумана по рублю,

Как сказать мне для прекрасной Лалы

По-персидски нежное «люблю»?

Я спросил сегодня у менялы

Легче ветра, тише Ванских струй,

Как назвать мне для прекрасной Лалы

Слово ласковое «поцелуй»?

И еще спросил я у менялы,

В сердце робость глубже притая,

Как сказать мне для прекрасной Лалы,

Как сказать ей, что она «моя»?

И ответил мне меняла кратко:

О любви в словах не говорят,

О любви вздыхают лишь украдкой,

Да глаза, как яхонты, горят.

Поцелуй названья не имеет.

Поцелуй не надпись на гробах.

Красной розой поцелуи веют,

Лепестками тая на губах.

От любви не требуют поруки,

С нею знают радость и беду.

«Ты моя» сказать лишь могут руки,

Что срывали черную чадру.

1924

I asked today at the money-changers,
 What makes for poltumana ruble,
 How to tell me for the lovely Lala
 According to Persian gentle «love»?

I asked today at the money changers
 Lighter wind, quieter Van jets
 What do you call me to the beautiful Lala
 Word affectionate «kiss»?

And I asked the money-changers,
 At the heart of timidity deeper though
 How to tell me for the lovely Lala,
 How to tell her that she is «my»?

And he answered me briefly changed:
 About love in words not spoken,
 About love sigh only by stealth,
 Yes eyes like sapphires, burn.

Kiss The name does not matter.
 Kiss is not the writing on the tombs.
 Red rose blowing kisses,
 Taya petals on the lips.

From love does not require bail,
 With her know the joy and trouble.
 «You are mine» can only say hands
 What tore the black veil.

1924

songspro.ru

Есенин Сергей — Я спросил сегодня у менялы. Слушать онлайн

Я спросил сегодня у менялы,
Что дает за полтумана по рублю,
Как сказать мне для прекрасной Лалы
По-персидски нежное «люблю»?

Я спросил сегодня у менялы
Легче ветра, тише Ванских струй,
Как назвать мне для прекрасной Лалы
Слово ласковое «поцелуй»?

И еще спросил я у менялы,
В сердце робость глубже притая,
Как сказать мне для прекрасной Лалы,
Как сказать ей, что она «моя»?

И ответил мне меняла кратко:
О любви в словах не говорят,
О любви вздыхают лишь украдкой,
Да глаза, как яхонты, горят.

Поцелуй названья не имеет,
Поцелуй не надпись на гробах.
Красной розой поцелуи веют,
Лепестками тая на губах.

От любви не требуют поруки,
С нею знают радость и беду.
«Ты — моя» сказать лишь могут руки,
Что срывали черную чадру.

1924

Лирическая система Сергея Александровича Есенина скрепляется образом лирического героя. Этот образ чрезвычайно эмоционален, противоречив, ему свойственны и тончайшие, нежнейшие движения души, и в то же время слава скандалиста и хулигана его, как известно, не обошла. При этом мы твердо уверены, что лирический герой и автор – это одно и то же лицо, или, по крайней мере, лирический герой Есенина близок самому автору. И не без оснований. В творчестве Есенина, как и многих других поэтов, лирический герой не просто связан тесными узами с автором, его мироотношением, духовно-биографическим опытом, манерой речевого поведения, но оказывается очень часто от него неотличимым. Это качество является родовой особенностью лирики: лирика в основном автопсихологична.

К лирическому герою Есенина это относится в полной мере. «Судьба» лирического героя Есенина стала отражением судеб, мыслей, чувств, настроений, ожиданий многих и многих его современников. И не только современников. Есенин, несмотря на кажущуюся внешнюю простоту и доступность, наверное, один из самых сложных русских поэтов ХХ века. Может быть, потому, что он один из самых «русских» поэтов, глубоко укорененных в национальной русской психологии. И именно ныне, когда творчество Есенина рассматривается в широком философском, психологическом контексте, приходит понимание особенностей его поэзии, специфики его лирического героя: «Несомненно, что Есенин – не просто крестьянский поэт, но и поэт национально-космического уровня, ибо подтекст и дух его поэзии ведет в изначальный космос русской души», – Ю. Мамлеев

Поэзия Есенина – одна из самых автобиографичных и автопсихологичных в русской литературе, практически все стихотворения поэта пронизаны автобиографическими мотивами. Есенин говорил: «Что касается “автобиографических сведений”, – они в моих стихах». Этот герой родился и вырос в деревне, в мире природы, и потому ему дорого все природное. Затем он отрывается от своей «малой родины», уходит в город, который оказывается для него «чужим миром». Тускнеет яркий и многоцветный мир поэзии Есенина: «Тех волос золотое сено // Превращается в серый цвет…» («Я усталым таким еще не был»). Характерно, что в поэзии Есенина почти нет городских пейзажей. В городе Поэт не находит себе места, мечтает, как блудный сын, возвратиться: «Я вернусь, когда раскинет ветви // По-весеннему наш белый сад» («Письмо матери»), – вылечить душу слиянием с природой. Но и деревня изменилась, стала другой. А когда он пытается измениться сам, приспособиться к жизни в большом и чужом для него мире, то становится смешным, ненужным и в конце концов погибает, пережив кризис веры.

«Трудно найти во всей русской поэзии пример такой погруженности в себя, сосредоточенности лирического поэта на своем внутреннем мире. В этом и великое достоинство Есенина-лирика и источник его слабостей и страданий»4. Великое достоинство, потому что душа, судьба каждого человека не менее важна и поучительна, чем судьба целого государства. Источник слабостей и страданий, потому что чувства и переживания героя гипертрофируются, как бы изолируются от мира, и поведенческие реакции во многом перестают быть адекватными. Как следствие, героем овла- девает тревога, меланхолия, чреватые психологическим срывом.

Все есенинское творчество представляет собой как бы лирической автобиографический роман, героем которого является образ Поэта – поэта мира древнего, «деревянного», деревенского. Трагедия Есенина – это трагедия русского человека, вобравшего в себя и поэтически выразившего народные представления об идеальной стране мужицкого счастья – «Инонии». Когда же утопический характер этой мечты обнажился, наступил кризис веры, жить дальше стало бессмысленно. Автобиографизм и автопсихологизм лирического героя поэзии Есенина, в частности, позволяет расценивать в качестве «аргументов» в решении спора об убийстве или самоубийстве поэта поэтические произведения самого Есенина. А в стихах его мотив смерти звучит постоянно, и он усиливается по мере приближения поэта к трагическому финалу его жизни. Само слово «смерть» встречается в его поэзии около 400 раз. Можно утверждать, что Есенин предвидел свою «черную гибель» (как и М.Ю. Лермонтов). И можно также утверждать, что источник драмы лирического героя лежит не в сфере социальной и идеологической, а в сфере психологической, «мифотворческой», том идеальном для Есенина образе России, который не выдержал испытания действительностью.

teatr.audio

Есенин Сергей — Я спросил сегодня у менялы. Слушать онлайн

Я спросил сегодня у менялы,
Что дает за полтумана по рублю,
Как сказать мне для прекрасной Лалы
По-персидски нежное «люблю»?

Я спросил сегодня у менялы
Легче ветра, тише Ванских струй,
Как назвать мне для прекрасной Лалы
Слово ласковое «поцелуй»?

И еще спросил я у менялы,
В сердце робость глубже притая,
Как сказать мне для прекрасной Лалы,
Как сказать ей, что она «моя»?

И ответил мне меняла кратко:
О любви в словах не говорят,
О любви вздыхают лишь украдкой,
Да глаза, как яхонты, горят.

Поцелуй названья не имеет,
Поцелуй не надпись на гробах.
Красной розой поцелуи веют,
Лепестками тая на губах.

От любви не требуют поруки,
С нею знают радость и беду.
«Ты — моя» сказать лишь могут руки,
Что срывали черную чадру.

1924

МИХАИЛ БАЛАШОВ
Годы неутомимого творческого труда, поисков, вдохновения отдал искусству художественного слова Сергей Михайлович Балашов, замечательный артист и большой, тонкий художник, создатель оригинального жанра — «театра одного актера».

Лирический герой Есенина отличается противоречивостью и стихийностью в проявлении чувств. Он и в других возбуждал противоречивые чувства, и сам был раздираем противоречивыми страстями. Есенин – поэт безоглядности и удали, бескомпромиссности и максимализма: «Здравствуй, ты, моя черная гибель, я навстречу тебе выхожу!» Для него характерны крайности, неостуженность суждений, оценок и образов. Если тоска, то «разгульная», если чувства, то «буйные», сердце – «сумасшедшее». Поэт говорит о своей душе как о «поле безбрежном»: «Несказанное, синее, нежное…» Широта натуры Есенина, предельная открытость перед людьми, щедрость, с какой он расточал себя, разбрасывая пригоршнями сокровища своей души, ставили его в положение полной незащищенности. Выплескивая всю душу в слова, обнажая свое кровоточащее сердце, поэт словно исповедуется от стиха к стиху. В лирической исповеди он очищается и очищает своих читателей. Эта искренность и нежность, противоречивость и неустойчивость, ранимость лирического героя вызывает особое чувство сопричастности его судьбе у русского читателя. Глубочайший душевный кризис Есенин лечил стихами. Лирика поэта последних трех-четырех лет жизни являет собой пример колоссальных творческих усилий, трагических по своей природе, направленных на преодоление духовной драмы.

Чувства лирического героя Есенина часто полярны, в душе героя борются противоречивые начала, середины нет, есть крайности:

Пускай бываю иногда я пьяным,
Зато в глазах моих прозрений дивный свет.

Эти бесконечные противоречия отражают противоречивую суть русского характера: «Для русских характерно совмещение… полярно противоположных начал. Россию и русский народ можно характеризовать только противоречиями. Русский народ с одинаковым основанием можно характеризовать как народ… жестокий и необычайно человечный, склонный причинять страдания и до болезненности сострадательный»8 (Бердяев Н.А.). Именно таким образом и можно было высветить беспамятство и прозрение русского человека, особую (с крайностями) гармонию русской души и русского уклада жизни.

Показательно, что Есенин и историю понимает как производную действий стихийных сил. Это ему принадлежит знаменитая формула исторической стихии-революции:

Было время безумных действий,
Время действий стихийных сил!

Ощущая стихийность, завораживающее влияние есенинской поэзии, критики и литературоведы прибегают к оригинальным, соответствующим поэтике Есенина определениям. Например, Ю. Мамлеев определяет поэзию Есенина «как неуловимое нежное движение ножа по собственному сердцу, вызывающее лишь вихрь неуправляемых эмоций, которыми можно упиваться, но которые так и не дают ответа на вопросы “кто мы” и “что такое Россия?”

teatr.audio

Я спросил сегодня у менялы — н — Есенин

«Я спросил сегодня у менялы…» Сергей Есенин

Я спросил сегодня у менялы,

Что даёт за полтумана по рублю,

Как сказать мне для прекрасной Лалы

По-персидски нежное «люблю»?

Я спросил сегодня у менялы,

Легче ветра, тише Ванских струй,

Как назвать мне для прекрасной Лалы

Слово ласковое «поцелуй»?

И ещё спросил я у менялы,

В сердце робость глубже притая,

Как сказать мне для прекрасной Лалы,

Как сказать ей, что она «моя»?

И ответил мне меняла кратко:

О любви в словах не говорят,

О любви вздыхают лишь украдкой,

Да глаза, как яхонты, горят.

Поцелуй названья не имеет,

Поцелуй не надпись на гробах.

Красной розой поцелуи рдеют,

Лепестками тая на губах.

От любви не требуют поруки,

С нею знают радость и беду.

«Ты — моя» сказать лишь могут руки,

Что срывали чёрную чадру.

Анализ стихотворения Есенина «Я спросил сегодня у менялы…»

В 1924 году Сергей Есенин побывал в Азербайджане, в результате чего появился цикл лирических произведений под общим названием «Персидские мотивы». В него вошло и стихотворение «Я спросил сегодня у менялы…» — легкое, пронзительное и наполненное романтизмом, которые не свойственны лирике поэта последнего периода.

Не секрет, что на создание этого цикла Есенина вдохновила Шаганэ Тальян-Тертарьян, обычная школьная учительница, за которой поэт галантно ухаживал и на каждом свидании читал ей свои новые стихи. Его избранница не отвечала взаимностью, так как совсем недавно похоронила мужа. Однако Есенин был ей интересен как прекрасный и остроумный собеседник, а его стихи производили на женщину неизгладимое впечатление.

О том, что испытывал к Шагане сам поэт, нетрудно догадаться из стихотворения «Я спросил сегодня у менялы…», в котором его избранница представлена в образе загадочной Лалы. Именно ей он пытается объясниться в любви и просит совета у старого персидского менялы, как подобрать слова, чтобы девушка его смогла понять.

«Как сказать мне для прекрасной Лалы по-персидски нежное «люблю»?», — допытывается автор, а также пробует выяснить у уличного менялы, как звучат на этом древнем языке такие важные слова, как «поцелуй» и «моя». Однако убеленный сединами собеседник поэта убежден, что если человек по-настоящему любит, то не нужно пытаться выражать свои чувства словами. «О любви вздыхают лишь украдкой, да глаза, как яхонты, горят», — считает мудрец. По его мнению, нельзя выразить словами такое понятие, как поцелуй. Ведь слово способно превратить его в надгробную надпись, своеобразный памятник вечной, но мертвой любви. А когда чувства глубоки и искренни, то «красной розой поцелуи веют, лепестками тая на губах».

Все без исключения мужчины являются собственниками, поэтому назвать женщину своей для них – это вопрос принципа и чести. Однако Есенин обладает удивительной широтой взглядов, считая, что женщина имеет точно такую же внутреннюю свободу. Поэтому прежде, чем назвать ее своей, нужно убедиться, разделяет ли она подобную точку зрения. Но слова и в этом случае будут бессильны, так как «ты моя» сказать лишь могут руки, что срывали черную чадру».

Таким образом, поэт проводит четкую грань между словами и чувствами, которые должны говорить сами за себя. Нарушив это простое правило, человек теряет то самое важное и сокровенное в своей жизни, что принято называть любовью.

esenin-s.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о