Мандельштам для детей / Детская литература / Независимая газета


Осип Мандельштам. Сонные трамваи.
– СПб.: Вита Нова, 2012. – 72 с.


Пушкин, считавший писание литературных сочинений для детей делом не слишком серьезным и вообще честно полагавший, что пишет для взрослых, узнай он, что его сказки стали почти общеобязательным детским чтением, наверное, удивился бы. Со времен Пушкина отношение к детской литературе не сильно изменилось, хотя в СССР для детей писали или печатались в детских журналах авторы более чем серьезные – например, Бродский или Всеволод Некрасов. Но как детских писателей их все же не воспринимают.


Издательство «Вита Нова» выпустило книгу детских стихов Осипа Мандельштама «Сонные трамваи». В книге собрано практически все, что поэт когда-либо писал для детей. Оформила книгу художница Вера Павлова (не путать с поэтом). Рисунки стилизованы под книжную графику и живопись 1920-х годов, во многих обыгрываются картины известных или уже малоизвестных сегодня авторов – Самуила Адливанкина, Александра Самохвалова, Петрова-Водкина, Шагала. То есть иллюстрации изготовлялись с расчетом на то, что покупать книгу все-таки будут не родители, которым просто нужна новая детская книжка, а люди во всех отношениях культурные, разбирающиеся в стихах и не только. Но если вы все-таки не догадались, с чем имеете дело, то в конце книги специально для вас есть статья Дмитрия Северюхина «Четыре плюс один: иллюстраторы детских книг Осипа Мандельштама» – настоящее, пусть и маленькое историко-искусствоведческое исследование о том, кто, когда и как иллюстрировал Мандельштама. Кстати, иллюстрации Павловой были созданы еще в 1989–1990 годах для готовившегося тогда, но, увы, не состоявшегося издания детских стихов поэта. Больше 20 лет иллюстрации пролежали без дела, но сохранились и спустя 20 лет все же попали к читателю. Это пускай небольшое, но достижение.


Однако главное в книге – не картинки, а тексты. К работам гениев принято относиться с восторгом: гений – он гений, и, значит, все, что он делает, хорошо. От субъективности здесь никуда не уйдешь, но если забыть, что стихи этой книги принадлежат именно Осипу Эмильевичу, видно, что автор их – очень сильный поэт. То есть не знаю как кому, а мне, например, строчки «На вокзальной башне светят/ Круглолицые часы/ Ходят стрелки по тарелке/ Словно черные усы» нравятся. Но иногда бывает: поэт сильный, и видно, что сильный, а стихи у него все равно выходят «как у всех». Детские стихи Мандельштама – именно тот случай. Слишком заметно, что он хочет написать стихотворение именно для ребенка – максимально простое, с элементарными рифмами, часто с бравурными нотками и показной жизнерадостностью, общеобязательной и скучной. Детские стихи Мандельштам не лучше, скажем, стихов Агнии Барто: не халтура, конечно, но с произведениями Чуковского или Хармса сравнивать сложно, хотя положа руку на сердце: из современных детских поэтов сравнение с ними тоже немногие выдержат.


Ну и конечно, если вы вдруг решили приучать свое чадо к «духовности» с пеленок, вам тоже не сюда: к знакомству со «взрослым» Мандельштамом книга ребенка почти не подготовит – не для того она писалась.

www.ng.ru

Мандельштам для детей / / Независимая газета


Осип Мандельштам. Сонные трамваи.
– СПб.: Вита Нова, 2012. – 72 с.


Пушкин, считавший писание литературных сочинений для детей делом не слишком серьезным и вообще честно полагавший, что пишет для взрослых, узнай он, что его сказки стали почти общеобязательным детским чтением, наверное, удивился бы. Со времен Пушкина отношение к детской литературе не сильно изменилось, хотя в СССР для детей писали или печатались в детских журналах авторы более чем серьезные – например, Бродский или Всеволод Некрасов. Но как детских писателей их все же не воспринимают.


Издательство «Вита Нова» выпустило книгу детских стихов Осипа Мандельштама «Сонные трамваи». В книге собрано практически все, что поэт когда-либо писал для детей. Оформила книгу художница Вера Павлова (не путать с поэтом). Рисунки стилизованы под книжную графику и живопись 1920-х годов, во многих обыгрываются картины известных или уже малоизвестных сегодня авторов – Самуила Адливанкина, Александра Самохвалова, Петрова-Водкина, Шагала. То есть иллюстрации изготовлялись с расчетом на то, что покупать книгу все-таки будут не родители, которым просто нужна новая детская книжка, а люди во всех отношениях культурные, разбирающиеся в стихах и не только. Но если вы все-таки не догадались, с чем имеете дело, то в конце книги специально для вас есть статья Дмитрия Северюхина «Четыре плюс один: иллюстраторы детских книг Осипа Мандельштама» – настоящее, пусть и маленькое историко-искусствоведческое исследование о том, кто, когда и как иллюстрировал Мандельштама. Кстати, иллюстрации Павловой были созданы еще в 1989–1990 годах для готовившегося тогда, но, увы, не состоявшегося издания детских стихов поэта. Больше 20 лет иллюстрации пролежали без дела, но сохранились и спустя 20 лет все же попали к читателю. Это пускай небольшое, но достижение.


Однако главное в книге – не картинки, а тексты. К работам гениев принято относиться с восторгом: гений – он гений, и, значит, все, что он делает, хорошо. От субъективности здесь никуда не уйдешь, но если забыть, что стихи этой книги принадлежат именно Осипу Эмильевичу, видно, что автор их – очень сильный поэт. То есть не знаю как кому, а мне, например, строчки «На вокзальной башне светят/ Круглолицые часы/ Ходят стрелки по тарелке/ Словно черные усы» нравятся. Но иногда бывает: поэт сильный, и видно, что сильный, а стихи у него все равно выходят «как у всех». Детские стихи Мандельштама – именно тот случай. Слишком заметно, что он хочет написать стихотворение именно для ребенка – максимально простое, с элементарными рифмами, часто с бравурными нотками и показной жизнерадостностью, общеобязательной и скучной. Детские стихи Мандельштам не лучше, скажем, стихов Агнии Барто: не халтура, конечно, но с произведениями Чуковского или Хармса сравнивать сложно, хотя положа руку на сердце: из современных детских поэтов сравнение с ними тоже немногие выдержат.


Ну и конечно, если вы вдруг решили приучать свое чадо к «духовности» с пеленок, вам тоже не сюда: к знакомству со «взрослым» Мандельштамом книга ребенка почти не подготовит – не для того она писалась.

www.ng.ru

Мандельштам | Детский час

Детских произведений у Осипа Мандельштама не так много. Однако их значение для детской литературы велико. Стихи написаны хорошим, доступным языком. Они легко понимаются детьми.

Читать стихи

Про электричество, вкусный чернослив, примус, калошу – о чём бы ни писал Осип Мандельштам детям, это живо, интересно, информативно.

Читать стихи

Искренние, неподдельно чистые стихи Осипа Мандельштама для детей удивительны и интересны. Автор применил особый слог, лёгкий и понятный детям.

Читать стихи

Стихи Осипа Мандельтштама, придуманные для детей, — не о скучных нравоучениях, а об обычных предметах, вещах, окружающих нас. Написаны они особым языком.

Читать стихи

Стихи для детей Осипа  Мандельштама – одна из самых необычных, интересных страниц в детской литературе. Они непосредственны и милы. И очень нравятся детям.

Читать стихи

Про обычные дела, случающиеся в нашей жизни, Осип Мандельштам умел написать необычно и увлекательно. Вот, например, телефонные звонки – явление привычное для всех. Но как мастерски обыграно, как нестандартно подано автором..

Читать стихи

detskiychas.ru

Стихи Осипа Мандельштама для детей — Детство — Стихи — Каталог статей

ОДЕЯЛЬНАЯ СТРАНА

Лег в постель. Закутался. Согрелся.
Подавайте мне теперь сюда
Все игрушки – кубики и рельсы,
Корабли, сады и города.

Два холма – под одеялами коленки,
И простынь бушует океан.
Города и башни ставлю к стенке
На крутой подушечный курган.

По холмам двойного одеяла,
По горам подушечной страны
Оловянная пехота пробежала
И прошли индийские слоны.

Я гляжу, как ласковый хозяин,
Как хороший, добрый великан,
На равнину шерстяных окраин
И на полотняный океан.

***

МУРАВЬИ

Муравьев не нужно трогать:
Третий день в глуши лесов
Все идут, пройти не могут
Десять тысяч муравьев.

Как носильщик настоящий
С сундуком семьи своей,
Самый черный и блестящий,
Самый сильный муравей!

Настоящие вокзалы –
Муравейники в лесу:
В коридоры, двери, залы
Муравьи багаж несут!

Самый сильный, самый стойкий,
Муравей пришел уже
К замечательной постройке
В сорок восемь этажей.

КАЛОША

Для резиновой калоши
Настоящая беда,
Если день – сухой, хороший,
Если высохла вода.

Ей всего на свете хуже
В чистой комнате стоять:
То ли дело шлепать в луже,
Через улицу шагать!

***

БУКВЫ

Я писать умею: отчего же
Говорят, что буквы непохожи.
Что не буквы у меня – кривули,
С длинными хвостами загогули?

Будто «А» мое как головастик,
Что у «Б» какой-то лишний хлястик:
Трудно с вами, буквы-негритята,
Длинноногие мои утята!

Лучшие стихотворения Осипа Мандельштама для детей в школу

Колют ресницы, в груди прикипела слеза …

Колют ресницы, в груди прикипела слеза.
Чую без страху, что будет и будет гроза.
Кто-то чудной меня что-то торопит забыть.
Душно,- и все-таки до смерти хочется жить.
С пар приподнявшись на первый раздавшийся звук,
Дико и сонно еще озираясь вокруг,
Так вот бушлатник шершавую песню поет
В час, как полоской заря над острогом встает.

Март 1931

Американка

Американка в двадцать лет
Должна добраться до Египта,
Забыв «Титаника» совет,
Что спит на дне мрачнее крипта.
В Америке гудки поют,
И красных небоскребов трубы
Холодным тучам отдают
Свои прокопченные губы.

И в Лувре океана дочь
Стоит прекрасная, как тополь;
Чтоб мрамор сахарный толочь,
Влезает белкой на Акрополь.

Не понимая ничего,
Читает «Фауста» в вагоне
И сожалеет, отчего
Людовик больше не на троне.

1913

Актер и рабочий

Здесь, на твердой площадке яхт-клуба,
Где высокая мачта и спасательный круг,
У южного моря, под сенью Юга
Деревянный пахучий строился сруб!
Это игра воздвигает здесь стены!
Разве работать — не значит играть?
По свежим доскам широкой сцены
Какая радость впервые шагать!

Актер — корабельщик на палубе мира!
И дом актера стоит на волнах!
Никогда, никогда не боялась лира
Тяжелого молота в братских руках!

Что сказал художник, сказал и работник:
«Воистину, правда у нас одна!»
Единым духом жив и плотник,
И поэт, вкусивший святого вина!

А вам спасибо! И дни, и ночи
Мы строим вместе — и наш дом готов!
Под маской суровости скрывает рабочий
Высокую нежность грядущих веков!

Веселые стружки пахнут морем,
Корабль оснащен — в добрый путь!
Плывите же вместе к грядущим зорям,
Актер и рабочий, вам нельзя отдохнуть!

1920

***

Вернись в смесительное лоно,
Откуда, Лия, ты пришла,
За то, что солнцу Илиона
Ты желтый сумрак предпочла.
Иди, никто тебя не тронет,
На грудь отца в глухую ночь
Пускай главу свою уронит
Кровосмесительница-дочь.

Но роковая перемена
В тебе исполниться должна:
Ты будешь Лия — не Елена!
Не потому наречена,

Что царской крови тяжелее
Струиться в жилах, чем другой, —
Нет, ты полюбишь иудея,
Исчезнешь в нем — и Бог с тобой.

1920

Я только в жизнь впиваюсь и люблю

Вооруженный зреньем узких ос,
Сосущих ось земную, ось земную,
Я чую все, с чем свидеться пришлось,
И вспоминаю наизусть и всуе…
И не рисую я, и не пою,
И не вожу смычком черноголосым:
Я только в жизнь впиваюсь и люблю
Завидовать могучим, хитрым осам.

О, если б и меня когда-нибудь могло
Заставить, сон и смерть минуя,
Стрекало воздуха и летнее тепло
Услышать ось земную, ось земную…

Вечер нежный

Вечер нежный. Сумрак важный.
Гул за гулом. Вал за валом.
И в лицо нам ветер влажный
Бьет соленым покрывалом.
Все погасло. Все смешалось.
Волны берегом хмелели.
В нас вошла слепая радость —
И сердца отяжелели.

Оглушил нас хаос темный,
Одурманил воздух пьяный,
Убаюкал хор огромный:
Флейты, лютни и тимпаны…

Паденье — неизменный спутник страха…
Осип Мандельштам
Паденье — неизменный спутник страха,
И самый страх есть чувство пустоты.
Кто камни нам бросает с высоты,
И камень отрицает иго праха?
И деревянной поступью монаха
Мощеный двор когда-то мерил ты:
Булыжники и грубые мечты —
В них жажда смерти и тоска размаха!

Так проклят будь готический приют,
Где потолком входящий обморочен
И в очаге веселых дров не жгут.

Немногие для вечности живут,
Но если ты мгновенным озабочен —
Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Пусть имена цветущих городов …
Осип Мандельштам
Пусть имена цветущих городов
Ласкают слух значительностью бренной.
Не город Рим живет среди веков,
А место человека во вселенной.
Им овладеть пытаются цари,
Священники оправдывают войны,
И без него презрения достойны,
Как жалкий сор, дома и алтари.

Silentium

Она еще не родилась,
Она и музыка и слово,
И потому всего живого
Ненарушаемая связь.
Спокойно дышат моря груди,
Но, как безумный, светел день,
И пены бледная сирень
В черно-лазоревом сосуде.

Да обретут мои уста
Первоначальную немоту,
Как кристаллическую ноту,
Что от рождения чиста!

Останься пеной, Афродита,
И слово в музыку вернись,
И сердце сердца устыдись,
С первоосновой жизни слито!

1910


Стихи, сказки для детей, о детстве, о детях.

Осип Мандельштам.


««« Купить книгу »»»


««« Купить книгу »»»


««« Купить книгу »»»

Copyright © 2015 Любовь безусловная


lubovbezusl.ucoz.ru

Мандельштам О.Э. Стихи для детей. «Примус»

ПРИМУС

I

Чтобы вылечить и вымыть
Старый примус золотой,
У него головку снимут
И нальют его водой.

Медник, доктор примусиный,
Примус вылечит больной:
Кормит свежим керосином,
Чистит тонкою иглой.

II

– Очень люблю я белье,
С белой рубашкой дружу,
Как погляжу на нее –
Глажу, утюжу, скольжу.
      Если б вы знали, как мне
      Больно стоять на огне!

III

– Мне, сырому, неученому,
Простоквашей стать легко,–
Говорило кипяченому
Сырое молоко.

А кипяченое
Отвечает нежненько:
– Я совсем не неженка,
У меня есть пенка!

IV

– В самоваре, и в стакане,
И в кувшине, и в графине
      Вся вода из крана.
Не разбей стакана.
– А водопровод
Где
      воду
берет?

V

Курицы-красавицы пришли к спесивым павам:
– Дайте нам хоть перышко, на радостях: кудах!
– Вот еще!
Куда вы там?
Подумайте: куда вам?
Мы вам не товарищи: подумаешь! кудах!

VI

Сахарная голова
Ни жива ни мертва –
      Заварили свежий чай:
      К нему сахар подавай!

VII

Плачет телефон в квартире –
Две минуты, три, четыре.
Замолчал и очень зол:
Ах, никто не подошел.

– Значит, я совсем не нужен,
Я обижен, я простужен:
Телефоны-старики –
Те поймут мои звонки!

VIII

– Если хочешь, тронь –
Чуть тепла ладонь:
Я электричество – холодный огонь.

Тонок уголек,
Волоском завит:
Лампочка стеклянная не греет, а горит.

IX

Бушевала синица:
В море негде напиться –

И большая волна,
И вода солона;

А вода не простая,
А всегда голубая…

Как-нибудь обойдусь –
Лучше дома напьюсь!

X

Принесли дрова на кухню,
Как вязанка на пол бухнет,
Как рассыплется она –
И береза и сосна,–
Чтобы жарко было в кухне,
Чтоб плита была красна.

XI

Это мальчик-рисовальщик,
Покраснел он до ушей,
Потому что не умеет
Он чинить карандашей.
Искрошились.
Еле-еле
заострились.
Похудели.
И взмолилися они:
– Отпусти нас, не чини!

XII

Рассыпаются горохом
Телефонные звонки,
Но на кухне слышат плохо
Утюги и котелки.
И кастрюли глуховаты –
Но они не виноваты:
Виноват открытый кран –
Он шумит, как барабан.

XIII

Что ты прячешься, фотограф,
Что завесился платком?

Вылезай, снимай скорее,
Будешь прятаться потом.

Только страусы в пустыне
Прячут голову в крыло.

Эй, фотограф! Неприлично
Спать, когда совсем светло!

XIV

Покупали скрипачи
На базаре калачи,
И достались в перебранке
Трубачам одни баранки.

1924

literatura5.narod.ru

Стихи для малышей Осипа Мандельштама

Про электричество, вкусный чернослив, примус, калошу – о чём бы ни писал Осип Мандельштам детям, это живо, интересно, информативно.

«Про электричество»
— Если хочешь, тронь –
Чуть тепла ладонь:
Я – электричество – холодный огонь.

Тонок уголек,
Волоском завит:
Лампочка стеклянная не греет, а горит

В нашем кооперативе
Яблоки всего красивей:
Что ни яблоко – налив,
Очень вкусный чернослив,
Кадки с белою сметаной,
Мед прозрачный и густой,
И привозят утром рано
С молоком бидон большой.

«Про калошу»
Для резиновой калоши
Настоящая беда,
Если день – сухой, хороший,
Если высохла вода.

Ей всего на свете хуже
В чистой комнате стоять:
То ли дело шлепать в луже,
Через улицу шагать.

«Примус»
Чтобы вылечить и вымыть
Старый примус золотой,
У него головку снимут
И нальют его водой.

Медник, доктор примусиный,
Примус вылечит больной:
Кормит свежим керосином,
Чистит тонкою иглой.

«Про утюг»
— Очень люблю я белье,
С белой рубашкой дружу,
Как погляжу на нее —
Глажу, утюжу, скольжу.
Если б вы знали, как мне
Больно стоять на огне!

«Про куриц-красавиц»
Курицы-красавицы пришли к спесивым павам:
Дайте нам хоть перышко, на радостях: кудах!
Вот еще!
Куда вы там?
Подумайте: куда вам?
Мы вам не товарищи: подумаешь! кудах!

«Автомобилище»
— Мне, автомобилищу, чего бы не забыть еще?
Вычистили, вымыли, бензином напоили.
Хочется мешки возить. Хочется пыхтеть еще.
Шины мои толстые — я слон автомобилий.

Что-то мне не терпится —
Накопилась силища,
Накопилась силища —
Я автомобилище.

Ну-ка покатаю я охапку пионеров!

detskiychas.ru

Стихи Мандельштама

(Начало 1, 2) Детские стихи Мандельштам писал по необходимости, а не по призванию, хотя детей он любил, в отличие от Хармса, значительно больше преуспевшего на поприще детской литературы, чем Осип Эмильевич. 1924 год, Мандельштамы переехали из Москвы в Петербург, работы не было, приходилось соглашаться на то, что предлагали.

В это время в Ленинградском издательстве С.Я.Маршак собрал коллектив блестящих поэтов и писателей, до того не подозревавших в себе склонностей к детским стихам, но Маршак, сам много писавший для детей, услышал в стихах и ритмах обэриутов игровые интонации.

Так в детском отделе издательства появились Хармс и Введенский, выдавленные из взрослой поэзии в детскую, пока еще относительно тихую гавань, в которой можно было на время укрыться от нарастающего абсурда.

Позднее здесь появился Осип Мандельштам, тоже привлеченный Маршаком, но акмеистам повезло меньше, чем обэриутам: о детских стихах поэта и сейчас знают немногие. Их у Мандельштама мало, всего четыре небольших книжечки, все написанные в 1924-25 годах и изданные в 1925-26:

«Примус», «Два трамвая», «Шары» и «Кухня».

Чтобы вылечить и вымыть
Старый примус золотой,
У него головку снимут
И нальют его водой.
Медник, доктор примусиный,
Примус вылечит больной:
Кормит свежим керосином,
Чистит тонкою иглой.

***

– Ты куда попала, муха?
– В молоко, в молоко.
– Хорошо тебе, старуха?
– Нелегко, нелегко…

В 1924 году Мандельштам делает переводы и пишет прозу «Шум времени», содержанием которой был очень недоволен и даже чуть позднее стыдился его. Вторая половина двадцатых годов была временем поэтической паузы: закончился ранний Мандельштам, поздний еще не сформировался. Поэту тридцать три, середина жизни, кризис среднего возраста.

Переводы выматывали, взрослые стихи не писались, проза не удовлетворяла, а детские стихи давали выход оптимизму и юмору. Знавшие поэта вспоминают о нем как о веселом забавнике, любившем эпиграммы, шутки и розыгрыши. Внутренний слух и внутренняя речь молчали, а внешняя — откликалась на новые звуки, новые предметы, новые реалии, приобретая притягательность для слуха и глаза.

Жена Мандельштама вспоминала, что для них конец 1924 года был временем домашнего обустройства и обзаведения хозяйством. Отсюда – интерес к бытовым мелочам и простым вещам: яйцу и яичнице, утюгу, примусу, телефону, молоку, электрической лампочке, дровам, ножам, шарам, трамваю и роялю…

— Очень люблю я белье,
С белой рубашкой дружу,
Как погляжу на нее —
Глажу, утюжу, скольжу.
      Если б вы знали, как мне
      Больно стоять на огне!

***

Это мальчик-рисовальщик,
Покраснел он до ушей,
Потому что не умеет
Он чинить карандашей.
Искрошились.
Еле-еле
заострились.
Похудели.
И взмолилися они:
— Отпусти нас, не чини!

Простые предметы, тепло, уют, кухня – весь этот домашний мир маленьких вещей и маленьких радостей приобретает у Мандельштама голос, характер и темперамент. Так поэт выражает любовь и благодарность жизни, в которой любая мелочь может стать источником радости и счастья, прелести и точкой притяжения.

Но заговорив на языке жизни, все предметы у Мандельштама тут же обретают реальные человеческие чувства: любви, зависти, обиды, боли и даже смерти. Утюгу, влюбленному в белье, больно стоять на огне, но он готов терпеть эту боль во имя любви; примус болен головкой и чтобы ее вылечить, головку снимают вовсе; телефон плачет, злится и обижается, что на его плач никто не отзывается; мухе, попавшей в молоко, ох, как нелегко.

Плачет телефон в квартире —
Две минуты, три, четыре.
Замолчал и очень зол:
Ах, никто не подошел.
— Значит, я совсем не нужен,
Я обижен, я простужен:
Телефоны-старики —
Те поймут мои звонки!

И синица бушует оттого, что не может напиться воды из моря, и поленья вот-вот взойдут на костер, жертвуя собой, чтобы в кухне стало жарко, а плита раскалилась до красна.

Бушевала синица:
В море негде напиться —
И большая волна,
И вода солона;
А вода не простая,
А всегда голубая…
Как-нибудь обойдусь —
Лучше дома напьюсь!

***

Принесли дрова на кухню,
Как вязанка на пол бухнет,
Как рассыплется она —
И береза и сосна,-
Чтобы жарко было в кухне,
Чтоб плита была красна.

Все в этом мире вещей как у людей, все по-взрослому, все —  по-настоящему: и страх, и жертвенность, и молитва, чтобы не мучили и отпустили на свободу.  Что это? Сознательно или бессознательно прорывающаяся душевная боль, только прикрытая пенкой кипяченого молока? В этом мире вовсе не так уютно и весело, как в мире Хармса, тоже взошедшего на костер инквизиции.

Но в его детской поэзии все-таки больше игры и веселья, чем у Мандельштама. Трагическое ощущение жизни не оставляло поэта даже в детских стихах. Позднее советская детская литература, которую тоже затолкали в идеологические рамки и установки, окончательно утратила детскую бесшабашность и абсурдизм Хармса, за что подверглась едкой саркастической критике Мандельштама:

«Детская литература вещь трудная. С одной стороны, нельзя допускать очеловеченья зверей и предметов, с другой — надо же ребёнку поиграть, а он — бестия — только начнёт играть, сразу ляпнет и что-нибудь очеловечит. За детской литературой нужен глаз да глаз. Здесь нужна научная постановка дела и хорошо подготовленные, опытные пожилые женщины», — писал поэт в 1928-29 году.

В цитируемой статье «Детская литература» Мандельштам высмеивает гонения на детскую литературу, идейным вдохновителем которой была Н.К.Крупская. В «Мойдодыре» она увидела выпад против трубочистов, в «Крокодиле» – гимн мятежу Корнилова, а в «Мухе-Цокотухе» — кулацкие настроения.

И это несмотря на то, что именно в первой половине двадцатых годов были созданы лучшие образцы детской литературы нового времени. Детские стихи Мандельштама стоят в том же ряду. Поэт любил возиться с детьми, хотя страшно боялся дотрагиваться до кошек, собак, рыб и прочей живности.

В нашем кооперативе
Яблоки всего красивей:
Что ни яблоко — налив,
Очень вкусный чернослив,
Кадки с белою сметаной,
Мед прозрачный и густой,
И привозят утром рано
С молоком бидон большой.

Полотер руками машет,
Будто он вприсядку пляшет.
Говорит, что он пришел
Натереть мастикой пол.
Будет шаркать, будет прыгать,
Лить мастику, мебель двигать.
И всегда плясать должны
Полотеры-шаркуны.

Но пафос одушевления мира вещей и их бытования быстро закончился и уже к концу 1925 года он выльется в совершенно противоположные стихи Мандельштама:

Помоги, Господь, эту ночь прожить,
Я за жизнь боюсь — за твою рабу…
В Петербурге жить — словно спать в гробу.

Тина Гай

Иллюстрации к детским стихам Мандельштама Веры Павловой 

Related posts

coded by nessus

sotvori-sebia-sam.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о