Содержание

Прощай, немытая Россия - Лермонтов (Стих): Читать стихотворение, текст полностью Михаила Лермонтова

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Укроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Анализ стихотворения «Прощай, немытая Россия» Лермонтова

Лермонтов часто высказывал в своих произведениях острые социальные и политические взгляды. Одним из наиболее сильных в этом плане является стихотворение «Прощай, немытая Россия». Оно было создано поэтом в 1840 г., накануне поездки на Кавказ. Многие усматривают в нем предвидение Лермонтовым своей смерти, так как прощание с родиной стало последним.

Недоброжелатели России часто ставят данное произведение в качестве примера суровой критики своей страны одним из лучших ее представителей. Можно признать справедливость такого мнения. Но не стоит забывать, что только личность такого масштаба имеет полное право на такие заявления. Лермонтов глубоко любил Россию, он прекрасно понимал и чувствовал все ее недостатки, главным из которых считал политический строй. Надо учитывать и время создания произведения. Под конец жизни поэт испытывал чувство горького разочарования в своей жизни. Смерть Пушкина, травля за стихотворение «Смерть поэта», неприятие общества – все это угнетающе действовало на автора.

Лермонтов презирал высшее общество и не хотел продолжать военную службу. Его мечтой было полностью отдаться литературной деятельности. Но жесткие рамки цензуры и здесь ограничивали свободу поэта. Результатом стал тяжелый духовный кризис. В этом состоянии и было написано резко негативное стихотворение «Прощай, немытая Россия».

Первая строфа полна язвительных замечаний. «Немытая Россия» символизирует серость и темноту подавляющей массы населения. Страна четко разделена на два основных класса: «рабов» и «господ». Науки и искусства, великие достижения и победа – лишь внешний косметический налет. В основе лежит власть «мундиров голубых» над «послушным народом». Лермонтов не испытывает особого энтузиазма от поездки на Кавказ. Он рассматривает ее всего лишь как попытку избавиться от «всевидящего глаза» и «всеслышащих ушей». В этих образных выражениях Лермонтов описал обстановку тотального контроля и слежки, пронизывающих все российское общество.

«Прощай, немытая Россия» — беспощадная оценка российской действительности середины XIX века. Во многом она вызвана усталостью и раздражением поэта, но основана на любви к своей Отчизне и желании ей добра и счастья. Печально, что человек, руководствовавшийся в своей жизни только лучшими побуждениями, был вынужден таким образом попрощаться со своей родиной.

Читать стих поэта Михаил Лермонтов — Прощай, немытая Россия на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

rustih.ru

"Прощай, немытая Россия" Лермонтов не писал

Это хрестоматийное стихотворение называют вершиной политической лирики Лермонтова. Его цитируют куда чаще, чем то же «Бородино», «Родину», «Белеет парус одинокий» …

ОРУЖИЕ КОММУНИСТОВ И РУСОФОБОВ

Начался бум еще в СССР. Коммунистическая пропаганда вовсю использовала восьмистишие, клеймившее проклятое царское самодержавие. В середине 60-х его даже включили в школьную программу. Для шестиклассников.

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа

Сокроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

Раскрываю научную «Лермонтовскую энциклопедию», 1984 г. «Гневная инвектива, одно из самых острых политических выступлений поэта, глубокое выражение его социально-философских взглядов… Высокий накал мысли и чувства задается уже первой строкой. Оскорбительно-дерзкое и вместе с тем проникнутое душевной болью определение родной страны («немытая Россия») представляло собой исключительную по поэтической выразительности и чрезвычайно емкую историческую характеристику, вместившую в себя всю отсталость, неразвитость, иначе говоря, нецивилизованность современной поэту России. Называя царских сатрапов «пашами», поэт закрепляет в сознании читателя мысль о «турецком», деспотическом характере «немытой» русской действительности, а мотив «всевидящего глаза» и «всеслышаших ушей» конкретизирует, облекает в плоть тему «голубых мундиров…Слова «немытая Россия» закрепились в сознании многих поколений русских людей как афористичное выражение бедственного состояния родины.»

СССР рухнул. «Гневную инвективу» тут же взяли на вооружение либералы, русофобы разного толка. Чтобы и дальше унижать «эту страну». Свежий пример. Именно этими лермонтовскими строками прилюдно «умыл» в июне ненавистную ему Россию президент Порошенко на митинге, посвященном введению безвизового режима Украины с Евросоюзом.

Но действительно ли «гневную инвективу» начертало перо самого Лермонтова?

В этой истории много загадок.

Вспомним 1837 год. Роковую дуэль Пушкина с Дантесом. Потрясенный смертью Александра Сергеевича, Лермонтов на одном дыхании написал «Погиб поэт, невольник чести…» Гневные строки тут же разошлись по Петербургу, затем по всей России. Как? В печать цензура «крамолу» не пропускала, ТВ, радио, интернета тогда не было. Помог народный «самиздат». Писатель Иван Панаев вспоминал: «Стихи Лермонтова переписывались в десятках тысяч экземпляров, перечитывались и выучивались наизусть всеми.» Хотя многие тогда еще и не знали такого поэта. Отправляя брату Андрею стихи за границу, Софья Карамзина сообщила, что автор - «некий господин Лермантов, гусарский офицер.»

Вот также, в списках, крамола дошла до А.Х.Бенкендорфа, шефа жандармов (тех самых «голубых мундиров» - тайной полиции!) Он переправил ее царю с докладной запиской, что возбудил следствие и поручил допросить поэта, обыскать его квартиры в Петербурге и в Царском Селе. Сохранилась лермонтовская рукопись стихов (автограф) с правками. Кстати, впервые на русском языке «Смерть поэта» лишь в 1856 году напечатал эмигрант Герцен. В Лондоне. В своем бесцензурном альманахе «Полярная звезда».

«Немытую Россию», считают литературоведы, Лермонтов написал в 1840 году, либо в 1841-м, перед последней поездкой на Кавказ. (Мнения по дате разнятся, поскольку оригинала нет.) В зените славы. Казалось бы, «вершина политической лирики» должна была взорвать прогрессивную читающую публику так же, как и «Смерть поэта». Однако странное молчание. Целых 32 года после убийства Михаила Юрьевича на Кавказе. Ни самиздатовских текстов, ни восторженных воспоминаний, типа Панаева и Карамзиной. Ничего! Словно и не было этих стихов в помине.

РОЗЫГРЫШ ПУШКИНИСТА

На свет божий они появились лишь 9 марта 1873 года. Когда историк, пушкинист Пётр Бартенев отправил их письмом известному издателю Петру Ефремову. С пометкой: «Вот еще стихи Лермонтова, списанные с подлинника.» Ефремов в тот год выпускал «Сочинения» Лермонтова. Казалось бы, он должен тут же отправить «неведомый шедевр» в печать. Ан нет! На обороте бартеневского письма он карандашом вывел известные шуточные строки самого Михаила Юрьевича:

«Люблю я парадоксы ваши

И ха-ха-ха, и хи-хи-хи,

Смирновой штучку, фарсу Саши

И Ишки Мятлева стихи.»

И ни в одно из пяти переизданий собраний сочинений Лермонтова сенсационную находку так и не поместил. Почему?

Русский историк и литературовед Петр Бартенев (1829-1912). ФОТО Википедиа

Четверостишием про «ха-ха-хи-хи» Ефремов дал понять Бартеневу, что считает «Немытую Россию» розыгрышем, который тот сам и сочинил, полагает известный российский литературовед и библиограф Михаил Давидович Эльзон. «Бартенев прочел четверостишие, увидел в нем намек и понял, что его авторство установлено. На их дальнейшие отношения этот розыгрыш не повлиял.»

Эльзон много лет проработал в Библиотеке Академии наук, Российской национальной библиотеке, имел доступ к архивам. Первым полностью опубликовал то самое письмо Бартенева с «розыгрышем». Михаил Давидович провел целое расследование по теме. Вот его выводы:

«Почти одногодок с П. И. Бартеневым, как и он тайный корреспондент «Полярной звезды» Герцена, П. А. Ефремов прекрасно понимал, что такое стихотворение не могло оставаться ненапечатанным с 1856 г. (года возникновения вольной печатной лермонтовианы) - если бы, разумеется, оно существовало. Он понял, что за «немытой Россией» скрывается знаменитая «Россия» А. С. Хомякова (строфа «В судах черна неправдой черной...» 1854) или, что более вероятно, «Черная Грязь» из радищевского «Путешествия из Петербурга в Москву».

Рискну высказать предположение, что П. И. Бартенев написал свое стихотворение как пушкинист (ср.: «Прощай, любезная калмычка...», «Прощай, свободная стихия...»)

Что же касается «непоколебимой репутации» П. И. Бартенева, то новейшие разыскания установили абсолютную мифологичность его статьи «Об А. А. Фете и его кончине», написанной явно с расчетом на то, что ее некому будет оспорить.

Следовательно, до тех пор, пока не найдется утраченный (?) «подлинник» (?), о котором П. И. Бартенев сообщил П. А. Ефремову, либо список, безусловно датируемый до 1873 г., вопрос об авторстве стихотворения «Прощай, немытая Россия...» следует считать открытым. Если печатать его в сочинениях Лермонтова, то лишь в разделе «Dubia» (Лат. -«сомнительное» - произведения, предположительно приписываемые тому или иному автору -Ред.)

Странно и то, почему Бартенев предложил найденный им «шедевр» чужому издателю, а не напечатал сразу же в «Русском архиве», которым много лет руководил? Его журнал как раз специализировался на неизвестных литературных текстах. А тут такая сенсация! Боялся, что читающая публика разоблачит подделку? Пролетев с Ефремовым, спустя несколько лет он отправил «шедевр» известному мемуаристу, историку Николаю Путяте с припиской: "с подлинника руки Лермонтова". Путята тоже не дал хода «сенсационным стихам». И только в 1890 году Бартенев, наконец, печатает «неизвестное осмистишие Лермонтова» в своем собственном журнале. Уже с другой пометкой - «записано со слов поэта современником». Стоп, а как же «подлинник»? Подстраховался? Бартенев не знал, что его письма Ефремову и Путяте позже обнародуют историки литературы.

Кто записал? Какой современник? Где сам подлинник руки Лермонтова? И был ли он вообще? На эти вопросы до сих пор нет ответов. Хотя Бартенев, известный библиофил, историк литературы, не мог не знать ценность оригинала таких сенсационных стихов.

Вызывают подозрения и разночтения в трех вариантах бартеневской «Немытой России»: «Сокроюсь» (укроюсь, я скроюсь), «за хребтом Кавказа» (за стеной Кавказа), «от пашей» (царей, вождей), « преданный народ» (послушный, покорный)… Не слишком ли много правок для восьми строк, якобы списанных с одного оригинала? Короче, мутная история.

Не зря покойный библиограф Михаил Эльзон считал «Немытую Россию» мистификацией самого Бартенева.

ПАРОДИЯ ЛИБЕРАЛА-НИГИЛИСТА

Но есть еще один кандидат в авторы. Дмитрий Минаев. Поэт-сатирик, долго находившийся под негласным и бдительным надзором полиции (тех самых «голубых мундиров».) Как «крайний либерал и нигилист», сотрудничавший в журналах, «известных своим вредным социалистическим направлением», переписывавшийся с самим Герценом. Даже несколько месяцев отсидел в Петропавловской крепости.

Русский поэт-сатирик, журналист, переводчик, критик Дмитрий Минаев (1835-1889). ФОТО Википедиа

Минаев сурово обличал царский режим, заодно писал пародии на всех известных поэтов 19 века. Сочинил целую поэму «Евгений Онегин наших дней». В «Войне и мире» спародировал сразу лермонтовское «Бородино» и роман Толстого.

- Скажи-ка, дядя, без утайки,

Как из Москвы французов шайки,

Одетых в женские фуфайки,

Вы гнали на ходу…

Покойного Лермонтова нигилист доставал больше всего.

Вот знаменитый лермонтовский «Сон»:

В полдневный жар, в долине Дагестана,

С свинцом в груди лежал недвижим я.

Глубокая еще дымилась рана,

По капле кровь точилася моя...

А это пародия Минаева:

В полдневный жар на даче Безбородко

С "Беседой Русскою" лежал недвижно я.

Был полдень жгуч, струился воздух кротко,

Баюкая меня...

В минаевской же пародии на лермонтовского «Демона» есть такие строки:

"Бес мчится. Никаких помех

Не видит он в ночном эфире.

На голубом его мундире

Сверкают звезды рангов всех".

Тот самый «голубой мундир», засветившийся в «Немытой России»! В официальных стихах Лермонтова такого выражения нет.

Впрочем, считается, что мистификация, приписываемая Лермонтову, сделана на основе… пушкинского «К морю».

Прощай, свободная стихия!

В последний раз передо мной

Ты катишь волны голубые

И блещешь гордою красой.

«Минаевская версия» вроде бы красивая, убедительная. Ее отстаивает кандидат философских наук Анна Кутырева. «В знаменитом восьмистишии соблюдены все законы пародии, - пишет она. - Несоответствие стиля и тематического материала; снижение, дискредитация стилизуемого объекта и даже всего художественно-идеологического комплекса оригинала, миросозерцания поэта в целом. Именно так делали авторы "Искры", пародируя поэтов "чистого искусства".

Постепенно (и особенно теперь, в наше время), мистификация, которой увлеклись публикаторы пародии, превратилась в фальсификацию, работающую на противников России. Особенно в глазах молодого поколения, принимающего ее на веру как произведение великого поэта. Думается, что долг всех ответственно мыслящих исследователей русской литературы - поставить все на свои места.»

У меня лишь одно сомнение. Почему «король рифмы» Дмитрий Минаев не опубликовал стихи под своей фамилией в одном из демократических журналов, как он это делал с остальными пародиями? Считал, что под именем Лермонтова они нанесут больше вреда царскому режиму, потому и передал Бартеневу?

Лично я склоняюсь к версии литературоведа, библиофила Михаила Эльзона: автор громкой мистификации - пушкинист Бартенев.

АВТОРИТЕТНО

ПОКЛЕП НА ПАТРИОТА

- Я глубоко сомневаюсь, что Лермонтов написал «Прощай, немытая Россия», - заявил на днях «Комсомолке» член-корреспондент РАН, доктор филологических наук Николай СКАТОВ, автор более 300 работ по истории русской литературы, текстологии. – Считаю, что ему приписывают эти строки.

Вот доводы ученого, 18 лет проработавшего директором Института русской литературы РАН (знаменитый «Пушкинский дом»!):

«Как известно, автографа этого стихотворения нет. Что ж - бывает. Но за тридцать с лишним лет после гибели поэта не появилось и никаких свидетельств о какой-либо изустной информации: это о лермонтовском-то стихотворении такой степени политического радикализма! Нет и ни одного списка, кроме того, на который ссылается П. И. Бартенев, с чьей подачи и стало известно в 1873 году стихотворение, и который тоже якобы утерян.

Кстати, речь в стихотворении о желании укрыться за "стеной Кавказа" в то время, как Лермонтов ехал служить на Северный Кавказ, т. е. строго говоря, не доезжая до его стены. Наконец, главное - это противоречит всей системе взглядов Лермонтова, все более укреплявшегося в своем русофильстве, которого даже называют русоманом и который пишет (вот здесь-то автограф как раз сохранился): "У России нет прошедшего: она вся в настоящем и будущем. Сказывается сказка: Еруслан Лазаревич сидел сиднем 20 лет и спал крепко, но на 21 году проснулся от тяжелого сна - встал и пошел... и встретил он тридцать семь королей и 70 богатырей и побил их и сел над ними царствовать... Такова Россия".

СПРАВКА «КП»

Первым еще в 1989 году официально поставил под сомнение авторство Лермонтова писатель-фронтовик Владимир Бушин в статье «Странная судьба одного стихотворения» (журнал «Кубань»). Такого же мнения литературный критик Владимир Бондаренко, автор книги «Лермонтов. Мистический гений» (в серии ЖЗЛ), поэт Валерий Хатюшин и ряд других исследователей.

www.kp.ru

ЛЕРМОНТОВ: "ПРОЩАЙ НЕМЫТАЯ РОССИЯ" - ЧТО ИМЕННО ХОТЕЛ СКАЗАТЬ ПОЭТ

фото: rusplt.ru

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ.
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.
Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Стихотворение «Прощай, немытая Россия…» Лермонтов написал в последний год своей безвременно прерванной жизни. В самое время расцвета литературного таланта.

Эти нехитрые восемь строк являются чуть ли не наиболее узнаваемым отрывком среди богатого литературного наследия поэта. И дело даже не в каком-то особом смысле, красоте или совершенстве слога стихотворения. Просто эти строчки на протяжении десятилетий входили в обязательную школьную программу и зазубривались каждым новым поколением учеников наизусть.

Что же хотел сказать поэт этим восьмистишием? Какие обстоятельства подтолкнули его написать стих «Прощай, немытая Россия…»? Насколько глубокий смысл сокрыт в нескольких, на первый взгляд, простых строках?

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН

Практически невозможно правильно понять какое-либо произведение, если рассматривать его вне контекста исторического фона. В особенности данное утверждение применимо к поэзии. Ведь объемное произведение типа романа или повести позволяет нарисовать этот самый фон, который влияет на наше восприятие, а короткий стих чаще всего служит неким проявлением эмоций, вызванных окружающей обстановкой, и нуждается в пояснении.

Стихотворение «Прощай, немытая Россия…» (Лермонтов), анализ которого будет проводиться, датируется 1841 годом. В это время растянувшаяся на полстолетия война на Кавказе была в самом разгаре. Россия стремилась присоединить к себе эти горные территории и укрепить границу, а свободолюбивые горцы всеми силами старались сохранить свою свободу.

В то время перевод солдата или офицера в действующие на Кавказе части был синонимом ссылки с билетом в одну сторону. Особенно, если вслед за человеком следовал соответствующий приказ, в котором поощрялось использовать вышеуказанного храбреца в самых горячих точках сражений.
фото: istpravda.ru

ЛИЧНОСТЬ ПИСАТЕЛЯ

К 1841 году Михаилу Юрьевичу Лермонтову уже исполнилось 26 лет (до дня своего рождения в этом году он не дожил). Он уже снискал себе славу как поэт, однако как человека в обществе его не любили. И отношение это, надо признать, было вполне заслужено. Писатель сознательно старался приобрести репутацию балагура и повесы. Причем шутки его были скорее колкими и дерзкими, чем добродушными. Стихи Лермонтова и его личные качества шумного завсегдатая светских салонов настолько разительно не соответствовали друг другу, что большинство читателей считали переживания, отраженные в поэзии, сплошной игрой богатого воображения. Всего лишь красивыми словами, не имеющими к нему самому близкого касательства.

Однако, по свидетельству его немногих друзей, маску Михаил надевал именно на людях, а на бумагу он изливал потаенные песни исстрадавшейся от черствости окружающего мира души.

А вот в том, что тот, кто написал «Прощай, немытая Россия…», был настоящим патриотом, не сомневался никто. Любовь к Родине выражалась не только в возвышенных рифмах, но и в ратных делах. Когда пришло время участвовать в боевых действиях, Михаил Юрьевич не осрамил честь своего древнего дворянского рода. Справедливости ради стоит отметить, что военная карьера абсолютно не прельщала Михаила. Он даже порывался подать в отставку, чтобы иметь возможность заняться литературной деятельностью без отвлечений, но не решился разочаровать воспитавшую его бабушку, которая мечтала видеть единственного внука успешным военным.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ЖИЗНИ

Читайте также:

9 мифов о Лермонтове, которые нужно срочно забыть

В 1837 году за стихотворение «Смерть поэта» Лермонтов был осужден и отправлен в первую ссылку на Кавказ. Благодаря ходатайству бабушки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, которая имела связи при дворе, пробыл он там недолго – всего несколько месяцев. И пребывание это было для поэта скорее сокровищницей приятных впечатлений, нежели реальной опасностью.

В начале 1840 года Лермонтов ввязался в дуэль, за которую был осужден на вторую ссылку в зону боевых действий. На сей раз к приказу прилагалось распоряжение императора о необходимости постоянно задействовать осужденного в первой линии наступления.

В связи с этими событиями и было написано стихотворение «Прощай, немытая Россия…». Лермонтов выразил в нем свое отношение к существовавшему тогда порядку. Он бросает дерзкие реплики, в которых сквозит невыразимая горечь от того, что на его горячо любимой Отчизне творится произвол, а весь народ раболепно поддерживает устоявшийся порядок.

Это стихотворение, вне всяких сомнений, было написано экспромтом, одним махом. В нем автор выплеснул все свое негодование и желание оставить после себя боль от творящейся несправедливости. Он выражает надежду найти успокоение вдали от Родины, на необъятных просторах Кавказа.

Лермонтов был не только талантливым поэтом, но и одаренным художником. Много зарисовок сделано Лермонтовым во время его ссылки на Кавказ в 1837 году. Среди них замечательный пейзаж Крестовой горы

Буквально каждое словосочетание в этих двух куплетах содержит в себе серьезную смысловую нагрузку. Стоит уделить немного времени тому, чтобы разобраться в том, какое значение имели используемые Лермонтовым образы для людей, живших в конце бурного XIX века. Только в этом случае сила и красота, заключенная в рассматриваемом восьмистишии, предстанет перед вами во всем своем великолепии.

«ПРОЩАЙ»

Слово «прощай» сначала особых вопросов не вызывает. Автор отправляется в зону военных действий, и подобное обращение здесь вполне уместно. Однако даже в этом, на первый взгляд, совершенно очевидном и бесспорном понятии, кроется нечто большее. По сути, проститься поэт стремится не с горячо любимой Родиной, а с существующим неприемлемым для него общественным укладом.

Это некий жест, практически граничащий с отчаянием. Бурлящее в груди поэта чувство негодования выплескивается наружу коротким «Прощай!». Пусть он и побежден системой, однако не сломлен духом.

«НЕМЫТАЯ РОССИЯ»

Первый и совершенно правомерный вопрос, который возникает у каждого, хотя бы немного знакомого с творчеством Михаила Юрьевича, заключается в следующем: почему поэт использует словосочетание «немытая Россия»? Лермонтов имеет здесь в виду отнюдь не физическую нечистоту своих сограждан.

Во-первых, стихи Лермонтова свидетельствуют, что для него унизить простых русских людей было просто немыслимо. Любовь и уважение к ним пронизывает все его творчество. Поэт дерзко бросает вызов укладу жизни дворянского сословия, однако быт простых крестьян он впитывает столь же органично, как и суровую красоту российской природы.

А во-вторых, исторически так сложилось, что испокон веков в России в почете было поддержание чистоплотности. В самых захудалых деревеньках существовали бани, и крестьяне мылись там не реже раза в неделю. Чего никак нельзя сказать о «просвещенной» Европе, где утонченные знатные дамы ванну принимали — в лучшем случае — раза два-три в год. А их кавалеры галлонами использовали духи и одеколон, дабы перебить смрад немытого тела.

Итак, выражением «прощай, немытая Россия» Лермонтов, стих которого по обычаям того времени должен был разлететься по дворянским салонам, даже не будучи опубликованным, просто хотел выразить свое пренебрежение государственным устройством. Это была обидная реплика, которая, кстати, обидеть тогда могла только русского человека.

«СТРАНА РАБОВ»

Даже поверхностный анализ стихотворения «Прощай, немытая Россия…» не дает оснований полагать, что под словом «рабы» автор каким-то образом подразумевает крепостных. Нет, здесь он указывает на рабскую покорность высшего сословия. На, по сути, бесправность каждого из них перед лицом сильных мира сего.

«СТРАНА ГОСПОД»

Слово «господа» здесь несет в себе четкий отрицательный оттенок. Оно сродни понятию «самодуры» — вершащие расправу исключительно по своему усмотрению. Недовольство молодого поэта можно понять. Ведь дуэль, за которую он был осужден, была всего лишь ребячеством. Когда оппонент Лермонтова, который и был инициатором дуэли, стреляя, промахнулся, Михаил просто разрядил свой пистолет выстрелом в сторону – он и не собирался причинять вред вызвавшему его Эрнесту де Баранту.

дуэль Лермонтова с Де Барантом

Однако наказание пришлось понести именно Михаилу, ведь Эрнест де Барант был сыном французского посла, и его участие в неблаговидном инциденте попросту замяли. Возможно, поэтому стихотворение «Прощай, немытая Россия…», история создания которого тесно связана с не вполне справедливым судом, пропитана такой горечью.

«И ВЫ, МУНДИРЫ ГОЛУБЫЕ…»

Голубые мундиры в Российской империи носили представители жандармерии, которые особой популярностью ни среди простого народа, ни среди военных не пользовались. А стихотворение «Прощай, немытая Россия…» и вовсе прорисовывает их не как силу, поддерживающую порядок, а как пособников существовавшего царского произвола.

«И ТЫ, ИМ ПРЕДАННЫЙ НАРОД»

Народ, преданный охранному отделению? Да никогда такого не было! Здесь Лермонтов говорит не столько о народе как о людях, сколько о государственном устройстве в целом. Автор считает, что Россия здорово отстала от соседних держав в Европе по уровню развития государственного аппарата. А такое положение возможно только потому, что народ в целом безропотно поддерживает существующий порядок.

«БЫТЬ МОЖЕТ, ЗА СТЕНОЙ КАВКАЗА СКРОЮСЬ»

Желание укрыться от чего бы то ни было в зоне боевых действий может показаться не совсем логичным. Однако для Лермонтова Кавказ был по-настоящему особенным местом. Впервые он посетил его, будучи еще маленьким мальчиком, и яркие впечатления от этого периода он пронес через всю жизнь.

Во время первой ссылки Михаил больше путешествовал, чем воевал. Он любовался величественной природой и чувствовал себя весьма комфортно вдали от светских склок. Помня об этих обстоятельствах, легче понять желание поэта скрыться именно на Кавказе.

«… ОТ ТВОИХ ПАШЕЙ»

А вот слово «пашей» смотрится несколько не органично в применении к представителям власти в Российской империи. Почему Лермонтов использует титул военачальников Османской империи для описания российских жандармов?

Некоторые редакции ставят в этом месте слово «царей» или даже «вождей». Однако трудно согласиться с тем, что именно эти варианты изначально использовал Лермонтов. «Прощай, немытая Россия…» — стих, в котором автор выступает против конкретного существовавшего порядка, в котором царь играл ключевую роль. Но царь, как и вождь, в стране может быть только один. Использовать подобные титулы во множественном числе в этом случае было бы просто неграмотно.

Современникам Михаила Юрьевича такое словосочетание однозначно резануло бы слух. Представьте, что в новостях диктор произносит что-то вроде: «А сегодня президенты нашей страны…». Приблизительно так словосочетание «скрыться от царей» прозвучало бы для читателей в XIX веке.

Буквально на протяжении всей истории турки для русских людей были непримиримыми врагами. И до сих пор отождествление с этой национальностью применяется для обидных прозвищ. Стих «Прощай, немытая Россия…» был написан во времена, когда Турция для русского общества стойко ассоциировалась с жестким деспотичным государством. Поэтому представителей верхушки жандармов иногда именовали пашами, чтобы подчеркнуть отношение к ним простого народа. Видимо, именно этот смысл вкладывал великий русский поэт в свое стихотворение.

«ВСЕВИДЯЩИЕ» И «ВСЕСЛЫШАЩИЕ»

Злополучная дуэль Михаила Лермонтова с Эрнестом де Барантом носила, понятное дело, исключительно частный характер. Ссора между молодыми людьми имела место в доме некой графини Лаваль, которая давала бал. Сама дуэль состоялась через два дня по всем неписаным правилам – в уединенном месте и в присутствии секундантов с обеих сторон.

Несмотря на то, что никаких неприятных последствий эта стычка не имела, не прошло и трех недель, как Лермонтов был взят под стражу. В вину ему вменялась статья о «недонесении». Ни секунданты, ни его оппонент к ответу не привлекались.

Причиной начала следствия стал не какой-то конкретный донос одного из непосредственных участников, а слухи о дуэли, которые распространились среди молодых офицеров. Поэтому поэт и применяет эпитеты «всевидящий» и «всеслышащие», характеризуя работу охранного отделения.

Впрочем, некоторые редакции стихотворения «Прощай, немытая Россия…» дают диаметрально противоположное прочтение последних двух строк. В них автор сетует на «не видящий глаз» и «не слышащие уши», говоря о слепоте и пристрастности судопроизводства.

Что ж, и эта теория имеет право на существование. Однако откуда так много вариаций? В конце концов, стихи Лермонтова – это не произведения тысячелетней давности, которые археологам приходится восстанавливать по крупицам. А в пору написания этого стихотворения автор был уже достаточно знаменит, чтобы его творение в мгновение ока разлетелось среди интеллигенции, тем самым оставляя след в десятки и сотни копий. Подобные разночтения заставили многих засомневаться даже в том, что этот стих вообще написал Лермонтов. «Прощай, немытая Россия…» подверглась сокрушительной атаке критиков.

Фото: emaze.com

СОМНЕНИЯ В АВТОРСТВЕ

Главный аргумент, который приводят сомневающиеся в том, что автором данного стихотворения является Михаил Лермонтов, – это время публикации произведения. С момента смерти поэта успело пройти практически полвека – 46 лет. А самая ранняя копия из сохранившихся до нашего времени рукописных списков датируется началом 70-х годов позапрошлого века. А это подразумевает зазор в три десятка лет между написанием оригинала и копией.

Ни одного наброска или черновика, выполненного рукой самого Михаила Юрьевича, также не существует. Правда, Бартнев (историк, который и явил свету неизвестное ранее стихотворение) в письме личного характера ссылается на существование оригинала, написанного пером Лермонтова, однако кроме него этот документ так никто никогда и не увидел.

Еще большее недоумение среди литературоведов вызывает сам характер стихотворения «Прощай, немытая Россия…». Анализ отношения автора к покидаемой им стране не оставляет сомнений не просто в разочаровании, а даже, в некотором роде, в пренебрежении к Родине, чего ранее у Лермонтова никогда не проявлялось.

Но, несколько осаждая любителей эффектных разоблачений, стоит отметить, что свое знаменитое «Прощай!» Лермонтов бросает отнюдь не Родине, а несовершенному государственному аппарату. И с этим согласны все литературоведы и биографы поэта.

Другой аргумент, используемый критиками – сравнительный анализ двух стихов: «Родина» и «Прощай, немытая Россия…». Они были написаны предположительно с разницей в несколько месяцев. Однако один проникнут благоговением перед Отчизной, а второй полон нелестных для той же Родины эпитетов.

Могло ли настолько резко поменяться настроение поэта? А разве нет? Нотки горечи одиночества присущи большинству произведений Лермонтова. Их же, просто выраженных более экспрессивно, мы находим и в стихе «Прощай, немытая Россия…». Здесь нет пренебрежения к родной земле, на которое упорно пытаются указать критики. Здесь есть боль от того, что поэт хотел бы видеть свою страну процветающей и прогрессивной, однако вынужден смириться с тем фактом, что эти стремления душатся существующим режимом.

Но, в конечном итоге, каждый решает лично для себя, во что ему верить. Аргументов достаточно как с одной, так и с другой стороны. И кто бы ни был автором этого стихотворения на самом деле, оно прочно укоренилось в русской литературе и однозначно многое может рассказать об обстановке, царящей в середине XIX века.

А для поклонников творчества Михаила Юрьевича Лермонтова достаточно произведений, автором которых, бесспорно, является поэт. Кстати, тот самый, которого еще при жизни называли преемником Пушкина! Его литературное наследие, бесспорно, можно сравнить с россыпями драгоценных камней в сокровищнице русской литературы.

Автор: Диана Болдырева

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Самое актуальное стихотворение Пушкина: «клеветникам России»

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

moiarussia.ru

КТО АВТОР СТРОК "ПРОЩАЙ НЕМЫТАЯ РОССИЯ".

Статья кандидата философских наук А. А. Кутеревой "Пародируя поэта". 2005 год. Оригинал здесь.

О патриотизме Лермонтова и об авторстве стихотворения "Прощай, немытая Россия".

В октябре исполнилось 170 лет со дня рождения Д.Д.Минаева - поэта "Искры" пародиста, перепевщика, не оставившего без внимания ни одного великого творения предшествующей "аристократической" эпохи и переписавшего их в духе либерализма - "ничего святого". Думаю, что "Прощай, немытая Россия" пора вернуть ее настоящему автору.

Современность всегда ищет опоры в прошлом и стремится интерпретировать его в своих интересах. На этой почве много конъюнктуры и фальши, когда прошлое превращается в заложника настоящего. Борьба с прошлым и за прошлое идет в социальном и символическом универсуме. В символическом универсуме одно из ее главных направлений - художественная литература, которая более чем какое-либо другое письмо (текст) приближена к массам, к практическому сознанию. Главной причиной предпринимаемых в разное время мистификаций и маскировок-обманов является (хотя это сейчас немодно звучит) социальная борьба. Многие мистификации основаны на идеологической переработке литературных шедевров в целях приспособления к запросам новой реальности. Так, были "исправлены" "Евгений Онегин", "Горе от ума", "Мертвые души", "Демон" и другие великие и популярные произведения.


Стихотворение "Прощай, немытая Россия" приписывается М.Ю.Лермонтову. Оно впервые упомянуто в письме П.И.Бартенева в 1873 году, через 32 года после смерти поэта. Странность в том, что современники поэта на это открытие почти не отреагировали. Не последовало их реакции и после первой публикации в 1887 году. Не было высказано никакой радости, не возникло полемики в печати. Может быть, читающая общественность знала, кому принадлежали эти строки?

Литературоведы, дорожащие своей репутацией, обычно оговаривают отсутствие автографа и никогда не приписывают произведение автору, не имея хотя бы прижизненных списков. Но только не в этом случае! Обе публикации - П.А.Висковатова, а затем П.И.Бартенева, хотя они не однажды уличались в недобросовестности, были приняты без сомнений и в дальнейшем споры шли лишь по поводу разночтений. А вот тут развернулась полемика, не утихающая до сих пор. Однако аргументы противников авторства Лермонтова в этом споре всерьез в расчет не принимались. Стихотворение стало каноническим и включено в школьные учебники как шедевр политической лирики великого поэта.

Приведем восьмистишие, которое действительно ставит под сомнение патриотизм М.Ю.Лермонтова:

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ.

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа

Сокроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

Именно из-за первой строки стихотворение стало популярным, а для некоторых сейчас сверхактуальным. Сегодня все, кто говорит и пишет о России пренебрежительно, с издевкой, полным неприятием ее общественного, как дореволюционного, так и революционного строя, всенепременно процитируют знаменитую строчку, беря ее себе в союзники и ссылаясь на авторитет великого национального поэта. Это симптоматично. Более сильный литературный аргумент для опорочивания России, чем ссылка на ее национального поэтического гения, трудно придумать.

Но вот как оценивал в год столетнего юбилея значение поэта для России "Вестник литературы" за 1914 год: "Лермонтов составляет гордость и славу русской поэзии, которому наравне с другими "богатырями пера" обязаны мы крепостью наших национальных чувств, особенно рельефно проявившихся в переживаемые нами знаменательные дни. Ведь Лермонтов, бесспорно, был одним из тех поэтов, которые научили нас любить нашу родину и заставили возгордиться ею..." В.О.Ключевский, характеризуя русскую живопись, писал: "...вы усиливаетесь припомнить, что где-то было уже выражено это впечатление, что русская кисть на этих полотнах только иллюстрировала и воспроизводила в подробностях какую-то знакомую вам общую картину русской природы и жизни, произведшую на вас то же самое впечатление, немного веселое и немного печальное, - и вспомните РОДИНУ Лермонтова... Поэзия, согретая личным чувством поэта, становится явлением народной жизни, историческим фактом. Ни один русский поэт доселе не был так способен глубоко проникнуться народным чувством и дать ему художественное выражение, как Лермонтов". А еще раньше Н.А.Добролюбов отмечал, что "Лермонтов понимает любовь к отечеству истинно, свято и разумно... Полнейшего выражения чистой любви к народу, гуманнейшего взгляда на его жизнь нельзя и требовать от русского поэта".

В последние десятилетия ХХ века появились убедительные, аргументированные доказательства того, что Лермонтов не мог написать эти строчки. Но, как известно, ничего нет более прочного, как столетнее заблуждение. В годовщину 190-летия со дня рождения поэта директор Пушкинского Дома, уважаемый ученый Н.Н.Скатов привел неоспоримые доводы, что М.Ю.Лермонтов не мог разделять такие взгляды. Однако справедливые сомнения в принадлежности спорного стихотворения М.Ю.Лермонтову не подкрепляются попытками найти его подлинного автора. Одного критического отвержения недостаточно. Нужны позитивные предложения и решения.

При изучении литературного произведения, авторство которого не выявлено, принимают во внимание биографию предполагаемого автора, историческую и литературную среду того времени, язык и характер эпохи. Известно, что выдающиеся писатели вырабатывают свой оригинальный стиль, своеобразную лексику, живут и творят в исторически-определенной культурной повседневности. В рассматриваемом стихотворении проявляется дух совершенно другого времени, не присущий поэтической стране под названием "Лермонтов". Оно имеет иной культурный контекст. Давайте спросим себя, что у нас здесь вызывает в первую очередь недоумение и что не согласуется со всеми остальными строчками. Спросим и признаемся: первая строка - "немытая Россия". Воспитанный в дворянской среде, пансионате Московского университета, вращавшийся в высших аристократических кругах Лермонтов вряд ли мог писать и говорить "немытая" по отношению к Родине, которой он только что посвятил поразительной силы строки любви. Вполне можно предположить: он не употреблял его и в обиходной среде. Его не было в дворянском лексиконе, а к поэзии оно вообще не имеет никакого отношения. Разве что к пародии, эпиграмме, перепеву. А это уже другая эпоха. Поговорим о ней.

Вот как газета "День" 1889 года характеризовала теоретические начала пореформенной России: "Все изящное, аристократическое, носившее отпечаток барства, казалось несовместимым с чувством гражданина. Эмансипированный "мужик" стал излюбленным культом, которому поклонялись и подражали. Тогда вошли в моду и пресловутые красные рубахи и смазные сапоги..."

Виднейшим представителем сатирико-социальной поэзии 60-х годов, выступавшим против дворянской культуры, противником толпы "ренегатов, кликуш, временщиков и невских Клеопатр" был Д.Д.Минаев - виртуоз стиха, имевший богатейший, непревзойденный запас рифм. В его сатирах и перепевах не обойден вниманием ни один дворянский поэт: Пушкин, Лермонтов, Майков, Некрасов, Островский, Плещеев, Фет, Тютчев, Тургенев, Бенедиктов. Все попали на его острый язык. Он был ярким и ярым разрушителем дворянской эстетики, как, впрочем, и Д.Писарев. Не случайно пародия Д.Минаева на "Евгения Онегина" совпадает в ряде своих выпадов против А.С.Пушкина с критикой этого романа Д.Писаревым. Стихотворная пародия была ведущим жанром Д.Минаева в области сатиры: издевки, насмешки, журнальная полемика - его любимый стиль. "Не жалея ради красного словца и родного отца, Минаев щелкал своим сатирическим бичом и врагов, и друзей, и вот эта-то неразборчивость и сделала его фигуру в смысле убеждений очень неопределенной". Его знала вся читающая публика того времени, а пишущая - боялась. Его экспромты и эпиграммы облетели всю Россию. Успех объяснялся не только исключительным остроумием и бесспорным поэтическим дарованием "короля рифм", но и идейной направленностью его литературной работы, а также общественной борьбы 1860-1870-х годов.

Особенность пародии как вида литературной сатиры в том, что она обычно применялась и применяется для нападения на враждебную идеологию. Для Д.Минаева это дворянская идеология. Вульгарный демократический жаргон пародии снижал высокую аристократическую литературу. Разоблачение достигалось осмеянием изысканности, контрастом тем, персонажей, языка. М.Ю.Лермонтова Минаев пародировал постоянно. Он не обходил вниманием даже такие пророчески трагические стихи, как "Сон" (1841).

М.Ю. Лермонтов:

В полдневный жар, в долине Дагестана,

С свинцом в груди лежал недвижим я.

Глубокая еще дымилась рана,

По капле кровь точилася моя...

Д.Д. Минаев:

В полдневный жар на даче Безбородко

С "Беседой Русскою" лежал недвижно я.

Был полдень жгуч,

струился воздух кротко,

Баюкая меня...

В другой эпиграмме:

Когда хилея день от дня,

Я ездил на Кавказ,

Там встретил Лермонтов меня,

Обрызгал грязью раз...

В стихотворении "Лунная ночь" перепеваются мотивы поэмы Лермонтова "Мцыри", и каждая строфа заканчивается рефреном: "...С неба голубого ... Луна смотрела на меня". Все это на мотив "Все хорошо прекрасная маркиза..."

Как говорится, ничего святого. Сам Минаев признается:

"Я постиг отлично тайну,

Как писать оригинально:

Стих начну высокопарно

А окончу тривиально.

.......................

Неожиданно сближая

Всевозможные предметы,

Я уверен - о читатель! -

Что талант найдешь во мне ты.

Совсем не случайно пародия "Прощай, немытая Россия" вынырнула в 1873 году. Скорее всего, именно тогда она и была написана Д.Минаевым. Как убедительно показал Клеченов в "Литературной России", это скорей пародия на пушкинское "К морю":

Прощай, свободная стихия!

В последний раз передо мной

Ты катишь волны голубые

И блещешь гордою красой...

Сравните:

"Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ.

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ".

В 1874-1879 годах Д.Минаевым была написана сатирическая поэма "Демон", в которой есть такие строки:

"Бес мчится. Никаких помех

Не видит он в ночном эфире

На голубом его мундире

Сверкают звезды рангов всех..."

Вполне логично, что здесь автор использовал свою же находку - "голубые мундиры". Как видим, она больше присуща Д.Минаеву и типична для него. А вот у М.Ю.Лермонтова ничего подобного нет. Для чего же создаются частотные словари великих писателей, как не для изучения поэтических образов и лексики? В знаменитом восьмистишии соблюдены все законы пародии: несоответствие стиля и тематического материала; снижение, дискредитация стилизуемого объекта и даже всего художественно-идеологического комплекса оригинала, миросозерцания поэта в целом. Именно так делали авторы "Искры", пародируя поэтов "чистого искусства".

Постепенно (и особенно теперь, в наше время), мистификация, которой увлеклись публикаторы пародии, превратилась в фальсификацию, работающую на противников России. Особенно в глазах молодого поколения, принимающего ее на веру как произведение великого поэта. Думается, что долг всех ответственно мыслящих исследователей русской литературы - поставить все на свои места.

nicholas-i.livejournal.com

Информационные диверсии. «Прощай, немытая Россия»: matveychev_oleg


Стихотворение «Прощай немытая Россия», которое всех заставляли в школе учить наизусть, является подделкой. Об этом не лишне вспомнить в день 200-летия со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова. Почему в школьную программу включено именно это стихотворение?

Старая фальсификация как оружие русофобов

Автор – Павел Краснов

Изучение творчества М.Ю. Лермонтова в школе часто начинается и заканчивается стихотворением «Прощай, немытая Россия», изучение его наизусть обязательно для школьников уже нескольких поколений. Это привело к тому, что если и не все восемь строк, то слова «немытая Россия, страна рабов, страна господ», ставшие мощным идеологическим штампом, знают практически все.

У Лермонтова много гениальных стихов, просто близко не сравнимых по уровню с упомянутым «стишем», но в школьную программу включены вовсе не они, а вот это.


Кривоватый слог, убогие сравнения и полное отсутствие глубины, столь характерной для Лермонтова. Хуже произведения для представления его творчества подобрать сложно. Бесспорно, у каждого поэта или писателя, как бы велик он ни был, есть вещи удачные и неудачные, и для изучения в школе было бы естественным отобрать лучшие образцы. Если, конечно, целью является развитие молодого поколения, а не что-то иное.

Есть очень серьёзные основания полагать, что основной целью появления сего творения в учебниках и его всемерного, массового тиражирования были не литературные достоинства, а его кричащая русофобия. То есть, это акт грамотной идеологической войны.

Но может быть у лиц, вводивших его в школьные учебники, несмотря на протесты специалистов-литературоведов, просто такие своеобразные литературные вкусы и «где уж нам, убогим» судить об уровне стихотворения, это дело небожителей?

Нет, дело тут не в спорах эстетов. Дело в том, что советские (и по большей части российские на раннем постсоветском этапе по инерции) учебники строились на принципах строгой научности. Сомнительные гипотезы и двусмысленные вещи туда не допускались и близко. Ошибки, естественно, встречались, но они всего лишь отражали сложности развития науки и смены теорий.

Это, с позволения сказать, произведение разительно отличается от прочих стихотворений Лермонтова (помимо зашкаливающей русофобии, антипатриотизма и, мягко сказать, негениальности) тем, что не существует никаких прямых доказательств, что оно принадлежит именно ему, а не другому человеку. То есть, вообще никаких.

Есть только тысячи раз повторённое утверждение, которое от многократных повторений приобретает в массовом сознании статус истины. И повторения эти тиражируются в школьных учебниках и изданиях сочинений поэта. Согласно требованиям научности, именно сторонники того, что это стихотворение принадлежит данному поэту, и обязаны это доказать.

Но они этого делать не собираются, ссылаясь на... научную и литературную традицию, которую сами же создают. За аргумент обычно выдаются истерики и доводы, вроде ссылки на мнение Короленко где-то от 1890 г. (полвека после смерти Лермонтова). Им зачем-то очень нужно, чтобы дети с малых лет считали Родину «немытой» и убогой.

А что мытое-то, что есть чистое? Может быть Персия, Индия или Китай? Ни в коем случае. Чистое и прогрессивное – Запад, ясное дело, с него пример надо брать, а то и молиться на него.

То есть цель сего произведения вовсе не познакомить детей с лучшими образцами великой русской литературы, а совершенно другая – вбить в головы детей русофобский штамп. Можно утверждать, что единственная причина, по которой стихотворение вошло в школьные учебники – это его мощный русофобский «посыл», поданный в обёртке от стихов гениального русского поэта, штамп, который будет заложен в подсознание практически всего населения страны.

Для чего?

Понятное дело, для последующего манипулирования с недобрыми целями уже выросшими людьми. Ну, если уж гениальные люди так отзывались о России, она ж, наверное, и в самом деле убогая, омерзительная и вонючая?! А ведь скажи, напиши они честно: «стихотворение неизвестного поэта конца 19 в.» и весь ореол с него слетит моментально. Кому оно нужно, не будь оно приписано Лермонтову? Так что не зря включали его в учебники и сборники, нарушая все принципы – очень надо было.

К слову сказать, словосочетание «немытая Россию» если чем и примечательно, так это своей подлостью и переворачиванием ситуацию с ног на голову. Уж по уровню гигиены с русским мужиком из самой захудалой деревне, сотни лет мывшегося в парной бане, как минимум, раз в неделю, не сравнятся не то что европейские крестьяне, мывшиеся два раза в жизни, но и самые изысканные французские дворяне, мывшиеся, в лучшем случае, раз в год и придумавшим духи и одеколон для отбивания невыносимого смрада немытого тела по несколько раз в жизни, и дворянкам, носившим блохоловки.

Если вернуться к упомянутому произведению, то литературоведами давно с весьма высокой вероятностью установлено, что стихотворение «Прощай немытая Россия» не принадлежит Лермонтову, и его автором является совершено другой человек. Вот основные признаки этого:

нет автографа автора (оригинала).
произведение впервые появилось через 32 года после гибели поэта, а в печати появилось только 1887 году.
анализ стиля показывает полное несоответствие стилю Лермонтова. Так кривые образы «голубые мундиры», «паши» не встречаются нигде более.
Довольно чётко определён наиболее вероятный истинный автор – поэт-пародист Дмитрий Минаев, ярый антипатриот и антигосударственник, даже русофоб, активно писавший свои пародии и эпиграммы как раз в тот период, когда «стихотворение нашлось». Именно для него характерны стилистические обороты этого стихотворения.
Исходно существовало несколько версий стихотворения. Так были версии со словами «сокроюсь от твоих царей» и «сокроюсь от твоих вождей», что было бы странно более чем через 30 лет.

Склочник и алкоголик Минаев не скрывал своей ненависти к русским классикам – сам он не мог меряться с ними талантом, собственные стихи его были безнадёжно слабы, а амбиции непомерны. Весьма похоже на уже забытого сейчас поэта-пародиста Александра Иванова, такого же космополита, русофоба, того самого, который визжал, что он в войну поддержал бы фашистов, потому что при «фашизме была частная собственность». Кстати, также умершего от алкоголизма.

Нет, наверное, ни одного классика и крупного произведения, которое он бы не оплевал и не переврал. Его имя обычно упоминалось в связи с литературными фальсификациями, на которые он был мастак, и какими-то пошлыми скандалами. Для усиления эффекта от фальсификаций, скандалов и розыгрышей, они иногда действовали вместе с журналистом и странноватым издателем Бартеневым.

Говорят, Минаев мог бы быть хорошим литератором, но разменял свои способности на пошлоё ёрничанье, хихикание и желчное глумление. Гении как были, так и остались, а клоуна уже никто и не помнит. И не вспомнил бы, если бы не его старая фальсификация, использованная затем недобрыми людьми.

Кому выгодно было, несмотря на протесты специалистов, включать это стихотворение в сборники Лермонтова? Это интересный вопрос. Вроде как была попытка ввести стихотворение в школьную программу в 20-е годы, но в начале 30-х, когда Сталин стал набирать силу, оно исчезло оттуда вместе со многими другими русофобскими творениями. Тогда немало активных русофобов были «безвинно репрессированы», как потенциальная (или уже сформировавшаяся) «пятая колонна» в преддверии надвигавшейся великой Войны.

Впервые массовый вброс начался в 1961 году, при Хрущёве. В среде литературоведов ходят слухи, что продавили с уровня ЦК КПСС через Академию Наук. Но кто именно стоял за идеей этого вброса, и кто заставил ввести стихотворение в полный сборник сочинений, сделав таким образом его литературным каноном, до сих пор неясно.

Об одной очень старой мистификации

Автор – Г. Клечёнов

Неорганичность для всего творчества М.Ю. Лермонтова приписываемого ему и настойчиво навязываемого даже в школьных учебниках стихотворения «Прощай, немытая Россия», давно уже вызывала сомнения в его подлинности. Но так обычно бывает, что если ложь повторяется много раз, то к ней привыкают, и она уже кажется правдой.

Так и с этим стихотворением. Его на протяжении нескольких поколений заставляли заучивать в школе, и всем уже стало казаться, что авторство Лермонтова здесь несомненно. От этого навязанного предубеждения очень трудно отвлечься. А ведь, казалось бы, достаточно было просто положить его рядом с другими стихами – и грубость, топорность строк сразу же бросилась бы в глаза.

Да и сама история появления этого стихотворения – спустя много лет после смерти «автора» – весьма странная.

И надо было очень захотеть, чтобы всё же приписать это стихотворение Лермонтову, включить в разряд несомненно авторских, сделать одним из немногих обязательных для изучения в школе. И если бы его не приписали Лермонтову, то уж наверняка бы Пушкину.

А.С. Пушкин: «К морю»

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой.

Приписывается М.Ю. Лермонтову: «Прощай, немытая Россия»

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ.
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Обычно литературная мистификация, в отличие от злоумышленной подделки, являющаяся просто весёлым розыгрышем, использует в качестве оригинала легко узнаваемое произведение, первые строки которого подвергаются лишь незначительному изменению.

Этот приём широко используется также и в жанре пародии, в отличие от которой мистификация всё же предполагает элемент лукавого обмана, чужой подписи.

В последующих строчках автор пародии или литературной мистификации, как правило, далеко отходит от оригинала и поэтому вторые строфы двух стихотворений практически уже не совпадают:

Как друга ропот заунывный,
Как зов его в прощальный час,
Твой грустный шум, твой шум призывный
Услышал я в последний раз…

(Пушкин)

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь я среди пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

В XIX веке литературные мистификации были широко распространены и представляли собой модную салонную игру. Выдавать своё оригинальное произведение или стилизацию за чьё-то чужое или неведомого автора было весёлым писательским розыгрышем. Именно таким было приписывание М.Ю. Лермонтову этого стихотворения.

Но впоследствии оно было широко распропагандировано уже в совершенно других целях русофобскими идеологами и из мистификации превратилось в фальсификацию на заданную тему.

От редакции «Литературной России»

Стихотворение «Прощай, немытая Россия» впервые всплыло в письме П.И. Бартенева к П.А. Ефремову 9 марта 1873 года с примечанием «списано с подлинника». В 1955 году было опубликовано письмо того же Бартенева к Н.В. Путяте, написанное не позднее 1877 года (год смерти Путяты) с аналогичной припиской: «с подлинника руки Лермонтова».

В 1890 году тот же Бартенев публикует ещё один вариант этого стихотворения (во всех трёх случаях есть разночтения) в издаваемом им журнале «Русский архив» с примечанием на этот раз – «записано со слов поэта современником».

За три года до этого П. Висковатов опубликовал в журнале «Русская старина» без указания на источник эту же бартеневскую версию с изменением лишь одного слова – «вождей» (№ 12, 1887).

Автограф, на который ссылался в письмах Бартенев, разумеется, не сохранился. Более того, профессиональный историк, археограф и библиограф потому-то так ничего и не сообщил нигде об этом автографе: где он его видел, у кого он хранится и т.д. Для человека, посвятившего всю жизнь отысканию и публикации неизвестных материалов и литературно-биографических документов о русских писателях, такое непрофессиональное умалчивание адреса источника – «подлинника, руки Лермонтова» – вещь просто загадочная.

Таким образом, во всех случаях, кроме одного, где источник не назван, мы имеем дело с одним и тем же человеком – П.И. Бартеневым. И каждый раз мы встречаем серьёзные противоречия: в письмах он ссылается на неведомый автограф, а в публикации уже более осторожно указывает на «феноменальную память» неведомого современника, спустя полвека позволившую воспроизвести этот «неведомый шедевр».

Логично поинтересоваться: кто же он, этот единственный источник вдруг всплывшего спустя десятилетия после гибели поэта странного стихотворения!

Бартенев Пётр Иванович родился в октябре 1829 года, и в момент убийства Лермонтова ему было всего 11 лет. Среди его сочинений ряд книг и статей о Пушкине («Рассказы о Пушкине, записанные со слов его друзей П.И. Бартеневым в 1851-1860 гг.» и др.)

В 1858 году именно он передал А.И. Герцену сенсационные «Записки Екатерины II», опубликованные последним в Лондоне в 1859 году. С 1863 года он издаёт в течение полувека журнал «Русский архив», специализируясь на публикации неизвестных документов о русских писателях. Однако по отзыву «Краткой литературной энциклопедии», «многочисленные публикации Бартенева в археографическом и текстологическом отношении стояли на недостаточно высоком уровне». И это ещё мягко сказано.

Сотрудничество с Герценом и его бесцензурной прессой характеризует общественно-политическую позицию П.Бартенева. Накал политических страстей и потребностей поры на авторитет признанных всем обществом национальных поэтов требовал именно таких разоблачительных документов.

А спрос, как известно, рождает предложение, и если у профессионального публикатора, посвятившего жизнь изданию специализированного для этих целей журнала, нет под рукой нужного материала, то для поддержания интереса к своему журналу, для спасения тиража чего не сделаешь?

Бартенев был хорошо знаком с творчеством Пушкина, симпатизировал разоблачительной пропаганде, набил руку на «сенсационных открытиях» и на публикации их.

Написал восемь дубоватых строчек, хоть и с трудом, с помощью заимствований у Пушкина, – это было ему вполне по силам. А риска не было никакого. Разоблачённая, такая грубая мистификация не грозила ему ничем, кроме смеха и общественного внимания. Но вряд ли сам Бартенев ожидал, что этот розыгрыш будет иметь такие последствия.

Интересно, что составители собрания сочинений М.Ю. Лермонтова (1961 год) довольно остроумно прокомментировали это стихотворение. Не имея возможности (по понятным причинам) открыто разоблачить эту мистификацию, превращённую спекулянтами в фальшивку, они в комментарии к нему вклеили факсимиле подлинника М.Ю. Лермонтова «Родина» (т.1, стр. 706). И в самом деле, ничто лучше не разоблачает подделку, чем сопоставление её с подлинником. Однако, если очень нужно, то можно и не видеть подлинника и упрямо твердить бездарную подделку. Хотя даже непрофессионалу ясно, что Лермонтов и эта подражательная мазня ничего общего не имеют.

«Литературная Россия», 1994, 18.02.94 г.


matveychev-oleg.livejournal.com

"Прощай, Немытая Россия". Кто же автор?

01:29 am - "Прощай, Немытая Россия". Кто же автор?

Задумаемся о происхождении и живучести расхожей фальшивки

Вы думаете, я о Лермонтове? Отнюдь нет! Благороднейший наш соотечественник не имеет никакого отношения к одному из самых известных стихотворений русской литературы, которое публикуется уже более века под его именем и принимается читателями как само собой разумеющееся, отражающее и ощущение автора и действительность. Отчего так?

Прежде, чем указывать обвинительным перстом на истинного сочинителя этой стихотворной мерзости, и предавать его казни осуждением, призываю пристальней вглядеться в самих себя. Вот он - коллективный лжец-очернитель - вся наша русскоговорящая, с колыбели, общность. Разве не все мы, за редким исключением, с каким-то сладострастием, дай только малейший повод, обгаживаем всё родное, вечное и святое? Особенно в задушевных разговорах. И подобострастно, с жаром, поддакиваем иноземцам, когда они политкорректно, подыскивая слова, намекают на исконное свинство русских. Обеляет нас в этом в некоторой степени лишь то, что, разглядев в собеседнике убеждённого русофоба, способны тут же дать отпор, доказывая с тем же жаром обратное. А если тот заморский русофоб вдруг возымеет желание с оружием в руках полезть в наш (как мы поспешили согласиться с ним) "отечественный свинарник", чтобы его почистить (вернее, обчистить), то, без рассуждений, "и сурово брови мы насупим…". Вот такие мы непреклонные. Как пить дать, накостыляем шею всякому, кто рот не прополаскивает, раскрывая его на Святую Русь, всем этим карлам, жакам, фрицам, прочим немцам. Да так вдохновенно, что, по обычаю своему, не заметим самых опасных русофобов. А они среди нас затесались. Вот хотя бы этот - Митрий-Митричем представляется - с отёкшим лицом интеллигентного пьяницы. Пока его рассматриваем, вспомним два стихотворения. Оба проходили в школе.

ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ ЯКОБЫ ОДНОГО АВТОРА

1. Родина

Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит ее рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.
Но я люблю - за что, не знаю сам -
Ее степей холодное молчанье,
Ее лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек ее, подобные морям;
Проселочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленным пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни печальных деревень;
Люблю дымок спаленной жнивы,
В степи ночующий обоз
И на холме средь желтой нивы
Чету белеющих берез.
С отрадой, многим незнакомой,
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.

2. Прощай, немытая Россия

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ.
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.
Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Рукопись первого стихотворения до нас дошла. Рука Лермонтова. Второе появилось в списках в начале 70-х годов XIX , потом в журнале "Русская старина" под его именем через 46 (!) лет после роковой дуэли. Причём, каноническому "пашей" в той публикации в списках предшествует "вождей", есть вариант "царей". Не известны ни черновик, ни лермонтовский автограф.

Первооткрывателем гласно назвался историк П. Бартенёв, известный археограф и библиограф. В частном письме он ссылается на некий "подлинник руки Лермонтова", так никому и не показанный. Никто не видел его. Таинственным образом исчез. Позже, в своём журнале "Русский архив", Бартенёв печатает приписку: "Записано со слов поэта современником". Подлинной записи того безымянного "современника" также до сих пор не нашли. Странные пропажи, согласитесь.

Теперь посмотрим на оба произведения глазами неискушённого в поэтическом искусстве читателя. Если то и другое сочинение принадлежит одному автору, то какие-то совершенно разные России он описывает. Первую любит. Чувство своё называет "странным", так как вроде бы, при взгляде со стороны, не могут вызывать "отрады" "печальные деревни" с "избами, покрытыми соломой", не яркая, бедная формами и красками равнинная природа и гибельные "разливы рек". Но Россия для Лермонтова и для тех, кому он адресует лирическое признание, - Родина. А это придаёт "странности" индивидуальный смысл радостного изумления. Будь наш поэт, например, вояжирующим по империи французом (вроде изначально настроенного на неприязнь маркиза де Кюстина), он непременно бы отметил на деревенском празднике глумливых, бранящихся крестьян. Но влюблённому в свою бедную, несовершенную родину московскому дворянину слышится не сквернословие, а "говор"; и не мужиков, а покладистых "мужичков".

Во втором стихотворении автор (Лермонтов? Другой?) не "скачет в телеге просёлочным путём", оглядывая окрестности влюблённым взором. Он, что есть мочи, бежит из России, спешит покинуть ту же самую Родину, которую в одноименном стихотворении "любил странною любовью". Хочет оказаться "за стеной Кавказа" в окружении чужих ландшафтов, среди племён, для которых он враг, ибо завоеватель. Мечтает "сокрыться" то ли от каких-то "вождей", то ли от "пашей", хотя империя, которой он служит, Российская, не Османская (и поэт средней руки, навеселе, такой несуразицы не напишет). Он не замечает природы, которая его умиляла с детства, не слышит "говора пьяных мужичков". Теперь они у него только "послушный голубым мундирам народ", рабы из "страны рабов и господ". Автор отказывается назвать её Родиной, она… "Немытая Россия".

Можно подумать, что стихотворцу, на бегу, было не до подбора определения; вплёл в строчку, что на раздражённый ум пришло, лишь бы в ритм.

Но Лермонтов не таков. В его подлинниках каждое слово со смыслом. Нет, не мог он изменить гению, коим наградил его Творец. Не посмел бы грязно исковеркать начальную строчку "Прощания с морем", что написал его кумир, невольник чести: "Прощай, свободная стихия!". Публицист П.Краснов отметил в "Немытой России" "кривоватый слог, убогие сравнения и полное отсутствие глубины, столь характерной для Лермонтова… Анализ показывает полное несоответствие стилю Лермонтова. Так, "голубые мундиры", "паши" не встречаются у автора "Родины" нигде более". "Грубость, топорность строк" увидел в этом стихотворении Г.Клечёнов.

лавное, что сразу бросается в глаза, вызывает недоумение и внутренний протест, так это оскорбление Отечества - с первой строки. Лермонтов, дворянин и патриот, с любовью в своих сочинениях отзывавшийся о простом народе, нигде, ни одним словом не отмечает телесной нечистоплотности низших сословий. "К слову сказать, - пишет П.Краснов, - словосочетание "немытая Россия" если чем и примечательно, так это своей подлостью и переворачиванием ситуацию с ног на голову. Уж по уровню гигиены с русским мужиком из самой захудалой деревни, сотни лет мывшимся в парной бане, как минимум, раз в неделю, не сравниться не то, что европейским крестьянам, мывшимся два раза в жизни, но и самым изысканным французским дворянам, мывшимся, в лучшем случае, раз в год, и придумавшим духи и одеколон для отбивания невыносимого смрада немытого тела, и дворянкам, носившим блохоловки".

Ваш покорный слуга, уважаемый читатель, сподобился после ВОВ, в юном возрасте, побывать в европах, куда занесли нашу семью военные дороги отца. Напоминаю, это была середина ХХ века. В сибирском городке, откуда мы, Сокуровы, родом, едва ли не в каждом дворе была банька (или одна на 2-3 двора). То же - в деревнях. В мадьярской Ньиредьхазе, в галицийском Самборе на первых порах негде было помыться. В отдельных квартирах среднего класса были ванные комнаты, но не сразу стал действовать водопровод. В простонародных кварталах горожане пользовались общими колонками на улицах, плескались на кухне в тазиках. Для селян - речка и колодец, без проблем. Зимой дрова, торф и уголь расходовали только на приготовление пищи и обогрев жилья. Так что вправе было воскликнуть: "Привет, немытая Европа!"

И всё-таки, сделаю теоретическое допущение: а вдруг оба стихотворения написал действительно Лермонтов под воздействием паршивого настроения! Точнее, "один из двух" Лермонтовых, разделённых в его физическом теле каким-то событием, что меняет в человеке сознание, приоритеты, взгляды на себя и окружающее. Мы знаем хулиганствующего безбожника и придумавшего себе республиканские взгляды Пушкина первых семи лет после Лицея. И знаем совсем другого Пушкина, остепенившегося, признавшего Бога, сторонника просвещённого самодержавия, кем он оставался до последних дней. Таковым его сделало судьбоносное сельцо Михайловское - "приют спокойствия, трудов и вдохновенья". Процесс перерождения, в интенсивной фазе, длился с 1824 по 26 год. Он почти надвое разделил поэтическую жизнь гения в печатный её период: 9 лет до северной ссылки и 10 - после.

Лермонтов написал "Родину" в 1841 году, незадолго до смерти. "Немытая Россия" могла бы теоретически появиться под его пером, когда он, после отпуска, в том же году возвращался в свой полк на Кавказ. Появись такой дерзкий вызов власти в 1837 году, когда автор стихотворения "Смерть поэта" уже собирался по Высочайшему повелению отправиться на войну с горцами, то такой "залп грязью" в сторону трона стал бы сразу услышан всеми. Выходит, между двумя стихотворениями, резко противоположными по тональности, считанные месяцы, если не недели, а то и дни. Этого временного отрезка недостаточно для мировоззренческого перерождения человека, тем более байронического склада ума. Этот вывод был бы весом в рассуждениях, если бы мы гадали, писал - не писал "немытую Россию" человек, которому критика и вдумчивые читатели пророчили занять место рано ушедшего Пушкина. Однако гадать нечего. Автор известен. Только уточним: автор фальшивки.

Когда заходит разговор о появлении на Свет Божий скандального стихотворения "Прощай, немытая Россия", сначала в списках, потом в печати, неизменно фигурирует библиограф Бартенёв. Других свидетелей нет. Сей человек посвятил всю жизнь отысканию и публикации неизвестных материалов и литературно-биографических документов о русских писателях. Благодарны мы ему и за возрождение интереса к Пушкину, после яростного его развенчивания Писаревым. Но у известного археографа было, как говорится, "рыльце в пушку". Бывало, ради пущего воздействия на заинтересованную публику, ради увеличения числа подписчиков своего журнала, ради "сенсационных открытий" он шёл на весёлые розыгрыши, которые как-то незаметно и мило переходили в серьёзные подлоги. Притом, он осторожно сотрудничал с Герценом, которого в своё время "разбудили декабристы" и который "звал Русь к топору" на безопасном расстоянии, из Лондона. Для бесцензурной печати требовались "разоблачительные" сочинения признанных поэтов и прозаиков. Если таковых произведений не хватало, их сочиняли "под известные имена" скорые на руку виршеплёты-либералы. Сам Бартенёв писательскими талантами не блистал. Как-то он осилил несколько строк с помощью заимствований у Пушкина, но честно признался в своей поэтической бездарности. К его удаче объявился единомышленник, мастер стихосложения, ставший другом, тот самый, с одутловатым лицом, что представлялся Митрий-Митричем.

Д. Д.Минаев в пореформенной России заслуженно пользовался известностью едкого сатирика, талантливого пародиста и бесовски весёлого мистификатора. Был выпить не дурак, душа компании. Удачно (ну, почти оригиналы!) пародировал классиков поэзии, от Данте до Пушкина (последнего, на потеху зубоскалам, высмеял пародийным романом "Евгений Онегин наших дней"). Доставалось от него и прозаикам, даже Льву Толстому.

Однажды (дело было в 1873 году), когда издатель "Русского архива" особенно нуждался в свеженьком разоблачительном документе самодержавия, Минаев принёс другу чудесным образом обнаруженное стихотворение, которое начиналось разящими, с запашком немытого народного тела, словами "Прощай, немытая Россия".

"Пушкин, что ли?", - спросил Бартенёв, вспомнив первую строку известного послания "К морю", написанного, когда опальный поэт прощался со "свободной стихией", отправляясь в Михайловское. "Нет, Лермонтов", - ответствовал хмельной, по своему обычаю, Минаев. Прочтя всё восьмистишие, Бартенёв, поразмыслив, согласился. Тот же Минаев, ухмыляясь в бороду, недавно ознакомил его с сатирической поэмой "Демон", в которой были такие строки:

"Бес мчится. Никаких помех
Не видит он в ночном эфире.
На голубом его мундире
Сверкают звезды рангов всех".

Хотя подписи не было, Бартнёв без объяснений понял, кто автор этого другого "Демона". "Голубой мундир" выдавал сочинителя "Немытой России" с головой, тем более, что, ведал библиограф, Лермонтов никогда и нигде не применял это словосочетание. Однако разоблачать мистификатора не было информатору Герцена никакого резона.

Увы, на сей раз ошибся Бартенёв. Как писал наш современник В.Хатюшин, пародийная мерзость ряженого под демократа Минаева, звучащая кощунственно и отвратительно, пережила и царизм, и социализм (в том числе развитой") и уютно чувствует себя в постсоветскую эпоху. И, что невыносимо, она стала частью литературного наследия Лермонтова.

Актом грамотной идеологической войны назвал П.Краснов введение этой фальшивки в учебники, начиная с советских; её неограниченного тиражирования. По сути, "кричащая русофобия", выраженная в стихах, стала как бы визитной карточкой великого поэта. И все усилия опровергнуть авторство Лермонтова таких авторитетных исследователей, как академик Скатов, например, сводятся на нет невеждами и сознательными мерзавцами. Недавно в одном из "телешоу" публичный писатель Быков вновь смаковал "немытую Россию", цитируя якобы Лермонтова. Ну, с невеждами понятно. А какую цель ставят "сознательные мерзавцы"? Ведь, благодаря авторитету гнусно "подставленного" здесь Лермонтова, каждое новое поколение со школьных лет привыкают видеть Родину "немытой", то есть в облике мирового бомжа, неопрятной, дурно пахнущей, убогой на фоне чистенького, ухоженного, густо благоухающего французскими духами, но экономящего воду Запада. Кто заинтересован в русофобском штампе, безумно заложенном в подсознание людей, читающих на русском языке? Разумеется, те силы, что ставят целью манипулирование сознанием насельников огромный страны, которая для атлантического мира как кость в горле, как досадное бревно, которая лежит веками на пути их вселенской экспансии.

Соотечественники, будьте бдительны и разборчивы! Читайте подлинного Лермонтова - "Родину", "Бородино", да практически всё, что им написано. К столетнему юбилею поэта "Вестник литературы" откликнулся такими словами: "Лермонтов составляет гордость и славу русской поэзии, которому наравне с другими "богатырями пера" обязаны мы крепостью наших национальных чувств… Ведь Лермонтов, бесспорно, был одним из тех поэтов, которые научили нас любить нашу родину и заставили возгордиться ею...". В.О.Ключевский писал: "... вспомните РОДИНУ Лермонтова... Поэзия, согретая личным чувством поэта, становится явлением народной жизни, историческим фактом. Ни один русский поэт доселе не был так способен глубоко проникнуться народным чувством и дать ему художественное выражение, как Лермонтов".
http://www.krugozormagazine.com/show/Russia.1274.html

"Пародируя поэта"
В октябре исполнилось 170 лет со дня рождения Д.Д.Минаева - поэта "Искры" пародиста, перепевщика, не оставившего без внимания ни одного великого творения предшествующей "аристократической" эпохи и переписавшего их в духе либерализма - "ничего святого". Думаю, что "Прощай, немытая Россия" пора вернуть ее настоящему автору.

Современность всегда ищет опоры в прошлом и стремится интерпретировать его в своих интересах. На этой почве много конъюнктуры и фальши, когда прошлое превращается в заложника настоящего. Борьба с прошлым и за прошлое идет в социальном и символическом универсуме. В символическом универсуме одно из ее главных направлений - художественная литература, которая более чем какое-либо другое письмо (текст) приближена к массам, к практическому сознанию. Главной причиной предпринимаемых в разное время мистификаций и маскировок-обманов является (хотя это сейчас немодно звучит) социальная борьба. Многие мистификации основаны на идеологической переработке литературных шедевров в целях приспособления к запросам новой реальности. Так, были "исправлены" "Евгений Онегин", "Горе от ума", "Мертвые души", "Демон" и другие великие и популярные произведения.

Стихотворение "Прощай, немытая Россия" приписывается М.Ю.Лермонтову. Оно впервые упомянуто в письме П.И.Бартенева в 1873 году, через 32 года после смерти поэта. Странность в том, что современники поэта на это открытие почти не отреагировали. Не последовало их реакции и после первой публикации в 1887 году. Не было высказано никакой радости, не возникло полемики в печати. Может быть, читающая общественность знала, кому принадлежали эти строки?

Литературоведы, дорожащие своей репутацией, обычно оговаривают отсутствие автографа и никогда не приписывают произведение автору, не имея хотя бы прижизненных списков. Но только не в этом случае! Обе публикации - П.А.Висковатова, а затем П.И.Бартенева, хотя они не однажды уличались в недобросовестности, были приняты без сомнений и в дальнейшем споры шли лишь по поводу разночтений. А вот тут развернулась полемика, не утихающая до сих пор. Однако аргументы противников авторства Лермонтова в этом споре всерьез в расчет не принимались. Стихотворение стало каноническим и включено в школьные учебники как шедевр политической лирики великого поэта.

Приведем восьмистишие, которое действительно ставит под сомнение патриотизм М.Ю.Лермонтова:

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ.
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.
Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Именно из-за первой строки стихотворение стало популярным, а для некоторых сейчас сверхактуальным. Сегодня все, кто говорит и пишет о России пренебрежительно, с издевкой, полным неприятием ее общественного, как дореволюционного, так и революционного строя, всенепременно процитируют знаменитую строчку, беря ее себе в союзники и ссылаясь на авторитет великого национального поэта. Это симптоматично. Более сильный литературный аргумент для опорочивания России, чем ссылка на ее национального поэтического гения, трудно придумать.

Но вот как оценивал в год столетнего юбилея значение поэта для России "Вестник литературы" за 1914 год: "Лермонтов составляет гордость и славу русской поэзии, которому наравне с другими "богатырями пера" обязаны мы крепостью наших национальных чувств, особенно рельефно проявившихся в переживаемые нами знаменательные дни. Ведь Лермонтов, бесспорно, был одним из тех поэтов, которые научили нас любить нашу родину и заставили возгордиться ею..." В.О.Ключевский, характеризуя русскую живопись, писал: "...вы усиливаетесь припомнить, что где-то было уже выражено это впечатление, что русская кисть на этих полотнах только иллюстрировала и воспроизводила в подробностях какую-то знакомую вам общую картину русской природы и жизни, произведшую на вас то же самое впечатление, немного веселое и немного печальное, - и вспомните РОДИНУ Лермонтова... Поэзия, согретая личным чувством поэта, становится явлением народной жизни, историческим фактом. Ни один русский поэт доселе не был так способен глубоко проникнуться народным чувством и дать ему художественное выражение, как Лермонтов". А еще раньше Н.А.Добролюбов отмечал, что "Лермонтов понимает любовь к отечеству истинно, свято и разумно... Полнейшего выражения чистой любви к народу, гуманнейшего взгляда на его жизнь нельзя и требовать от русского поэта".

В последние десятилетия ХХ века появились убедительные, аргументированные доказательства того, что Лермонтов не мог написать эти строчки. Но, как известно, ничего нет более прочного, как столетнее заблуждение. В годовщину 190-летия со дня рождения поэта директор Пушкинского Дома, уважаемый ученый Н.Н.Скатов привел неоспоримые доводы, что М.Ю.Лермонтов не мог разделять такие взгляды. Однако справедливые сомнения в принадлежности спорного стихотворения М.Ю.Лермонтову не подкрепляются попытками найти его подлинного автора. Одного критического отвержения недостаточно. Нужны позитивные предложения и решения.

При изучении литературного произведения, авторство которого не выявлено, принимают во внимание биографию предполагаемого автора, историческую и литературную среду того времени, язык и характер эпохи. Известно, что выдающиеся писатели вырабатывают свой оригинальный стиль, своеобразную лексику, живут и творят в исторически-определенной культурной повседневности. В рассматриваемом стихотворении проявляется дух совершенно другого времени, не присущий поэтической стране под названием "Лермонтов". Оно имеет иной культурный контекст. Давайте спросим себя, что у нас здесь вызывает в первую очередь недоумение и что не согласуется со всеми остальными строчками. Спросим и признаемся: первая строка - "немытая Россия". Воспитанный в дворянской среде, пансионате Московского университета, вращавшийся в высших аристократических кругах Лермонтов вряд ли мог писать и говорить "немытая" по отношению к Родине, которой он только что посвятил поразительной силы строки любви. Вполне можно предположить: он не употреблял его и в обиходной среде. Его не было в дворянском лексиконе, а к поэзии оно вообще не имеет никакого отношения. Разве что к пародии, эпиграмме, перепеву. А это уже другая эпоха. Поговорим о ней.

Вот как газета "День" 1889 года характеризовала теоретические начала пореформенной России: "Все изящное, аристократическое, носившее отпечаток барства, казалось несовместимым с чувством гражданина. Эмансипированный "мужик" стал излюбленным культом, которому поклонялись и подражали. Тогда вошли в моду и пресловутые красные рубахи и смазные сапоги..."

Виднейшим представителем сатирико-социальной поэзии 60-х годов, выступавшим против дворянской культуры, противником толпы "ренегатов, кликуш, временщиков и невских Клеопатр" был Д.Д.Минаев - виртуоз стиха, имевший богатейший, непревзойденный запас рифм. В его сатирах и перепевах не обойден вниманием ни один дворянский поэт: Пушкин, Лермонтов, Майков, Некрасов, Островский, Плещеев, Фет, Тютчев, Тургенев, Бенедиктов. Все попали на его острый язык. Он был ярким и ярым разрушителем дворянской эстетики, как, впрочем, и Д.Писарев. Не случайно пародия Д.Минаева на "Евгения Онегина" совпадает в ряде своих выпадов против А.С.Пушкина с критикой этого романа Д.Писаревым. Стихотворная пародия была ведущим жанром Д.Минаева в области сатиры: издевки, насмешки, журнальная полемика - его любимый стиль. "Не жалея ради красного словца и родного отца, Минаев щелкал своим сатирическим бичом и врагов, и друзей, и вот эта-то неразборчивость и сделала его фигуру в смысле убеждений очень неопределенной". Его знала вся читающая публика того времени, а пишущая - боялась. Его экспромты и эпиграммы облетели всю Россию. Успех объяснялся не только исключительным остроумием и бесспорным поэтическим дарованием "короля рифм", но и идейной направленностью его литературной работы, а также общественной борьбы 1860-1870-х годов.

Особенность пародии как вида литературной сатиры в том, что она обычно применялась и применяется для нападения на враждебную идеологию. Для Д.Минаева это дворянская идеология. Вульгарный демократический жаргон пародии снижал высокую аристократическую литературу. Разоблачение достигалось осмеянием изысканности, контрастом тем, персонажей, языка. М.Ю.Лермонтова Минаев пародировал постоянно. Он не обходил вниманием даже такие пророчески трагические стихи, как "Сон" (1841).

М.Ю. Лермонтов:

В полдневный жар, в долине Дагестана,
С свинцом в груди лежал недвижим я.
Глубокая еще дымилась рана,
По капле кровь точилася моя...

Д.Д. Минаев:

В полдневный жар на даче Безбородко
С "Беседой Русскою" лежал недвижно я.
Был полдень жгуч,
струился воздух кротко,
Баюкая меня...

В другой эпиграмме:

Когда хилея день от дня,
Я ездил на Кавказ,
Там встретил Лермонтов меня,
Обрызгал грязью раз...

В стихотворении "Лунная ночь" перепеваются мотивы поэмы Лермонтова "Мцыри", и каждая строфа заканчивается рефреном: "...С неба голубого ... Луна смотрела на меня". Все это на мотив "Все хорошо прекрасная маркиза..."

Как говорится, ничего святого. Сам Минаев признается:

"Я постиг отлично тайну,
Как писать оригинально:
Стих начну высокопарно
А окончу тривиально.
.......................
Неожиданно сближая
Всевозможные предметы,
Я уверен - о читатель! -
Что талант найдешь во мне ты.

Совсем не случайно пародия "Прощай, немытая Россия" вынырнула в 1873 году. Скорее всего, именно тогда она и была написана Д.Минаевым. Как убедительно показал Клеченов в "Литературной России", это скорей пародия на пушкинское "К морю":

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой...

Сравните:

"Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ.
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ".

В 1874-1879 годах Д.Минаевым была написана сатирическая поэма "Демон", в которой есть такие строки:

"Бес мчится. Никаких помех
Не видит он в ночном эфире
На голубом его мундире
Сверкают звезды рангов всех..."

Вполне логично, что здесь автор использовал свою же находку - "голубые мундиры". Как видим, она больше присуща Д.Минаеву и типична для него. А вот у М.Ю.Лермонтова ничего подобного нет. Для чего же создаются частотные словари великих писателей, как не для изучения поэтических образов и лексики? В знаменитом восьмистишии соблюдены все законы пародии: несоответствие стиля и тематического материала; снижение, дискредитация стилизуемого объекта и даже всего художественно-идеологического комплекса оригинала, миросозерцания поэта в целом. Именно так делали авторы "Искры", пародируя поэтов "чистого искусства".

Постепенно (и особенно теперь, в наше время), мистификация, которой увлеклись публикаторы пародии, превратилась в фальсификацию, работающую на противников России. Особенно в глазах молодого поколения, принимающего ее на веру как произведение великого поэта. Думается, что долг всех ответственно мыслящих исследователей русской литературы - поставить все на свои места.
http://lermontov.niv.ru/lermontov/articles/kutyreva-parodiruya-poeta.htm

ivgnnm.livejournal.com

КТО АВТОР СТРОК "ПРОЩАЙ НЕМЫТАЯ РОССИЯ".

Статья кандидата философских наук А. А. Кутеревой "Пародируя поэта". 2005 год. Оригинал здесь.

О патриотизме Лермонтова и об авторстве стихотворения "Прощай, немытая Россия".

В октябре исполнилось 170 лет со дня рождения Д.Д.Минаева - поэта "Искры" пародиста, перепевщика, не оставившего без внимания ни одного великого творения предшествующей "аристократической" эпохи и переписавшего их в духе либерализма - "ничего святого". Думаю, что "Прощай, немытая Россия" пора вернуть ее настоящему автору.

Современность всегда ищет опоры в прошлом и стремится интерпретировать его в своих интересах. На этой почве много конъюнктуры и фальши, когда прошлое превращается в заложника настоящего. Борьба с прошлым и за прошлое идет в социальном и символическом универсуме. В символическом универсуме одно из ее главных направлений - художественная литература, которая более чем какое-либо другое письмо (текст) приближена к массам, к практическому сознанию. Главной причиной предпринимаемых в разное время мистификаций и маскировок-обманов является (хотя это сейчас немодно звучит) социальная борьба. Многие мистификации основаны на идеологической переработке литературных шедевров в целях приспособления к запросам новой реальности. Так, были "исправлены" "Евгений Онегин", "Горе от ума", "Мертвые души", "Демон" и другие великие и популярные произведения.


Стихотворение "Прощай, немытая Россия" приписывается М.Ю.Лермонтову. Оно впервые упомянуто в письме П.И.Бартенева в 1873 году, через 32 года после смерти поэта. Странность в том, что современники поэта на это открытие почти не отреагировали. Не последовало их реакции и после первой публикации в 1887 году. Не было высказано никакой радости, не возникло полемики в печати. Может быть, читающая общественность знала, кому принадлежали эти строки?

Литературоведы, дорожащие своей репутацией, обычно оговаривают отсутствие автографа и никогда не приписывают произведение автору, не имея хотя бы прижизненных списков. Но только не в этом случае! Обе публикации - П.А.Висковатова, а затем П.И.Бартенева, хотя они не однажды уличались в недобросовестности, были приняты без сомнений и в дальнейшем споры шли лишь по поводу разночтений. А вот тут развернулась полемика, не утихающая до сих пор. Однако аргументы противников авторства Лермонтова в этом споре всерьез в расчет не принимались. Стихотворение стало каноническим и включено в школьные учебники как шедевр политической лирики великого поэта.

Приведем восьмистишие, которое действительно ставит под сомнение патриотизм М.Ю.Лермонтова:

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ.

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа

Сокроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

Именно из-за первой строки стихотворение стало популярным, а для некоторых сейчас сверхактуальным. Сегодня все, кто говорит и пишет о России пренебрежительно, с издевкой, полным неприятием ее общественного, как дореволюционного, так и революционного строя, всенепременно процитируют знаменитую строчку, беря ее себе в союзники и ссылаясь на авторитет великого национального поэта. Это симптоматично. Более сильный литературный аргумент для опорочивания России, чем ссылка на ее национального поэтического гения, трудно придумать.

Но вот как оценивал в год столетнего юбилея значение поэта для России "Вестник литературы" за 1914 год: "Лермонтов составляет гордость и славу русской поэзии, которому наравне с другими "богатырями пера" обязаны мы крепостью наших национальных чувств, особенно рельефно проявившихся в переживаемые нами знаменательные дни. Ведь Лермонтов, бесспорно, был одним из тех поэтов, которые научили нас любить нашу родину и заставили возгордиться ею..." В.О.Ключевский, характеризуя русскую живопись, писал: "...вы усиливаетесь припомнить, что где-то было уже выражено это впечатление, что русская кисть на этих полотнах только иллюстрировала и воспроизводила в подробностях какую-то знакомую вам общую картину русской природы и жизни, произведшую на вас то же самое впечатление, немного веселое и немного печальное, - и вспомните РОДИНУ Лермонтова... Поэзия, согретая личным чувством поэта, становится явлением народной жизни, историческим фактом. Ни один русский поэт доселе не был так способен глубоко проникнуться народным чувством и дать ему художественное выражение, как Лермонтов". А еще раньше Н.А.Добролюбов отмечал, что "Лермонтов понимает любовь к отечеству истинно, свято и разумно... Полнейшего выражения чистой любви к народу, гуманнейшего взгляда на его жизнь нельзя и требовать от русского поэта".

В последние десятилетия ХХ века появились убедительные, аргументированные доказательства того, что Лермонтов не мог написать эти строчки. Но, как известно, ничего нет более прочного, как столетнее заблуждение. В годовщину 190-летия со дня рождения поэта директор Пушкинского Дома, уважаемый ученый Н.Н.Скатов привел неоспоримые доводы, что М.Ю.Лермонтов не мог разделять такие взгляды. Однако справедливые сомнения в принадлежности спорного стихотворения М.Ю.Лермонтову не подкрепляются попытками найти его подлинного автора. Одного критического отвержения недостаточно. Нужны позитивные предложения и решения.

При изучении литературного произведения, авторство которого не выявлено, принимают во внимание биографию предполагаемого автора, историческую и литературную среду того времени, язык и характер эпохи. Известно, что выдающиеся писатели вырабатывают свой оригинальный стиль, своеобразную лексику, живут и творят в исторически-определенной культурной повседневности. В рассматриваемом стихотворении проявляется дух совершенно другого времени, не присущий поэтической стране под названием "Лермонтов". Оно имеет иной культурный контекст. Давайте спросим себя, что у нас здесь вызывает в первую очередь недоумение и что не согласуется со всеми остальными строчками. Спросим и признаемся: первая строка - "немытая Россия". Воспитанный в дворянской среде, пансионате Московского университета, вращавшийся в высших аристократических кругах Лермонтов вряд ли мог писать и говорить "немытая" по отношению к Родине, которой он только что посвятил поразительной силы строки любви. Вполне можно предположить: он не употреблял его и в обиходной среде. Его не было в дворянском лексиконе, а к поэзии оно вообще не имеет никакого отношения. Разве что к пародии, эпиграмме, перепеву. А это уже другая эпоха. Поговорим о ней.

Вот как газета "День" 1889 года характеризовала теоретические начала пореформенной России: "Все изящное, аристократическое, носившее отпечаток барства, казалось несовместимым с чувством гражданина. Эмансипированный "мужик" стал излюбленным культом, которому поклонялись и подражали. Тогда вошли в моду и пресловутые красные рубахи и смазные сапоги..."

Виднейшим представителем сатирико-социальной поэзии 60-х годов, выступавшим против дворянской культуры, противником толпы "ренегатов, кликуш, временщиков и невских Клеопатр" был Д.Д.Минаев - виртуоз стиха, имевший богатейший, непревзойденный запас рифм. В его сатирах и перепевах не обойден вниманием ни один дворянский поэт: Пушкин, Лермонтов, Майков, Некрасов, Островский, Плещеев, Фет, Тютчев, Тургенев, Бенедиктов. Все попали на его острый язык. Он был ярким и ярым разрушителем дворянской эстетики, как, впрочем, и Д.Писарев. Не случайно пародия Д.Минаева на "Евгения Онегина" совпадает в ряде своих выпадов против А.С.Пушкина с критикой этого романа Д.Писаревым. Стихотворная пародия была ведущим жанром Д.Минаева в области сатиры: издевки, насмешки, журнальная полемика - его любимый стиль. "Не жалея ради красного словца и родного отца, Минаев щелкал своим сатирическим бичом и врагов, и друзей, и вот эта-то неразборчивость и сделала его фигуру в смысле убеждений очень неопределенной". Его знала вся читающая публика того времени, а пишущая - боялась. Его экспромты и эпиграммы облетели всю Россию. Успех объяснялся не только исключительным остроумием и бесспорным поэтическим дарованием "короля рифм", но и идейной направленностью его литературной работы, а также общественной борьбы 1860-1870-х годов.

Особенность пародии как вида литературной сатиры в том, что она обычно применялась и применяется для нападения на враждебную идеологию. Для Д.Минаева это дворянская идеология. Вульгарный демократический жаргон пародии снижал высокую аристократическую литературу. Разоблачение достигалось осмеянием изысканности, контрастом тем, персонажей, языка. М.Ю.Лермонтова Минаев пародировал постоянно. Он не обходил вниманием даже такие пророчески трагические стихи, как "Сон" (1841).

М.Ю. Лермонтов:

В полдневный жар, в долине Дагестана,

С свинцом в груди лежал недвижим я.

Глубокая еще дымилась рана,

По капле кровь точилася моя...

Д.Д. Минаев:

В полдневный жар на даче Безбородко

С "Беседой Русскою" лежал недвижно я.

Был полдень жгуч,

струился воздух кротко,

Баюкая меня...

В другой эпиграмме:

Когда хилея день от дня,

Я ездил на Кавказ,

Там встретил Лермонтов меня,

Обрызгал грязью раз...

В стихотворении "Лунная ночь" перепеваются мотивы поэмы Лермонтова "Мцыри", и каждая строфа заканчивается рефреном: "...С неба голубого ... Луна смотрела на меня". Все это на мотив "Все хорошо прекрасная маркиза..."

Как говорится, ничего святого. Сам Минаев признается:

"Я постиг отлично тайну,

Как писать оригинально:

Стих начну высокопарно

А окончу тривиально.

.......................

Неожиданно сближая

Всевозможные предметы,

Я уверен - о читатель! -

Что талант найдешь во мне ты.

Совсем не случайно пародия "Прощай, немытая Россия" вынырнула в 1873 году. Скорее всего, именно тогда она и была написана Д.Минаевым. Как убедительно показал Клеченов в "Литературной России", это скорей пародия на пушкинское "К морю":

Прощай, свободная стихия!

В последний раз передо мной

Ты катишь волны голубые

И блещешь гордою красой...

Сравните:

"Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ.

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ".

В 1874-1879 годах Д.Минаевым была написана сатирическая поэма "Демон", в которой есть такие строки:

"Бес мчится. Никаких помех

Не видит он в ночном эфире

На голубом его мундире

Сверкают звезды рангов всех..."

Вполне логично, что здесь автор использовал свою же находку - "голубые мундиры". Как видим, она больше присуща Д.Минаеву и типична для него. А вот у М.Ю.Лермонтова ничего подобного нет. Для чего же создаются частотные словари великих писателей, как не для изучения поэтических образов и лексики? В знаменитом восьмистишии соблюдены все законы пародии: несоответствие стиля и тематического материала; снижение, дискредитация стилизуемого объекта и даже всего художественно-идеологического комплекса оригинала, миросозерцания поэта в целом. Именно так делали авторы "Искры", пародируя поэтов "чистого искусства".

Постепенно (и особенно теперь, в наше время), мистификация, которой увлеклись публикаторы пародии, превратилась в фальсификацию, работающую на противников России. Особенно в глазах молодого поколения, принимающего ее на веру как произведение великого поэта. Думается, что долг всех ответственно мыслящих исследователей русской литературы - поставить все на свои места.

mysea.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *