Образ Сергия Радонежского в русском искусстве

В русской истории есть имена, которые переросли хронологические рамки своей эпохи и стали для последующих поколений своего рода знаком, символом. «Чтобы понять Россию, надо понять Лавру, а чтобы вникнуть в Лавру, должно внимательным образом всмотреться в основателя ее», — замечает священник Павел Флоренский. Имя Сергия Радонежского носит созданная им Троице-Сергиева Лавра. Сергий воспитал целое поколение замечательных подвижников. Он благословил князя Дмитрия Донского на Куликовскую битву.

В память о Сергии Андрей Рублев написал «Троицу» — икону, ставшую символом русской духовности. Сергий (в миру Варфоломей) родился в 1314 году в селе Варницы близ Ростова, в семье ростовских бояр Кирилла и Марии. В начале 1330-х годов родители Сергия переехали в Радонеж, расположенный на северо-восточной окраине Московского княжества. Около 1337 года двадцатитрехлетний Варфоломей принимает монашество под именем Сергий и недалеко от Радонежа создает обитель, посвящая ее Живоначальной Троице.

В Троицком монастыре Сергий провел большую часть своей жизни. Здесь он прославился как выдающийся христианский подвижник. То состояние духовной сосредоточенности и общественного братства, которое существовало в монастыре, «незаметно изменяло направление умов, перестраивало весь нравственный строй души русского человека XIV века». В условиях постоянных татарских набегов и княжеских междоусобиц «примером своей жизни, высотой своего духа Преподобный Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее», — писал В.О.Ключевский. Это было началом нравственного, а затем и политического возрождения русского народа.

Не случайно, оценивая вклад Сергия в отечественную культуру, отец Павел Флоренский называет его «духовным родоначальником Московской Руси». Умер Сергий 8 октября 1392 года. По свидетельству «Жития Сергия», последние слова троицкого игумена были обращены к ученикам, которым он «единомыслие друг к другу хранити завеща, имети же чистоту душевну и телесну и любовь нелицемерну». В 1442 году Сергий был причислен к лику святых. На выставке, посвященной памяти Преподобного Сергия Радонежского, особое место занимает мемориальный раздел.

Здесь представлены немногие сохранившиеся памятники, связанные с именем троицкого игумена. Это священническое облачение Сергия — фелонь из коричневой крашенины и золотой крест-мощевик, по преданию, присланный радонежскому подвижнику константинопольским патриархом Филофеем. «Житие Сергия» сообщает, что однажды в Троицкую обитель явились «греки от Константин града от патриарха посланы к святому». Константинопольские послы передали игумену Сергию благословение византийского патриарха и патриаршие дары — грамоту, крест и схиму.

Ученику и преемнику Сергия, второму игумену «святой Троицы», преподобному Никону, принадлежала фелонь из белой итальянской камки и серебряная панагия «Вознесение». Наряду с мемориальными памятниками на выставке представле­ны произведения различных видов изобразительного и прикладного искусства с изображением Сергия Радонежского и его учеников. Это иконы, гравюры, памятники лицевого шитья, мелкая пластика (металл, дерево, кость, перламутр) , живописные эмали. Большая часть произведений из фондов Сергиево­Посадского музея-заповедника экспонируется впервые.

Образ Сергия Радонежского начинает складываться в русском искусстве с начала XV века. Наиболее ранним изображением троицкого игу­мена считается надгробный покров, шитый в 20-е годы XV века и, по преданию, подаренный Троице-Сергиеву монастырю сыном Дмитрия Донского великим московским князем Василием Дмитриевичем в 1424 году. Постоянное обращение к образам национальных святых, развитие старых и складывание новых культов — характерная черта русской сред­невековой культуры. В XV—XVI веках складывается единый общерусский пантеон святых, имевший важное значение для развития российской государственности.

Пользующийся высоким духовным авторитетом, Сергий Радонежский становится одним из наиболее почитаемых в этом ряду. Собрание иконописи в Сергиево-Посадском музее, основная часть которого происходит из Троице-Сергиева монастыря, включает немало живописных произведений с изображением Сергия. Самый ранний памятник, представленный на выставке, датируется началом XVI века. Это храмовая икона «Преподобный Сергий Радонежский с житием». Она могла быть написана для местного ряда иконостаса надвратной церкви Сергия, построенной в 1512 году (разобрана в 1692 г.). В иконе используется типичный для памятников конца XV и XVI веков подбор житийных клейм. Плохая сохранность живописи не позволяет достаточно определенно говорить о художественных достоинствах произведения.

Однако иконографический тип, геометрически четкие, почти округлые очертания композиций клейм и средника, плавность линий свидетельствуют о принадлежности памятника искусству Москвы времени Дионисия. К XVI столетию относится небольшая по размерам икона с поясным изображением преподобного Пафнутия Боровского, ученика Сергия Радонежского. Образ Пафнутия тихий, кроткий, но не лишенный внутренней строгости и духовной дисциплинированности. Моделировка лика мягкая, плавная, объем минимальный, рисунок четкий, письмо тонкое и прозрачное, как бы сплавленное и малозаметное. Розово-коричневая гамма тонов, продуманная ясность рисунка, некрупные черты лика — эти признаки характерны для значительной группы московских икон середины XVI века.

Значительная часть представленных на выставке произведений связана с иконописной традицией Троице-Сергиева монастыря. Иконописание известно в Троицком монастыре с XV столетия В XVI—XVII веках иконы писали не только в самой обители, но и в специальной Иконной слободе. В работах местных иконописцев сложился определенный круг наи­более часто встречающихся иконографических сюжетов. Прежде всего это изображения радонежских чудотворцев: Сергия и Никона, Кирилла Белозерского, Саввы Звенигородского, Пафнутия Боровского, Стефана Махрищского, Максима Грека, различных вариантов «Собора радонежских святых». Памятники монастырского происхождения отличаются аскетич­ностью и суровостью письма, сдержанностью и отрешенностью образов.

Колорит произведений обычно определяется оливковым цветом фонов и коричне­выми, густо-красными, зелеными оттенками одежд со светящимися желтыми, светло-зелеными, белыми и черными пятнами. Желтовато-охристые лики пи­шутся плотно, почти без высветлений. Подчеркнутая тонкость и графичность рисунка, строгость и приглу­шенность колорита характерны для памятников монастырского письма второй половины XVI века. В 1591 году келарем Троицкой обители Евстафием Головки­ным написана икона «Преподобный Сергий Радонежский с житием». Икона выполнена на доске от гроба Сергия Радонежского. В ней изначально была заложена идея чудотворности.

Серебряный оклад иконы сохранил надпись: «Лет 7099 (1591) го сий образ писан на чудотворцове раке на Сергиеве, а писал и окладывал троецкой Сергиева монастыря келарь Еустафьище Головкин… моляся… Троице и преподобному чюдотворцу Сергию о гсдре цре великом князе Федоре Ивановиче всея Руси и о его благоверной црце великой княгине Ирине и о их црском многолетном здравие и о их царском благородном чадородии». Подбор житийных клейм, их композиционное построение восходят к иконе «Препо­добный Сергий с житием» конца XV века из иконостаса Троицкого собора. В памятниках монастырского письма XVII века явно прослеживаются черты искусства предшествующего столетия. Ясностью замысла, просто­той и тщательностью исполнения отличаются небольшие моленные иконы, такие, как «Преподобный Сергий Радонежский, предстоящий Богоматери», «Преподобный Никон Радонежский, предстоящий Богоматери». Одним из ярких образов работы местных мастеров конца XVII века является икона «Преподобный Сергий Радонежский с учениками».

Она отличается миниатюрностью форм, тонкостью рисунка, ритмичностью построения. В трехчастной иконе троицкий игумен и его ученики изображены в рост, в молитвенных позах предстоящие Троице, написанной в верхнем поле иконы. В отличие от иконописи русское изобразительное (лицевое) шитье представлено на выставке в основном памятниками московского происхождения. Произведения царицыных светлиц, княжеских и боярских мастерских попадали в Троице-Сергиев монастырь в качестве вкладов «Святой Троице и Преподобно­му Сергию» по различным политическим, религиозным или личным мотивам. Предметы лицевого шитья — покровы, пелены, хоругви, покров­цы — являлись неотъемлемой частью православного богослужения и имели строго определенное назначение.

Этот вид искусства, тесно связанный с ико­нописью, пришел на Русь из Византии, но получил в русской средневековой культуре совершенно самостоятельное развитие. Шитые произведения испол­няли шелковыми, золотными, серебряными нитями, украшали жемчугом, самоцветами, золотыми и серебряными пластинами, в качестве фона использовали драгоценные западноевропейские или восточные ткани. Это такая тка­ная основа, благодаря которой поверхность изделий меняется в зависимости от освещения, переливается и мерцает, приобретает особую трепетную воздуш­ность, придает шитым произведениям черты неповторимости.

Покров «Преподобный Сергий Радонежский» был подарен в Тро­ице-Сергиев монастырь в 1525 году великим московским князем Василием III и его женой Соломонией Сабуровой. Изображение шито по синей камке шелками песочного, коричневого и голубого тонов. Кондак и тропарь святому на полях, вкладная надпись шиты жемчугом, напоминая изящный орнамент. Образ Сергия поражает красотой и величием. Во всем облике — полнейшее спокойст­вие, отсутствие малейших эмоциональных движений, отрешенность состояния и прямота взора. Он полон внутренней сосредоточенности и умиротворенности.

Как многие произведения великокняжеской мастерской, покров отличается вы­соким качеством исполнения и изысканной утонченностью. По стилистическим признакам к работам великокняжеской мастер­ской шитья первой трети XVI века следует отнести покров «Преподобный Никон Радонежский». Он является одним из наиболее ранних памятников с изображением этого святого (Никон умер в 1427 г., канонизирован в 1547-м). Произведение отличается удивительной гармонией цвета. Его колорит строится на сочетании теплых золотисто-песочно-коричневых тонов.

Во второй половине XVI века кремлевские светлицы находи­лись в ведении Ирины Федоровны Годуновой, жены царевича Федора Иоан­новича. В музее хранится несколько первоклассных произведений царицыных мастерских этого времени. На выставке представлен покров с изображением Сергия Радонежского, который по поздним монастырским описям считается вкладом в Троицкий монастырь царя Василия Шуйского. Однако по техническим и стилистическим признакам памятник можно отнести к работам мастерской Ирины Годуновой 60—80-х годов XVI века. Образ Сергия на покрове ясный, уравновешенный, без психологической характерности и ду­ховной углубленности. Он отличается откровенной красотой художественного воплощения и совершенством исполнения.

Покров сохранился до настоящего времени в прекрасном состоянии, почти без утрат шитья. Царским вкладом является покров «Преподобный Никон Радо­нежский» 1633 года. Он был подарен в Троицкий монастырь родоначаль­ником династии Романовых царем Михаилом Федоровичем и «его государева отца великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича».Четкость рисунка, тщательность шитья, разнообразие узоров, драгоценность материалов  — характерные черты памятников работы царских мастерских XVII века. В произведении своеобразно сочетаются «таусинная» и голубая камка фона, песоч­ного цвета шитье лика с резкими притенениями и разноцветные шелка одежд, выполненные швом «вприкреп» и подражающие шитью золотом и серебром.

Из произведений царицыных светлиц середины XVII века боль­шой интерес представляет шитая по вишневой тафте двусторонняя хоругвь «Явление Богоматери Преподобному Сергию». Лики выполнены ат­ласным швом темными, почти коричневыми шелками без притенений, одеж­ды шиты пряденым золотом (шелковые нити, обвитые серебряной позолочен­ной проволокой). На кайме — надпись, шитая серебром, о вкладе хоругви в 9 1650 году повелением царя Алексея Михайловича и царицы Марии Ильинич­ны с молением о здоровье новорожденного сына Дмитрия. На выставке представлены также произведения XVI—XVII ве­ков, происходящие из разных мастерских шитья.

Покров «Явление Богомате­ри Преподобному Сергию» был подарен в Троице-Сергиев монастырь в 1524 году Матреной Вепревой, женой Федора Васильевича Вепрева, проис­ходящего из рода смоленских князей. Шитье теплыми по цвету шелками выполнено по хорошему рисунку с большим вкусом и мастерством. Первона­чальный фон покрова не сохранился, в XVIII—XIX веках шитье было перело­жено на бархат вишневого цвета. Прекрасным памятником второй половины XVII века является подвесная пелена «Преподобные Сергий и Никон, предстоящие Троице». Яркий малиновый атлас фона в сочетании с подчеркнуто усложненной техникой шитья золотными и серебряными нитями, низанием жемчугом со­здают общее впечатление нарядной изысканности, характерной для строга­новских произведений этого времени.

Палица «Явление Богоматери Преподобному Сергию» является ра­ботой мастерской «именитых людей» Строгановых. Опись Троице-Сер­гиева монастыря 1701 года сообщает: «Палица «Видение великого чудотворца Сергия». Шито золотом и серебром по червчатому атласу. Дача дмитриевския жены Строганова вдовы Анны и сына ея Григория» По особой тщательности отделки, виртуозной технике шитья, мастерски выполненному рисунку произве­дение близко работам строгановской мастерской 70—80-х годов XVII века. Представленная на выставке коллекция русского средневекового искусства включает не только хорошо известные памятники, но и совершенно неизученные произведения древнерусской иконописи и шитья.

Изображения Преподобного Сергия Радонежского в произведе­ниях прикладного искусства имеют свою самостоятельную историю. Коллек­ция Сергиево-Посадского государственного историко-художественного му­зея-заповедника, не обладая исчерпывающей полнотой, все же дает возмож­ность проследить основные этапы. В средневековой мелкой пластике, связанной происхождением с Троице-Сергиевым монастырем, образ его основателя чаще встречается на резных деревянных иконах и крестах. Эта традиция была заложена выдаю­щимся резчиком XV века Амвросием, впервые включившим сюжет «Явление Богоматери преподобному Сергию Радонежскому» в композицию напрестоль­ного креста. Ее характерные стилистические варианты прослеживаются на иконах-складнях XVI—XVII веков.

На одном из них, вкладе старца Вассиана, сохранены особенности резьбы XV века с удлиненными пропорция­ми фигур, лаконизмом композиции, восходящие к специфике иконописного искусства. На складне вклада Василия Аврамова доминирует другая линия средневековой пластики, связанная с городской ремесленной средой. Более насыщенная композиция заполняет все поле иконы, пропорции фигур утяжеленные, с большими головами и кистями рук. Традиция наивного, почти лубочного примитива существовала параллельно с профессиональным элитарным искусством столицы и крупных монастырских мастерских. В этом процессе заметны влияния растущего поса­да и все увеличивающийся спрос на культовые предметы: кресты,панагии, складни. Их в обилии изготавливали троицкие мастерские в XVI—XVII веках.

Как правило, произведения окаймлялись плоским сканым орнаментом, выигрышно подчеркивающим резной рельеф. Таковы наперсные кресты с Рас­пятием и поясными фигурами Преподобного Сергия и Никона Радонежского среди избранных святых. Духовенство Троице-Сергиева монастыря заботилось о качест­ве изделий и профессиональной подготовке мастеров. В середине XVIII века «для обучения художествам» в Академию наук в Петербург были посланы ученики, в том числе для обучения резному мастерству — Михаил Иванов, столярному — Яков Васильев, токарному — Игнатий Матвеев. Видимо, троицким мастером резана небольшая овальная икона «Троица», копирующая иллюстрацию из Библии Пискатора.

Пластической разработ­кой композиции, ее отдельных деталей икона напоминает средник напре­стольного евангелия 1754 года, выполненного троицким эмальером. Секуляризация 1764 года оказала отрицательное воздействие на монастырскую художественную школу. Из огромного числа живописцев и мастеровых в штате Лавры были оставлены лишь единицы. Но к концу XVIII столетия наблюдается оживление в творчестве художников-прикладников. В середине XIX века в Троице-Сергиевой Лавре работал талант­ливый резчик и гравер монах Иона (Иван Ильин).  В музее хранится целый ряд его работ.

Особенно интересен резной костяной складень с изображением Преподобного Сергия Радонежского с житием. Это произведение побывало в 1867 году на Всемирной Парижской выставке и возвращено с почетным отзывом. Иван Ильин был также резчиком по дереву, поэтому виртуозно исполненная костяная вещь все же несет на себе приемы резьбы по дереву, типичной для круга посадских мастеров XIX века: четкий, чуть сухо­ватый абрис фигур, высокий рельеф резьбы, строгий ритм вертикальных ли­ний, как бы послушных текстуре дерева.

В Сергиевом Посаде резьбой по дереву занимались целые семьи, изве­стнейшие из которых — Хрустачевы и Цирульниковы. Они сотнями поставляли в Троице-Сергиеву Лавру кипарисовые иконки, панагии, кресты. Несколько превос­ходных образцов, запечатлевших образ Преподобного Сергия, свидетельствуют о высоком уровне профессионального мастерства резчиков. Для Троицкой Лавры закупались, а также исполнялись лаврскими и посадскими мастерами в основном иконки с местными сюжетами: изображени­ями основателя и «Явление Богоматери Преподобному Сергию Радонежскому», именуемое для краткости в монастырских документах как «Посещение». Неизвестно точное происхождение большой перламутровой пла­стины XIX века, которая могла быть выполнена в Сергиевом Посаде.

Архивные документы хранят сведения о том, что посадские мастера работали с перламутром, писали по нему эмалями. Но перламутровые иконки, кресты, четки в Лавру привозили также из Москвы, Тамбова, Вятской губернии и даже из далекой Палестины. В среднике пластины — рельефная фигура Преподобного Сергия Радонежского, окаймленная тончайшим прорезным цветочным орнаментом. Ажурный узор подчеркивает хрупкость мерцающего полупрозрачного мате­риала, создает ощущение драгоценности и изящества. Необычайно близка стилистическая трактовка образа святого на перламутре и дереве, она вновь ориентирована, как в древности, на живописную культуру в стремлении к детальной проработке черт лица, волос, одежды, архи­тектурного фона.

С XV века в монастыре практиковалось искусство литья, но произ­ведения с изображением основателя монастыря не сохранились. Существуют сведения, что в Троице-Сергиеву Лавру во второй половине XIX века через купцов города Ростова поставлялись бронзовые образки, выполненные, видимо, в технике литья, а также бронзовые кресты и образки из московских лавок. Образ Преподобного Сергия Радонежского, запечатленный в литье XIX века, имеет средневековые изводы. Унаследовав тра­диции средневековой мелкой пластики, художники и литейщики XIX века обогатили искусство новыми формами, способами обработки. Лучшие изделия отличаются тонкостью моделировки пластин, дополнительно проработанных резьбой и чеканкой.

Особую оригинальность литым иконам придают яркие цветные эмали. Изделия из драгоценных металлов XVIII—XIX веков с изображе­ниями Преподобного Сергия Радонежского характеризуют местную троиц­кую школу. Искусство златокузнечного мастерства восходит в Троице-Серги­евом монастыре к XV веку, о чем свидетельствуют монастырские синодики и писцовые книги. Непрерывность традиции обеспечила высокий художествен­ный уровень произведений нового времени. К началу XVIII века относится кресте мощами Преподобного Сергия Радонежского и гравированным изобра­жением чудотворца на оборотной стороне. Изяществом и нарядно­стью крест близко соотносится с изделиями стиля барокко московских масте­ров петровского времени.

Архивные документы выявляют несколько десятков имен лаврских серебряников. Но атрибуция их произведений сильно затруднена, так как вещи, выполненные для «домашнего» пользования, клеймению не подлежали. Поэтому изображения преподобных Сергия и Никона Радонежских в некоторой степени служат определяющим фактором, как, например, на золоченой дарохранитель­нице с шатровым завершением первой половины XVIII столетия. О высоком профессиональном уровне троицких мастеров можно судить по чеканен­ному стакану второй половины XIX века со сценой благословения Преподобным Сергием Дмитрия Донского, где виртуозно проработаны фигуры, лики, антураж, орнаменты. Наиболее полно представлена в музее группа живописных эмале­вых образков с изображением святого.

Основным производителем живопис­ных эмалей в XIX веке был город Ростов. Он снабжал своими изделиями почти всю Россию. Огромные партии образков поставлялись в Троице-Сергиеву Лавру. Известны имена эмальеров-поставщиков XVIII—XIX веков: В.Г.Гвоздарева, А.А.Усачева, А.П.Тарасова, Н.И. Шапошникова и других. Само название — образок — предполагает назначение предмета как подвесной нагрудной иконки и определяет ее миниатюрный размер. На примере иконок с изображениями Преподобного Сергия стилистические осо­бенности ростовских эмалей раскрываются достаточно ярко. Образ святого выявлялся обобщенно, без детализации, что соответствовало прикладному назначению предмета, создавало его специфику в отличие от станковой мини­атюры.

Локальная разработка цвета также способствовала созданию образа­знака, понятного широким слоям российского населения. Предпочтение отда­валось голубому, красному, синему, зеленому. Несмотря на стилистическую общность, пластины свидетельству­ют о разнообразии художественного видения. Даже в рамках одного иконо­графического извода, например поясного изображения Сергия Радонежского, наблюдается индивидуальная самобытность авторских почерков. Однако се­рийность производства, редкость подписных изделий сближают живописную эмаль с народными художественными промыслами.

Необычайно популярные живописные образки-иконки произво­дились также в Москве, Петербурге, Воронеже, городах Сибири и других местах. В Троице-Сергиевой Лавре живопись на эмали практиковалась с XVIII века. В середине XVIII века здесь работали художники, обученные иеромонахом Павлом Казановичем. Среди них талантом выделялся Сидор Андреевич Леньков, о чем существуют свидетельства в мемуарной литературе того времени. Работой троицкого мастера следует считать двустороннюю панагию с изображениями Преподобных Сергия и Никона Радонежских. Как по живописным достоинствам, так и по технологии исполнения это первоклассное художественное произведение. Эмальер блестяще владеет ком­позицией, пунктирной техникой, тонко и умело подбирает цветовую гамму.

В XIX веке в Лавре продолжались традиции эмальерной живопи­си, известны имена мастеров, например монаха Игнатия, живописца «по финифту» Палицина, полуштатного служителя Николая Никулина. Лаврские серебря­ники делали на эмалевые пластины оправы для продажи иконок в часовнях. Под­писные лаврские эмали XIX века неизвестны, их невозможно выделить среди огромной массы сохранившихся пластин. Видимо, термин «ростовская эмаль» при­обрел в это время не только региональное, но и стилистическое значение. На выставке, посвященной 600-летию памяти Преподобного Сер­гия Радонежского, произведения прикладного искусства нового времени, со­седствуя с древним шитьем и иконами, не меркнут в тени блестящих достиже­ний средневековья.

Напротив, наряду с глубокими традициями они демонст­рируют самостоятельность художественных решений и высокое исполнитель­ское мастерство. Интересен и иконографический аспект темы, впервые собравший воедино данные произведения мелкой пластики, миниатюры и позволивший наглядно проследить творческие пути местной художественной школы. Мемориальная тема «Преподобный Сергий Радонежский» за­нимала одно из первых мест в работе лаврской литографской мастерской, существовавшей в 1843—1910 годах.

Уже в первый, организационный год деятельности нового заведения были подготовлены к изданию листы с изо­бражением личных вещей Преподобного Сергия Радонежского, хранив­шихся в монастырской ризнице: ковчега для креста, ризы, поручей, санда­лий, посоха, ложки и ножа, потира, тарели, дискоса, аналава. К этой серии были присоединены литографии с изображением личных вещей преподоб­ного Никона Радонежского — потира, дискоса и тарели, ризы, кадила, евангелия и служебника. Все вместе несколько позже они составили часть альбома «Древности Троице-Сергиевой Лавры», но выпу­скались и отдельными листами.

В коллекции музея находятся как тираж­ные экземпляры, так и первые цензорские оттиски 1843 года, за исключе­нием листов с изображением аналава Преподобного Сергия, священных сосудов, кадила и евангелия преподобного Никона. К 1849 году были изда­ны точные литографированные копии икон, связанных с памятью о Сергии: его келейные «Богоматерь Одигитрия» и «Святитель Николай», поясная и житийная иконы «Преподобный Сергий», икона «Явление Богоматери Преподобному Сергию» XVI века. В 1852—1853 годах была отлитографирована и издана копия лицевой рукописной книги «Житие Преподобного Сергия Радонежского» конца XVI — начала XVII века. Миниатюры древней рукописи переводил в рисунки для литографий мастер монастырской живописной мастерской Сергей Матвеевич Никулин.

Шесть экземпляров небольшого тиража книги были иллюминированы и представляли факсимиле лаврской редкости. Одновременно началось создание литографированных икон, для которых создавались новые рисунки во вкусах и понятиях иконности XIX века с включением элементов действительности. В 1845 году была подготовлена икона «Святые и Преподобные отцы, почивающие в Троице-Сергиевой Лав­ре», в которой фигурки святых помещены над изображением вида монастыря в XIX веке. В 50—60-е годы XIX века несколько раз предпринима­лось издание литографированной иконы «Житие и чудеса Преподобного Сер­гия», существовавшей в двух вариантах, отличающихся рисунком клейм, де­коративным строем и набором сюжетов. Главное место среди литографий о Сергии, созданных в Троице­Сергиевой Лавре, принадлежит сериям картин «Житие и чудеса Преподобного Сергия Радонежского».

Первые четыре житийных листа были подготовлены и выпущены в 1850—1854 годах. В 1850 году издавались литографии «Моление Преподобного Сергия Радонежского» , «Преподобный Сергий священ­нодействует» и «Видение птиц Преподобному Сергию». Последняя из этих картин подписана Михаилом Гадаловым, служившим рисовальщиком на камне в лаврской мастерской с 1850 по 1861 год. В 1854 году выпустили еще одну картину — «Преподобный Сергий кормит медведя». Тираж первых листов продолжался и в последующие несколько лет. Житийные картины решались в традициях бытового жанра с введением элементов натуральной жизни.

Эти начальные литографии отличались наивностью трактовки сюжетов и своего рода назидательностью отдельных деталей. В 1858 году началась подготовка новой серии, которая была заду­мана более широко, она включала помимо сюжетов жития и чудеса Преподобного Сергия. Первая часть литографий была закончена в 1862 году.

Она включала семнадцать листов:

  1. «Преподобный Сергий в молении»,
  2. «Видение отроку Варфоломею»,
  3. «Преподобный Сергий священнодействует»,
  4. «Препо­добный Сергий изгоняет злых духов»,
  5. «Преподобный Сергий кормит медве­дя»,
  6. «Преподобный Сергий строит кельи»,
  7. «Преподобный Сергий источает воду молитвами»,
  8. «Преподобный Сергий благословляет Великого князя Дмит­рия Донского на битву»,
  9. «Преподобный Сергий воскрешает отрока»,
  10. «Видение птиц Преподобному Сергию»,
  11. «Приобщение Святых Тайн Преподобным Сер­гием»,
  12. «Обретение мощей Преподобного Сергия»,
  13. «Преподобный Сергий ис­целяет бесноватого»,
  14. «Исцеление отрока от глазной болезни»,
  15. «Исцеление Симеона Литониева»,
  16. «Явление Преподобного Сергия с хлебами в Москве»,
  17. «Спасение утопающего молитвами Преподобному Сергию».

В 1865 году были добавлены еще два листа — «Труды Преподобного Сергия в хлебопекарне» и «Преподобный Сергий перед гробом родителей». В следующие три года были выполнены картины «Труды Преподобного Сергия с братией в портной», «Яв­ление Преподобного Сергия Великой княгине Софии под стенами монастыря», «Отречение Преподобного Сергия от святительской кафедры», «Явление Бо­гоматери Преподобному Сергию». В создании подготовитель­ных рисунков принимали участие мастера живописной мастерской Троице­Сергиевой Лавры, в том числе Иван Болдырев и Петр Михайлов.

В таком составе серия из 23 картин выходила до конца 80-х годов XIX века, пока качество работы литографской мастерской сохранялось на профессиональном уровне. По мере спечатывания литографских камней создавались новые ри­сунки начиная с конца 1860-х и в 1870-е годы. Так, например, рисунки лито­графий «Преподобный Сергий прогоняет злых духов» и «Преподобный Сергий исцеляет бесноватого» менялись дважды: первого в 1866 и 1872 годах, второго в 1868 и 1873 годах. Тиражи всех изданий колебались от нескольких десятков до 300—400 экземпляров и продавались в черно-белом и раскрашенном аква­релью вариантах в лавках и часовнях Лавры.

В музейной коллекции хранятся листы разных лет издания и разных вариантов рисунка. В литографиях этой серии художники, отказавшись от иконности в трактовке сюжета, попытались создать исторические картины на темы жи­тия Преподобного Сергия Радонежского. Реальность происходящего свойст­венна и житийным событиям и сценам чудес Преподобного. Трактовка сюжета скорее вневремённа, чем конкретна и соответственна XIV веку. Одеяния, архитектура, труд, молитва как бы неизменны и существуют в любом времен­ном отрезке.

Вневременность восприятия чудес позволяла, видимо, включать в композицию литографии и вид монастыря, и пейзаж, и епископский портрет XIX века в интерьере комнаты. Зрительная информация листов дополнена текстами, сопровождающими каждую картину и комментирующими смысл изображенного. В музейной коллекции хранятся литографии, происходящие из литографской мастерской Троице-Сергиевой Лавры. После закрытия мона­стырского заведения в 1910 году все оставшиеся листы, цензорские, тиражные и подготовительные рисунки были перенесены в шкафы Иконописной мастер­ской, где их обнаружили члены Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры и передали в музей.


Материал создан: 17.01.2016


комментарии к статье



iamruss.ru

Характеристика образа Сергия Радонежского. Новые сочинения по зарубежной литературе

Произведение Б. К. Зайцева «Преподобный Сергий Радонежский» было написано в 1925 году в эмиграции. Это жизнеописание самого почитаемого на Руси святого старца. По признанию автора, такая тема — «никак не явилась бы автору и не завладела бы им в дореволюционные годы». Читая жизнеописание знаменитого русского святого XIV века, я отметил, что именно во времена потрясений могут появляться такие произведения, дышащие страданием и надеждой, печалью и любовью — всеми высокими чувствами, которые могут возникнуть в душе человека, болеющего за свое Отечество.

Я понял, что автору этого произведения эти чувства близки и понятны. Мне пришлось по душе также и то, что автор изобразил Сергия именно как русского национального святого, со всеми присущими русскому человеку душевными качествами, из которых автор выделил ярче всех «скромность подвижничества». Черта очень русская. Не зря в жизнеописании своими человеческими приметами и самой сутью подвига Сергию противопоставляется другой, католический святой — Франциск Ассизский. Преподобный Сергий не отмечен особым талантом, даром красноречия. Он «бедней» способностями, чем старший брат Стефан. Но зато он излучает свет — незаметно и постоянно.
Б. К. Зайцев в своем произведении поставил перед собой задачу, как я полагаю, раскрыть образ Сергия в постепенном, ясном, непрерывном и даже не в драматическом восхождении к святости. Святость растет в нем органично.

Сергий последовательно тверд и непреклонен в своей кротости, смирении, скромности. Когда монастырская братия вдруг начала роптать, игумен не впал в пастырский гнев, не стал обличать своих «детей» за греховность. Он, уже старый человек, взял посох свой и ушел в дикие места, где основал скит Киржач. И другу своему, митрополиту московскому Алексию, не позволил наложить на себя золотой крест митрополичий: «От юности я не был златоносцем, а в старости тем более желаю пребывать в нищете».

Таким мировоззрением св. Сергий на Руси завоевывает великий нравственный авторитет, который, как показала история, только и позволяет ему совершить главный подвиг жизни — благословить Дмитрия Московского на битву с поработителями Отечества.
В произведении Зайцева св. Сергий — неотъемлемая часть России. Я был в Радонеже на открытии памятника св. Сергию. Там, на фоне русской природы, острее почувствовал эту великую связь св. Сергия с нашей Родиной, столь же кроткой, светлой в своей печали и притихшей как бы в ожидании чуда.

Но, к сожалению, светлые чудеса на Руси случаются гораздо реже, чем великие потрясения. Во времена ордынского ига Русь испытывала двойной удар: «разоряли и чужие, и свои». Все эти несчастья испытала на себе семья отрока Варфоломея. Отец будущего святого, Кирилл, получил в Радонеже поместье, но сам уже, по старости, не мог вести хозяйство. Его заменил сын Стефан. На Варфоломея надежды не было, потому что отрок все больше стремился к уединению, к молитве, к Богу. Тяжелая жизнь еще сильнее укрепляла его в мысли покинуть родной дом и стать иноком.

Автор показывает Варфоломея еще до конца не представляющим, от чего и ради чего он решает отказаться в жизни. Перед читателем предстает скромный, погруженный в общение с Богом отрок. Отец, как мог, сдерживал сына от этого шага: «Мы стали стары, немощны; послужить нам некому; у братьев твоих немало заботы о своих семьях. Мы радуемся, что ты стараешься угодить Господу. Но твоя благая часть не отнимется, только послужи нам немного, пока Бог возьмет нас отсюда; вот, проводи нас в могилу, и тогда никто не возбранит тебе».

Варфоломей пожалел родителей и остался. Пожертвовал своим влечением к зовущей к себе новой жизни ради родных людей. В связи с этим вновь вспомню о противопоставлении св. Сергия св. Франциску. Автор уверен, что «Св. Франциск ушел, конечно бы отряхнул прах от всего житейского, в светлом экстазе ринулся бы в слезы и молитвы подвига. Варфоломей сдержался. Выжидал».

Здесь, по-моему, разрешился более вопрос нравственный, чем религиозный. Разрешился таким образом, что для русской души нравственное и религиозное неразрывно. Во всяком случае, русская душа всегда в подобных случаях мучается и мечется перед выбором, Сейчас трудно сказать, как поступил бы Варфоломей, если бы эти сдерживающие его житейские обстоятельства затянулись. Автор жизнеописания считает, что, «наверное, не остался бы. Но, несомненно, как-нибудь с достоинством устроил бы родителей и удалился бы без бунта. Его тип иной. А отвечая типу, складывалась и судьба…».

После ухода в дикие места вместе с братом Стефаном им пришлось нелегко. В ските надо было много трудиться. Брат оказался много слабее Варфоломея, и большая часть трудов легла на плечи будущего святого.

Вскоре, после пострижения его в иноки и ухода от него игумена Митрофана, св. Сергий остался совсем один среди дикой природы.

Автор особо подчеркивает расположенность св. Сергия к аскетизму: «Аскетический подвиг — выглаживание, выпрямление души к единой вертикали. В таком облике она легчайше и любовнейше соединяется с Первоначалом, ток божественного беспрепятственней бежит по ней…»

Наивно полагать, мне кажется, что св. Сергию в особенно трудные, первые месяцы одиночества помог тысячелетний опыт монашества. Опыт одиночества передать невозможно. К этому человек приходит сам, перешагнув через себя, и учась у самого себя, и поддерживая сам себя.

Как всякий отшельник, св. Сергий прошел сквозь тоску, отчаяние, упадок чувств, утомление, обольщение более легкой жизнью святой Сергий вышел победителем из этой борьбы, подчинив дух свой линии Бога.

Интересно в изображении образа св. Сергия раскрытие широты его взглядов. Известно, что он, будучи православным, насаждал среди своих подопечных в некотором смысле западную культуру: труд, порядок, дисциплину. Он не был проповедником, ни он, ни ученики его не занимались миссионерской деятельностью. И это только еще более повысило его авторитет в народе.

Не буду описывать подвиг преподобного Сергия, его роль в победе русских войск на Куликовом поле. Это всем известно. И сам автор жизнеописания заострил свое внимание на моментах восхождения преп. Сергия к подвигу его жизни. Ни он, ни Дмитрий Донской не дожили до окончательного освобождения Руси от поработителей, но они заложили прочный духовный фундамент, на котором Россия твердо стоит до сих пор.
Б. К. Зайцеву удалось создать образ народного героя, который во времена крови и насилия поддерживал дух соотечественников.

Автор заканчивает жизнеописание, накладывая последний важнейший штрих на облик преп. Сергия. Он говорит о том, что, «не оставив по себе писаний, Сергий будто бы ничему не учит. Но он учит именно всем обликом своим: одним он утешение и освежение, другим — немой укор. Безмолвно Сергий учит самому простому: правде, прямоте, мужественности, труду, благоговению и вере».

В этом, я считаю, самая главная ценность образа великого старца, изображенного рукой талантливого русского художника слова Б. К. Зайцева.

Больше сочинений по этой теме
Больше рефератов этого автора

www.uznaem-kak.ru

Характеристика образа Сергия Радонежского. Уроки русского языка

Произведение Б. К. Зайцева «Преподобный Сергий Радонежский» было написано в 1925 году в эмиграции. Это жизнеописание самого почитаемого на Руси святого старца. По признанию автора, такая тема — «никак не явилась бы автору и не завладела бы им в дореволюционные годы». Читая жизнеописание знаменитого русского святого XIV века, я отметил, что именно во времена потрясений могут появляться такие произведения, дышащие страданием и надеждой, печалью и любовью — всеми высокими чувствами, которые могут возникнуть в душе человека, болеющего за свое Отечество.

Я понял, что автору этого произведения эти чувства близки и понятны. Мне пришлось по душе также и то, что автор изобразил Сергия именно как русского национального святого, со всеми присущими русскому человеку душевными качествами, из которых автор выделил ярче всех «скромность подвижничества». Черта очень русская. Не зря в жизнеописании своими человеческими приметами и самой сутью подвига Сергию противопоставляется другой, католический святой — Франциск Ассизский. Преподобный Сергий не отмечен особым талантом, даром красноречия. Он «бедней» способностями, чем старший брат Стефан. Но зато он излучает свет — незаметно и постоянно.

Б. К. Зайцев в своем произведении поставил перед собой задачу, как я полагаю, раскрыть образ Сергия в постепенном, ясном, непрерывном и даже не в драматическом восхождении к святости. Святость растет в нем органично.

Сергий последовательно тверд и непреклонен в своей кротости, смирении, скромности. Когда монастырская братия вдруг начала роптать, игумен не впал в пастырский гнев, не стал обличать своих «детей» за греховность. Он, уже старый человек, взял посох свой и ушел в дикие места, где основал скит Киржач. И другу своему, митрополиту московскому Алексию, не позволил наложить на себя золотой крест митрополичий: «От юности я не был златоносцем, а в старости тем более желаю пребывать в нищете».

Таким мировоззрением св. Сергий на Руси завоевывает великий нравственный авторитет, который, как показала история, только и позволяет ему совершить главный подвиг жизни — благословить Дмитрия Московского на битву с поработителями Отечества.

В произведении Зайцева св. Сергий — неотъемлемая часть России. Я был в Радонеже на открытии памятника св. Сергию. Там, на фоне русской природы, острее почувствовал эту великую связь св. Сергия с нашей Родиной, столь же кроткой, светлой в своей печали и притихшей как бы в ожидании чуда.

Но, к сожалению, светлые чудеса на Руси случаются гораздо реже, чем великие потрясения. Во времена ордынского ига Русь испытывала двойной удар: «разоряли и чужие, и свои». Все эти несчастья испытала на себе семья отрока Варфоломея. Отец будущего святого, Кирилл, получил в Радонеже поместье, но сам уже, по старости, не мог вести хозяйство. Его заменил сын Стефан. На Варфоломея надежды не было, потому что отрок все больше стремился к уединению, к молитве, к Богу. Тяжелая жизнь еще сильнее укрепляла его в мысли покинуть родной дом и стать иноком.

Автор показывает Варфоломея еще до конца не представляющим, от чего и ради чего он решает отказаться в жизни. Перед читателем предстает скромный, погруженный в общение с Богом отрок. Отец, как мог, сдерживал сына от этого шага: «Мы стали стары, немощны; послужить нам некому; у братьев твоих немало заботы о своих семьях. Мы радуемся, что ты стараешься угодить Господу. Но твоя благая часть не отнимется, только послужи нам немного, пока Бог возьмет нас отсюда; вот, проводи нас в могилу, и тогда никто не возбранит тебе».

Варфоломей пожалел родителей и остался. Пожертвовал своим влечением к зовущей к себе новой жизни ради родных людей. В связи с этим вновь вспомню о противопоставлении св. Сергия св. Франциску. Автор уверен, что «Св. Франциск ушел, конечно бы отряхнул прах от всего житейского, в светлом экстазе ринулся бы в слезы и молитвы подвига. Варфоломей сдержался. Выжидал».

Здесь, по-моему, разрешился более вопрос нравственный, чем религиозный. Разрешился таким образом, что для русской души нравственное и религиозное неразрывно. Во всяком случае, русская душа всегда в подобных случаях мучается и мечется перед выбором, Сейчас трудно сказать, как поступил бы Варфоломей, если бы эти сдерживающие его житейские обстоятельства затянулись. Автор жизнеописания считает, что, «наверное, не остался бы. Но, несомненно, как-нибудь с достоинством устроил бы родителей и удалился бы без бунта. Его тип иной. А отвечая типу, складывалась и судьба…».

После ухода в дикие места вместе с братом Стефаном им пришлось нелегко. В ските надо было много трудиться. Брат оказался много слабее Варфоломея, и большая часть трудов легла на плечи будущего святого.

Вскоре, после пострижения его в иноки и ухода от него игумена Митрофана, св. Сергий остался совсем один среди дикой природы.

Автор особо подчеркивает расположенность св. Сергия к аскетизму: «Аскетический подвиг — выглаживание, выпрямление души к единой вертикали. В таком облике она легчайше и любовнейше соединяется с Первоначалом, ток божественного беспрепятственней бежит по ней…»

Наивно полагать, мне кажется, что св. Сергию в особенно трудные, первые месяцы одиночества помог тысячелетний опыт монашества. Опыт одиночества передать невозможно. К этому человек приходит сам, перешагнув через себя, и учась у самого себя, и поддерживая сам себя.

Как всякий отшельник, св. Сергий прошел сквозь тоску, отчаяние, упадок чувств, утомление, обольщение более легкой жизнью святой Сергий вышел победителем из этой борьбы, подчинив дух свой линии Бога.

Интересно в изображении образа св. Сергия раскрытие широты его взглядов. Известно, что он, будучи православным, насаждал среди своих подопечных в некотором смысле западную культуру: труд, порядок, дисциплину. Он не был проповедником, ни он, ни ученики его не занимались миссионерской деятельностью. И это только еще более повысило его авторитет в народе.

Не буду описывать подвиг преподобного Сергия, его роль в победе русских войск на Куликовом поле. Это всем известно. И сам автор жизнеописания заострил свое внимание на моментах восхождения преп. Сергия к подвигу его жизни. Ни он, ни Дмитрий Донской не дожили до окончательного освобождения Руси от поработителей, но они заложили прочный духовный фундамент, на котором Россия твердо стоит до сих пор.

Б. К. Зайцеву удалось создать образ народного героя, который во времена крови и насилия поддерживал дух соотечественников.

Автор заканчивает жизнеописание, накладывая последний важнейший штрих на облик преп. Сергия. Он говорит о том, что, «не оставив по себе писаний, Сергий будто бы ничему не учит. Но он учит именно всем обликом своим: одним он утешение и освежение, другим — немой укор. Безмолвно Сергий учит самому простому: правде, прямоте, мужественности, труду, благоговению и вере».

В этом, я считаю, самая главная ценность образа великого старца, изображенного рукой талантливого русского художника слова Б. К. Зайцева.

www.school-essays.info

Образ Преподобного Сергия Радонежского В литературе



« Образ Преподобного Сергия Радонежского» В литературе и искусстве



« Житие Сергия Радонежского» Житие Сергия составлено вскоре после его смерти в 1392 году монахом Епифанием, лично знавшим святого. Этим объясняется удивительная достоверность подробностей, сообщаемых в житии.



Проверка домашнего задания Мы с вами, ребята, прочитали « Житие Сергия Радонежского» , написанное Епифанием Премудрым. — Что узнали о роли Сергия в истории России? — Какие моменты биографии отметили? (1 гр) -Что характерно для жития как жанра древнерусской литературы? (2 гр)



В каких произведениях искусства отражены моменты жизни Сергия?



Преподобные Кирилл и Мария



М. В. Нестеров «Видение отроку Варфоломею»



М. В. Нестеров «Юность Преподобного Сергия»



М. В. Нестеров «Труды Сергия»



Сергий Радонежский занимал особое место в жизни и творчестве художника Михаила Нестерова(1862 -1942). Художник даже считал, что святой спас его от смерти в младенчестве.



Святые Сергий Радонежский и Дмитрий Донской



Иконография Икона (греч. – эйкон — образ, изображение) — символическое изображение святого или события из священной истории. Икона создаётся в соответствии с канонами древнерусской живописи. Внешность Сергия не успела к моменту его канонизации изгладиться из памяти современников. В Троице-Сергиевой лавре хранится погребальный покров с гробницы Сергия с вышитым портретом святого. Он считается самым достоверным его изображением.



Иконография Главными отличительными особенностями канонического изображения святого Сергия на иконах стала монашеская мантия с темным платкомпарамандом и округлая, средней длины борода.



Четыре великих дела было в жизни Сергия, за которые мы почитаем его как учителя и строителя русской духовной культуры России. • 1 дело. Создание и распространение нового типа монастырей. Сергий был образцом в исполнении нового устава. • 2 дело: Начало освобождения от татаромонгольского ига. Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского на битву. Во время Куликовской битвы Сергий истово молился в Троицком храме и, находясь на далёком расстоянии от Куликова поля, видел гибель каждого воина и называя его по имени говорил братии: “Помолитесь за упокой души раба Божии такого-то…”. Наконец он возвестил братии о поражении врагов и нашей победе. • 3 дело: Осмысливание и распространение на Руси вероучений о Святой Троице. Православные иерархи церкви и богословы считают, это было главным делом Сергия и его главной исторической заслугой. Троичные храмы и введённый с ними праздник Святой Троицы воплощают в себе призыв к единению земли русской. • 4 дело: Создание духовно-нравственного и культурного центра Руси Троице-Сергиевой лавры.



Житийные каноны — Рождение от благочестивых родителей Детство исполненное духовными исканиями Вера Бескорыстие Монашеский подвиг: одиночество, постничество, беспрестанный труд — Чудеса, сопровождавшие жизнь героя — Чудеса после смерти СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ: служение Родине



Образ Сергия в литературе АГИОГРАФИЯ —



Образ Сергия в литературе АГИОГРАФИЯ – жизнеописания Святых



Образ Сергия в литературе Епифаний Премудрый «Житие Сергия Радонежского» Б. К. Зайцева «Преподобный Сергий Радонежский» .



Что значит «учить собой» “Желаю лучше учиться, нежели учить”, — говорил Сергий Радонежский ученикам. Но он учил, учил своим поведением, всем образом жизни, “учил собой”, как писал Борис Зайцев.



Итог урока Докажите, что Сергий Радонежский “учил собой”

present5.com

развитие и осмысление иконописного образа

18 июля (по старому стилю) Праздник обретения мощей Преподобного Сергия Радонежского, а второй день Праздника — Собор Радонежских святых 19 июля.

О том, как складывалась иконография Преподобного Сергия, какие грани духовного подвига она отра­жает, чем отличаются иконы XV и XVII веков рассказывает заместитель руководителя иконописной школы при МДА священник Сергий Чураков.

Опубликовано в Журнале Московской Патриархии №6 / 2014 г.


С ДЕТАЛЬНЫМ СХОДСТВОМ

Иконописный образ святого Сергия начал формироваться в русском искусстве в XV веке после обретения его святых мощей. Но самым первым из иконогра­фических памятников, дошедших до нас, считается не икона, а датируемый 1420-ми годами вышитый покров на мощи святого.

Известно, что обретение святых мощей состоялось в 1422 году и предварялось чудесным знамением. Преподобный Сергий явился благочестивому мирянину со словами: «Зачем оставляете меня столько времени во гробе, землей покровенного, в воде, утесняющей тело мое?» Мирянин рассказал о своем сне игумену Троицкой обители преподобному Никону. До этого момента ни братия, ни Никон не смели обретать мощи святого. Этот сон был воспринят как воля святого Сергия и как знак к действию. Отсюда можно сделать вывод, что шитый покров не мог быть создан заранее и был выполнен, скорее всего, после обретения мощей.

Этот шитый образ считается уникальным по двум причинам. Во-первых, по мнению многих исследователей, это был первый надгробный покров на Руси. Во-вторых, образ похож на портрет своей характерной почти живописной манерой, не свойственной для шитья.

В дальнейшем было создано много покровов на раку Преподобного Сергия, однако черты святого на лике уже имеют строго каноничный, лишенный деталей характер.

Видно, что художнику лик святого был настолько дорог, что он боялся упустить малейшие подробности и поэтому передал их с особым трепетом: рисунок скул, асимметрию лица, близко поставленные к переносице глаза, неодинаковые брови, тонкую линию носа, густую шапку волос, которая на многих поздних иконах станет одной из характерных черт святого. Лик вышит удивительно прозрачно. Невольно приходишь к выводу, что, возможно, автор присутствовал при обретении святых мощей, знал учеников Сергия Радонежского, был свидетелем чуда: «Открывше чудотворный гроб…и видевша чудное зрение… яко не токмо честное тело святаго цело и светло соблюдеся, но и одежда его, в ней же погребен бысть, цела бяше всяко и тлению никакоже спричасна»[*]

[*] «Житие и чудеса Преподобного Сергия, игумена Радонежского, записанные преподобным Епифанием Премудрым, иеромонахом Пахомием Логофетом и старцем Симоном Азарьиным», по изданию 1646 г.

Преподобный Сергий Радонежский. Шитая пелена («первый» покров). Около 1422–1425/6 годов. Музей «Ризница»


ВИДИМЫЙ ПАМЯТНИК

Несколько архивных источников упоминают о существовании прижизненного изображения Преподобного, написанного иконописцем и племянником Сергия святителем Феодором Ростовским. Об этом, в частности, сказано в так называемом Клинцовском подлиннике (рукопись XVII в. — место хранения неизвестно, однако на нее ссылаются ученые XIX века: Евгений Голубинский и Федор Буслаев). Цитату из него приводит в своей книге «Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра» церковный историк Евгений Голубинский: «Святый Феодор, архиепископ Рос­товский, сродник сый святаго Сергия, писаше святыя иконы; той, егда бысть архимандритом в Симоновском монастыре на Москве, написал образ дяди своего, святаго Сергия чудотворца, зело чудно». Однако никаких следов этого портрета не сохранилось.

Часто возникает вопрос, почему до нас не дошло ни одной иконы Преподобного Сергия в изображении Андрея Рублева? Да, есть предположение, что рисунок для покрова на раку святого Сергия сделал святой Андрей Рублев, но оно ничем не подкреплено. Но зато есть икона Святой Троицы, и, как сказано в житии Преподобного Сергия, она была написана в его славу, память и честь. Можно предположить, что Андрей Рублев самой известной своей иконой создал видимый памятник Сергию, для которого важным делом жизни было утверждение почитания Святой Троицы. Иконописец вложил все свои силы и духовную мощь в эту икону. Недаром священник Павел Флоренский писал, что поистине автором Троицы надо считать Преподобного Сергия, потому что именно он явился духовным вдохновителем этого образа. И боговидение Преподобного Сергия, его внутренний труд и молитва материализовались через кисть преподобного Андрея Рублева в образе Святой Троицы.

Троица. 1427 г. (А.Рублев)


УНИКАЛЬНОСТЬ ТРОИЦКОГО ОБРАЗА

Из икон Преподобного Сергия, дошедших до нас, самые значительные — это житийные образы, где Преподобный изображен с житием. Это так называемый троицкий образ. Один из них находится в местном ряду иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, другой — в Успенском соборе Московского Кремля. Искусствоведы не пришли к единому мнению относительно даты создания троицкого образа. Так, Эвелина Гусева, ведущий научный сотрудник отдела древнерусского искусства Третьяковской галереи, относит время его написания к 1480 году и связывает это с чудесным рождением сына Ивана III Василия по молитве его матери Софии Палеолог к Преподобному.

А Вадим Нарциссов, старший научный сотрудник Третьяковской галереи, датировал образ 1492 годом, то есть годом столетнего юбилея преставления Преподобного Сергия. К этой дате в свое время присоединялся и директор Музея древнерусского искусства Геннадий Попов. Большинство исследователей приписывало этот образ кругу Дионисия, хотя достоверно это утверждать нельзя. Икона по-своему уникальна: она соединяет в себе лаконизм и созерцательность рублевских образов и предвосхищает утонченность века Дионисия, гармонично соединяя в себе две эпохи.

Преподобный Сергий Радонежский с житием. 1480-1490 гг. Троицкий собор Троице-Сергиевой Лавры. Общий вид после реставрации (источник)

Троицкий образ в лавре был раскрыт из-под записи в 1920-е годы, но в силу разных обстоятельств (темный собор, закрытие монастыря) оказался вне поля зрения искусствоведов. Полностью его отреставрировали только в 2008 году. Лучезарный, глубокий и в то же время монашеский образ открылся совершенно в новом свете. Святой изображен по пояс, с закрытым свитком в руке. Вокруг него — 19 клейм. Многие исследователи говорили даже, что икона могла быть создана и раньше — возможно, и во время прославления Преподобного Сергия, то есть в 1460-е годы.

Преподобный Сергий Радонежский, с житием. Икона 1480–1490-х годов. Успенский собор Московского Кремля

Образ из Успенского собора датируется концом XV — началом XVI века и содержит точно такие же клейма. Единственное отличие — на нем Преподобный Сергий изображен в полный рост. Нельзя достоверно утверждать, какая из этих двух икон была написана раньше, как и точно ответить, чьей кисти они принадлежат. Однако по ряду косвенных признаков можно сделать предположение, что образ из лавры первичен. Так, при внимательном рассмотрении каждого клейма можно заметить, что по композиционному расположению фигур на нем и их изображению всё решено более свободно и творчески, чем на успенском образе, в котором больше случайностей и схематичности. Иными словами, в первом образе преобладает рука автора, а во втором — следование образцу.

Тот канон клейм, который приводится в образе из лавры, по своему содержанию и композиции использовался как образец для последующих списков, которых от XVI века до нас дошло более десятка. Такое число списков наводит на мысль, что именно эта икона явилась образцом, с которого более века писались житийные образы Преподобного Сергия. В частности, помимо образа из Успенского собора Московского Кремля это икона из Благовещенской церкви Чудова монастыря, которая находится в музее Московского Кремля, икона из Успенского собора в Дмитрове, которая находится в музее Андрея Рублева и которую приписывают кисти Феодосия (сына Дионисия, начало XVI века).

Прп. Сергий с житием. Мастерская Феодосия. Икона. Москва. 1-я треть XVI века. Из Успенского собора г. Дмитрова. С 1965 в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Москва (Источник)

А также знаменитая икона Евстафия Головкина, написанная на доске от гроба Преподобного Сергия.

Мастер Евстафий Головкин. Преподобный Сергий Радонежский, с житием. Икона. 1591. Сергиево-Посадский музей-заповедник 

Все они занимали важное место в пространстве храма. Уникальность троицкого образа в том, что никакая другая икона — ни святителей Алексия или Петра, ни Святителя Николая Чудотворца — не имеет такого количества списков. И единственное их отличие друг от друга лишь в том, что одни из них поясные, а другие — ростовые.


О ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ

В ранних житийных иконах Преподобного Сергия иконописец сосредоточен на духовной жизни святого. Например, верхние клейма иконы рассказывают о становлении его личности, пострижении, молитвенном подвиге, когда святой изгоняет нечистых духов из места, где он подвизается, о его рукоположении. Боковые клейма отражают чудеса святого и его житие как Преподобного, который был прославлен. Иконописец обращает особое внимание на смирение и смиренномудрие старца, на его монашеский подвиг и силу молитвы. Например, клейма чудес воскрешения отрока или изведения источника (по просьбе братии, жалующейся, что далеко ходить за водой) говорят о силе молитвы. Клеймо возвращения воскресшего отрока отцу свидетельствует о смиренномудрии святого. Дело в том, что отец начал спорить и настаивать, что мальчик умер, а не замерз и отогрелся, как сказал Преподобный Сергий. Но святой хотел скрыть чудо воскрешения и пригрозил отцу, что мальчик умрет, если тот «не умолчит». О том же и рассказ о крестьянине, пришедшем издалека посмотреть на святого Сергия, но усомнившемся, когда Преподобный предстал перед ним в рубище. Клейма «Исцеление ослепшего греческого епископа» и «Видение Божественного огня во время Литургии» — это противопоставление неверия епископа (и потому ослепшего) святости Преподобного и Божественное откровение о высоте его святости.

Кроме того, в троицком образе при незначительном количестве деталей каждая из них имеет свой глубокий символический смысл. Например, цвет обуви святого (обычно коричневый) при причащении его Божественным огнем — красный, как и у Богородицы, Которая в Своем явлении Преподобному заверила, что его обитель не оскудеет. Нижний ряд клейм повествует о погребении Преподобного Сергия, обретении его мощей и посмертных чудесах. Таким образом, икона обладает внутренней логикой и богословским осмыслением жития. У иконописца не было задачи изобразить как можно больше чудес, которых было немало еще при жизни Преподобного. Из 11 посмертных чудес жития художника интересуют только три: исцеления Захарии Бороздина, Симона Антонова и слепого. В житии делается особый акцент на то, что после кончины помощь святого не прекращается, что с переходом в иной мир он продолжает ходатайствовать за обращающихся к нему с молитвой перед Престолом Божиим.

Последнее клеймо «Исцеление слепца у гроба Сергия». Это история о слепом, который пришел на праздник Троицы в обитель, и некому было подвести его к мощам Преподобного Сергия. Тогда он взмолился о помощи, и Преподобный явился ему и подвел его к своим мощам. Таким образом, это клеймо как собирательный образ показывает все нескончаемые чудеса, совершающиеся у раки Преподобного Сергия и по сей день. В то же время это клеймо о конкретном чуде, описанном Пахомием Логофетом; и сам иконописец, возможно, был тому свидетелем.


ЛИДЕР И ЗАСТУПНИК

 

Преподобный Сергий Радонежский с житием. XVII в.

К началу XVII века акцент иконографии о Преподобном Сергии смещается на образ общественно-политического и духовного лидера. Это характерно для времени становления Российского государства и отражается на содержании и увеличении числа клейм. Они дополняются, например, благословением Дмитрия Донского на Куликовскую битву, примирением враждующих князей, основа­нием монастырей и др. Особенно это усиливается в Смутное время. Это не случайно, потому что молитвенное заступничество Преподобного Сергия за свою землю проявилось в чудесных явлениях святого, например на стенах Казани во время ее осады Иваном Грозным (после чего город был взят штурмом) или святителю Иоасафу, насельнику Троице-Сергиевой лавры во время ее осады поляками.

Кроме того, в более поздних иконах появляется намного больше детализации и конкретики. Например, в троицком образе нет еще изображения Святой Троицы, а на списке троицкого образа кисти Евстафия Головкина (200 лет спустя после преставления Преподобного Сергия) уже есть.

Между тем ни одно из клейм троицкого образа, кроме явления Преподобному Божией Матери, не распространилось как отдельно взятая икона.


«ПОСЕЩЕНИЕ ЧЮДНО ХОЩЕТЬ НАМ БЫТИ»

Образ «Явление Богоматери в сопровождении апостолов Петра и Иоанна Богослова» полон важных символов. Присутствие Иоанна Богослова на иконе получает особый смысл, если вспомнить, что Преподобный Сергий препоручил Богоматери основанную им обитель, так же как когда-то Сама Богоматерь была отдана на попечение любимого ученика Спасителя: Жено! се, сын Твой, се, Матерь твоя! (Ин. 19, 26–27). В доме апостола Иоанна Богоматерь пребывала до конца Своих дней. Присутствие же апостола Петра, этого путеводителя праведных душ в Царствие Небесное, напоминает о распространенном восприятии монастыря как места спасения насельников во время Страшного суда. Кроме того, апостолы Петр и Иоанн представляют собой полноту власти апостольства: первенство Петра как старейшины апостольского лика дополняется первенством любви Иоанна — возлюбленного ученика Господа, тайновидца и богослова, усыновленного Божией Матерью.

Важно в этом случае и то, что явление Богоматери было уникальным в русской монашеской практике. Недаром позднее в этом видели явное указание на особое Божие покровительство Московской Руси. В житии Преподобного подчеркивается, что Божия Матерь явилась ему наяву, это не было каким-то видением. «Не гаданием, не в сонном видении, — замечает жизнеописатель, — а наяву видел он Матерь Божию, как видел Ее некогда преподобный Афанасий Афонский». Перед явлением святой предупредил своего ученика Михея: «Чадо! Трезвися и бодръствуй, понеже посещение чюдно хощеть нам быти». Кроме того, упоминаемое слово «посещение» передает совершенную реальность происходящего при бодрственном (трезвенном) состоянии Преподобного игумена и ученика. Это редчайший случай именно такого явного вхождения небесного в наш вещественный мир. И этим подтверждается учение об обожении плоти, которая через подвиг молитвы, труда и смирения уже здесь, на земле, может быть причастна к небесному.

О том, что именно этот сюжет стал приоритетным для троицких иконописных мастерских, свидетельствуют и письменные источники (записи о вкладах частных лиц в разные монастыри, о дарах Троице-Сергиева монастыря знатным богомольцам), и дошедшие до нас иконописные памятники. А в XVI веке этот образ встречается уже далеко за пределами Троицкого монастыря.

Так, в переписной книге Ипатьевского монастыря 1595 года в перечислении пядничных икон неоднократно встречается сюжет «Явления» в вариантах с Троицей в мандорле или Спасовой рукой. Опись монастыря 1641 года свидетельствует о том, что троицкие мастера создали очень много таких икон («в казенных же верхних палатах» значится 1163 образа, «писанные на золоте и на красках»). Большая часть из них использовалась как раздаточные: упоминаются иконы, которые были «поднесены Господне в разные приходы», или образ «отпущен к Москве», или «на Москве поднесен приезжему иноземцу».

А со второй половины XIX века в стенах Троице-Сергиевой лавры получила развитие резная икона. И здесь сохранялись те же пропорции: в августе 1857 года было сделано 14 икон «Явления» и 3 образа Преподобных Сергия и Никона Радонежских, в сентябре — 18 «Явлений» и 1 икона Преподобного Сергия.

Ее также всё чаще изображают на хоругвях, на надгробном покрове Преподобному Сергию в XVI веке, на лаврских архимандричьих палицах, на подвесных пеленах, шитых на княжеских дворах.

Но самое раннее упоминание об иконе «Явления» относится к 1446 году и связано с драматическими событиями пленения великого князя Василия Темного войсками Димитрия Шемяки и Иоанна Можайского. Сог­ласно «Житию и чудесам Преподобного Сергия, игумена Радонежского», Василий Темный, скрывшийся в обители от двоюродных братьев, появился на пороге Троицкого собора, держа в руках икону «Явления». Икона «Явление Богоматери Преподобному Сергию», чтившаяся как великая святыня, была поставлена на гроб святого, очевидно, уже вскоре после обретения его святых мощей (5/18 июля 1422 года). Василий Темный пытался образумить князя Иоанна, напоминая о крестном целовании: «Брате, целовали есмя животворящий крестъ и сию икону въ церкьви сей живоначалныя Троиця, у сего же чюдотворцева гроба Сергиева, яко не мыслити намъ, ни хотети никоторому же от братьи межи себе никоего лиха».

Летопись подтверждает не только наличие к 1446 году иконы «Явления» на гробе Преподобного, но и подчеркивает ее исключительную роль в вопросах примирения русских князей. Возможно, этот образ был принесен в ставку Ивана Грозного при осаде Казани из Троице-Сергиевой лавры. И, по словам летописца, скоро в осаде Казани наступил перелом и судьба города была решена.

Впоследствии этот образ безвозвратно исчез. Но вместо него в 1591 году иконописец Евстафий Головкин написал точно такую же икону на доске от гроба святого Сергия. И уже ее берут с собой цари и воеводы, отправляющиеся в военный поход. Этот образ Владычицы и Преподобного вдохновлял русских солдат, офицеров и полководцев в польском походе царя Алексея Михайловича, в Русско-шведской войне, войне 1812 года, Крымской, Русско-японской и Первой мировой войнах. Таким образом, широкое распространение «Явления Богоматери» как отдельного образа, скорее всего, связано с тем, что тема заступничества и покровительства Божией Матери над Русью была наиболее актуальной и востребованной духовно. По той же причине и Успенский собор (1559–1585), построенный при Иване Грозном, назван в честь Божией Матери.

Евстафий Головкин. Образ «Явление Богоматери в сопровождении апостолов Петра и Иоанна Богослова». 15 августа 1585 г., в праздник Успения пресвятой Богородицы, в Троице-Сергиевом монастыре произошло сразу два знаменательных события, задуманных еще царем Иваном IV Грозным, но осуществленных его сыном. В присутствии царя Федора Иоанновича и его супруги царицы Ирины Федоровны митрополит Московский Дионисий освятил Успенский собор. В тот же день царь «повеле молебен пети и переложи» мощи преподобного Сергия из деревянного гроба, в котором они находились 165 лет, в серебряную раку, привезенную накануне в монастырь царской четой. Гроб чудотворца Сергия был поставлен в Успенском соборе, а крышку царь приказал «розняти на образы». Сохранились две иконы, написанные на «чудотворцове раке» с изображением преподобного Сергия Радонежского (1591 г.) и с изображением явления Богоматери преподобному Сергию (1588 г.). Достойно украшенную икону келарь Евстафий Головкин «положил у Живоначальныя Троицы», то есть преподнес Троице-Сергиеву монастырю, с молением «о государеве здравии и о его царице и о их чадородии». Свадьба царевича Федора Иоанновича и Ирины Федоровны Годуновой состоялась около 1578-1579 года, однако долгое время их брак оставался бездетным. По примеру предков, царская чета несколько раз обращалась к Радонежскому чудотворцу с молением о появлении наследника. Наконец, в 1592 г. у них родилась дочь царевна Феодосия (ум. 1594). Икона «Явление Богоматери преподобному Сергию», написанная «на цке чюдотворцевы Сергиевы раки», с самого момента создания пользовалась в монастыре особым почитанием, ведь при ее создании изначально была заложена идея чудотворности. В первой половине XVII в. она была помещена в киот, на створах которого написаны с внутренней стороны фигуры святителя Николая Чудотворца и пророка Иоанна Предтечи, архангела Михаила и Ангела-Хранителя с внешней. Створы, как и сама икона, были обложены серебром. (Источник) 


МНОГОСЛОВНОСТЬ И РЕТРОСПЕКТИВНОСТЬ

В изображениях XVII века новшество проявляется в добавлении иконографических тем (клейм). Иконописные жития становятся уже более многословны и описательны в рассказе о жизни святого. В итоге от задачи XV века создать молитвенный образ и показать святость в XVII веке художник переходит к задаче наглядного повествования, иллюстрирования жития и стремится показать события истории.

Если на троицкой иконе каждое клеймо воспринимается по отдельности, как самостоятельная композиция, то икону XVII века без лупы уже не разглядеть. Различие между образом рублевского периода и образами XVII века — в подходе к самой иконе, к ее восприятию. Узорчатость появляется во всем: и в орнаментах, и в архитектуре, в некой многословности и парадности.

ХХ век — это особый период (с учетом гонений), когда взгляд на древние иконы пересматривается еще и в связи с тем, что появляется возможность познакомиться с древними образцами. И заключенная в них красота, скрытая за окладом, за потемневшей олифой, за записью, конечно, поразила наших современников. И восхищенные этой красотой, они уже не дерзают во многом творить что-то совершенно новое. Поэтому характерная особенность икон ХХ века — ретроспективность.

Несмотря на это, вновь написанная икона не будет копией старой. Она всё равно привнесет что-то свое, в первую очередь опыт собственной молитвы, видения и восприятия гармонии. Но тем не менее это будет новое слово с оглядкой и опорой на традиции древних иконописцев. И точно так же было и во времена Андрея Рублева, когда иконы писались на основе византийской традиционной культуры.

Источник


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

Преподобный Сергий Радонежский. Все учение — жизнь

На полях жития… К 700-летию прп. Сергия Радонежского

Укронацизм, Новороссия и Святой Сергий Радонежский

Поборник Троицы

Предвечный Совет Пресвятой Троицы

Век Преподобного: святость или героизм?

Куликовская битва и современность: перекличка эпох и противостояний

И будет нам чудо… Уроки преподобного Сергия Радонежского

Второе Православное возрождение

Вернуться на главную

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

rusrand.ru

Сергий Радонежский – биография, фото, иконы, мощи, храмы, помощь

Сергий Радонежский: биография

О жизни Сергия Радонежского, иеромонаха Русской церкви, реформатора монашества на севере Руси и основателя Свято-Троицкого монастыря, известно немногое. Все, что мы знаем о «великом старце», причисленному к лику святых, написано его учеником монахом Епифанием Премудрым.

Сергий Радонежский

Позже житие Сергия Радонежского было отредактировано Пахомием Сербом (Логофетом). Из него наши современники черпают информацию об основных вехах биографии церковного деятеля. В своем жизнеописании Епифаний сумел донести до читателя суть личности учителя, его величие и обаяние. Воссозданная им земная стезя Сергия дает возможность понять истоки его славы. Его жизненный путь показателен тем, что дает понять, как легко преодолеваются любые жизненные трудности с верой в Бога.

Детство

Дата рождения будущего подвижника точно не известна, одни источники называют 1314 г., другие – 1322 г, третьи склоняются к тому, что Сергий Радонежский появился на свет 3 мая 1319 г. При крещении младенец получил имя Варфоломей. По древнему преданию, родителями Сергия были боярин Кирилл и его жена Мария, проживавшие в селе Варницы в окрестностях Ростова.

Памятник семье Сергия Радонежского

Их усадьба располагалась недалеко от города – в местах, где впоследствии был возведен Троицкий Варницкий монастырь. У Варфоломея было еще два брата, он был средним. В семь лет мальчика отдали учиться. В отличие от смышленых, быстро схватывающих грамоту братьев, обучение будущему святому давалось с трудом. Но случилось чудо: удивительным образом отрок познал грамоту.

Епифаний Премудрый

Это событие описывает в своей книге Епифаний Премудрый. Варфоломей, желая научиться читать и писать, подолгу и с усердием молился, просил Господа вразумить его. Однажды перед ним явился старец в черной ризе, которому мальчик поведал о своей беде и попросил, чтобы тот помолился за него и попросил помощи у Бога. Старец пообещал, что с этой минуты отрок будет писать и читать и превзойдет своих братьев.

Они вошли в часовню, где Варфоломей уверенно и без запинки прочитал псалом. Затем они оправились к родителям. Старец рассказал, что их сын отмечен Богом еще перед родами, когда она пришла в церковь на службу. Во время пения литургии ребенок, находясь во чреве матери, три раза прокричал. На этот сюжет из жития святого живописец Нестеров написал картину «Видение отроку Варфоломею».

Картина «Видение отроку Варфоломею». Художник Михаил Нестеров

С этого момента Варфоломею стали доступны книги о житии святых. При изучении Святого писания у отрока появился интерес к церкви. С двенадцати лет Варфоломей много времени посвящает молитве и соблюдает строгий пост. По средам и пятницам он голодает, в остальные дни ест хлеб и пьет воду, молится ночами. Марию беспокоит поведение сына. Это становится предметом споров и разногласий между отцом и матерью.

В 1328-1330 годах семья столкнулась с серьезными материальными проблемами, обеднела. Это стало причиной того, что Кирилл и Мария с детьми перебрались в Радонеж – поселение на окраине княжества Московского. Это были нелегкие, смутные времена. На Руси властвовала Золотая орда, творилось беззаконие. Население подвергалось регулярным набегам и облагалось непосильной данью. Княжествами управляли князья, назначенные татаро-монгольскими ханами. Все это стало причиной переезда семьи из Ростова. 

Монашество

В 12-летнем возрасте Варфоломей принимает решение постричься в монахи. Его родители не стали  препятствовать, но выставили условие, что монахом он сможет стать только тогда, когда их не станет. Варфоломей был их единственной опорой, так как другие братья проживали отдельно со своими детьми и женами. В скором времени родители скончались, поэтому ждать пришлось недолго.

Монах Сергий Радонежский

По традиции тех времен перед кончиной они приняли иноческий постриг и схиму. Варфоломей отправляется в Хотьково-Покровский монастырь, в котором находится его брат Стефан. Он овдовел и принял постриг раньше брата. Стремление к строгой монашеской жизни привело братьев на берег реки Кончуры в урочище Маковец, где ими была основана пустынь.

В глухом бору братья построили деревянную келью из бревен и маленькую церквушку, на месте которой в настоящее время стоит собор  Святой Троицы. Брат не выдерживает отшельнической  жизни в лесу и перебирается в Богоявленский монастырь. Варфоломей, которому было всего 23 года, принимает постриг, становится отцом Сергием и остается жить в урочище в полном одиночестве.

Картина «Преподобный Сергий Радонежский. (Благословение)». Художник Сергей Кириллов

Прошло немного времени, и в Маковец потянулись иноки, образовалась обитель, по прошествии лет ставшая Троице-Сергиевой лаврой, существующей и поныне. Ее первым игуменом был некий Митрофан, вторым игуменом – отец Сергий. Настоятели обители и ученики не брали подаяний от верующих, живя плодами своего труда. Община разрасталась, вокруг монастыря селились крестьяне, осваивались поля и луга, а прежняя заброшенная глухомань превратилась в обжитую территорию.

Картина «Труды Сергия Радонежского». Художник Михаил Нестеров

Подвиги и слава монахов стали известны в Царьграде. От Патриарха вселенского Филофея преподобному Сергию был послан крест, схима, параман и грамота. По совету Патриарха в монастыре вводится киновия – общинножительный устав, принятый впоследствии многими обителями Руси. Это было смелое нововведение, так как в то время монастыри жили по особножительному уставу, по которому иноки обустраивали свою жизнь так, как им позволяли средства.

Киновия предполагала имущественное равенство, питание из одного котла в общей трапезной, одинаковую одежду и обувь, повиновение игумену и «старцам». Такой способ жизни был идеальным образцом отношений среди верующих. Монастырь превратился в самостоятельную общину, жители которой занимались прозаическими крестьянскими работами, молились о спасении души и всего мира. Утвердив устав «общего жития» в Маковце, Сергий стал внедрять животворную реформу в других монастырях.

Монастыри, основанные Сергием Радонежским

  • Троице-Сергиевая Лавра;
  • Старо-Голутвин близ Коломны в Московской обл;
  • Высоцкий монастырь в Серпухове;
  • Благовещенский монастырь в г. Киржач, Владимирской обл;
  • Георгиевский монастырь на р. Клязьме.

Троице-Сергиева лавра в Сергиев Посаде

Последователи учений святого основали еще более сорока монастырей на территории Руси. Большая их часть строилась в лесной глуши. Со временем вокруг них появились деревни. “Монастырская колонизация”, начатая Радонежским, позволила создать опорные пункты для освоения земель и развития Русского Севера и Заволжья.

Куликовская битва

Сергий Радонежский был великим миротворцем, внесшим неоценимый вклад в единение народа. Тихими и кроткими речами он находил дорогу к сердцам людей, призывая к послушанию и миру. Он примирял враждующие стороны, призывая к подчинению князю московскому и объединению всех земель русских. Впоследствии это создало благоприятные условия для освобождения от татаро-монголов.

Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского

Велика роль Сергия Радонежского в битве на Куликовском поле. Перед боем Великий князь Дмитрий Донской пришел к святому помолиться и попросить совета, богоугодное ли дело воевать русскому человеку против безбожников. Хан Мамай и его громадное войско хотели поработить свободолюбивый, но охваченный страхом, русский народ. Преподобный Сергий дал князю благословение на битву и предрек победу над татарской ордой.

Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского на Куликовскую битву

Вместе с князем он отправляет и двух иноков, нарушая тем самым церковные каноны, запрещавшие монахам воевать. Сергий был готов пожертвовать спасением своей души ради Отечества. Русское войско одержало поеду в Куликовской битве в день Рождества Пресвятой Богородицы. Это стало еще одним свидетельством особой любви и покровительства Божьей матери на Русской земле. Молитва Пречистой сопровождала всю жизнь святого, его любимой келейной иконой была “Богоматерь Одигитрия” (Путеводительница). Не проходило дня без пения акафиста – хвалебного песнопения, посвященного Богородице.

Чудеса

Восхождение по пути духовного совершенствования подвижника сопровождалось мистическими видениями. Ему виделись ангелы и райские птицы, небесный огонь и божественное сияние. С именем святого связывают чудеса, которые начались еще до рождения. Первое чудо, о котором упоминалось выше, произошло во чреве матери. Крик младенца слышали все, кто находился в церкви. Второе чудо связано с неожиданно раскрывшимися способностями к знаниям.

Сергий Радонежский и медведь

Вершиной духовного созерцания стало явление Пресвятой Богородицы, которого удостоился святой старец. Однажды, после самозабвенной молитвы перед иконой, его озарил ослепительный свет, в лучах которого он увидел Пречистую Богородицу в сопровождении двух апостолов – Петра и Иоанна. Монах упал на колени, а Пречистая прикоснулась к нему и сказала, что услышала молитвы и будет впредь помогать. После этих слов она вновь стала невидимой.

Явление Пресвятой Богородицы Сергию Радонежскому

Явление Пресвятой Богородицы было хорошим предзнаменованием для монастыря и всей Руси. Предстояла большая война с татарами, люди находилиь в состоянии тревожного ожидания. Видение стало пророчеством, доброй вестью о благополучном исходе и грядущей победе над ордой. Тема явления Богородицы игумену стала одной из самых популярных в иконописи. 

Смерть

Жизненный закат Сергия, который дожил до глубокой старости, был ясным и тихим. Его окружали многочисленные ученики, он был почитаем великими князьями и последними нищими. За полгода до смерти Сергий передал игуменство ученику Никону и отрешился от всего мирского, «начал безмолствовать», готовясь к смерти. 

Памятник Сергию Радонежскому

Когда недуг стал одолевать все сильней, в предчувствии ухода он собирает монашескую братию и обращается к ним с наставлением. Просит «иметь страх Божий», хранить единомыслие, чистоту души и тела, любовь, смирение и страннолюбие, выражающееся в заботе о нищих и бездомных. В мир иной старец отошел 25 сентября 1392 г.

Память

После кончины троицкие монахи возвели его в ранг святых, называя преподобным, чудотворцем и святителем. Над могилой святого был построен каменный собор, названный Троицким. Стены собора и иконостас расписывала артель под руководством Андрея Рублёва. Старинные росписи не сохранились, на их месте в 1635 г. были созданы новые. 

Иконы Сергия Радонежского

По другой версии канонизация Радонежского состоялась позже, 5 (18) июля, когда были обретены мощи святого. Мощи по сей день находятся в Троицком соборе. Его стены они покидали только при сильнейшей угрозе – во время пожаров и наполеоновского нашествия. С приходом к власти большевиков мощи были вскрыты, а останки хранились в Сергиевском историко-художественном музее. 

Скромный радонежский игумен обрел бессмертие в памяти последователей, всех верующих и в истории государства. Святого считали своим заступником и покровителем московские цари, посещавшие богомолья в Троицком монастыре. К его образу обращались в тяжелые для русского народа времена. Его имя стало символом духовного богатства России и народа.

Иконы Сергия Радонежского

Датами памяти святого является день его кончины 25 сентября (8 октября) и день прославления святых иноков Троице-Сергиевой Лавры 6 (19) июля. В биографии святого есть множество фактов самоотверженного служения Богу. В его честь построено множество монастырей, храмов и памятников. Только в столице 67 храмов, многие строились в XVII-XVIII в. Есть они и за границей. Написано множество икон и картин с его образом.

Чудотворная икона «Сергий Радонежский» помогает родителям, когда они молятся о своих детях, чтобы те хорошо учились. В доме, где есть икона, детки находятся под его покровительством. К помощи святого прибегают школьники и студенты, когда испытывают трудности в учебе и во время сдачи экзаменов. Молитва перед иконой помогает в судебных делах, защищает от ошибок и обидчиков.

Фото

24smi.org

Презентация » Образ Сергия Радонежского в литературе»


Образ великого святого Сергия Радонежского в литературе


Сергий Радонежский(в миру Варфоломей; 3 мая 1314 года — 25 сентября 1392 года) — монах Русской церкви, основатель Троицкого монастыря под Москвой, преобразователь монашества в Северной Руси. Сергий Радонежский необычайно много сделал для Русской церкви и для государства, а его идеология сформировала новую великорусскую нацию.


Он родился в селе Варницы (близ Ростова) в семье боярин Кирилла, служилого ростовских удельных князей, и его жены Марии.


Борис Зайцев. «Житие Сергия Радонежского» (1924).

«Житие Сергия Радонежского», краткое содержание которого не даёт возможность как следует описать подвижническую жизнь преподобного Сергия, сообщает о том, что примерно в 20 лет он удалился в пустынные места, где трудился, молился, изнемогал себя подвигами и постился долгое время.


Иван Шмелев. Рассказ «Куликово поле».

Образом Сергия Радонежского свезутся два временных отрезка – события на Куликовом Поле XIV века и смута начала века двадцатого – и является зрителю надежда и знак на возрождения России: мы всё вынесем, всё преодолеем, если только не оставим Бога, если сами не отвернёмся от своего источника …


Сергей Бородин. «Дмитрий Донской». Исторический роман (1940).

Биографическое повествование, посвященное выдающемуся государственному деятелю и полководцу Древней Руси Дмитрию Донскому.


Достигнув глубокой старости, Сергий, за полгода прозрев свою кончину, призвал к себе братию и благословил на игуменство опытного в духовной жизни и послушании ученика, преподобного Никона. Накануне кончины преподобный Сергий в последний раз призвал братию и обратился со словами завещания:

«Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную…»


Памятник Сергию Радонежскому в Сергиевом Посаде

videouroki.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о