Содержание

Басня Крылова Кошка и соловей

Одна из самых знаменитых и сатирических басен Крылова — «Кошка и Соловей» — была написана под влиянием цензуры и запрета нескольких произведений самого автора. В образе Кошки перед нами предстает власть, цензура, а в образе Соловья – писатель.

Поймала кошка Соловья,
В бедняжку когти запустила
И, ласково его сжимая, говорила:
«Соловушка, душа моя!
Я слышу, что тебя везде за песни славят
И с лучшими певцами рядом ставят.
Мне говорит лиса-кума,
Что голос у тебя так звонок и чудесен,
Что от твоих прелестных песен
Все пастухи, пастушки — без ума.
Хотела б очень я сама
Тебя послушать.
Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;
Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.
Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам
И отпущу гулять по рощам и лесам.
В любви я к музыке тебе не уступаю.
И часто, про себя мурлыча, засыпаю».

Меж тем мой бедный Соловей
Едва-едва дышал в когтях у ней.
«Ну, что же? — продолжает Кошка,-
Пропой, дружок, хотя немножко».
Но наш певец не пел, а только что пищал.

«Так этим-то леса ты восхищал!-
С насмешкою она спросила.-
Где ж эта чистота и сила,
О коих все без умолку твердят?
Мне скучен писк такой и от моих котят.
Нет, вижу, что в пенье ты вовсе не искусен:
Все без начала, без конца.
Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»
И съела бедного певца —
До крошки.

Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою?
Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

Мораль басни Кошка и соловей

Основная мораль басни Крылова «Кошка и Соловей» прямо раскрыта в последних строках. Второй, не столь явный вывод обращен Крыловым к собратьям-писателям: «не верьте обещаниям властьимущих, иначе вас ждет судьба надоевшего и съеденного Соловья».

Басня Кошка и соловей — анализ

«Кошка и Соловей» — произведение достаточно прозрачное, но имеющее большую важность для самого Крылова. Под Соловьем следует понимать множество писателей того времени, которые пошли на сотрудничество с монархией, заняв отведенное им место «придворных поэтов», и отринувших популярные тогда идеи свободы. Хитрая, сильная кошка – олицетворение царизма и самого Александра I – просвещенного монарха, «бравшего под крыло» многих талантливых, но слишком прогрессивных поэтов и писателей.
Анализ басни Крылова «Кошка и Соловей» сводится к взаимодействию двух этих персонажей. Читатель понимает, что Кошка, несмотря на обещание, в конце концов съест Соловья, даже если он и споет для нее. В то же время, напуганный, загнанный в рамки Соловей не может раскрыть свой талант, не может спеть так, как он делает это на свободе.

Басня Крылова Кошка и Соловей читать онлайн бесплатно

Басня «Кошка и Соловей»

Мудрая и поучительная басня про Кошку и попавшего ей в лапы Соловья была написана Иваном Андреевичем Крыловым в 1822 году и опубликована в 1824 в журнале «Труды вольного общества любителей русской словесности».

Есть мнение, что данное произведение явилось своеобразным литературным протестным откликом на требования органов цензуры переделать басню «Рыбья пляска». Цензоры заподозрили в этой басне сатиру на самого царя и самодержавье. Разумеется, Крылов встретил такое требование агрессивно. По другим свидетельствам, в это время было запрещено к публикации несколько басен Крылова, что очень расстраивало автора.

Как же бороться с цензурой? Крылов сделал это более чем остроумно – написал про это басню. Невинная басня сразу не привлекла внимание цензоров, но после, спохватившись, те ничего не могли поделать – произведение было уже опубликовано и получило своё заслуженное признание.

Герои и сюжет

Как-то раз попался в лапы хищной Кошке Соловей. Стала Кошка просить спеть птицу. Каждый знает, что славен соловей красивейшими трелями и руладами. Вот и наша героиня принялась уговаривать добычу – мол, отпущу тебя, коль ты споешь для меня. Кошка вспомнила, что под его песни она хорошо засыпает, а певческий дар признаёт и её кума-Лиса, и пастухи с пастушками.

Однако зажатый в когтях Кошки Соловей мог только жалобно пищать. Это очень разочаровала Кошку. Она только усмехнулась – и таким голосом Соловей заработал себе славу?! Удивившись, Кошка решила, что больше он пользе принесёт желудку, чем её ушам, и съела несчастного Соловья.

Мораль и анализ басни

«Соловей в клетке не поёт» — говорит нам известная присказка. И это не только про певчую птицу, которая не хочет петь в неволе, но и про людей – зажатый в оковы цензуры писатель не будет сочинять талантливые произведения, музыкант писать великую музыку, а художник создавать прекрасные полотна. Неволя, ограничения, злобная критика – тюрьма для таланта, творчества и созидательного труда.

Мораль басни приводится в конце произведения. Кажется, автор тихонько на ушко нашёптывает своё короткое резюме читателю – плохие песни поются в когтях у кошки.

В образе кошки Крылов представляет власть, а власть над творческими людьми – это критика, цензура и государственные органы просвещения. А вот Соловей, как образ прекрасной певчей птицей – это творческая интеллигенция. Словно прекрасный пернатый, творческие люди нуждаются в просторе и свободе, иначе их «песни» замолкнут или превратятся в «жалобный писк».

Ниже вы можете прочитать полный текст басни про Кошку и Соловья и выучить её наизусть, а также посмотреть видео и послушать выразительное чтение этой басни.

 

Басня Крылова Кошка и соловей

Кошка и соловей рисунок

Басня Кошка и соловей читать текст

Поймала кошка Соловья,
В бедняжку когти запустила

И, ласково его сжимая, говорила:
«Соловушка, душа моя!
Я слышу, что тебя везде за песни славят
И с лучшими певцами рядом ставят.
Мне говорит лиса-кума,
Что голос у тебя так звонок и чудесен,
Что от твоих прелестных песен
Все пастухи, пастушки — без ума.
Хотела б очень я сама
Тебя послушать.
Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;
Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.
Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам
И отпущу гулять по рощам и лесам.
В любви я к музыке тебе не уступаю.
И часто, про себя мурлыча, засыпаю».

Меж тем мой бедный Соловей
Едва-едва дышал в когтях у ней.
«Ну, что же? — продолжает Кошка,-
Пропой, дружок, хотя немножко».
Но наш певец не пел, а только что пищал.

«Так этим-то леса ты восхищал!-
С насмешкою она спросила.-
Где ж эта чистота и сила,
О коих все без умолку твердят?
Мне скучен писк такой и от моих котят.
Нет, вижу, что в пенье ты вовсе не искусен:

Все без начала, без конца.
Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»
И съела бедного певца —
До крошки.

Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою?
Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

Мораль басни Кошка и соловей

Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

Мораль своими словами, главная мысль и смысл басни Кошка и соловей

 Когда человека ограничивают, он не может раскрыться в полной мере.

Анализ басни Кошка и соловей

Басня также написана Иваном Андреевичем Крыловым, выпущена была во время жесткой цензуры власти, впрочем, власть- это и есть та самая кошка, а писатели, как соловей! Не исключением был сам баснописец, в то время было запрещено несколько его басен для печати!

Произведение указывает нам на ту картину, чтобы мы не теплились громкими обещаниями власти, иначе мы будем, как соловей Крылова, аппетитными и недоевшими! Басня показывает противостояние бессильных писателей и властного императора того времени Александра первого! Да были исключения, некоторые писатели прогинались и считались: “Придворными поэтами”.

Власть убивает талант во всех писателей ограничив их в темах, образах, и мешает им сделать то, что они могут делать на свободе!

Басня вышла лишь через год после написания, всё из-за той же, цензуры придуманной власть девятнадцатого века. Иронической отношение Ивана Андреевича к ней, как сказал Жуковский- это лысина, а проверяющий посчитал её за плешь, что и стало причиной не выпуска данного произведения к публике, а маринование в течение года, пока не прошел пересмотр жесткости цензуры в России того времени!

Краткое содержание

Соловей попал в лапы кошки. Она просит его спеть, но тот лишь пищит. Кошка его и съела.

Герои басни (персонажи)

  • Кошка
  • Соловей

Слушать Басню Крылова Кошка и соловей

Другие Басни этого автора

Несколько интересных Басен

Басня Ивана Крылова «Кошка и соловей» читать онлайн

Басня «Кошка и соловей»

Поймала кошка Соловья,

В бедняжку когти запустила

И, ласково его сжимая, говорила:

«Соловушка, душа моя!

Я слышу, что тебя везде за песни славят

И с лучшими певцами рядом ставят.

Мне говорит лиса-кума,

Что голос у тебя так звонок и чудесен,

Что от твоих прелестных песен

Все пастухи, пастушки — без ума.

Хотела б очень я сама

Тебя послушать.

Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;

Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.

Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам

И отпущу гулять по рощам и лесам.

В любви я к музыке тебе не уступаю.

И часто, про себя мурлыча, засыпаю».

Меж тем мой бедный Соловей

Едва-едва дышал в когтях у ней.

«Ну, что же? — продолжает Кошка,-

Пропой, дружок, хотя немножко».

Но наш певец не пел, а только что пищал.

«Так этим-то леса ты восхищал!-

С насмешкою она спросила.-

Где ж эта чистота и сила,

О коих все без умолку твердят?

Мне скучен писк такой и от моих котят.

Нет, вижу, что в пенье ты вовсе не искусен:

Все без начала, без конца.

Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»

И съела бедного певца —

До крошки.

Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою?

Худые песни Соловью

В когтях у Кошки.

Мораль басни «Кошка и соловей»

Вариант первой морали этого произведения Крылова полностью раскрывается в заключительных строчках басни:

«худые песни Соловью

В когтях у Кошки».

Второй вариант – обращение автора к собратьям-писателям: «не верьте обещаниям властьимущих, иначе вас ждет судьба надоевшего и съеденного Соловья».

Иван Крылов жил в период правления царей, когда эпоха характеризовалась запретом на обсуждения, отсутствием свободы слова, мысли и творчества.

Все это красной нитью проходит по тексту басни.

Анализ басни «Кошка и соловей»

Это произведение достаточно проникновенное и очень важное для Ивана Крылова.

Соловей отличающийся чистотой и силой, здесь олицетворяет состав писателей того времени, которые отказавшись от свободы, согласились сотрудничать с монархией, заняв место «придворных поэтов».

Властная и хитрая кошка является воплощением царизма, в частности, Александра I – просвещенного монарха, который контролировал деяния многих талантливых, прогрессивных поэтов и писателей.

В басне прослеживается противостояние персонажей, как это и происходило в действительности. Для чего Кошка просит спеть Соловья? Возможно ли это сделать, если находишься не на свободе?

Мораль басни «Кошка и Соловей» Крылова, анализ, суть, смысл

Портрет И. А. Крылова.
Художник И. Е. Эггинк
Басня «Кошка и Соловей» была написана Крыловым не ранее декабря 1822 и не позднее 1823 г. (вероятнее всего, в первой половине 1823 г.) и впервые опубликована в «Трудах Вольного общества любителей российской словесности» в 1824 г.

В этой статье представлены материалы о морали басни «Кошка и Соловей» Крылова: анализ, суть, смысл произведения и т.д.

Смотрите: Все материалы по басням Крылова



Мораль басни «Кошка и Соловей» Крылова (анализ, суть, смысл)


Мораль басни «Кошка и Соловей» заключается в том, что жесткая цензура губительна для таланта. В этой басне Крылов намекает на суровую цензуру первой половины XIX века, от которой страдали многие талантливые поэты и писатели.

Сам Крылов поясняет мораль басни в ее последних строках:

«Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою? 
Худые песни Соловью 
В когтях у Кошки.»
Суть и смысл басни «Кошка и Соловей» также отражены в русских народных пословицах и поговорках:
«Мягко стелет, да жестко спать.» 
«Целуют, что ястреб курочку — до последнего перышка.» 
«Неволя скачет, неволя пляшет, неволя песни поет.» 
«Хоть волком вой, да песни пой!» 
«Глотай горько, да говори сладко.» 
«Нужда закон пишет…»
Педагог В. И. Водовозов видит суть и смысл басни в следующем:
«Вся гнусность грубого насилия, соединенного с лицемерием и обманом, является… в баснях: «Волк и Ягненок», «Волк и Кукушка», «Волк и Кот», «Кошка и Соловей», «Соловьи».» (В. И. Водовозов, «О педагогическом значении басен Крылова», 1862 г.)
Авторы книги «Пятьдесят басен И. А. Крылова» комментируют мораль бани следующим образом:
«После предателя нет человека презреннее лицемера. <…> Лицемеров, то есть людей жестоких, бессердечных, в личине святоши и «благодетелей», Крылов рисовал не раз. Приведем его басни: «Добрая лисица», «Кошка и Соловей», «Туча», «Мирон»… Если вдуматься в эти басни, то они много помогут пооглядеться да разузнать людей. <…> 
Вот еще [о басне «Кошка и Соловей»] благодетель из тех, что «мягко стелят, да у них жестко спать»; у которых речи медовые и лапки бархатные, да коготки востры и уцеписты — держат, не выпустят, и зубок востер — не помилует. О ласках этих благодетелей и пословица сказывает «Целуют, что ястреб курочку — до последнего перышка».» (книга «50 басен И. А. Крылова» с поясн. и примеч., СПб, издатель М.Н. Слепцова, 1908 г.)
По мнению И. В. Сергеева, суть и мораль басни «Кошка и Соловей» заключается в следующием:
«Борясь с цензурой и всячески увертываясь от ее опеки, Крылов все же умело свел с нею счеты, опубликовав невинную басенку о кошке и соловье. Цензура спохватилась поздно. Басня уже была напечатана. 
В ней Крылов рассказывал о злой Кошке, интересовавшейся соловьиным пением. Поймав Соловья, она требовала песен, желая убедиться в таланте прославленного певца, но бедняга едва дышал и только попискивал от страха. Кошка разочаровалась в Соловье. Он в пении, по ее мнению, был вовсе не искусен. <…> …Басня Крылова «Кошка и Соловей». Она была направлена против цензуры, и это сразу же поняли все. А цензура в эти годы начинала свирепствовать.» (И. В. Сергеев, книга «И. А. Крылов», Москва, «Молодая гвардия», 1945 г., серия «Великие русские люди»)
В. Ф. Кеневич комментирует суть и смысл басни «Кошка и Соловей» так:
«По свидетельству некоторых современников Крылова, басня эта касалась самого чувствительного современного вопроса, — именно, вопроса о цензуре. В ней он изобразил печальное состояние русской литературы, которая, в те времена, в эпоху реакции, подверглась невероятным цензурным стеснениям…» (В. Ф. Кеневич В. Ф., «Библиографические и исторические примечания к басням Крылова»)
Н. Л. Степанов пишет следующее об истории создания басни:
«Возможно, что запрещение таких басен, как «Рыбья пляска»… и «Пестрые Овцы»… натолкнуло Крылова на создание басни «Кошка и Соловей».» (Н. Л. Степанов, монография «И. А. Крылов», Москва, 1949 г.)

Такова мораль басни «Кошка и Соловей» Крылова: анализ, суть, смысл произведения и т.д.

Басня «Кошка и соловей» — Художественная литература


Про­слу­шать басню «Кошка и соловей»

Пой­мала кошка Соловья,
В бед­няжку когти запустила
И, лас­ково его сжи­мая, говорила:
«Соло­вушка, душа моя!
Я слышу, что тебя везде за песни славят
И с луч­шими пев­цами рядом ставят.
Мне гово­рит лиса-кума[1],
Что голос у тебя так зво­нок и чудесен,
Что от твоих пре­лест­ных песен
Все пас­тухи, пас­тушки – без ума.
Хотела б очень я, сама,
Тебя послушать.
Не тре­пе­щися так; не будь, мой друг, упрям;
Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.
Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам
И отпущу гулять по рощам и лесам.
В любви я к музыке тебе не уступаю
И часто, про себя мур­лыча, засыпаю».
Меж тем мой бед­ный Соловей
Едва-едва дышал в ког­тях у ней.
«Ну, что же?» про­дол­жает Кошка:
«Про­пой, дру­жок, хотя немножко».
Но наш певец не пел, а только-что пищал.
«Так этим-то леса ты восхищал!»
С насмеш­кою она спросила:
«Где ж эта чистота и сила,
О коих все без-умолку твердят?
Мне ску­чен писк такой и от моих котят.
Нет, вижу, что в пенье́ ты вовсе не искусен:
Всё без начала, без конца,
Посмот­рим, на зубах каков-то будешь вкусен!»
И съела бед­ного певца –
До крошки.

Ска­зать ли на ушко, яснее, мысль мою?
Худые песни Соловью
В ког­тях у Кошки.[2]

При­ме­ча­ния

[1] Кума́ – крест­ная мать по отно­ше­нию к роди­те­лям крест­ника и к крест­ному отцу; мать ребенка по отно­ше­нию к крест­ному отцу и крест­ной матери.
[2] Басня была пер­вой из опуб­ли­ко­ван­ных Кры­ло­вым в печат­ном органе Воль­ного обще­ства люби­те­лей рос­сий­ской сло­вес­но­сти и сопро­вож­дена вос­тор­жен­ным редак­ци­он­ным при­ме­ча­нием. Совре­мен­ники ста­вили эту басню в связь с новым цен­зур­ным уста­вом, обсуж­да­е­мым в то время, кото­рый впо­след­ствии полу­чил наиме­но­ва­ние «чугун­ного». Тема басни близка к сти­хо­тво­ре­нию Дер­жа­вина «На птичку» (опуб­ли­ко­вано позднее):
«Пой­мали птичку голосисту,
И ну сжи­мать её рукой:
Пищит бед­няжка вме­сто свисту
А ей твер­дят: „Пой, птичка, пой!“»
 


Время напи­са­ния: не позд­нее 1823 г.
Пер­вая пуб­ли­ка­ция: «Сорев­но­ва­тель про­све­ще­ния и бла­го­тво­ре­ния», 1824 г., ч. II.
Кры­ла­тое выра­же­ние: Худые песни Соло­вью в ког­тях у Кошки. Смысл выра­же­ния: нельзя ждать от чело­века сво­бод­ного твор­че­ства. каких-либо в нем дости­же­ний, если он нахо­дится под дав­ле­нием цен­зуры, каких-либо запре­тов и ограничений.

Источ­ник: И.А. Кры­лов. Пол­ное собра­ние сочи­не­ний в 3‑х томах. Т. 3: Басни, сти­хо­тво­ре­ния, письма и дело­вые бумаги. Книга седь­мая. М.: ОГИЗ. Гос. изд-во худ. лите­ра­туры. 1946

Басня кошка и соловей — крылов иван андреевич. Кошка и соловей Анализ басни кошка и соловей

Кошка и соловей рисунок

Басня Кошка и соловей читать текст

Поймала кошка Соловья,
В бедняжку когти запустила
И, ласково его сжимая, говорила:
«Соловушка, душа моя!
Я слышу, что тебя везде за песни славят
И с лучшими певцами рядом ставят.
Мне говорит лиса-кума,
Что голос у тебя так звонок и чудесен,
Что от твоих прелестных песен
Все пастухи, пастушки — без ума.
Хотела б очень я сама
Тебя послушать.
Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;
Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.
Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам
И отпущу гулять по рощам и лесам.
В любви я к музыке тебе не уступаю.
И часто, про себя мурлыча, засыпаю».

Меж тем мой бедный Соловей
Едва-едва дышал в когтях у ней.
«Ну, что же? — продолжает Кошка,-
Пропой, дружок, хотя немножко».
Но наш певец не пел, а только что пищал.

«Так этим-то леса ты восхищал!-
С насмешкою она спросила.-
Где ж эта чистота и сила,
О коих все без умолку твердят?
Мне скучен писк такой и от моих котят.
Нет, вижу, что в пенье ты вовсе не искусен:
Все без начала, без конца.
Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»
И съела бедного певца —
До крошки.

Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою?
Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

Мораль басни Кошка и соловей

Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

Мораль своими словами, главная мысль и смысл басни Кошка и соловей

Когда человека ограничивают, он не может раскрыться в полной мере.

Анализ басни Кошка и соловей

Басня также написана Иваном Андреевичем Крыловым, выпущена была во время жесткой цензуры власти, впрочем, власть- это и есть та самая кошка, а писатели, как соловей! Не исключением был сам баснописец, в то время было запрещено несколько его басен для печати!

Произведение указывает нам на ту картину, чтобы мы не теплились громкими обещаниями власти, иначе мы будем, как соловей Крылова, аппетитными и недоевшими! Басня показывает противостояние бессильных писателей и властного императора того времени Александра первого! Да были исключения, некоторые писатели прогинались и считались: “Придворными поэтами”.

Власть убивает талант во всех писателей ограничив их в темах, образах, и мешает им сделать то, что они могут делать на свободе!

Басня вышла лишь через год после написания, всё из-за той же, цензуры придуманной власть девятнадцатого века. Иронической отношение Ивана Андреевича к ней, как сказал Жуковский- это лысина, а проверяющий посчитал её за плешь, что и стало причиной не выпуска данного произведения к публике, а маринование в течение года, пока не прошел пересмотр жесткости цензуры в России того времени!

Соловей попал в лапы кошки. Она просит его спеть, но тот лишь пищит. Кошка его и съела.

Герои басни (персонажи)

  • Кошка
  • Соловей

Слушать Басню Крылова Кошка и соловей

Впервые напечатана в «Соревнователе просвещения и благотворения», 1824 г. В басне «Кошка и Соловей» Крылов имел в виду цензуру. Возможно, что запрещение таких басен, как «Рыбья пляска» (переделанная им по указанию свыше) и «Пестрые овцы» (оставшаяся ненапечатанной), натолкнуло Крылова на создание басни «Кошка и Соловей». В 1823 г. происходило обсуждение нового цензурного устава (окончательно принятого в 1826 г.), и с этой целью учрежден был особый комитет из членов Ученого комитета под руководством М. Л. Магницкого (М. Сухомлинов. Ироническое отношение Крылова к цензуре засвидетельствовано и любопытным отзывом его, записанным В. Жуковским: «Крылов говорит о цензуре: запрещено впускать в горницу плешивых. У дверей стоит сторож. Кто чисто плешив, тому нет входа. Но тот, у кого или лысина, или только показывается на голове как будто голое место — что с ним делать? Тут и наблюдателю и гостю худо. А если наблюдатель трус, то он и примет лысину за плешь».

КОШКА И СОЛОВЕЙ

Поймала кошка Соловья,
В бедняжку когти запустила
И, ласково его сжимая, говорила:
«Соловушка, душа моя!
Я слышу, что тебя везде за песни славят
И с лучшими певцами рядом ставят.
Мне говорит лиса-кума,
Что голос у тебя так звонок и чудесен,
Что от твоих прелестных песен
Все пастухи, пастушки — без ума.

Хотела б очень я, сама,
Тебя послушать.
Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;
Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.
Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам
И отпущу гулять по рощам и лесам.
В любви я к музыке тебе не уступаю
И часто, про себя мурлыча, засыпаю».
Меж тем мой бедный Соловей
Едва-едва дышал в когтях у ней.
«Ну, что же?» продолжает Кошка:
«Пропой, дружок, хотя немножко».
Но наш певец не пел, а только-что пищал.
«Так этим-то леса ты восхищал!»
С насмешкою она спросила:
«Где ж эта чистота и сила,
О коих все без-умолку твердят?
Мне скучен писк такой и от моих котят.
Нет, вижу, что в пенье́ ты вовсе не искусен:
Всё без начала, без конца,
Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»
И съела бедного певца —
До крошки.
Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою?
Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

Читает Игорь Ильинский

Игорь Владимирович Ильинский (11 июля 1901-13 января 1987) — советский актёр, режиссёр театра и кино, мастер художественного слова (чтец). Народный артист СССР.

Ива́н Андре́евич Крыло́в (2 февраля 1769, Москва — 9 ноября 1844, Санкт-Петербург) — русский поэт, баснописец, переводчик, сотрудник Императорской Публичной библиотеки, Статский Советник, Действительный член Императорской Российской академии (1811), ординарный академик Императорской Академии наук по Отделению Русского языка и словесности (1841).
В молодости Крылов был известен прежде всего как писатель-сатирик, издатель сатирического журнала «Почта духов» и ходившей в списках пародийной трагикомедии «Трумф», высмеивавшей Павла I. Крылов является автором более 200 басен с 1809 по 1843 год, они вышли в свет в девяти частях и переиздавались очень большими по тем временам тиражами. В 1842 году его произведения вышли в немецком переводе. Сюжеты многих басен восходят к произведениям Эзопа и Лафонтена, хотя немало и оригинальных сюжетов.
Многие выражения из басен Крылова стали крылатыми.
Басни И. А. Крылова положены на музыку, например, А. Г. Рубинштейном — басни «Кукушка и Орёл», «Осёл и Соловей», «Стрекоза и Муравей», «Квартет».

Одна из самых знаменитых и сатирических басен Крылова — «Кошка и Соловей» — была написана под влиянием цензуры и запрета нескольких произведений самого автора. В образе Кошки перед нами предстает власть, цензура, а в образе Соловья – писатель.

Басня Кошка и соловей читать

Поймала кошка Соловья,
В бедняжку когти запустила
И, ласково его сжимая, говорила:
«Соловушка, душа моя!
Я слышу, что тебя везде за песни славят
И с лучшими певцами рядом ставят.
Мне говорит лиса-кума,
Что голос у тебя так звонок и чудесен,
Что от твоих прелестных песен
Все пастухи, пастушки — без ума.
Хотела б очень я сама
Тебя послушать.
Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;
Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.
Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам
И отпущу гулять по рощам и лесам.
В любви я к музыке тебе не уступаю.
И часто, про себя мурлыча, засыпаю».

Меж тем мой бедный Соловей
Едва-едва дышал в когтях у ней.
«Ну, что же? — продолжает Кошка,-
Пропой, дружок, хотя немножко».
Но наш певец не пел, а только что пищал.

«Так этим-то леса ты восхищал!-
С насмешкою она спросила.-
Где ж эта чистота и сила,
О коих все без умолку твердят?
Мне скучен писк такой и от моих котят.
Нет, вижу, что в пенье ты вовсе не искусен:
Все без начала, без конца.
Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»
И съела бедного певца —
До крошки.

Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою?
Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

Мораль басни Кошка и соловей

Основная мораль басни Крылова «Кошка и Соловей» прямо раскрыта в последних строках. Второй, не столь явный вывод обращен Крыловым к собратьям-писателям: «не верьте обещаниям властьимущих, иначе вас ждет судьба надоевшего и съеденного Соловья».

Басня Кошка и соловей — анализ

«Кошка и Соловей» — произведение достаточно прозрачное, но имеющее большую важность для самого Крылова. Под Соловьем следует понимать множество писателей того времени, которые пошли на сотрудничество с монархией, заняв отведенное им место «придворных поэтов», и отринувших популярные тогда идеи свободы. Хитрая, сильная кошка – олицетворение царизма и самого Александра I – просвещенного монарха, «бравшего под крыло» многих талантливых, но слишком прогрессивных поэтов и писателей.
Анализ басни Крылова «Кошка и Соловей» сводится к взаимодействию двух этих персонажей. Читатель понимает, что Кошка, несмотря на обещание, в конце концов съест Соловья, даже если он и споет для нее. В то же время, напуганный, загнанный в рамки Соловей не может раскрыть свой талант, не может спеть так, как он делает это на свободе.

О том, как Кошка полакомилась бедным Соловьем, не сумевшим спеть для нее песню, поведает басня «Кошка и Соловей» Крылова.

Читать текст басни:

Поймала кошка Соловья,

В бедняжку когти запустила

И, ласково его сжимая, говорила:

«Соловушка, душа моя!

Я слышу, что тебя везде за песни славят

И с лучшими певцами рядом ставят.

Что от твоих прелестных песен

Все пастухи, пастушки — без ума.

Хотела б очень я сама

Тебя послушать.

Не трепещися так; не будь, мой друг, упрям;

Не бойся: не хочу совсем тебя я кушать.

Лишь спой мне что-нибудь: тебе я волю дам

И отпущу гулять по рощам и лесам.

В любви я к музыке тебе не уступаю.

И часто, про себя мурлыча, засыпаю».

Меж тем мой бедный Соловей

Едва-едва дышал в когтях у ней.

«Ну, что же? — продолжает Кошка,-

Пропой, дружок, хотя немножко».

Но наш певец не пел, а только что пищал.

«Так этим-то леса ты восхищал!-

С насмешкою она спросила.-

Где ж эта чистота и сила,

О коих все без умолку твердят?

Мне скучен писк такой и от моих котят.

Нет, вижу, что в пенье ты вовсе не искусен:

Все без начала, без конца.

Посмотрим, на зубах каков-то будешь вкусен!»

И съела бедного певца —

До крошки.

Сказать ли на ушко, яснее, мысль мою?

Худые песни Соловью

В когтях у Кошки.

Мораль басни Кошка и Соловей:

Мораль басни описана в конце произведения – Соловей не способен красиво спеть, находясь в когтях у хищницы. С помощью олицетворения баснописец указывает на ситуацию, когда поэты и писатели оказываются стесненными действующей властью. Выражать свободно свои идеи им запрещено, ведь несправедливая власть ограничивает творцов в образах и темах. Во времена Крылова выживали лишь придворные поэты, баснописец описывал реальную ситуацию. Но басня может быть интерпретирована и по-другому: находясь в стесненных условиях, талантливый человек не может должным образом проявить своего дара.

Сказка о коте и соловье

Впервые опубликовано в «Соревновании просвещения и милосердия», 1824 г. В басне «Кот и соловей» Крылов имел в виду цензуру. Не исключено, что запрет на такие басни, как «Пляска рыб» (измененная им по приказу сверху) и «Пестрая овца» (которая так и осталась неопубликованной) подтолкнула Крылова к созданию басни «Кот и соловей». В 1823 г. проходило обсуждение нового цензурного устава (окончательно принятого в 1826 г.), и для этого из членов Научного комитета был создан специальный комитет под руководством М.Л. Магнитский (М. Сухомлинов. Его отзыв, записано В. Жуковским: «Крылов говорит о цензуре: в комнату нельзя пускать лысых. В дверях стоит сторож. У чисто лысого есть входа нет. «Что с ним делать? Это плохо и для наблюдателя, и для гостя. А если наблюдатель — трус, то он примет лысину за лысину».

КОШКА И НОЧЬ

Пойман Кошка-соловей,
Она запустила когти в бедняжку
И, нежно сжав ее, сказала:
«Соловей, душа моя!
Я слышал, что тебя везде хвалят за твои песни
И ставят их рядом с лучшими певцами. .
Лисица-кума говорит мне,
Что твой голос такой звенящий и чудесный
Какая из твоих прекрасных песен
Все пастухи, пастушки сумасшедшие.

Я бы очень хотел сам,
Послушайте вас.
Не дрожи так; не будь упрямым, мой друг;
Не бойся: я совсем не хочу тебя есть.
Спой мне что-нибудь: Я дам тебе волю
И отпусти меня прогуляться по рощам и лесам.
В любви к музыке я не уступаю тебе
И часто, мурлыкая себе под нос, засыпаю.
Тем временем мой бедный Соловей
Едва дыша в когти.
«Ну что же тогда?» Продолжает Кот:
«Спой, дружище, хоть немного».
Но наша певица не пела, а только пищала.
«Так вот чем ты лесом любовался!»
С усмешкой спросила:
«Где эта чистота и сила,
О ком все беспрестанно твердят?
Мне такой писк моих котят надоел.
Нет, Я вижу, что ты совсем не умеешь петь:
Все без начала, без конца
Посмотрим, как вкусно ты будешь на зубах! »
И съел бедный певец —
До крошки.
Должен ли я говорить на ухо яснее, свою мысль?
Тонкие песни Соловей
В когтях Кота.

Читает Игорь Ильинский

Игорь Владимирович Ильинский (11 июля 1901 — 13 января 1987) — советский актер, театральный и кинорежиссер, мастер художественного слова (чтец). Народный артист СССР.

Иван Андреевич Крылов (2 февраля 1769, Москва — 9 ноября 1844, Санкт-Петербург) — русский поэт, баснописец, переводчик, сотрудник Императорской публичной библиотеки, статский советник, действительный член Императорской Российской академии (1811) , ординарный академик Императорской Академии наук по Отделению русского языка и литературы (1841).
В юности Крылов был известен прежде всего как писатель-сатирик, издатель сатирического журнала «Почта духов» и пародийной трагикомедии «Трумф», высмеивающей Павла Ивановича Крылова, автора более 200 басен 1809 года. к 1843 г. они были изданы в девяти частях и переиздавались очень большими по тем временам тиражами. В 1842 году его произведения были опубликованы в немецком переводе. Сюжеты многих басен восходят к творчеству Эзопа и Лафонтена, хотя есть много оригинальных сюжетов.
Многие высказывания из басен Крылова стали крылатыми.
Басни И.А. Крылова положены на музыку, например, А.Г. Рубинштейном — басни «Кукушка и орел», «Осел и соловей», «Стрекоза и муравей», «Квартет».

Басня Крылова: Кот и соловей

Кот и соловей — Басня Крылова
    Пойманная соловьем кошка,
    Пронзила когтями беднягу
    И, нежно сжав его, сказала:
    «Соловей, душа моя. !
    Я слышал, что тебя везде хвалят за твои песни
    И ставят их рядом с лучшими певцами.
    Лисица-кума говорит мне,
    Что твой голос такой звенящий и чудесный
    Какая из твоих прекрасных песен
    Все пастухи, пастушки сумасшедшие.
    Я бы очень хотел себе
    Слушай.
    Не дрожи так; не будь упрямым, мой друг;
    Не бойся: я совсем не хочу тебя есть.
    Спой мне что-нибудь: Я дам тебе свободу
    И отпусти гулять по рощам и лесам.
    Я не уступаю тебе в любви к музыке.
    И часто, мурча про себя, засыпаю.

    Между тем, мой бедный Соловей
    Едва дыша когтями.
    «Ну что тогда? — продолжает Кот, —
    Спой, дружище, хоть немного. «
    Но наш певец не пел, а только пищал.

    « Так это то, чем вы любовались лесом! » —
    — с усмешкой спросила она.
    Где эта чистота и сила,
    О ком все говорят?
    Мне надоел такой писк моих котят.
    Нет, я вижу, что вы совсем не умеете петь:
    Все без начала, без конца.
    Посмотрим, насколько вкусно ты будешь на зубах! «
    И съел бедный певец —
    До крошки.

Одна из самых известных и сатирических басен Крылова -« Кот и соловей »- написана под влиянием цензуры и запрета ряда произведений А. сам автор.В образе Кота перед нами предстает власть, цензура, а в образе Соловья-писателя.

Басня про Кот и Соловей читать

Пойманная соловьем кошка,
Она запустила когти в беднягу
И, нежно сжав его, сказала:
«Соловей, душа моя!
Я слышал, что тебя хвалят. везде для твоих песен
И ставят их рядом с лучшими певцами.
Лиса-кума говорит мне,
Что твой голос такой звенящий и чудесный
Что из твоих прекрасных песен
Все пастухи, пастушки сумасшедшие.
I очень хотелось бы себе
Послушайте вас.
Не дрожи так; не будь упрямым, мой друг;
Не бойся: я совсем не хочу тебя есть.
Спой мне что-нибудь: Я дам тебе свободу
И отпусти гулять по рощам и лесам.
Я не уступаю тебе в любви к музыке.
И часто, мурча про себя, засыпаю.

Между тем мой бедный Соловей
Едва дыша когтями.
«Ну что тогда? — продолжает Кот, —
Спой, дружище, хоть немного.«
Но наш певец не пел, а только пищал.

« Так это то, чем вы любовались лесом! » —
— с усмешкой спросила она.
Где эта чистота и сила,
О ком все говорят?
Мне надоел такой писк моих котят.
Нет, я вижу, что вы совсем не умеете петь:
Все без начала, без конца.
Посмотрим, насколько вкусно ты будешь на зубах! «
И съел бедный певец —
До крохи.

Должен ли я говорить на ухо более отчетливо, свою мысль?
Тонкие песни Соловей
В когтях Кота.

Мораль басни «Кот и соловей»

Основная мораль басни Крылова «Кот и соловей» прямо раскрывается в последних строчках. Второй, не столь очевидный вывод, сделан Крыловыми коллегам по писательству: «Не верьте обещаниям власть имущих, иначе вас ждет участь скучного и съеденного Соловья».

Басня о коте и соловье — разбор

«Кот и соловей» — произведение довольно прозрачное, но очень важное для самого Крылова.Под соловьем следует понимать многих писателей того времени, которые пошли на сотрудничество с монархией, заняв отведенное им место «придворных поэтов» и отвергнув популярные тогда идеи свободы. Хитрый, сильный кот — олицетворение царизма и самого Александра I — просвещенного монарха, «взявшего под свое крыло» многих талантливых, но слишком прогрессивных поэтов и писателей.
Анализ басни Крылова «Кот и соловей» сводится к взаимодействию этих двух персонажей.Читатель понимает, что Кот, несмотря на обещание, в конце концов съест Соловья, даже если он поет для нее. В то же время напуганный, загнанный в кадр Соловья, не может раскрыть свой талант, не может петь так, как он это делает на свободе.

Пойман соловьиной кошкой,
Она запустила когти в беднягу
И, нежно сжав его, сказала:
«Соловей, душа моя!
Я слышал, что тебя везде хвалят за твои песни
И ставят их рядом с лучшими певцами.
Лисица-кума говорит мне,
Что твой голос такой звенящий и чудесный
Какая из твоих прекрасных песен
Все пастухи, пастушки сумасшедшие.
Я бы очень хотел сам,
Послушайте вас.
Не дрожи так; не будь упрямым, мой друг;
Не бойся: я совсем не хочу тебя есть.
Спой мне что-нибудь: Я дам тебе волю
И отпусти меня прогуляться по рощам и лесам.
В любви к музыке я не уступаю тебе
И часто, мурлыкая себе под нос, засыпаю.
Тем временем мой бедный Соловей
Едва дыша в когти.
«Ну что же тогда?» Продолжает Кот:
«Спой, дружище, хоть немного».
Но наша певица не пела, а только пищала.
«Так вот чем ты лесом любовался!»
С усмешкой спросила:
«Где эта чистота и сила,
О ком все беспрестанно твердят?
Мне такой писк моих котят надоел.
Нет, Я вижу, что ты совсем не умеешь петь:
Все без начала, без конца
Посмотрим, как вкусно ты будешь на зубах! »
И съел бедный певец —
До крошки.
Должен ли я говорить на ухо яснее, свою мысль?
Тонкие песни Соловей
В когтях Кота.

Анализ / мораль басни Крылова «Кот и соловей»

Произведение Ивана Андреевича Крылова «Кот и соловей» впервые появилось в сборнике «Вольное общество любителей русской словесности».

Басня создана не позднее 1823 г. (или в конце 1822 г.). Его автору в это время 55 лет, он известен как самобытный баснописец, его книги регулярно издаются, переводятся на другие языки.Он также выполняет важную работу в качестве сотрудника Публичной библиотеки: выполняет функции библиотекаря, библиографа, сборщика денежных средств. Жанр — басня, размер — свободный ямб с обволакивающими, смежными и перекрестными рифмами. История начинается динамично. Птица отловлена ​​(сочетание инверсии и нумерации). Оксюморон: мягко сжимая. Несколько обращений с крошечными суффиксами самого банального вида на кошачьей мордочке: соловей, друг. Кошка играет с птицей, как с мышью.Это единственная причина, по которой она просит Соловья спеть и тем самым решить ее судьбу. Она наслаждается властью хищника над добычей. Пернатому герою никакие трели не помогли бы. Кошка оправдывала свой характер тем, что, по ее мнению, слава Соловья была преувеличена. Лукавит: ведь сама она не стала бы мурлыкать в зубы собаке. Хвостатая героиня просто смеется «бедной певице» в лицо. Фокс-кума, такой меломан, тоже не прочь полакомиться птицей.Скорее всего, она хвалила Кошку не за музыкальный вкус соловья, а за вкус его мяса. Собственно, поэтому в древности изобрели блюдо из соловьих языков? .. В аллегорическом смысле стрелы писателя направлены против власти цензуры. И. Крылову также иногда приходилось корректировать формулировки острых социальных сатиров, чтобы они были приняты к публикации. Допустим, это случилось с «Танцем рыб». Сюжет и вывод из него похожи на крылатые выражения: ястреб поцеловал курицу до последнего пера (пословица), если он говорит нежным голосом, не верьте ему (библейская притча Соломона).Идиома: сумасшедшая. Ирония: пастухи, пастушки (пасторальные образы), я тебя съем (заведомо вежливый глагол). Устаревшая усеченная форма глагола: дрожать. Лексический повтор: едва ли. Разговорные выразительные формы слов: именно так, постоянно. Сравнение пения Соловья с писком котят. Тонкий — то есть слабый, вынужденный. Боевой дух зарезервирован для финала. Автор сомневается в том, что его понимают, и готов шептать «на ухо» читателю (чтобы разные Кошки не слышали) смысл этой драмы.

Лицемерие, притворная честность и верность неоднократно становились темами произведений И. Крылова.

Рисунок кота и соловья

Сказочный кот и соловей прочитать текст

Пойманный соловьиной кошкой,
Она запустила когти в беднягу
И, нежно сжав его, сказала:
«Соловей, душа моя!
Я слышал, что тебя везде хвалят за твои песни
И ставят рядом. лучшим певцам
Лисица-кума мне говорит,
Что у тебя такой звонкий и чудесный голос
Какие из твоих прекрасных песен
Все пастухи, пастушки сумасшедшие.
Я бы очень хотел себе
Слушай.
Не дрожи так; не будь упрямым, мой друг;
Не бойся: я совсем не хочу тебя есть.
Спой мне что-нибудь: Я дам тебе свободу
И отпусти гулять по рощам и лесам.
Я не уступаю тебе в любви к музыке.
И часто, мурча про себя, засыпаю. «

Тем временем мой бедный Соловей
Едва дыша когтями.
«Ну что же тогда? — продолжает Кот, —
Спой, дружище, хоть немного.«
Но наш певец не пел, а только пищал.

«Так вот чем ты любил лес! —
Она спросила с насмешкой.
Где эта чистота и сила,
О ком все говорят?
Мне надоел такой писк моих котят.
Нет, Я вижу, что ты совсем не умеешь петь:
Все без начала, без конца.
Посмотрим, как вкусно ты будешь на зубах! »
И съел бедный певец —
До крошки.

Должен ли я говорить на ухо более отчетливо, свою мысль?
Тонкие песни Соловей
В когтях Кота.

Мораль басни Кот и соловей

Тонкие песни Соловей
В когтях Кота.

Мораль своими словами, основная идея и смысл басни «Кот и соловей»

Когда человек ограничен, он не может полностью раскрыться.

Разбор басни Кот и соловей

Басня тоже написана Иваном Андреевичем Крыловым, выпущена во время строгой цензуры властей, но власть та самая кошка, а писатели — как соловьи! Сам баснописец не стал исключением, в то время некоторые его басни были запрещены к печати!

Работа указывает нам на эту картинку, чтобы мы не мелькали громкими обещаниями власти, иначе мы будем, как крыловский соловей, аппетитными и недоедающими! В басне показано противостояние бессильных писателей и властного императора того времени Александра Первого! Да, были исключения, некоторые писатели проседали и считались «придворными поэтами».

Power убивает талант всех писателей, ограничивая их темами, изображениями, и не дает им делать то, что они могут делать на свободе!

Басня вышла всего через год после того, как была написана, и все из-за той же цензуры, изобретенной властью девятнадцатого века. Ироничное отношение Ивана Андреевича к ней, как сказал Жуковский, — это лысина, и инспектор посчитал ее лысиной, что послужило поводом не выпускать эту работу для публики, а мариновать ее год, пока суровость цензуры в России на тот момент была пересмотрена!

Соловей упал в лапы кошке.Она просит его спеть, но он только пищит. Кот съел это.

Герои басни (персонажи)

Слушать басню Крылова о коте и соловье

Обзор американской поэзии — Стихи

Нет, тогда я заткну тебе рот

Шекспир, Тит Андроник

Язык — первое место потери и наша первая защита от нее. Вот почему после того, как зять Филомелы, Терей, изнасиловал ее, он вырезает ей язык и подбрасывает его, окровавленный обрубок шипит у ног девушки.

*

В моем стихотворении «Филомела» я опускаю это увечье. Не забудьте также про сестру Филомелы, Прокне, которая узнает об изнасиловании своей сестры из гобелена, который ткет Филомела. Оставьте в стороне смерть Итила, Прокне и сына Терея, которых сестры расчленяют, кипятят и служат Терею для наказания; Филомела бросает окровавленный обрубок мальчика его отцу. Не превращение Филомелы и Прокне в соловья и ласточки соответственно, а Терея в преследующего их удода.Я думаю, что такие детали были бы невообразимы не потому, что читатель не может их вообразить, а потому, что я не хочу.

*

Овидий заставляет трансформацию своего трио происходить в тот момент, когда синтаксис переходит от условного к несовершенному. «Девочки полетели… / как на крыльях. Они были на крыльях! » он пишет. Разница между сравнением и метафорой. Как только рот замечает это, воображение превращает это в реальность.

Овидий, Метаморфозы , VI, 669-670.

*

Пишу «Филомелу» в колонии художников, где хожу на пробежки. Иногда меня гонит мужчина в машине; иногда человек на велосипеде возвращается, чтобы еще раз взглянуть. Иногда мужчины, проходящие мимо меня, ничего не говорят.

Вокруг резиденции есть лес, по которому, как нам сообщают сотрудники, можно гулять.Там красиво, есть оливковые рощи. Я не хожу один по лесу.

*

Сейчас 1992 год, я гуляю возле озера Лох-Несс. Сразу после завтрака: я провела утро в одиночестве в позолоченной осине, опоясывающей озеро. Когда трое мужчин находят меня, с запахом пива и виски на их одежде, с коробками для наживки и удочками в руках, я только что сел со своей книгой. Мужчины красноглазые, грубые.Первые двое кивают, проходя мимо меня: идет третий. У него длинные рыжие волосы и черные пятна на зубах.

Привет, — говорит он, когда добирается до меня.

*

Соловей : OE, нихтегала, нихт + галан , маленькая красновато-коричневая перелетная птица, известная своей сладкой ночной песней во время сезона размножения. По-голландски лягушка.

Вергилий, Георгия , Книга IV:

[А] траур под тополевой тенью соловей

оплакивает свой потерянный выводок… она рыдает

ночи, и на ветке уселась ее печальная песня

возобновляет — «

»

Shelley, A Defense of Poetry : «Поэт — это соловей, который сидит во тьме и поет сладкими звуками, чтобы подбодрить свое одиночество; его аудиторы подобны мужчинам, очарованным мелодией невидимого музыканта.”

*

Вы американец? он спрашивает. Я всегда хотел поцеловать американца.

*

Самки соловьев не поют. Поет только самец, как это делает Терей, пытаясь ухаживать за Филомелой словами. «Любовь сделала его красноречивым», — пишет Овидий. Молчание Филомелы пробуждает речь Терея. Какое пространство есть у женщины? «[S] ome Pallas на месте, которое способствовало моему побуждению, поскольку я придерживаюсь той точки зрения, которую он считает, что Si cupia sponte disertus erit (желание делает человека спонтанно красноречивым).”Дворец удовольствий, пробуждающий как эротическое, так и повествовательное желание.

Овидия, В.И., 491.

Джордж Петти, Маленькая пледа Петти его удовольствия , 1576.

*

Просто поцелуй, — говорит он, роняя коробку со снастями, и я знаю, что должен бежать. Он хватает меня за голову, и я уже царапаю его голову, в ужасе, но также и в ужасе от того, что я могу причинить ему боль. Если я причиню ему боль, мне станет еще хуже.Он шипит мне в ухо, когда я хлопаю его по рукам, и теперь он обнимает меня. Я откидываюсь назад, неуравновешиваясь, так что, когда я делаю то, чему меня учили, а именно, сильно прижимаю правое колено к его паху, удар был слабым.

Это не сработало, заикаюсь я, когда моя нога задевает внутреннюю поверхность его бедра.

— Никогда, — отвечает он. И теперь он меня посадил.

*

Филомела, Филомела : МЭ, от греч. Филон + мелос , песня, соловей.

Мэтью Арнольд, «Филомела»: Какая густая волна падает сквозь листву!

Опять слышишь!

Вечная страсть!

Вечная боль!

*

Я не использую свой голос. Двое других мужчин идут впереди нас в лесу: я понятия не имею, что они будут делать, если их перезвонят, и в чем их преданность.Как будто это были согласованные правила, он тоже не кричит. Оглядываясь назад, его молчание предполагает, что его друзья могли встать на мою сторону. Но в этот момент мы вдвоем уговариваем и угрожаем шипением. Вся атака проводится в тишине.

*

Овидий говорит, что это воображение делает возможным изнасилование: Терей «видит за пределами того, что видит», идея, вышитая более поздними авторами. [H] ee, казалось, видел, как она стоит перед ним (только сильное воображение уверяет его, что это была она), и это зрелище так глубоко проникло в его сердце и принесло ему такой чрезмерный восторг, что он вскоре проснулся и скучал по вечеринке, которая доставила ему такое удовольствие, его радость превратилась в другую », — пишет Джордж Петти в своем переписывании мифа.Чтобы увидеть прошлое в том, что мы знаем, в том, что мы желаем, выразить это желание языком. И, выполняя это, разыграть в читателе подобное представление. Искусство не закончено, пока мы сами не представим результат.

Джордж Петти, Маленькая Паллас из Петти, его Удовольствие .

Овидий, В.И., л. 453-482

*

Мои руки прижаты к его груди, его руки в моих штанах, на моей груди.Он ничего не говорит, хотя гримасничает, его лицо близко к моему, когда он наклоняется, чтобы поцеловать меня, так что я откидываю голову. Я чувствую холодные листья на своей щеке, влажную землю, могу видеть свою книгу, лежащую в нескольких футах от меня. Просто дай ему , что-то маленькое, сухое, жалкое во мне говорит. Пускай, и все будет кончено . Но я не знаю. Я держу рот на замке и борюсь.

*

Нет крика после того, как язык отрезан, но услышим ли мы крик? Филомела кричит только в тексте, то есть в нашем сознании: в этом ее тело и наше собственное не общаются.Мы, , не можем его слышать, . Она существует только в нашем воображении: отсутствующее тело, существующее либо в прошлом, либо в непредвиденном будущем. Она просит о помощи, которую мы никогда не сможем оказать. Абсурдно предполагать, что мы могли бы. В этом смысле ей никогда не требовался язык, чтобы кричать о помощи. У нее его никогда не было.

К. Фрэнсис Лидер, « Lights Out и этика зрителей: или может ли подчиненный кричать?»

*

В моем стихотворении «Филомела» не описано изнасилование.Действие происходит за пределами сцены, записано спустя годы после события персонажем, который его пережил.

*

Когда я не упомянул изнасилование, я подумал, что отказываюсь потакать читательскому вуайеризму. Но читатель знает, что упущено: в таком случае мое молчание — это не исправление, а приглашение вообразить себе это насилие.

*

Прокне тоже должна представить себе нарушение ее сестры.Таким образом, плетение Филомелы превращается в кисейную вуаль, натянутую на опыт, одновременно вводя ее сестру и закрывая ее.

*

В резиденции работает еще одна женщина, и когда мы встречаемся за обедом, мы перечисляем наши встречи с хорошо отрепетированной смесью иронии и истощения. Нам страшно и нам не страшно: обе иррациональные позиции основаны на нашем опыте в мире. Она черная женщина из белой нации; Я тот, на кого напали.Мы живем с осознанием того, что дальше всегда может произойти. Мужчина, высовывающийся из живой изгороди, раскачивает коробку для снастей. Жесткий блеск мускулов на руках копа, когда он внезапно подъезжает к свету. Примите необходимые меры предосторожности, но какой толк в большем страхе? Мы должны представить себе меньше или перестать бежать.

*

А потом его пальцы рвут меня внутри, его язык заполняет мой рот.

*

Леса безжалостны, ужасны, глухи и унылы;
Вот, говорите и бейте, отважные мальчики, и по очереди;
Там служат похотям твоим, тень от небесных глаз,
И упивайся сокровищницей Лавинии.

Шекспир, Тит Андроник , II, I.

*

Он останавливается.Он убирает руку с моих штанов, отпускает мои волосы. Я прижимаю ноги к груди, пока он неуверенно отталкивается от меня. Это было немного, не так ли? он спрашивает. Он смахивает листья со своей одежды.

*

Когда я пытаюсь объяснить, как выглядели его зубы, как пахло его дыхание, холодные кончики его ногтей, когда они царапали меня, я знаю, что прошу чего-то, помимо реакции вашего собственного страдания, вашего осознания моего страдания .Меня не волнует, что вы знаете или что чувствуете. Я хочу вернуться в прошлое, к вечному до . Я хочу, чтобы ты дал мне то, что мне никто дать не может. Вот почему я отказываюсь об этом говорить.

*

Язык : OE tunge + Latin lingua : орган речи, фигура или изображение этого органа; способность речи. Голос, голос, избирательное право.

Атаковать словами; резать язык; чтобы надрезать или придать форму языку в растении для прививки.

«Дающий большой язык»: крик гончих, когда они нюхают лису.

*

«Разве мой язык не будет немым?» — недоумевает Тарквин при мысли об изнасиловании Лукреции. Изнасилование должно также пометить его: пятно на его лице, а также его характер, насилие, высекающее на нем свой грех. Если она не может остаться незамеченной, он тоже не может; тело, дающее язык своим страданиям.

Шекспир, «Похищение Лукреции», 227.

*

Я не называю это изнасилованием, но это не значит, что другие не станут этого делать. Сексуальное насилие исторически сложно сформулировать. Чосер посвятил пятую книгу «Легенды о хороших женщинах» созданию подкатегорий слов, похожих на изнасилование: овраг, , изнасилование, связанное с похищением, грабеж, , изнасилование в лесу, , , нападение, скрытое в секрете.Мы не хотели бы проводить такие различия, но персонажи Чосера это делают. Когда Аманса (лат. «Любящий») спрашивают, совершил ли он грех оврага, он отрицает это, признавая только возможность стельты. «Важно, — недоумевает он, — проводить такие различия. То, что случилось со мной, похоже на то, что существует между словами, подкатегория выражения, для которой нет одного простого выражения.

Овраг / ворон : OF, овраг + L .rapinare : грабить, захватывать или разделять, жадно пожирать.

*

Бред : MF, resver, бродить, бредить. «Буйство» применяется к вакханкам или менадам, чье имя означает «буйные». Прокне впервые появляется в сказке Овидия в образе царицы вакханок, «во всей одежде / безумия», с копьем на плече, задрапированным виноградом и оленьей шкурой. Филомелу, безмолвно страдающую, посещает ее сестра, ярость.Изнасилование. Бред.

*

«Буйство»: в основе истории — женское безумие, слово, которое звуко, если не этимологически, связано со словом «изнасилование». Бред — это проклятие, которое распространяется через воображение и желание. В «Похищении Лукреции», когда Тарквин кладет руку на грудь Лукреции, ее испуганное сердцебиение «вызывает в нем еще большую ярость». Для древних писателей женскую агрессию можно объяснить только бредом.Агава, доведенная Дионисом до безумия из-за ее «необузданного языка», не знает, что ее сын, Пенфей, колышется головой о кол. Медея, чтобы наказать неверного Ясона, расчленяет своих детей. Ранить одного — значит ранить другого, тела, связанные спермой, молоком и кровью. Не заражай меня своим безумием.

Еврипид, Вакханки , 438

Шекспир, «Похищение Лукреции», 469

*

Если искусство — это красноречие, оставленное Филомелой, то на какой ответ оно вдохновляет? Боль говорит с болью.«Почему один должен произносить красивые речи, а другой быть тупым?» — недоумевает Прокне, переводя взгляд с гобелена Филомелы на ее сына. Способность Итила говорить превращает молчание Филомелы в громкое облегчение, и, хотя он ничего не говорит в мифе, его плоть «сохраняет что-то от духа живым». Когда Прокне расчленяет его, он «прыгает в кипящую воду, шипит на вертелах». Боль — тоже язык. Тело говорит на нем свободно.

Овидий, В.И., 647-649.

*

Изнасилование нитей через Метаморфозы .Для поэта Овидия, возможно, окончательный акт дегуманизации перенесет тело в место за пределами языка. Люди в его мифах часто становятся животными, мужчинами и женщинами, «более отрезанными от слов, чем печатью», как Роберт Лоуэлл пишет об одном маниакальном периоде, проведенном в Маклине. Язык — сила. Язык мужской. Жить отрезанным от слов — значит спуститься в телесное, иррациональное. Если слова создают закон и правительство, они находятся вне политической власти. Чтобы его (грамотная, мужская) аудитория осознала такое бессилие, Овидий формулирует изнасилование с точки зрения Филомелы.Он центрирует мужскую свободу действий в (ограниченном) женском сознании.

Роберт Лоуэлл, «Просыпаясь в синем», l. 24.

*

Но если упорно продолжать лежать в постели одетым,

Ты почувствуешь мои руки через свое рваное платье:

На самом деле, если мой гнев увлечет меня дальше,

Покажете матери раненое оружие.

Проперций 2.15.17-20

«Ор Овидий» представляет изнасилование, потому что это троп из римской элегической беседы. Арма, любовь, ира. Желание создается насилием.

*

Безумие настаивать на целостности повествования, когда история представляет собой хаос и фрагментарность. Это история бреда. Спуск Филомелы — это открытие сердца животного в центре мира.Девушка бежит, будто летит в лес. Девушка летит. Жестокий хищник Терей превратился в боевого удода. Если мы становимся тем, что нас символизирует, это не изменение, а откровение.

*

[Терей] был страстным человеком, и все фракийцы

умеют любить…

В нем горели два огня: его собственная страсть и его народ.

Для Овидия насилие — это грубость, естественность, безразличие; он вытекает из крови, моральная пустота, которая не подчиняется никаким правилам, потому что не понимает их.В «Метаморфозы » истина мужского насилия состоит в том, что оно может вспыхнуть в любой момент: пустота всегда угрожает зевнуть перед нами, и мы с трудом подбираем слова, которые это объяснили бы. Истина женского насилия в том, что оно в корне иррационально. Только язык, который упорядочивает время и придает переживанию форму и смысл, может управлять тем, как переживается насилие. Это возвращает нам контроль. «Не было времени / когда она предпочла бы использовать свой язык / способность говорить, чтобы выразить свою полную радость», — пишет Овидий после того, как Филомела бросила окровавленную голову Итила к ногам Терея.Язык создан для того, чтобы сдерживать наше осознание страдания, даже наше празднование. Боль, сопутствующая нашему удовольствию. Удовольствие, которое мы испытываем к чужой боли.

Овидий, В.И., 460-462; 659-661.

*

Вот слова, описывающие отрезанный язык Филомелы: immurmurat (шепчет), palpitat (колчаны), quaerit (борется). Как у любовника, язык шепчет, он дрожит, он стремится к своей хозяйке.

Овидий, В.И., 562-564.

*

Помещая неявно мужскую аудиторию в сознание бредящей женщины, изнасилованная женщина меняет миф от идентификации к мифу об отвержении. Изображать призывы Филомелы к справедливости в рамках безумия уменьшает ее моральное оправдание для наказания Терея. Он возвращает взгляд читателя на ее изуродованное тело, ее измученный разум, превращая наше внимание с сочувствия на зрелище.

*

Китс в своей копии пьесы Titus Andronicus , переписывающей миф о Филомеле, вычеркнул пером несколько насмешливых строк, произнесенных Деметрием и Хироном после того, как они изнасиловали Лавинию, отрезали ей язык и отрезали ее руки. Он энергично рисовал пером их диалог, искажая их речь: насилие заменяет насилие.

*

МАРК : Говори, нежная племянница, какие суровые, нежные руки
Обрубили и высекли и обнажили твое тело
Из двух ее ветвей эти сладкие украшения —

В книге Джули Таймор « Titus » Лавиния носит ветви вместо рук, напоминая повторяющиеся образы Шекспира: руки Лавинии «дрожат, как листья осины, на лютне»; Хирон, насмехаясь, предполагает, что ее «обрубки позволят [ей] сыграть писца».«Дерево как сцена нарушения, дерево как тело, тело как неисправный пишущий инструмент. Изменения Лавинии тоже метонимичны. Девочки бегут так, будто летят. Они летают!

Шекспир, Тит Андроник , II, iv

*

Ветвь: ME также F, ветвь , ветвь или ствол дерева, дочерний элемент, также (рис) разделение; вступить на новый путь; делить.

Hew : OE, haewan , наносить сильный удар, резать, придавать форму, убивать.

Конечность : ОТ, лимузин- , орган или часть тела; limb (L, limbus ), край или граница поверхности.

*

Рядом с оливковой рощей возле резиденции живет птица, которая имитирует человеческие песни. Оперный певец стоит там несколько дней после обеда, пыль в высокой траве, жара, излучающая запах лимона и жасмина.Она поет в поле, где гнездятся невидимые птицы, ветка дерева качается под ее маленьким коричневым телом. Птица выжидает паузу после того, как она закончит, затем — подбирая ее ноту за нотой — трогает в ответ. «Попробуйте сами», — говорит она, очарованная идеей общения между видами. Возможно, брачный зов, возможно, обозначение территории.

*

Китс часто возвращался к фигуре соловья: символу, обычному для поэтов-романтиков.

«Ода соловью»:

Еще хочешь петь, а у меня уши напрасно —

Твой реквием превратился в дерьмо.

«Канун Святой Агнессы»:

Она закрыла дверь, она задыхалась, все сродни

Духам небесным и видениям широким:

Ни одного произнесенного слога, или горе впереди!

Но для ее сердца, ее сердце было болтливым,

Красноречиво красит ее благоухающую сторону;

Как будто раздулся безъязычный соловей

Ее горло напрасно, и она умирает, задыхаясь, в ее лощине.

«La Belle Dame Sans Merci»

и птицы не поют

Меня больше всего интересует его отсылка к Филомеле в «Кануне святой Агнесы». Дело не только в том, что Мадлен подобна Филомеле, лишенной голоса, в то время как ее тело пульсирует невысказанной болью, но и Филомела Китса, его соловей, должна умереть.

*

ДЕМЕТРИЙ

Итак, теперь иди скажи, если твой язык может говорить,
Кто резал твой язык и насиловал тебя.

ХИРОН

Запиши свой ум, так опровергни свое значение,
И если твои обрубки позволят тебе играть писцом.

ДЕМЕТРИЙ

У нее нет языка, чтобы позвать, и рук для мытья;
Итак, оставим ее на тихие прогулки.

*

Является ли, наконец, метонимом Филомела искусство, тишина или бред? Использование более поздними поэтами соловья предполагает, что она поэтесса, способная петь о страданиях и против них, но Овидий не упоминает о песнях.Овидий символизирует Филомелу и Прокне убийством Итила: «И даже так красные следы убийства / остались на их груди; перья были кровавого цвета ». Что мы хотим услышать песню Филомелы, как не наше собственное желание карающего правосудия? История Овидия ясна: язык, который мог бы озвучить возмещение ущерба, немал рядом со следами телесных повреждений. Таким образом, история Филомелы должна возбуждать и приводить в ярость.

Овидий, В.И., 672-673.

*

Возможно, самое большое желание жертвы насилия — это беспристрастно взглянуть в памяти на это насилие.Но вспоминая, сердце колотится, тело заливает адреналином, готово рваться в бегство. Для некоторых не существует сглаживания хаоса в памяти. Поэзия, предполагающая, что время можно упорядочить с помощью языка, напрягает, чтобы ограничить страдание. Он предлагает, но редко достигает желаемого возмещения. Язык не излечивает ужас, и если он приближает нас к представлению о переживании страдальца, это тоже не обязательно заставляет нас испытывать большее сострадание, но желание новых ощущений.Если мы не можем сформулировать боль, кроме внушения слушателю жажды мести, мы говорим только о теле и о нем.

*

Первое сообщение о боли Филомелы носит визуальный характер: как в фильме, ее муки прокручивают действие за действием по гобелену. Как и в фильме, образы манипулируют нашими эмоциями: боль Филомелы нельзя облегчить, кроме как с помощью эквивалентных, миметических действий, которые усиливают потребность в катарсисе, но никогда не достигают ее.

*

Возможно, поэтому Овидий никогда не описывает соловьиную песню. Она не поет, потому что никакая песня не может успокоить то, что она пережила.

*

Либо [боль] остается нечленораздельной, либо в тот момент, когда она впервые становится артикулированной, она заставляет замолчать все остальное: в тот момент, когда язык воплощает реальность боли, он заставляет все дальнейшие утверждения и интерпретации казаться нелепыми и неуместными, такими же пустыми, как и содержание мира, которое исчезает в голове страдающего человека.

Элейн Скарри, Тело в боли , 60.

*

Sufferance : ME soffrance и Latin supprer, терпеливость; страдание от боли, неприятностей, повреждений, неправильного; санкция, согласие или молчаливое согласие.

Страдают : причинять боль; также терпеть боль.

*

Что ветви поэзии безмолвны и ранены.

*

В моем стихотворении «Филомела» изнасилованная женщина унаследовала — спустя годы после нападения — старинную швейную машинку от своей бабушки. Она представляет, как сшивает на этой машине простыню, на которой будет вышивать фигурки из семейной жизни, которых бабушка с сожалением отметила, которых у нее нет: дом, ребенок, мужчина. Но после нескольких минут размышлений она кладет машину в коробку и ставит ее высоко на полку в спальне.Что она говорит? С кем она будет разговаривать? «Она всегда может вернуться к простыне, — говорит она себе, — но в ненаписанной остальной части стихотворения, которую я придумываю для нее, она никогда не вернется».

*

Не изнасилование , говорю я, имея в виду, что были использованы одни части тела, а не другие, что означает, что я не уступаю ему это последнее позорное достоинство, никогда не назову, как я лежал в грязи и закричал обратно в себя.Но как можно обозначить то, что я испытал после? Как я проснулся от страха и больше не заснул?

*

Время гонит стада с поля на загон,

Когда реки бушуют и Скалы становятся холодными,

И онемел Филомел,

Остальные жалуются на заботы —

В какой-то момент соловей замолкает. Время стирает песню, обезболивая рану, заменяя ее свежими жалобами.

Сэр Уолтер Рэли, «Ответ нимфы пастырю», 5–8.

*

Я хотел бы представить, что именно то, что я сражался, стало причиной прекращения атаки, но правда в том, что он меня отпустил. Если бы он хотел большего, больше не было бы никаких вопросов. Я бы прекратил бороться и стал тем, что некоторые могли бы назвать соучастником этого поступка. Фактически, я уже ослабел, тонко подчиняясь его желаниям в надежде, что, удовлетворив их, он остановится.Возможно, поэтому он оттолкнулся. Возможно, ему было достаточно того, что он схватил, вставил и взял то, что мог, в узких юридических или личных пределах, чтобы доказать мне и себе: все, что он хотел, он мог получить. В конце концов, я был не столько телом, с которым нужно считаться, сколько структурой, которую он собирался разобрать.

*

В жизни течение времени позволяет нам видеть изменения, но хронология стихотворения заставляет нас видеть повторение: лирическое время не прогрессивно, а фрагментарно и рекурсивно.Травмирующее время работает как лирическое время: , теперь ужаса постоянно пробиваются сквозь корку нашего сознания. Таким образом, оплакивание раны превращается в навязчивую любовь к заблудшим. Скорбь — это просто процесс, из-за которого мы застреваем: птицы всегда в бегстве, удод постоянно преследует. О, мог бы наш траур облегчить твои страдания!

Шекспир, Тит Андроник , II, iv.

*

Одна фантазия состоит в том, что время останавливается.Но, по мнению Рэли, время никогда не останавливается. Вместо этого он беспокоит, притупляет и ошеломляет. Время — это тема, которая заставляет Филомелу замолчать.

*

Сострадание и карающее правосудие требуют, чтобы в моем сознании были живы несколько ощущений времени: прошлое событие, настоящее наказание, будущее, в котором преступление больше не может быть разыграно. Сострадание требует сложных ответов, тогда как месть требует только одного: бреда.

Я не испытываю сострадания к нападающему, точно так же, как у меня нет слова для того дня, только описание его развития.За этими описаниями вы должны изобрести наказание, которое считаете подходящим. Это действие делается для себя. Это бесполезно для меня, хотя вы можете в это поверить.

*

Лаки, Я думаю, когда он уходит, моя рубашка разорвана, из носа течет. В лесу передо и позади меня ничего не шевелится. Я все еще сижу на лесной подстилке, не зная, куда бежать. Он вернется? Будет ли он по-прежнему идти по следу, увижу ли я его в городе? При мысли о городе, при мысли о том, что меня увидят другие люди, я трясусь и горю от стыда.

*

Я подозреваю, что это помогло мне, не зная, как назвать то, что произошло в лесу. Отсутствие слов или отказ от слова позволили мне уединиться в моем горе и изобрести частные ритуалы, чтобы исцелить это горе. Сохранение моей атаки в секрете также предохраняло меня от вполне реальной возможности называться истериком. В этом смысле молчание защищало меня. Разве я горевал бы иначе, если бы мне дали юридический термин, группу поддержки, брошюру? Я не знаю.

*

Со временем стыд и ярость утихли. Но не память. И временами нет непреодолимой уверенности в том, что однажды мне снова не повезет.

*

Соловей парит между травмой и воспоминаниями, его песня предназначена для согласования одного с другим, интеграции события в повествование, вывода боли из тела в язык.Но песню не слышат, ее ждут. «Слышные мелодии сладки, — пишет Китс, — но неслыханные / более сладкие». Целительный голос соловья прекраснее в воображении, чем на самом деле (пишет Элиот «Кувшин-кувшин»). Песня останавливается, соловей умирает, и мы снова погружаемся в тишину.

Китс, «Ода греческой урне», 11–12.

Элиот, «Пустошь», II, 27

*

Сафо считала соловья вестником весны и обновления.Плиний Старший сказал, что птица может спеть не одну песню, что соловьи участвуют в песенных состязаниях. Таким образом, песня не является общей, а индивидуальной, в зависимости от времени суток, а также от сезона. В поэзии песня может быть песней потери, но в природе она также может быть песней радости.

Плиний Старший , Naturalis , Книга 10, Глава 43

*

Птица поет или не поет? Является ли это символом того, что угрожает сокрушить наши чувства, того, что навсегда изменит и заставит нас замолчать? Птица — это смерть: неудивительно, что Китс воображает себя умирающим, когда слышит ее песню.Не зря он вычеркивает речь мучителей Лавинии: наступит тишина и для него, и для нее, и для нас. Смерть сопровождает нашу тоску по песне. Пой, потому что ты глухой. Пой, это не имеет значения. Пой, потому что скоро тебя больше никто не услышит.

*

Возможно, превратились ли мы в наших противоположностей или снова превратились в существо, которое больше всего на нас похоже, трансформация всегда остается проклятием. Я такой, каким был всегда. Возможно, сентиментально предполагать, что насилие может создавать смысл, что сердце поэзии — вечное молчание. Безумие говорить, что да, есть боль, но изменились бы мы без нее?

*

Если песня красивая, ты ее послушаешь. Однажды в поле за пределами резиденции я встречаю или думаю, что встречаю птицу, которая очаровала оперного певца.Я стою возле ряда акаций, когда слышу внезапную пронзительную трель взлета и падения нот. Это может быть любая птица, любая песня. Крик любви или ужаса, мимика родителей или собственное изобретение. Он научит свое потомство своему процветанию, его собственные украшения разветвляются в старинных нотах. Это звук времени. Это звук течения времени.

*

Стою в поле.Я свистнул в ответ.

Галерея Сары Найтингейл

Больше не поддерживается , 24 марта — 27 апреля 2018 г.

Питер Бухман, Перри Бернс, Стефани Броуди-Ледерман, Дарлин Чарнеко, Билл Клапс, Росса Коул, Джеймс Кроук, Кара Энтелес, Барбара Фридман, Питер Гарфилд, Ширли Айронс, Стивен Киндер, Елена Лякир, Рут Ава Лайонс, Криста Майвальд, Карин Манникс, Далтон Портелла, Энн Рэймонд, Бонни Ричлак, Мэгги Симонелли, Джордж Сингер, Росс Уоттс, Либби Уодсворт

Программное обеспечение, которое вы используете ежедневно и полагаться на устарел.Его более небезопасно использовать, и его неизбежное устаревание включает обновление, которое призвано улучшить вашу жизнь, но на самом деле оно предназначено для улучшения шпионского ПО, запутывания ваших метаданных и повышения вашей зависимости. Переход будет громоздким и трудоемким. Но действительно ли у тебя есть выбор?

Вместо того, чтобы собирать группу художников, которые концентрируются на упадке традиционных опор для живописи — разорванных, разорванных или проколотых полотен, открытых подрамников, вывешенных назад картин, холстов странной формы, живописи как скульптуры и т. Д., Эта выставка будет посвящена работает, что время рассматривается как тема, или чувствительны ко времени.Однако пропущенные рваные полотна служат метафорическим фоном. Системы и структуры поддержки, к которым мы когда-то привыкли, подводят нас. Инфраструктура, правительство, технологии и природа, а не прочные столпы, на которые мы можем положиться, теперь кажутся просто строительными лесами. В последнее время все было непредсказуемым и непослушным.

Это подводит нас к ощущению срочности, , сроков и крайних сроков: время движется, как бомба-циклон, грузовой поезд, вирусный мем. Или ледяно: плотный, медленный ученик.Время может быть неподвижным, ожидая, чтобы наброситься. Он возвращается на себя, как вращающиеся песочные часы, ни пустые, ни полные. Время было. Время вышло. Время как разрушитель .

Bonnie Rychlak’s Morphed Florida Drains использует время как компонент процесса. Сделанные из воска, вырезанного вручную, они долгое время подвергались воздействию солнечного света Флориды, который исказил и обезобразил их. «Размышления о ногтях» Дарлин Чарнеко визуально похожи на археологические раскопки, как и на материнскую плату компьютера, заставляя зрителя задуматься, ссылаются ли они на прошлое, будущее или и то, и другое.Мэгги Симонелли работает с медным листом, который со временем окисляется, изменяя цвет ее картин. Картина Барбары Фридман с изображением зеленого светофора, качающегося в зловещем, мрачном небе под названием «, зеленый свет, », с таким же успехом может быть названа « Time to Go ». Вышивка и инсталляция Кристы Майвальд « Кофейный торт (для Джексона Поллока) » включает в себя кусок настоящего торта, что, по сути, делает его работой, требующей сроков.

Открытие выставки совпадает с THAW FEST, новой инициативой 19 культурных учреждений в Ист-Энде, которая состоится в выходные с 23 по 25 марта.

Часть выручки от продаж будет передана Корпорации добровольцев скорой помощи Саг-Харбора. Отправьте свое пожертвование по адресу: PO Box 2725, Sag Harbor, NY 11963.

Колизей Нассау для жителей Нью-Йорка — последний амбар в крупных американских видах спорта.

Бен Осборн
FOX Sports Senior Features Editor

Если вы действительно любите спорт, увидеть «большую игру» вживую не составит труда.

Если ставки высоки и атмосфера подходящая, игра может быть невероятно увлекательной, даже если вы не слишком заинтересованы в результате.Ключевым моментом является атмосфера . .

Я оказался в такой ситуации на прошлой неделе, давний поклонник New York Ranger (но, что немаловажно, такой же хоккейный фанат), идущий в Nassau Veterans Memorial Coliseum на 6-ю игру финала Восточного дивизиона между хозяином New York Times. Йоркские островитяне и гости Бостон Брюинз.

И позвольте мне сказать вам: у этих людей была правильная атмосфера, и здание, сам старый «Сарай», было большой причиной.

Веселье началось снаружи.Просторная парковка, расположенная в самом центре пригородного округа Нассау, больше походила на стоянку НФЛ. За эти годы в пригородах построили много стадионов и арен для городских команд, хорошо это или плохо. Я не уверен, что есть еще один пример из большой четверки американских видов спорта, где франшиза была создана для пригорода. Бегство в хвост, музыка и радостные флюиды были в изобилии.

Низкое здание несколько лет назад было немного реконструировано, но все еще выглядит, ну, маленьким, особенно в эпоху огромных арен, вмещающих гигантские роскошные коробки.

Мы взяли немного пива и разошлись по своим местам. Мы были в предпоследнем ряду в конце катка. Жаль, правда? Нисколько! Третий с последнего ряд казался очень близким. А из-за покатой крыши мы были слишком «высоко», чтобы увидеть большую часть видео табло. Делать нечего, просто смотреть хоккей.

«В Колизее нет плохих достопримечательностей», — сказал Islanders / историк НХЛ Стэн «Знаток» Фишлер FOX Sports. «И все сиденья идеально подходят для того типа шума, который вы слышали.«

Действительно, несмотря на то, что здание выглядит круто, и настолько же просто захватывающе, как и видеть четкий хоккей в плей-офф вживую, не отвлекаясь, шум поднял впечатления на новый уровень.

Сотрудник Islanders сказал мне, что во время Рекламная пауза в третьем периоде, когда островитяне наносили последние штрихи к победе со счетом 6: 2, завершившей серию, звук превысил 110 децибел. Это был самый высокий уровень, который они записали в плей-офф, и намного выше уровня 85 дБ. это может привести к потере слуха, если вы подвергаетесь этому слишком часто.

И это был не просто один очень громкий взрыв. С того момента, как островитяне взяли лед, пока они не ушли, радостно жестикулируя фанатам после традиционного рукопожатия в конце серии, шум был устойчивым. Если я хотел поговорить со своим приятелем в любое время, когда мы были там, кроме, может быть, между периодами, мне приходилось кричать.

И это с уменьшенной вместимостью всего на 12000 человек из-за ограничений COVID-19!

Вернувшись к моей обычной жизни вдали от Лонг-Айленда, у меня в ушах звенело целых 48 часов после игры.А когда они не звонили, я продолжал слышать песню, которую островитяне играют, когда игра заканчивается у меня в голове, абсолютная классика из Максин Найтингейл.

Между кричащими фанатами и некоторыми хорошо подобранными треками («Черные скинхеды» до того, как шайба упала; «Семь национальных армий» развернуты повсюду; «Наш дом» в конце игры), островитяне играли на большом органе. ‘давний органист Поль Картье.

Я побывал на множестве крупных игр по всем четырем основным американским видам спорта и не уверен, что был на одном из них, который был более интересным, чем то, что я испытал на прошлой неделе.

Это была моя первая игра в помещении после турнира Big East Tournament 11 марта 2020 года, известного как «День, когда остановился мир спорта», и это было долгожданное возвращение.

Но благодаря Колизею эта игра была бы особенной, независимо от того, когда она случилась.

Я понимаю, что владельцам нужны большие здания с большими роскошными боксами и всем прочим, поэтому, когда старые сараи будут списаны, они уже не вернутся.

И именно здесь мы находимся в НХЛ и НБА. Единственная действующая арена НХЛ старше Нассау Колизей, построенная в 1972 году, — это Мэдисон-Сквер-Гарден, которая находится по нынешнему адресу с 1968 года и, конечно же, потрясающая, но несколько лет назад прошла обширную реконструкцию, которая заставляет чувствовать себя. совсем новый.Следующим по возрасту, я был откровенно шокирован, когда писал эту историю, является Scotiabank Saddledome в Калгари, Альберта; Дом Пламени с 1983 года. Никакие другие постройки не относятся к 80-м годам.

Арены НБА в целом стали еще новее, при этом Центр таргетинга Timberwolves (1990) является вторым по возрасту после MSG.

Высшая бейсбольная лига (Wrigley, Fenway, Dodger Stadium) и Национальная футбольная лига (такие как Lambeau и Soldier плюс классика 70-х в Буффало, Канзас-Сити и Новом Орлеане) по-прежнему предлагают некоторые жемчужины, которые стоит посетить, но это трудно сделать. назовем массивные конструкции на 40-80 тыс. мест «сараями».«

И посмотрите, это не похоже на то, что различные владельцы островитян на протяжении многих лет даже хотели оставаться здесь так долго. Франшиза в разное время флиртовала с другими местами на Лонг-Айленде и даже рассматривала возможность вообще покинуть район Нью-Йорка.

» Я рассказывал о команде с середины 70-х, так что я был на вершине всех волнующих историй «, — сказал 89-летний Фишлер, который до сих пор освещает спорт и команду в The Fischler Report и Maven’s Haven. Стало старше, его требовали отремонтировать, расширить или построить новый, но его всегда увязывали ссоры политиков.Тогда было ощущение, что они выберутся к черту из мегаполиса и переедут куда-нибудь, например, в Хьюстон или Канзас-Сити — места, где нужна команда ». Поклонники Островов предпочитали оставаться в пригороде, и потому что, ну, это было явно баскетбольной ареной.

Тем временем Острова продолжали возвращаться к классическому старому зданию на Хемпстед-Тернпайк. с решением в виде новой UBS Arena, которая откроется в следующем сезоне в соседнем Элмонте, штат Нью-Йорк.

«Когда открылся Колизей, президент НХЛ Кларенс Кэмпбелл посетил и сказал:« Это лучшее место для просмотра хоккейного матча ». И я знаю пару владельцев клубов, которые построили свои арены на основе чистый шум, который они слышали внутри Колизея, — вспоминал Фишлер. «Теперь команда многому учится на том, что дал им Колизей. [UBS Arena], вероятно, будет лучшим катком в лиге».

Сможете ли вы выбраться на остров для игры (сегодня вечером островитяне проведут Tampa Bay Lightning в третьей игре финала Восточной конференции; если они выйдут в финал Кубка Стэнли, у них может быть от двух до шести домашних игр. оставил в Колизее, когда-либо) или просто посмотрите по телевизору, постарайтесь засвидетельствовать свое почтение.

Для получения более свежих новостей обо всем, что связано с островитянами, нажмите здесь , чтобы зарегистрироваться для получения предупреждений в приложении FOX Sports!

Я присутствовал на игре только как фанат, но когда я бредил своему боссу о том, насколько это потрясающе, он сказал мне, что я должен написать статью «Old to Ode Barns».

Оказывается, остался только один сарай.

Бен Осборн — старший редактор функций FOX Sports и бывший главный редактор SLAM и Bleacher Report.Следуйте за ним в Twitter @ bosborne17 .


Получите больше от Национальной хоккейной лиги Подпишитесь на своих избранных, чтобы получать информацию об играх, новостях и многом другом.

Что я читаю: жаркий климат обещаний и благодати, Стивен Найтингейл | Истории | Журнал Нотр-Дам

Когда я впервые прочитал бестселлер Стивена Найтингейла 1996 года, Затерянный берег, , я был впечатлен его веселой игрой слов. Ой, как этот парень ловко пишет! Я подумал.В то время автора справедливо сравнивали с такими авторами, как Том Роббинс и Кен Кизи. Однако героям романа не хватало глубины; они говорили и делали стереотипные вещи — смешные, умные и фантастические, конечно, — но они были поверхностными. Я просто не мог пролезть в мир этой книги или даже найти настоящий сюжет. Друг назвал это «ярким туром по силе», который никуда не денется.

За последние 20 лет в стиле письма Найтингейла многое изменилось. Он продолжал оттачивать и совершенствовать свое мастерство, опубликовав еще один роман, шесть сборников сонетов и книгу научных очерков под названием « Гранада: гранат в руке Бога».

Сегодня Соловей превратился в мастера слова и лирика. Его последняя работа, The Hot Climate of Promises and Grace , дает нам прозу, которая течет, как поэзия, фантазию, которая настолько волшебна и богата, что кажется правдоподобной, и волшебный мир, в который читатель хочет войти и в котором он живет. Если вам, как и мне, иногда нужно именно такое место, чтобы укрыть вашу утомленную жизнь, чтобы возродиться красотой хорошо написанных фраз и предложений, эта книга для вас стиль письма; и это уместно).

Hot Climate состоит из 64 отдельных сказок о женщинах и девушках, которые настроены на священную реальность, пронизывающую космос, или как они рассказаны ими: ощущение камешков в ручье, угол солнечного света через окно, течение воды, насыщенный аромат свежего хлеба, чудо звезд и сладкая любовь мужчины и женщины. Каждая басня коротка, от двух до четырех страниц, и напоминает читателю простые, но увлекательные сказки суфиев или очаровательные истории отцов-пустынников раннего христианства.Книга не является явно религиозной, как эти другие работы, но она глубоко духовна, раскрывая скрытые духовные сокровища, воплощенные в обычном мире, часто на виду у тех, кто будет выглядеть .

Среди этих басен есть «Банк дней», в котором читатель узнает о банке нового типа, который «принимает не денежные депозиты, а только обычные дни». Когда кто-то прожил день, который является особенно забавным, поучительным или красивым, он может пойти в банк и «положить этот день на общий счет».«В этом банке нет индивидуальных счетов, потому что« дни не являются чьей-либо собственностью, но принадлежат нашему общему опыту ». Некая женщина, скажем, могла бы попросить ссуду на какой-нибудь знаменательный день — например, день, «который был отмечен множеством соколов, которые падали с неба с верной, умелой, прекрасной быстротой и тишиной». То, как соколы скользят «высоко и неподвижно», «с распростертыми крыльями, обращенными против ветра», учит эту женщину, как «расположить себя, научить способу рассмотрения, размышления, привычке к устойчивости — чтобы она училась. раз и навсегда, как держать в поле зрения целое.Затем женщина добавляет свой опыт к этому дню, который меняется и обогащается, и выплачивает его банку, чтобы другой мог одолжить его и увеличить его стоимость. Таковы, остроумно говорит наш автор, «чудеса сложных процентов».

Читатель может найти в Hot Climate три или четыре сказки, которые не нравятся эстетически, как я, но рассказ «Что мы подразумеваем под хлебом; и причастием »будет , а не одним из них. Если вы покупаете хлеб, как выясняет безымянный женский персонаж, вы получаете только буханку, но когда вы « говорите хлеба», вы получаете больше, чем буханку.Полуденный свет на пшеничных полях, быстрота лисиц, бродящих по соседнему лесу, надежда на урожай, история рассказов в руках пекаря; вы получаете все почтенные ассоциации этого хлеба с небом, любое из тысячи праздников за столом; вы получаете живое существо, которое прямо перед вами может вступить в любовное согласие с вином и сыром », также за этим столом. Вы также получаете общую благодарность и много других хороших вещей, которые становятся «частью того, что всегда будет иметь в виду».. . где угодно . . . каждый миг в мире, когда кто-то говорит — хлеб ».

В других историях мы встречаем плотника сердца, узнаем об астрофизике детей и слышим от женщины, которая пишет о короле, которого она любит: «Жил-был человек, который хотел быть королем, и из-за своим упорным трудом и всем сердцем, строгостью ума и красотой высказываний он действительно был провозглашен королем ». Красивые предложения и лирическая проза действительно возносят нас в царство разума и духа.Поэтому, дорогие друзья, идите и купите эту прекрасную книгу. Это вознаградит вас днями удовольствия, которые вы затем сможете внести в Банк дней.


Кен Гарсия, отмеченный наградами автор, недавно опубликовал духовные мемуары Река Пилигрим . Этот обзор продолжает его серию «Замеченных жемчужин», книг, настолько красивых, что они должны быть бестселлерами, но были упущены из виду в модном потоке коммерческого книжного маркетинга. Предыдущие обзоры в этой серии включают в себя Нэнси Норденсон в поисках средств к существованию: прогресс работы и отдыха, и Эми Эндрюс и Джессики Месман Гриффит Любовь и соль: духовная дружба, разделяемая в письмах.


Ястреб и соловей

Соловей, пойманный ястребом, умоляет сохранить жизнь, потому что он такой маленький кусок еды. Очень жаль. Ням ням.

Пойманная птица лучше непойманной.

Версия Таунсенда

Соловей, сидевший на дубе и поющий по своему обыкновению, был замечен Ястребом, который, нуждаясь в еде, напал на него и схватил его.Соловей, готовый потерять свою жизнь, горячо умолял Ястреба отпустить его, говоря, что он недостаточно большой, чтобы утолить голод Ястреба, который, если он хочет еды, должен преследовать более крупных птиц. Ястреб, прервав его, сказал: «Я действительно потерял бы рассудок, если бы отпустил готовую еду в моей руке, чтобы преследовать птиц, которых еще даже нет в поле зрения».

Сэмюэл Кроксолл

СОЛНЕЧНИК, сидящий в одиночестве среди тенистых ветвей дуба, пел так мелодично и пронзительно, что она снова заставила лес эхом встревожить и встревожила голодного Ястреба, который находился на некотором расстоянии и высматривал свою добычу; Не успел он обнаружить маленькую музыкантку, но, сделав сутулость на этом месте, схватил ее своими кривыми когтями и приказал приготовиться к смерти.Ах! говорит она, ради милости, не поступай так варварски и так неподобающе самому себе; подумайте, я никогда не делал вам ничего плохого и я всего лишь жалкий кусок для такого желудка, как ваш; скорее нападите на какую-нибудь более крупную птицу, которая принесет вам больше уважения, лучшую еду и отпустит меня. Ай! говорит Ястреб, убеди меня, если сможешь; Я был на вахте весь день и не встречал ни одного попадания чего-либо, пока не поймал тебя; а теперь вы бы позволили мне отпустить вас в надежде на лучшее, не так ли? Молитесь, а кто тогда будет дураком?

ПРИЛОЖЕНИЕ

С.Уиттингем (1814)

Те, кто пренебрегают возможностью получить небольшое преимущество в надежде получить лучшее, далеки от того, чтобы действовать на разумном и хорошо продуманном основании. Фигура времени всегда изображается с единственной прядью волос, свисающей со лба, и лысой задней частью головы; чтобы напомнить нам, что мы должны быть уверены в том, что смело представляем случай, когда он представляется нам; чтобы потом мы не раскаялись в своем упущении и безумии и не восстановили бы их, когда будет слишком поздно.То, что мы делаем это, потому что желаем или заслуживаем лучшего, — это очень слабая причина, чтобы отказаться от небольшого дела, когда придет большое, если оно когда-либо произойдет. прийти. Но если предположить, что этого не должно быть, как мы можем простить себя за то, что позволили чему-либо ускользнуть из наших рук, тщетно глядя на что-то еще, чего мы никогда не могли получить? Тот, кто не был виновен ни в одной из ошибок такого рода, как бы плохо он ни был в конце концов, имеет только злобу удачи или кого-то еще, чтобы обвинить в своем неудачном успехе; и может аплодировать себе с некоторым утешением за то, что никогда не упускал возможности, пусть даже такой небольшой, улучшить свое положение.Бездумные люди часто испытывают несчастье беспокоиться и дразнить себя подобными ретроспективными взглядами; которые у тех, кто занимается жизненными делами должным образом, никогда не бывает.

Коллекция JBR

Соловей однажды попал в лапы голодного Ястреба, который весь день высматривал пищу. «Прошу, отпусти меня, — сказал Соловей, — я такая тварь для желудка, как твой. Я тоже так хорошо пою. Отпусти меня, тебе будет приятно меня слышать.«Много пользы от этого будет с пустым животом, — ответил Ястреб, — и, кроме того, маленькая птичка, которая у меня есть, для меня больше, чем большая, которую еще предстоит поймать».

Luscinia et Accipiter

Luscinia, ab accipitre famelico computinga, cum se ab eo Devorrandam intellegeret, blande eum rogabat ut se dimitteret, pollicita pro tanto beneficio ingentem mercedem sese relaturam. Cum autem accipiter eam interrogaret quid gratiae sibi referre posset, «Aures», «inquit», «tuas mellifluis cantibus demulcebo.«В эго», — спрашивает accipiter, — «malo mihi ventrem demulceas». Sine tuis enim cantibus vivere; sine cibo non опоссум ».

Перри № 004

Прослушивание животных Эзопа »IAI TV

Легендарный Эзоп, которого Геродот помещает на Самос в VI веке до нашей эры («Истории», 2.134), не написал ни одной басни собственноручно. Басни, сохранившиеся под его именем, были написаны спустя столетия после его смерти разными писателями, которые называли свои рассказы «Эзопами», не заботясь об исторической точности.Остались сотни рассказов и анекдотов, разбросанных по остаткам классической литературы, как на греческом, так и на латинском языках, в прозе и в стихах, каждая из которых имеет неясное происхождение и сомнительную связь с жизнью Эзопа. В то время как такое положение дел создает серьезные проблемы для филологов и текстологов, открытость легендарной традиции, наряду с ее простым стилем и морализаторским тоном, делают Эзопа полезным ориентиром для исследований раннегреческой мысли.

Философское содержание басен Эзопа, пожалуй, лучше всего описать как «народную» или «прикладную» этику.Как и другие древние сатирические жанры (например, ямбография, греческая комедия, римская сатира), басни описывают и осуждают распространенные разновидности плохого поведения, особенно жадность, лицемерие, тщеславие и обман. Но две характерные особенности отличают басню от других форм морализирующей литературы: (1) извлечение явного сообщения в форме морали; и (2) использование говорящих животных в качестве главных героев. Цель этого краткого размышления — исследовать взаимосвязь между этими двумя аспектами сказки, рассматривая роль животных в морализаторской программе жанра.Почему животные так часто фигурируют в баснях Эзопа? А почему они разговаривают?


Согласно нашим древним источникам, в баснях животные используются в первую очередь для того, чтобы подчеркнуть фантастичность и легкость рассказов. Смешливость очеловеченного животного позволяет басне говорить о своей сути, не утомляя и не оскорбляя адресата. Итак, из этого следует, что, хотя называть кого-то «задницей» может разумно вызвать оскорбление, рассказчики басен могут быть более эффективными и более политичными, предлагая советы или критику с помощью выдуманных историй.Возьмем, к примеру, отрывок из «Осла в львиной шкуре» (Perry, 188):

Осел надел львиную шкуру и стал пугать других животных (та алога дзоа). Он увидел лису и тоже попытался напугать ее. Но она случайно услышала его голос и сказала ему: «Уверяю вас, я бы тоже боялась вас, если бы не услышала ваш рев». Таким образом, некоторые невежественные мужчины, которые производят впечатление кого-то своей внешней элегантностью, обнажают себя своей болтливостью (glōssalgias).

Выдвигая на первый план вымышленный характер истории, басни о животных развлекают и подтверждают, что единственная возможность серьезного значения — это интерпретация; одитор должен прислушаться к морали и решить, применима ли эта басня.

___

«Играя с традиционной ролью логотипов в отделении человека от животного, басня подразумевает, что есть некоторые люди, которые, предоставленные самим себе, предпочли бы жить, как животные».

___

Никакие древние писатели (и немногие современные критики), похоже, не думают, что говорящие животные Эзопа имеют какое-либо отношение к реальным животным.Но стоит задуматься о том, почему басня, одна из самых ранних форм этической литературы в мире, обратилась к антропоморфизированным животным в качестве своих главных героев. То есть мы можем думать о сказочном животном как о особенно раннем и динамичном проявлении древней озабоченности отслеживанием границ между человеком и животным. Здесь существенна многозначность хорошо известной греческой концепции логоса; он может обозначать (среди прочего) «речь», «разговор», «причину» и (что значительно) «рассказ» или «басню».«Хотя считалось, что животный мир управляется аппетитом и личными интересами, люди обладают способностью использовать разум (логотипы) и, таким образом, разрешать конфликты с помощью разговоров (также логотипов) и взаимного убеждения. Эзопические басни (называемые Aisopeioi logoi) играют с множеством значений логотипов, заставляя животных использовать человеческую речь, чтобы апеллировать к законам и обычаям, которые управляют человеческим обществом. Однако чаще всего попытки животных убедить их терпят неудачу и уступают место естественным инстинктам.


Как типичный пример, в басне «Волк и Агнец» из Collectio Augustana, поиск волка справедливой (eulogos) причины съесть ягненка встречается с готовностью ягненка защищаться словами (Perry, 155):

Волк увидел ягненка, пьющего из реки, и решил найти справедливую причину, чтобы приготовить из него трапезу.Итак, с того места, где он стоял выше по течению, он начал жаловаться, что ягненок мутит воду и не дает ему напиться. Когда ягненок сказал, что он всего лишь коснулся воды губами, и что, кроме того, с того места, где он стоял ниже по течению, он не мог потревожить воду над собой, волк, не сумев удовлетворить эту жалобу, сказал: «Но в прошлом году вы сделали неприятные замечания в адрес моего отца. Затем, когда ягненок сказал, что ему и года нет, волк сказал ему: «Неужели меня обманут, и я не буду есть тебя только потому, что ты такой бойкий (извиняюсь) извинений?»

Басня (логотипы) показывает, что тех, кто настроен поступать неправильно, не следует удерживать даже юридическим аргументом (dikaia apologia).

Согласно морали, «басня» о бесполезности использования слов для убеждения тех, кто отказывается слушать законные (или справедливые) аргументы. Греческие идеи о том, что отделяет человека от карты животных, прямо переносятся на повествование: животные Эзопа могут парадоксальным образом обладать силой «речи» (логос), но адресат (человек) басни должен использовать «разум» (логос), чтобы узнавать и узнавать от отказа волка слушать.


Даже когда проблема не возникает так явно, разрыв между говорящими животными и слушающими людьми, кажется, встроен в саму структуру эзопической басни.Сказочные животные обычно мотивированы только хищными инстинктами или инстинктами выживания; они постоянно прибегают к насилию, несмотря на их способность разговаривать друг с другом. Затем прикрепленные моральные принципы передают свои послания, отмечая переход от фантастики о животных к урокам для людей, как в следующих примерах:

То же самое и с мужчинами. Те, кто отказываются от того, что имеют, в надежде на большее, поступают неблагоразумно (« Ястреб и Соловей, », Перри, 4).

То же самое и с мужчинами.Разумным людям надлежит ничего не предпринимать, пока они
не увидят, к чему это ведет (« Лисица и Коза в колодце, », Перри, 9).

То же самое и с мужчинами. Лжецы всегда выставляют напоказ, когда
их некому дискредитировать ( «Лис, обезьяна и его предки, », Перри, 14 лет).

То же самое и с мужчинами: некоторые из них притворяются, что страдают, а другие делают работу (« Волы и скрипучая ось », Перри, 45).

Множество различных шаблонных фраз в наших сохранившихся сборниках вводят моральные принципы (например, обычная латинская фраза fabula docet, «Басня учит»), но эти вышеупомянутые, прикрепленные к басням в Collectio Augustana, начинаются с фраз (например, houtōs kai tōn anthrōpōn ), которые объясняют, как мы, люди, должны учиться у выдуманных животных — иногда мы ведем себя как животные, но мы должны использовать наше более прочное владение логотипами, чтобы улучшить себя.

___

«Забавно или нет, но сказочные животные неизбежно связаны с более широкими обязательствами перед бинарной структурой человека и животного — наше понимание этих обязательств может быть улучшено, если мы внимательно прислушаемся к говорящим животным Эзопа.«

___

Действительно, играя с традиционной ролью логотипов в отделении человека от животного, басня подразумевает, что есть некоторые люди, которые, предоставленные самим себе, предпочли бы жить, как животные. Эта идея наиболее явно проявляется в паре басен о происхождении людей:


«Зевс, животные и человек» (Перри, 311)
Говорят, что существа были впервые созданы и что дары были дарованы им богом: сила одному, скорость другому, крылья другому; но человек стоял там обнаженный и сказал: «Я единственный, у кого вы остались без дара.Зевс сказал: «Ты неблагодарен, хотя тебе был дарован величайший дар из всех, потому что ты получил разум (логос), который преобладает среди богов, как и среди людей, сильнее могущественных и быстрее самых быстрых. . » Затем, признав его дар, человек пошел своим путем с благоговением и благодарностью. Хотя все разумные (лого) существа почитаются богом, некоторые люди не ценят эту честь, а скорее завидуют тупым и иррациональным (алога) зверям.

«Прометей и люди» (Perry, 240):
По указанию Зевса Прометей создал людей и зверей.Но когда Зевс увидел, что существует больше иррациональных (алога) животных, он приказал ему уничтожить некоторых из зверей и превратить их в людей. Когда он сделал, как ему сказали, выяснилось, что те, кто изначально не был сформирован как люди, имели человеческий облик, но были звериными по духу (tas de psuchas thēriōdeis). В басне есть урок для людей скотских (thēriōdē) и вспыльчивых.

Эти басни о происхождении человека проливают свет на некоторые основные предположения, которые, кажется, подтверждают использование говорящих животных на протяжении всей традиции: животные «иррациональны» (алога) и «тупы»; люди, хотя и «голые» по сравнению с физическими дарами других существ, получили «причину» (логотипы), чтобы компенсировать их относительную слабость; Несмотря на дар разума, некоторые люди, тем не менее, имеют «звериные души» и склонны имитировать поведение животных.


Также заманчиво читать эти сказки как рассказы о происхождении басен, которые, в конце концов, превращают ограниченное участие животных в логотипах в инструмент для обучения правильному и неправильному поведению. Предоставляя животным долю логотипов, эзопическая басня неизбежно стирает границы между человеком и животным и, хотя и в шутку, намекает на континуум поведения человека и животного. На каком-то уровне каждая сказка о животных заставляет нас противостоять нашим представлениям о том, что именно отличает людей от животных.Поскольку логотипы предназначены для того, чтобы их произносили и слышали, каждая басня настаивает на том, что мы обязаны слушать и извлекать уроки из забавной версии поведения животных. Но забавно это или нет, но сказочные животные неизбежно связаны с более широкими обязательствами перед бинарной структурой человека и животного — наше понимание этих обязательств может быть улучшено, если мы внимательно прислушаемся к говорящим животным Эзопа.


Это эссе было первоначально опубликовано в журнале «Животные: история» (изд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.