Лермонтов Михаил - Нет, я не Байрон. Слушать онлайн

«Нет, я не Байрон...», стихотворение раннего Лермонтова (1832 г.). Обычное для Лермонтова сравнение своей судьбы с судьбой английского поэта. В этом стихотворении существенно уточняется, что свидетельствует о его поэтическом и духовном самоопределении. Лермонтов не отвергает внутреннего родства с Байроном — оба поэта предстают в стихотворении как романтические странники, переживающие конфликт с толпой и с целым миром, которому они чужды и которым они «гонимы». Объединяет Лермонтова с Дж. Байроном и позиция избранничества — с той, однако, многозначительной для Лермонтова разницей, что он, в отличие от английского поэта, еще «неведом» миру: «неведомый избранник».

Лермонтов М. Ю.
«Нет, я не Байрон, я другой»

Нет, я не Байрон, я другой,
Еще неведомый избранник,
Как он гонимый миром странник,
Но только с русскою душой.
Я раньше начал, кончу ране,
Мой ум немного совершит;
В душе моей как в океане
Надежд разбитых груз лежит.
Кто может, океан угрюмый,
Твои изведать тайны? кто
Толпе мои расскажет думы?

Я - или бог - или никто!

Дата написания: 1832 год

Исполнитель: Народный артист СССР Леонид Марков

В 1966 году Леонид Марков переходит работать в Театр имени Моссовета. Здесь он переиграл почти весь классический репертуар: Лермонтова, Тургенева, Чехова, Достоевского, Толстого. Юрий Завадский взял его в расчете на то, что он заменит Николая Мордвинова в «Маскараде». И если Николай Мордвинов играл дворянина - блестящая речь, прямая спина, в общем, барин, аристократ, то у Леонида Маркова - Арбенин был разночинцем, который выбился в люди, и за это его ненавидят в свете.
Леонид Марков умел сосредоточиться на личной, а не на социальной драме героя, создавал характер, а не тип. Он много играл классических ролей, но персонажи его, возможно, не отдавая себе в том отчета, страдали депрессией вполне современной — тяжелым стыдом сильного человека, измученного серостью совкового «застоя».
В 1990 году ему предложили роль Сатаны в картине «Отель «Эдем», и он согласился. Съемки завершились в конце февраля 1991 года. Однако 1 марта к Маркову прибежал технический директор и сообщил, что при озвучивании одна фраза, сказанная его героем, то бишь Сатаной, не получилась. Фраза была такая: «Безобразие на земле начинается тогда, когда появляется на ней чистая, светлая душа». Пришлось Маркову отправляться в тон-студию и переозвучивать фразу заново. Сразу после этого ему внезапно стало плохо, и его отвезли в больницу. Там он через два дня скончался.

Михаи́л Ю́рьевич Ле́рмонтов (3 октября 1814, Москва — 15 июля 1841, Пятигорск) — русский поэт, прозаик, драматург, художник. Творчество Лермонтова, в котором удачно сочетаются гражданские, философские и личные мотивы, отвечавшее насущным потребностям духовной жизни русского общества, ознаменовало собой новый расцвет русской литературы. Оно оказало большое влияние на виднейших русских писателей и поэтов XIX и XX вв. Драматургия Лермонтова имела огромное влияние на развитие театрального искусства. Произведения Лермонтова получили большой отклик в живописи, театре, кинематографе. Его стихи стали подлинной кладезью для оперного, симфонического и романсного творчества, многие из них стали народными песнями.

teatr.audio

стихи Лермонтова в которых вспоминают Байрона.

Поэзия Байрона проникла в сердце юного поэта Лермонтова в самом начале его творческого пути.

Юный Лермонтов так увлекся Байроном, что постоянно приравнивает судьбу его к своей.

«Еще сходство в жизни моей с лордом Байроном: его матери в Шотландии предсказала старуха, что он будет великий человек и будет два раза женат; про меня на Кавказе старуха предсказала то же самое моей бабушке. Дай Бог, чтоб и надо мной сбылось, хотя б я был так же несчастлив, как Байрон» .

Однако и это влияние Лермонтов скоро пережил и понял, что он – не Байрон, а «другой, еще неведомый избранник» , и избранник с русскою душой.

* * *

Нет, я не Байрон, я другой,
Еще неведомый избранник,
Как он, гонимый миром странник,
Но только с русскою душой.
Я раньше начал, кончу ране,
Мой ум немного совершит;
В душе моей, как в океане,
Надежд разбитых груз лежит.
Кто может, океан угрюмый,
Твои изведать тайны? Кто
Толпе мои расскажет думы?
Я - или бог - или никто!

1832 М. Ю. Лермонтов.

Присущие Байрону ненависть к политическому и национальному гнету, прославление революционной борьбы, противопоставление природы и естественных чувств обществу, разочарование в людях и сосредоточенность в себе отвечали потребностям внутреннего развития Лермонтова, стимулировали его.

В лирике Лермонтова байронические мотивы приобрели самостоятельное звучание.

В период зрелости Лермонтов, сохраняя живые связи с Байроном, творчески совершенно самостоятелен.

Эти переклички, по-видимому, бессознательные, говорят лишь об общем значении байронизма как явления русской культуры и о силе воздействия Байрона на Лермонтова даже в годы его зрелости.

Но. .

Если у Байрона чувства лирического героя всегда окружены поэтическими и трагическими ассоциациями, которым соответствует возвышенность фразеологии, синтаксическая сложность, то у Лермонтова чувства и речь проще, будничнее, даже в трагических ситуациях.
Таким образом, народность, психологическая и социальная конкретность зрелой лирики Лермонтова говорят о преодолении байронизма.

http://pandia.org/text/77/314/37162.php

otvet.mail.ru

Лермонтов М - Нет, я не Байрон (стих.чит. Л.Марков)

«Нет, я не Байрон...», стихотворение раннего Лермонтова (1832 г.). Обычное для Лермонтова сравнение своей судьбы с судьбой английского поэта. В этом стихотворении существенно уточняется, что свидетельствует о его поэтическом и духовном самоопределении. Лермонтов не отвергает внутреннего родства с Байроном — оба поэта предстают в стихотворении как романтические странники, переживающие конфликт с толпой и с целым миром, которому они чужды и которым они «гонимы». Объединяет Лермонтова с Дж. Байроном и позиция избранничества — с той, однако, многозначительной для Лермонтова разницей, что он, в отличие от английского поэта, еще «неведом» миру: «неведомый избранник».

Лермонтов М. Ю.
«Нет, я не Байрон, я другой»

Нет, я не Байрон, я другой,
Еще неведомый избранник,
Как он гонимый миром странник,
Но только с русскою душой.
Я раньше начал, кончу ране,
Мой ум немного совершит;
В душе моей как в океане
Надежд разбитых груз лежит.
Кто может, океан угрюмый,
Твои изведать тайны? кто
Толпе мои расскажет думы?
Я - или бог - или никто!

Дата написания: 1832 год

Исполнитель: Народный артист СССР Леонид Марков

В 1966 году Леонид Марков переходит работать в Театр имени Моссовета. Здесь он переиграл почти весь классический репертуар: Лермонтова, Тургенева, Чехова, Достоевского, Толстого. Юрий Завадский взял его в расчете на то, что он заменит Николая Мордвинова в «Маскараде». И если Николай Мордвинов играл дворянина - блестящая речь, прямая спина, в общем, барин, аристократ, то у Леонида Маркова - Арбенин был разночинцем, который выбился в люди, и за это его ненавидят в свете.

Леонид Марков умел сосредоточиться на личной, а не на социальной драме героя, создавал характер, а не тип. Он много играл классических ролей, но персонажи его, возможно, не отдавая себе в том отчета, страдали депрессией вполне современной — тяжелым стыдом сильного человека, измученного серостью совкового «застоя».
В 1990 году ему предложили роль Сатаны в картине «Отель «Эдем», и он согласился. Съемки завершились в конце февраля 1991 года. Однако 1 марта к Маркову прибежал технический директор и сообщил, что при озвучивании одна фраза, сказанная его героем, то бишь Сатаной, не получилась. Фраза была такая: «Безобразие на земле начинается тогда, когда появляется на ней чистая, светлая душа». Пришлось Маркову отправляться в тон-студию и переозвучивать фразу заново. Сразу после этого ему внезапно стало плохо, и его отвезли в больницу. Там он через два дня скончался.

http://www.ktoestkto.ru/names/namesM/2008/02/05/namesM_11008.html

Михаи́л Ю́рьевич Ле́рмонтов (3 октября 1814, Москва — 15 июля 1841, Пятигорск) — русский поэт, прозаик, драматург, художник. Творчество Лермонтова, в котором удачно сочетаются гражданские, философские и личные мотивы, отвечавшее насущным потребностям духовной жизни русского общества, ознаменовало собой новый расцвет русской литературы. Оно оказало большое влияние на виднейших русских писателей и поэтов XIX и XX вв. Драматургия Лермонтова имела огромное влияние на развитие театрального искусства. Произведения Лермонтова получили большой отклик в живописи, театре, кинематографе. Его стихи стали подлинной кладезью для оперного, симфонического и романсного творчества, многие из них стали народными песнями.
http://svetlanal.ru

staroeradio.ru

Мрак. Тьма (Байрон; Лермонтов) — Викитека

 
Я видел сон, который не совсем был сон.[1]
Блестящее солнце потухло, и звезды
темные блуждали по беспредельному пространству,
без пути, без лучей; и оледенелая земля

плавала, слепая и черная, в безлунном воздухе.
Утро пришло и ушло — и опять пришло и не принесло дня;
люди забыли о своих страстях
в страхе и отчаянии; и все сердца
охладели в одной молитве о свете;
люди жили при огнях, и престолы,
дворцы венценосных царей, хижины,
жилища всех населенцев мира истлели вместо маяков;
города развалились в пепел,
и люди толпились вкруг домов горящих,
чтоб еще раз посмотреть друг на друга;
счастливы были жившие противу волканов,
сих горных факелов; одна боязненная надежда
поддерживала мир; леса были зажжены —
но час за часом они падали и гибли,
и треща гасли пни — и всё было мрачно.
Чела людей при отчаянном свете
имели вид чего-то неземного,
когда случайно иногда искры на них упадали.
Иные ложились на землю и закрывали глаза и плакали;
иные положили бороду на сложенные руки и улыбались;
а другие толпились туда и сюда,
и поддерживали в погребальных кострах пламя,
и с безумным беспокойством
устремляли очи на печальное небо,
подобно савану одевшее мертвый мир, и
потом с проклятьями снова
обращали их на пыльную землю,
и скрежетали зубами и выли;
и птицы кидали пронзительные крики,
и метались по поверхности земли,
и били тщетными крылами;
лютейшие звери сделались смирны и боязливы;
и змеи, ползая, увивались между толпы, шипели,
но не уязвляли — их убивали на съеденье люди;
и война, уснувшая на миг, с новой силой возобновилась;
пища покупалась кровью,
и каждый печально и одиноко сидел,
насыщаясь в темноте; не оставалось любви;
вся земля имела одну мысль:
это смерть близкая и бесславная;
судороги голода завладели утробами, люди умирали,
и мясо и кости их непогребенные валялись;
тощие были съедены тощими;
псы нападали даже на своих хозяев,
все, кроме одного, и он был верен его трупу
и отгонял с лаем птиц и зверей и людей голодных,
пока голод не изнурял или новый труп не привлекал их алчность;
он сам не искал пищи, но с жалобным и протяжным воем
и с пронзительным лаем лизал руку,
не отвечавшую его ласке, — и умер.
Толпа постепенно редела;
лишь двое из обширного города
остались вживе — и это были враги;
они встретились у пепла алтаря,
где грудой лежали оскверненные церковные утвари;
они разгребали и, дрожа,
подымали хладными сухими руками теплый пепел,
и слабое дыханье немного продолжалось и произвело
как бы насмешливый чуть видный огонек;
тогда они подняли глаза при большем свете
и увидали друг друга — увидали, и издали вопль и умерли,
от собственного их безобразия они умерли, не зная,
на чьем лице голод начертал: враг.
Мир был пуст, многолюдный и могущий
сделался громадой безвременной,
бестравной, безлесной, безлюдной,
безжизненной, громадой мертвой,
хаосом, глыбой праха; реки, озера, океан были недвижны,
и ничего не ворочалось в их молчаливой глубине;
корабли без пловцов лежали,
гния, в море, и их мачты падали кусками;
падая, засыпа́ли на гладкой поверхности;
скончались волны; легли в гроб приливы,
луна, царица их, умерла прежде;
истлели ветры в стоячем воздухе, и облака погибли;
мрак не имел более нужды
в их помощи — он был повсеместен.

ru.wikisource.org

Анализ стихотворения Лермонтова Нет, я не Байрон, я другой… — Поэты и писатели

Стихотворение написано Михаилом Лермонтовым в 1832 году. Оно лишний раз заставляет задуматься о даре поэта. Он в нескольких строчках рассказывает о своей судьбе, как сделал это в стихотворении «Сон». Лермонтов открыто говорит «Я начал раньше, кончу ране». Это и оказалось судьбой поэта, погибшего на двадцать шестом году своей жизни.

Мы понимаем, читая стихотворение, что в основном Лермонтов рассказывает о своей судьбе и как обычного человека, и в качестве поэта. Он говорит с самых первых строк, что он еще не знаменит, он как Байрон, но с русской душой. Лермонтов предчувствует, что он успеет совершить немного, но кто, если не он?

Во всех стихотворениях Михаила Юрьевича Лермонтова есть особый смысл, который он с детальной точностью преподносит читателю. Данное стихотворение не является исключением. Лермонтов не просто рассказывает о том, кто он и о своей судьбе, он также раскрывает роль поэта. В последней строфе он написал «Я-или Бог-или никто!».

Свое призвание Лермонтов осознал в довольно раннем возрасте для нашего времени. Когда он написал стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой», ему было 17 лет. На самом деле Михаил Лермонтов не превозносил своего таланта, как, например, Александр Пушкин.

Почему именно Байрон? Лермонтов читал его творения с детства. Хотя интересен тот факт, что судьбы Лермонтова и Байрона невероятно похожи. Как и Байрон, Лермонтов обладал вспыльчивым характером и обидчивостью. Лермонтова не понимали сверстники, современники, поэтому он чувствовал, что создан для другого времени. Байрона также не понимали современники.

В какой-то мере, Михаил Лермонтов в стихотворении осознает свое дальнейшее одиночество и похожую с судьбой Джорджа Байрона свою судьбу. Он связывает их незримой нитью. Но пытается отказаться от этого, говоря, что он не Байрон, он другой…

Анализ стихотворения Нет, я не Байрон, я другой… по плану

Анализ стихов автора:

Нет, я не Байрон, я другой…

Возможно вам будет интересно

Стихотворение «Мой Демон» было написано Михаилом Лермонтовым в 1829 году, когда ему было пятнадцать лет. Если быть точнее, то Лермонтов создавал в последствие много различных вариантов под названием этого же произведения «Демон»

Это стихотворение известно широкой публике по песне, которая прозвучала в любимом россиянами новогоднем фильме «Ирония судьбы…». Пугачевой удалось передать проникновенность этого весьма женского текста.

Написанное в первый год двадцатого века это мистическое стихотворение начинается эпиграфом Фета. Риторический вопрос, на который всё-таки пытается ответить Блок: «Дождёшься ли?» Мечты. Герой на берегу, волны у ног холодные – не переплыть

Сколько стихов написано о весне? Конечно, вопрос риторический… Иногда даже у одного автора больше десятка таких стихотворений. Всё-таки, весна (пробуждение природы, новое начало, свежесть и любовь) вдохновляет.

Талантливый мастер пейзажной лирики Ф. И. Тютчев мастерски описал бабье лета в своём произведении «Есть в осени первоначальной…». С

rus-poetry.ru

стихи Лермонтова в которых вспоминают Байрона.

Поэзия Байрона проникла в сердце юного поэта Лермонтова в самом начале его творческого пути. Юный Лермонтов так увлекся Байроном, что постоянно приравнивает судьбу его к своей. «Еще сходство в жизни моей с лордом Байроном: его матери в Шотландии предсказала старуха, что он будет великий человек и будет два раза женат; про меня на Кавказе старуха предсказала то же самое моей бабушке. Дай Бог, чтоб и надо мной сбылось, хотя б я был так же несчастлив, как Байрон» . Однако и это влияние Лермонтов скоро пережил и понял, что он – не Байрон, а «другой, еще неведомый избранник» , и избранник с русскою душой. * * * Нет, я не Байрон, я другой, Еще неведомый избранник, Как он, гонимый миром странник, Но только с русскою душой. Я раньше начал, кончу ране, Мой ум немного совершит; В душе моей, как в океане, Надежд разбитых груз лежит. Кто может, океан угрюмый, Твои изведать тайны? Кто Толпе мои расскажет думы? Я - или бог - или никто! 1832 М. Ю. Лермонтов. Присущие Байрону ненависть к политическому и национальному гнету, прославление революционной борьбы, противопоставление природы и естественных чувств обществу, разочарование в людях и сосредоточенность в себе отвечали потребностям внутреннего развития Лермонтова, стимулировали его. В лирике Лермонтова байронические мотивы приобрели самостоятельное звучание. В период зрелости Лермонтов, сохраняя живые связи с Байроном, творчески совершенно самостоятелен. Эти переклички, по-видимому, бессознательные, говорят лишь об общем значении байронизма как явления русской культуры и о силе воздействия Байрона на Лермонтова даже в годы его зрелости. Но. . Если у Байрона чувства лирического героя всегда окружены поэтическими и трагическими ассоциациями, которым соответствует возвышенность фразеологии, синтаксическая сложность, то у Лермонтова чувства и речь проще, будничнее, даже в трагических ситуациях. Таким образом, народность, психологическая и социальная конкретность зрелой лирики Лермонтова говорят о преодолении байронизма. <a rel="nofollow" href="http://pandia.org/text/77/314/37162.php" target="_blank">http://pandia.org/text/77/314/37162.php</a>

touch.otvet.mail.ru

Байрон » стихи, стихотворение, стишки

  
 
Ты помнишь, русский Байрон, очей очарованье?
***
Ты помнишь, русский Байрон, очей очарованье?
Под сводами Парнаса речь рощи золотой.
Где муз не линчевали, где тучки ночевали.
И царский столп влачился народною тропой.

Какое было время!.. Не люди, а поэмы!..
Там драгоценным винам мерещился черёд!
И спал печальный рыцарь в объятиях Равенны
Среди миров Эвтерпы, что всех переживёт.

Скажи-ка, ведь не даром пылало дарованье?..
Что время выбирает: огонь, или сосуд??..
Но правнуки гадают на денежном дурмане:
Как слово отзовется, что слову поднесут.

Старинный контур солнца над речкою червонной...
Здесь тихо умирает отравленный жираф.
Достать чернил и плакать над выцветшей короной…
Сыграть ноктюрн дождливый, и - порохом - во прах!..

Россия, мы уходим!.. И вязнут спицы в горле!
Ведут на виру лиру, и в Раше тонет Русь!..
В жратву играет челюсть!..
Но мы не в этой сборной…

Не жди меня, родная…
Я больше не вернусь.

Лилай Интуэри


Мания возвеличия
Признаюсь сразу вам, что я -
Сама тактичность и скромняга....
Но раз так просите меня,
Подайте ручку и бумагу.

Пусть мне завидует сам Бёрнс,
Пусть братья Гримм меня боятся!
Я дедуктивнее, чем Холмс,
Элементарнее, чем Ватсон.

Пусть в муках просидит полдня
Над каждой буквой бедный Пушкин.
Он сплагиатил у меня
Про бурю и про няню с кружкой.

Пусть пИнгвин Горького молчит,
Заткнутся пусть его гагары,
Я - Буревестник! Я - Пиит!
Я гениальнее, чем Байрон!

Да что там Байрон?.. Что - Шекспир?! -
Пятно чернильное в эпохе.
И что там Лермонтов слепил,
Мне фиолетово, мне пофиг!

Будь я на сайте или вне,
Я - величайшая на ленте!
Я рассказала обо Мне,
И жду от Вас аплодисменты.


Михаилу Лермонтову...
Выходил в темноте на дорогу,
Одинокий поручик порой.
И в пустыне беседовал с Богом,
Зачарованный темною мглой.

Говорил,что не Байрон он вовсе,
Хотя тоже гонимый судьбой.
Провожая других на погосте,
Сожалел что остался живой.

Оскорбляя иронией едкой,
Был он чист величавой душой.
Но отмеченный черною меткой,
Роковою затянут игрой.

Повторял,как же грустно и больно,
От того что смеется она.
Закрываются веки невольно,
Увлекая в объятия сна.

В двадцать шесть безнадежно тоскуя,
Жизнь покинуть решился поэт.
И спокойно подстваил под пулю
Свою грудь,опустив пистолет...


П о э т ы
В сорок девять –ушёл Булгаков,
И Цветаева- в сорок девять…
И уход их – небесно знаков,
И нельзя ничего поделать…
Чуть за сорок – ушёл Высоцкий,
Блок и Гоголь, Шукшин и Чехов…
Будто кто-то вверху смеётся,
Когда нам не до этих смехов…
В тридцать семь – погибает Пушкин,
Маяковский и Байрон – тут же…
Скопидомный небесный Плюшкин
Прибирает кого получше?
В тридцать лет, будто солнце, брызнув,
Отзвенел на земле Есенин…
Двадцатишестилетней жизнью
Кем-то Лермонтов был оценен…
Неужели не исхитриться
Так, чтоб гении просто жили,
Чтобы их дорогие лица
Стать гранитными не спешили?
Дай же, Господи, нам, землянам,
От души пообщаться с ними,
А по звёздным своим полянам
Покатайся пока с другими!..

Я свое имя
Я свое имя ненавижу,
Кличек и прозвищ не имею,
И будущего не предвижу,
И существую как умею

И что Вам имя мое скажет?
Нет, я не лысый как Хрущев,
И я не модный словно гаджет,
И далеко не Башлачев,

Нет, я не Байрон, и не Фет,
Не папа римский и не Далай-Лама
Не туз, не джокер, не валет
И точно не Барак Обама

Мой капитал из пота с кровью,
Из острой ломоты в суставах,
Деньги свои считаю я с любовью,
И дни не провожу в забавах

Скажу вам правду без обмана:
Мои финансы - крылья мотылька,
Я - гражданин своего кармана,
Я - патриот своего кошелька

И никому я должным не считаюсь,
Обязан лишь родителям с детьми,
Кому молюсь и в чем я каюсь,
Я не скажу и под плетьми

Стерпит все мои грехи бумага,
Коль дружу со многими страстями,
Я - корабль без родины и флага,
С белым черепом и крепкими костями

С людьми общаться я могу,
Но не спешу, нет - я не трушу,
Не пожелаю и врагу
Плевков в измученную душу

Внезапно на меня волной
Находит вдохновенья стих,
Среди своих я как ЧУЖОЙ,
И будто свой среди чужих...


Любовь
Белые слезы Тадж-Махала
Это любовь, голову мою кружит,
Из-за любви Байрон выбрал гроб
Мы тоже пожертвуем все, что имеем ему.
Из-за любви, на камень грохнулся Табидзе
Любовь это что нас будит по утрам.
Из-за любви больше нет понятий, далеко
Любовь это когда остаёшься тем кем был всегда.
И если попытаемся спрятать её от глаз, не получиться у нас
Для любви и в камне живет Серафима.
Скажи! В чем любовь твоя сила?!
О любви сказки, в тысячу одну ночь
Любовь это святила бесконечности
Любовь это треск в земле от родников, это фреска
И художников картина
Из-за любви Квазимодо бил в колокола
Любовь, это белые слёзы Тадж-Махала
Любовь это- голову всю мою кружит.

Поэты Старой Веры. (Посвящается Остромыслу)
Под этот год и Пушкин подгадал себе дуэль,
И Маяковский лёг виском на дуло.
Задержимся на цифре 37. Коварен Бог —
Ребром вопрос поставил: или-или!
На этом рубеже легли и Байрон, и Рембо,
А нынешние как-то проскочили.
В.Высоцкий.

В 37,еще не поздно,
Чтобы отошла Химера
Окреститеся, поэты,
Святым Духом, Старой Веры.
Окреститеся, поэты,
Святым Духом, Старой Веры.

Гибнет Русь в хмельном угаре.
И желтеет в табаке..
Свята Раса,ты заснула
на кресте.
В 37 уже пора ли?
Предки жили и подоле.
Жизни путь продолжить правый
В нашей власти, в Русской Доле.

Маяковский, РембО, Байрон,
Вы б конечно не прошли,
Тот обряд, что был завещан
Древним Пращурам Руси.

Пушкин что-то знал, конечно,
Да арапа кровь не та.
Поживи он год хотя бы,
Где-то вышел бы застой.
Светла телом, Свята Раса,
Пушкин все же не Святой.

Пр.
В 37,еще не поздно,
Чтобы отошла Химера
Окреститеся, поэты,
Святым Духом, Старой Веры.
Окреститеся, поэты,
Святым Духом, Старой Веры.

В 12 Лет – Имя наречение
В 24 – крещение огнем
В 36 – Святым Духом


НЕТ, Я НЕ ПУШКИН...
......................Нет, я не Байрон, я другой,
......................Еще неведомый избранник...
.....................................М.Ю.Лермонтов

Нет, я не Пушкин, не поэт.
Стихи- подарок Музы странной,
Что держит душу под охраной,
Рисуют новый силуэт...
Скажи, подруга, без обмана,
Кому нужны мои труды?
Строка проста, порой бездарна,
Навряд ли тронет чьи умы.
Зачем толпе стихия мыслей,
Порою дерзких иль благих?
О, Муза, дай спокойной жизни,
Я не поэт- найди других!

О муках рифмотворчества
Нет, я не Байрон.
Я - другой,
А может вовсе никакой.
Скорее даже не поэт.
То рифма есть, то рифмы нет,
То вдруг приходит вдохновенье,
Тогда к стихам такое рвенье.
Мне Муза наливает чай,
А я рифмую невзначай.
Бывает Музу не дождешься
И весь слезами обольешься.
За стол засядешь, включишь свет,
А рифмы не было и нет.
Лишь когнитивный диссонанс
Со мной играет в преферанс.


О, я не тот
Нет, я не Байрон, я другой,
Еще неведомый избранник,
Как он, гонимый миром странник,
Но только с русскою душой.
М.Лермонтов

О, я не тот, кому пиар порука;
За дверью уши пламенем горят,
Нас вспоминают всуе поминутно,
Изношенным листом календаря.
И потому в наследство отпечаток-
Смотреть собой совсем со стороны,
Порою не чураяся метафор,
Которые так чужды доброты.
Для карнавала нужен фон и блюдо,
И тут не разорваться – нету сил,
Часовщики приходят ниоткуда
На циферблаты выданной судьбы.
Так кто есть кто? – вопрос совсем не праздный,
Он дополняет сонмища других,
На вздохе тиражированной фразы,
Миров, непозволительно иных.
Внимание приходит и уходит,
А память пробирает до костей,
Национальным символом погони
На пике современных скоростей.


Да, ты не Байрон...
Поэт, вот образ твой! Ты также без усилья
Летаешь в облаках, средь молний и громов,
Но исполинские тебе мешают крылья
Внизу ходить, в толпе, средь шиканья глупцов.
(с) Ш.Бодлер

Нет, я не Байрон, я другой...
(с) М.Ю.Лермонтов

Да, ты не Байрон. Как и я.
Мы на избранников нисколько не похожи.
Ну, может, в профиль или со спины... Так что же?
Зато душа... Душа-то - русская!
И океан в ней плещется такой –
неукротимый, страстный, черный –
в нем бездна тайн... Но жизнь слывет игрой.
Нет, цирком! С несмешным коверным...
А публика ревет: «Ату!
Ату его!» И жаждет после зрелищ – хлеба,
не пирожных... Поэт, раскланявшись нелепо,
под свист толпы уходит в пустоту.

2008


не моё, во всех смыслах
В них Ангел пополам замешан с Бесом.
Знак - Гениев. Знак разных интересов.
В них очень острый ум.
Не любит театральность,
Но всех шокирует, их тянет на скандальность.
Борцы за Правду, Справедливость.
Слуги - ВЕРЫ. Но пошловаты и прескверные манеры.
Доверчивы. Религиозны и мистичны.
Весьма терпимы и не деспотичны.
Непроницательны.
Порой весьма наивны.
И лозунг им под стать, такой же детски дивный -
Не делайте, как я, а делайте, как говорю я вам!.
В них очень зрима разница поступкам и словам.
Однако - Воздух. Разговорчивый. Весёлый и живой.
Упрямый и болтливый, но не злой.
Распущенность. Холодность и расчёт.
Но обьективность и коллективизм, как балл в зачёт.
Вот Галилей, вот Бернс, вот Байрон, Эдисон,
Жюль-Верн, Моэм, Чарльз Дарвин и Линкольн.Нет ревности в них - это явный плюс.
Зато двуличен он, порвёт любой союз.
И вот ещё - он очень неудобен,
Поскольку должен быть всегда Свободен.
К Лермонтову
Как рано оборвалась жизнь
Того,кто отдал в жерло "света"
Свой поэтический порыв
И душу верную поэта.

Пусть на Кавказ его ссылали,
В боях Владимиром святым
Был награжден...В своей печали
Он тяготел к местам родным

Зачем убит на той дуэли?
Своею гордостью распят
Он,благородства ставя цели,
Был пылкостью своей обьят...

Но в "свете" есть устав иной,
Для них верней законы лести,
"Он был не Байрон,он другой"
Поэт,он чтил законы чести....

***
Я не Пушкин и не Байрон,
Меня зовут Андрей or Simon.
Но сказать могу легко:
“Мне до Казановы далеко!”
Не везет по-прежнему в любви,
Душа болит, прям хоть кричи.
Я один в ночи гуляю,
Все хожу и все мечтаю.
И мечтаю об одном:
Вот если б были мы вдвоем.
Ты и я под звездным небом,
Наблюдали б закат с рассветом.
Я б стихи тебе читал,
И постоянно целовал,
От рук до губ и до пупка,
Но это все лишь болтовня.
А на деле ни шиша,
Придется слушать мне КиШа.


Псих
Эпиграф

Ты добр - в том твой небесный грех
Иль преступленье: ты хотел
Несчастьям положить предел,
Чтоб разум осчастливил всех!
Разрушил Рок твои мечты,
Но в том, что не смирился ты, -
Пример для всех людских сердец;
В том, чем была твоя свобода,
Сокрыт величья образец
Для человеческого рода!

Джордж Гордон Байрон «Прометей» отрывок

Кто добр сегодня на Земле?
Воистину, а не притворно?
В надрыв не истязая горло,
Гримас не строит на челе?
Мечты, разрушив взмахом длани,
Хозяин дня и ночи грани,
Печальный властелин паяцев,
Что можешь ты среди "богов"?..
Не воевать – а лишь кривляться,
Не воспевать же дураков!..
Пускай лишь символ – не творец,
Из жил души шатёр не строят,
Пусть образ твой – не образец,
Мудрец – порою, больший воин…
Бегущий - в беге ли призванье?
Куда азарт тебя заманит?
Остановись, подумай только,
Что в бесконечной битве толку?
Что стоит тело, что душа?
Коль продан весь за два гроша!
Ответь на все вопросы эти,
Учи их задавать других…
Мудрейшим станешь на Планете,
Или клеймо получишь – «Псих».

При использовании материалов с сайта, прямая ссылка на Афоризмов Нет обязательна!
© 2007—2017 «Афоризмов Нет» - афоризмы, цитаты, фразы, стихи, анекдоты, статусы, высказывания, выражения, изречения.
Все права на представленные материалы принадлежат их авторам. Написать администратору сайта. Карта сайта

aforizmov.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о