Содержание

Анализ «Демон» Лермонтов / LibAid.Ru — cайт-энциклопедия литературных произведений

Анализ «Демон» Лермонтов

«Демон» анализ произведения — тема, идея, жанр, сюжет, композиция, герои, проблематика и другие вопросы раскрыты в этой статье.

   ДЕМОН — герой «восточной повести» М.Ю.Лермонтова «Демон» (1829-1841). Образ восходит к библейскому мифу об изгнании из рая, содержание которого свободно-поэтически переработано Лермонтовым. В повести Д.— персонифицированный человеческий дух, наделенный божественным бессмертием.

    В характеристике Д. изначальный символический смысл приобретает его положение «изгнанника рая». Божье наказание состоит в том, что Д. обречен на скитания и вечное одиночество. Д., как «дух отрицанья», «дух сомненья», наделен исключительной зоркостью в отношении несовершенства мира. Его положение трагично: по своей природе он ничего не может принять на веру (до опыта), а в результате опыта (познания) разрушается целостность познаваемых явлений. Как некая мировая субстанция Д. выступает источником зла, но пребывает в постоянном взаимодействии с противоположным началом. Превращенный ангел, он помнит о временах райского блаженства. В сущности, представляемое Д. зло — это месть миру за его нетождественность идеалу красоты и совершенства. Следует добавить, что Д. Лермонтова не совпадает с христианско-библейскими источниками, не равен Люциферу или Сатане. Он — индивидуальный миф русского поэта.

    В основу повести легла идея о возможной перемене участи отщепенца Д. К началу действия Д. не удовлетворен предназначенной ему в мире ролью сеятеля зла, он утомлен и недоволен («зло наскучило ему»). Внезапно в его душе вспыхивает любовь к земной женщине — грузинке Тамаре. Сюжет строится на взаимодействии двух самостоятельных лиц — таинственного духа и обольщаемой человеческой души. Масштаб и напряженность чувств Д. соответствуют его безумной идее преодолеть божье проклятие, а символическим условием возвращения в утраченный рай является осуществление абсолюта в любовных отношениях с Тамарой.

    Характеризуя личность Д., Лермонтов выделяет в нем две определяющие черты: загадочную непостижимость и небесное очарование, перед которым не может устоять земная женщина. «Материализация» Д., воплощение духа в реальное существо дается в восприятии Тамары. Вопрос о реальности Д.— важнейший. Несомненно, для самого Лермонтова Д.— не призрак, не болезненная фантазия, но воплощение духа в осязаемых и видимых формах.

    Д. является земной Тамаре в ночное время, в ее снах. Он соотносится со стихией воздуха и проявляется как дыхание и «голос». Внешняя характеристика Д. отсутствует. Подобно фантому сновидений, он не только бесплотен, но и промежуточен по состоянию. В восприятии Тамары «ои… похож на вечер ясный: ни день, ни ночь,— ни мрак, ни свет!». В ее видениях Д. «скользит без звука и следа», «сияет тихо, как звезда», «зовет и манит». Тамару тревожит его «волшебный голос», «чудная нежность речей». Погубив своего соперника, жениха Тамары, Д. прилетает к ней навевать «сны золотые». Его песня (колыбельная по жанру) волшебным образом освобождает Тамару от земных тревог. Д. поет о жизни «неуловимых облаков», что в небе «ходят без следа». Отсутствие цели, безвольность движения, бесслед-ность исчезновения, безучастность ко всему пребывающему в мире — такие качества «облаков» моделируют своего рода идеальную форму существования. Эта жизнь без затрат, противоположная земному бытию, вызывает грезы о невозможном покое. Д.— ночное божество, магия которого связана именно с ночным временем. В его «колыбельной» присутствует эта распространенная в романтической традиции поэтизация ночного мира: «звуков» тишины, веянья ветерка, распускания ночного цветка. Таким образом, Д. предстает демиургом утопической вселенной, которая властно притягивает Тамару звуковой гармонией, чувственно-телесными ощущениями блаженства.

    В чем же демонизм (убивающее действие) «песен» Д.? Д. заражает душу Тамары тоской по тому, чего не бывает в действительности, обезволивает и внушает равнодушие ко всему земному. В его речах значительное место занимает отрицание жалкой краткой человеческой жизни, в которой невозможны «ни истинное счастье, ни долговечная красота». Отказаться от «земли», чего требует Д. от Тамары, на языке человеческих представлений означает этическое безразличие, губительное в мире людей. Д. развращает сердце Тамары новой красотой, в которой примиряются в странном единстве все оппозиции человеческого понимания мира: добро и зло, небо и ад. Смерть Тамары, которая поверила Д., проявляет до конца индивидуалистическую природу героя, сосредоточенного исключительно на своем положении и на своих страданиях. Эта смерть является одновременно разоблачением несостоятельности Д. и высшей точкой его отчаяния. Попытка героя вернуться к миру добра и красоты трагически оборвалась, и вину за неудачу Д. не может принять на себя одного.

    Авторское отношение к герою сложно. С одной стороны, в произведении имеется автор-повествователь, рассказывающий «восточную легенду» из давних времен, точка зрения которого не совпадает с индивидуальными позициями героев и отличается широтой и объективностью. На разных уровнях текста осуществляется авторский комментарий судьбы Д., в том числе на уровне сюжетной организации. Развязка романтической истории — Д. убивает Тамару своей любовью — воспринимается как форма суда над героем.

    С другой стороны, Д.— глубоко интимный образ поэта. Многие страстные медитации Д. перекликаются с лирикой Лермонтова и окрашиваются непосредственной авторской интонацией. Образ такого масштаба оказался созвучным исторической судьбе молодого поколения 30-х годов, к которому принадлежал Лермонтов. В Д. отразились неприкаянность этого поколения, его философские сомнения в правильности мироустройства, его искания абсолютной свободы, глубокая тоска по утраченным идеалам. В глубинах своего духа Лермонтов угадал и пережил многие стороны зла как определенного типа мировосприятия и поведения личности. Он угадал, например, демоническую природу мятежного отношения к миру при нравственной невозможности смириться с его неполноценностью. Лермонтов угадал также демонические опасности, таящиеся в творчестве, посредством которого человек может выйти из потока всего временного, преходящего, «мелкого», заплатив за это равнодушием к реальности. До конца жизни Лермонтов не смог освободиться от власти образа Д. над собой. Д. остался тайной. По мнению большинства исследователей, писавших о «восточной повести», Д. уходит из произведения таким же непроясненным, каким входит в него.

    Образ лермонтовского Д. был воплощен в опере А.Г.Рубинштейна «Демон» (1871-1872).В либретто П.А.Висковатова отсечены мотивы «познанья и свободы», вражды с небом, проигнорировано философское содержание поэмы. «Златокованый» лермонтовский стих значительно разбавлен низкопробными вставками. Огромный диапазон чувствований вселенского изгнанника сведен к обыденному любовному чувству, что превратило Д. в банального соблазнителя.

    Д. Рубинштейна заново обрел масштаб лермонтовского образа в трагических интонациях Ф.И.Шаляпина (1904), который сотворил «поверх» оперного текста образ духа отрицания, ищущего очищения любовью. Шаляпинский Д. берет начало в безднах личности самого артиста. Недаром он говорил: «Кто не слышал меня в Демоне, тот меня не знает».

    Другим воплощением героя Лермонтова стали полотна М.А.Врубеля «Демон сидящий» (1890), «Демон летящий» (1899), «Демон поверженный» (1902) и его акварельные иллюстрации к поэме (1891). Кисть мастера сотворила Д. из элементов стихий, из осколков гор и самоцветов, струй воды и бликов воздуха, отсветов огня, ночных теней и мерцания светил. У Врубеля Д. предстает воплощением вечной борьбы «мятущегося человеческого духа», не находящего ответа на свои сомнения ни на земле, ни на небе.

libaid.ru

"Демон" Лермонтова: анализ поэмы / Лермонтов М.Ю.

Поэма «Демон» имела для Лермонтова огромное значение. Он писал ее в течение всей жизни. Замысел ее относится еще к 1829 году, когда Лермонтову было 15 лет, а окончательно завершена она в 1841 году. Пять-шесть вариантов поэмы дают полное представление о созревании таланта поэта. Но творческая особенность художника такова, что и сам вариант появляется как совершенное художественное произведение, подготавливающее почву для более совершенного.

«Демон» - грандиозное сооружение, поглотившее всю лирику. И как написано! Несмотря на юность, поэт выражал себя во всех жанрах, но жанр поэмы - любимый, и здесь можно видеть не только ранние подражания пушкинским поэмам, но и прямое соперничество с ними. В течение всей жизни поэт убегал в мир кавказской природы. Здесь сосредоточилось все богатство лирического восприятия мира. Кавказ как «благорастворение воздухов», множество цветов, растений, гамма красок. Кавказ как представление о рае земном.

Эти картины предстают перед нами и в жизненно ясных образах, и в то же время они полны поэтической прелести: горы, благоухание цветов, лесов и лугов. Никто из русских романтиков не поднялся на такую высоту в поэтическом изображении Кавказа, как Лермонтов. Здесь и география (Казбек, Эльбрус, Арагва, Кура), здесь и небо Кавказа («черные ночи с огромными горящими звездами»), здесь дыхание Кавказа, его ласкающая теплота... И главный герой Лермонтова - Демон.

Вместе с тем в поэме постоянно присутствует идея греха, проступка и раскаяния. Трагедия Демона - это трагедия человека, не могущего преодолеть в себе демоническое начало. Демон не может стать ангелом добра. Красота природы, ее величие, благорастворение, спокойствие не могут не подействовать на Демона и не поколебать его ожесточения. Спасение герой видит в любви. Красота мира создает гармонию, которая располагает природу существа к прощению и любви. Но зло торжествует, и все, кто около этого духа зла, гибнут. Поэт был бы сусален и неубедителен, если бы действующие лица спаслись и вступили из мира необходимости в мир радости и всепрощения. Преступление и гибель реально существуют, и исцелить это вздохом и слезой едва ли возможно. Реальность вступает в борьбу с романтикой, и последняя не может победить. Но это не значит, что реальность непобедима вообще. Демон Лермонтова глубоко верит в то, что красота победит мир, спасет, завоюет его. Мир природы может обновить героя, и он обретет свободу, радость, умиротворенность.

Проблема зла и добра решается у Лермонтова по-своему. Победа добра над злом проходит быстро и бегло, а тема Духа зла и его страданий так поэтически мощно, сильно написана, что остается главенствующей. Лермонтовский Демон очеловечен. Дух отрицания и сомнения страдает от утраты смысла жизни, он ищет приложения своим огромным внутренним силам, но на пиру жизни ему нет места. Мучительно ощущает Демон Лермонтова свое одиночество. Выход герой хочет найти в любви, но и здесь чутье художника подсказывает невозможность счастья. Через романтическую форму «Демона» поэт показал психологическую трагедию людей 1830-х годов. Лермонтовский «дух отрицания» страдает отутраты смысла жизни. Образ Демона куда драматичнее, чем изображение Люцифера, Сатаны, Мефистофеля у поэтов,бравших эту тему. Лермонтов показывает олицетворенный демонизм, со всем тем, что свойственно человеческой природе, которую одолевают стремление к свободе, познанию и мрачный дух сомнения. Это не демон обычных представлений: он близок к человеку, исстрадавшемуся от гибельных страстей. Знание не принесло ему отрады, зло опостылело, эгоизм и отрицание не дали счастья Демону Лермонтова.

Лермонтов ощущает «черное» и «белое», поражение и торжество, добродетель и порок. Он знает, что это черты, присущие человеку. Но он хочет отрицать это, спорить с тем, что человек соткан из этих двух начал. Вот почему его Демон очеловечен и выпадает из ряда всей этой нечисти (Сатана и т. д.). Эти муки преодоления в себе демонического начала и есть главное настроение поэмы, ее пафос.

Поэма была так мощна и убедительна, что произвела переворот в области искусства по силе своего влияния на других художников. Врубель, углубившись в понимание сути Демона, остановился перед этим шедевром, не найдя для него реальных земных красок. Он создал целую гамму красок в результате обжига стекла, глины и металла. Вот почему так горели и переливались всеми цветами радуги крылья поверженного Демона. Рубинштейн написал оперу, воспроизведение которой на сцене представляет огромную трудность. Через этот искус пришлось пройти шедевру поэта, и приходишь к мысли, что это произведение, где в схватке над бездной оставлены борющиеся силы, ещеждет своего исследователя.

В поэме «Демон» раскрывается романтизм как основной принцип, стиль поэта. Лермонтов не расстался с романтизмом на протяжении всей жизни, как не расстался с «Демоном». Переступить черту романтизма ему не было дано. Если Пушкин сумел подчинить все богатство звуков, цвета, света реалистическому началу, то Лермонтов не захотел, и не успел, и не смог поверить в реализм. Романтизм для него остался высшим проявлением искусства.

Романтизм - стиль, такой же завершенный, как реализм. Но реализм не всегда давал ту почву, которая нужна человеку. Одиночество в реализме - крах, конец, беда. Одиночество в романтизме - лозунг, религия, символ веры. Романтик верит в светлое будущее души. Вот почему «романтизм - это душа» (Жуковский). Но это не только Жуковский. Это целая школа романтизма. Рядом с Лермонтовым надо поставить Герцена и Огарева. Все многообразие мысли того времени пронизано романтизмом, независимо от идеологической направленности персоналий. Они, двое мальчишек, которые «могли поместиться около ботфорта императора» (Герцен), угрожали крепостному строю России! И император подняться до них не смог. Вот это замечательный переход, ибо русское освободительное движение переживало романтизм. Во времена николаевского режима литература выступала с романтическим утверждением величия и славы человека. Вот она - диалектика! С одной стороны, символом 1840-х годов была казарма и канцелярия, с другой стороны, им противостояла вера в светлое будущее России.

Источник: Либан Н.И. Лекции по истории русской литературы: От Древней Руси до первой трети 19 в. / Вступ. статья и указатели А.В. Архангельской. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005.

classlit.ru

История создания поэмы "Демон" Лермонтова: интересные факты |LITERATURUS: Мир русской литературы

Тамара и Демон.
Иллюстрация А. Эберлинга
Поэма "Демон" является одним из самых известных произведений великого русского поэта и прозаика М. Ю. Лермонтова.  В этой статье представлена история создания поэмы "Демон" Лермонтова: интересные факты о произведении.

История создания поэмы "Демон" Лермонтова: интересные факты


Восемь редакций "Демона"

История создания поэмы "Демон" Лермонтова сложна и длительна.

Лермонтов начал писать поэму "Демон" в четырнадцать лет и продолжал работать над дней на протяжении всей жизни. Несмотря на многочисленные переработки, первая строка произведения - "Печальный Демон, дух изгнанья" - сохранилась с 1829 г. до окончательной редакции.

Существует восемь основных редакций поэмы "Демон". Первый набросок поэмы "Демон" (I редакции) относится к 1829 г. К февралю 1839 г. относят последнюю, VIII версию поэмы. Место действия первых пяти редакций неопределенно, но в них есть намеки на Испанию.

Ссылка Лермонтова на Кавказ

После пребывания Лермонтова в ссылке на Кавказе характер его "Демона" кардинально меняется: в тексте появляется описание кавказской природы, быта и нравов жителей Кавказа.

В феврале 1841 г. Лермонтов приезжает с Кавказа в Петербург и привозит начисто переписанную рукопись "Демона". Д. А.Столыпин, приятель Лермонтова, описывает эту рукопись так:

"Это была тетрадь большого листового формата, сшитая из обыкновенной белой писчей бумаги и перегнутая сверху донизу надвое. Текст поэмы написан четко и разборчиво, без малейших поправок и перемарок на правой стороне листа, а левая осталась чистою. Автограф этот поэт приготовил и привез с собою в Петербург, в начале 1841 г., для доставления удовольствия бабушке Елисавете Алексеевне Арсеньевой прочитать "Демона" лично, за что она и сделала предупредительному внуку хороший денежный подарок..." (Д. А. Столыпин - П. К. Мартьянову, 1892 г.)

Чтения у императрицы

В начале 1839 г. поэма привлекла внимание придворных кругов. Ею также заинтересовалась императрица Александра Фёдоровна. Исправленный и каллиграфически переписанный текст (VIII редакция поэмы) был прочитан императрице 8-9 февраля 1839 г. и возвращен автору:

"Один из членов царской фамилии пожелал прочесть "Демона", ходившего в то время по рукам, в списках более или менее искаженных. Лермонтов принялся за эту поэму в четвертый раз, отделал ее окончательно, отдал переписать каллиграфически и, по одобрении к печати цензурой, препроводил по назначению. Через несколько дней он получил ее обратно, и этоединственный экземпляр полный и после которого “Демон” не переделывался."(из воспоминаний А. П. Шан-Гирея)

Цензурное разрешение

Вскоре после чтения у императрицы поэма получает одобрение от цензуры (по данным исследователя В. Э. Вацуро). Цензурное разрешение выдается 11 марта 1839 года, но сам Лермонтов не спешит публиковать свое произведение.

После этого А. А. Краевский предлагает Лермонтову напечатать "Демона" по частям в "Отечественных записках", но Лермонтов настаивает на публикации текста целиком, а после и вовсе забирает рукопись из редакции. Судя по всему, Лермонтов не печатает поэму из-за особого отношения к ней. Для него это произведение является чем-то глубоко сокровенным.

Так как поэма не публикуется официально, она распространяется среди любителей литературы в виде списков (рукописных копий). Эти копии порой серьезно расходились между собой.


Первые публикации

При жизни Лермонтова поэма "Демон" не была напечатана. После смерти автора отрывки из поэмы были впервые напечатаны в "Отечественных записках (№6) в 1842 г.

Целиком поэма "Демон" была впервые издана в 1856 г. в Карлсруэ (Германия) генерал-адъютантом А. И. Философовым. Книга вышла тиражом 28 экземпляров. Важно отметить, что в этом издании был вырезан диалог Тамары с Демоном.

П. К. Мартьянов описывает историю публикации так: 

"Имея в виду, что поэма в полном объеме, по цензурным условиям, в русской печати появиться не может, генерал-адъютант Алексей Илларионович Философов, бывший воспитателем великого князя Михаила Николаевича и находившийся с ним за границей, возымел намерение издать "Демона" полностью в Карлсруэ. Баронесса А. М. Гюгель (урожденная Верещагина) — этот старый испытанный друг поэта, в гостиной которой возникла первая мысль об издании “Демона" за границею, предложила г. Философову находившийся у нее бахметевский список поэмы, и издание ее, при содействии протоиерея И. И. Базарова, было начато с этого списка у придворного типографа Баденского двора Гаспера..."
Вскоре в 1857 г. вышло второе карлсруйское издание "Демона", в котором диалог героев наконец был опубликован.

В России поэма "Демон" впервые была издана полностью в 1860 г. в собрании сочинений Лермонтова под редакцией Дудышкина. 


"Карлсруйские издания" как основные

Каким образом исследователи получили канонический, наиболее достоверный текст поэмы "Демон", известный нам сейчас? Для этого в основу канонического текста "Демона" положили карлсруйское издание 1856 г. (как более точное) и вставили в него диалог Тамары с Демоном из издания 1857 г.

Современные исследователи считают, что, пока другие рукописи "Демона" не найдены, поэма должна печататься по "карлсруйским изданиям".

Такова история создания поэмы "Демон" М. Ю. Лермонтова: интересные факты о произведении.


Смотрите: 
Все материалы по поэме "Демон"
Все материалы по творчеству Лермонтова

www.literaturus.ru

Лермонтов Демон

Над поэмой «Демон» Михаил Юрьевич Лермонтов начал работу в пятнадцать лет. На протяжении последующего десятилетия автор дорабатывал детали, вносил изменения и поправки в описания, но главные образы оставил нетронутыми. Для литературы XIX века было свойственно использование тематики нечистой силы, противопоставления образа Бога и Демона. При этом привычные понятия добра и зла меняются местами. Именно Бог выступает в роли тирана, требующего от человека полного подчинения своим законам. А Сатана, Люцифер или Демон, одна и та же сущность, называемая по-разному, является мятежником, противопоставляющим себя земным и божественным силам.

Часть I краткое содержание



Главный герой произведения — мятежный Демон, сосланный Богом на землю за неподчинение власти.

На протяжении многих веков он сеял зло на земле, упивался собственной силой, однако, и это ему наскучило. Демон одинок. Наслаждаясь великолепными пейзажами Кавказа, величием горных склонов, могучих рек, он испытывает лишь тоску, презрение и ненависть.

Отвлекает Демона от печальных мыслей случайно увиденная подготовка к празднику. Всегда печальный и мрачный дом, возведенный седым грузинским князем Гудалом, был богато украшен, Отовсюду слышалась музыка и веселый гомон гостей. Князь сосватал свою красавицу-дочь, прекрасную Тамару, за богатого жениха.

Последний танец, который невеста танцует на крыше дома, прощаясь с родными местами, привлек внимание Демона. Грациозная девушка, еще наполненная детским весельем, танцевала последний раз в отчем доме. Что Тамару ждет в чужой семье, она не знала. Только рассказы о том, что грузинская девушка после замужества становится рабыней, омрачала ее веселье.

Жених уже спешил навстречу невесте. С богатым караваном направлялся он в дом седого Гудала. На пути их стоит часовня, молитва у которой могла защитить от шальной пули или меча. Лукавый Демон отвлекает жениха от молитвы, навевая ему прекрасные образы молодой невесты. В ту же ночь на караван напали разбойники. В недолгом сражении молодой жених погибает. Верный конь приносит его тело к воротам Гудала.

Всю ночь Тамара провела в слезах, горюя о женихе. Как вдруг она услышала прекрасный голос, который произносил утешительные слова. Голос пообещал приходить к девушке каждую ночь, навевая золотые сны. Но прекрасный образ, представший перед Тамарой в утренних лучах, не принадлежал ни ангелу-хранителю, ни мученику. Над его головой не было нимба. Так Тамара поняла, что глазами, полными безграничной любви, на нее смотрит Демон.

Часть II краткое содержание



Измученная «лукавым духом», Тамара отвергла всех женихов, претендовавших на ее руку, и уговорила отца отправить ее в монастырь. Однако Демон не оставляет девушку и там. Ночами бродит он вокруг ограды, сомневается, стоит ли губить юную душу. Но любовь к Тамаре становится все сильнее, она влечет к себе. Демон испытывает давно забытые чувства, из его глаз даже катятся слезы, прожигающие камень.

Девушка, разрываемая противоречивыми чувствами, горячо молится о спасении своей души, и в то же время ждет ночного гостя. В один из вечеров Демон видит огонек лампадки в окне ее кельи и решается войти. Его душа наполнена добротой и любовью. Но, встреченный на пороге комнаты, ангел-хранитель пробуждает в Демоне чувство ненависти. Он заявляет свои права на девушку и прогоняет херувима.

Увлекаемая чувствами, Тамара просила не губить ее, на что получила ответ, что пусть в аду, но они должны быть вместе. И девушка сдалась. Едва уста Демона касаются губ красавицы, она умерает. Протяжный стон ее был слышен за пределами кельи.

В гробу Тамара лежала такая же прекрасная, как и при жизни. Ее глаза, казалось, спали. Лишь странная улыбка застыла на губах. Три дня и три ночи, согласно обычаю, двигалась похоронная процессия по горам. Остановившись на Казбеке, седой Гудал возвел храм в ее честь.

На небесах душу Тамары поднимал к раю ангел-хранитель. Он утешал ее, слезами смывая сомнения. Вдруг перед ними возник Демон, уверенно и дерзко воскликнувший «Она моя!». На что Ангел ответил, что Господь все видел и душа давно прощена.

История написания поэмы



Исследователи долгое время не могли определиться с датой окончания работы поэта над «Демоном». Известно, что начал работу он в 1829 году, причем первые строки оставались неизменными во всех последующих вариантах. Изучение копии, сделанной А.И. Философовым, позволило сделать вывод, что работа автора завершилась в 1839 году.

При жизни Лермонтова поэма не издавалась по различным причинам. Основной называют цензуру. Однако поэма пользовалась популярностью. Ее читали в рукописных вариантах, распространяли в списках. Это относится ко всем авторским версиям произведения, а их насчитывается восемь.

Только в 1842 году некоторые отрывки «Демона» были опубликованы в журнале «Отечественные записки». Полный текст впервые увидел свет в Германии, в 1856 году, ограниченным тиражом. Через год произведение было переиздано, однако, не имело того философского подтекста, как первая публикация. В России «Демон» был впервые опубликован в 1860 году.

Идея написания стихотворения о любви Демона к монахине появилась у Михаила Юрьевича в период обучения в пансионе. Первоначальный вариант имел всего 92 строфы. Ему предшествовало краткое описание событий и пояснение в прозе. Вторая редакция, датированная 1830 годом, была более полной. Однако, действие происходило среди неопределенного пейзажа, без указания конкретного места. Образы были обобщенными, отмечалось отсутствие художественной целостности.

Только в 1837 году, после пребывания на Кавказе, Лермонтов «переселяет» действующих героев именно туда, наделяет пейзаж характерными особенностями, а событиям придает национальный колорит. В 1838 году автор посвящает поэму Вареньке Лопухиной, оставляя за собой «тень сомнения», которая тревожила его душу.

В 1839-м поэт готовит окончательный вариант для цензуры. Он убирает из текста некоторые моменты, которые могли быть отвергнуты как «крамольные». Однако цензура так и не пропустила поэму к печати. Произведение ожидала та же участь, что и «Горе от ума» Грибоедова. Его популярность достигла небывалых высот еще до печатного издания.

Образ Демона в произведении



Лермонтов представляет главного героя непривычным мистическим существом. В поэме Демон имеет три облика. В самом начале это низвергнутое, уставшее от совершенного зла, презирающее все живое, одинокое существо. Демона терзают воспоминания о тех временах, когда беззаботным ангелом он мог еще верить, любить, сочувствовать. Наказание, заключенное не только в низвержении, но и в отсутствии забвения, ожесточило его. А зло, которое он нес людям на протяжении многих лет, опустошило душу.

Вторая сущность просыпается в Демоне после созерцания танца Тамары. Он приобретает черты призрачной красоты, вновь чувствует силу земной любви и страсти. Его целью становится возвращение в Божье царство, изменение судьбы. Любимой девушке он готов подарить вечность. Но на то, что ради этого ей придется умереть, Демон не обращает внимания.

Особым акцентом, привлекающим внимание на пробудившиеся чувства Демона, является слеза, скатившаяся по щеке. Однако Лермонтов не оставляет ему шанса на земное счастье, указав, что слезы прожигают камень. Одним из условий прощения является раскаяние, а Демон не ищет прощения и не прощает сам. Без этого все остается тщетным. Поэтому пробуждение в Демоне светлых чувств недолговечно.

Третий облик Демон обретает после встречи с ангелом в келье Тамары. Лермонтов представляет вниманию читателя злое и опасное существо, готовое пойти на все ради достижения собственной цели. В Демоне вновь просыпается гордыня, чувство собственничества. Для возрождения, возвращения в рай, освобождения от наказания Демон готов убить девушку. Те же черты присущи ему и во время борьбы за душу монахини после ее смерти. Однако, итогом всех его действий снова становится одиночество.

Философские вопросы, характерные для поэмы



Делать однозначные выводы о добре и зле по окончании прочтения «Демона» невозможно. Герои произведения не имеют прототипов, поэтому воспринимаются двояко. Хотя на многочисленные вопросы современников об образе Демона Михаил Юрьевич давал крайне уклончивые ответы, многие сделали вывод, что образ Демона автор писал с себя.

Однозначный вывод, который посещает читателя, заключается в том, что любое разрушительное действие губительно для человека. Кроме этого, в поэме ставятся следующие философские вопросы:


Демон является проявлением абсолютного зла или это жертва несправедливости;

для чего автор отправляет душу монахини в рай, по первоначальной задумке или же в угоду романтическому настроению общества;

смирился ли Демон со своей участью в конце поэмы и многие другие.


Уникальное произведение, позволяющее читателю делать самостоятельные выводы о добре и зле, содержит яркие образы, лирические отступления, описания природы, изложено простым и понятным языком. В то же время «Демон» наполнен пафосом, романтизмом и многочисленными философскими размышлениями.

gfom.ru

Анализ поэмы Лермонтова Демон

Главной темой произведений Лермонтова выступает личность, и её конфликт с окружающим миром. Мятежные герои тщетно борются с действительностью, но в конечном итоге, обречены на одиночество. Лермонтов противопоставляет свободе гнет самодержавия. В результате главные герои произведений одиноки, сломлены и бессильны в своих попытках изменить действительность.

Поэма «Демон» является одной из любимых в творчестве автора, написана она была на основе старинной Кавказской легенды. Произведение насыщено эпитетами и сравнениями, пронизано духом романтизма, наполнено яркими образами героев. Лермонтов добавил в поэму зарисовки удивительной кавказской природы со всем её многообразием.

В поэме прослеживается не только противостояние главного героя и мира, но присутствует внутренний конфликт Демона с самим собой. Не признававший идей мироздания, обладающий мятежным духом ангел был изгнан Богом из рая и обречен на вечные скитания. Обладая сильным духом, Демон не в состоянии освободиться от собственных пороков, его терзают внутренние противоречия, даже зло, которое он совершает, наскучило ему. Веди при свойственном Демону презрении к окружающему миру, он невольно тянется к людям. Благодаря описанию душевных терзаний своего героя, читатель невольно сочувствует ему.

Лермонтовский Демон очеловечен, тем самым автор хотел показать противоречия, присутствующие в людях. В то же время одиночество и страдание главного героя отражает недовольство народа политическим строем того времени. Ведь в обществе тогда уже нарастал протест, народ не желал мириться с деспотизмом властей.

Утративший смысл жизни Демон находит его в любви к прекрасной Тамаре, которая олицетворяет собой добродетель, чистоту, искренность, непосредственность. Он стремится обрести душевный покой, воссоединившись с объектом своей любви. Ему кажется, что это сильное чувство способно подарить им свободу и гармонию, поэтому обещает женщине вечность в обмен на отказ от всего земного. Однако его любовь эгоистична и поэтому обречена. Преследуя свои цели, он обрекает на верную гибель жениха возлюбленной.

Тамара поддается искусителю, не предвидя губительный финал. Но любовь Демона разрушительна, отдавшись ему, женщина погибает. После смерти явившийся ангел забирает душу Тамары в рай, обрекая Демона на одиночество и дальнейшее скитание. Душа Тамары же очищается её страданиями, раскаянием и искренней любовью.

В конце произведения герой проклинает свои мечты, ведь попытки изменить свою жизнь и самого себя, потерпели крах. Как и в большинстве рукописных творений Лермонтова, в финале – грусть, скорбь, разбитые надежды, не воплотившиеся в реальность мечты главного героя, который остаётся совсем один.

В противоречивом отношении к миру Демона выражается любовь Лермонтова к России и одновременно ненависть к самодержавию. Поэта переполняет восхищение прекрасной природой родной страны, он с упоением описывает в произведении её величие и красоту. Но автора гнетёт судьба свободолюбивого русского народа, вынужденного терпеть политический уклад того времени.

Недаром над поэмой Михаил Юрьевич трудился около двенадцати лет, ведь на основе этого нетленного произведения Рубинштейном была создана опера, а Врубелем написаны картины «Демон сидящий», «Демон летящий» и «Демон поверженный», причём первая из перечисленных выше картин представлена в Третьяковской галерее в Москве.

Таким образом, величайшее творение Лермонтова нашло отражение в работах других гениев.

Сочинение Анализ

В 1829 году юношеские порывы возвышенной души выливаются на бумагу написанием «Демона». На протяжении последующих десяти лет, автор дописывал и переписывал произведение - известно восемь вариантов поэмы. Детали сюжета и обстановка менялись, но неизменным оставался образ главного героя – гордого сверх меры, разочарованного и презирающего. Вечная борьба добра со злом идущая от сотворения мира, противопоставление личности гнетущему общественному мнению, сказания народов Кавказа – вот фундамент гениального произведения.

В душе автора присутствует понимание причины проблемы. Раскрывая образ Демона Лермонтов ясно проявил новые взгляды и веяния о противопоставлении личности гнету тирании. Которые тревожили умы и сердца современников. Лермонтовский Демон, главный герой поэмы, показан человечным и возвышенным. Вызывает у читателя не страх или неприятие, а сострадание и сочувствие, а где – то даже жалость. Наказанный бессмертием и изгнанный за восстание. Страдающий в изгнании и томящийся по душевному теплу, без цели, в забытьи странствуя на стыке реальностей Демон парил в вышине. Тамара говорит о нем

Он был похож на вечер ясный:
Ни день, ни ночь - ни мрак, ни свет!..

Изгнанный скиталец не конкурент Всевышнего, не смутьян, разрушающий равновесие в мире, не злодей. Лермонтов явил героя, страдающего от несправедливости миропорядка, мучающегося противоречиями, окружающими его. Нет справедливости в мире, который видит. Такое бесконечное прозябание изматывает гордого Демона, иссушает. А он повинен нести муки человечеству

«сеял зло без наслажденья
.. Он не встречал сопротивленья –
И зло наскучило ему».

Демон жаждал согласия с высшей властью, низвергнувшей в этот мир, обновления. Прикосновение к чистой душе стало бы спасением. Неожиданное столкновение с Тамарой будто ответ на устремления героя. Демон с открытым сердцем пришел на встречу

И входит он, любить готовый,
С душой, открытой для добра,
И мыслит он, что жизни новой
Пришла желанная пора.

Одинокое существование без любви ничего не стоит. Он так жаждет обретения родственной души, увлекает и соблазняет девушку нежными словами

Я дам тебе всё – всё земное -
Люби меня!

Демон приходит в покои героини с чистыми помыслами, а его отталкивают и снова вынуждают играть партию соблазнителя. Прощения неба нет. Рядом с возлюбленной Ангел - обвиняет в злом умысле, называет пришедшего порочным. Униженный и оскорблённый Демон теперь уже борется за Тамару не из любви, а из стремления подтвердить собственные силы и победить Ангела.

И вновь в душе его проснулся
Старинной ненависти яд.

Герои выбирают влечение и получают страдания. Главная героиня скончалась, а душа «молитвой ужас заглушая» находит прибежище в объятиях Ангела. Нравственное возрождение Демона провалилось. Он раздавлен и повержен

И проклял Демон побеждённый
Мечты безумные свои.

Современники поэта часто задавались вопросами и мыслями о первопричине несправедливости мироустройства. Почему такая дисгармония в мире. Поэт сопереживает главному герою, но одновременно и порицает за пренебрежение и озлобление. «Вечный ропот человека» самоуверенное стремление быть выше сил природы – вот трагедийная основа как представляет в поэме автор. Противоречивый Демон увлёк следующие поколения читателей. Поэма послужила вдохновением последующим талантливым художникам, поэтам и писателям.

Анализ стихотворения Демон поэма по плану

Демон поэма

Возможно вам будет интересно

  • Анализ стихотворения Пушкину Есенина

    В этом стихотворении представлены мысли Есенина, слова, которые бы он сказал своему гениальному предшественнику – Пушкину. Как будто Сергей стоит на Тверском бульваре, где до сих пор находится памятник поэту

  • Анализ стихотворения Полонского Блажен озлобленный поэт

    В этом стихотворении воспевается поэт, а также его озлобленность, как свойство, присуще не только ему, но всем его современникам. С первых строк автор заявляет что поэт, будь он даже злобным, блаженен, то есть почти свят.

  • Анализ стихотворения Сад Ахматовой

    Произведение является одной из составных частей поэтического сборника «Вечер», представленного поэтессой в качестве дебютного.

  • Анализ стихотворения На железной дороге Фета

    Афанасий Афанасьевич Фет начал описывать путешествия по железной дороге только спустя восемь - девять лет после ее появления. Современники Фета расценивали тему путешествий, как совершенно новую и интересную.

  • Анализ стихотворения Пушкина Зимний вечер 5, 6 класс

    Стихотворение написано Александром Сергеевичем Пушкиным в ссылке, вдали от своих друзей поздним зимним вечером. Одиночество и несвобода угнетали поэта. Из родных с ним была только его няня. Все свои дни он читал и работал.

sochinite.ru

Демон (поэма) — Википедия РУ

«Демон» — поэма Михаила Юрьевича Лермонтова, над которой поэт работал в течение десяти лет — с 1829 по 1839 год. Из-за цензурных запретов произведение долгое время не допускалось к печати и распространялось в списках, в которых были представлены как его ранние, так и поздние версии; всего, по данным исследователей, насчитывалось восемь авторских редакций «Демона». В 1842 году в журнале «Отечественные записки» были опубликованы отрывки из поэмы. Первое полное издание произведения состоялось в Германии в 1856 году, в России — в 1860-м.

Сюжет

Герой поэмы — летящий над миром «печальный Демон, дух изгнанья» — с высоты наблюдает за земными пейзажами, но ни Кавказские горы, ни Терек, ни пещеры, ни чинары не вызывают в нём никаких чувств, кроме холодного презрения. Внезапно внимание Демона приковывает к себе княжна Тамара — дочь седого Гудала. В его большом доме идёт подготовка к свадьбе — юная Тамара должна стать женой властителя Синодала, направляющегося с богатым караваном на брачный пир. Однако молодому князю не суждено добраться до свадебного стола: в пути на его караван нападают абреки, и конь приносит «удалого жениха» к воротам дома Гудала уже мёртвым[1].

Для Тамары всё происшедшее оборачивается потрясением. Её рыдания прерывает «волшебный голос», который произносит слова утешения и обещает прилетать к ней вновь и вновь. С этого момента юная княжна теряет покой. Понимая, что её «терзает дух лукавый», Тамара просит отца отправить её в монастырь. Но и в келье дочь Гудала постоянно слышит манящую речь. Наконец Демон, долго наблюдающий за своей избранницей, решает появиться в её обители. Ангел-хранитель Тамары безуспешно пытается преградить визитёру путь — тот чувствует себя хозяином ситуации. Демон клянётся юной красавице в любви и обещает сделать её «царицей мира». Тамара откликается на его порыв и умирает в его объятиях. Гудал хоронит дочь возле храма, стоящего на высокой скале[1].

История создания и публикации

Замысел поэмы о монахине, в которую влюблены одновременно Ангел и Демон, возник у пятнадцатилетнего Лермонтова во время учёбы в университетском благородном пансионе[2]. В первых, самых ранних версиях произведения отсутствовало конкретное место действия — история происходила на фоне «условного романтического пейзажа». В процессе работы усложнялись и сюжет, и образы героев, появлялись различные вариации диалогов между персонажами. Примерно в 1837 году Лермонтов «переселил» действующих лиц поэмы (получившей второе название — «Восточная повесть») в Грузию, насытил произведение деталями кавказского быта, добавил этнографические элементы. В 1838-м поэт подарил своей возлюбленной Варваре Лопухиной авторскую рукопись с посвящением: «Я кончил — и в груди невольное сомненье!»[3].

  Второй лист автографа-посвящения к поэме «Демон» с рисунком Лермонтова

Несмотря на посвящение, работа над поэмой продолжалась вплоть до февраля 1839 года[3]. В марте «Демон» был представлен в цензурное ведомство. Цензор Александр Никитенко, на рассмотрении которого оказалась рукопись, собственноручно удалил из текста многочисленные «крамольные» фрагменты; тем не менее в итоге он дал разрешительный вердикт[4]. Однако позже цензура объявила о недопуске «Демона» к печати. По словам литературоведа Анны Журавлёвой, лермонтовская поэма в определённом смысле повторила судьбу другого запрещённого произведения — грибоедовской комедии «Горе от ума»: и то, и другое обрело известность в российском литературном сообществе задолго до выхода первого издания благодаря чтению в кружках и распространению в списках[5].

Исследователям известно как минимум о восьми вариантах «Демона». Поскольку при жизни автора поэма не была опубликована, текстологи так и не пришли к единому мнению относительно того, какую редакцию следует считать канонической[6]; рукописи, передававшиеся друзьями и знакомыми поэта, нередко оказывались комбинированными, собранными из разных версий. В 1842 году, уже после смерти Лермонтова, отрывки из поэмы появились в журнале «Отечественные записки». Впервые полный текст произведения увидел свет в Германии в 1856 году; четырьмя годами позже полный вариант «Демона» вышел и в России[3].

Отзывы и рецензии

По мнению литературоведов, запрет поэмы способствовал росту её популярности, поэтому современники Лермонтова в основном давали «Демону» весьма высокие оценки. Так, большим поклонником лермонтовского произведения являлся литературный критик Виссарион Белинский, отмечавший в одной из своих статей, что, несмотря на «некоторые художественные несовершенства», «мысль этой поэмы глубже и зрелее, чем мысль „Мцыри“». Белинский был настолько впечатлён «Демоном», что для своей невесты — Марии Васильевны Орловой — подготовил своеобразный подарок: переписал текст поэмы в отдельную тетрадь и отдал её в переплётную мастерскую[7]. Другой критик — Василий Боткин — в одном из писем упоминал, что в образе Демона присутствует «отрицание духа и миросозерцания, выработанного средними веками»[3].

Читатели и рецензенты 1860-х годов оказались более сдержанными в оценках, чем их предшественники. Поэма была напечатана в России в ту пору, когда интерес к бунтарским страстям заметно снизился — на смену романтическим персонажам пришли реалистические герои[7]. По словам литературоведа Ирины Роднянской, «шестидесятники и семидесятники „Демона“ заземлили»[3]. К примеру, публицист Варфоломей Зайцев, отзывавшийся о Лермонтове как о кумире «провинциальных барышень» и «пятигорском фате», в статье, посвящённой творчеству Михаила Юрьевича, с помощью язвительного пересказа поэмы продемонстрировал нелогичность действий главного героя; сам сюжет произведения показался рецензенту лишённым здравого смысла. Беллетрист Андрей Новодворский, развивая тему, включил в свою повесть «Эпизод из жизни ни павы, ни ворона» сцену, в которой возле находящегося при смерти Демона собрались его литературные «дети» — Григорий Печорин, Дмитрий Рудин и Евгений Базаров[8][3].

Образы героев

По замечанию литературоведа Анны Журавлёвой, ключевыми словами, определяющими характер Демона, являются «печальный» и «изгнанье». Неприкаянность главного героя во многом связана с тем, что, изгнанный из рая, он не нашёл себе места ни в аду, ни во вселенской пустоте. Рассказывая Тамаре о своих полётах в «эфире», Демон признаётся: «И скрылся я в ущельях гор; / И стал бродить, как метеор». Герой бесплотен; в ранних вариантах поэмы Лермонтов упоминал про его чёрные глаза, но позже изъял из текста эту подробность — вместо сенсорного органа, которым наделены живые существа, появился взор — «неотразимый, как кинжал». В то же время поэт оставил герою вполне материальный «аксессуар» — крылья. Ими Демон «рассекает воздух»; они же иногда опускаются от бессилья. Нескончаемый полёт соотносится с вечным одиночеством персонажа. Поэт Райнер Мария Рильке признавался, что его первое впечатление после чтения «Демона» было связано с «чувством крыльев, возникающим от близости облаков и ветра»[9].

Будучи неземным существом, Демон влюбляется в смертную девушку. С того момента, как его взор падает на Тамару, окружающие её пейзажи становятся иными. Мир, прежде нагонявший на героя скуку, обретает краски и звуки — в нём расцветают розы, звенят горные ручьи, шумит молодая листва[10]. С появлением Тамары романтические интонации поэмы начинают соседствовать с реалистическими зарисовками, воспроизводящими обстановку в доме Гудала и рассказывающими о настроении и переживаниях юной княжны[11]. История любви фантома и земной красавицы — это история о «неодолимой и гибельной силе рока», в которой жертвой оказывается не только Тамара, но и погубивший её Демон, страсть которого сталкивается с «силой, гораздо более могущественной, чем он сам»[12].

Герои поэмы не имеют прототипов, однако исследователи указывают на некоторые эпизоды из биографии Лермонтова, позволяющие предположить, что в сознании его современников образ Демона соотносился с характером поэта. Так, однажды писатель Владимир Одоевский поинтересовался у автора произведения, с кого был списан главный герой; Лермонтов в ответ иронично заметил: «С самого себя, князь, неужели вы не узнали?»[13]. Есть сведения, что после знакомства с поэмой великий князь Михаил Павлович задал риторический вопрос: «Я только никак не пойму, кто кого создал: Лермонтов ли — духа зла или же дух зла — Лермонтова?»[2]. Свидетельством того, что поэт ощущал внутреннюю близость к своему герою, являются строки из стихотворения Михаила Юрьевича «Я не для ангелов и рая…» (1831), которое исследователи воспринимают как некий эскиз к эпилогу «Демона»:

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой[14].

Жанр. Литературные параллели

  Гюстав Доре. Иллюстрация к поэме Дж. Мильтона «Потерянный рай». 1866

Жанровое своеобразие «Демона» заключается в том, что произведение соединило в себе романтическую поэму, балладу и лермонтовскую лирику[15]. Так, элементы баллады появляются уже в истории с гибелью Тамариного жениха, который, торопясь на брачный пир, пренебрегает обычаями предков и не останавливается помолиться у придорожной часовни. По законам жанра, подобное попрание традиций чревато немедленным наказанием. Но в данном случае речь идёт не только о проступке молодого князя, но и о незримом вмешательстве в его судьбу Демона, решившего устранить счастливого соперника: «Его коварною мечтою / Лукавый Демон возмущал: / Он в мыслях, под ночною тьмою / Уста невесты целовал»[16]. Из баллады вырастает романтическая поэма с её «необъятным космосом», а в монологах Демона звучат отголоски «общей драмы лирического героя лермонтовской поэзии»[17].

Сам образ падшего ангела, взбунтовавшегося против Творца и получившего за свой мятеж участь вечного скитальца, в литературе не нов: предшественниками лермонтовского героя были байроновский Люцифер («Каин»), гётевский Мефистофель («Фауст»), мильтоновский Сатана («Потерянный рай») и другие персонажи[18]. Но если, к примеру, местом действия «Потерянного рая» является некое метафизическое пространство, то история Демона происходит на фоне земного — кавказского — пейзажа, среди гор. Возможно, здесь сказалось влияние Василия Жуковского, в балладах которого пейзажи «отличались явно повышенной гористостью»[19].

Образ Демона в живописи, литературе и музыке

  М. А. Врубель. Тамара и Демон. Иллюстрация к поэме М. Ю. Лермонтова. 1890

Если в 1860-х годах отношение к «Демону» в среде литературных критиков было зачастую скептическим, то ближе к концу XIX века — на фоне растущего интереса к русской поэзии — поэма и её герой вновь обрели актуальность[8]. «Реабилитация» произведения во многом состоялась благодаря художнику Михаилу Врубелю, создавшему образ Демона в тридцати иллюстрациях к юбилейному двухтомнику Лермонтова и написавшему картины «Демон сидящий» (1890), «Демон летящий» (1899) и «Демон поверженный» (1901—1902). Врубелевский герой, с одной стороны, напоминает античных титанов, обладающих властью над миром; с другой — это, по замечанию философа Василия Розанова, некое стихийно-языческое существо, близкое древнегреческому богу Пану[3].

Образ Демона был интересен Александру Блоку, который назвал его «первым лириком». Исследователи отмечают, что в блоковском стихотворении «К Музе» присутствует перекличка с лермонтовской поэмой — речь, в частности, идёт о строчках: «И такая влекущая сила, / Что готов я твердить за молвой, / Будто ангелов ты низводила, / Соблазняя своей красотой…» Своеобразной литературной реминисценцией является и написанное в 1916 году стихотворение Блока «Демон», в котором получают продолжение монологи лермонтовского героя: «Я пронесу тебя над бездной, / Её бездонностью дразня…»[3].

В 1875 году в Мариинском театре состоялась премьера оперы Антона Рубинштейна «Демон», либретто к которой написал историк литературы Павел Висковатов. Как отмечали исследователи, опера несколько приглушила мятежность главного героя, но при этом «усилила орнаментальность» лермонтовской поэмы[8]. В разные годы к сюжету лермонтовского произведения обращались также Борис Фитингоф-Шель (опера «Тамара», 1886), Павел Бларамберг (музыкальные картины на тему «Демона», 1869) и другие композиторы[20].

Сатирические переложения

Во второй половине XIX столетия в России появилось около двух десятков сатирических переложений и переделок «Демона» — иногда они создавались для полемики с оппонентами, иногда выполняли роль пародий. Так, поэт Василий Курочкин использовал лермонтовскую поэму для написания сатирического портрета журналиста Виктора Аскоченского: «Печальный рыцарь тьмы кромешной, / Блуждал Аскоченский с клюкой, / И вдруг припомнил, многогрешный, / Преданья жизни молодой». Поэт Дмитрий Минаев в 1880 году написал современную вариацию на тему «Демона», сохранив интонацию и ритм первоисточника: «Печальный демон, дух изгнанья, / К земле направил свой полет, / Печальный демон, но не тот, / Что у Ефремова в изданьи». На рубеже XIX и XX столетий изменённые монологи и признания лермонтовского героя, вкладываемые в уста политических деятелей России, нередко публиковались на страницах сатирических изданий[21].

Примечания

  1. 1 2 Журавлёва, 2002, с. 161—171.
  2. 1 2 Бондаренко, 2013, с. 327.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Найдич, 1981, с. 130—137.
  4. ↑ Вацуро, 1981, с. 607—609.
  5. ↑ Журавлёва, 2002, с. 157.
  6. ↑ Пряхин, 2000, с. 444.
  7. 1 2 Журавлёва, 2002, с. 160.
  8. 1 2 3 Журавлёва, 2002, с. 161.
  9. ↑ Журавлёва, 2002, с. 161—163.
  10. ↑ Журавлёва, 2002, с. 166.
  11. ↑ Журавлёва, 2002, с. 169.
  12. ↑ Журавлёва, 2002, с. 171—172.
  13. ↑ Бондаренко, 2013, с. 326.
  14. ↑ Журавлёва, 2002, с. 168.
  15. ↑ Журавлёва, 2002, с. 172.
  16. ↑ Журавлёва, 2002, с. 170.
  17. ↑ Журавлёва, 2002, с. 172—173.
  18. ↑ Найдич, 1981, с. 130.
  19. ↑ Журавлёва, 2002, с. 164—165.
  20. Гозенпуд А. Опера Рубинштейна «Демон» (неопр.). Классическая музыка. Дата обращения 10 февраля 2017.
  21. ↑ Гиреев, 1981, с. 497—498.

Литература

  • Бондаренко В. Г. Лермонтов: Мистический гений. — М.: Молодая гвардия, 2013. — 574 с. — ISBN 978-5-235-03638-3.
  • Вацуро В. Э. Цензура // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 607—609. — 746 с.
  • Гиреев Д. А. Сатирические переложения // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 497—498. — 746 с.
  • Журавлёва А. И. Лермонтов в русской литературе. Проблемы поэтики. — М.: Прогресс-Традиция, 2002. — 288 с. — ISBN 5-89826-021-8.
  • Найдич Э. Э., Роднянская И. Б. «Демон» // Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) / Главный редактор В. А. Мануйлов. — М.: Советская энциклопедия, 1981. — С. 130—137. — 746 с.
  • Примечания к поэмам // М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений в десяти томах / Руководитель издательского проекта Г. В. Пряхин. — М.: Воскресенье, 2000. — Т. 4. — ISBN 5-88528-255-2.
  • Цветаева М. Н.; Сокурова О. Б. Некоторые аспекты духовно-эстетической проблематики Серебряного века в творчестве М. Врубеля и А. Блока // Актуальные проблемы теории и истории искусства: сб. науч. статей. Вып. 7. / Под ред. С. В. Мальцевой, Е. Ю. Станюкович-Денисовой, А. В. Захаровой. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2017. С. 636–645.

www.http-wikipediya.ru

Анализ поэм Лермонтова Михаила Юрьевича

Жанр поэмы — один из любимейших в творчестве Лермонтова. Он написал около 30 поэм, законченных и незаконченных, не считая нескольких редакций одной и той же поэмы и несохранившихся поэм. Эти произведения различаются по тематике, сюжетам и стилю. Некоторые поэмы кажутся «близнецами» (например, цикл «восточных» поэм, написанных в первой половине 1830-х гг.), а некоторые, несмотря на то, что создавались почти синхронно, резко различаются (таковы « Песня про купца Калашникова» и «Демон»),

Большинство поэм не были опубликованы при жизни Лермонтова, несмотря на их внешнюю завершенность. Дело в том, что именно жанр поэмы стал постоянной творческой лабораторией поэта. После 1837 г. он печатал почти все, что было создано им в лирике и прозе, но продолжал писать поэмы, которые заведомо не предназначались для печати. Это поэмы «для себя», «поэмы-наброски», художественный резерв, служивший Лермонтову эквивалентом записной книжки. То, что другие писатели обычно хранят в форме отдельных коротких записей, строк-фрагментов, он хранил в форме завершенных произведений. В поэмах Лермонтов много экспериментировал, осваивая образный словарь романтизма, учился мастерству сюжетосложения и психологических характеристик.

Некоторые из ранних поэм, созданные в 1828-1830 гг. («Черкесы», «Кавказский пленник», «Корсар», «Преступник», «Две невольницы»), были перепевами поэм Пушкина и Байрона, Бестужева и Козлова. Это произведения, игравшие роль «дверей», через которые в сознание юного поэта проникали жизненные и литературные впечатления. Он использовал готовые художественные конструкции для того, чтобы самому запечатлеть в слове поразившие его ситуации, характеры, почерпнутые из столь не похожего на реальную жизнь мира романтической литературы. Поэмы «Исповедь», «Каллы», «Аул Бастунджи», «Литвинка», «Боярин Орша», «Сашка» постигла участь поэтического «блокнота», в котором идеи, образы, отдельные стихи и даже строфы хранились, чтобы со временем превратиться в образы-«фавориты» и идеи-«фавориты».

Среди поэм Лермонтова выделяются три произведения, ставшие классикой жанра: «Песня про купца Калашникова», «Мцыри» и «Демон».

Поэма «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» (часто используется ее сокращенное название — «Песня про купца Калашникова») — первая поэма Лермонтова, опубликованная им самим в 1837 г. «Песней...» он включился в разгоравшиеся споры о народнопоэтическом творчестве, о том, что должно стать предметом изображения в истинно народной поэзии. Поэма, несмотря на свою необычность, непохожесть на романтические поэмы, находится в русле романтической поэзии: ведь интерес к истории, в частности к средневековью, был характерен именно для романтиков.

Действие в поэме относится к XVI в., к эпохе Ивана Грозного, которая запечатлена во многих памятниках устного народного творчества, прежде всего в произведениях, получивших распространение именно в XVI в., — в исторических песнях (этот эпический жанр сменил более древний — былины). В основе сюжета поэмы — событие, вполне вероятное для эпохи Ивана Грозного, причем некоторые факты, возможно, были почерпнуты поэтом из «Истории государства Российского» Н.М.Карамзина: в IX томе, посвященном царствованию Ивана IV, упоминается о некоем чиновнике Мясоеде-Вислом и его жене, обесчещенной опричниками.

Историческая эпоха в поэме предстает в фольклорной интерпретации. Один из источников «Песни...» — народная песня о Мастрюке Темрюковиче из знаменитого сборника «Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым» (1818). Лермонтов был знаком также с вариантами песни о Мастрюке, записанными известным собирателем и издателем народных песен П.В.Киреевским. Из песен о Мастрюке поэт заимствовал имя главного героя (в народных песнях говорится о «детях Калашниковых», братьях Калашниковых). Но дело даже не в отдельных заимствованиях или тематических перекличках между лермонтовской поэмой и фольклорными произведениями. Главное в том, что Лермонтов использует фольклорные принципы создания характеров. Он не стремится к многостороннему изображению своих героев ( «царя грозного», Кирибеевича, Калашникова), а выделяет в них главное. В частности, в Кирибеевиче и Калашникове подчеркнуты качества, делающие их героями-антагонистами. Образ бесстрашного купца Калашникова, не побоявшегося вступить в конфликт с любимым опричником царя и фактически с самим царем, создан в соответствии с традицией разбойничьих песен. Фигура Кирибеевича и связанная с ним лирическая линия его «беззаконной» любви к чужой жене ведут к одному из самых распространенных жанров народной поэзии — протяжной песне.

Конфликт «удалого опричника» и купца Калашникова оценивается с народной точки зрения. Ее выражают в поэме условные певцы-сказители, поющие или «сказывающие» песню на «старинный лад», «под гуслярный звон». Калашников олицетворяет героическое начало в русском национальном характере. Он бунтарь, не только мстящий за поруганную честь жены, но и отстаивающий народные представления о нравственности, о чести и достоинстве человека. Калашников, как и многие герои фольклорных произведений, — безусловно положительный герой. Кирибеевич — герой отрицательный, певцы относятся к нему с осуждением: ведь он попирает нравственные принципы, выработанные народом. Для него, верного царского опричника, нет ничего святого, кроме воли царя и собственных желаний. Он тоже, как и Калашников, «удалой молодец», но его удальство разрушительно, безнравственно и потому, с точки зрения сказителей, достойно наказания.

Лермонтов не имитирует какие-то конкретные жанры и стилевые формы фольклора. Он говорит в поэме языком народной поэзии, стараясь выразить свое, но близкое к народному понимание эпохи Ивана Грозного. Лермонтов не принял концепции Карамзина и славянофилов, считавших деспотизм Грозного следствием извращенности его характера, а попытался восстановить облик царя таким, каким его сохранила народная память в исторических песнях, созданных в XVI в.

Образ Ивана Грозного — центральный образ первой части поэмы. Здесь царь предстает как грозный, гневный, своенравный, подозрительный деспот — в полном соответствии с трактовкой Грозного в официальной историографии. Существенная «поправка» в эту трактовку внесена Лермонтовым в третьей части поэмы, где царь не только грозен и жесток. Посылая на плаху Калашникова за «злой умысел» против его любимого опричника, царь оказывается по-своему мудрым и справедливым: он судит купца прежде всего за то, что тот нарушил «правила игры» — правила кулачного боя, в котором убить можно было только невзначай, «нехотя», демонстрируя свою силушку молодецкую, а не «вольной волею», то есть заранее задумав убийство. Не столько месть за Кирибеевича, сколько справедливость движет царем, что подтверждается своеобразным признанием силы и удали Калашникова: царь готов пожаловать своей милостью его семью. Характер Грозного — единственный в поэме характер, изображенный не однолинейно, не схематически, его нельзя однозначно оценить как положительный или отрицательный.

Кирибеевич и Калашников — вариации героев лермонтовских романтических поэм. Главная черта Кирибеевича — ничем не ограниченное индивидуалистическое начало. Этот герой — своеобразный вариант демона в фольклорно-песенном освещении. Его предшественниками были персонажи ранних поэм Лермонтова, прежде всего Демон первых шести редакций поэмы «Демон». Калашников продолжил линию героев-бунтарей и мстителей (Вадима из поэмы «Последний сын вольности», Арсения из «Боярина Орши»). Но бунт Калашникова, в отличие от бунта героев ранних поэм, мотивирован тем, что он защищает конкретные ценности: честь семьи и народные представления о нравственности. Калашников осознает, что люди, собравшиеся посмотреть на кулачный, бой, сочувствуют ему. И после смерти он, похороненный «между трех дорог», продолжает жить в памяти народной:


И проходят мимо люди добрые:
Пройдет стар человек — перекрестится,
Пройдет молодец — приосанится,
Пройдет девица — пригорюнится,
А пройдут гусляры — споют песенку.


Калашников предстает эталоном справедливости и добра, тогда как Кирибеевич — эталоном безнравственности и зла.

В «Песне про купца Калашникова» Лермонтов показал различные типы индивидуального бунта. Заметим, что поведение Кирибеевича — это тоже бунт, но принципиально иной в сравнении с бунтом Калашникова. Кирибеевич бунтует против народных представлений о чести и совести. Он отрицает не только условности «домостроевского» быта, но и просто приличия, и готов убить всякого, кто встанет на его пути. Для него не существует законов, кроме слова царя и веления темной, необузданной страсти. Любовь Кирибеевича к Алене Дмитриевне — сделка с совестью, он обманывает даже царя:


Ох ты гой еси, царь Иван Васильевич!
Обманул тебя твой лукавый раб,
Не сказал тебе правды истинной... —


подчеркивают «сказители». «Лукавого» Кирибеевича Калашников судит «по правде, по совести». «Неправда» одного и «правда истинная » другого — вот что разделяет два бунта в лермонтовской поэме. Таким образом, Лермонтов, считавший бунт проявлением самой сущности человека, ценивший любой порыв к протесту, отделяет бунт разрушительный от бунта созидательного. Оба героя, изображенные в «Песне...», — бунтари, но итоги их бунтарского поведения различны. Частный случай, бытовой конфликт отражает трагическую коллизию эпохи. Кирибеевич не просто страстный влюбленный, но и опричник, человек, стоящий над законом. Он убежден в своей силе и вседозволенности, его интересует только мнение царя. Бунт Калашникова свидетельствует о его нравственном превосходстве и над опричником, и над царем.

Как и другие писатели-романтики, Лермонтов смотрит на прошлое с позиций настоящего. В «Песне...» на историческом материале поставлены те же нравственные проблемы, что и в произведениях о современности — в «Думе» и «Герое нашего времени». Злободневность проблематики поэмы подчеркивал еще Белинский, читатели-современники Лермонтова тоже находили в «Песне...» отражение реальных событий тех лет (например, нашумевшей истории увоза гусаром жены московского купца). В поэме пытались увидеть и вариант стихотворения «Смерть Поэта» — отражение семейной драмы Пушкина. Однако это предположение весьма сомнительно и вряд ли основано на чем-то, кроме домыслов. Важно другое: современники ощутили, что содержание поэмы выходит за рамки давней исторической эпохи, перекликается с общественной обстановкой середины 1830-х гг. и событиями частной жизни людей того времени. Главное, что связало историческую поэму с раздумьями поэта о современности, — концепция бунта. Бунт сильного духом, смелого, бескомпромиссного Калашникова — то, что Лермонтов хотел бы видеть, но не мог увидеть в современной жизни. Индивидуалистический бунт Кирибеевича близок к тому виду индивидуалистического бунтарства, который поэт показал в своих демонических героях.

Романтические поэмы «Мцыри» и «Демон» можно с полным правом назвать образцовыми произведениями, созданными в этом жанре. Обе поэмы имеют длительную историю, ход работы над ними позволяет проследить эволюцию жанра поэмы в творчестве Лермонтова. Отметим основные черты романтической поэмы, которую принято считать одной из самых влиятельных жанровых разновидностей поэмы:

— острые конфликты, лежащие в основе сюжетов, экстраординарные, исключительные характеры романтических героев-бунтарей;

— ведущее положение монологов-исповедей героев. В поэмах Лермонтова исповедь — не только форма самораскрытия романтического героя, но и основная форма его изображения: сюжетные столкновения, часто не имеющие самостоятельного значения, подчинены главной задаче — раскрыть внутренний мир, психологию героя;

— как правило, герои романтических произведений выражают авторские идеи и настроения, нередко совпадая с «я» романтического поэта. В ранних поэмах Лермонтова было полное соответствие умонастроений героев и автора, в поэмах «Мцыри» и «Демон» тождества между автором и героем не возникает. Это проявляется, в частности, в том, что исповеди героев существуют в контексте корректирующих, перебивающих их суждений и мнений. Например, в поэме «Мцыри» исповедь предваряется легендой о мальчике-горце (гл. 2), есть адресат исповеди — монах. Он не подает ни одной реплики, но без него исповедь имела бы иной, условно-литературный, характер. В «Демоне» исповедь Демона то и дело прерывается авторским повествованием;

— сюжеты романтических поэм развертываются на условном, экзотическом фоне. В поэмах романтиков таким фоном чаще всего был пейзаж, в русских романтических поэмах — «южный», кавказский пейзаж. «Южный» пейзаж выполнял важную смысловую функцию: ведь Кавказ воспринимался русскими романтиками не просто как географическое пространство, а как перекресток между Россией и Востоком, Европой и Азией. Кавказ был связан с важнейшими для романтического сознания проблемами — свободы и необходимости, смерти и бессмертия, места человека в истории и обществе. Поэтому не ради экзотики Лермонтов перенес и в «Мцыри», и в «Демоне» действие на Кавказ. В ранних поэмах, предшествовавших « Мцыри», судьба юноши-пленника изображалась в исторических условиях западноевропейского и русского средневековья, а в первых редакциях «Демона» героиня была не грузинкой, дочерью старого Гудала, а испанской монахиней. Кавказский материал давал возможность поэту-романтику показать резкие контрасты между человеком и окружающим миром, противопоставить порывам свободного духа злую волю и несокрушимость судьбы. Романтическая проблематика выявлялась как бы в чистом виде.

«Мцыри». Поэма была завершена в первой половине 1838 г. Первоначально она называлась иначе — «Бэри» (в примечаниях поэт указал, что «Бэри по-грузински монах»). Включив поэму в книгу «Стихотворения», Лермонтов изменил название, видимо, потому, что по-грузински «мцыри» означает не только «послушник», но и «пришелец, чужеземец, одинокий человек». Главную мысль произведения поэт первоначально расшифровал эпиграфом: «У каждого есть только одно отечество». При подготовке поэмы к публикации этот эпиграф, как и название, был заменен эпиграфом из Ветхого Завета: «Вкушая, вкусих мало меда и се аз умираю» (1-я Книга Царств, гл. 14). Лермонтов стремился подчеркнуть большую символическую значимость судьбы Мцыри: ведь герой поэмы лишен имени, его судьба — это обобщенная судьба романтического пришельца и пленника, а не изложение истории, основанной на биографии какого-то конкретного прототипа. Действительно, Лермонтов встретил в Мцхете одинокого монаха, привезенного в монастырь генералом Ермоловым, но вовсе не эта встреча послужила толчком к работе над поэмой.

Юноша, выросший в монастыре, — ситуация, занимавшая творческое воображение поэта с юных лет. Характер, родственный характеру «Мцыри», намечен в одной из заметок 1831 г.: «Написать записки молодого монаха 17 лет. — С детства он в монастыре; кроме священных — книг не читал. Страстная душа томится. — Идеалы...» Проблематика поэмы связана с центральными темами поэзии Лермонтова: темой свободы и неволи, темой бунта, который зреет в душе Мцыри и завершается бегством из монастыря. Поэма «Мцыри» сюжетно близка ранним поэмам — «Исповедь» (1829-1830) и «Боярин Орша» (1835).

В «Исповеди» Лермонтов набросал первые контуры портрета будущего героя «Мцыри»: это таинственный испанский монах, погибающий в силу каких-то непонятных причин. Уже в «Исповеди» появился первый вариант хорошо известных строк:

«Ты слушать исповедь мою Сюда пришел — благодарю; Не понимаю: что была У них за мысль? — мои дела И без меня ты должен знать — А душу можно ль рассказать?

В поэме «Боярин Орша» образ юноши-пленника Арсения стал конкретнее: Арсений бунтует против боярина, убившего свою дочь, и потому бежит из его дома. В предсмертной исповеди юноша так же, как и в поэме «Исповедь», попытался «рассказать» свою душу. Яснее обрисовано время действия — эпоха Ивана Грозного. Две ранние поэмы были, таким образом, вехами в реализации замысла о герое-бунтаре, который борется против насилия над личностью.

Во имя чего бунтует Мцыри? Цель его бунта — свобода, которая приравнивалась романтиками к естественному состоянию человека. Плен, несвобода — это состояние противоестественное, далекое от природы. Бунт Мцыри можно рассматривать как бунт самой природы, рождающей человека свободным. Обстоятельства способны подавить человека, унизить его, но не могут отнять у него самого права протестовать против тягостных, противных его душе условий жизни в монастыре.

Раскрывая смысл романтического бунта Мцыри, следует помнить, что одна из характерных черт романтического мировосприятия и поэзии романтиков — постоянное обращение к естественному, установленному природой. Именно природа для романтика — высший авторитет. Романтизм открыл для искусства человека в его связях с природой, в самом человеке писатели-романтики стремились подчеркнуть природное начало. Главным его проявлением они считали жизнь души, внутреннюю свободу, поэтому таким постоянным был интерес романтиков к внутреннему миру героев и, наоборот, неприязнь ко всему, что ограничивает личность, делает ее зависимой от общества, от обыденной жизни.

В романтических поэмах Лермонтова основой конфликта между человеком и окружающим его миром стала ситуация неволи. Символ неволи — монастырь (в лирике ему соответствует тюрьма). Это, разумеется, не реальный монастырь, а некое условное, противоестественно замкнутое, огороженное пространство. Монастырские стены закрывают мир живой природы, монастырь — темница, куда не могут проникнуть солнечные лучи. Старик монах становится как бы живым воплощением монастыря, его представителем, «двойником»: в нем герой ощущает какое-то ограничение, запрет. Старик исповедник безмолвен и нем, как камни монастырской ограды. И монастырь, и старик — все это из мира неподлинной, окаменевшей жизни, от которого бежит Мцыри.

Основа поэмы «Мцыри» — романтическая концепция двух миров. Один из них чужд герою, это «мир келий душных и молитв» (монастырь), где он, как ему кажется, томится в плену, второй мир — это «чудный мир тревог и битв», / Где в тучах прячутся скалы, / Где люди вольны, как орлы». Эти два мира не могут соединиться. И чем сильнее отрицание плена, несвободы, тем непреклонней порыв героя к « чудному миру», созданному его мятежным воображением.

«Реалистическое» понимание поэмы может привести к ошибкам в истолковании ее смысла. Не следует забывать, что в романтической поэме такие обычные, казалось бы, понятия, как дом, семья, родина, имеют особое значение, нередко весьма далекое от общепринятого. Куда же бежит Мцыри из ненавистного монастыря, не зная дороги к дому, понимая, что возвратиться в прошлое невозможно? Он бежит в естественную среду, порывая с несвойственными для него образом жизни и мироощущением ради возвращения к самому себе, к утраченному «раю», к истокам и первоосновам своего бытия. За стенами монастыря героя ждет мир утраченной им свободы. Бегство романтика Мцыри — чистый порыв к свободе, ответ на неодолимый зов природы, поэтому «родина», «родной аул», «отец и мать», «сестры» — все, о чем вспоминает Мцыри, — это образы-символы естественного человеческого бытия.

Когда герой говорит о родине, о «священных словах», которых не мог произнести с детства, он тоскует о свободном мире. Здесь есть все, что делает человека человеком. В мире естественно-природной жизни и свободы, убежден Мцыри, человек не может быть одиноким: в нем есть тепло родного очага, слезы и сочувствие близких, родные могилы. Если человек свободен, он живет полноценной жизнью. Если же он в неволе, в плену, то мертв и лишен всего, что дается ему от природы. Важный мотив поэмы — мотив родины. Родина для Мцыри — это не только родной аул. Основное значение этого образа-символа богаче: родина — это природа и свободная жизнь, возвращающая человека к его изначальной сущности. Человек, утверждает Лермонтов, должен жить не в монастырской келье, среди камней, поста и молитв, а в «божьем саду» природы.

Мцыри стремится к слиянию с родным для него миром природы,онготов «обняться с бурей». Счастье он видит в дружбе «краткой, но живой, / Меле бурным сердцем и грозой». Однако герой в своем романтическом порыве столкнулся с суровой реальностью жизни. Природа незаметно меняет свой облик, превращается из друга во врага. В конце концов природа оказывается столь же враждебной Мцыри, как и окружающий его мир людей.

Герой потерпел поражение. Его путь на родину оказался движением по кругу — он вновь попадает в монастырь, где снова должен сделать выбор: либо смириться, либо избрать иную форму протеста — смерть. Обратите внимание: смерть Мцыри показана как акт его свободной воли. Создается впечатление, что это не вынужденный, а добровольный уход из мира «келий душных и молитв». И вновь для Мцыри главный мотив ухода — слияние с природой, хотя бы в грезах; в блаженном состоянии полусна-полуяви. Он просит похоронить его в монастырском саду, откуда «виден и Кавказ», близкая, родная, но недоступная, отвергшая его природа.

В чем же причина поражения Мцыри? Заметим, что на его пути встали не только внешние препятствия. Главное в том (и это хорошо понимает сам герой), что в его душе была внутренняя преграда, он сравнивает себя с «цветком темничным», не выдержавшим испытания невыносимой «сладостью бытия»:


На мне печать свою тюрьма
Оставила... Таков цветок
Темничный: вырос одинок
И бледен он меж плит сырых,
И долго листьев молодых
Не распускал, все ждет лучей
Живительных. И много дней
Прошло, и добрая рука
Печалью тронулась цветка,
И был он в сад перенесен,
В соседство роз. Со всех сторон
Дышала сладость бытия...
Но что ж? Едва взошла заря,
Палящий луч ее обжег
В тюрьме воспитанный цветок...
(Гл. 21, курсив наш —Авт.)


В этих горьких словах Мцыри — трагическая история его жизни и несбывшейся мечты. На воле, вдали от монастырских келий, он остался таким же одиноким, как и в «плену». Он не смог найти самого главного — дороги к людям. «Я сам, как зверь, был чужд людей / И полз и прятался, как змей», — таким он вспоминает себя. Герой не смог приблизиться к «грузинке молодой», не смог выйти к курившемуся дымками аулу — словом, Мцыри оказался чуждым людям, живущим за стенами монастыря, тем, кого он воспринимал как «вольных» людей, сравнивая их с орлами. Поэтому-то три дня, проведенные на воле, оказались для него не самой жизнью, а только приближением к ней. Примечательно, что герой понял неизбежность поражения: чувство тревоги, неотвратимости катастрофы — ведущий мотив исповеди Мцыри. Но как истинный трагический герой, он готов погибнуть, но не допускает компромисса. Мцыри предстает в героическом ореоле. Смысл поэмы в том, чтобы прославить могущество воли, мужество, мятеж и борьбу, к каким бы трагическим результатам они ни приводили.

Героизм Мцыри проявляется во всех его поступках. Высшая форма героизма — героизм интеллектуальный, душевный. Он-то и толкает юношу на бунт против всего, что грозит ему несвободой. Но в поэме героизм проявляется и в более сложной, символической форме, прежде всего в смертельной схватке Мцыри с разъяренным барсом. Бой с барсом — центральный эпизод поэмы, это кульминация трех «вольных» дней героя, предельно насыщенная символикой.

Барс концентрирует мощь и злую волю природы, отвернувшейся от Мцыри. Сила героя гиперболизирована, он в состоянии схватиться с диким зверем на равных. Схватка с барсом — символический бой: это поединок силы физической с силой духа. Конечно, Мцыри немощен и слаб физически, но им движет могучий дух и воля к победе, поэтому и зверь, и человек — противники, достойные друг друга. Они в состоянии драться на равных, но никто из них не в силах победить. В эпизоде с барсом достигает апофеоза мотив «дружбы-вражды» Мцыри с природой. Эта «дружба-вражда» не единственное препятствие на пути героя. Бой с барсом имеет глубокий психологический и философский смысл: это образное воплощение того, что происходит в душе героя. В ней враждуют два начала: неудержимое стремление к свободе и яд индивидуализма, пропитавший душу героя, «темничного», одинокого «цветка». Мцыри открыт для всего мира и одновременно замкнут, погружен в себя, не способен понять правду других людей. Он максималист и в своем отрицании, и в убеждении в собственной правоте. Мцыри не готов к диалогу с миром людей — в этом важнейшая причина его жизненной трагедии.

Лермонтов-романтик посмотрел на судьбу Мцыри с точки зрения вечности. Не только Мцыри (романтический герой-индивидуалист) потерпел поражение, разрушен и монастырь — символ замкнутого уклада жизни. Однако в сознании людей, в их исторической памяти жива легенда о безымянном монастырском затворнике, сумевшем, пусть на короткий миг, переломить свою несчастную судьбу. Эта легенда изложена во второй главе поэмы, она предваряет исповедь и то же время противостоит ей — не по смыслу, а по степени глубины проникновения во внутренний мир героя. В легенде рассказано только о том, что мог заметить в пленном ребенке и в замкнутом юноше взгляд извне. Исповедь героя — его взгляд в самого себя, это не предсмертное покаяние, а монолог человека, убежденного в своей правоте. Мцыри считает главным рассказ о том, что делал он на воле, — именно этот рассказ занимает большую часть исповеди. Ответ может быть очень кратким: «жил». Но Мцыри развертывает этот лаконичный ответ в красочное повествование о своей подлинной жизни вне стен монастыря, о трех днях, которые заменили ему годы монастырского «плена». Исповедь героя — это начавшийся диалог с миром, который оборвался с его смертью.

Образ Мцыри воплощает один из двух основных типов героев Лермонтова — тип героя-пленника, жаждущего свободы. Второй тип — тип героя-изгнанника, тяготящегося своей свободой, — воплощен в образе Демона.

«Демон». Образ Демона занимает особое место в творчестве и — шире — в духовной жизни Лермонтова. «Во всех стихотворениях Лермонтова, — проницательно заметил В.В.Розанов, — есть уже начало «демона», «демон» недорисованный, «демон» многообразный. То слышим вздох его, то видим черту его лика». По признанию поэта, он не мог «отделаться» от него на протяжении многих лет. Этот образ «преследовал» его, как некая живая сила, существовавшая объективно, вне сознания, но одновременно как нечто субъективное, определявшее его душевный склад и поведение.

Тема Демона появилась в творчестве Лермонтова в 1829 г., в стихотворении «Мой демон», в том же году была написана первая редакция поэмы «Демон», имеющей всего восемь (!) редакций, причем последняя из них, как предполагают исследователи, была закончена в 1839 г. Только завершив шестую редакцию поэмы, поэт смог, наконец, сказать о «победе» над мучившим его «двойником»:


Мой юный ум, бывало, возмущал
Могучий образ; меж иных видений,
Как царь, немой и гордый, он сиял
Такой волшебно-сладкой красотою,
Что было страшно... и душа тоскою
Сжималася — и этот дикий бред
Преследовал мой разум много лет.
Но я, расставшись с прочими мечтами,
И от него отделался — стихами!
(Поэма «Сказка для детей», 1839-1840)


«Расставание» с Демоном было трудным. В каждом новом романтическом произведении Лермонтова он вновь и вновь заявлял о себе — столь глубок был философско-символический образ, созданный писателем. Замыслы, связанные с реализацией этой поистине неисчерпаемой лермонтовской темы, продолжали возникать вплоть до 1841 г.

Если Мцыри — пленник, один из множества героев-пленников в произведениях Лермонтова, то Демон — один из множества лермонтовских героев-изгнанников. Однако образ Демона многограннее их. Демон изгнан только из рая и никогда не сможет вернуться в него. В остальном он абсолютно свободен. Дух зла, «дух изгнанья» свободен во времени и пространстве. Он бессмертен: для него не существует понятие «возраст», без которого немыслим, например, образ «вечного юноши» — Мцыри. Мцыри ведет счет жизни на дни, Демон — на века:

 

Давно отверженный блуждал
В пустыне мира без приюта:
Вослед за веком век бежал,
Как за минутою минута,
Однообразной чередой.


Образ Демона — одно из самых загадочных созданий Лермонтова. У него три лика: это Демон страдающий, Демон искушающий и Демон обреченный. Поэт совместил в нем взаимоисключающие, несовместимые начала. Символический смысл образа чрезвычайно широк. Отметим, что при всей необычности Демона в нем нетрудно увидеть черты романтического героя: индивидуализм, скептицизм, презрение к обыкновенному, «пошлому» человеку, отрицание человеческих ценностей. Весь этот комплекс качеств принято называть демонизмом.

Демонизм — это особое отношение к миру. Своей главной целью Демон считает разрушение существующих духовных и материальных ценностей. Он свободен от нравственных обязательств перед людьми и целым миром — в противовес идеям добра и любви Демон выдвигает идею тотального скептицизма. Он сеет зло, потому что, по его мнению, мир несовершенен, наполнен бессмыслицей:


Я тот, чей взор надежду губит;
Я тот, кого никто не любит;
Я бич рабов моих земных,
Я царь познанья и свободы,
Я враг небес, я зло природы... —
так говорит о себе сам Демон.


Следует заметить, что демоническое мироощущение, воплощенное в лермонтовском герое, не было новостью в романтической литературе. Целое поколение писателей-романтиков пыталось, создавая образ Демона, выразить свою неудовлетворенность общественной моралью, неприкаянность и душевную опустошенность. Демонические существа в произведениях Дж.Байрона и Т. Мура, А. де Виньи, А.И.Полежаева и других были не только носителями зла, безжалостными искусителями невинных душ, но и Демонами страдающими.

Открытием Лермонтова стал образ Демона, которому наскучило зло. Взбунтовавшись против судьбы, «дух отрицанья, дух сомненья» обратился к земле, к простым человеческим ценностям и пожелал «с небом примириться». Поэт как бы заново переписал романтическую легенду о Демоне. Его антигерой «сеял зло без наслажденья», он одержим идеей духовного возрождения, считая, что сможет возвратиться к тем «лучшим дням», «когда в  жилище света / Блистал он, чистый херувим, / Когда бегущая комета / Улыбкой ласковой привета / Любила поменяться с ним, /... Когда он верил и любил, / Счастливый первенец творенья!».

Любовь Демона к княжне Тамаре дает ему надежду на возрождение, усиливает тоску по утраченной гармонии. Обращение к Тамаре — исповедь Демона, который не только искушает прекрасную земную женщину, но и возвышает ее над собой, готов признать ее своим божеством. В своей клятве он высказывает заветные желания:


Хочу я с небом примириться,
Хочу любить, хочу молиться,
Хочу я веровать добру.


Но ситуация, в которой оказался Демон, глубоко противоречива: он хочет «веровать добру», но в то же время поступает как злой дух-искуситель, одурманивающий и губящий Тамару. Она становится и возлюбленной Демона, и «жертвой бедной» его злой воли. Вся история демонической любви основана на этом противоречии. Сам Демон чувствует двусмысленность своего положения, гибельность своей любви, неизбежность поражения.

Смерть Тамары — первое поражение Демона, но окончательно он был повержен тем, что душа возлюбленной, унесенная Ангелом-хранителем, оказалась для него недоступной. И после этого «проклял Демон побежденный / Мечты безумные свои, / И вновь остался он, надменный, / Один, как прежде, во вселенной / Без упованья и любви!..»

Лермонтов ведет в поэме свою тему — антидемоническую, направленную не столько против Демона, сколько против демонизма. Он не комментирует причин поражения своего антигероя, не обличает его, не морализирует. Автор, как и в романе о «земном Демоне» Печорине, лишь указывает на «болезнь», которая в Демоне поэмы имеет не социальный, а религиозный и философско-психологический характер. Полемика с демонизмом ведется иными средствами: неверию Демона противопоставлен авторский взгляд на жизнь и людей. Если «дух отрицанья» убежден в ничтожности человеческой жизни, то автор считает ее благом и высшим даром. Его глазами увидены жизнь старого Гудала и красота княжны Тамары, величие Кавказа. Автор страдает вместе с Тамарой, с болью слышит «прощанье с жизнью молодой» в ее предсмертном крике. В эпилоге поэмы показан «божий мир», уже навеки свободный от демонического взгляда и демонических соблазнов. Именно изображение вечной жизни природы становится ответом Лермонтова на неразрешимые вопросы, которые задавал миру и самому себе его загадочный Демон, «современник» и философский «двойник» «героя нашего времени» — Печорина.

lit-helper.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о