Содержание

Нет я не Байрон я другой – анализ стихотворения Лермонтова

М. Ю. Лермонтов – представитель романтизма. Он увлекался творчеством английского романтика Дж. Байрона. Это отобразилось в стихотворении «Нет, я не Байрон, я другой», в котором Лермонтов сравнивает свою судьбу с жизнью Байрона.

Сочинение и анализ «Нет, я не Байрон, я другой» можно использовать на уроке литературы в 10–11 классах, чтобы дать школьникам представление об этом знаменитом произведении.

Текст стиха «Нет, я не Байрон, я другой»

Михаил Юрьевич Лермонтов

Нет, я не Байрон, я другой

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой.

 

Я раньше начал, кончу ране,

Мой ум немного совершит;

В душе моей, как в океане,

Надежд разбитых груз лежит.

 

Кто может, океан угрюмый,

Твои изведать тайны? Кто

Толпе мои расскажет думы?

Я – или бог – или никто!

1832 г.

Краткий анализ произведения

очень рано осознал, что его жизнь будет связана с литературой, хотя никогда не считал себя выдающимся поэтом. Тем не менее, незадолго до своего 18-летия, он написал стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой…», в котором предопределил свой жизненный и творческий путь.

  • История создания – произведение поэт написал накануне своего 18-летия в 1832 году, впервые оно было опубликовано в журнале «Библиотека для чтения» за 1845 г.
  • Тема стихотворения – внутренний мир романтического героя.
  • Композиция – Стихотворение написано в форме монолога лирического героя, который можно разделить на части: сравнение с Байроном, рассказ лирического героя о своей душе. Произведение не делится на строфы.
  • Жанр – элегия.
  • Стихотворный размер – четырёхстопный ямб, в стихотворении использована перекрёстная АВАВ и кольцевая АВВА рифмовка.
  • Метафоры – «гонимый миром странник», «мой ум немного совершит», «в душе моей… надежд разбитых груз лежит», «океан угрюмый».
  • Эпитеты – «неведомый избранник», «русская душа».
  • Сравнения – «в душе моей, как в океане».

Стихотворение вызывает чувство смятения и сопереживания герою, который смело бросает вызов судьбе и обществу.

Мне нравится90Не нравится40

Анализ стиха «Нет, я не Байрон, я другой»

Стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой» М.Ю. Лермонтов написал накануне своего 18-летия, в 1832 году. В нём он предопределяет свой творческий и жизненный путь. Уже тогда Лермонтов осознал, что его жизнь будет тесно связана с творчеством, а именно с литературой.

Все молодые того времени, включая Пушкина и Лермонтова, пережили полное принятие и почитание английского поэта Джорджа Байрона. Это был человек, чьё творчество не воспринимало современное ему общество.

Он был изгоем, угрюмым и очень обидчивым человеком. Лермонтов чувствовал, что его ждёт такая же участь, поэтому называл себя «гонимым миром странником, но только с русскою душой».

Лермонтов всячески отрицает своё подражание английскому поэту, но подчёркивает, что в их судьбах есть сходство — они оба опережали своё время. Поэтому Лермонтов называет себя «ещё неведомым избранником».

Михаил Юрьевич Лермонтов предсказывает себе недолгую жизнь «я раньше начал, кончу ране». Стоит заметить, что жизненный путь Байрона тоже не был велик, поэт погиб в 36 лет.

В строке «мой ум немного совершит» Лермонтов пессимистично говорит о своих творческих перспективах, он понимает, что родился не в нужное время и не в нужном месте, ведь его целью было изменить людей, повлиять на их умы, но именно в то время сделать это через литературу было очень сложно. Это его несбывшаяся надежда.

 «В душе моей, как в Океане, 

Надежд разбитых груз лежит».

Хотя Лермонтов и отрицает схожесть с Байроном, но он говорит о том, что он готов быть одиноким, встретиться с непониманием и агрессией со стороны общества, но он ни за что не будет менять свой выбор.

Здесь он противопоставляет поэта и толпу, что будет и в дальнейшем прослеживаться в его творчестве. Поэт подчёркивает, что-либо он, либо Бог смогут открыть народу глаза на правду, раскрыть все тайны. Больше никто на это не способен.

«Кто толпе мои расскажет думы? 

Я- или Бог- или никто!»

В стихотворении главным средством художественной выразительности является антитеза, на ней строится вообще всё произведение.

Присутствует сравнение «В душе моей, как в океане», метафора «надежд разбитых груз лежит». Несмотря на размер произведения, оно действительно заставляет задуматься, над отношениями в обществе и неважно какой это век. Поэтому это стихотворение часто относят к «вечным».

Мне нравитсяНе нравится

Подробный анализ стихотворения

История создания

М. Ю. Лермонтов написал анализируемое стихотворение в 1832 г. незадолго до того, как ему исполнилось 18 лет. Уже тогда молодой человек знал, что посвятит свою жизнь литературе. Ранние стихотворения Михаил Юрьевич создавал в духе романтизма. Не удивительно, что молодой поэт сравнивал себя с Байроном.

Творчеством английского поэта-романтика Лермонтов увлекался с детства. Он перечитывал не только произведения Байрона, но и его биографию. В юношеском возрасте Михаил Юрьевич заметил, что у него с его кумиром много общего и в судьбе, и в характере.

Байрона считали угрюмым и обидчивым человеком, с которым очень трудно найти общий язык. Лермонтов тоже чувствовал, что его не понимают окружающие, поэтому часто замыкался в себе.

До момента написания стихотворения русский поэт успел пережить смерть матери, разлуку с отцом. Его мечта стать филологом тоже была разбита. Намеки на эти события находим в его творении.

Стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой» можно считать пророческим, ведь в нём поэт предсказал, что жизнь его будет недолгой. Впервые произведение было опубликовано в журнале «Библиотека для чтения» за 1845 г.

Тема

Анализируемое стихотворение программное, в нём отобразились особенности романтизма. В его строках поэт рассказывает о душе лирического героя. В центре произведения лирический герой, который пытается познать самого себя и предсказать будущее. Лирическое «Я» полностью сливается с автором.

В первых строках герой уверенно заявляет, что он не Байрон. Тем не менее, он пишет, что считает себя избранным. Лирический герой не отрицает некоторую схожесть с английским поэтом, считая, что оба они странники «гонимые миром».

Эта метафора намекает не только на отчужденность от толпы, неспособной понять мятежную душу, но и на скитания Лермонтова, связанные со службой. Лирический герой называет себя странником. Такое восприятие одинокой бунтарской души характерно для романтизма.

Герой рассказывает, что он обратился к творчеству раньше Байрона, поэтому считает закономерным «кончить ране». Он позволяет себе приоткрыть занавес своей души. Читатель может видеть, что в ней «надежд разбитых груз лежит».

Лирический герой тщательно скрывает свои мысли от толпы, осознавая, что найдёт в ней только непонимание и осуждение. Его думы известны пока только ему самому и Богу.

Композиция

Стихотворение написано в форме монолога лирического героя, который можно разделить на части: сравнение с Байроном, рассказ лирического героя о своей душе. Тем не менее, мысли плавно перетекают из одной в другую, поэтому формально произведение не делится на строфы.

Стихи написаны четырёхстопным ямбом. Автор использовал кольцевую АВВА перекрёстную АВАВ рифмовку. В тексте представлены и мужские, и женские рифмы.

Жанр

Жанр – элегия, так как в стихотворении преобладают философские мотивы. Рассуждая о своей судьбе, лирический герой не скрывает грусти.

Средства выразительности

Раздумья о своей судьбе и о судьбе Байрона М. Лермонтов воспроизвел при помощи художественных средств. Тропы позволили автору раскрыть тему выразительно и оригинально.

В тексте преобладают метафоры: «гонимый миром странник», «мой ум немного совершит», «в душе моей… надежд разбитых груз лежит», «океан угрюмый». Дополняется монолог эпитетами – «неведомый избранник», «русская душа» и сравнением – «в душе моей, как в океане».

Важную роль в произведении играет интонация. При помощи вопросительных и восклицательного предложений поэт расставляет смысловые акценты.

Мятежный дух лирического героя передается посредством аллитерации «р»: «как он, гонимый миром странник, но только с русскою душой».

Мне нравится28Не нравится11

Сочинение о стихе Нет, я не Байрон, я другой

В стихотворении «Нет, я не Байрон, я другой» М. Ю. Лермонтов сравнивает свою судьбу с судьбой английского поэта.

В ней действительно много общего. И Байрон, и Лермонтов предстают как романтические, «гонимые миром» странники, переживающие конфликт с самим собой и всем, что их окружает.

Тем не менее, Лермонтов считает свое творчество неповторимым, сугубо индивидуальным, и это он настойчиво утверждает уже в первой строке стихотворения. Поэт называет себя «неведомым избранником» с «русской душой». Его судьба непроста: в душе «надежд разбитых груз лежит», и она, словно угрюмый океан, полна тайных дум.

Антитеза, контраст помогают поэту подчеркнуть его мысли, делают стихотворение образным и эмоциональным. Рифмующиеся слова несут высокую смысловую нагрузку: «избранник» — «странник», «угрюмый» — «думы».

Лирический герой стихотворения одинокий и непонятый «толпой», он сам себе предрекает раннюю кончину: «Я раньше начал, кончу ране. ».

Лейтмотив стихотворения — тоска и отрешенность от мира. Внутренний мир героя полон дум и страданий. Рассказать о них миру может или сам герой, или бог. Остальным понять все это не дано.

Мне нравитсяНе нравится

Читайте также: М.Ю. Лермонтова.

Стихотворение действительно во многом пророческое. Но Лермонтов был неправ в самом главном. Потомки по достоинству оценили его жизнь и бессмертное творчество. Произведения поэта вошли в золотой фонд русской литературы.

Краткий анализ произведения

50

Подробный анализ стихотворения

17

Анализ стиха «Нет, я не Байрон, я другой»

0

Сочинение о стихе Нет, я не Байрон, я другой

0

Стихотворение М.

Ю. Лермонтова «Нет, я не Байрон, я другой…» (восприятие, истолкование, оценка)

Джордж Гордон Байрон — знаменитый англий­ский поэт, творчество которого высоко было оценено А. С. Пушкиным и М. Ю. Лермонтовым.

Байрон — человек сложной, необычной судьбы. Свободолюбивый, бунтарский дух и нежелание ми­риться с окружающим заставило его покинуть род­ную Англию и пуститься в долгие путешествия, воз­вратившись из которых, он создает целый ряд роман­тических поэм с главным персонажем — романтическим героем. Гонимый и не понятый на ро­дине, Байрон принимает участие в борьбе против авст­рийского господства на стороне карбонариев, а чуть позже — воюет на стороне греков против турок, где и погибает.

В стихотворении «Нет, я не Байрон, я другой…» М. Ю. Лермонтов сравнивает свою судьбу с судьбой английского поэта. В ней действительно много обще­го. И Байрон, и Лермонтов предстают как романтиче­ские, «гонимые миром» странники, переживающие конфликт с самим собой и всем, что их окружает.

Тем не менее, Лермонтов считает свое творчество неповто­римым, сугубо индивидуальным, и это он настойчиво утверждает уже в первой строке стихотворения. Поэт называет себя «неведомым избранником» с «русской душой». Его судьба непроста: в душе «надежд разби­тых груз лежит», и она, словно угрюмый океан, полна тайных дум.

Антитеза, контраст помогают поэту подчеркнуть его мысли, делают стихотворение образным и эмоцио­нальным. Рифмующиеся слова несут высокую смы­словую нагрузку: «избранник» — «странник», «уг­рюмый» — «думы».

Лирический герой стихотворения одинокий и не­понятый «толпой», он сам себе предрекает раннюю кончину: «Я раньше начал, кончу ране…».

Лейтмотив стихотворения — тоска и отрешенность от мира. Внутренний мир героя полон дум и страда­ний. Рассказать о них миру может или сам герой, или бог. Остальным понять все это не дано.

«Лермонтовский пессимизм есть пессимизм силы, гордости; пессимизм божественного величия духа», — писал о поэзии М. Ю. Лермонтова С.

А. Анд­реевский, и с его словами нельзя не согласиться. 

«Нет, я не Байрон, я другой…»

22 сентября в конференц-зале Российской государственной библиотеки состоялся вечер «Нет, я не Байрон, я другой…», приуроченный к 170-летию написания гениальных произведений М. Ю. Лермонтова — «Героя нашего времени» и «Мцыри». Он прошел в рамках акции «Учителя литературы — москвичам» (организаторы — Департамент образования города Москвы, Северо-Западное окружное управление образования и ГОУ Окружной методический центр), являющейся важной составляющей проекта «Литературный венок России». Этот масштабный проект посвящен русским поэтам и писателям, чьи юбилейные даты отмечаются в 2010 году. Нынешней весной «Литературный венок России» был представлен в РГБ уже дважды: в ее стенах прошли встречи ценителей творчества Александра Грибоедова и Сергея Есенина.

Акция «Учителя литературы — москвичам» призвана познакомить с творческим потенциалом «словесников» разных округов столицы. Рассказать о значении двух лермонтовских шедевров взялись учителя и методисты Северо-Западного округа Москвы (автор идеи — Ирина Сапожникова). А их замыслы воплотили учащиеся образовательных учреждений округа — школ, гимназий, центров дополнительного образования, кадетского корпуса юстиции.

Ребята много читали Лермонтова. На сцене был воссоздан уголок дворянской гостиной с непременным роялем. В подобных интерьерах в пору расцвета литературных салонов ценители прекрасного обсуждали последние новости. Сценарий театрализованного представления «Нет, я не Байрон, я другой…» построили на основе воспоминаний современников Лермонтова. Например, записок Екатерины Сушковой, с запозданием оценившей и поэтический дар Михаила Юрьевича, и его юношеское чувство к ней.

Звучали бессмертный вальс из «Маскарада» Арама Хачатуряна и романсы на стихи поэта. Авторам даже оказалось под силу перенести зрителей в бальную залу: девочки в белоснежных платьях и подтянутые кадеты старательно исполняли давно канувшие в Лету танцы.

Не осталась в стороне и живопись. На экране демонстрировались портреты классика и жанровые картины, передающие колорит его времени. Хорошим обрамлением послужила выставка детских художественных работ.

В конференц-зале разместилась и камерная экспозиция дореволюционных изданий лермонтовских произведений, хранящихся в фондах РГБ. В частности, юбилейное, вышедшее в свет в 1914 году, — «Избранные сочинения М. Ю. Лермонтова с биографией и портретом поэта. Ко дню 100-летнего юбилея со дня рождения» (бесплатное приложение к журналу «Доброе утро»)».

Российская государственная библиотека подарила гостям, а главное — ребятам, столь глубоко чувствующим творчество гениального поэта, возможность визуально приобщиться к книжной культуре. Увидеть, как выглядели по нынешним меркам скромно изданные книги, которые не претендовали на коммерческий успех и не были рассчитаны на сиюминутное. В них заключалось то вечное, о чем писал сам Лермонтов: «Есть сила благодатная в созвучьи слов живых…»

Литературная гостиная «Нет, я не Байрон, я другой…» привлекла внимание не только москвичей. Специально для участия в этом мероприятии в российскую столицу приехала группа учителей и школьников из Белоруссии. Кроме того, была организоваyа интернет-трансляция, и все происходившее в конференц-зале могли видеть в режиме онлайн учащиеся лицея № 2 города Тирасполя.

 

«Нет, я не Байрон, я другой…» (по лирике М. Ю. Лермонтова) Разное Лермонтов М.Ю. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Разное / «Нет, я не Байрон, я другой…» (по лирике М. Ю. Лермонтова)

    В небесах торжественно и чудно!
    Спит земля в сияньи голубом. ..
    Что же мне так больно и так трудно?
    Жду ль чего? Жалею ли о чем?
    М. Лермонтов

    Михаил Юрьевич Лермонтов — самобытный, яркий, талантливый поэт, сумевший оставить заметный след в русской классической литературе. Его поэзия многогранна и прекрасна, в ней Михаил Юрьевич отразил свою мятежную, пылкую, вечно стремящуюся ввысь душу.

    Кто может, океан угрюмый,
    Твои разведать тайны?
    Кто Толпе моей расскажет думы?
    Я — или Бог — или никто!

    О чем бы ни писал поэт, все раскрывает гениальность и неординарность его личности. Окружающий мир, его вселенские масштабы Лермонтов воспринимает как родственную стихию. Он философски соизмеряет себя с природой, видит в ней единственного друга, безмолвного и холодного, принявшего поэта в свои объятия, но не утешившего его. И оттого лишь еще пронзительнее и грустнее звучат стихи М. Ю. Лермонтова, отражающие красоту этого бессловесного мира, равнодушного к страданиям и тоске:

    Ночевала тучка золотая
    На груди утеса-великана;
    Утром в путь она умчалась рано,
     По лазури весело играя.

    Природа в стихах М. Ю. Лермонтова правдиво и точно отражает внутренний мир поэта, его тоску и одиночество, неумение до конца слиться с окружающим миром.

    На севере диком стоит одиноко
    На голой вершине сосна
    И дремлет качаясь, и снегом сыпучим
    Одета, как ризой, она.
    И снится ей все, что в пустыне далекой —
    В том крае, где солнца восход,
    Одна и грустна на утесе горючем
    Прекрасная пальма растет.

    Не богоизбранничество и гордость пронизывают поэзию Лермонтова, а подлинная тоска по родной душе, которой можно было бы довериться до конца, открыть свое сердце и душу и в ответ услышать сокровенное признание. Но о таком счастье поэту остается только мечтать. Взаимопонимания нет и не может быть в холодном и равнодушном мире. Прекрасное, высокое, но безучастное небо не хочет внимать поэту, его возвышенной и восторженной душе.

    Но эта степь любви моей чужда;
    Но этот снег летучий серебристый
    И для страны порочной — слишком чистый

    Не веселит мне сердце никогда.

    Тоска одиночества и непонимания звучит в каждой строке поэта. Правда, он сумел и страдания вылить в такие словесные сокровища, что замирает дух, когда перечитываешь его лирику. Это божественный дар, который Лермонтов сумел сохранить и донести до своих читателей. Поэт знал свое высокое предназначенье и не обманулся в ожиданиях, не растратил его в пустой светской болтовне.

    В уме своем я создал мир иной
    И образов иных существованье;
    Я цепью их связал между собой,
    Я дал им вид, но не дал им названья.

    Вечным гимном красоте звучат стихи М.Ю.Лермонтова, мастера литературного языка, раскрывшего в своей лирике самые сокровенные, интимные стороны души человека; сумевшего рассказать об этом прекрасным и звучным слогом. Его стихи не просто красивы, они философски глубоки, открывают сущность бытия, целесообразность всего происходящего, просто и мудро определяют место человека во Вселенной.

    По синим волнам океана.
    Лишь звезды блеснут в небесах.
     Корабль одинокий несется.
    Несется на всех парусах.

    Поэзия Лермонтова патриотична, так как открывает красоту родной природы, необходимость человеку видеть и воспринимать вещи такими, каковы они есть.

    Люблю отчизну я, но странною любовью!
    Не победит ее рассудок мой
    Ни слава, купленная кровью,
    Ни полный гордого доверия покой…

    Михаил Юрьевич Лермонтов был и остается моим любимым поэтом. Читая его стихи, я нахожу ответы на многие вопросы, волнующие меня. Недаром он пророчески писал:

    В душе моей, как в океане.
    Надежд разбитых груз лежит…


10185 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Разное / «Нет, я не Байрон, я другой…» (по лирике М. Ю. Лермонтова)


Смотрите также по разным произведениям Лермонтова:


190 лет со дня рождения Михаила Лермонтова — Российская газета

Отец, отставной пехотный капитан, был отстранен от воспитания сына, бабушка наняла обожаемому внуку превосходных учителей, окружила его любовью и заботой, не сумев только восполнить тепло материнских и нежную твердость отцовских рук. Любителям психоаналитических исследований было бы, где развернуться. Но не для них мы говорим все это.

Еще в отрочестве Лермонтов начал бурно, много читать, навсегда попав в плен поэтических образов одного великого английского лорда. Именно с ним, Байроном, Лермонтов себя постоянно сравнивал, с восторгом обнаруживая сходства: «Еще сходство в жизни моей с лордом Байроном. Его матери в Шотландии предсказала старуха, что он будет великий человек и будет два раза женат; про меня на Кавказе предсказала то же самое старуха моей бабушке. Дай Бог, чтоб и надо мной сбылось; хотя б я был так же несчастлив, как Байрон» (1830, сентябрь). И хотя в 18 лет Лермонтов написал знаменитое стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой…», до конца жизни он с удовольствием примерял пестрые одежды байроновских героев на себя, ощущая себя таким же одиноким, не понятым толпой, беглецом и странником, находящим отдохновение лишь в чудесном мире фантазий: «Наружно погружась в их блеск и суету, /Ласкаю я в душе старинную мечту, / Погибших лет святые звуки».

Удивительнее всего, что поэт и в самом деле был одинок, он и в самом деле отчасти оказался жертвой рока (ранняя смерть матери, разделенность с отцом, затем арест, ссылка). Жизненные обстоятельства Лермонтова и культурный канон времени в точности совпали. Реальное одиночество, помноженное на литературность, сформировало специфический тип романтического самосознания, который пришелся эпохе конца 1830-х необычайно ко двору. Так что исповедуя романтизм, Лермонтов был вполне искренен, он правда так думал и так чувствовал. До определенного момента. Со временем жизненные обстоятельства, похоже, начали подверстываться под готовый образец. Грань, отделяющую игру от жизни, кажется, и сам Лермонтов ощущал довольно смутно. Самые откровенные его письма Варваре Лопухиной, которые он называет «исповодью», подозрительно литературны и больше всего напоминают черновики к роману.

Современники в один голос говорят о лермонтовской двойственности — в большом свете поэт мог быть крайне неприятен, в кругу близких друзей — нежен и мил. О мучительном раздваивании мира и его стихи, поэмы, драмы, роман, не случайно многие из них начинаются со слова «нет». «Нет, не тебя так пылко я люблю…», «Нет, я не Байрон, я другой…», «Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем…» Нет, нет, нет — где же пряталось «да», где скрывался Лермонтов настоящий? Похоже, нигде. Маска, вечная ироническая улыбка, с которой поэт, говорят, и умер, так и приросла к лицу.

Для будущего его талантливые стихи сохранила невероятная музыкальность. В отличие от Пушкина, который всегда заставляет нас любоваться еще и своим формальным мастерством, Лермонтов позволяет забыть о форме, сквозь заслон рифм и ритмов быстро проводя читателя к чувству. Его стих невероятно богат интонационно, и эти-то интонационная свобода и разнообразие и стали зерном, из которого выросли позднее диссонансы Некрасова, мрачная напевность Блока, ритмическая резкость Цветаевой. Музыка и слезы — вот, что осталось нам от Михаила Юрьевича Лермонтова. Разве этого мало?

Нет, я еще один пока неизвестный избранный.

Михаил Лермонтов

БАЙРОН Джордж Гордон Байрон (1788–1824) был английским поэтом-романтиком.* * * Нет лучшей стрелы для сердца в дьявольском колчане, чем тихий голос. Из всех путей, ведущих к сердцу женщины, жалость — самый короткий. Правда, в пятьдесят редко можно рассчитывать на

Байрона Когда после стихов и поэм Байрона обращаешься к его письмам, разрозненным мыслям, отрывочным заметкам, удивляешься отношению поэта к тому, что, казалось бы, должно быть высший смысл его жизни — в литературе.Он никогда не говорит о ней с благоговением и серьезностью,

Виталий Аверьянов, Петр Мультатули ЕЩЕ ОДИН ЦАРЬ И ЕЩЕ ОДИН СТАЛИН Конец. Начало в N 41

Виталий Аверьянов, Петр Мультатули ЕЩЕ ОДИН ЦАРЬ И ЕЩЕ ОДИН СТАЛИН Сталин был вынужден выполнять те же задачи развития, которые в свое время враги России руками «фебралистов» помешали выполнить Николаю II , сорвав наш триумф в Первой мировой войне. Впрочем, эти же задачи Сталин

автора Келли Генри Ансгар

6.3 Другой Иоанн, другой взгляд на мир: дьявол и антихристы в посланиях пресвитера Иоанна Три послания Иоанна были написаны представителем иоанновской традиции (т. е. традиции Евангелия от Иоанна), который называет себя как пресвитер христианской общины.

Странник, ведомый миром

Владимир Бондаренко

культура

К 200-летию со дня рождения Михаила Лермонтова

Я думаю, что это самое программное стихотворение раннего Лермонтова.«Русская душа» — душа «гонимого миром странника». Что в нем главного: и в самом Лермонтове, и в его герое, и в поэме: что он гонимый миром странник? Или то, что он с русской душой? Или у нас традиционно все истинно русские люди, с истинно русской душой — их преследует весь мир, и внешний, и внутренний?

Нет, я не Байрон, я другой

Еще неизвестная избранница

Но только с русской душой.

И как же совпадает мотив этого раннего стихотворения Лермонтова с мотивом его последнего предсмертного стихотворения о пророке, осмеянном и преследуемом тем же миром.

Так как вечный Судия

Он дал мне всеведение Пророка,

Я читаю в глазах людей

Страницы злобы и порока.

Чем больше он провозглашал любовь в своей жизни и в литературе, чем больше он стремился к чистой правде, тем злобнее почти все его соседи «яростно бросали камни».Бросают сейчас. Отсюда неизбежное одиночество.

Странник — по толковым словарям странствующий человек (обычно бездомный или преследуемый) или человек, идущий в паломничество, паломничество. Странник в мире — это обычно одинокий и бомж.

Сохранили ли гонимые странники русскую душу?И много ли нас сейчас?Сколько было в ХХ веке — гонимых миром странников с русской душой?Весь ХХ век — в этом смысле — лермонтовский век, век русских странствий: миллионы русских странников в первой эмиграции после Октября 1917 г.Миллионы — после Великой Отечественной войны — вторая эмиграция. Затем третья волна, тоже довольно многочисленная. Не будем забывать и о миллионах странников с русской душой, насильно отторгнутых от родины после Перестройки. Поэтому гениальный поэт Михаил Лермонтов снова становится чрезвычайно популярным даже сегодня, в момент своего 200-летия.

Конечно, лирика Михаила Лермонтова внешне кажется зависимой и от Байрона, и от Гейне, и от Пушкина, но суть поэмы даже в ранний период определяется чисто лермонтовским стилем, лермонтовскими мотивами, лермонтовскими пророческий элемент.

Прежде всего: свобода и одиночество, гонения и бунт, русскость и всечеловечность. Как никто другой, Лермонтов сочетает в себе соборное русское «Мы», погруженность в народность и яркий индивидуализм, личное «Я», прославление независимости. Самый государь, самый народный поэт, самый народный поэт со своим «Бородино», «Песней про купца Калашникова», «Казачью колыбельную», и самый отверженный, самый «проклятый».

Что такое свобода для Лермонтова? Это постоянная борьба — с собой, с внешним и внутренним миром, недаром он пишет: «Жизнь так скучна, когда нет борьбы.Да и его знаменитый «Парус» — это вызов всем силам грешного мира. Он боготворит и Пушкина, и Байрона, но абсолютно независим от своих кумиров. Любит, но независим от своих близких.

Это кажется, что Лермонтов заимствует у Байрона мотив одиночества, изгнания («Выхожу один на дорогу», «Облака», «На диком севере»), но даже умудряется погрузить романтическое одиночество, даже свое изгнание в русскую национальную Можно сравнить, например, как изменены чувства и эмоции, как национализированы сами образы в лермонтовском «На диком севере» по сравнению с оригинальной немецкой версией Гейне.А ведь переводом одного и того же стихотворения занимались и не последние русские поэты. Фет, Тютчев

И покорила всех русская одиночная лермонтовская сосна. Казалось бы, для русификации текста и Тютчев, и Фет поменяли немецкую сосну на дуб или кедр, тем самым переведя героя произведения в мужской род, выстроив любовную линию с южной пальмой, и только лермонтовской сосной, окутанный православными снежными одеждами, закрепился в общественном сознании.Никакого надуманного педалирования русской темы; органично и естественно он сочетает любовь к России с любовью к ее истории, ее природе, ее национальному самосознанию.

Это его любимая тема — «странник, гонимый миром, но только с русской душой». Можно сказать, его главная тема. Двойное зацикливание: чисто стилистически первая строчка зацикливается с четвертой, вторая — с третьей. Своего рода кольцо, покрывающее рифму. И точно так же происходит смысловое зацикливание гонимого странника с русской душой.

Ох уж эта русская душа! До сих пор наши либералы-русофобы морщатся от примитивной природной русскости Лермонтова.

Но я люблю — за что, сама не знаю —

Ее степи холодная тишина,

Ее бескрайние леса качаются,

9,0 Как разливы ее рек

Эта любовь не от ума. От сердца. Все дорого поэту: «и дым горелой жнивья», и хижины крытые соломой.Важность темы русской души подчеркивается в великолепном произведении о Лермонтове мыслителя и мистика Даниила Андреева, очень близкого самому поэту в его восприятии мира. Даниил Андреев в книге «Роза мира» начинает разговор о Лермонтове словами: «Миссия Лермонтова — одна из глубочайших загадок нашей культуры». Далее он пишет: «Если бы не разразившаяся Пятигорская катастрофа, со временем русское общество оказалось бы зрителем такого жизненного пути, который привел бы Лермонтова-старшего к высотам, где этика, религия и искусство сливаются воедино.Лермонтов, по словам Андреева, открыл нам путь покаяния и очищения от грехов мира сего через приобщение к той красоте, которая, по словам Ф. Достоевского, «спасет мир». 18 лет Лермонтов писал:

Нет, я не Байрон, я другой

Еще неизвестный избранный

Как и он, гонимый миром странник, 9025

Но только с русской душой.

Неоднократно отмечалось, что в этих стихах рифмуются наиболее важные смысловые слова. «Другой» перекликается с «душой», а слово «душа» сопровождается эпитетом «русский». Лермонтов «другой избранник» только потому, что родился в России. «Русская душа» — это душа «гонимого миром странника». Рифма «странник — избранник» подчеркивает важность для поэта именно такого смысла.

«Пессимизм Лермонтова есть пессимизм силы, гордыни; пессимизм божественного величия духа», С.А. писал о поэзии Лермонтова. Андреевский. Поэтому о каком бы изгнании, о каком бы одиночестве он ни писал, это есть гордое изгнание божественного глашатая. К тому же изгнание странника с русской душой.

Нужна ли нам эта «русская душа»? В наши дни многие люди сомневаются. Небезызвестный идеолог ельцинской эпохи Вячеслав Костиков прямо заявил: «Хватит рассуждать о «русской душе». Хорошо ли иметь особенную русскую душу? Или лучше жить по общепринятым европейским принципам? «Наверное, можно было посмеяться.Более того, реалии нового российского капитализма наименее способствуют развитию утопического мышления. Жесткие рамки рынка и капиталистического производства требуют от людей не соловьиной души, а хорошей профессиональной подготовки, деловых качеств, умения прясть и приспосабливаться. Попытки скрестить модернизацию страны с запудренными представлениями XIX века об особенностях русской души приведут лишь к новым казусам и разочарованиям. Поиски особого пути, соизмеримого по масштабам, красоте и духовности с русской душой, часто приводили нас в тупики гражданского развития. Берега утопий усыпаны русскими костями. Но утопия продолжает преследовать наши души. поры о русской душе заполняют не только патриотические журналы, но и интернет.

Нелюбовь Костикова к Лермонтову и его «русской душе» сродни ненависти Чубайса к Достоевскому, неприязни либералов к Есенину.Сколько веков все эти Чубайсы и Костиковы стремятся уничтожить особенности русской души, и все напрасно. Приходит новый русский гений, и снова неизбывная русская душа прорывается сквозь весь европеизм и американизм.

Давайте прочитаем это целиком, может быть, не лучшее стихотворение Михаила Лермонтова, но одно из самых важных для его понимания, для его судьбы:

Нет, я не Байрон, я другой

Еще неизвестный избранник

Такой же, как он, гонимый миром странник,

Но только с русской душой.

Я начал раньше, я закончу рану,

Мой ум немного сделает;

В моей душе, как в океане,

Надежды разбитого груза лежат.

Кто может, океан мрачен,

Твои секреты узнать? Кто

Расскажет ли моя толпа мои мысли?

Я либо Бог, либо никто!

Подумай, почему он, еще полный сил и энергии, предрекает себе: «Я начал раньше, я докончу рану, Мой разум сделает немного»? Это уже не романтическая игра со смертью, а какое-то мрачное мистическое предвидение.В поисках собственного решения он бросался во все стороны, на войну, в дерзкие вылазки со своей сотней смельчаков, прорывался сверх всяких правил и приличий в высшее общество, которое ему было совсем не нужно. Зачем? Зачем? И потом, он сравнивает себя и свою жизнь с Байроном, «ранее начавшим» — да, это так. Но откуда ему было знать, что он кончит раньше Байрона, который тоже умер сравнительно молодым, всего в 37 лет? И какие надежды разрушила его жизнь в юности? Несколько пророческих слов

Кстати, обратим внимание на такую ​​неслучайную для Лермонтова фразу: «с милого севера на юг.Как бы ни был романтически очарован поэт Кавказом, но — ему дороже «милый север». В поэте нет случайных слов.

И все же, кто он, «гонимый миром странник «? За чем гонимся? Кого гоним? Куда гоним? Думаю, его преследовали именно за то, что он был избранником небес, пророком.

Неслучайно в конце жизни, наш первый нобелевский лауреат Иван Бунин понял, что ошибался, считая Пушкина первым русским поэтом.Перечитывая Лермонтова, Бунин убедился в превосходстве Лермонтова. Красиво сказано: «Лермонтов унес с собой тайну русского сердца, оставив нам лишь намек на разгадку». Так мы навсегда разгадаем тайну русской души и русского сердца.

Странствование вообще присуще русской литературе. «Очарованный странник» Николая Лескова, странствующий Пушкин, странствующий Грибоедов. Где русская душа, не блуждающая и во времени, и в мире? Пусть гонят ее часто, но полностью выгнать не могут.Это как в тех же лермонтовских «Облаках»:

Вечно холодный, вечно свободный

У тебя нет родины, у тебя нет изгнания.

Михаил Лермонтов с грустью предсказывал свою скоротечную судьбу, словно догадывался о своем жестоком убийце.

Я раньше начал, я рану доделаю,

Немного ума сотворю

В России всегда есть хладнокровные убийцы против поэтов, они спокойно убивают всех: от Пушкина до Гумилёва, от Лермонтова к Рубцову.

Прочитал интересные предложения Дмитрия Галковского: «Сложная форма стихотворения заимствована у Байрона. Эта форма необычайно подходила Пушкину. Сатирическая отстраненность Байрона помогала Пушкину освоить чужую тему, приспособиться к ней, органично включить чуждое начало в его «Я».ВОТ легкомыслие русской литературы,ее «дурное качество».И ведь все пушкинское наследие,все его сюжеты заимствованы.Таким образом, характеристика, оперетта уже заложена в русской литературе.Ошибка Гоголя и то, что он слишком серьезно ко всему относился, превратили русскую литературу в нечто исключительно серьезное. «Игровой момент» был упущен. Гоголь не столько учил, сколько разучивал русских смеяться. «А бывает» превратилось в «только так бывает». Пушкинское «русский может превратиться в Байрона» превратилось в «русский есть Байрон». Но почему Почему, откуда? и анархический индивидуализм. И тут в дело пошло «поколение», «судьба России». Лермонтов воспринимал Пушкина сквозь призму только что зарождавшейся «гоголевской школы»:

Нет, я не Байрон, я другой

Еще один неизвестный любимец

Что за Пушкин был «гонимым мир»? — Это форма.У Лермонтова есть содержание. Почему «гонения», из-за чего? «Основа» уже дана:

Мы богаты, едва с пеленок,

Ошибки отцов и их поздний ум,

И жизнь нас мучает

как гладь 90 путь без цели,

Как застолье на чужом празднике.

Действительно, англичанин того времени, наследник богатейшей западноевропейской культуры и истории, истории, в которой «Октябрьская революция» была, читай, лет 200 назад (Кромвель), такой наследник мог считать себя богатым в ошибки и поздний ум старших поколений.А чем тогда были русские богаты? Чужие ошибки и чужой ум? Но на этом, как известно, не разбогатеешь. А СТИЛЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОБОСНОВАН. Поэтому уже «я люблю свою родину, но странной любовью» «под звуки пьяных мужиков». Вот и весь мир плохой. Была игра. Счетчик уже включен, и рано или поздно сбудется конец лермонтовской «Думы»:

И прах наш, с суровостью судьи

и гражданина

Потомок обидит

презрительный стих,

С горькой насмешкой

обманутый сын

Над разбазаренным отцом.

Это очень важный момент. Фундаментальный. Чего не хватало Пушкину? — Несерьезность, игра.

Очень правильное замечание. При всей своей молодости и яркости страстей, пылкости и взрывном характере, Лермонтов никогда за свою недолгую жизнь не играл легко и легкомысленно, он вкладывался полностью во все. Ведь он был не просто писателем.

Почему он «преследуется миром»? И чем же все-таки отличается русская душа Лермонтова от души Байрона? Это видно из анализа того же Андреева стихотворения «Ангел». Для Даниила Андреева «Ангел, который нес его (Лермонтова) душу на землю и пел ту песню, которую потом «скучные песни земли не смогли заменить ей», не литературный прием, а факт. Истинный ангел с истинного неба.

Если вы так серьезно прочитаете все произведения Лермонтова, то легко найдете все ответы на все лермонтовские вопросы. Это «мир печали и слез» преследует нас «неизвестный избранник».

И звук его песни в душе молодой

Остался — без слов, но живой.

Лермонтов пишет всё о той же русской душе:

И долго томилась она на свете

Полна чудного желания

5 И звуки неба не заменить

6 3

Ее скучные песни земные

Уникальность «русской души» в том, что она никогда не успокоится на земных скучных песнях, она постоянно стремится к высшим мирам.

Внешне он действительно близок к Байрону, но ты вчитаешься в этих двух гордых гениев и поймешь их разницу.Романтичные, свободные духом герои Байрона, как правило, космополиты в лучшем смысле этого слова, борющиеся со злом по всему миру. А сам Байрон воевал в Греции, где и погиб. Его всегда, с юности, тянуло вдаль, за моря. В возрасте 21 года он отплыл сначала в Испанию, затем в Албанию, где подружился с турецким правителем Али-пашой. Затем он проследовал в город своей судьбы, на родину красоты, которой поклонялся всю жизнь, — в Афины. Молодой Байрон влюбился в гречанку, прославил ее в стихах, назвав не иначе как афинской девой.Так древние греки называли богиню Афину Палладу, ставшую символом той самой свободы. Через два года он вернется в Англию с автобиографической поэмой «Паломничество Чайльд-Гарольда», принесшей поэту всемирную и вечную славу. И сам Байрон, и его герои — первые космополиты мира, свободные от всех национальных и нравственных оков. Богоборческая драма «Манфред» трагична. Сам поэт трагичен. Байрон разочаровался во всем: в Боге, в любви, в политике, в жизни как таковой.Он также покидает Грецию, ради нового увлечения — Италии, в которую влюбляется как новая женщина, он по-прежнему благородно всячески поддерживает карбонариев в их борьбе за независимость Италии от Австрии. Я уже не говорю о его любовных приключениях. Константин Кедров справедливо пишет: «И в его личной жизни образуется волшебный четырехугольник: Перси Биши Шелли, его жена Мэри Шелли, Байрон и его фактическая жена Тереза. Впоследствии от этого «брака» родился роман Мэри Шелли «Франкенштейн».Неожиданная смерть поэтессы Шелли в морских волнах нарушает демоническую идиллию. Байрон очнулся от дурмана и наконец закончил поэтическую феерию «Дон Жуан». Конечно, герой испытал все, что испытал Байрон, — любовь в гареме, сытость, любовную идиллию на острове. Но Байрону скоро надоедает литература, и он, вслед за своим Дон Жуаном, устремляется в самую жаркую точку Европы, в любимую Грецию. Назад к юности. Греки встречают великого владыку как полководца. Байрон снаряжает греческий флот своим на свои деньги, снабжает повстанцев и даже командует отрядом, но внезапная лихорадка обрывает его жизнь в 1824 году.Традиционный предел жизни поэтов приходится на рубеж 37 лет.

«Вольный поэт» назовет его Пушкин. Но вряд ли это применимо к Байрону. Он никогда не был в рабстве и не нуждался в свободе».

Действительно, ни Пушкин, ни Лермонтов в Николаевской России не могли представить той свободы, которой обладал богатейший английский аристократ лорд Байрон.

Незадолго до смерти Байрон писал:

Мой дух! Ты помнишь, чья кровь

завещание к вам?

нанести как Hellas Sever

для славных поступков!

Пусть они потеряют власть над вами

Гнев и улыбка красоты.

Умей утолить любую страсть —

Ты не мальчик!

Вы прожили свою молодость.

Что откладывать? Вот он, край славы.

Твое дыхание в бою

Отдай ему.

Свободная воля

К тому, что превыше всех наград,

Оглянись, найди свой холм

И спи, солдат!

Великая поэзия. Великая судьба. Но — разные. Наш «гонимый миром странник» совсем другой, со своим отечеством, со своей русской душой. И в этом главное отличие лирического героя Лермонтова от героя Байрона.

Во-первых, он был странником, его преследовали власти и элита, он был изгнанником, но никогда не был изгнанником из своего Отечества, как Герцен или Печерин. Скорее, он мечтал о дальних путешествиях: в Персию, в Китай, на Восток, который всегда его привлекал, и был равнодушен к западным странам.Разве что мечтал о родной Шотландии.

Преследуемый в первую очередь властями, презренный новый русский богач, очень похожий на наших нынешних «новых русских». Нас преследуют «сильные мира сего». Нас преследует невежественная элита. Но гнали ли его товарищи? Те же казаки? Мог ли поэт, далекий от души своего народа, написать знаменитую «Казачью колыбельную»? Сколько любви, нежности, заботы, беспокойства в песне, которые близки и понятны всем мамам:

Мне станет грустно.

Жди безутешно;

Я буду молиться весь день

Гадание ночью;

Я подумаю, тебе скучно

Ты на чужбине

Песня объединяет Бога, мать, дом, отчизну — высшие ценности жизни людей. У Байрона, кстати, таких песен нет.

Читал в литературоведении, что «Русскому романтизму свойственны многие европейские черты, но некоторые из них имеют свои особенности.отношения с ним и ищет себе место в опасностях и подвигах дальних странствий, в борьбе за справедливость, в необыкновенных поступках, в необыкновенной любви, как это делали герои Байрона, Шиллера, Вальтера Скотта, Гюго и др. Но М. Лермонтов совершенно справедливо заметил: «Нет, я не Байрон, я другой».

Русский романтизм отличается особой глубиной страсти, «разбитым грузом надежд», как говорил Лермонтов, так как русская культура и русское искусство гораздо теснее связаны с политической жизнью общества, чем в Европе, с горячей гражданской чувство его художников, рождающее удивительный сплав любви к Родине и своему народу и неприятия реалий жизни.Отсюда острая ирония, горечь и безысходность в судьбах романтических героев литературы и отражение трагедии в портретной живописи этого художественного направления.

Нет ни пренебрежения к другим культурам, ни чрезмерного превознесения своей. Это подарок от Бога. Нужно ценить другие национальные культуры, но и о своей забывать не стоит.

И поэтому с юных лет Михаил Лермонтов считал себя прежде всего национальным русским поэтом.Все творчество поэта – это его размышления о смысле существования и человека, и народа, и его судьбы, и судьбы его Родины.

На фото: памятник М.Ю. Лермонтов в Тарханах скульптор Комов О.

Из книги Теория заговора: Тайны и сенсации автора Такет Кит

ТАК КТО БУДЕТ ВЛАДЕТЬ МИРОМ? Не так давно многим казалось совершенно справедливо, что Советский Союз одержим желанием завоевать Европу. Западные правительства всегда имели под рукой козла отпущения, которого они охотно обвиняли во всех своих политических и экономических

Из книги Избранная журналистика автора

Из книги Газета День литературы №84 (2003 8) автора Газета День литературы

Олег ДОРОГАНИ МЕЖДУ МИРОМ И БОГОМ МЕЖДУ МИРОМ И БОГОМ I. Истинные поэты терпели нападения во все времена. Они видели бездну — но их не понимали, а если и понимали, то делали вид, что не понимают. И пытались уничтожить, замолчать или принизить их

Из книги Литературная газета 6286 (№ 31 2010) автора Литературная газета

Не турист, а странник-библиоман. Книжная дюжина Не турист, а странник Александр Ульянов. История Угодского края. Том 1. Угодский район с древнейших времен до конца 13 века.– Обнинск: Издательство «Артифэк», 2010. – 496 с.: ил. Почему автор взялся писать об этих отнюдь не

Из книги Литературная газета 6310 (№ 5 2011) автора Литературная газета

Странник по жизни Библиоман. Книга дюжина Странник в жизни Амира-Хосейна Фарди. Исмаил: Роман / Пер. с фарси А.? Андрюшкина. — М.:? Исток, 2010. — 384? – 3000 экз. Роман современного иранского прозаика повествует о судьбе Исмаила, обычного мальчика, выходца из беднейшей

Из книги Результаты No.7 (2012) автор Журнал результатов

Вечный странник / Искусство и культура / Спецпроект

Из книги Итоги №8 (2012) автора Журнал Результаты

Вечный странник / Искусство и культура / Спецпроект

Из книги Газета Завтра 975 (32 2012) автора Газета Завтра

Из книги Газета Завтра 985 (42 2012) автора Газета Завтра

Из книги Литературная газета 6398 (№ 51 2012) автора Литературная газета

Гонимый и любимый праздник Гонимый и любимый праздник Елена Душечкина. Русское дерево. – СПб: Изд-во Европейского университета в СПб, 2012. – 360 с.: ил. — 1000 экз. Она приехала к нам из Германии и нашла покровителя в лице Петра I. Это он, неугомонный царь, в

г.

Из книги Газета Завтра 946 (3 2013) автора Газета Завтра

Из книги Том 11. Неопубликовано. Публицистика автора Стругацкий Аркадий Натанович

Борис Стругацкий ЕЩЕ РАЗ О XXI ВЕКЕ (Выступление на IV съезде писателей-фантастов России «Странник») Общественное мнение навязало писателям-фантастам образ эдаких пророков, якобы знающих будущее.С одной стороны меня это всегда раздражало, потому что такой подход сужает реальные

Из книги Дача (июнь 2007) автора Журнал Русская жизнь

Несостоявшийся странник Управление ФСБ по Самарской области задержало молодого человека, выдававшего себя за гражданина США таиландского происхождения. По данным пресс-службы ведомства, задержанный «проявлял необоснованный интерес к одному из корпусов Самарской

Из книги ВЗР: Великие писатели земли русской (февраль 2008) автора журнал «Русская жизнь»

Дмитрий Ольшанский Манхэттенский странник К 65-летию Эдуарда Лимонова

Из книги Проклятые места планеты автора Подольский Юрий Федорович

Незнакомец и три вокзала Комсомольскую площадь в Москве часто называют площадью Трех вокзалов. Здесь одно из самых порочных и криминальных мест столицы, где собираются жулики всех мастей, бомжи, проститутки, попрошайки… Возможно, что их сюда привлекает особый черный

Из книги Викинги [Буря за кадром] автора Андреева Юлия

Кевин Дюран — Харбард, странник и сказочник Кевин Дюран родился 14 января 1974 года в Онтарио. Кевин окончил среднюю школу Святого Игнатия в Тандер-Бей. Он свободно говорит по-английски и по-французски, но французский ему нравится больше.В 1994 году Кевин Дюран

М.Ю. Лермонтов — представитель романтизма. Увлекался творчеством английского романтика Дж. Байрона. Это нашло отражение в стихотворении, о котором идет речь в статье. Учиться в 10 классе. Предлагаем ознакомиться с кратким разбором «Нет, я не Байрон, я другой» по плану.

Краткий анализ

История создания — произведение поэт написал накануне своего 18-летия в 1832 году, впервые оно было опубликовано в журнале «Библиотека для чтения» в 1845 году.

Тема поэмы — судьба души странника.

Композиция — Поэма написана в форме монолога лирического героя, который можно разделить на части: сравнение с Байроном, рассказ лирического героя о своей душе. Произведение не разделено на строфы.

жанр — элегия с элементами послания.

Стихотворный размер — ямб четырехстопный, в стихотворении использована перекрестная рифма АБАВ.

Метафоры «странник, преследуемый миром», «мой ум немного сделает», «в душе моей … груз разбитых надежд», «океан мрачен».

эпитеты «неизвестный избранник», «русская душа».

Сравнения «в душе моей, как в океане».

История создания

М.Ю. Анализируемое стихотворение Лермонтов написал в 1832 году, незадолго до того, как ему исполнилось 18 лет. Уже тогда юноша знал, что посвятит свою жизнь литературе. Михаил Юрьевич создавал ранние стихи в духе романтизма и не менял этого направления до конца своего творческого пути. Недаром молодой поэт сравнивал себя с Байроном.

Лермонтов с детства увлекался творчеством английского поэта-романтика. Он перечитывал не только произведения Байрона, но и его биографию. В юности Михаил Юрьевич заметил, что у него много общего со своим кумиром как в судьбе, так и в характере. Байрон считался угрюмым и обидчивым человеком, с которым очень трудно найти общий язык. Лермонтов тоже чувствовал, что другие его не понимают, поэтому часто замыкался в себе.

До момента написания поэмы русский поэт успел пережить смерть матери, разлуку с отцом. Не оправдалась и его мечта стать филологом. Аллюзии на эти события встречаются в его творчестве.

Стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой» считается пророческим, потому что в нем поэт предсказал, что его жизнь будет короткой. Работа была впервые опубликована в журнале «Библиотека для чтения» в 1845 году.

Тема

Анализируемое стихотворение можно считать программным, поскольку оно отражает черты романтизма. В своих строках поэт рассказывает о судьбе души странника. В центре произведения лирический герой, пытающийся познать себя и предсказать будущее. Лирическое «я» полностью сливается с автором.

В первых строках герой уверенно заявляет, что он не Байрон. При этом он не скрывает, что считает себя избранным. Некоторого сходства с английским поэтом юноша не отрицает, считая, что оба они странники, «гонимые миром».Эта метафора намекает не только на отчужденность от толпы, неспособной понять мятежную душу, но и на лермонтовские скитания, связанные со службой. Лирический герой называет себя скитальцем. Такое восприятие одинокой мятежной души характерно для романтизма.

Герой говорит, что обратился к творчеству раньше Байрона, поэтому считает естественным «долечивать рану». Он позволяет себе приоткрыть завесу своей души. Читатель видит, что в нем «лежит груз разбитых надежд.Лирический герой тщательно скрывает свои мысли от толпы, понимая, что найдет в ней только непонимание и осуждение. Его мысли известны пока только ему самому и Богу.

Композиция

Поэма написана в форме монолога лирического героя, который можно разделить на части: сравнение с Байроном, рассказ лирического героя о своей душе. Однако мысли плавно перетекают из одной в другую, поэтому произведение формально не разделено на строфы.

жанр

Жанр – элегия, так как в поэме преобладают философские мотивы. Рассказывая о своей судьбе, лирический герой не скрывает своей печали. Стихи написаны четырехстопным ямбом. Автор использовал перекрестную рифму ABAB. В тексте присутствуют как мужские, так и женские рифмы.

средства выражения

М. Лермонтов с помощью художественных средств воспроизвел мысли о своей судьбе и судьбе Байрона. Пути позволили автору выразительно и оригинально раскрыть тему.

В тексте преобладают метафоры : «странник, гонимый миром», «мой разум сотворит немногое», «в душе моей… надежды разбитого груза лежат», «море сумрачно». Монолог завершается эпитетами — «неизвестный избранник», «русская душа» и сравнением — «в душе моей, как в океане».

Важную роль в произведении играет интонация. С помощью вопросительных и восклицательных предложений поэт расставляет смысловые акценты

Мятежный дух лирического героя передается через аллитерацию «р»: «подобный ему, гонимый миром странник, но только с русской душою.»

Стихотворный тест

Рейтинг анализа

Средняя оценка: 4,2. Всего полученных оценок: 25.

Прочитать стих «Нет, я не Байрон, я другой…» Лермонтов Михаил Юрьевич приглашается к школьникам на урок литературы в гимназии. Сначала учителя разбирают его вместе с детьми, а потом просят научить дома. На нашем сайте стих можно прочитать полностью онлайн. Кроме того, при желании его можно бесплатно скачать на планшет, компьютер или телефон.

Текст стихотворения Лермонтова «Нет, я не Байрон, я другой…» был написан Михаилом Юрьевичем в 17 лет. Тема произведения: поэт и общество. В поэме автор сравнивает себя с английским поэтом Байроном. Сначала Лермонтов отрицает свое сходство с ним, пишет, что он другой. Однако после двух строчек мы видим, что что-то общее между ними все-таки есть. Лермонтов говорит, что его, как и Джорджа Гордона, никто не понимает и вряд ли сможет понять.Потом Михаил Юрьевич Лермнтов пишет, что рано начал творить и рано закончит. Он говорит, что его разум мало что может сделать. Также в произведении он пишет, что в его душе лежит груз пустых надежд. В этом стихотворении автор выступает в роли пророка. Он действительно прожил мало (всего 26 лет), часто был не понят окружающими.

романтизм | выносливый романтик

Недавно я прочитал перевод Баярда Тейлора Фауста Гёте. Я хотел бы обсудить пару довольно интересных вопросов, которые, как мне кажется, поднимает стихотворение/драма.Я понимаю, конечно, что я не гетевед и даже не литературовед, но тем не менее…

На страницах Фауста я был очарован тем, что я нашел центральным конфликтом, поставленным на карту: не конфликтом о спасении душ или их проклятии, а конфликтом между двумя мирофилософиями, двумя радикально противоположные взгляды на мир и свое место в нем: просвещение и романтизм. Грубо говоря, философия разума против философии чувства.Кант против Руссо. Философы эпохи Просвещения, апофеоз которой пришелся на 18 век, считали, что разума, рациональности и науки достаточно, чтобы раскрыть все, что нужно знать о мире; и что чувства были бременем, истощением, проклятием, которое, подобно плоти, тянущей душу вниз, опускало разум до их собственного грубого уровня. Романтизм отреагировал на этот взгляд на мир (вспомните Эмиля Руссо), предпочитая вместо этого возводить чувства, эмоции, страсти на пьедестал (вспомним, опять же, оговорку Китса о « истине » и « красота » — красота соловьиной песни — в Оде соловью ).Например, в «Biographia Literaria » Кольриджа он говорит о «воображении» с почтением, с которым обычно относятся к божеству. Конфликт раскрывается, как мне кажется, наиболее ярко в этих прекрасных строках из Китса Lamia :

.

Не все чары летают

От простого прикосновения холодной философии?
Когда-то на небе была ужасная радуга:
Мы знаем ее гудение, ее текстуру; ей дают
В унылом каталоге обычных вещей.
Философия подрежет ангелу крылья,
Покори все тайны правилом и линией,
Опустоши заколдованный воздух и гномируй шахту
Расплети радугу, какой она была прежде

6

Нежная Ламия растворяется в тени.

Образ науки, «расплетающей радугу», прекрасен, горьк, душераздирающ и по праву знаменит.

На этом фоне давайте рассмотрим текст Фауста .

Мефистофель устанавливает сцену в Прологе , в его противостоянии с Богом. Говоря о человеке, собственном творении Божием, с крайним презрением, он вторит взгляду, очень похожему на Руссо, о том, что наш разум является причиной наших страданий:

Как мужчины мучают себя, вот и все, что я заметил.
Маленький бог мира остается прежним,
И так же причудлив, как в день Сотворения.
Жизнь несколько лучше могла бы удовлетворить его,
Но за отблеск небесного света, который Ты дал
ему:
Он называет это Разумом — от этого его сила увеличилась,
Быть гораздо звернее любого зверя.

Конечно, это говорит дьявол, и мы можем без особого беспокойства отмахнуться от его слов. Но затем сцена перемещается на землю, и в своем первом монологе Фауст рассказывает обо всех годах своего обучения, о своем опыте в обширной полосе знаний, но находит:

что ничего нельзя знать!
Это знание пронзает меня до костей.

Он жаждет стоять на высокой горе, залитой лунным светом; плывет по лугам в сумерках; освободиться от « паров знаний»; он проклинает подземелье, в котором находится, «червивые» пыльные книги, и восклицает: « Таков мой мир.И какой мир! Образ и метафора объединяются, чтобы дать нам подавляющее чувство, что знание является бременем, гнетущей тяжестью на сердце, и что свобода лежит далеко-далеко от книг.

Позже в той же сцене появляется Вагнер, типичный молодой ученый-просветитель, искренне ищущий истину в текстах, и это так Фауст увещевает его:

Является ли пергамент священным источником перед тобою,
Глотком, которым твоя жажда навсегда утолена?
Никакое истинное освежение не может восстановить тебя,
Спаси то, что из твоей собственной души спонтанно рвется.

Последняя строка чрезвычайно интересна, ибо спонтанность была единственной вещью, которую романтизм ценил превыше всего (вспомним знаменитое высказывание Китса, если поэзия не приходит так же естественно, как Листья на дереве, то лучше не приходить в все ). Спонтанность, свободное воображение , в отличие от расчетливого разума.

И, наконец, в конце сцены, когда он вспоминает свой собственный религиозный опыт, Фауст вырывается изумительной красоты строками:

Сладкая, непостижимая тоска
Ноги мои по лесам и лугам шли свободно,
И пока горели тысячи слёз,
Я чувствовал, как мир возникает для меня.

А « сладкое, непостижимое томление «. Горящие слезы над чем-то, чью красоту мы не можем постичь, не можем понять человеческими способностями разума, но красоту, которую мы просто чувствуем в силу того, что мы человек, и на самом деле это явная необъяснимость этой красоты, наша неспособность понять это доводит нас до слез. Что — это новый « мир, возникающий » для нас, мир, который в самой своей тайне и чуде, подобно сплетенной радуге, является самым прекрасным.

Значит, это Фауст. Величайший ученый во всем мире, который теперь находит свою ученость уткой, свои знания бесполезными, весь свой опыт пустой тратой и жаждет чего-то совершенно другого, чего-то, чему он даже не может дать названия.

И Фауст признает двойственность, дихотомию, непримиримость своего положения, человеческого состояния. Прогуливаясь по сельской местности, где Вагнер, ну, Вагнер, Фауст резко ставит вопрос:

Две души, увы! живут в моей груди,
И каждый уходит от своего брата и отталкивает его.
Обладающий цепкими органами держит в любви
И сжимает похоть мир в своих объятиях;
Другой сильно сметает, эту пыль выше,
В высокие родовые просторы.

И тут появляется Мефистофель. Вернувшись в свой кабинет, Фауст в агонии. Он чувствует притяжение встречных порывов, он чувствует себя разрываемым, мечущимся туда и сюда по ветру сомнения, он кричит:

Стремится, реки бытия,
Самые источники Жизни, чтобы достичь…

И сразу после этого:

Почему ручей должен так скоро иссякнуть и погубить нас,
И жгучая жажда снова нападет на нас?

Фауст находится в таком состоянии ума, когда появляется Мефистофель. И обратите внимание, что обещает Мефистофель:

Друг мой, ты победишь вопреки всем притязаниям,
Больше в этот час, чтобы успокоить твои чувства,
Чем в однообразии года.
То, что воспевают тебе деликатные духи,
Прекрасные картины, которые они принесут тебе,
Больше, чем пустое волшебство.
Твой аромат будет манить к блаженству;
Твое небо тогда от вкуса в восторге,
Твои нервы осязания восторженно пылают!
Все не готово, чары я плету:
Мы здесь вместе, так что начнем!

Обратите внимание на использование слов: «чувства»; ‘фотографий’; ‘запах’; «вкус»; «нервы»; «восторженное сияние»; это прямое обращение к страстям, к «неразумной» части нас самих, иначе говоря, к аппетитам.

А когда Мефистофель возвращается во второй раз, Фауст в еще большей агонии. В самом деле, такая агония, что он жаждет смерти, что он отказывается от всего в мире, и в отрывке, который мог бы быть прямо из De Rerum Natura Лукреция, утверждает мир, в котором невозможно ничего чувствовать, просто… нейтральная пустота:

Хотя какой-то знакомый тон, возвращая
Мои мысли от мук, вел меня дальше,
И донеслись сладкие, ясные эхо, обманывая
Вера, завещанная зарей Детства,
И все же я проклинаю что’ er влечет
И уловляет душу видениями напрасными;
С ослепительными читами и дорогими устройствами
Запирает его в этой пещере боли!

Будь проклят тотчас же высокое честолюбие
Чем обманывает сам разум!
Будь проклят блеск призрака

Что вторгается в тонкий смысл!
Да будет проклято впечатление лживого сна
Имени, и славы, и лаврового лба!
Проклято все, что льстит, как собственность,
Как жена и дитя, как плут и плуг!

Будь проклят Маммон, когда он с сокровищами
К неугомонным действиям подстегивает нашу судьбу!
Проклят, когда за мягкие, снисходительные досуги,
Он нам подушки прямо стелет!
Будь проклят трансцендентный нектар виноградной лозы,—
Высшая милость Любовь падает!
Проклята и ты, Надежда! Проклята Вера, призрак!
И будь проклят Терпение больше всего!

Это дикий, страстный крик, но Мефистофелю, конечно, это нипочем, и он предлагает Фаусту выход из боли. Его служение в этом мире для души Фауста в ином. И каким будет Фаустовский пакт? Что попросит Фауст? По мере того, как напряжение нарастает до невыносимой остроты, а ставки повышаются сверх всякой меры, 90 555 это 90 556 — вот то, о чем просит Фауст в этом четверостишии, обладающем поразительной поэтической силой:

Когда так я приветствую Летящий миг:
«Ах, еще отсрочка — ты так прекрасна!»
Тогда завяжи меня в свои оковы навечно,
Тогда объяви мою окончательную гибель!

Другими словами, если Мефистофель сможет подарить уставшему от мира, страдающему Фаусту одно мгновение, которое, по его желанию, будет длиться вечность, сделка будет заключена, и Фауст откажется от своей души.

Я еще расскажу о природе фаустовского пакта в следующем посте, а пока давайте только снова отметим эту идею « жизни в каждом моменте » и стремления к тому, чтобы единственный момент наслаждения длится вечно, это классическая идея романтизма. Опять призываю Китса, от Endymion (правда, не совсем к месту, но сойдет, и подобных строк по корпусу романтиков разбросано хоть отбавляй):

Теперь нежный поцелуй – 
Да, этим поцелуем я клянусь в бесконечном блаженстве.

Итак, Фауст, образец учености и учености Просвещения, отдает все это за одно мгновение, которое приведет его к вершине чувственного наслаждения. И если были какие-то сомнения по этому поводу, вот они, подтвержденные после заключения сделки:

Нить Мысли наконец оборвалась,
И знание вызывает отвращение невысказанное.
Позвольте нам исследовать глубины чувств,
Чтобы погасить пыл пылающей страсти!
Пусть каждое чудо обретает форму и моду

Сквозь непроницаемую завесу, которую оно носило!

И это возвышенное использование хиазма:

Я принимаю дикий водоворот, самую острую боль наслаждения,
Влюбленная ненависть, волнующее презрение.
Моя грудь, насыщенная жаждой познания,

Отныне не будет вырвана ни от каких мук,
И вся жизнь для всего человечества сотворена
Должна быть в моем сокровенном испытании:

5

5 Высшие, низшие формы душа моя возьмет,
Соберёт на себе их блаженство и печаль…

Потому что, в конце концов:

Я действительно чувствую, что напрасно сделал сокровище
Человеческих мыслей и знаний своими;
И если я теперь сяду в спокойной праздности,
В моем мозгу нет источника новых сил:

Я не выше на волосок,
И не ближе к Бесконечности.

Знание есть ложь, говорит Фауст, иллюзия, обман ; если конечная цель состоит в том, чтобы понять Бесконечное, то знаменитое «океаническое чувство», о котором говорит Фрейд, то Просвещение не приведет нас к этому.

Фауст, таким образом, торжествующе утвердил романтизм и отверг Просвещение. И он мощный представитель. Но что такое мы , чтобы сделать из всего этого? Потому что в тот момент, когда он выходит из комнаты, Мефистофель переворачивает все в своем монологе:

Разум и Знания только ты презираешь,
Высшая сила в человеке, что ложь!
Пусть только Лживый Дух свяжет тебя
Магическими работами и явлениями, которые ослепят тебя,
И я получу тебя быстро и верно. ..

И вдруг это дьявол утверждает разум, « высшую силу» в человеке, и злорадствует, что собирается употребить « магических произведений » на « слепой » Фауст (верно, символ ослепляющих страстей разум), и таким образом восторжествовать над его душой. И еще обратите внимание: когда он разговаривал с Фаустом, Мефистофель привел аргумент, что чувственное наслаждение — это больше, чем « пустое магическое представление»; теперь он использует тот же язык и отрекается от себя: « волшебством действует и показывает, что ослепляет тебя… » В этот момент, как читатель, я обнаружил себя скорее дезориентированным и сбитым с толку, и совершенно не уверенным в том, где мои собственные симпатии заключались в этом перетягивании каната.Возможно, это была идея.

(продолжение)

Михаил Лермонтов | Муза Байрона

«Я был готов любить весь мир, но меня никто не понял, и я научился ненавидеть».

Кристина Робертсон, великие княгини Ольга и Александра, дочери Николая I, 1840

Я впервые прочитал увлекательный роман Михаила Лермонтова «Герой нашего времени» несколько лет назад, и он мне очень понравился, и я получил огромное удовольствие, читая его, особенно часть под названием «Княжна Мери». Главный герой, молодой человек по имени Печорин, очень остроумен, и его комментарии и замечания о мире, любви, людях вокруг него очень забавны, и я могу с ним в какой-то степени согласиться. Я буквально смеялся, пока читал, некоторые диалоги просто истерические.

Лермонтов написал роман в 1839 г., а опубликован он был в 1840 г. Через год Лермонтова не стало. В возрасте двадцати семи лет. Как романтично!? Умереть на дуэли в таком возрасте. Роман разделен на пять частей, не в хронологическом порядке, и часть, которую я больше всего люблю, называется «Княжна Мери» из дневника Печорина и начинается с его приезда в Пятигорск одним прекрасным днем ​​в начале мая.Начинается она лирическим описанием природы Кавказа и ее воздействия на душевное и душевное состояние Печорина: « ВЧЕРА Я приехал в Пятигорск. Я нанял квартиру в самом конце города, в самой высокой части, у подножия горы Машук: во время бури тучи сойдут на крышу моего жилища. Сегодня утром, в пять часов, когда я открыл окно, комната наполнилась благоуханием цветов, растущих в скромном палисаднике. Ветки цветущей черемухи заглядывают в мое окно, и ветерок то и дело осыпает мой письменный стол их белыми лепестками.Вид, открывающийся моему взору с трех сторон, прекрасен (….) Чувство, близкое к восторгу, разливается по всем венам моим. Воздух чист и свеж, как поцелуй ребенка; солнце яркое, небо голубое — чего еще можно желать? Какая нужда в таком месте, как это, в страстях, желаниях, сожалениях? »

Григорий Гагарин, Шар, 1832

Но очень скоро Печорин выходит в свет, и читатель знакомится с другими персонажами, о которых Печорин пишет откровенно; фальшиво-сентиментальный кавалер Грушницкий, молодой, красивый и неглубокий в эмоциях.Вот как описывает его Печорин: « он ничего не знает о людях и их слабостях, потому что всю жизнь свою никем, кроме самого себя, не интересовался. Его цель состоит в том, чтобы сделать себя героем романа. Он так часто пытался убедить других, что он существо, созданное не для этого мира и обреченное на какие-то таинственные страдания, что почти убедил себя, что таковым он и является на самом деле. Отсюда гордость, с которой он носит свою толстую солдатскую шинель. Я видел его насквозь, и он не любит меня по этой причине, хотя внешне мы находимся в самых дружеских отношениях.» Грушницкий поэтому противоположен Печорину; чувства первого поверхностны, а второй скрывает глубину своих эмоций и держит их при себе. Существует явное сходство между пушкинскими персонажами Евгения Онегина, который является лишним человеком, и Печорина, который также является таковым, и их двойниками: пушкинский персонаж Владимир Ленский — наивный романтик, похожий на Грушницкого.

Карл Брюллов, Всадница, 1832

Лишний человек — русский вариант байронического героя; Лермонтов даже упоминает лорда Байрона в своих стихах и на протяжении всего романа.Подобно байроническому герою, лишний человек полон противоречий; он чувствует превосходство над своим окружением, но он ничего не делает, чтобы использовать свои таланты и интеллект с пользой, он проницательный и имеет глубокие эмоции, но поверхностность и поверхностность общества вынудили его скрывать эти более глубокие чувства, потому что мир не понял бы их . Склонный к саморазрушению, страдающий от скуки и обладающий чувством, что жизнь в своей основе не имеет реального смысла; все это толкает лишнего человека, вроде Евгения Онегина и Печорина, к бесцельному путешествию или к флирту, который для них ничего не значит.Пока день приятно проведён, истинные намерения сердца не имеют значения.

Дуэли, флирт, сплетни; этого романа в избытке, и Печорин одновременно видит пустоту такой жизни, но тем не менее предается ей, потому что его циничные мировоззрения мешают ему верить в искренность и любовь.

Ах, любовь, да! Каким был бы роман без него. Печорин дает женщинам мало оснований любить его, и тем не менее они его любят, но дает этому ясное циничное оправдание: «Женщины любят только мужчин, которых они не знают.«Это, безусловно, верно для такого рода романов; это таинство мужчины, которое манит милых, наивных девиц, потому что они потом приписывают всякие благородные качества дворянам, которых только видели издалека и с которыми говорили, может быть, несколько фраз. Печориным руководит то же эгоистическое желание, каким был Евгений Онегин, когда он давал бедной Татьяне ложные надежды, и это потому, что для Печорина ничто не имеет значения, он ничем не дорожит, так как же он мог понять, что вещи имеют значение для других людей:

Я часто спрашиваю себя, почему я так упорно стараюсь завоевать любовь молодой девушки, которую не хочу обманывать и на которой никогда не женюсь.К чему это женское кокетство? Вера любит меня больше, чем княгиня Мэри. (…) По правде говоря, есть безграничное наслаждение в обладании молодой, едва зародившейся душой! Он подобен цветку, который источает свой лучший аромат при поцелуе первого луча солнца. В эту минуту нужно сорвать цветок и, наполнившись его ароматом, бросить его на дорогу: авось кто-нибудь поднимет! Я чувствую в себе тот ненасытный голод, который пожирает все, что встречается на пути… »

Княгиня Марья Лиговская не имеет такой глубокой и чистой души, как у пушкинской Татьяны, ведь она надменная и образованная барышня из Москвы, читавшая сочинения лорда Байрона по-английски и знающая алгебру. С такой девушкой нельзя связываться. Интересно отметить, что Печорин начал флиртовать с ней только после того, как Грушницкий признался ему в своих тайных чувствах к ней. Лишний человек не удовлетворен, пока не разрушит и не испортит чужие перспективы на счастье.И действительно ли он удовлетворен тогда? Нет, к сожалению, он никогда не бывает удовлетворен, ибо для него жизнь — лишь бессмысленная череда событий, каждое из которых скучнее и менее значимо, чем предыдущее, пока не приходит сладкая смерть. В одной беседе по-французски с Грушницким Печорин говорит: «Друг мой, я презираю женщин за то, что не люблю их, потому что иначе жизнь стала бы слишком смешной мелодрамой. »

Карл Брюллов, Сестры Шишмаревы, 1839

В отличие от слепой юношеской влюбленности княжны Марьи в Печорина, совершенно обожает его другая женщина, Вера, верная красавица из прошлого Печорина.Мария влюбилась в Печорина, потому что он «высокий, смуглый и красивый», таинственный, манящий — и он, кажется, не очарован ею, что служит ей только мотивацией, чтобы завоевать его. Он — романтический герой, о котором она только читала тоскливыми зимними вечерами в Москве. Но Вера любит его очень сильно, хоть их жизненные пути разошлись, и хоть она замужем…. во второй раз и не ему. Хотя на бумаге она может быть чьей-то женой, но сердце ее принадлежит только Печорину.Она говорит ему, краснея, как они вместе сидят на природе: « Ты знаешь, что я твоя рабыня: я никогда не могла сопротивляться тебе… и я буду за это наказана, ты перестанешь меня любить! По крайней мере, я хочу сохранить свою репутацию… не для себя — это ты прекрасно знаешь!.. О! Умоляю вас: не мучайте меня, как прежде, праздными сомнениями и притворной холодностью! Быть может, я скоро умру; Я чувствую, что день ото дня слабею… И все же я не могу думать о будущей жизни, я думаю только о вас… Вы, мужчины, не понимаете прелести взгляда, пожатия руки… но как для меня, клянусь вам, что, когда я слушаю ваш голос, я чувствую такое глубокое, странное блаженство, что самые страстные поцелуи не могли заменить его. »

А Печорин позже хвалит глубину характера Веры: « Вера не заставляла меня ни клясться в верности, ни спрашивать, любил ли я других с тех пор, как мы расстались… Она вновь доверилась мне со всем своим прежним равнодушием, и я не обману ее: она единственная женщина в мире, которую мне никогда не удастся обмануть. Я знаю, что скоро нам снова придется расстаться, а может быть, и навсегда. Мы оба разными путями пойдем в могилу, но память о ней останется неприкосновенной в моей душе.Я всегда повторял ей это, и она мне верит, хотя говорит, что не верит. »

Наивный, глупый гусь, вот кто Мария Лиговская, подумать только, что этот темный и загадочный человек откажется от своего цинизма и свободы, чтобы жениться на ней. Печорин совершенно ясно излагает свои взгляды на брак: « … надо мной слово «жениться» имеет какую-то магическую силу. Как бы страстно я ни любил женщину, если она только дает мне почувствовать, что я должен на ней жениться, — тогда прощай, любовь! Мое сердце обратилось в камень, и ничто не согреет его заново. Я готов на любую другую жертву, кроме этой; двадцать раз жизнь свою, нет, честь свою поставил бы на карту… а свободу свою никогда не продам. Почему я так высоко ценю его? Что в этом для меня? К чему я себя готовлю? Чего я жду от будущего?.. По правде говоря, ровно ничего. »

Наталья Пушкина, Портрет Александра Брюллова, 1831

Вот разговор Печорина с Верой, который меня так позабавил:

Она смотрела мне в лицо своими глубокими спокойными глазами.Во взгляде ее выражалось недоверие и что-то вроде упрека.

— Давно не виделись, — сказал я.

«Давно, и мы оба во многом изменились».

«Значит, ты меня больше не любишь?»…

«Я замужем!»… сказала она.

«Опять? Несколько лет назад, правда, эта причина тоже существовала, но тем не менее»…

Она вырвала свою руку из моей, и ее щеки вспыхнули.

«Может быть, ты любишь своего второго мужа?»…

Она ничего не ответила и отвернулась.

«Или он очень ревнивый?»

Она молчала.

Михаил Лермонтов, Автопортрет, 1837

И в завершение вот мой любимый отрывок из романа, который я нахожу очень близким:

» Все видели в моем лице злые черты, которых у меня не было.Но они предполагали, что я это сделал, и так они развивались. Я был скромен, и меня обвинили в лживости: я стал скрытным. У меня было сильное чувство добра и зла; вместо доброты я не получил ничего, кроме оскорблений, так что я возмущался. Я был угрюм, другие дети веселы и разговорчивы. Я чувствовал себя выше их, но считался ниже: я стал завидовать. Я был готов любить весь мир, но меня никто не понимал, поэтому я научился ненавидеть. Моя бесцветная юность прошла в борьбе с собой и с миром.Боясь насмешек, я похоронил свои лучшие чувства на дне сердца: там они и умерли».

Теги: 1839, 1840, 19 век, Герой нашего времени, Байронический герой, смешной, Лермонтов, Литература, Михаил Лермонтов, Печорин, Россия, Русская литература, Лишний человек, остроумный

Анализ стихотворения Нет, я не Байрон; Я есть, но Михаила Юрьевича Лермонтова для внимательного чтения

Анализ стихотворения Нет, я не Байрон; Я есть, но это начинается с:

Нет, я не Байрон; Я, тем не менее,
Еще один выбор для священного пособия. ..

Элементы стиха: вопросы и ответы

Предоставленная нами информация подготовлена ​​с помощью специальной компьютерной программы. Используйте лист критериев, чтобы понять лучшие стихи или улучшить свое сочинение по анализу поэзии.

  • Схема рифмовки: abbabcbcdbXb X e XdXX Xaff Xbbe
  • Длина строф (в строках): 12,1,1,4,4,4,
  • Ближайший метр: четырехстопный ямб
  • Ближайшая рифма: вложенная рифма
  • 0 Сlostanza
  • 0 Тип: сонет
  • Угадал форма: неизвестная форма
  • Meter: 10110111 010110101 11010101 11000101 11011101 10110101 10110011 0110111 1111001 11110011 110101010 10111111 01001011010100010 11110 11110111 11010111 01110100 01001111 10110111 11111101 01011101 01110111 11010001 01011011 11110111 010001011
  • Количество строф: 6
  • Средняя количество символов в строфе: 141
  • Среднее количество слов в строфе: 28
  • Количество строк: 28
  • Среднее количество символов в строке: 29 (строки короче средних)
  • Среднее количество слов в строка: 6
  • Настроение говорящего:

    Знаки препинания разные. Ни один из признаков не преобладает.

  • Автор использовал лексические повторы, чтобы подчеркнуть значимость образа; мой повторяется.

    Поэт использовал анафору в начале некоторых соседних строк. Повторяется одно и то же слово и .

    Автор использовал одно и то же слово и в начале некоторых соседних строф. Фигура речи является своего рода анафорой.

Если вы пишете школьное или университетское стихотворение, вы должны включить в объяснение стихотворения:

  • краткое изложение Нет, я не Байрон; Я есть, но все же;
  • центральная тема;
  • идея стиха;
  • история создания;
  • критическая оценка.

Удачи вам в ваших поэтических интерпретациях!

Обратите внимание: программа не может учесть все многочисленные нюансы поэтической техники при анализе. Мы не даем никаких гарантий, явных или подразумеваемых, относительно полноты, точности, надежности и пригодности информации.

Подробнее о стихах Михаила Юрьевича Лермонтова

Еще один неизвестный избранный. Анализ стихотворения «Нет, я не Байрон, я другой» Лермонтова.Вам может быть интересно

«Нет, я не Байрон…», стихотворение раннего Лермонтова (1832). Обычное сравнение Лермонтова своей судьбы с судьбой английского поэта. Это стихотворение значительно конкретизировано, что свидетельствует о его поэтическом и духовном самоопределении. Лермонтов не отказывается от внутренней связи с Байроном — оба поэта предстают в поэме романтическими скитальцами, переживающими конфликт с толпой и со всем миром, которому они чужды и которым они «движимы».Лермонтова и Дж. Байрона объединяет и позиция избранности — с той разницей, сколь существенной для Лермонтова, что он, в отличие от английского поэта, еще «неизвестен» миру: «неизвестный избранник».

Лермонтов М.Ю.
«Нет, я не Байрон, я другой»

Нет, я не Байрон, я другой
Еще неизвестный избранник,
Как он странник, гонимый миром,
Но только с русским душа.
Я начал раньше, я закончу раньше,
Мой ум немного совершит;
В моей душе, как в океане
Надежда разбитого груза лежит.
Кто может, океан мрачен,
Твои секреты исследовать? who
Расскажут ли мои мысли толпе?
Я — или Бог — или никто!

Дата написания: 1832

Михаил Михайлович Козаков (14 октября 1934, Ленинград, РСФСР, СССР — 22 апреля 2011, Рамат-Ган, Израиль) — советский, российский и израильский режиссёр, актёр театра и кино. Народный артист РСФСР (1980). Лауреат Государственной премии СССР (1967).

Нет, я не Байрон, я другой
Еще неизвестный избранник,
Как он, гонимый миром странник,
Но только с русской душою.
Я начал раньше, я закончу раньше,
Мой ум немного совершит;
В моей душе, как в океане,
Надежда разбитого груза лежит.
Кто может, океан мрачен,
Твои секреты исследовать? Кто
Расскажут ли мои мысли толпе?
Я — или Бог — или никто!

Анализ стихотворения Лермонтова «Нет, я не Байрон, я другой»

Лермонтов очень уважал самого известного романтика — Байрона. Во многих работах он невольно, а иногда и сознательно подражал ему.Непростая судьба Байрона стала прекрасным образцом романтизма. В 1832 году поэт написал известное стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой…», в ​​котором сравнил свою судьбу с жизнью выдающегося англичанина.

Лермонтову было всего 18 лет, но он уже предсказал многие события своей жизни. Стихотворение считается пророческим. Поэт тут же заявляет, что он отличается от Байрона. Скорее всего, он имеет в виду, что его судьба будет еще трагичнее. Лермонтов и представить себе не мог, что его ждут две кавказские ссылки и неприятие всего высшего света.Но он уже заявляет, что станет «гонимым миром странником». Замечание «только с русской душой» имеет большое значение. Для романтизма в целом патриотическая тематика была необычной. Романтики не принимали окружающую действительность, стремились к постоянным переменам, путешествиям. Образ родины возник только в связи с вынужденным изгнанием, в отличие от чужбины. Лермонтов подчеркивает, что его национальность является существенным отличием.

Поэт говорит: «Я раньше начал, докончу рану.Первый сборник вышел в свет, когда ему было 18 лет. Лермонтов начал писать стихи в 14 лет, но первое издание появилось лишь в 1835 году. Умер Байрон совсем молодым, в возрасте 36 лет. Поэтому заявление Лермонтова выглядит крайне пессимистично Но судьба действительно была к нему более жестока: поэт погиб на дуэли в возрасте 26 лет. были пророческими только для его современников.Творчество великого русского поэта при жизни не было оценено по достоинству. Только после трагической смерти он наконец получил признание.

Лермонтов сравнивает свой внутренний мир с «мрачным океаном», тайна которого еще не разгадана. Он чувствует, что всю оставшуюся жизнь будет встречать непонимание толпы. Если ему все же не удается донести свои личные переживания до окружающих, то остается только надеяться на Бога. Вероятно, поэт как раз имеет в виду посмертное изучение своего творчества.Лермонтов не исключает, что навсегда унесет свою тайну в могилу («или никто!).

Стихотворение действительно во многом пророческое. Но Лермонтов ошибся в самом главном. Потомки ценили его жизнь и бессмертное творчество. Произведения поэта вошли в золотой фонд русской литературы.

Прочесть стих «Нет, я не Байрон, я другой…» Михаила Юрьевича Лермонтова приглашают к школьникам на уроке литературы в старших классах.Сначала воспитатели разбирают его вместе с детьми, а потом просят научить дома. На нашем сайте весь стих можно прочитать онлайн. Кроме того, при желании его можно бесплатно скачать на планшет, компьютер или телефон.

Текст стихотворения Лермонтова «Нет, я не Байрон, я другой…» был написан Михаилом Юрьевичем в 17 лет. Тема произведения: поэт и общество. В поэме автор сравнивает себя с английским поэтом Байроном. Сначала Лермонтов отрицает свое сходство с ним, пишет, что он другой.Однако после двух строчек мы видим, что что-то общее между ними все-таки есть. Лермонтов говорит, что его, как и Джорджа Гордона, никто не понимает и вряд ли сможет понять. Потом Михаил Юрьевич Лермнтов пишет, что рано начал творить и рано закончит. Он говорит, что его разум мало что может сделать. Также в произведении он пишет, что в его душе груз пустых надежд. Автор в этом стихотворении пророк. Он действительно прожил мало (всего 26 лет), часто был не понят окружающими.

Мировой странник

Владимир Бондаренко

Культура

Посвящается 200-летию со дня рождения Михаила Лермонтова

Я думаю, что это самое программное стихотворение раннего Лермонтова. «Русская душа» — это душа «гонимого миром странника». Что в нем главного: и в самом Лермонтове, и в его герое, и в поэме: что он гонимый миром странник? Или что он с русской душой? Или мы традиционно все истинно русские люди, с истинно русской душой — преследуемы всем миром, как внешним, так и внутренним?

Нет, я не Байрон, я другой

Еще неизвестный избранник,

Но только с русской душой.

И как мотив этого раннего стихотворения Лермонтова совпадает с мотивом его последнего предсмертного стихотворения о пророке, осмеянном и преследуемом тем же миром?

С тех пор, как вечный Судия

Он дал мне всеведение Пророка,

Я читаю в глазах людей

Страницы злобы и порока.

Чем больше он провозглашал любовь в своей жизни и в литературе, чем больше он стремился к чистой истине, тем злее почти все его соседи «безумно бросали камни».Сдаются сейчас. Отсюда его неизбежное одиночество.

Странник — по толковым словарям странствующий человек (обычно бездомный или преследуемый) или человек, идущий в паломничестве, паломник. Странником в мире обычно является одинокий и бездомный человек.

Сохранили ли ныне гонимые странники русскую душу?А сколько их у нас сейчас?Много ли было в ХХ веке преследуемых миром паломников с русской душой?Весь ХХ век — в этом смысле — лермонтовский век, век русского паломничества: миллионы русских паломников в первой эмиграции после октября 1917 года.Миллионы — после Великой Отечественной войны — вторая эмиграция. Затем третья волна, тоже довольно многочисленная. Не забудем и о миллионах странников с русской душой после Перестройки, насильно оторванных от родины. Поэтому гениальный поэт Михаил Лермонтов вновь становится чрезвычайно популярным сегодня, в момент своего 200-летия.

Конечно, лирика Михаила Лермонтова внешне кажется зависимой и от Байрона, и от Гейне, и от Пушкина, но суть поэмы даже в ранний период определяется чисто лермонтовским стилем, лермонтовскими мотивами, лермонтовскими пророческий элемент.

Прежде всего: свобода и одиночество, гонения и бунт, русскость и общечеловечность. Как никто другой, Лермонтов объединяет соборное русское «Мы», погруженность в народность и яркий индивидуализм, личное «Я», прославление независимости. Самый государь, самый народный поэт, самый народный поэт со своим «Бородино», «Песней про купца Калашникова», «Казачью колыбельную», и самый отверженный, самый «проклятый».

Что такое свобода для Лермонтова? Это постоянная борьба — с собой, с внешним и внутренним миром, не зря он пишет: «Так скучна жизнь, когда нет борьбы.А его знаменитый «Парус» — это вызов всем силам грешного мира. Он боготворит и Пушкина, и Байрона, но абсолютно независим от своих кумиров. Любит, но независим от своих близких.

Кажется, что Лермонтов заимствует у Байрона мотив одиночества и изгнания («Выхожу я один в дорогу», «Тучи», «На диком севере»), но даже романтическое одиночество, даже изгнание может быть погружено в русскую национальную стихию. Можно сравнить, например, насколько изменены чувства и эмоции, сами образы в лермонтовском «На диком севере» национализированы по сравнению с оригинальной немецкой версией Гейне.А ведь переводом одного и того же стихотворения занимались и не последние русские поэты. Фет, Тютчев

И покорила всех русская одинокая лермонтовская сосна. Казалось бы, для русификации текста и Тютчев, и Фет поменяли немецкую сосну на дуб или кедр, тем самым переведя героя произведения в мужской род, выстроив любовную линию с южной пальмой, и только Лермонтовская сосна, закутанная в православные снежные ризы, закрепилась в народном сознании.Никакого надуманного педалирования русской темы; органично и естественно он сочетает свою любовь к России с любовью к ее истории, к ее природе, к национальному самосознанию.

Это его любимая тема — «странник, гонимый миром, но только с русской душой». Можно сказать, его главная тема. Двойное зацикливание: чисто стилистически первая строчка зацикливается с четвертой, вторая — с третьей. Этакая круговая обхватывающая рифма. И точно так же происходит смысловая петля гонимого странника с русской душой.

Ох уж эта русская душа! До сих пор наши либералы-русофобы морщатся от примитивной природной русскости Лермонтова.

Но я люблю — за что, сама не знаю —

Холодная тишина ее степей

Ее бескрайние леса колышутся,

9,0 Как разливы ее рек

Эта любовь не по разуму. От сердца. Все дорого поэту: «и дым горелой стерни», и избы, крытые соломой.Важность темы русской души подчеркивается в великолепном произведении о Лермонтове мыслителя и мистика Даниила Андреева, очень близкого самому поэту по мировосприятию. Даниил Андреев в своей книге «Роза мира» начинает разговор о Лермонтове словами: «Миссия Лермонтова — одна из глубочайших загадок нашей культуры». Далее он пишет: «Если бы не грянула Пятигорская катастрофа, то со временем русское общество было бы зрителем такого жизненного пути, который привел бы Лермонтова-старшего к высотам, где этика, религия и искусство сливаются воедино.Лермонтов, по Андрееву, открыл нам путь покаяния и очищения от грехов мира сего через приобщение к той красоте, которая, по Достоевскому, «спасет мир».

В 1832 году, в возрасте из 18, Лермонтов пишет:

Нет, я не Байрон, я другой

Еще неизвестный избранный,

Как он, гонимый миром странник,

6

только с русской душой.

Не раз отмечалось, что в этих стихах рифмуются важнейшие смысловые слова. «Другой» перекликается с «душой», а слово «душа» сопровождается эпитетом «русский». Лермонтов «другой избранник» только потому, что родился в России. «Русская душа» — это душа «гонимого миром странника». Рифма «странник — избранник» подчеркивает важность для поэта именно такого смысла.

«Пессимизм Лермонтова есть пессимизм силы, гордыни; пессимизм божественного величия духа», — писал о поэзии Лермонтова С. А. Андреевский. Поэтому какое бы изгнание, какое бы одиночество он ни писал, это есть гордое изгнание божественного вестника. Тем более изгнание странника с русской душой.

Нужна ли нам эта «русская душа»? Сегодня многие в этом сомневаются. Небезызвестный идеолог ельцинской эпохи Вячеслав Костиков прямо заявил: «Хватит рассуждений о «русской душе». Хорошо ли иметь особую русскую душу? Или лучше жить, опираясь на общепринятые европейские устои?» смех.При этом реалии нового российского капитализма меньше всего способствуют развитию утопического мышления. Жесткие рамки рынка и капиталистического производства требуют от людей не соловьиной души, а хорошей профессиональной подготовки, деловых качеств, умения выкручиваться и приспосабливаться. скрестить модернизацию страны с запудренными представлениями 19 века об особенностях русской души приведет только к новым происшествиям и разочарованиям Поиск особого пути, который по масштабу, красоте и одухотворенности был бы соизмерим с русским души, часто заводили нас в тупики гражданского развития. Берега утопии усеяны русскими костями. Но утопия продолжает волновать наши души. не только патриотические журналы, но и интернет пестрят порами о русской душе.

Нелюбовь Костикова к Лермонтову и его «русской душе» сродни ненависти Чубайса к Достоевскому, нелюбви либералов к Есенину. Сколько веков все эти Чубайсы и Костиковы норовят разрушить особенности русской души, и все в Приходит новый русский гений, и снова неизбывная русская душа прорывается сквозь все европеизм и американизм.

Давайте прочитаем это целиком, может быть, не лучшее стихотворение Михаила Лермонтова, но одно из самых важных для его понимания, для его судьбы:

Нет, я не Байрон, я другой

Еще неизвестный избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русской душой.

Я начал раньше, я закончу раньше,

Мой ум немного совершит;

В моей душе, как в океане,

Надежда разбитого груза лежит.

Кто может, океан мрачен,

Ваши секреты исследовать? Кто

Расскажут ли мои мысли толпе?

Я — или Бог — или никто!

Подумай, почему он, еще полный сил и энергии, предрекает себе: «Я начал раньше, я докончу рану, Мой разум сделает немного»? Это уже не романтическая игра со смертью, а какое-то мрачное мистическое предсказание. В поисках собственной разгадки он бросался во все стороны, на войну, в дерзкие вылазки со своей сотней смельчаков, прорывался за пределы всяких правил и приличий в не столь нужный ему высший свет.Зачем? Зачем? И потом, он тоже сравнивает себя и свою жизнь с Байроном, «до того, как он начал» — да, это так. Но откуда он знал, что кончит раньше Байрона, который тоже умер сравнительно молодым, всего в 37 лет? И какие надежды разбила его жизнь в юности? Несколько пророческих слов

Кстати, обратим внимание на такую ​​неслучайную для Лермонтова фразу: «с милого севера на юг». Как бы поэт ни был романтически очарован Кавказом, ему дороже «дорогой север». У поэта нет случайных слов.

И все же, кто он, «гонимый миром странник»? Почему мы преследуем? Кого мы ведем? Куда мы едем? Я думаю, что его преследовали именно за то, что он был избранником неба, пророком.

Не случайно в конце жизни наш первый нобелевский лауреат Иван Бунин понял, что ошибался, считая Пушкина первым русским поэтом. Перечитывая Лермонтова, Бунин убедился в превосходстве Лермонтова.Красиво сказано: «Лермонтов унес с собой тайну русского сердца, оставив нам лишь намек на разгадку». Так мы вечно будем разгадывать тайну русской души и русского сердца.

Странствование вообще присуще русской литературе. «Очарованный странник» Николая Лескова, странствующий Пушкин, странствующий Грибоедов. Где русская душа, не блуждающая и во времени, и в мире? Хоть и часто ее гонят, но полностью выгнать не могут.Это как в тех же лермонтовских «Облаках»:

Вечно холодный, вечно свободный

У тебя нет родины, у тебя нет изгнания.

Михаил Лермонтов с грустью предсказывал свою скоротечную судьбу, словно догадывался о своем жестоком убийце.

Начал раньше, закончу раньше,

Ума немного совершит

На поэтов в России всегда хладнокровные убийцы, спокойно убивают всех: от Пушкина до Гумилёва, от Лермонтова до Рубцов.

Читал интересные предложения Дмитрия Галковского: «Сложная форма стихотворения заимствована у Байрона. Эта форма необыкновенно подходила Пушкину. , его «недоброжелательность». А ведь все наследие Пушкина, все его сюжеты заимствованы. Таким образом, в русской литературе уже закладывался характер, оперетичность. Ошибка Гоголя в том, что он слишком серьезно ко всему относился, превращал русскую литературу в нечто чрезвычайно серьезное. «Игривый момент» был упущен.Гоголь не столько учил, сколько учил русских смеяться. «А бывает» превратилось в «только бывает». Каковы причины? Почему? Одинокий страдалец? Не из-за того же, что в Англии в девятнадцатом веке развития и анархического индивидуализма. И тут в дело пошли «поколения», «судьбы России». Лермонтов воспринимал Пушкина через призму только что возникшей «гоголевской школы»:

Нет, я не Байрон, я другой

Еще один неизвестный избранник

Какой Пушкин был «гонимый странник» по миру»? — Это форма. У Лермонтова есть содержание. Почему «гонения», из-за чего? «Основа» уже дана:

Мы богаты, едва с пеленок,

Ошибками отцов и их поздних умов,

И жизнь нас уже мучает,

2 как ровный путь без цели,

Как застолье на чужом празднике.

Действительно, англичанин того времени, наследник богатейшей западноевропейской культуры и истории, истории, в которой была «Октябрьская революция», читал, 200 лет назад (Кромвель), такой наследник мог считать себя богатым в ошибки и запоздалые умы старших поколений.Но чем тогда были богаты русские? Чужие ошибки и чужой ум? Но это, как известно, не сделает вас богатым. Но СТИЛЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОБОСНОВАН. Поэтому я уже «люблю свою родину, но странной любовью» «под наречием пьяных мужиков». Так что весь мир плохой. Был флирт. Счетчик уже включен, и рано или поздно сбудется конец лермонтовской «Думы»:

И прах наш, с суровостью судьи

и гражданина,

Потомок обидит

презрительный стих,

Горькая насмешка

обманутый сын

Над разбазаренным отцом.

Это очень важный момент. Принципиальный. Чего не хватало Пушкину? — Легкомыслие, игра.

Очень правильное замечание. При всей своей юности и яркости страстей, пылкости и взрывной натуры, Лермонтов никогда за свою недолгую жизнь не играл легкомысленно и легкомысленно, он вкладывался во все полностью. Действительно, он был не просто литератором.

Почему он «движим миром»? И чем, в конце концов, отличается русская душа Лермонтова от души Байрона? Это видно из того же андреевского анализа поэмы «Ангел».Для Даниила Андреева «Ангел, который нес его (Лермонтова) душу на землю и пел ту песню, которую потом «не могли заменить скучные песни земли», — это не литературный прием, а факт». Настоящий ангел с истинного неба.

Если вы так серьезно прочитаете все произведения Лермонтова, то легко найдете все ответы на все вопросы Лермонтова. Именно с «миром печали и слез» мы гоним «неизвестного избранника».

И звук его песни в душе молодой

Остался — без слов, но живой.

Лермонтов пишет всё о той же русской душе:

И долго на свете томилась она

Полна чудных желаний

5 И звуки неба не могли заменить

ей скучные песни земные

Уникальность «русской души» заключается в том, что она никогда не останавливается на скучных земных песнях, постоянно стремясь к высшим мирам.

Внешне он действительно близок к Байрону, но вникаешь в этих двух гордых гениев и понимаешь их разницу.Романтичные, свободолюбивые герои Байрона обычно космополиты, в лучшем смысле этого слова борющиеся со злом повсюду в мире. А сам Байрон воевал в Греции, где и погиб. С юности его всегда тянуло вдаль, за моря. В возрасте 21 года он отплыл сначала в Испанию, затем в Албанию, где подружился с турецким правителем Али-пашой. Затем он проследовал в город своей судьбы, на родину красоты, которой поклонялся всю жизнь, — в Афины.Молодой Байрон влюбился в гречанку, прославил ее в стихах, называя не иначе как афинской девой. Так древние греки называли богиню Афину Палладу, ставшую символом той самой свободы. Он вернется в Англию через два года с автобиографической поэмой «Паломничество Чайльд-Гарольда», которая принесет поэту всемирную и вечную славу. И сам Байрон, и его герои — первые в мире космополиты, свободные от всех национальных и моральных оков. Безбожная драма «Манфред» трагична.Трагичен и сам поэт. Байрон разочаровался во всем: в Боге, в любви, в политике, в жизни как таковой. Он также отказывается от Греции, ради нового увлечения — Италии, в которую влюбляется как новая женщина, также он благородно всячески поддерживает карбонариев в их борьбе за независимость Италии от Австрии. Я уже не говорю о его обильных любовных связях. Константин Кедров справедливо пишет: «И в его личной жизни образуется волшебный четырехугольник: Перси Биши Шелли, его жена Мэри Шелли, Байрон и его фактическая жена Тереза.От этого «брака» впоследствии родился роман Мэри Шелли «Франкенштейн». Неожиданная смерть поэтессы Шелли в морских волнах нарушает демоническую идиллию. Байрон очнулся от дури и наконец закончил поэтическую феерию «Дон Жуан». Конечно, герой испытал все, что испытал Байрон, — любовь в гареме, сытость, любовную идиллию на острове. и он, вслед за своим Дон Жуаном, устремляется в самую жаркую точку Европы, в любимую Грецию. Вернемся к своей юности. Греки встречают великого владыку как полководца.Байрон на свои деньги снаряжает греческий флот, снабжает повстанцев и даже командует отрядом, но внезапная лихорадка прерывает его жизнь в 1824 году. Традиционный предел жизни поэтов приходится на рубеж 37 лет.

Пушкин назовет его «Свободный поэт». Но вряд ли это относится к Байрону. Он никогда не был в рабстве и не нуждался в свободе.

Действительно, ни Пушкин, ни Лермонтов в николаевской России не могут себе представить той свободы, которой обладал богатейший английский аристократ лорд Байрон.

Незадолго до смерти Байрон писал:

Мой дух! Помнишь, чья кровь

Завещана тебе в наследство?

Встань, как Эллада, вновь

За славные дела!

Да потеряет он над тобой власть

Красота Гнев и Улыбка.

Умей любую страсть утихомирить, —

Ты не мальчик!

Вы прожили свою молодость.

Что откладывать? Вот она, земля славы.

Твое дыхание в бою

Верни его ему.

Свобода воли по влечению

К тому, что превыше всех наград,

Оглянись вокруг, найди свой холм

И спи, солдат!

Великая поэзия. Прекрасная судьба. Но — разные. Наш «гонимый миром странник» совсем другой, со своим отечеством, со своей русской душой.И в этом главное отличие лирического героя Лермонтова от героя Байрона.

Во-первых, он был странником, преследовался властями и элитой, был изгнанником, но никогда не был изгнанником из своего Отечества, как Герцен или Печерин. Скорее, он мечтал о дальних путешествиях: в Персию, в Китай, на Восток, который всегда его манил, а к западным странам был равнодушен. Разве что мечтал о родной Шотландии.

Преследовался в первую очередь властями, презренные новорусские богачи, очень похожие на наших нынешних «новых русских». Преследуется «сильными мира сего». Преследуется невежественной элитой. Но гнали ли его товарищи по оружию? Те же казаки? Мог ли поэт, далекий от души своего народа, написать знаменитую «Казачью колыбельную»? Сколько любви, нежности, заботы, беспокойства в песне, которая близка и понятна всем мамам:

Стану тоскующей томиться.

Ждать безутешно;

Буду молиться весь день

Гадание на ночь;

Я буду думать, что ты скучаешь

Ты на чужбине

В песне сочетаются Бог, мать, дом, родина — высшие ценности народной жизни.У Байрона, кстати, таких песен нет.

Читал в литературоведениях, что «Русскому романтизму свойственны многие европейские черты, но некоторые из них имеют свои особенности. Так же, как и в Европе, романтизм ставит в центр произведений героя, разногласия с обществом которого дошли до такой напряженность в том, что он разрывает с ним отношения и ищет себе место в опасностях и подвигах дальних странствий, в борьбе за справедливость, в необычных подвигах, в необычной любви, как герои Байрона, Шиллера, Вальтера Скотта, Гюго и другие сделали. Но М. Лермонтов совершенно справедливо заметил: «Нет, я не Байрон, я другой».

Русский романтизм отличается особой глубиной страсти, «надежда есть ломкий груз», как говорил Лермонтов, так как русская культура и русское искусство гораздо теснее, чем в Европе, связаны с политической жизнью общества, с пылкой гражданской чувство его художников, рождающее удивительный сплав любви к Родине и своему народу и неприятия реалий жизни. Отсюда острая ирония, горечь и безысходность в судьбах романтических героев литературы и отражение трагизма в портретной живописи этого художественного направления.

В этом нет ни пренебрежения чужими культурами, ни чрезмерного возвеличивания своей. Это данность от Бога. Ценить нужно чужие национальные культуры, но не забывать о своей.

И поэтому, Михаил Лермонтов с юных лет считал себя прежде всего национальным русским поэтом.Все творчество поэта — это его размышления о смысле существования и человека и народа, и его судьбы, и судьбы его Родины.

В фото: памятник М.Ю. Лермонтов в Тарханах скульптор Комов О.

Из книги Теория заговора: Тайны и сенсации Такет Кит

ТАК КТО БУДЕТ ВЛАДЕТЬ МИРОМ? Не так давно многие совершенно справедливо думали, что Советский Союз одержим желанием завоевать Европу. Западные правительства всегда имели под рукой козла отпущения, которого они с готовностью обвиняли во всех своих политических и экономических

преступлениях.

Из книги Избранная публицистика автора

Из книги Газета День литературы #84 (2003 8) автора Газета День литературы

Олег ДОРОГАН МЕЖДУ МИРОМ И БОГОМ МЕЖДУ МИРОМ И БОГОМ I.На настоящих поэтов нападали во все времена. Видели бездну — но не понимали, а если и видели, то делали вид, что не понимают. И пытался уничтожить, замолчать или принизить их

Из книги Литературная газета 6286 (№31 2010) автора Литературная газета

Не турист, а странник-библиоман. Книжная дюжина Не турист, а странник Александр Ульянов. История Угодского края. Том 1. Угодский район с древнейших времен до конца XIII века.– Обнинск: Издательство «Артифэк», 2010. – 496 с.: ил. Почему автор взялся писать об этих отнюдь не

Из книги Литературная газета 6310 (№ 5 2011) автора Литературная газета

Странник по жизни Библиоман. Книга Дюжина странников в жизни Амира-Хосейна Фарди. Исмаил: Роман / Пер. с фарси А.? Андрюшкина. — М.:? Исток, 2010. – 384? П. — 3000? Образцы. Роман современного иранского прозаика повествует о судьбе Исмаила — обычного мальчика, выходца из беднейшей

Из книги Результаты No.7 (2012) автор Журнал результатов

Вечный странник / Искусство и культура / Спецпроект Вечный странник / Искусство и культура / Спецпроект Владимир Спиваков — о законах улицы, праве сильного и ручного таракана, об инфарктной скрипке и товарищах-стукачах, о том, как избавиться от службы в армии

Из книги Итоги №8 (2012) автора Журнал Результаты

Вечный странник / Искусство и культура / Спецпроект Вечный странник / Искусство и культура / Спецпроект Владимир Спиваков — о том, чего стоят слово коронованного испанца и благосклонность королевы танцев, как гибли «Виртуозы Барселоны», даже

Из книги Газета Завтра 975 (32 2012) автора Газета Завтра

Из книги Газета Завтра 985 (42 2012) автора Газета Завтра

Из книги «Литературная газета» 6398 (No.

51 2012) автор Литературная газета

Гонимый и любимый праздник Гонимый и любимый праздник Елена Душечкина. Русское дерево. – СПб: Изд-во Европейского университета в СПб, 2012. – 360 с.: ил. — 1000 экз. Она пришла к нам из Германии и нашла защитника в лице Петра I. Это он, неугомонный король, в

г.

Из книги Газета Завтра 946 (3 2013) автора Газета Завтра

Из книги Том 11. Неопубликовано.Журналистика автора Стругацкий Аркадий Натанович

Борис Стругацкий ЕЩЕ РАЗ О XXI ВЕКЕ (Выступление на IV съезде писателей-фантастов России «Странник») Общественное мнение навязало писателям-фантастам образ эдаких пророков, якобы знающих будущее. С одной стороны меня это всегда раздражало, потому что такой подход сужает реальный

Из книги Дача (июнь 2007) автора Журнал Русская жизнь

Расстроенный странник Управление ФСБ по Самарской области задержало молодого человека, выдававшего себя за гражданина США таиландского происхождения.По данным пресс-службы ведомства, задержанный «проявлял необоснованный интерес к одному из корпусов Самарской

Из книги ВБФ: Великие писатели земли русской (февраль 2008) автора журнал Русская жизнь

Дмитрий Ольшанский Манхэттенский странник К 65-летию Эдуарда Лимонова

Из книги Проклятые места планеты автора Подольский Юрий Федорович

Странник и три вокзала Комсомольскую площадь в Москве часто называют районом трех вокзалов. Здесь одно из самых зловещих и криминальных мест столицы, где собираются жулики всех мастей, бомжи, проститутки, попрошайки… Возможно, что их сюда привлекает особый черный

Из книги Викинги [Буря за кадром] автора Андреева Юлия

Кевин Дюран — Харбард, странник и рассказчик Кевин Дюран родился 14 января 1974 года в Онтарио. Кевин окончил среднюю школу Святого Игнатия в Тандер-Бей. Он отлично говорит по-английски и по-французски, но французский ему нравится больше.1994 Кевин Дюран

«НЕТ, Я НЕ БАЙРОН, Я ДРУГОЙ…» , стихотворение. ранний Л. (1832). Обычное для Л. сравнение его судьбы с судьбой англ. поэт [ср. «К***» («Не думай, что я достоин сожаления»), автобиографическая. примечание 1830 г.: «Еще сходство в моей жизни с лордом Байроном», VI, 387 — см. Автобиографические заметки] в этом стихе. значительно конкретизирован, что свидетельствует о его поэтич. и духовное самоопределение. Л. не отвергает доп. родство с Б.- оба поэта выступают в стихах. как романтично. странники, находящиеся в конфликте с толпой и со всем миром, которым они чужды и на которых они «гонятся». Объединяет Л. с Дж. Байроном и положение избранного — с той, однако, существенной для Л. разницей, что он, в отличие от англ. поэт, еще «неизвестный» миру: «неизвестный избранник». Следовательно, речь идет не об отказе от байронизма, как бы декларируемого в первой строке, а об особой и более трагичной личной судьбе поэта «с русской душою» («Раньше начал, кончу рану, / Мой ум многого не добьешься»)… Таким образом, сравнение состоит из двух глав. линии — внутр. соотнесение с личностью Байрона и противопоставление ему его поэтич. «Жребий» и развитие, результат обеих ипостасей, кажутся Л. безрадостными. Определение «с русской душой» свидетельствует о пробуждении нац. самосознания и в различных обществах. условия, в которых работали оба поэта. Строки: «В душе моей, как в океане, / Бремя разбитой надежды лежит…» могут быть прочитаны и как выражение личного, и как исторически обусловленная (как бы «унаследованная») трагедия, отягощенная сознание невысказанности своих высоких и тайных мыслей. Сравнение своей души с океаном раскрывает масштаб этих неведомых мыслей поэта, но вместе с тем и сомнения в самой возможности их выражения, ибо сложность задачи требует усилий, равных силе «Бога». Пафос его незаменим, человечен и поэтичен. призвания подчеркнуты в последних строках рифмовкой слова «кто» и последним куплетом: «…кто / расскажет толпе моей мысли мои? / Я — или Бог — или никто! Композитинг. Структура стиха.возвращается к мотиву избранности. Неизвестный автограф. Копия — ИРЛИ, тетр. ХХ. Впервые — «БдЧ», 1845, т. 68, вып. 1, отд. 1, с. 12. Датировано с позиции в тетради.

Лит.: Блок А., Собр. цит., т. 11, Л., 1934, с. 406; Гинзбург (1), с. 67; Дурылин (5), с. 171-72; Нолман , с. 473-74; Федоров (2), с. 314-15; Фабиан Э., Фон Пушкин бис Горки. Neun russische Dichter, Schwerin, S.52-53; Giusti W., Il demone e l»angelo. Lermontove la Russia del suo tempo, Мессина-Фиренце, стр. 157-58.

  • — Джордж Ноэль Гордон — англ. поэт, борец с полит. реакция в Англии, партия будет свободна. трафик в Италии и Греции. Он вошел в литературу как основоположник и один из виднейших представителей революции. романтизм …

    Советская историческая энциклопедия

  • — английский поэт. Родился в Лондоне. Окончил Кембриджский университет.В 1798 году он унаследовал титул лорда, а в 1809 году занял место в палате лордов английского парламента. В 1812 году выступил там в защиту луддитов…

    Исторический словарь

  • — Б’ЭЙРОН Джордж Гордон Ноэль, инж. поэт-романтик. Участник освободит революционера. движения в Италии и Греции…

    Лермонтовская энциклопедия

  • — ДЖОРДЖ ГОРДОН БАЙРОН, один из величайших английских поэтов-романтиков. Родился 22 января 1788 года в Лондоне…

    Энциклопедия Кольера

  • — мыс, самый восточный. точка Австралии. Открыт в 1770 Дж. Куком и назван в честь английского мореплавателя адмирала Джона А, исследователя Тихого океана, гос. активист.. .

    Географическая энциклопедия

  • — род. в 1788 г., † в 1824 г. Жизнь Б., одного из крупнейших поэтов, описывалась много раз, но редко вполне правдиво…

    Энциклопедический словарь Брокгауза и Евфрона

  • — I Байрон Джон, английский мореплаватель, коммодор.В 1740-1744 годах принимал участие в кругосветной экспедиции Дж. Ансона…
  • — Байрон, мыс, самая восточная оконечность Австралии …

    Большая советская энциклопедия

  • — Байрон Джон, английский мореплаватель, коммодор. С 1740 по 1744 г. принимал участие в кругосветной экспедиции Дж. Энсона…

    Большая советская энциклопедия

  • — Байрон Джордж Ноэль Гордон, английский поэт-романтик, сыгравший выдающуюся роль в общественной жизни Европы как отважный борец с политической и идеологической реакцией в годы Священного союза…

    Большая советская энциклопедия

  • — мыс, самая восточная оконечность Австралии …

    Большой энциклопедический словарь

  • — Джордж Ноэль Гордон Лорд. Английский поэт-романтик. Афоризмы, цитаты — биография Если бы все вещи назывались своими именами, сам Цезарь Юлий постыдился бы своей славы…
  • — Байрон, Джордж Ноэль Гордон Байрон Биография Английский поэт-романтик. Родился 22 января 1788 года в Лондоне. Он принадлежал к аристократической, но обедневшей семье.В 10-летнем возрасте, после смерти деда, унаследовал титул лорда…

    Сводная энциклопедия афоризмов

  • — поэт-романтик, мыслитель Благословенны дни юности. Старость любит возвращаться к ним сквозь туман времени…

    Сводная энциклопедия афоризмов

  • — Из стихотворения без названия М.Ю. Лермонтов: Еше неведомый избранник — Как и он, гонимый миром странник, Но только с русской душою…

    Словарь крылатых слов и выражений

  • — н., кол во синонимов: 1 мыс …

    Словарь синонимов

«Нет, я не Байрон, я другой…» в книгах

Джордж Байрон

Из книги 100 великих оригиналов и чудаков автора Баландин Рудольф Константинович

Джордж Байрон Джордж Байрон Джордж Ноэль Гордон Байрон (1788-1824) был хромым с младенчества. Поначалу по этой причине он предпочитал одиночество. Я узнал, что падший ангел света Люцифер, сброшенный с небес на землю, поранил ногу, считал себя также отмеченным печатью проклятия свыше.И

Лорд Байрон

Из книги Самые пикантные истории и фантазии знаменитостей. Часть 1 автора Амиллс Розер

Лорд Байрон Откройте двери… Джо? Рж Нет? Эль Го? Рдон Ба? Айрон, с 1798 г. 6-й барон Байрон (1788–1824) — английский поэт-романтик, покоривший воображение всей Европы своим «мрачным эгоизмом». В Венеции Байрон познакомился с графиней Терезой Джиччоли, 19-летней провинциалкой,

года рождения.

Другой Байрон Родство душ, сходство судеб. Все ли предопределено?

Из книги Проклятие Лермонтова приятель автора фон

Другой Байрон Родство душ, сходство судеб.Все ли предопределено? Он открыл для себя Байрона, когда начал изучать английский язык. В пансионе этому языку не преподавали, но у его друзей Мещериновых была молодая учительница английского языка. Примеры заразительны. Михаил Юрьевич тоже решил

Байрон

Из книги Законы успеха автора

Байрон Джордж Гордон Байрон (1788–1824) был английским поэтом-романтиком. В колчане дьявола нет лучшей стрелы для сердца, чем тихий голос. Из всех путей, ведущих к сердцу женщины, жалость — самый короткий.Правда в пятьдесят редко можно рассчитывать на

Джордж Гордон Байрон. Полное имя Байрон Джордж Ноэль Гордон (22.01.1788 — 19.04.1824)

Из книги Известные писатели автора Пернатьев Юрий Сергеевич

Джордж Гордон Байрон. Полное имя Байрон Джордж Ноэль Гордон (22.01.1788 — 19.04.1824) английский поэт. Стихи «Паломничество Чайльд-Гарольда», «Шильонский узник», «Гяур», «Корсар», «Лара» и др.; сатирический и нравоучительно-описательный эпос «Дон Жуан»; философский, любовный и политический

Еще один царь и еще один Сталин

Из книги автора

Еще один царь и еще один Сталин Публикация в газете «Завтра» цикла Сергея Кургиняна «Медведев и развитие» стала феноменом современной журналистики. Затрагиваемые темы разнообразны, постановка вопросов глубока и остроумна. Но многое в этих очерках вызывает недоумение,

Байрон

Из книги Кабинет доктора Либидо. Том I (А — Б) автора Сосновский Александр

Байрон Джордж Ноэль Гордон (1788-1824), великий английский поэт, родился 22 января 1788 года в Лондоне. С рождения он страдал хромотой, причинявшей ему физические и душевные страдания. Он принадлежал к знатной, но обедневшей семье. Сын капитана Джона Байрона

Нет, я не Байрон, я другой

Из книги Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений автора Серов Вадим Васильевич

Нет, я не Байрон, я другой Из стихотворения без названия (1832, опубл. 1845) М.Ю. Лермонтов (1814-1841): Нет, я не Байрон, я другой, еще неизвестный избранник — Как и он, странник, гонимый миром, Но только с русской душой. Используется как шутливо-ироничная характеристика себя или

.

БАЙРОН

Из книги Формула успеха. Настольная книга лидера по достижению вершины автора Кондрашов Анатолий Павлович

БАЙРОН Джордж Гордон Байрон (1788-1824) — английский поэт-романтик. * * * В колчане дьявола нет лучшей стрелы для сердца, чем тихий голос.Из всех путей, ведущих к сердцу женщины, жалость — самый короткий. Правда в пятьдесят редко можно рассчитывать на

Байрон

Из книги Избранное автора Богат Евгений

Байрон Когда после стихов и поэм Байрона обращаешься к его письмам, разрозненным мыслям, отрывочным записям, удивляет отношение поэта к тому, что, казалось бы, должно быть высшим смыслом его жизни — к литературе. Он никогда не говорит о ней с уважением и серьезностью,

Виталий Аверьянов, Петр Мультатули ЕЩЕ ОДИН ЦАРЬ И ЕЩЕ ОДИН СТАЛИН Концовка.Начало в N 41. АЛЬТЕРНАТИВНАЯ РОССИЯ Тем, кто вслед за советскими историками продолжает категорически осуждать отречение Царя, достаточно ознакомиться с трудом Михаила

Виталий Аверьянов, Петр Мультатули ЕЩЕ ОДИН ЦАРЬ И ЕЩЁ СТАЛИН

Из книги Газета Завтра 777 (41 2008) автора Газета Завтра

Виталий Аверьянов, Петр Мультатули ЕЩЕ ОДИН ЦАРЬ И ЕЩЕ ОДИН СТАЛИН Сталин был вынужден выполнять те же задачи развития, которые в свое время враги России руками «февральцев» не дали выполнить Николаю II, сорвав наше торжество в Первой Мировая война. Однако те же задачи Сталин

6.3 Другой Иоанн, иной взгляд на мир: Дьявол и Антихристы в посланиях Иоанна Пресвитера

Из книги Сатаны. Биография. автора Келли Генри Ансгар

6.3 Другой Иоанн, иной взгляд на мир: Дьявол и антихристы в посланиях Иоанна Пресвитера Три послания Иоанна написаны представителем Иоанновой традиции (то есть традиции Евангелия от Иоанн), называющий себя пресвитером христианской общины.

Особенности выпусков произведений Лермонтова. Известные произведения М. Ю. Лермонтова

Михаил Юрьевич Лермонтов-поэт неповторимый. Трудно найти человека, не знакомого с творчеством Лермонтова. Список весьма значителен: от стихотворных строк «Гибель поэта» и «Бородино» (изучаемых в школе) до знаменательного для русской литературы XIX века романа «Герой нашего времени».

Если судить о творчестве, не верится, что судьба подарила ему всего 27 лет жизни.Однако его талант и нацеленность на творчество позволили этому человеку, прожившему короткую, но яркую жизнь, стать признанным классиком. Знаменитые произведения Лермонтова, как в зеркале, отражают его жизнь, его мистически-определенное понимание своего места в мире и собственной судьбы.

Чего ждать от человека, который в 1830 году предсказывает свержение Императора в «черный год»? Кто знает, почему в момент его смерти (на дуэли в горах) вдруг разразилась страшная буря?

Пушкин и Лермонтов…

Именно он в 1837 году, после смерти Александра Пушкина, «первого поэта на русском Парнасе», дал основание почувствовать и понять всем своим современникам, что он стал пустым. Однако недолго он продержался до судьбоносной дуэли 1841 года. Особенности и проблемы творчества Лермонтова были замечены его современниками. Если Александра Пушкина Виссарион Белинский называл «поэтом внутренних переживаний души» той идеи, которая сначала рождается в душе, а затем выплескивается в общество, то Михаил Юрьевич — поэт, более социально ориентированный, часто берущийся за перо под влияние важных явлений в России.

Рекомендовано

LP — женщина или мужчина, и это важно?

Те, кто хоть раз удосужился познакомиться с магическим творчеством певицы LP, были безвозвратно влюблены в ее удивительную харизму, раскрепощенность и увлекательную игру на популярном ныне инструменте укулеле. Ее настоящие поклонники перестали удивляться…

Песня «Гибралтар-Лабрадор». Смыслы и образы

Песня «Гибралтар-Лабрадор» Вячеслава Бутусова стала известна широкой публике в 1997 году.Она стала частью саундтрека известного фильма Алексея Балабанова «Брат 2». Сегодня ее слушает второе поколение поклонников русского рока. В…

Юэн МакГрегор: фильмография, биография актера

Зрители любят фильмы с участием неординарных актеров. Таким в глазах многих был Юэн МакГрегор. Его фильмография насчитывает более шестидесяти работ, причем разноплановых и многогранных. Эван с одинаковым успехом вникает в образы богатых и бедных…

Чем отличаются личности Пушкина и Лермонтова?

Если мир молодого Пушкина сложился в достаточно гармоничном, социально стабильном обществе в годы правления императора Александра I, что давало повод задуматься о царских добродетелях, а к общественно значимым идеям поэт пришел только в возрасте тридцати, иначе обстояло дело с мировоззрением Михаила Юрьевича. Позволительно ли говорить о проблематичных особенностях произведений Лермонтова. Ведь его личность сложилась в период тиранического правления Николая I, вместо того чтобы осознать объективные причины, выведшие на Сенатскую площадь декабристов (имея в виду тлетворное влияние на российское общество крепостничества и, соответственно, социально-экономическую отсталость России). стране), император-полицейский создал беспрецедентный механизм репрессий. Речь идет о разладе в русском обществе, писал Лермонтов.

Сознательный, отчетливый протест против реакционной политики, неприятие унижений власть имущих – такова особая перспектива творчества Лермонтова.

Первый период творчества Лермонтова

Творчество Михаила Юрьевича можно разделить на три этапа.

Первый период (1828 и 1832) характеризуется явным подражанием Джорджу Гордону Байрону. С этим великим англичанином Лермонтов чувствовал личное духовное единство.

Байрон работал в период после Французской революции, в период коренных перемен, подъема и падения государства императора Наполеона. Русский поэт – в период суровой реакции после подавления восстания декабристов: расстреляны, сосланы, заключены в тюрьмы лучшие сыны Отечества.

Сходство произведений Лермонтова и Байрона

Обоих поэтов объединял бунтарский дух, мятежная душа. Согласитесь, не тема счастья в произведениях Лермонтова, не возбудимая юношеская романтика в начальный период творчества доминирует. Не случайно упомянутые поэты сравнивают себя с лодками, уходящими в бурное море (Лермонтов — «извилистая дорога…», Байрон «Стансы к женщине при отбытии из Англии»).

Стихи Байрона (как и произведения Лермонтова), по характеристике, данной им Белинским, есть клич воина, но крик не призывный, а снисходительный. В них ощутима и глубина чувства и страдания поэта-гражданина, и безудержное стремление к свободе. Подражание лорду Байрону, певцу свободы, помогло Михаилу научиться писать ясно, естественно, увлекательно, страстно. Между тем в его сочинениях прослеживается глубина Байрона. Анализ произведений Лермонтова, показывающий зрелость мыслей, дает возможность проследить их созвучие строкам великого британца. Подобно Байрону, он с скорбью сердца оценивает свое поколение, раздавленное реакцией, не имеющее будущего (Лермонтов — «Дума» Байрона «Паломничество Чайльд-Гарольда»).

Михаил, конечно, притягивает к себе, темы и образов, и глубоко знаком с произведениями других великих поэтов, например, Пушкина и Гёте.Однако именно наследие великого британца он не просто встречает, а переводит («Еврейская мелодия», «Умирающий гладиатор») Более того, известные произведения Лермонтова того периода включают многочисленные образцы для подражания («Видение», «Подражание Байрону», «Ночь»).

В конце этого периода поэт сходит с путей подражания английским классикам и идет своим поэтическим путем. Об этой вехе в своем творчестве он писал очень четко: «Нет, я не Байрон, я другой…»

Дальнейшее развитие поэтического дара

Второй период творчества поэта отмечен переездом его в Петербург и поступлением в училище кавалерийских юнкеров и прапорщиков. Накануне учебы он написал вышеупомянутое стихотворение «Парус», после этого в его творчестве наступает явное затишье. И это дает право литературоведам утверждать, что известные произведения Лермонтова в период его учебы не созданы. Юноша полностью отдается кадетскому разгулу.

Исключение составляет, пожалуй, стихотворение «Я, Богородица, ныне с молитвою». Вместо опубликованной гусарской дружины «прикладная» армейская поэзия. Лермонтов пишет совершенно непринужденно рифмованные манерные шутки, застольные песни толком и, кажется, не думает. Однако оригинальность и гармоничность ритма, свежесть и точность, грамотность и метафоричность стиля, которые выявляет анализ произведений Лермонтова этого периода, позволяют сделать вывод – перед нами вполне сформировавшийся поэт.И для того, чтобы выявить это, нужен серьезный тест.

«Талант его вдруг вспыхнул, как зажженная свеча…»

И все же случилась трагедия, потрясшая всю натуру Михаила Юрьевича. Известием, превратившим его из бесшабашного гусара в известное сердце горожанина, вестником правды, было известие о смерти Пушкина. Лермонтов был болен, когда ему сообщили об этой утрате. В то же время он чувствует трагедию России в этот момент, глубоко возмущенный тем, что многие представители высшего общества оправдали убийцу Александра Пушкина — Жоржа Дантеса.

История создания «Смерти поэта»

Лермонтов возмутился и излил «горькое сердце», т.е. то, что чувствуется на бумаге… Это был неполный вариант произведения. Не было написано в 16 строк… Но когда Николай Столыпин (родственник по материнской линии), затеяв публичный спор с поэтом, стал спорить и доказывать, что Дантес — человек достойный и честный, терпение Лермонтова лопнуло. , и он установил относительный порог. А потом я зашел в кабинет, сел за его письменный стол и… полил пламенный треск подсказки: «А вы, гордые потомки…»

Ненависть и любовь в произведениях Лермонтова еще никогда не звучали так мощно! Это была работа, которая была дана, чтобы расшевелить Россию… Свидетельством его славы стал арест, а затем и суд.

Первое упоминание о Кавказе

Электростанция, основанная на Сидячей системе («Я»), уже давно возмущала произведения Лермонтова. В списке неблагонадежных граждан явно значилось его имя. Сейчас почти доказано, что не без тайных жандармских козней состоялась его роковая дуэль с Мартыновым.

Однако мы в своих рассуждениях опередили себя… Вернемся к 1937 году, ответу властей на стихотворение «Смерть». Николай I люто ненавидел Лермонтова и лично следил за суровостью его наказания.

Михаила перевели служить на Кавказ. Это было первое звено поэта, которое, однако, благодаря стараниям бабушки и ее отношения в свете значительно полегчало, и продлилось всего несколько месяцев.

«Новичок» и «Демон»

Здесь начинается третий период творчества гения.Впечатления от удивительной природы гор отразились и в дальнейшем творчестве поэта. Благодаря связи Лермонтова в среде прогрессивной русской молодежи появилось огромное количество поклонников. Когда он вернулся в Петербург, в местных салонах ему отводилась роль светского льва. Накопившаяся горечь искала выход в поэзии. Михаил создает «Новичка» и «Демона». Новые герои произведений Лермонтова, навеянные впечатлениями Кавказа, привлекают читателя своей харизмой, стремлением к свободе и совершенством духа.

О поэме «Послушник»…

По сюжету произведения плененный грузин, послушник-черкес совершает дерзкий и отчаянный побег и в течение трех дней пытается уйти от преследователей. А на четвертом его беспомощного в предсмертном состоянии, но опьяненного запахом свободы, везут обратно – в монастырь.

Белинский полагал, что в образе новичка читатель начинает замечать проблемные черты произведений Лермонтова. В этом мощном и солидном литературном образе юноши, бежавшего от «страшных часов», «бури», когда все остальные, объятые страхом, находились «у алтаря» и «распростертыми на земле лежали» справа, заключал в себе намек на душную, вонючую, репрессивную общественно-политическую атмосферу России начала XIX века.

Анализ произведений Лермонтова, по мнению литературоведа Белинского, демонстрирует их центральные образы личности поэта.

Ровное биение чеканных струн четырехстопного ямба стихотворения «Послушница», принципиально удалено только мужские окончания, отражает как богатство картины внешнего мира, так и целый букет чувств главного героя: в отчаянии , привязанность, непоколебимая решимость, любовь, нежная печаль. В этом стихотворении особенно проявляется как характерный мотив творчества одиночества в произведениях Лермонтова.

Лермонтов «Демон»

Эта тема обособленности творческой личности находит свое логическое развитие в образе Демона, героя одноименной поэмы Михаила Юрьевича. Выбор центрального образа произведения свидетельствует о вложении особого психологического и социального смысла. Он не просто по самой своей природе противоположен ценностям господствующего класса, но является «царем знаний и свободы». В ней Михаил заключает диалектический отказ молодежи XIX века от государственной машины унижения личности.Освещая путь, мы не раз говорим об одиночестве в произведениях Лермонтова.

Это вложенное автором в стихотворение философское, зрелое осознание того, что отрицать и ненавидеть все, что связано с материальным миром, опасно, что это ведет к внутренней пустоте. Лермонтовская трагедия «Демон» заключается в замене им вечных ценностей «любви, добра и красоты» их ложно-эгоистическими образами. Он далек от народа! человека».Последнее приводит к душевному кризису, а как следствие — к гибели возлюбленной — Тамары, последующим речам Демона, «полным соблазна». Демон, как и встречаться с девушкой, остается существом, чуждым к несчастью и участию.

Анализ произведений Лермонтова, написанных позже, неизменно показывает приданное им поэтом расширение сознания, что свидетельствует об эволюции его личности.

Любовь в произведениях Лермонтова

Тема любви в произведениях Лермонтова звучит возвышенно и навязчиво-трагично.К сожалению, личность Михаила Юрьевича наложила тяжелый отпечаток его безответной любви к Варваре Лопухиной. Там, где другой, менее солидный юноша, получив отказ, нашел бы другую страсть, у Лермонтова была концепция — «все или ничего!». Хотя Варвара осталась ему верным и понимающим другом, советчиком, но поэту, конечно, хотелось большего…

Судя по стихам, любовь Лермонтова — светлая, высокая, но безответная. Поэтому описание произведений Лермонтова различных литературоведов приводило их к одному и тому же выводу: это поэт любви и печали.Даже в философских произведениях Михаила Юрьевича, например, в поэме «Дума» встречается мотив любви. Да идеальный! Послушайте только мелодию стиха «И ненавидим, и любим случайно…»

Проницательная бабушка поэта, знающая больше всех, заметила особое отношение внука к этому чувству – совершенное, без полутонов. Поэт убежден, что есть «другая жизнь», но сам человек изначально создан для жизни в ауре счастья и радости.По его убеждениям, настоящая любовь не может быть земной, она должна быть равнозначна вечному блаженству. Герои лермонтовских произведений, даже влюбляясь, превозносят любовь выше своего эго («не буду унижаться перед тобою»).

Уникальной является трактовка Михаилом Юрьевичем концепции счастья. Такое определение, пожалуй, мог бы дать только он… Вдумчивый читатель, интересующийся темой счастья в произведениях Лермонтова, найдет ее в «Герое нашего времени»: «Счастье есть сосредоточенная гордость!» под этими словами поэт понимал такое, как один человек, когда он превращается в сокровищницу радостей и печалей для другого.

Его перфекционизм создал особый стиль любовной лирики Лермонтова – противопоставить серости обыденности идеал, созданный воображением поэта мир. Именно эту творческую концепцию можно увидеть в стихотворениях «Хобби», «Валерий».

Заключение

Особенности творчества Лермонтова отражают эпохальность его творчества. Он был популярен как творческий, идейный противовес политике репрессий, проводимой императором Николаем I.

Лермонтовские строки содержат в себе и отрицание существующей власти, и сомнения, мучительные размышления о будущем России.В работах Михаила Юрьевича созданы специфические образы (символы), так, собственно, и начинается творчество этого классика русского символизма.

Однако поражает глубина осознания 27-летним поэтом мира и здесь – разноплановая тематика лермонтовских произведений: размышления о судьбах поколений, одиночество и гордость, ненавязчивый патриотизм, проблемы взаимоотношений поэт и общество.

Его оригинальная и нестандартная личность была и остается загадкой.

Ф&П Лермонтов Михаил Поэзия


Дело искусства как раз в том и состоит, чтобы понять и прочувствовать то, что в форме рассуждения могло бы быть непонятным и недоступным. — Лев Толстой

Михаил Лермонтов Поэзия — русский и английский вариант

  • Казачья колыбельная
  • Баллада
  • Потому что
  • Облака
  • Дары Терека
  • Мне одиноко и грустно
  • Одинокая туманная дорога передо мной лежит
  • Медитация
  • Моя родина
  • Нет, не на тебе моя страсть согнута
  • Не Байрон
  • На смерть поэта
  • Ангел
  • Пленник
  • Мечта
  • Русалка
  • Поэт
  • Трость
  • Парус
  • Морская принцесса
  • Три пальмы
  • Когда дует легкий ветерок. ..
  • [Английский] [Русский ТРАНС | КОИ8 | АЛЬТ | ВЫИГРАТЬ | МАК | ISO5]
    F&P Главная ° Комментарии ° Гостевая книга
    1996 Друзья и партнеры
    Наташа Булашова, Грег Коул
    Пожалуйста, посетите Российские и американские зеркальные сайты Друзей и Партнеров.

    Обновлено: 2000-02-

    Пожалуйста напишите нам с вашими замечаниями и предложениями.


    F & P Quick Search





    Основные разделы
    Главная страница
    Доска объявлений
    чат номер
    F & P Листсерверы
    Русская литература
    Русская литература 20 века

    Русская литература XIX века
    Исторический очерк

    Апухтин А.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.