Кто такая Марья Алексеевна в произведении "Горе от Ума"??

Прообразом для Грибоедова, скорее всего, послужила княгиня Марья Алексеевна Хованская. По крайней мере, об этом говорит на экскурсиях научный сотрудник музея А. И. Герцена Е. Г. Нарская.

Княгиня Марья Алексеевна Хованская, урожденная Яковлева, принадлежала, как и ее братья Пётр, Лев, Иван и Александр, к одному из самых знаменитых аристократических и богатых родов на Руси и на Москве. Род Яковлевых был из потомства Андрея Ивановича Кобылы (ум. после 1347) — московского боярина, первого исторически достоверного предка дома Романовых, т. е. был одного корня с русскими царями Романовыми. Из братьев княгини Марьи Алексеевны Пётр был членом военной коллегии, Александр — обер-прокурором Святейшего Синода, Лев — посланником при вестфальском короле, сенатором.

Княгиня Марья Алексеевна - "Грозная княгиня", как её называли многие родные, - была родной тётей Александра Ивановича Герцена, сына ее брата Ивана, и сыграла немаловажную роль в жизни племянника. Проживала в Москве, в доме на Поварской и в имении с. Загорье Серпуховского уезда.

В автобиографической книге "Былое и думы" Александр Иванович Герцен вспоминал о тёте: "Княгиня Марья Алексеевна Хованская, родная сестра моего отца, была строгая, угрюмая старуха. Толстая, важная, с пятном на щеке, с поддельными буклями под чепцом. Она говорила, прищурив глаза, и до конца жизни, то есть до 80 лет, употребляла немного румян и немного белил. Всякий раз, когда я ей попадался на глаза, она притесняла меня. Её проповедям, ворчанию не было конца, она меня журила за всё: за измятый воротничок, за пятно на курточке, за то, что я не так подошёл к руке, заставляла подойти ещё раз. Окончивши проповедь, она иногда говорила моему отцу, бравши кончиками пальцев табак из крошечной табакерки: "Ты бы мне, голубчик, отдал баловня - то твоего на выправку, он у меня в месяц сделался бы шёлковый". Я знал, что меня не отдадут, но всё-таки у меня делался озноб от таких слов. С летами страх прошёл, но дома княгини я не любил - я в нём не мог дышать вольно, мне было у неё не по себе… ".

Княгиня была вдовой. Её муж был участником войны 1812 года. Она выдала замуж двух дочерей, обе вышли замуж не по любви, а чтобы освободиться от материнской опеки. Обе дочери умерли рано, после первых родов. Несчастья сделали её ещё более угрюмой, жестокой и скупой, чем она была прежде.

Роль княгини Марьи Алексеевны в высшем обществе в пьесе раскрыта в последней фразе – восклицании Фамусова: Ах! Боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексевна!

Интересно, что сам Грибоедов в известном письме Катенину от января 1825 года писал:
«…портреты и только портреты входят в состав комедии, в них, однако, есть черты, свойственные многим другим лицам, а иные всему роду человеческому настолько, насколько каждый человек похож на своих двуногих собратий. Карикатур ненавижу, в моей картине ни одной не найдешь. Вот моя поэтика…» .

Подробности:
http://museum.s942.ru/zagor4.html

otvet.mail.ru

Что станет говорить Княгиня Марья Алексевна?


Что станет говорить Княгиня Марья Алексевна?

Что́ станетъ говорить

Княгиня Марья Алексѣвна?

Ср. Никто не заботится о томъ, что подумаютъ о насъ добрые люди: у нихъ лишь то на умѣ, что станетъ говорить княгиня Марья Алексѣвна. Во всѣхъ личность, все частность, вездѣ разсчетъ.

Марлинскій. Фрегатъ. Надежда. 4.

Ср. Ахъ, Боже мой! что̀ станетъ говорить Княгиня Марья Алексѣвна?

Грибоѣдовъ. Горе отъ ума. 4, 15. Фамусовъ.

Ср. Qu’en dira-t-on?!

Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. Т.Т. 1—2. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов. СПб., тип. Ак. наук.. М. И. Михельсон. 1896—1912.

  • Что очень хорошо на языке французском, То может в точности быть скаредно на русском
  • Эта пара, Царь — моя, И хозяин — тоже я

Смотреть что такое "Что станет говорить Княгиня Марья Алексевна?" в других словарях:

  • что/ станет говорить княгиня Марья Алексевна? — Ср. Никто не заботится о том, что подумают о нас добрые люди: у них лишь то на уме, что станет говорить княгиня Марья Алексевна. Во всех личность, все частность, везде расчет. Марлинский. Фрегат. Надежда. 4. Ср. Ах, Боже мой! что станет говорить… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Что скажет Марья Алексевна? — Первоисточник комедия «Горе от ума» (1824) Л. С. Грибоедова (1795 1829). Слова Фамусова финальная фраза пьесы (действ. 4, явл. 15): Ах, боже мой! Что станет говорить Княгиня Марья Алексевна! Литературоведы отмечают параллель с одной из пьес… …   Словарь крылатых слов и выражений

  • аллюзия — АЛЛЮ´ЗИЯ (от лат. allusio намек, шутка) стилистический прием; употребление в речи или в художественном произведении ходового выражения в качестве намека на хорошо известный факт, исторический или бытовой. Например, А. Пушкин, начав писать… …   Поэтический словарь

  • оратор — вития, мастер говорить (вообще говорящий в собраниях, публично) Ср. ...Герой триумфатор Раскланялся... Выступил новый оратор Меняло писклива была его речь.... Некрасов. Современник. Герои дня. 2. Ср. Oratores fiunt очень справедлив этот латинский …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Оратор — Ораторъ витія, мастеръ говорить (вообще говорящій въ собраніяхъ публично). Ср. Герой тріумфаторъ Раскланялся... Выступилъ новый ораторъ Мѣняло писклива была его рѣчь.... Некрасовъ. Современникъ. Герои дня. 2. Ср. Oratores fiunt очень справедливъ… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • Павел Фамусов — Константин Станиславский в роли Фамусова Павел Афанасьевич Фамусов  один из ключевых персонажей стихотворной комедии Александра Грибоедова «Горе от ума». Содержание 1 Персонаж 2 Действие …   Википедия

  • Фамусов — Константин Станиславский в роли Фамусова Павел Афанасьевич Фамусов  один из ключевых персонажей стихотворной комедии Александра Грибоедова «Горе от ума». Содержание 1 Персонаж 2 Действие …   Википедия

  • Павел Афанасьевич Фамусов — …   Википедия

  • С молоком всосать — Съ молокомъ всосать. Ср. Въ замѣнъ (капитала), вотъ мои двѣ руки, моя преданность, смѣло скажу: моя практичность, которую, могу сказать, высосалъ я съ молокомъ изъ груди матери... Григоровичъ. Порф. Петр. Кукушкинъ. 11. Ср. Передъ тобою рабъ. Ты… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • Концовка —         1) заключительный компонент литературного произведения или его части. В поэзии К. называют завершительную афористическую строку лирического стихотворения (у М. Ю. Лермонтова: «Мне грустно потому, что весело тебе»), финальное назидание в… …   Большая советская энциклопедия

dic.academic.ru

Что будет говорить княгиня Марья Алексеевна...

Уже не раз упоминалось, что переулки от Арбата до Пречистенки, сама Пречистенка, и переулки за ней, ведущие к Остоженке, носили в ХVIII - первой половине ХIХ вв. общее название Старая Конюшенная. Была здесь некогда старая дворцовая слобода конюхов, потом переселили их на Плющиху, а в Приарбатье на освободившихся местах расселились состоятельные люди.


Дом № 5 по Чистому (Обухову) переулку
Старая Конюшенная из мемуаров прошлого гораздо больше, чем нынешний Староконюшенный переулок. Это собирательное название большого московского района со своим укладом и стилем жизни, во многом зависящим от того, "что будет говорить княгиня Марья Алексеевна". Кстати, предполагаемый прообраз Марьи Алексеевны из грибоедовского "Горя от ума", как и графини Хлёстовой - Настасья Дмитриевна Офросимова (в некоторых документах писали - Афросимова) проживала также в Старой Конюшенной, в собственном доме.


Настасья Офросимова (урожденная Лобкова) в молодые годы

Дом этот находился в Обуховом (ныне, как и в ХVIII веке, Чистом) переулке. Самая большая здешняя усадьба (дом № 5) принадлежала полковнику А.А. Обухову, по имени которого и стал называться переулок, но на рубеже ХVIII и ХIХ вв. это владение перешло к супруге оберкригскомиссара Офросимовой, женщине решительной, властной и строгой, выразительнице общественного мнения и хранительнице самых строгих моральных принципов. По воспоминаниям современника-мемуариста, С.П. Жихарева, была она "дама презамечательная своим здравомыслием и откровенностью". Ее авторитетным мнением весьма дорожили самые высокопоставленные вельможи.

"Вторая из барынь крупной бесспорно величины была Настасья Дмитриевна Офросимова, переехавшая после своего вдовства из Москвы в Петербург для бдительного надзора за гвардейской службой своих двух или трех сыновей, из коих младшему, капитану гвардии, было уже гораздо за 30 лет. Обращаясь нахально со всеми членами высшего московского и петербургского общества, детей своих держала она в страхе Божием и в порядке и говорила с любовию о их беспрекословном к ней повиновении: "У меня есть руки, а у них щеки". На этих основаниях, как уверяли, обходилась она и с дочерью.

Кажется, я уже говорил о ней по случаю кончины моего отца в 1814 году и о том, как она сама вызвалась снабдить нас с теткой в это время деньгами. Она любила мою мать, которая ее страшно боялась, а отец, хотя и уважал, но избегал, сострадая угнетенному ею добродушному и кроткому ее мужу, которого она, как сама признавалась, тайно похитила из отцовского дома к венцу. Павел Дмитриевич Офросимов был, однако, боевой генерал времен Потемкина и с георгиевским крестом, носил парик, и однажды подвергся за какое-то слово публичному оскорблению от жены, которая, ехавшая с ним по улице в открытой коляске, сняла с него этот парик, бросила на мостовую и велела кучеру прибавить ходу.


Наталья Дмитриева Офросимова в среднем возрасте

Бойкость характера Настасьи Дмитриевны известна была обществу обеих столиц и самому Императору. Надо сказать, что она всегда стояла за правду и везде громогласно поражала порок. Еще в 1809 году, когда Государь Александр вместе со своей сестрой, В. К. Екатериной Павловной, посещал Москву, Офросимовой удалось одним словом с выразительной жестикуляцией уничтожить взяточника, сенатора С. Вот как это было: Государь сидел в своей маленькой ложе над сценой небольшого московского на Арбатской площади театра; Офросимова, не подчинявшаяся никоим обычаям, была в первом ряду кресел и в антракте, привстав, стала к рампе, отделяющей партер от оркестра, судорожно засучивая рукава своего платья. Увидев в 3-м или 4-м номере бенуара сенатора, она (заметьте, что театр был очень небольшой...), в виду всех пальцем погрозила сенатору и, указав движением руки на ложу Государя, громогласно во всеуслышание партера произнесла: "С., берегись!" Затем она преспокойно села в свои кресла, а С., кажется, вышел из ложи. Очень понятно, что Государь начал расспросы, что бы все это могло значить. Ему были вынуждены объяснить, что действительный тайный советник М. Г. С., хотя и почитается в обществе самым дельным из всех московских сенаторов, но в то же время многими, и не без вероятности, признается взяточником. Через несколько времени сенатор С. был отставлен". (Дмитрий Николаевич Свербеев. "Записки").

П.А. Вяземский рассказывал, что Офросимова "была долго в старые годы воеводою в Москве, чем-то вроде Марфы-посадницы, но без малейших оттенков республиканизма. В московском обществе имела она силу и власть. Силу захватила, власть приобрела она с помощью всеобщего к ней уважения. Откровенность и правдивость ее налагали на многих невольное почтение, на многих страх. Она была судом, пред которым докладывались житейские дела, тяжбы, экстренные случаи. Она и решала их приговором своим. Молодые люди, молодые барышни, только что вступившие в свет, не могли избегнуть осмотра и, так сказать, контроля ее".
Она же послужила Льву Толстому моделью для образа фигурирующей в "Войне и мире" Марьи Дмитриевны Ахросимовой, приятельницы старших Ростовых, крестной матери Наташи. Это из дома Ахросимовой в Старой Конюшенной близ Арбата легкомысленный  Анатоль пытается похитить Наташу, но мудрая Марья Дмитриевна предотвращает похищение, сулящее ее крестнице большие беды.


Анатоль (Василий Лановой) и Наташа (Людмила Савельева), кадр из фильма "Война и мир"

Вот она перед нами, всеми уважаемая и почитаемая вдовствующая дама из арбатской Старой Конюшенной: "Она держалась все так же прямо, говорила так же прямо, громко и решительно всем свое мнение и всем своим существом как будто упрекала других людей за всякие слабости, страсти и увлечения, которых возможности она не признавала. С раннего утра - в куцавейке, она занималась домашним хозяйством, потом ездила по праздникам к обедне и от обедни в остроги и тюрьмы, где у нее бывали дела, о которых она никому не говорила, а по будням, одевшись, дома принимала просителей разных сословий, которые каждый день приходили к ней, и потом обедала; за обедом, сытным и вкусным, всегда бывало человека три-четыре гостей; после обеда делала партию в бостон; на ночь заставляла себе читать газеты и новые книги, а сама вязала. Редко она делала исключения для выездов, и ежели выезжала, то ездила только к самым важным лицам в городе". (Л.Н. Толстой, "Война и мир", Т. 2).
В нескольких фразах Толстой рисует весьма детальную картину жизни и своей героини, и ее прототипа.

Госпожа Офросимова в старости

"Она еще не ложилась, когда приехали Ростовы, и в передней завизжала дверь на блоке, пропуская входивших с холода Ростовых и их прислугу. Марья Дмитриевна, с очками спущенными на нос, закинув назад голову, стояла в дверях залы и с строгим, сердитым видом смотрела на входящих. Можно бы было подумать, что она озлоблена против приезжих и сейчас выгонит их, ежели бы она не отдавала в это время заботливых приказаний людям о том, как разместить гостей и их вещи (Лев Толстой, "Война и мир", Том 2).
Неподалеку от Обухова переулка на углу Большого Левшинского, Пречистенского (Мертвого) и Могилцевского переулков и поныне стоит храм Успения на Могильцах. В отличие от большинства здешних церквей, этот храм сохранился, хотя в 1932 году был закрыт и использовался для различных производственных нужд.
С 1970-х гг. здесь размещались монтажные управления - сначала Московское управление Минмонтажспецстроя, позже Московское монтажное управление треста Центрмонтажавтоматика Минмонтажтяжстроя. Относительно недавно храм был возвращен верующим и теперь в нем идет длительная реставрация.


Храм Успения на Моглицах в 1880-е годы

При жизни Настасьи Дмитриевны этот храм, один из самых известных в Москве, был любим родовитым дворянством, проживавшим в особняках Старой Конюшенной. Лев Толстой, прекрасно знавший нравы этих мест, недаром сделал Марью Дмитриевну Ахросимову, героиню  "Войны и мира", прихожанкой этой церкви (ведь сюда хаживала и сама Настасья Дмитриевна, ставшая ее прототипом). Сюда, на службу, она приводит гостивших у нее графа Илью Андреевича Ростова, Наташу и Соню.
"В воскресенье утром Марья Дмитиревна пригласила своих гостей к обедне в свой приход Успения на Могильцах.
- Я этих модных церквей не люблю, - говорила она, видимо гордясь своим свободомыслием. - Везде Бог один. Поп у нас прекрасный, служит прилично, так это благородно, и дьякон тоже. Разве от этого святость какая, что концерты на клиросе поют? Не люблю, одно баловство!"


Интересна судьба дома Офросимовой в Обуховом переулке (в 1922 г. ему вернули старинное название - Чистый переулок), дом № 5. Типичная барская усадьба - главный дом в глубине участка и два флигеля по бокам, была полностью восстановлена после наполеоновского нашествия к 1830-м годам по проекту архитектора Ф.К. Соколова. В 1870-е дом был незначительно перестроен, в основном изменилась, согласно новой моде, отделка фасада и появилась новая ограда. С 1897 года здесь размещалось Русское Горное общество, основанное предпринимателем Александром фон Мекком. Позже, когда арбатские места охватила всеобщая строительная горячка, левый южный флигель усадьбы был сломан и на его месте появился двухэтажный доходный дом (архитектор Н.И. Якунин, 1901 г.). В советское время этот дом был надстроен. Главный господский дом с северным флигелем и кованой оградой хорошо сохранился и в конце концов был поставлен на государственную охрану. До начала Второй мировой войны в доме размещалась резиденция посла Германии. После разрыва дипломатических отношений с Третьим Рейхом здание ненадолго опустело.


Вход в резиденцию Патриарха Московского и всея Руси

В 1943 г. старинный особняк был передан Московской Патриархии ( в годы войны отношение советского руководства к православной церкви стало меняться). 8 сентября 1943 г. здесь проходил Церковный Собор, на который съехались немногие православные иерархи, оставшиеся в живых и на свободе после событий 1920 - 1930-х гг. На Соборе местоблюститель митрополит Московский и Коломенский Сергий (Старгородский) был избран Патриархом.

Патриарх Сергий, 1943 год

4 ноября 1943 г. он освятил в переданном Патриархии особняке Офросимовой домовую церковь. Сейчас Патриархии принадлежит целый комплекс зданий в Чистом переулке, но Крестовая церковь Владимирской Божьей Матери при при резиденции Патриарха действует до сих пор. Правда, церковь не является приходской и доступа посетителям в нее нет.


Патриарх Кирилл дает интервью в своей резиденции (фото с сайта Московской патриархии)

Думается, бывшая владелица этого дома богобоязненная госпожа Офросимова не стала бы возражать против подобного использования ее владений в будущем. И душа ее спокойна...

eho-2013.livejournal.com

княгиня Марья Алексеевна в "Горе от ума" А.С.Грибоедова и в "Былом и думах" А.И.Герцена

Выходные данные статьи: Дмитриевская Л.Н. Поиск прототипа: княгиня Марья Алексеевна в "Горе от ума" А.С.Грибоедова и в "Былом и думах" А.И.Герцена // Филологическая наука и школа: диалог и сотрудничество: сборник трудов по материалам VI Всероссийской научно-методической конференции: в 2 ч. Ч.1: Теория и практика анализа художественного текста. Чтение и актуальные проблемы литературного образования в школе и вузе. - М.: МИОО, 2013, с.48-51.

 

с.48
Аннотация.
В статье рассматривается образ М.А.Хованской из книги А.И.Герцена "Былое и думы" в качестве возможного прототипа для последнего внесценического персонажа в пьесе "Горе от ума" А.С.Грибоедова. Сопоставляются тексты двух произведений.
Ключевые слова: А.С.Грибоедов, А.И.Герцен, "Горе от ума", "Былое и думы", внесценический персонаж, прототип.

   

   В «Горе от ума» А.С. Грибоедова есть один загадочный персонаж, который неожиданно появляется в финальной фразе комедии и который уже почти 200 лет заставляет исследователей искать прототип. Комическая реплика Фамусова «Ах, Боже мой! / что станет говорить княгиня Марья Алексевна звучит в раннем автографе пьесы и остаётся неизменной во всех списках, значит, А.С. Грибоедов признавал за ней несомненный комический эффект, способный поставить финальную точку в пьесе.
   Поиски прототипа последнего внесценического персонажа оказались увлекательным делом для исследователей. Кто-то из исследователей предполагал, что основой для образа послужила княгиня Наталья Петровна Голицына [5]. Она стала прототипом старой графини в «Пиковой даме», в чём косвенно признавался сам Пушкин в дневниковой записи от 7 апреля 1834 года: «Моя Пиковая дама в моде. – Игроки понтируют на тройку, семерку и туза. При дворе нашли сходство между старой графиней и кн. Натальей Петровной и, кажется, не сердятся…» [2; 325]. Княгиня Н.П.Голицына была властной дамой и пользовалась всеобщим непререкаемым авторитетом в обеих столицах. Часть исследователей склонна думать, что Марья Алексевна – это единственная в пьесе княгиня, княгиня Тугоуховская. Но странно получается, что Фамусов не сильно заботился о её мнении на балу и вдруг начал переживать об этом в финале. А.А.Кунарёв в комментариях к «Горю от ума» [1] анализирует семантику имени отчества и не ищет прототип Марьи Алексевны. С.А.Фомичёв в своих знаменитых комментариях к «Горю от ума» (1-ая редакция), отказываясь от поисков конкретного прототипа, пишет: «Комментаторы комедии пытались неоднократно разгадать, кого подразумевает под этой княгиней Фамусов, и называли различных влиятельных московских дам

с.49
грибоедовского времени»
[3; 195]. Исследователи, комментаторы пьесы А.С.Грибоедова не называют в качестве прототипа Марью Алексеевну Хованскую – тетю Герцена.
   А.И.Герцен в «Былом и думах» посвящает отдельную главу описанию дома своей тёти, намекая в ряде деталей на связь Марьи Алексеевны Хованской с образом княгини в «Горе от ума».
   Об этом прототипе говорят знатоки творчества Герцена. Например, Л.К. Чуковская в неоконченной документально-художественной книге о Герцене пишет: «Он с детства терпеть не мог княгиню и ее дом, набитый моськами и приживалками, чванный, спесивый дом московской сиятельной барыни, из тех знатных старух, которых так звонко отхлестал по щекам Грибоедов. Список “Горя от ума”, десятки раз прочитанный вместе с Огаревым, лежал под ключом в бюро. Поговаривали, будто “княгиня Марья Алексевна”, поминаемая Фамусовым, недаром носит имя его тетки» [4].
   В музее Герцена хранится переписанная им пьеса «Горе от ума», а на стене музея висит портрет строгой немолодой дамы в кружевах и чепце – портрет М.А.Хованской. Сотрудники музея тоже видят в ней прототип финального внесценического персонажа «Горя от ума».
   С этим прототипом финал пьесы прочитывается не как боязнь Фамусова женской сплетни, а как страх перед мнением влиятельной, тираничной старухи, от чьего слова, видимо, зависит репутация в обществе, особенно управляющего в казённом месте Фамусова.
   В «Горе от ума» много старух/стариков: князь и княгиня Тугоуховские, старуха Хлёстова, графиня бабушка Хрюмина. Не даром графиня-внучка подводит итог Фамусовскому приёму:

Ну, бал! Ну, Фамусов!
Умел гостей назвать!
Какие-то уроды с того света!

Чацкий тоже возмущается:

Поверили глупцы, другим передают,
Старухи вмиг тревогу бьют,
И вот общественное мненье!

Марья Алексеевна – видимо, такая же старуха, от которой зависит общественное мнение. (NB: даты рождения тётки Герцена – М.А.Хованской – мы не знаем, но так как она была старшая сестра отца Герцена, то можно предположить, что ей в 1824 году было около 60 лет

с.50
(для ХIХ века вполне преклонный возраст)). Герцен пишет о ней как о старухе: «Княгиня Марья Алексеевна Хованская, родная сестра моего отца, была строгая, угрюмая старуха, толстая, важная, с пятном на щеке, с поддельными пуклями под чепцом; она говорила прищуривая глаза и до конца жизни, то есть до восьмидесяти лет, употребляла немного румян и немного белил».
   В том, как представил Герцен свою тётку в «Былом и думах», можно уловить отсылки практически ко всем женским образам в «Горе от ума». Возможно, это было сделано им намеренно, а может быть, это доказывает меткость и точность обобщений Грибоедова.
Вот, например, персонажи комедии: Наталья Дмитриевна и её безропотный, послушный муж Платон Михайлович, сослуживец Чацкого. Чацкий спрашивает у Платона Михайловича: «Забыт шум лагерный, товарищи и братья? / Спокоен и ленив?» Платон Михайлович отвечает: «Брат, женишься, тогда меня вспомянь! / От скуки будешь ты свистеть одно и тоже». Сравним у А.И.Герцена описание мужа М.А.Хованской: «Она была вдова, и я ещё помню её мужа; он был небольшого роста, седенький старичок, пивший тайком от княгини настойки и наливки, ничем не занимавшийся путным в доме и привыкший к безусловной покорности жене». Далее Герцен вспоминает, как от скуки дядя своим собственным свистом обучал пению соловьёв, дроздов и канареек в доме. (NB: Князь, майор Хованский принадлежал к древнему княжескому роду Хованских, был участником войны 1812 года (звание майора)).
   Княгиню Тугоуховскую в комедии и княгиню М.А.Хованскую, кроме титула, роднит один факт биографии. Марья Алексеевна Хованская выдала замуж 2-х дочерей, обе умерли после первых родов. Княгиня Тугоуховская приехала на бал к Фамусову с шестью дочерьми – возможно, такая же судьба ждёт этих девушек благодаря расчётливому сватовству матери. Эти две княгини похожи ещё и ворчливым характером: княгиня Тугоуховская поучает Чацкого и заявляет, что тот якобинец, а о княгине Хованской Герцен вспоминает, что «ее проповедям, ворчанью не было конца…»
   И ещё одна старуха в комедии могла напомнить А.И. Герцену его тётку. Он пишет, что мертвую тишину в доме тёти нарушали иногда крик какаду и «противное хныканье небольшой обезьяны, старой, осунувшейся, жившей в зале на небольшом выступе изразцовой печи». У Грибоедова старуха Хлёстова, явившись на бал, говорит: «От скуки взяла с собой / Арапку-девку, да собачку». Можно представить, что и её дом полон несчастных живых игрушек.
   
с.51
Герцен, должно быть, в каждой героине комедии узнавал черты своей родной тётки, а финальная фраза Фамусова, где звучит имя Марьи Алексевны, наверное, сильно веселила его, превращая строгую тётку в смешной образ. Первое впечатление от «Горя от ума» у Герцена должно было быть очень сильным – недаром он потом переписал для себя эту запрещённую комедию.
   За Марью Алексеевну Хованскую в качестве прототипа говорит и её имя-отчество. Грибоедов не создаёт образ героини, мы не видим и не слышим её – расчёт был, видимо, на то, что все и так знают, кто такая Марья Алексевна – и в этом комизм. Начало и конец произведения – сильные позиции, тем более финальная фраза пьесы. Если Грибоедов вводит новое имя в последней фразе, значит рассчитывает, что все его поймут и, конечно, не сомневается в комическом эффекте.
   Финальная фраза пьесы стала афоризмом, а внесценический персонаж Марья Алексевна вошла в литературу и устную речь как строгий общественный судья. Вот несколько примеров:
   – А.А. Бестужев-Марлинский в повести «Фрегат “Надежда”» (1832): «Никто не заботится о том, что подумают о нас добрые люди: у них лишь то на уме, что станет говорить княгиня Марья Алексевна. Во всех личность, все частность, везде расчет».
   – Александр Блок в поэме «Возмездие»:

«Семейство – вздор, семейство – блажь», –
Любили здесь примолвить гневно,
А в глубине души – всё та ж
«Княгиня Марья Алексевна»...

_____________________
1. Кунарёв А. Комедия А.С. Грибоедова «Горе от ума». Комментарий. Книга для учителя и ученика. – М., 2004 (2011). – 672 с.
2. Пушкин А.С. Дневник 1833–1835 гг. // Собр. соч.: в 10 т. Т.7. – М., ГИХЛ, 1959–1962.
3. Фомичев С.А. Комедия А.С. Грибоедова «Горе от ума»: Комментарий. Кни-га для учителя – М., 1983. – 208 с.
4. Чуковская Л. Начало, из неоконченной книги «Герцен» // Альманах «Про-метей». Т.3. – М., 1967. (Цит. по электронному ресурсу: http://www.chukfamily.ru/Humanitaria/Gertzen/prometei1.htm)
5. Чивилихин В. А. Память (Книга первая) // http://bookz.ru/authors/4ivilihin-vladimir/pamat_-_925/1-pamat_-_925.html

www.mirfilologa.ru

Как Вы считаете, почему именно фразой: Ах! Боже мой! Что...

Прообразом для Грибоедова, скорее всего, послужила княгиня Марья Алексеевна Хованская. По крайней мере, об этом говорит на экскурсиях научный сотрудник музея А. И. Герцена Е. Г. Нарская.

Княгиня Марья Алексеевна Хованская, урожденная Яковлева, принадлежала, как и ее братья Пётр, Лев, Иван и Александр, к одному из самых знаменитых аристократических и богатых родов на Руси и на Москве. Род Яковлевых был из потомства Андрея Ивановича Кобылы (ум. после 1347) — московского боярина, первого исторически достоверного предка дома Романовых, т. е. был одного корня с русскими царями Романовыми. Из братьев княгини Марьи Алексеевны Пётр был членом военной коллегии, Александр — обер-прокурором Святейшего Синода, Лев — посланником при вестфальском короле, сенатором.

Княгиня Марья Алексеевна - "Грозная княгиня", как её называли многие родные, - была родной тётей Александра Ивановича Герцена, сына ее брата Ивана, и сыграла немаловажную роль в жизни племянника. Проживала в Москве, в доме на Поварской и в имении с. Загорье Серпуховского уезда.

В автобиографической книге "Былое и думы" Александр Иванович Герцен вспоминал о тёте: "Княгиня Марья Алексеевна Хованская, родная сестра моего отца, была строгая, угрюмая старуха. Толстая, важная, с пятном на щеке, с поддельными буклями под чепцом. Она говорила, прищурив глаза, и до конца жизни, то есть до 80 лет, употребляла немного румян и немного белил. Всякий раз, когда я ей попадался на глаза, она притесняла меня. Её проповедям, ворчанию не было конца, она меня журила за всё: за измятый воротничок, за пятно на курточке, за то, что я не так подошёл к руке, заставляла подойти ещё раз. Окончивши проповедь, она иногда говорила моему отцу, бравши кончиками пальцев табак из крошечной табакерки: "Ты бы мне, голубчик, отдал баловня - то твоего на выправку, он у меня в месяц сделался бы шёлковый". Я знал, что меня не отдадут, но всё-таки у меня делался озноб от таких слов. С летами страх прошёл, но дома княгини я не любил - я в нём не мог дышать вольно, мне было у неё не по себе… ".

Княгиня была вдовой. Её муж был участником войны 1812 года. Она выдала замуж двух дочерей, обе вышли замуж не по любви, а чтобы освободиться от материнской опеки. Обе дочери умерли рано, после первых родов. Несчастья сделали её ещё более угрюмой, жестокой и скупой, чем она была прежде.

Роль княгини Марьи Алексеевны в высшем обществе в пьесе раскрыта в последней фразе – восклицании Фамусова: Ах! Боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексевна!

Интересно, что сам Грибоедов в известном письме Катенину от января 1825 года писал:
«…портреты и только портреты входят в состав комедии, в них, однако, есть черты, свойственные многим другим лицам, а иные всему роду человеческому настолько, насколько каждый человек похож на своих двуногих собратий. Карикатур ненавижу, в моей картине ни одной не найдешь. Вот моя поэтика…» .

Оцени ответ

shkolniku.com

Комедия Грибоедова "Горе от ума" помогите пожалуйста. Чьи это слова:

Ей сна нет от французских книг,
А мне от русских больно спится.

Минуй нас пуще всех печалей
И барский гнев, и барская любовь.

Счастливые часов не наблюдают.

Кто беден, тот тебе не пара.

Подписано, так с плеч долой.

Грех не беда, молва нехороша.

Мне всё равно, что за него, что в воду.

Блажен, кто верует, — тепло ему на свете!

И дым Отечества нам сладок и приятен!

Нам каждого признать велят
историком и географом!

Господствует ещё смешенье языков:
Французского с нижегородским?

Велите ж мне в огонь: пойду как на обед.

Что за комиссия, Создатель,
Быть взрослой дочери отцом!

Служить бы рад, прислуживаться тошно.

Свежо предание, а верится с трудом.

Ах! тот скажи любви конец,
Кто на три года вдаль уедет.

Как станешь представлять к крестишку ли,
к местечку,
Ну как не порадеть родному человечку!. .

Дистанции огромного размера.

Дома новы, но предрассудки стары

А судьи кто?

Ах, злые языки страшнее пистолетов.

Я странен; а не странен кто ж?

Но чтоб иметь детей, кому ума недоставало?

Чины людьми даются,
А люди могут обмануться.

А смешивать два эти ремесла
Есть тьма искусников, я не из их числа.

Я глупостей не чтец,
А пуще образцовых.

Обманщица смеялась надо мною!

Похвальный лист тебе: ведёшь себя исправно.

Ба! знакомые все лица!

Снаружи зеркальце, и зеркальце внутри

Кричали женщины «Ура! » и в воздух чепчики бросали.

В деревню, к тётке, в глушь, в Саратов

Читай не так, как паномарь, а с чувством, с толком, с расстановкой

Где ж лучше?
Где нас нет.

Числом поболее, ценою подешевле.

Что говорит! И говорит, как пишет!

Уж коли зло пресечь: собрать все книги бы да сжечь.

Сюда я больше не ездок

Карету мне! Карету!

Ах! Боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексевна!

Собаке дворника, чтоб ласкова была

otvet.mail.ru

Как Вы считаете, почему именно фразой: Ах! Боже мой! Что станет говорить Княгиня

Прообразом для Грибоедова, скорее всего, послужила княгиня Марья Алексеевна Хованская. По крайней мере, об этом говорит на экскурсиях научный сотрудник музея А. И. Герцена Е. Г. Нарская.

Княгиня Марья Алексеевна Хованская, урожденная Яковлева, принадлежала, как и ее братья Пётр, Лев, Иван и Александр, к одному из самых знаменитых аристократических и богатых родов на Руси и на Москве. Род Яковлевых был из потомства Андрея Ивановича Кобылы (ум. после 1347) — московского боярина, первого исторически достоверного предка дома Романовых, т. е. был одного корня с русскими царями Романовыми. Из братьев княгини Марьи Алексеевны Пётр был членом военной коллегии, Александр — обер-прокурором Святейшего Синода, Лев — посланником при вестфальском короле, сенатором.

Княгиня Марья Алексеевна - "Грозная княгиня", как её называли многие родные, - была родной тётей Александра Ивановича Герцена, сына ее брата Ивана, и сыграла немаловажную роль в жизни племянника. Проживала в Москве, в доме на Поварской и в имении с. Загорье Серпуховского уезда.

В автобиографической книге "Былое и думы" Александр Иванович Герцен вспоминал о тёте: "Княгиня Марья Алексеевна Хованская, родная сестра моего отца, была строгая, угрюмая старуха. Толстая, важная, с пятном на щеке, с поддельными буклями под чепцом. Она говорила, прищурив глаза, и до конца жизни, то есть до 80 лет, употребляла немного румян и немного белил. Всякий раз, когда я ей попадался на глаза, она притесняла меня. Её проповедям, ворчанию не было конца, она меня журила за всё: за измятый воротничок, за пятно на курточке, за то, что я не так подошёл к руке, заставляла подойти ещё раз. Окончивши проповедь, она иногда говорила моему отцу, бравши кончиками пальцев табак из крошечной табакерки: "Ты бы мне, голубчик, отдал баловня - то твоего на выправку, он у меня в месяц сделался бы шёлковый". Я знал, что меня не отдадут, но всё-таки у меня делался озноб от таких слов. С летами страх прошёл, но дома княгини я не любил - я в нём не мог дышать вольно, мне было у неё не по себе… ".

Княгиня была вдовой. Её муж был участником войны 1812 года. Она выдала замуж двух дочерей, обе вышли замуж не по любви, а чтобы освободиться от материнской опеки. Обе дочери умерли рано, после первых родов. Несчастья сделали её ещё более угрюмой, жестокой и скупой, чем она была прежде.

Роль княгини Марьи Алексеевны в высшем обществе в пьесе раскрыта в последней фразе – восклицании Фамусова: Ах! Боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексевна!

Интересно, что сам Грибоедов в известном письме Катенину от января 1825 года писал:
«…портреты и только портреты входят в состав комедии, в них, однако, есть черты, свойственные многим другим лицам, а иные всему роду человеческому настолько, насколько каждый человек похож на своих двуногих собратий. Карикатур ненавижу, в моей картине ни одной не найдешь. Вот моя поэтика…» .

otvetytut.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *